иеромонах Серафим (Роуз)

Часть II

Книга записей о предстательствах блаженного Иоанна

Предисловие издателей

Продолжая сбор материалов, начатых для «Летописи почитания блаженного Иоанна», Братство преподобного Германа Аляскинского получило множество сообщений от людей различных национальностей, многие из которых никогда не знали блаженного Иоанна лично. Они свидетельствуют о всевозрастающем почитании великого Чудотворца нашего времени, а также о его могущественном предстательстве за сущих в нуждах. Одним из самых значимых и впечатляющих аспектов такого духовного явления, как блаженный Иоанн, следует признать само непрекращающееся присутствие его среди нас. Совершенно очевидно, – утверждал один из иерархов в день похорон блаженного Иоанна, – что он не мертв, но жив и по-разному открывает себя тем, кто верит в его святость.

Многие из представленных ниже сообщений содержат сведения о поразительных чудесах, совершенных блаженным Иоанном и во время его земной жизни, и после его кончины, другие – о том, что верующие обращаются к нему как к живому святому, а он в ответ посещает и укрепляет их в смиренном и трезвенном пути к истинному Православию. И в единстве своем они являют яркую и убедительную картину православной святости. Она отражает видение людей самых различных слоев общества, которые в простоте сердечной изливают свою любовь и благодарность блаженному Иоанну. Издатели вступили в тесный контакт со свидетелями и потому несут полную ответственность за правдивость их сообщений.

Первые семь свидетельств были собраны Братством преподобного Германа в течение нескольких лет после кончины блаженного Иоанна. Они – о чудесах, совершившихся в его усыпальнице. Чудо, сообщенное в восьмом свидетельстве, произошло с одной семьей по возвращении из усыпальницы. Свидетельства с девятого по шестнадцатое заимствованы из последней главы «Летописи» епископа Саввы, которая была опубликована к 10-летию успения блаженного Иоанна. Свидетельства с семнадцатого по сотое собраны Братством в течение ряда лет, многие из них были уже опубликованы на страницах «Православного слова». В то время как пишутся эти строки, постоянно продолжают поступать сведения и о новых чудесах.

Перед 20-летней годовщиной кончины блаженного Иоанна Братство выслало первые 33 свидетельства в виде «Каталога свидетельств» православным иерархам, клиру и мирянам с тем, чтобы призвать каждую православную общину к его прославлению. Этот «Каталог» был распространен вместе с «Докладом о канонизации», побудившим верных посылать православным епископам прошения о канонизации блаженного Иоанна.

Нижеследующие сообщения представляют собой «глас народа» несущий весть о великой значимости современного богоносца для духовно обнищавшего мира. Они свидетельствуют о близости Бога и об избыточествующей благодати, изливаемой Им на страждущих в знак того, как дороги Ему подвиги святых – и в древние времена, и в наши дни.

1. Исцеление от слепоты

Проживающая в Сан-Франциско и работающая сестрой милосердия в одной из городских госпиталей молодая женщина, Гали Васильева, вдруг ослепла на один глаз. Обнаружилось это совершенно внезапно на работе, когда она должна была дать пациенту прописанное лекарство: читает и ничего не видит! Ужас охватил ее. Врачи определили, что на почве воспаления оптического нерва один глаз ее совершенно ослеп, стал мертв и требуется его удаление, чтобы спасти другой глаз. С этим, конечно, прекращается ее медицинская деятельность.

Она знала владыку Иоанна еще в детстве на Дальнем Востоке и как будто и по Европе, знала от своих родителей, его почитателей, и о его чудесах. Но Владыка давно уже умер. В полном отчаянии она помчалась в его усыпальницу как к последней надежде, и долго там со слезами молилась. Она начала часто приходить в собор, молилась у всех святынь и затем спускалась в усыпальницу и долго молилась на его гробнице, так что ее уже там заметили. На работе она пока скрывала свое несчастье, не зная, что ей делать. Так продолжалось несколько дней.

И вот как-то ночью ее одолело полное отчаяние, она предалась горячей пламенной молитве и, помолясь, открыла наугад Святое Евангелие и прочла следующее: «И, проходя, увидел человека, слепого от рождения. Ученики Его спросили у Него: Равви́! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии. Мне должно делать дела Пославшего Меня, доколе есть день; приходит ночь, когда никто не может делать. Доколе Я в мире, Я свет миру. Сказав это, Он плюнул на землю, сделал брение из плюновения и помазал брением глаза слепому, и сказал ему: пойди, умойся в купальне Силоам, что значит: посланный. Он пошел и умылся, и пришел зрячим" (Ин. 9:1–7).

«Господи, – воскликнула она, прочтя, затаив дыхание, это «случайно» попавшееся место до конца, – если бы я могла попасть в Святую Землю и помыть свои глаза в купели Силоам, или хотя бы мне одну капельку этой воды – и я снова увижу!»

Рано утром она опять пошла в усыпальницу к владыке Иоанну и опять горячо молилась. Тут к ней подходит незнакомая ей маленькая худенькая старушка и говорит, что она недавно ездила в Святую Землю и привезла святой водицы из купели Силоам и что она завтра принесет этот флакончик с водой сюда, в усыпальницу, так как в усыпальнице будет совершаться Божественная литургия и будет служить сам Митрополит. От этих слов «бабушки Елизаветы», конечно, ничего не знавшей о вчерашней ее молитве, болящая пришла в изумление, и наутро, ни свет ни заря, она уже была в усыпальнице. За Литургией она причастилась и, стоя на коленях, прижавшись ко гробу владыки Иоанна, приложила святую воду к больному глазу. Сразу же почувствовала облегчение. А на другой день уже видела тем глазом, который считался мертвым.

Весть об этом быстро разнеслась и когда дошла до нас, то мы, познакомившись с Гали Васильевой, попросили ее зайти к нам в магазин Братства преподобного Германа и все подробно рассказать. Когда в назначенный день она пришла и рассказала все, то добавила при этом, что смущается тем, что молилась не только владыке Иоанну, но и целому ряду ею чтимых святых, обходя и прикладываясь по очереди в соборе к их иконам: святителю Тихону Задонскому, святителю Николаю, преподобному Серафиму и другим, умоляя их помочь ей. «И вот, вчера вечером, – продолжала она, – еще колебалась, прийти ли к вам. А ночью вижу сон: будто спускаюсь в какой-то темный подвал с одним окном, идет туда много народа зачем-то, и мне тоже что-то нужно. Вижу, это усыпальница владыки Иоанна, но как-то все по-другому выглядит, и там в мантии лежит владыка Иоанн – живой! На него возлагают больных для исцеления. Вижу, возлагают во весь рост как будто мертвую расслабленную женщину, и она медленно начинает двигаться и выздоравливает, и сама встает.

Другие ждут своей очереди. Что бы это ни значило, я все же решила прийти к вам и рассказать все как было».

Все это происходило в то время, когда враги владыки Иоанна хотя и притихли, но все же еще смущали народ, и этим значительно уменьшили веру в праведника.

Чтец Евгений Роуз, Братство преподобного Германа Аляскинского, Сан-Франциско, 1968 год, сентябрь

2. Спасение от неминуемой смерти

Я свидетельствую о чудесном исцелении моего брата Вадима Васильевича Козаченко по молитвам нашего дорогого владыки Иоанна. Оно произошло уже после его смерти, когда он упокоился в своей усыпальнице, но услышал нас и помог как живой.

Много хочется рассказать о Владыке. Не раз еще при жизни в Шанхае и в Европе Владыка чудесно исцелял больных. В моей личной жизни чудесное исцеление Вадима – уже второе чудо. Первое было в 1952 году: я была в Англии, где у меня родился сын Филипп. С рождения Филипп был очень нездоров и 19-го августа ему стало очень плохо. Я написала Владыке в Брюссель. Получила от него письмо и листок от древа, под которым молился Иисус Христос; положила это письмо под подушку младенца. Он стал поправляться. Замечательно было то, что ему стало лучше в тот день, когда Владыка получил мое письмо.

А с Вадимом случилось это так неожиданно. В среду 15 марта 1967 года позвонила мне жена брата Надя и сообщила, что брат умирает. По ее словам, «доктор сказал, что Вадим не проживет до следующего понедельника. Подготовь маму, приезжайте попрощаться и похоронить». Мы не знали, что он так серьезно болен, так как две недели тому назад я с ним говорила по телефону и он меня уверял, что вполне здоров.

На следующий же день мы приехали в Сан-Франциско. Когда увидели Вадима, то пришли в ужас. Лицо его было табачного цвета, белки глаз ярко желтые, худой, с распухшим животом и распухшими ногами. Узнал ли он нас или нет, я не знаю, помню, что ему было безразлично. Трудно было поверить, что умирающего человека доктор отправил домой. Лично я позвонила его доктору, но ничего не могла добиться кроме того, что если он доживет до понедельника, то доктор будет делать какие-то исследования, тесты. Но он очень сомневался в том, будет ли это нужно.

Одна надежда была: Господь и молитвы нашего Святителя.

В тот же вечер позвонили отцу Константину Заневскому и попросили приехать в пятницу и причастить Вадима. А Надя и я поехали в церковь в усыпальницу владыки Иоанна. После первой же молитвы около гроба Владыки загорелась надежда, что Владыка нам поможет. Надя почувствовала эту надежду также, как и я. В пятницу Вадиму стало хуже, приехал отец Константин и причастил его. Вадим исповедывался в сознании, а потом опять впал в беспамятство. Все мысли были в молитве: «Дорогой Владыка, научи и помоги, что делать, как помочь Вадиму. Не оставь нас, дорогой Владыка. Святыми своими молитвами заступись за нас и помоги».

Вдруг приходит мне мысль отвезти Вадима в Ветеранский госпиталь. Как будто какая-то сила подталкивает; скорей, скорей везите в Форт Майли. Еще раз позвонила доктору. Он чуть ли не посмеялся – зачем все это? Надежды нет. Для чего тревожить и возить с одного места в другое? Несмотря на такие отговоры доктора, поехали в церковь, помолились и решили приготовить бумаги для того, чтобы перевезти его в Форт Майли. У Нади и у меня настроение ужасное, но есть крепкая вера и надежда, что Владыка поможет. Позже вечером Вадиму стало совсем плохо: лежит без памяти, поднялась температура, подумали, что это воспаление легких. Собираемся везти в Форт Майли, а он упрашивает нас, чтобы везли в частный госпиталь и не меняли доктора, отвезли в Маунт Зайон. Мы с Надей не могли решить, что делать, обе хотим перевезти в Ветеранский госпиталь в Форт Майли. Вадиму обещали оставить его в частном. Опять молитва к Владыке: «Научи, дорогой Владыка, научи и помоги».

Тут приехал на дом Леонид Михайлович Зубрилин и очень настойчиво советовал перевезти Вадима в Ветеранский госпиталь.

Совет его и моего мужа Ростислава был как ответ на наши молитвы к Владыке. Несмотря на все отговоры доктора мы вызвали амбуланс и перевезли Вадима, который уже был совсем без памяти, в Ветеранский госпиталь. Там мы к вечеру узнали, что когда его привезли, у него было уже четыре болезни: 1. цирроз печени, 2. разлитие желчи, 3. внутреннее кровоизлияние и 4. воспаление легких. Доктор сказал нам, что Вадим очень серьезно болен, что с медицинской точки зрения надежды нет, но если есть вера, то молитесь, так как спасти его может только чудо.

Вадиму стало еще хуже. Его перенесли в реанимационную палату. Глаза открывает редко, иногда понимает, шутит, но больше всего в бреду. В воскресенье, после Литургии, отслужили панихиду в усыпальнице. В этот день познакомились с отцом Митрофаном, получили благословение от епископа Нектария соборовать Вадима. Слухи о болезни Вадима быстро распространились не только в городе, но и в других городах и штатах. У многих одна молитва к дорогому владыке Иоанну, Отец Митрофан не переставал молиться за Вадима. Надя и я знали только две дороги: из дома в церковь, из церкви в госпиталь. Но несмотря на то, что Вадиму было все хуже, вера росла все сильнее и сильнее в то, что владыка Иоанн вымолит нам Вадима. Только недавно Вадим мне рассказал, что когда было очень плохо, то очень часто видел то во сне, то наяву владыку Иоанна и нашего покойного папу. Он уже умирал и слышал какое-то особенное пение и музыку, о которых говорил в бреду.

После соборования Вадиму стало лучше, узнал семью. Отец Митрофан причастил Вадима еще раз в госпитале. Прошла неделя. Сердце у него хорошее. Доктор посоветовал мне возвратиться домой в Реддинг. После того, как мы вернулись, нас еще три раза вызывали и каждый раз по словам доктора, «конец близко, он не сможет долго выдержать». В последний раз уже приготовили Вадиму рубашку, костюм, в семье сговорились, какой покупать гроб, где хоронить. Все это было сделано как-то машинально. И вот случилось нечто чудесное.

Стояли в отчаянии около гроба Владыки, а я мысленно разговариваю с Владыкой: «Дорогой Владыка! Если на это святая воля Господня, то помоги перенести тяжелую утрату. Помоги Надюше с двумя малыми детьми и моей маме. Не оставь нас, помоги». Всецело предалась я этим мыслям, как в ответ сказал мне Владыка: «Ты что сомневаешься в милости Божией? Ты что не веришь Богу? Не так я тебя учил». Стало стыдно за сомнения, но и радостно, так как поняла, что Владыка услышал наши молитвы. Около меня в это время стояла Ольга Николаевна Зубрилина. Она также молилась за Вадима. Я повернулась к ней и уже с радостными слезами передала ей, что прошло у меня в уме. «Валечка, Владыка наш святой услышал наши молитвы. Верьте, дорогая, Вадим поправится», – сказала она мне. С этого дня больше не стало сомнения: Вадим поправится, хотя доктора и уверяют, что надежды нет. Только чудо его спасет. Да, мы знаем, но в чудо мы верим и чудом владыкиным Вадим будет здоров.

После этого еще два раза Вадиму было очень плохо. Опять поместили его в реанимационную палату. Надя позвонила и сообщила, что доктор категорически уговаривал ее ехать прямо в морг и начинать приготовления для похорон. Но у нее в это время была уже такая вера в его выздоровление, что она посоветовала нам не приезжать, сказав, что доктору не верит. Сразу же я позвонила Зубрилиным и попросила поехать к отцу Митрофану, чтобы он Вадима еще раз причастил. Когда отец Митрофан приехал в госпиталь, то доктор сказал, чтобы с минуты на минуту ждали смерти. Слава Богу, по молитвам владыки Иоанна смерть миновала, и с того дня стал Вадим поправляться. Скоро наступила Святая Пасха. Радостная была Пасха. Вадим ужасно похудел, кости да кожа, и очень постарел, но все же выглядел лучше. Ему все тогда позволили кушать. Говорить он стал толково, и только-только начал понимать, что с ним произошло. Врачи были поражены: как мог смертельно больной человек поправиться?! Ведь целый месяц был без сознания, хотя с проблесками, иногда узнавал кого-то. Жену четыре раза с работы вызывали, говорили, что конец приходит. Воистину это было чудо. Врачи говорили: «Мы сделали, что умели, но жизнь дал тебе Бог». Ему становилось все лучше. Печень его совсем обновилась, и он быстро поправился. В начале июня настал, наконец, день, когда врачи решили отправить его домой. Он был посажен на очень строгую диету. Жене доктора сказали, что работать он уже никогда не сможет. Кроме того, несмотря на то, что поправился, у него еще сильно вздут живот, поэтому опасность не миновала, и болезнь может вернуться, И, быть может, он будет болеть до смерти. Надя, я и все остальные члены семьи особенно не переживали, так как верили, что все будет благополучно. Проходят дни, недели, месяцы, а живот все еще раздутый и нет признаков, что спадет. Вернувшись из одной поездки домой, я очень переживала за Надю, ибо заметила, что она как будто стала падать духом. Как всегда мыслями унеслась я к владыке Иоанну. Перед моим возвращением в Реддинг я заехала в собор помолиться у гроба Владыки. Так хотелось увидеть его, услышать его голос, поговорить с ним! Дома в этот же самый вечер мысли опять вернулись к больному брату. Вспомнила Шанхай, как в тяжелые минуты бегала в собор к Владыке поделиться своим горем или радостью. «Если бы ты был с нами, дорогой Владыка, – подумала я, – если бы ты наложил свои руки на его болящее тело, то верю я – изгнал бы опухоль, как Господь наш Иисус Христос изгонял нечистую силу». И тут – честно говорю от всего сердца и от всей души – я не знаю, заснула ли я или была в полузабытьи. Вижу, заходит в спальню владыка Иоанн, одетый в серый подрясник с черным поясом. Четки в руке, на голове маленькая камилавка. Войдя в комнату, повернулся ко мне и сказал: «Ну, что у тебя опять за несчастье, что ты так горюешь?» Владыка с детства надо мной всегда подшучивал, как взрослый над малышом. Так и сейчас, а глаза полные любви, на устах улыбка. Тут мы оба оказались около кровати, на которой лежал спящий Вадим. Владыка подошел к кровати и, не глядя на меня, спросил: «В чем тут дело?» Я сказала Владыке, что у Вадима вздутый живот и что много жидкости в животе и стала объяснять ему, как и что, говоря: «Если Вы положите руки на Вадима, я знаю, что Вы освободите его от опухоли и жидкости и всей остальной пакости, что у него в организме». Владыка наклонился над Вадимом, положил руки на его плечи и стал молиться. Помню, что глаза мои следили за каждым его движением. Вадим лежал на спине, руки простерты по бокам. Вот Владыка обводит вдоль туловища своими руками, как будто изгоняет вон всю грязь и нечистоту, весь яд не только из желудка и живота, а и из всего тела. С каждым движением я чувствовала, что вижу чудо, понимала, что с этого момента Вадим начнет поправляться. Вот Владыка закончил, снял руки с ног Вадима, выпрямился, и его нет. Я не успела и слова сказать, выразить ему благодарность, а его уже в комнате не было, Я хотела за ним бежать и в этот момент увидела, что нахожусь в своей комнате в Реддинге. Встала с кровати, погасила свет. Стала на колени и помолилась со слезами благодарности Господу Богу и поблагодарила нашего дорогого заступника и молитвенника. На душе у меня было спокойно и умилительно.

Когда я позвонила Наде, то она сообщила, что заметила перемену, живот Вадима стал меньше. Постепенно он стал опадать. Врачи очень обрадовались и опять повторили: «Чудо, чудо!» С каждым днем Вадим становился крепче и здоровее. Настал день, когда ему разрешили кушать все, что он хочет. Сначала понемножку, потом нормально. Он окреп, появился хороший аппетит. Опухоль и жидкость прошли, как будто их никогда и не было. Перестали давать Вадиму лекарства, позволили вернуться на работу. Надя и Вадим отслужили панихиду у гробницы Владыки, а также благодарственный молебен. Потом пошли в госпиталь поблагодарить всех врачей, которые его лечили. Все как один сказали им: «Нас не благодарите, кто-то «там» очень вас любит». Да, я знаю, это наш дорогой Владыка любит и ограждает нас, как всегда ограждал всех своих духовных детей.

Все упомянутые люди готовы подтвердить истинность описания этого чуда по молитвам архиепископа Иоанна.

Валентина В. Харви, Реддинг, Калифорния, 1968 год, 10 октября

3. Чудесное хранение во Вьетнаме

Тот, кто хотя бы раз посетил усыпальницу владыки Иоанна, не мог не заметить и не приложиться к довольно большой и красивой иконе Введения во Храм Пресвятыя Богородицы, находящейся у изголовья гробницы владыки Иоанна на аналое в самом центре усыпальницы. Икона эта в послевоенные годы чудесно обновилась в одной благочестивой православной семье.

Она была принесена для усыпальницы как драгоценнейший дар, в знак благодарности владыке Иоанну за его многочисленные благодеяния как для семьи этой, так и вообще для всех страждущих и обремененных. Владетельница ее, Людмила Леонидовна Хольц, проживает в городе Сан-Франциско, она очень почитает владыку Иоанна, еще по Дальнему Востоку. С матерью своею она пожертвовала святыню по обету. Когда Владыка умер, они очень хотели, чтобы мощи его оставили под собором и дали обет «отдать Владыке в усыпальницу» их сокровище – ту икону, что в благодарность Богу и исполнили.

Она вышла замуж за американца и приехала в Америку, где родился сын Иван (Джон). Когда он вырос, его призвали в армию. Тогда уже гремела Вьетнамская война. Он тоже очень почитал владыку Иоанна, но когда отправлялся на фронт во Вьетнам, Владыки уже не было в живых. Незадолго до своего отъезда он пришел в усыпальницу и положил фотографию Владыки под митру, находящуюся на гробнице Праведника с тем, чтобы перед самым отъездом взять с собой, как бы в благословение, образ Владыки на фронт. Помолившись на гробнице, он вынул портрет и положил его себе в карман шинели на сердце в защиту «от пули неприятеля». С тем и поехал на фронт.

И вот свидетельствует его мать по его многочисленным письмам с фронта, как Господь, по молитвам владыки Иоанна, хранил его от всяких опасностей чудесным образом. Портрет Владыки был постоянно и неизменно в кармане его возле сердца днем и ночью, всегда. Будучи исполняющим должность капрала, Джон испытал на себе множество явных чудес, когда все вокруг него падали убитыми или смертельно ранеными, а он оставался невредим. Раз их отряд попал в засаду, и только он один спасся, а все были убиты или попали в плен. В другой раз в их бараке взорвалась мина, и стоявшие совсем рядом с ним пострадали. Не пострадал он и когда попал в капкан неприятеля, хотя пришлось с неприятелем бороться и получить легкое ранение. И только когда закончился срок пребывания на фронте и, улетая на другое назначение, он встретился со счастливыми родителями в гавайском аэропорту; тогда лишь они полностью осознали, как его хранили и оберегали молитвы и образ владыки Иоанна.

Нет ничего в жизни случайного. И святая икона их, изображающая Введение во Храм Пресвятыя Богородицы, отданная ими в усыпальницу, оказывается, имеет особое назначение там пребывать, чего они раньше не знали. Праздник Введения во Храм Пресвятыя Богородицы был любимым праздником Владыки. В монастыре, посвященном этому празднику, в Мильковской обители в Югославии, Владыка принял иноческий постриг. В этот же праздник прибыл на свою первую кафедру в Шанхайский собор Божией Матери, и в этот же день – на свою последнюю кафедру в наш собор «Всех Скорбящих Радосте».

Чтец Глеб Подмошенский, Гилрой, Калифорния, 1968 год, январь.

4. Исцеление от болезни ног

Проживавший в Монтерее многолетний почитатель владыки Иоанна Георгий Александрович Скарятин много потрудился для Владыки. Благодаря ему был приобретен дом святителя Тихона Задонского в Сан-Франциско для помещения по приезде в Америку шанхайского приюта. Благодаря ему был создан «Фонд имени архиепископа Иоанна», собиравший средства для благотворительных нужд Владыки, и много он для этого Фонда потрудился. В последние годы много сил его ушло на защиту Праведника, что, пожалуй, ускорило его преждевременную кончину.

Оставшаяся после него вдова, Ольга Михайловна, самоотверженно продолжает его дело. Долго она страдала от расширения вен на ногах, так что наконец пришлось ей лечь в госпиталь, но облегчения болезни не последовало. Через шесть недель узлы на ногах ее ухудшились, и доктор потребовал немедленную операцию ног, которая состоялась 18-го октября (по новому стилю) 1967 года. Было сделано 20 разрезов. Неделю затем она лежала в госпитале. Привезли домой совсем больной, боль была невыносимая. Вечером позвонил отец Митрофан узнать о здоровье и сказал ей: «Все пройдет по молитвам владыки Иоанна». На другой день утором она не могла встать с кровати, чтобы получить срочное письмо от отца Митрофана, в которое был вложен кусочек ваты, пропитанный маслом от лампады с гроба владыки Иоанна. Писано письмо, очевидно, сразу по совершении панихиды в усыпальнице в полночь. Вот оно полностью:

12 (25) октября 1967 года, 12 часов ночи.

«Дорогая Ольга Михайловна!

Очень рад был побеседовать с Вами сегодня по телефону. Посылаю Вам святое масло из лампады с гроба владыки Иоанна. Разверните бумажку и мажьте ежедневно ногу (больное место) там, где нет повязки. Перекреститесь и скажите: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитвами нашего дорогого Владыки исцели меня от болезни!»

Твердо верю, что по молитвенному заступлению Владыки Ваши боли сразу прекратятся. Милость Божия да будете Вами. Искренне любящий Вас о Господе, Ваш усердный богомолец отец Митрофан».

Прочитав письмо, Ольга Михайловна сделала точно так, как сказал отец Митрофан. И боль почти сразу же прекратилась, на другой день она уже была на ногах. И с тех пор все в порядке. Это внезапное выздоровление ее очень поразило. Раньше она, хотя слыхала много о чудесной помощи по молитвам владыки Иоанна и не сомневалась в ней, но всегда была очень осторожна в разговорах на эту тему. Теперь же, пораженная этим, она всюду свидетельствует о силе молитвенного ходатайства по вере владыки Иоанна. Так отблагодарил владыка Иоанн вдову Георгия Александровича.

Тут уместно привести рассказ и самого архимандрита Митрофана, разделявшего тесным образом жизнь с праведником целый ряд лет. Вообще его определение жизненного подвига владыки Иоанна, так несомненно несшего подвиг юродства, очень ценно тем, что отец Митрофан с детства в Воронеже был близко знаком с подлинной юродивой, великой праведницей Феоктистой Михайловной, умершей в 1936 году. Тщательно наблюдая за ее «выходками» и убедившись на личном опыте в ее прозорливости, отец Митрофан заметил явное сходство с владыкой Иоанном, о чем всегда свидетельствует как о несомненной истине, что другим, не имевшим такого опыта на Святой Руси, может казаться голословным преувеличением. Надо пожить со святым, чтобы судить о святости! Вот что он нам написал, озаглавив свое повествование так:

«Из жизни с владыкой Иоанном»

На окраине Парижа в большом дворе приютился храм нашей Зарубежной Церкви в честь «Всех святых, в земле Российской просиявших». Этот двор использовался как гараж, и по всей его длине тянулась цепь небольших помещений-коробов для стоянки автомобилей. В связи с трудностями найти в городе достойное помещение для церкви, было решено снять для этой цели в аренду два небольших смежных помещения гаража. В них не было ни фундамента, ни потолка, ни окон, ни вентиляции. Всегда было сыро и холодно. Двор был нежилой. Не было при церкви и во дворе и телефона. Все это создавало трудности при служении. Не отличаясь крепким здоровьем, я бывало так изнемогал, что на несколько дней выходил совершенно из строя и не мог выполнять своих обязанностей.

Так получилось и пред одним великим зимним праздником. Я сильно заболел. Принимал разные сердечные средства. Не помогает. Прошло в таком состоянии четыре дня. Слабость такая, что не могу и с постели встать, а приближается двунадесятый праздник. Зарубежная Церковь в Париже имеет только один наш храм. Богомольцы стекаются к богослужению не только со всего Парижа, но и из округа. Наступает канун праздника, а я все лежу и нахожусь совершенно беспомощно один в двухэтажном доме. Через несколько часов надо уже ехать в церковь, чтобы начинать Всенощное бдение, а я даже лишен возможности послать кого-либо, чтобы повесить на дверях церкви мою записочку, что я болен и богослужение не состоится. А ведь богомольцы приедут издалека и будут в недоумении и скорби долго ждать в пустом дворе у закрытых дверей храма, и не дождутся. Я в ужасе: что же мне делать?!

И вдруг, как луч света разгоняет тьму, так и все мои горестные раздумья были пресечены светлой мыслью, что я не сделал самого главного, не обратился за помощью к владыке Иоанну. А владыка Иоанн был в это время в Америке, в Сан-Франциско, куда он отправился для сбора средств среди своей бывшей паствы на постройку парижского храма. Как только я вспомнил о Владыке, сразу почувствовал приток сил. Встаю с постели, чего не в силах был сделать раньше, сажусь за стол и начинаю писать письмо Владыке:

«Дорогой Владыка и отец! Пишу Вам письмо для того, чтобы Вас обеспокоить и огорчить. Почти неделю болею, лежу, но завтра большой праздник и через несколько часов я должен ехать в церковь совершать Всенощную. А у меня совершенно нет сил. Твердо верю, что как я Вам напишу письмо, буду здоров».

Почтовый ящик был у стены нашего дома. Быстро одеваюсь, спускаюсь по лестнице со второго этажа, опускаю письмо в ящик и, забыв о своей болезни, как будто ее никогда и не было, быстро поднимаюсь в свою комнату. Беру все нужное для богослужения и совершенно здоровым еду в церковь.

Услышал Владыка своим безгранично любящим отцовским сердцем горестный вопль своего духовного чада и, как неоднократно и раньше бывало, поспешил мне на помощь, а ведь нас разделяло пространство в 11000 километров! Пронзив преграду расстояния и времени, владыка Иоанн не только меня слышал, где бы он в тот момент ни был, но вмиг умолил Господа так, что в меня тут же влилась сила и здравие, преодолев все законы нашего земного бытия.

Архимандрит Митрофан (сообщено Глебу Подмошенскому) Монтерей, Калифорния, 1968 год, декабрь.

5. Удаление нароста

Я, Иван Никитович Луценко, совестью своею свидетельствую, что по молитвам нашего дорогого владыки Иоанна я исцелился.

У меня года три-четыре был нарост на суставе безымянного пальца, приблизительно размера зерна абрикоса. Долго я старался не обращать на него внимания, хотя он и мешал мне очень. Люди посылали к доктору: срежь, мол. Пошел к доктору. Доктор, Константин Ефимович Захаров, сказал, что опасно резать, так как можно задеть нерв, и тогда палец перестанет сгибаться. Но я хотел, чтобы он мне нарост срезал. На работе уже говорили об этом.

Я давно почитаю владыку Иоанна. Примерно через год после смерти Владыки, вскоре после того, как была открыта усыпальница и можно было туда ходить, я как-то пошел туда. Нельзя сказать, чтоб специально шел к нему просить помощи, а так: больно дорог он мне. Придя в усыпальницу, приложился, поставил свечку, поцеловал митру. Там пробыл недолго. Помолился у Владыки и как-то затем позабыл об этом. Через два дня палец зачесался. Вижу, шишка размякла и недели через полторы вся ушла совсем. А я года три-четыре мучился с ней.

Всецело верю, что это Владыка помог. Долго не был у него в усыпальнице, а потом пошел – и вот!

Иван Луценко, Сан-Франциско, Калифорния, 1969 год, февраль.

6. Помощь в нахождении супруга

Мне хочется засвидетельствовать перед верующими православными христианами, что владыка Иоанн, хотя он и умер, но он жив для всех тех, кто к нему как к живому с верой обращается. Еще когда он был жив, я его считал святым, хотя и мало знал, но верил в его молитву и просил его молитв в случаях крайне для меня важных. Когда же он умер, я сразу же почувствовал потребность молиться ему, часто после богослужений в соборе спускался в усыпальницу и там читал Псалтирь. Было очень умилительно видеть какую-нибудь старушку со свечой в руках пред аналоем, с трудом вычитывающую сложные славянские слова, иногда совсем непонятные. Но зато Владыка их понимал, слышал и утешался, что живая душа для него трудится. Много бывало людей там, которые тихо, смиренно стояли, выжидая своей очереди читать и слушая торжественные слова, как бы относящиеся больше к потустороннему миру, откуда слушал их дорогой Владыка, чем к нам.

Раз я долго читал, и никого уже больше не было. Смотрю, я один с Владыкой! И что-то сжалось во мне, и я горько заплакал, упав на его мантию. Думалось мне, что коли он живой и уже с Господом и нас слышит, то пусть поможет мне в моих разных просьбах. И я усердно начал ему молиться о моей сестре, которая очень хотела выйти замуж, но из-за многолетней болезни не могла найти человека по душе. Вскоре пришли закрывать усыпальницу, и я ушел. Это было в воскресенье вечером. На другой день вечером сестра мне сообщает, что познакомилась с одним молодым человеком и почувствовала, что они друг другу понравились. Вскоре была свадьба, потом родился ребенок и теперь уже несколько лет они живут счастливо. Но замечательно то, что знакомство их произошло точно в тот час, когда я молился об этом Владыке.

Тимофей Горохов, Салинас, Калифорния, 1969 год, май.

7. «Архиерейская Нина»

Есть люди, которых хотя чуть ли ни каждый день видишь, но ничего о них не знаешь, и когда они уходят в другой мир, то скоро забываются, и память о них изглаживается. Такой незаметной была Нина Хмелева, или «Архиерейская Нина», как ее многие знали по Шанхаю, так как она была всегда в соборе и очень чтила владыку Иоанна. О ней мало что известно. Была она совсем одинокой, решительно никого из родных или близких у нее не было, замуж она так и не вышла, снимала меблированную комнату в плохом районе города и последние годы очень болела. Еще с Китая помнят, что она ежедневно бывала за всеми богослужениями, никогда не пропускала ни одного. Этот же подвиг несла она и в Сан-Франциско: сначала ходила в старый, а потом в новый собор. Ее часто можно было видеть при входе в собор с билетиками, собирающей на постройку нового собора, и говорят, что не одну тысячу она так собрала. По четвергам, уже будучи больной, она продолжала ходить даром заниматься с недоразвитыми детьми, да и вообще жизненный путь ее был внешне безотраден. Считали ее немного дурковатой, блаженненькой что ли. За год до кончины она начала быстро терять вес и потом сказала, что у нее рак и затем слегла в больницу.

Приближалась третья годовщина смерти владыки Иоанна. За неделю до своей смерти Нина сказала: «Владыка придет за мной», но значения словам ее мы не придавали. Она много страдала. Но за три дня до смерти ей стало лучше, и она говорила, что какой-то Старец стоит за ней в углу комнаты, весь в белом. Три раза его видела и спрашивала его, за ней ли он пришел, но тот, якобы, отрицательно качал головой. Между тем наступило утро дня памяти смерти владыки Иоанна. В усыпальнице уже было много движения, началась заупокойная Литургия архиерейским служением. И в это время в больнице испустила последний вздох «Архиерейская Нина». Когда после Литургии, получив сообщение о ее кончине, запели по Владыке и по ней панихиду, получилось, что и первая панихида по ней была архиерейской. Действительно, Владыка взял ее с собой.

И с тех пор она ежегодно поминается в усыпальнице вместе с архиереями Иоанном и Леонтием в годовщину их кончины 19-го июня, в день памяти апостола Иуды.

Сообщила Т. Блинова, 1971 год.

8. Помощник путешествующих

Примечание издателей

Архиепископ Иоанн, исполняя свои миссионерские и пастырские обязанности, путешествовал самолетом столь часто и на столь большие расстояния (в последний раз – в Сиэтл, где умер и откуда его останки прибыли в Сан-Франциско для захоронения), что был предложен даже в качестве возможного «кандидата на должность» святого покровителя путешествующих по воздуху. Но, как явствует из нижеследующего, его можно считать покровителем и других путешествующих. Это свидетельство написано русской женщиной, которая была близка к Владыке в Шанхае и после часто просила и получала его защиту и помощь (он крестил ее мужа и сына). Переезжая в автомобиле из Сан-Франциско в Сиэтл и обратно, владыка Иоанн часто останавливался в ее семье.

В день Пасхи мы возвращались домой в Реддинг. Мы уехали из Сан-Франциско, где были в храме и поздравили епископа Антония и нашего дорогого владыку Иоанна. Очень спешили домой, чтобы провести святой день с моей мамой, которая по старости и болезни не могла прийти в храм. Движение на дороге было интенсивным и нам было не до разговоров. Мы только обрывками обменивались впечатлениями о великолепной службе и пении. Машину вел мой муж. Наша семилетняя дочь играла на заднем сидении, я же сидела впереди. Накануне я спала очень мало, так как пришла из собора уже к утру. Решила немного подремать и действительно заснула.

Вдруг вижу, что я как бы открываю дверь машины правой рукой, и тут появляется владыка Иоанн и нетерпеливо зовет нас к себе. У меня мысль: «Наше время пришло!» Перед Владыкой проходит тень, кажется тень священника. Приподнявшись, я говорю: «Господи, да будет воля Твоя Святая во всем!», открываю глаза и вижу, что с левой стороны, со стороны мужа, на нас несется автобус «Фольксваген». Я оцепенела: «Мы уже умерли или еще нет?» Почему-то не испытывала паники, но, стыдно признать, даже и не подумала в тот момент просить Господа о прощении моих грехов или обратиться к Нему за помощью. Автобус пролетел мимо нас так близко, что, как говорят, если бы на одном колесе был даже блин – произошла бы катастрофа. Взглянув на мужа, я увидела, что он страшно бледен, руки его дрожат. Но мы живы! Я успокоилась. Поблагодарила Господа за чудесное избавление от катастрофы, и тут мои мысли обратились к видению Владыки.

Что это значило? Владыка звал нас к себе с каким-то нетерпением, будто речь шла о жизни или смерти. Но это я видела Владыку, а муж вел машину. Я ничего не сказала ему и не предостерегла его – не было времени. Что же все это значило? Муж видел, что я не сплю и рассказал мне, что мы были на волосок от смерти. Я ответила, что знала об этом, так как не спала. «Но почему Владыка не предостерег меня, почему я его не видел и почему ты мне ничего не сказала?» Я подумала: действительно, я ничего ему не сказала. Но как бы мог Владыка явиться моему мужу, ведь он вел машину? Кроме того, думаю, Владыка знал моего мужа лучше, чем кто бы то ни было, так как крестил его. Видимо, Владыка внушил ему повернуть направо перед тем, как несущийся автобус начал наезжать на нас. Я увидела этот автобус, когда наша машина, была уже в крайнем правом ряду. Она шла совершенно ровно, а если бы муж внезапно повернул, чтобы избежать столкновения, задняя часть машины могла бы оказаться ближе к несущемуся автобусу.

Владыка предостерег нас обоих. Я посмотрела на мужа, сказав: «Откуда ты знаешь, что тебя не предостерегли?» Он со мной не спорил. Думаю, он тоже понял, что Владыка помог нам в тот чудный день Пасхи.

Валентина Харви, Реддинг, Калифорния, 1971 год, Пасха.

9. Избавление от рака21

...что касается владыки Иоанна (Максимовича). О нем я знаю только то, что читала в вашем журнале. В прошлом году в 20-х числах октября моя мама была в больнице с сильной болью в желудке. Я очень волновалась, что у нее, быть может, рак, и вот в ночь, перед тем как доктор должен был мне сказать результаты анализов, снится мне сон. Около огромной белого цвета церкви с нашими русскими куполами стоит много людей. Из церкви выходит Старец в белой одежде с палочкой и идет прямо к моей маме и ко мне через улицу. Когда он подошел к нам, то я его узнала по фотографиям, это был владыка Иоанн. Он благословил маму и меня, и я сразу проснулась. Больше я не волновалась о маме. У нее была язва, которую быстро вылечили. Я теперь часто думаю о Владыке.

Тамара Хирт, Сарния, Онтарио, Канада, 1973 год, 12 (25) июля.

