схиархимандрит Пантелеймон (Агриков)

На крыльях веры

Избранные главы из произведений

Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви

Содержание

Заступница усердная Казанская икона Пресвятой Богородицы Второе участие Казанской иконы в годы бедствий Третий – петровский период Казанской иконы Божией Матери Казанская-Державная, четыре удела Казанская-Державная и Великая Отечественная война 1941 г. На Покров Пресвятой Богородицы Покров нетленный Святая Изгнанница Святая Вратарница Заветная святыня. Положение честной ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне Небесная Странница За Пречистой Девой Источник счастья Мать Благодарность Под водительством Богоматери Еммануил Иное предстательство Лествица  

 

Написанная в 1970-х годах, в совершенно других условиях, книга, которую вы сейчас держите в руках, с каждым днем становится все более и более актуальной, что прямо говорит нам о том, что ее автор был осиян истинным светом.

Православному читателю схиархимандрит Пантелеймон (Агриков), автор замечательных книг «У Троицы окрыленные», «Пробуждение», «С Евангелием» и других, известен под своим монашеским именем Тихон (до принятия великой схимы). Отец Тихон прошел по жизни так, как заповедал Спаситель – не оставляя особых материальных следов. Остались только теплые воспоминания современников, блестяще прочитанные в Московской Духовной академии учебные курсы, память о которых свежа десятилетиями. Остались высокие по духу и безыскусные по форме удивительные проповеди отца Тихона в Троице-Сергиевой лавре, слушая которые, никто не мог сдержать слез раскаяния или умиления. И еще – книги. При жизни подвижника перепечатанные на пишущей машинке, размноженные кустарным способом, часто с большим риском, и любовно переплетенные – обычно так человек готовит что-то необходимое в далекую дорогу. И новые книги, которые ныне доступны всем, в ком живет и трепещет вера в Божественного Учителя.

В это издание включены избранные главы сочинений архимандрита Тихона, посвященные Заступнице нашей Матери Божией.

Фронтовик, преподаватель Московской Духовной академии, насельник Троице-Сергиевой лавры, многие годы проведший в затворе в горах Кавказа, отец Тихон стал живым свидетельством правоты слов апостола Павла: все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы (2Тим. 3:12). Отец Тихон в своей жизни перенес жестокие испытания и гонения, враг нигде не давал ему покоя. При всем том последними словами подвижника, отошедшего ко Господу 16 ноября 2000 года, были слова: «Слава Тебе, показавшему нам свет!»

Заступница усердная

Если взглянуть на нашу землю духовным взором, то она явит собой очень печальное зрелище – она вся как бы покрыта мраком человеческих скорбей, грехов, всяких неправд и беззаконий. И страшно, безотрадно было бы жить, если бы не светила нам нежная любовь Матери Божией. Как тихие звездочки во мраке ночи, сияют по всей вселенной Ее чудотворные иконы, словно бы Она обошла всю нашу грешную землю и везде оставила залог Своей милости. Многие места освятила Матерь Божия Своими иконами, чтобы они, как благодатные маяки, проливали свет надежды, указывали путь спасения людям, бедствующим в житейском море. Она у нас одна – Царица Небесная, но сколько нежных, полных благодарности имен дал Ей православный народ: «Взыскание погибших», «Утешение» и «Отрада», «Всех скорбящих Радость», «Умягчение злых сердец» и много-много других. Но, кажется, нет более сильного, более точного имени для Нее, чем Заступница, Матушка, Заступница усердная рода христианского. Мы по праву именуем Ее так потому, что Она заступается за нас везде и всегда. Мы настолько слабы, настолько немощны, во всем стеснены, что без Нее нам было бы совсем плохо. Она только и делает, что заступается за нас, откуда бы ни пришла беда, Она всегда скора на помощь, Она ведь Мать, родная Мать наша.

В тот час, когда Она в безмолвной Материнской скорби стояла на страшной Голгофе, где в муках умирал Ее возлюбленный Сын, Сын Божий, когда Она расставалась с Тем, Кто был Ее радостью, Ее утешением, Ее любовью, Она приняла от Него Материнство над всем родом человеческим. Умирая, Господь наш Иисус Христос всех нас вручил Ее попечению. И с тех пор Ее Материнская любовь не знает покоя, Матерь Божия не знает другого дела, как заботиться о нас. Мы стали Ее детьми, родными, дорогими для Нее. Но надо сказать, мы очень непослушные, неблагодарные, трудные дети, да к тому же у нас столько врагов, столько угрожает нам напастей… Но разве Мать может не заступиться за нас?

«Иже в напастех и в скорбех, и в болезнех, обремененнии грехми многими…» (ср. тропарь Божией Матери пред иконой Ее Казанской). Ведь мы с вами, возлюбленные братия и сестры, бываем в жизни совершенно беззащитными. И если бы Она нас не защищала, то нам совсем было бы плохо, потому что скорбей и бед у нас бесчисленное множество и всякая человеческая помощь зачастую бывает тщетна.

От кого же Она нас защищает? Да от всех врагов – видимых и невидимых. Как порой тяжело бывает на душе от незаслуженной обиды, от напраслины, от клеветы или обманутого доверия. Сколько всего этого в жизни у каждого из нас! Как же отрадно излить в горячей, по-детски доверчивой молитве перед Ее иконой все, что мучает, все свои огорчения. Поведать Ей обо всем, что на душе, как родной Матери, как Самому близкому нашему сердцу. Она все примет, все поймет, успокоит мятущуюся, колеблющуюся душу, возвратит радость и бодрость унывающему, укрепит подвизающегося. Сколько у Нее таких детей! Во все времена люди прибегали к Ее помощи и никогда не были постыжены.

Есть у нас особо страшные, особо сильные враги, те, которые невидимы, – наши страсти, греховные немощи, пороки долголетние, сомнения. Эти враги для души еще мучительнее, чем видимые, и грозят они не временными лишениями, а вечной погибелью. И нам непременно надо с ними сражаться и побеждать. Святой Апостол пишет: «Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6:12). Вот эти сонмы темных сил только и ищут нашей погибели. Мы порой и стараемся, и не хотим грешить, а вот никак не выходит у нас исправление. Мы слабы, малодушны, не мудры и не опытны, а наш противник диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить (1Пет. 5:8). Если бы не благодатная помощь Матери Божией, то, кажется, ни за что бы нам не спастись. Но Она Сама бдит, Сама приходит туда, где душа изнемогает в борьбе с грехом или готова пасть под тяжестью земного несчастья.

Рассказывают про одну женщину. Она осталась одна с тремя малютками, и ей пришлось заниматься тяжелым трудом, чтобы хоть на что-то жить, кормить и растить своих деток. Сама она была слабая. Нужда подтачивала ее силы, а люди пользовались ее беззащитностью. Сколько, бедной, пришлось перенести обид! Она все терпела молча, заступиться-то было некому. Но и терпения у нее все же не хватило. Отчаялась мать и не знала, что придумать, чем облегчить свою жизнь. В горьких слезах забылась она однажды и видит: на воздухе стоит Она – Царица Небесная. Стоит и в глубоком сострадании, будто бы хочет укрыть и ее, и маленьких ее деток, спавших рядом. «Не отчаивайся, – слышит она голос, – видишь, какая у тебя Заступница…» Ободрилась бедная женщина душой, укрепилась сердцем, как бы набралась терпения, и вскоре дела у нее пошли лучше: люди словно бы заметили ее тяжелое положение, стали помогать. Выросли дети, вышли в люди. Так Заступница покрывает и спасает сирот.

А это история совсем юной девушки. Она осталась одна, без родных, без защиты. Злые люди обманули ее невинную, доверчивую душу, обидели, посмеялись над ней. Надругались над всем, что было у нее святого в жизни… Померк свет Божий для бедной, одинокой души, погасла радость, потерялся смысл жизни, исчезла надежда, а враг, всегда не дремлющий, стал толкать ее в пропасть отчаяния: она решила покончить с собой. В глухую полночь заперлась в своей комнате… Какое смятение охватило душу! Стоит, прислонясь к стене, бледная, одинокая, держит стакан со смертельной отравой… Дрожит рука, не слушается. Вдруг со стены падает маленькая иконочка Божией Матери, ударяет по руке, выбивает стакан, и он разбивается. Бедная девушка поднимает иконочку и вспоминает, что это ведь благословение ее покойной мамочки. Не осталось оно напрасным, не пропала втуне материнская молитва. Девушка долго рыдала, благодарила Матерь Божию. Словно бы страшная тяжесть свалилась с ее души, она возродилась к новой жизни, почувствовала, что не так уж и одинока: Матерь Божия ее хранит и спасает.

И сколько бывает в жизни таких посещений, незримых для людей, о которых знает лишь Матерь Божия да спасенные Ее любовью души!

Но, дорогие мои, это все в земной жизни. А когда настанет для нас грозный смертный час, когда пойдем мы неведомым, но неизбежным путем к Небу, на котором нас встретят бесовские мытарства, когда спросится с нас отчет о прожитом? Разве не потребуется нам Заступница, разве не будем мы искать сильной Помощницы и Ходатаицы для своей души?

Один юноша глубоко чтил Матерь Божию. Но когда он умер, то в воздухе встретили его полчища злых врагов – мерзких, страшных, наглых. Они окружили его, шумели, выли, свистели, кричали, грозили схватить его и увлечь в бездну. Юноша от страха совсем растерялся, насилу вспомнил имя Матери Божией и взмолился к Ней о помощи. И тотчас молния блеснула сверху. Она попалила и рассеяла бесовские полчища, а юноша увидел, как светлое облако сходило и покрывало его. То Сама Матерь Божия отозвалась на его мольбу и пришла заступиться.

Кто из нас, дорогие мои, не пожелает себе такой дивной, такой сильной Заступницы на пути в вечную жизнь? Она есть и у нас, Она и нас не оставляет, хотя мы и грешные, хотя мы и оскорбляем свою Небесную Матерь и ничем не заслужили Ее любви и заботы. Однако не оставляет Она нас, потому что мы христиане, потому что Сын Ее, возлюбленный Господь наш Иисус Христос, велел Ей помогать нам, как бы ни было плохо, а все же мы спасаемся, все же хотим спастись, хотим смиряться, и воздерживаться, и чистоту хранить, и жить с любовью – это все Ее путь, Она прошла через все это в Своей земной жизни, и про нас Она знает все, знает, как нам порой трудно, как много у нас соблазнов, искушений и бед.

«Иже в напастех и в скорбех, и в болезнех, обремененнии грехми многими». Мы с полным доверием и надеждой можем просить Ее всесильной помощи и заступления. Она непременно услышит нас.

Казанская икона Пресвятой Богородицы

Обрели икону в Казани в 1579 г. в один из самых тяжких периодов для Руси – последнего времени царствования Иоанна Грозного.

23 июня 1579 г. в Казани был страшный пожар. Половина города обратилась в пепел. Девятилетней Матрене, дочери стрельца Даниила Онучина, явилась во сне икона Божией Матери. Потом ей приснилась Сама Богородица и сказала, что Ее икона находится в земле, там, где до пожара был дом родителей девочки, и повелела передать это архиепископу и воеводам, чтобы они взяли икону из земли. Девочка сразу побоялась рассказать свой сон, но потом поведала о нем своей матери. Мать не обратила внимания на слова дочери. Тогда Матрене снова приснился сон, в котором Божия Матерь приказала рассказать о явлении. Мать снова не послушала девочку. Но вслед за этим последовало третье явление, уже грозное.

Однажды во время дневного сна Матрена была чудесным образом перенесена на середину двора, и здесь ей явилась та же икона Божией Матери; от Ее лика исходили огненные лучи. В это время Матрена услышала голос: «Если ты не поведаешь глаголов Моих о том, чтобы достали икону Мою из недр земли, она явится в другом месте, ты же погибнешь и лишишься жизни».

Матрена упала на землю и долго лежала так. Затем, придя в себя, позвала мать и со слезами просила ее передать о видении архиепископу и воеводам. Та сначала не хотела, но дочь сказала: «Если ты хочешь, чтобы я умерла, то не ходи».

Тогда мать пошла с дочерью к воеводам. Они только рассмеялись. Пошли к архиепископу – тот тоже не внял словам девочки. А она плакала и просила мать. Тогда мать решила рыть землю на месте сгоревшего дома. Копали долго и безуспешно. Узнав о явлении, многие люди пришли помогать. Перекопали весь двор, но иконы не нашли. Тогда девочка взяла заступ и начала копать в том месте, где была печь в сгоревшем доме. И скоро к великой радости своей обнаружила Матрена что-то завернутое в кусок сукна.

Когда сукно развернули, увидели икону Божией Матери с Младенцем. Таких икон раньше никто не видел. Она была совершенно новая, будто только что написана, и вся сияла.

Весть об этом облетела весь город, и множество народа пришло к месту явления. Архиепископ Иеремия, узнав о явлении, тотчас поспешил с крестным ходом во главе собора духовенства, сопровождаемого огромным стечением народа.

Архиепископ и воеводы с плачем падали перед чудотворным образом и молились Богоматери о прощении в своем неверии. Икона была перенесена в ближайшую церковь Святителя Николая. Священником этого храма и очевидцем всех событий был будущий святейший патриарх Ермоген.

Список с иконы отправили царю Иоанну Грозному. Узнав о явлении, царь повелел устроить на месте явления храм и основать женский монастырь.

Во время шествия иконы во вновь построенный Благовещенский собор получили исцеление два слепца – Иосиф и Никита. Чудеса от иконы начались исцелением слепых. И впоследствии особенно часто исцелялись от иконы слепые. Это было знамением того, что икона явилась для просвещения духовным светом, для прозрения людей, омраченных неверием.

Казанский образ является списком с древней Влахернской иконы, написанной евангелистом Лукой, и относится иконографически к образам Богоматери-Одигитрии, то есть Путеводительницы. И впоследствии много раз указывала Казанская икона путь к победе православному воинству в исполнении священного долга перед Богом и Отчизной. То, что икона была явлена на только что присоединенной окраине Руси, было знамением Небесного Покрова Божией Матери, явленного всей Русской Церкви и России.

Она стала всенародной святыней, ибо народ чувствовал всегда особое участие Богородицы в исторических судьбах России.

В 1594 г., будучи уже митрополитом Казанским, Ермоген составил сказание о чудесах от Казанской иконы. Матрена приняла постриг в монастыре, основанном на месте явления иконы, и впоследствии, стала его игуменией, окончив в нем свои земные дни! Здесь же окончила жизнь в постриге, после кончины мужа, и ее мать.

До 1612 г. чудотворную икону Божией Матери почитали только в Казани и праздновали ее день 8 июля, в день обретения.

Второе участие Казанской иконы в годы бедствий

Но вот пришел 1612 год – одно из самых страшных времен для страны и народа. За грехи наши, за предательство и неверие род Рюриковичей был пресечен, а страна была ввержена в тяжкие бедствия.

Казалось, Россия стоит на краю гибели, и даже вере православной угрожает опасность. Всюду совершались преступления, безнаказанные грабежи, убийства. Многими городами овладели враги. Впервые за всю историю страны враги взяли Новгород Великий. Захватившие Новгород шведы учинили там ужасное разорение. Не осталось ни единого неоскверненного храма. Любая вещь, имевшая ценность, была вывезена. В храмах устраивались конюшни. После ухода шведов в Новгороде осталось в живых около 700 жителей.

Вся Русь была в пожарах. Разорение было ужасным. Действительно – край погибели и поругания. По стране бродили шайки разбойников, убивали и грабили. Спасения, казалось, было ждать неоткуда. Это было страшное время безначалия, когда каждый думал только о себе, о своей выгоде, а не о спасении Родины. Ужас объял народ. Но вот уже и вершина поругания – поляки в Москве.

В Москве поляки надругались над общерусскими святынями, храмами, над всеми русскими.

Были тогда молитвенники и печальники за Русскую землю, такие как, святой патриарх Ермоген, архиепископ Арсений, Юрий Милославский – но их немного и осталось.

Увы, мы начинаем молиться и понимать, что молитвой все-все держится только во времена тяжких бедствий. Так происходит в наши дни, так было и тогда.

Люди стали обращаться в молитве ко Господу, к заступничеству Божией Матери, ибо видели ужас разорения и невозможность своими силами что-либо сделать.

В это тяжелейшее для Святой Руси время патриархом всея Руси был уже упомянутый нами Ермоген, первый описатель явления иконы, чудес от нее и автор службы ей.

Был он священником Никольской церкви, где поместили явленную Казанскую икону. Овдовев, он принял постриг, стал митрополитом Казанским и, наконец, патриархом.

Это совершилось, конечно же, по молитвам Божией Матери, великим почитателем Которой был владыка Ермоген. Патриарх был одним из немногих деятелей на Руси, которые твердо держались своих убеждений и проводили линию, спасительную для страны и для народа российского.

Патриарх протестовал против впуска польских войск в Москву, но его не слушали. Предательство было всюду; каждый думал только о своей выгоде.

Патриарх отказался подписаться на изготовленной боярами грамоте русскому посольству о согласии на избрание польского короля Сигизмунда русским царем и о сдаче Смоленска, хотя боярин Салтыков угрожал ему ножом.

С этого момента святой патриарх стал рассылать грамоты по всей Руси, увещевая народ защищать православную веру от желающих уничтожить ее иноземцев. Он писал из Москвы:

«Пишите в Казань к митрополиту Ефрему, пусть пошлет в полки, к боярам и к казацкому войску грамоту, чтобы они крепко стояли за веру, уничтожали грабежи, сохраняли братство и, как обещались положить души свои за Дом Пречистой и за чудотворцев, и за веру, так бы и совершали. Да и во все города пишите… везде говорите моим именем».

И вот из разных концов России стало стекаться в Москву народное ополчение для защиты и спасения страны от гибели и поругания.

Выступила и казанская дружина. Казанцы взяли с собой как благословение Божией Матери образ Ее Казанский, точный список с явленной чудотворной иконы.

Воины имели великую веру в заступничество Святой иконы. Вскоре были и знамения.

26 мая 1611 г. русское воинство с иконой отбили у поляков Новодевичий монастырь и взяли множество их в плен. Однако между начальниками отрядов начались ссоры и вражда, а единого руководства не было. Тогда поляки потребовали, чтобы патриарх подписал грамоту о роспуске ополчения, угрожая при отказе смертью. Святейший отказал – и его заточили в Чудов монастырь.

