Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

епископ Порфирий (Успенский)

Глава шестая. Арабские племена на синае и их отношения к тамошнему монастырю

Вокруг сего монастыря кочуют многие племена арабские. Одни из них суть рабы его, другие – защитники, а прочие не имеют никаких отношений к нему.

Рабы

Рабы монастырские, известные под общим именем джебелие, почитаются потомками тех влахов и египтян, которых поселил на Синае император Иустиниан I. Поелику их предки в конце седьмого века приняли магометанский закон94 и в последующее время усвоили нравы, обычаи и образ жизни совсельников своих бедуинов, да и под шатры свои принимали беглецов из разных кочевьев, посему род их изменился так, что теперь нельзя отличить их от прочих туземцев, которые, однако, презирают их и не роднятся с ними, несмотря на то, что у них девицы красивее всех прочих бедуинок синайских. Число этих рабов, говорящих арабским языком, по показанию синайских монахов, простирается до 2000 включительно с их женами и детьми. Следовательно, одних мужчин будет пятьсот. Все они разделяются на племенные семейства, кои имеют свои родовые названия. Из них тебны обрабатывают сады около Фарана, безии – финиковую рощу подле Раифы, саттлы – другие вертограды. Два семейства садовничают в долине ель-Леджа и за то получают по 15 рублей серебром в год с добавкой хлеба. Шесть-семь рабов трудятся в самом монастыре и в саду его. Их сменяют другие, этих иные.

Самая большая часть рабов кочует около монастыря в долинах. Когда их зовут работать в садах или обжигать известь и угли, или ломать камень, или помогать при постройках и починках, тогда им дается условная плата ячменем. Им же предоставлено исключительное право водить поклонников по священным окрестностям монастыря; и за это они получают от эконома подобную же плату и от путешественников несколько пиастров. Но они никогда не сопровождают поклонников ни от Синая до Каира, ни обратно; да у них нет и верблюдов. Эта обязанность, по договору, исполняется другими арабами, которые считаются защитниками монастыря.

Рабы ежегодно снабжаются от монастыря одеянием и обувью, а на каждые два дня получают черствые хлебцы величиной меньше и тоньше кулака, испеченные из муки с примесью отрубей. Мужчине даются пять хлебцов, женщине три, юноше три, девице два, детям, каждому, по два95. Эти беднейшие люди, полуприкрытые рубищами, принужденные допитываться травой и кореньями, суть самые жалкие существа; и, однако же, они любят монастырь свой. Когда они встречают дикея вне стен, целуют правую ногу его из уважения к нему. В 1831 году они не захотели подчиниться главному шеху синайских бедуинов и остались верными кормителю своему. В случае нападения других арабов на монастырь семьдесят рабов обязаны войти внутрь его и с оружием в руках защищать монахов. Но этого никогда не бывало и, вероятно, не будет.

Защитники монастыря

Кроме рабов, Синайская обитель имеет своих верных защитников в трех племенах арабских. Их обыкновенно называют кафирами. Эти племена суть: алейкаты, улад-саиды и аваримы. Алейкаты живут в долине Насб и водят свои малые стада до кустистой юдоли Гарендель далеко на запад от святой обители. Улад-саиды и аваримы кочуют со своими стадами в долинах Мука́ттебской, Фаранской и в соседних с ними, на северо-западе от сей обители, но ближе к ней. Границей между ними и алейкатами служит долина Насб, протягающаяся от северного горного кряжа на юг до Чермного моря.

Все эти кафиры суть древние племена на Синайском полуострове. Они почитают родоначальником своим некоего Салеха и потому вообще называются саалихами. Предки их пришли туда с границы Египта вскоре после завоевания его магометанами.

Кафиры, по договорам с Синайским монастырем, обязаны защищать его оружием в случае нападений на него других арабских племен сотуземных или пограничных, доставлять ему из Каира на своих верблюдах все жизненные припасы и всякие материалы за известную плату с тяжести, и наконец привозить и отвозить всех поклонников и путешественников по добровольному условию с ними: посему монастырь не имеет права держать своих вьючных животных. До 1838 года они, по прежнему договору, получали от монастыря за доставку каждого ардеба, или девяти пудов, 25 пиастров (5 рублей ассигн.) и хлеб с похлебкой после привоза вещей. Но в этом году монастырь, при посредстве египетского начальства, сделал новое условие с ними, по которому платит им за каждый ардеб 40 пиастров, а пищи уже не дает.