Примечание издателей

Сны, сходные с этим, обсуждаются в статьях, опубликованных епископом Саввой в «Православной Руси» и посвященных архиепископу Иоанну. Епископ Савва, описав один из них, делится следующим важным наблюдением: «Этот сон можно считать истинным, ибо святой Варсонофий Великий пишет, что если во сне является крест, то это знак, что сон от Бога, так как сатана не может изобразить крестного знамения. Конечно, и другие сны могут быть от Бога, но мы не имеем в других случаях столь же явного указания на это, как при видении креста. И если даже сон от Бога, надо оставаться бдительным, – говорит святой Варсонофий, – чтобы не истолковать его превратно, ибо и здесь сатана может нас обмануть». То, что владыка Иоанн совершает в этом сне крестное знамение, а с ним дает благословение, указывает на то, что этот сон был от Бога и означал благодатное посещение Владыкой почитающих его.

10. Спасение от автомобильной катастрофы

Изображения блаженного архиепископа Иоанна (Максимовича) прибыли как раз в то время, когда мы уезжали в Европу. Немного опасаясь за безопасность нашего путешествия на самолетах, автобусах, автомобилях и поездах и надеясь на помощь часто путешествовавшего блаженного Иоанна (Максимовича), мы были очень благодарны, что смогли взять с собой его портрет и иметь его при себе во всех наших поездках.

И действительно, наш друг Мартин Брокенлег на днях рассказывал нам, как он был спасен от автомобильной катастрофы чудесным образом блаженным архиепископом Иоанном. Мартин ехал в своей машине ночью с довольно большой скоростью, когда вдруг огромный олень появился с краю дороги с той стороны, где он ехал и, ослепленный светом машины, ринулся прямо на его автомобиль. Вдруг перед самой машиной олень замер, будто кто-то его остановил, и в это время Мартин совершенно определенно почувствовал присутствие блаженного Иоанна (Максимовича).

Михаил Недельский, Южная Дакота, 1974 год, 12 (25) января.

11. Сон об инославных

А этот случай произошел с американским новообращенным, мать которого умерла, не став православной. Он был в печали и не знал, как за нее молиться, когда получил этот ответ от владыки Иоанна и истолковал его как знак того, что «мы должны быть миссионерами и оказывать любовь и заботу тем неправославным, которые окружают нас».

Сегодня после обеда я читал последний выпуск журнала «Православное слово» (№ 56). Сначала внимательно посмотрел на цветную фотографию усыпальницы владыки Иоанна. Смотря на нее, опять прочел тропарь, с умилением поцеловал усыпальницу Владыки и сказал ему, как я сожалею, что не мог чаще посещать ее, когда был в Сан-Франциско. Потом взглянул на фотографию моей матери и опять просил Владыку помолиться о ней и почувствовал с уверенностью, что он молится. Мои веки отяжелели, глаза закрылись, и я забылся как бы легким сном, во время которого увидел маму в фартуке, разговаривающую, как она и была в последние годы своей жизни. Тогда вдруг я почувствовал присутствие владыки Иоанна, почувствовал, что он молится о ней. И опять представилась моя мать, но теперь она, стоя на коленях, горько плакала, вслух каясь в своих грехах. Она плакала так громко и так горько, что я почти ясно мог слушать ее настоящий голос в комнате, где находился... Что-то внушало мне молиться с Владыкой, не открывая глаз. Я начал крепко в простоте сердца молиться Богу, чтобы Он смилостивился над мамой и очень сильно ощущал присутствие Владыки, хотя его не видел так, как маму. А она продолжала горько плакать и, наконец, исчезла. Затем вижу владыку Иоанна, но только сзади. Я не мог видеть его лица, лишь наметку его камилавки и часть бороды, а затем верх его посоха и рукав его рясы. Он медленно стал уходить, и я ясно заметил, что на нем была простая черная монашеская мантия, а не архиерейская. Он вышел величественной поступью, и я так и не увидел его лица, но был уверен, что это он. Тогда я открыл глаза, поднялся и опять произнес вслух его тропарь в сторону востока и приложился к фотографии усыпальницы. Не знаю полного значения мною пережитого. Одно знаю, что Владыка мне ничего не сказал и ничего не обещал. Этим я просто утвердился в его молитвах и в необходимости молиться как самому, так и другим. Заметил также, что на нем была простая черная монашеская мантия и простой посох, а не архиерейская и не жезл. Может это указывает мне, что он молился лично, а не как архиерей, как бы в подтверждение церковного запрета молиться общественной молитвой за усопших неправославных, но и говорит, что частная молитва за них имеет большое значение и должна быть поощряема.

Иосиф Макей, Джонстаун, Огайо, 1974 год, 6 сентября.

12. Напоминание молиться об усопших

О делах святых нужно всему миру поведать. Несколько лет тому назад, когда я был в большой печали, явился ко мне во сне покойный владыка Иоанн. Вижу я посреди церкви нашей гроб и в нем лежащего в мантии владыку Иоанна. Владыка перекрестился, приподнялся и сказал мне: «Молись за раба Божия Василия и за...» еще кого-то, имя которого я не разобрал, но потом догадался, что это был наш бывший квартирант Евгений, уже покойный. А Василий, о котором владыка Иоанн сказал молиться, это мой кум, который умер несколько лет тому назад.

Александр Перниц, Сан-Франциско, 1975 год, 1(14) декабря.

13. Избавление от язвы

У моей мачехи была язва желудка, которую нельзя было оперировать, и она страдала из-за этого уже в течение трех лет. В 1975 году ей приходилось ложиться в госпиталь три раза. Вечером ей вдруг становилось ужасно плохо, на другой день ее везли в госпиталь. Там она лежала, и ее питали через вены на руке. Но через несколько дней она возвращалась домой.

В ноябре 1975 года ее схватил новый ужасный припадок, и на этот раз температура поднялась до 39°. Вообще, она маленького роста, и ее нормальная температура 35.6°. Врачи сказали, что она сможет вернуться домой, только когда температура спадет. Моя мачеха не верила в Бога и Его милость, но она все же попросила меня помолиться за нее, и я сказал, что буду молиться. Уже семь дней она лежала с такой температурой, и доктора сказали, что они ничего не могут сделать, чтобы температура спала.

Я получил кусочек мантии владыки Иоанна от моей знакомой, которая знала Владыку. Она мне сказала, чтобы я дал мачехе кусочек артоса со святой водой и затем положил этот кусочек мантии на лоб больной и попросил Владыку помолиться за нас. Сделав все так, я уехал от нее под вечер, и она заснула, а на другой день температура спала. Через день она выписалась из госпиталя и с тех пор на здоровье не жалуется. И все верные радуются явному чуду.

Петр Хэрринг, Берлингэйм, Калифорния, 1976 год, 2 февраля.

14. Прекращение кровотечения

В ночь на 1 января (нов. ст.), после молитвы к блаженному Иоанну (Максимовичу) и прикладывания святого масла от лампады из его усыпальницы, я легла спать. И, встав утром следующего дня, увидела, что кровотечение, от которого страдала два дня, прекратилось. Действительно, «дивен Бог во святых Его».

Марина Прокопчук, Нью-Джерси, 1976 год, январь.

15. «Молитесь за больных!»

В прошлый понедельник я видел во сне блаженного владыку Иоанна, чего я до смерти никогда не забуду. Такой чудный был сон, что хотелось, чтобы ему не было конца, и проснулся я в такой радости и счастье и с чувством умиления, что Владыка удостоил меня своим посещением. Блаженный Иоанн был в рясе с панагией. Он слегка нагнулся и смотрел на меня со стороны. Волосы у него были черные с проседью, и был он без очков и говорил мне, как он доволен моему рукоположению в диаконы, а также сказал: «Я очень рад, что ты часто молишься за больных, всегда молись за них и посещай их». Я сказал: «Да, Владыка, я буду».

Тогда наш прихожанин Тимофей сказал ему: «Владыка, пожалуйста, расскажите мне что-нибудь о житиях древних святых Ирландии», – ибо Тимофей был очень доволен тем, что Владыка в свои годы в Европе уделил внимание западным святым до раскола, до отпадения Рима от Святого Православия. Владыка и Тимофей начали беседовать. И на этом сон мой кончился.

Никогда за всю свою жизнь ничего более радостного я не переживал. До этого был без работы и искал ее более девяти недель... Очень важно молиться святым людям, которые так любили Христа и Его Церковь, и в то же время делать, что и они делали, когда были на земле.

Диакон Димитрий Серфес, Эндикотт, Нью-Йорк, 1976 год, 9 января.

16. Обращение инославных

Посылаю записку, сделанную мною еще в 1972 году. «Вчера я просил моего друга Франка Г., католика, когда он поедет в Сан-Франциско, чтобы зашел в собор Русской Зарубежной Церкви и взял для меня масла из лампады в усыпальнице владыки Иоанна (Максимовича). А сегодня он рассказал мне о своем вчерашнем сне. Вот этот сон. Видит он, что пришел в собор и начал брать из лампады масло, как вдруг услышал голос, говорящий ему: «Скажи Михаилу, пускай он сам сюда придет и возьмет масло». Франк также рассказал мне, что во сне пытался сделать на себе крестное знамение по православному, но ему было сказано, что он складывает пальцы неправильно. Он исправил это и проснулся, продолжая по православному осенять себя крестным знамением в кровати. Его сосед по комнате, буддист, спросил его, что он делает, и Франк, посмотрев на него, сказал: «Молюсь». Решил это записать. Кто знает, может быть владыка Иоанн (Максимович) святой?»

...Приехал и первым долгом прямо явился в собор, и после Божественной литургии пришел ко гробу в усыпальницу помолиться у мощей владыки Иоанна.

Михаил Рыгин, Сан-Франциско, Калифорния, 1976 год, 27 апреля.

17. Чудеса во Франции

С радостью хочу рассказать вам о двух чудесах, совершенных архиепископом Иоанном.

6 января 1958 года около 10.00 православные французы, мужчина и женщина, на пути в монастырь Фуркё, где собирался служить Архиепископ, стали жертвами серьезной автомобильной катастрофы и были доставлены (мужчина в бессознательном состоянии) в госпиталь Сен-Жермен.

У мужчины, – а это был я, – выброшенного по счастливой случайности из автомобиля (дверь распахнулась как раз в момент, когда приборный щиток вонзился в мое сиденье), были разбиты оба колена, сломаны ребра, серьезно повреждены голова и желудок. В течение десяти дней, проведенных в госпитале, у него не работал кишечник, и на десятое утро им перестали заниматься: слабительные и все прочие средства не дали результата.

Тем временем сестра из Фуркё, которой Архиепископ велел посетить меня, принесла мне немного освященного хлеба. Я из уважения начал есть этот хлеб... с аппетитом. Через полчаса мой кишечник опорожнился: сосуд был рядом, и все было в порядке.

У женщины, мадам Паулины Рише, было несколько переломов правых руки и ноги. После операции она потеряла много крови, не могла мочиться, все время была в состоянии сонливости. Но второй день около часу дня архиепископ Иоанн навестил ее. Увидев его, она почувствовала себя просветленной, у нее было впечатление, что Бог посетил ее, о чем она и сообщила Владыке.

Он взял ее руки и долго молча их держал. На следующее утро она помочилась, сплюнула и выдохнула сгустки крови и поняла, что спасена.

Архиепископ Иоанн часто посещал больных, но делал это всегда очень незаметно. Многие его добрые дела остаются неизвестными миру. Некоторые люди во время встречи с ним в Версале видели, что голова и плечи его были окружены голубым нимбом.

Эмиль Муан, Париж, Франция, 1973 год, 27 июня.

18. Избавление от астмы

Среди тех тысяч людей, которые знали и любили архиепископа Иоанна, была и семья Бориса Трояна, очень близкого ему с 1930-х годов в Шанхае. Эта семья до переезда в США жила в лагере беженцев на Филиппинах. Старшего мальчика Владыка знал с рождения. Обстоятельства заставили семью на много лет разлучиться с Владыкой. Около 1952 года одиннадцатилетний мальчик начал страдать от сильных приступов астмы. Его наблюдал врач, и все было договорено так, чтобы он мог быть немедленно вызван к мальчику, днем или ночью, в случае появления у Виталия Трояна этих приступов. Когда владыка Иоанн пришел после Синодальной встречи в Нью-Йорке навестить своих прихожан, семья проживала в Сан-Франциско уже около трех лет. Узнав о его прибытии, они немедленно отправились в храм святителя Тихона, чтобы увидеть его. Когда Владыка прибыл и вышел из машины, народ бросился к своему возлюбленному Архиепископу. Он тоже приветствовал каждого и среди них многих, кого не видел уже несколько лет. Семья же, о которой идет речь, не видела его три года или больше. Он спросил, как у них дела, и они ответили, что все хорошо, за исключением того, что у мальчика астма. Владыка, казалось, был поражен этим известием. Он взял мальчишку за волосы – один из хорошо известных его жестов с мальчиками, прислуживавшими ему в храме, – и очень кратко сказал: «У него никогда не было астмы и не будет», и, посмотрев на мальчика, спросил: «Не правда ли?» И мальчик ответил: «Да, правда». И с того времени астма у него прошла бесследно.

Чтец Лоуренс Кэмпбелл, Сан-Франциско, Калифорния, 1974 год, январь.

19. Близость святых

Моя первая встреча с владыкой Иоанном была вызвана великой нуждой – тяжкой болезнью. В 1953 году в Нью-Йорке я перенесла неудачную операцию левого глаза, пораженного катарактой. Несколько месяцев мне угрожала опасность слепоты.

Наконец, меня снова положили в больницу и сделали так называемый «шок», в результате которого я едва не скончалась. Но после этого «шока» я уже могла открывать глаз. Тут явилась новая беда: глаукома... Снова положили меня на операцию для удаления накопившейся внутри глаза жидкости и говорили, что подобную операцию придется повторять ежегодно.

Надо добавить, что как сначала, при воспалении, так и потом, при повышении давления внутри глаза, это сопровождалось невыносимыми болями, лишавшими меня сна и работоспособности. А все это время наше экономическое положение было крайне плачевно.

В таких обстоятельствах, услышав о приезде из Европы архиепископа Иоанна, мы поехали в Синодальную Церковь, где он служил. После службы муж подвел меня к Владыке. Я вкратце рассказала ему свою беду и просила его святых молитв. К великому моему изумлению, Владыка, который совершенно не знал меня, благословляя, назвал меня по имени. После благословения, полученного от Владыки, я, будучи назначена на операцию, пошла в госпиталь уже совершенно спокойной. И милостью Божией по молитвам Святителя операции на этом прекратились: я в них не нуждаюсь вот уже более десяти лет.

После этого мы включили владыку Иоанна в число тех духовных и светских лиц, о здравии которых молимся, совершая свое ежедневное молитвенное правило.

Однако по прошествии некоторого времени в связи с чрезвычайной утомленностью моего мужа пришлось подумать о сокращении молитвенного правила. Пришла мысль уменьшить число лиц, поминаемых о здравии и упокоении. Враг внушил мне сказать мужу: «Владыка Иоанн – святой человек, и он не нуждается в наших недостойных молитвах».

Вечером мы не помянули владыку Иоанна, как и некоторых других лиц, которых поминали раньше.

После молитвы я легла спать. Едва успела задремать, как вдруг, не то во сне, не то наяву, вижу владыку Иоанна (который был в это время в Европе) в его черной мантии с крестом в правой руке. Подбегаю к нему с радостью под благословение, а он мне говорит: «Нет, я вам теперь не нужен и благословлять вас не буду. Когда я был нужен вам, я вас благословлял и если еще когда-нибудь буду нужен, то приходите ко мне за благословением». После сих слов Владыка ушел, не благословив меня.

Конечно, я не могла заснуть и все размышляла о своем недостоинстве, о дивных делах Божиих и о наставлении апостола Павла, чтобы мы молились за наших наставников и друг за друга.

Утром я со страхом рассказала своему мужу о своем сне или видении, и с тех пор мы уже не переставали и не перестанем поминать владыку Иоанна раньше о здравии, а теперь за упокой, прося Господа, чтобы Он, по молитвам святого Владыки, спас и помиловал нас грешных.

Спустя некоторое время после того случая мы услышали, что владыка Иоанн приехал и будет служить в церкви святого Архистратига Михаила в Бруклине. Я с мужем поехала туда, но страшилась подходить к Владыке под благословение. Однако Владыка ласково взглянул на меня и с радостью благословил.

О, Владыка святый, помолись о нас грешных пред Престолом Всевышнего, чтобы Он не оставил нас, но укрепил в вере и терпении нести наши кресты до конца своих дней и трезвенно противиться тлетворному духу отступления, так усиленно распространяемому предтечами антихриста в наши дни.

Мария Мостико, Вашингтон, округ Колумбия, Канун Преображения, 1973 год, 5 (18) августа.

20. Прекращение артрита

Хочу рассказать вам, как Владыка меня исцелил. У меня больное сердце, высокое кровяное давление и артрит. Но все было еще относительно терпимо, пока два с половиной года назад артрит не усилился. Боли были нестерпимыми, Я не могла двинуть рукой или согнуть ее, и домашняя работа доставляла мне муки. Все время я молилась Божией Матери и просила Ее избавить меня от них.

Прошло немного времени, и помощь пришла ко мне, грешной и недостойной. Я увидела сон, как иду по дороге и несу перед собой крест: он старый и совсем потускнел, но вдруг замечаю, что он засиял, как новый (он был величиной с ладонь). И вот подходит ко мне монах с посохом в руке и говорит: «Ты здесь все время молишься Божией Матери о помощи, но не одна ты страдаешь, потерпи».

Я проснулась и долго думала, что бы этот сон мог значить. И решила, что это, очевидно, угодно Богу, и я должна терпеть. Через несколько дней получила письмо от подруги, которой писала о своих болях. Она советовала мне написать батюшке, который служит в том кафедральном соборе, где находится усыпальница владыки Иоанна. Я написала письмо и послала деньги, прося его отслужить панихиду по владыке Иоанну и помолиться обо мне. Батюшка исполнил мою просьбу и прислал мне маленькую иконку Божией Матери, маленький крестик из Иерусалима, немного ваты, пропитанной маслом от лампады, горящей в усыпальнице владыки Иоанна и, самое главное, его портрет. Увидев портрет, я немедленно узнала того монаха, которого видела во сне, а ведь я никогда не видела его при жизни, вы знаете. Я разрыдалась и стала благодарить Господа за Его милость ко мне, стала молиться и просить Владыку помолиться обо мне. Исповедала ему свои грехи, прося его заступничества пред Господом, дабы мне получить прощение и оставление грехов, исцеление души и тела. Мазала ваткой грудь и горячо молилась.

После этого у меня постепенно пошло на улучшение. Боль уменьшилась, с сердцем стало легче, давление начало снижаться. Наконец, боли в груди, которые я терпела два с половиной года, совершенно прошли, а ведь я из-за сердца все время находилась под присмотром врача, и что бы он мне ни давал или советовал, ничего не помогало. Но по молитвам владыки Иоанна Господь исцелил меня. Я дала обет посылать на свечи или масло для его усыпальницы каждый год в день преставления Владыки, что и буду делать, пока Господь не призовет меня к Себе.

Моя подруга, Ольга Александровна Макарова, также была исцелена от артрита, но то было еще при жизни Владыки. Она и посоветовала мне обратиться к нему. Я написала вам все, Бог мне свидетель. Какое счастье, что у нас есть заступники пред Богом и Его Пречистой Матерью!

София Зукулис, Милуоки, Висконсин, 1977 год, 15 февраля.

21. Исцеление пальцев

Однажды в субботу я поехала навестить свою пожилую подругу-американку (ныне покойную), которая жила в старом доме и могла передвигаться только в кресле на колесиках. Она была совершенно одинока, и мои посещения доставляли ей большую радость. Я всегда носила ей сладости. В тот день было очень жарко, а добираться мне пришлось около часа. Посидев с ней, стала собираться домой – снова в сильную жару. Но я уговорила женщину, которая там навещала свою мать, довезти меня, хотя это было ей совсем не по пути.

Она довезла меня до дома, и тут я, чтобы не задерживать ее, быстро выскочила из машины и в спешке прихлопнула дверцей три пальца правой руки. Боль была страшная, женщина испугалась, а я немедленно побежала домой. Пошла кровь, суставы трех пальцев вспухли и посинели. Подумала, что пальцы сломаны – ведь я не могла их согнуть.

Должна сказать вам, что я пианистка в балетной школе и играю по много часов в день. Я решила, что долгое время не смогу работать или даже совсем потеряю работу и от этой мысли пришла в ужас. Со слезами обратилась за помощью к владыке Иоанну: «Ты видишь, Владыка, что случилось с моей рукой. При жизни ты любил навещать больных. Я тоже это очень люблю, и вот теперь могу потерять работу». В слезах я заснула, положив больную руку на его портрет. Проснулась утром – не могу узнать своей руки. Отек прошел, посинение исчезло, осталась только едва ощутимая боль при сгибании пальцев. Все воскресенье я благодарила Владыку и просила о полном исцелении. В понедельник все прошло бесследно, и я могла музицировать без помех много часов. С того времени каждый день благодарю Владыку и молюсь о упокоении его души. Хотела бы дожить до его канонизации.

Нина Пащенко, Бирмингем, Алабама, 1977 год, 27 мая.

22. Избавление от кожной болезни

Христос воскресе! Воистину воскресе!

Возлюбленные отцы!

С молитвами благодарения Воскресшему Христу, творящему чудеса чрез святых Своих, предлагаю Вам следующее сообщение.

В течение нескольких лет у меня был нарост сбоку на шее. Началось это с размера булавочной головки, а потом достигло миллиметров трех в диаметре и около сантиметра в длину. Полтора года назад я был вынужден снять крест и цепочку, так как цепочка врезалась в этот нарост, он кровоточил и причинял мне сильную боль. Я положил крест и цепочку в ящик туалетного столика. Меня беспокоила невозможность носить крест Христов, и время от времени я стал подумывать об операции. Но то, о чем я пишу, представлялось лишь частью тех испытаний и волнений, которые меня ожидали. Я стремился прежде всего к усовершенствованию своего внутреннего «я», а не внешней оболочки – посредством молитв и поста.

Однажды, заказывая в одном книжном магазине в Калифорнии репродукции икон, я обнаружил там сообщение о бесплатном масле из усыпальницы архиепископа Иоанна (Максимовича) и из любопытства заказал его немного. В то время я не знал ни кто был этот человек, ни что он делал, ни вообще что-либо о нем. Мой «заказ» был на какое-то время отложен по воле Божией. За это время, однако, до меня начали доходить разные сведения об архиепископе Иоанне – о его благочестивой жизни, трудах, деяниях, исцелениях и о самом этом масле, как его использовать.

В моем сердце начало расти подлинное чувство благоговения к этому человеку.

И вот я со всей любовью стал просить молитв Архиепископа и сам стал молиться о его блаженном упокоении. В молитве сказал Архиепископу, что начиная с первого дня Великого поста буду помазывать свой нарост его маслом и просил его умолить Господа избавить меня от моей беды. За несколько дней до поста молился: «Пожалуйста, вспомни обо мне, архиепископ Иоанн, ты знаешь, как я снова хочу носить крест. Помолись обо мне, угодник Божий. Блаженный чудотворец, убери этот нарост, который мешает мне носить животворящий крест нашего Спасителя».

Ночью в понедельник 13 марта 1978 года, после прочтения вечерних молитв, я достал с полки масло, положил его немного на палец и в первый раз помазал нарост. И – ничего не почувствовал! Как странно, – промелькнуло у меня в голове, – я не попадаю на это место! Но как бы я мог не ощутить его?! Ведь я прекрасно знаю, где он у меня. Шагнул к стенному зеркалу посмотреть, но в сумерках ничего не было видно. Сердце забилось. Бросился в ванную, включил свет. Нарост исчез! Не было ни крови, ни струпа, ни боли. Со слезами вернулся в комнату и возблагодарил архиепископа Иоанна (Максимовича).

Вскоре я заказал службу об упокоении блаженного Иоанна. К этой службе снова надел свой крест – в первый раз более чем за год. Сейчас каждый раз, когда касаюсь этого креста, благодарю блаженного Иоанна и буду молиться за него всегда.

К Вашему сведению: мне 33 года, я женат и имею двоих детей. Бог мне свидетель, что написанное здесь мною есть истина.

Петр А. Тарасович, Милфорд, Коннектикут.

23. Помощь парализованному

Дорогие отцы!

Прочитав «Летопись почитания архиепископа Иоанна Шанхайского», не могу не написать вам. Мой отец, Герберт Клингарт, 2 ноября 1977 года пережил инсульт, был парализован и лежал без сознания в течение пяти дней. В декабре собрался консилиум из двенадцати врачей. Они пришли к заключению, что он не будет ни говорить, ни ходить и предупредили: «Готовьтесь к самому худшему».

Я полетела в Сан-Франциско и помолилась у гроба архиепископа Иоанна22. Благодаря Борису Трояну получила просфору, а его жена дала мне шоколадное елочное украшение из усыпальницы, и они положили записку с именем моего отца под митру архиепископа Иоанна. И вскоре отец уже смог вставать, и с каждым днем ему становилось все лучше. На Рождество его привезли погостить домой из больницы, в январе он уже мог играть в шахматы, воспринимать речь других и говорить. Я взяла его фотографии и показала врачам. Они сказали, что не понимают, как это могло произойти и не могут этого объяснить иначе как чудом. Теперь он ходит уже самостоятельно.

Какое счастье, что с нами владыка Иоанн и что чрез него наши молитвы доходят до Господа Бога.

Нона Катценштейн, Ла Хабра, Калифорния, 1978 год, 28 марта.

24. Ураган остановлен

В конце августа 1979 года в Атлантическом океане бушевал Ураган «Давид». Ураганные ветры неслись со скоростью, превышающей 160 километров в час и стали причиной великого разрушения и смерти в Доминиканской Республике.

По направлению урагана можно было определить, что он движется к Майями, Флорида. В субботу, 1 сентября, в этом уже не было сомнения. В воскресенье, 2 сентября, местными властями были отданы приказы об эвакуации части населения, живущего на берегу океана, где расположены многоэтажные гостиницы. 3 сентября рано утром радио и газеты объявили, что «ураган пощадил» Майями и пронесся мимо.

Автор этого сообщения был в то время в Майями и хотел бы разъяснить, как все было.

В воскресенье, 2 сентября, после Литургии в православном храме святого Владимира в Майями священник совершил панихиду по архиепископу Иоанну. Когда русские жили на острове Тубабао (на Филиппинах, тридцать лет назад), то, благодаря непрестанным молитвам владыки Иоанна, там не было обычных для этого региона тайфунов. Это было замечено даже местными жителями, которые часто видели, как Владыка молится ночью, осеняя лагерь крестным знамением. Однажды на Филиппинах могучий тайфун двигался в направлении лагеря. Но по молитвам владыки Иоанна он возле острова свернул и пронесся мимо.

То же самое чудо совершилось и во Флориде. После панихиды по Владыке «Давид», приближавшийся к Майями, внезапно повернул на север и прошел мимо. Так по молитвам владыки Иоанна даже после его смерти Господь помиловал обитателей города.

Да упокоит Господь душу Своего усопшего служителя, архиепископа Иоанна, а нас помилует его молитвами.

K.M.М.23. Майями, Флорида, 1979 год, 3 сентября.

25. Помощь при ревматизме

До сих пор я еще не писала о том, как владыка Иоанн исцелял меня и моих родственников. Сделаю это сейчас.

В 1953 году меня начал мучить ревматизм.

Моя сестра София подошла к владыке Иоанну и попросила его помолиться о болящих Ольге (это я) и Лидии. Лидия – наша племянница, живущая в Австралии. Она заболела, и ее положили в больницу, В первую же ночь после этого мои боли начали ослабевать. Около трех дней я чувствовала себя совсем хорошо и могла обойтись без пилюль, которые мне прописал врач и которые стоили 9 долларов. Судя по письмам из Австралии, Лидия тоже в это время совершенно выздоровела, к изумлению врачей.

Зимой следующего, 1954 года, у меня снова начался ревматизм, и 5 февраля я легла в больницу. В тот же самый день послала Владыке письмо с просьбой помолиться обо мне. К письму приложила на отдельном листке и свою исповедь, ибо я читала, что святой Иоанн Кронштадтский перед молитвой об исцелении болящих молился о прошении их грехов. Перечислила все грехи, которые вспомнила. Раскаивалась также и за грех курения. Особенно меня мучило то, что курила, когда шила облачения: шила я их в первый раз в жизни и потому очень волновалась. Я никогда не осмеливалась просить Владыку об отвращении меня от этого порока: курила 27 лет и никак не могла бросить.

Лежа в больнице и не получив ответа от Владыки, подумала, что он не отпустил мне мои грехи, и боли не утихали. Но вот получила письмо из Германии от одного инвалида войны, писавшего, что Владыка был в Италии, теперь остановился в Германии, а затем возвращается во Францию. Это меня успокоило и вселило надежду, что Владыка, быть может, еще не получил моего письма.

7 марта, в Прощеное воскресенье, меня доставили из больницы домой. Я была еще совершенно больна и слаба. Однако во вторник 9 марта (по новому стилю) мне вдруг стало много лучше, и я даже смогла встать с постели. Мне становилось лучше с каждым днем, я могла делать и какую-то домашнюю работу. В пятницу получила письмо от Владыки и ощутила себя совершенно здоровой. Одновременно почувствовала отвращение к курению. Вот копия письма владыки Иоанна.

Обретение честной главы св. Иоанна Предтечи, 24 февраля (9 марта) 1954 г.

Страждущая Ольга!

Да поможет тебе Господь и исцелит тебя. Господь попускает нам страдать с тем, чтобы мы восчувствовали нашу слабость и стремились более усердно к Источнику всякого блага, нашему Творцу, Дающему каждому то, что ему полезно. Да укрепит тебя Господь.

Я молился за тебя и буду молиться за Литургией. Да простит тебе Господь все твои согрешения. Иди исповедайся и приими причастие Св. Таин. Да будет благословение Господне с тобой и с твоей сестрой Софией. Да поможет Бог и болящей Гайде.

Твой архиепископ Иоанн.

В том же письме от 5 февраля я писала и о моей племяннице Гайде, латышке, прося его помолиться и о ней. У нее был туберкулез, она лежала в санатории, и врачи сказали, что она не может иметь детей. По молитвам владыки она поправилась и родила сына, которому сейчас 18, и дочь, ей сейчас 14 лет. С обоими детьми все в порядке.

Ольга Макарова

Примечание издателей

Упомянутая здесь София, по специальности врач, свидетельница этих чудесных исцелений.

26. Целительное масло

Большое спасибо Вам за то, что всегда посылаете целительное масло из усыпальницы нашего дорогого Владыки. Да приблизит Бог день, когда наш возлюбленный Владыка будет прославлен во святых Божиих!

Мы хотим сообщить, что моя мама воспользовалась маслом, когда у нее появился струп на лице, который не поддавался лечению. Через два дня после прикладывания масла он совершенно исчез, и ближайшие участки лица также были почти полностью исцелены! Я сам пользовался маслом, прикладывая его к болячке на ноге. Через три дня она затянулась и сейчас совершенно излечена.

Ваш во Христе Владимир Рааш, Сант-Паул, Миннесота, 1981 год, апрель.

27. Молитва о болящей

Прочитав с большим интересом и духовной радостью книгу «Блаженный Иоанн», я хотел бы добавить к ней мои собственные свидетельства о чудесном случае исцеления через усердные молитвы и предстательство архиепископа Иоанна.

В 1963 году я был переведен своим работодателем из Сан-Франциско в Портленд, Орегон. В марте отправился в Орегон вместе с женой, сыном и двумя дочерьми.

Во время пребывания в Сан-Франциско наша семья очень привязалась к храму и владыке Иоанну. Наш сын Владимир был прислужником в соборе, жена писала статьи в «Благую весть» (еженедельник, издававшийся архиепископом Иоанном), а я участвовал в приходском совете.

Вскоре по прибытии в Портленд жена перенесла серьезную операцию, которая прошла успешно. Ночью, однако, когда она была в послеоперационном отделении, ей стало хуже из-за полученной серьезной инфекции. Ее состояние становилось критическим. Хотя Владыка в это время поехал в Европу, я все-таки послал ему телеграмму от имени жены.

На следующий день совершились два чуда: во-первых, мы получили телеграмму, где сообщалось, что архиепископ Иоанн молится за мою жену Татьяну; во-вторых, инфекция прошла, и состояние жены существенно улучшилось. Потом наступило и полное выздоровление.

Алексей Кочнев-Кеннеди, 1981 год, октябрь.

28. Излечение менингита

Дорогой отец!

Boт перевод сообщения о тех чудесах, которые совершил здесь архиепископ Иоанн. Простите меня, пожалуйста, за этот перевод, но лучше перевести не смогу.

Моя двухлетняя племянница лежала в постели с тяжелой лихорадкой. Врач приходил часто, но ничего не помогало. Тогда он решил, что ее необходимо госпитализировать. В больнице специалист немедленно определил, что у нее тяжелый менингит. Шанс на выздоровление был очень небольшим, но даже если бы она поправилась, то ее страдания были бы велики.

Был субботний вечер. В глубокой печали пошли мы в храм на Всенощное бдение. Во время службы молились владыке Иоанну и обещали, что если племянница поправится, то будем поддерживать неугасимую лампаду пред его иконой. Врачи вскоре страшно удивились, увидев, что в воскресенье утром у маленького ребенка горячка прошла, и она совершенно выздоровела. С тех пор в монастырском храме пред иконой владыки Иоанна горит неугасимая лампада.

Мой друг, католический священник, слышал о святой жизни нашего архиепископа Иоанна и просил его фотографию. Однажды к нему пришла медсестра, пристрастившаяся к морфию. Она была замужем, имела детей и просила священника помочь ей. Она испробовала все, чтобы избавиться от этой страсти, но тщетно. Совершала она и паломничества, но тоже безрезультатно. Тогда священник дал ей фотографию владыки Иоанна и сказал, что она должна иметь веру.

На следующее утро она взяла весь морфий и все деньги, которые ради него припрятала, и отдала мужу, решительно с этим покончив. (Она рассказывала, что ночью архиепископ Иоанн явился к ней, и у них был небольшой разговор. «Эти глаза, – повторяла она, – эти глаза...»). Молитесь о нас, святые отцы, как и мы воспоминаем вас всех в наших молитвах.

Иеромонах Томас, Нидерланды, 1983 год.

29. Исцеление глаза и желудка

Всегда благодарю Вас за то, что прислали мне и моей дочери фотографию отца Серафима с Вашими благословениями на ней, за высланные публикации и, конечно, за масло из усыпальницы святого Иоанна (Максимовича).

Отец Герман! Хочу рассказать Вам о некоторых чудесных случаях, происшедших со мной после обращения к святому Иоанну (Максимовичу). У меня слегка увеличено сердце и, кроме того, я годами страдала от высокого давления, бессонницы, головных болей и болезни глаз. В глазах появлялись у меня радужные разводы, и я становилась больной. Я должна была лежать, но когда лежала, было еще хуже, так как и кровать, и комната казались мне перевернутыми. За этим обычно следовали сильные головные боли: голова, казалось, вот-вот расколется. Я даже думала, что умираю. (Однажды давление так поднялось, что врач удивился, как я еще жива и сказал об этом моему брату). И вот как-то мы с моей дочерью Гарифаллией получили от Вас и от отца Серафима в подарок книгу «Блаженный Иоанн». Бог знал, как мы тогда нуждались в ней и побудил Вас прислать ее нам. Мы обе начали молиться святому Иоанну (Максимовичу), и всякий раз, обращаясь к нему, я получала помощь. Расскажу Вам о двух случаях.

Однажды, когда у меня снова заболели глаза, я позвала Гарифаллию принести мне масло из усыпальницы святого Иоанна (Максимовича). (Мы получили его от отца Иннокентия из Тусана, Аризона, который послал нам его после того, как мы прочитали книгу и спросили, к кому надо обращаться за маслом. Он ответил, что у него есть масло от одного паломника, который посетил собор и, проезжая через Тусан, дал ему его.) С молитвой Богу и святому Иоанну (Максимовичу) дочь положила масло на мои глаза, и я сразу ощутила прохладу (чего до того никогда не было). Боль в глазах и радужные разводы исчезли, головная боль также прекратилась.

В другой раз у меня появились очень резкие боли в желудке. Такие сильные, что я стала кричать, но они не проходили часа три. Всем сердцем помолилась я святому Иоанну (Максимовичу) о помощи. Во время этой молитвы я, лежа в постели, взглянула на часы. Не спала, только лежала с закрытыми глазами и думала, что со мной будет. Затем снова взглянула на часы и увидела, что прошло 20 минут, но едва могла поверить в то изменение, что произошло во мне. Я внезапно ощутила легкость в теле, все боли исчезли, и почувствовала себя прекрасно. Со слезами возблагодарила Бога и святого Иоанна (Максимовича) и поставила ему свечку.

Хочу поделиться этим со всеми Вами. Каждое утро, когда произношу свои молитвы, включая обращение к Пресвятой Богородице и святому Нектарию, я добавляю к ним и молитвы к нашему возлюбленному святому Иоанну (Максимовичу). Во время этих молитв передо мною его фотография – в литургических облачениях.

Как чудны дела нашего дивного Бога!

С почтением, Ваша во Христе, госпожа Коумбо Пессимиси, Альбукверк, Нью-Мексико, 1983 год, 4(17) августа.

30. Случай со сломанным бедром

Благодарю за новую порцию «целебного масла из усыпальницы нашего возлюбленного Богом владыки Иоанна». Истинно велико его заступничество пред Престолом Всевышнего.

Моя мама упала и сломала бедро 12 декабря 1981 года. Ей уже исполнилось 83 года. Придя домой, она сказала, что почти не ощущает свою левую ногу. Я помазал ей ногу и ступню и помолился блаженному Иоанну. Теперь она может двигать пальцами ноги – до того это было невозможно.

Я попробовал масло и для своих ушей, и они меня больше не беспокоят.

Надеюсь, что очень скоро настанет день, когда наш возлюбленный владыка Иоанн будет прославлен.

Роберт Холл, Монтана, 1981 год, январь.

31. Помощь в нахождении вещей

Дорогие почтенные отцы!

Живя в монастыре преподобного Германа Аляскинского, я сопровождал в феврале 1982 года присноблаженной памяти иеромонаха Серафима в Реддинг (Калифорния), где он читал лекцию, а на следующий день служил Божественную литургию в праздник Сретения Господня в принадлежащем миссионерскому приходу храме «Споручница грешных».

Вскоре после праздничной Литургии отец Серафим доверил мне с несколькими братиями купить продовольствия для монастыря, снабдив 150 долларами. Но, подойдя с полной тележкой к кассе, я вдруг обнаружил, что денег у меня нет. Меня охватил ужас, что деньги потеряны, и я начал осуждать и упрекать всех и вся, мысленно и вслух. Мы позвонили в храм, и отец Серафим велел нам возвращаться. Когда мы припарковались у входа, я пошел к храму и встретил на полпути отца Серафима, одного. Он сказал: «Они у тебя здесь»,– показывая на мою грудь. – «Архиепископ Иоанн сказал мне. Ведь вы и не подумали помолиться ему, не правда ли?» Не без самонадеянности ощупал я грудь и, одновременно с радостью и стыдом, нашел деньги в кармашке, хотя и не сомневался, что там ничего нет. Я, пораженный этим, признался, что действительно не помолился владыке Иоанну. Тогда отец Серафим утешил меня, рассказав, что после того как мы кончили говорить по телефону, он немедля пошел в храм, где слева висит большой портрет архиепископа Иоанна, а также находятся митра и несколько других связанных с ним реликвий, и там попросил владыку Иоанна помочь нам найти деньги. Архиепископ Иоанн осведомил его, что деньги у меня лежат в кармане – под самым носом! Так через заступничество праведников Божиих очевидное испытание и искушение обратилось в откровение святости и милости.

