профессор Сергей Михайлович Зарин

11) Проф. К. Д. Попов.

Блаженный Диадох (V века), епископ Фотики Древнего Эпира, и его творение. Том первый. Творение Бл. Диадоха. Греческкий текст, редактированный по древним греческим рукописям, с предисловием, русским переводом, разночтениями, примечаниями и приложениями. Киев. 1903 г.

В этой своей серьезной, потребовавшей много кропотливого труда докторской диссертации проф. К. Д. Попов сопровождает примечаниями, иногда очень обстоятельными и обширными, многие термины и выражения Бл. Диадоха, которые встречаются в его сочинении, известном с именем Λόγος άσκητικός. Эти примечания имеют своей целью, путем сопоставления известного места названного аскетического произведения, трактующие о том или другом предмете, с другими местами и выражениями того же произведения, раскрывающими тот же предмет, уяснить в возможно полном и подлинном виде действительные воззрения Бл. Диадоха по тому или другому вопросу. Вместе с тем почтеннейший ученый почти всегда – в этих случаях – стремился уяснить место и значение Бл. Диадоха в ряду других, предшествовавших аскетических писателей, с целью определить, в чем Бл. Диадох солидарен со своими предшественниками, в чем он, по-видимому, оригинален и что от него собственно заимствовали писатели времени последующего. Приводя те или другие выдержки из Евагрия Понтийского, Антония Великого, Макария Египет,, Василия Великого, Григория Богосл., Григория Нисского, Иоанна Златоуста (сравнительно редко), Нила Синайского, И. Кассиана, Марка Подвижника, Исаака Сиринаа (вообще нечасто), И. Лествичника, Максима Исповедника и некоторых других, проф. К. Д. Попов соприкасается в некоторых случаях и с нашим изложением тех или других пунктов аскетического мировоззрения, так что некоторые наши цитаты из святоотеческой аскетической литературы иногда совпадают с теми, которые содержатся в названной диссертации. Однако это совсем не значит, что мы пользовались названным трудом проф. К. Д. Попова, как справочной книгой. Это бесспорно и совершенно невозможно уже потому, что мы соприкасаемся с К. Д. Поповым далеко не во всех, а только в некоторых пунктах и вопросах; между тем святоотеческие аскетические труды, указанные нами в «Предисловии”, изучены нами в их полном объеме и по всем входящим в содержание нашей диссертации вопросам самостоятельно. Поэтому – естественно – святоотеческие цитаты привлекаются нами на всем протяжении диссертации и по всем последовательно раскрываемым в ней вопросам. Совпадение же некоторых цитат и по некоторым вопросам объясняется просто общностью некоторых (но далеко не всех) источников, к которым естественно обязан обращаться всякий, изучающий православный «аскетизм“. Эту некоторую общность нам пришлось только констатировать, так как большая часть нашей работы была уже почти окончена, когда мы имели возможность познакомиться с диссертацией К. Д. Попова.

Располагая вообще большими данными в отношении количества изученных представителей святоотеческой аскетической письменности, мы и цель при раскрытии даже одинаковых данных имели другую, по сравнению с той, которую преследовал К. Д. Попов. Почтенный ученый все направлял собственно к уяснению мировоззрения Бл. Диадоха; цитаты из других святоотеческих писаний привлекались лишь потому и постольку, поскольку, по сравнению с ними, выпуклее, рельефнее оттенялись особенности учения этого именно аскета со стороны их сходства или различия, В нашей же диссертации все служит к раскрытию православного учения, к уяснению его общего духа и основного смысла. Православный «аскетизм » выводится из особенностей православного учения о «спасении»; основная цель и существенное содержание «спасения» определяют и все частные моменты «аскетизма», объясняют смысл и значение и всех отдельных подвигов, тех или иных аскетических средств. Здесь все раскрывается по особому самостоятельному плану, из известных обоснованных и тщательно проверенных предпосылок. Некоторое совпадение цитат относится лишь к некоторым второстепенным пунктам и не касается самого существа сочинения.

Там же, где проф. К. Д. Попов делает некоторое обобщения, сообщает положения более общего характера, мы, или располагая какими-либо другими данными или же по иным соображениям, всякий раз специально указываемым, иногда прямо расходимся с ним более или менее во взглядах.

Так, напр., мы полагаем, что свв. Отцы – аскеты различали те два момента постепенного образования «страсти» из «помысла», которые у них обозначаются терминами συγκατάθεσις и συνδυασμός,1190 тогда как проф. К. Д. Попов категорически утверждает, что эти «слова синонимические как по своему значению, так и по употреблению их в творениях более древних (по сравнению с И. Лествичником) писателей; этими словами обозначается один и тот же психический акт“.1191

Некоторые православные богословы в своих исследованиях касаются тех или иных частных вопросов, близко соприкасающихся с «аскетизмом “ или прямо входящих в объем этого понятия.

* * *

1190

См., нашу брошюру: «Сущность и значение страстей, по православно-аскетическому учению» (СПБ. 1905, стр. 41 примеч.) и II гл. нашего сочинение, стр. 251–253, 256–257.

1191

стр. 80.


Источник: Аскетизм по православно-христианскому учению : Этико-богослов. исслед. Сергея Зарина : в 2 книгах. 1907. / Книга первая: Критический обзор важнейшей литературы вопроса. - СПб.: Типо-Литография С.-Петербуржской Тюрьмы. 1907. – 388 с.

Комментарии для сайта Cackle