В августе 1611 г. патриарх написал из темницы грамоту, в которой призывал весь русский народ встать на защиту Москвы, на защиту Родины и святой веры и благословил поход нового земского ополчения на Москву. Грамота эта читалась во всех церквях, на площадях сел и городов. Она-то и подготовила поход нового земского ополчения. Центром сбора сил Русской земли стал Нижний Новгород.

Нижегородцу Косьме Минину явился во сне преподобный Сергий Радонежский и благословил на подвиг – сбор всенародного ополчения для спасения Отчизны.

«Станем за Святую Русь, за дом Пречистой Богородицы», – обратился на нижегородской площади к народу Косьма Минин. Нижегородское ополчение под предводительством князя Пожарского двинулось к Москве.

Когда в Москве получили сведения о сборах Минина и Пожарского, бояре и поляки потребовали от патриарха, чтобы он отговорил нижегородцев. Патриарх ответил: «Да будет над ними милость от Бога и благословение от нашего смиренья. А на изменников да излиется гнев Божий и да будут они прокляты в сем веке и в будущем». Тогда его уморили голодом. 17 февраля 1612 г. святейший патриарх Ермоген скончался мученически в Чудовом монастыре в заточении.

До зимы был образ Казанской Божией Матери у Москвы, а потом его отправили в Казань.

Но когда икона прибыла в Ярославль, сюда же прибыли дружины Минина и Пожарского. Узнав о чудесах, бывших под Москвой от иконы, они пожелали взять Ее с войском. Польские войска были закаленные в сражениях; русские отряды, бывшие под Москвой, высказывали вражду и измену. Однако ополчение осадило Кремль, но простояло до осени, не имея достаточных сил для штурма. Бедствия осаждающих все увеличивались, не хватало оружия, продовольствия. Войска теряли остатки надежды.

Тогда, решившись на последний штурм, все воинство и народ наложили на себя трехдневный пост и начали торжественные моления перед Казанской иконой Божией Матери.

Князь Пожарский дал обет в случае дарования победы русскому воинству построить храм в честь Казанской иконы Божией Матери и украсить икону драгоценным окладом и венчиком.

В это время в осажденной Москве томился среди врагов в тяжелой болезни и ослепший архиепископ Фессалонский Арсений, прибывший ранее с Константинопольским патриархом Иеремией. Он и был избран вестником небесного милосердия Божией Матери к России.

Однажды в глухую полночь, когда святитель молился, лежа на одре, келья его осветилась необычайным светом, и он увидел пред собой преподобного Сергия Радонежского.

– Арсений, – сказал преподобный, – ваши и наши молитвы услышаны: предстательством Богоматери суд Божий об Отечестве нашем преложен на милость, и завтра же Москва будет в руках осаждающих, а Россия спасена.

При этом к больному старцу мгновенно вернулось зрение и крепость телесная, он исцелился от тяжкой болезни. Видение, исцелившее старца, стало известно всем воинам, проникло к осаждающим. Эта весть всколыхнула надежду на спасение заступничеством Самой Богородицы.

Русские войска взяли Новодевичий монастырь (снова захваченный поляками) и отогнали от Москвы шедшего на помощь полякам гетмана Ходкевича. 22 октября 1612 г. русские войска приступом взяли Китай-город, а затем и Кремль, несмотря на ожесточенное сопротивление поляков.

При осаде Чудотворная икона находилась в самых передних рядах войск. В воскресный день 25 октября 1612 г. весь народ совершил торжественный молебный крестный ход с Казанской иконой в благодарность за избавление врага. На Лобном месте крестный ход встретил, выйдя из Кремля, архиепископ Арсений – тот самый святитель, который удостоился принять весть о близкой помощи свыше и избавлении. Он нес сохраненную чудотворную икону Владимирской Божией Матери.

Тогда же будто изшел из сердца русских воинов тропарь Казанской иконе, творение святейшего патриарха Ермогена. У него даже ритм походный.

«Заступница усердная, Мати Господа Вышняго! За всех молиши Сына Твоего, Христа Бога нашего, и всем твориши спастися, в державный Твой покров прибегающим. Всех нас заступи, о Госпоже, Царице и Владычице, иже в напастех, и в скорбех, и в болезнех, обремененных грехи многими, предстоящих и молящихся Тебе умиленною душею и сокрушенным сердцем пред пречистым Твоим образом со слезами, и невозвратно надежду имущих на Тя, избавления всех зол, всем полезная даруй, и вся спаси, Богородице Дево: Ты бо еси Божественный Покров рабом Твоим».

Все воины, весь собравшийся народ пел тропарь. Люди повергались на колени перед чудотворной иконой, которая находилась во главе русского воинства и посредством которой Матерь Божия даровала победу над поляками и конец великого разорения и неустройства страны.

Князь Пожарский построил на Сретенской улице в Москве церковь в честь Введения Божией Матери во храм и поместил туда чудотворную икону Казанскую. И от иконы стало совершаться множество чудесных исцелений. Они описаны во многих книгах.

После избрания на престол молодой царь Михаил Федорович Романов установил празднование иконы 22 октября – в память избавления России от поляков и от великого разорения, а также 8 июля – в день явления чудотворной иконы в Казани в 1579 году. 22 октября и 8 июля в Москве совершался торжественный крестный ход во Введенскую церковь на Сретенке, где находилась икона.

С 1636 года, после освящения Казанского собора теремного дворца в Кремле, икону перенесли в этот храм, и Крестный ход совершался в праздник уже сюда. Так продолжалось до времен Петра I.

Третий – петровский период Казанской иконы Божией Матери

Дальнейшая судьба чудотворной иконы связана неразрывно с Петром I и новым великим градом на невских берегах – градом святого Петра.

Повествование об иконе Казанской Божией Матери, о судьбах России неизбежно приводит к великому святителю нашей Церкви – св. Митрофану Воронежскому. Святительство свое он начал в 1682 г. В первом послании к пастырям он писал: «Христос Спаситель, вручая паству апостолу Своему, трижды сказал ему: «Паси», как бы внушая тем, что есть три различных образа пасения: слово учения, молитва при пособии Святых Таин и пример жизни. Действуйте и вы всеми тремя способами: подавайте пример доброй жизни, учите людей своих и молитесь за них, укрепляя их Святыми Тайнами, а согрешивших приводите к покаянию». Это был великий пастырь и истинный патриот родины. Своим нравственным авторитетом, милосердием, молитвами он способствовал преобразованиям Петра I, необходимость которых хорошо понимал. Немногие из пастырей Церкви поддерживали Петра – он был очень одинок. Но зато какие святители поддерживали его! – святой Димитрий Ростовский и святой Митрофан Воронежский! Их святительское благословение значило для Петра очень много. Когда узнаешь о его отношении к этим святителям, многое становится понятным в великой преобразующей деятельности Петра. У него было благословение Божие на многие дела, благословение, переданное через этих святителей, и он не останавливался перед препятствиями, часто просто сметал их с пути, ибо знал, что делает нужные, полезные для страны и будущей судьбы России дела.

Речь идет об одном из главных деяний Петра – строительстве Петербурга. Для современников, да и для многих последующих поколений, была непонятна энергия и настойчивость императора в постройке Петербурга. Даже и сейчас часто встречается непонимание и странная неприязнь к этому удивительному и прекрасному городу. Но давайте вспомним давние события.

Вот, Петр I приехал в Воронеж с целью постройки флота для похода на Азов. Святитель Митрофан убеждал народ всемерно помогать Петру в постройке флота. Это было особенно важно, ибо многие считали дело это бесполезным. Святитель оказывал материальную поддержку царю, отдавая для постройки флота все имевшиеся у него деньги, сознавая, что они идут на благо России.

В 1695 году он отдал в казну все свои деньги (6 тысяч рублей). Жертвовал большие суммы в 1700 году, 1701 и в последующие годы. Петр советовался со святителем, очень любил и почитал его.

Однако знакомство их началось совсем иначе. В 1662 г. император построил дворец и послал за святителем Митрофаном, чтобы тот приехал и освятил дворец. Святитель ничего не ответил и не приехал. Император разгневался и второй раз послал за ним. Снова никакого ответа. Петр посылает в третий раз гонца со словами: «Скажите этому черноризцу, что если он немедленно не приедет ко мне, то я прикажу привезти его голову на блюде, как главу Иоанна Предтечи».

Святитель Митрофан ответил на это так: «Скажите царю, что если он не послушается этих слов и не возьмет себе в помощницы и заступницы Матерь Божию, то в предстоящем сражении с врагами он останется без головы, а не я. А дворец я приеду освятить только после того, как из него удалят статуи языческих богов».

Когда Петру передали эти слова, он сразу приехал к святителю. Император стал на колени перед ним и просил прощения и святых молитв о нем и о стране, о народе.

Святитель Митрофан сказал тогда: «Возьми икону Казанской Божией Матери – и Она поможет тебе победить врага. Ничего тогда не страшись. Ничего! Ты победишь, и сам побьешь многих врагов.

Потом ты перенесешь эту икону в новую столицу. Ты хотел освятить дворец здесь – я сделаю это, если ты удалишь из него идолов. Но он тебе не понадобится. Ты будешь жить в других дворцах, на севере. И воздвигнешь новую столицу – великий град в честь святого Петра. Это будет новая столица. Бог благословляет тебя на это».

«Казанская икона будет покровом града и всего народа твоего. До тех пор, пока икона Казанская будет в столице, и перед Ней будут молиться православные, в город не ступит вражеская нога».

Все слова святителя сбылись. В 1709 году Петр со всем воинством всю ночь молился перед Полтавской битвой о даровании победы у Казанской иконы Божией Матери, так называемой Каплуновской, а икона была обретена в 1689 году в селе Каплуновка Харьковской губернии. Эту икону он подарил фельдмаршалу графу Шереметьеву, и она сейчас хранится в Париже у наследников графа, как великая фамильная реликвия рода Шереметьевых.

Была с Петром на поле битвы еще одна чудотворная икона. Образ Спаса Нерукотворенного. Ныне он хранится в Спасо-Преображенском соборе в Петербурге.

Русское войско разбило врага – более сильного и обученного, более опытного и закаленного. Петр сам участвовал в сражении и поразил множество шведов – он верил в слова святителя.

Потом он строил Петербург и не сомневался, когда перед ним вставали великие трудности. Он знал, что делал дело, благословленное Богом. Он верил словам святителя Митрофана.

Скончался святитель Митрофан в 1703 году в день памяти св. благоверного князя Александра Невского. Петр приехал на похороны, сам нес гроб святителя от собора до усыпальницы. Он сказал тогда: «Не осталось у меня больше такого старца. Ему же буди вечная память».

В 1710 году по повелению императора Петра Первого список с Казанской иконы был перенесен из Москвы в Санкт-Петербург и поставлен в центре новой столицы – на Петербургской стороне, на Посадской улице старого Гостиного двора в деревянной часовне. В 1721 г. чудотворный образ переносится в Троицкий собор Александро-Невской лавры. В 1737 г. в день освящения нового храма Рождества Богородицы на Невском проспекте, на месте, где ныне Казанский собор, икона была перенесена в новый храм и украшена золотой ризой с драгоценными камнями императрицей Анной Иоанновной.

В 1800 г. архитектору Воронихину было поручено сооружение Казанского собора на Невском проспекте с тем, чтобы чудотворный образ обрел свое постоянное местоприбывание.

Казанская-Державная, четыре удела

Февраль 1917 года. В день и накануне отречения императора Николая II от престола и, следовательно, конца самодержавия в России, в Москве была явлена икона Божией Матери, именуемая Державная – последняя по времени явления чудотворная икона, включенная в число общерусских чтимых святынь.

Какой потрясающий факт и знамение! Какие еще свидетельства нужны? Вот явное знамение тому, что Божия Матерь не оставила Россию и в эти страшные годы крушения государства, стоявшего веками властью царей-самодержавцев. Она всему миру показала, что отныне является державной Правительницей России и держит судьбу страны и народа российского в Своих руках.

И какая власть будет здесь на земле – не столь важно. Ибо отныне Россия всецело поступила в удел Ее, Матери Божией.

В феврале 1917 г. это было возвещено всему миру явно.

Вспомним, что говорит об уделах Божией Матери церковное предание. Апостолы собрались в Иерусалиме, бросили жребий, кому и в какой город идти на проповедь.

Божия Матерь тоже участвовала в этом событии и была призвана апостольским жребием к просвещению Грузии. Однако Ангел Господень явился Ей и предрек, что Иверия (Грузия) станет уделом Ее впоследствии и Промыслом Божиим Ей уготовано служение на Афоне. Это был первый удел Божией Матери. Она – игуменья всех Афонских монастырей. А на Афоне живет и возносит молитвы за землю России и за весь мир русский Свято-Пантелеимонов монастырь – «Руссик», как его называют повсюду. Второй удел Божией Матери – Иверия (Грузия) или Георгия, как ее называли в древности сами грузины, ибо небесным покровителем и Ангелом страны считали великомученика Георгия. Грузия была просвещена Светом Христовым необычайно быстро и была оплотом христианской веры на Востоке.

Божия Матерь избрала святую Нину для просвещения страны, а св. Нина была родственницей св. великомученика Георгия.

Матерь Божия явилась во сне св. Нине и вручила ей крест, сплетенный из виноградной лозы, сказав при этом: «Возьми этот крест, он будет тебе щитом и оградой против всех видимых и невидимых врагов. Иди в страну Иверскую, благовествуй Евангелие Господа Иисуса Христа и обрящешь благодать у Него. Я же буду тебе Покровительницей».

Пробудившись, святая Нина увидела этот крест в своих руках. В 319 г. явилась она в Грузии, и в этом же году царь грузинский и весь народ приняли Св. Крещение.

Крест святой Нины и ныне хранится в Тбилисском Сионском Кафедральном соборе. Грузия со временем вошла в состав России, а великомученик Георгий Победоносец со времен создания московского государства утверждается в центре герба московских великих князей и Российского государства. Герб Москвы – тоже изображение св. великомученика Георгия на коне, попирающего змия.

Третий удел Божией Матери – Киев – матерь городов русских. Здесь воздвиг крест св. апостол Андрей Первозванный и пророчески предсказал, что когда-то восстанет в этом крае великая страна и великий народ, который станет оплотом веры и надежды христиан всего мира.

В 1760 году было получено подтверждение Самой Богородицы об избранности Киева. Во время пребывания в Киеве неликой старицы монахини Александры (Мельгуновой) было видение Божией Матери, Которая сказала ей: «Раба Моего Антония вывела Я из Афонского жребия Моего, Святой горы Моей, чтобы он здесь, в Киеве, основал новый жребий Мой».

При постройке Киево-Печерского монастыря Сама Пресвятая Богородица предстала преподобным Антонию и Феодосию во Влахернской церкви, куда они были восхищены, находясь в Печерском монастыре. Они получили от Божией Матери золото и наняли греческих мастеров, которые пришли по повелению Царицы Небесной в Русскую землю для строительства Печерской обители и киевских храмов. Их тела погребены в Ближних пещерах Печерских.

Киев – это сердце и любовь России. Отсюда началась и выросла Святая Русь. Ни в одном месте России нет столько мощей святых и преподобных, как в Киеве. Почти треть всех канонизированных святых Русской Православной Церкви почивают в Киево-Печерской лавре.

Этот удел уже целиком принадлежал и принадлежит России. Киев – это Русское государство до Петра I. И как благословение и утверждение связи первого, второго и третьего уделов Божией Матери в XVI веке была перенесена в Россию главная святыня Афона – Иверская икона Божией Матери – Вратарницы Афона.

В Киеве получил благословение на монашеский и жизненный подвиг преподобный Серафим Саровский.

Преподобный Серафим Саровский встал в центре великого исторического события – начала созидания четвертого удела Божией Матери и более всех живших на земле потрудился в этом созидании.

Это событие чрезвычайно важное для судеб России и всего мира и стоит вспомнить о нем подробнее.

В 1760 году в Киев прибыла бывшая помещица Агафья Семеновна Мельгунова. После кончины мужа она приняла постриг в Киевском Флоровском монастыре с именем Александры.

Однажды мать Александра после долгого полуночного бдения увидела явившуюся ей Пресвятую Богородицу, Которая возвестила ей:

«Это Я, Госпожа и Владычица твоя, Которой ты всегда молишься. Я пришла возвестить тебе волю Мою. Хочу Я, чтобы не здесь окончила ты жизнь свою, но как раба Моего Антония вывела из Афонского жребия Моего, Святой горы Моей, чтобы он здесь в Киеве основал новый жребий Мой, так тебе глаголю: «Изыди отсюда и иди в землю, которую Я укажу тебе. Я воздвигну там великую Мою обитель, на которую низведу Я все благословения Божии и Мои со всех трех жребиев Моих на земле Афона, Иверии и Киева. Иди же в путь и благодать Божия, и сила Моя, и благодать Моя, и милость Моя, и щедроты Мои, и дарования всех святых жребиев Моих да будет с тобой!»

Киево-Печерские старцы уверили мать Александру, что видение было истинное, и мать Александра удостоилась быть провозвестницей и первоначальницей четвертого жребия – удела Божией Матери во вселенной.

И вот в Дивееве, неподалеку от Саровской пустыни, мать Александра снова удостоилась видеть Царицу Небесную, Которая сказала ей: «Вот то самое место, которое Я повелела тебе искать, когда явилась тебе в Киеве, и вот здесь предел, в котором Я устрою такую обитель, равной которой не было, нет и не будет нигде на всем свете. Это четвертый жребий Мой во Вселенной. И Я умножу служащих здесь Господу, и благодать Всесвятаго Духа Божьего не оскудеет от этого места Моего».

В 1767 г. мать Александра приступила к постройке каменного храма в Дивееве в честь Казанской иконы Божией Матери – так указала ей Царица Небесная. Освятили храм в 1772 г. Мать Александра получила в Казани точный список с явленной Чудотворной Казанской иконы Божией Матери, так что главной святыней начавшегося созидания четвертого удела Божией Матери стала Ее Казанская икона.

Великая старица мать Александра духом провидела в монахе Саровской обители – тогда иеродиаконе Серафиме – великого исполнителя начатого ею Божьего дела и великую благодать, которая должна явиться через него миру.

Перед кончиной своей мать Александра поручила ему великое дело, переданное ей Божией Матерью – утверждение четвертого удела Божией Матери во вселенной.

И вот 25 ноября 1825 г. преподобному Серафиму явилась на берегу реки Саровки Божия Матерь с двумя апостолами – Петром и Иоанном Богословом и указала, чтобы преподобный взял восемь сестер из Дивеевской общины и основал обитель Ее – начало четвертого Вселенского удела Ее на земле.