Рясофорный монах Герасим (Элиэл), Нововалаамский монастырь, Еловый Остров, Аляска, 1984 год, февраль.

32. Случай с деформацией позвоночника

Сколько себя помню, я всегда испытывала физические страдания и боли: иногда несколько слабее, иногда очень сильные. В прошлом июле боль стала почти невыносимой, когда шейные и спинные мышцы скручивались судорогой, а тело деревенело и наполнялось болью. Хотя боли в спине и одеревенение были у меня всегда и порой они были весьма ощутимы, на сей раз дело оказалось еще хуже. Я даже пошла к хирургу, который оказался «очень озабочен» моим состоянием, и диагноз его был действительно весьма пессимистичным. Но я не смогла себя заставить начать трехнедельные лечебные сеансы – до конца бы я их все равно не довела, а стоило это очень дорого. В конце концов я решила или предоставить Богу исцелить меня или рассматривать свое страдание как следствие моих грехов, как оно и должно быть. Но и на сей раз, несмотря на страх, что страдания будут продолжаться и я могу стать калекой и инвалидом, я все еще не приступала к тому, что, как сама знала, должна была делать – начать серьезную молитвенную жизнь, так сказать «подтянуться» и побороть свою леность. Я чувствовала себя совершенно ослабленной, одеревеневшей и болезненной. Утром едва могла ходить или двигаться – разве что медленно ковылять с болью в ступнях, ногах, бедрах и в спине. Во время богослужений не могла стоять или молиться на коленях. Больше стала спать, это помогало. Болезненное состояние продолжалось, и я стала проводить больше времени в комнате, чтобы избежать боли и утомления.

16 ноября 1985 года, в субботу, я простояла почти весь день, делая свечи и затем едва двигалась – такой я стала негибкой и болезненной. У нас в ту ночь была назначена специальная молитва преподобному Герману Аляскинскому, и я хотела пойти. Приведя себя в порядок после работы, зашла в нашу с мужем комнату и несколько минут пролежала на полу: обычно это помогало при боли и одеревенении, и я могла молиться. Боль была все еще очень сильная, как и одеревенение, но я решила заставить себя идти в часовню во что бы то ни стало. Так, хромая, вскарабкалась по ступеням, но не смогла подняться на следующий пролет и стоять в часовне час или около того. Народу было мало, и это повлияло на мое решение, так как я не смогла бы скрыть свое состояние, когда было всего несколько человек. Так что я попросила прощения и подумала, что, по крайней мере, смогу прочитать о святом Германе в своей комнате во время молитвословия и таким образом не «отвернусь» от него.

Не смогла найти нашу книгу о преподобном Германе, но решила, что о нем что-то должно быть в имеющихся у нас ранних номерах «Православной Америки». Так я взяла в свою комнату почитать выпуски за несколько первых лет. О преподобном Германе в этих номерах ничего не было, но зато было очень много о блаженном Иоанне (Максимовиче), и я прочла все о нем с интересом и вдохновением и была очень взволнована прочитанным. Закончив читать и решив вечером отдохнуть, ощутила сильную боль, особенно в ступнях, бедрах, ногах, спине и плечах и пришла в отчаяние. Я не знала, сколько ещё смогу противостоять этому. Посмотрев на бутыль с маслом, что на столике с крестом и иконами, – бутылочка масла из лампады при гробе блаженного Иоанна (Максимовича), которой пользовался мой муж, помазывая своего больного брата, – и как раз только что прочитав о блаженном Иоанне, подумала, что могу в моем положении испробовать и это. Не скажу, что это было сознательным делом веры, это скорее было актом отчаяния. Помазала маслом все, что болело (кроме ступней, так как думала, что масло там только сотрется от хождения). При этом подумала, что С. не одобрил бы использование всего масла, но не особенно брала это в расчет из-за боли. Помолилась блаженному Иоанну, надеясь, что он поможет мне и что я не слишком дерзка, так как вполне осознавала свое маловерие. Потом пошла спать, так сказать, «на кончике веревки».

На следующее утро проснулась очень рано, в изумлении и недоумении: боли не было! Сделала круговое движение – все равно нет боли, нет напряженности, нет одеревенения нигде. Во всем теле боли не было, я едва могла в это поверить. Не ощущала такого уже так давно, что не могла и вспомнить, и хотелось прыгать от радости. Это было чудо, я могла чувствовать себя так хорошо, освободиться от боли и двигаться! Могла стоять и совершать поклоны во время службы и носить тяжелые вещи. В День благодарения простояла весь день и мыла посуду после обеда на 200 человек и потом чувствовала себя великолепно. Это было чудо – мое исцеление.

Боялась кому-либо об этом рассказать, потому что не хотела делиться приобретенным мною личным опытом. (Думаю, еще и потому, что пыталась скрыть от всех, что испытывала такую боль – и гордилась тем, что усердно работаю, несмотря на нее.) Но я должна была рассказать об этом С. – отчасти из радости, а отчасти и потому, что использовала масло без разрешения. Тогда он и велел мне записать это сообщение и послать его в «Православное слово».

В следующие две недели я иногда чувствовала окостенение или приступы боли, но ощущала уверенность, что, независимо от «внешней» боли, глубинная боль внутри исцелена помощью блаженного Иоанна (Максимовича) и молитвами его к Богу. Чувствовала себя обновленной телом, душой, умом и духом. Хвала нашему Господу и благодарение блаженному Иоанну!

Постскриптум.

После того, как закончила это письмо, вспомнила еще нечто достойное быть отмеченным. За несколько дней до большого празднования, где я была распорядителем (7 декабря), снова почувствовала одеревенение и болезненность и испугалась возвращения прежней постоянной боли. Уверена, что частично это было вызвано напряженностью перед большим событием. Началось все со ступней, которые я не помазала маслом! Возвратившиеся ощущения заставили меня снова бороться со страхом, болью и другими ощущениями; а главное, мне было стыдно, что я усомнилась в том, что получила исцеление через блаженного Иоанна (Максимовича), и своим маловерием, неверием и сомнениями лишила себя этого дара. Все это снова я вспомнила и, написав об этом, снова помолилась и спустя какое-то время обнаружила, что хожу не хромая и у меня снова нет боли! Я также нарушила молчание неверия и рассказала другим о чуде своего исцеления. Благодарю Бога за дары Его.

Екатерина Керстинг, Портленд, Орегон, 1985 год, 29 декабря.

33. Прекращение невралгии

Я усердно молился архиепископу Иоанну в связи с одной проблемой, прося его указаний, как ее разрешить. Во время молитвы, длившейся около трех минут, я освободился и от очень болезненной невралгии, проявлявшейся в болях шеи, плеч и спины. Появилась она у меня внезапно, в прошлый четверг – шесть дней назад.

Митрополит Панкратий, Греческая православная епархия Василиуполиса.

34. Помощь после службы блаженному Иоанну

Мне показывали (но не дали) последний выпуск «Православного слова» и календарь преподобного Германа за 1986 год – и то, и другое с цветной иконой блаженного Иоанна. А потом, в канун 23 января, я получила «Православное слово» по почте, а календарь не получила. И послушайте, что было дальше.

Я, конечно, очень обрадовалась, получив номер с такой красивой иконой блаженного Иоанна, где он смотрит, как живой. Прочитав сообщение Зинаиды о его чудесах в Париже, стала очень крепко молиться ему, а так как в номере была целая служба ему, а на следующий день – воскресенье, я решила почитать службу сидя, так как нога, сильно болевшая уже больше года, продолжала меня серьезно беспокоить. То был канун моих именин. В понедельник наутро нога ныла почти нестерпимо. Сняв носок, я увидела, что она вся в белом налете, похожем на перхоть. Чулок был полон этой «пудры». Я удивилась тому, что произошло, и от моего внимания не укрылось, что нога болеть перестала. Боль исчезла! И теперь, хотя я еще хромаю, нога меня больше не тревожит. Вчера даже дошла до магазина и благополучно вернулась. Шла с палкой, но боли не было! Это – чудо блаженного Иоанна, и я свидетельствую об этом.

Нина А. Фокина, Калистога, Калифорния, 1986 год, 8 февраля.

35. Близость блаженного Иоанна

Хочу известить Вас о двух скромных, но далеко не незначительных событиях, которые произошли со мной последней ночью.

Сидел в комнате один, у меня было безысходное настроение, и я был в высшей степени расстроен своей неспособностью сосредоточиться на каком-то одном деле. Особенно был огорчен тем, что был не в состоянии завершить свое писание, начатое уже более двух лет назад. Решив сдвинуть дело с мертвой точки, я сел за письменный стол, но сосредоточиться все равно никак не мог. Потом почувствовал сильное желание молиться и просить у Бога помощи и руководства. Что бы Он хотел, чтобы я сделал? Так я пошел и стал молиться у икон. Пристально смотрел на лики святых, пока вдруг не показалось, что лик блаженного Иоанна засветился и ожил. Все это время девочка, жившая этажом выше, истерически рыдала. Слышал, как отец пытался ее успокоить, но безуспешно. Тогда я помолился блаженному Иоанну, чтобы он успокоил ее, вспоминая о его особой любви к детям. Секунд через 15 наступила полная тишина, и за всю ночь – ни писка. Тогда я попросил блаженного Иоанна помочь мне снова взяться за работу (ибо это мне очень нужно) и вразумить, о чем же я должен писать.

И вот полчаса назад некто позвонил мне из Сан-Франциско с просьбой написать на определенную тему. Последний раз я получал известия от него год назад. Слава Богу во святых Его!

М. Дафф, Индианаполис, Индиана, 1986 год, 2 апреля.

36. Заступничество за православных детей

Дорогие отцы!

Я постоянно читаю о блаженном владыке Иоанне и чудесах его, но до сих пор еще не рассказала вам о тех трех чудесах, что он совершил для троих мальчиков, которых я знала. Надеюсь, что когда эти чудеса будут обнародованы, духовные чада владыки Иоанна приложат еще больше усилий для его канонизации.

1. Первый случай был связан с Адамом Расселом, моим сыном ирландско-англо-французско-русского происхождения, и свершился он 7 января 1970 года – на православное Рождество. Я была тогда новообращенная православная, беременная первым ребенком, мне было 23 года. Как и многие другие обращенные, никогда не знавшие владыку Иоанна, я, после чтения его жития, – об исцелениях, совершенных им при жизни, о спасенных им сиротах, о страждущих, которым он помог, о православных общинах, которые он основал из французов, голландцев, китайцев, ирландцев, филиппинцев, японцев и т.д., – почувствовала великую любовь и преданность ему. Поэтому, когда молилась Богу, Его Пречистой Матери и святым, чтобы они меня направили, всегда включала в свои молитвы и блаженного Иоанна.

Живя на другой стороне улицы от дома священника при храме святителя Николая в Сиэтле, где умер блаженный Иоанн, я испытывала гордость от того, что знаю современного святого и имею возможность каждый четверг участвовать в панихиде по нему в той маленькой комнатке, где он предал душу Господу. С почтением я целовала стул, на котором он скончался, его камилавку, епископские ризы и четки. Один из его духовных чад, Георгий Калфов, был обычно там и пел со старым священником Андреем.

Я верила в Православную Церковь, но не понимала значения старого календаря. Ожидая ребенка и зная, что он родится где-то около Рождества, молилась Божией Матери и святому Иоанну, чтобы мой ребенок родился в настоящее Рождество. 25 декабря пришло и ушло, а 7 января приближалось. Я стала волноваться, но никогда и не мечтала испытать то, что мне довелось.

Мне было уже тяжело взбираться по ступеням, так как шел последний месяц, но я ещё пламеннее молилась Владыке. За несколько дней до 7 января проснулась из-за необычного явления (мой муж Мелхиседек спал рядом). Моя комната была озарена прекрасным, удивительным белым сиянием. Я думала, что бодрствую. Но все же ощущала себя, будто была в раю. Монахиня в белом склонилась на коленях перед моей кроватью, рядом с детской ванночкой, но я не видела ее лица, ибо она простерлась в поклоне. А потом я увидела и его – Владыку – в сверкающих белых ризах, стоящего у меня в дверях. Я знала, что это он, ибо думала о нем. Маленького роста, с сияющим лицом, он благословлял меня. Это видение длилось лишь мгновение. Убеждена, что монахиней в белом была святая Елизавета Федоровна, так как я думала и о ней.

7 января 1970 года в 3.00 у меня начались схватки и, к моей радости, к 4.00 родился наш сын Адам. Я восславила Бога, Божию Матерь и, конечно, святых Иоанна и Елизавету!

Буду оставаться верной старому календарю!

2. В 1984 году у семнадцатилетнего Тимоти Локхида, сына православной румынки и обращенного шотландца, внезапно, без всякой видимой причины, начались припадки. Он был в бессознательном состоянии помещен в канадский госпиталь. Врачи обнаружили множество злокачественных клеток – результат неправильного развития мозга от рождения. Они утверждали, что Тимоти должен был умереть уже несколько лет назад, что его болезнь не лечится. Огорченные родители, Джеймс и Ева, пошли к своим священникам – отцам Варлааму, Лазарю и Моисею, – просить их молитв. У отца Лазаря была в монастыре небольшая бутылочка масла из лампады усыпальницы блаженного Иоанна, и они привезли ее в больницу, начав молебен о болящем. И тогда – к ужасу всех – прибор, следящий за деятельностью сердца, не показал пульса: сердце Тимоти не билось! Он умирал.

Отец Лазарь быстро откупорил бутыль с маслом и осенил крестным знамением голову Тимоти, слезы текли с его щек, и он просил помощи Владыки... И – чудо из чудес! – сердце Тимоти снова забилось, припадок кончился, и он открыл глаза.

Врачи были поражены. Тимоти мирно заснул, на следующее утро проснулся, сел в кровати и попросился домой. Из осторожности его продержали в госпитале еще три дня. Был сделан рентген мозга: злокачественные клетки исчезли! Единственное, что оставалось, так это несколько малых вкраплений кальция, которые врачей уже не волновали.

В этом году Тимоти закончил очередной курс в колледже и продолжает читать в храме. Слава Богу! И блаженному Иоанну!

3. У Анастасия Кортессиса, восьмилетнего греческого мальчика из монастырского прихода святителя Тихона, внезапно развилась почечная недостаточность. Он пожелтел, и трижды в неделю ему начали применять диализ, что исключительно болезненно и для взрослого, не то что для ребенка. Врачи сказали, что он скоро умрет, так как обе почки, казалось, отказывали, и состояние ухудшалось.

Его родители были в печали и молили о помощи Бога, Богородицу и всех святых.

Однажды ночью миссис Кортессис видела сон. Она в часовне, которую никогда до того не видела. Некая монахиня приближается к ней и говорит, что если она хочет вылечить Анастасия, то должна добыть масла из усыпальницы архиепископа Иоанна (Максимовича), что в Сан-Франциско. «Кто Вы?» – спросила миссис Кортессис, «Я – мать Иоанна», – ответила монахиня.

Миссис Кортессис проснулась. «Кто это такой архиепископ Иоанн?» – спросила она своего мужа Стаматиса. «Не знаю, – ответил он. – Спросим наших священников».

Отца Лазаря в монастыре не было. Отец Варлаам рассказал чете Кортессис о блаженном Иоанне (Максимовиче). «Если бы Сан-Франциско не был так далеко – мы не можем туда ехать!» – заплакала миссис Кортессис. Но отец Варлаам вспомнил, что у него в монастыре есть маленькая бутылочка с маслом Владыки.

И они быстро поехали в больницу, отслужили молебен и помазали Анастасия, особенно в области почек, маслом Владыки.

На следующий день его состояние улучшилось, температура и анализы нормализовались, боль прошла, он встал, Анастасий вернулся в школу. Ему надо было только ходить в больницу на диализ, но почки функционировали нормально. Слава Богу и святому Иоанну!

Так завершаются рассказы о чудесах, происшедших с тремя православными мальчиками, на которых призрел Господь через святого Иоанна.

* * *

Почему многие люди – и епископы, и клирики, и миряне – не признают владыку Иоанна блаженным, не говоря уже, святым и продолжают препятствовать его прославлению?

Или мы настолько ослепли от наших забот и амбиций (среди засилья материализма и модернизма), что, даже называя себя православными христианами, произнося молитвы и храня традиции Святой Православной Церкви, все еще не в состоянии понять, что же есть Православие, какова должна быть цель нашей жизни и не используем разумно то малое время, которое нам отпущено?!

Почему мы завидуем, как Каин Авелю, тем, кто делает добро? И почему мы завидуем тем, кто, делая добро, становится известным? Неужели мы не понимаем, что если бы и мы молились, постились, подвизались, страдали и отказывались от вещей мира сего, то Господь действовал бы и в нас, как Он действовал во Владыке?

Неужели святость зарезервирована только для апостолов и святых прошлых времен, а не для нас? Может ли не быть современных святых? Да запретит Бог эти мысли! «Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр. 13:8).

Да, братия, и обычные люди даже в XX столетии могут становиться ангелами, преображаться и совершать чудеса «молитвою и постом» (Мф. 17:21). Но что такое святой? Разъезжает ли святой в роскошных автомобилях или посещает собрания, где будет иметь почетное кресло, имеет ли он постоянную популярность, приток денег, отсутствие болезней, печалей или забот, вечную молодость и хорошую внешность? Ложь, отступничество! Не верьте этому! Святой обычно не видит, что он таковой, ибо слишком занят нуждами других...

Бедный Владыка страдал при жизни, страдает и теперь, когда он нас оставил. Но оставил ли он нас? Чудеса, подобные тем, что произошли с Адамом, Тимоти и Анастасием, совершаются каждый день. С каждым днем множится их число.

Прославление Владыки откладывается потому, что в людях действует враг рода человеческого, который ревнив, желает славы для себя и продолжает заражать других гордыней, амбициями и самопрославлением.

Мы, духовные чада владыки Иоанна – знавшие его, обращенные и верующие разных стран – чувствуем, что его прославление приближается. Мы знаем, что Бог Сам прославит нашего святого Иоанна.

Мы молимся о прославлении святителя Иоанна и об освобождении страждущей Церкви в России. Мы знаем, что святитель Иоанн и страдания были неотделимы друг от друга и что его последние земные молитвы были о России.

Слава Богу за все, благословен да будет Бог во Своих святых и ангелах.

Грешная монахиня Надежда, Сиэтл, Вашингтон, 1986 год, 2 (15) апреля.

37. «Чудесный» телефонный разговор24

Рад возможности поделиться своими личными воспоминаниями о епископе Иоанне (Максимовиче), памятуя следующие слова преподобного Нестора Летописца и молясь его молитвой:

«Умоляю вас, возлюбленные братья, не осуждать меня за мою грубость, если я, будучи так преисполнен любви ко святому, решился рассказать все, что знаю о нем, так как боялся, как бы слова Господни о рабе лукавом и ленивом не были применимы ко мне... Но прежде всего обращаюсь к Богу с молитвой: «Господи Всесильный, податель благих, Отец Господа нашего Иисуса Христа, помоги мне. Просвети мое сердце, чтобы я мог уразуметь Твои заповеди и отверзи уста мои и возвестить о чудесах Твоих и о славе Твоего угодника».

Я также «преисполнен любви ко святому», но боюсь своей «грубости», неспособности передать «славу этого угодника Божия». И не знаю, с чего начать, как связно сообщить о великом множестве глубоких, благодатных впечатлений, оставленных этим великим праведником, который «запечатлелся» в моем сердце, навсегда.

Епископ начал свое архипастырское служение в Шанхае в 1934 году (год моего рождения) – в этом большом международном торговом порту Китая. Моей семье принадлежал дом в трех кварталах от большого собора, посвященного образу Пречистой Богородицы «Споручница грешных», и мои родители обычно ходили с нами, детьми, в этот собор по воскресным и другим праздничным дням. Мы с братом оставались в Шанхае с 1939 года до нашего отправления на остров Тубабао в январе 1949 года. Мы посещали католический «Колледж святой Жанны Д’Арк», расположенный прямо рядом с собором. Я уже слабо помню то торжество, когда епископ Иоанн освящал огромные золотые кресты, а затем их воздвигали на 5 куполов прекрасного собора. Рядом с собором был священнический дом в несколько этажей, над серединой которого возвышалась колокольня. Вспоминаю, что за этим священническим домом был свободный участок для второго храма (незаконченного), и именно здесь блаженный Иоанн всегда совершал обряд великого водоосвящения – благословения воды на Богоявление. В течение лета, когда школа была закрыта, мы с братом часто ходили играть на этот большой церковный участок.

Мне было около восьми или девяти лет, когда однажды жарким солнечным днем я зашел в большой, всегда холодный собор отдохнуть от жары. Это был будничный день, около 7 вечера, на улице было еще вполне светло. Священник, чья очередь была служить, совершал вечернее богослужение, храм был почти пуст. Епископ Иоанн стоял на своем месте – возле массивной колонны, между главным алтарем и правым приделом, перед аналоем с богослужебными книгами. Позднее я узнал, что блаженный Иоанн неопустительно присутствует на полном чине дневного богослужебного цикла, установленного Православной Церковью, и каждодневно причащается. После службы я подошел к нему получить благословение. Он спросил, как меня зовут и пригласил к себе «поговорить». Никогда не забуду, сколько раз он, уходя из собора, падал ниц перед каждой иконой, как бы прощаясь на время со своими близкими друзьями, святыми. Я шел за ним, держа в руках его посох. Моя душа сразу потянулась к этому необыкновенному человеку, подсознательно чувствуя ту глубокую христианскую любовь, которую этот добрый епископ пробуждал в народе, особенно в детях.

В первый раз в жизни я вошел в его просторный кабинет на втором этаже священнического дома. Вся правая стена его «офиса», от потолка до уровня аналоя в углу, была покрыта множеством икон различного размера. Я почему-то решил, будто это вполне естественно: входя в кабинет, простираться пред иконами и снова долго молиться. Наконец, он сел за стол, заваленный бумагами, и начал со мной долгий разговор. Как и позднее, он беседовал о Церкви, о житиях аскетов и святых, о мучениках и о церковных праздниках. Я не хотел уходить от него.

Было уже поздно, когда епископ Иоанн благословил меня и велел идти домой. После этого я стал ежедневно, утром и вечером, присутствовать на церковных службах в соборе и служить в алтаре. После Литургии в будни он имел обыкновение сам потреблять Святые Дары и пребывал в глубокой молитве еще долгое время после ухода служащего священника. А затем, по обыкновению, клал поклоны перед каждой иконой в соборе и только после этого уходил на свою квартиру.

Беседуя со мной в своем «офисе», блаженный Иоанн иногда на несколько секунд засыпал. Очень скоро я обнаружил, что он никогда не ложится спать в постель, но позволяет себе только краткие урывки сна на стуле или на коленях перед иконами, где его секретарь, некто господин Кантов, мог иногда застать его «врасплох».

Я был свидетелем невероятного случая с его «бодрствующим сном». Однажды вечером, во время нашей беседы в его кабинете, зазвонил телефон, и он взял трубку. Не знаю, с кем он говорил, но никогда не забуду как, еще не закончив разговор, он выронил трубку и заснул. Трубка лежала у него на коленях, и он, уже во сне, продолжал весьма длительное время слышать своего собеседника и отвечать ему. По законам физики это было совершенно невозможно – ни для епископа слышать того, кто ему звонил, ни для того человека слышать, что епископ ему отвечал. Однако, судя по тому, что разговор продолжался и по словам, произносимым Иерархом, – не возникало никаких сомнений относительно реальности таким сверхъестественным образом продолжающегося разговора.

Однажды, когда я был в его «офисе», ему принесли обед. Помню, это был борщ и чашка киселя. Он был один, а я в соседней комнате, куда и мне принесли ту же скромную трапезу. И через открытую дверь я отчетливо видел, как блаженный Иоанн слил сладкий кисель в борщ и начал есть эту невозможную смесь. Тогда мне, еще ребенку, такие вещи казались почему-то совершенно естественными для епископа.

Все дети, и алтарные мальчики, любили Епископа, несмотря на его строгость. (Однажды он приказал служителю Михаилу выпороть нескольких из них за озорство.) Блаженный Иоанн стал для меня идеалом, и я решил во всем подражать ему. Однажды во время Великого поста я перестал спать на кровати, а ложился на пол, перестал обедать со своей семьей, перешел на хлеб и воду и т.д. Мои родители расстроились и привели меня к доброму Епископу. Услышав их жалобы на меня, он приказал служителю пойти в магазин и принести болонскую колбасу. В ответ на мои слезы – «сейчас, все же, Великий пост!» – мудрый Архипастырь велел мне съесть принесенную колбасу и всегда помнить, что послушание родителям важнее самовольного поста. «Но что же я должен делать дальше, Владыка?» – спросил я, все еще желая каким-то «особым образом» продолжить свой подвиг. На это он ответил: «Ходи в храм, как и до этого, но дома делай то, что тебе говорят папа и мама». И помню, как я сердился, что он не назначил мне какого-нибудь «специального» аскетического подвига.

Вспоминаю и другое примечательное событие или, скорее, эпизод из жизни блаженного Иоанна, свидетелем которого я стал. То был обычный будничный день, и Литургию совершал один из шанхайских кафедральных священников. Блаженный Иоанн стоял на своем обычном месте, а я, видимо, служил в алтаре – точно не помню. Но хорошо помню, как тот священник во время своей проповеди стал поносить Епископа, указывая на него пальцем и употребляя такие слова как: «змея», «скорпион», «жаба», «лицемер» и т.п. Епископ продолжал стоять на своем месте, никак не реагируя на эти безумные атаки священника и продолжал читать из той книги, что лежала перед ним на аналое. Потом мой отец рассказывал мне, как он и многие другие были возмущены таким недопустимым поведением священника по отношению к своему епископу и просили последнего, чтобы тот наказал негодяя. Епископ, однако, не принял никаких мер, утверждая, что то было дело личное. Святое незлобие! И вообще никто никогда не слышал и слова осуждения кого-либо из уст этого праведника.

Покойный протоиерей Серафим Слободской рассказал мне, как он однажды задал блаженному Иоанну вопрос: «Кто изначально виновен в том церковном конфликте, который разгорается в связи с собором в Сан-Франциско?» Блаженный ответил очень просто: «Диавол».

«Забота о человеческой душе», – вот как точнее можно сформулировать то основное, что определяло жизнь и деятельность величайшего молитвенника и праведника не только нашего хладнокровного века, но и, уверен в этом, всей истории Вселенской Церкви. Да и как можно иначе объяснить все то, чему я был свидетелем? Я видел, например, как его лицо иногда буквально преображалось во время Литургии, особенно в дни Великого поста, сияя неземным светом, а глаза, всегда полные божественной любви, излучали невыразимую радость, недоступную грешникам, – и то было знаком присутствия Святого Духа. Я видел его в Пасхальную ночь «воспарившим», как на руках ангелов, над новопостроенным Шанхайским собором и восклицающим в полноте ликования победоносное: «Христос воскресе! Христос воскресе!» И не было, казалось, пределов его ликованию: все его существо погружалось в радость Христа, Коего он истинно и всецело любил.

Но что было самое удивительное, так это его дар видеть человеческое сердце и привлечь его ко Христу. В конце концов, если бы не этот праведник, я никогда бы и не помыслил о возможности для меня пастырского служения Церкви. А как поразительно было его предсказание о том, что должно было случиться с нами! В своем письме от 23 октября (5 ноября) 1949 года к моему брату и ко мне (нам было 13 и 15 лет, мы только что приехали в Австралию из Филиппин и редко ходили в храм) он предупреждал нас: «Когда мы оставляем стези Божии, то какое-то время можем удовлетворяться чисто телесным, но затем начинаем ощущать горечь того, что казалось нам сладостным». Даже сегодня, тридцать пять лет спустя, не могу читать этих пророческих слов без слез благодарности.

Он уже тогда знал, что я напишу ему 19 мая (1 июня) 1969 года: «О, как мне хотелось бы с Вами поговорить, Владыко! Со мною так много всего случилось с того времени, как я был на Филиппинах, и это настолько повлияло на мое восприятие, что я перестаю узнавать себя. Духовная ревность моего детства утонула в окружающей меня обстановке, грешной и материалистической».

Но великий святой видел, что не все из моих духовных усилий «утонуло» и продолжал призывать меня к служению Церкви, советуя «получить богословское образование и с этой целью поступить в Свято-Троицкую семинарию. Да поможет тебе Бог и да благословит Он тебя на этой стези» (письмо от 18 (31) января 1961 года).

Конечно, слова в полной мере не могут выразить моей благодарности и любви к незабвенному Архипастырю. Во время земной жизни Епископа мы литургически возглашали: «Святыми молитвами господина нашего... Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас».

Но поскольку, согласно истинным словам Самого Спасителя нашего, «Бог не есть Бог мертвых, но живых» (Мф. 22:32), я и сегодня продолжаю обращаться с этой молитвой к помощи святителя Иоанна.

Всегда вознося благодарения Господу за то, что Он удостоил меня быть свидетелем жизни Его величайшего святого, чьими молитвами я не «утонул» окончательно в тщете этого мира, не сомневаюсь, что придет день, когда земная Церковь также прославит архиепископа Иоанна как одного из тех, «...которых весь мир не был достоин» (Евр. 11:38), и мы возблагодарим Бога, дивного во святых Своих.

Отец Георгий Ларин.

38. Удаление опухоли

Владыка Иоанн был для нас, сирот, любящим отцом и верным другом, действительно понимающим наше положение. В приюте он даже устраивал нам несколько раз в год вечера, так как знал, что мы, дети, тоже должны немного повеселиться. Он был человеком духовным, человеком святой жизни, И, тем не менее, понимал и жизнь мирскую. Мы всегда могли прийти к нему и попросить помощи, если у нас была на сердце тяжесть, и он нас понимал и с любовью утешал. А чтобы мы не унывали, он часто шутил с нами.

Особенно он любил меня – из-за того, что я была первой девочкой, появившейся в его сиротском приюте. Навещал он меня и впоследствии и очень любил моих детей, которые называли его «дедушка». Мою дочь Ольгу он крестил в Приютском доме святителя Тихона в Сан-Франциско. С его смертью я лишилась большого друга и отца.

У меня был муж – атеист. Иногда он бил меня. Я пожаловалась Владыке, который вызвал его и спросил: «Почему ты бьешь Валю?» На это муж ответил: «Потому что она зарабатывает, а мне денег не дает». «А на что она тратит деньги? – спросил Владыка. – Она тратит их на детей. И очень хорошо, что она тратит их на детей, а не на распущенную жизнь. Если ты будешь травмировать Валю, я заберу ее обратно в сиротский приют святителя Тихона. Мне не составит большого труда держать ее там. Я воспитал, с Божией помощью, 3500 сирот, так что для меня это привычно».

Мой муж обещал больше не заниматься рукоприкладством и действительно хорошо себя вел, пока Владыка был жив. Но когда Владыка умер, он снова испортился, и я развелась с ним.

Рассказываю Вам обо всем этом потому, что именно в связи с этим произошло чудо. Очевидно, после того, как муж меня ударил, на груди у меня образовалась опухоль величиной с кулак. Я обратилась к врачу, миссис Шимкин, которая посмотрела опухоль и сказала, что после серии уколов она должна рассосаться. После нескольких уколов опухоль затвердела. Тогда я пошла к отцу Митрофану и рассказала ему обо всем, что произошло. Он сказал: «Пойдемте в усыпальницу нашего дорогого блаженного Иоанна и отслужим панихиду по «Владыченке», как ты называешь его. Возьмем немного масла от его лампады, и ты трижды помажешься, говоря: «Молитвами святого архиепископа нашего Иоанна, Боже, дай здравие рабе Божией Валентине, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь».

Я помазала себя четыре раза, как он велел, и опухоль, как он и предполагал, рассосалась. Тем временем доктор Шимкин созвала консилиум врачей, чтобы решить, как быть со мной и позвонила мне. Я сказала, что больше у меня опухоли нет, но она мне не поверила и велела прийти к ней, чтобы лично удостовериться в этом. Когда я пришла, она меня осмотрела и была поражена, что опухоли действительно нет. Тогда она спросила, может ли она посетить со мной то святое место. Я ответила: «Конечно. У меня есть даже ключ от усыпальницы Владыки. Мы пойдем и помолимся ему, и Вы поставите ему свечку». В ответ она напомнила, что она еврейка, но я возразила, что к Владыченке идут люди всех вер и исповеданий. И мы пошли. Она очень усердно помолилась и затем сказала мне: «У меня болит сердце, но я почувствовала себя гораздо лучше, когда поставила свечку вашему святому Епископу».

Доктор Шимкин была хорошей женщиной, она умерла несколько лет назад, а отец Митрофан сейчас парализован и не может писать. И я не знаю, что мне теперь делать.

Вы, возможно, слышали, что три года назад я чуть не умерла во время операции и даже теперь иногда чувствую себя не очень хорошо. Но блаженный Иоанн спас меня еще раз. Тогда все, кто меня знал, отслужили по нему панихиды, чтоб он меня спас. Он всегда защищает меня от различных тревог и опасностей. Когда-нибудь напишу Вам об этом подробнее. Благословите меня. Прошу Ваших святых молитв.

Грешная Валентина Диатроптова, 1985 год, июль.

39. Заступничество за еврейского мальчика

У одной еврейской дамы из России был больной сын, и, что она ни делала, ничего ему не помогало. Она была почти в отчаянии. Но ей сказали, что у русских есть «батюшка Иоанн», который служит в соборе и по молитвам которого многие получили исцеление. Она пошла в собор и ждала, когда блаженный Иоанн закончит богослужение и начнет собираться. Тогда она подошла к нему и попросила помолиться за ее сына, которого назвала Мишей, дабы блаженный Иоанн не узнал, что он еврей. Блаженный Иоанн посмотрел на нее и сказал: «Я буду молиться о Мойше (т.е. о Моисее, – настоящее имя мальчика). Вскоре после этого мальчик начал поправляться.

Всеволод Александрович Рейер, Бразилия25.

40. Пасхальное воскрешение

Сестра из еврейского госпиталя в Шанхае рассказала следующее.

В пасхальную седмицу блаженный Иоанн пришел в госпиталь навестить нескольких бывших там русских православных. Проходя черед одну из палат, он остановился перед ширмой, закрывавшей койку, на которой умирала пожилая еврейка. Ее родственники, ждавшие в вестибюле больницы, уже готовились к смерти. Блаженный Иоанн поднял крест над ее ширмой и громко воскликнул: «Христос воскресе!» Больная пришла в себя и попросила воды, и блаженный Иоанн, подойдя к сестре, сказал: «Больная дама хочет пить». Больничный персонал был изумлен происшедшим с ней, ведь она только что была при смерти. Вскоре дама поправилась и покинула больницу.

Всеволод Александрович Рейер, Бразилия.

41. Спасение Шанхая от бомбежки

В Шанхае, в 1945 году, когда война закончилась и появились первые американцы, мой сын привел к нам в гости трех американских летчиков. Мы ужинали и разговаривали. Предметом беседы была, конечно, только что закончившаяся война. Старший пилот, обращаясь ко мне и моему мужу, сказал: «У вас здесь есть великий молитвенник, благодаря которому вы остались целы».

Когда я спросила, кого он имеет в виду, он ответил, что они однажды получили приказ бомбить Шанхай. Но за несколько минут до вылета приказ был отменен. «Мы знаем, что кто-то очень усердно молился о вас, о вашем спасении», – сказал летчик.

И в моей голове, как и у моего мужа, блеснуло только одно имя – блаженный Иоанн. Только он мог просить Бога в своих молитвах помиловать нас. И с кем бы я ни говорила об этом, все без исключения называли нашего возлюбленного блаженного Иоанна, нашего глубоко почитаемого пастыря как единственного, кто мог нас вымолить.

С. Федорова, Австралия, 1963 год, 11 мая.

42. Хранитель испанских православных

Господь постоянно являет нам Свою милость через Своего верного служителя блаженного Иоанна, основателя православной миссии в Испании. Расскажу только об одном чуде, совершенном – без сомнения, по его заступлению – в нашем собственном доме.

Как-то раз мы с женой легли спать и заснули около трех ночи. Вдруг нас разбудил странный шум из кухни. Пламя достигало потолка кухни, который уже начал чернеть. Возле холодильника было окно (не более, чем в 15-ти сантиметрах) с акриловыми кружевными занавесками. Этот материал, как вы наверное знаете, легко воспламеняется. Но ничего не загорелось. Затем мы обратили внимание на то, что на стене, отделяющей нашу спальню от кухни, висит портрет блаженного Иоанна с кусочком его рясы! Возносим славу Господу Богу и нашему блаженному Архиепископу, чье заступление так чудесно явилось нам, грешным.

Хосе Г. Онсина Хевия, Мадрид, Испания, 1977 год, 22 октября (4 ноября).

43. Исцеление от болезней головы

Простите меня за то, что занимаю ваше время этими строками и за мой плохой язык, но хочу поделиться с вами тем, что касается моих встреч с блаженным епископом Иоанном. Я была несказанно обрадована, услышав от людей, что уже недалек тот день, когда мы увидим его нетленные мощи. Да свершится это, о Господи!

Я впервые встретила его, когда Господь сподобил меня, грешную, провести первую седмицу Великого поста в соборе в Сан-Франциско, где служил блаженный Иоанн. Должна признаться, что я понимала очень немногое из долгих чтений и молитв, которые он произносил. Однако, исключая время работы, я весь Великий пост провела в соборе. Первая седмица промчалась, как мгновение. Я испытывала подлинное вдохновение! То же состояние было у меня, когда блаженный Иоанн посетил нашу церковь Покрова, чтобы освятить ее. Я никогда не говорила с ним лично, считаю себя недостойной занимать его время. Никогда не забуду, как я была на его похоронах.

А теперь расскажу о двух случаях, когда он услышал меня уже после своей смерти.

1. Моя сестра Юлиана осталась в Старом Свете и жила одна в нашем маленьком доме. Она была одинокой и больной, но никогда не жаловалась на судьбу. Только однажды написала, прося, чтобы я крепко помолилась за нее, так как она чувствовала, что у нее что-то с головой. Она часто испытывала головокружение, ей очень трудно было молиться. У нее было нарушение кровообращения, и позже она умерла от гангрены.

Я очень расстроилась и подумала: «Что же делать?» Мои молитвы слабы, но я знала о силе молитв нашего святого Епископа. Отслужила по нему панихиду и послала сестре его фотографию с припиской, что она сама должна крепко помолиться ему. И уже в следующем письме она отвечала мне: «Дорогая сестра! Не нахожу слов, чтобы возблагодарить Бога! Голова совершенно просветлела. Я могу молиться! Чувствую, как будто чья-то рука освободила меня от всего. Истинно, дивен Бог во святых Своих!»