С лиц, отправляющихся на Синай и оттуда в Каир, кафиры берут 150 пиастров за наем каждого верблюда в один конец. Время никогда не берется ими в расчет; посему поклонник может ехать с ними более десяти дней. Однако ж эти бедуины всегда имеют в виду денежный подарок, так называемый бакшиш. Русские поклонники, по особому договору монастыря с кафирами, платят им за наем верблюда в один конец только восемьдесят пиастров.

Если кафир или другой туземный араб обидит синайского монаха, то по суду главного шеха платит ему 25 пиастров пени; столько же дает и монах, обидевший араба.

Остальные племена

Кроме рабов и кафиров монастырских, на Синайском полуострове кочуют другие племена арабские, именно: а) духейры, потомки Салеха; б) карраши, давние выходцы из Гжаса: они кочуют вместе с улад-саидами и аваримами; в) мезении, поздние выходцы из страны Харб, что на пути в Гжас: они занимают всю восточную часть полуострова, прилегающую к Эланитскому заливу, и живут ловлей рыбы; г) бени-везель обитают в самом углу полуострова, где Чермное море разделяется на два рукава: их мало; д) бени-сулейман живут подле Раифы: их немного; е) терабины кочуют по пути на Синай от Суэса до юдоли Гарендель, где и граничат с алейкатами.

Все эти жители Синайского полуострова принадлежат к роду бедуинов. Число их, включительно с женщинами и детьми, едва ли превышает 7000 душ. Они говорят по-арабски. Черты лица их тонки, но суровы. Рост у них средний, тело тощее, зрение зоркое, слух чуткий, голос звонкий, поступь легкая. Все они воздержны, терпеливы, гостеприимны, верны данному слову, но буйны и мстительны. Бедность их так велика, что редкий из них имеет четырех верблюдов; а коней и мулов нет ни у кого. Что касается их веры, то они, хотя и почитают Магомета пророком, но не имеют ни мечетей, ни имамов, ни корана и покланяются утренней звезде. Главный начальник и судья их состоит под ведомством египетского правительства, которое, однако, не держит на Синае ни чиновников, ни солдат своих и не берет никаких податей со свободных чад пустыни.

О привязанности нынешних синайских бедуинов и, особенно, кафиров к монастырю должно сказать то же, что сказал патриарх Иерусалимский Нектарий Синаит об их предках в половине семнадцатого века: «они любят монастырь, заботливо охраняют его и монахам советуют все полезное для них».

Было время, когда кочевые жители Синайского полуострова веровали в Господа Иисуса Христа, и опять настанет время, когда потомки нынешних пастухов туземных сделаются христианами по непреложным обетованиям Господа: – «проповестся Евангелие всей твари – и будет едино стадо и един пастырь». Какому европейскому народу провидение Божие предоставит землю египетскую, от того изыдут и благовестники на Синай; и тамошняя обитель святая отворит заключенные врата свои, и войдут в нее чада пустыни, как в храм свой. Ибо не трудно обратить их ко Христу, потому что они ни магометане, ни идолопоклонники. Простые души их суть чистые скрижали, на которых легко начертает евангельские заповеди тот святой христианин, которого Господь назначит им апостолом из среды народа, имеющего дать им хлеб насущный на древнем пути всемирной торговли.

Замечательно, что с берегов Альбиона недавно приходили на Синай христиане и склоняли православных жителей Раифы принять их вероисповедование. Но Синайская обитель в этот раз охранила свою малую паству. А будущее одному Богу известно.

* * *

94

Весьма немногие между ними долго оставались в христианской вере. Последняя христианка умерла в 1750 году в монастыре сорока мучеников.

95

По всей вероятности, в год издерживается на рабов 5000 пудов муки и отрубей.

Комментарии для сайта Cackle