Божия Матерь Сама дала устав для обители и обещала быть ее Игуменией. Повелела Она обнести эту землю канавой и валом и обещала дать водам сим большее благословение и силу, чем некогда имели воды Фиваиды Иерусалимской.

Преподобный Серафим не раз подчеркивал, что Казанский храм со временем станет главным храмом обители. Вслушаемся в слова пророчеств преподобного Серафима – в них идет речь, конечно же, не только об обители Дивеевской и ее храмов, а о судьбе России и Вселенской Церкви:

– Будет у нас два собора: первый мой-то собор холодный, куда лучше будет Саровского. А второй-то собор – зимний, Казанский. Придет время, еще поклонятся, да и отдадут его нам. И скажу тебе, все-таки еще не тот это дивный собор, что к концу-то века будет у вас. Тот, матушка, на диво будет собор! Подойдет антихрист-то, а он весь на воздух и поднимется, и не сможет он взять его. Достойные, которые войдут в него, останутся в нем, а другие, хотя и войдут, но будут падать на землю. Так и не сможет достать вас антихрист-то – все равно как в Киеве приходили разбойники, а церкви-то поднялись на воздух – достать-то они и не смогли. Так вот и собор наш, и канавка поднимутся даже до неба и защитят вас, и не сможет ничего вам сделать антихрист. И при том соборе время придет такое, что Ангелы не будут поспевать принимать души, а вас всех Господь сохранит. Канавка эта одна всегда заступит вас, став огненной стеной до неба! И даже антихрист – и тот перейти ее не сможет!

Перед кончиной преподобный Серафим сказал: «И вот, Самой Матери Божией, Царице Небесной вручаю вас. Она Сама все управит».

Но вернемся к четвертому уделу Божией Матери. Что же означает Дивеево? Ведь Россия стала совсем иной, чем во времена Киевской и Московской Руси, и долгое время многие не понимали слов Матери Божией и преподобного Серафима – как это Дивеево и почему? Но после февраля 1917 г. и крушения самодержавия стало непреложно ясным, что такое Дивеево. Это Новая Россия без самодержавия; страна, Которой управляет Сама Матерь Божия, Заступница наша.

Перед самой февральской революцией священнику Марфо-Мариинской обители о. Митрофану было во сне видение. Три сменяющие друг друга картины.

Первая: стоит прекрасный храм, и вдруг появляются языки пламени – и вот весь храм в огне, зрелище величественное и страшное.

Вторая картина: преподобный Серафим Саровский стоит коленопреклоненный на камне с молитвенно воздетыми руками.

И третья картина: изображение царской семьи в черной рамке, из краев которой начинают вырастать побеги, закрывшие все изображение белыми лилиями. Отец Митрофан рассказал о видении игуменье обители великой княгине Елизавете Федоровне. Она сказала, что может объяснить этот сон.

Первая картина означает, что за грехи наши, беззакония и оскудение любви Церковь и страна будут ввергнуты в тяжкие бедствия, будут разрушены храмы, монастыри и начнется страшная братоубийственная война. Но Россия и Церковь не погибнут. По молитвам преподобного Серафима Саровского – великого святого русской церкви и других святых и праведников нашей отчизны Россия будет помилована.

Третья картина означает, что в России будет революция, и царская семья погибнет.

Все это сбылось. В это же время произошло восстановление патриаршества на Руси. Сбылось пророчество преподобного Серафима Саровского. Сама Пречистая показала этим восстановлением и явлением иконы Державной, что и в самое жестокое и трудное время Она с нами, Она – наша Заступница усердная, Предстательница перед Богом и все так же Престол Ее и дом Ее – в России, а особая любовь и благоволение – на народе российском.

В те страшные годы, когда бездны греха открылись в людях, когда поругание всего святого и человеческого достигло, казалось, последних пределов – Она была с нами. Рушилось все – горели храмы, полыхала страшная братоубийственная война. Современники говорили тогда о Родине нашей: «Россия кровью умывается». Если бы поняли в те годы, что означает сие знамение – явление иконы Державной, то сколько страшных дел не было бы сделано.

А где явилась икона Державная? В Москве, в Коломенском – этом изумительном месте, именно у храма в честь Казанской иконы Божией Матери, где был и есть чтимый список с Казанской иконы. И сейчас на месте иконы бьет источник со святой водой, а совсем неподалеку от него – источник святого великомученика Георгия.

Как не вспомнить снова слова тропаря Казанской иконе: «В державный Твой покров прибегающим!» Какое это знамение и великое событие для истории – как хорошо бы нам понять сердцем, всем существом, что Божия Матерь стала еще ближе к нам, что мы можем, как никакой другой народ, обращаться к Ней о помощи и заступлении!

Да, Она была с нами в те годы, и Сам Сын Ее – Спаситель Мира – был с нами. Об этом пророчески писал А. Блок в своем гениальном творении – поэме «Двенадцать». В ней Блок поднялся до самых возможных в то время человеку вершин постижения жизни и смысла событий земных. Он показал, что и в такой России, в таком мире – истерзанном, распятом, залитом кровью и грехом, впереди – Иисус Христос. Значит, Он попустил, чтобы все, что произошло в России и мире, совершилось, и Он со всеми нами всегда и везде до скончания века. «И Я с вами во все дни» (ср.: Мф. 28:20), – как Сам Он сказал Своим апостолам. Вот эти блоковские строки:

…Так идут державным шагом

Позади – голодный пес,

Впереди – с кровавым флагом,

А за вьюгой невидим

И от пули невредим,

Нежной поступью надвьюжной,

Снежной россыпью жемчужной,

В белом венчике из роз

Впереди – Исус Христос.

Хочется сказать «Аминь». Но это не конец. Великий поток истории еще течет, и бег времени не закончен. Наступили новые времена, новые испытания. Пришел 1941 год.

Казанская-Державная и Великая Отечественная война 1941 г.

Перед самым началом Великой Отечественной войны одному старцу Валаамского монастыря (Валаам в то время принадлежал Финляндии) было три видения во время службы в храме.

Первое видение. Он увидел Божию Матерь, святого Иоанна Крестителя, святителя Николая и сонм святых, которые молили Спасителя, чтобы Он не оставил России. Спаситель отвечал, что в России так велика мерзость запустения, развращенность нравов, упадок веры и благочестия, что невозможно больше терпеть эти беззакония.

Все святые с Богородицей продолжали молиться со слезами, и, наконец, Спаситель сказал: «Я не оставлю Россию!»

Второе видение. Божия Матерь и св. Иоанн Креститель стоят перед Престолом Спасителя и молят Его о спасении России. Спаситель снова ответил: «Я не оставлю России».

Третье видение. Божия Матерь одна стоит перед Сыном Своим и со слезами молит Его о спасении России. Она сказала: «Вспомни Сын Мой, как я стояла у Креста Твоего». И хотела стать на колени пред Ним, но Спаситель остановил Ее и сказал: «Не надо, Я знаю, как Ты любишь Россию и, ради слез Твоих, не оставлю ее. Накажу, но сохраню».

Старец, которому было видение, почил в Псково-Печерском монастыре, прожив около 100 лет.

Началась страшная, невиданная война, в которой враг имел единственную цель – уничтожить Русь Святую, уничтожить народ России, стереть с лица земли само понятие и воспоминание о России. Тогда произошло событие, имеющее огромное промыслительное значение для судеб России, а может быть и для всего мира.

Мы часто думаем, что все чудеса и знамения были в прошлом, а они совершаются постоянно, если только быть внимательным и быть в молитве.

Но бывают и такие знамения для всего мира. Нечасто бывает такое в истории народов, и потому они должны остаться в памяти у людей для нашего укрепления, утверждения в вере и надежде, что не оставлены мы Промыслом Божиим. И снова речь будет идти об иконе Божией Матери Казанской.

Стояла зима 1941 г. Немцы рвались к Москве. Страна стояла на грани катастрофы. В эти дни в победу почти никто не верил, не знали, что делать, видели только погибель. Всюду были паника, страх, уныние.

Когда началась Великая Отечественная война, патриарх Антиохийский Александр III обратился с посланием к христианам всего мира о молитвенной и материальной помощи России. Очень немного истинных друзей оставалось в то время у нашей страны.

Были великие молитвенники и на Руси – среди них иеросхимонах Серафим Вырицкий. 1000 дней и ночей стоял он в молитве о спасении страны и народа России в тяжелейшие годы, когда страну терзали враги.

На Покров Пресвятой Богородицы

Бесконечно счастливы те люди, которые живут под особым Небесным покровительством. Это небесное покровительство, или защита, особенно проявляется со стороны Божией Матери. Великий праздник – это праздник в честь Ее Покрова.

Кому не случалось в минуту страшной опасности или в тяжелом жизненном испытании, когда отсутствовала всякая человеческая помощь, почувствовать над собой нежную заботу и Покров Матери Божией?

И сердце человеческое должно бы быть переполнено любовью к своей неусыпной Помощнице. Она – Заступница рода христианского. Она – Взыскание погибших. Она – Всех скорбящих Радость. А сегодня Она еще и Покровительница. Она покрывает нас всех, и целые страны, и народы, и храмы, и Церковь нашу, и дома, и семьи, и каждого из нас, здесь стоящих.

И не говорите, что теперь этого Покрова не видно, что его более нет с нами. Он есть! Мы только им и живем, только Ее заступлением, милостью, только Ее молитвами держимся. Да разве мы могли бы свободно жить, и дышать, и молиться здесь, если бы Она не покрывала, не защищала нас?.. Если посмотреть поглубже, повнимательнее на нашу жизнь, то надо сказать, что духовно мы живем очень плохо, мы – великие грешники, мы недостойны Покрова Богоматери. Мы его не ценим, мы все ропщем и этим оскорбляем Царицу Небесную. И вот что дивно: чем больше мы грешим, чем хуже мы живем, Она все же нас покрывает и еще больше жалеет и молится за нас, неблагодарных Своих детей.

Представьте, что у одной женщины сын-калека. Он был совсем болен, ничего не мог для себя сделать. Все делала мать, а он только по земле ползал. Мало того, что он был калека телом, он и душой был разбойник. Видно, телесные страдания так ожесточили его, что он никого не любил, никому не желал добра, только зла. И однажды ночью этот несчастный выполз из своего дома и поджег дом соседа. Когда тот обо всем узнал, кинулся в дом этой бедной вдовы, чтобы наказать, отомстить, убить ее сына. А тот спрятался за мать. И эта женщина встала между сыном и соседом.

Дорогие мои, не чувствуете ли вы, что эта женщина олицетворяет Матерь Божию. Она о нас заботится, и все для нас делает, и защищает от всяких опасностей. А мы с вами – настоящие духовные калеки, поскольку нет у нас той полноты духовной, той постоянной и глубокой любви, благодарности, доверия к Матери Божией. Такое чувство неблагодарности – очень печально и страшно. Она, только Она, в силах нас защитить и помочь. Она покрывает наши грехи, наше недостоинство Своей безграничной Материнской любовью.

Святые отцы говорят, что Царица Небесная Всесильного Бога связывает Своими молитвами и в этом как бы сильнее Его. Он не может отказать Ей, Она – Мать. В тот страшный час, когда Она в безмолвной материнской скорби стояла на Голгофе, Она была несчастнее всех людей. Страдания Ее были неизмеримы, перед Ее слабеющим взором в муках на кресте умирал Ее безгрешный Сын. Но Она вынесла эту муку, эту величайшую материнскую скорбь, и ценой этой скорби приобрела право Материнства над всем человечеством, получила благодать защищать, помогать, покрывать всех нас, христиан, и весь человеческий род.

Праздник Покрова установлен Святой Церковью в память защиты Божией Матерью греческого народа. Над греческой землей нависла опасность, ей угрожали варвары. И народ ринулся в храм, чтобы горячей молитвой и слезами преклонить на милость Царицу Небесную. И Матерь Божия покрыла верующих. Ее видели блаженный Андрей, Христа ради юродивый, и блаженный Епифаний. Она вышла из Царских врат. Рядом с Ней были святой Иоанн Креститель и святой Иоанн Богослов. Ее сопровождали множество ангельских сил, апостолы, пророки и святители. Матерь Божия долго молилась за народ, подняв к небу Свои руки, и блаженный Андрей видел, как по Ее лицу текли слезы. Наконец Она сняла с головы Своей большое покрывало – Свой блистающий, огненный омофор и покрыла им людей. И греческий народ был спасен. Варвары были разбиты, опасность миновала, благодаря заступлению Царицы Небесной.

«Радуйся, Покрове миру, ширший облака!» (акафист Пресвятой Богородице, икос 6). Это историческое событие было давно, но Покров Божией Матери и поныне распростерт над нами.

Преподобный Серафим однажды, стоя на молитве, видел, как над Русской землей поднимается светлое облако и покрывает землю. Нелегкое было то время, и старцу говорили, что тяжело спасаться, что нет благодати, нет надежды. А он молился за всех – за детей своих духовных и за близких, и за всю Россию. И вот он видит, как облако покрывает всю нашу землю, и голос говорит ему: «Это молитвы святых и особенно молитвы Матери Божией покрывают Русскую землю».

И мы дерзаем надеяться, что этот Покров доныне покрывает нас, что мы не одиноки, что у нас много помощников на небе. Мы должны питать особую благодарность к Матери Божией, к святым угодникам, просиявшим в нашей земле, к нашему родному преподобному Сергию за их любовь к нам, их попечение о нас и молитвы, по которым мы еще живем и спасаемся, по которым еще милует нас Господь.

Возлюбленные братия и сестры! Матерь Божия покрывает нас от врагов видимых и невидимых. Видимые – это всякие опасности, одиночество, или болезни, или скорби, неприятности, трудности… Она от всего этого нас защищает, ограждает и хранит. Она особенно помогает тогда, когда возносится к Ней горячая молитва от любящего, верующего сердца.

Рассказывают, как один человек отправлялся в далекий путь. Дома он оставлял жену с малым ребенком. Прощаясь, жена со слезами говорила: «Кто нас защитит, на кого ты нас оставляешь?» – «На Матерь Божию, – отвечал муж, – Она вас покроет и сохранит». Он уехал, а один злой человек узнал, что эта женщина осталась совсем одна в доме, и замыслил погубить ее и забрать имущество. Однажды ночью он проник в дом через окно, но только коснулся пола, как ослеп. Женщина, слыша, как в соседней комнате кто-то ходит, в страхе забилась в угол, прижимая к груди своего младенца. Злодей бродил взад и вперед, натыкаясь на стены, не находя выхода. Наконец в ярости он сам поразил себя тем ножом, который принес для несчастной женщины и ребенка. Злодей покусился на жизнь тех, кто был под защитой Матери Божией. И Она покрыла, отвела беду и наказала злодея.

Матерь Божия защищает нас и от врагов невидимых. Как часто мы не замечаем, что враг готов ворваться в нашу душу, поразить нас, тяжело ранить и погубить. И эту опасность отводит от нас Матерь Божия, прогоняя врагов, Она покрывает и спасает нас. И как обидно, что мы часто не замечаем эту небесную помощь. Мы не только не стремимся жить постоянно под Покровом Божией Матери, не только не молимся Ей с живой верой и любовью, мы оскорбляем Царицу Небесную своей жизнью, своими грехами, своей неблагодарностью. Эта неблагодарность настолько преступна, настолько тяжела, что и выразить трудно.

Дорогие мои! Будем чаще помнить Ее. Будем молиться Ей. Будем искать Ее следы в нашей жизни. Будем прибегать под Ее огненный, всеспасающий Покров.

Усердно помолимся Ей и за себя, и за детей своих, за родных и близких, и за всех, за будущее поколение, если Господь еще допустит нам пожить. Будем докучать Ей, как докучает матери капризный ребенок, и мать не может отказать. Ведь жизнь наша нелегкая, и спасаться с каждым днем становится все тяжелее, и особенно, дорогие мои, страшно становится за самое дорогое сокровище – за веру нашу. Враг спасения похищает у нас веру из сердца, обкрадывает нас безжалостно. Как тать, он тихо влезает в окно нашего дома и губит навечно души наши.

Так будем умолять Царицу Небесную, чтобы Она нас защитила от злодея и душеубийцы. Будем молить Ее и о том, чтобы Она покрыла нас в тот страшный миг, который настанет для каждого из нас, – в час смерти. Тогда бесовские полчища кинутся, чтобы вырвать душу, увлечь ее за собой в мрачную адскую пропасть. Будем молить, чтобы Она покрыла нас, отогнала этих мерзких бесов от нашей души, чтобы Она довела нас за руку, как мать ребенка, к светлым чертогам Своего Сына. Чтобы Господь не лишил нас там хотя бы последних обителей Своего рая, чтобы быть нам там, где Сам Он, Спаситель наш, где Матерь Его Пречистая и все святые угодники, – в блаженных небесных селениях.

«Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором» (акафист Покрову Пресвятой Богородицы).

Покров нетленный

Возлюбленные братия и сестры, как хотелось бы найти тот небесный, ангельский язык, которым можно было бы рассказать о дивной красоте Пречистой Девы, Ее смирении, Ее голубиной кротости, незлобии, Ее несравненной чистоте, Ее тихой торжествующей святыне, Ее великой славе на небе и на земле.

Как хотелось бы рассказать и о том нетленном счастье, которое льется на душу человеческую, верно служащую Ей. Она так милостива, что жалеет и милует всех, но особенно любит тех, кто старается подражать Ее добродетелям, кто глубоко чтит Ее Сына.

Полюбите Матерь Божию, и в вашей душе, как в зеркале, отразится свет Ее совершенства. Полюбите Ее, и на вашу жизнь прольются лучи Ее милости и заботы. Полюбите Ее, и Она научит вас всему доброму, высокому, святому. И насколько же доступно это счастье всякому, дорогие мои, сколь возможно! Ведь Она, Матерь наша, только и ждет, чтобы мы обратились к Ней за помощью. Она хранит верных, послушных чад Своих, но не отвращается и от нас, грешников, всем хочет спастись и прийти к вечной жизни.

Сколько счастья, сколько отрады в этом сознании Ее материнской близости и любви к нам. И если когда сердце наше переполнялось любовью к Пречистой, если мы думаем о Ней с волнением и слезами радости, то зачем же расставаться с Ней, зачем хоть одним грехом неблагодарности оскорблять Ее и гнать от себя? Кто глубоко чтит Матерь Божию, тот знает Ее милость и с благодарностью хранит в сердце следы Ее благодатных посещений. И сейчас разве не пришла Она к нам? Разве не стоит Она рядом с нами, пламенно молясь за весь грешный мир, за каждого из нас в отдельности.