2. Когда я ушла на пенсию, задалась вопросом: куда идти, чтобы спастись и не погибнуть в наши страшные времена? Еще маленькой девочкой я хотела пойти в монастырь, но Бог направил меня по другому пути. Казалось, теперь пришло время, чтобы, пусть с опозданием, осуществить мою старую мечту. Но где и как?

И вот три ночи подряд видела один и тот же сон. Блаженный Иоанн являлся мне так отчетливо, как если бы он был живой. Я стою пред ним в трепете, а он прямо указывает на наш Покровский храм, где я живу в священническом доме, говоря: «Здесь ты спасешься». Три ночи подряд видела этот сон! Так я оставила мечты о том, чтобы куда-то уйти, и счастливо живу здесь, убирая нашу церковь и неизменно вспоминая нашего дорогого блаженного архиепископа Иоанна. Слава Богу за все!

Прошу Вас милостиво простить мне, что заняла у Вас так много времени на чтение всего этого. Прошу Ваших молитв и благословений.

С любовью во Христе,

грешная Александра Киритис, Лос-Анджелес, Калифорния, 1982 год, 14 июля.

44. Избавление от смерти

Примечание издателей: В Шанхае жили две сестры, София и Анна Чижовы, до конца преданные блаженному Иоанну. Дочери священника, преследуемого Советами, они были вынуждены бежать из родной деревни и, преодолев неимоверные трудности на своем долгом пути, перешли китайскую границу. Испытанные переживания раскрыли им мир. Они так и не вышли замуж и посвятили свою жизнь служению Святой Церкви, сначала в Шанхае, а затем в Америке. В Сан-Франциско они продолжали неотступно трудиться в соборе, где Блаженный служил и был впоследствии погребен. Подобно женам-мироносицам, скромно и смиренно, запечатлев в своих многострадальных сердцах удивительные чудеса, им совершенные, они следовали за блаженным Иоанном всюду, где были нужны: сначала в его приход, затем в его сиротский приют и – куда угодно. После его смерти они оплакивали его горькими слезами, оставаясь живыми свидетелями великих дел Божиих, совершенных через Его верного служителя. Пережили его ненамного: Анна умерла 3 апреля 1973 года, а София – шестью годами позднее, 14 февраля 1979 года. Их безмолвное свидетельство не может быть забыто.

По нашей просьбе обе сестры прислали нам следующее краткое сообщение, которое относится к шанхайскому периоду жизни блаженного Иоанна, сразу после Второй мировой войны. В то время советские агенты соблазняли русских эмигрантов в Китае вернуться в Россию. Блаженный Иоанн повел энергичную кампанию против этого и тем спас много жизней. Но это оказалось опасным для него самого: было предпринято несколько попыток убить его. Многие преданные ему люди, те же сестры Чижовы, алтарные мальчики, ученики церковной школы и другие, бодрствовали день и ночь. Они смогли обеспечить постоянное присутствие по крайней мере двух или трех человек рядом с преследуемым Иерархом. Его старший епископ Виктор был на стороне Советов и в конце концов переехал в Советский Союз, увлекши за собой многих последователей, которые потом горько сожалели о совершенном, но было уже слишком поздно. Блаженный Иоанн оказался прав.

Анна Чижова, автор приведенных ниже строк, заботилась о блаженном Иоанне и в Нью-Йорке, когда он присутствовал там на Синодальных собраниях26.

* * *

В Шанхае произошел сверхъестественный случай, связанный с одним «испанцем», человеком с Хаилаи. Его госпитализировали во французскую больницу, где сиделками были римско-католические сестры. Состояние больного было столь безнадежным, что его поместили за ширму, где никто бы не тревожил его в последние минуты жизни. Надежды на выздоровление не было: он должен был с минуты на минуту умереть. Вдруг из его палаты раздался звонок, сестра-сиделка вошла и увидела его сидящим – он обратился к ней с вопросами: «Кто здесь только что был? Что это за священник? Я умирал, и он молился совсем рядом со мной, и я почувствовал, как здоровье возвращается ко мне». Сестра сказала, что никого не видела.

Выйдя из госпиталя, человек этот обошел все римо-католические церкви, надеясь найти там того, кто исцелил его. Один из католических священников посоветовал ему зайти и в наш собор, так как, объяснил он, там служит православный Епископ, необыкновенный человек, своего рода Христа ради юродивый.

В то время епископ Виктор уже принял сторону Советов, но еще жил в соборном доме, и мы все были настороже, так как его навещало много советских агентов. Мальчики из сиротского дома и коммерческих школ старались не оставлять нашего Епископа (блаженного Иоанна) одного без надзора.

Однажды вечером мы пришли в собор к вечерне. Во время службы мы видели, как в храм вошел очень крупный человек. Он был хорошо одет, в очень красивом синем костюме и с большим красным цветком в петлице. Мы заволновались, решив, что это «большевик». После вечерни, когда все стали подходить за благословением при отпусте, мы увидели, что и он тоже подходит. Мы подтянулись ближе к Епископу, чтобы в случае опасности защитить его хотя бы количеством. Но, к нашему изумлению, мы увидели, что этот гигант приблизился к Блаженному, опустился перед ним на колени, прося его святого благословения, а затем объяснил, что наконец нашел того, кто так сверхъестественно исцелил его в госпитале. Иерарх просветлел, мягко улыбнулся и благословил его. Мы все вздохнули с облегчением. Его жизни не угрожала опасность, но слава Божия осенила его! Этот человек благодарил Владыку, называя его вселенским иерархом.

В Шанхае была некая мать Марина, которая, бывало, наставляла нас: «Он – великий святой, великий молитвенник, заступник за нас пред Господом, чудотворец, прозорливец». И однажды рассказала нам о случае с одной скромно одетой дамой, пришедшей в собор в слезах. Эта дама сказала, что ее сестра в России пережила нервное потрясение, потеряла рассудок и что она не представляет, как помочь ей. Все, конечно, направили ее к нашему святому Иерарху. Блаженный Иоанн, выслушав ее историю, не сказал ни слова, но только благословил ее крестным знамением и ушел... Она зарыдала еще горше и стала роптать на всех, пославших ее к тому, кто даже не посочувствовал ей.

Прошло около месяца. Однажды, когда блаженный Иоанн служил в соборе, эта женщина пришла снова. На сей раз она держала в руках письмо, в котором сообщалось, что сестра ее Варвара поправилась. Дама пришла поблагодарить Бога за это. Епископ тогда совершал каждение, обходя собор, и двигался в ее направлении. В этот момент она мысленно сказала ему: «Смотри, и без твоих молитв моя сестра поправилась». Когда же Епископ проходил мимо нее и кадил в ее сторону, она услышала, как он сказал: «Хорошо, слава Богу! Слава Богу, что Ваша сестра Варвара поправилась», – и прошел дальше.

Бедная женщина ужаснулась, ее бросило в жар: она готова была провалиться со стыда сквозь землю. Ведь она сказала: «Без твоих молитв поправилась моя сестра», тогда как Иерарх поручал ее милости Божией, назвал даже по имени ее сестру, по имени, которого она ему не называла. И женщина, конечно, поняла, каким великим служителем Божиим был наш Иерарх, блаженный архиепископ Иоанн. Да, наш святой Иерарх был действительно вселенским иерархом.

Анна Чижова, Нью-Йорк Сити, 1969 год.

45. Избавление от пожара
1. Обновленная икона.

Хочу поделиться с вами радостью и рассказать всем об архиепископе Иоанне. Знала я его еще с Шанхая, где молодой девушкой посещала коммерческую школу. Епископ часто заходил в нашу школу и благословлял нас, детей. Вся моя жизнь проходила как бы под его чудодейственным покровительством – по-другому и нельзя объяснить те многочисленные случаи, когда моя жизнь была чудесно сохранена от неминуемой смерти его святыми молитвами, защищавшими меня.

В детстве, в двенадцать или тринадцать лет, я видела в Шанхае сон. Видела, как кто-то берет меня за руку, ведет и показывает мне Господа Саваофа, Восседающего на Небесах со всеми святыми. Стоя на ступеньке подножия лестницы, я созерцала, как Бог благословляет Своих святых и одновременно меня, а также видела тот чудесный свет, что исходил от простертых дланей Господа. Он был ярок, как сильный солнечный свет, и лучи его от руки Господа с вершины доходили до той ступеньки, на которой я стояла. Много лет прошло с тех пор, как я видела этот сон, и теперь у меня находится икона, пред которой блаженный Иоанн так любил молиться в Шанхае. Икона древняя, до него она принадлежала барону и баронессе (Марии) фон Делингхаузен. При Владыке она начала чудесно обновляться, что случалось тогда со многими иконами на Дальнем Востоке. Она была вся темная, писаная на деревянной доске, и невозможно было различить, что изображено на ней. Блаженный Иоанн, бывало, капал со свечи на те места, которые уже начинали проступать. Сейчас лица всех святых хорошо различимы, и до сих пор видны те восковые пятна. Светлое пятно, что на нимбе вокруг головы Царицы Небесной, движется как пламя, вверх и вниз. Икона изображает всех святых на облаках: Господь Бог Саваоф восседает на Престоле выше гряды облаков, которые служат ступеньками, и на них изображены все святые: именно такие, какими я видела их во сне, когда была маленькой девочкой. То была любимая икона блаженного Иоанна, пред которой он часто молился, и ее подарила мне баронесса.

2. Мой таинственный исцелитель.

Годы разбросали нас по разным странам. Епископ Иоанн оказался на Филиппинах, на острове Тубабао. Потом его перевели во Францию, а мы – я, мой муж и дочь Татьяна – уехали в Бразилию, где осели в Сан-Паулу.

В 1954 году я схватила «испанку», совершенно истощившую меня, которая, к тому же, повторялась много раз. Полтора месяца лежала с высокой температурой, не вставая с постели. Каждый день у меня было больше 39.5, и никакое лечение не помогало. Каждый день приходил врач и впрыскивал мне инъекцию против гриппа и пенициллин, но ничего не помогало, температура держалась очень высокая и не спадала. Смотреть за мной было некому: муж работал на электростанции, и часы его работы менялись, а дочь возвращалась из школы около 17.00, так как школа была далеко и ей приходилось долго добираться до дома. Я была вынуждена оставаться одна. Муж обычно закрывал дом и забирал с собой (как и Татьяна) ключ.

После нескольких недель такого состояния (и все время в бреду) я, наконец, пришла в себя. Было около 4-х вечера. Помню это очень хорошо, так как когда я открыла глаза, часы стояли передо мной на тумбочке. И в это время увидела у моей кровати Старца. Он был облачен в серо-голубое: в моем сознании отчетливо запечатлелась сама ткань его одежды, похожая на сотканную вручную. В левой руке он держал высокий деревянный жезл (выше головы), и жезл этот был из сучковатой палки. Старец был невысокого роста. На его плечи спадали не очень густые седые волосы, у него была тонкая седая борода и седые усы. Глаза казались голубыми. Глядя на него, я не сразу узнала блаженного Иоанна, чьи глаза были не голубые, а карие. Он стоял, кивая головой в мою сторону и все время благословлял меня. На меня напал страх. Я накрылась с головой одеялом и подумала: как он мог войти, если дом закрыт на ключ? Кроме того, обычно половицы скрипят, когда на них ступают. Но я ничего не слышала – ни скрипа, ни чтобы кто-то входил в дверь. Лежа под одеялом, подумала, что все это, возможно, только мое воображение. Но когда снова выглянула из-под одеяла, тот же Старец стоял на том же месте, все так же кивая головой и благословляя меня.

Не помню, что было дальше, помню только, что крепко заснула. Когда муж вернулся с работы, а дочь из школы, они не стали будить меня, видя, что я сплю здоровым сном. Пришел и врач, чтобы сделать внутримышечную инъекцию. Пощупав мой лоб, он сказал мужу, что температуры у меня нет и в уколе я не нуждаюсь. Однако врач с мужем сменили мне простыню, потому что та была вся мокрая. Я лежала, так в луже. Проспав всю ночь и весь следующий день, проснулась только к вечеру. Температура спала, но я была ещё очень слаба. Через неделю почувствовала себя лучше, вернулась бодрость. Но кто был тот святой Старец, который исцелил меня, когда врач сказал, что медицина бессильна и вся надежда только на Бога? Удивляюсь, что не узнала его. Я была везде, во всех храмах, но не могла обнаружить лицо того святого Старца. Теперь, однако, все чаше вглядываясь в черты лица блаженного Иоанна, нахожу большое сходство между ним и тем святым Старцем, который благословлял меня во время моей болезни в Бразилии. И я пришла к заключению: великие дела Господа вершатся над нами святыми молитвами блаженного Иоанна.

3. Излечение желчного пузыря.

В 1955 году мы переехали из Бразилии в Соединенные Штаты и осели в Сан-Франциско, в Калифорнии. Здесь у меня случился первый приступ болезни желчного пузыря, а всего их было девять. В 1961 году произошел самый тяжелый, девятый, приступ. 1 января меня положили в Моффатский госпиталь, а 2-го была сделана операция. Когда хирург добрался до желчного пузыря, то обнаружилось, что он разорван и надежды на спасение нет. Но молитвами архиепископа Иоанна свершилось подлинное чудо. Врач позднее сказал мне, что в 100% случаев люди в моем положении не выживают. Даже на моей больничной бутыли было написано: «Чудо». Господь вернул меня к жизни.

Мой брат Николай, бывший алтарным мальчиком у блаженного Иоанна в Шанхае, заболел примерно в то же время. Я написала много писем святому Епископу во Францию, прося его молитв, но не дождалась ответа. Лишь после того, как блаженный Иоанн вернулся в Сан-Франциско, он сказал мне, что получил все мои письма и молился. Мой дорогой брат умер в раннем возрасте, а я выжила.

4. Спасение от пожара в самолете.

В 1966 году мы с мужем и с моей дорогой подругой Ниной Хольте и ее мужем поехали в отпуск на несколько дней к озеру Тахо. Домой возвращались на самолете, а семья Хольте осталась еще на несколько дней в Тахо. Они довезли нас до аэропорта и стояли на взлетно-посадочной полосе, наблюдая, как взлетает наш самолет. Как только села в самолет, я сказала, что нам нечего бояться, ибо с нами блаженный Иоанн. Я всегда ношу с собой фотографию блаженного Иоанна: куда бы ни ехала, его фото всегда со мной.

Самолет был маленький, рассчитанный только на 10–12 пассажиров. Я сидела справа, а мой муж Борис – слева. И только узенький проход разделял нас. Был великолепный день, солнце ярко светило через иллюминатор. Когда мы взлетали, я смотрела через окошко и видела очертания сосен и вечнозеленых растений. Мы летели над деревьями, покрывавшими все горы. И вдруг мы перестали их видеть, – только голубое небо в иллюминаторе перед пилотом, который сидел с наушниками, принимая сигналы. Ни через левое, ни через правое боковые окошки мы не могли ничего разглядеть из-за какой-то облачности. Ведя самолет, летчик почему-то все время огладывался. Я сказала об этом мужу, обратив его внимание на странное поведение пилота. А оказалось, что с того момента, как наш маленький самолет оторвался от земли, оба его мотора загорелись. Находясь внутри, мы и не подозревали, в каком страшном положении находились. Мы были единственными пассажирами, а всего нас было четверо, включая летчика и капитана. Честно говоря, я даже не почувствовала опасности, настолько далека была от подобных мыслей.

Мы долго летели в горящем самолете: весь путь к Лейклендскому аэропорту (близ Окленда). Там наш самолет быстро приземлился в середине поля, где пожарные машины уже стояли наготове. На крыше у них мигали зеленые огни. Капитан самолета быстро открыл дверь, и какие-то люди помогли нам выйти, пересадив нас в грузовик, подъехавший к самому самолету. Грузовик понесся на предельной скорости прочь от горящего самолета к зданию Оклендского аэропорта. По пути я спросила шофера о багаже, и он ответил: «Мадам! Забудьте о багаже. Мы должны были спасти Вашу жизнь!» Но все еще не осознавая, в какой опасности мы были, я спросила, что же на самом деле случилось. «Так Вы не знали, что летите в горящем самолете?» – спросил он. Хотя при взлете оба наших мотора воспламенились, мы не знали об этом и не чувствовали никакой опасности.

В аэропорту мы сидели еще около трех часов, ожидая наши чемоданы: их принесли после того, как пожар в горящем самолете был потушен. Пилот, который принес багаж, сказал, передавая его нам: «Господь, должно быть, кого-то сильно возлюбил, потому что горящий самолет обычно взрывается через несколько минут в воздухе, а мы долго летели, смогли сесть, все спаслись и потушили пожар». А закончил пилот словами: «Конечно, совершилось чудо».

Твердо верю, что пламенные молитвы нашего великого молитвенника и праведника спасли нас в горящем самолете от неминуемой гибели.

5. Защита от пули.

Другой случай произошел в нашем ресторане в самый канун западного Рождества, 24 декабря 1967 года. Блаженного Иоанна тогда уже не было в живых. Непосредственно перед тем я видела сон: блаженный Иоанн заходит в наш ресторан, одетый во все черное и ростом немного выше, чем в жизни, останавливается прямо у того места, где пианино со стульями, что-то мне говорит, затем берет меня и быстро ставит сзади себя, как бы ограждая собою от чего-то. Я проснулась.

Весь следующий день я была в большом беспокойстве, но не могла объяснить себе это состояние. Вечером 24 декабря пошла в наш ресторан, но мое беспокойство только усилилось. В это время вошел какой-то русский молодой человек. Он повздорил с американским парнем и был очень взволнован. Затем он выбежал из ресторана и вскоре вернулся с пистолетом в руке, подошел к тому молодому американцу и направил пистолет ему в живот. Я бросилась и загородила американца. Теперь пистолет был у моего живота. В этот момент из-за стола, где сидело несколько молодых людей, кто-то вскочил и быстро отвел руку с пистолетом. Это случилось как раз на том месте, где я видела блаженного Иоанна и себя во сне. Раздраженный молодой человек вышел из ресторана и выстрелил в первую припаркованную машину, которая оказались машиной моего мужа...

Тогда я вспомнила свой сон о Святителе, который закрыл меня собою, поставив у себя за спиной, и спас от пули. Везде и всегда наш дорогой блаженный Иоанн защищает нас, и меня, грешницу, тоже.

6. Тушение пожара.

В праздник Богоявления архиепископ Иоанн дважды благословил наш ресторан. Оба раза он приходил с Галиной Никулиной около 15.00 и окроплял святой водой весь ресторан и всех, кто там был в это время, в том числе моего мужа и бабушку, которые приходили туда обычно раньше других, работавших там.

Праведный раб Божий, всегда служивший Богу и людям, не забывал нас, грешников, и при жизни своей, и после смерти.

В 1968 году в бакалейном магазине, что на углу нашего квартала, в доме, соседнем с нашим рестораном, случился пожар. Только стена разделяла нас. Пожар начался с задней стороны магазина. Наши холодильные установки примыкали к забору за магазином.

Система пожарной охраны сработала: охранная проводка воспламенилась, и в полицейском участке, с которым она соединялась, был получен сигнал. Это случилось в 21.30. Наша дочь Таня только что села ужинать и увидела клубы дыма, выходившие из-под стены, отделявшей нас от продовольственного магазина. Дым с невероятной скоростью наполнял наш ресторан. Я не могла понять, откуда шел этот дым: ровно за день до того мы основательно проверили всю электропроводку с точки зрения безопасности. Все провода находились в металлических трубках, пожар не мог произойти от электричества.

В этот момент мы услышали сирены пожарных машин, и, выглянув, обнаружили справа от нас устрашающую картину. Весь бульвар Гири был уже перекрыт. Остались только пожарные, санитарные и полицейские машины. Пожарники, надо отдать им должное, работали четко. Они разбивали окна бакалейного магазина и сражались с огнем. Пожар же распространялся с немыслимой быстротой, так как сильный ветер дул с океана, с запада, а мы находились к востоку от бакалейного магазина. Бульвар Гири проложен прямой линией от океана, и через него всегда дуют сильные ветры. Очень быстро пламя перекинулось на 17-ю авеню. Огонь охватил забор, соединявший магазин с домом за ним. Часть этого дома уже сгорела, и оттуда вынесли пожилую даму, которой врачи дали кислород.

Я выбежала из ресторана последней. Внутри все работало по-прежнему. Ни одна конфорка не была выключена, так как у нас не было на это времени. Люди, собравшиеся на улице, были оттеснены полицией на другую сторону: газ в нашем ресторане не был выключен и мог в любую минуту взорваться. Зрелище было страшное. Я стояла в самом центре бульвара Гири, вокруг все было заполнено людьми.

Повернувшись на запад, к собору, обратилась с молитвой к блаженному Иоанну, мощи которого покоятся под ним в усыпальнице, и громко воскликнула: «Праведный Иерарх! Останови огонь, останови ветер!» И в эту самую минуту ветер перестал дуть, как бы подчинившись приказу! Движение воздуха прекратилось, и люди в толпе заговорили: «Смотрите, смотрите! Ветер больше не дует!» Я стояла в оцепенении. А очнувшись, сразу возблагодарила блаженного Иоанна за помощь, которую он нам послал. Люди были изумлены, но я не стала им ничего объяснять, так как опасалась, что они меня не поймут.

Конечно, произошло истинное чудо, благодаря молитвам блаженного Иоанна. Наш ресторан остался невредимым, пламя не коснулось его! Ничего в нем не сгорело; даже холодильные установки, непосредственно примыкавшие к бакалейному магазину, остались нетронутыми, как будто пламя перепрыгнуло через ресторан и начало сжигать забор и прилегающий дом на 17-ой авеню.

На следующий день наша страховая кампания сменила нам все ковры, что нужно покрасила и заменила ткань на стенах. Нам не пришлось даже на день закрывать ресторан, мы только установили кондиционеры, которые устранили дым. Запах дыма оставался в ресторане почти год, потому что проходил через дверь от соседей. Я часто вспоминаю все, что случилось, и мысленно или вслух благодарю блаженного Иоанна за его усердные о нас молитвы.

Да упокоит тебя Бог во Царствии Небесном, праведник Божий, великий молитвенник за нас всех!

Вера И. Вертлугина, Сан-Франциско, Калифорния, 1971 год, 18 мая.

46. Прекращение артритной боли

В 1937 году я ненадолго переехал из Японии в Шанхай. Мой старый друг, отец Василий Чувашев, пригласил меня на обед в архиерейский дом, чтобы представить епископу Иоанну. Во время трапезы Иерарх задал мне много вопросов о Японии и жизни русской колонии в японских городах. Разговор длился целый вечер.

Эта первая беседа с епископом Иоанном была незабываемой для меня: в тот вечер я сразу почувствовал, какое великое духовное воздействие он окажет на мою душу. С тех пор наше знакомство с блаженным Иоанном не прерывалось до последних дней его земной жизни. И в Шанхае, и здесь, в Сан-Франциско, он всегда был для меня духовным наставником. И даже теперь, когда его уже с нами нет, я, как и многие другие, ощущаю его невидимое духовное воздействие на наши души и сердца...

Я помогал блаженному Иоанну в эвакуации большинства его паствы в Америку. Мы просили тогда, чтобы он оставался с нами, но его послали в Европу. После его отъезда я почувствовал, как всегда в таких случаях, великую тяжесть на сердце. Но позже, в случае какого-либо конфликта или необходимости принять решение, почти всегда видел блаженного Иоанна во сне или получал от него письмо, и тяжесть исчезала.

В 1963 году я заболел артритом, который долго длился. Несколько раз меня клали в больницу, и я лежал там всегда больше месяца. А дома оставался прикованным к постели.

Я едва двигался. Однажды в июне моя семья поехала на реку Русскую. Я был не в состоянии ехать и решил остаться дома, так как все кости сильно болели. Не мог ни есть, ни пить, ни спать. Ночью боль настолько усилилась, что я позвонил в Кайзергоспиталь, и за мной приехала санитарная машина. Вначале меня доставили в приемный покой, но когда явился мой врач, он тут же перевел меня в реанимацию.

Наш блаженный Иоанн был тогда уже в Сан-Франциско, а перед тем мы пережили ужасные дни, когда постройка нового собора приостановилась. С приездом архиепископа Иоанна строительство возобновилось, и в ответ на его призыв пожертвования буквально полились рекой. Но в это же самое время начался судебный процесс – не могу о нем вспоминать без сердечной боли, – когда наш дорогой блаженный Иоанн, наш великий молитвенник был посажен на скамью подсудимых. Этот процесс был тяжелым испытанием для нашего Святителя. Мы знаем, что перед разбирательством судья Дэй, глубоко почитавший блаженного Иоанна, предложил ему во время процесса оставаться в соседней комнате, но Блаженный отверг это предложение и сел рядом с теми, кто хотел быть с ним: иерархами Леонтием, Саввой и Нектарием.

Но даже в это страшное время огненного искушения он не забывал о больных. Он несколько раз навестил меня в больнице, однажды даже с чудотворной Курской иконой.

Я быстро терял вес: весил всего 42 килограмма, и от меня остались кожа да кости. Ничего не мог есть, боль была непереносимой. И тогда, как раз в эти тяжелейшие дни болезни, в конце июня, блаженный Иоанн однажды вошел и произнес: «Все в порядке – завтра почувствуете себя лучше».

На следующий день боль прошла, как если бы ее никогда и не было, и я не болел. Вспоминаю изумление моих врачей. Они продержали меня в больнице ещё три дня, а затем отпустили домой. Я, разумеется, был страшно ослаблен, и сестра приходила ко мне домой делать уколы. Но вскоре и их отменили, и я мог сам ходить и ездить к врачу. Это было поразительное чудо! Так благодать Божия коснулась меня по молитвам нашего великого молитвенника.

В больнице я дал обет, что если Господь поможет мне поправиться, отдам все силы на служение нашей Церкви. И сразу стал следовать ему. В те дни строился собор. Блаженный Иоанн организовал новый строительный комитет, и меня тоже включили в него по назначению Архиепископа. До сего дня тщательно храню бумагу об утверждении меня в должности за подписью блаженного Иоанна.

Мой контакт с Блаженным длился все годы, которые он был с нами, а духовно не прекратился и после его смерти. Чувствую его присутствие и убежден в том, что он молится за всех нас пред Престолом Всемогущего Бога.

Накануне отъезда блаженного Иоанна в Сиэтл, буквально за несколько дней до его ухода из жизни, я возил его по больницам, как всегда делая это и днем, и ночью – по его желанию. Те два дня, воскресенье и понедельник, были последними, когда я видел его живым. Затем он уехал в Сиэтл, а в субботу пришла страшная, жестокая весть о его кончине.

Тяжко говорить и вспоминать об этих днях, ужасных для всех нас. Но я удостоился чести быть среди первых в почетном карауле у усыпальницы этого великого молитвенника, нашего чудотворца как живой свидетель о нем.

Часто вижу блаженного Иоанна во сне. И совсем недавно опять его увидел: он благословлял меня крестом. Я всегда строго соблюдаю посты, установленные нашей Церковью. Но однажды съел по недосмотру немного мяса в Великий пост и в ту же ночь увидел блаженного Иоанна. Он подошел ко мне, укоряя, что я нарушил пост. И я видел его так отчетливо и ясно, как если бы он стоял передо мной живой. С каждым годом возрастает число посетителей усыпальницы блаженного Иоанна. Об это можно судить хотя бы по количеству свечей, возжигаемых у его гроба. Все больше людей просят масла от неугасимой лампады с его гробницы, твердо веря, что оно облегчит их болезни.

Пусть это мое письмо впишет еще несколько строк в книгу почитания блаженного Иоанна.

Владимир М. Наумов, Сан-Франциско, Калифорния, 1976 год *

47. Исцеление безнадежно больного врача

В русской колонии в Шанхае в 1940-е годы жил известный врач Николай Чурилин, который тяжело болел. Состояние его было столь серьезно, что один консилиум сменялся другим. Лучшие специалисты приезжали издалека для консультации, но изменений к лучшему в состоянии больного не было, и жене его дали понять, что она должна готовиться к худшему.

Однажды ночью, во время дежурства у постели больного мужа, госпожой Чурилиной овладело глубокое отчаяние. Оставив мужа на дежурную сестру, она побежала в собор «Споручницы грешных». Ее единственной мыслью было увидеть блаженного Иоанна, просить его молитв, найти у него помощь и поддержку.

На улице было темно, а от больницы до собора надо было пройти около пятнадцати длинных городских кварталов. Вечернее богослужение в соборе уже давно кончилось. Госпожа Чурилина вышла на узкую аллею, что вела к дому за собором, где тогда жил епископ Иоанн. В темной аллее показалась вдалеке маленькая спешащая фигурка, смутно различимая и движущаяся в ее направлении. Фигурка приблизилась, и это оказался епископ Иоанн. Не дав ей сказать ни слова, он произнес: «Да, я знаю, знаю. Идемте, помолимся».

Они вошли в темный собор. Он пошел в алтарь и долго там молился. Желание погрузиться в молитву охватило и госпожу Чурилину, и она стала молиться всей душой.

«А теперь пойдемте к нему», – сказал Епископ, и они пошли в больницу по темным улицам спящего города. У постели больного, который лежал без сознания, Епископ помолился и благословил его. Затем благословил его жену и ушел. Как всегда, после вдохновенной молитвы, столь характерной для него, глаза блаженного Иоанна излучали сияние. Впоследствии госпожа Чурилина часто говорила друзьям, что глаза Епископа сияли подобно звездам. К утру врач почувствовал себя лучше и через несколько дней явно пошел не поправку. Позже, с другими русскими, он покинул Восток (испытав все тяготы эвакуации). Проработал два года врачом в лагере беженцев на острове Тубабао, а затем переехал в Америку, где работал несколько лет, хотя и не практикующим врачом, но все же по специальности.

Такова была сила веры и молитвы блаженного Иоанна. Мы, знавшие его в Китае, Европе и Америке, можем сообщить бесчисленное множество случаев, когда по его молитвам и вере исцелялись безнадежные больные, обреченные на смерть.

Ольга Ивановна Семенюк, Сан-Франциско, Калифорния, 1972 год, июль.

48. Помощь при приступах астмы

Дорогие друзья!

Поздравляю Вас с праздником Рождества и Новым годом и желаю Вам доброго здоровья и самого лучшего. Но особенно – доброго здоровья. В жизни это все: когда его нет, жизнь становится тяжкой.

Я всегда читаю и перечитываю журналы, которые вы мне послали (об архиепископе Иоанне в «Православном слове» и «Православном благовестнике»). Так как вы работаете для Общества памяти архиепископа Иоанна, вас должно заинтересовать то, что я уже испробовала несколько раз. Я страдаю от тяжелых приступов астмы. Когда они наступают, обращаюсь с молитвой к блаженному Иоанну, чтобы он помог пред Господом и – на месяцы забываю о самом существовании астмы, тогда как раньше страдала от нее беспрерывно.

Да пошлет Вам Бог все самое лучшее. Да оградит он Вас и Ваших близких. С глубочайшим почтением,

Ольга Серикова, Сан-Паулу, Бразилия, 1967 год, 5 декабря.

49. Спасение от тифа

Свежа память о нашем дорогом блаженном Иоанне и никогда не сотрется в поколении его современников.

Помню его с тех пор, как он прибыл в Шанхай и был еще молодым епископом. Тогда мне было 23 года, но, несмотря на молодость, я уже испила много горя и пролила много слез. У меня было правило каждый день ходить с маленьким сыном к ранней Литургии, которую почти всегда служил сам епископ Иоанн. Как бы чувствуя состояние моей души, он однажды кратко и сочувственно спросил меня: «У Вас какое-то горе?» Я вкратце рассказала ему, и он сразу понял и утешил меня. А потом стал для меня как отец, к которому я всегда могла прийти за советом и утешением. С самого первого дня своего пребывания в Шанхае блаженный Иоанн погрузился в энергичную деятельность, отдавая все свободное время (дни и ночи) больным, несчастным, маленьким сиротам, забывая себя, забывая поесть и даже просто прилично одеться, как подобает его сану. И, несмотря на это, он был окружен многочисленными врагами, которые не только всячески препятствовали его трудам, но возводили на него такие чудовищные обвинения, что о них сейчас страшно и вспомнить.

Да, блаженный Иоанн не заботился об одежде, не следил за собой: носил сандалии на босу ногу, в спешке кое-как нахлобучивал на себя клобук самым странным образом. Из-за этого выглядел несообразно своему высокому сану. Но те, кто знал его близко, его лучистую, невинную улыбку и добрые глаза, особенно когда он говорил с детьми, не могли не видеть в нем истинного пастыря, отдававшего душу за свое стадо.

В войну я записалась на курсы медсестер и во время учебы дежурила в разных больницах и клиниках. Помню, как блаженный Иоанн имел обыкновение посещать госпитали, где склонялся у изголовья больных, утешая их и молясь с ними. Знаю, как часто после его посещений больные чувствовали себя лучше и получали нравственную поддержку, а их страдания уже не казались им такими тяжкими. Тогда в Шанхае было много русских. Некоторые из них сидели в тюрьмах. И даже туда, к этим несчастным, блаженный Иоанн нес свет и надежду, увещевая их, часто исповедуя и причащая, утешая заключенных и возжигая в них веру и надежду.

Не могу даже описать, что блаженный Иоанн сделал для беженцев, когда Китай перешел в руки коммунистов. Не секрет, что никто не хотел принимать бездомных русских, лишенных прав и состояния. И всем известно, как блаженный Иоанн на коленях (будучи уже Архиепископом) вымолил разрешение эвакуировать беженцев на острова, которые они позже покинули, когда разные страны начали постепенно давать им прибежище. Я знаю, что некоторые были таким образом спасены от рук китайских коммунистов. Коммунисты же постоянно порочили имя Епископа, но он сносил это со своей обычной кротостью.

Омерзительные нападки, которым подвергли блаженного Иоанна русские в Америке, усадив его на скамью подсудимых в Американском суде, бесстыжие обвинения, угрозы и поношения – все это вызывало лишь мягкую улыбку кроткого Праведника, «распинаемого» и нравственно мучимого собственным русским народом, даже своими собратьями епископами, которым он никогда не делал зла, а только добро.

Не буду говорить о тех бесчисленных чудесах, которые совершались во время его жизни и совершаются теперь на месте его погребения. О них можно написать целую книгу. Я сама, грешница, удостоилась принять помощь от него, и не только очно, но и заочно, – помощь и утешение нашей семье, которой угрожала неотвратимая опасность.

1. Для подтверждения приведу случай его молитвенной помощи, описанный моей подругой Ольгой Ивановной Семенюк, которая была очень близка к Церкви и церковным делам в Шанхае, а сейчас живет в Америке, в Калифорнии.

«Однажды мне выпало счастье, когда врачи доверили мне ухаживать за блаженным Иоанном во время его болезни. Тогда я в первый раз в жизни увидела человека, всецело преданного Господу. Ни на минуту он не прерывал своих молитв. Предписания врачей им совершенно игнорировались, и никакая сила не могла воспрепятствовать ему служить. Бывало, врачи укладывали его в постель, но проходило несколько минут, и он уже был в алтаре, совершая проскомидию. Вскоре я сама испытала силу его молитвы и заступления за нас, грешных, пред Господом.

Мой старший сын Борис был алтарником блаженного Иоанна в храме и вдруг, в субботу 16 ноября 1943 года, сказал мне, что на Всенощную идти не может (ему было уже 17 лет). Я спросила, почему. «Мама, – ответил мой мальчик, – у меня болит голова и страшная боль в желудке». Я встревожилась и уложила его в постель, надеясь, что за ночь боль пройдет. Вдруг, в 11.00 вечера входит блаженный Иоанн и, велев нам покинуть комнату сына, остается с ним наедине и долго-долго молится. Выйдя от него, говорит: «Не бойтесь, все будет в порядке». Я тогда не понимала, какая угроза нависла над нами. Блаженный Иоанн ушел. Утром мой сын впадал уже в бред, у него была сильная горячка, и он жаловался на страшные боли во всем теле. Испугавшись, мы вызвали нескольких врачей. Они созвали консилиум и сказали, что мальчика надо немедленно отправить в больницу. Наш Епископ снова вернулся, исповедал и причастил мальчика и вновь утешил нас. Когда мы привезли его в больницу, несколько врачей тщательно осмотрели его и поставили диагноз: у сына дизентерия, воспаление левого легкого и тиф. Они тут же посоветовали нам перевести его в другую больницу, больницу Православного братства, где для нашего мальчика была готова большая теплая палата. Русский врач, доктор Алексеенко, осмотрел сына и сказал мне: «Надежды нет. Ваш сын этого не выдержит».

В полном отчаянии и горе я побежала к блаженному Иоанну. Упала перед ним на колени и, рыдая, молила; «Спасите моего сына! Помолитесь за него! Я верю только в Ваше заступничество пред Богом!» Блаженный Иоанн пребывал в суровой сосредоточенности. Как-то ему удалось меня утешить, и он отправился со мной в больницу. С того дня он навещал моего сына днем и ночью и все время молился над ним. Примерно через три дня, когда я пришла проведать сына, он пришел в сознание и сказал: «Мама! Какой страшный сон я видел сегодня! Я видел блаженного Иоанна, видел много врачей и сестер и себя видел тоже – и это было как будто вчера – одетым во все белое, и я проснулся». Я подумала про себя, что, вероятнее всего, мой сын умрет и мне придется одеть его во все белое. Врачи больше не пытались его лечить, так как считали конец уже близким.

Спустя день после этого мой сын начал поправляться. Он выздоровел по молитвам нашего Святого и даже удостоился увидеть свое будущее. В настоящее время он сам успешно и увлеченно работает врачом и носит «белую одежду». Покойный ныне доктор Алексеенко и другие свидетели подтвердили, что только молитвы блаженного Иоанна вернули моего сына из могилы к жизни, освободив от неизлечимой болезни. Слава Богу, давшему нам такого молитвенника! Слава Богу, что мы удостоились жить и молиться с таким праведником, каким был наш покойный иерарх Иоанн! Вечная и светлая ему память!»

2. Передо мной пачка писем блаженного Иоанна, которые я бережно храню. Их так трудно разобрать, эти уродливые маленькие каракули, но как они дороги и понятны мне! Судьба бросала меня по разным странам, часто очень далеко, и блаженный Иоанн терял мой след. Но затем я получала такое письмо, как например: «Недавно я был в Брюсселе, в кафедральном храме-памятнике, посвященном новому Царственному Мученику Николаю II, в день твоего ангела и молился за тебя». Он помнил все. Он молился за всех.

Если взять евангельские блаженства, то они все применимы к нему. Остается добавить только: «Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на Небесах!»

Со святыми упокой, Господи, душу служителя Твоего, приснопамятного епископа Иоанна и святыми его молитвами помилуй нас.

Регина ван Сеттере, Канны, Франция, 1977 год, февраль.

50. Избавление от аппендицита

Дорогие отцы!

Пишу вам, чтобы сообщить о случае, который произошел неделю спустя после дня упокоения архиепископа Иоанна в этом году.

25 июня 1977 года еще утром я свалился с нестерпимой болью в животе с правой стороны.

Оставался в постели, но боль продолжалась. В поддень я взял святой воды, перекрестился и немного выпил. Затем, помолившись архиепископу Иоанну, выпил из маленькой бутылочки масла от лампады, горящей в его усыпальнице в Сан-Франциско.

Моя хозяйка, работающая сестрой в Госпитале ветеранов, решила, что это аппендицит и что меня надо отвезти к врачу. К вечеру боль не утихла, и она отвезла меня. После осмотра врач сказал, что это, видимо, аппендицит и тут же послал меня в больницу, где я был осмотрен хирургом, подтвердившим его диагноз. Хирург не захотел сразу оперировать, так как видел, что стадия еще ранняя и решил подождать. Поэтому мне ничего не давали от боли, которая настолько усилилась, что я не мог заснуть. Наконец, около трех часов ночи я заснул, прочитав Иисусову молитву, сопровождаемую отрывочными обращениями к архиепископу Иоанну...

Когда проснулся, около 8.00 утра 26 июня, боль утихла, а на следующее утро, в воскресенье 27 июня, совсем исчезла, и меня выписали из больницы. Врачи сделали много лабораторных анализов, у меня было взято много проб крови и всего прочего. Хотя все признаки аппендицита были налицо, анализы оказались отрицательными, ничего не показали!

Благодарю Бога за это чудесное исцеление по предстательству нашего блаженного архиепископа Иоанна. Несмотря на все мои недостатки и грехи, он никогда не медлит прийти ко мне на помощь.

Джон ван Хультен, Хантингтон, Нью-Йорк, 1977 год, 6 октября

51. Помощь в получении диплома семинарии

В прошлом ноябре меня очень серьезно беспокоило одно недоразумение, которое могло послужить причиной потери мною академических полномочий, необходимых для служения народу Божьему в сане священника. После долгих переговоров и совещаний с академическим обществом и властями все, наконец, завершилось благополучно.

Все это время я молился блаженному Иоанну (Максимовичу) и отслужил панихиду у его гроба. Господин Борис Троян поместил мое имя под архиепископской митрой, что дало мне успокоение даже в это бурное время. За неделю с учебным званием все было улажено, и теперь я счастлив, что могу служить народу Божию как священник.

Бог прославляется во святых Своих, ибо мы продолжаем ощущать молитвенное и любовное присутствие с нами блаженного Иоанна.

Отец Иосиф, Нью-Йорк, 1978 год, 13 сентября

52. Исцеление от эмфиземы

Моя невестка, Софья Николаевна Верхитская, послала мне из Санта Барбары кусочек ваты с маслом от лампады, что в усыпальнице блаженного Иоанна, с молитвой ко Господу нашему Иисусу Христу «по молитвам блаженного Иоанна Шанхайского и протоиерея Митрофана», замученного большевиками. Была рекомендация и от архимандрита Митрофана (духовного сына и блаженного Иоанна, и протоиерея Митрофана), чтобы, произнося эту молитву, помазывать больные места моего мужа в течение месяца.

Я потеряла веру, так как и душевное, и физическое состояние мужа ухудшалось. Моему мужу 89 лет, он – профессор медицины, и когда он увидел свой последний рентген, то сказал: «Никакие врачи мне не помогут – разве только Бог. Моя болезнь – хроническая эмфизема легких – неизлечима». Правда, можно было испробовать хирургический путь, но если туберкулез сейчас уже благополучно лечится, то при увеличении легочных клеток операция не всегда дает результат. К тому же подобные операции доступны только очень богатым людям. И мы возложили все наши надежды на милость Божию.

Конечно, вы можете представить нашу радость, когда мы получили святое масло. Я сразу начала помазывать мужу грудь и спину, а также лоб, как обычно делают священники, когда соборуют, произнося с верой вышеупомянутую молитву. В результате этого на тридцатый день у мужа наступило заметное облегчение дыхания, удушье совершенно исчезло, в голове просветлело.

И теперь мой муж совершенно излечился. Он разве что только очень много спит, но, как говорят, «во сне вся болезнь уходит». Аппетит постепенно возвращается, и мы надеемся, что муж вскоре окрепнет.

Я написала обо всем этом моей невестке в Калифорнию, которая дала мне адрес отца Митрофана.

Прошу ваших святых молитв и благословения для нас, рабов Божиих Феодора и Екатерины. С великим почтением, Ваша

Екатерина Николаевна Верхитская, Буэнос-Айрес, Аргентина, День Святой Троицы, Пятидесятница, 1970 год, 14 июня.

53. Помощь в устройстве на работу

Глубоко почитая нашего незабвенного архиепископа Иоанна, я хотела бы рассказать о том, что не раз испытывала на себе силу чудес, совершаемых его молитвой.

Я приехала в Америку с сыном 25 января 1952 года. Прибыли мы с острова Тубабао (Филиппины), где я прямо из больницы села на пароход. Прибыв в Америку, мы поселились в доме нашего восприемника. Со здоровьем у меня было очень плохо. В таком состоянии найти какую-либо работу трудно и, кроме того, у нас не было средств, страна чужая, язык не родной. В отчаянии я написала письмо архиепископу Иоанну, со слезами прося его святыми его молитвами помочь мне в моем тяжелом положении. На следующий день после того как послала письмо, мне позвонили и предложили работу на фабрике.

Работа была тяжелая, но по милости Божией и молитвам блаженного Иоанна я смогла проработать там полтора года без затруднений. Учитывая же наше трудное эмигрантское положение, в полной мере ощутила, что по молитвам блаженного Иоанна получила особый приток сил – и физических, и нравственных, что так чудесно проявилось при устройстве на работу и позволило успешно обосноваться в чужой стране.

Нина Сигизмундовна Маковая, Брайт, Калифорния, 1968 год, май.

54. Пальцы спасены

Второй случай заступничества блаженного Иоанна произошел также при его жизни, когда я получила исцеление. Я обычно работала на каком-нибудь электронном предприятии и должна была шлифовать мельчайшие детали на электрическом шлифовальном ремне, около 3.000 в день. Для моих пальцев это было большой нагрузкой, и суставы начали «выскакивать», что было и неприятно, и болезненно. Я советовалась с врачами. Вначале они пробовали специальное прогревание, но это не помогло. Затем сделали операцию на двух пальцах, но они продолжали «выскакивать» из суставов, как и прежде. Через два месяца врачи снова попробовали хирургический метод – состояние осталось прежним. Я была в отчаянии, не зная, что делать.

В то время Лос-Анджелес должен был посетить архиепископ Иоанн, и я пошла его встречать. Народу было много: каждый хотел получить его благословение. Я же стояла в стороне со своими забинтованными пальцами; и трудно было пробиться самой через такую толпу. В этот момент отец Борис Критский приблизился ко мне и спросил: «Почему Вы не просите святых молитв архиепископа Иоанна?» Я указала ему на толпу, окружавшую блаженного Иоанна. Он взял меня за руку и начал энергично продвигаться со мной через толпу, прося дать дорогу больной. Приблизившись к блаженному Архиепископу, я кратко рассказала ему о своем недуге, со слезами прося его молитв.

И совершилось по его молитвам чудо. Спустя немного времени снова пошла к отцу Борису. Он спросил меня: «Как Ваши пальцы?» – «Пальцы?» Я даже удивилась его вопросу, совершенно забыв о них. Мои пальцы были совершенно здоровы. То было очевидное чудо. Велика сила нашего незабвенного архиепископа Иоанна!

Нина Сигизмундовна Маковая

55. Исчезновение карбункула

Был со мной и третий случай исцеления по молитвам блаженного Иоанна. Вот что произошло.

Как-то я купалась в море и подцепила инфекцию. У меня распухла шея и появился большой карбункул. И не только шея распухла, но и голова. Кололи пенициллин, но ничего не помогало. Карбункул не рос, но и не рассасывался. Мне казалось, что я этого не выдержу и умру. И вот, когда стало совсем плохо, я собрала последние силы, чтобы добраться до телефона и попросила А.Т. Симанович помянуть меня на проскомидии. После этого приняла снотворное и заснула. Когда проснулась, мне сообщили радостную весть, что А.Т. Симанович немедля послала телеграмму блаженному Иоанну во Францию, прося его святых молитв о мне, болящей. Узнав об этом, я сразу оставила все сомнения относительно своего выздоровления. Через три дня от блаженного Иоанна пришел ответ: «Молюсь».

Поскольку карбункул держался и не лопался, врачи вскрыли его и взяли содержимое для установления диагноза. И тогда они поняли, как надо лечить. Прошло четыре месяца. Когда я, наконец, поправилась, доктор Рибо сказал моему мужу при мне: «Я не ожидал хорошего исхода. Жизнь Вашей жены была спасена каким-то чудом». Я же знала, что это молитвы архиепископа Иоанна снова поставили меня на ноги.

Всегда преданная блаженному Иоанну и глубоко почитающая его,

Нина Сигизмундовна Маковая

56. Операция не нужна

Моя первая встреча с Его Преосвященством архиепископом Иоанном состоялась еще когда наш храм в Париже скромно располагался в гараже на Рибера Стрит. Он там совершал богослужения по воскресеньям, приезжая из Версаля, где жил в Кадетском корпусе.

В то время я работал шофером такси: брал машину в гараже и платил ее владельцу процент с ежедневного заработка. Наш скромный храм я посещал регулярно.

Однажды в воскресенье наш церковный староста предложил мне отвезти Архиепископа в Версаль. Я согласился, но Владыка надолго задержался в храме: он должен был с кем-то поговорить, чтобы дать какие-то советы. Наконец, мы поехали. Всю поездку Владыка сидел рядом со мной. Мы вспоминали наши кадетские времена, и он обрадовался, узнав, что я тоже был кадетом, хотя и другого корпуса – Владимиро-Киевского. Вся поездка была заполнена оживленной беседой: до сих пор не представляю себе, как я вел тогда машину, и я ли ее вел вообще.

Когда мы, наконец, прибыли в Версаль, Архиепископ, благословив меня, отпустил. И только тогда я начал свой рабочий день. Я был обеспокоен, смогу ли, потеряв так много драгоценных часов, представить своему боссу требуемую сумму. Но мои опасения были напрасны: работа пошла так хорошо, что в короткое время собрал даже большую сумму, чем требовалось. Я был невероятно счастлив. Ни в малейшей степени не сомневаюсь, что этот успех был послан мне по молитвам Владыки за оказанную ему услугу. Позднее я возил его много раз и никогда не волновался: в те дни я всегда был исключительно удачлив.

Когда архиепископ Иоанн основал в Париже, на улице Клод Лоррен, прекрасный храм в честь Всех святых Российских, у него там была скромная келья и он служил в этом храме ежедневно, если мог. По средам и пятницам Великого поста он служил Литургию Преждеосвяшенных даров, во время которой, бывало, только трое нас находилось в храме: Владыка в алтаре с сослужившим ему отцом Митрофаном и я на клиросе. Во время богослужения этот великий молитвенник умел вселить в других великую надежду и усердие в молитве.

Когда я был секретарем приходского собрания нашей церкви, то знал, что не только во время наших собраний, но и при деловых контактах Владыка был в состоянии мудро, просто и по-христиански любовно разрешить многие, весьма запутанные вопросы. В его время наша церковь и приход благоденствовали, огражденные его спасительными молитвами.

Вспоминается такой случай. Среди наших прихожан была чета Т.С. Муж заболел и попал в больницу, где врачи предложили ему единственное лечение, якобы могущее спасти его: немедленную операцию. Больной послал жену к блаженному Иоанну просить его совета и благословения. Жена пришла в церковь на улицу Клод Лоррен, но Владыку не увидела; он уехал по делу в Брюссель. Отец настоятель Митрофан сказал ей: «Блаженный Иоанн звонит мне каждый день в определенное время. Скоро я буду говорить с ним и расскажу о больном». Они договорились, и когда блаженный Иоанн узнал о предлагаемой операции, он немного подумал, видимо, помолился и сказал: «В операции нужды нет: он поправится». На следующее утро больной отказался от операции и был выписан из больницы. Он поправился и жив по сей день.

Со мной самим был такой случай. В 1965 году я записался на ежегодное паломничество во Святую Землю. За десять дней до предполагавшегося отбытия у меня появился какой-то странный недуг, который оказался таким тяжелым, что о поездке не могло быть и речи. Сразу поспешил написать блаженному Иоанну в Сан-Франциско и рассказал обо всем организаторам поездки. За три дня до отбытия группы я получил письмо от блаженного Иоанна. – Ни слова о моей болезни! Он благословлял меня на паломничество и даже поручил моей опеке, как бывалому паломнику во Святую Землю, двух новых паломников. Получив письмо, я тут же «забыл» о тяжкой болезни. По благословению архиепископа Иоанна паломничество того года оказалось самым благодатным.

Еще хочу сказать, что когда наш божественный Иерарх совершал последнюю свою службу в Европе – Божественную литургию в Леснинском монастыре, – Господь оказал мне Свою великую милость: Он сподобил меня сослужить Владыке в алтаре в стихаре – впервые в моей жизни, исполнив тем мое пламенное желание. Верю, что это имело особое для меня значение.

Наш блаженный Иоанн сейчас, без сомнения, пред Престолом Всевышнего не перестает молиться за нас. А мы здесь, на земле, должны прибегать к его предстательству, прося его святых молитв. Ведь мы знаем, что приснопамятный архиепископ Иоанн – человек Божий, и что его канонизация земной Церковью – только вопрос времени.

Николай Иванович Бучинский, Монморанси, Франция, 1977 год, 7(20) марта.

57. Спасение от болезни мозга

1. В Шанхай я приехала в 1946 году. Будучи совсем молодой и следуя моде, я сильно красила губы. Однажды пришла в храм, когда служил епископ Иоанн. В конце Литургии подошла к нему за благословением, желая приложиться ко кресту, но он не дал его мне. Я постояла и немного подождала, а затем подошла снова. Он благословил меня, но к кресту не допустил. Уходила из собора почти плача и сказала одной даме, что Епископ не разрешил мне приложиться ко кресту. Но она сказала: «Посмотрите на себя, сколько помады у Вас на губах!» С тех пор я никогда в жизни не пользовалась помадой.

2. Из Шанхая вместе с другими русскими эмигрантами я переселилась на остров Тубабао (Филиппины). Все прибывшие были размещены по «секторам». Вместе с нами в 11-м секторе была русская дама по имени Олимпиада Ельник. Вот что она мне рассказала.

«Я жила в Шанхае с пожилой матерью в маленькой комнатушке, которую мы сняли с огромным трудом. Мы платили довольно много «за ключ», как там было принято говорить. Квартиру снять было очень трудно, да и комната была доступна только за большие деньги. Хозяйка наша была брюзглива и очень нервна, но мы терпели ее, потому что идти нам было некуда. Однажды она пришла и грубо объявила, что мы должны съехать, ибо она продает дом, и что к такому-то числу наша комната должна быть освобождена. Слезы и мольбы не помогли. Мы с матерью были в отчаянии, превосходно зная, что снять комнату где-то еще для нас просто невозможно. Мы не знали, что делать. И тут мне пришла мысль идти и просить молитв епископа Иоанна. Я слышала, что этот епископ молится в храме всю ночь и приготовила письмо, в котором рассказывала о нашем горе и просила его молитв.

В 4 часа утра, когда было еще совсем темно, я пришла в собор. Он был открыт. Я вошла, было страшно. Пустой собор был темен и только – то здесь, то там – пред иконами мерцали лампады. Оглянувшись, увидела силуэт, склонившийся справа от иконостаса. Это был Епископ. Я робко приблизилась к нему и протянула руку с письмом, прося его молитв. Он отвел мою руку, благословил и сказал: «Идите с Богом, все будет хорошо». Я ушла и только тогда вспомнила, что из страха ничего не сказала про наше горе. И он не взял моего письма. Как он может знать, о чем я просила его помолиться? Придя домой подавленная, легла спать. А утром кто-то постучал в дверь. Открыв ее, мы увидели нашу хозяйку, которая, любезно улыбаясь (такой мы ее никогда не видели), сказала нам: «Я решила не продавать дом. Оставайтесь и живите, сколько вам нужно».

Это было рассказано мне лично, и я не сомневаюсь в подлинности услышанного. Олимпиада – верующая и честная женщина. Сейчас она живет в Австралии.

3. Верю, что жизнь моей дочери была спасена молитвами блаженного Иоанна. Когда ей было 10 лет, она заболела менингитом. Блаженный Иоанн дважды навестил ее в госпитале с чудотворной иконой Курской Божией Матери. По его молитвам она поправилась, и болезнь прошла без последствий. Слава всесильной Твоей силе, Господи!

4. Теперь я должна рассказать кое-что и о себе. Всю свою жизнь я видела провидческие сны перед важными событиями, и они сбывались. Видела я и блаженного Иоанна и помнить буду об этом всю жизнь, ибо укрепило это веру мою.

Вскоре после смерти нашего Архипастыря я видела сон.

Огромный храм заполнен людьми, громко и горько плачущими о смерти блаженного Иоанна. Я тоже стою в соседней комнате, меньших размеров, у гроба, как бы в усыпальнице. В этом гробу вижу блаженного Иоанна. Подхожу ближе и смотрю ему в лицо. С трепетом в сердце обнаруживаю, что его глаза открыты, и он пронизывающим, сосредоточенным взглядом смотрит прямо мне в душу, как это бывало при его жизни, и смотрит с радостью и любовью. Я страшно волнуюсь. Радостно иду к двери, ведущей в основной храм, широко ее распахиваю и громко кричу людям: «Прекратите плакать и причитать! Я знаю, что наш Архиепископ жив, я видела его глаза! Не плачьте, он жив! Он счастлив! Он жив! Он жив!» Так я и проснулась, крича, что блаженный Иоанн жив.

5. Алла Леонова, моя подруга детства, а затем однокашница в монастырской школе в Шанхае, потеряла мужа, когда он был в Мукдене в 1945–46 годах. Его схватили Советы и отправили в концлагерь в Сибирь. Алла должна была воспитывать двух детей одна. Когда она оказалась, как и многие, в 1949 году на острове Тубабао (перед отбытием в Австралию), она пошла к блаженному Иоанну за разрешением начать бракоразводную процедуру, так как явно не было никакой надежды снова увидеть мужа. Блаженный Иоанн сказал: «Если хотите, действуйте, но Вы еще увидите своего мужа». Эти слова блаженного Иоанна оправдались. Спустя 28 лет, в 1977 году, поиски ее дочери увенчались успехом, и муж приехал в Сан-Франциско.

В мае 1978 года Алла тяжело заболела. Опасный вирус попал в мозг. Мне позвонили и сказали, что она уже пять дней в коме. Пришли помолиться несколько священников. На следующее утро я пошла в собор, послала записку с ее именем в алтарь во время Литургии, а затем спустилась в усыпальницу блаженного Иоанна. Сунула маленькую поминальную записку о здравии Аллы под митру на саркофаге. Позднее мне сказали, что утром в этот самый час она открыла глаза. Слава силе Твоей, Господи! Слава силе молитв Твоего служителя! Вначале память Аллы была слабой, но вскоре, к изумлению врачей, она начала поправляться, и болезнь прошла без осложнений. Врачи говорят, что если люди выживают после этого недуга – что случается нечасто, – всегда бывают тяжелые осложнения. Часто я, грешница, печалюсь, молюсь и плачу из-за своей духовной слепоты и глупости. Часто думаю: «Боже! Боже! Такой великий святой, молитвенник такой великой духовной силы ходил среди нас, и мы... нет, не мы, но я – я так мало его ценила». И вообще мы не очень сообразительные и дальновидные овцы. Не ценим наших пастырей. Алла говорит то же самое. Прости меня, блаженный Иоанн, прости меня, недостойную грешницу!

С любовью о Христе,

Вера С. Терехова, Сан-Франциско, Калифорния, 1978 год, 27 июля.

58. Выздоровление после ожогов

Мы знали блаженного Иоанна очень хорошо, когда жили в Шанхае. Наш сын прислуживал в алтаре Святителю, в сердце которого для него и каждого из нас было свое особое местечко. Мы знаем о множестве бесспорно чудесных событий, свидетельства о которых слышали из многих уст. И только малая часть их опубликована. Поэтому надеемся, что наши сообщения, сколь бы кратки они ни были, будут обнародованы.

Приехав в Америку из Китая, мы поселились в Монтерее. Блаженный Иоанн несколько раз посещал нас, когда его бывший прислужник, наш сын Владимир, ходил в школу. У нас даже есть хорошая фотография, где мы со Святителем во дворе храма святого Серафима в Монтерее (наш сын там также прислуживал как алтарник отцу Григорию Кравчине, пастырю этой церкви).

Должна признаться, что в этом приходе произошло несколько неприятных инцидентов, «подмочивших» наше усердие к посещению храма. Но поскольку архиепископ Иоанн продолжал писать нашему сыну, чтобы тот не оставлял храма, сын чувствовал себя обязанным посещать его и делал это весьма прилежно. А я роптала. Однажды, когда мне напомнили, что надо ехать в храм, я возразила, что при такой напряженности с бензином его не стоит тратить на поездку туда.

Вскоре после этого с нами произошла очень страшная история. 2 мая 1954 года я была одна дома, пыталась стереть бензином пятна с резинового плаща на нашей маленькой веранде, все окна были закрыты. А поскольку был включен газ, произошел взрыв. Все воспламенилось, и я начала гореть. Я выпрыгнула из окна и бросилась в пруд. Сосед вызвал неотложку. Приехавший врач сказал, что это чудо, что у меня уцелели глаза, так как обожжены были даже оконные стекла!

Меня немедленно забрали в больницу, где я пролежала несколько дней. Домой привезли на носилках, и врач с сестрой ежедневно меня навещали. Дома я пролежала семь месяцев. Мои руки и ноги (от пяток до колен), а также лицо и шея, – все было обожжено. Спать я не могла, потому что все было в гное и не заживало. Врач каждый день менял повязки, но ничего не помогало.

Только спустя семь месяцев я вспомнила о блаженном Иоанне и написала ему письмо, где сообщала: «Четыре врача сказали, что я буду инвалидом всю оставшуюся жизнь. Моя единственная надежда – Ваши молитвы». Мы отправили письмо, и я начала считать дни, когда он его получит. Прошло 5 дней, и вечером того дня я сказала мужу, что Епископ должен получить мое письмо, помолиться за меня, и мне будет лучше. Ночью я спала покойно до 6.00. Утром была удивлена, что ноги стали немного посуше и все начало меняться к лучшему. Когда в 16.00 врач пришел делать перевязку, он, осмотрев меня, сказал, что это чудо. Я начала быстро поправляться и теперь совершенно здорова, хотя, конечно, на всем теле остались следы после того страшного случая. Позднее подтвердилось, что Епископ получил мое письмо и молился обо мне. Бог знает, что случилось бы, если бы не его святое заступление.

Господин и госпожа Сиракузовы, Пасифик Гроув, Калифорния, 1967 год, август.

59. Устранение экземы

Много истинных чудес совершено было по молитвам блаженного Иоанна даже в одной нашей семье. В Шанхае, в 1935 году, вскоре после нашего венчания у моего мужа появилась экзема, и во всех складках кожи стала выделяться влага. Это было ужасно. Мы испробовали все средства, но напрасно.

В свои именины, 15 (28) июля муж пошел в храм и принял Святое Причастие. Я просила священников отслужить для нас молебен о болящем, но поскольку был день святого Владимира и пришли многие носящие имя этого Святого, священником после Литургии был отслужен общий молебен. Когда он закончился, священник направился в алтарь, чтобы затем уйти из храма. Я пошла к свечному ящику и попросила отслужить специальный молебен, но мне было сказано, что уже поздно и общий молебен уже отслужили. Я расстроилась так, что положила только два доллара и расплакалась. Стоя на ступеньках крыльца, продолжала горько плакать, как вдруг ко мне подошел блаженный Иоанн и спросил, в чем дело. Я ответила, что верю в молитвы молебна, но в общий молебен не верю. Епископ велел мне успокоиться. Пошли за священником, который вышел уже на улицу. Священник начал службу, а сам Епископ пошел в алтарь и стал горячо молиться Богу. Долго совершали они наш молебен. Когда они кончили, блаженный Иоанн вышел из алтаря с иконой святого Владимира, благословил ею мужа и спокойно сказал: «Идите с Богом, все будет в порядке». И, к нашему удивлению, болезнь мужа вскоре прошла и больше до сего дня не возобновлялась!

Господин и госпожа Сиракузовы.

60. Мгновенное прекращение длительной болезни

Будучи в Шанхае, блаженный Иоанн никогда не пользовался услугами рикш, считая, что несправедливо использовать одни человеческие существа, созданные по образу Божию, как животных, для перевозки других человеческих существ. Потому он всюду ходил пешком, в том числе и в больницы.

Нашу подругу поместили в Еврейский госпиталь, и блаженный Иоанн пришел проведать ее. Эта наша русская православная подруга рассказала о нем своей соседке по палате, еврейке. Та ответила; «Как жаль, что я другой веры и ваш Епископ не будет молиться за меня!» А она была прикована к постели уже два года. Когда блаженный Иоанн пришел навестить мою подругу повторно, она сказала ему: «Как жаль, что Вы не сможете помолиться за мою подругу, так как она еврейка». Епископ сказал: «Перед Богом все люди равны», узнал ее имя и начал молиться.

Через несколько дней еврейка выздоровела! Она пришла в наш собор и сказала ему: «Вы молились за меня, и я выздоровела. Хочу перейти в Православие». Но Епископ ответил, что если она хочет перейти в Православие только потому, что выздоровела, то это причина недостаточная, и он не будет крестить ее. Было это в 1930-е годы.

Господин и госпожа Сиракузовы.

61. Помощь бездомным

Госпожа Грановская, проживающая сейчас в Майями (Флорида), рассказала нам следующее. Когда она со своей семьей прибыла в Шанхай, они оказались совершенно без денег и их временно поселили, ввиду их нищеты, в каких-то школьных классах. Это было в Коммерческой школе под названием «Реми». Они пробыли там около двух месяцев, и к 15-му числу следующего месяца должны были выселиться, так как начинались школьные занятия. Не зная что делать, госпожа Грановская решила поведать о своем епископу Иоанну. Он сочувственно взглянул на нее и сказал: «Не беспокойтесь. Вы переселитесь 15-го». Она недоумевала, как это может произойти, ведь ее муж безработный. Но епископ Иоанн спокойно сказал: «Идите с Богом». И точно, 15-го этого месяца муж неожиданно получил откуда-то деньги, и они смогли благополучно переселиться, как Владыка и предсказал им.

Был также случай, когда блаженный Иоанн исцелил больного сына одного очень почтенного лица в Маниле (Филиппины), и другой случай – с парализованной американкой в Сан-Франциско, которая передвигалась только на коляске. Блаженный Иоанн пришел к этой несчастной женщине с Курской иконой, и она встала. К сожалению, не знаю подробностей.

Господин и госпожа Сиракузовы.

62. Спасение глаза

Мы приехали из Ирана в Сан-Франциско в марте 1963 года и только устроились, как в мае с моим семнадцати с половиной лет сыном Михаилом произошел трагический случай. Верю, что он был чудесным образом спасен молитвами блаженного Иоанна.

По приезде в Сан-Франциско мы встретили семью Назаренко, которая также только что приехала из Ирана. Их старший сын Георгий был сверстником нашему Михаилу, и они стали алтарниками у блаженного Иоанна. Георгий купил машину, и два друга катались с необычайным удовольствием. И вот в мае, где-то недалеко от Сан-Рафаэля, произошла автомобильная авария: их машина на полной скорости врезалась прямо в дно перевернувшегося автомобиля. У Георгия был разбит нос и ранено лицо. У Михаила была сильно повреждена правая сторона головы и правый глаз даже вышел из орбиты. Меня немедленно вызвали в больницу в Сан-Рафаэль, и я помчалась туда. Положение было критическим, жизнь сына была в опасности.

Когда мы приехали, блаженный Иоанн был уже там. Я до сих пор изумляюсь, как он смог об этом узнать и, будучи столь занятым, так быстро туда добраться. Когда вошла, он меня приветствовал и начал утешать. Я была тронута и стала извиняться, говоря, что он так страшно занят и все-таки приехал. На это он одобряюще ответил: «Матушка (а я не была женой священника), с Вашим сыном все будет в порядке. Бог спасет его глаз». Я отвечала, что мы, конечно, очень тронуты его участием, но он так занят и т.д. Он сказал в ответ, что это его долг – молиться за больных и что он лично присутствовал все время, пока врач делал операцию. Этот добрый врач спас глаз Михаилу, наложил 36 швов и, хотя операция стоила 23.000 долларов, взял только 2.000, потому что мы были бедные эмигранты. Георгию сделали пластическую операцию носа, и у него теперь все в порядке.

Я всегда глубоко уважала и почитала блаженного Иоанна и испытывала пред ним благоговение. Всегда искала его благословения и старалась бывать на его архиерейских службах, где бы они ни проходили. Наша жизнь в Америке была благословлена его святыми молитвами, а жизнь и зрение моего сына были чудесно спасены. Хотя сейчас, 23 года спустя, он порой и ощущает головные боли (потому что все его лобные нервы повреждены), он в совершенном здравии и занимает ответственный пост в фирме, специализирующейся по кондиционерам. Две мои дочери, Елизавета и Татьяна, как и моя мать, могут засвидетельствовать сообщенное мною.

Ольга Н. Вийсусева, Сакраменто, Калифорния, 1986 год, 21 августа.

63. Встреча с «потерянным» другом

Дорогие отцы!

Великое вам спасибо за последние материалы об архиепископе Иоанне. Сообщения Зинаиды В. Юлем и отца Георгия Ларина об их общении с блаженным исключительно назидательны и очень меня воодушевили. Они вызвали во мне еще большее благоговение к Владыке. Молюсь, чтобы многие из тех счастливцев, кому довелось быть рядом с Архиепископом, написали о своем общении с ним.

Разрешите рассказать вам об одном чудесном случае, связанном с архиепископом Иоанном, который произошел со мной и моей женой, когда мы путешествовали этим летом по стране. Перед тем как выехать из Сан-Франциско, мы посетили часовню архиепископа Иоанна, чтобы испросить его благословения. Получив тогда просфору, мы не сомневались в том, что, беря ее с собой, берем и благословение архиепископа Иоанна на путешествие. Мы навестили моего отца в Аспене (Колорадо). Однажды мы поехали забрать фотографии, которые сделали раньше. Я, ожидая в машине, вдруг почувствовал побуждение переставить ее на другое место. И в тот самый момент увидел одного очень близкого нашего друга, который был членом нашей церкви в Индианаполисе. Мы не виделись много лет. Он рассказал, что так преуспел в своем музыкальном образовании, что его послали на лето в Аспен – работать на фестивале.

Мы пригласили его на молитву в дом моего отца. Он сказал, что у него есть немного масла с гробницы архиепископа Иоанна и что он пользовался им три последних дня, молясь, чтобы встретить кого-нибудь из знавших его раньше. Мы разделили между собой просфору и возблагодарили Бога за ходатайство Его святых. Я знаю, что это архиепископ Иоанн собрал нас вместе.

Бог да благословит вас.

Якоб Мйерс, Атланта, Джорджия, 1986 год, 13 августа.

64. Сохранение детской ноги

Я испытываю чувство близости к блаженному Иоанну, поскольку каждый раз, когда молюсь ему, у меня появляется ощущение непосредственного отклика. И этот духовный отклик ощущаю очень чистым, святым и умиротворяющим, как бы происходящим в присутствии Господа нашего Иисуса Христа, к Которому блаженный Иоанн должен быть очень близок.

Недавно мой пятилетний сын спрыгнул с заднего сидения нашего пикапа «Шевроле», и его левая нога застряла под задним колесом, когда машина еще не остановилась. Он закричал, муж оцепенел и побоялся дать машине задний ход, а затем выпрыгнул из машины. Когда он оказался рядом с сыном, а я перебралась на сидение водителя, чтобы дать задний ход, нога малыша была придавлена всем весом машины, рассчитанной на 9 пассажиров.

Мы осторожно перенесли его в дом: все это время я ощущала непонятное спокойствие и глубокую умиротворенность, как будто была облагодетельствована свыше, что бывает иногда с молящимися матерями. Во мне тотчас же родилось стремление помолиться блаженному Иоанну Максимовичу. Я положила руки на ножку мальчика, там, где колесный обод глубже всего вошел в нее. Мы молитвенно присели на несколько минут, и наш сын совсем успокоился. Я почувствовала себя совершенно заверенной блаженным Иоанном в том, что «все в порядке». И все же мы понимали (в нас говорил здравый смысл), что в ножке или в коленке могло быть что-то сломано, и решили сразу сделать рентген. Будучи уверена в исцеляющем отклике блаженного Иоанна на каждое мое молитвенное обращение к нему о моих детях, я все же считала, что в данном случае будет счастьем, если в ближайшие шесть месяцев еще сохранятся лишь темные следы от ушиба и воспаление, и усердно молилась, чтобы не было только необратимых нарушений.

Так вот, врач не нашел ни единой сломанной или треснувшей косточки, сказав, что это чудо. Когда сын лег спать, след от колеса у него на ножке покраснел (все это происходило около 7–9-ти вечера). Но к утру на ноге не было вообще ничего (ни рубца, ни ушиба), и я ликовала. В тот первый день он слегка прихрамывал, но к вечеру и на следующий день уже бегал и играл, будто вообще ничего не произошло... Блаженный Иоанн протянул руку и, благословив моего малыша, совершенно исцелил его, в любви и доброте как бы уподобляясь Христу. Я очень благодарна блаженному Иоанну и убеждена, что он – святой, обитающий ныне на небе, независимо от формальной канонизации. Я всего лишь мать троих детей (и четвертый «на подходе»), но знаю, что только святой от Самого Бога мог получить и принести в маленькие храмы душ моих детей так много любви, добра, утешения, тепла, немедленного исцеления и радости.

Блаженный Иоанн вошел в мое сердце, потому что как бы ни велика или мала была моя нужда, он всегда отвечал, когда я искренне молилась ему. Мать часто нуждается в друге, живущем на небесах, и я смиренно благодарна Богу, Отцу нашему Небесному, за его чудного служителя, блаженного Иоанна, через которого Он так явно совершает такое множество чудес.

Не так давно, когда другая часть двухквартирного дома, в котором мы жили, освободилась, мы захотели занять и ее. Тому было много причин: там было больше комнат для воспитания детей, сад, примыкавший к большому ухоженному парку и так далее. Но мы не знали, что у здания сменился владелец, который собирался значительно повысить ренту, и нам это было не по силам. Мы сказали ему, что будем искать другое жилье. Искали-искали и не смогли найти ничего по нашим требованиям (в рамках, конечно, тех средств, которыми располагали). Наконец, в отчаянии из-за того, что должны освободить свое жилье в течение недели, я помолилась блаженному Иоанну о доме для моей семьи, который бы нам подходил. Все подробности предоставила на усмотрение воли Божией через Его служителя и чудотворца. Через 10 минут после моей молитвы постучал в дверь наш хозяин и сказал мужу, что может еще подержать нас (он мог заметить, заходя к нам несколько раз, что мы хорошо позаботимся о его недавно приобретенном «капиталовложении») и предложил снизить плату до того уровня, который был нам посилен, и за другую половину дома. Более того, хозяин принес туда совершенно новый ковер и вместе с сыном заново все покрасил, и мы с удовольствием туда переехали.

Вот о каких материальных вещах я говорю. И все же для меня, матери и домохозяйки важно то, что дом наш должен быть местом молитвы и богопочитания, нашей кельей, сооруженной для ограждения нашей семьи от влияний падшего мира (по крайней мере в той степени, в какой мы сами желаем от них оградиться), а потому я молю, чтобы Бог избрал для нас соответственное место.

Спасибо тебе, блаженный Иоанн, за то, что слышишь смиренные молитвы. Я так верю этому дивному Святому! Слава нашему любящему отцу! С любовью во Христе Господе,

Дебора Кволт, Портленд, Орегон, 1986 год, 23 августа.

65. Таинственная связь с детскими сердцами

1. У блаженного Иоанна был совершенно уникальный контакт с детьми. У меня несколько сообщений об этом. Но предпошлем им его собственную проповедь, которую он написал для детей приюта святого Тихона и послал им, собираясь на продолжительное время отлучиться в Европу (к тому времени приют переехал в Сан-Франциско, Калифорния). Какие теплые, отеческие слова! Какая простота и власть заключены в этой проповеди, какое обращение к душе ребенка!

Введение Богородицы во Храм 21 ноября 1952 г.

Дорогие дети!

Уже начиная с этого дня мы в церковном богослужении поем: «Христос рождается, славите!» Это возвещает нам наступление Рождества Христова, и мы призываемся, таким образом, приготовиться к встрече с Ним.

Что означает это приготовление? Оно означает, что надо так настроить свою душу, чтобы она могла стать как бы яслями для Младенца Христа. И праздник должен помочь нам в этом. В конце Рождественского поста Церковь особо восхваляет трех отроков и пророка Даниила, указуя их нам как образцы для подражания. Но каким же образом они стали знамениты?

Вы знаете, когда они были детьми и воспитывались при дворе царя Навуходоносора, то отказались от всех изысканных яств царского стола и питались только овощами, чтобы не нарушить закон Ветхозаветной Церкви.

За такое воздержание и послушание церковному закону Бог наградил их, дав им мудрость, в коей они превзошли всех своих сверстников. Через опыт поста их души окрепли, и они смогли отвергнуть требование царя поклониться идолу. И когда, не выполнив нечестивого приказа, три отрока были брошены в горящую печь, а пророк Даниил – в яму со львами, Господь предохранил их от всего. Гимны об этом поются каждый день утром, напоминая нам о героизме этих юношей и ставя их нам в пример.

Дети! Вы сейчас находитесь в положении, сходном с положением тех юношей в Вавилоне. Мы окружены людьми, не знающими Православной веры и не подчиняющимися законам Церкви. Перед вами выбор: или наполнить себя пищей, запрещенной Церковью, или, как Анания, Азария и Мисаил, свободно отвергнуть то, что запрещено. С кем вы хотите быть – с теми юношами или с теми, кто был против них? Хотите ли подражать этим святым, того же возраста, что и вы, или хотите идти широким путем, пренебрегая всеми правилами?

Великое мужество и сила характера потребовались от трех отроков, чтобы они смогли исполнить церковные законы и отеческие предания: в конце концов они остались среди бесчисленного множества неверующих. За это Бог в Своей милости прославил их пред всем миром на века. Господь наградит и каждого из вас, если вы последуете примеру тех юношей.

Всякий раз, когда вы будете искушаемы угодить себе, съев то, что едят другие, не знающие божественных законов Церкви Христовой, вспомните Даниила и трех отроков. И дайте себе ответ, с ними ли вы, готовые следовать за ними и быть под Божией зашитой, или вы более заинтересованы в услаждении сластями, которые, может быть, и выглядят невинно, но превращают нас в разрушителей того, что сделало тех Отроков сильными, славными и непобедимыми. С кем вы, дети, и кому хотите последовать?

Да сохранит вас Господь от искушений. Да укрепит Он вас, а святой Тихон Задонский да научит вас идти прямым путем. ·

Благословение Господне да будет со всеми вами, мои дорогие дети.