Так будем искать следы Ее посещений в нашей жизни, будем внимательно стеречь, улавливать Ее приход, будем думать о Ней постоянно и с сыновней любовью, со смиренной благодарностью принимать Ее нежные прикосновения, хранить благодать Ее посещений, тихий дух любви, смирения и мира, который приносит Она в душу…

Есть такое поволжское сказание.

В зимнюю морозную ночь бедной, одинокой странницей брела Она по занесенной дороге. В поле бушевала вьюга, ветер сбивал с ног. Выбиваясь из сил, Она добрела до первой деревенской хаты и робко постучала в окно. Но ее не впустили. «Много вас тут таких ходит», – услышала Она грубый ответ. Она пошла дальше, к следующей хате. Но и здесь Ей не открыли. Так Она шла от хаты к хате, но, увы, никто не хотел Ее пускать. Как тогда в родном Вифлееме, когда Она была непраздной, гнали их вместе с Иосифом. Матерь Божия прошла все село и вышла за околицу. Ветер рвал одежду, мороз сковывал члены… В изнеможении Она зашла на гумно и заплакала. Не о Себе, нет, Она-то привыкла терпеть, а о людях. «Сын Мой, – говорила Она, – что же они такие злые? Тебя, неповинного, гонят и Меня не принимают…» И дошли эти слезы до неба, увидел их первый грозный ревнитель правды, пророк Илия, воспылал он праведным гневом на жестоких людей, не стерпел… Понеслись по небу грозные крылатые кони, раздались громовые удары, огненные молнии стал метать разгневанный пророк. Загорелись хаты, забегали люди, заголосили жены, заплакали дети, взмолились к Ней, Милостивой Заступнице, зовут на помощь Матерь Божию… Тотчас же услышала Она этот стон, жаль Ей стало бедных людей. Она быстро сняла с плеч Своих покров и накрыла им море огня, несчастных селян, оградила их от небесной кары. Смягчился и грозный пророк Илия, уступил милосердию Пречистой, отнял свою кару, умчалась его грозная колесница, никто не погиб, и пожар прекратился.

Дорогие мои, покров нетленный привлекается покаянием. Если мы не чувствуем себя Ее родными детьми, если не питаем к Ней горячей доверчивой любви, если не ощущаем над собой Ее незримого, но постоянного омофора, то нам надо каяться.

Может быть, и к нам Она приходила, тихо, робко стучалась в наше холодное сердце, но мы не узнали Ее или просто не захотели Ее принять, не открылись Ее милосердию. «Да где нам заниматься Тобой, – говорим, – у нас своих забот хватает…» И она уходила со слезами скорби за нас, неблагодарных, грубых, погибающих… Плачет Она, молится, и посещает нас Господь скорбями, чтобы мы совсем не погибли, чтобы мы обратились, раскаялись, взыскали небесной помощи и заступления Царицы Небесной. Раз уж мы такие непослушные, такие неисправимые, и Господь видит, что ничем нас не образумить, кроме как скорбью, то надо нам, дорогие мои, эти скорби принимать как милость Божию, как единственное средство спасения, надо больше каяться да больше просить: «Матерь Божия, помоги, защити, утеши! Покаяния двери отверзи нам, благословенная Владычице!»

Как не попросить прилежно Матерь Божию открыть нам покаянием доступ к Ее милости, к Ее Материнскому покрову? Разве мы не оскорбляли Ее святую Материнскую любовь? Разве не нарушали заповеди Ее Божественного Сына и этим снова распинали Его? Разве не плакала Она от нашего жестокосердия, ослепления, неблагодарности? И все прощала. Разве не воздевает Она ныне Свои пречистые руки к Богу со слезами о нас, грешных и недостойных? Вся наша надежда на то, что слезы Матери Божией дойдут до Ее Сына, и Он еще пощадит нас, еще помилует за мольбы нашей милосердной Заступницы.

«Притецем же, людие, к тихому сему и доброму пристанищу – Покрову Девы…» Восплачем перед Нею о грехах своих тяжких, оставим свои злые нравы, переменим греховные обычаи, возлюбим покаяние, обновимся душой, исправим свою жизнь. Она покроет нас Своим нетленным омофором, под которым никому не тесно, всем найдется место. Иначе рискуем погибнуть безвозвратно.

Только на Тебя, Владычице, наша надежда. Мы каемся, мы плачем, мы сетуем, мы вопием к Тебе. Избави нас от праведного гнева Божия, покрой нас от лютых бед и напастей. Мы, как повинные дети, молим: «Нетленным покровом покрой нас от временной и вечной погибели».

Святая Изгнанница

Это было давно, в первые века христианства. Евангельская проповедь достигла Кавказа, и один молодой князь со своим небольшим народом принял учение Христа. Далеко в горах он построил женский монастырь для желающих проводить жизнь в чистоте и молитвенном подвиге. К небу возносилось тихое пение, святое славословие, молитвы; точно Ангелы святые поселились на земле, в горах, рядом с небом. Настал праздник Рождества Пресвятой Богородицы. Тихий звон благовеста доносился с гор. Князь собирался в церковь, но совсем другое задумала его дружина. «Князь, едем с нами, ведь у нас сегодня праздник винограда. Вино, веселье, гульба ждут нас…» Им на помощь поспешил старый жрец, служитель оставленных языческих богов: «Князь, не отказывайся, не изменяй отеческим обычаям…»

И князь поехал с ними, поддался минутной слабости, вспышке старых страстных привычек, послушался льстивых речей искусителей. Много было выпито вина, много сказано безумных речей, кипело веселье и страсти… А с гор лился тихий звон, точно будил уснувшую совесть. Дружине же не терпелось воспользоваться удобным случаем. «Ненавистно нам это черное гнездо, – говорили они князю. – Скажи только слово, мы расправимся с ним, разнесем его по камню…» Пьяная голова не давала отчета в действиях. Князь согласился, дружина не медлила; кони быстро донесли безумных всадников в тихий уголок земного неба, и пение смешалось с воплями и стонами умирающих, кровь полилась по ступеням храма, тихий звон сменился шумом и треском разрушения…

Последним на развалины приехал князь. Он уже отрезвел, уже заговорило сознание и совесть. Тоска снедала его. Одни развалины тлели на том месте, где он с такой любовью все строил. Он сел на церковный помост, ночная тишина ничем не нарушалась, стоны страдалиц прекратились, дружина уехала торжествовать свою победу. Он сидел… Страшно, безотрадно было на душе. Вдруг тихий стон рядом заставил его поднять голову… Перед ним стояла Жена с Младенцем на руках. «Ты изгнал Меня из Моего дома, ты разорил Мою обитель», – слова, полные упрека и неведомой силы, жгли сердце князя, а очи Ее… Они смотрели прямо в душу, и в них было столько печали, столько страдания, что князь содрогнулся от внутреннего трепета, закрыв лицо руками, он упал ниц… Когда он пришел в себя, никого уже не было. Тихий стон удалялся куда-то. Но образ видения все еще стоял перед ним. Откуда он знает эти глаза, этот лик? Почему это так взволновало его?.. Он встал, шагнул, наступил на обломок доски; она перевернулась. На него взметнулись скорбные очи – то была икона Богоматери из иконостаса. Так вот эти глаза, вот Кто явился ему, вот Кого Он оскорбил! «Ты разорил Мою обитель, ты выгнал Меня из Моего дома», – звучало у него в ушах. «Что же я наделал!» – крик вырвался из его груди. Он упал, обливаясь слезами, перед поруганной святыней, перед оскорбленной им Небесной Владычицей… «Ты разорил Мою обитель, ты выгнал Меня из Моего дома…»

Дорогие мои, не слышится ли этот укор и в нашей душе, может быть, и к нам обращен этот упрек? Не случилось ли с нами то, что мы свою душу, с детства чистую, полную устремления к небу и святой жизни, в угоду страстям, земным удовольствиям или обычаям мира опустошили, попрали все святое, разорили этот свой храм как нечто ненужное, лишнее, отринули от себя все благочестивое, спасительное? Не гнали ли мы от себя Матерь Божию своими дурными делами? Не нарушали ли святые заповеди Ее Божественного Сына? Ведь Она приходила к нам, часто приходила и приходит, но мы по своему безумию предпочитаем оставаться со своими греховными привычками, со своими страстями, вместо того чтобы открыть душу тем святым чувствам, которые приносят Ее благодатные посещения.

Она особо отдаляется от нас, если в душе у нас гнездится гордость, самолюбие, гнев и прочие нехорошие чувства. Святые отцы говорят, что где гордость, там Матери Божией нет. Она даже не приходит в эти места. Она Сама смиренная и любит смиренных, а гордость Ею нетерпима, отвратительна.

А ведь как хорошо, возлюбленные, жить под постоянным покровом Матери Божией, во всем довериться Ее нежной заботе. Сколько же у нас скорбей, сколько трудностей! Порой нам совсем некому помочь, некому защитить нас, и одна Она, Заступница наша, в силах нас покрыть, утешить, укрепить и сохранить во всех наших искушениях и переживаниях. Как печально, как тяжело бывает на душе, если мы теряем эту всесильную помощь, если наша Всеблагая Мать Небесная уходит от нас, гонимая нашей неисправимостью, нашей нравственной нечистотой, непокорностью, бесчинством…

Не изгоняйте святыню из своего сердца, чада мои, не оскорбляйте Матерь Божию! Помните, без Нее нам будет невыносимо тяжко, безотрадно, без Нее нам не спастись.

Дорогие мои, как хотелось бы, чтобы мы, неплодные душой, принесли бы наконец добрые плоды добродетелей, чтобы мы взялись наконец за возделывание своего сердца, чтобы оно произрастило святые благоуханные плоды смирения, чистоты, терпения, кротости, молчания… Пусть наша душа отрешится от обыденной жизненной суеты, пусть забудет свои огорчения и трудности, пусть коснется душой той радости, которую приносит на землю Пресвятая Дева Мария, пусть поверит, что и нам близко и доступно Небо и над нами есть покров и милость Матери Божией. Пусть Ее святой образ всегда живет в нашем сердце, обращает нашу жизнь к святости, к чистоте, ко всему доброму и святому. Пусть Ее святость украшает нашу душу, пусть в душе у нас отразится Ее дивная кротость, Ее глубочайшее смирение, Ее твердая вера, Ее несравненная чистота, Ее безграничная любовь к Богу. Как хорошо с Ней идти по жизни через все испытания! Как отрадно чувствовать себя под Ее всесильным и вместе с тем нежным покровом! Ведь грозные тучи застилают горизонт нашей жизни: и личной, и семейной, и общественной, даже церковной. Ведь мрак ночи все более сгущается вокруг нас. И только Она еще покрывает и ограждает нас Своим блистающим омофором, только Ее пречистый лик всегда склоняется над нами в материнской тревожной заботе, только Ее светлый образ, как яркая путеводная звезда, сияет нам на жизненном пути, ведет за Собой к небесным высотам, к спасению.

Что будем делать без Нее, родные мои? Кто защитит нас, если Она откажется от нас, утомленная нашими грехами? Кто позаботится о нас, таких беззащитных, таких слабых и одиноких в этом грешном, злобном мире? Ведь Она ведет нас за руку, как мать ведет свое маленькое дитя, через бурю жизни. И спасение наше в том, что Она бесконечно любит и жалеет нас.

Не оскорбляйте Матерь Божию! Не гоните Ее из своего сердца упорной неисправимостью, неблагодарностью! Ведь Она стоит над нами, в молитвенном восторге подняв Свои Пречистые руки к Своему возлюбленному Сыну, нашему Господу Спасителю Иисусу Христу. Она всем нам хочет спастись, но взор Ее печален: слишком много греха на земле, слишком много беззакония, и Ей тяжело молиться за людей, которые совсем забыли Бога и не хотят знать Его священного закона.

О Матерь Божия! Мы Тебя гоним своими грехами. Ты святая Изгнанница. Но не оставляй нас сиротами, не дай нам погибнуть в море житейском, не уходи от нас, сохраняй нас среди всех зол и напастей, веди нас за руку к вечной жизни! Матерь Божия, спаси нас!

Святая Вратарница

Кто из нас не стоял перед закрытыми дверями? Сколько томления в этом ожидании, особенно в холодную зимнюю ночь, в ненастье, в бурю. Сколько страха быть неуслышанным, непринятым!

Говорят, один безродный старичок так и замерз со своей маленькой внучкой у закрытых дверей хаты. Их застигла вьюга на дороге, они долго стучались, обогреться хотели, переждать непогоду, но их не пустили, и они замерзли, занесло их снегом… Только по бугорочкам снежным нашли их…

Мы идем своим жизненным путем, и перед нами как бы закрытые двери, заключенные врата Небесного Царства, заключенные с тех пор, как только мы сознательно стали грешить, оскорблять правосудного Бога. Но по милости Божией эти грозные и блистающие врата райских селений могут открыться для нас, как открылись они благоразумному разбойнику, как открылись они всем праведникам, искупленным крестным подвигом Господа нашего Иисуса Христа. И Господь всех нас призывает в Свое Царство, всех нас туда ведет и ждет и никого не лишает награды. Но все же может случиться, дорогие мои, нечто страшное, непоправимое, и когда мы придем к этим заключенным дверям, они не откроются перед нами, нас не впустят или же извергнут вон, как негодного раба, не имевшего брачной одежды (ср.: Лк. 13:24–25. Мф. 22:12–13).

«Чертог Твой вижду, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду вонь…» (ексапостиларий Великого понедельника) – в эти светлые селения праведных не войдет ни одна душа, опутанная грехами и падениями, не омытая покаянными слезами, одетая в жалкое рубище страстей. Если мы не поспешим, не позаботимся приготовиться к этой вечере в Царстве Божием, то двери прекрасного брачного чертога не откроются перед нами. Да не будет этого!

Есть такая евангельская притча, ее нельзя читать без слез – притча о десяти девах (см.: Мф. 25:1–13). Пятеро были разумные, запасливые; когда пришел замедливший Жених, они сразу зажгли свои светильники и вошли с Ним на брак, и затворены были двери. А неразумные проспали, не позаботились о своих светильниках. Когда пришел Жених, им не с чем было встречать Его, пошли покупать елей и опоздали, пришли к затворенным дверям. Они стучались, просились, но им отвечали: «Мы не знаем вас, идите, здесь нет вам места». О ужас! Они остались вне прекрасного чертога, лишились наслаждения, награды, остались навсегда вовне, на холоде, во мраке… Господь да сохранит каждого, дорогие мои, от этой страшной участи.

Сколько слез позднего раскаяния, сколько терзаний совести и бесплодного сожаления у тех, кто опоздает, не войдет. Это самое страшное, безотрадное состояние – опоздать по собственной лености, по неразумию, по беспечной медлительности. Как же прекрасны эти райские селения! Святой тайновидец, апостол Иоанн Богослов, созерцал однажды в дивном видении небесный град Иерусалим, где все новое (см.: Откр. 21:5). Он был украшен, весь сиял красотой, славой, блаженством. Там не было ничего нечистого, ничего печального, там вместо солнца светила слава Божия, и праведники в великой радости наслаждались славословием Бога, а вне ворот этого прекрасного, столь желанного города – псы и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители, и всякий любящий и делающий неправду (Откр. 22:15). И как страшно, как бесконечно печально не войти в этот город, остаться вне навсегда…

Закрытые двери… Святые отцы потоки слез проливали, представляя себе то страшное состояние, тот страшный миг, когда может быть услышан ответ: «Не знаю тебя!..» (ср.: Мф. 25:12; Лк. 13:25; Ин. 5:42 и др.). «Слыша это, – говорит преподобный Ефрем Сирин, – будешь стоять пристыженным. В то же время дойдет до ушей твоих глас радования и веселия, узнаешь голос каждого из друзей твоих и горько воздохнешь тогда, говоря: увы мне, несчастному. Какой славы лишился я, и от какого содружества отлучен за злые и непотребные дела. Но воистину праведен суд Божий. Они жили воздержно, а я гонялся за всякого рода удовольствиями… Зато они теперь радуются, а я плачу, они будут царствовать со Христом бесконечные века, а я с антихристом ввержен буду в огонь вечный…» Это и подобное сему будешь говорить, терзаясь, и никакой не получишь от того пользы, потому что нет там пользы и в покаянии…

Возлюбленные братия и сестры! Для нас с вами, таких ленивых, таких неисправимых, не было бы никакой надежды войти в этот небесный Иерусалим, если бы у ворот его не стояла наша Вратарница…

Вот история Иверской иконы Божией Матери. Эта икона находилась у одной вдовы в Никее. В период иконоборчества эта женщина, чтобы уберечь святыню от поругания еретиков, со слезной молитвой и глубокой верой принесла ее на берег моря и пустила по волнам. Каково же было ее изумление и радость, когда икона, никем не поддерживаемая, двинулась по поверхности моря, удаляясь от берега. Долгие годы эта икона находилась неизвестно где, но наконец, однажды она в сиянии небесного света приблизилась по морю к Афонской Горе. Иноки с благоговением приняли небесный дар, принесли икону в храм и поставили в алтаре. Но на другой день ее нашли над воротами обители. Ее каждый раз уносили в алтарь, но она все возвращалась на то место, которое выбрала сама, – над воротами обители. Наконец Матерь Божия в видении объявила одному иноку, что не хочет быть охраняема ими, но Сама будет их Хранительницей и в этом веке, и в будущем. Икону так и назвали – Вратарница. И сколько отрады, сколько надежды для нас с вами, возлюбленные, в этом наименовании.

«Радуйся, благая Вратарнице, двери райския верным отверзающая» (акафист Пресвятой Богородице в честь чудотворной иконы Ее Иверской).

Привратники бывают жестокие, злые, а Она бесконечно жалеет нас, всем хочет спастись.

Есть такое церковное предание. Святой апостол Петр, которому Господь вверил ключи рая, стал замечать там души тех, кого он не впускал, которые попали в рай неизвестно каким путем и не должны бы были там находиться. Он долго недоумевал, следил, но не мог найти причину, а грешные души все появлялись неведомо откуда. Долго ходил апостол и, наконец, что же он увидел? У ограды рая стояла Божия Матерь. Она печально глядела, а в руках Ее была лестница. Эта лестница опускалась вниз, прямо в адскую пропасть, и по ней с трудом, медленно поднимались души грешников, которым удалось вырваться из адских мучений. С какой благодарностью кланялись несчастные своей милостивой Спасительнице! А Она все стояла, и из Ее очей текли слезы жалости и сострадания. Долго наблюдал апостол эту картину, наконец он тихо удалился, не смея препятствовать милосердию Царицы Небесной…

А ведь говорят, возлюбленные, однажды Она Сама, одинокая Путница, брела через силу по заснеженному полю, дошла, наконец, до села и долго стучалась в окна домов. Все село прошла, и никто Ее не впустил, никто не открыл Ей двери своего теплого жилища. Она так и осталась на холоде, на морозе.

Может быть, и мы с вами были среди тех жестоких людей, которые не захотели впустить Ее к себе, может быть, в наше сердце стучалась Она, хотела нам помочь, обрадовать, успокоить, но мы не открыли Ей, мы не поверили Ей, прогнали от себя… И можем ли мы надеяться, что Она поможет нам, сжалится и впустит в желанные врата небесного чертога? Она готова всех нас впустить, Она только и делает, что ищет нашего спасения, но есть одно, что не допускает, препятствует Ее помощи, – это наша неисправимость. Самое страшное, самое пагубное для нас это то, что мы плохо исправляемся, никак не оставим грехи свои. А плохо исправляемся мы потому, дорогие мои, что забываем свои прошлые грехи, мы каемся, и Господь нас прощает, но помнить грехи и плакать о них надо всю жизнь. Какие бы добродетели мы ни стяжали, какие бы подвиги ни совершали, они малы по сравнению с нашими грехами. О, если бы мы всегда живо сознавали, что ведь я великий грешник или великая грешница! Это помогло бы нам исправиться, это сохранило бы нас от осуждения ближних, от всякого превозношения и гордости.

Один раз пал великий царственный пророк, но принес покаяние, которое принял Господь; и все же он не перестал оплакивать свое падение всю жизнь, даже и теперь еще оплакивает. «Беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну», – смиренно исповедует он (Пс. 50:5). Святой апостол Петр всю жизнь вставал в полночь, в час своего малодушного отречения от Спасителя, плакал, и потоки слез оставили глубокий след на его лице.

Мария Египетская сорок семь лет провела в пустыне в жестоких трудах покаяния. Терпела зной, стужу, боролась со своими страстями… А мы? Мы ничего не делаем, чтобы загладить свои грехи, мы не только прошлые грехи не помним, но и настоящих не замечаем, живем так беспечно, так рассеянно, мы настолько низки в духовном отношении. Оттого и на исповедь идем, не страшась, не только слез нет, нет и искреннего покаяния, даже грехи свои собрать не можем, не умеем. Но как же помнить свои грехи, возлюбленные? Святые отцы учат, что не надо вспоминать подробности падений, что нельзя останавливаться мыслями на старых искушениях, чтобы не быть наветником самому себе, чтобы не увлечься вновь, чтобы не ожили в сердце страстные движения. Надо лишь всегда помнить и сознавать, что мы перед Богом преступники, прах, и притом грешны, нечисты. Да разве это не так?

Ну чем мы можем похвалиться, чем оправдаться перед Богом, нашим Создателем, Господом и Судией, мы, немощные, грешные, смертные люди! Чем? Но Господь так милостив, что не воспомянет наших грехов, если мы сами их помним, лишь бы это привело нас в состояние искреннего, постоянного покаяния и глубокого смирения. Покаяние и смирение – два крыла, на которых душа поднимается из своего гибельного нечувствия, освобождается от уз греха и возлетает прямо на самое небо. Но бывает так, возлюбленные, что иногда при нашей невнимательной, рассеянной жизни мы совсем запутываемся, погрязаем в грехах и не чувствуем всю опасность своего положения. Хотим встать, но ничего у нас не выходит, не знаем, с чего начать, как положить начало покаяния. И все потому, что не видим ясно своих нынешних грехов, а прошлые забыли. В таком случае, возлюбленные, говорю вам: просите Ее, Матерь Божию. Просите настойчиво, дерзновенно. Она «полагающих начало покаяния грешников верная Предстательница». Она «крепкое возбуждение спящих совестей» (акафист Покрову Пресвятой Богородицы, икосы 11, 2).

Она поможет нам вспомнить все наши грехи, может быть, давние, совсем забытые, – грехи детства, юности. Она все напомнит, все откроет, Она поможет покаяться и стать на путь исправления.

Будем же помнить, дорогие мои, помнить постоянно о закрытых дверях прекрасного чертога, будем помнить о страшной участи неразумных дев, опоздавших на брачный пир к Жениху. Будем помнить и исправляться, чтобы и нам не опоздать, не лишиться вечного райского наслаждения.

Будем с верой просить Матерь Божию, Всеблагую Вратарницу: «Милосердия двери отверзи нам…» Она откроет нам спасительные двери покаяния и Божьего милосердия, Она откроет нам и светозарные врата небесного чертога, где все мы, по милости Божией, сподобимся вечной радости и блаженства со всеми святыми и праведными.

«Радуйся, благая Вратарнице, двери райския верным отверзающая».

Заветная святыня. Положение честной ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне

Когда умирает добрая мать, она завещает своим детям нечто на память. И эти завещанные вещи хранят как святыню, как сокровище всю жизнь, бывает, что эти завещанные вещи оберегают человека от болезней и смерти.

В тот тихий священный час, когда сияющий Гавриил слетел с неба к Деве Марии, чтобы сообщить Ей радостную весть о скором переходе на небо, Она стала готовиться к этому желанному моменту. Свои одежды Она отдала двум бедным вдовицам, которые служили Ей при жизни. Завещанные Богородицей ризы хранились в Назарете много лет. В четвертом веке два греческих сановника посетили Палестину и побывали в Назарете. В одном доме они увидели много зажженных лампад, здесь же лежало много больных, недужных. Расспросив, они узнали, что тут хранится риза Божией Матери, от которой многие получают исцеление. Эту-то святыню сановники и взяли с собой в Константинополь, там и положили ее во Влахернском храме.

В IX веке на Константинополь напали язычники. На кораблях подошли они к городу и хотели взять его. И тогда греческий патриарх с духовенством крестным ходом понесли честную ризу Богоматери к морю. И только коснулись ею воды, как поднялась сильная буря и погубила все вражеские корабли.

Возлюбленные братия и сестры! У нас теперь два главных врага на пути спасения: буря душевных страстей и опасное нерадение. В первом случае нам надо просить Матерь Божию, чтобы Она утишила волны страстей (неверия, гнева, нечистоты, недружелюбия) в наших душах. И второе: чтобы Она избавила нас от страшного нерадения – ведь гибнем, тонем, леденеем душой и сами этого не чувствуем.

Будем хранить завещанные Ею святыни. У нас нет Ее святой ризы, но есть святые иконы. Вот и будем хранить их как сокровище, а маленькие иконочки носить на груди. Тогда и нас не посмеют коснуться зубы хищных зверей, видимых и невидимых, ибо Матерь Божия защитит нас.

Небесная Странница

Когда Господь наш Иисус Христос сошел с неба на нашу грешную землю во имя совершения великого дела нашего спасения, когда Он жил на земле, когда Он ходил, проповедовал, утешал. Его собственная жизнь совсем не была легкой и спокойной. Он не имел покоя и не искал его. Он не требовал (и почти не получал) благодарности. Он постоянно ходил по городам и селам, совершая всюду добро, оказывая милость. Сам Он при этом не имел, где приклонить главу (см.: Лк. 9:58).

Вслед за Ним ходила Его Пречистая Матерь, Пресвятая Дева Мария. Она так любила Своего Божественного Сына, так желала всегда Его видеть, так томилось Ее материнское сердце опасениями за Его жизнь (Она ведь знала, с какой злобой встречали Его проповедь любви и милосердия жестокосердные люди), что не могла оставить Его. Она незаметно следовала за Ним в отдалении, не искала Себе почета, как Мать Божественного Сына, при этом забывая о покое и отдыхе. Ее странствия начались еще задолго до того, начались, когда Она, спасая Малютку Христа от Ирода, бежала в Египет. Потом Она шла вслед за Господом, когда Он с проповедью Евангелия обходил города и села Палестины. Она много странствовала и после вознесения Господа нашего Иисуса Христа на небо.

Предание говорит, что Лазарь, некогда воскрешенный Спасителем, впоследствии ставший епископом на острове Кипр, сильно скорбел, желая увидеть Божию Матерь, но не смел приехать в Иерусалим, где фарисеи по-прежнему искали возможности убить его. Богоматерь согласилась посетить остров. Был прислан корабль, но по дороге буря отнесла его совсем в другое место. Это была Гора Афон, усеянная в то время языческими храмами. Бесы, обитавшие в идолах, сами объявили людям о приближении Божией Матери, будучи не в состоянии вытерпеть Ее благодатной силы. Богородица полюбила Афон, просветила его жителей евангельским учением и назвала это место Своим жребием. Посетила Она и Лазаря, побывала у апостола Иоанна Богослова в Ефесе…

Матерь Божия довольно долго прожила на земле. Она уже томилась, желая скорее вновь увидеть Своего возлюбленного Сына, но Господь держал Ее на этом свете для укрепления Своей юной Церкви. Пресвятая Богородица поддерживала апостолов, служила утешением верующим, всем помогала, за всех молилась. Многие, желая Ее видеть, приходили из дальних стран и были безмерно счастливы, если сподоблялись Ее беседы и благословения.

Современники говорят, что во всем Ее поведении, даже во внешнем облике чувствовалась особая благодатность.

Мы с вами, дорогие мои, не видим Ее своими телесными очами, мы, грешные, недостойны смотреть даже на Ее изображение, на Ее святой образ. Но Она так милостива, так снисходительна к нам, что Сама посещает нас, Сама являет нам Свои умилительные иконы, Сама всюду странствует, посещая самые далекие, забытые всеми места.

Небесная Странница – «Небошественная» – неоднократно посещала и нашу Русскую землю, бывала в разных ее краях. На Севере чтят Ее как свою Заступницу в образе Тихвинской чудотворной иконы. Не людьми, а Божественной силой в XIV веке была перенесена эта икона в Новгородские пределы. Впервые явилась Она рыбакам на Ладожском озере, когда они ночью ловили рыбу. Внезапно облистал их дивный свет, в лучах которого они увидели икону Богородицы. Они хотели принять ее к себе, но Небесная Странница последовала дальше. Во многих местах являлась Она, многих освятила Своим пребыванием, пока не остановилась на горе, близ города Тихвина.

Небесная Странница… Сколько любви в том, что Она Сама посещает нас, что Она согласилась разделить нашу участь, участь изгнанников на этой земле, что Она не остается на небе, в райских селениях, а ходит по нашим дорогам, ищет заблудших, поддерживает усталых, сопутствует всем, кто идет тесным путем за Христом.

Мы с вами здесь только странники, только пришельцы. Святой апостол Павел говорит христианам, что мы не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего (Евр. 13:14). И нет Спутницы более верной на пути к этому прекрасному небесному городу, Небесному Иерусалиму, чем Матерь Божия, Вратарницей которого поставлена Она, – благая Одигитрия-Путеводительница, постоянно о нас заботящаяся, исправляющая, спасающая.

В Великую Отечественную войну Ее видели на поле брани после сражения. Она мужественно обходила погибших воинов, полагала венки небесных цветов на их головы, как бы венчая их смерть, и тихо молилась…

Ее видели в доме умирающей бедной сиротки. Она пришла взять к Себе эту юную душу, не видевшую на земле радости, чтобы утешить ее и навсегда водворить в раю.

Ее видели в бушующем море. Светлой путеводной звездой сияла Она впереди корабля. Люди обессилели, уже совсем отчаялись в неравной борьбе со стихией, сбились с пути, и тут явилась Она и пошла по волнам, указывая путь к берегу, где в напряженном ожидании стояли их родные – жены, матери, дети моряков…

Сколько мест на земле хранят следы Ее благодатных посещений, скольким людям являлась Она даже не в видении, а наяву: преподобным Сергию, Серафиму Саровскому, Парфению Киевскому и другим.

К авве Сергию Она пришла сказать, что услышана его молитва об учениках, о святой обители его, получается, что и о нас с вами, потому что и для нас это место самое близкое и родное. Она на все времена обещала лавре Свой покров и благословение.

Приходит Она к нам, грешным. И кто молился горячо, с верою, тот чувствует сердцем своим, что Она здесь, среди нас… И нам подобает с глубоким благоговением и благодарностью воскликнуть: «Откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне?» (Лк. 1:43).

Приходит Она к нам, дорогие мои, приходит постоянно. Скажу более: Она никогда бы не уходила, не оставляла нас, если бы мы сами не прогоняли Ее своими грехами, своим невниманием, неблагодарностью, неисправимостью. Что Она может найти у нас доброго, достойного? Чем мы порадуем свою небесную Заступницу? Мы приносим Ей свои скорби, поверяем свои нужды, просим помощи… Она так милостива, так милосердна, что слышит всех, самых грешных и нечистых жалеет, плачет о них, помогает и хранит.

Но если мы хотим быть Ее чадами, если хотим порадовать Ее и всегда быть с Ней, то нам надо переменить свою жизнь. Нельзя оскорблять Ее святыни своими грехами. Надо внимательнее посмотреть на свою жизнь и спросить себя: «Куда же я иду? К чему стремлюсь? Приведет ли мой путь к вечной жизни?» И если окажется, что мы до сих пор блуждаем во мраке, по распутиям сего грешного и прелюбодейного мира, если окажется, что мы даже не знаем, куда идем, где находится этот желанный Небесный Иерусалим, город чистоты, красоты, святости и блаженства, то не пугайтесь, тем более не отчаивайтесь, дорогие мои, неустанно просите Ее, благую Одигитрию. Она непременно поможет найти путь спасения, поможет идти по нему, поскольку путь спасения – это тесный, скорбный путь. Сколько испытаний, сколько опасностей таит он в себе, сколько неожиданностей! Но с Ней – верной Спутницей – мы не будем одиноки, не потеряемся в этой бурной жизни. Сама будучи Странницей, здесь, на земле, Она ходит по дорогам, селам и улицам наших городов, спасая девиц, юношей, потерявших честь и смысл жизни, укрепляя дух и силы больных и престарелых, наставляя отчаявшихся и заблудших.

Когда малые дети-сиротки сбились с пути в темном лесу и их настиг ужасный ураган, они стали плакать и кричать в один голос: «Мама, милая мама, зачем ты нас покинула, где ты?!» Богородица в виде доброй крестьянки вышла к ним навстречу, обласкав, довела до теплой хаты лесника и стала невидима…

Когда за юной девицей, собиравшей в лесу грибы, погнался злой человек, она возопила о помощи к Богородице. Матерь Божия, будучи невидимой, вступилась за несчастную, и преследовавший ее человек свалился в глубокий овраг и поломал себе ноги…

А скольких несчастных путников Она спасла в зимнюю стужу, дождливой осенью, среди дремучих темных лесов, на суше и на море, днем и ночью, простирая Свою Материнскую руку помощи.

О возлюбленные братия и сестры, будучи странниками на распутиях жизни, станем взывать к небесной Страннице – Матери Божией. Да защитит Она всех нас от врагов видимых и невидимых и доведет до светлых врат Небесного града Иерусалима.

За Пречистой Девой

Блажен человек, имеющий в жизни доброго наставника, которого можно слушать, которому можно подражать и полностью довериться. Жизнь – странствование… Хорошо идти проторенным путем. Одигитрия – Путеводительница… За Ней идет весь христианский мир. Она учит нас, как нужно жить, как украшаться добродетелями. Пресвятая Дева сияет лучами всех добродетелей. Остановимся на трех из них: первая добродетель – это предание себя воле Божией, вторая – чистота тела и души, третья – мужественное перенесение скорбей.

Итак, пойдем за Ней. Она-то не поведет нас по ложному пути. Ее дорога за Христом.

Вот Архангел возвещает Ей слова великой радости: радуйся, Благодатная… благословенна Ты между женами (Лк. 1:28).

Архангел возвещает Ей великое и страшное таинство, а Она, в смирении склонив Свою главу, говорит: се, Раба Господня (Лк. 1:38).

Далее мы видим Ее с Иосифом и Богомладенцем бегущую в чужой Египет. Сколько тревог, опасений, волнений выпало на Ее долю; может быть, и тайных слез…

Позади слышны звуки мечей, предсмертные крики умирающих младенцев, стоны и вопли несчастных матерей… Впереди ночь, глухая дорога в пустыне, кишащей разбойниками. Только надежда на Бога помогает перенести все тяготы трудного пути. Насколько же это поучительно для нас! Как часто вместо надежды на Спасителя мы надеемся на себя или на людей, стремимся сами устроить свою жизнь и часто жестоко ошибаемся.

Воля Божия всегда над нами. «Как бы с закрытыми глазами бросайся в житейское море, – наставляет епископ Феофан Затворник, – предаваясь руководству воле Божией». Нужно полностью вверить себя высшей воле. Она всемогуща, всеобъемлюща. Она хранит и руководит всеми. Пречистая Матерь всегда следовала воле Божией, покорялась всемогуществу и силе ее. Последуем же за Ней и поучимся от Нее, как стяжать чистоту тела и души. Богоматерь сияет девственной чистотой. Очевидцы говорят, что стоило только взглянуть в Ее светлый лик, как сразу же чувствовалось нечто Божественное, высокое, чистое… Ее чистота свежее белоснежных лилий, светлее сияющих горних вершин, лучей яркого солнца. И нам нужно стремиться к этой чистоте, нужно дорожить тем, что мы имеем пример величайшей чистоты в образе Честнейшей Херувим и Славнейшей без сравнения Серафим.

Чистое око души позволяет человеку видеть небо. Чистый человек способен с земли видеть Бога, живущего на небесах. Все мы от юности подвержены грехам и порокам плоти. «От юности моея мнози борют мя страсти…» (антифон 4-го гласа).

С раннего детства мы страдаем от грехов, загрязняем одежды невинности грехами плоти. И чем больше живем, тем в большей степени теряем чистоту. И часто к старости человек обнажается совсем, потому что чистые одежды истлели, а новых он еще не приобрел. И вот стоит он – обнаженный, жалкий, неключимый. Скоро его позовут. В чем он явится к Судии правосудному? «Ризу мне подаждь светлу… Многомилостиве Христе Боже наш» (ирмос 8 гласа).