Любящий вас архиепископ Иоанн

2. Существует много трогательных историй о том, как блаженный Иоанн непостижимым образом знал, где может быть больной ребенок и в любое время дня и ночи приходил утешить его и исцелить. И дети, в свою очередь, отвечали ему любовью. Он никогда не был с детьми снисходителен или педантичен, но общался с ними просто. Еще замечательнее, что он и после смерти являлся детям и устанавливал с ними мистический контакт из невидимого мира, где он сейчас вкушает вечное блаженство.

Вот письмо, присланное недавно священником Петром Симоновских, где сообщается о его сыне Константине, маленьком «Котике». Оно дает представление о том духовном контакте, который существовал у блаженного Иоанна с душами детей. Вот что он пишет вместе со своей матушкой.

«В 1967 году мы переезжали из Австралии в Америку, в Нью-Йорк, а по пути остановились в Сан-Франциско, чтобы навестить наших родственников. Наш маленький Котик тогда еще не ходил: ему было только год и двадцать дней. В день приезда мы находились в гостиной нашего дяди, устланной коврами, и Котик везде ползал. Вдруг он залез на маленький столик с острыми краями, закачался, упал всем тельцем на край и рассек левую бровь у самого глаза. Хлынула кровь. Мы испугались, начали останавливать кровотечение, но оно не прекращалось. К утру бровь сильно распухла, рана не затягивалась, и глаз наполовину закрылся. Все это выглядело ужасно.

Мы решили пойти в собор «Всех скорбящих Радосте» к месту упокоения архиепископа Иоанна. Мы никогда не видели его при жизни, только много слышали о нем от родственников. Еще в Австралии нас просили отслужить панихиду в его усыпальнице. Котик в тот день принял Святое Причастие. После молебна, который отслужили по случаю тезоименитства митрополита Филарета, мы положили Котика на покров, что на саркофаге. Котик сразу начал плакать и целовать покров. Он так плакал, что мы едва смогли его успокоить: он не хотел уходить, вцепившись с плачем в покров ручонкой. Когда же мы вернулись домой и начали укладывать его спать, как обычно делают с детьми после обеда, то заметили, что отечность прошла, кровотечение остановилось и осталась лишь полоска спекшейся крови. Осмотрев его, мы ничего не обнаружили: глазик был чист и невредим. Слава Богу, давшему исцеление по молитвам Святителя!

Позднее, когда мы жили в Синодальном доме в Нью-Йорке, Котик заболел крупом. Мы дважды вызывали врача. Он дал лекарства, сделал укол, но сказал, что лучшим лечением были бы паровые ванны. Мы жили в одной комнате и не имели не только ванны, но и раковины. Я должен был бегать в общую ванную через холл. После пара Котику бывало лучше и дышалось легче. Круп – болезнь горла: в горле появляются маленькие струпья, а затем растут, вызывая удушье. Паровые ванны помогали смягчить эти затвердевавшие струпья, но час спустя все возобновлялось.

Несмотря на все наши старания, Котику не становилось лучше. На пятый день болезни он от слабости не мог даже поднять голову. Ненадолго засыпая, он внезапно просыпался и просил, чтобы его подняли. Он показывал, что хочет пойти в ту сторону комнаты, где на столе стояла ваза с фруктами. Мы подумали было, что у него появился аппетит: это был хороший признак после того, как он пять дней пил одну сладкую воду. Но когда мы поднесли его к вазе, он показал пальцем дальше – туда, где был портрет архиепископа Иоанна. Он взял его, положил на головку и начал горько плакать. Мы положили его в кровать вместе с портретом, и он сразу заснул. Рассказали об этом отцу Никите, который немедля позвонил в Сан-Франциско, чтобы заказать панихиду у гроба блаженного Иоанна. И с того дня Котик начал поправляться.

Однажды, играя в гостиной, Котик вдруг прибежал на кухню страшно испуганный. С волнением он рассказал нам своим детским языком, как блаженный Иоанн только что вошел в коридор, улыбнулся ему и постучал посохом. Мы показали ему фотографию Епископа, и он стал уверять нас, что это был он.

Теперь мы живем в Ново-Дивеевском монастыре, и здесь снова был странный случай. Проснувшись после краткого дневного сна, Котик объявил нам: «Блаженный Иоанн пришел ко мне, благословил и похлопал по голове. Он был в голубом (подразумевался подрясник) с накидкой, клобуком и посохом и говорил со мной». «Хорошо, но что же он тебе сказал?» – спросили мы его. «Блаженный Иоанн не велел никому ничего говорить», – ответил Котик.

Через полчаса пришел наш друг Д.С. Куликовский и принес открытки, на которых был сфотографирован архиепископ Иоанн в голубом подряснике с клобуком и посохом, но только еще и с накидкой. Мы рассказали все это Д.С. Куликовскому, он принес большой портрет Епископа и спросил Котика: «Так что тебе Епископ сказал?» Но Котик молчал. И только потом он сказал нашему другу: «Блаженный Иоанн не велел мне рассказывать никому ничего». И тогда стало ясно, почему он молчал: он выполнял послушание по заповеди Епископа.

Так, благодаря этой невидимой, но очевидной связи, мы знаем блаженного Иоанна уже по личному опыту. К сожалению, мы не могли встретиться с ним при его жизни, но глубоко почитаем его и считаем святым. Я лично молюсь ему и ощущаю, как он слышит и помогает, В самом деле, можно узнать о множестве его чудес, как от прямых свидетелей, так и от других, это целое море историй.

Вообще можно сказать, что блаженный Иоанн – своего рода «водораздел» между людьми, особенно сейчас. На многих примерах отчетливо видно, что те, которые почитают блаженного Иоанна, оказываются людьми преданными и верными Церкви Христовой, а те, которые не почитают и даже клевещут на него, преследуют корыстные цели и исполнены гордыни. Вот почему так утешительно видеть, что есть еще почитатели блаженного Иоанна, а значит люди с чистой душой и умом. Да благословит Бог и поможет тем, кто заботится о прославлении блаженного Иоанна. Правда, все меньше становится тех (даже среди духовенства), кто почитает этого великого подвижника наших дней, но это не удивительно. Не Сам ли Христос сказал: «Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?» (Лк. 18:8)

Отец Петр Симоновских, Брисбен, Квинсленд, Австралия.

66. Исцеление межпозвоночного диска

Хотела бы рассказать вам о чуде, которое было связано с маслом из усыпальницы блаженного Иоанна в Сан-Франциско. В прошлом месяце у меня после поднятия какой-то тяжести произошло смещение межпозвоночного диска. Никогда еще у меня не было такой невероятной боли в спине. Случилось это утром, и я терпела боль весь день, надеясь, что будет легче. Облегчение не наступило, поэтому ночью я пошла к одному из лучших в городе хирургов. Он поставил диагноз, сказал, что имеется сильное воспаление и его надо лечить паковым льдом. Перед сном мой муж Джон помазал мне спину маслом из усыпальницы блаженного Иоанна, и я пошла спать. Через несколько часов я проснулась – в спине ощущалась только какая-то одеревенелость. Резкая боль прошла! Когда я пошла к хирургу на следующий день, он был по-настоящему удивлен и сказал, что ему нечего делать с моим диском, с ним и так все в порядке. Я была так благодарна блаженному Иоанну и Богу, который услышал молитву Своего святого обо мне, несчастной грешнице!

Кэти Лангстон, Торонто, Онтарио, Канада, 1986 г., 18 (31) декабря.

67. Излечение пальца, глаза и спины

О блаженном Иоанне я впервые услышал примерно года полтора назад от кого-то в моей общине (не помню от кого). В то время это вызвало у меня не более, чем любопытство. Живя в Сан-Франциско недалеко от места его упокоения, я ходил туда помолиться и всегда душа моя наполнялась теплом. Не знаю как это передать, но что там ощущалось присутствие великого святого – несомненно. Я тогда очень мало знал о блаженном Иоанне, о его жизни, писаниях, о том месте, которое он занимает в Церкви, и у меня не было никаких материалов и книг, некого было расспросить о нем. Тогда я помолился ему о том, чтобы узнать о нем побольше. Пару дней спустя (то был, вероятно, октябрь 1985 года) я пошел в книжную лавку собора Святой Девы узнать, нет ли чего-нибудь о блаженном Иоанне. Я «потолкался» там, а затем мое внимание привлекла большая, стоящая на полке фотография митрополита Филарета. Я взял ее, чтобы внимательнее рассмотреть и – прямо за ней оказалась совсем ею закрытая скрепленная канцелярской скрепкой ксерокопия «Блаженного Иоанна» епископа Саввы! Мне сказали, что сама книга уже распродана, следовательно, у меня не было возможности достать что-либо другое. Вместе с тем, я с радостью услышал, что эта книга должна быть вскоре переиздана. Англоязычный православный мир действительно нуждается в чтении о таком чудотворце, любившем и Бога, и человека.

Первое исцеление, которое я получил через блаженного Иоанна, произошло в декабре 1985 года. Наша община ежегодно устраивает Рождественскую ярмарку, чтобы делать ремесленные поделки для продажи. Я изготавливал струнные музыкальные инструменты, используя при этом сверлильный станок. Дело было в субботу перед Рождественской ярмаркой, работа была еще далека от завершения, а я был переутомлен и рассеян. В какой-то момент деревяшку, которую я обрабатывал, заклинило, она внезапно изогнулась и затянула мой левый большой палец под сверло станка. В результате кожа над суставом пальца оказалась распоротой. Перевязав палец, я почувствовал, что конец его онемел и палец не сгибается. Люди, сведущие в медицине, сказали мне, что потребуется неделя на его заживление (а ведь мне так много нужно было сделать в течение ближайшей недели!). Тогда я вспомнил, что один из моих товарищей по комнате посещал усыпальницу блаженного Иоанна и накануне принес оттуда бутылочку с маслом. Я капнул несколько капель этого масла на палец и помолился, чтобы он зажил хотя бы настолько, чтобы я мог продолжить работу. Делал это в течение трех дней, на третий день чувствительность вернулась, и я смог сгибать палец, Можно уже было вернуться к работе. Через несколько дней он почти совсем зажил и сведущие в этом деле считают, что он исцелился значительно быстрее, чем можно было ожидать.

Второе исцеление произошло примерно через месяц. Однажды у меня заболел глаз и я, посмотрев в зеркало, обнаружил болячку в глубине верхнего века. Не знаю, откуда она появилась, но ухудшение пошло быстро. К середине дня мигать уже стало очень больно, и тогда я вспомнил о блаженном Иоанне и капнул на болячку его масло. Вскоре мне очень захотелось спать, и я на час-другой вздремнул. Когда проснулся, боль совершенно прошла и, взглянув в зеркало, я не увидел и следа болячки. Воспаление больше не возобновлялось, и я так и не узнал, что это было.

Третье исцеление произошло прямо перед Пасхой в 1986 году. Последние пять лет я плотничал и несколько раз за это время у меня было сильное растяжение мышц в нижней части спины. Я обращался к хирургам, специалистам по иглоукалыванию, иногда что-то мне помогало, но недомогание неизменно, хотя и не сразу, возвращалось. Последний раз это случилось на прошлой Страстной седмице. Одной из причин усиления боли было долгое стояние в храме, так как на Страстной читается много молитв, во время которых надо стоять. К Великой Субботе боль настолько усилилась, что я вынужден был сначала встать на колени, а потом и сесть на пол в часовне (подогнув колени). То был канун самого святого дня христианского календаря, но я был уверен, что не смогу отстоять всех служб, да и вообще присутствовать на них. Потому, перед тем как отправиться в ту ночь спать, воззвал к блаженному Иоанну о помощи, затем взял каплю его масла и вывел им на лбу крест. На следующее утро, уже к середине богослужения, я с великим изумлением обнаружил, что простоял все утро, не ощутив никакой боли. И с тех пор у меня уже не было со спиной никаких проблем.

И вот, с великой благодарностью Богу, Господу нашему Иисусу Христу, Пресвятой Богородице и неустанному служителю Бога и людей блаженному Иоанну, добавляю я свое свидетельство к бесчисленным сообщениям тех, кто испытал чудесное заступничество истинного святого наших дней. Да совершится как можно быстрее его церковное прославление.

Захария Либман, Сан-Франциско, Калифорния, 1986 год, 6 ноября.

68. Прекращение перитонита

Жил в Шанхае мальчик, ему было около 9 лет. Он тяжко болел, родители считали, что это связано с желудком. Боль изо дня в день усиливалась. Три дня уже мальчик не мог шевельнуть правой ногой. И вот к ним пришел прислужник епископа Иоанна. Постучав в дверь, он вошел и объявил: «Владыка велел мне сказать вашему сыну, чтобы он немедленно шел в больницу». Родители начали поднимать его, но мальчик не мог встать из-за ужасной боли. Его забрали в больницу, было это в полдень. Осмотрев его, врачи сказали: «Мальчик, вероятнее всего, умрет: у него перитонит. Мы не сможем спасти его, уже слишком поздно». Но они сразу взяли мальчика в операционную, сделали ему операцию и решили в течение трех дней понаблюдать за его состоянием: выживет он или нет. Если он переживет эти дни, то будет жить. Как я помню, это была суббота, 7 октября. Поздно вечером, примерно в то время, когда кончается вечерняя служба, мальчик очнулся от сна, перед ним стоял Епископ, который сказал: «Георгий!»

Мальчик поправлялся и, хотя не мог еще свободно ходить, жизнь постепенно возвращалась к нему. Этим мальчиком был я.

Георгий Калфов, 1982 год, февраль.

69. Исчезновение кишечных болезней

22 октября у меня ночью произошло прободение толстой кишки. Было ощущение, что внутренности опустились в пах. Едва мог заснуть, так как мне становилось все хуже и хуже. На следующее утро я пошел к врачу, и мы решили сделать обезболивающий укол, надеясь, что это просто дивертикул и все пройдет.

Через четыре часа стало ясно, что мое состояние ухудшается. Температура поднялась до 40.5...

Вызвали санитарную машину, и она забрала меня в госпиталь в Сан-Антонио. Там, в реанимации, началось очень большое смятение, потому что я был направлен в этот госпиталь врачом из Бланко для того, чтобы меня посмотрел хирург. Но госпиталь составлял часть системы Тумана Госпиталь и не был благотворительным. А у монастыря, к сожалению, нет своего больничного страхования. Из-за этого мне очень неохотно разрешили пройти даже самые необходимые обследования, которые требовались. Я проводил время в молитве. И только через несколько часов, после прибытия моего родственника с деньгами, срочные обследования были, наконец, сделаны. После осмотра хирург сказал, что у меня прободение толстой кишки. Он пояснил, что с того момента прошло уже 17 или 18 часов и у меня начался перитонит. Я спросил, каковы мои шансы. Он ответил, что на 90% я мог бы надеяться выжить после операции, но перитонит отнимает у меня эту надежду.

Я понял, что, вероятно, должен умереть. Внезапно все мои грехи предстали предо мной, и я по-настоящему осознал, что мне необходимо больше времени на покаяние. Начал молиться еще горячее и очень скоро ощутил, что должен положиться на милость всемилостивого Бога. Я попросил отца Панкратия, который был со мной, вызвать ближайшего православного священника, чтобы он преподал мне Святое Причастие и выслушал мою исповедь. Врач дал мне на это 30 минут.

Когда отец Панкратий вернулся ко мне, я сделал некоторые распоряжения о будущем монастыря, велев ему немедля доставить домой архимандрита Василия. Передал письма. Я решил, что успел уже распорядиться обо всем, и в этот момент явился священник. Он выслушал мою исповедь, преподал мне Святое Причастие, и меня повезли в операционную. Там анестезиолог, заметив мои четки, спросил, молюсь ли я за свою жизнь. Я ответил, что молюсь за него и за хирурга, чтобы Бог помог им. Он был немного шокирован этим ответом.

Следующее, что я помню, это как я лежал в напряженном внимании, а затем, подняв глаза, увидел владыку Иоанна (недавно местно канонизированного, в чьем прославлении я участвовал). Приблизившись ко мне, он сказал: «Это еще не твое время». Другие также заметили его присутствие. В тот момент я осознал, что еще жив (поначалу думал, что приближаюсь к Царствию Небесному). Многие молились владыке Иоанну о моем выздоровлении в продолжении всей операции.

На следующий день все было приготовлено для начала долгой борьбы с перитонитом. Жар, однако, внезапно исчез. Это, несомненно, владыка Иоанн.

Я пролежал 12 дней с трубкой в носу и в желудке, выводившей из моего желудка желчь. Тогда мне не разрешали даже пить воду. Все волновались, так как мой кишечник еще не начал функционировать. Наконец, он заработал. Трубки, слава Богу, вытащили. Еще через три или четыре дня меня выписали. Когда вернулся домой, у меня было много времени на молитву (как и в больнице, где я постился те двенадцать дней).

Так, приблизившись к смерти, я приготовил себя к ней. Теперь каждый миг жизни для меня как подарок Бога. Я знаю, что не для меня лично совершилось это, но для Церкви. Молитесь, чтобы я использовал этот дар разумно и откликался на то, к чему Христос призывает меня ради Святой Церкви.

Епископ Венедикт, Ново-Саровский монастырь, Бланко, Техас, 1986 год, ноябрь.

70. Избавление от сыпи

Мы в Сент-Луисе были рады принять наших пастырей, с которыми были разлучены уже больше года, и они принесли такую благодать в нашу церковь! Перед их приездом у меня появилась сыпь на руках и ногах. Вначале она была слабая и не очень болезненная, но продолжала распространяться. Как только проходила в одном месте, сразу же появлялась на новом. Мой врач не мог определить болезнь, но сказал, что она только наружная и дал мне лекарство для втирания. Я использовала три тюбика лекарств. За три месяца лечения сыпь не прошла. Наконец, я попросила нашего священника об исцеляющем благословении.

Он же прежде всего дал мне бутылочку масла, благословленного блаженным Иоанном (Максимовичем), и показал мне, как помазываться им и прикладывать к сыпи. Я знала о спасительной благодати, исходившей от этого масла, так как многие уже пользовались им в нашей общине, и каждому, кто его использовал, давалось великое благословение. Мне было стыдно, что не подумала попросить его раньше.

Я принесла его домой, помазалась, и через три дня сыпь прошла. Остались только слабые пятна, и никакого опухания, как раньше. Слава Богу! Потом я подумала, как хорошо, что не попросила масла раньше, ибо тогда предположила бы, вероятно, что оно действует само по себе. Теперь знаю, что это молитвы блаженного Иоанна ходатайствовали за меня, чтобы содействовать моему очищению от закоренелого греха. Слава Богу за благодать Его святых!

Марта Мимс, Сент-Луис, Миссури, 1986 год, 18 декабря.

71. Избавление от невралгии и вируса СПИДа

Хочу написать о двух чудесах, совершившихся с нашей семьей в этом году. Они осуществились через молитву и помощь владыки Иоанна.

В прошлом феврале у нашей двадцатилетней дочери Лары начались сильные головные боли. Вначале был поставлен диагноз – мигрень, затем – стресс, и, наконец, – невралгия. Боли продолжались в течение марта, апреля и мая. Настал Великий пост, затем Пасха. Лара – личность очень благочестивая, она сделала все возможное, чтобы поправиться: был прочитан молебен перед Курской иконой Божией Матери, ходила на исповедь и несколько раз причащалась. Использовала и ватку от мироточивой иконы из Монреаля, помазывая голову. Она посетила многих врачей и была вынуждена оставить занятия в колледже (где прошла неполный курс). Наконец, Лара пошла с нами к новому врачу, уже седьмому. Он диагностировал у нее тяжелую затылочную невралгию, а это означает, что затылочный нерв расщепился и открыт, как оголенный электропровод. Единственным лечением для нее, кроме лекарств, был покой. Но как раз он был невозможен, так как боль не прекращалась. Лекарства, которые ей давали, были наркотиками, воздействовали на мозг, и ей становилось все хуже. Один из наших близких друзей предложил написать владыке Иоанну, излив в письме всё, накопившееся в сердце, и послать это письмо отцу Илье в Сан-Франциско. Мы немедленно написали письмо и отправили в тот же день (после полудня) с почтамта. Получив письмо, отец Илья заказал панихиду по Владыке и положил письмо под его митру в усыпальнице.

В день, когда служили панихиду, дочь почувствовала, что тяжесть отлегла от сердца и начала нам рассказывать, что она чувствовала все эти месяцы. Через несколько дней мы получили письмо от отца Ильи. Я немедля позвонила ему, чтобы рассказать, что с Ларой что-то происходит. Он упомянул, что совершал для нее в то утро молебен. И в то же утро Лара прекратила принимать все лекарства. Об этом она рассказала нам много позднее.

Нам сообщили, что с Ларой должен побеседовать психиатр, и мы пригласили его на следующий день. Он подтвердил Ларин диагноз, но признал, что психически она совершенно нормальна и нет нужды обращаться к нему, если она сама того не хочет. На следующий день я оставила Лару, когда она еще спала, и пошла на работу. Лара позвонила мне около 10 утра и рассказала следующее. Проснувшись, она ощутила себя не в постели, а как бы парящей. То было таинственное ощущение, потому что, как она сознавала, что-то случилось. Она встала с кровати и почувствовала, что ноги ее как бы не на земле. Затем ощутила, что боли нет, что голова у нее совершенно ясная и что энергия и радость наполняют ее. Она не понимала, что произошло, и когда мы объяснили, что помог ей Владыка, не могла осознать этого и смотрела на нас с изумлением. Она продолжала набирать силы и возвращалась к своему прежнему состоянию. Мы позвонили госпоже Троян (в Сан-Франциско), чтобы сообщить ей радостную весть, заказали молебен. Лара исповедалась и причастилась. Потом получили бутылочку святого масла и фотографию Владыки. Лара сказала, что лицо Владыки ей знакомо, хотя она никогда не видела его, так как он умер перед ее рождением. Прошли месяцы, и однажды Лара, смотря на фотографию, вспомнила, где она видела его.

За несколько месяцев до болезни ей привиделся очень плохой сон. Она спускается по лестнице в нашем доме и видит, что в нашей гостиной иконы висят вниз головой и стоит фигура в черном, которая держит черного кота. Она знает, что это диавол, пытается убежать, но не может. И вдруг откуда-то появляется маленькая фигурка в черном, хватает ее за руку и бежит вместе с ней. Итак, ей было знакомо лицо Владыки, но она не знала откуда, пока недавно не вспомнила свой сон. Тот, кто спас ее во сне за несколько месяцев до болезни, был Владыка.

Второе чудо произошло с одной нашей очень близкой родственницей. Она хотела поступить в Береговую охрану и очень волновалась, проходя различные обследования. Последним был обязательный анализ крови на вирус СПИДа. Он оказался положительным, ей рассказали об этой болезни и объявили, что ее, конечно, не возьмут. В тот же день был назначен повторный анализ, результаты которого должны были появиться через два дня. Я позвонила госпоже Троян и объяснила ей, что на следующий день должны быть заказаны и панихида, и молебен. Отец Илья отслужил их уже на следующее утро. Когда же через день пришли результаты анализа, они оказались отрицательными. Береговая охрана не поверила этому, и был назначен новый анализ, результаты которого были получены еще через несколько дней, но и они оказались отрицательными. Ей предложили поступить в охрану.

Так Владыка снова помог страждущей душе.

Я всегда уповала на помощь Владыки во всех своих, даже малых, делах, и он выручал меня. Единственное, чем я могу воздать ему, это возвещать слово о нем среди тех, кто также ищет его молитв и любви. Спасибо тебе, Владыка, что слышишь мои скромные молитвы.

Ирина Дутикова, Фрашинг, Нью-Йорк, 1986 год, 29 декабря.

72. Конец бессонницы

Хочу рассказать вам об опыте моего общения с блаженным Иоанном (Максимовичем). Случилось это так.

Была поздняя августовская ночь, у меня был ужасный период сенной лихорадки. Она не отпускала меня даже по ночам, и я не могла спать. Это длилось уже в течение двух-трех недель, и я была на грани помешательства: совершенно истощена и почти в отчаянии. Было что-то около трех ночи, но я не могла уснуть. Из носа все время текло, голова и лобная пазуха были совершенно заложены. Я встала с кровати и подошла к туалетному столику, где была икона блаженного Иоанна. Я посмотрела на нее – она лучилась и сияла. Я обратилась к блаженному Иоанну: «Пожалуйста, дай мне сон, пожалуйста, помоги заснуть. Мне так нужно немного отдыха!» – И пошла обратно к постели. Сразу заснула и видела сон о Блаженном. В этом сне я еду на машине и ищу по всему городу (похоже на Сан-Франциско, но я не уверена в этом) место, где блаженный Иоанн служит Литургию. И я нахожу его.

Он служит за городом в каком-то большом помещении, и я должна пройти по длинной улице, чтобы попасть к нему. Вхожу туда, где он сидит; он подходит ко мне и кладет руки мне на голову. Чувствую, как некая чудесная сила, исходящая от его рук, наполняет меня. Сладостный мир входит в моею душу, и она исполняется этой сладостью.

Когда я проснулась, благословение, полученное от блаженного Иоанна, осталось со мной, и я до сих пор чувствую его сверхъестественную сладость и силу...

Еще одну историю расскажу вам о блаженном Иоанне. У отца нашего пастора Дж. был рак, и врачи отмерили ему от шести месяцев до двух лет жизни. Каждую неделю мы сходились и читали канон блаженному Иоанну, посвящая его отцу пастора Дж. Однажды ночью, как только мы завершили канон, позвонила его мать, сообщив, что муж в критическом состоянии, но она чувствует себя невероятно спокойно, мирно и принимает все, что должно произойти (до этого она была в отчаянии). На следующий день она сообщила, что у него поразительное улучшение, критическое состояние позади и он начал поправляться. Правда, его раковая опухоль – еще реальность, но он собирается пройти курс химиотерапии, и все будет нормально. Пастор Дж. только что навещал его. Я дала пастору Дж. икону архиепископа Иоанна, он взял ее с собой и передал отцу вместе с бутылочкой масла из его усыпальницы. Он рассказал матери и отцу об архиепископе Иоанне. Они верят ему и собираются молиться Архиепископу и пользоваться маслом из его усыпальницы, так как ощутили его предстательство за них.

Так что нашему святому дел хватает. И должна сказать, что, когда я пою канон архиепископу Иоанну за отца пастора Дж., всегда ощущаю его чудесное благословение. Он действительно близок нам и любит нас. Я люблю петь ему канон.

Могу рассказать и о другой истории. Она хоть и короткая, но для меня очень важная. Непосредственно перед Рождеством я хотела исповедаться. Раньше мне было тяжело на исповеди из-за моего жестокосердия. Совершенно не ощущала раскаяния за свои грехи, и это было мучительно, ибо не чувствовала облегчения. Пропела канон блаженному Иоанну с молитвой, прося его предстательства, чтобы сердце мое смягчилось и я смогла исповедать свои грехи. Пропела от всей души, а затем исповедалась. Из глаз моих потекли слезы, и сердце мое смягчилось – Господь помиловал меня предстательством нашего блаженного Святого. Слава Богу во святых Его!

Элейн Герднон, Индианаполис, Индиана, 1986 год, 19 сентября и 30 декабря.

73. Случай со значком

Простите меня за столь долгое молчание. Я была серьезно больна. Мое сердце последние три года было в очень плачевном состоянии. Несколько раз я теряла сознание, так что вынуждена была вызывать скорую помощь. Могла умереть в любую минуту. И вот однажды случилось следующее.

Наступил наш храмовый праздник, Вознесение, и мне захотелось пойти в храм. Добравшись туда, я поднялась на балкон, где хор. Хотела сесть на скамейку, но оказалась на полу и потеряла сознание. Меня пытались привести в себя, но тщетно. В хоре был господин из Сан-Франциско, который тоже пытался вернуть меня в сознание. Вдруг он взглянул на значок блаженного Иоанна, приколотый к моей груди, отколол его и, призвав на помощь блаженного Иоанна, трижды благословил меня им. Я сразу «воскресла», села прямо там же на полу и удивилась, увидев себя в таком положении и не понимая, что же случилось. Потом, почувствовав себя лучше, вышла на задний двор храма и даже осталась на общую трапезу после службы.

Удивительно, однако, было то, что когда утром в тот день я отправилась в храм, то забыла приколоть этот значок блаженного Иоанна и специально вернулась за ним.

Не чудо ли это? Неоднократно Святитель спасал меня от неминуемой смерти. Много таких случаев записано, но многие остались не записанными, и теперь это уже невосполнимо. Не забываю вас в своих молитвах, утром и вечером молюсь об избавлении вас от «прещения», дабы вы могли продолжать проповедовать истинно Христианскую веру и прославлять нашего приснопамятного архиепископа Иоанна. Прошу вашего благословения и святых молитв. Простите за длинное письмо.

Нина Сигизмундовна Маковая, Сакраменто, Калифорния, 1986 год, 17 декабря.

74. Помощь новорожденному

28 апреля 1980 года моя жена после тяжелой беременности (до этого у нее было несколько выкидышей) родила нашего первенца, тридцатинедельного недоношенного младенца, который весил всего немного более полутора килограмм. Ребенка поместили в блок интенсивной терапии, и он стал крепнуть. Вдруг у него появился шумок в сердце. Я знал, что это может означать операцию и, если учесть недоношенность младенца, то положение представлялось очень сложным. Мы помолились Пресвятой Богородице и святым о помощи. А я также попросил заступничества блаженного Иоанна (Максимовича) о нас перед Богом и обещал написать об этом вам. Четыре дня спустя, в воскресенье, в то время, когда совершалась Божественная литургия, шумок внезапно прекратился. Я узнал об этом после Литургии, когда пришел в больницу. Врачи удивились улучшению. Младенец с того времени стал поправляться, и, когда достиг двух с половиной килограмм, его выписали. Затем он был крещен в храме святой Варвары, в Дареме. Слава Святой Троице и блаженной памяти архиепископу Иоанну. В любви Господа нашего Иисуса Христа,

Григорий Когнетти, Дарем, Калифорния, 1981 год, Богоявление.

75. Чудо о расслабленном

Вчера после вечернего богослужения моя подруга Ольга рассказала мне о чуде, происшедшем в больнице здесь, в Нью-Йорке. В субботу один хорошо известный ей священник, другой юрисдикции, с которым они были большими друзьями, позвонил ей и с глубокой скорбью сказал, что в больнице лежит умирающий регент из его церкви. Священник призвал Ольгу к свершению истинного подвига для человека, умирающего в больнице от рака. Ему сделали операцию, но было уже слишком поздно: этой ночью он должен был умереть, а то была субботняя ночь, канун воскресенья. Больница, где лежал тот человек, была очень далеко, в захудалом пригороде, и добираться туда ночью было опасно. Ольга, конечно, не хотела этого, но священник настаивал, ибо никто не хотел туда ехать и помочь жене этого человека, которая очень устала и боялась оставаться одна с умирающим.

Наконец, Ольга, имевшая великое упование на недавно почившего архиепископа Иоанна, согласилась. Она обратилась к великому святителю архиепископу Иоанну, чтобы он помог ей во всем и чтобы ей не было страшно идти ночью по этим захолустным улочкам ради облегчения страданий жены умирающего. Укрепленная молитвами архиепископа Иоанна, она взяла с собой немного святой воды. Тем временем она вспомнила и о ткани, освященной на мощах великомученицы Варвары, которую ее мать привезла из России, взяла от нее маленький кусочек и поехала в больницу. Благополучно добравшись, она была встречена сестрой (римо-католической монахиней), которая не хотела пускать посетителей к больному в эту ночь. В отчаянии Ольга стояла и думала: «Что мне делать? О, блаженный Иоанн, помоги мне!» И тут же сестра сказала ей: «Хорошо, я провожу Вас к больному» (уже это было чудом!).

Окаменевшая от горя жена сидела у смертного одра мужа. Она взяла у Ольги кусочек ткани, омочила его в святой воде и помазала им лоб, глаза, щеки и губы больного. Он был парализован, одна рука висела, как плеть. Спустя какое-то время жена снова решила сделать то же самое и как только начала мочить губы больного, он крепко взял ее руку, придя в сознание.

Утром врач был поражен изменением в состоянии больного. А вечером Ольга снова пошла навестить его жену. Войдя, она увидела, что этот человек свободно сидит на подушках и что-то ест. Жена сказала, что врачи в больнице постоянно наблюдают за ним, изумляясь тому, что произошло: все подтверждают, что это, конечно, чудо.

Все это время Ольга мысленно молилась нашему великому страдальцу блаженному Иоанну, чтобы он помог. Она под глубоким впечатлением от того, что произошло, и верит, что все случившееся было невидимым действием Святителя, его ответом на ее мольбы. Ведь все, знавшие больного, не сомневались, что в ту ночь он умрет.

Зная Ольгу очень хорошо, могу засвидетельствовать, что это еще один случай чудесного ходатайства блаженного Иоанна.

Анна Чижова27, Нью-Йорк Сити, 1967 год, 16 (29) декабря.

76. Блаженный Иоанн – прозорливец

1. Моя подруга, госпожа Попова, жившая во время японской оккупации, рассказала мне о случае с госпожой Вандербург, которая теперь проживает в Беркли и с которой я сама общалась. Госпожа Вандербург была женой одного преуспевающего человека из Голландии. Японцы арестовали его и посадили в концлагерь, и в это же время ее сын, Георг, подхватил какую-то страшную болезнь и был серьезно болен. Она написала письмо епископу Иоанну, и уже на следующий день ее сын был совершенно здоров. Вандербурги стали очень преданы Святителю и с того времени были великими помощниками в его благотворительной деятельности.

2. В Шанхае была и другая дама, Елизавета Ивановна де Блез. Это была очень красивая женщина, любившая модно одеваться и хорошо проводить время. Ее муж, Михаил Артурович де Блез, был капитаном торгового флота и происходил из знатной фамилии графов де Блез. Перед русской революцией он был лейтенантом на русском флоте, а его предок бежал из Франции в Россию во время Французской революции.

В Шанхае же произошло следующее. Как-то ночью Елизавета Ивановна увидела во сне иерарха Иоанна, которого едва знала. В том сне он призывал ее в церковь. Утром она решила пойти и посмотреть на Иерарха, увиденного ею во сне. Она его узнала. Когда же она после Литургии подошла ко кресту, Епископ, к ее изумлению, поднял его высоко над головой, не желая допускать ее к нему. Здесь же она выяснила, что он поступил так, потому что у нее на губах была помада. Она рассердилась и страшно негодовала. Отойдя от него с ненавистью, она решила, что должна потребовать у него извинения за оскорбление. Но когда подошла к нему, он спокойно сказал: «Я так рад, что Вы пришли ко мне. Вы мне очень нужны для помощи в моем сиротском приюте». Елизавета Ивановна была ошеломлена и поняла, что это и была причина, по которой он призвал ее столь удивительным образом.

Она трудилась ради него с великим усердием до последнего дня шанхайской эмиграции и была из самых преданных ему лиц. Между ними, однако, были и расхождения. Однажды он передал ей письмо, чтобы послать его кому-то. Поскольку оно содержало выговор этой персоне, Елизавета Ивановна смутилась и не отдала его адресату, а долго носила в сумке. Однажды блаженный Иоанн спросил ее: «Вы отдали письмо?» – «Да», – ответила она. «Как жаль! – сказал он. – Я сожалею о том, что написал там». Тогда она ответила: «Ах, вот оно! Я не отдала его».

Я знала Елизавету Ивановну хорошо, и слышала это из ее собственных уст. Она была очень хорошая женщина, поистине замечательной доброты. Теперь ее, конечно, нет в живых. Ее семья жила до нас в той квартире на «нулевом» этаже, что на Дивизадеро Стрит. Квартира эта была очень сырая, и она страдала от артрита, от которого и умерла.

3. Чудесное исцеление д-ра Владимира Семенюка в его детстве произошло следующим образом. Маленьким мальчиком Владимир со своими братьями всегда сопровождал блаженного Иоанна, даже по ночам, когда он посещал больных. Когда младший брат, Борис, уставал, старший, Владимир, нес его на спине. Они были в храме алтарниками. Однажды, когда Владимир серьезно заболел, Епископ пришел и сказал, что они не должны унывать, но тогда никто еще не знал, насколько серьезна его болезнь. Оказалось, что это пневмония, отягченная и другими опасными болезнями. Его забрали в больницу, где признали безнадежным. Но Епископ навещал его и молился за него, и Владимир поправился, преодолев смертельную опасность.

Что Епископ ничего не ел во время Великого поста – неправда. Жена Владимира, Ольга Семенюк, свидетельствует о следующем.

В Шанхае блаженного Иоанна несколько раз пытались отравить. Последствия были настолько опасны, что, по мнению врачей, жить ему оставалось не более двух месяцев. Они рекомендовали ему все бросить и ехать в китайский санаторий. Он, однако, не согласился и попросил, чтобы госпожа Ольга Ивановна Семенюк готовила ему еду. Врачи сказали, что она должна согласиться на это, ибо в любом случае он долго не проживет. Но он начал поправляться.

Кормила она его так. В сыропустную седмицу она делала ему сырные клецки, вареники со сметаной и подобные блюда. Затем, в первую седмицу Великого поста, он не вкушал ничего и не пил ни кофе, ни чая. В субботу ел суп из овощей, но без масла, В другие дни поста по понедельникам, средам и пятницам вкушал пишу без масла. В Страстную седмицу, когда она готовила для него овощи, он говорил ей, чтобы она готовила их раздельно, то есть или только морковь, или свеклу, или картофель, так чтобы овощи не были смешаны. Конечно, все без масла. Ольга Семенюк приносила пищу сама и смотрела, пока он ел, чтобы никто ее не касался. Если она по какой-либо причине не могла этого делать, пищу готовила Анна Николаевна Чижова, девица святой жизни, недавно почившая, как раз два месяца назад, в Сан-Франциско (сестра ее, Софья, еще жива).

Вот, например, как пытались отравить его. Как-то после Пасхальной литургии, когда он потребил Святые Дары и стал разговляться, его вырвало. Анна Чижова собрала это и закопала в саду. Судя по тому, что нам позднее рассказывал отец Петр Триодин, очень вероятно, что это было делом рук священника Медведева. Поскольку рвота произошла после потребления Святых Даров, и яд был положен в корец с вином и водой, используемыми для омовения потира, или в сам потир, отравителем должен был быть священник.

Ольга Семенюк была президентом Женского комитета, который помогал в создании сиротского приюта. Дамы, сомневаясь в осуществлении желания епископа Иоанна относительно организации приюта, поначалу протестовали. Но Ольга стала ходить на все рынки, к бакалейщику, пекарю и т.д., и они присылали еду. Затем нашлись жертвователи, и приют был основан. Комитетские же дамы боялись начинать без всякого капитала, фактически без копейки.

Что же касается того священника Медведева, то отец Петр Триодин рассказал нам, какой омерзительной личностью он был. Во время церковного волнения в начале 1960-х годов он напечатал в русской газете «Заря» ужасную клевету на блаженного Иоанна. Но когда приблизился его последний час, он попросил прошения у блаженного Иоанна, и Владыка, конечно, был этому рад. Медведев и издатель «Зари» были жестокими врагами блаженного Иоанна. В Шанхае же Медведев просто неистовствовал.

Ольга Ивановна много знала о Епископе. Когда он приехал в Шанхай, ему приготовили простыни, одеяла и прочее... Но когда увидели, что эти постельные принадлежности лежат без употребления, их сложили и переслали в Южную Америку, его родителям.