Нужно просить Матерь Божию обновить наши истлевшие, худые одежды души. Нужно просить, чтобы Она в час нашей кончины предстала и избавила нас от мучений, покрыла честным Своим омофором.

Посмотрите, дорогие мои, как мужественно переносила Она все скорби и испытания. Тайная вечеря… Ядущий со Мною предаст Меня (Мк. 14:18). С какой болью эти слова разрывали Ее сердце. Разве Она не знала об этом? Затем Гефсимания… Толпы народа с горящими факелами… Ночь во дворе Каиафы, Ее не пустили туда. Там мучают Ее Сына. Она страдает… Крестный путь… Голгофа… Сколько жестоких мук выпало на Ее долю. И Она все перенесла, верила Своему Сыну и Богу, верила и терпеливо несла вместе с Ним крест.

После Голгофы и вознесения Иисуса Христа Ее неистощимая любовь обратилась к нам. Понять ее и объяснить невозможно. Только привычный пример земной материнской любви может в какой-то степени раскрыть силу любви Пресвятой Богородицы.

Вот мать ждет сына. Полночь… Он приходит пьяный, грязный, ругается, оскорбляет, готов ударить. «Покушай, отдохни, сынок...» – просит его мать. Лег, забылся тяжелым сном. Проснулся, а она все стоит и смотрит на него. Ни укора, ни обиды – одна тоска, сострадание, прощение в ее взоре. Что-то отозвалось в сердце сына: жаль стало мать – она изменилась, поседела. Встал, подошел: «Прости, мама». Заплакал, упал в ноги: «Прости, родная, плохой я сын…»

Нежная материнская любовь пробудила душу. Также хранит нас любовь нашей общей Матери Приснодевы. Мы живем, суетимся, обижаем других и Ее, но Она молчит. Наступает ночь. Со злым сердцем, без молитвы, в угаре вражды и ненависти мы забываемся тяжелым сном. Она стоит над нами в тихом смирении, и Ее уста шепчут: «Дети Мои, бедные дети! Как тяжело вам в жизни, как много грехов творите». Скорбные очи Ее подняты к небу, Она молится и тихо благословляет Своих детей…

Материнская любовь Царицы Небесной хранит нас всегда. Только нужно уметь довериться Ей. Нужно научиться от Нее беззаветной любви и умению терпеть скорби жизни.

Пойдем же за Пречистой Девой, будем думать чаще о Ее великой любви к нам, о Ее неизреченном милосердии.

Матерь Божия, Матерь всех нас, грешных, мы к Тебе хотим. Помоги нам, возьми нас за руку, и мы будем вечно счастливы.

Источник счастья

Самыми блаженными минутами для Матери Божией на земле были, несомненно, те, когда Она на руках носила Богомладенца Христа. Радость Материнства пронзила все Ее существо с того мгновения, когда Архангел – Небесный вестник – сообщил Ей тайну Боговоплощения: Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою (Лк. 1:28).

С этого времени Она стала носить Богомладенца в Себе, чувствовать Его в Своем сердце. Это исполняло Ее радости неизреченной. Но еще большую радость и блаженство испытала Она, когда увидела Его, пришедшего с неба, Своими глазами. Что Она пережила в ту минуту? Какие слова могут выразить Ее чувство?

Господь с Ней… на Ее руках. Он покоится на Ее груди. Она Его ласкает, очей Своих не отведет от Его глубоких, как океан вечности, глаз. Сколько счастья испытала Она, сколько радости! Исполнились слова небожителя: «Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою!» Он оставался с Ней, будучи ребенком, а когда вырос, ушел проповедовать. Он учил народ, переходил с одного места на другое, и Она подолгу не видела Его. Матерь Божия тосковала, как одинокая голубка, плакала в Своем одиночестве…

Он бывал среди злобных и коварных врагов. Однажды Она нашла Его в доме Симона в Капернауме. И когда осталась наедине с Ним, Свою голову положила Ему на грудь и… плакала. Тяжела разлука с Господом. И как радостно всегда пребыть с Ним.

Самыми счастливыми минутами в жизни Богоматери были минуты, когда Она была со своим возлюбленным Сыном и Богом.

Самые счастливые минуты для нас, дорогие братия и сестры, это когда Господь бывает с нами. «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем» (Ин. 6:56). Оказывается, что и мы можем быть так же счастливы, как и Богоматерь. Можем носить Господа в себе, в своем сердце. Какое счастье быть вместе с Богом, наслаждаться небесной тишиной, радостью, вожделенным миром. Эти минуты счастья, таинственного общения с Богом наступают в момент причащения Святых Таин. Господь входит в сердце, и вместе с Ним вливается струя неземного блаженства. На сердце тихо, светло, и человек таинственно беседует со Своим Небесным Отцом. Эта беседа подобна той, которую имели дети Едема в период своего девства. Они были чисты, невинны, и Господь был с ними. То же самое и в минуты достойного причащения, в Таинстве святой Евхаристии человек обретает первозданную чистоту и удостаивается беседы с Богом.

Таким образом, условием таинственного пребывания в Боге является чистота.

Пресвятая Дева Мария удостоилась носить в Себе Господа за Свою чистоту. Лучи Ее девственной чистоты затмевали огненных Херувимов и сияющих небесной красотой Серафимов. В лучах Ее чистоты меркли их огненные лики и блекли лучи зари, восходящей над Едемом. Свет Приснодевства светит теперь над миром. Где чистота, там Бог, где Бог, там счастье вечной любви.

«С нами Бог, разумейте, язы́цы!..» (песнопения из Великого повечерия).

Бушует море, тонет корабль. Юноша чудом спасается, оказывается, что с ним было маленькое Евангелие. С ним был Бог… Бушует житейское море, волны разбивают последние надежды, горькие скорби, искушения – ярые волны – заливают душу, но не отчаивайся пловец: с тобою Бог, Бог крепкий, Властитель мира. Он скажет: «Умолкни, перестань» (Мк. 4:39), и умолкнет буря, откатятся от сердца тяжелые волны, и наступит тишина. «Житейское море, воздвизаемое зря напастей бурею, к тихому пристанищу Твоему притек, вопию Ти: возведи от тли живот мой, Многомилостиве» (ирмос 6-го гласа). Каждый день и час доносится этот вопль житейского моря, и с ним звучат другие слова: «Услыши ны, Боже, Спасителю наш, упование всех концев земли и сущих в море далече, и милостив, милостив буди, Владыко, о гресех наших и помилуй ны».

Так молится человечество о своем спасении. И вместе с ним простирает к престолу Божию Свои руки Богоматерь. Она неслышно ступает по бушующим волнам моря, помогает пловцам выбраться из пучины.

«Предстательство христиан непостыдное… не презри грешных молений гласы… предвари… на молитву и потщися на умоление…»

Она – источник самого высокого счастья – возможность быть всегда с Богом; носить Его в своем сердце; испытывать радость от служения Ему. Будем же неотступно просить об этом Матерь Божию. Она держала Его на Своих пречистых руках, прижимала Его головку к Своей Материнской груди, Она и нас научит быть всегда с Господом. А с Ним – быть счастливыми здесь и там.

Мать

Утоли болезни многовоздыхающия души моея…» (тропарь Божией Матери в честь иконы Ее «Утоли моя печали»). Возлюбленные братия и сестры! Я не ошибусь, если скажу, что эта просьба – «Утоли болезни многовоздыхающей души моея…» – вопль каждого из нас. Живется нам нелегко. Мы постоянно воздыхаем под бременем тяжких жизненных испытаний, всяких невзгод, скорбей и болезней, их особенно много у нас. Нет человека, который не страдал бы. Маленький ребенок, только что родившийся, крошка совсем, уже плачет, уже страдает. А сколько болезней перенесет он в течение всей своей жизни! Бывает, что человек всю жизнь страдает каким-нибудь тяжким недугом. Болезни бывают телесные, болезни бывают и душевные. Они связаны между собой.

«От многих моих грехов немощствует тело, немощствует и душа моя…» (канон молебный к Богородице, стихира, глас 2). Если бы не было душевных болезней, люди не страдали бы и телом. Господь наш Иисус Христос, исцеляя больных, возвращая зрение слепым, поднимая расслабленных, говорил: «Чадо, отпущаются тебе греси твои», указывая, что причина болезни в грехе (Мк. 2:5). А вместе с душой исцелялось и тело: «Возьми одр твой, и иди…» (Мк. 2:11), ты здоров. А иной раз Господь предупреждал исцеленного: «…не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже» (Ин. 5:14).

Возлюбленные братия и сестры! У нас с вами особенно много болезней. Они бесчисленны, потому что и грехов у нас очень и очень много. А исцелять нас порой некому. Нет рядом человека, который мог бы одним словом поднять и укрепить нас. И к кому нам обращаться за помощью? Кого призывать? Кого просить? Кто нас исцелит, кто нас услышит? Малютка со всеми своими радостями и скорбями бежит к родной матери – она поймет все, разделит печаль, утешит, обласкает.

Маленький мальчик, которому было всего-то девять лет, очень болел. Он уже совсем угасал. Перед смертью, указывая на свою больную грудь, он все просил: «Мама, мамуня, распутай, больно, клубок здесь». И она прикасалась своей материнской рукой к его больной груди, утоляла боль своего ребенка. Он затихал, успокаивался…

Дорогие братия и сестры, как нам нужна эта материнская ласка, это неложное прикосновение любящей руки, которая сняла бы мучительную боль. Как же тяжело спасаться сейчас, в наши дни, скудные верой, благочестием, зато богатые соблазнами, искушениями и всякого рода затруднениями. И порой приходится видеть, как совсем еще молодая душа, только начинающая жить, как прекрасный цветочек, выросший при дороге, бывает растоптана, сломана, запятнана грязью и не имеет сил более подняться. И исцеление такой души подчас очень трудно, мучительно, почти невозможно для человеческих усилий, нужна чья-то нежная и вместе с тем сильная рука, чтобы залечить душевные раны, дать силы и надежду на лучшую жизнь.

Рассказывают, в последнюю войну был такой случай. Тяжело раненому солдату предстояло перенести опасную операцию. Его мать была далеко, он ничего не сообщил ей. Но своим материнским сердцем она почувствовала, что любимый сын в беде, что он нуждается в ее помощи и она должна быть непременно около него. Солдат был под наркозом, шла сложная операция, когда двери палаты открылись, и вошла эта женщина. Ее никто не знал, врачи замерли от неожиданности, к тому же она могла закричать, заплакать, и тогда… все пропало. Но женщина сдержалась. Без единого звука, как тень, подошла она к операционному столу и положила свою материнскую руку на горячую голову сына. И вот тут совершилось неизъяснимое чудо. Больной, будучи под наркозом, с закрытыми глазами почувствовал материнское присутствие и прикосновение ее руки. Не открывая глаз, он сказал: «Мама, родная моя мама, я знал, что ты придешь ко мне в этот трудный час». Многие из присутствующих при этом заплакали.

Возлюбленные братия и сестры, мало ли бывает подобных операций в нашей жизни, я имею в виду тяжелые обстоятельства, затруднения и опасности. Порой нам на помощь и прийти-то некому, родная мать далеко, или нет ее уже на этом свете. И тогда приходит Она – нежная, любящая Мать всего грешного человечества, Мать милосердия, Матерь Божия. Она – Матерь всех скорбящих, всех оставленных, безнадежно больных, отчаявшихся.

«Уязвихся, уранихся, се стрелы вражия уязвившия мою душу и тело: се струпи, гноения, омрачения, вопиют раны самовольных моих страстей» (Великий канон св. Андрея Критского, песнь 2) – грехи наши повергают нас на болезненный одр, буря жизни изматывает наши силы, ранят нас искушения, тяжело дышится больной грудью.

Святые отцы говорят, что Божия Матерь всегда бывает там, где горе, где слезы. У Нее – большая семья, которая требует столько заботы, столько ухода, причиняет Ей столько огорчений, вызывает слезы печали. И Она ходит, ходит без устали, появляется там, где скорби, где бедствия. Она приходит туда, где страдает молодая, не опытная еще в жизни душа, где лукавый мир расставил для нее свои сети и грозит гибелью.

Она приходит туда, где душа с болью и плачем ищет исхода, ищет правильный путь. Она приходит туда, где надо подать всесильное врачевство покаяния или где надо спасти человека от губительных пороков. Она приходит и Своим Материнским прикосновением целит язвы наших бедных душ, отгоняет всякую печаль, сомнение, уныние. Она погашает пламень страстей. Она согревает наши холодные сердца, просвещает и укрепляет всякого, кто обращается к Ней за помощью. Ее тихое, благодатное прикосновение способно вызвать покаянные слезы из самого загрубевшего, закосневшего во грехе сердца. Она может возродить к жизни падшую душу, очистить того, кто запятнал себя тяжелыми грехами. Разбитое в пух и прах Она восстановит к жизни. Она все может, дорогие мои, все может совершить Ее безграничная материнская любовь к нам, грешным и недостойным Ее детям. И только одно мешает Ей приблизиться, только одно удаляет Ее от нас – наше нерадение. Это особенно страшный грех, тяжелая болезнь наших дней, опасное состояние духовного сна, лености, теплохладности, неведения своих грехов, бесчувствия. Нам тяжело спасаться, возлюбленные братия и сестры, говорить нечего, но ведь когда тяжело, тогда и надо приложить все усилия, все старания к важнейшему делу нашей жизни – спасению своей бессмертной души. Ведь когда трудно, тогда и Господь-то ближе. Он не хочет, чтобы мы погибли, Он видит, как нам тяжело, и жалеет нас, милует, и помогает, и хранит. А мы сами своим нерадением, небрежностью отходим от Господа. Мы все только ропщем, унываем, жалуемся, а живем, прямо сказать, духовно плохо, совсем недостойно христиан, главное, не умеем смиряться и совсем теряем благодатную помощь и подкрепление от Господа. А без помощи Божией мы совсем ничего не можем. Не только доброе что сделать, мы даже не видим, что гибнем, погрязаем в болоте суеты житейской. Не чувствуем, что душа спит, усыпленная греховным наркозом, не видим, что душа наша вся изранена греховными делами.

Дорогие мои, самое страшное, самое пагубное – состояние духовного сна, холодности. Страшное потому, что оно совсем незаметно. Так хитро и льстиво враг усыпляет и нашу совесть, и нашу душу, всякое доброе чувство и намерение.

О, душа христианская! Опомнись, сознай губительность своего положения, в этом начало спасения. Обратись к Матери милосердия и скажи с верою: «Царица Небесная, ведь я совсем погибаю и некому мне помочь! Беззакония моя превзыдоша главу мою… воссмердеша и согниша раны моя… несть исцеления в плоти моей (Пс. 37:5, 6, 8). Грехи губят душу мою и тело мучают. Я утопаю в житейском море. Еще немного, и я совсем низринусь в бездну, потому что буря все сильнее, все злее свирепствует. Не оставь меня, Матерь Божия, приди ко мне в этот трудный час, утоли лютую болезнь души моей и спаси меня, яко Милостивая».

Благодарность

Нет на земле человека, который бы так любил нас, так благотворил нам, как Матерь Божия.

В мире существует очень нежная родительская любовь, любовь братьев и сестер, любовь верных друзей, супружеская любовь… Но ничто, никакая привязанность, ничье расположение не может сравниться с любовью к нам Царицы Небесной. И сколь много ни любили Ее люди, сколь много ни славили Ее, вся человеческая любовь к Ней – это капля по сравнению с океаном Ее бесконечной Божественной любви ко всем людям: почившим, живущим ныне и имеющим жить. Она одна была предызбрана как Матерь Божия. Она дала миру Сына Божия во плоти, Христа Спасителя. Она безмерно любила Его, но отдала Его нам, послушная воле Божией, отдала Его для нашего спасения, для нашего искупления. Он для нас – Господь, Учитель и Спаситель. Он нас питает Своими Пречистыми Телом и Кровию.

Матерь Божия отдала нам Своего возлюбленного Сына, а неблагодарное человечество вознесло Его на Крест. Но Богородица – Мать скорбей – не отказалась от таких неблагодарных детей и, отдавая им Сына, приняла Материнство над всем человечеством. Она всех нас усыновила в минуты страшных голгофских страданий Своего Сына. С тех пор Она не оставляет нас, не покидает нашу землю греха и скорбей. Она покрывает Своим всесильным, огненным омофором целые страны и народы, и Церковь Святую, и семьи наши. Она каждого из нас хранит, защищает и ведет ко спасению, и за всех нас скорбит и болеет Своим горячим Материнским сердцем.

Она обещала прийти к нам в страшный час смерти и нежно склониться над нашей смятенной душой, отогнать злых демонов, облегчить наш исход Своим присутствием. Она – единая верная помощница на страшном пути загробных мытарств, где бесы будут стараться схватить душу, ввергнуть в страх, в отчаяние и увлечь с собой в вечную погибель. Она одна сильна защитить нас в час Страшного суда!.. О возлюбленные, в этот грозный час, когда по гласу Архангела будут собраны все от века жившие люди, тогда трепет охватит всех и вся. Сама природа содрогнется и подвигнется. И только одна Она будет стоять неизменно, по Своему материнскому праву одесную грозного Судии. Только Она, Мать Его и Мать наша, принесет в тот час дерзновенную Материнскую мольбу за всех нас…

Да, невозможно, дорогие мои, невозможно перечислить всех милостей к нам Матери Божией. Но на все эти великие благодеяния, на Ее любовь и заботу чем мы отвечаем нашей Небесной Матери, нашей Заступнице? Дорогие мои, приходится признать горькую правду: мы Ей не благодарны, мы часто просим Ее о многом, но не помним Ее милостей к нам, не видим Ее Покрова над собой, не замечаем, не ценим Ее попечения о нас.

Один мальчик с детства чтил Божию Матерь и ежедневно читал Ей архангельское приветствие: «Богородице Дево, радуйся…». Но время шло, он вырос, жизнь закрутила его. К тому же он стал думать: «Я молюсь, но пользы от этого не вижу, живу не лучше других». И перестал молиться Матери Божией, а однажды увидел Ее во сне. Она пришла и кротко укоряла его, говоря: «Что же ты перестал обращаться ко Мне? Почему считаешь, что молитва не приносила тебе пользы? Вспомни, как вы в детстве с товарищем упали с дерева. Он сломал ногу, а ты остался невредим. Это Я сохранила тебя. Вспомни, еще был случай тогда-то… И еще было много случаев».

Так Богородица напоминала ему истории из его жизни, и этот человек осознал, что он был очень невнимателен и неблагодарен своей Небесной Покровительнице. И какой это страшный грех – черная неблагодарность; такой отвратительный, недостойный человека грех, тем более христианина. И какой дивной красотой сияет святая благодарная любовь.

Святые отцы говорят, что благодарность особенно привлекает милость Божию, низводит на нас все новые и новые благодеяния, вселяет в душу мир и благодать. «За все благодарите», – учит святой апостол Павел (1Фес. 5:18). А у неблагодарного человека никогда нет мира в душе, он только гневит Бога, сам лишает себя милости Божией.

История христианства хранит немало примеров благодарной преданности Господу. Это было давно, более полутора тысяч лет назад. В одном языческом городе схватили и привели на суд женщину-христианку с маленьким сыном. Ее звали Иулитта, а малютку – Кирик. Судья приказал мучить святую жену, а младенца взял на колени. Он лаской привлекал к себе малютку, заставлял забыть мать и ее святую веру. Но младенец, ему было всего три года, вырвался из рук лицемерного правителя. Он видел, как мучают его родную мать, плакал и рвался к ней, говоря: «Пусти меня к маме, пусти, я тоже христианин». Наконец, чтобы избавиться от ненавистного мучителя, мальчик больно укусил его за руку. Тот, разгневанный, оттолкнул его, и ребенок покатился вниз по лестнице, ударяясь головкой об острые каменные ступени. Вниз он скатился совершенно разбитым, в крови, и отдал свою невинную душу Господу.

А вот современный случай. Мать провожает сына на войну. Голод. Она вся опухла. Новобранцам принесли обед. Сын хочет отблагодарить свою мать, может быть, она больше его никогда не увидит. Но как отблагодарить? Уже был дан сигнал к отправке. Сын наскоро отхлебнул из котелка, оставшуюся кашицу завернул в бумагу и сунул матери: «Мама, съешь». Вытирая слезы, она смотрела вслед сыну. Вон он машет ей рукой из вагона, что-то кричит… Она, бедная, не сводит глаз с удаляющегося поезда. Вот он совсем скрылся, а она все смотрит, вся подалась вперед… Сверток вдруг выпал из ее рук на землю, и… кашица разлилась. «Сынок, милый, сам не съел…», – шепчет мать, и ее слезы смешались с едой.

Возлюбленные братия и сестры, если бы мы были так благодарны, так чутки и признательны! Ведь мы совсем не ценим взаимную любовь, даже в семьях. Тяготимся близкими людьми и не помним, чем мы им обязаны, неблагодарны по отношению к родным, к родителям особенно. Приходится слушать слезные жалобы несчастных престарелых матерей на неблагодарных, грубых детей. Это слышать очень страшно и больно. Неблагодарны бываем и к духовному отцу, а ведь он берет на себя ответственность за нашу жизнь и спасение перед Богом, и сколько он за это терпит от врага, от людей. А сколько он слышит упреков, сталкивается с неблагодарностью, непониманием и обидами со стороны своих же духовных чад…

Неблагодарны мы бываем и к своим Ангелам Хранителям. Ведь они от нас не отходят; чистые, светлые, а терпят нашу смрадность греховную. Неблагодарны к святым угодникам Божиим, нашим покровителям и молитвенникам. Неблагодарны особенно к Божией Матери, нашей верной и сильной Помощнице, неблагодарны и к Господу, нашему Творцу, питателю и Спасителю… Отчего же это так бывает, дорогие мои? В чем причина, корень неблагодарности, в забывчивости нашей, но прежде всего – в грубости? «Невелико дело, – говорит святой отец, – в скорби вспомнить Бога, велико в радости не забыть, поблагодарить Его». А мы? Много ли мы благодарим? Живем так рассеянно, что не замечаем, не ценим небесного покрова над собой и помощи Матери Божией. В суете нашей намереваемся сами все решить и устроить. От гордости мы все недовольны, ропщем, завидуем, ищем большего, вместо того чтобы со смиренной благодарностью удивляться тому, сколько всего ежедневно, ежечасно дарует нам Господь. Сколько Он нам дает способностей, сколько красоты и добра разлито вокруг нас. Как Он нас терпит еще, таких грешных и недостойных Его любви, и не только терпит, но и много милостей изливает на нас совершенно даром и незаслуженно.

Мы часто поем акафист Матери Божией, воспеваем Ей: «Радуйся, Невесто Неневестная! Радуйся, радуйся…». Но радуется ли Царица Небесная? Коснулась ли радость нашей собственной души, или пели только уста, а сердце осталось холодное, грубое и неблагодарное? Как тягостно жить без любви, без признательности, ведь только она согревает и умягчает душу. А главное, для Царицы Небесной оскорбительно, если мы забываем благодарить Ее. Не отойдет ли Богородица, не оставит ли нас среди бури жизни совсем одиноких и беспомощных? И что нам тогда делать? К кому пойдем?

Дорогие мои, будем же признательны Ей. Будем помнить всегда, что значит для нас, для нашей жизни и спасения Матерь Божия. Надо исправляться и постоянно нежно благодарить Ее. И тогда Она порадуется нашей детской преданности, покроет защитит, и Ее милость сохранит нас в этой жизни от всякого зла и исходатайствует вечное спасение нашим душам.

Под водительством Богоматери

Кто не согласится, что самым счастливым временем нашей жизни является раннее детство – тихое, безмятежное. Тогда невинная душа не знает тяжести греха, не испытывает борьбы, искушений и падений. Тогда жизнь течет тихо под надежным присмотром любящей родной матери. Кто без умиления не вспомнит дни своего детства, нежную материнскую ласку? Кто не пожалеет о том времени? Родная мать носила нас у своей груди, просиживала ночи у нашей колыбели, она водила нас за руку. Мы ей доверялись, на нее полагались, мы не разлучались с ней. И эта близость к родной матери давала счастье, радость и покой детскому сердцу.

Но, возлюбленные братия и сестры, это время давно миновало. Время не стоит на месте, жизнь стремительно несется вперед, влечет нас за собой, и порой очень быстро, как бурный поток. Мы возрастаем, а родители многих из нас уже ушли из этой жизни. Возможно, что кто-то в раннем детстве, еще в юности лишился материнской ласки и заботы.

И жизнь наша идет как-то неполноценно, в ней некая пустота. Одиночество нас давит, печаль и холодное уныние охватывают сердце. Сколько же трудностей и искушений бывает на пути молодой, неопытной души, особенно если она стремится к высокой, чистой жизни. Сколько всяких огорчений от людей, от обстоятельств, от всего, особенно в наше трудное смутное время. Сколько внутренних переживаний, искушений, а поделиться подчас не с кем, не у кого спросить совета. Некому бывает нас защитить, приласкать, пожурить с любовью.

А как часто мы не замечаем, не ценим в семейной жизни взаимной любви и поддержки. Один молодой человек говорил: «Когда я жил с родителями, то не ценил их, не слушался, тяготился их заботой, не замечал их любви. Но вот в один месяц я лишился отца и матери. Как же я сейчас одинок, несчастлив. Жизнь стала холодной и пустой, люди – далекими. Я сирота, никому не нужный, никем горячо не любимый…»

Дорогие мои, я вам должен сказать, что у всех нас есть Мать, Которая никогда не умрет и никогда нас не оставит. Есть такое любящее сердце, которому все мы дороги и родны. Оно готово всех нас собрать, всех покрыть, защитить и утешить, и всех оно влечет к себе. Господь ведь знает и видит, как горько, мучительно и даже опасно такое наше сиротство, и Он дал нам Свою Пречистую Матерь. Она носила Его, Богомладенца Христа, Она Его вскормила, воспитала. Она столько страдала за Него Своим материнским сердцем, как никакая другая мать. И эту Свою Мать Господь даровал нам, слабым, немощным, грешным людям.

И как хорошо, как отрадно чувствовать своей Матерь Божию Пречистую Деву Марию. Как надежно жить под покровом Заступницы рода христианского. Она рядом с нами со дня нашего рождения. Она склонялась к нашей колыбели, хранила нас в детстве, в юности, вела через испытания и скорби жизни. Она хранит нас везде, всегда молится за нас и всех хочет спасти и привести, как мать за руку ведет дитя к Своему Сыну и никогда не оставляет нас. Как же хорошо жить под водительством Богоматери! Как отрадно жить с надеждой, с верой в то, что Она услышит и исполнит наши прошения.

Кто искренне любит Ее, кто постоянно Ей молится с детским доверием, кто вверил Ее Покрову себя и своих близких, кто поверяет Ей все свои нужды и печали, тот, несомненно, знает не только умом, но и всем своим благодарным сердцем, как Она милостива, как близка и скора на помощь. Кто с верой обращался к Ней в нужде, в трудных обстоятельствах жизни или при внутреннем смущении, тот, несомненно, чувствовал нежное прикосновение Ее материнской руки. И оно, это прикосновение – всем нам необходимо: большим и малым, ученым и неученым, верным и неверным, всем-всем.

Каких только нет у нас скорбей, искушений, соблазнов, препятствий на пути спасения, сколько болезней, личных неприятностей у нас или у наших близких, у родных?! И все это Она видит, всех жалеет, всем помогает, все покрывает. И еще: Она очень много скорбит о нас, погибающих. Ведь Она – Мать.

Рассказывают, как одна женщина со слезами открыла батюшке свое горе: любимый единственный сынок погибает. Вырос, перестал слушаться, оставил молитву, пристрастился к вину и разгульной жизни. Да и ее обижает, издевается, бьет… Горько было старушке. Но духовник ободрил ее. «Вот ты пойди, – сказал он, – в Казанский собор (дело было в Ленинграде), упади перед иконой Заступницы, Матушки Царицы Небесной, и скажи Ей: «Матерь Божия, у меня большое горе, и только Ты можешь мне помочь. И Ты должна помочь. Ведь я не отступлю от Тебя. Я сегодня пришла, и завтра приду со своим горем, и так буду ходить, пока Ты не утолишь мое материнское горе, пока не исполнишь мою просьбу…»

Так она и стала делать. Ходила каждый день и просила Матерь Божию. И что вы думаете, дорогие мои, ведь исполнила Матерь Божия ее просьбу! Однажды вечером она особенно много слез пролила перед иконой Заступницы. А сын в то время случайно проходил мимо собора, шел на обычную пирушку. И вдруг над собором в лучах заходящего солнца он увидел икону Божией Матери. Она стояла в воздухе, а потом исчезла, точно опустилась в собор. Что-то забытое защемило, шевельнулось в груди у этого человека. Он неуверенно вошел в собор: та же икона на стене, а перед ней на коленях горячо молящаяся старушка. «О, Боже мой», – и со слезами все шепчет его имя, все вымаливает его душу у Царицы Небесной. Дрогнула душа блудного сына, смягчилась при виде худенькой скорбной матери. Вспомнил он и счастливые дни своего невинного детства. Неслышно подошел к матери, опустился рядом с ней на колени, и его глубоко покаянные слезы слились со слезами матери. И Ангел вознес их молитвы на небо, к престолу Божию. Ведь привела к покаянию Заступница Небесная!

Как хорошо жить под водительством Богоматери, как отрадно молиться Ей, вручать Ей жизнь и спасение свое и своих близких! Но, дорогие мои, скорбно порой видеть и сознавать, что мы не ценим любовь к нам Божией Матери, не отвечаем Ей искренней преданностью и детским доверием. Мало того, мы все оскорбляем Ее своими грехами, печалим и прогоняем от себя. Сами уходим из-под Ее надежного покрова. Сами не хотим идти по тому пути, которым Она ведет нас, как непослушные дети вырываются и убегают от матери, так и мы… За такое непослушание, за такую неблагодарность, за многие наши беззакония не оставит ли нас Матерь Божия? Не откажется ли от таких неисправных, своенравных Своих детей? Не лишимся ли мы этого нашего последнего пристанища? Ведь кругом грешны, совсем недостойны Ее милости и заступления…

И все же мы дерзаем надеяться, что Матерь Божия не оставит нас, таких немощных и слабых, на пути ко спасению, до конца будет помогать нам, нежно вести и направлять.

Святые отцы говорят, что особое счастье матери – заботиться о своем больном, немощном, обиженном ребенке. А мы с вами, не больны ли душевными или телесными болезнями? Не мы ли крайне немощны и стеснены: и от людей, и от своих грехов, и от различных искушений, от мира и диавола.

Рассказывают: два инока направлялись в свой монастырь. Они ходили по делам в город, а теперь возвращались, порядочно выпив, навеселе. И, проходя по узенькому мостику, свалились в речку, совсем было захлебнулись, погибали. Но в то время их игумену явилась Божия Матерь и, указав место, сказала: «Спеши спасать Моих свиней. Хоть свиньи, а Мои…».

Возлюбленные братия и сестры, будем просить Царицу Небесную, чтобы Она не оставила нас на нашем нелегком жизненном пути к Царству Небесному. Будем спешить обращаться к Ней, когда грехи особенно обуревают, когда мы совсем погружаемся в волны житейского моря, когда в собственной душе бывает буря страстей: гнев или нечистота, злоба, зависть, ревность и прочее. Тогда особенно будем обращаться к Ней. Не скрывая, не утаивая ничего, как дети Матери, откроем Ей свою душу, расскажем все, что мешает и волнует.

Станем молиться Ей с дерзновенной верой в Ее всесильную скорую помощь. И она не посрамит нашего упования; душа, ожесточенная грехом, смягчится, умилится, глядя на Ее пречистый, нежный, сострадательный лик. Душа устыдится своей греховности, неблагодарности, сама принесет слезы глубокого покаяния, которых так ждет Матерь Божия от нас, исправится, оставит свой грех, встанет на путь добродетельной жизни. И тогда Матерь Божия непременно доведет нас до конца этой жизни без порока, пронесет и через страшные мытарства, через неведомый огненный путь к вечности и спасет наши души от вечной смерти.

Еммануил

Я считаю самой большой бедой, самым скорбным явлением нашей жизни то, что мы плохо исправляемся. Все у нас есть: и пища, и питие, и одежда, и жилище.

А вот в духовном отношении мы очень плохо совершенствуемся. Бурный поток жизни несется очень быстро, время уходит; оглянемся на себя и увидим безотрадную картину душевного запустения, небрежности, неисправимости. Потому-то от всей души и скажем Владычице: «Зриши мою беду, зриши мою скорбь».

Возлюбленные братия и сестры! Святой апостол Иоанн Богослов, находясь в изгнании на скалистом острове Патмос, видел на небе таинственное явление. Он видел жену, облеченную в солнце, под ногами у нее была луна, а на главе ее венец из двенадцати звезд. Эта жена имела во чреве и была в муках рождения и кричала от боли. Она должна была родить и тяжело страдала и мучилась. Вдруг тайнозритель увидел второе видение. Перед женой стоял большой красный дракон, который готов был пожрать ее младенца. Но вот жена родила, и плод ее был восхищен к Престолу Божию, а жене были даны два крыла большого орла, на которых она улетела в пустыню (см.: Откр. 12).

Объясняя это видение, святые отцы говорят, что жена – это Церковь наша Святая, Православная, которая в муках, страшных терзаниях и потугах старается возродить нас, верующих своих чад, каждого из нас с вами в духовную жизнь. Страдания ее очень велики, она сильно переживает за нас и плачет за каждую душу человеческую.

Далее святые отцы говорят, что дракон – это диавол, который стережет каждую душу и всегда готов ее поглотить и погубить. Он, по слову святого апостола Петра, ходит как рыкающий лев, ища, кого поглотить (1Пет. 5:8). И в этом для нас большая опасность, потому что спасаться трудно, скорбей, препятствий всяких много… и несутся наши вздохи к Пречистой: «Зриши мою беду, зриши мою скорбь, помози ми, яко немощну, окорми мя, яко странна».

Но я вам скажу, что мы должны не только пользоваться защитой нашей Святой Церкви и жить ее заботами и стараниями. Мы сами должны прилагать усилия, чтобы становиться лучше, очищать свою душу и избавляться от грехов. Бурный поток жизни стремительно несет нас вперед.

Предание говорит, что новорожденный Младенец Христос плакал. Не потому, что положили Его на грубой соломе, а не на мягких пеленках, не потому, что находился Он в темноте и холоде вертепа. Плакал Он, предвидя нашу холодность к Нему, нашу неисправимость, плакал о том, что вместо любви и верности люди возненавидят Его. Соединим же наши слезы покаяния с Его слезами. Ими утолим гнев Божий и переменим его на милость. И будем обращаться к нашей нетленной Матери Царице Небесной.

Я должен вам сказать, что Она спасает не только добрых, но и плохих, и таких-то особенно. Если душа доверилась Ей и прибегает к Ее помощи и покрову, то Она никогда не посрамит, не изменит и не отступит и не попустит врагу окончательно увлечь и погубить душу. Как бы та ни была измучена борьбой с грехами, как бы низко ни пала в сети уныния, тяжелой печали, постоянных сомнений и колебаний – нежное прикосновение Ее материнской руки рано или поздно коснется этой души, даст ей отраду и помощь, окрылит ее и подымет к лучшей духовной жизни… Только бы мы сами старались. И в этом наша большая беда, что мы совсем не ведем борьбу, не противимся греху. Пришел какой помысл на сердце, мы скорее исполняем, не видим врага, который, как хищник птицу, подстерегает нас. Пришел греховный помысл, и мы сразу склоняемся, как былинка от ветра, а то и ломаемся.

Рассказывают про одного брата, который подвизался в монастыре. Он старался спасаться, но у него было много искушений, ему враг предлагал много разных своих внушений, и он всегда противился им молитвой и силой воли. Всякий раз он старался медлить, тянуть и не сразу приводил в исполнение внушаемые врагом мысли. Вот однажды он чем-то занимался в келье и ему пришел помысл поесть. «У тебя все есть, – говорил помысл, – и хлеб, и фрукты свежие, поешь». – «Нет, – воспротивился брат помыслу, – вот окончу свое дело, тогда и поем». Когда дело было сделано, помысл ему снова говорит: «Теперь-то поешь, время уже обеденное». – «Нет, я еще почитаю немного, а потом поем». Он почитал, а помысл снова свое: «Поешь, а то ослабеешь, уже столько времени прошло». – «Нет, – ответил монах, – вот я сначала за водой схожу на речку, а потом поем». Таким медлением он противился помыслам и не исполнял воли диавола.

Вот и нам так надо. Мы ведь все хотим спастись, в этом и сомнения быть не может, и все мы стараемся, и усилия многие прилагаем. И трудно нам бывает, мы падаем, устаем, изнываем, руки у нас опускаются. Как камень, упавший с горы, не может уже достичь вершины, так и наша жизнь.

Бурный поток бытия неизменно несет нас вперед, и наступит момент, когда мы окажемся на пороге иной жизни, на рубеже могильном, – это неизбежный удел каждого. И чтобы подойти к этому пределу с очищенной душой, будем просить об этом Матерь Божию, Царицу Небесную, будем просить и Сергия преподобного нашего родного, к которому мы так часто прибегаем в своих скорбях и затруднениях.

Будем просить и стараться, чтобы все, в том числе и мы – духовенство, и вы – миряне, с каждым часом, с каждым днем, с каждым отрезком времени обновлялись, исправлялись и в духовном отношении становились лучше, готовились принести хотя бы малые дары Господу, Который вновь приходит к нам на землю. Еммануил – с нами Бог. А уж если принесем одни грехи, то растворим их слезами жгучего покаяния, чтобы увидеть очами веры Божественного Младенца Христа Спасителя. Да поможет всем нам Бог!

Иное предстательство

Если кто из нас когда-либо тяжко страдал в жизни, испытывал невыразимую муку, скорбь, болезнь, тот знает, как в такие моменты душа жаждет дружеского участия или хотя бы присутствия близкого человека. И если рядом никого нет, если вы оказались наедине со своим горем и затруднениями, тогда отрадно бывает просто вспомнить близкого человека, дорогого, любимого и любящего. Святые отцы говорят, что самым дорогим существом для человека, а в тяжкие минуты особенно, является мать.

Пусть жизнь отравила отношения с матерью, пусть ее светлый образ затмился в сознании другими впечатлениями и привязанностями, и все же дороже ее нет никого на всем свете. Ее любовь свята, ее близость нерушима, и связь с ней не может быть прервана ни временем, ни пространством, ни жизненными обстоятельствами. И бывает порой, что человек прямо-таки воскресает, думая о матери, вспоминая ее, – любящую, добрую, кроткую.

Рассказывают, как один молодой человек закружился в житейской суете, увлекся внешним блеском земного счастья и в погоне за ним совсем перестал заботиться о душе, совершенно потерял веру. В это же время он безумно полюбил одну девицу. Она занимала все его мысли, он ничего не жалел ради нее… Но любовь оказалась неразделенной, девушка насмеялась над его чувствами и коварно обманула его. Он очень тяжело все это переживал, страдал… Жизнь померкла, потеряла смысл. Окружающие стали чужими, далекими, враждебными для него.

В одну из ночей ему было особенно тяжело. Перед ним лежал заряженный револьвер, и рука его не раз уже касалась холодного металла, но всякий раз он в нерешительности останавливался. Но вот, назвав себя трусом, он схватил револьвер, уже поднес его к виску и… в последний раз глазами окинул комнату… Взор его задержался на фотографии. То была старая выцветшая карточка его матери… В этот миг словно бы нашлась утерянная святыня его сердца… Маленькая карточка оживила в нем воспоминания далекого невинного детства… Ласковые материнские руки, тихий свет лампады в углу над его детской постелью… Вот они вместе идут в маленький деревенский храм. Вот она, уже больная, со слезами предостерегает его от опасного гибельного пути… Умирая, она просит не забывать Небесную Мать и к Ней обращаться за помощью и утешением.

Теплые чувства наполнили измученную душу юноши, он вспомнил те дивные, сладостные минуты и часы, какие он переживал в храме, когда с чистым, доверчивым сердцем приходил туда и перед чудотворной иконой Царицы Небесной изливал наболевшее. Точно кто-то незримый шепнул ему, что он снова может пережить все это…

Быстро одевшись, молодой человек вышел и направился к храму, где служили всенощную. Робко вошел он в двери, а там, будто ничто не изменилось с тех пор, как он бывал в этих стенах. Знакомый лик Пречистой Богородицы. Она грустно смотрела на него, точно ждала все это время. Заступница… Сердце дрогнуло. Здесь, у образа Царицы Небесной, стояла на коленях его теперь уже умершая мама, она молилась о нем… Он зарыдал, упав на колени. Как передать, что он здесь пережил? Душа обновилась, возродилась для чистой, святой жизни.

Как счастлив тот человек, который в минуты тяжелых переживаний, затруднений, скорби может обратиться к родной матери, по-детски, доверчиво поведать ей свою печаль. И я должен вам сказать, что все мы, православные христиане, имеем это счастье как никто другой. У нас есть иное, неземное предстательство. Когда буйная, беспокойная жизнь затемняет образ родной матери или совсем отдаляет от нее, прибегайте к Матери Небесной. Взгляните на Ее кроткий лик, сияющий небесной чистотой и благостью, станьте перед Ее иконой и скажите от всей души: «Матерь Божия, тяжело мне, одиноко, погибаю, душа устала, ослабела, нет помощи от людей… Тебе вручаю жизнь мою. Сама заступи, Сама позаботься обо мне… Человеческому предстательству не ввери мя…» – и Она непременно услышит и возьмет нас под Свою защиту, согреет нас Своей Материнской любовью и лаской. Она не только утешит, но и научит что делать, когда бросает нас из стороны в сторону, как ладью в море бурном, когда наседают на нас всякие скорби…

Когда Она, еще юная, чистая Дева, трепетно молилась в доме старца Иосифа, и тихий глас Архангела возвестил Ей радостную весть о воплощении от Нее Сына Божия, Спасителя мира, Она сказала тогда в ответ: Се, Раба Господня, да будет Мне по слову твоему (Лк. 1:38). Она не просила объяснений такому непостижимому, таинственному событию, а смиренно предалась воле Божией, с полной верой Творцу и Владыке всяческих. И всю жизнь свою Она покорно предавалась воле Божией, принимала все испытания, скорби, жила Матерь Божия в бедности, уничижении и безвестности и во всем полагалась на Бога. Даже в страшный час голгофских крестных страданий Своего возлюбленного Сына Она не произнесла ни одного слова: не роптала, не требовала объяснений или чуда. «Се, Раба Господня», – повторяла Она про себя, превозмогая скорбь.

Будем и в этом подражать нашей Небесной Матери, возлюбленные братия и сестры. Преданность воле Божией – одна из лучших христианских добродетелей, это свойство мужественных, глубоко верующих душ. Добродетель эта очень высокая и очень нелегкая, особенно для нас, маловерных, таких слабых и самонадеянных. Но будем стараться, будем учиться у Царицы Небесной, у смиренной Приснодевы Марии этому святому качеству. Предадим свою жизнь Богу, Отцу нашему Небесному. «Твори с нами, Господи, что Тебе угодно и для нас полезно, мы рабы Твои, Тебе доверяемся, Тебе предаемся». Разве мало у нас в жизни скорбей, грехов, всяких трудностей; и мы все расстраиваемся, переживаем, заботимся, ищем успокоения… Оно может быть только в надежде на Господа, в вере Богу нашему. Будем говорить: «Се, раба Твоя, даруй мне всецело предаться воле Твоей святой».

В одной книге рассказывается про человека, который очень уж худо жил на земле. Делал все, что только ему вздумается: ел, пил, гулял, пировал. Но вот пришел и его конец. Пришла смерть, отсекла душу от тела, и бесы окружили душу. Ангелы стояли вдали и плакали. Особенно сокрушался Ангел Хранитель. Ему было безмерно жаль эту душу, он всеусильно старался пробудить ее к покаянию. Но вот темные и отвратительные существа подхватили грешную душу. Как хотели, издевались над ней; иные, злорадствуя, тянули за голову, другие под ногти вгоняли какие-то иглы, третьи хватали за горло и душили несчастную. Душа же озиралась вокруг, искала помощи, простирала руки к Ангелам, звала их прийти и заступиться. Но все было тщетно. Вдруг вся эта зловещая ватага в один голос заорала: «В бездну, в бездну!» И мигом все оборвалось… Душа бедная чувствовала, что ее тянут куда-то вглубь, все дальше и дальше. Вот уже поблекли последние лучики света. Страшная, зловещая тьма, словно железным обручем, объяла со всех сторон. Снизу раздались вопли, стоны и стенания. Дикий, звериный рык покрывал все голоса. «В бездну, в бездну!» – давясь от крика, вопили бесы, и злорадный хохот разносился эхом в кромешной адской тьме.

Как ни стремительно тянули бесы грешную душу в преисподнюю, как ни страшно ей было, но она опомнилась и в первый раз в жизни произнесла: «Господи, Создатель мой, в бездну Ты низвергаешь меня по грехам моим, да будет воля Твоя». Вдруг что-то перевернулось, загрохотало, заревело, задрожало… Сверху резанул яркий луч света, и… два Ангела светлых подхватили душу. Демоны рассеялись во мраке бездны. Полет к высоте был стремительный. Душа, не помня себя, оказалась высоко-высоко в небе…

Так Господь спасает души из самой пасти ада, души, надеющиеся на Его святую волю. Сама жизнь часто доказывает нам тщетность всякой человеческой земной помощи. Будем искать иного предстательства – небесного, Божественного. Особенно милосердного предстательства Матери Божией, снисходительной, сострадательной… Она все скорби Своей жизни вынесла только благодаря тому, что умела полагаться на волю Божию и в Небесной помощи черпала силы и терпение.

Будем взывать к Ней: «Не ввери мя человеческому предстательству, Пресвятая Владычице… скорбь бо обдержит мя… покрова не имам, ниже где прибегну, окаянный… и утешения не имам разве Тебе…» (Канон молебный к Богородице, стихира, глас 6).

И Она не презрит нашего моления, но покроет нас от бед и напастей и утешит в скорби, подаст все полезное для спасения души и Своим крепким предстательством исходатайствует нам жизнь вечную.

Лествица

Сколько приходится слышать жалоб на то, как трудно спасаться. Сколько у нас в жизни печалей и уныния от того, что дело нашего спасения идет плохо. Иной всю жизнь стремится к спасению, ищет прямого пути к совершенству, и все у него не очень хорошо получается, все никак не приблизится он к своей цели. Иной все силы полагает на то, чтобы оторваться от греха, и это ему никак не удается, грехи тянут вниз, обременяют жизнь, сознание, душу…

Подобное имеет место, дорогие мои, так и должно быть, потому что спасение – дело нелегкое, непростое. Сразу оно не дается, а тем более нам – слабым и грешным, мы порой совсем падаем духом, унываем, не знаем, что делать, как спасаться. А ведь есть очень хороший и надежный путь, ведущий от земли на небо. Идя по нему, непременно спасешься, непременно придешь в райские, блаженные селения…

Спасаться трудно не только теперь, спасение с древних времен было желанной целью людей, но самим нам ни за что не спастись. И Бог – Создатель наш, зная нашу немощь, от века обещал послать Спасителя с неба. И тем же путем, каким пришел наконец долгожданный Спаситель, этим же светлым путем должны подниматься от земли к небу и мы с вами, родные мои. Поскольку человечество давно искало этого пути, то Господь неоднократно показывал его прообразы.

Посмотрите росписи притвора академического храма в честь Покрова Божией Матери. Иаков бежит от гнева Исава, идет по пустыне, утомился; настала ночь, он лег, на камни положил голову и видит во сне прекрасную высокую лествицу. Верх ее достигает неба, а низ касается земли, а по ней восходят и нисходят Ангелы Божии. Наверху ее Господь, и милостивно говорит: «Не бойся. Я Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака, не бойся» (ср.: Быт. 28:13, 26:24).

Страшно показалось Иакову это видение, он пробудился от сна и сказал: «Господь присутствует на месте сем, а я не знал! Это дом Божий, это врата небесные» (Быт. 28:16–17). Господь при всей святости места сказал: «Не бойся». Это знамение величайшей любви Божией к нам, ко всему человеческому роду.

«Радуйся… лествице высокая, юже Иаков виде» (служба Благовещения Пресвятой Богородицы, стихира на «Господи, воззвах…»). Это мы поем Пресвятой Деве Марии, Пречистой Богородице. Так вот он этот путь, удобный и верный путь на небо!

«Радуйся, лествице небесная, Еюже сниде Бог; радуйся, мосте, преводяй сущих от земли на небо», – поем мы Ей (акафист Пресвятой Богородице, икос 2). Через Нее, Матерь Божию, Господь сошел на землю и воплотился. Она сильна нас всех теперь вознести на небо, к Своему возлюбленному Сыну.

И еще, дорогие мои, как ни труден наш жизненный путь, но он пройдет, он не так уж долог, а после смерти нам предстоит иной путь, более тяжелый, неизбежный, последний и решающий… Здесь, в нашей Лавре, жили два инока, отец с сыном, спасались вместе. Но первым умер сын (его звали Иона). Отец много молился о нем и желал знать, достиг ли сын его спасения. И вот однажды глубокой ночью отец в видении увидел его. Иона вошел в келью, остановился и долго-долго стоял молча. Наконец глубоко вздохнул и сказал: «Молись, отец. Там течет огненная река, и немногие минуют ее. Большинство, пытаясь одолеть ее, опаляются, падают и… погибают…» – и с этими словами видение исчезло. Страшен этот путь, возлюбленные братия и сестры! Страшен и нелегок. Но по милости Божией протянут для нас мост через эту реку, устроена лествица, широкая, крепкая лествица от земли на небо. Счастлив, бесконечно счастлив человек, возлюбивший Матерь Божию и свою жизнь полностью предавший Ей, доверивший Ей себя и своих близких и всю свою жизнь. Она не оставит и в этой временной жизни. Не думайте только, что Она избавит от всех скорбей, что все будет благополучно и спокойно. Нет, но Она дает силы терпеть, Она научит со смирением нести жизненные испытания, поможет в борьбе с искушениями, защитит от напастей вражиих. Тем более не оставит Она и в вечной жизни, но будет ходатайствовать о нас перед Сыном Своим.

«Радуйся, лествице, Еюже сниде Бог…»

Как, должно быть, прекрасна эта лествица, как светла и чиста, если по Ней сошел Господь, почивающий на Херувимах и носимый Серафимами. Но из чего же состоит эта лествица? Каков ее состав? Как любая лествица, она состоит из ступенек – добродетелей. Это, во-первых, дивное смирение, столь любезное Богу, столь прекрасное. Смирение, которое одно только сильно вознести душу на небесную высоту, которое подняло Матерь Божию выше Ангелов. Она желала быть последней служанкой Той, которая станет Богоматерью, и Сама удостоилась этой чести.

Предание говорит, что когда Матерь Божия отвечала на письма епископа Игнатия Богоносца из Антиохии, то подписывалась так; «Смиренная прислужница Иисуса…»

Вторая ступень лествицы – это терпение, которое есть не что иное, как великая победа над собой – над своеволием, непокорностью, маловерием. Терпение, которое никогда не поколеблется, никогда не постыжает. Затем – это дивная чистота Богородицы, которая выше горних вершин, ослепительно сияющих на солнце, прекраснее царственных лилий, благоуханнее скромного белого ландыша… Далее – это Ее кротость, Ее приветливость, Ее милосердие, которое вознесло Ее не только пред Богом, но и в глазах людей. Ее дивное молчание, явившее всю глубину Ее смиренномудренной души. Ее любовь к Богу, столь украсившая Ее душу, любовь глубочайшая, преданнейшая, неизменная в радости и в скорби.

И сколько же, сколько этих ступеней, которые Она одолела, сколько у Нее этих дивных совершенных добродетелей! Вот эта лествица Богоматери. Но Она не только Сама взошла по этой лествице до неизреченной высоты Богоматеринства, Она и нас учит, зовет идти Ее путем, самым верным путем ко спасению.

«Радуйся, Лествице, от земли всех возвысившая благодатию…» (Канон Благодарственный Пресвятой Богородице).

И пусть никто не думает, что это трудный и совершенно невозможный путь. Кто любит Матерь Божию, тот не побоится труда, тому Она поможет, научит и смирению, и всему-всему доброму. Она пошлет Свою благодатную помощь и исходатайствует у Сына Своего спасение верным Своим чадам.

Притецем же, возлюбленные братия и сестры, к тихому сему и доброму пристанищу, скорой Помощнице, готовому и теплому спасению – Покрову Девы… Притецем с верою в Ее помощь, с послушанием святым заповедям Ее Божественного Сына, с готовностью на труды, на терпение и с глубокой, по-детски доверчивой любовью к Ней восстахом…

«Радуйся, Еюже разрешися преступление; радуйся, Еюже отверзеся рай…» (акафист Пресвятой Богородице, икос 8), «Радуйся, яко рай пищный процветаеши; радуйся, яко пристанище душам готовиши» (Там же, икос 3).

Видели же Ее перед закрытием Глинской пустыни: в тихую лунную ночь Она стояла в небе. Как сказано в одном из писем, на Ее пречистых руках покоился Богомладенец Христос. Они были в изумительно светлых ризах, сияющих, как солнце. Лица были печальные и задумчивые… Какое-то мгновение Они были в воздухе, затем начали удаляться, пока совсем не скрылись из вида…

А сколько несчастных душ, низринутых грехом и диаволом в самую бездну, подняла Она по Своей лествице на высоту небесную? Если бы это было возможно, то, кажется, Она не оставила бы ни одного человека во аде, всех бы вызволила, переправила к Небесной райской жизни.

О возлюбленные братия и сестры! Воспользуемся и мы, грешные, этой спасительной лествицей. Вступим на нее твердыми стопами. Смирение, терпение, милосердие, чистота, кротость, воздержание, святое молчание, любовь. Как ни высоки эти ступени, как ни опасен путь над пропастью, Матерь Божия поддержит нас. Дайте Ей свою руку, как ребенок родной мамочке, и ваш путь от земли на небо увенчается успехом.

Вам может быть интересно:

1. Чтобы душа проснулась схиархимандрит Пантелеймон (Агриков)

2. Бог тихо постучал в мое сердце монахиня Варвара (Пы́льнева)

3. Дитя души Константин Николаевич Леонтьев

4. Сборник для любителей духовного чтения архимандрит Никифор (Бажанов)

5. «Ты нужен Богу». Слова и наставления святитель Николай Сербский

6. "Возблагодарим Господа" архимандрит Фаддей Витовницкий

7. Слово архим. Иннокентия (Просвирнина) в память и похвалу прп. Сергия Радонежского архимандрит Иннокентий (Просвирнин)

8. Из того мира митрополит Вениамин (Федченков)

9. Путь чистоты иеросхимонах Сергий (Четвериков)

10. Мгновения святой тишины архиепископ Иоанн (Шаховской)

Комментарии для сайта Cackle