Елена Юрьевна Концевич, Беркли, Калифорния, 1972 год, 23 января.

77. Блаженный Иоанн – скоропослушник

Пишу вам, как обещала, о двух замечательных событиях, происшедших в результате моих обращений к дорогому блаженному Иоанну. В 1982 году мой Филипп после курса лечения решил поехать со мной в Америку и посетить там все святые места. Поскольку он в Америке бывал уже не раз и достаточно знал английский язык, чтобы объясняться, я согласилась с ним ехать. Конечно, я делала это прежде всего для него, считая, что это пойдет ему на пользу, тем более что один архимандрит прислал мне чек в память о моем дорогом святителе Иоанне, чтобы покрыть расходы на билет; иначе я, конечно, ехать не смогла бы. Каким-то образом мы накопили на билет для Филиппа, экономя то здесь, то там. Сказать по правде, я не очень жаждала этой поездки, особенно потому, что приближалось Рождество и мне приходилось быть вдали от своей церкви в эти великие дни поста. Только из-за Филиппа и согласилась. Но случилось так, что накануне отъезда, когда мы должны были уже покупать билеты, Филипп «оказался» без денег: он истратил их, ничего мне не сказав и надеясь, что я наскребу необходимое из моих сбережений, коих, к сожалению, не было. Я была в отчаянии и не знала, что делать. Но сознавала: если он поймет, что мы ехать не можем, это, при его темпераменте, будет катастрофой. И тогда я обратилась к дорогому архиепископу Иоанну: «Дорогой Владыченко! Если ты считаешь, что эта поездка Филиппу на благо, помоги нам выйти из этого положения, а если нет, я претерплю все, что неизбежно претерпеть».

И что же вы думаете? В тот же день я получаю уведомление с почты, что пришел денежный перевод в 7.700 франков на мое имя – в точности сумма, нужная на билет. Бегу со всех ног на почту узнать, могу ли я получить деньги сразу или мне надо подождать, пока их переведут на счет, как обычно требуется. Оказалось, что деньги уже на почте, и я могу получить их без всякого затруднения. Мне выдали их сразу, несмотря на то, что я не взяла с собой никакого документа, необходимого обычно для получения даже самой малой суммы. Филиппу до нашего возвращения из Америки я не сказала ни слова. Я, конечно, возблагодарила доброго Епископа. Он, мой родной, всегда знает мои горести и помогает.

В Америке смогла купить красные лампадные стекла для храма, так как у нас во Франции таких нет. Когда мы ездили в Нью-Йорк и в другие города, я совершенно о них забыла, хотя и видела такие лампады в храмах. Но когда приехали к усыпальнице блаженного Иоанна в последний день перед отъездом, то, войдя в храм, тут же вспомнила, что они мне нужны. Тотчас там их купила и только по возвращении во Францию поняла, что это блаженный Иоанн напомнил мне о них и послал мне их из своего храма...

А вот другой случай, не менее замечательный. Когда блаженный Иоанн был с нами, он как-то рассказывал нам о чуде святого Архистратига Михаила, бывшем Хонех. Он дал мне маленькую бумажную иконку этого чуда, сказав, что я должна покрыть ее пластиком и указал, куда ее надо повесить. Я сделала все в точности, как он сказал. Но по отъезде отца Митрофана к нам был назначен новый священник. Он снял эту икону со стены и куда-то дел. Я несколько раз просила его вернуть ее мне, но он отвечал, что не знает, куда ее положил. Много лет спустя по отшествии блаженного Иоанна ко Господу я пыталась найти в точности такую иконку, но не могла. И вот, два года назад, идя в храм возжигать лампады, я вспомнила, что через несколько дней будет празднование чуда Архистратига Михаила в Хонех. Не отдавая себе отчета в том, что делаю, я про себя сказала: «Дорогой Владыченько, не можешь ли ты помочь мне найти икону?» И в тот же самый день получила письмо от иеромонаха Т., в котором лежала эта икона. Я немедленно покрыла ее пластиком и повесила на то самое место, которое указал для нее блаженный Иоанн. И вы не представляете себе, какая это была радость для меня, какое счастье!

Прошу простить меня за столь длинное письмо, но я не умею писать нормальные письма. Сами его отредактируйте. Да защитят вас Господь наш и Его Пресвятая Матерь по молитвам нашего дорогого и незабвенного святителя Иоанна.

Любящая вас о Господе, недостойная

Зинаида Юлем,28 Париж, Франция, 1986 год, 10 (23) декабря

78. Помощь Леснинскому монастырю

Примечание издателей: Некоторые люди из Франции, в том числе сестры Леснинского монастыря, время от времени сообщали нам о предстательстве блаженного Иоанна за них в их личной жизни, а также о его помощи в нахождении места для нового монастыря в Провемоне.

1

Дорогие отцы!

Вы просите нас рассказать о том, как архиепископ Иоанн (Максимович) помогал нам найти новое помещение для нашего монастыря.

Но вот что меня беспокоит: хотя мы твердо верим в то, что архиепископ Иоанн совершил много чудес, у нас нет доказательств, что наш случай был одним из них.

Вот история нашего переселения в Провемон. Вы, возможно, знаете, что наш монастырь был основан почти 100 лет назад (в 1885 году) по благословению преподобного оптинского старца Амвросия и святого праведного Иоанна Кронштадтского. У нас есть письмо последнего, в котором он говорит: «Я всегда помогал и всегда буду помогать Леснинскому монастырю».

Далее. Когда нам удалось спастись из коммунистической Югославии, нам разрешили уехать, но только без денег. В Париж мы приехали без копейки. Католические сестры приняли нас на несколько месяцев, а потом католические монахи, которым принадлежал дом в Фуркё, пустили нас туда за 15.000 франков в месяц. Один из наших русских друзей спросил настоятельницу (мать Феодору, которая скончалась в 1976 году), как она думает выплачивать эти деньги. Матушка спокойно ответила: «У меня нет ни 5, ни 15 тысяч, так что мне совершенно безразлично, какую сумму выплачивать». «Но на что Вы рассчитываете? – спросил он. – У Вас должно быть что-то реальное». «Я рассчитываю на единственную реальную вещь в этом мире, – сказала Матушка, – на помощь нашего Господа, нашей Владычицы и на святых, так что я реалист». И вышло, что Матушка оказалась совершенно права: мы могли неизменно выплачивать ренту.

Несколько лет спустя, когда архиепископ Иоанн был уже во Франции, наши хозяева объявили нам, что мы должны или купить дом в Фуркё, или освободить его. Мы уже собрали немного из требуемых денег, когда монахи переменили решение. Тем временем архиепископ Иоанн должен был покинуть Версаль. Мы не могли позволить нашему Владыке оставаться бездомным, а потому и дали ему все собранные деньги, и он купил (на эти деньги и те, что имел сам) дом в Париже, где было место и для храма. Позднее он уехал в Штаты и внезапно скончался, не выплатив нам всей суммы, которую мы ему дали.

19 октября, в день святого праведного Иоанна Кронштадтского, нам было велено оставить Фуркё, так как земля реквизировалась правительством.

Старшие сестры, лично знавшие святого Иоанна и помнившие его прибытие в Лесну, сказали, что нет нужды беспокоиться, Батюшка определенно даст нам что-нибудь лучшее, чем Фуркё, только вот у нас нет денег заплатить за это. И тогда деньги начали прибывать самым сверхъестественным образом. Мы были уверены, что это Владычица и святой праведный Иоанн посылают их, а также владыка Иоанн, который выплачивает свой долг. Но, как видите, мы не можем доказать помощь Архиепископа или отнести все на счет его молитв, хотя и знаем, что он всегда молится за нас. Он дал нам чудесный знак своей любви и попечительства в самый день своей кончины. В тот день он послал нам письмо (очевидно, оно было отправлено прямо перед Литургией), в коем были только следующие несколько слов: «Посылаю мое благословение всем вам и каждой в отдельности». У нас нет сомнения, что он знал, что умрет в этот день и послал нам последнее благословение. Просим вашего благословения и святых молитв. С любовью во Христе,

игумения Магдалина и все сестры, Провемон, Франция, 1981 год, 22 января (4 февраля).

2. Прозорливец

Во время отсутствия блаженного Иоанна дома в Версале, близ Парижа, в Медоне умерла Лидия С. Одна из наших сестер поехала читать Псалтирь над усопшей. Когда Владыка вернулся в Версаль, его секретарь П.С. Лопухин начал ему докладывать: «В Медоне умерла...» Епископ перебил его, сказав: «Я знаю, Лидия, а Псалтирь читала монахиня из Леснинского монастыря». Это в точности соответствовало тому, что произошло.

Святой

В парижском госпитале лежала больная Александра Лаврентьевна Ю., и Епископу сказали о ней. Он передал записку, что приедет и преподаст ей Святое Причастие. Лежа в обшей палате, где было около 40–50 человек, она чувствовала неловкость перед французскими дамами, что ее посетит православный Епископ, одетый в невероятно поношенную одежду и к тому же босой. Когда он преподал ей Святые Дары, француженка на ближайшей койке сказала ей: «Какая Вы счастливая, что имеете такого духовника. Моя сестра живет в Версале, и когда ее дети заболевают, она выгоняет их на улицу, по которой обычно ходит Епископ, и просит его благословить их. И они всегда после этого немедленно поправляются. Мы зовем его святым».

Целитель

Один римо-католический священник, навещавший болящих в Версале, часто захаживал к блаженному Иоанну с просьбой помолиться о его духовных детях или навестить их, веря, что это даст им исцеление, и часто так и оказывалось.

Просим вашего благословения и святых молитв. С любовью во Христе, глубоко почитающая вас,

недостойная монахиня Анна, Леснинский монастырь, Провемон, Франция 1977 год, 13 (26) июля.

3. Свет несотворенный

...Случай был сообщен мне одной старой монахиней из Леснинского монастыря. Когда она и другие сестры жили в Лесне, блаженный Иоанн обыкновенно часто подходил к одной иконе в храме Иверской Божией Матери, которую он особенно любил и пред которой молился. Однажды, когда он молился пред этой иконой, монахиня вошла и увидела, что... блаженный Иоанн окружен лучащимся светом и стоит не на земле, но над ней!

Зинаида В. Юлем, Париж, Франция, 1978 год, лето.

Помощь при отравлении

За долгое время своего сотрудничества с архиепископом Иоанном у меня было достаточно времени, чтобы оценить его как великого молитвенника и праведника. Я много лет трудился в должности церковного старосты и секретаря. Помимо того, что Владыка отвечал за Западно-Европейскую епархию, он опекал и Французскую Православную Церковь западного обряда, которую серьезно порицали и сейчас порицают29. В течение жизни архиепископа Иоанна множились обвинения в его адрес за поддержку этой Церкви. Когда архиепископ Иоанн получил новое назначение в Западно-Американскую епархию и отправился в Сан-Франциско, он советовал мне оставаться во Французской Православной Церкви и даже служить иподьяконом. Администрация Западно-Европейского экзархата была реорганизована и переведена в Женеву. Правящий архипастырь, будучи еще викарным епископом, вел постоянную войну с архиепископом Иоанном. Отец Митрофан, остававшийся то Франции после отъезда архиепископа Иоанна, также уехал в Сан-Франциско, а вскоре архиепископ Иоанн неожиданно умер в Сиэтле.

В сентябре 1971 года я тяжело заболел и был немедленно оперирован. Хирург сказал, что это не рак кишечника, но тяжелый случай желчного отравления и что одновременно у меня был приступ аппендицита. Ночь после операции была критической. Я сам, да и медицинский персонал, думали, что до утра я не доживу. Мне постоянно измеряли давление, я терял сознание и снова приходил в себя, но все время просил архиепископа Иоанна молиться обо мне, чтобы совершилась Божия воля. По его молитвам давление не упало, к утру я начал двигаться и остался жив. И все вернулось ко мне: здоровье, сила, энергия, и я ощутил себя на двадцать лет моложе.

Несколько дней назад я видел сон. Видел архиепископа Иоанна, не в полном облачении, но только в епитрахили, с крестом и панагией. Посох был у него в левой руке – обычный черный посох, с которым епископы ходят вне церковной службы. Я сразу узнал эту епитрахиль. На голове у него была не митра, но черный клобук. Он благословил меня правой рукой и молча указал мне следовать тем же путем, какой он избрал для меня, отправляясь в Сан-Франциско, то есть следовать путем Французской Православной Церкви. Поправившись, я понял, что не должен отдыхать и оставаться пассивным, но, что, напротив, мне надо обновить свою деятельность в прежнем духе. Я защищал праведного архиепископа Иоанна. Это, кажется, и есть мой путь.

Прошу ваших молитв,

Владимир Граббе, Булонь, Франция, 1972 год, сентябрь.

80. Избавление от дифтерита

Если вы поговорите с русскими из Шанхая, каждый скажет вам, что он или она были любимцами Владыки, и они искренне верят в это. В это невозможно не верить, потому что когда Владыка смотрел на вас, вы были единственным его ребенком, его любовью, всем. Так он о вас заботился. И вовсе не всуе говорилось: «Вы из моих детей». То была подлинная любовь.

...У меня тоже был опыт общения с Владыкой. Я в то время была очень маленькой девочкой и заболела дифтеритом. Пришел врач и сказал, что в доме должен быть установлен карантин, родители хотели положить меня в больницу, но она была переполнена. Помню, как я была как бы «между», приходя в сознание и теряя его. Когда мы проезжали мимо собора, подумала: «Ах, я пропустила храм, я пропустила сегодняшнюю службу!» А следующее, что помню, как я в больнице, как выходит сестра и говорит: «У нас нет коек, заберите ее обратно». Родители привезли меня обратно домой, и я была в состоянии комы. И видела странный сон: как скольжу вверх и вниз по ледяным горкам. Мама разбудила меня и сказала: «У нас Владыка!», и я подумала: «Что он хочет? Я хочу спать».

Посмотрела на него, а он сказал: «Что с тобой? Тебе бы что угодно делать, только бы службу пропустить». Глядя на него, я сказала: «Хочу спать». «Не можешь, – ответил он. – Я должен рассказать тебе одну шутку». Я едва могла открыть глаза и не понимала, что происходит: он собирается рассказывать мне шутку?! Он стоял и смеялся и, верите или нет, рассказывал шутку за шуткой, пока я, наконец, глядя на него, тоже не начала смяться, и я «подавилась». Он позвал мать и сказал: «Теперь с ней все в порядке. Приведите ее в порядок». Мама очистила мне рот. Все освободилось, и я снова могла дышать. Когда мама меня «привела в порядок», он положил мне руку на голову и сказал: «Теперь, когда ты посмеялась над моей шуткой, можешь снова спать».

Даже позднее, в течение нескольких лет, я не понимала, что это было чудо. Единственное, что осталось у меня от дифтерита – немного ниже стал тембр голоса, но в остальном я совершенно в порядке. Китайский врач, наблюдавший меня тогда, сказал моим родителям, что я не выживу.

Валентина Харви, Реддинг, Калифорния, 1982 год, февраль.

81. Избавление от менингита

Примечание издателей: Пославшая это свидетельство знала архиепископа Иоанна со дня его прибытия в Шанхай. Ее сыновья были его прислужниками и свидетелями его чудотворного предстательства. Позднее она вела с ним переписку, и поразительно, как он, будучи так занят, писал ей обстоятельные и полные ответы на все ее вопросы. Это она «ответственна» за первые сообщения о чудесах блаженного Иоанна, собранные епископом Саввой.

* * *

После Второй мировой войны Зельма (Ольга) Родукофт заболела менингитом в очень тяжелой форме. Врачи были уверены, что если она каким-то образом поправится, то будет слепой, глухой и душевнобольной. Архиепископ Иоанн помолился за нее, и она совершенно исцелилась. Теперь живет здесь, в Австралии. Она уже совсем старая, ей должно быть за восемьдесят, но она рассказывала об этом случае много раз.

А вот история о вице-президенте Русского комитета Церкви Шевеловой, которая рассказывает о себе следующее.

Однажды, когда она очень тяжело болела, архиепископ пришел навестить ее и сказал: «Вставай!» Она встала и больше с того времени не болела. Прошу вашего благословения,

Надя П. Питмс, Сент-Ив, Австралия, 1987 год, 23 января.

82. Огонь с небес

Наша старая монахиня, мать Августа, в ответ на нашу просьбу написала следующее.

«Простите за беспокойство. Долго не решалась я писать вам про владыку Иоанна нашего Шанхайского. Так как имею преклонные годы и могу скоро умереть, не хочу унести в могилу то, что Господь мне показал в назидание. Великая вера была у владыки Иоанна.

В 1939 году отправила я дочь в Италию к мужу. Муж ее встретил на пароходе и привез к своим родителям, прожил 11 дней с ней, и его командировали в Африку. Когда он уехал, то родители его заявили моей дочери, чтобы она уходила из дома их. Не зная языка (ей было 17 лет всего), она писала мне отчаянные письма. Много я молилась, прошло два месяца, я очень страдала, ходила ежедневно в собор в Шанхае, но моя вера стала колебаться. Решила больше не ходить в церковь, а пойти к знакомым, и потому не торопилась встать раньше. Мой путь лежал мимо собора, и вот я услышала в храме пение. Зашла в храм. Служил владыка Иоанн. Алтарь был открытым. Владыка произнес молитву: «Приимите, ядите, сие есть Тело Мое», и «сия есть Кровь Моя... во оставление грехов» и после этого опустился на колени и сделал глубокий поклон. Я увидела в это время Чашу со Святыми Дарами не покрытой, и в это время, после слов Владыки, сверху спустился огонек в Чашу. Форма огонька была похожа на цветок тюльпана, но большего размера. Никогда в жизни своей не думала, что я увижу действительно огнем освящение Даров. Загорелась снова у меня вера. Показал Господь мне веру Владыки, стыдно стало мне за свое малодушие. Я думаю, что Вы это приложите к жизнеописанию – биографии Владыки. Вы, пожалуйста, изложите это лучше меня и подпись поставьте сами, как хотите. Простите и благословите.

Мать Августа.

Относительно этого епископ Савва добавляет следующее: «Подобный случай находим и в житии преподобного Сергия Радонежского, описанного Епифанием Премудрым, учеником преподобного Сергия, вскоре после кончины Святого. Вот, что там написано. Однажды служил преподобный Сергий Божественную литургию, и был при этом ученик преподобного Симон – экклесиарх, о котором мы упоминали. Сей Симон зрит чудное видение. Рассказывал он, что когда служил Преподобный, увидел он огонь, ходящий по жертвеннику, осеняющий алтарь и окружающий Святую Трапезу. А когда Преподобный готовился причаститься, тогда божественный огонь свился, как некий плат, и вошел в святой потир, и так причастился Преподобный. Симон же, видя сие, был исполнен ужаса и трепета. Преподобный, отойдя от жертвенника, понял, что Симон сподобился чудного видения и, призвав его, сказал: «Чадо, почто устрашился дух твой?» Тот ответил: «Господин, видел я чудное видение: благодать Святаго Духа, действующую с тобой». Преподобный же запретил ему, говоря: «Никому не рассказывай о том, что видел, пока Господь не отзовет меня от жития сего».

Вот что рассказывает и святитель Димитрий Ростовский о другом случае: «Пишется в житии святого Епифания, епископа Кипрского, вещь сицевая: имеяше бо той великий архиерей Божий сию благодать от Господа, еже сподоблятися ему во время приношения бескровные жертвы видети наитие Святаго Духа на предложенные Святые Дары, и не скончаваше молитвы возношения дóндеже виде Божественного Духа нашествие. Единою же служащу ему, и обычную возношение молитву глаголющу, не бе знамения прихождения Святаго Духа: не кончащи убо молитвы паки начать ю чести из начала, но ни тогда прииде Дух Святый, се же сотвори и третицею, и Духа Святаго не видев удивляшеся, и начат плакати и умом к Богу молитися, да известит ему, коея ради вины лишаются Святаго Духа предложенные дары: та же воззрев на стоящего ошуюю диакона рипиду держащего, виде того лицем черна суща, скаредна, проказу на челе имуща: взем убо от него рипиду, рече к нему с кротостию: чадо, не приемли ныне причащения Божественных Даров, но иди в дом твой. Отступившу же диакону от Божественного алтаря, абие узре преподобный Епифаний благодать Духа Святаго, на предложенные Дары пришедшую. По совершении же Божественной литургии, призвав Святитель диакона, вопрошаше, который есть грех его, возбранивший быти пришествию Святаго Духа на честные Дары: он же исповеда истину, яко тоя мимошедшия нощи быст вкупе с подружием своим... Тогда св. Епифаний, созвав вся пресвитеры и диаконы и весь клир свой, глагола к ним: елицы вы, о чада! сподобитеся алтарного служения, отрешите сапоги плотских бессловесных страстей, ни входите к Божественному алтарю связаны любосластными похотьми, послушайте св. Апостола, глаголющаго: «имущий жены, якоже не имущий будут» (1Кор. 7:29)".

Также свидетельствую, что в бытность мою в Джорданвилле, в монастыре, на похоронах Блаженнейшего отца нашего в Бозе почившего митрополита Анастасия, произошел следующий случай, показавшийся мне тогда совершенно незначительным. Мы с инокиней Мариамной стояли в монастырском храме и решили причаститься Святых Христовых Таин, и я пошла к исповеди. Когда я вернулась на свое место, инокиня Мариамна спешно сказала мне, что какая-то раба Божия хотела бы поговорить со мной и, указав ее мне, сама тоже пошла к исповеди. Указанная особа, совершенно мне не знакомая, стала рассказывать о своем больном муже-иностранце, имени которого точно не помню и добавила, что ей очень хотелось бы видеть архиепископа Иоанна, который из Шанхая, а теперь он у вас (у нас) в Сан-Франциско. Мы с ней стояли в храме, далеко от алтаря. Только что она проговорила эти слова, я вижу, что из алтаря выходит владыка Иоанн и направляется прямо к нам. Это было еще задолго до чтения часов. Увидев его, я говорю этой даме; «Вот владыка Иоанн идет». Подойдя к амвону, я указала Владыке на нее, сказав, что «сия раба Божия хотела бы с Вами поговорить». И вдруг слышу, Владыка скоро-скоро заговорил: «Знаю, знаю». Я отошла, не желая мешать беседе. Вскоре она вернулась ко мне вся в слезах и задает мне вопрос: «Кто же это рассказал Владыке о моем горе? Владыка мне сказал, что он все знает и молится...» И тут дал Владыка душепопечительные указания.

В этом случае интересно то, что Владыка в алтаре никак не мог слышать наш разговор, ибо это было, как сказала, далеко от алтаря, а мы говорили не громко. Как Владыка узнал о ее горе? Как он явился раньше к ней, чем она успела обратиться к нему? – Это, конечно, остается тайной. Но во всяком случае здесь налицо новое доказательство прозорливости Владыки, ибо он и не был знаком с упомянутой дамой. И еще здесь свидетельство великой заботливости Владыки о горе людей и молитвенное предстательство его пред Богом о них и в таких случаях, когда горюющие еще не просили его об этом.

Игумения Ариадна, Монастырь Богоматери Владимирской, Сан-Франциско, Калифорния, 1967 год.

83. Призыв к покаянию

Дорогие отцы!

Блаженный Иоанн не только предстательствует за нас, чтобы принести нам помощь и исцеление, но и преподает нам полезные уроки.

Недавно мы с другом посетили Джорданвилльский монастырь. Нас встретили весьма милостиво, и один из монахов нам все показал. Он рассказывал о святых людях, захороненных в монастыре. Мы почтили частицы мощей святого Серафима, святого Иоанна Крестителя, святых киевских пещерников и даже нить от ризы Богородицы. Помолились в великолепно расписанном храме, а затем зашли в книжную лавку, где получили оба, к нашей великой и нежданной радости, по куску от облачения, которое носил блаженный Иоанн. Покинули монастырь, держа свои сокровища и дивясь такому великому проявлению милости к нам.

Было бы естественно предположить, что такое излияние милости обернется делами милосердия и с моей стороны, но этого не произошло. Вернувшись в город, мы встретили одного нашего доброго друга, которого я отвел в сторону и рассказал обо всем, что с нами было. Он спросил, нельзя ли и ему получить кусочек от облачения. Я отрезал ему крошечную часть, оставив большую себе.

Когда мы прощались, мой друг, с которым мы были в Джорданвилле, разрезал свой кусок пополам и дал половину нашему общему другу. Я тут же попросил обратно тот маленький кусочек, который дал ему, считая, что два для одного – слишком много.

Мы распрощались, и я продолжал свой путь в другой город. Там обнаружил, что мой большой кусок от облачения исчез. Я раскрыл чемодан и пересмотрел пять или шесть раз всю свою одежду, но нигде не мог его найти, И ощутил сильное чувство потери. Единственное, что у меня осталось от облачения архиепископа Иоанна, был тот самый маленький кусочек, который я сначала дал другу, а потом забрал обратно. Я осознал свою скаредность. Позвонил в город, откуда приехал, но и там нельзя было найти того куска. И тут понял, что блаженный Иоанн преподал мне хороший урок о плодах жадности.

Несколько дней спустя кусок нашла дочь моего друга, которая, посмотрев на маленькую икону архиепископа Иоанна, заметила, что цвет его облачения не отличить от того куска ленты, с которым она играла недавно в храме. Мой друг пошел в храм, кусок там находился прямо посередине, как если бы архиепископ Иоанн разрешил куску найтись, когда я раскаялся в своем прегрешении. Когда кусок нашелся, я разрезал его пополам, отдав половину другому моему другу. Теперь у меня половина большого куска и еще маленький кусочек в углу с иконами, который постоянно напоминает мне о ходатайстве моего дорогого святого о спасении моей души. Ваш во Христе,

Дж. М., Атланта, Джорджия, 1987 год, 3 февраля.

84. Зов умирающего

В воскресенье четвертой недели поста, после Литургии, одна русская дама подходит и дает нам закрытый конверт и говорит, что это она написала про почившего владыку Иоанна. Мы открыли письмо и прочитали яркое свидетельство прозорливости почившего владыки Иоанна. К сожалению, эта дама, по скромности, не подписалась. Пришлось узнавать, кто она. Мне сказали, что, вероятно, это мадам Бриннер. Пришлось звонить ей по телефону. Только под конец она согласилась назвать свое имя и сказать, что она свидетельствует об истинности описываемого события. Это госпожа Елена Михайловна Бриннер, известной фамилии до революции в России. Бриннеры были очень богатые люди в России – миллионеры. Эта фамилия особенно хорошо известна дальневосточникам. Конечно, она потеряла все материальное богатство, но вместо него приобрела духовное, которое никак нельзя сравнить с материальным. Ибо как вечность превосходит временную жизнь бесконечное число раз, так и духовные ценности превосходят материальные.

Вот эта раба Божия, Елена Михайловна, и пишет в своем письме епископу Савве следующее: «Это было в Шанхае в 1948 году. Я жила рядом с больницей Русского Православного братства. Ко мне ежедневно приходила оттуда сестра милосердия делать мне уколы, я была больна.

Однажды она приходит и с волнением рассказывает о том, что произошло прошлой ночью, когда она дежурила в больнице. Часа в три ночи ее позвал один тяжелобольной и попросил ее немедленно позвонить владыке Иоанну, так как ему очень плохо. Он чувствует, что умирает и просит Владыку прийти и причастить его. Ночь была очень бурная. Тайфун с сильнейшим ливнем: ветром порвало электрические провода. Сестра отвечает больному, что она не может исполнить его просьбу, потому что телефон не работает, она не может поехать за Владыкой, так как она одна на весь госпиталь и оставить его не может. Больной очень волновался, повторяя, что ему нужно сейчас же видеть Владыку. Сестра обещала ему, что когда придет другая дежурная в шесть часов утра, она сразу же поедет к Владыке и передаст его просьбу. Вдруг, через 30–40 минут, раздался сильный стук в ворота, и на вопрос заспанного сторожа: «Кто там?», – был ответ: «Откройте мне калитку, я – владыка Иоанн, меня зовут сюда, меня здесь ждут». Сторож открыл, Владыка поспешно пошел по двору к больнице и, увидя открывшую ему дверь сестру, спросил: «Где здесь тяжко больной, который ждет меня? Проводите меня к нему».

Я читала в Ваших статьях, дорогой владыка Савва, описания многих случаев чудесного исцеления и прозорливости покойного владыки Иоанна, поэтому и написала Вам об этом факте. Как почувствовал и услыхал Владыка мысли и потребность тяжелобольного человека и глубокой ночью, под сильным дождем с ужасным ветром, пешком пришел на этот зов?!

Без сомнения, это событие есть еще новый факт, свидетельствующий о прозорливости владыки Иоанна».

Елена М. Бриннер, 1971 год, Великий пост, апрель.

85. Помощь после операции легких

По возвращении домой из Ванкувера я получил письмо от моего друга, инженера, который живет в Сан-Франциско, датированное 5 апреля сего года. Среди прочего он писал и следующее.

«Еше об одном случае, совершившемся по молитвам архиепископа Иоанна, следует здесь рассказать. Одному певчему из Берлингеймской церкви (Калифорния) хирурги удалили в четверг легкое. В субботу его жена (и наш друг), которую мы знали еще с Китая, позвонила нам и, плача, рассказала, что шов не заживает, а кровотечение не прекращается уже два дня. Я посоветовал ей незамедлительно ехать к усыпальнице блаженного Иоанна, чтобы мы все вместе отслужили там панихиду по Архиепископу.

Панихиду служили в 3.30 дня. Когда она вернулась с панихиды в больницу, ей сказали, что кровотечение остановилось и опасность для жизни ее мужа миновала. Он теперь уже дома. Хотя поправляется очень медленно, но все же не умер, как того ожидали врачи. Отец Митрофан, который служит панихиды у гроба архиепископа Иоанна, может рассказать Вам о нескольких подобных случаях...»

Теперь усыпальница нашими трудами расширилась, и иконописец Пимен Софронов уже написал три фрески: в рост икону Спасителя, Голгофу и Покров Пресвятой Богородицы. К Пасхе все будет почти закончено. Множество людей приходят сюда помолиться. Продают свечи, которые люди ставят пред иконами – более чем на 100 долларов каждую неделю.

Неоспоримо, что множество случаев чудотворной помощи произошло во время жизни блаженного Иоанна. Но тот факт, что эти исцеления начались и у места его упокоения, поистине весьма утешителен. Господь сказал: «А вот на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим» (Ис. 66:2). Не был ли блаженный Иоанн поистине из тех?

Епископ Савва, 1971 год, Великий пост, апрель.

86. Помощь при респираторном заболевании

Когда я был в Сан-Франциско, однажды, после богослужения в новом соборе, вез меня в своем автомобиле на квартиру бывший член приходского совета соборного храма Виктор Шакалов и по дороге рассказал, что у него заболел сынок – мальчик Димитрий, Дима, в возрасте двух с половиной лет. Увезли его в госпиталь. Врачи нашли, что что-то постороннее, как микроб, в общем какая-то инфекция попала в дыхательный орган и все больше и больше расширялась, и из-за этого мальчик задыхался с невыносимыми страданиями. Врачи сказали, что только молитва может помочь, а они бессильны что-либо сделать. Шакалов, отец мальчика, пришел в ужас. Сразу позвонил в приют святителя Тихона Задонского и попросил к телефону владыку Иоанна. Ему сообщили, что Владыка служит и не может подойти к телефону. Тогда он сразу поехал из госпиталя в приют. Владыка Иоанн уже заседал с приходским советом. Когда же он увидел Шакалова, то сразу подошел к нему, положил свою руку ему на плечо и сказал: «Виктор, уезжайте домой, я молился». Господин Шакалов уехал домой. Раньше он просил и других молиться о спасении его сына.

Утром рано поехал он в госпиталь и встретил врачей с радостными лицами. Они сказали ему, что произошло чудо, для них не объяснимое. Мальчик начал свободно дышать, и через три-четыре дня отец уже увез его домой совершенно выздоровевшим.

Господин Шакалов сказал мне: «Пускай что хотят говорят про владыку Иоанна, но я убежден, что в первую очередь по молитвам его мой сын был спасен от смерти».

Через полтора года, когда уже его сыну было 4 года, владыка Иоанн служил в храме в Берлингейме. В толпе народа Владыка заметил мальчика и позвал его: «Дима! Дима! Иди сюда и держи посох». Дима подошел и держал посох Владыки во время службы.

Епископ Савва, 1971 год, апрель.

87. Спасение двух жизней

1. Одна дама в преклонном возрасте (под 70 лет), очень верующая, из Сан-Франциско, рассказывала мне о своем чудесном исцелении. Только просила она, по особым причинам, не упоминать ее имени в печати.

Несла она какие-то пакеты-коробки на почту. Войдя в помещение, упала лицом на пол и ударилась грудью о коробку, кажется, близко к правой руке. Через некоторое время заметила, что на месте удара, внутри, образовалась шишка величиной с яблоко. Постепенно это стало беспокоить ее. Она поделилась этим с другой дамой, сына которой владыка Иоанн молитвой исцелил от какого-то тяжкого недуга, когда врачи отказались от помощи в его безнадежной болезни. И вот эта дама посоветовала ей обратиться с письмом к владыке Иоанну и просить помолиться о ней. Тогда Владыка жил во Франции и еще не переехал в Сан-Франциско. Она начала писать письмо ему. Написала половину письма и подумала: «Нельзя так писать Владыке спешно, надо подумать, как написать хорошее письмо». Так письма и не докончила.

Через непродолжительное время владыка Иоанн приехал из Франции в Сан-Франциско на один или два месяца. Служил он в храме. Больная после службы подошла к Владыке под благословение. Владыка благословил, потом задержал ее руку, посмотрел внимательно в глаза и спросил: «Вы писали мне?» Она ответила: «Нет, Владыка, я не писала Вам».

Через несколько дней она опять была в храме, где он служил, и опять, когда она подходила под благословение, владыка Иоанн спросил ее, писала ли она ему. Она, как и раньше, ответила, что не писала.

Она очень удивлялась, откуда Владыка знал, что она начинала писать ему письмо, никто об этом не знал.

Я забыл спросить ее, почему она отвечала Владыке, что не писала ему – потому ли, что она ему письма не посылала или потому, что растерялась и не сказала, что начала писать, но не докончила и не отослала.

После этого через несколько дней боли у нее очень усилились. Это заставило ее пойти к Владыке и просить помолиться о ней. Думаю, что она нашла Владыку в приюте святителя Тихона Задонского. Она кратко обратилась к нему: «Владыка святый, я очень больная, прошу Вас, помолитесь обо мне». Владыка ответил: «Буду молиться».

После этого она вернулась домой. Вечером, когда собирались ложиться спать, то заметила, что на больном месте опухоль изнутри вышла наружу. Утром, когда вставала, нарыв прорвался, и ручьем брызнула и потекла кровь. Ее увезли в госпиталь, и там осмотрела ее русская женщина-врач. Она очень удивилась и немедленно предложила операцию. Операция сразу же была сделана. Через два месяца эта женщина-врач сказала, что у нее был рак в самой тяжелой форме и что она, по врачебному расчету, могла прожить самое большее три-четыре дня после операции или, в крайнем случае, 30–40 дней. То, что она осталась жива – это чудо.

Заканчивая свой рассказ, она сказала мне: «Вот, Владыка, прошло уже пять лет после моей операции, и я живу, и ничего меня больше не тревожит. Я твердо верю, что все так благополучно прошло по молитвам покойного владыки Иоанна».

Когда эта дама рассказывала мне это, владыка Иоанн уже умер. Рассказывала она мне в прошлом году, вскоре после смерти Владыки, не помню, или после отпевания, или после сорока дней после его смерти, когда я снова ехал в Сан-Франциско в этот памятный день.

2. «Скоро должна приехать из Канады в Сан-Франциско на жительство сестра моей невестки, которую владыка Иоанн буквально отмолил от смерти, так как навещал ее в госпитале, где она лежала с разорванными легкими, сломанными ребрами и ужасно страдала.

Когда мы привезли ее в первый раз, ее лицо было распухшее, как подушка, так что глаз не было видно, но она была в сознании, и когда я сказала, что рядом наш Владыка, она пальцем открыла веки и увидела его, потом схватила руку, прижала к своим губам – говорить не могла, так как в разрезанном горле была трубка, а из щелей (вместо глаз) текли слезы радости.

С тех пор Владыка навещал нас с ней много раз, и она шла на поправку. Раз мы приехали и, как только ступили в общую палату городского госпиталя, где находились все критические больные, Владыка, еще ничего не услышав ни от кого, сказал нам: «Мусе сейчас очень плохо», – пошел к ней, задернул занавеску около кровати и долго там молился около нее. Тем временем пришли два врача, и я спросила прямо: «Насколько серьезно положение и стоит ли вызывать ее дочь из Канады?» (от которой скрыли, что мать была в аксиденте, чтоб ее не волновать). Мне оба врача ответили: «Вызывать или нет родных – Ваше дело, но мы не гарантируем, что она доживет даже до утра...»

Слава Богу, с той ночи она не только выжила, но и поправилась, и уехала в Канаду обратно. После смерти нашего Владыки писала мне, выражая сочувствие и благодарность его памяти, и упоминала, что чувствует себя совсем хорошо, а ведь прошло больше года!»

Она и ее сестра, которая была за рулем, когда они разбились, говорили, что верят, что это, конечно, молитвы Владыки ее спасли... Ее имя Мария Туския.

Епископ Савва, 1967 год, май.

88. Исцеление парализованной руки

Свидетельствую об исцелении искривленной и парализованной руки у меня, Александры Ильиничны Муллинс, по молитвам нашего блаженного Иоанна (Максимовича).

Это случилось в 1964 году. Рука начала страшно болеть. Я сразу обратилась к врачам. Разные врачи использовали разные методы, но ничего не помогало. Рука перестала сгибаться в локте, и я, конечно, не могла продолжать работать дальше. Веря в силу молитв нашего блаженного Иоанна, я несколько раз просила его помолиться обо мне. Но Иерарх, по всей видимости, испытывал мою веру в Бога. «Молитесь Богу», – каждый раз говорил он, давая мне благословение.

Прошел год. Я поняла, что становлюсь калекой, так как все способы лечения, предложенные врачами, не помогали. Тогда я снова обратилась к Епископу, чтобы он попросил Господа и коснулся моей болящей руки. Епископ, как всегда, стал очень серьезен: его глаза обратились к небу, он положил свою руку на больное место и начал молиться. С сильной верой и надеждой я также обратилась к Господу Богу. Прошло несколько дней, и моя искривленная рука начала сгибаться, а я возобновила работу. Чувство бесконечной благодарности к Господу Богу и Его достойному служителю и молитвеннику побуждает меня рассказать об этом чуде, совершенном по молитвам нашего любимого архиепископа Иоанна, всем верующим.

Александра Муллинс, Сан-Франциско, Калифорния, 1969 год, 25 июля.

89. Помощь в нахождении работы

Моя старшая дочь долго и тщетно искала работу и от неудачи впала в полное уныние. Болезненно переживала и я ее неудачу, только старалась не подавать виду, ибо ничем не могла ее утешить.

В период этого времени мне подарили издаваемый в Платине, Северная Калифорния, Братством преподобного Германа Аляскинского Чудотворца миссионерский журнал «Православное слово» с заголовком «Блаженный Иоанн Максимович», который меня заинтересовал, и я инстинктивно начала его читать.

Владыку Иоанна я не знала, но знала, что у него было много почитателей за его жизнь и молитвы, и что теперь он покоится под новосозданным собором в специально уготованной ему усыпальнице. И вдруг меня осенила мысль просить молитв Владыки о помощи в получении работы для моей дочери.

Невольно опустилась я на колени, стала неудержимо плакать и просто взывать к Владыке со своей просьбой. Это было среди недели. В субботу на той же неделе я снова позвонила дочери, не надеясь еще узнать что-либо утешительное. Задав ей тот же вопрос о работе, вдруг услышала искорку надежды, что, хотя и есть одна работа, на нее записалось десять девушек.

Не раздумывая, я просила ее немедленно ко мне приехать, чтобы вместе помолиться одному нашему православному Архиерею, о котором я на днях прочла как о большом молитвеннике. Она сейчас же приехала, и я ей сказала: «Дочка! Ты католичка. Но Владыка молился о всех», – и показала его фотографию в журнале. «Давай будем вместе молиться».

Мы молились как умели, стоя на коленях и горько плача. Мы просили, просили...

В понедельник звонит дочь и говорит: «Мама! Меня приняли. Иду на работу». Это было настолько неожиданно, что я сразу просто застыла, почувствовав только одно: Владыка нас услышал. Сейчас дочь успешно, с Божией помощью, там уже работает, все к ней хорошо относятся, и она людьми и работой очень довольна.

З. Сильвоник, Лос-Анджелес, Калифорния, 1971 год, 17 августа.

90. Целебное видение

С глубоким прискорбием узнали мы о внезапной кончине глубокочтимого, незабвенного, дорогого, искренне любимого владыки архиепископа Иоанна (Максимовича), светлая память о котором никогда не изгладится и к помощи которого молитвенно в тяжелые минуты жизни всегда прибегаем. Хочется рассказать о бывшем мне видении.

Лет 6–7 тому назад, ожидая от дочери визу из Америки, я временно жила во Франции. В один понедельник получаю письмо от дочери, которая просит меня встретить ее на вокзале в следующее воскресенье. Я ответила, что, конечно, встречу ее. И в тот же день, в понедельник, я заболеваю: температура около 40, боль в боку, сухой кашель – все симптомы воспаления легких или плеврита. Несмотря на все старания доктора, улучшения нет, и я – в отчаянии, что не смогу встретить дочь. В пятницу утром начинаю усиленно молиться святителю Иоанну. После обеда ясно вижу Святителя, который в полном облачении и с посохом вошел и сел около кровати на стул. Я, вся счастливая, протягиваю ему руки для благословения, но видение исчезает и никого нет. Встаю, иду к столу, наливаю себе стакан воды. Выпив воды, снова ложусь. Не проходит и минуты, как Владыка вторично в том же облачении с посохом стоит у дверей. Я вскакиваю с кровати, но никого нет. Счастливая, успокоенная, ложусь уверенная, что все будет хорошо.

Засыпаю в первый раз за время болезни спокойно, и на следующее утро, после температуры в 40, встаю, хотя и очень слабая, но совсем здоровая, с температурой 37, и вся моя болезнь сразу прошла бесследно. Сила молитвы дорогого, незабвенного Святителя в течение нескольких часов подняла меня. Незабвенный, дорогой Святитель молит Бога о нас.

Примечание. Несмотря на мои тогда 67 лет никогда во время его служений, как бы длинны они ни были, не чувствовала ни усталости, ни тяжести от долгого стояния, а, наоборот, какое-то неземное счастливое чувство охватывало не только меня, но и моих детей, и описанное чудное видение неизгладимо и незабвенно. Дорогой Святитель, не забывай нас в твоих святых молитвах, а мы тебя никогда не забудем!

Надежда Владимировна Левицкая, Нью-Йорк, 1967 год, 22 мая.

91. Избавление от навязчивой идеи

Считаю своим долгом сообщить вам о своем чудесном избавлении по молитвам архиепископа Иоанна. После кончины моего мужа я написала письмо с просьбой принять меня в Леснинский монастырь. Десять лет этого вожделела и пламенно стремилась к этому, и мать игумения Феодора, и отец – старец Никандр, согласились принять меня. Я была так счастлива, что сразу продала и отдала все свое имущество и направилась в долгожданный монастырь. Я прожила там около четырех лет, как вдруг со мной начали происходить странные вещи: я, бывало, не ем по две недели, не пью и не принимаю лекарств, дни и ночи подряд просиживаю в постели, не оставляю кельи, и едва говорю с людьми, произнося фразы только по необходимости. Мать Феодора несколько раз приходила ко мне, предупреждая, что если я не начну есть, она будет вынуждена отправить меня в больницу, но все было бесполезно, так как я была убеждена, что делаю все это из послушания старцу. В результате меня положили в психиатрическую больницу, где я пробыла несколько месяцев. Поскольку же эта больница была на порядочном расстоянии от монастыря, меня забирали перед большими праздниками на несколько дней в монастырь. Ах, как счастлива я была и благодарна за те несколько дней, проведенных в моем дорогом монастыре! Но затем меня снова возвращали в больницу.

Об этом узнали мои друзья из Венесуэлы, собрали кое-какие деньги и прислали одного из них забрать меня. В это же время у меня начался тяжелый приступ ревматизма, я не могла сгибать пальцы рук, появилась сильная боль в плечах, локтях и коленях. Поэтому согласилась ненадолго переехать в теплый климат, чтобы поправить здоровье, если, конечно, мать Игумения и Старец благословят. Получив благословение, полетела в Венесуэлу, собираясь сколь возможно скорее вернуться в мой дорогой монастырь. Но Господь судил по-другому... Там я снова заболела, и мои «приступы голодания» стали повторяться чаще. Я почти не покидала больницу, часто теряла сознание или просто падала от чрезмерной слабости. Так проводила все время, лежа одетая в постели. Особенно перед большими праздниками я совершенно переставала есть и пить, и никто не мог отговорить меня от этого. В результате, вместо того, чтобы ходить в храм, я шла к тому, чтобы окончить свои дни в больнице.

Правда, могла и тогда молиться, но только тайно, краткими урывками, быстро произнося какую-нибудь фразу из молитвы и также быстро крестясь, будто кто-то молиться мне не разрешал. Как-то лежа в постели я отчетливо увидела мать игумению Феодору и старца Никандра, склонившихся надо мною и говоривших мне: «Ничего не ешь и не пей». И я, глупая, слушалась и после этого снова несколько раз попадала в больницу из-за своих «приступов голодания». Бедный отец Никандр часто писал мне, что я слушаю не его, но врага и должна принудить себя есть и пить, но льстец убедил меня, что я исполняю волю моего Старца. Я слушала врага, будучи убеждена в том, что послушна Старцу.

И вот отец Никандр известил меня, что я должна немедля написать Вам, отец Митрофан, прося молитв архиепископа Иоанна о своем исцелении. Очень благодарна Вам, отец Митрофан, что Вы так быстро мне ответили, сообщив, что служили панихиду в усыпальнице блаженного Иоанна и молитесь ему о моем исцелении. Да и мать Феодора в письме отца Никандра подтвердила свое полное согласие с ним. В своем письме Вы послали мне благодатный кусочек ватки с предписанием вставать перед святыми иконами и молиться: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитвами архиепископа Иоанна исцели меня грешную», а затем трижды крестить лоб этой ваткой, говоря каждый раз: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа». Все это я делала с верой каждое утро. Так молилась 30 дней, как Вы и писали мне, но уже через 21 день исцелилась. Вот как это произошло.

Как-то нас позвали завтракать, я же не пошла (я живу в епархиальной богадельне). Тогда управляющий этого дома подошел ко мне и предложил чашку чая, чтоб я хоть немного попила, но я снова отказалась. Когда все кончили завтракать, и столы убрали, я вдруг начала осознавать, что повторяю про себя: «Только не будь покорной, нет основания быть покорной!» И, совершенно неожиданно для себя, вскочила с постели и быстро и решительно пошла на кухню, где выпила две чашки кофе с молоком. После этого стала нормально есть и пить, силы ко мне возвратились, и милостивый Господь просветил меня, ибо это было бесовское состояние прелести, длившееся два года. Когда я рассказала об этом местному священнику отцу Сергию Гудзенко, он ответил: «Отец Никандр и я знали это» (они, очевидно, обменивались письмами в связи со мной). На следующий день после моего исцеления по молитвам блаженного Иоанна с самого начала дня враг свирепо напал на меня, так что я не могла молиться в келье, так обычно. Я все время придумывала себе какую-нибудь работу, чтобы ездить в город по делам и отвлечься от нападений врага. Часто заходила в свою комнату, вставала на молитву пред иконами, повторяла фразы молитв, крестилась, делала земные поклоны – руки и ноги дрожали. Больше я этого выдержать не могла и пошла к отцу Сергию. Все рассказала его Матушке, она прочитала надо мной молитвы об изгнании духов, я сразу успокоилась и вернулась домой. Но на этом нападения врага не кончились, хотя и были уже значительно ослаблены. Враг начал атаковать меня каждую ночь, с вечера до утра, но это было только несколько раз. Я твердо решила не поддаваться: оказала сопротивление, прося Господа о помощи, и Господь помог.

Враг обыкновенно сильнее нападал, когда я лежала в постели, поэтому я две недели и засыпала, и воевала с врагом, сидя в кресле. Из-за этого мои ноги так распухли, что я не могла надеть туфли и должна была ходить в домашних тапочках. Но с начала Страстной седмицы и до сегодняшнего дня все, слава Богу, спокойно. Просящая ваших молитв и благословения,

грешная Галина Хокхейм, Валенсия, Венесуэла, 1972 год, 11 (24) мая.

92. Возвращение любимого

Прочитав книгу «Блаженный Иоанн Максимович», которую купила в усыпальнице, я была очень взволнована и решила кое-что добавить к моим прежним свидетельствам. Вот еще один случай, рассказанный мне моей давнишней знакомой, которой я верю. У нее снимала комнату хорошая, трудолюбивая женщина, много в своей жизни претерпевшая... Девушка встретилась с мужчиной, который развелся и имел сына от первого брака. Она влюбилась в него, и они стали жить вместе. Родилась девочка, потом она снова забеременела. Мужчина же увлекся другой женщиной и оставил ее с ребенком без всякой помощи. Несчастная была в отчаянии. Она пошла в усыпальницу архиепископа Иоанна, плача и молясь пред его гробом.

Тем временем бабушка этого человека (который сейчас муж молившейся) написала ему письмо, напомнив, что в их семье многие умерли от рака, и предупреждая, что если он не женится на несчастной женщине и не усыновит детей, то может быть наказан Господом и его постигнет та же судьба. И он не проигнорировал это предупреждение: вернулся к той женщине и женился на ней. У них родился мальчик, его крестили. Моя знакомая (ее хозяйка) стала восприемницей. Супруги работают, их жизнь вошла в нормальную колею по молитвам того, кто услышал мольбы человеческого страдания, обращенные к нему.

Вот что я чувствовала себя обязанной сообщить. История эта несложная и, возможно, слишком обычная для посторонних, но какое горе постигает любящее сердце, когда оно теряет предмет своей любви! Блаженный Иоанн знал это!

Вера С. Терехова, Сан-Франциско, Калифорния, 1971 год, 15 октября.

93. Чтение мыслей

Слава нашему Господу, что мы удостоились жить и молиться вместе с таким праведником, каким был наш покойный иерарх Иоанн! Вечная и благословенная ему память.

Как-то я была в храме, когда служил Архиепископ. Служба казалась мне очень долгой и утомительной. Очень устав, я подумала про себя: «Если б Епископ хоть немного сократил службу!» – Но продолжала терпеливо стоять. После службы, как обычно, подошла со всеми к Иерарху под благословение, и он вдруг мне сказал: «Если Вы не можете долго стоять, и у Вас болят ноги, Вы можете сесть или, даже лучше, покинуть храм, ведь Вы живете близко отсюда».

Я подалась назад, пораженная тем, с какой легкостью блаженный Иоанн прочитал мои мысли.

Т. Б., 1967 год.

94. Прозорливость и бесстрашие

Посылаю Вам две фотографии: одна архиепископа Иоанна, вторая – снимок шанхайского собора «Споручница грешных». Собор был расположен на французской территории, и в нем было три алтаря: один, боковой, был посвящен святителю Иннокентию Иркутскому, другой – апостолу Симону Зилоту. Я жил прямо напротив собора.

В 1947 году произошел военный конфликт между китайцами и японцами. Китайцы подтянули свои войска и открыли огонь через английскую территорию по военным судам, стоявшим на якоре на реке Вампу. Суда стояли близ берега, скрытые большим и длинным, в виде террасы, зданием, в котором было 36 помещений. В середине здания находилась наша православная церковь. Китайцы обстреляли здание и разрушили все помещения. При начале обстрела люди, бывшие там, бежали. Блаженный Иоанн узнал, что все помещения и справа, и слева от церкви совершенно разрушены. На первом этаже, где раньше была кухня, расположилась медчасть. Туда попало ядро, были разбиты все стеклянные кувшины и даже полки. Но помещение, где была церковь, сохранилось: стены были нетронуты, в них не было даже трещины. Никто в это не верил. Архиепископ Иоанн решил осмотреть церковь ночью, когда на улицах Концессий никого нет. Когда он подошел к мосту через канал, его остановила японская охрана. Поскольку японцы не понимали его, один из них побежал за переводчиком, который сказал Епископу, что по улицам идти нельзя, так как вдоль всей улицы идет бой китайской пехоты с японскими морскими пехотинцами. Можно было отчетливо слышать пальбу. И переводчик сказал: «Вы идете на верную смерть».

Но Епископ попросил письменного разрешения туда пройти. Переводчик убежал и вернулся с разрешением из штаба.

Блаженный Иоанн спустился по темной улице и оказался в зоне огня. Огонь прекратился, пока он пересекал улицу, но после его ухода возобновился снова.

Блаженный Иоанн осмотрел церковь и вернулся тем же путем. Позднее он рассказывал, что во всем помещении даже оконные стекла сохранились в целости, ни одна икона не упала. Когда же он возвращался обратно через мост, японская охрана отдала ему воинскую честь, ибо они были изумлены, говоря, что Бог провел его туда и обратно.

А вот как архиепископ Иоанн проникал в душу человека и читал его мысли.

Как было сказано выше, я жил напротив собора «Споручница грешных». Однажды в субботу вечером, в 6 часов, когда начали звонить колокола на Всенощное бдение, я направился к собору. Хотел принять в воскресенье Святое Причастие, но никому о том еще не сказал.

Приблизившись к соборным воротам, увидел, что с другого конца идет блаженный Иоанн, очевидно возвращаясь после визита в больницу Православного братства. Я подошел под благословение. Епископ спросил меня: «Вы примете завтра Святое Причастие?» «Нет, Владыка», – ответил я. «Почему же?» – спросил он. «Я действительно хотел, но был у Василия Ивановича, и он предложил мне маленькую мясную котлетку» (хотя в то время поста не было, я имел правило всегда воздерживаться от мяса перед Святым Причащением). «Но что у Вас на душе?» – спросил Епископ. «Я раскаиваюсь, Владыка», – ответил я. «Тогда какое значение имеет мясо? Я благословляю Вас принять Причастие», – сказал он и ушел.

Монах Нестор (Левитин), Сиракузы, Нью-Йорк, 1969 год, 28 августа (10 сентября).

95. Исцеление будущих врагов

Узнав, что вы собираете материал, связанный с покойным архиепископом Иоанном Шанхайским, считаю своим долгом рассказать вам о случаях помощи по молитвам блаженного Иоанна, о которых я свидетельствую со слов людей, хорошо мне лично знакомых.

1. Был случай исцеления молодой девушки Т. Живя на острове Тубабао (Филиппины), она очень болела. Из русского лагеря ее переправили в госпиталь. В то время блаженный Иоанн был в отъезде. Девушка была бывшей ученицей шанхайской Русской гимназии (высшая школа), где преподавал и блаженный Иоанн. Именно он смог вывезти всех русских беженцев из Шанхая. Когда она заболела, его в Шанхае не было, но он писал письма русским в лагерь. Девушка также получила от него письмо со словами: «Молись! Все будет хорошо». Это было в 1950 или 1951 году, она точно не помнит. Вскоре больная девушка Т. выздоровела и получила разрешение приехать в США, раньше ей в этом было отказано из-за подозрения на туберкулез.

2. В Шанхайском госпитале среди русских находилась одна дама-латышка. Она мне лично рассказывала, когда была уже в США, как однажды блаженный Иоанн пришел в госпиталь и стал раздавать больным кусочки просфоры, подходя к каждому. Подошел он и к ней, но она сказала: «Я не православная, но очень прошу Вас помолиться за меня». Архиепископ Иоанн сказал, что это ничего, что она не православная, и дал ей кусочек просфоры. Обойдя всех, блаженный Иоанн ушел.

«Вскоре я поправилась и уехала в США. Верю в силу молитвы блаженного Иоанна и знаю, что это он исцелил меня,» – так Мария Озолина завершила рассказ о своем исцелении.

3. Человек, имевший высшее духовное звание, простудился, но обычные средства не помогали. Каждый день в 4.00 дня температура значительно повышалась. Врачи не могли поставить диагноз, больной все слабел. Когда я как-то посетила его, он сказал: «Я решил написать архиепископу Иоанну и попросить помолиться обо мне, грешном». Архиепископ Иоанн был в то время во Франции. Как только он получил письмо больного с просьбой помолиться о нем, тот совершенно выздоровел. Это было в 1955 году в Калифорнии. Вышеупомянутый клирик глубоко почитал архиепископа Иоанна и благоговел перед ним. Но со временем его отношение к блаженному Иоанну, как и многих других, изменилось к худшему, и он забыл о полученном исцелении. Этот случай исцеления я могу подтвердить клятвенно в присутствии того, кто получил его по святым молитвам архиепископа Иоанна.

4. Господин А. К. заболел, жаловался на головокружение, тошноту и общую слабость. Обследования показали, что у него в среднем ухе вода. Больничное лечение не помогало, состояние ухудшалось. Вскоре у него наступило состояние комы, и он едва дышал. Ему дали кислород. Следуя моему совету, послали телеграмму блаженному Иоанну во Францию с просьбой помолиться о тяжко болящем. На следующий день болезнь ушла, как будто ее никогда и не было, и нашего друга выписали из больницы. Это было приблизительно в 1957–1958 годах в Лос-Анджелесе. Со временем, однако, этот бывший больной под влиянием других людей основательно изменил свое отношение к блаженному Иоанну, забыв о том исцелении, которое получил. Он причинил множество страданий блаженному Иоанну. В течение последующих лет этот наш знакомый страдал от высокого давления, нервного расстройства и общего склероза в той форме, которую очень трудно лечить. Три года назад он умер.

5. Один очень благочестивый русский православный серьезно заболел. Ему надо было решать, идти или не идти на такую сложную операцию, как замена «изношенной» секции спинного позвоночника искусственной, из пластика. Рано утром, перед операцией, я послала телеграмму блаженному Иоанну в Сан-Франциско, прося его помолиться о больном и указала час операции и его имя. Блаженный Иоанн знал эту семью и любил ее. Мы верим, что операция прошло очень успешно благодаря молитвам архиепископа Иоанна. Больной начал быстро поправляться, а потом и вернулся на свою прежнюю работу. Операция была сделана в день святых Кирилла и Мефодия, 11 (24) мая 1966 года в Лос-Анджелесе. Перед операцией больной, М.П., принял Святое Причастие, предав себя воле Божией. Он в здравии и по сей день.

Слава Богу за все Его великие милости по молитвам ныне покойного архиепископа Иоанна (Максимовича).

Надежда Шумлянская, Сагес, Калифорния, 1971 год, 24 июля (6 августа).

96. Возвращение жизни через Евхаристию

Господи, благослови!

Я хочу описать чудо по молитве нашего приснопамятного архиепископа Иоанна. В Шанхае в 1945 году моя родственница работала в еврейском госпитале сиделкой. В 12 часов ночи звонок. Она пошла посмотреть, кто пришел. В двери было окошечко. Так как она недавно поступила на работу, то не знала, можно ли открыть двери, спросила старшую сестру и говорит ей, что у дверей владыка Иоанн. «Открой скорее», – сказала старшая сестра.

Я открыла и подошла под благословение, но Владыка, благословив меня, пошел по коридору, ничего не говоря. Мы смотрим, к кому он зайдет в палату. Он же заходит в палату, где лежала женщина, у которой был консилиум врачей. После того доктор сказал, что она сегодня ночью умрет. Она лежала без сознания, и около нее сидел ее брат. Владыка зашел в палату, поставил иконку и начал молиться. Когда кончил, благословил ее и спросил брата, причащалась ли она. «Нет, – ответил он, – мы редко ходили в церковь, она заболела и уехала в госпиталь». Владыка ушел. Через некоторое время она открыла глаза и говорит брату: «Я видела как около моей кровати стоял монах и молился и потом спросил меня, причащалась ли я. Я сказала, что нет, он меня перекрестил и ушел». Брат же спросил ее: «Ты бы хотела причаститься?» Она согласилась. Брат спросил сестру милосердия, как это сделать? Та сказала, что рано утром позвонит в собор. Не успели еще позвонить, как пришел батюшка и сказал, что его послал владыка Иоанн и указал ему палату, в которой находилась больная. Он ее причастил, и она приняла Святые Дары с большой радостью и потом стала поправляться. Когда же выписалась из госпиталя, приехала с братом в соборный храм и, увидев Владыку, сказала: «Вы у меня были в госпитале». Владыка с ними побеседовал и сказал им: «Не забывайте Господа, ходите в церковь и молитесь». После того она стала христианкой...

В этом госпитале был дан приказ сторожу, чтобы он в любое время ночи открывал ворота владыке Иоанну.

В этот еврейский госпиталь Владыка приходил с мальчиками на Крещение со святой водой, кропил ею православных, а мальчики пели тропарь. Также он приходил и на Рождество Христово.

Анна Лушникова, 1967 год.

97. Спасение жертвы автомобильной катастрофы

Нас посетила великая печаль: нашего архиепископа Иоанна перевели в Брюссель (из Франции). Я была на его прощальной службе. Архиепископ был в своей «схимной шапке» (странная с виду складная митра, которую сделали его сироты). Проповедь его состояла всего из нескольких слов. Выглядел он очень грустным.

Думаю, в настоящее время этот человек стоит выше всех людей нашего мира. Он уже сейчас живет на уровне, недоступном для нас. Не случайно, рассказывают, что в одном из парижских храмов (римо-католическом) один священник, обращаясь к молодежи, сказал: «Вы требуете доказательств, вы говорите, что теперь нет ни чудес, ни святых. Зачем вам теоретические доказательства, когда сегодня по улицам Парижа ходит святой?»

Прошлым летом возле храма в Версале я встретила француженку, обращенную в Православие. Она, указывая на улицу, сказала, что умирала в госпитале после автомобильной катастрофы. И попросила позвать архиепископа Иоанна, о котором много слышала. Когда он приехал и вошел к ней, она увидела его глаза. Он начал молиться, и она почувствовала улучшение; боль прекратилась, и она заснула. Утром, проснувшись, была совершенно здорова. Врачи были этим поражены, говорили, что произошло чудо и что она будет жить. Очень скоро она снова встала на ноги...

Ольга Рудольфовна Гутан, Франция, 1961 год.

98. Прекращение засухи

В 1978 году во всех западных штатах была страшная засуха, особенно в Центральной Калифорнии – центре национального сельскохозяйственного производства. Два предыдущих года также были очень засушливы. И теперь земля совершенно высохла и вся потрескалась, и это было видно каждому, кто проезжал по большим дорогам равнины. Особенно удручающим был вид несчастного истощенного скота, и было ясно, что если небо не пошлет обильный дождь на жаждущую землю, и притом скоро, скот придется забить, иначе он будет непригоден на мясо.

В мрачном настроении муж и жена, друзья Братства преподобного Германа, часто бродили по когда-то урожайной долине реки Салинас, теперь такой жаркой и сухой. Они, православные христиане, не могли не содрогнуться при мысли об ожидаемых плачевных последствиях, если Бог не даст дождя. Конечно, народ Божий молился за иссохшую землю, но проходили недели, а дождя не было. Казалось, Бог не слышит их.

Как-то, проходя и видя это душераздирающее зрелище изнемогающей природы, жена и мать семейства, глядя на эти бескрайние просторы, пришла в совершенное отчаяние. Она знала, что все время во многих местах возносятся молитвы, но без успеха. В сокрушении сердца она воззвала ко Господу; «Кому нам теперь молиться о дожде? Чьи молитвы будут предстательствовать за страждущую природу? Помоги нам, Господи!»

Вскоре после этого она увидела удивительный сон. Посетив наш монастырь, рассказала его нам. Мы попросили ее описать свой сон в письме. Вот что она написала.

«Что касается моего сна, то даже тогда я не помнила его очень ясно. Я должна была сразу записать его, но не сделала этого, грешница. Но помню определенно, что видела архиепископа Иоанна. Он мне, однако, ничего не сказал. Казалось, он сидит – не помню только, в полном ли облачении. Я подошла к нему под благословение и, поклонившись, про себя подумала: «Ах, вот что! Вот кому мы должны молиться». Не могу сказать с уверенностью, благословил ли он меня (хотя это очень важно, был ли во сне знак крестного знамения). Но как бы отвечая мне, архиепископ Иоанн повернулся и вручил мне маленькую бутылочку, видимо со святой водой, и сон мой кончился.

Я решила, что это и был ответ, то есть что мы должны просить его помощи. Я стала молиться об упокоении души архиепископа Иоанна, добавляя в конце: «По его святым молитвам» и прося дождя. И вскоре пришли дожди, засуха кончилась, конечно, не по моим молитвам. Я подумала, что все это очень странно, так как я лично вообще не знала архиепископа Иоанна и в то время не думала о нем (в связи с дождем). И почему именно я должна была видеть этот сон? Для меня это становится все более непостижимо и невероятно. С искренним почтением,

Миссис Ирина Вагина, Салинас, Калифорния, 1979 год, 7 (20) ноября.

99. Помощь при родах

Приветствую вас во имя Господа нашего Иисуса Христа! Снова благодарю вас за то, что послали мне книгу о блаженном владыке Иоанне... Явственно ощутила его молитвы, когда молилась сама, просила его предстательства пред нашим Господом.

Две недели назад я была в больнице с тяжело рожавшей женщиной. Во время сильных схваток мать чувствовала острую, постоянную боль в брюшной полости, и состояние младенца внушало беспокойство (по эмбриональному монитору было видно, что активность его сердца спала до половины нормального уровня). Ее повезли в операционную. Я стояла рядом с операционной и, глядя через стеклянные окна, начала молиться владыке Иоанну о ходатайстве об этой женщине и ее ребенке. Сердце младенца тут же пришло в норму и оставалось таковым до самых родов, которые произошли десять минут спустя.

Спасибо тебе, блаженный владыка Иоанн, что слышишь каждого, кто обращается к тебе. Да благословит Бог ваш труд. Во Христе,

Анна Бэркам, Ванкувер, Канада, 1987 год, 30 марта

100. Святой одобряет сообщения о своих чудесах

Всегда, начиная с бесславного судилища в Сан-Франциско, когда часть соклириков архиепископа Иоанна пыталась публично опорочить праведника, чувствовалась настоятельная потребность в публикациях о добрых и святых делах Блаженного. Когда же он внезапно скончался, что было неизбежным следствием его упорной травли, необходимость публикации его «Жития и чудес» стала уже долгом Вселенской Церкви. Казалось бы, такая инициатива должна была встретить всеобщее одобрение, поддержку и только приветствоваться. Но вместо этого, к изумлению всех любящих Бога и святых Его, настоящие преследования пали на тех, кто хотел сказать доброе слово о новом богоизбранном чудотворце XX столетия. Достойно изумления, что целая серия явно спланированных действий была направлена на то, чтобы удушить благую весть о блаженном Иоанне. Упомянем лишь о немногих. Епископ Савва, первый его биограф, сообщил составителям этой книги, что за распространение почитания владыки Иоанна он должен был претерпеть гонения (и с ними закончил свою жизнь). Его принудили удалиться на покой, заставили замолчать и запретили в епископском служении, в результате он вскоре умер (январь 1972 год), так и не завершив своих биографических начинаний. Два небольших сочинения о святом, появившиеся в продаже в Синодальном книжном магазине, были изъяты и возвращены в издательство. Божественные литургии в усыпальнице Святого, которые ранее служились часто (в основном архимандритом Митрофаном), были официально ограничены до одной в год, и когда усыпальница была открыта, даже обычное чтение Псалтири было запрещено. Братство преподобного Германа получало выговоры за печатание материалов о блаженном Иоанне почти каждый раз, как появлялись какие-то свидетельства о его чудесах – и это в свободной прессе в свободной Америке! Когда покойный отец Серафим (Роуз) запросил об этом правящего епископа, тот раздраженно сказал: «Не печатайте об архиепископе Иоанне, пока живы его враги!» – «Но почему?» – Была естественная реакция. Ведь тогда не будет в живых и его друзей, а значит ничего не останется и для печати! На что последовал многозначительный ответ: «Тогда сможете писать, что хотите!» – Это означало, что можно будет спокойно плести «безвредные» для клира, бессильные легенды, но не правдивые, волнующие сообщения о реально живом Святом, основанные на фактах, засвидетельствованных теми, кто действительно знал его таким, каким он был. Братство преподобного Германа пожаловалось на это подавление истины другому иерарху, епископу Нектарию, другу и защитнику блаженного Иоанна. В ответ епископ Нектарий встал, перекрестился и заключил: «С вашей стороны было бы грехом, получив свидетельства и лично проверив, по какой-либо причине их не публиковать».

Но что нас действительно интересует – какова же воля самого Святителя в связи с публикациями о нем.

Известно много случаев в прошлом, когда святые после смерти подтверждали истинность своих житий. Так, когда были подвергнуты критике писания святителя Игнатия (Брянчанинова), святой Епископ явился одной женщине и сказал ей: «Все, что написано в моих книгах – истина». Подобным образом и блаженный Иоанн посмертно явился своему ближайшему другу и ученику архимандриту Митрофану, чтобы благословить и вдохновить его на дело увековечивания его чудотворных деяний и распространения его почитания. Вот как об этом свидетельствует сам отец Митрофан.

«Мир вашим душам и спасение! Я решился самым серьезным образом заняться собиранием материала о владыке Иоанне и почувствовал настоятельную необходимость в этом. Той же ночью я, после принятия этого решения, ясно и близко увидел архиепископа Иоанна. Он был очень радостен и благословил меня. Хвала Господу во святых Его! Это угодно Богу, потому что Божии святые совершают чудеса не собственной, но Его Божественной силой. Я уже проверил ряд случаев, когда люди получили исцеления... Милость и Божие благословение на вас... Целую вас о Господе. Буду прилежно молиться о вас во Святой Земле.

Ваш усердный проситель пред Богом, недостойный архимандрит Митрофан. Сан-Франциско, Калифорния, 1972 год, 17 (30) августа».

Игумен Герман (Подмошенский).

Эпилог

Значение блаженного Иоанна для людей XX столетия нельзя переоценить. Те, кто прочли эту книгу, услышали неоспоримые свидетельства, исходящее из разных стран всего мира, о великой духовной силе, воплощенной в этом хрупком, маленьком человеке. Сам Бог привлечен был пламенным, любящим сердцем блаженного Иоанна, которое стало сосудом Его Благодати. Он доверил святому небесные тайны и способность преодолевать законы физического мира, сделав его соединяющим звеном между Собой, Творцом, и нами, Его творениями.

Теперь, когда почитатели блаженного Иоанна уже много лет стремятся прославить его во всем мире, имя его стало связываться с образом мужественного, дерзновенного героя веры, совершавшего чудеса везде и всегда. Таким, можно в том не сомневаться, будет его образ, если посмотреть на его жизнь с духовной точки зрения. Но те, кто не знал его при жизни, должны честно спросить себя: воспринимали бы они его таким же, если бы видели непосредственно, а не через призму многолетнего почитания? Давайте вспомним, что многие активные церковные люди, «сознательные» клирики и широко почитаемые иерархи, отвергали или даже презирали блаженного Иоанна при жизни. Они открыто «шипели» на него, когда он входил в храм, говорили, что он гордый и в прелести, сравнивали его даже с отталкивающим персонажем из «Братьев Карамазовых» – отцом Ферапонтом.

Наша первая реакция, когда мы слышим о таких людях: как они могли быть такими слепыми?! Не очевидно ли было, что он святой?! Нет, это не было очевидно. Если взглянуть на блаженного отстраненно, он являл зрелище шокирующее: растрепанный, согбенный, с дефектом речи, звучащей иногда как бессмысленный лепет. Твердость его богонаправленной воли, то самое качество, которое позволило ему достичь таких высот аскетизма, ошибочно принималась за гордость и пустое упрямство. Для многих он был только эксцентричным, упрямым стариком, настаивающим на своих «вздорных» идеях относительно того, чем должна заниматься Церковь. Но что более всего раздражало «мудрых мира сего», так это то, что его невозможно было использовать в интересах какой-либо их клики или партии. Он был свободен пред Богом. Короче говоря, он был совершенным «бесчестием» мира сего в глазах тех, кто видит только внешнее и стремится к достижению временных преимуществ для себя или «своих».

Мир, что лежит во зле и чей князь диавол, стремится уменьшить влияние блаженного Иоанна. Хотя благочестие не может «преуспеть» в приобретении ценностей этой падшей, испорченной земли, но такие святые, как блаженный Иоанн, оказываются победителями пред лицом вечности и Страшного Суда. Нынешнее преобладание зла не должно нас заставить пассивно допускать торжество неверия, и наш долг – защищать добро от натиска мира сего. Поэтому, даже если мы среди тех, чей взгляд преодолевал внешнюю видимость и расхожие мнения или кто чувствовал симпатию к блаженному Иоанну, когда на него клеветали и подвергали суду – этого еще недостаточно. Если мы хотим быть благочестивыми, мы должны быть героями – такими, каким был сам блаженный Иоанн. Мы должны быть готовы поступиться даже нашим добрым именем, нашим личным или групповым статусом, поступиться нашей «респектабельностью», возвещая неослабную силу Бога, прославляемого во Святых Своих.

Один православный священник, который сам засвидетельствовал несколько чудес блаженного Иоанна, хорошо сказал, что «блаженный Иоанн своего рода «водораздел» между людьми, особенно сейчас. На многих примерах отчетливо видно, что те, кто почитает блаженного Иоанна, оказывается преданным и верным Церкви Христовой, и кто не почитает и даже клевещет на него, преследует корыстные цели и исполнен самообольщения.

В большинстве случаев причиной, побуждающей людей компрометировать славу Святителя, является зависть. Как истинный апостол Христов, блаженный Иоанн был соблазном для обычных «администраторов», чуждых его духа. Он был движим любовью, и эта любовь возвращалась к нему в той же чистой, безусловной форме. А те, кто завидовал ему, следовали меркам «благоразумия», и «любовь», которую они могли получить, была лишь установленной данью почету, предназначенной людям высокого положения. Они хотели избавиться от блаженного Иоанна, потому, что он со своей любовью был для них слишком неудобен.

Разногласия, связанные с почитанием Святителя, отнюдь не что-то новое в Церкви. Например, мы знаем и любим преподобного Серафима как великого русского святого. Но значительно менее известны масштабы человеческого осмеяния преподобного Серафима при его жизни и стремления стереть его память среди верных после его смерти. Его последователи в деле прославления своего отца и учителя встретились с великими трудностями. И действительно, если бы не воля Царя-Мученика Николая II в деле канонизации Преподобного, его завистливые враги добились бы своего, и сегодня он едва ли был бы вообще известен.

Но несмотря на дьявольские попытки затмить благодатные лики святых, пробуждающих и вдохновляющих веру христиан, Христос обещал, что врата ада не одолеют Церковь (Мф. 16:18). В случае с блаженным Иоанном бесспорные свидетельства о его святости стали уже столь многочисленны, что обманы и хитрости врага оказались бессильными сокрыть ее. Некоторые православные епископы уже служили полные службы блаженному Иоанну, подтверждающие местные прославления (канонизацию) его как святого.

Нет сомнения, что блаженный Иоанн был послан как дар святости людям в последние времена. В эпоху, когда подделка стала нормой во всех сферах жизни, когда истинный дух Христовой веры оказался столь сокрыт, что большинство забыли и о самом его существовании, блаженного Иоанна можно рассматривать как образец духовной подлинности. Он в определенном смысле мерило, позволяющее судить о том, кто и что в наше смутное время является реальностью. И единица его измерения ничто иное, как чистая христианская любовь, которая присутствовала в блаженном Иоанне и источалась им в изобилии. С этой любовью борьба за духовную жизнь становится не напрасной. А без нее все, что остается от человеческих отношений и церковной жизни, будет только тем или иным видом суетности, выраженной в злословии и коварных ловушках или, напротив, во взаимной лести и одобрении. Блаженный Иоанн задал верный тон истинного апостольства в современном мире. По мере того, как все большее число людей входят в Православную Церковь перед приближением последней развязки зла, пусть они видят в нем своего любящего наставника и пастыря, не подвластного смерти.

Иеромонах Дамаскин (Христенсен), 1993 год.

* * *

21

Православная Русь», 1967, № 3.

22

Традиция, пришедшая из старой России, когда просят молитв святителя у его гробницы.

23

«Православная Русь», 1979, № 20, с. 16.

24

«Русское возрождение», 1985, № 1, с. 65–80.

25

«Русская жизнь», 1966, 27 сентября.

26

«Православный благовестник», 1969, № 6, с. 81–82.

*

Из личной корреспонденции и книги «Мои мемуары» (на русском языке). Сан-Франциско, 1975.

27

См. также свидетельство № 44.

28

См. ее воспоминания в I части этой книги.

29

Имеется в виду группа приходов, восстановившая в употреблении галликанский обряд – древний богослужебный чин, бывший в Западной Церкви до ее отпадения от Православия. У истоков этого движения стоял отец Евграф Ковалевский, основавший в 1937 году первый приход западного обряда в Московской юрисдикции, Когда владыка Иоанн стал правящим архиереем Западной Европы, он принял под свой омофор в 1959 году отца Евграфа и его приходы (коих тогда стало уже несколько) и конституировал их как особое объединение – Французскую Православную Церковь. В 1964 году, будучи уже в Америке, он постриг отца Евграфа в монашество с именем Иоанн и посвятил, с благословения митрополита Анастасия, во епископа. После смерти Владыки на Французскую Церковь со стороны Синода стало оказываться сильное давление с целью возвращения ее к восточному обряду и русификации, простершееся вплоть до извержения епископа Иоанна из сана, которое он, впрочем, «вменил яко не бывшее». После смерти последнего в 1970 году «галликанцы» обратились в Румынский Патриархат, который принял их в свою юрисдикцию и рукоположил им нового епископа – Германа Сен-Денийского. К настоящему времени в одной только Франции существует около восьмидесяти приходов. Имеются «галликанские» приходы также и в других странах Европы и в Америке. Название «Французская Православная Церковь» несколько лет тому назад было упразднено руководством Румынского Патриархата. – Прим. изд.


Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс