протоиерей Тимофей Буткевич

О миссии католической и протестантской

Доклад, прочитанный в заседании особого по миссионерским делам Совещания при Св.Синоде. 27-го марта 1908 г.

Достопочтеннейшие Архипастыри!

Наперед прошу Вашего отеческого снисхождения ко мне и моему докладу. Взятая иною на себя задача чрезвычайно тяжела и в значительной мере превышает мои силы, особенно-при краткости времени, которым я располагал для составления настоящего доклада. Кроме того, по независящим от меня обстоятельствам, я не имел возможности воспользоваться и всеми необходимыми пособиями для надлежащего выяснения того положения, в котором в настоящее время находится миссионерское дело у католиков и протестантов...

Не скрою,-вопрос о католической и протестантской миссиях меня интересует уже давно; но теперь его разрешение составляет насущнейшую потребность для каждого действительного члена нашей Православной Церкви, умеющего сознавать и понимать „знамения времени» (Матф. XVI, 3).

Как ни тяжело, как ни прискорбно, какая боль ни ощущается в сердце, но нужно сознаться, что наша миссия-и внешняя, и внутренняя-далеко не стоит на той высоте, на которой бы ей нужно стоять, особенно-в настоящее время. Вы лучше меня знаете, как превратно понята русским обществом дарованная ему пресловутая „веротерпимость»... Она понята не в смысл дарованной всем свободы-каждому устраивать свое спасение тем путем, какой он находит к тому наиболее пригодным и целесообразным, не в смысле дозволения молиться Богу, как кто находит наилучшим и истинным, не в смысле права-веровать согласно своим убеждениям и требованию свофй религиозной совести, как понимается „веротерпимость» всеми разумными мыслителями и законодателями. У нас, как это мы видим на каждом шагу, „веротерпимость» понята лить в смысле дарования иноверцам права безграничной религиозной разнузданности и безнаказанного проявления, в самой грубой форме, крайней враждебности к нашей Православной Церкви, а для людей неверующих, для безбожников и атеистов, представился удобный случай порисоваться своим неверием, беспрепятственно кощунствовать, на законном будто бы основании оскорблять верующее сердце благочестивых людей, наполнять наш скудный и жалкий книжный рынок атеистическими и порнографическими „произведениями» продажных и развращенных литературных хулиганов, сеять ядовитые семена нравственного разложения в наших школах, потрясать основы благочестивой жизни православных семейств и т. д. Содрогаешься всем существом своим, когда живо представляешь себе все те ужасные плоды, которые, не более как в два года, принесло русскому обществу превратное понимание манифеста 17-го апреля!.. Раскольники и сектанты не только подняли голову, но крайне нахально, возмутительно дерзко стали на каждом шагу проявлять свою, ничем не оправдываемую враждебность ко всему, что носит на себе печать Православия и церковного благочестия. И их враждебность к Церкви Христовой выражается тем резче и возмутительнее, чем чаще и торжественнее с ними перемигиваются и любезничают наши министры и сановники. В своих газетах и журналах, которые издаются свободно и под такими названиями, что, по простоте и неведению их легко принять за православные, они вовсе не разъясняют своих лжеучений и не имеют в виду прямых задач раскола, а опять-таки лить обнаруживают свою непримиримость и вражду к Церкви Православной. И лож, и клевета, инсинуации и интриги,-все в их руках оказывается дозволительным и законным. Не пощажен даже и великий молитвенник русской земли-о. Иоанн Сергеев. Ни одного номера раскольнического журнала, ни одного листка раскольничьей газеты не приходилось мне видеть без того, чтобы в них не было брошено грязи в этого достойнейшего человека! И чувствуешь, что это делается только по вражде к Церкви Православной, делается только потому, что о. Иоанн-лучший из ее священнослужителей!.. О клевете на Синод, епископов, русских богословов- нет нужды и говорить... Впрочем, и в лоне Церкви, среда тех лиц, которые еще считаются православными, немного приходится видеть отрадного. Газеты наши настолько пропитаны тенденционно-враждебным христианству или, как справедливо говорят некоторые, „жидовствующим» духом, что их и в руки не хочется брать; а возьмешь-пожалеешь... В окно книжного магазина глянуть нельзя: корыстолюбивые книготорговцы тычут в глаза лить переводы возмутительных книг Штрауса, Ренана, Фейербаха, Спинозы, а из „произведений» оригинальных можно увидеть только „Религию и Проституцию», да брошюры порнографического содержания; на площадях мальчишки навязываются с „Письмом Петрова»... А зайдите в церкви,– де пустуют; религиозная холодность чувствуется повсюду. И даже в низшем классе, среди крестьян, мещан, фабричных рабочих и мастеровых ложно понятая „свобода совести» обнаруживается особенно грубо: в возмутительном кощунств, отсутствии уважения к святыням, нахальстве и распутстве.1 Обругать непечатною бранью идущего по Невскому проспекту престарелого и почетного православного священника в их глазах-даже похвально; сделать это в присутствии полицейского чиновника- теперь не считается уже и геройством, ибо такие нахалы знают, что полицейский не скажет им ни слова-промолчит,-потому-„свобода совести дана всем»!..

На западной окраине нашей польские ксендзы и даже епископы (напр. Рооп) неистовствуют беспрепятственно; несчастные „схизматики», не вида другого исхода, десятками и сотнями тысяч переходят в католичество; нет для них более защиты; негде им искать для себя опоры. Свобода вообще и свобода совести в частности заковали их в тяжелые цепи рабства! Пришлось сдаться вековому врагу! Не изменив вере, им нельзя было более оставаться среди воинствующего католичества и его преданнейших чад-поляков. Но не лучше живется ныне и на юге России нашим православным малороссам. На дорогой мне Украине едва ли есть пядь земли, которая некогда не была бы обагрена благородною казацкою кровью наших славных предков и обагрена именно-как свидетельствует история края-за веру Православную, за Русь святую! А теперь на этой святой земле на Православие воздвигнуто настоящее гонение!.. Свобода совести там дала простор всем-и штундистам, и баптистам, и толстовцам и духоборам, и молоканам и хлыстам, и скопцам и шалопутам, и адвентистам и новым израильтянам,-только одним православным-населению коренному-не нашлось более места в родной стране. Забыв, чьи они дети, забыв свои священные предания, забыв Гонту и Желязняка, они покорно склонили голову пред евреями, поляками и немцами. Вот кому ныне они продают свою веру!.. Протестантизм исповедует догмат: „чья страна, того и религия»; нечто подобное могут сказать ныне и наши малороссы: „чья земля, того и вера!» На Украине имения, принадлежавшая раньше православным помещикам, теперь все больше и большее переходят в руки капиталистов – евреев, поляков и немцев. Но, во имя дарованной ныне веротерпимости и свободы совести, превратно понятых, в имении поляка крестьянину, у него работающему, трудно остаться православным; в имении немца-он, по меньшей мере, должен обратиться в штунду или баптизм, у еврея-он может достиг чего-либо только неверием и разрывом с Православною Церковью...

Но что говорить о простом народе? И интеллигенция наша не лучше, если не хуже. Индифферентизм, холодность к вере, мнимо-ученое неверие, незнание вероучения и нравоучения своей родной церкви, презрение к ее духовенству, желание реформировать Православие по образцу (главным образом) протестантства или католичества, критические только отношения ко всем обрядам и религиозным обычаям родной страны-вот те самые существенные признаки, которыми характеризуется русский интеллигент! Л. Толстой и толстовцы для него люди, наиболее приближающиеся к христианскому идеалу,-и он на каждом шагу и при всяких обстоятельствах готов самым строжайшим образом осуждать наш Св.Синод за отлучение Толстого от Церкви. Ренан, по его мнению, лучше всех понял Христа и христианство,– и он просто недоумевает, что дурное ложно находить в книжке этого типичного французского невера-„Ѵ40;ие de Jesus“... Лишение сана бывшего священника Петрова для русского интеллигента-соблазн... „Человек умный, писатель далеко незаурядный, образованный, к удивлению, даже либеральный и передовой; его питает вся Россия; его читают крестьяне... За что же его лишили сана? Письмо к митрополиту?.. Ну, что же? Я читал это письмо: и по моему, Петров прав,-теперь все так думают!.. Нет, это-ваше закорузлое ведомство, невежественное духовенство, реакция»... и т. д. и т. д. Такие речи приходится слышать нередко от многих русских интеллигентов. Но если лишение Петрова священнического сана для них служит соблазном, то переход бывшего православного архимандрита, профессора духовной академии и магистра православного богословия-в раскол иди превращение одного православного священника в магометанина, а другого-в штундиста-для них явление вполне естественное и совершенно понятное! „Ведь свобода совести предоставлена всем! Почему же только эти несчастные люди должны быть лишены ее? они поступили так, как подсказывала им их совесть, как требовали их религиозные убеждения»... Грустно и тяжело.

Где же искать спасения? Где выход из того омута, в котором мы не только вязнем, но уже и завязли?..

Дума... Парламент... Конституция... „Подождите! Бог даст, все уладится. Все придет в надлежащий порядок»...

Дума... Но что же-дума? Члены государственной думы- все те же русские интеллигенты! И они ведут себя как интеллигенты: с иноверцами-евреями, католиками, протестантами, раскольниками и сектантами они любезничают и сентиментальничают... Они хотят прослыть гуманными и либеральными... И они слывут таковыми в глазах некоторых. Им хочется быть не русскими, а европейцами-на подобие немцев, англичан и в особенности- французов. И они, действительно, оказываются таковыми, когда им приходится говорить свои длинные речи о чем-либо специфически русском и в особенности-о Православной Церкви, духовенстве, школе. В этом отношении и третья дума не далеко ушла от двух своих предшественниц. Члены думы весьма сочувственно относятся ко всему враждебному Православной Церкви. Они находят справедливым все, что требуют раскольники, сектанты, евреи и поляки; без возражений слушают, как в заседании думы клевещут на нашу церковь раскольники и католики, не возмущаются их оскорбительным поведением, верят им, будто бы когда-то они были мучениками за веру. Но как только дело касается интересов Православной Церкви, члены Думы, даже демонстративно именующие себя православными, совершенно изменяют свое поведение и говорят уже так, как будто бы они и в самом деле атеистические французы, вроде Комба, или иноверные по отношению к нам пруссаки... Гуманист превращается в грубого нетерпимца!

Нет, православию не ожидать ничего доброго от Государственной Думы, члены которой самые типичные русские интеллигенты, так же превратно понявшие дарованную нам „веротерпимость», как поняли ее и многие другие, в особенности-раскольники, сектанты и недоучившиеся в гимназиях газетные репортеры...Впрочем, нечего удивляться тому, что многие в России поняли по-своему манифест 17-го апреля и веротерпимость смешали сначала с свободою совести, затем- с религиозным равноправием и, наконец, с дозволением-безнаказанно проявлять дикую враждебность к Православной Церкви и стремиться к ее порабощению и угнетению.

Насколько я знаком с историею своего и других народов и насколько я знаю социальные отношения и условия жизни-по крайней мере-европейских государств, я не могу указать ни одного народа и ни одного правительства, которые бы отличались такою широкою и безукоризненною веротерпимостью, какую всегда обнаруживали к иноверцам и русский народ, воспитанный Православною Церковью в духе христианской любви и терпимости, и русское правительство, остававшееся верным этим истинно-гуманным принципам до настоящего дня.

С самого начала нашей истории папы задумали упорно вести пропаганду католичества среди русского населения; многие из них присылали своих миссионеров даже к великим князьям (Иннокентий III-к Роману Галицкому, Гонорий III-к Ярославу, Иннокентий IѴ40;-к князю Галицкому Даниилу) с целью увлечь их из Православия в католицизм, а их царство подчинить папскому престолу... И наши князья с удивительною деликатностью относились к этим дерзким и испрошенным пропагандистам, по часам выслушивая их лживые речи. Папа Лев X, а затем и его преемник Климент VII с той же целью отправляли своих послов к князю Василию, а иезуит Поссевин имел нахальство предстать даже пред очи Иоанна Грозного в качестве римско-католического миссионера и он сам же описывает, как кротко и снисходительно выслушивал его государь. Папа Климент VIII даже дважды намеревался обратить в католичество нашего блаженного и благочестивейшего царя Феодора Иоанновича... Что Карамзин в своей „истории» четыре раза восхваляет русских за их веротерпимость, – это не диво2 ; но ведь то же самое писал в свое время своему правительству и австрийский посланник Кобенцель. В царствование Иоанна III дерзкий папский легат с необычайною торжественностью и во всем своем пурпуровом облачении, в своей высокой епископской шапке и перчатках, разъезжал по всей нашей России-от Смоленска до Москвы,-при чем в особых санях везли пред ним и латинский кржиж, т. е. литое серебряное распятие. Здесь ли место обличать русский народ и русское правительство в недостатке веротерпимости и в фанатизме? Пускай бы наш епископ проехал с такою торжественностью в то время по Италии или Испании! Что бы ему сказали католики?

Петр I еще в 1702 году торжественно объявил, с какою веротерпимостью он относится к своим подданным и как он уважает свободу религиозной совести. „Совести человеческой (писал он) приневоливать не желаем и охотно предоставляем каждому на его ответственность пещися о спасении души своей». Нужно вдуматься в эти слова, чтобы видеть, насколько указ Петра I упредил манифест Николая II! При Петре II русским людям был объявлен свободный переход в католичество и этим правом поспешили воспользоваться даже Долгоруковы и Голицыны, как при Екатерине II им воспользовались Гагарины, Одоевские, Толстые и Растопчины. Веротерпимость Екатерины, впрочем, всем известна. В этом отношении русская императрица хотела подражать не кому другому как „Всевышнему Богу, Который на земле терпит все веры, языки и исповедания» (срв. указ 1773 г.). „Запрещение разных вер» она объявила в своем „Наказе"-„вредным для спокойствия и безопасности граждан пороком». Жаль только, что на практике веротерпимость Екатерины выражалась в большей благосклонности к католичеству, чем к православию, которое при пей было доведено до явного унижения и угнетения. По словам ученого профессора Знаменского, правительство Екатерины считало нужным с величайшим вниманием наблюдать все интересы католиков... Русские законы и власти обязаны были защищать целость католической церкви от всяких вредных для нее влияний, в том числе и от влияния православных пастырей. Чтобы не обидеть католиков, православным архиереям было запрещено принимать даже ушатов в лоно Православной Церкви. Белоруссии Екатерина дала (в 1773 г.) особого католического епископа, которого там никогда не бывало. У православных монастырей она отняла их имения, отдав их своим фаворитам; а владения и богатства католических монастырей оставила в полной неприкосновенности; жалованье православному архиепископу в Белоруссии было назначено в размере 6 тысяч, а католическому выдавалось по 60,000 р... Павел I, приняв звание генерала или великого магистра католического ордена, естественно должен был не только терпеть католичество, но и покровительствовать ему. И так было на самом деле. Католический митрополит Сестренцевич был фго другом; иезуит Грубер имел на него чрезвычайное влияние; поляки и в особенности польские магнаты в его глазах стояли выше русских сановников; к иезуитам он относился всегда с особенною благосклонностью; от него они получили в дар значительное количество имений и право пропаганды. На набережной Екатерининского канала и на углу лучшей из петербургских улиц (Итальянской) еще и теперь стоит громадный каменный дом, украшенный колоннами и тяжелым классическим фронтоном. Это-бывший иезуитский коллегиум,-красноречивый памятник того, какою веротерпимостью (если же более) отличались Екатерина II и Павел, только в этом кажется, и сходившиеся между собою. Ради сокращения времени, не считаю научным говорить о той благосклонности, с какою относились к католичеству последующие императоры: Александр I, Николай I, Александр II и Александр III. Это всем известно, равно как всем известно, какою свободою вероисповедания пользовались у нас католики и до последнего времени. Их никто ни в чем не стеснял: костелы свои они строили, где хотели, богослужения свои совершали открыто; беспрепятственно устраивали свои торжественные ходы и процессии, имели свое собственное духовенство-ксендзов, бискупов, даже митрополита, получающих из казны жалованье в большем количестве, чем духовенство православное. Но всех русских учебных заведениях они могли обучать детей и своей религии; могли иметь и имеют сбои собственные школы, богадельни, кладбища. Католикам всегда были открыты у нас все государственные должности и все ступени иерархического служения... О какой же после этого веротерпимости по отношению к России могла быть речь? Чего им именно не доставало? В Петербурге католический костел св. Екатерины находится на самом бойком месте Невского проспекта, подаренном тоже Екатериною, хотя и не святого. А где устроена в Париже наша церковь? На таком же месте, как Екатерининский костел, устроены и протестантские кирки (кирка св. Петра и церковь голландская); а найдите-ка нашу церковь в Берлине!.. На днях я был на Васильевском острове. Еду по улице и на 1-ой линии вижу на одном здании надпись и не верю своим глазам,-надпись гласит: „Императорская римско-католическая духовная академия». Наши академии много услуг оказали России; но хотя одна из них удостоилась ли высокого счастья-именоваться Императорскою? Я посмотрел на надпись еще раз и убедился, что она сделана задолго до 17 апреля, т. е. еще в то время, когда в России веротерпимости будто бы не было...

К протестантам в России всегда относились с такою же благосклонностью, как и к католикам. Как и католики они всегда и до последнего времени пользовались у нас полною свободою вероисповедания. Они так же, как и католики, где угодно, строили сбои кирки3, беспрепятственно отправляли сбои богослужения; ради них в Юрьевском университете наше правительство содержит особый богословский факультет и т. д. Чего же еще им нужно в атом отношении? О какой веротерпимости можно еще вести речь? Но я чувствую, что я мало сказал о религиозной свободе протестантов в России. Есть факты (и их много), которые убеждают меня в том, что наше правительство и наши интеллигенты в течение нашей истории относились к протестантам еще с большею благосклонностью и с большею предупредительностью, чем к католикам. Причина этого явления, по-видимому, заключалась в том, что с одной стороны члены нашей Императорской Фамилии почти всегда вступали в брак с лицами протестантского исповедания и что немцы у нас в императорский период нашей истории нередко занимали места и должности высших государственных чиновников, до канцлера включительно, а с другой – в самой рационалистической сущности протестантства, которую наши свободолюбивые интеллигенты легко могли отожествить с свободою; во всяком случае им нравилось протестантское отрицание постов, монашества, иконопочитания, богослужебных обрядов. Не буду говорить о том, что, подобно католикам, и протестанты уже вскоре после смерти Лютера думали вести у нас широкую религиозную пропаганду. Подобно Поссевину, и лютеранский миссионер Роцита или Рокита (в 1570 г.) являлся к Грозному с целью обратить его в свою новоиспеченную веру. И царь имел терпение не один час слушать его, причем предложил ему сидеть пред ним „на возвышенном месте, устланном богатыми коврами». Но я не могу не отметить хотя некоторых фактов, ясно говорящих о том, что наша благосклонность к протестантству часто выражалась в форме явного унижения и даже угнетения Православия. Благодаря благосклонному отношению к немцам Грозного, позволившего им в самой Москве выстроить три кирки, Феодора Иоанновича, Бориса Годунова (в особенности), Михаила Феодоровича и наиболее всех Петра, немцы скоро поналезли в Россию и с редким нахальством, как показывает дело Тверитинова,-стали вести здесь свою религиозную пропаганду, издеваясь над Православием и восхваляя свое лютеранство. Архипастыри наши увидели себя вынужденными принять хотя какие либо меры для ограждения православных от совращения. Впрочем, никаких мер в действительности принято не было. Дело ограничилось лишь тем, что тогдашний президент Св. Синода, митрополит рязанский Стефан, написал книгу („Камень веры»), в которой предлагал читателям критический разбор лютеранского вероучения. И что же? Чтобы не обидеть протестантов, представитель нашей церкви не мог издать в свет своего чисто научного сочинения; оно было напечатано лишь двадцать лет спустя после его написания, когда его автора уже не было в живых. Спрашивается: кто в это время у нас больше нуждался в свободе вероисповедания: православные или протестанты? Отвечать на этот вопрос после сказанного мне нет нужды. А что делалось в России при Анне Иоанновне или Петре III,-тому трудно поверить. Управлявший в имении Шидловского немец Гофман донес на двух священников с. Цареборисовой (Изюмскаго уезда), что в частной беседе они обозвали лютеранскую веру „лжеучением», и за это в харьковском духовном правления „либеральные обличители протестантства „были биты плетьми с пристрастием». Белгородский архиепископ Досифей также отозвался как-то невыгодно об учении протестантов-и я никак не могу дознать, где находятся его кости. Неограниченною свободою вероисповедания и особым покровительством пользовались в России протестанты также и в царствование Александра Благословенного. В то время кафедру православного богословия в харьковском университете чуть-чуть не занял один протестантский пастор, который имел покровителей в лице единоверных сановников в С. Петербурге. Во всяком случае не недостатком веротерпимости в России нужно объяснять то, что эта немецко-протестантская затея не удалась... Наши администраторы-немцы в должности министров, губернаторов, директоров гимназий не стеснялись унижать Православие, когда только они этого хотели. Они приказывали православным священникам по-царски встречать их в церквах, лично во время литургии выносить им просфоры, поминать их на торжественных молебствиях. Директоры гимназий, по распоряжениям министерства, не только руководили религиозным воспитанием православного юношества, но не позволяли законоучителям в гимназических церквах произносить поучений без их предварительного одобрения. И я, будучи профессором харьковского университета по кафедре провожавшие богословия, обязан был представлять двум ректорам протестантского вероисповедания на предварительный просмотр каждую свою проповедь. Обер Прокурор Св. Синода К.П. Победоносцев был бессилен оказать мне помощь в этом отношении...

Основательнее, повидимому, жалобы на притеснения раскольников и сектантов. И в государственной думе, и в обществе, и среди раскольников и легкомысленных „православных» слышится одно: „раскольники-мученики, невинные страдальцы, гонимые за веру; им не позволяют молиться, их преследуют, ссылают в Сибирь, заключают в тюрьмы» и т. д. и т. д.

Не спорю, иногда русское правительство преследовало раскольников и сектантов, предавало их суду и подвергало наказанию. Но это преследование имело не религиозный, а чисто политический характер; раскольников и сектантов подвергали наказанию не за то, что они исповедовали то иди другое вероучение, а за то, что они прикрывали своими религиозными верованиями: в действительности оказывались весьма вредным элементом для жизни русского народа-частной, семейной, общественной и политической. По аналогии с жалобами раскольников можно обвинять русское правительство и в преследовании Православной Церкви, потому что оно подвергает наказанию преступников, именующихся «православными"...

В своем интересном сочинении „Раскол, как орудие враждебных России партий» известный знаток раскола, профессор Н. И. Субботин прекрасно доказал, что наш раскол, по существу своему, есть явление не столько религиозное или церковное, сколько политическое, и -при том отрицательное и крайне вредное для народной жизни. Этот взгляд вполне подтверждается и самыми символическими книгами наших раскольников: Пандектом, Цветником и Собранием от Св. Писания об антихристе, которые находятся в „Сборнике о раскольниках», изданном в Лондоне еще в 1861 году известным эмигрантом Кельсиевым (см. особенно вып.2 стр. 245–269). Из этих книг каждый должен вынести убеждение, что наши раскольники никогда не будут искренно почитать русского царя и никогда не будут даже молиться за него. Но их учению, русский царь, как никонианец,–еретик, с которым нельзя иметь никакого общения: „еретика отрицайся!“ Но этого мало, раскольники простирают свою дерзость до того, что объявляют своего царя прямо антихристом, царствующим в мире; в самом его титуле латинском заключается уже будто бы и его антихристово имя-звериное число: 666 (иператор­ 666). Но если русский православный царь-антихрист, то не только не следует исполнять его указов и распоряжений, но нужно всеми силами противиться им. Так раскольники, действительно, всегда и поступали: они объявили делом антихриста вое реформы Петра и все распоряжения последующих императоров: народные переписи, рекрутский набор, паспортную систему, улучшение путей сообщения и т. д. И нельзя думать, что в настоящее время раскол стал иным. Нет, он остался тем же, чем был с самого начала. В 1896 году, по повелению ныне царствующего Государя, была производила в России народная перепись. И что же? Тираспольские раскольники (в Херсонской губ.), в числе 21, живыми замуровали себя в стены, чтобы только уклониться от антихристовой переписи. „Странники» и теперь ни за что не возьмут паспортов, не пойдут в солдаты, не поедут по шоссе. Министры и сановники в глазах наших раскольников-слуги антихриста. Но раскольники враждебно относятся не только к русскому царю и русскому правительству, но и ко всем вообще русским людям, как никонианам, еретикам, подвластным антихристу. Даниловцы и филипповцы считают тяжким грехом даже заговорить с православными; Федосеевцы все купленные на рынке продукты очищают 100 поклонами, дабы на них чрез отверстие в горшке снизошла благодать Божия. В глазах раскольников православные хуже евреев, хуже папистов, хуже магометан. Питая такую враждебность ко всем русским людям, раскольники никогда не считали преступным причинение вреда и России вообще. Многие из них, как известно, бежали в Турцию (некрасовцы), поселились там и во время наших турецких войн, не исключая и последней-восточной, становились в ряды турецких войск и сражались против своих братьев- россиян; но особенно много вреда причиняли они русским войскам в качестве турецких шпионов. В 1812 году все русские люди, предав пламени свое имущество, оставили Москву; одни только раскольники, деды и прадеды теперешних Морозовых, Рябушннских, Гучковых, с радостным биением сердца ожидали прибытия Наполеона. На Воробьевых горах, через французского коменданта Москвы генерала Дюронеля, они поднесли ему хлеб-соль на серебряном блюде и глубокую тарелку червонцев, прося его милостей к себе. 12 сентября на Преображенском кладбище они давали Наполеону роскошный обед; а на Рогожном, с разрешения „нового царя России», часовня была освящена в церковь... Отказавшиеся молиться за своих природных царей, раскольники неопустительно молились за Наполеона, прося ему побед над Александром! Пользуясь покровительством французского авантюриста, они безнаказанно грабили православные храмы, похищая древние иконы и утварь. Какой-то изувер-раскольник, по имени Никифор Тимофеев, утащил даже часть мощей святителя Филиппа... Как далеко простиралось лицемерие раскольников, можно судить потому, что в расколе образовалась особая секта-наполеоновцев, почитающих Наполеона воплощенным Христом, Спасителем мира и поклоняющихся пред иконою(!), изображающею Наполеона возносящимся на небо...И какая ирония судьбы: эта секта раньше всего появилась в белокаменной Москве4!.. Не считали для себя раскольники позором вступать в сношения с русскими эмигрантами и революционерами: поляком отуреченным-Садик Пашою (Михаилом Чайковским), Гончаровым, Равским и Жуковским, которые, собственно, и дали им их австрийскую лжеиерархию. Не устыдились нации раскольники посылать своего лжеепископа Пафнутия в Лондон к революционерам. Герцену, Бакупину, Кельсисву и Огареву, с тем, чтобы устроить в Лондоне для раскольнического „новгородского архиепископа» кафедральный собор, монастырь, типографию... По внушению этих друзей своих в 1854 году наши раскольники учинили гнусный замысел цареубийства. Главными участниками этого замысла были: раскольнические лжеепископы Алипий и Аркадий и раскольники-миряне. Гончаров, Никита Беляев и некие Стефан, Феодор и Димитрий. Не по воле этих лиц не удался их гнусный замысел.

После сказанного ясно, за что иногда правительство наше преследовало раскольников. Но религиозной совести их никто никогда не стеснял.

«По мне,-объявил, напр., Петр I,-пусть раскольники веруют, чему хотят, и когда уже нельзя их обратить от суеверия рассудком, то, конечно, не пособит ни огонь, ни меч; а мучениками за глупость быть,-ни они той чести недостойны, ни государство пользы иметь не будет». Мало того, Петр, как известно, даже покровительствовал раскольникам, особенно поморцам, керженцам и стародубцам; в самом Петербурге он позволял раскольникам устраивать молельни и бывал на их празднествах. Дочь Петра, Елизавету, за веротерпимость к раскольникам прославляли даже европейцы, а ее указ о предоставлении особых прав и преимуществ ветковцам, как известно, был даже переведен на многие иностранные языки. Петра III сами раскольники превозносят, как государя, относившегося к ним с удивительною благосклонностью и даровавшего им свободу, при самом вступлении своем на престол Екатерина II не только не стесняла религиозной совести раскольников, не только предоставила им полную свободу вероисповедания, но и награждала их особыми правами и преимуществами политическими. Отнимая имущества у православных монастырей, подвергнув бессердечным мукам православного Архиепископа Арсения Мациевича, в то же время выговским раскольникам она подарила в вечное владение целых 12500 десятин прекрасной земли; раскольникам всех толков она дозволила носить бороды, сохранить их костюм; освободила их от всяких податей и рекрутского набора. Беспоповцам она разрешила свободно селиться в самой Москве и основать там большую общину-Преображенское кладбище; а поповцам было дозволено учредить такую же общину под названием Рогожского кладбища. 0 веротерпимости Александра I и говорить нет нужды.

Николай I стал относиться к раскольникам довольно строго только после раскрытия их заговора на жизнь и обнаружения их преступной связи с революционерами. Александр II открыто выражал раскольникам свое благорасположение. При Александре III религиозная совесть раскольников также ничем не была стесняема. Вот несколько выдержек из законов, опубликованных по воле этого государя (Собр. узак. 1883 г. мая 24-го, ст. 469. Полн. Сбор. зак. т. III 1883 № 1545): „Раскольникам дозволяется творить общественную молитву, исполнять духовные требы и совершать богослужение по их обрядам как в частных домах, так равно в особо предназначенных для сего зданиях... Уставщики, наставники и другие лица, исполняющие духовные требы у раскольников, не подвергаются за сие преследованию».

Правительство, с самого начала появления раскола, торжественно заявило, что если оно иногда бывает вынуждено карать раскольников, то карает их не за их религиозные верования, а только за их политические и другие вредные для общественной жизни деяния. Так уже в 1681 году, подвергая раскольников каре в первый раз, правительство пояснило, что это делает оно за великие поносительные речи против царского дома». Поведение правительства правильно понимали и сами раскольники и их интеллигентные друзья-русские революционеры. Так Кельсиев (в своем „Сборнике» стр. 95) говорит: „Скачала на раскол смотрели только как на чисто религиозную секту; но вскоре заметили в нем политический характер, и тогда последовали законы против раскольников, совершенно противоположные выше помянутому весьма либеральному) взгляду». Верно понимают сущность раскола и западноевропейские ученые. Так, берлинский профессор Геринг, написавший целое исследование о нашем расколо-сектантстве, говорит: „По своему догматическому учению раскольники так близко родственны с православными, что стоящий вне их взаимных споров только с трудом может отыскать те пункты, в которых воззрения, относящиеся собственно к учению о спасении, у обоих противников находятся в таком непримиримом противоречии, что исключается всякое общение. Равным образом они не различаются и в своих принципиальных стремлениях: те и другие хотят быть правоверующими пли православными и при том-по одним и тем же авторитетам; те и другие имеют одинаковые принципиальные воззрения на клир и таинства; те и другие одинаково придают существенно важное значение обрядам... Поэтому если бы раскол был явлением только религиозным, то он сам по себе не мог бы долго существовать: он скоро слился бы с русскою Церковью... На самом деле раскол есть явление столько же (?) религиозное, сколько и социально-политическое, консервативно-реакционное, а со времен Петра он принимает уже особый, чисто революционный характер и оказывает противодействие не только церкви, но и государству».

Лишь при таком, совершенно правильном представлении о сущности и характере раскола, какое составили себе Кельсиев и Геринг, понятно и двойственное отношение нашего правительства к раскольникам: когда наши государи видели в расколе только религиозное явление, хотя бы то даже и в виде самых бессмысленных сект его, каковы: нетовцы, немоляки, дырники, и т.п., они относились к нему с полною веротерпимостью и даже благорасположением; но как только они усматривали в нем проявление вредного политического элемента, нетерпимого ни в каком государстве, они предпринимали против него внешние, полицейские меры. Другими словами: если по отношению к раскольникам у нас и нарушался принцип веротерпимости в смысле стеснения раскольников, то побуждением к этому служили не религиозные, а политические мотивы, и виновниками этого были только сами раскольники.

Что сказано относительно раскола, то имеет свое полное значение и но отношению к сектантству. За религиозные верования правительство наше никогда не преследовало никаких сектантов. Некоторым даже оно по временам покровительствовало-в особенности баптистам, молоканам и духоборам. Относительно, напр., хлыстов следственная комиссия, назначенная императором Александром I в 1818 году, утверждала, что „православная церковь должна признать хлыстов своими вернейшими и благочестивейшими овцами, в веровании которых нет ничего, заслуживающего порицания». Целых 88 лет эта секта распространялась по России совершенно беспрепятственно и без всякого стеснения. Император Александр I-ый явно покровительствовал. Хлыстовские раденья происходили даже в зимнем дворце; членами этой секты были (с 1803 г.) обер-прокурор Св. Синода князь Алексей Голицын и министр внутренних дел граф Кочубей!.. Скопцы почти боготворят императора Петра Федоровича за его особенное благорасположение к ним; а время Александра I-го, приказавшего министру внутренних дел „оставить скопцов в покое“, они и ныне считают „счастливым временем“, „золотым веком» в своей истории. Даже при Петре I все сектанты, без различия, пользовались неограниченною религиозною свободою. „Ныне у нас,-говорил, напр., известный еретик Димитрий Тверитинов,-слава Богу,-вольно всякому: кто какую веру изберет, такую и верует». И как духовенство, так и правительство всегда относились в России снисходительно и к иноверцам, и к сектантам. Еще митрополит Иоанн в 1167 году писал папе Александру IIÏ „Не понимаю, как могут римляне именовать нас лже-христианами: мы не следуем такому примеру и считаем их своими братьями, хотя и видим, что они во многом заблуждаются». Полоцкий князь Владимир просил епископа ливонского Альберта-не терзать язычников (ливонцев) и не принуждать их креститься, советуя ему следовать в этом случае примеру русских, предоставляющих их воле-верить Спасителю или не верить (у Карамзина). „В 1227 году Ярослав Всеволодович отправил своих священников в Карельскую землю и, не употребив никаких мер насильственных, крестил большую часть жителей» (Карамзин... „Так-утверждает наш историк-россияне, от самых древних времен до новейших, насаждали веру Спасителеву, не употребляя ни малейшего принуждения”. Относительно жидовствующих еретиков великий князь Иоанн III заявил: Разврат истреблять нужно, но-без казни, противной духу христианства». А митрополит прибавил: „Не должно злобиться и на еретиков; пастыри духовные да проповедуют только мир»... Если же у нас по временам и были стесняемы сектанты различного рода, то опять-таки не за их религиозны верования, а за то, что они оказывались весьма вредным элементом для народной жизни. Так, в первый раз хлысты были преданы суду в 1733 году „за разрушение основ семейной жизни, за свальный грех, за растление малолетних, за кровосмешение и прелюбодеяние“... И в последнее время хлысты были предаваемы суду только тогда, когда было установлено наперед, что они учинили умерщвление блудно прижитых младенцев, совершали свальный грех на радениях, допускали вообще половой разврат, как замену брака, и другие подобные противонравственные и вредные для общества деяния (см. Решение Прав. Сен. по делу тарусских хлыстов 1895 г. № 34; Полн. Собр. Зак. 6613, 10664; ук. Св. Син. 1734 г. 7 янв. и 9 дек.). Скопцы были преследуемы только за членовредительство, духоборы, молокане, штундисты и толстовцы за распространение противогосударственных социально-политических учений.

Даже язычники, магометане и евреи всегда, пользовались в России свободою вероисповедания,-строили свои мечети и синагоги, имели свое духовенство, беспрепятственно совершали сбои общественные богомоления; в самых войсках с уважением всегда относились к их религиозным требованиям и уставам. Некоторые стеснительные мероприятия в отношении к евреям не имеют никакого религиозного характера...

После сказанного только ослепленный предвзятою мыслию может не соглашаться с выставленным мною положением, что русское правительство, как и воспитанный Православною Церковно русский народ всегда отличались самою широкою веротерпимостью ко всем иноверцам. Они не изменяли себе даже и в мрачные эпохи своего исторического существования. А если так, вели в России веротерпимость всегда была, если у нас все, без различия вероисповеданий, от фетишиста до лютеран и католиков, всегда и везде беспрепятственно пользовались свободою своей религиозной совести, то как же понять опубликование манифеста 17 апреля? 0 какой веротерпимости еще могла быть речь, когда веротерпимость всегда была на лицо? Сущность дела, очевидно, заключалась в революционной трафаретке: всякая революция начиналась объявлением веротерпимости и свободы совести. Поступаясь своими правами толпе, правительства прежде всего жертвовали церковью, Они думали, что, получив эту подачку, революционная толпа успокоится, как успокаиваются волки, нападающие на едущего в лесу крестьянина, когда он бросает им, для спасения себя, по частям запасы провизии. Так было в Англии, так было и во Франции. Но в России для такого поведения правительства графа Витте не было никакого основания, а потому толпа положительно была сбита с толку. Она не могла понять, что ей дают... Так как свободы вероисповедания у нас никто не стеснял, то дарование еще какой-то религиозной свободы толпа и не могла понять иначе, чем она поняла, т. е. в смысле дозволения разгула страстей на религиозной и моральной почве,-и потому должны были начаться те безумные сатурналии, на которые я указал в начале доклада...

Здесь мне невольно припоминаются слова умного немецкого апологета-Эбрарда: „Церковь Христова непоколебима; ее не одолеют и врата адовы. Поэтому на вое эти, направленные против нее сатурналии мы можем смотреть с спокойным сердцем... но не с пустыми руками». Да, именно-не с пустыми руками.

Я не хотел бы быть зловещим прорицателем судеб своего отечества. Но уроки истории внушают мне пессимистические думы. Признаки настоящего, то, что делается вокруг, только поддерживает это настроение. Боюсь, что и переживаемыми ныне скорбями еще не окончатся испытания, ниспосланные нашей Православной Церкви. Необходимо запасаться силами и бодростью духа, чтобы мужественно смотреть в глаза грядущих событий.

Нужно только прислушиваться внимательно к тому, о чем говорят в Государственной Думе, чтобы не измышлять оснований для опасения на будущее. Об отделении церкви от государства, как это сделано уже во Франции, в нашей Думе болтают еще не все. Но на дозволении иноверцам полной свободы пропаганды среди православных уже настаивает большинство. Что же будет тогда, когда эти мечтания враждебных Православной Церкви лиц получат силу законодательного акта? В настоящем докладе, на основании документальных данных, я постараюсь показать, какую многочисленную, дисциплинированную и могучею рать представляют ныне взятые вместе католические и протестантские миссионеры. А с чем встретим мы эту вражескую силу?-С пустыми руками! До сих пор мы спали. Мы не думали, что и для Церкви может быть своего рода Цусима. Ясно, что пробуждение необходимо. Миссия наша должна быть реорганизована заново. Миссионеры должны быть подготовлены к такой борьбе, о которой мы до сих пор и не думали. Но прежде всего мы должны знать, каких гостей мы, быть может, будем принимать у себя, с какими врагами нам придется иметь дело.

После этого мне нет нужды подробно останавливаться на побуждениях, заставивших меня уже несколько лет тому назад приняться за изучение католической и протестантской миссии. Предмет этот и сам по себе имеет серьезное научное значение; он может дать тему для диссертации на соискание любой ученой степени. Но его практическое значение не менее важно. Его обстоятельное изучение может привести к поучительным выводам. Западноевропейская миссия уже имеет свою историю. Особенно это нужно сказать о миссии католической. А история всегда дает ничем незаменимые уроки для будущего. Для примера останавливаюсь на том важном значении, какое для русской миссии может иметь миссия католическая. Римско-католическая церковь в течение своей многовековой исторической жизни испытала немало превратностей судьбы. Было время, когда папство стояло на недосягаемой высоте своего величия, власти и материального благосостояния; было время, когда папы раздавали императорские короны и королевские венцы, управляли судьбами народов даже в их политической жизни, призывали в Каноссу государей и по одному своему произволу лишали их престолов; но с другой стороны католичеству пришлось увидеть и ужасы многочисленных революций, в особенности-трех последних революций французских; пережило оно и захват Рима неаполитанцами, отнятие у папы светской власти в 1870 году... И вот история католической миссии фактами доказывает нам, что церковь, даже оставленная государством, не встречающая для себя нигде внешней поддержки, может из собственных своих недр раскрывать необычайно могущественные силы, с которыми противникам считаться не легко. Кроме того, история католической миссии покажет нам и то, какие результаты были достигнуты католическою цфрковию тогда, когда с своими еретиками и сектантами она боролась при помощи инквизиции и костров, и каких результатов она достигает теперь, когда в ее руках осталось только одно духовное оружие-проповедь, богослужение, школа и учреждения благотворительные: больницы, сиротские дома, богадельни, материальное пособие нуждающимся. Весьма поучительно и изучение современного состояния римско-католической и протестантской миссии-не в том только смысле, что мы изучаем врагов, с которыми, быть может, нам самим придется столкнуться, знакомимся с органами, средствами и способами их миссионерской деятельности, но в том, что мы можем многому поучиться у них, усвоить их тактику и миссионерскую методику, если найдем, что их тактика ведет к достижению положительных результатов и не противоречит христианской этике. Не один только вред приносят враги своим противникам,-иногда они оказывают им и пользу. Петр Великий благодарил шведов за науку. Быть может, и мы когда-нибудь скажем „спасибо» враждебным нам иноверцам. Будем верить в лучшее.

К сожалению, я должен сказать, что изучение римско-католической и протестантской миссии представляет многие только с большим трудом преодолеваемые препятствия. Прежде всего, литература по этому предмету чрезвычайно обширна и она потребует много лет для изучения ее. Трудность этого изучения состоит не в богатстве только материала, но и в самом свойстве его. Среда отдельных книг, монографий и многочисленных периодических изданий не легко найти несколько таких, которые заслуживали бы полного доверия со стороны читателя. Ложь и тенденциозность чувствуются повсюду. Не нужно быть особенно прозорливым, чтобы заметить, с каким пристрастием и какою предвзятостью написано то иди другое сочинение. Протестант из кожи лезет, восхваляя свою миссию, и не редко прямо клевещет и извращает факты, чтобы унизить миссию католическую, не находя ничего доброго и христианского в деятельности „папских прислужников», которым будто бы близка забота только о приобретении папе новых подданных, о расширении его власти, но ничуть не о том, чтобы распространять среди неверующих во Христа свет Евангелия. В свою очередь не остаются в долгу пред протестантами и католики: о протестантской миссии они говорят вообще с крайнею враждебностью и иногда свою злобу доводят до того, что возмущают читателя и таким образом достигают результатов совершенно противоположных тому, на что они рассчитывали. Это неопустительно нужно иметь в виду всякому, изучающему католические и протестантские исследования по вопросу о современном состоянии на западе христианской миссии.

Далее,-многие исследователи, желая представить в выгодном свете результаты своей миссии, возбуждают недоверие читателя чрезмерным округлением чисел. Так, напр., на вопрос: сколько в Британской Индии и на острове Цейлоне протестантские миссионеры обратили язычников в христианство? Лучший из писателей этого рода, профессор Варнек прямо рубит с плеча: „1.000,000!“- А на Малайском архипелаге?-„390,000!“-Ну, можно ли думать, что здесь мы имеем дело с данными, соответствующими действительности? Ясно, что это цифры дутые,– и, по проверке, они действительно оказались таковыми. А между тем статья Варнека помещена в таком серьезном издании, каким всеми признается Энциклопедия Герцога (т. 13-й, 1903, стр. 165).

Затем,-не легко найти и такую книгу, в которой бы не встречалось резких противоречий и притом именно в важнейшей части исследования-статистической. Для примера, без преднамеренного выбора, останавливаюсь на той же самой статье профессора Варнека. И что же оказывается?-На стр. 168 один раз сказано, что в Океании обращенных в христианство 303,000, а в другой- уже 303,500. Какой же цифре верить? Между тем, таких противоречий в этой статье иного.

Неприятно поражает читателя и то обстоятельство, что, при повествовании об иноверной миссии, ради того, чтобы ее унизить, даже серьезные писатели оказываются крайне неразборчивыми в средствах и часто пользуются такими сведениями, которые не имеют никакого научного значения и носят только анекдотический характер. Такого, напр., все сочинение польского католика Джунковского– „Dictionnaire des Missions catholiques, Paris, 1864“,-состоящее даже из двух томов. Если кому придет фантазия пользоваться им, то к нему нужно относиться с крайнею осмотрительностью, иначе простую басню можно принять за действительность. Таково же и рассуждение о миссии русской церкви в Богословском Лексиконе Ветцера и Вельте (стр. 1635–1636). Автор не нашел для себя лучшего источника, как помещенные в заграничных газетах корреспонденции Соловьева, который в это время, отвратившись от Православной Церкви, симпатизировал папизму и которого однако же автор называет „достоверным свидетелем». На основании слов такого-то „достоверного свидетеля “ немецкие писатели бот как характеризуют нашу внешнюю миссию: „В Японии очень многие священники, получив сан, отпадают от русской церкви, основывая свою собственную самостоятельную церковь. А в Сибири обращение-только кажущееся. Во что язычники веровали раньше, того они придерживаются большею частью и после обращения, а об изменении жизни у них совершенно нет речи. В сопровождении 80 казаков, вооруженных револьверами и шашками, приходит миссионер в деревню. Собираются кандидаты для крещения, следует краткое наставление и совершается крещение-с придачею 5 рублей, пары сапог и шубы»... В таком роде сведения о католической миссии часто сообщает протестантский писатель и наоборот...

Наконец, при всей обширности литературы по вопросу о католической и протестантской миссии, нельзя сказать, чтобы изучающий ее мог располагать сведениями вполне точными и обстоятельными, а тем более-равномерными. Нужно иметь в виду, как составляются у католиков и протестантов миссионерские отчеты. Миссию в известной местности содержит то иди другое протестантское миссионерское общество; действует оно совершенно изолированно, без всякой связи с другими обществами; отчеты свои публикует лишь на основании донесений самих миссионеров. Не говорю уже о том, что каждый миссионер может прихвастнуть и прикрасить свою деятельность (контроля строгого ведь над ним нет; особенно- где-нибудь среди папуасов), но дает сведения только о тех странах, на которые или сам обращает внимание или общество ему указало; определенных сроков отчетности, при изолированности действий, для различных миссий также не установлено: одни миссионеры представляют своему обществу отчеты ежегодные, другие в два года-раз, а третьи-когда захотят. В католичестве сведения о миссионерской деятельности сосредоточиваются в Пропаганде; миссионеры еще в школах дают клятву представлять ежегодно иди раз в два года отчет о своей деятельности; но и католические сведения не отличаются точностью и определенностью. Наконец, не всегда эти сведения аккуратно печатаются и не за одно и то же время публикуются во всеобщее сведение.

Что касается истории католической миссии, то наилучшим пособием для исследователя нашего времени, без сомнения, является труд Генриона-Histoire gе́nе́rale des Missions catholiques depuis le XIII-me sиеcle jusqu’a nos jours, Paris, 1846. Это обширное сочинение вышло в свет в четырех томах и вскоре было переведено на некоторые другие языки, в том числе и на немецкий. В нем особенно подробно раскрывается деятельность католических монашеских орденов-францисканцев, доминиканцев, августинцев, капуцинов и кармелитов. Но больше всего (что, впрочем, и естественно) автор останавливает свое внимание на миссионерстве иезуитов. К сожалению, сочинение это не может быть названо исследованием вполне ученым, объективным и совершенно беспристрастным. Читая его, вы на каждой странице чувствуете, что имеете дело не с историком, а с католиком и даже, по всей вероятности, иезуитом. Он пишет панегирик, а не историю. Все папы и все католические миссионеры у него представлены в чрезвычайно идеальных очертаниях. Все они как бы только сейчас вышли из чистилища и предстали пред вами. Такими хорошими и безупречными, какими Генрион представил миссионеров-иезуитов, после грехопадения Адама люди не бывают. Вследствие этого подрывается доверие и к тем фактам, на которые указывает автор в истории католической миссии. Нужна критика; требуется проверка сообщаемого; но такой проверки читатель сделать не может и потому оставляет книгу с чувством нравственного неудовлетворения. Существенным недостатком этого сочинения нужно признать еще и то, что история католической миссии в нем доведена только до 40-х годов прошлого столетия, т. е. до того именно времени, с которого начинается заслуживающая полного внимания энергическая и поучительная деятельность католической миссии.

Таким же точно характером отличаются и сочинения католического патера-иезуита Витмана: 1. Allgemeine Geschichte der katholischen Missionen vom 13 Jabrhundert an 1846–1847 (в двух томах) и 2. Die Herrlichkeit der Kirche m. ihren Missionen seit der Glaubensspaltung. 1845. В этих книгах кроме общих всем вообще католическим сочинениям по миссионерству недостатков, читателя неприятно поражает проявление крайней враждебности к иноверцам и в особенности-протестантам. Рассказываемые автором легенды о чудесах и сверхъестественных действиях католических миссионеров мы оставляем на его совести. Не к чести его нужно отнести и то, что во многих местах он бесцеремонно списывает целые страницы из старинной (1701–1727) немецкой истории католического миссионерства (Kirchen-Geschichte, d. i., KathoIisches Christenthum durch die ganze Welt ausgebreitet, в трех частях и двух отделах). Лучше других история католической миссии у Кальнара-датчанина D. kathol. Missions-Historie, Kopengagen, 1862) у француза Маршаля и у немецкого историка Гана (Geschichte der katholischen Missionen, Köln, 1857–1865, в пяти томах). Но и к этим писателям нужно относиться с осмотрительностью и осторожностью. Введенные в заблуждение сами сведениями, доставленными миссионерами с мест, они этим путем легко могут ввести в заблуждение и читателя.

При изучении современного состояния католической миссии наилучшими источниками и пособиями являются во всяком случае отчеты миссионеров и миссионерских обществ, а равно и административных миссионерских учреждений. Для опубликования такого рода сведений Конгрегация пропаганды (о ней мы будем говорить в свое время) имеет в Риме особый, специальный орган-Missiones catholicae, cura S. Congregationis de Propaganda Fide descriptae, периодическое издание, ежегодно и без перерыва выходящее в свет с 1886 года. В нем помещаются официальные статистические данные, по которым, естественно, только и можно судить о современном состоянии миссии католической и о деятельности католических миссионеров. Насколько эти данные заслуживают доверия,-это, конечно, иной вопрос; разрешение его есть дело критики. В Париже, фще раньше указанного официального издания Конгрегации Пропаганды, имфнно с 1848 года ординарн о выходят в свет Lettres е́difiantes et curieuses, escrites des Missions е́trangères, почти всегда переводимые на испанский, итальянский и др. языки. В этом издании самое видное место занимают сведения именно о состоянии католической миссии в различных частях света. С целью распространения таких сведений с 1822 года в Лион выходят (по шести тетрадей в год) Annales de la propagation de Ia foi; в последнее время, как уверяют католики, издание это расходится будто бы в зоо,ооо экземпляров и одновременно издается в переводах на языки-английский, голландский, фламандский, испанский, португальский, польский и др. В Зальцбурге оно выходит на немецком языке для Австро-Венгрии, в Берлине, Лейпциге и Кельне-для Германии; по-немецки его название таково: Jahrbücher zur Verbreitung des Glaubens» Не менее популярным должен быть признан и французский католический миссионерский журнал: Les Missions catboliques. Bulletin hebdomadaire illustrе́ de l' Oeuvre de la propagation de la foi. Это, даже иллюстрированное издание беспрерывно выходит в свет с 1868 года и, как показывает самое название его, имеет своею целью распространение среди читающей публики сведений о состоянии католической миссии и деятельности католических миссионеров. С 1873 года журнал этот стали издавать и на немецком языке, в Фрейбурге, под названием Die katholischen Missionen. Illustrirle Monatscbrift. Издают его иезуиты. На итальянском языке он выходит уже с 1872 г., на голландском-с 1876; на испанском-с 1880; наконец, на польском-с 1882. Многие интересные сведения о состоянии католической миссии собственно на Востоке-в Палестине, Египте, Аравии, Персии и Малой Азии можно получать из небольшого католического журнала Das beilige Land, который издается в Кельне и с 1857 года ежегодно выходит в свет в шести тетрадях. К такого же рода изданиям можно отнести и Kleiner Herz-lesu-Bote; его издает в Стейле так называемый „миссионерский дом» с 1875 года. С католическою миссиею в Африке знакомит своих читателей небольшой католический ежемесячник, издающийся в Вене с 1890 года,–Ecbo aus Afrika. В частности интересам кафрской католический миссии служат два периодических издания: Yergissmeissnicht и St. Iosephsblättchen, первое ежегодно выходит в 9-ти тетрадях, последнее-в 7. На английском языке издается в Лондоне с 1884 года иллюстрированный миссионерский католический журнал: St. Ioseph Foreign Missionary Advocate. A Quarterly Illustrated Record. Как можно видеть из самого названия, этот журнал выходит только четыре раза в год. Сведения о состоянии католической миссии во всякое данное время помещаются и в издающихся во множестве католических миссионерских календарях. Но стало совою понятно, что эти сведения, как и всякие другие календарные сообщения, не всегда бывают надлежащим образом проверены.

По истории протестантской миссии литература несравненно обширнее, чем но истории миссии католической. Среди того множества книг, брошюр, журналов и газет, которые изданы и издаются протестантами по этому предмету слишком трудно было бы ориентироваться, если бы не пришел на помощь Горбах, издавший в Гютерсло очень обстоятельный „справочник» (реперториум), в котором он в систематическом порядке указывает почти всю протестантскую журнальную литературу по вопросу о протестантской миссии. Самым лучшим пособием для всякого интересующегося этим вопросом, без сомнения, должен быть назван труд профессора Варнекка Abriss einer Geschichle der protestantischen Missionen von der Reformation bis auf die Gegenwart, Berlin, 1901,-в котором он представляет полную и прекрасно изложенную историю всех протестантских миссий от начала реформации до конца 19-го столетия включительно. Конечно, как указал уже я раньше, и у Варнекка есть недостатки-неточности, самопротиворечия отсутствие безупречной объективности и т. п.,-но в сравнении с другими сочинениями такого рода, особенно католическими, эти недостатки являются незначительными и во всяком случае стушевываются пред несомненными достоинствами книги. Прочитав сочинение Варнекка, вы получаете уже определенное представление о протестантской миссии и ее деятелях почти за четыре столетия. К труду Варнекка близко подходит по своим достоинствам и труд ПлиттаGeschichte der lutheranischen Mission,-вышедший в Лейпциге в 1894 году уже вторым изданием. Можно пожалеть только, что и Плитт не мог остаться свободным от той тенденциозности, которою характеризуются почти все протестантские сочинения по вопросу о миссии иноверцев. 0 протестантской миссии только в 17 веке предлагает сведения читателю Грессель в сваей книге, изданной в 1897 году-Die Mission und die evangeliscbe Kirche im 17 Jahrhunderte. Много интересного материала можно находить и в книге датского писателя Калькара-Geschichte der christlichen Mission unter den Heiden, 1877– написавшего, как мы видели, и историю католической миссии; по моему мнению, это один из наиболее добросовестных писателей, по объективности изложения избранного предмета, не уступающий и английским писателям-Brown'y (The history of Christian missions in the 16, 17, 18 and 19 century, London, 1864, в 3 томах) и Thompson'y (Protostant missions, their rise and early progress, 1874).

Но я не смею больше утруждать вашего внимания и отнимать у вас время более или менее подробным обозрением иностранной литературы по истории протестантской миссии. Это я делаю в особом труде, который-надеюсь- в непродолжительном времена появится в печати. Тем не менее считаю необходимым указать хотя на важнейшие источники и пособия, которыми можно пользоваться при изучении современного состояния протестантской миссии. Сюда принадлежат прежде всего протестантские миссионерские периодические издания. Из 166 протестантских миссионерских обществ 127 имеют свои собственные органы для опубликования сведений о состоянии миссий, содержимых этими обществами и союзами. Но я считаю обременительным даже только назвать здесь все те периодические издания, которые служат органами указанных обществ. Многие из них я буду отмечать в своем докладе, когда буду вести речь о самых обществах. Здесь же я упомяну лишь о тех важнейших протестантских миссионерских периодических изданиях, которые носят общий характер, хотя и служат специальной цели-интересам протестантской миссии. К числу таких изданий принадлежат: 1. Evangelisches Missions-Magazin (издающийся в Базеле с 1816 года), 2. Allgemeiner Mission-Zeitschrift (издававшийся с 1874 года в Гютерсло, а потом в Берлине и 3 Missionary Review of the world (издающийся с 1887 года в Нью-Йорке). У протестантов нет одного центрального миссионерского учреждения, которое бы объединяло в себе сведения по миссионерскому делу, как у католиков (Congregatio Propaganda), а потому у них нет и официального органа для публикования сведений о состоянии миссии и о результатах миссионерской деятельности. Можно иметь (иногда довольно подробные и обстоятельные) сведения о положении протестантской миссии по протоколам и отдельными брошюрами печатаемым отчетам различных миссионерских учреждений, особенно австралийских и восточноазиатских (китайских, японских, корейских). Но чрезвычайно затруднительно собирать эти брошюры особенно лицам, живущим в России. В описании многих путешествий по малокультурным странам также часто можно находить интересные, конечно, совершенно неофициальные сведения о положении протестантского или католического миссионерства. Таковы, напр., описания путешествий: Левитца (In Dänisch-Westindien. 1899), Шнейдера (Moskito 1899), его же (Еin Besuch in Paramaribo, 1891), Бюттикофера (Reisebilder aus Liberia, 1890), Левингстона (Missionsreisen, 1858 и 1866), Меренского (Erinnerungen ans dem Missionsleben in Südost- Africa, 1898, Штоша (Im fernen Indien, 1896), Шрейбера (Eine Missionsreise in den fernen Osten, 1899), Летта (Im Dienst des Evangeliums auf der Westküste von Nias, 1901), Кунце (Im Dienst des Kreuzes auf ungebahnten Pfaden, 1877),и мн. др.

Прекрасным и наглядным пособием при изучении протестантской и католической миссий и их современного состояния могут служить издаваемые ныне заграницей миссионерские атласы. По ним сразу составляешь себе ясное представление о том, в каких странах дикарей уже насаждено христианство в форме католичества или протестантства, и в каких его еще нет,-и куда, следовательно, миссионеры должны направить свою деятельность. К числу таких пособий принадлежат: 1) S. Petri, L ’Orbe catt. ossia atlante geogr.-stor.-eccl. в трех томах, с 133 картами; издано в Риме еще в 1858 г. 2) Вернера Katholischer Missions-Atlas, изданный в Фрейбурге в 1885 году с 19-ю каргами; 3) его-же Katholischer Kirchenatlas, изд. в 1888 г.; 4) его-же Orbis, terrarum catholicus, изд. в 1890. (На французском языке. Католический миссионерский атлас был издан еще в 1886 году); 5) Грундемана Neuer Missionsatlas,1896 г., а в 1901 году он издал даже миссионерскую географию (Kleine Missionsgeografie und Statistik zur Darstellung des Standes der evangelischen Mission am Schlüsse des 19 Jahrhunderts). Это последнее сочинение имеет особенно важное значение для тех лиц, которые решаются посвятить себя служению внешней миссии. По нему они уже наперед знакомятся с теми странами, в которые они должны отправиться для проповедания Христова Евангелия. Приходится только сожалеть, что у нас ничего подобного до сих пор не сделано. Мы не имеем возможности составить себе точное представление о том, в каких местностях (слободах, селах, деревнях и городах) и в каком числе проживают раскольники и сектанты, а следовательно, не знаем и того, какая местность в нашем собственном отечестве, даже в одной только Европейской России, наиболее нуждается в миссионерских силах, как не знаем и того, какими миссионерскими силами мы должны для них располагать. Надо сознаться, что даже и в этом отношении мы видим в потемках.

Приступая теперь к изложению имеющихся в моем распоряжении сведений о римско-католической и протестантской миссиях, я должен сказать, что, необходимо хотя в общем очерке коснуться их много-поучительной истории, и для уяснения многих особенностей в их миссионерской тактике отметить некоторые исторические факты,– тем более, что без уяснения их может остаться непонятным самый характер современного католического и протестантского миссионерства. Затем, ваше внимание я обращу на современное состояние миссионерского дела этих обоих вероисповеданий. А потому доклад мой естественно распадается на две части: 1) состояние миссии в католичестве и 2) состояние миссии в протестантстве. Под последним я буду разуметь не лютеранство, кальвинизм иди реформатство, а все вообще исповедания, имеющие ту иди другую связь с протестантством, т. е.,. и пресвитерианство, и баптизм, и квакерство и др. под. Говоря о состоянии католической и протестантской миссии, я не буду ограничиваться одними статистическими данными, а обращу ваше благосклонное внимание и на те органы (миссионерские общества, миссионерские школы, миссионерская литература) и на те средства (проповедь, народная школа, благотворительные учреждения), какими католическая и протестантская миссии стремятся достигнуть своей цели.

I.

Миссия католическая.

Миссия есть главная задача христианства и необходимое условие самого существования Церкви Христовой. Чтобы образовать христианское общество, необходимо было сначала приобрести для него членов, нужно было убедить неверующих или иноверующих усвоить учение Христово и затем уже во имя его объединить их в определенное общество. Господь наш Иисус Христос с любовью принимал звание учителя. „Вы называете Меня учителем,-говорил Он апостолам в своей прощальной беседе (Иоан. 13, 13),-правильно говорите, ибо Я точно то“. Но Спасителя, по всей справедливости, следовало бы назвать и первым христианским миссионером, как миссионерами должны быть названы и все апостолы. „Мессия» значит: „посланный», а Христос и любил называть Себя Посланником Своего Отца и ученикам своим усвоил это название, наименовал их апостолами, т. е., посланниками (Лук. 6, 13). „Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас“ (Иоан. 20, 21). И действительно, еще во время своего общественного служения на земле Он посылал их повсюду проповедовать о приближении: царствия (Мф. 10, 5–27) и Сам непрестанно проповедовал. Но и последняя заповедь его была заповедью миссии: „Идите, научите вое народы» (Мф. 28, 19–20); „Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари“ (Мр. 16, 15). „Посланником” именовали Христа и апостолы (Евр. 3,1), признавая почетным и для себя именоваться „посланниками от имени Христова» (2Кор. 5, 20). А если так, то очевидно, что начало истории миссионерского служения в церкви Христовой совпадает с началом истории самой церкви христианской. Так оно действительно и было. Уже в первенствующей церкви, при Апостолах христианская миссия действовала в обоих присущих ей видах: и как миссия внутренняя, и как миссия внешняя. Апостолы, их ученики и их преемники-мужи апостольские, епископы и, по благословению их, пресвитеры заботились об обращении иудеев и язычников в христианство, для чего отправлялись с проповедью в самые отдаленные языческие страны тогдашнего мира-в Европе, Азии и Африке, но не оставляли без внимания и лиц, состоявших уже членами церкви Христовой, утверждая одних в вере и добродетельной жизни, и возвращая в церковь других, которые готовы были отделиться от нее вследствие искажения проповеданного им учения иди по причине своей греховной жизни. Исправление порочных, обличение заблуждавшихся, опровержение лжеучения еретиков и раскольников, обращение в христианство евреев, язычников, а впоследствии и магометан,-вот задача внутренней и внешней миссии в первенствующей церкви, равно как и в церкви последующих веков. Когда не достигала желательных успехов проповедь среди еретичествовавших, церковь употребляла по отношению к ним все средства своей дисциплины до созвания вселенских соборов и соборного отлучения включительно. В то время римская церковь не представляла исключения; она жила общею жизнью всей христианской церкви. Ёя миссионерская деятельность не отличалась никаким особенным характером. А потому и речь наша не относится к этой эпохе. Мы имеем в виду миссию римско-католической церкви специальную, какою она является уже тогда когда, римская церковь отпала от союза с восточною и стала жить своею собственною жизнью.

Отпадение римской церкви от союза с восточною, как известно, совершилось не сразу; оно подготовлялось исподволь и признаки его стали проявляться все яснее и определеннее уже с того времени, как императорская резиденция из Рима была перенесена в Константинополь. Становилось очевидным стремление римских пап к обмирщению, к захвату светской власти, окончившееся открытою борьбою с императорами и королями. Уже Григорий I, именовавший себя „рабам рабов Божиих» и „консулом Бога» был истинным дипломатом и полным распорядителем гражданскими делами Рима. Христианские заповеди папами мало-помалу забывались; идеал духовного архипастыря должен был уступить свое место идеалу светского властелина. Папам было не до миссии; а между тем нравственное состояние населения в пределах папского епископа настойчиво требовало от церкви энергичной миссионерской деятельности. Британия еще была населена язычниками; еретики-ариане и иконоборцынаполняли все германские леса и поселки-, народ оставался христианским только по имени. Неудивительно поэтому, что, в виду бездействия церкви, за дело миссии взялись частные лица. В Ирландии, среди кельтов появился ревностный миссионер Патрик; из обращенных язычников он составил нечто в роде монашеской общины и с помощью их предпринял энергическую миссионерскую деятельность; лично сам или в сопровождении своих учеников, с котомкой за плечами, босой, полуодетый, с высоко поднятым крестом в руке, он неустанно ходил изо дня в день по уединенным островкам и горным ущельям Шотландии, среди бесконечных лугов и по лесным трущобам с проповедью Христова Евангелия. Результатом его миссионерства было то, что не только кельты, но и упорные язычники англосаксы уверовали во Христа. Но Патрик, признаваемый ныне святым, тогда был объявлен еретиком. Еретичество его состояло не в том, что он совершал литургию не в храме, а под открытым небом, у подножия грубо сделанного креста, и даже не в том, что его последователи признавали только одно Евангелие и не хотели ничего знать о св. предании, а в том, что они отвергали римскую иерархию и ненавидели папистов. Получив известие об этом, папа сильно встревожился, и не знал, что делать. Богатый родственник его, итальянец Бенедикт, основавший монастырь близь Неаполя, в Монте-Кассино, требовал отправления в Британию миссионеров. Но где было их взять? Римское духовенство отличалось тогда крайним невежеством и нравственною распущенностью. Даже епископы чаще являлись в воинском вооружении на боевом коне, чем в священном облачении в церкви, а на соборных актах они не могли подписать своего имени, заменяя его начертанием крестика. Не понимая сущности христианства, они смешивали его учение с грубыми языческими суевериями и приказывали народу заучивать чародейские заклинания, измышленные самим папою. Для приготовления миссионеров и образованных приходских священников Григорий учредил в Риме семинарию. Это первая католическая семинария. Она послужила образцом для всех последующих семинарий, почему все вообще католические семинарии носят на себе миссионерский характер, подготовляя своих питомцев к тому, чтобы они были годными, по крайней мере, для внутренней миссии, для борьбы с еретиками и сектантами. Миссионерскими же семинариями и коллегиумами в католической церкви называются специальные заведения, подновляющие своих воспитанников к специальной внешней миссии,-китайской, японской, кафрской и т. п.

Не дожидаясь пока новооткрытая семинария подготовит дельных миссионеров, папа отправил в Британию энергичного и преданного папству монаха Августина, которому удалось многих из обращенных Патриком кельтов подчинить папскому престолу, учредить кентерберийское архиепископство, открыть епархии и приходы с назначением на них римско-католических епископов и священников. Кроме того, в распоряжение папы для миссионерства в Британии Бенедикт отдал всех монахов своего ордена. Справедливость требует сказать, что бенедиктинцы, по крайней мере, в первые века своего существования, принесли не малую пользу распространению в Европе культурных начал народной жизни. Кроме общих монашеских обетов они, как известно, дают еще обет трудолюбия. Вот почему, явившись в Британию, они не ограничили своей деятельности одною проповедью и богослужением. Они взяли на себя заботу всесторонне улучшить жизнь британских кельтов и англосаксов, начав с физического труда и кончая умственным: осушив болота и выкорчевав леса, они улучшили способы земледелия, заселили пустынные места и показали пример разумного ведения сельского хозяйства; но одновременно с этим они не оставляли и своих занятий как науками, так и искусствами: заводили школы, составляли учебники, вели преподавание от закона Божия до зодчества, но особенно заботились о подготовлении дельных миссионеров из самих туземцев. Результаты их деятельности оказались блестящими: дикие и грубые англосаксы приняли христианство и даже превратились в папистов даже короли их стали руководствоваться в своих действиях наставлением католических епископов и миссионеров. Из Британии христианство распространилось и на материке Европы. В этом отношении особенно много потрудился англосакс Бонифаций, прозванный „апостолом Германии». Он крестил многих германцев, построил много церквей, завел монастыри, учредил епархии...

Бенедиктинцы показали папе, что монашеством с удобством можно пользоваться в целях миссии как внешней, так и внутренней. Этот взгляд на монашество в католической церкви с тех пор стал господствующим. Все монашеские ордена, какие только ни были открываемы впоследствии, кроме общих монашеских обетов, вносили в свои статуты (уставы) и обеты, прямо или косвенно обязывавшие орденских членов служить миссии католической церкви. Жаль, что этим поучительным уроком не пользуется наша православная церковь, монашество которой только случайно и далеко не всегда служит делу церковной миссии.

При папе Григорий I бенедиктинцы сделали свое дело. Но течения истории они приостановить не могли. Омирщаясь все более и более, папы совершенно пренебрегли духовными потребностями паствы. Им нужна была светская власть; они больше заботились о земле, чем о небе, интересы плоти подавляли интересы души. Внешняя физическая сила получила перевес перед силою духа. Внешняя сила была признана и наилучшим средством в достижении целей церковной миссии. В жестокостях ради сохранения чистоты веры и распространения Евангелия церковь превосходила самих варваров. Особенно жестоко начали поступать папы с остававшимися еще в их области иконоборцами, арианами и евреями. Последних гнали к крещению бичами, а в случае упорного нежелания креститься их продавали в рабство, отнимая у них и детей, и имущество. Впоследствии с ними поступали еще строже: им запретили всякое сношение с христианами, надели на них особое желтое платье и часто предавали, без всякого суда и следствия, чрезвычайно тяжким наказаниям. Вместо проповеди и миссионерского воздействия, папы стали вводить в практику для нераскаянных еретиков и грешников интердикт и особую форму отлучения от церкви с бросанием трупов умерших на съедение собак, без отпевания и погребения; употреблялось и бичевание за грехи; а в 1022 году в первый раз за вою тысячелетнюю историю Церкви Христовой было произведено во Франции сожжение тринадцати еретиков. Около этого же времени появляются и пресловутые индульгенции или папские уверительные грамоты на отпущение грехов. Между тем упадок общественной нравственности принимал все более и более чудовищные размеры: неверие явно царило даже среди пап; грубый чувственный разврат не считался пороком.

Крестовые походы имели своею целью не только отвоевание св. земли у неверных турок, но и обращение последних в христианство вместе с евреями и арабами. К сожалению не мирною христианскою проповедью были обращаемы эти неверные к Христу, а ужасным насилием; если же они упорствовали и не желали отречься от своей религии, то их избивали самым ужасным и зверским образом. В начале первого крестового похода крестоносцы еще у Рейна перебили всех попавшихся им на глаза евреев, но не пощадили они и греков в Византии, объявив их еретиками. А когда взят был Иерусалим, они решили истребить всех проживавших в нем турок и арабов. „Кровь-говорит историк- струилась ручьями по ступеням мечетей, доходя до колен всадника; а евреев жгли в синагогах. Вслед за этим победители сложили оружие, омылись от крови, и босые, без шапок, начали молиться, с рыданиями, обходя святыни. Крестоносцы второго похода вели себя так же, как и их предшественники: на Рейне они опять перебили всех евреев, не пожелавших уверовать во Христа. При Ричарде евреи, в отчаянии, сами избивали сбои семьи пли бросались в огонь вместе с своими сокровищами. Таким способом в эпоху крестовых походов целые сотни тысяч евреев, магометан и язычников были обращены в христианство. Жаль только, что, с отнятием у христиан завоеванных крестоносцами стран, эти новообращенные христиане в один миг снова превратились в евреев, магометан и язычников.

В это время явились, впрочем, в католической церкви лица, пожелавшие возродить жизнь католической церкви и вызвать ее на проявление деятельности иным образом, чем крестоносцы. Явились основатели так называемых монашеских орденов, имеющих в истории католической миссии весьма важное значение: францисканцев, капуцинов и доминиканцев.

Орден францисканцев был утвержден папою Иннокентием III в 1209 году. Основателем его был благочестивый монах Франциск Ассизский, которого прославляет даже Ренан в своей „Ѵ40;ие de Iesu“. Еще в молодости он отказался от богатства своего отца и стал юродствовать: надел лохмотья нищего, валялся на сырой земле, произносил в конюшне лошадям проповеди, на улицах блеял по овечьи, разговаривал с горами и деревьями, солнце и ветер называл своими братцами, луну и воду-сестрицами, и молился им. Все считали его сумасшедшим. Наконец, он совсем бросил отцовский дом и ушел в лес, где и поселился в одной пещере. Скоро однако же явились у него почитатели, большей частью- молодые люди. Из них-то и составился орден. Целью своей они поставляли служение нищете и людскому горю, особенно в больницах и богадельнях. Но обстоятельства времени-неверие, разврат, ереси и холодное отношение к церкви ее членов как духовных, так и светских-скоро заставили их посвятить себя христианской миссионерской деятельности. Уже на своем первом общем собрании они постановили: отправить из своей среды наиболее способных и ревностных проповедников во весь мир возвещать Христово учение, дабы спасти погибающее, исправить заблудшее. Францисканцы обыкновенно ходят босыми (почему их часто называют просто „босоногими» пли „босоножками»), в серых или темных рясах, опоясанные простыми веревками. Жизнь они вели крайне простую и строгую. Одного из них (Антония Падуанскаго) восхваляют за то, что он жил, подобно птице, в шалаше, устроенном на ветвях дерева; а ревность его к миссионерскому служению была так велика, что, когда у него не было слушателей людей, он проповедовал рыбам. Францисканцами могли быть даже и миряне, не носившие францисканского одеяния, но соблюдавшие обеты ордена. Вскоре от них отделились наиболее строгие и образовали особый орден, известный под именем ордена Капуцин, т. е., носивших капюшоны. Женское отделение францисканского ордена учредила дочь одного тогдашнего рыцаря-Клара, почему сестры этого ордена и назывались клариссами. Их обеты были тожественными с обетами францисканцев.

Основателем ордена доминиканцев был высокий, мрачный и сухой кастилец, ученый педант и фанатик Доминик, получивший, впрочем, университетское образование. Своей целью орден поставил поддержание власти и авторитета католической церкви. Но средства для достижения этой цели были не безупречны: даже мысль об учреждении инквизиции принадлежит Домишку, почему папа Иннокентий III и поручил именно доминиканцам руководительство этим ужасным установлением. Народ не любил их за это и обозвал их „собаками Господа» (Domini canes). Впрочем, нельзя сказать, чтобы они не имели в виду и чисто миссионерских целей. По инструкции своей, они также должны были стремиться „водрузить крест среди язычников, магометан и иудеев и возвратить на путь спасения схизматиков и еретиков». У доминиканцев было и свое женское отделение, члены которого назывались доминиканками.

Оба ордена отправляли своих членов в качестве миссионеров в Азию и даже к нам в Россию. Но результаты их деятельности были крайне ничтожны. Причины этого заключались, быть может, в том, что католическая церковь в то время нуждалась сильно во внутренней миссии и ей было не до схизматиков и язычников: ее самоё разъедали внутренние враги-неверие, еретичество, разврат. По крайней мере, такого мнения держались сами францисканцы и доминиканцы. К сожалению, цели внутренней миссии достигаемые были в то время почти одними инквизиционными средствами. Об этой деятельности католических „миссионеров" возмутительно, впрочем, и вспоминать.

Свои услуги монашеские ордена-бенедиктинцев, францисканцев, капуцин и доминиканцев-оказали католической церкви не в это время. С конца XV века наступила эпоха открытия Нового Света-Америки с ее многочисленными островами, которые были населены фетишистами, огнепоклонниками и другими грубыми язычниками. Рассказы об этих дикарях взволновали весь тогдашний католический мир; многих охватило желание отправиться в их страны для возвещения этим несчастным людям Евангелия Христова. Ожидание имеющей наступить кончины мира дало решительный толчок. Возгорелся огонь миссионерской деятельности. Католические монахи всех орденов появились в различных странах света. Под защитою итальянцев и французов действовали на северо-западных островах Африки, вместе с испанцами и португальцами заботились о судьбе дикарей, обитавших на Мадере, островах Зеленого Мыса, Азоры, в Верхней Гвинее, на мысе Доброй Надежды, в Индии, на Цейлоне, наконец-в Северной и Южной Америке: на островах Антильских,-в Бразилии, Вест-Индии и т. д. Правда, обращение в христианство грубых дикарей не всегда было достигаемо безупречным путем; грубое насилие и внешние меры большей частью заменяли апостольскую проповедь. Но не будем несправедливы: не будем судить о действиях того мрачного и невежественного времени с точки зрения идеального христианского гуманизма. Достаточно сказать, что меры тогдашнего миссионерства большинством современников не были осуждаемы, а между тем друзья католической церкви радовались, что „на языках дотоле никому неведомых была возносима хвала Искупителю».

Реформация дала новый и сильный толчок к возбуждению церковной жизни в католичестве и в частности – к усилению миссионерской деятельности католической церкви. Вместе с реформациею и для католической церкви наступила эпоха возрождения. Оторвав от нее сотни тысяч членов, реформация этим в глубине души оскорбила католиков, оставшихся верными своей церкви, и вызвала их на самую упорную и решительную борьбу. Дальние для них нельзя было оставаться безучастными зрителями происходивших событий. Нужно было: 1) позаботиться об удержании колеблющихся в лоне церкви, 2) вступить в открытую борьбу с протестантством, чтобы возвратить отпавших от церкви и, наконец, 3) восполнить убылые места в церкви приобретением новых членов среди язычников в новооткрытых странах. В этом отношении важное значение принадлежит прежде всего Триэнтскому собору, устроенному, по мысли деятельного и энергичного 80-летнего папы Павла IV, его приемником Пием IV. Собор состоял из 250 епископов и продолжался целых 18 лет. С одной стороны он всячески содействовал укреплению папской власти, а с другой стороны указал, действительно, разумные меры для борьбы с реформацией. Среди последних необходимо отметить требование об усилении церковной дисциплины и постановление от 15 июля 1568 г. (в XXIII заседании) относительно учреждения в каждой епархии духовных семинарий, в которых были бы подготовляемы не только деятельные священники, но и специальные миссионеры как для борьбы с протестантством, так и для обращения язычников Новою Света.

Не буду говорить о тех грубых мерах, которыми и теперь католичество вело борьбу с своими врагами; не буду перечислять и множества жертв тогдашней инквизиции. Лютеранству по всем католическим церквам была провозглашена „анафема". Но воодушевление к настоящей миссионерской деятельности вышло опять-таки из монашеских орденов и инициативы частных лиц. В Италии, Испании и Франции появилось множество новых монашеских организаций для служения миссионерскому делу: барнабиты, лазаристы, фельяны, театины, пиаристы, ораторианцы, урсулинки, братья и сестры милосердия, конгрегация св. Марка и т. д. Все они ставили своей целью одно: упорную борьбу с протестантством, возвеличение папства, возрождение католичества и обращение ко Христу язычников. Этой цели они старались достигнуть тремя средствами: 1) миссионерскою деятельностью в строгом смысле, 2) воспитанием юношества, и 3) благотворительностью (материальная помощь нуждающимся, уход за больными, забота о сиротах и подкидышах, исправление падших женщин).

Миссионерская деятельность этих монашеских организаций была настолько велика и разностороння, что скоро сказалась нужда в учреждении особого центрального органа, который бы объединил и направлял ее, в котором бы сосредоточивались все сведения не только о деятельности и нуждах миссионеров, но и о тех местностях и странах, куда необходимо внести свет Христова учения. Мысль об учреждении этого органа принадлежит папе Григорию XIII (1572–1585), который был некогда сластолюбивым юристом, а надевши папскую тиару, всех удивлял своим строгим аскетизмом. Под влиянием указанной мысли папа учредил в Риме постоянную комиссию, которая состояла из трех кардиналов и первоначально следила лить за деятельностью миссионеров, трудившихся среди маронитов, славян, греков, эфиопов и египтян, заботясь об их нуждах и изыскивая средства для расширения их деятельности. Эта комиссия, между прочим, присылала своего миссионера Антония Поссевина и к нам, в Россию, для обращения в католичество Иоанна Грозного, и вместе с ним и всех его подданных.

Папа Климент VIII (1592–1605), дважды пытавшийся (в 1595 и 1597 гг.) выхлопотать у Феодора Иоанновича право пропаганды в России католичества, справедливо приписывал учрежденной Григорием центральной комиссии важное значение для внешней и внутренней миссии. Поэтому он не только утвердил ее учреждение, но и снабдил ее определенным статутом, увеличив число ее членов и предоставив всем миссионерским обществам право иметь в пей своих прокураторов. В последствии, именно в 1622 году, папа Григорий XV преобразовал эту комиссию в Конгрегацию Пропаганды, дав ей то устройство, какое она, в сущности, сохраняет еще и в настоящее время.

Особенно сильное влияние на направление, характер и постановку католической миссии в век реформации, бесспорно, имел основатель общества иезуитов Игнатий Лойола. Под его влиянием была организована папами и самая Конгрегация Пропаганды. Его слушались даже папы. упорные А установленное им направление католической миссии не утратило своего значения еще и в настоящее время. В 1540 году папа Павел III утвердил основанный им орден иезуитов. По подсчету историка этого ордена, из него вышло до 463.000 самых энергичных, бескорыстных, неустрашимых и преданнейших католичеству миссионеров в собственном смысле слова, не говоря о тех миллионах иезуитов, которые служили миссии в качестве церковных проповедников, домашних гувернеров, школьных учителей, университетских профессоров, исповедников, императорских и королевских советников, папских легатов и т. д. и т. д. Миссионерские школы, основанные в Риме Лойолою иди под его влиянием, продолжают существовать доселе и являются вели не единственными, то главными воспитательными заведениями, подготовляющими современных миссионеров католической церкви. Вот почему я признаю нужным на деятельность Лойолы в пользу миссии обратить здесь ваше особенное внимание.

О характеристике самой личности Лойолы я распространяться не буду. Современники считали его сумасшедшим, инквизиторы-врагом папства и не один раз сажали его в тюрьму. На самом деле это был человек идеи, до фанатизма преданный католичеству и искавший во имя его подвигов и страданий. Ему нужна была борьба во что бы то ни стало, без борьбы для него жизнь не имела смысла. „Отсутствие врага-говорил он-опаснее злейшего врага». Сухой, как скелет, с растрепанными волосами и огненным взглядом, с веригами и терновым поясом на теле, три раза в день бичевавший себя до крови, он жил видениями и молитвою: ему являлась Богоматерь с Младенцем на руках; Спаситель повелел ему собрать войско и вступить в борьбу с магометанами. Но Магометом для него был Лютер, а магометанами-все протестанты и еретики. Оставим на другое время осуждать противохристианские и противонравственные принципы, положенные Лойолою в основу деятельности его ордена. Но познакомимся поближе с теми положительными чертами; которыми характеризуется специально миссионерская деятельность как самого Лойолы, так и его последователей. Орден иезуитов, по самому существу своему, был учреждением миссионерским. Последствие этого, каждый вступающий в него член (новициат), здоровый и даровитый юноша, кроме общепринятых монашеских обетов, произносил еще четвертый (добавочный и исключительно иезуитский): „Ut quidquid modernus et alii Romani Pontifices pro tempore existentes jusserit, ad profectum animarum et fidei propagationem pertinens, et ad quascumque provincias nos mittere voluerint, sine ulla tergiversatione aut excusatione, illico. quantum in nobis fuerit, exsequi teneamur”. Давши этот обет и став таким образом членом иезуитского ордена после нескольких лет искуса и дисциплинарных упражнений, новициат поступал в одну из специально-миссионерских семинарий (о них позже), где сначала учился сам в течении 10 лет, подготовляясь к миссионерской деятельности, а потом, в звании „схоластика», обучал других. Более усердным и ученым иезуитам орден давал звание профессора и даже степень доктора с правом занимать в коллегиумах и университетах богословские и философские кафедры. Прочие, составляя целые армии неутомимых и бесстрашных проповедников, расходились по всему свету для обращения неверных иди для борьбы с врагами католической; церкви.

Лойола справедливо признавал за воспитанием и школою особенно важное значение в деле достижения миссионерских целей. Поэтому кроме общей миссионерской деятельности, он, как я и сказал уже, обратил самое серьезное внимание на учреждение и постановку специально – миссионерских школ, коллегий и им подобных заведений, существующих еще и в настоящее время.

Школы эти разделяются на высшие и средние.5 Низшие элементарные школы в то время находились в руках обыкновенного приходского духовенства и подготовляли своих питомцев для поступления в средние школы, которые назывались комедиями, иногда-институтами. Из них выходили питомцы с правом поступления в высшие школы-духовные семинарии, коллегиумы и университеты. Ученики содержались в них большею частью бесплатно и только некоторые взносили плату за помещение, стол и одежду. Особенное внимание было обращено на жизнь, характер и поведение детей. По предметам обучения школы эти приближаются к нашим гимназиям. Из основанных Игнатием Лойолою почти все обращены теперь итальянским правительством в обыкновенные гимназии, 1)Осталась нетронутою только одна Collegio Salviati. В нее поступают мальчики, преимущественно, сироты, римско-католического вероисповедания, от 9 до 12 лет возрастом и изучают общепринятые в средне-учебных заведениях предметы, но на обучение латинскому языку обращается особенное внимание. Более даровитые и успевающие, проживая в этом коллегиуме, могли посещать Римский Коллегиум (Collegium Romanum) и изучали там богословские и философские науки. Форменною одеждою воспитанников этого коллегиума был простой белый талар6. Итальянцы обыкновенно называют эту школу Casa degli orfattelli.

Из других коллегий этого рода, хотя и не основанных непосредственно Лойолою, но находившихся под его управлением или в заведывании членов его ордена, должны быть отмечены следующие:

2) Collegio Nasareno. Это заведение всегда гордилось тем, что из него вышло сорок кардиналов; свое название оно носило от имени Назаретского архиепископа Тонти. Заведывание им всегда находилось в руках иезуитов, а воспитание учеников было поставлено на началах, выработанных Лойолою, к которому всегда относился с особенным благоговением учредитель заведения-назаретский архиепископ.

3) Collegio Bandinelli-заведение, содержавшееся на средства иезуитского ордена. Оно было основано в 1617 году и постоянно находилось в заведывании иезуитов.

4) Collegio Gbislieri-особенно любимое иезуитами заведение; в нем воспитывалось ежегодно до 70 сирот, которые, по окончании курса учения в Римском Коллегиуме, почти всегда принимали священническое посвящение. Заведете это было основано в Риме в 1630 году генералом иезуитского ордена.

5) Collegio или Convitto dei Nobili. Это заведение было предназначено иезуитами первоначально только для детей из аристократических семейств, и среди подобных ему заведений занимало привилегированное положение. Оно было учреждено, с разрешения папы Пия IV, около 1565 года во исполнение постановления Триэнтского собора, о котором я упомянул выше. Но уже до 1642 года оно выпустило из своих стен около 100 епископов, 43 кардинала, множество генералов, ученых, профессоров, государственных людей и служителей церкви на миссионерском поприще. Только большими удобствами жизни, но не постановкою воспитания и обучения, отличалось это заведение от других подобных ему коллегиумов. Иезуиты особенно дорожили всегда этою коллегиею, так как воспитанники ее, по окончании курса, обыкновенно занимали в жизни высокое положение и своим влиянием оказывали могущественную поддержку миссионерской деятельности своих воспитателей.

6) Collegium Preuckianum или, как его часто называют, Collegio Warmiense-был основан в 1629 году учеником иезуитов-Иоанном фон Преуком. В 1634 году папа Урбан VIII своим бреве от 19 июля снова подтвердил и его учреждение, и его устав, и дарованные ему права. В нем воспитывались дети немецкого происхождения, обязанные по окончании образования возвратиться в свое протестантское отечество для служения католической церкви. Поэтому коллегиум этот с самого начала своего существования, по существу своему, носил миссионерский характер. Прусское правительство всегда питало к нему крайнее нерасположение,-тем более, что воспитанием проживавших в нем мальчиков заведовали иезуиты.

7. Collegio Lauretano иди Spoletano; это общежительное воспитательное заведение было основано иезуитами в 1617 году.

S. Collegio Сerasoli – заведение однородное с предшествующим.

Ради сокращения времени не буду перечислять тех воспитательных институтов и учебных заведений, которые были основаны Лойолою иди членами иезуитского ордена с миссионерской целью вне Рима, особенно-в Испании, Франция, Португалии и Англии.

Остановим теперь внимание на высше-учебных и воспитательных заведениях, которые были основаны Лойолою или другими иезуитами специально для служения миссии католической церкви и о которых они особенно заботились. (Обь обыкновенных римско-католических духовных семинариях и академиях я говорить не буду. Их чрезвычайно иного).

1. И по неоспоримому значению для католической миссии, и в порядке хронологическом на первом месте, без сомнения, нужно поставить Римский Коллеииум (Collegium Romanum) или-как его иногда называли-Григорианский Университет (Universitas Gregoriana). Основывая его в 1551 г. в целях чисто миссионерского служения католической церкви, Игнатий Лопала предупредил этим указанное уже иною требование Триэнтскаго собора (1563) об учреждении в каждой епархии духовных школ для подготовления достойных и образованных священников; а многие утверждают даже, что Триэнтский собор, делая свое постановление, имел в виду именно школьно-просветительную деятельность Лойолы. Лойола хорошо понимал, что так называемый абсентизм епископов составлял в то время величайшее бедствие для католической церкви и был выгоден для усиления и распространения протестантства. Некого было поставлять во епископы и очень многие епархии в Германии были без епископов или епископские кафедры были отдаваемы в аренду лицам светским, получавшим только епископские доходы, но не принимавшим епископского сана. Кандидатов в епископы могла подготовлять только школа. И вот такие-то соображения побудили Лойолу позаботиться об учреждении в самом центре католичества-Риме-духовно учебного заведения, которое выпускало бы основательно подготовленных кандидатов как для служения церкви в сане священников и епископов, так и для борьбы с врагом католичества в звании миссионеров или веропроповедников. Не располагая достаточными материальными средствами, Лойола сначала открыл в своем Коллегиуме только общие гимназические классы. Но скоро нашлись люди, сочувствовавшие начинаниям Лойолы; они оказали ему такую поддержку, что уже только два года спустя после основания Коллегиума он имел возможность ввести в нем преподавание богословских и философских наук по университетской программе. Обязанности ректора, префекта, профессоров, бакалавров и воспитателей бесплатно выполняли ученые иезуиты. Преподавание как светских, так и богословских наук сразу же было поставлено настолько удовлетворительно, что в Римский Коллегиум помещали своих детей самые знатные и богатые католики. В 1584 году, т. е., 33 года спустя после основания, в Коллегиуме состояло 82 профессора и 2107 студентов. К атому времени преподавание всех наук-богословских, философских, исторических, словесных, математических и астрономических-было введено уже по университетской программе. Коллегиум имел даже свою обсерваторию и выпустил таких ученых астрономов, как Шейнер, Клявиус, Грасси и Гринбергер.

Большую поддержку этому учреждению Лойолы оказал Триэнтский собор, члены которого не находили слов для его восхваления. Но с большою благосклонностью и благопопечительностью всегда относились к нему и папы. Пий IV, происходивший из фамилии Медичи, желавший прослыть ватиканским меценатом, своими личными пожертвованиями в значительной степени обеспечил существование его. Папе подражали кардиналы и епископы богатых диоцезов (епархий). Но истинным благодетелем Римского Коллегиума, „вторым основателем его, как выражаются историки этого заведения, был ученый папа Григорий XIII (виновник введения нового Григорианского календаря), пожертвовавший на его обеспечение два миллиона экю и пожелавший, „чтобы он послужил к обращению всех наций в католичество». Этот же папа, отрасти на сбои частные средства, отчасти на средства своей кафедры и пожертвования других лиц, в 1582 г. устроил и прекрасное, очень обширное здание для Коллегиума, ставшее украшением вечного города. Со времени этого папы из ватиканского казначейства на его содержание ежегодно выдается 12,000 скуди. С самого основания своего и доныне Римский Коллегиум находился в заведывании иезуитов, за исключением 40 лет (1773– 1814), когда орден иезуитов считался уничтоженным,-и, благодаря им, достиг высокого процветания и популярности. При Коллегиуме были замечательные вспомогательные учреждения: археологический музей, библиотека, обсерватория и лаборатории. В коллегиумской библиотеке еще до закрытия иезуитского ордена насчитывалось 63,000 печатных сочинения и 2,000 рукописей. Процветанию Коллегиума, кроме хорошей постановки учебного дела, иного содействовали и те преимущества, которые были дарованы ему папами. Так, еще Григорий XIII постановил, чтобы он навсегда оставался „коллегиумом Общества Иисуса» и его „орденским домом» для учащихся в нем молодых членов его из „всех стран мира».Кроме того, он даровал большие преимущества и открытой при коллегиуме в 1563 году „Марианской конгрегации учащихся», от которой, как от главной, должны были находиться в зависимости все остальные, где бы они ни находились. Наконец, расширив преподавание наук в размере университетских курсов, папа за этим коллегиумом оставил право присуждения ученой степени доктора богословия и философии . Этим объясняется то обстоятельство, что этот коллегиум получил значение первенствующего не только учебного, но и ученого учреждения в католической церкви. Молодые люди, обучавшиеся в других учебных заведениях, которые впоследствии во множестве были открыты в Риме, считали необходимым, для восполнения своего образования, посещать Римский коллегиум и слушать лекции его профессоров. Летопись коллегиума знает, что его профессоров слушала питомцы германского коллегиума, римской семинарии, коллегиумов английского, иверского, греческого, иллирийского, скоттского, гальского, польского, латано – американского, верхне-итальянского, бельгийского, свв. апостолов Петра и Павла и др. Римский Коллегиум гордится тем, что его считали своею Alma Mater десять римских пап, – а именно: Урбан VIII, Григорий XV, Иннокентий X, Климент IX, Климент X, Иннокентий XII, Климент XI, Иннокентий XIII, Климент XII и Лев XIII. Кроме того, из него вышло очень много ученых богословов, писателей, ораторов, до 3.000 епископов, 760 кардиналов и т. д. В 1870 году в нем состояло на лицо: преподавателей 72, учащихся 1852, а именно-в шести общих гимназических классах-687, и на факультетах: богословском 389, философском-276.

В 1870 году Рим заняли итальянцы; папа перестал быть правителем церковной области. В числе других римско- католических учебных заведений итальянское правительство наложило свою руку и на Римский Коллегиум. Оно отняло его роскошное здание и обратило его в обыкновенный светский лицей. По необходимости Коллегиум должен был поместиться в тесных комнатах чужого здания-Германского Коллегиума (Collegium Germanicum), которое правительство дока оставило за церковно. Вынужден был он сократить свою деятельность, закрыв гимназические классы и удержав только три факультета-богословский, философский и церковно-юридический или факультет церковного права, основанный, впрочем, уже в 1876 году. С уничтожением гимназических классов общее число его питомцев, конечно, уменьшилось, хотя этого нельзя сказать об его факультетских слушателях, которых в 1906 году считалось: на богословском факультете-416, на философском-210 и на церковно- юридическом-184. Преподавание наук в коллегиуме ведется таким образом. Философский факультет состоит из трех курсов: в первом курсе студенты слушают математику, риторику, диалектику, частную и прикладную логику и греческий язык с его литературою, особенно- философскою (Платон, Аристотель, Плутарх); на втором-преподаются: спекулятивная и эмпирическая психология, онтология, антропология, космология, общая метафизика, история философии, физика и механика, на третьем курсе-окончание онтологии и метафизики, общая этика и астрономия. Богословский факультет состоит из четырех курсов. Самым главным предметом в нем считается догматическое богословие и оно преподается на всех четырех курсах ежедневно но два часа-один час до обеда, а другой час после обеда. Остальные богословские предметы по курсам распределяются таким образом: в первом и втором курсах студенты слушают нравственное богословие, обличительное, гомилетику, историю церкви и еврейский язык с чтением и изъяснением книг Св. Писания ветхого завета; прежде до 1876 г. преподавалось еще и каноническое право; на третьем и четвертом курсах студентам читаются: новозаветная экзегетика, апологетика, пастырское богословие, христианская археология с литургикою, сектоведение с обращением особенного внимания на опровержение протестантских лжеучений и языки: халдейский, сирийский, арабский и армянский. Церковно-юридический факультет, подобно философскому, состоит из трех курсов. Иного лекций студенты этого факультета слушают на богословском факультете (мораль, пастырское богословие, литургику и догматику); специально же изучают на своем факультете только историю вселенских и поместных соборов, каноническое право своей церкви, а также протестантское право и законодательство церквей русской и южнославянских, наконец, законодательства европейских государств и Северной Америки, касающиеся церковной жизни. В Римский Коллегиум принимаются молодые люди, только с отличием окончившие курс в гимназиях и владеющие чистым и внятным произношением.

Чтобы развить дельных борцов с врагами церкви и смелых миссионеров, по завещанию Лойолы, в Римском Коллегиуме устраиваются между слушателями и с участием профессоров ученые диспуты и состязания; обыкновенно они происходят не менее четырех раз в неделю на каждом факультете. Предметом таких диспутов бывают вопросы по догматическому богословию, метафизике и католическому церковному праву. В жилых помещениях частным образом студенты должны вести диспуты ежедневно, и-чем чаще, тем лучше. Не менее одного раза в месяц происходит между лучшими студентами последних курсов публичное и торжественное ученое состязание, называемое обыкновенно турниром. На нем присутствуют прелаты, епископы и кардиналы. Часто такие диспуты устраиваются прямо в коллегиумской церкви. Само собой понятно, что воя жизнь этого учебного заведения подчиняется строгой, железной, подлинно иезуитской дисциплине.

2. Кто был в Риме и осматривал в нем христианские древности, различные памятники и церкви, тот не мог не посетить церкви св. Апполинария. Если утром, часов около 8-ми, в какой бы то ни било день вы войдете в эту церковь, то по правую сторону, почти от самого алтаря и до входной двери, вы увидите стоящими 200–250 молодых людей, одетых в талары обыкновенного католического покроя, ярко-фиолетового цвета. Это слушают мессу-питомцы Римской семинарии (Seminarium Romanum), здания которой устроены при этой же самой церкви. Римская семинария основана вели не самим Лойолою непосредственно, то, по крайней мере, его ближайшими учениками-иезуитами, впоследствии бывшими кардиналами римско-католической церкви-Савелли, Амулио Карло Борромео и Вителлотто Вителли. Бреве об устроении этой семинарии было издано известным уже нам папою Пием IV в феврале 1565 года. Поручая указанным иезуитам устроить в Риме особую семинарию, папа ссылался на требование Триентского собора. Заведывание семинариею с самого начала было возложено на иезуитов и первоначально она имела характер как бы епархиального учебного заведения для подготовления образованных клириков римского диоцеза. Воспитанники ее слушали лекции в Римском Коллегиуме, так как долгое время в зданиях самой семинарии не было введено преподавание общих предметов. Семинария представляла собою только как бы общежительный корпус иди пансионат, в котором иезуиты заботились лишь о содержании своих питомцев и следили за их воспитанием на началах иезуитской морали и строгой дисциплины. Но это продолжалось недолго. Скоро в самом здании Римской семинарии были открыты гимназические классы, а по распоряжению папы Льва XII, был учрежден и лицей с преподаванием богословских и философских наук. В позднейшее время папа Пий IX ввел в нем преподавание церковного и гражданского права, а преподавание богословских наук расширил до коллегиумской программы, так что оно по своей полноте и научности не уступало преподаванию в самом Римском Коллегиуме, и его слушают теперь многие воспитанники других римских учебно-воспитательных заведений, как это делается и в Коллегиуме. Содержание этой семинарии, согласно постановлению Триентского собора, обеспечено известными взносами аббатств, монастырей, кафедральных соборов и приходских церквей; 1000 скуди ежегодно видается из ватиканского казначейства. Половина воспитанников (свыше 100) обучается бесплатно, а половина -на собственном содержании: это-дети состоятельных родителей, пожелавшие посвятить себя служению церкви. Многие ныне действующие миссионеры получили свое образование именно в этой семинарии; большею частью они принадлежат к ордену иезуитов, в который вступают по окончании семинарского курса.

3) Самым любимым детищем Игнатия Лойолы был впрочем, Германский Коллегиум (Collegium Germanicum). Основанием Римского Коллегиума Лойола не удовлетворился, так как он носил на себе только характер общего миссионерского института. Из него выходили миссионеры не подготовленные специально к борьбе с лютеранством, а потому и неспособные подавить реформацию в самой Германии. Для этого, как казалось бы, нужно было учредить в Риме особое специальное учебно-воспитательное заведете. И вот год спустя после основания Римского Коллегиума Лойола, папа Юлий III, с радостью приветствовавший его намерение, 31 августа 1552 года издал буллу Dumsollicita, коею благословлял открыть в самом Риме, как „центре христианства", Collegium Scholarium Germanicum nuncupandum для воспитания „благочестивых, ревностных ко спасению душ, отличных в науке и добродетели священников немецкой нации». Самый проект этой буллы, как утверждают историки, был составлен Лойолою. Ему же было поручено папою составить и статуты (устав) этого новооткрытого коллегиума. Дух статутов, их требования и самые выражения ясно свидетельствуют об их иезуитском происхождении.

По первоначальному плану, непосредственное заведывание этим коллегиумом, воспитание и преподавание наук, как светских, так и богословских папа поручил иезуитам а заботу о материальном обеспечении его возложил на своих кардиналов-Пио фон-Карпи, Альварецу де-Толедо, Марцеллю Червини, Оттону Трузу и де-Пюзо. „Но в действительности,– говорит Ветцер,– вся тяжесть осуществления задуманного предприятия исключительно легла на плечи Игнатия Лойолы, который взялся за него со всею необычайною энергиею своего духа и со всем пылом своей ревности и любви к католической церкви. Сохранение католической церкви в Германии и, по возможности, возвращение всей немецкой нации к церковному единению было ведь, по свидетельству его верного ученика и биографа Рибаденейры, одного из тех, великих идей, которые наполняли и возбуждали его душу.

Менее чем в три месяца (от конца августа до ноября 1552 г.) Лойола сделал всф, что было нужно для открытия Германского Коллегиума. Он приобрел и приспособил для него помещение, пригласил профессоров, преподавателей и воспитателей, назначив ректором своего верного друга, ученого и энергичного иезуита, патера Андрея Фрузия, и даже изыскал материальные средства для его содержания. За недостатком постоянного источника такими средствами, впрочем, служили личные ежегодные пожертвования в определенном количестве папы и 33 кардиналов, проживавших в то время в Риме. Общая сумма этих пожертвований равнялась 3,860 гольдгульденам. Оставалось дело за питомцами.

По статутам Германского Коллегиума, составленным Лойолою, в него могли быть принимаемы юноши от 15 до 21 года возрастом, крепкого телосложения, без всяких физических недостатков, с приятным и чистым голосом, родом из Германии (за исключением Швейцарии и Богемии) – из округов вестфальского, саксонского и рейнского, далее -из Пруссии и королевства Венгрии, наконец, даже-из Скандинавских государств, т.е., из стран, в которых особенно легко было распространяемо лютеранство. При этом было обращаемо также внимание на обширность диоцезов и на их потребность в образованных священниках и миссионерах. Еще на своей родине будущие питомцы Германского Коллегиума должны были хорошо ознакомиться с его статутами и изъявить свободное желание подчиняться им. Только после этого их отправляли в Рим, где они снова подвергались испытанию и осмотру ректора. Но еще раньте окончательного приема они давали устно и письменно клятвенное обязательство: 1) во всю свою жизнь оставаться верными папе, римской церкви и католической религии; 2) вступить в духовное звание и принять все посвящения, как только то прикажут кардиналы-протекторы; 3) оставаться в коллегиуме не только до окончания курса, но пока они окажутся годными к тому, чтобы их отослали в Германию в качестве „работников вертограда Господняя". Кроме того, вступающий в коллегиум давал клятву и подписывал обещание-подчиняться всем его правилам и уставам и исполнять приказания протекторов не только в самом коллегиуме, но и по выходе из него, должен был проклясть все некатолические мнения, „одобрить учрежденный для борьбы с ними благочестивый институт этого коллегиума и подчиниться ему, оставаясь верным всем его установлениям».

Неудивительно, что в виду стол строгих требований устава в год открытия коллегиума желающих поступить в него нашлось только 25 юношей. Впрочем, популярность его стала возрастать быстро: в следующем году в нем было уже 52 воспитанника. Но не замедлили наступить и тяжелые обстоятельства, с которыми пришлось бороться Лойоле. В этом отношении история Германского Коллегиума весьма поучительна. Я передам ее со слов близко осведомленного с нею католического писателя.

Прежде всего скоро не оказалось средств для его содержания. Папа Юлий III, израсходовав иного денег на ведение обременительной войны с императором, отказался давать обещанное ежегодное пожертвование; его примеру охотно последовали и все кардиналы. К этому прибавилось еще то, что 22 марта 1555 года папа Юлий III умер, а его место занял Павел IV-политик, мечтавший только о власти Иннокентия III, пронявший императора Карла V, разморившийся с испанцами и заключивший против них союз не только с французами, но даже с турками и лютеранскими ландскнехтами. Ему было не до коллегиума и борьбы с лютеранством. Что оставалось делать Лойоле?

Правда, в Германии многие преданные католической церкви князья, герцоги и прелаты высказывали свое сочувствие новоучрежденному коллегиуму; но когда Лойола обратился к ним за помощью, его просьба не имела никакого успеха. Только император Фердинанд, воспитывавший в коллегиуме некоторых юношей из своих подданных, присылал по временам небольшие суммы денег. Даже богатый протектор (попечитель) коллегиума, Отгон Трухзесу, когда Лойола просил его о материальной поддержке, посоветовал ему бросить „задуманную затею». Но не таков был Лойола, чтобы падать духом при неудачах. В ответ Трухзесу он писал, что если и вое бросят его коллегиум на произвол судьбы, он один не допустит его закрытия и сохранит его, вели бы для этого ему пришлось продать и самого себя. Он уверял своих друзей, что Германский Коллегиум не погибнет от недостатка материальных средств, что отчаиваться не следует, что настанет время, когда он получит все необходимое в излишестве. Тем не менее, испытывая крайнюю нужду, Лойола залез в долги, часть коллегиумских питомцев разместил по различным коллегиям своего ордена, а другую отправил на родину. В Коллегиуме осталось только около 20-ти воспитанников, которые содержались на 500 дукатов, ежегодно вносимых коллегиею кардиналов, 120 дукатов, жертвуемых кардиналом Александром Фарнезе, и на некоторые случайные поступления. В это время Лойола скончался (31 июля 1556 г.). Преемник его, Лаинец, в виду крайности вынужден был изменить коллегиумским статутам: он стал принимать в коллегиум не только бесплатных питомцев, но и своекоштных, без требования от них обязательного поступления в духовное звание. Для облегчения материальной нужды эта мера оказалась целесообразною: коллегиум скоро был переполнен аристократическими воспитанниками, так что, кроне 20-ти немецких бесплатных студентов, в нем уже проживало более 200 своекоштных. Тем не менее, чрез это коллегиум утратил свое первоначальное назначение и превратился просто в аристократический учебно-воспитательный институт. В этом смысле он пользовался большою популярностью: аристократы спешили отдавать в него для воспитания своих сыновей, кардиналы- своих племянников, да и папа Пий V воспитал в нем более 20-ти своих юных родственников.

Иначе взглянул на дело папа Григорий ХIII. Он обратил внимание на Германию. У него явилось намерение- воспитать такое поколение немецких священников, которые научно были бы подготовлены к борьбе с противником и укрепились бы чрез воспитание в строгой и безупречной нравственной жизни. 6-го августа 1573 года он издал буллу Postquam Deo placuit, в которой между прочим писал: „Ежедневно мы видим церковь подвергнутою насильственному и властному нападению от врагов, к ее старым врагам, неверующим, туркам и иудеям, присоединились еще новые, еретики и схизматики, которые, будучи полны безбожия и порочного безумия, ведут против нее борьбу. По обязанности нашего служения этому нападению мы противопоставляем находящиеся в нашем распоряжении силы и по возможности защищаем народы, состоящие под нашим покровительством. Но самою действительною защитою и сильнейшим противодействующим средством является то, чтобы в странах, зараженных тою чумою, укрепить в вере юношество, мягкое сердце которого легко обратится к добру»...

Достигнуть поставленной цели папа надеялся не иначе, как через учебные заведения, поставленные на началах воспитания, выработанных Лойолою. Поэтому он повелел прежде всего восстановит Германский Коллегиум в его первоначальном виде. В обеспечение его содержания он определил: 1) все доходы с богатых имений древнего аббатства св. Саввы; 2) взносы по установленной таксе при пожаловании кардинальной шляпы, и 3) 6,800 скуди, в виде ежегодного отчисления, из ватиканского казначейства; впрочем, это отчисление он скоро заменил доходами с двух аббатств в Миланском округе и одного в Умбрии. Кроме того, он даровал коллегиуму много преимуществ: принял его „под покровительство св. Петра и апостольского престола», подчинил его только своему непосредственному ведению, оставил за ним (т. е., за его ректором и протекторами) право присуждать ученые степени и предоставил ему все привилегии римского университета. Заведывание им, по-прежнему, осталось за иезуитами и комиссиею протекторов, из 5 кардиналов (Мороне, Александра Фарнезе, Галли фон-Комо, Альтемпса и Мадруччи). Благодаря такой постановке Коллегиум снова начал расширять свою деятельность; уже в 1574 году в нем воспитывалось до 130 юношей, а в следующем году – свыше 150. Для помещения Германского Коллегиума папа назначил дворец св. Аполлинария с примыкающею к нему церковью во имя того же святого. Светские своекоштные студенты были помещены в Римской Семинарии, отдельно от бесплатных, как не давшие обетов, требовавшихся статутами Лойолы.

В 1578 г. папа Григорий XIII основал было самостоятельный Венгерский Коллегиум, во всем подобный, по уставу, Германскому. Но так как нигде нельзя было найти средств на его содержание, то два года спустя после основания он был соединен с Германским, с тем, чтобы в последнем всегда воспитывалось 12 венгерских юношей и чтобы с этого времени он именовался „Германским и Венгерским Коллегиумом» (Collegium Germаnicum et Hungaricum).

В 1583 г. Григорий издал буллу Ex Collegio Germanico, которою он подтвердил коллегиумские статуты Лойолы и несколько восполнил их. Так, он точно определил программы преподавания, правила духовного воспитания, упражнений в различных церемониях и церковном пении, за которым он вообще признавал важное значение, степени посвящения, произносимую воспитанниками присягу, обязанности ректора и способы управления коллегиумскими имениями. Между прочим, он дозволил принимать в коллегиум и молодых иезуитов, но-только с тем, чтобы они переменяли сбой иезуитский габит на коллегиумский красный тала́р и установленную накидку иди мантию. За год до окончания курса все воспитанники должны были принять священническое посвящение. Что касается вступления в тот иди другой орден, то это было предоставлено на волю каждого. Впрочем, позже, по постановлению Урбана VIII и Александра VII, коллегиумские питомцы должны были клятвенно обещать-в течение первых трех лет после своего окончания курса в коллегиуме не вступать ни в какой орден без позволения папы. Кроме того, своею буллою Григорий XIII запретил коллегиумцам заниматься ex professo несвойственным духовному званию изучением гражданского права и медицины и принимать какую либо придворную должность. Наконец, булла требует, чтобы студенты коллегиума были воспитываемые по-монастырски, а «privatim et publice secundum canones et clericorum saecularum mores».

Курс обучения в Германском Коллегиуме-семилетний: три года воспитанники изучают философские науки и четыре года-богословские; общие же гимназические науки, а также и высшие математические, исторические и филологические-им преподавали в Римском Коллегиуме.

При такой постановке воспитания и обучения, коллегиум процветал быстро. При этом он удержал свой аристократический характер, чему теперь папа не только не препятствовал, но даже радовался, так как дети знатных фамилий уже поступали в него без освобождения их от обещания принять духовное звание. Папа надеялся при помощи аристократического коллегиума реформировать германское духовенство. Каноникаты издавна в Германии были предоставляемы обнищавшему дворянству, которое смотрело на них, только как на принадлежащий его сословию источник доходов. В очень многих церквах часто совсем не бывало священников или не было отправляемо богослужений. Все удивились, когда вдруг увидели, что первые питомцы Германского коллегиума-аристократы-священники носят духовный костюм и даже совершают мессы, проповедывают, принимают на исповедь и отправляют другие требы. К концу XVII века Германский коллегиум уже прямо можно было называть дворянским, так как тогда почта вое его воспитанники, по своему происхождению, были немецкие дворяне.

Все папы оказывали коллегиуму свое особенное благоволение и предпочтение пред другими заведениями. Еще Григорий XIII, в виде особой привилегии, установил, чтобы в праздник всех святых один из его лучших воспитанников произносил проповедь в присутствии папы и всей коллегии кардиналов; со времени Климента XI германики (так обыкновенно называют питомцев коллегиума) в вербное воскресенье из рук папы получают пальму. Со времени Бенедикта XIII только одни папы совершают священническое посвящение их. Бенедикт XIV на свой счет устроил коллегиумскую церковь, в которой с того времени богослужение совершается с редкою торжественностью и образцовым пением, и его ревностно посещают кардиналы, прелаты, а особенно иностранные путешественники. Эта слава остается за коллегиумом и по настоящее время.

В 1773 году, с уничтожением общества иезуитов, наступило время упадка для Германского коллегиума. Заведовать им стали мирские священники, а профессорские места заняли доминиканские монахи. Иосиф II отнял его имения, а открыв в Павии свой Collegium Germanicum et Hungaricum, перевел в него половину воспитанников. Наконец, в 1798 говое итальянское, республиканское уже, правление совсем его закрыло распродав и его итальянские имения. Только в 1818 году, при папе Пие VII, с восстановлением иезуитского ордена, явилась возможность открыть снова и Германский коллегиум. Но так как в его собственных зданиях была помещена уже римская семинария, то он долго должен был довольствоваться случайною квартирою (в доме dei Gesú); только в 1851 г. папа уступил ему в собственность дворец Борромео, в котором он помещается и в настоящее время. Скоро, впрочем, опят наступили для него тяжелые времена. Овладев Римом, итальянское правительство, в числе других, начало теснить и Германский Коллегиум; особенный вред в материальном отношении оно причинило ему насильственным обменом его доходных имений на малодоходные. Впрочем, иезуиты по обычаю энергично боролись с этими стеснениями и сумели поставить свое детище на его прежнюю высоту, завладев симпатиями и поддержкой знатных и богатых немецких католиков. В настоящее время в коллегиуме воспитывается от 350 до 400 немецких юношей,-и его значение для католической церкви в Германии трудно оценимо. Довольно сказать, что в громадном большинстве немецких диоцезов епископами беспрерывно состоят его питомцы. Они же по всей Германии действуют как генерал-викарии, семинарские ректора, специальные миссионеры-проповедники, каноники и священники. Коллегиум с гордостью может указать на то, что из стен вышли: один папа (Григорий XV), 27 кардиналов, 47 архиепископов, 280 епископов, 55 аббатов, 11 епископских администраторов, а в общем более 60,000 питомцев, на разных поприщах с иезуитскою ревностью боровшихся за интересы католической церкви.

Не малая заслуга германского коллегиума или-точнее-его основателя Лойолы должна быть признаваема и в том, что он послужил образцом для множества других миссионерских учреждений такого рода. Уже папа Григорий XIII по его образцу основал коллегиумы: греческий (13 января 1577 Г.), английский (22 апреля 1579 г.), венгерский и маронитский (26 июня 1584 г.), оракийско-иллирийский и многие другие, числом до 20-ти, не только в самом Риме, но и вне его, напр., – в Браунсберге, Фульде, Вене, Праге, Ольмюце, Дишгнгене и даже в отдаленной Японии. Об этих коллегиумах, на устроение которых папа, как мы видели, не жалел и своих личных средств, он однажды выразился так: „От субсидий, которые я иногда давал католическим князьям, я получал мало или даже и совсем не получал никакого приобретения, а от коллегиумов, которые я основал, я видел прекраснейшие плоды уже собственными глазами».

В руководство всех 20-ти основанных папою Григорием XIII коллегиумов даны статуты, выработанные Лойолою для германского коллегиума, а потому все они носят один характер – иезуитский, имеют одинаковое устройство и управление и служат одной и той же цели. Поэтому я не буду говорить о них подробно, а отмечу лить то, чт6 составляет особенность каждого.

4) Английский коллеииум (Collegium Anglicanum), как ужеи сказано, учрежден папою Григорием XIII 23-го апреля 1579 года и, по своему устройству, почти тожествен с германским коллегиумом. Непосредственным его устроителем был известный впоследствии кардпнал-иезуит Вильям Аллеп. Помещение его находится близ Пиаццы Фарнезе в доме английских пилигримов, на доходы которого он и содержится. Заведывании им всегда иезуиты до самого закрытия их ордена (в 1773 г.). После этого вскоре он должен был прекратить свое существование и был восстановлен уже лишь папою Пием VII. Еще Наполеон I подчинил его, как и все другие учебные заведения в Риме, устроенные для воспитания сыновей иностранцев, особой комиссии, которую назначало французское правительство. Комиссия эта причинила коллегиуму значительный материальный вред, лишив его многих доходов. С 1814 года коллегиум снова перешел в непосредственное заведывание конгрегации пропаганды; но средства его содержания и ныне не велики, так как англичане не особенно расположены оказывать ему материальную поддержку. По статутам, питомцами английского коллегиума могут быть только английские уроженцы. Они принимаются не сразу в коллегиум, но подвергшись искусу, продолжающемуся в течение 6–8 месяцев. После восстановления коллегиума, по постановлению папы Пия VII, ректором его мог быть только англичанин, непременно принадлежавший к английскому клиру. Других изменений в сравнении с статутами Лойолы, по которым ведется управление германским коллегиумом, в уставе или статутах английского коллегиума нет: те же посвящения, та же клятвенная присяга, та же железная дисциплина. Нельзя, впрочем, не отметить здесь одной оригинальной меры воспитания, выражающейся в преклонении пред кровью и мученичеством миссионеров, вышедших из стен этого учебно-воспитательного заведения. В его комнатах прикреплены особые мраморные доски, на которых начертаны имена бывших питомцев-миссионеров, умерщвленных неграми, ацтеками, зулусами и другими языческими дикарями,-и питомцы коллегиума должны обстоятельно знать жизнеописание каждого из этих мучеников. Кроме того, художник Померанчио нарисовал прекрасные портреты всех английских католических миссионеров, замученных или умерщвленных толпою во время протестантского революционного движения. Только за одно полу-столетие, именно до 1647 г.. таких мучеников-миссионеров, засвидетельствовавших свою деятельность кровью и вышедших из этого коллегиума, было 40. И все их портреты висят по стенам коллегиумской церкви. Наконец, в самой церкви покоится прах кардинала Аллена, основателя английского коллегиума, иезуита Парсона и других выдающихся миссионерских деятелей того времени. Все эти портреты, могилы, доски с именами замученных миссионеров должны были влиять на коллегиумских питомцев в смысле возбуждения в них миссионерской ревности и воодушевления. Так понимало это и общество. Вот почему, когда известный миссионер Филипп Пери, признаваемый у католиков святым, встречал где-либо в Риме воспитанников английского коллегиума, он всегда приветствовал их словами: Salvete, flores martyrum! Молодых людей в этом коллегиуме, в качестве питомцев его, никогда иного не бывало: от 30 до 40; в 1906 году окончивших курс было всего 26. Лекции по философским и богословским наукам они слушают в Римском коллегиуме иди-что тоже-в Григорианском университете. Форменною одеждою их служит простой черный тала́р.

5) Греко-русский Коллегиум (Collegium graeco-ruthenum) подобно предшествующим, был основан папою Григорием XIII. Булла об его учреждении, изданная 13-го января 1577 года, начинается словами: In apostolicae sedis. В ней папа объявляет свою волю, чтобы учреждаемый коллегиум был поставлен на тех же началах, как германский и английский, и чтобы управление им было ведено по статутам Игнатия Лойолы. Цель его учреждения- „чрез научно образованных и благовоспитанных питомцев, в качестве священников и веропроповедников, влиять на воссоединение схизматических греков, арабов и русских с церковью». Заведывание им с 1662 и по 1773 г. находилось в руках иезуитов; преподавателями наук также были иезуиты; после уничтожения иезуитского ордена их место заняли мирские священники. С самого начала своего существования греко-русский коллегиум находился только в формальной зависимости от конгрегации пропаганды; но с тех пор, как французы овладели Римом и отняли все его имущество, он стал в полную зависимость от конгрегации пропаганды, только от нее получая и средства для своего содержания; поэтому и его прожектором состоит всегда кардинал-префект пропаганды. В 1798 году, по неблагоприятным для Рима политическим обстоятельствам, греко-русский коллегиум был даже закрыт и только в 1845 году он был восстановлен снова. Питомцами коллегиума могут быть только греки, русские и арабы. Впрочем, с тех пор, как в Семиградии учреждена румынская иерархия, папа Пий IX потребовал, чтобы в греко-русском коллегиуме ежегодно было воспитываемо и четыре румынских клирика. Прежде поступления в коллегиум, юноши должны отречься от православной веры и воссоединиться с католическою церковно на началах флорентийской унии. А затем они дают уже устную и письменную клятву о том, что в течение всей своей жизни будут оставаться верными папе и унии, будут подчиняться статутам коллегиума, примут посвящение, возвратятся на родину и т.д. В коллегиумской церкви, устроенной во имя св. Афанасия Александрийского, иногда, напр., в праздник Богоявления и в дни памяти св. Афанасия, литургия совершается по чину нашей православной церкви. Некоторые папы, как Климент XI и Климент XII, а еще раньте их- Сикст V, этот некогда пастух из полудиких далматинцев, относились к греко-русскому коллегиуму с благосклонностью. Со времен Сикста V два воспитанника этого коллегиума, один – в качестве диакона, другой – в качестве иподиакона, принимают участие в торжественных папских богослужениях, при чем читают Евангелие и Апостол на греческом языке. Лекции по богословским и философским наукам воспитанники коллегиума прежде слушали в Римском коллегиуме, а теперь-в Коллегиуме пропаганды, дома же им преподаются те науки, которые имеют непосредственное отношение к предстоящей им миссионерской деятельности. Всех воспитанников в Греко-русском коллегиуме в 1906 году было только 23, в том числе русских 9. Голубой тала́р с красным поясом (cingulum) составляют их коллегиумскую форменную одежду.

Кроме пяти коллегиумов, с которыми мы познакомились выше, здесь следует упомянуть еще о некоторых, появившихся в католичестве в XVI и XVII веках, в виде миссионерских институтов, вызванных реформациею. Ознакомление с ними покажет нам, какими миссионерскими силами располагала и располагает католическая церковь, так как эти коллегиумы продолжают и в настоящее время выполнять свою первоначальную задачу. Между ними, без сомнения, первое место занимает

6) Коллегиум-Пропаганда (Propaganda – Collegium) – или Урбановский Коллегиум (Collegium Urbanum). Учреждение этого коллегиума было делом инициативы человека, который, пылая ревностью о распространении католичества среди схизматиков-греков, арабов и славян, средство для этого видел в школьной подготовке ревностных и способных миссионеров. Дело было в самый разгар реформационных движений, в начале XVII века. В Риме проживал представитель испанской инфантины Изабеллы Клары Евгении, ревностный папист, человек престарелый, монсеньор Иоганн Баптист Вивес. Оставляя Рим, он предложил папе Урбану VIII свой довольно обширный дворец, находившийся на итальянской площади, а вместе с ним и все свое имущество, с просьбою учредить в нем какую либо школу, которая бы подготовляла священников и в особенности хороших проповедников для распространения католичества среди балканских славян, турок, греков и арабов. Папа с радостью принял это предложение, изыскал некоторые материальные средства для содержания будущей школы и 1-го августа 1627 года издал буллу: Immortalis Dei, которою объявлял во всеобщее сведение, что им открывается новый миссионерский коллегиум. В основу жизни этого учебно-воспитательного заведения папа положил те же самые иезуитские принципы, которые были выработаны Игнатием Лойолою и подробно раскрыты в статутах германского особенно английского коллегиумов. Во главе управления коллегиумом стоит ректор и четыре духовных лица, в качестве деканов или помощников ректора для заведывания воспитанием учащихся и для управления общею жизнью коллегиума. Число профессоров в разное время было различно, смотря по числу преподаваемых предметов; в настоящее время состоит на лицо 22 профессора. Число воспитанников, живущих в коллегиуме, не велико-120–180 человек, но слушающих лекции его профессоров-700–800, так как разрешается слушать в нем лекции и питомцам других коллегиумов-греко-русского, армянского, ирландского, шотландского, североамериканского и многих других,-на что в своем месте мы указываем. Курс изучения богословских и философских наук семилетний: философские науки изучаются три года, богословские- четыре. В виду чисто миссионерского назначения Коллегиума Пропаганды (часто этот коллегиум прямо называют Пропагандою), в нем особенное внимание обращается на изучение языков. Иногда здесь молодыми людьми изучается свыше пятидесяти иностранных языков: греческий, еврейский, сирийский, армянский, славянский, французский, немецкий, английский, испанский, португальский, шведский, арабский, китайский, эфиопский, бирманский, албанский, грузинский, иллирийский, мадегассийский, марафийский и т. д. и т. д. И на все эти языки питомцы коллегиума, под руководством своих лекторов, перевели уже катехизис своей церкви. В число питомцев поступают юноши не моложе 14 лет, с отличием окончившие курс классических гимназий или духовных семинарий.

Впрочем, при приеме поступающих в коллегиум пропаганды больше обращается внимания на нравственное поведение, характер и душевные наклонности молодых людей, чем на их школьную подготовку. Без особенной рекомендации в коллегиум поступить совершенно нельзя. Обыкновенно молодые люди не сами являются в Рим для поступления в число питомцев Коллегиума Пропаганды, но их выбирают на местах и присылают туда епархиальные епископы или так называемые апостольские викарии (в новообращенных странах). В крайнем случае требуется рекомендация какого либо высокопоставленного лица, известного коллегиумскому начальству. Отправляя в Рим своих кандидатов, епископы одновременно присылают и письменную аттестацию их по точно формулированным коллегиумом вопросным пунктам. Но и не из каждой епархии даже епископом рекомендованные юноши принимаются в Коллегиум Пропаганды; на это имеют право только „страны миссионерские», т. е., нуждающиеся в миссионерах,-страны, в которых сильно распространилось протестантство, какие либо другие ереси, или где есть еще много языческих дикарей, не просвещенных христианским учением. При конкуренции опять обращается внимание на то, какая местность больше нуждается в миссионерской деятельности. Из местностей последнего рода принимают юношей и моложе установленного возраста, но помещают их не в Коллегиум Пропаганды, а в какое либо другое учебное заведение с гимназическим курсом и только, по достижении ими 14 лет, уже берут их в коллегиум.

Поступив в коллегиум, воспитанники в течении семи месяцев (как и питомцы английского коллегиума) подвергаются искусу и внимательному наблюдению,-после чего дают присягу по обычной форме, уверяя, что они хорошо знают коллегиумские статуты (устав), полученные ими от их нового начальства, и обещаясь повиноваться им, а по окончании образования-без позволения папы не вступать ни в какой орден, по указанию начальства принять священническое посвящение, возвратиться и миссионерствовать в тех странах, в которых они жили до своего поступления в коллегиум, наконец, неопустительно извещать конгрегацию пропаганды о своем местопребывании и о результатах своей миссионерской деятельности-из европейских стран-ежегодно, а из других частей света-раз в два года. Клятва эта оканчивается обещанием воспитанника-идти для миссионерствования безотговорочно туда, куда пошлет конгрегация. За поведением и успехами коллегиумских питомцев следит особое лицо-кардинал-префект, который не только производит прием учащихся, но и назначает профессоров и воспитателей. На каникулы для отдыха учащиеся переезжают из Рима в коллегиумское тоскуланское имение. Форменная одежда их состоит из черного талера и красного цингулюма (пояса).

Первоначально основатель коллегиума папа Урбан VIII верховное попечение о нем возложил на трех назначенных им каноников патриарших базилик, так как он имел в виду только миссионерство в пределах Православной Восточной церкви. Но дело шло вяло. Сказалась нужда указать коллегиуму задачи более широкие- миссионерство вообще. Между тем, всего пять лет пред сим, в Риме, как мы видели, при кардинальской коллегии была учреждена S. Congregatio de propaganda fide (в 1622 г.), назначение которой и состояло именно в том, чтобы заботиться о надлежащей постановке миссии вообще и иностранных миссий в особенности. Поэтому в 1641 году, т. е., через 14 лет после основания Коллегиума Пропаганды, тот же самый папа Урбан VIII издал буллу-Romanus pontifex,-которою верховное заведывание им он передал Конгрегации пропаганды веры. Этим было обеспечено дальнейшее процветание новоучрежденного коллегиума, тем более, что папа даровал ему еще и особенные преимущества: весь коллегиумский персонал освобождался от подчинения какому бы ни было суду и какой бы то ни было власти, кроме суда и власти самого папы, а ректору было дано право присуждать воспитанникам, по окончании ими курса, докторскую степень по богословским и философским предметам.

Питая к коллегиуму особенную благосклонность, папы обеспечили его существование громадными материальными средствами и учебными пособиями. В его распоряжении издавна находится прекрасно устроенная типография, богатый церковно-археологической музей, постоянно увеличиваемый пожертвованиями бывших питомцев, обширная библиотека, славящаяся особенно письменными памятниками на малоизвестных языках. Но истинными украшениями коллегиума,-говорит католический писатель Ветцер,-являются его питомцы, мужественно исполняющие слова Euntes docete omnes gentes и ради распространения христианства жертвующие не только удобствами жизни, но и своею собственною кровью. Более 30,000 миссионеров, работавших в самых отдаленных и мало исследованных местностях, вышло из этого коллегиума.

Ежегодно, в первый воскресный день после праздника Богоявления Коллегиум-пропаганда обращается в асаdemia poliglotta. В нем устраивается торжественное собрание, на котором, в присутствии многочисленных избранных посетителей, воспитанники более чем на пятидесяти различных языках произносят проповеди, читают речи, декламируют стихотворения, ведут горячие диспуты и т.п.

Подобно тому как воспитанникам германского коллегиума, и воспитанникам коллегиума пропаганды папы предоставили, в виде особого предпочтения, право в праздник Пятидесятницы, в присутствии пап, кардиналов и других церковных сановников, произносить в церкви проповедь; кроме того, им дозволено принимать участие в некоторых папских процессиях, а в великий четверг они избирают из своей среды одного в число „апостолов», которым сам папа умывает ноги.

7. Шотландский Koллегиум, по своему устройству, характеру, направлению и задачам, напоминает все другие римские национальные коллегиумы. Он был основан в 1600 году папою Климентом VIII исключительно для подготовления миссионеров в Шотландию и другие страны. Его устав-те же Лойоловские статуты со всеми клятвами и обещаниями. Для помещения его устроено особенное здание, против дворца Барберини. Заведуют им иезуиты под протекторатом конгрегации пропаганды. Средства содержания его-доходы с имений ныне закрытого шотландского монастыря в Регенсбурге. Воспитанников в 1906 году было 19. Лекции по богословию, философии и церковному праву они слушают в Римском коллегиуме (Григорианский университет;. Их форменная одежда-фиолетовый тала́р. Всех миссионеров, вышедших из этого коллегиума, за триста лет его существования, числится свыше 1,000.

8) Сапиэниа (Sapienza)- есть одно из древнейших учебных заведений, находящихся в Риме и в век реформации оно принесло большую пользу католической церкви, выпуская из своего знаменитого богословского факультета ревностных, даровитых и ученых писателей, в своих многочисленных сочинениях, раскрывавших нехристианский характер протестантства и опровергавших протестантские воззрения. В то время оно называлось „Архигимназиею» и обладало всеми университетскими правами и привилегиями. Ему покровительствовали папы: Иннокентий IV, Бонифаций VIII, Лев X, Александр VII, Бенедикт XIV, Григорий XVI и Пий IX. Благодаря этому Сапиэнца всегда располагала большими средствами, имела прекрасную библиотеку и другие учебные пособия. Более 60,000 ученых католических богословов, обучавшихся на ее богословском факультете, имели право называть ее своею Alma mater. Свыше 3,000 миссионеров, проповедовавших христианство среди африканских и американских дикарей, вышли из ее стен. В XVI веке в ней было 86 профессоров и около 2,000 учащихся. После французской революции ее деятельность несколько сократилась; но тем не менее еще в 1870 году в ней числилось 56 профессоров и до 900 студентов. Захватив Рим, итальянское правительство вынудило папу закрыть в ней богословский факультет, а ее обратило в обыкновенный университет.

9) Ватиканская семинария (Seminarium Vaticanum или Seminario Urbano di S. Pietro) была основана в самый разгар борьбы с протестантством папою Ураном VIII, а потому ее задачи состояли в подготовлении как образованных священнослужителей, так и миссионеров. Она помещается в собственном здании близ церкви св. Петра, имеет собственных профессоров, лекции которых слушают и воспитанники других учебных заведений. Питомцы ватиканской семинарии носят форменную одежду, в роде нашего духовного кафтана, фиолетового цвета.

10) Коллегиум Капраники (Collegio Capranica) носит свое название от имени своего основателя кардинала Доминика Капраники, который открыл его в своем собственном доме в XV веке. Пий V преобразовал этот коллегиум в целях не только обычного, но и специально-миссионерскаго служения католической церкви, поручив его протекторату римского кардинал-викария. Сначала этот коллегиум был рассчитан только на даровое помещение 32 сирот, а теперь в него принимают и своекоштных пансионеров. Богословские и философские лекции они слушают в Римском Коллегиуме. Форменное платье их приготовляется из черной саржи. Окончившие курс в этом коллегиуме миссионеры встречаются даже в станах китайской и корейской миссий.

11) Collegio Teutonico dell'Anima-это древнее, основанное 10 ноября 1399 года, учреждение есть не столько учебное, сколько благотворительное заведение, – не столько школа, сколько приют, в котором немецкие капелланы (в настоящее время их 20) могли проживать, занимаясь в Риме, в его школах и библиотеках, изучением различных наук. Я упоминаю здесь об этом учреждении только потому, что с конца XVI века оно давало у себя приют, но преимущественно тем немецким капелланам, которые приезжали в Рим, чтобы подготовить себя к миссионерской деятельности и главным образом к борьбе с протестантством.

12) Campo santo или Collegio ecclesiastico teutonico – как по своему назначению, так и по своему устройству, близко родственно с предшествующим тевтонским коллегиумом „Утешительницы скорбящих душ». Вместе с иезуитами против реформации вели упорную борьбу и другие католические ордена. Но они проявляли энергическую деятельность и в деле внешней миссии. На школу они также смотрели как на могущественное средство для развития миссионерской деятельности, и потому и они заботились об учреждении школ не только с общепросветительными, но и специально миссионерскими целями. Я отмечу здесь бегло хотя некоторые из таких школ, основанных в Риме францисканцами, бенедиктинцами, доминиканцами и августинцами, в рассматриваемое время.

13) Коллегиум св. Исидора. Этот коллегиум имеет специальное назначение-подготовлять молодых членов францисканского ордена, урожденных ирландцев, исключительно к миссионерской деятельности в Ирландии и соседних с нею странах. Он был учрежден в Риме францисканцем Лукою Вадингом в 1625 году и утвержден папою Урбаном VIII. Средства его не велики. Устав обычный в тогдашних католических школах. Преподавателями и воспитателями состоят исключительно члены францисканского ордена. Воспитанники пользуются бесплатным содержанием; но их иного никогда не бывало: в 1904 году из этого коллегиума вышло только 18 миссионеров. Всех же питомцев было 42. Богословские и философские лекции они слушают обыкновенно в Пропаганде.

14) Коллегиум св. Бонавентуры. Основателем его был папа Сикст V. Сам, принадлежавший к францисканскому ордену, папа Сикст V сначала причислил Бонавентуру к лику святых католической церкви, а потом в честь его основал и особый коллегиум его имени, „дабы, изучая сочинения этого писателя, питомцы воспламенялись его ревностью ко славе католической церкви», служа ей и своими учеными трудами и своею непосредственною миссионерскою деятельностью. Коллегиум помещается в здании, устроенном при церкви Двенадцати Апостолов. Питомцами его могут быть только клирики, принадлежащие исключительно к францисканскому ордену. В небольшом числе (20–30 человек), они обучаются бесплатно, но за то обязаны идти в священники или миссионеры туда, куда пошлет их генерал ордена. Во главе коллегиумского управления стоят кардинал-протектор и регент, назначаемые папою. Коллегиум имеет право своим питомцам присуждать степень доктора.

15) Коллегиум ирландских августинцев в Риме-основан папою Александром VII в 1650 году с целью подготовлять способных миссионеров для Англии, Ирландии и Австралии. Особенное внимание в нем обращается на преподавание философии, богословия и языков австралийских дикарей. Коллегиум помещается в специально для него устроенном доме близ „Саллюстиевых садов». Устав коллегиума напоминает статуты коллегиума английского, но с большими упрощениями. Питомцами сначала были сыновья ирландских эмигрантов, поселившихся в Риме и нашедших здесь покровительство у папы Александра VII. Теперь в коллегиум принимаются только молодые члены августинского ордена; преимущество отдается уроженцам Великобритании. В 1903 году всех питомцев в этом коллегиуме было 12 (почти обычная норма). На островах Океании и в настоящее время миссионерствуют многие из бывших воспитанников Августинского Ирландского Коллегиума.

16) Коллегиум св. Фомы Аквината итальянцами часто называется просто „Минервою», потому что помещается в зданиях, известных под названием S. Maria sopra Minerva. Он был основан испанским доминиканцем Иоанном Соляно в 1580 году с специально миссионерскими целями и ныне принадлежит доминиканскому ордену и на его средства содержится. Его ректор и профессора назначаются только из монахов доминиканского ордена. Его питомцами (в числе 70–80 человек) первоначально были исключительно доминиканские клирики; но теперь принимаются и лица, не принадлежащие к ордену, но имеющие намерение посвятить себя миссионерской деятельности. Устав коллегиума чрезвычайно строгий, выработанный еще Домиником; традиции ордена чтутся свято. Коллегиум славится своею богатою библиотекою с множеством древних рукописей. Особенное внимание обращается на преподавание богословских и философских наук; есть специальная кафедра по сообщению необходимых для будущих миссионеров сведений. За время своего существования коллегиум подготовил до 20,000 католических миссионеров, действовавших по разным частям света. Этому коллегиуму дано преимущество, состоящее в том, что в день, посвященный памяти Фомы Аквината (признаваемого в католичестве святым), один из коллегиумских питомцев произносит в честь его похвальное слово в кардинальской капелле (Сарреllа сагdinalizia) в присутствии кардиналов, а иногда и папы.

17) Григорианский коллегиум (Collegio Gregoriano) был основан бенедиктинскими монахами в 1621 году с исключительной целью подготовления молодых бенедиктинских монахов к широкой миссионерской деятельности. Он помещается в здании, устроенном близ церкви св. Цецилии; воспитанники его-по преимуществу английские уроженцы (числом 18–20). Коллегиуму покровительствовал папа Григорий XIII, почему он и называется ныне его именем. Бенедиктинские миссионеры, действующие во многих странах Нового Света, почти все принадлежат к числу бывших питомцев Григорианского коллегиума. Профессора и воспитатели этого заведения-исключительно монахи бенедиктинского ордена.

Здесь кстати упомянуть и о некоторых из низших школ, учрежденных в рассматриваемый период времени различными католическими орденами. Хотя прямого миссионерского назначения они и не имеют, но они подготовляют своих учеников для поступления и в миссионерские школы. Замечательнейшая из них:

18) Collegio San Callisto – школа, основанная бенедиктинцами и устроенная при церкви св. Каллиста.

19) Collegio Clementino dei Nobili – любимое детище папы Климента VIII,-школа, заслуги которой католическая церковь всегда ценила.

20) Collegio Cerasoli,-эта школа соединена ныне с гимназическими классами Римской семинарии.

21) Коллегиум св.Петра, устроенный и управляемый монахами августинского ордена.

22) Collegio дли Istiluta dei Fralelli della dottrina christiana– школа, пользующаяся в Риме особенною популярностью среди римских католиков, почему она чаще всего называется прямо Carissimi.

Наконец, нельзя пройти молчанием и тех специально миссионерских учебных заведений, которые в рассматриваемый период времени хотя были открыты и не в самом Риме, а вне его, но вызваны также c одной стороны потребностью борьбы с протестантством, а с другой- стремлением католической церкви обратить в христианство язычников, обитавших в новооткрытых странах и на отдаленных островах. Школы эти существуют, за исключением французских, еще и в настоящее время, сохраняя свое специальное первоначальное назначение. Ради сокращения времени я буду говорить о них немного. Из этих школ наибольшее миссионерское значение имеют следующие:

23) Парижская семинария основана в 1663 году с специальным назначением подготовлять способных деятелей для внешней миссии, именно-для распространения христианства среди язычников дикарей. В 1899 году в ней было 259 воспитанников, изучавших главным образом географию, необходимые для миссионера языки, богословие, мораль, церковное право, литургику и науки философские. Из окончивших курс в этой семинарии в качестве миссионеров в настоящее время действуют 873 миссионера, в том числе 28 епископов. Местом их миссионерской деятельности служат так называемые „апостольские викариатства» в Северной, Средней и Южной Японии. Корее, Тибете, Манчжурии, Тонкине, Кохинхине, Камбодже, Сиаме, Бирме, ИИондишерн и др. Парижская семинария с гордостью указывала всегда на то, что из ее воспитанников-миссионеров 77 приняли за распространение веры Христовой среди язычников-дикарей мученическую кончину.

24) Английский коллегиум в Лиссабоне был основан в 1622 году португальским дворянином Петром де Коутинго с специальной целью доставить возможность молодым англичанам, преданным католической церкви, получить основательное богословское и философское образование, чтобы потом, приняв священнический сан, посвятить себя миссионерской деятельности в своем отечестве, ведя борьбу с протестантизмом и утверждая католиков в вероучении, преподаваемом их церковно. В XVII и XVIII веках этот коллегиум пользовался большою популярностью, но в 1899 году всех питомцев в нем было только 37,– и выходящие из его стен миссионеры большие действуют в Северной Америке, чем в Англии.

25) Английский коллегиум в Валлядолиде (Collegium S. Albani, Angliae Protomartyris) был основан иезуитом Робертом Парсоном в 1589 году и находится в постоянном заведывании иезуитского ордена, на средства которого он и содержится. Цель его та же, что и цель Лиссабонского коллегиума. Его устав почти целиком заимствован из статутов Лойолы. Питомцы его пользуются славою самых настойчивых и неустрашимых миссионеров. В 1899 году в коллегиуме воспитывалось 36 человек.

26) Ирландский коллегиум в Париже имеет то же самое назначение, что и оба предшествующие. Он был основан еще в XVI веке, когда протестантизм был особенно фанатичен и быстро охватил всю Англию. Число его питомцев ежегодно простирается от 80 до 100 человек.

27) Генеральный коллегиум в Пуло-Пинани основан был первоначально около 1666 года парижским миссионерским обществом (Societas Parisiensis pro missionibus exteris) в главном городе Сиама. Но в 1707 году, когда этот город был разрушен, „апостольское викариатство», а вмести с ним и Генеральный коллегиум были переведены в Гондату (Камбоджа), оттуда спустя два года – в Вирампатнам у Пондишери и, наконец, в 1807 году-на остров Пуло-Пинанг. Из этого коллегиума вышли миссионеры действующие ныне во многих местностях центральной Индии и Бирмы. Число его воспитанников иногда простиралось до 130. Генеральный коллегиум за время своего существования выпустил из своих стен более 25,000 католических миссионеров.

28) Шотландский коллегиум в Валлядолиде первоначально был основан в Мадриде в 1627 году испанским дворянином Вильгельмом Земпле и его супругою Мариею де-Ледесма-весьма ревностною католичкою. С самого своего основания он находился в ведении иезуитов. Из иезуитского ордена были избираемы всегда и его профессора. Его устав вполне соответствует иезуитским традициям и, без сомнения, был составлен под сильным влиянием Лайоловских статутов. В 1771 году, когда и в Испании стало сильно выражаться недовольство на поведение иезуитов, этот коллегиум был переведен в Валлядолиде, где уже с конца XVI века существовал коллегиум иезуита Парсона, преследовавший те же цели, что и коллегиум шотландский. Число его питомцев иногда достигало 120–130 человек. Вышедшие из него миссионеры действуют не только в Шотландии, но и среди американских негров.

29) Коллегиум св. Петра (Collegium S. Petri) близ Ливерпуля состоит из двух отделений-старшего и младшего; в младшем за четыре года изучаются общие гимназические предметы преподавания, в старшем-два года питомцы слушают лекции по философским наукам, и четыре года-по богословию. Всех слушателей в 1901 году было 67.

30) Неапольский коллегиум св. Семейства, обыкновенно называемый китайским, был основан в Неаполе в 1725 году ревностным католиком Матфеем Рипою и пользовался благосклонным расположением пап Климента XII и Бенедикта XIII. Его питомцами могут быть только китайские юноши, так как цель его исключительно миссионерская: подготовлять молодых китайцев, обращенных в христианство, к миссионерской деятельности на их родине.

Но не одним, только открытием миссионерских школ и подготовкою дельных миссионеров, даже не одной только проповедью среди язычников и не одной только словесной борьбою (устной или литературной) с протестантским лжеучением ограничилось возрождение католичества, возбужденное Лютером и открытием неизвестных до того времени стран. Религиозная жизнь забила ключом среди всех слоев населения в католических странах. Появилось бесчисленное множество книг, газет и журнальных статей апологетического, полемического и анестетического содержания. Оставшиеся верными католической церкви, не только отдельные лица, но и народы, приняли живое и непосредственное участие в борьбе с врагами своей веры и своего упования. Было учреждено множество церковных братств, союзов, обществ, товариществ, дружеств, конгрегаций по всем католическим государствам. Были религиозные конгрегации мужей, юношей, детей, женщин, девиц, академистов, гимназистов, мастеровых, юных купцов и т. п. Появились общества: Милосердых сестер св. Карла Борромея в Нанси (основ.в 1652 г.), Английских дев Марии Бард (в 1617 г.), Ораторианцев св. Филиппа Пери (в 1587 г.), Ораторианцев кардинала Берилла во «Франции (в 1613 г.), Нудистов (во Франции в 1643 г.), Французских сульпициан патера Олье (в 1857 г.), Сестер Божественного Промышления m-m Polaillon. Сестер любви или седых сестер m-m Леграс (в 1034 г.), Редемтористов или Лигорианцев (Конгрегация всесвятейшего Искупителя), множество Марийских конгрегаций, Конгрегация Лазаретов или священников-миссионеров (в 1632 г.), основанная Винценцем фон Паулем Конгрегация мирских священников Варфоломея: Гольцгауаера и т. д. и т. д. Некоторые из этих обществ и конгрегация, как напр., Лазаристы и Конгрегация мирских священников,-преследовали непосредственно миссионерские цели другие служили им косвенно, помогая миссионерским станам своими щедрыми пожертвованиями, отправляя в "миссионерские страны" учителей и учительниц для обучения в „миссионерских школах детей новообращенных из язычества, посылая докторов, фельдшеров, аптекарей, „братьев" и „сестер“, для ухаживания в "миссионерских" госпиталях за больными, педагогов-для устроения „миссионерских» сиротских домов, приютов и богаделен. Всем хотелось показать, что и католикам может быть не чужда заповедь Христова и любви к ближним-благотворительности, сострадании и спасении погибающих. Вспоминая об этом времени в истории католической миссии, немецкий писатель Ветцер говорит: „Трудно решить, кому принадлежит первенство на этом поле миссионерской деятельности, хотя, конечно, по пылкой ревности, по числу посланных миссионеров и мучеников, ни один орден и может выдернуть сравнения с иезуитами. Равным образом, трудно решить и то, какая из наций католическое Европы наиболее энергично и ревностно содействовала миссии, так как в атом отношении и итальянцы, и немцы, и испанцы, и португальцы, и французы имеют одинаковое право спорить о первенстве. Впрочем, если иметь в виду конечный результат общей миссионерской деятельности, то само собою разумеется-первенство должно признать за испанцами и вместе немцами, так как именно они достигли громадных и наиболее прочных результатов. Большая часть Америки и часть Океании были обращены в христианство испанцами и немцами. В частности Австрия, а из ее провинций в особенности Богемия, отправили в Новый Свет бесчисленное множество миссионеров, так что половина всех миссионеров, действовавших в Америке, на Филиппинских, Марианских и Каролинских островах, состояла из немцев и в частности-австрийцев».

Не буду в настоящий раз говорить о тех недостойных и нехристианских способах, приемах и средствах, какими часто пользовались католические и особенно-иезуитские миссионеры. Это всем известно. Но их ревность, энергия, неустрашимость, их самопожертвование ради интересов католической церкви, их послушание ордену, их ловкость и уменье вести свое дело, чтобы только достигнуть наибольших результатов, во всяком случае удивительны.

Впрочем недолго пришлось друзьям католической церкви утешаться подъемом религиозной жизни и успехами миссионерской деятельности. Скоро наступили новые дни тяжких испытаний. В конце XVIII столетия грянули громы французской революции. Поколебались королевские престолы. Полились потоки крови. Все европейские государства были увлечены войною. Пошатнулись нравственные устои народной жизни. Под флагом гуманного, по-видимому, принципа-„свобода, равенство и братство"- бушевали грубые, чувственные страсти и всепожирающий эгоизм отдельных лиц и целых партий. Враждебность к церкви обнаружилась в страшных, еще небывалых до того времени, размерах. Публично объявляли проклятие самому Богу!.. Католические алтари были разрушены; храмы осквернены и обращены в интендантские склады и арсеналы. Кресты и иконы вместе с мусором были вывезены за город на свалочный пункт. Католические священники были мучимы в тюрьмах и умерщвляемы сотнями. Учрежден культ разума, олицетворением которого была какая-то проститутка, провозглашенная однако же „богинею». Католические монастыри были разрушены, а монахи разогнаны. Когда Рим был занят французскими войсками, в нем не пощажены были ни школы, ни благотворительные учреждения: имущества их подверглись захвату и истреблению, даже целые аббатства Наполеон дарил своим родственникам и друзьям, хорошо зная, что доходы с них шли на содержание школ, миссий и благотворительных заведений. История каждого римского коллегиума и каждого миссионерского института отмечает время французской революции не только как время их упадка, но и как время их закрытия и прекращения дальнейшей деятельности. „У церкви были отняты все ее древние богатства,-говорит историк,-а чрез то были уничтожены и источники ее благодеяний, а больше всего пострадали миссии. Ибо у них не только были отняты богатые средства существования и вспомоществования нуждающимся,-даже Пропаганда лишилась своих доходов,-но истреблены были целые ряды клириков, а вместе с уничтожением Коллегиума Пропаганды и монастырей были закрыты и все миссионерские школы. .Миссионерство тогда было уже слитком далеко от того, чтобы мечтать о новых успехах и о приобретении новых пунктов для своей деятельности; оно было не в силах удержать за собою и тех позиций, которые за ним еще оставались. Лишь то там, то здесь можно было еще увидеть нескольких изможденных трудом и лишениями миссионеров, нескольких сгорбленных стариков, избегнувших случайно бессердечного преследования, которые горькими слезами оплакивали безнадежное будущее католической миссии и смотрели в глаза своей смерти с скорбным убеждением, что вместе с ними должны были исчезнуть и плоды тяжелой вековой борьбы и достигнутой победы».

Но после минования революционной бури с ее страшными ураганами и после возвращения папе отнятой у него Наполеоном церковной области (в 1814 г.), начался новый период в истории римско-католической миссии. Правда, отнятые у монастырей и школ земли и имущества не были возвращены; нужда сказывалась во всем, но за то возвращено было религиозное возбуждение в жизни народов и государств. Настал момент, когда люди спокойно могли обсудить, какой неисчислимый вред причинили им атеизм и революция. Настал момент раскаяния и сокрушения. Неомытая еще на руках кровь мучила совесть и требовала примирения с Богом для тех, которые отреклись от него. Священные союзы, мечта о вечном мире народов, вера в сверхъестественное, романтика, баллады, отвращение к насилию – вот чем характеризовалась фта эпоха, отражение которой можно было видеть и у нас-в произведениях Жуковского, в поведении Александра Благословенного.

Настроение масс, царившее в то время на западе, напоминало то религиозное воодушевление, которое в католическом мире было вызвано делом Лютера... Пользуясь сочувствием европейского населения, папы стали заботиться о приведении в порядок расстроенных дел церкви. Я буду говорить, впрочем только о миссии, и притом за время от 1814 до 1870 г.

Папы обратили свое внимание прежде всего на состояние иностранных миссий и на миссионерские школы. Для внешних миссий они старались отыскать материальные средства, в которых сильно нуждались, обновить и обогатить миссионерский персонал, исходатайствовать для них покровительство гражданских властей, учредить новые „апостольские викариатства», миссионерские

страны и т. п. Что касается заботы о миссионерских школах, то прежде всего нужно было найти средства для восстановления тех, которые были закрыты в период революционных неистовств. Затруднение состояло при этом еще и в том, что в конце XVIII столетия папа был вынужден закрыть иезуитский орден, в заведывании которого, как мы видели, находились, можно сказать, (с католической точки зрения) лучшие из миссионерских коллегиумов. Таким образом, папской курий предстояла трудная задача – отыскать хороших начальников для восстановляемых миссионерских школ. Неудивительно поэтому если устроение этих школ потребовало для себя более 25 лет времени.

После восстановления закрытых коллегиумов, папы приступили уже и к учреждению новых, которых потребовали изменившиеся условия жизни. В этом отношении они проявили удивительную энергию, в течение 25-ти лет изыскав средства для учреждения более 20-ти коллегиумов. Особенно много заботился об учреждении новых коллегиумов и подобных им миссионерских институтов папа Пий IX.

Из новооткрытых институтов и коллегиумов особенного внимания заслуживают следующие (буду говорить о них в хронологическом порядке их учреждения):

1) Капуцинская коллегия св.Фиделия. Она основана в 1841 году с той целью, чтобы в ней получали воспитание католические юноши, без различия национальностей, желающие посвятить себя внешней миссионерской деятельности. Впрочем, коллегия Фиделия не есть, собственно, учебно-воспитательное заведение; это-скорее-центральный институт, заведующий несколькими внешними миссиями и существующими при них школами. Отнятие земель, закрытие монастырей, а вследствие этого и отсутствие достаточных средств не дали возможности капуцинскому ордену учредить учебно-воспитательный миссионерский институт в самом Риме: оказалось более удобным открыть такие институты при самых миссиях. И вот капуцины учредили уже шесть таких институтов, обыкновенно называемых „миссионерскими домами»: в Филиппополе. Сан-Стефано. Софии (в Болгарии), в Будже (блига Смирны, в Мусворе (в Ост-Индии) и в Аллагабаде. В Филиппополе они открыли даже семинарию в которой обучается от 50 до 80 воспитанников; в остальных местах-коллегиумы. в которых, кроме общеобразовательных предметов, преподаются также философские и богословские науки. Молодые капуцины, окончив в них курс, в качестве католических миссионеров, расходятся по всем пяти частям света. В непродолжительное время капуцины успели приготовить в своих школах более 500 миссионеров, которые и действуют ныне в учрежденных же капуцинами, среди обращенных в христианство дикарей, шести апостольских викариатствах и четырнадцати апостольских префектурах. Не все их миссионеры обязательно принимают священническое посвящение.

2) Беллийский Коллегиум находится в квиринале и помещается в здании бывшего монастыря „вечного моления» при церкви Иоакима и Анны. Он был основан в 1844 году мехельнским архиепископом, кардиналом Энгельбертом Стерксом и содержится на средства, доставляемые по раскладке всеми бельгийскими епископами. Первоначальное назначение его состояло в том, чтобы доставить специальное миссионерское образование молодым бельгийским священникам, не нуждающимся ни в изучении общеобразовательных предметов, ни в слушании богословских и философских лекций. Но теперь нашли нужным преподавать учащимся как философию, так и богословие. Курс учения-пятилетний. Число учащихся не свыше 20. Желающим предоставляется право слушать лекции и в Римском Коллегиуме.

3) Миланская семинария, по личному указанию папы Пия IX, была основана в 1850 году в городе Саронно; но скоро перевели ее в Милан. Цель открытия ее состояла в том, чтобы молодых католических священников подготовлять для миссионерской деятельности в центральной Бенгалии, восточной Бирме, северном и южном Юннане и Гонконге. Вследствие этого в ней обращается особенное внимание на преподавание не только богословских наук, но и языков-английского и китайского. Число учащихся не превышает 20-ти человек. В 1899 году в означенных странах числилось 63 миссионера вышедших из этой семинарии.

4) Французская семинария св. сердца Марии помещается близ Пантеона в собственном здании. Она открыта была в 1851 году, с благословения папы Пия IX, французскою „конгрегациею св. Духа и чистейшего сердца Марии» и содержится на ее средства; ей же предоставлено и право назначать, по своему усмотрению, ректора этого коллегиума. В число питомцев принимаются французские юноши из всех французских диоцезов; число их колеблется между 120–130; богословские и философские лекции слушают они в Римском Коллегиуме и, по окончании курса, обязаны возвратиться в отечество для пастырского или миссионерского служения. Впрочем, им не запрещается слушать лекции и в других римских учебных заведениях. Форменная их одежда-черный тала́р.

5) Бенедиктинский колиеииум св. Амвросия основан в монастыре того же имени в 1862 году, по желанию папы Пия IX, бенедиктинцами из Субиако, принадлежащими к конгрегации Монте Кассино della primitiva observanza. Цель коллегиума чисто миссионерская: приготовить молодых членов бенедиктинского ордена к миссионерской деятельности.

6) Семинария для верхней Италии или, как ее называли прежде, Ломбардский Коллегиум (Collegio Lombardico) – была основана в 1852 году при церкви свв. Амброжио и Карло Борромео. В 1870 г. она была закрыта; но в 1878 году пап Лев XIII снова открыл ее, подчинив ее себе. Первоначально ее назначение состояло в том, чтобы приготовлять кандидатов в священники одной Ломбардии, но теперь в нее принимаются юноши из всех диоцезов верхней Италии, при чем имеются в виду и потребности внешней миссии.

7) Seminario Pio (семинария Пия) основана в 1853 году и помещается в прекрасном здании у церкви св. Аполдинария. Это-любимое детище папы Пия IX, предназначенное им исключительно для целей внутренней миссии. Она содержится на динарий Петра и в нее принимаются юноши из всех 68 диоцезов папской области. Профессора в ней те же, что и в Римской семинарии; ректор, префект и надзиратели-особые лица. Верховное управление этой семинарией возложено на римского викария и четырех, назначаемых ему в помощь, депутатов. Так как в Seminario в особенности имеется в виду подготовление красноречивых миссионеров-проповедников, то в нее принимаются юноши, уже с отличием окончившие реторту. Число воспитанников не должно превышать 68.

8) Лионский Коллегиум основан в 1856 году, в г. Лионе, титулярным епископом Прузским, монсиньором Мельхиором Иозефом де-Марионом Брезильяком и к нему причислены три миссионерских училища („апостольские школы»), одно-в Ирландии и два- во Франции. Цель коллегиума-специально миссионерская: подготовить воспитанников к миссионерской деятельности в странах Золотого берега, Верхнего Нигера, Дагомеи: и ad ostia Nili. В виду этого в нем преподаются не только богословские и философские науки, но и те языки, знание которых необходимо для миссионеров в названных областях. Число учащихся в этом коллегиуме в 1899 г. было 77.

9) Американский Коллегиум непорочного зачатия основан в Левене, в 1857 году, бывшим миссионером, а потом викарием одного из епископов в Северной Америке, Петром Кандекенсом, в чисто миссионерских целях. Его питомцы-немцы, бельгийцы и голландцы-еще до поступления своего должны изучить не только общеобразовательные предметы, но и богословские науки. В коллегиуме им преподают лишь те сведения, которые необходимо знать будущему миссионеру в штатах Северной Америки. Курс учения здесь трехгодичный. Число учащихся 60–80. В 1899 году в Соединенных Штатах Северной Америки было уже 418 миссионеров (в том числе 10 епископов), окончивших курс в этом коллегиуме.

10) Южно-Американский коллегиум (Collegium Pium Latinum Americanum) основан в 1858 году в Риме, в зданиях театинскаго конвента св. Андрея (della Valle) на пожертвования южно-американских епископов, с миссионерским назначением. Девять лет спустя он был- переведен в здания иезуитского новициата, в квиринале, у церкви св. Андрея. Заведывание им, с самого его основания, было поручено иезуитам. Число учащихся в нем 70–80 юношей. Лекции по богословским и философским предметам они слушают в Римском коллегиуме. Форменное одеяние их- черный тала́р с светло-голубым поясом.

11) Папский Коллегиум для Албании основан епископом Иоганном Топихом в Скодре, в 1858 г. и содержится на средства австрийского правительства. Его назначение – приготовлять для Албании священников и миссионеров. Управление его находится в руках иезуитов. Всех воспитанников от 25 до 30 человек.

12) Коллегиум Бригноле-Зале Генуе, по благословению папы Пия IX, был основан маркграфом Антоном Бринголе-Зале и его супругою, ревностною католичкою Артемизиею Негрони, в 1859 году. Управление им поручено „миссионерским священникам». 8 питомцев его предназначаются для священнического служения в диоцезах Лигурии, а остальные (20–30)-для чужеземных миссий.

13) Северо-Американский колтиум основан в 1859 году папою Пием IX, в Риме, с миссионерским назначением, на пожертвования католиков, проживающих в Северной Америке. Помещение ему отведено в бывшем женском салезианском монастыре. Коллегиум находится в ведении конгрегации пропаганды, которая назначает для него префекта. Непосредственное управление возлагается на проректора, избираемого из мирских священников. В 1899 году в коллегиуме было 80 питомцев. Лекции по философским и богословским наукам они слушают в Коллегиуме-Пропаганде. Способнейшие из них, даже и по окончании курса (7 лет), могут оставаться еще некоторое время в Риме для теоретического и практического усовершенствования-главным образом- в католическом праве. Папским посланием Ubi primum от 25 октября 1884 г. североамериканский коллегиум объявлен как Pontificium.

14) Коллегиум Шеутвельдский, близ Брюсселя, основан Феофилом Вербистом в 1863 году для питомцев Конгрегации непорочного сердца Марии (Congregatio а Corde Immaculato В. М. V.) с специально-миссионерским назначением. Главная цель его состоит в том, чтобы обращать ко Христу неверующих и в частности-китайцев. Области, в которых должны действовать питомцы этого коллегиума, суть следующие: Монголия, Конго л Китай. В настоящее время из питомцев этого коллегиума в указанных миссиях состоят 82 священника и 68 мирян.

15) Свято-Иосифовский коллегиум св. сердца основан бывшим епископом сальфордским, а потом архиепископом вестминстерским Гербертом Ваукганом, в 1866 г., в Милл-Гилле, близ Лондона, с специально-миссионерским назначением. В него принимаются молодые люди, без различия национальностей, для подготовления миссионерской деятельности среди негров Соединенных Штатов Северной Америки, в южной части Аукланда (в Новой Зеландии), в Ост-Индии, в Кашемире, на острове Борнео.

16) Семинария в Вероне основана монсеньором Даниилом Комбони в 1867 году для подготовления питомцев к миссионерской деятельности в центральной Африке, в Каире, Хелуане, Гезире и Суакине. Число питомцев не велико: 10–15 человек.

17) Польский Коллегиум или Первосвященнический Коллегиум (Collegio pontificio) основан папою Пием IX в 1865 году на щедрые пожертвования поляков и находится под покровительством Австрии. Его назначение, впрочем, не столько миссионерское, сколько политическое, потому что, при самом открытии его, папа сказал его польским воспитанникам: „так как родина ваша разделена теперь между державами, то я хочу быть вашим отцом». Тем не менее коллегиум этот немноголюден; в 1899 году в нем было лить 32 питомца. Богословские и философские науки они изучают в Римском Коллегиуме. Форменная одежда их: черный тала́р и зеленый пояс.

18) Collegio или Istituto della Scuola Gregoriana был открыт при немецкой церкви „Утешительницы скорбящих душ". Прямой миссионерской цели он не имеет. Но окончившие в нем курс молодые люди часто встречаются в списках лиц, состоящих членами миссий и „апостольских викариатств».

19) Английский церковный коллегиум папы Пия (Collegio ecclesiastico Pio Inglese» также имеет не вполне прямое миссионерское назначение. Он был основан папою Пием IX, собственно, для приюта англичан, оставивших протестантство и присоединившихся к католической церкви для их научного утверждения в учении последней, в особенности же-для бывших англиканских священников , желающих вступить в число католических священников; поэтому как число питомцев этого коллегиума, так и способ их занятий носят случайный характер.

Наконец, из коллегиумов, основанных в Риме, в рассматриваемый период времени, заслуживают упоминания следующие:

20) Испанский Коллегиум.

21) Иллирийский Коллегиум.

22) Collegio Sabino.

23) Collegio Piceno.

Но эти коллегиумы предназначены к миссионерскому служению лить в местностях Испании и Италии, хотя их воспитанники, вступая в один из монашеских орденов, почти всегда отправляются для служения в миссиях своего ордена и в самых отдаленных языческих странах.

Об учрежденных в это время миссионерских обществах и братствах, конгрегациях и союзах я буду говорить несколько позже. Но и из сказанного уже видно, что и после французской революции, в период времени от 1814 по 1870 год деятельность католической миссии не уменьшилась, а развивалась с не меньшею энергиею, чем и до революции. Потребность открытия в значительном числе новых миссионерских школ подтверждает сказанное. Нельзя, однако же, не обратить внимания на то, что характер и направление католического миссионерства в этот период времени стали иными. На протестантов теперь меньше было обращаемо внимания, чем раньше; протестанты, по-видимому, со стороны католиков признаны „неисправимыми», и на них как бы махнули рукой. Только в литературе теперь можно еще встретить (и то не в большом количестве) обличения протестантских лжеучений. Дальние этого католические миссионеры по отношению к протестантству не идут, а враждебность между этими двумя западными исповеданиями усилилась в такой степени, что примирение их немыслимо. В рассматриваемый период времени католическая миссия вое силы и средства свои употребляла для распространения христианства среди язычников, желая новообращенными членами своей церкви как бы наполнить то убылое место, которое образовалось по причине отпадения многих католиков в протестантство и неверие. И труды католических миссионеров в эхом отношении были небезуспешны. Число обращенных в католичество дикарей быстро возросло во всех частях света.

В 1870 году Рим был занят итальянскими войсками; светская власть у папы отнята и, кажется,-навсегда. Это испытание однако же было тяжким только для папства, но не для католичества. Нельзя не поставить (с католической точки зрения) в вину итальянскому правительству лишь того, что оно наложило свою руку на некоторые католические миссионерские училища. Напр., знаменитую Сапиэнцу оно обратило в обыкновенный университет и при том даже без богословского факультета; у других, напр., у Римского коллегиума и у Южно-американского коллегиума оно отняло их собственные прекрасные здания; вследствие чего первый вынужден тесниться в зданиях германского коллегиума, а последний хотя и поместился в зданиях, отведенных ему итальянским королем, но ежегодно уплачивает за них правительству по 25,000 франков. При всем том лишения, причиненные католичеству захватом Рима, можно сказать, ничтожны в сравнении с тем, что оно испытало во время французской революции. С уверенностью можно утверждать, что католическая миссия (особенно внешняя) не сократила своей деятельности, а расширяла ее и усиливала ее с прежнею энергиею и настойчивостью. Потребовалось даже основание новых миссионерских школ, ибо наличных миссионеров было недостаточно.

Из миссионерских учебно-воспитательных учреждений католической церкви, основанных уже после захвата Рима итальянцами (1870г.) заслуживают внимания следующие:

1. Папская семинария апостолов Петра и Павла основана в Риме римским католическим священником Петром Аванцини в 1874 году по благословению и с утверждения папы Пия IX. Цель ее-подготовлять способных миссионеров для распространения католичества в разных языческих странах, а главным образом-в среднем Китае. Общеобразовательные, философские и богословские науки питомцы изучают в коллегиуме пропаганды, а в своей семинарии-китайский язык вместе с историею и географиею Китая. Семинария эта не многолюдна: ежегодно в нёй воспитывается 10–12 человек семинаристов. В настоящее время в среднем Китае числится в миссии 16 священников, окончивших курс в этой семинарии.

2. Коллегиум Массимо (Collegio иди Istituto Massimo) основал в Риме в 1875 году иезуит Максимилиан Массимо в княжеском дворце своего отца. Этим коллегиумом Массимо заменил только гимназические классы, закрытые в Римском коллегиуме за теснотою помещения.

3. Семинария в Стейле, в Голландии, основана ревностным голландским католиком Арнольдом Янзеном в 1875 году и содержится на средства „Голландского миссионерского общества Божия слова». Цель основания этой семинарии-исключительно миссионерская: она должна подготовить молодых людей к миссионерской деятельности в Китае. Эта семинария за время своего существования успела уже открыть три коллегиума: один-в Риме S. Raphaelis Arcliangeli (с 1888 г., в нем 11 питомцев); другой-при самой семинарии в Стейле S. Michaelis Archangeli (питомцев 240) и третий-Энцерсдорфский близ Вены (с 1889 г., питомцев 120). В настоящее время в миссиях действуют 68 священников, окончивших курс в коллегиумах этой семинарии. С 1882 г. по 1901 г. ими окрещено в Китае свыше 25,000 одних китайских языческих детей. Семинария, впрочем, уже не ограничивает своей деятельности Китаем, но посылает своих миссионеров и в южную Америку (в Аргентину). Курс учения в семинарии-12-летний: 5 лет питомцы изучают общеобразовательные предметы, 2 года-философские науки и 5 лет-богословские. К этой семинарии католики относятся с особенным уважением.

4. Коллегиум Памфилия (Collegio Pamfili) был основан племянником папы Иннокентия X, Джианбаттистою Памфилием для целей внутренней миссии и помещен в родовом дворце основателя. Высшие науки его питомцы изучали, впрочем, в Римском коллегиуме. Форменною одеждою их был фиолетовый тала́р с светло-голубыми обшлагами. В 1877 году итальянское правительство отняло его дворец,-и коллегиум, по необходимости, пришлось перевести в здание римской семинарии.

5. Свято-Иосифовская семинария и

6. Коллегиум Богоявления Господня.

Эти учебно-воспитательные институты были основаны в 1879 году вестминстерским архиепископом Гербертом Ваукганом в Бальтиморе с целью-подготовлять миссионеров для распространения католичества среди негров Северной Америки. Семинария имеет характер высшего учебного заведения, коллегиум-среднего. Семинарии подведомственны два отделения ее; одно-в Роозендале, в Голландии (открыто в 1890 г.), другое-в Бриксене, в Тироле (открыто в 1891 г.). Устав этих учебно- воспитательных заведений тот же, что и устав Свято-Иосифовского коллегиума св. сердца (близ Лондона). Число питомцев в них невелико: от 80 до 100.

7. Армянский коллегиум (Collegium Leonianum pro Armenis) был учрежден папою Львом XIII в 1883 году с назначением миссионерским-поддержать и усилить распространение католичества среди армян. Он помещается в особом здании близ церкви св. Николая Толентинского. Питомцы его слушают лекции по богословским предметам в коллегиуме пропаганды, от которого они получают, по окончании учения, и академические степени. Во главе его управления стоит префект пропаганды. Число питомцев 80–120.

8. Канадский коллегиум был основан в Риме папою Львом XIII в 1S88 году. Цель его миссионерская: подготовлять священников и миссионеров из жителей Канады для их родины. Питомцы этого коллегиума изучают науки в коллегиуме-пропаганды. В 1S99 г. всех их было только 21.

9. Есть в Риме и духовная академия (Accademia ecclesiastica пли Pontificia accademia dei nobili ecclesiastici). Это- аристократическое заведение, в котором преподается только дипломатика и иностранные языки и из которой, по окончании курса выходят нунция и прелаты. Хотя от ватиканской дипломатии сильно зависит положение миссий в иностранных владениях, но заведение это непосредственного отношения к миссионерству не имеет, а потому и говорить о нем нет нужды.

Приятно отметить, как отзываются католики о благовоспитанности и добропорядочности питомцев римских католических школ вообще и миссионерских школ в частности. „Дух благочестия господствует в этих коллегиях»,-говорит Ветцер. „Дисциплина и выдержанность дают себя видеть в питомцах даже на улицах и для посетителей Рима останутся незабвенными те впечатления, которые производят на них эти скромные молодые люди, вышедшие из самых различных народностей, стройными группами прогуливающиеся в своих разнообразных и пестрых костюмах. Но еще более будет приятно восхищен тот, кто имел случай хотя некоторое время видеть их внутреннюю жизнь и обычное обхождение между собою... Эти студенты нелицемерно пихают любовь и уважение к своим начальникам и воспитателям. Но еще более похвальны в них воодушевление и любовь к своему будущему призванию и к своему служению церкви. Чем более я их узнавал, тем более я им удивлялся». Конечно, легко встретить и иной отзыв о католическом, в частности-иезуитском, воспитании. Но нельзя во всяком случае отрицать, что окончившие в этих школах миссионеры с редкою энергиею, с полною преданностью и любовно к своей церкви, готовые на всякого рода миссии и жертвы, без страха пред опасностью и трудностями, берутся за свое дело. А если принять во внимание, какое громадное количество таких борцов-миссионеров может выставить католическая церковь во всякое время (ибо, за исключением двух-трех из указанных нами школ, все они действуют еще и теперь), то положительно страшно становится за русский народ, при мысли о возможности предоставления католикам прав пропаганды среди православного населения...

Итак, первое средство, каким пользуется католичество для поднятия и усиления миссий как внутренней, так и внешней, это-его специально-миссионерские школы, которых в настоящее время не менее 50-ти и благодаря которым католические миссионеры приступают к своей деятельности „во всеоружии», наперед хорошо изучив тот народ, к которому они идут,-его историю, его географию, его количество, его религиозные верования, его язык, его нравы и обычаи. Явившись на место, они прямо начинают миссионерствовать. И их успех обеспечен, ибо недостатки самого католичества, обойденные абсолютным молчанием миссионерами, для новообращенных долгое время будут оставаться неизвестными.

Но католические миссионеры прекрасно знают по многочисленным опытам прежнего времени, что результаты проповеди среди дикарей не могут быть устойчивыми сами по себе; нужно укрепить новообращенных в усвоенных ими верованиях и оградить их от влияний враждебных миссии, ибо по следам католиков идут протестанты, а кроме них всегда найдутся и защитники оставленного язычества. Нужно строить среди новообращенных церкви, капеллы, школы, госпитали, сиротские дома, богадельни; нужны на местах миссии постоянные причты, даже епископы, духовные семинарии и коллегиумы. А для этого нужны громадные денежные средства. Вот тут-то на помощь миссионерам и приходит католическое общество с его бесчисленными братствами, союзами, конгрегациями и тому подобными учреждениями, цель которых состоит лить в том, чтобы изыскивать для миссий денежные и другие материальные средства. Таких обществ, братств и конгрегаций Биииарий насчитывает в своем списке более 300 (120 было вновь открыто только после французской революции в прошлом столетии). Я не имею никакой возможности говорить в настоящий раз о каждом из этих обществ. Но чтобы составить некоторое представление о них, я назову здесь, по крайней мере более известные.

1) Лионский союз. Он называется еще „Обществом св.Ксаегрия“ или „Обществом или распространения веры». Цель его-молитвою и деньгами оказывать содействие католическим миссионерам, отправляющимся в далекие страны для проповедования слова Божия. Он был основан в 1822 году; имеет сбой орган в Лионе: Annales de la propagation dе la foi, a в Кельне: „Jahrbücher znr Verbreitung des Glaubens“, в котором публикует свои отчеты b ежегодный отчет о деятельности своих миссионеров. Денежные средства его громадны: ежегодные поступления от его членов составляют сумму в 5–51/2 миллионов марок. По принятому обычаю, члены его каждую неделю жертвуют по 4 пфеннига (2,08 марок в год). За это в день основания общества им объявляется от папы отпущение грехов за 300 дней; на 100 дней получает отпущение грехов каждый, сделавший этому обществу какое либо доброе дело вообще. Члены Лионского союза дают обет ежедневно читать молитвы: „Pater noster“ и „Ave, Maria“ с установленными поклонами, оканчивая свои молитвы кратким призыванием: „Святой Франц Ксаверий! молись за нас“. Нарушивший этот обет искупает сбой грех новыми пожертвованиями в пользу общества.

2) Конгрегация св. Дyxa основана в 1703 году; на свои средства она содержит много миссий в Азии и западной Африке7.

3) Конгрегация св.Сердца Иисуса содержит миссии в Новой Померании.

4) Конгрегация св. Сердца Марии, основанная в 1841 году прозелитом Либерманом, содержит миссии в Африке и Индии.

5) Общество Божественного слова содержит миссии в Земле императора Вильгельма.

6) Бенедиктинское миссионерское общество св. Оттилии (в Баварии, близ Мюнхена) имеет миссии в Восточной Африке и Египте.

7) Общество св. Бенедикта содержит миссии в Дакке, в Соединенных Штатах Северной Америке, в Индии, в Экуадоре.

8) Общество лазаристов (так называются они от Коллегиума св. Лазаря в Париже) содержат миссии в Абиссинии, Персии, Киангси, Печели, Тсе-Кианге, Сирии, Болгарии, Турции и Америке.

9) Алжирское миссионерское общество, основанное в 1868 г., содержит сбои миссии в Алжире, в стране Кабилов и в Сахаре; затем-в Конго, Уганде, Уньяньембе и Ньяссе.

10) Союз детей или Общество св. детства Иисуса, основанное в Париже в 1843 г., обладает громадными денежными средствами и дает возможность католическим миссионерам содержать и воспитывать тысячи сирот в языческих странах. Членами этого общества состоят только дети. Они жертвуют ежемесячно по 5 пфенигов,– что за 50 лет составило 66,000,000 марок, как члены общества, дети должны оканчивать свои ежедневные молитвы словами: „Пресвятая Дево, Марие! молись за нас и за бедных язычников детей»...

12) Кельнский союз для поддержания детей бедных язычников. Членами его могут быть как дети, так и взрослые. Союз обладает также большими денежными средствами.

13) Конгрегация св.Франца Салезскаго или Общество французских салезианиев в Аппесу содержит на сбои средства миссии в Южной Америке, в Индии, Китае, в Нагапоре и Вицагапатаме.

14) Общество итальянских салезианиев имеет свою миссию в Патагонии.

15) Общество облатов непорочного зачатия Марии, основанное в Марселе, в 1S15 году епископом Маценодом, имеет свои миссии в Атабаске-Маккензи, Колумбии, Коломбо, Яффне, Натале, С. Альберте, Трансваале, у Оранжевой реки.

16) Общество (Пикпусское) св. Сердца содержит миссии на Маркезских и Сандвичевых островах и на о. Таити.

17) Конгрегация Паллотинской миссии (Pia societas missionum) избрала для содержания миссионерские станы в Западной Африке.

18) Конгрегация маристов (т.е.„общество Марии" ), – основанная в 1836 году в Лионе и Париже, содержит миссии в Новой Каледонии, на островах Вити, в центральной Океании, в Велингтоне, Христхирхе и в Архипелаге Пловцов.

19) Общество миноритов („меньших братьев" , т. е. францисканцев) имеет своих миссионеров в Палестине, Сирии, северном Египте.

20) Общество миноритов из Обсервации содержит миссии францисканцев в северном Шантунге, Шанси, северном Шанси, Онане, Гупе (в Китае), в Марокко, Триполисе, Египте, северной Сирии, на Филиппинах, в северной Африке и в Америке.

21) Конгрегация всесвятейшего Искупителя или Общество редемитористов („лигоурианцев»), учрежденная 25 февраля 1749г., содержит миссию в Суринаме.

22) Капуцинское миссионерское общество содержит на свои средства миссионеров-капуцин в Индии.

23) Общество францисканских конвентуалов имеет своих миссионеров в Боснии, в Молдавии, в Константинополе и Андрианополе.

24) Кармелитское миссионерское общество пли Общество св. Августина содержит сбои миссии в Китае и на Филиппинах.

25) Общество школьных учителей содержит на свои средства апостольскую (т. е., миссионерскую) префектуру в северном Ассаме.

26) Общество траппистов имеет даже сбои миссионерские монастыри в Англии, Канаде, Соединенных Штатах Северной Америки, в Боснии в Баньялуке, в Мариангиглле и в Южной Африке (Наталь).

27) Миссионерское общество св. Доминика содержит миссии в Китае, Тонкине и Вест-Индии.

28) Леопольдов Союз, основанный в Вене в 1829 году, содержит католические миссии в Северной Америке.

29) Бельгийская Конгрегация непорочного сердца св. Девы Марии Шеутфельдской содержит на свои средства миссии в Конго.

30) Общество пассионистов (основано 1741 г.) имеет миссии в Бухаресте Японии и Корее.

31) Иезуитская Конгрегация из членов своего ордена во всех пяти частях света в настоящее время (1908 г.) содержит 1728 священников, 786 схоластиков и 1140 братьев-миссионеров, не имеющих священного сана.

32) Баварский миссионерский союз св. Людвига имеет своих миссионеров в Китае, Японии, Корее, на многих островах Океании и в Индии.

33) Общество иностранных миссий, основанное в Париже в 1820 году, имеет миссии в северной Африке, на о. Цейлоне, в Бирме, Сиаме и Тибете.

34) Северо-Американский союз имеет своих миссионеров среди американских негров.

35) Китайский миссионерский союз имеет миссии только в Китае.

36) Associazione dei Виоn Pastore-содержит миссии в центральной Африке.

37) Клавер-Союз имеет миссии среди североамериканских негров.

38) Палестинский миссионерский союз.

Конгрегации, не содержащие определенных миссий, но ежегодно отсылающие значительные суммы денег в Конгрегацию Пропаганды, на миссионерские нужды по ее усмотрению:

39) Священническая конирегация Pii operarii миссии основанная в Капуе и утвержденная папою Григорием XVI в 1833 году.

40) Братья св. Семейства – конгрегация, основанная в 1841 году.

41) Братья св. Петра ad vincula,-конгрегация, основанная в Марселе в 1839 году.

42) Священническая миссионерская конгрегация общества св.

Марии, основанная в 1853 году.

43) Милосердые братья (Fratres В. М. V. de misericordia),– конгрегация, основанная в Мехельне в 1857 году.

44) Общество священников воскресения Иисуса Христа, основанное в 1842 году.

45) Общество священников понимании святейшего Сердца Иисуса и Марии, основанное в 1816 году.

46) Общество иеллитов или милосердых братьев, основанное в Ахене в 1870 году.

47) Дщери Доброго Пастыря (fieiae В. М. V. а caritate boni Pastoris),-конгрегация, основанная в 1835 году.

48) Сестры св. Иосифа Клюнийского, основанная в 1854 г.

49) Милосердые сестры Карла Борромея, основанная в Нанси в 1841 году.

50) Дщери Марии (оси. 1829).

– 90 –

51) Христианские сестры (Sorores Christianae Instructionis), основ. 1827.

52) Дщери Креста (filiae S. Cricis), основ. в 1833 г.

53) Сестрицы бедных, осн. в 1854 г.

54) Сестры Марии, основ. в 1857 г.

55) Ирландские милосердыя сестры (1815).

56) Дамы святейшего Господа Иисуса (1826).

57) Бедные служанки Иисуса Христа (1848).

58) Сестры христианской любви, дщери пресвятой Девы непорочного зачатия (1863 г.).

59) Английские Девы (1703).

60) Сестры бедного дитяти Иисуса (1848) и мн. мн. др.

Даже эти католички, эти сестры и дщери, ставившие задачею своих конгрегаций дела христианской любви и милосердия, приносили католической миссии как внутренней, так и внешней великую пользу, ухаживая за больными, за сиротами и т. д. Известно, что сам Вольтер– непримиримый враг католической церкви, – по поводу конгрегации салезианок, основанной в 1610 году Франциском Салезским и поставивший своею целью уход за больными, писал: „Быть может, на земле нет ничего большего, как та жертва, которую нежный пол приносит вместе с своею красотою, юностью и часто высоким происхождением, чтобы в госпиталях смягчать тягость всякого человеческого страдания, вид которого так смиряет нашу гордость и та возмущает нашу беспечность».

Миссионерская деятельность католической церкви, естественно, разделяется на два вида: миссию внутреннюю и миссию внешнюю. Под внутреннею миссиею разумеется то или другое воздействие церкви на членов, отчуждающихся от ее учения или от ее правил жизни, т. е., разумеется борьба церкви с неверием, лжеучениями, враждебностью к ней и порочною или греховною жизнью людей в пределах самой церкви. Под внешнею миссиею разумеется деятельность особых, уполномоченных церковно лиц, направленная к приобретению новых членов ее из числа тех, которые к ней еще не принадлежали (язычников, магометан и евреев). Само собою разумеется, что каждый из этих видов миссионерской деятельности имеет свою историю и носит на себе особый характер.

Средства, которыми пользовалась католическая церковь в области внутренней миссии за все время своего многовековаго существования, также были двух родов:

а) ординарные, обыкновенные, которые можно назвать обычным пастырским воздействием на пасомых; б) экстраординарные, чрезвычайные, вызываемые обстоятельствами времени и состоящие уже в воздействии не одного священника, но в союзе с ним и самих мирян.

К обычным или ординарным средствам внутренней миссии принадлежат: проповедь, частные наставления, обличения, запрещения, увещевания, пастырские советы, обучение детей закону Божию в домах и школе, общественные и частные богослужения, домашние молитвы, соблюдение церковных заповедей, таинство покаяния (покаянная исповедь), епитимьи, книги и периодические издания духовно-нравственного содержания, общественные народные чтения, собеседования и т. п. Все эти средства, конечно, прекрасны; они требуются самою сущностью христианства; к ним с одобрением относится и Православная Церковь, рекомендуя своим, пастырям пользоваться ими для благотворного воздействия на пасомых. Но вопрос в том, как пользоваться ими? Факт, который едва ли кто будет оспаривать: католические ксендзы на своих пасомых – говоря вообще – оказывают более сильное воздействие, чем какое оказывают православные священники на свою паству, хотя те и другие пользуются, по-видимому, одними и теми же средствами. Отчего это зависит и в чем тут секрет?-Зависит это от способа пользования средствами, а не от самых средств. Зависит от людей. Слишком сильное и продолжительное влияние на католичество имели иезуиты, чтобы от него не оставалось следов. И в католичестве, действительно, иезуитство нашло для себя удобную почву. Каждый католический ксендз, вовсе не принадлежа формально к ордену иезуитов, действует, безусловно, по-иезуитски, веруя, что цель освящает средства... Никто другой, как иезуиты научили патеров оказывать воздействие на пасомых в такой степени, что последние становятся их послушным орудием. Кто не знает, как ксендзы пользуются исповедью, семейным и общественным положением, даже болезнью и смертью пасомых, чтобы достигнуть своей цели? И ложь, и лицемерие, и интриги, и искажение христианской Петины признаются в католичестве дозволенными не одними иезуитами... Нельзя радоваться, вели таким способом разрешаются задачи внутренней миссии католической церкви. Интереснее познакомиться с экстраординарными и чрезвычайными средствами внутренней католической миссии. В жизни католической церкви были такие эпохи, когда экстраординарные средства борьбы были делом необходимости. К таким экстраординарным средствам нужно, конечно, отнести прежде всего те, которые были указаны самою церковью: инквизицию и интердикт. Об инквизиции с ее пылающими кострами, истреблявшими тысячи невинных,-нет нужды и говорить: она осуждена историею, она противна совести христианина. Это – неизгладимое пятно на католичестве-и будем верить, что ничего подобного уже никогда не повторится более в жизни человечества во имя учения Христова. Но грозен был и интердикт, когда папы простирали его целую страну. Конечно, иногда папы достигали и этими средствами поставленной цели. Но успокоение продолжалось немного времени. История показывает нам, как часто эти христианские средства, в конце концов, только усиливали зло, которое их вызвало.

Из экстраординарных средств более действительными и более симпатичными должны быть признаны те, которые входят в понятие народной миссии, когда к участию в борьбе со злом церковь привлекала и всех своих членов-мирян. Это участие мирян в деятельности внутренней миссии, как мы видели, выражалось в учреждении орденов, конгрегации, обществ, товариществ, союзов, братств и т. п. Против общественного зла нужно действовать сообща,-вот какая мысль лежит в основе всех этих организаций. Я не буду останавливать вашего внимания на католических монашеских орденах и на обществах, основанных с целью поддержания внешней миссии. Я отмечу лишь то, что из этих средств заслуживает обсуждения в истории внутренней католической миссии.

Еще в начале 17-го века. когда особенно сильно воинствовал протестантизм и когда его идеи быстро распространялись во всех странах католического мира, возбуждая в умах сомнения и порождая неверие, некоторые из лучших представителей католичества (напр., Yincenz von Paul) остановились на мысли основать „общество католических священников» с привлечением к нему преданных церкви клириков и мирян. Так, были посеяны первые семена народной миссии. Священники сплотились между собою и сообща стали обсуждать нужды церкви, равно как их меры борьбы с неверием, индифферентизмом в делах веры, упадком нравственности. К 1660 году в католических странах Европы уже насчитывали свыше тысячи пастырских кружков и союзов. Из их представителей время от времени были составляемы пастырские съезды и конференции. Триентский собор был их завершением. Пробил час пробуждения и для католического общества. Те бесчисленные конгрегации и общества с благотворительною и миссионерскою целями, о которых было уже сказано, были результатом этого „возрождения католичества». Кроме их заслуживают внимания во множестве открывавшиеся тогда общества религиозно-нравственного просвещения народов. Эти общества устроили множество народных школ, заводили сбои типографии, издавали бесчисленное количество книг религиозного содержания, журналов, картин; устраивали торжественные празднества и процессии; они же содержали и своих проповедников из даровитых лиц, получивших в Риме богословско-философское образование, и отправляли их для проповедования из села в село, из города в город. Впоследствии образовался целый институт проповедников, которых в наше время назвали бы миссионерами: были проповедники – ученые, городские, крестьянские, купеческие, мещанские, дамские, был даже особый вид проповедников кухарок. Для кухарок совершали особую мессу, на которой бы они могли присутствовать без ущерба своим обязанностям, устанавливали особые недели для их говенья, и в это время произносили для них особые проповеди. Образовался особый институт исповедников, состоявших обыкновенно из таких католических священников, которые славились своею способностью-быстро и властно подчинять своему влиянию людскую совесть. А рядом с этим в католических странах появились еще особые организации, которые хотя состояли из людей светских, но душою своею имели священников и членов какого-либо монашеского ордена (чаще всего, иезуитов),-организации, также ставившие своею целью поднятие религиозно-нравственной жизни народа. Это – так называемые „свободные союзы»: союзы отцов и матерей, юношей и девиц, товарищей и учеников, купцов и ремесленников. Образцом для них служили союзы Викентиевский и Елизаветинский. Были союзы, которые ставили своею целью спасать падших женщин, предохранять семьи от разложения, регулировать отношения между бедными и богатыми, рабочими и работодателями, землевладельцами и крестьянами...

Указанные средства, без сомнения, много принесли пользы внутренней миссии католической церкви и сдерживали в значительной степени тот бурный поток, которым быстро разливалось по всей Европе не только протестантство, но и неверие, особенно в эпоху, именуемую эпохою возрождения наук и искусств, в эпоху господства французских энциклопедистов с Вольтером во главе, да и во все прошлое столетие. Тем не менее, успехи внутренней католической миссии никогда не были так осязательны, как успехи миссии внешней. Мы не имеем никаких данных для того, чтобы судить не только о том, сколько трудами внутренней миссии спасено падших женщин, сколько колеблющихся и индифферентистов приобрела церковь, сколько грешников исправили свою порочную жизнь, но и того, сколько перешедших было в протестантство снова возвратилось в лоно католической церкви. Напротив, для оценки внешней католической миссии мы обладаем даже цифрами и определенными статистическими выводами. Эти выводы и цифры весьма поучительны и они заслуживают того, чтобы на них остановить внимание.

Католическая миссия в настоящее время развивает свою деятельность по всем частям света. Миссионеров католических вы встретите и в Азии, и в Африке, и в Америке, и на многочисленных островах Океании. По этому пути последуем и мы за ними. К сожалению, я не имею ныне возможности представить вам, как бы следовало, ни обстоятельные исторического очерка внешних католических миссий, ни даже подробных статистических сведений о их настоящем состоянии в отдельных местностях каждой части света. Скажу, что могу.

В передней Азии католические миссионеры появились уже в начале 16-го века. Пут им указали туда первые европейские мореплаватели-португальцы, которые в то время уже заводили свои колонии как на материке южной Азии (в Индии), так и на азиатских островах- Цейлоне, Малакке, Японии. Первыми католическими „веропроповедниками», как тогда называли миссионеров, в Азии были францисканцы и доминиканцы. Но с 1542 года, по свидетельству историков внешней католической миссии, там особенно много потрудился Франк Ксаверий, причисленный церковью к лику ее святых. Он, вместе с двумя своими помощниками, окрестил, говорят, более 10,000 язычников в одной Индии. Трудность обращения индийцев состояла главным образом в том, что здесь католическим миссионерам пришлось столкнуться с миссионерами браманскими и буддийскими, которые по своей ревности и общему развитию не уступали и самим католическим миссионерам. Это затруднение могли преодолеть только иезуиты, которые и появились здесь с 1606 года. Между ними особенною ревностью отличался Роберт де Нобили, обративший в католичество более 30,000 исповедников браманства. Впрочем, иезуиты охотнее миссионерствовали в северной Индии, где за короткое время они окрестили свыше 300,000 туземцев. Можно утверждать, что католическая миссионерская деятельность в Индии стала особенно быстро развиваться с того времени, как в Риме была учреждена Конгрегация Пропаганды веры, которая направила туда в большом количестве и денежные средства, и новые миссионерские силы. В стране браманов появились кармелиты и капуцины, которых протестантские писатели не называют иначе, как католическими „циниками» и „босоножками». Босые, с открытыми головами, в грубом суконном одеянии, с капюшонами, откинутыми на плечи, никогда не умывающие ни лица, ни рук, не имеющие нижнего белья, они напоминали индийскому населению его браманов и факиров и приобретали его расположение и доверие, а этим уже в значительной степени был обеспечен и успех их деятельности.

В Камбодже, Аннаме и Тонкине католические миссионеры, именно иезуиты, также появились в начале 17-го века. Особенную память о себе, как о ревностном миссионере, в этих местностях оставил иезуит Александр Родесский. Первоначальные успехи католической миссии в этих местностях были блестящи. Но не избежали здесь католические миссионеры и тяжкого испытания: возбужденные туземцы однажды подняли на них жестокое гонение, во время которого они умертвили более двухсот католических миссионеров.

В Китае францисканские монахи, в качестве католических миссионеров, появились еще в начале ХIѴ40;-го столетия. Иоанн Монте Корвино уже в 1370 году обратил в католичество более 100,000 китайцев. После него здесь появился известный нам католический миссионер Франц Ксаверий с громадным числом иезуитов. Затем более 30 лет миссионерствовал в Китае Матео Риччи, которому приписывают многочисленные обращения китайцев в католичество; его сменил Адам Шаль и т. д. В 1630 году на помощь иезуитам были присланы в Китай францисканцы и доминиканцы, так что к концу 17-го века здесь, можно сказать, образовалась целая армия католических миссионеров, которым удалось обратить в католичество более 300,000 китайцев. В Китае также миссионерам не раз приходилось переносить тяжелые испытания: было время, когда китайское правительство их совершенно изгнало из пределов небесной империи, а иногда против них поднимались и ужасные преследования с умерщвлением многих членов миссии. Так было в наше время (1891 г.), а еще ужаснее – в половине ХIХ-го века.

В Корее впервые католические миссионеры появились только в 1784 году. Блестящих успехов они здесь никогда не достигали, а преследованиям подвергались нередко: так, – один раз раздраженные корейцы сразу умертвили трех католических епископов, одиннадцать священников и множество миссионеров, не имевших священнического посвящения.

В Японии первым католическим миссионером был все тот же Франц Ксаверий, который оставил после своей миссионерской деятельности следы и в передней Азии, и в Китае. Он явился сюда еще в 1549 году. Затем его дело продолжали здесь многочисленные толпы иезуитов, августинцев, доминиканцев и францисканцев. В 1641 году они подверглись жестоким преследованиям населения и правительством были изгнаны из страны. После этого более двух веков Япония не допускала в свои пределы не только католических миссионеров, но и европейцев вообще. Только с 1854 года, когда японцы стали знакомиться с европейскою жизнью и начали чрез англичан усвоят европейскую культуру, в Японии снова появились католические миссионеры. В настоящее время (по отчету 1906 года) положение католической миссии в Японии представляется в таком виде: там Ватиканом учреждены: одна архиепископия (в Токио) и три епископии (в Осаке, Нагасаки и Хакодате); в них числится: 86 миссионерских станов, 174 миссионера, имеющих священническое посвящение (в том числе 121 европеец и 53 туземца), 196 миссионеров, не имеющих священнического сана и принадлежащих к различным конгрегациям (в их числе 56 братьев и 1–10 сестер, учительствующих в школах и трудящихся в сиротских домах) школ 39, учащихся 3,641 (в том числе 2,328 девушек), сиротских домов – 23, живущих в них сирот 2,444 церквей и капелл 118, обращенных в католичество японцев 53,221. Католическая миссия в Китае своею численностью значительно превосходит японскую. По сведениям 1903 года, в ней числилось: католиков- 720,540, миссионерских станов – 734, патеров-миссионеров-1,375 (в том числе европейцев 904, туземцев- 471) школ-3,584, учащихся в них-65,990, церквей и капелл-4,054, пастырских семинарий- 47, воспитанников в них – 869, коллегиумов – 47, их питомцев- 2,263, сиротских домов – 239, живущих в них сирот – 26,825, сестер, ухаживающих в госпиталях за бедными больными-959 (в числе их-239 европеянок и 720 китаянок)8.

Общее положение католической миссии в Азии по сведениям 1906 года представляется в таком виде: миссионерских станов-1,938, миссионеров-патеров-3,758 (в том числе европейцев 2,359 и туземцев 1,399), школ – 8,362, учащихся в них 509,341, церквей и капелл – 6,967, пастырских семинарий – 79, учащихся в них 1,630, коллегиумов 79, живущих в них – 5,326, сиротских домов – 783, живущих в них – 2,069,300, госпиталей – 406, ухаживающих за больными сестер – 2,034, орденских братьев – 702, сестер – 988; обращенных в католичество туземцев-10,062,736.

Таких успехов,-по свидетельству историков, особенно протестантских,-католические миссионеры достигли небезупречными средствами. Часто, пользуясь покровительством европейских правительств, они употребляли насилие; иных привлекали к себе подарками и несбыточными обещаниями; а нередко прибегали к таким недостойным христианского миссионера средствам, как лож, обман, интриги. Рассказывают, напр., об иезуитском миссионере Роберте де Нобили, обратившем в католичество более 30,000 индийцев, что он все время выдавал себя им за брамана и под видом пятой книги Вед распространял между ними учение католической церкви. Об этом знали и папа, и конгрегация пропаганды. Маттео Риччи, около 30 лет миссионерствовавший в Китае, уверял новообращенных, что китайцы, приняв католичество, могут оставаться верными культу предкопочитания, могут приносить жертвы и поклоняться статуям Конфуция, которого он причислил к ветхозаветным пророкам и даже отожествил с Моисеем. Католические миссионеры, скрывая сбои цели от китайцев, обыкновенно выдавали себя только за художников, часовых мастеров, портных, башмачников, литейщиков пушек, картографов, составителей календарей. Такое поведение католических миссионеров, конечно, небезупречно; но скажите об этом иезуитам,-и они ответят вам словами ап. Павла, искаженно ими понятыми: „Что до того? Как бы ни проповедали Христа, притворно или искренно, я и тому радуюсь и буду радоваться» (Филип. 1, 18).

Гораздо меньших успехов католические миссионеры достигли в Африке. Было совершенно естественным, что португальские мореплаватели из всех частей Африки раньте всего узнали ее западный берег. Рассказы их об обитающих в Сенегамбии и верхней Гвинее язычниках, еще поклонявшихся своим фетишам, скоро увлекли и католических миссионеров. По крайней мере, уже во второй половине XV века в западной Африке появляются францисканцы и доминиканцы,-и под покровительством португальцев католичество быстро распространяется среди туземцев. Но это продолжалось только до тех пор, пока эти земли находились во владении португальцев. Правильное устройство в западной Африке католическая миссия получила, впрочем, лишь около 1765 года, когда ее приняла под свое покровительство Франция и когда известный прозелит патер Либерман, основатель конгрегации непорочного сердца Марии, изыскал достаточные денежные средства для ее обеспечения. В настоящее время в ней числится станов 73, патеров-миссионеров 185 (в том числе 7 туземцев), братьев разных конгрегации 112, сестер 226, школ-149, учеников-11,687 (в том числе девиц 3,779); католиков- 51,725.

Под защитою португальцев действовали католические миссионеры в центральной Африке с 1547 года. Но правильное устройство католическая миссия получила здесь только с 1865 года, когда заботы об ее содержании конгрегация пропаганды возложила на конгрегацию Св. Духа, хотя множество церквей и монастырей здесь было устроено еще португальскими колонистами. В настоящее время в центральноафриканской католической миссии числится: миссионерских станов-67, патеров-миссионеров-204, орденских братьев-130, сестеръ-127, школ-84, учеников-4,070 (в том числе девиц-940), католиков-39,015.

На южную Африку католические миссионеры обратили внимание довольно поздно. Только в Капландии они появились в 1837 году. Но результаты их деятельности, особенно в немецких колониях, стали заметны лить с 1892 года, когда там поселились облаты непорочной Марии, а с 1900 года-салезианцы. В настоящее время в южной Африке числится: миссионерских станов-82, патеров-миссионеров – 147, орденских братьев-369, сестер-425, школ-161, учеников-7,493 (в том числе девиц-3,565), католиков-12,200.

В восточной Африке католические миссионеры-иезуиты явились только в 1879 году; тем не менее достигнутые ими успехи громадны. В настоящее время там католических миссионерских станов-63, патеров-миссионеров-162, орденских братьев (простых иезуитов-89), сестер-64, школ-107, учеников-7,771 (в том числе девочек-3,578), католиков-69,288.

В северной Африке, в качестве католических миссионеров, с 1846 года действовали итальянские капуцины; но успехи их были не блестящи; им оказывали сильное противодействие абиссинцы, из столкновений с итальянцами хорошо узнавшие, чти такое католичество; тогда на помощь итальянским капуцинам в 1863 году парижская семинария прислала французских капуцин; наконец, явились даже и лазаристы, как наиболее ревностные (после иезуитов) и наиболее подготовленные миссионеры. Но и они могли обращать в католичество туземцев лишь на началах унии, т. е., с сохранением абиссинских обрядов. В настоящее время в этой части Африки числится: католических миссионерских станов-15, патеров-миссионеров-45, орденских братьев-14, сестер-24, школ-1S, учащихся-574 (в том числе девочек-175), католиков-108,930.

На африканских островах первыми католическими миссионерами были испанцы-сыны непорочного сердца Марии. Но скоро нагрянули на Мадагаскар и иезуиты, и лазаристы (с 1896 г.), и отцы Св. Духа (с 1898 года). И их деятельность достигла, по крайней мере, по статистическим данным, весьма значительных успехов. В этой миссии числится: миссионерских станов-28,патеров-миссионеров-90, орденских братьев-8–2, сестер-61, школ-863, учеников-148,503 (в том числе девочек-68,509), католиков-64,900.

Подводя теперь общий отчет указанным статистическим данным, мы видим, что в африканской католической миссии состоит ныне па лицо: миссионерских станов-328, патеров-миссионеров-833 (в том числе только 13 туземцев), орденских братьев – 796, сестер-927, школ-1,382, учащихся-1S1,105 (в том числе девочек-50,981), католиков-242,136.

Африканская католическая миссия стоит гораздо ниже азиатской. Это объясняется двумя причинами: 1) она несравненно моложе азиатской, а 2) в Африке католические миссионеры столкнулись не только с абиссинским духовенством, но и с такими конкурентами, как миссионеры протестантские. Последние, как будет показано в свое время, вышли из борьбы даже победителями.

Америка, со времени своего открытия, обратила па себя внимание папства и католических миссионеров. Католическая церковь направила на нее все свои силы. Языческая жизнь несчастных американских негров была обрисовываема в таких мрачных красках, что не могла не вызвать сочувствия среди верующих католиков. Приток денежных средств усилился до необычайных размеров. Папы объявляли отпущения грехов и на несколько лет и на вою жизнь-тем, кто своими средствами содействовал развитию в Америке католической миссионерской деятельности, а самим миссионерам было разъяснено, что они идут на подвиг, который несомненно отверзет им двери рая. И вот уже с половины 16-го века двинулась в Америку целая рать католических миссионеров: там во множестве появились и францисканцы, и доминиканцы, и августинцы, и капуцины, и, наконец, иезуиты. Не было в Европе ни одного монашеского ордена, ни одной конгрегации, которые не принимали бы живого и энергического участия в усилении и развитии католической американской миссии. И успехи миссии, не ослабевающей и до нашего времени, превзошли ожидания как пап, так и конгрегации пропаганды. По отчету последней, в 1906 году в Америке (северной и южной вместе с Мексикою, Антильскими островами, Гренадою Тобаго, Тринидадом, Гвианою и Патагониею) числится: миссионерских станов – 426, патеров-миссионеров- 618, орденских братьев-442, сестер-910, школ-366, учащихся- 15,622; католиков-23,797,623 (в северной Америке-10,351,783, в южной-13,200,000 и на островах- 245,840).

Позже всего-и это естественно-католическая церковь обратила внимание своих монашеских орденов и своих миссионеров на Австралию и острова Океании. Два патера, распространявшие католичество на острове Таити, по наущению протестантских миссионеров, в 1836 году были высланы из страны и до 1842 года, т. е. до протектората Франции над этим островом, католические миссионеры там не появлялись. В средней Океании на островах колеса и Футаны в качестве католических миссионеров действовали члены общества маристов в 1837 году, и скоро все население этих островов было обращено в католичество. На Ново-Гебридских островах миссионер Вильямс был умерщвлен языческими дикарями в 1839 году. С его смертью католическая миссия на этих островах замолкла,-и только в недавнее время там появились маристы, в числе 16 миссионеров-патеров, для распространения христианства. В 1844 году учреждена католическая миссия на островах Маркезовых и на о. Гавайи, а на острове Самоа-в 1851 году. Еще позже появились католические миссионеры на островах: Вити (в 1863 г.), Новой Попирании (в 1880 г.), Соломоновых и Гильбертовых (в 1897 г.).

На всех указанных островах католические миссионеры вынуждены были вести упорную борьбу с миссионерами протестантскими. Борьба эта тем более была тяжелю, что сторону протестантских миссионеров большею частью поддерживали протестантские правительства, которым принадлежат острова Океании, в особенности- великобританское и германское. Французская республика не выражала намерения покровительствовать распространению католичества и его усилению. Обращенные в христианство дикари часто переходили из рук в руки- от католиков к протестантам и наоборот. Кроме того европейцы трудно сживались и с климатическими условиями Океании: приходилось часто заменять одних миссионеров другими, чти не могло не отзываться неблагоприятно и на делах миссии. При всем этом успехи мимической миссии в Австралии и на островах Океании за столь короткое время таковы, что им нельзя не удивляться. Напр., на Гильбертовых островах католические миссионеры появились только в 1897 году,-и не прошла пяти лет, как там уже было 11 миссионерских станов, 67 школ, 1,220 человек учащихся и 11,230 обращенных в католичество дикарей. Такие же успехи миссии были достигнуты и на всех других островах Океания. В настоящее время в Австралии и на островах 0кеании числится: миссионерских станов-211, патеров-миссионеров-271, орденских братьев-246, сестер-431, школ-429, учащихся-21,724, католиков-162,040.

После сказанного легко подсчитать и общий итог внешней католической миссии, как он выражается в цифровых данных. Оказывается, что в католические миссиях в четырех частях света9 в настоящее время числится: миссионерских станов-2,903, миссионеров патеров-5,480, миссионеров светских (членов различных орденов и конгрегаций)-2,186, миссионеров-сестер-5,285, школ-10,542, учащихся в них-727,791 обращенных в католичество дикарей-34,264,535. Жалею что в настоящее время в моем распоряжении нет данных (за исключением католической миссии в Азии), на оснований которых можно было бы сказать, сколько католическими миссионерами устроено в странах обращенных из язычества в католичество дикарей-церкви часовен, семинарий, коллегиумов, сиротских домов и госпиталей, равно как жалею и о том, что не могу сказать, какие именно суммы денег тратит ежегодно на свою внешнюю миссию католичество, и лишен возможности сравнить его жертвы на это дело с жертвами протестантства, о которых располагаю точными сведениями.

Мне остается сделать вывод из всего сказанного до сих пор о католической миссии... Но нужен ли Приведенные цифры так красноречиво и убедительно говорят сами по себе, что нет надобности ни в каких выводах...

II.

Миссия протестантская.

Подобно миссии католической, и протестантская миссия имеет свою историю, которая для нас также может быть довольно поучительною. Само собою понятно, что история протестантской миссии несравненно моложе католической уже потому, что и само протестантство появилось только в 16-м веке. Но этого мало. И после своего появления на свет, протестантство долго не проявляло, склонности по крайней мере, к внешней миссии. Причины этого интересного явления довольно сложны.

Самые виновники протестантского движения в Европе были вовсе не таковы, чтобы со всею ревностью могли взяться за дело внешней миссии. Желая причинить наибольший вред папизму („расперечертовскому"-„ein-durch- überteufeltem» папе), они, без сомнения, всячески старались о том, чтобы побольше привлечь католиков в число своих последователей, но были слишком далеки от мысли о распространении христианства среди язычников.

Сам Лютер был человек контрастов и противоречий. По природе крайне вспыльчивый, горячий, он был чрезвычайно самолюбив, деспотичен, груб, завистлив, высокомерен, бессердечен и в то же время труслив, уступчив, бесхарактерен и неустойчив. Желая быть восстановителем христианства во всей его первоначальной чистоте, он в действительности сам был не только чужд чистой религиозности, но часто безбожничал, кощунствовал и богохульничал. Вспоминая о своей молодости, он говорил: „Я не любил Бога; нет, больше,-я ненавидел Его, негодовал на Него». „Я влился на Бога и отвергал Его». Но не лучшим был Лютер и к старости. Когда он проживал в Вартбуре я возбужденная им реформация достигала уже блестящих успехов, он, занимаясь переводом Библии, говорил: „Не разберешь: Бог ли-дьявол, дьявол ли-Бог!» Трудно предполагать, чтобы такой богохульник-реформатор мог заботиться о распространении истинной веры в Бога среди темных язычников!

Собственно говоря, Лютер сам не знал, чего он хотел: оторвав уже целые сотни тысяч католиков от их церкви, он не раз изъявлял готовность возвратиться в католичество, „вели собор устранит злоупотребления, допущенные папами». Он сан не верил в силу своей проповеди даже для обращения католиков в протестантство: „я привлекаю к себе,-говорил он,– князей-отрицанием власти папы, крестьян – мясцом (т. е. отрицанием постов), а католических попов и монахов-бабьем» (т. е , дозволением духовенству вступать в брак и отрицанием монашества).

Лютер не давал себе ясного отчета даже и относительно того, к чешу он стремился-к церковной ли реформации или к социальной революции,-кем он хотел быть-реформатором или революционером. По крайней мере, в его жизни бывали такие моменты, когда он больше увлекался политическою деятельностью, чем церковною. Но и здесь он неизбежно впадал в непримиримое противоречие с самим собою. Сначала он хотел быть демагогом-врагом богатых и власть имущих. „Мои предки-все настоящие мужики»,-говорил он,– сын, действительно, рудокопа. И он хотел показать, что он друг простого народа и заботится об его интересах. „Леса, дичь, рыба,-говорил он,-общее достояние, а не одних только аристократов и капиталистов; торговля не должна скопляться в одних руках более, чем на 10,000 марок, лишнее должно отдавать в казну за 4%, а она пуст ссужает бедных из 5%. Доходы папы, а также и все церковные имущества должны быть употребляемы прежде всего на бедных, затем на порядочную школу, которую должно преобразовать, вместе с университетами, на началах гуманизма и практических требований. Одно земледелие-честный труд; крестьяне во всех советах должно быть не меньше, чем дворян купечество нужно сократить,-а в городах не должно быть богачей; хлеб и вино нужно продавать по самой дешевой цене; всякая власть должна быть избирательной, подать нужно уменьшить до minimum’a“. Но немного прошло времени,-и Лютер-демагог сразу изменился в Лютера-аристократа, стал другом князей и капиталистов, а когда им же возбужденные крестьяне подняли революцию, требуя себе земли и свободы и грозя истребить князей и земледельцев, Лютер настойчиво указал правительству на необходимость принятия самых жестоких мер для усмирения крестьян и подавления революций. Он написал даже известный памфлет: „Против крестьян-разбойников и убийц». Здесь он внушай фюрстам и землевладельцам, как поступить с взбунтовавшимися крестьянами: „Поднимайтесь, ратуйте, спасайте, колите, бейте, душите, как можете, открыто или тайно: нет ничего более ядовитого, вредного, дьявольского, как бунтовщик; его убить-все равно, что убить бешеную собаку». И незадолго до смерти, вспоминая об этом времени, Лютер не раскаивался, что внушал князьям и помещикам такое бессердечное отношение к крестьянам. „Да, – говорил он, – я перебил всех крестьян во время бунта; вся их кровь на моей шее; но я сваливаю ее на Господа, Который повелел мне говорить так». Понятно, что увлекшись политическою деятельностью, Лютер, очевидно, уже не мог думать о миссионерской деятельности. „Что нам за дело до индийцев и негров,-разсуждал он публично в своей проповеди,-среди нас самих язычников иного». Под язычниками он, разумел, очевидно католиков и всех, кто только не был согласен с его учением.

Выдавая себя за глашатая просвещения, Лютер в действительности не любил школ-ни низших, ни высших. В одной из своих проповедей он откровенно высказал, что „следует взорвать порохом все университеты, ибо не было на свете и не будет ничего более дьявольского». Между тем, главное место в тогдашних университетах занимали богословские факультеты, откуда только и могли выходить хорошо подготовленные миссионеры для распространения христианства среди дикарей.

Больше всего Лютер поносил пап за их насилие над совестью людей, за учреждение инквизиции, за костры и тюрьмы для еретиков и иномыслящих. Но сам он отличался нетерпимостью не меньшею, чем папы и католики вообще. „Не могу молиться, так стану проклинать!» воскликнул он однажды. Папу он никогда не называл иначе, как „антихрист», „черт-расчерт», а папство-„дьявольщиной»; из-за фразы он готов был „погубить мир», а когда задевали его самолюбие он становился лютым врагом не только оскорбителя, но и его убеждений. „Ему была ненавистна всякая идея, исходившая не от него: особенно не выносил он соперничества других реформаторов». К евреям он относился с такою враждебностью, что требовал жечь их синагоги. Трудно допустить, чтобы такой фанатик мог прийти к мысли о мирном распространении Евангелия вреди язычников, евреев и магометан.

Наконец, и по самой жизни своей Лютер не мог питать симпатий к миссионерской деятельности. Аскет в молодости, изможденный, худой и неуклюжий, Лютер, оставив католичество, любил жить сибаритом, разжирел и растолстел до безобразия. Он сам о себе выразился однажды так: „я жру, как богемец, а пью, как немец». Мало того, бросив августинский монастырь и став церковным реформатором, отвергавшим посты и монашеские подвиги, он сделался любителем товарищеских пирушек, песен, музыки, шуток, даже игры в кости. Но особенно любимым удовольствием его была охота: даже когда папа, английский король и парижский университет требовали его сожжения, он, в полном довольстве проживая в Вартбурге, охотился на оленей и диких зверей. Конечно, такому человеку никогда не могла прийти в голову мысль о миссионерской деятельности среди язычников в отдаленных новооткрытых странах.

Впрочем, Лютер отрекался от миссии среди язычников будто бы на основании своих догматических и эсхатологических убеждений. Он охотно признавал за христианством универсальное значение и утверждал даже, что оно должно быть мировою религиею. Но, по его убеждению, евангелие уже будто бы было возвещено всем народам и без него. Апостольскую проповедь он сравнивает с камнем, брошенным в воду. Такой камень образует в том месте, на которое он упал, круг, а волны от этого круга расходятся в разные стороны и, погоняя одна другую, доходят таким образом до берега. Миряне и частные проповедники могут, конечно, распространять христианство и среда язычников; это их частное дело. Но проповедь епископов и пресвитеров строго определена епархиями и приходами. Кроме того, нужно иметь в виду, что скоро наступит конец мира. Бог повсюду имеет Своих избранников, которых Он ведет к вере различными путями, но как Он это совершит, это есть дело Его Господней благости; только- не чрез человеческое миссионерство. Замечательно, что лютеране еще более ста лет, отрицая миссию, повторяли доводы Лютера. Конечно, были и защитники миссии, как, напр., лютеранский богослов Адриан Саравия (1531–1613), Феодор Беза (в Женеве), Иоанн Гергард (в Иене), которые старались обосновать свое мнение ссылкою на слова Спасителя: „идите, научите вое народы». Но защитники Лютера утверждали, что эти слова относились только к апостолам и что апостолы несомненно исполнили повеление Господа (иначе и быть не могло) они пошли во весь мир и проповедовали Евангелие всей твари, т. е., и дикарям, что вели в настоящее время еще ость дикари, не знающие учения Христова, то в этом виноваты их предки, не сохранившие для потомства того, что слышали от апостолов, и теперь они дадут за это ответ на страшном суде. Но когда же апостолы проповедовали американским неграм?-спрашивали противники.-Этого мы не знаем,-отвечали единомышленники Лютера,-потому что апостолы для проповедования Евангелия были переносимы из одной страны в другую чудесным образом на облаках и не нуждались в кораблях и плавании по океану. Защитники миссии указывали на то, что заповедь Спасителя: „идите, научите вое народы» нужно понимать в связи с следующими словами Его: „Я буду с вами во все дни до окончания века», и тогда ясно становится, что заповедь Спасителя о миссии к язычникам должна быть относима не к апостолам только, а ко всем верующим вообще. Защитники Лютера отвечали на это, что такое понимание слов Спасителя есть абсурд, так как нельзя же думать, чтобы Спаситель хотел всех верующих обратить в языческих миссионеров, чтобы все европейские христиане оставили свою Европу и отправились в Америку обращать в христианство языческих негров. Апостольское служение,-говорили они,-есть личная привилегия только апостолов, которые для того в день Пятидесятницы получили и особые дары, как, напр., дар языков, чего не удостоены все верующие; а так как апостолы уже возвестили Евангелие во всем мире, то вместе с ними прекратилось и апостольское (т. е., миссионерское) призвание Церкви. За пастырями осталась лить церковная проповедь, цель которой-не возвещение учения Христова, а только разъяснение его, – да управление жизнью церкви. Нужно верить тому, что говорят евангелисты; а Марк ясно говорит об апостолах „они пошли и проповедали везде“ (Мр. 16, 20). Ап. Павел также свидетельствует, что на апостолах исполнилось в точности пророчество Давида: „По всей земле прошел голос их, и до пределов вселенной слова их» (Рим. 10, 18). Что же касается последующих и нынешних пастырей, то пределы их деятельности определены ясно: „пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним» (1Петр. 5, 2). На возражение Беллярмина, что вели протестантство не должно распространяться по вселенной, то оно не имеет самого существенного признака церкви-быть вселенским, а, следовательно, оно не есть церковь, защитники Лютера отвечали, распространение по всему свету не есть признак церкви, что первенствующая апостольская церковь не переставала быть истинною церковно и тогда, когда ограничивалась пределами одного Иерусалима; что же касается нашего времени, то церкви прилично не распространят себя по всему развращенному миру, а, подобно апокалипсической жене бежать в пустыню, где приготовлено для нее место от Бога, чтобы питали ее там тысячу цвести шестьдесят дней (Апок. 12, 6). Воспитывать дикарей язычников в вере Христовой, по мнению Лютера и его верных последователей, теперь-обязанность правительства, которую оно может и должно осуществлять не чрез специальные миссии, а чрез свои обычные школы, подобно тому, как обязанность воспитывать в христианской вере детей лежит ныне на родителях. Такой ход мыслей, крайне невыгодный для внешней миссии, господствовал в официальном лютеранстве почти до начала 19-го столетия. Правда, начиная с конца 17-го века, среди лютеранских богословов появлялись и убежденные защитники внешней миссионерской деятельности, как, напр., Преторий, Мейснер, Калликст, Скультетус, Дуреус, Дангауэр, Гавеман, Скривер и Шпенер; но они не достигли никаких практических результатов.

Другие вожаки реформации – Цвингли и Кельвин – также были не расположены к внешней миссии. Ульрих Цвингли, подобно Лютеру, больше увлекался светскою, веселою жизнью, чем церковною. Обладая прекрасным голосом, он любил выступать перед обществом в качестве артиста-певца, играл на нескольких инструментах, любил шутки, был связан большою семьею и пел детские песни у колыбели своих ребят; кроне того, он любил общество женщин, гостей, развлекал всякого веселою беседою и музыкой. Церковь для него была простою „республиканскою общиною благочестивых», с выборными светскими представителями и с епископами, которые, как избираемые общиною, могут быть ею же и низлагаемы. Приемы его миссионерской деятельности были чрезвычайно просты и конкретны: видя, что его проповедь не действует на современных ему анабаптистов, он переполнил ими тюрьмы, бессердечно предавал их жестоким казням, в расположении духа-высылал их из пределов Швейцарии. Понятно, что такие миссионерские приемы были бы мало пригодны при обращении диких язычников в христианство.

Кальвин был слишком раздражителен, груб, деспотичен, самолюбив и отличался крайнею нетерпимостью к чужим мнениям и убеждениям. Уверенный, что он пророк, посланный от Бога, иди только представлявшийся таковым, он объявил, что произносит свои проповеди по непосредственному Божественному откровению и что каждое слово его исходит от Бога. Вот почему он выходил из себя, неистовствовал на своей церковной кафедре и, даже, заявил, что „не посещающие его проповедей- звери, собаки, волки». Говоря о Кальвине и его фанатической деятельности, историк Трачевский пишет (стр. 45): „Не только жизнь, но и помыслы граждан были подчинены консистории, судившей по-библейски. Отступление от „Устава» (составленного Кельвином для его последователей), богохульство и колдовство считались государственными преступлениями, точно так же, как непосещение церквей, танцы, театр, чтение Амадиса, наряды, смех в храме и т. п. Пастыри надзирали по домам за словами, мыслями, даже минами и жестами сограждан. Много народу было сожжено, четвертовано, пытано, изгнано. Одну невесту бросили в тюрьму за то, что она распустила на свадьбе длинную косу; одного посадили в тюрьму за чтение Поджио, другого-за наименование сына Клавдием, а не Авраамом, третьего-за съедете трех дюжин пирожков за завтраком: некоторые пострадали за то, что смотрели на танцы „за три недели» до издания закона против последних. Кальвин особенно преследовал туземцев, запретил даже носить платье и бороду по-швейцарски. Хранивших добрые старые нравы либертинов он смешал с одною шайкой развратников, так что это пня стало позорным». Самое основное учение Кальвина о предопределении не благоприятствовало развитию внешней протестантской миссии. По учению всех протестантов, человек оправдывается пред Богом только верою. Но вера,-учил Кальвин,-есть особый дар Божий, не зависящий от проповеди человеческой. Даже проповедь Христа не могла убедить ни книжников, ни фарисеев, ни саддукеев, ни большинства Его слушателей-иудеев. Что же значит, без предопределения Божия, паша проповедь? Но спасающая вера, – продолжает Кальвин,-даруется Богом лить Его избранникам, еще от сложения мира предопределенным ко спасению, без всякой связи с их личными добродетелями и достоинствами. После этого ясно, что проповедь христианского вероучения среда язычников, с точки зрения кальвинистов, не имеет никакого существенного значения.

Кроме того, протестантство долго не могло посвятить свои силы внешней миссионерской деятельности еще и потому, что ему потребовалось иного времени для приведения «в порядок своих собственных дел. Ему сначала нужно было установить норму своих собственных верований и правил нравственной жизни, выработать форму богослужений, позаботиться о внешнем устройстве своего новообразовавшегося общества, перевести на народные языки Библию и т. д. Затем, что совершенно естественно,-внутри самого протестантства появились несогласия, споры, враждебность, секты, уклонения. Вожди протестантского движения жили между собою как собаки. Лютер не терпел Цвингли, Цвингли – анабаптистов, пресвитериане-квакеров, реформаты-пиэтистов и т. д. Само собою понятно, что протестанты должны были спадала покончить свои домашние споры, уничтожить свои собственные неурядицы, и только потом уже могли думать о пропаганде своего учения среде язычников.

Протестантские историки и апологеты указывают еще на одно обстоятельство, которое будто бы препятствовало протестантам своевременно предпринять миссионерскую деятельность среди языческих дикарей. Говорят, что новооткрытые страны, в которых-то именно и была потребность в миссии, принадлежали католическим государствам -Португалии и Испании, правительства которых не только находились всегда под сильным влиянием пап- естественных врагов протестантства, но и сами по себе были крайне враждебно настроены по отношению к протестантскому движению, и что будто бы не позволили бы протестантским миссионерам появиться в новооткрытых языческих странах. Это предположение мне представляется не вполне основательным. Испанское правительство не всегда покровительствовало и католическим миссионерам и часто проявляло к ним крайнюю враждебность. Причиною этого нужно считать пап и их неблагоразумную политику. Папы Юлий III и Павел IV вели упорную войну с императором Карлом V и ради этого вступили даже в союз с турками и лютеранскими ландскнехтами. Павел IV проклял императора Карла V и отлучил его от церкви, а послу его кричал, что испанцы вообще-„жидовское семя“, „подонки мира» и т. д. Несомненно, что в это – по крайней мере – время испанское правительство скорее покровительствовало бы в своих новоприобретенных странах миссии протестантской, чем католической, которая, по мнению многих, своею целью имела больше величие папы, чем славу Божий. Это – во-первых. А – во-вторых, владычество испанцев в ново-открытых странах языческих дикарей было непродолжительно и скоро должно было уступить свое место народам протестантским-датчанам, голландцам, шотландцам и даже немцам10.

Как бы то ни было, но не подлежит сомнению тот исторический факт, что протестантство, после своего появления, долго не обнаруживало склонности к внешней миссии или к пропаганде своего учения среди язычников, евреев и магометан, и даже принципиально противились этого рода деятельности. Официальные представители протестантства оставались верными себе и во все последующее время. Инициатива протестантской миссии среди язычников и вообще нехристиан принадлежит частным лицам и должна быть отнесена только к концу 17-го века или даже к началу 18-го. Раньте бывшие попытки почти не заслуживают и упоминания. Так, протестантские писатели утверждают, что еще в 1557 году из Женевы была будто бы отправлена протестантская миссия в Бразилию; но она, по всей вероятности, окончилась полною неудачею и не оставила после себя никаких следов, так что о ней ни слова не говорит даже такой историк протестантских миссий, как профессор Варнек. Такое значение имела и полумифическая миссия шведских протестантов среди языческих лапландцев. Остается упомянуть о любекском юристе Петре Гейлише, который в 1035 году отправился в Абиссинию с целью „воскресить замершее там христианство’’. Двадцать лет прожил он в этой, и без него бывшей уже христианской, стране, но не имел совершенно никакого успеха. Памятником его миссионерских трудов осталась только Библия, переведенная им на амарийский язык. Никаких преемников у этого абиссинского пропагандиста протестантского вероучения не было. Сам Варнек отказывается назвать затею Гейлинга „миссионерскою попыткою», а называет ее просто „путешествием, предпринятым, вероятно, под влиянием Гуго Гроциуса и носящим совершенно индивидуалистический отпечаток». В подобном роде бывали делаемы попытки и некоторыми англичанами, но никакого успеха они не имели. Есть писатели (напр. Грессль в сочинении „Justinianus von Weltz, der Yorkämpfer der lutherisehen Mission», Leipzig, 1891 и Фабер,-„Der Missionsweckruf des Baron Justinian von Weltz in treuer Wiedergabe der Originaldruckes vom 1664“, Leipzig, 1890, которые передовым протестантским борцом и инициатором внешней протестантской миссии называют Вельтия. Но это едва ли справедливо. Барон Иустиан фон-Вельтц, родившийся в Хемнице (в 1621 г.), по происхождению своему – австрийский дворянин, получил воспитание в Ульме, но за свою крайнюю враждебность к католичеству и увлечение мировоззрением близким к пиэтизму был выгнан из Австрии без права возвращения в ее пределы. В 1664 году он издал брошюру-„Христианское и сердечное увещание ко всем правоверующим христианам аугсбургскаго исповедания, относительно особого общества, благодаря которому, при помощи Божией, могла бы быть распространяема наша евангелическая религия». В частности, обращаясь в своей брошюре ко всем евангелическим правительствам, баронам и дворянам, к докторам, профессорам и проповедникам, к студентам богословия в особенности, к студентам юриспруденции и медицины, к купечеству и всем сердцам, любящим Иисуса, и опровергая все возражения, которые были сделаны ортодоксальными богословами против постоянного миссионерского института, а с другой стороны ссылаясь на заповедь Спасителя, историю первенствующей церкви, протестантские церковные молитвы и пример католической церкви, он старался привлечь своих читателей к принятию в деле миссии живого участия основанием „Общества Иисуса» (иезуиты) среди протестантов с исключительною миссионерскою целью. После этого Вельтц выпустил еще две брошюры в таком же духе. Но дело кончилось лить тем, что официальные представители протестантства, во главе с регенсбургским супер интендентом И. Г. Урзинусом его осмеяли, а другие остались глухими к его призыву. В качестве миссионера он отправился в Суринам,-и там вскоре умер.

По исследованию Плята (Die Missionsgedanken des Freiherm von Leibnitz, Berlin, 1869), еще известный философ Лейбниц, видя успехи иезуитской миссии в Китае, настаивал на необходимости и для протестантов иметь свою миссию в Китае, для которой разработал даже особый проект. Мало того, по его предложению, Берлинская академия наук в своих статутах (1700 г.) признала „насаждение истинной веры“ даже одною из своих прямых задач. Но проекту Лейбница, как оказывается, суждено было осуществиться не скоро.

Первыми протестантскими миссионерами среди диких язычников можно было бы назвать голландцев , по крайней мере – относительно южного берега Индии, Впрягший и восточноазиатских островов Малайского архипелага. Колониальное правительство, желая удержать за собою туземцев, само заботилось о распространении между ними христианства. Первыми и долгое время единственными миссионерами здесь были пасторы голландской государственной церкви, которых правительство просто заставило взяться за миссионерскую деятельность, пока из миссионерской семинарии, основанной, профессором Валеусом в Лейдене еще в 1622 году, хотя в небольшом количестве не выходили молодые люди, достаточно подготовленные для служения миссии. Голландская миссия была устроена по образцу обыкновенных католических миссий, не исключая даже их метода и их тактики. От католических миссионеров голландские протестанты отличались лить тем, что принесли дикарям Библию, переведенную на их язык, и из обращенных туземцев избирали себе помощников. Но голландской миссии не суждено было пустить среди этих язычников глубокие корни. В 1634 году прекратила свое существование цейденская миссионерская семинария, – и силы миссии ослабели; а затем Голландия скоро утратила свои колонии и ее миссия вместе с ними окончилась, почти не оставив после себя следов.

Более счастливою оказалась Англия. Но и в Англии за дело внешней миссии взялись не представители государственной церкви-англиканской или епископальной, а сектанты и отщепенцы- пуритане и квакеры. Пуритане это-крайние просвитериане, отвергавшие в культе всякую обрядность и внешность. Иногда они достигали в Англии сильного влияния даже на ход политической жизни. При Иакове I они гремели против двора, по выражению современников, как пророки против Вавилона. При Стюартах так они, можно сказать, пользовались уже государством, как средством для осуществления своих религиозного- социалистических идеалов. „Они даже утратили черты» „старой веселой Англии», стали фанатиками ханжами; уже в то время, когда они подали Иакову I свою петицию, скончалось жизнерадостное, полуязыческое, героическое возрождение этого острова и началась почти ветхозаветная, угрюмая, неумолимая, но свободная и строго-нравственная Англия. Новый „образец» состоял из „святых» в „конвенанте с Господом". В палате общин молились пред началом заседаний; называли себя библейскими фразами („Возрожденный", „Пребывай тверд в вере» и т. д.); на столе лежала Библия. Пуританин сыпал ветхозаветными изречениями, говорил в нос, возводил глаза к небу», корчил презрительные мины, стригся в кружок, одевался почти по-монашески, давал детям еврейские имена, называл воскресенье „субботой", а латынь-„язычеством». Отрекаясь от праздничной стороны жизни из-за страшных „невидимых вещей», добрый, нежный к своим, „святой» стал жестким к нечестивому миру. По воле „ревнивого Бога», первым делом „Долгого парламента» было воспретить не только чревоугодие, блуд и божбу, но даже „веселое Рождество», музыку и песни, пирожные и варенья: были низвергнуты статуи, сожжены нескромные картины, закрыты театры, преследовались философствования во вкусе Сиднея. Жизнь покрылась трауром, но каждый „благочестивый» не задумался бы положить за него свою душу: о силе идеализма, геройства и гениальности . пуританства свидетельствует „великая революция» .11 Но если пуритане старались перестроить на свой лад всю государственную жизнь Англии, то с другой стороны из всех 16-ти появившихся тогда протестантских английских сект, ни одна не отличалась таким беспредельным чувством патриотизма, как они и отчасти родственные им квакеры. Интересам государства, преобразованного в их духе, они готовы были приносить самые тяжелые жертвы. Этим именно объясняется то обстоятельство, что из всех англичан пуритане первые решились с редкою энергией посвятить себя миссионерской деятельности: в английских колониях. Им хотелось навсегда сплотить эти колонии с Англией; а этого они надеялись достигнуть лить тогда, когда бы им удалось ввести ив колониях такой же строй жизни, какой они ввели в Англии. Предоставляю другим судить о том, какими мотивами больше руководились в этом случае пуритане-религиозными или политическими, а я отмену лить тот исторический факт, что как только английским мореплавателям в 1584 году удалось основать в Северной Америке колонию, названную ими в честь королевы Виргинией, гуда не замедлили в большом количестве двинуться и пуритане в качестве миссионеров для обращения в христианство североафриканских негров. Вместе с ними отправились в Америку и родственные им протестантские сектанты в Англии квакеры или трясуны, также выделившиеся из индепендентов первоначально в виде „Общества Друзей», во главе с их „позванным" (одевавшимся в кожу, копируя Илию или Иоанна Крестителя), косматым пророком, сапожником Фоксом. Впрочем, как пуритане, так и квакеры были слитком фанатичны для того, чтобы их миссионерская деятельность могла быть благотворною и успешною. Они так грубо и так бесцеремонно принялись обращать негров в число своих последователей, что дело не обошлось без кровавого столкновения. Возмущенные дикари потеряли всякое терпение и взялись за оружие, чтобы усмирить своих „апостолов" и смягчить их неразумную ревность. Дело миссии изменилось к лучшему, когда ее взял в свои руки пастор Джон Элиот (с 1646 года). Фритчел (Geschichtе derchristlichen Missionen unter Indianern Nordamerikas im 17 und 18 jahrhunderten, Nürnbevg. 1870) описывает его деятельность весьма симпатичными чертами. Он явился к диким индейцам с Библиею, уже переведенною на их язык, на котором и всегда беседовал с ними; в обращении был кроток, не допускал не только насилия, но даже грубости, легко переносил оскорбления и обиды, крестил только тех, которые, после предварительных наставлений, сани просили его о том, имел у себя помощников из туземцев, хорошо подготовленных им же к миссионерской деятельности, заботился об улучшении условий жизни новообращенных, для чего устроил среди них 13 церковно-политических общин, названных им „общинами молящихся индийцев», помогал часто и тем, которые не хотели слушать его проповеди об оставлении язычества и т. д. Англичане внимательно следили за миссионерскою деятельностью Элиота и радовались его успехам. Скоро свое сочувствие американской миссии они выразили и в осязательной форме. В 1647 году, по постановлению „Долгого парламента», было учреждено „Общество распространения Евангелия в Новой Англии» (Corporation for the propagation of the Gospel in New England) с целью собирания средств для поддержания миссии. Впоследствии в Англии явились и еще два подобных общества: одно-в 1696 году, другое-в 1705 (подробнее о них ниже).

Большую поддержку протестантским внешним миссиям оказали так называемые пиэтисты, или „благочестивые». Учредителем общества пиэтистов был известный эльзасский писатель-автор сочинения Pia Desideria (Благочестивые желания)-Шпенер, основатель университета в Галле. Но душою и наилучшим представителем этого общества был профессор Франке, знаменитый проповедник и гуманист. Основною задачей этого общества было духовное просвещение, нераздельное от того, что разумеется обыкновенно под внутреннею и внешнею миссиями. Средствами для достижения этой цели в руках пиэтистов служили проповедь, беседы и распространение книг религиозно-нравственного содержания. Один Франке издал до двух миллионов священных книг. Но что особенно важно было для дела миссии, так это основанный им миссионерский институт, известный под ливнем Универсальной семинарии (Seminarium universale). В этой семинарии Франке подготовил 60 миссионеров для одной только протестантской миссии в Америке. Чтобы оценить эту заслугу Франке, не надо забывать, что официальные представили протестантства упорно продолжали отстаивать свое отрицательное отношение к миссиям и в числе миссионеров, поэтому, совсем не было ученых протестантских богословов. Франке показал пример, как можно приготовлять хороших миссионеров помимо церковно-учебных заведений. Вскоре в протестантской Европе было открыто множество миссионерских семинарий по образцу семинарии Франке с 4-х или 6-тилетнимъ курсом и с преподаванием учебных предметов, знание которых необходимо для успешной миссионерской деятельности.

Дания имела свои колонии в Ост-Идии (с 1620 г.) и в Вест-Индии (с 1672 г.). По желанию датского короля Фридриха IV (1699–1730) с 1706 года там была учреждена миссия. Но где было взять миссионеров. В Дании их не было. Обратились к Франке, который и дал двух учеников своей семинарии-Варфоломея Цигенбальга и Генриха Плючау. Немецкий писатель Герман (в своем сочинении: Ziegenbalg und Plütschau, Die Griindungsjahre der Trankebarschen Mission, Erlangen, 1868) довольно обстоятельно описывает их миссионерскую деятельность. Но еще обстоятельнее изложена она в книге Фегера-Geschichte der Trankebarsehen Mission (перевод с датского, в 1845 г.). Цигенбальг и Плючау прибыли в Ост-Индию, в город Транкебар, и начали проповедовать язычникам-дикарям учение Христа. Проповедь их скоро увенчалась успехом: они окрестили 35 язычников. Обрадованный известием об этом Фридрих IV выстроил в Транкебаре прекрасный собор (в 1711 г.), назначил для него постоянный клир и снабдил его всем необходимым, а чтобы иметь своих постоянных миссионеров на будущее время, он основал (в 1714 г.) в Копенгагене собственный миссионерский коллегиум (Collegium de cursu evangelii promovendo)-по образцу „универсальной семинарии» Франке, под непосредственным руководительством последнего. В 1739 году, когда в датской ост-Индийской колонии число обращенных в христианство дикарей увеличилось, датский король Христиан VI значительно расширил и благоукрасил транкебарекий собор. К 1718 году число окрещенных дикарей в Транкебарской области достигало до 15,743 человек. Впоследствии из этой миссии выделились еще четыре: Куддалорская, Калькутская, Мадрасская и Трихинополийская. Кроме того,-датские миссионеры распространяли христианское учение также и на островах, принадлежавших Дании в Вест-Индии,-св. Фомы, св. Креста и св. Иоанна, и многих негров-невольников обратили в христианство. Почти одновременно с этим датчане учредили миссию и в Гренландии. Здесь, при чрезвычайно тяжелых условиях, пятнадцать лет трудился норвежский пастор Ганс Эгеде (с 1721 по 1786 г.), имея незначительную поддержку со стороны правительства и колонистов. Особенных успехов он однако же не достиг. Шведский король Фридрих I хотел распространить христианство в Лапландии, для чего в Дронтгейме была устроена даже особая миссионерская школа. Но шведские миссионеры употребляли слишком жестокие меры для того, чтобы привлечь к себе язычников-лапландцев. Достаточно упомянуть только о том, что Фридрих приказал всем лапландцам, под страхом тюремного заключения, посещать церкви и приобщаться. Говоря об этом, я невольно припоминаю рассказ нашего историка Карамзина о том как лапландские поморяне сами просили нашего великого князя Василия Иоанновича прислать к ним русских православных священников и как затем, несколько лет спустя, пожелали принять крещение от наших же православных священников также и отдаленнейшие дикари-Кольские лапландцы. Рассказав об этом, Карамзин сделал заключение: „Так россияне, от самых древних Бремен до новейших, насаждали веру Спасителеву, не употребляя ни малейшего принуждения».

Развитию и усилению протестантской миссии, в особенности-среди дикарей Северной Америки, иного содействовали методисты и гернгутеры. Об этом очень обстоятельно говорят Шпангенберг (Lеben Zinzendorfs, 1772 – 1775), Шраутенбах (Graf Zinzendorf und die Brüdergemeine seiner Zeit, 1817), Ремер (Nik. Ludw. Graf von Zinzendorf. Sein Leben und Wirken, Gnadau, 1900), Кельбинг (Uebersicht der Missionsgeschichte der evangelischen Brüderkirche in ihrem I Jahrhunderte, Gnadau, 1833) и Девитц (In Dänisch-West- Indien. Die erste Streiterzeit in des Grafen von Zinzendorfs Tagen, Niesky, 1882). Методисты составляют самую популярную протестантскую секту, начавшуюся небольшим кружком бедных студентов, а в настоящее время насчитывающую более двадцати миллионов своих членов. В то время, о котором идет речь, методистов было до 100,000 (в 1790 г.); во главе их стоял долгое время известный ученый богослов, восторженный оратор, вдохновенный песнопевец и неутомимый общественный деятель- Уэсли (Wesley). Своей задачей методисты поставили самым энергичным образом поддерживать дело внутренней и внешней миссий. Их можно было видеть везде с проповедью и увещаниями-и в трущобах падших женщин, и в смрадных вертепах алкоголиков, и в ночлежных приютах лондонскаго пролетариата,-одним словом,-там, где гнездятся порок, разврат, нищета и недуг. Но они выслали также и целую рать своих миссионеров в Северную Америку для распространения евангельского учения среди грубых язычников – дикарей. Результаты их миссии оказались блестящими: еще и теперь очень много негров, исповедывающих христианскую веру, принадлежат к секте методистов. Методистов ненавидят только англиканская государственная церковь да капиталисты, часто ими обличаемые за притеснения бедняков и рабочих.

Во главе гернгутеров стоял основатель этой общины знаменитый гуманист, поэт и оратор граф Цинцендорф. Гернгутеры-это подвергшиеся гонению со стороны австрийского правительства „чешские братья» (бывшие гусситы или табориты), которым Цннцендорф дал приют в своем силезском имении Гернгуте (отсюда и название самой секты); он написал им устав и ввел особое богослужение, состоящее главным образом из сочиненных им же гимнов и проповеди. Цинцендорф, заслуживший у протестантов имя миссионерского гения, проявлял в течении всей своей жизни необычайное усердие к распространению христианства среди язычников и к борьбе с пороками и развратом современников. Ради миссионерства он отказался даже от блестящей служебной карьеры; женился он на простой, но доброй девушке-дочери каретника и в самый день свадьбы он заключил „договор» с своей новобрачной супругою: „по знаку Господа: во всякую минуту взять в руки палку и идти к язычникам». Кроме того, его сотрудниками были и многие из гернгутеров. Таким образом, окруженный своими единомышленниками и единоверцами, Цинцендорф отправился в Америку отыскивать по плантациям невольников – негров, чтобы возвещать им Христово учение и облегчат их тяжелую жизнь.

Если в это время протестантские миссионеры еще не могли похвалиться блестящими результатами своей деятельности, то одною из важнейших причин этого нужно назвать то нерасположение правительств и -в частности английского правительства, с которым приходилось считаться им. Английское правительство в своих колониях более покровительствовало магометанству и идолопоклонству, чем христианству. Такое поведение английского правительства объясняется тем, что христианские миссионеры-особенно методисты и гернгутеры (последних еще при жизни Цинцендорфа было 226) не могли одобрять тогдашней колониальной политики и открыто- порицали обращение дикарей в рабство, торговлю неграми и жестокое обращение фермеров с невольниками.

Успехи протестантских миссий среди язычников в различных частях света быстро стали увеличиваться только в XIX веке, после французской революции, когда негров и других дикарей, не исключая даже кафров и папуасов, европейцы стали признавать людьми, а не порождениями дьявола,-когда была запрещена торговля неграми и другими невольниками и когда сами европейцы стали более и более воодушевляться началами истинно-христианской гуманности. Кроме того, развитию протестантской миссионерской деятельности в это время иного содействовали открытия Кука (James Соok), который познакомил европейцев со многими странами и островами, остававшимися до тех пор для них совершенно неизвестными. Впрочем, и в XIX веке об обращении язычников в христианство заботились не правительства, а лишь частные лица. Во множестве и под различными наименованиями появились миссионерские общества среди протестантов всего мира, которые поставили своей целью собирать денежные средства и на них снаряжать миссии во все части света, где только можно было найти дикарей, еще не знавших христианского учения. Так как эти общества действуют еще и в настоящее время, то я считаю уместным отметит здесь хотя важнейшие из них, располагая их по протестантским государствам и по возможности в хронологическом порядке их открытия 12.

I. Английские миссионерские общества.

1) Еще в 1701 году, как уже было упомянуто раньше в Лондоне было основано „Общество для распространения Евангелия в чужих странах“ (Society for the Propogation of the Gospel in foreign parts). Оно содержит на свои средства 544 миссионеров, которые трудятся для распространения христианства в Северной Америке, Вест-Индии, Гвиане, южной и западной Африке, Австралии, на многих островах Океании, в Новой Зеландии, на острове Мадагаскаре, Цейлоне, Борнео, в Ост-Индии, Китае и Японии. Кроме миссионеров в собственном смысле, оно содержит еще епископов с их свитами в Китае, Японии, Борнео, Тинневели, Гавайи и Мадагаскаре. Ежегодные членские взносы его составляют громадную сумму. Чтобы судить о росте этого общества, достаточно указать на то, что оно в 1791 г. располагало только 52,160 марками, в 1821 году имело уже 257,160 марок, в 1884 г.– 2,200,795 марок, в 1900 году – могло израсходовать на нужды миссия 3,108,240 марок. Его постоянными органами служат The Mission Field (Нива миссии) и Quarterly Раpers (Четырехмесячная).

2) В 1792 году английские баптисты основали свое миссионерское общество под названием-Baptist Society for propagating the Gospel amongst the Heathen. Оно содержит на свои средства 147 ординарных миссионеров (в том числе 54 из туземцев), 213 евангелистов, распространяющих христианское учение, в форме баптизма, в Вест-Индии, в Ост-Индии, передней Индии, на Цейлоне, Ямайке и других западно-индийских островах, в Конго, в западной Африке, в Японии и Китае. Ежегодные средства, расходуемые им на нужды миссии-1,555.000 марок; органом его служит Missionary Herald (Миссионерский Вестник). В Бенгалии английские баптисты имеют хорошо устроенную миссионерскую школу.

3) По примеру баптистов и вскоре после них- именно-в 1795 году и индепенденты основали свое миссионерское общество-London Missionary Society (Лондонское миссионерское общество). Оно имеет даже свой собственный пароход и содержит на свои средства 166 миссионеров и 42 миссионерки, которые трудятся над распространением христианства в южной и восточной Африке, на островах южного океана, в Британской Гвиане, а с 1871 года-и в Новой Гвинее. На Мадагаскаре это общество имеет 29 ординарных миссионеров. 69 миссионерских помощников из туземцев и 8,663 туземных проповедника; в Индии-43 миссионера при 25-ти миссионерских станах; в Китае-25 миссионеров при 9-ти станах. Ежегодно расходуется обществом на нужды его миссий 2,474,873 марки. Орган его: The Chronicle of the London Missionary Society (Летопись Лондонского Миссионерского Общества).

4) В 1799 году было основано миссионерское общество-Churcb Missionary Society (Церковное Миссионерское Общество)- членами англиканской или епископальной церкви. Ныне это – одно из самых богатых денежными средствами и самых деятельных миссионерских обществ. Чтобы судить о его быстром росте и популярности, для этого достаточно обратить внимание на его средства: в 1805 году оно израсходовало на нужды миссии всего только 23,640 марок; в 1855 г. – уже 2,286,860 марок, в 1884 г. – 4,630,820 марок; с 1878 по 1887 г. в общей сумме 43,380,000 (более, чем по 5,000,000 марок в год), а в 1900 году- 7,639,200 марок. В последнее время оно содержит на свои средства 228 миссионерских станов, 412 миссионеров, 38 помощников их. Первоначально общество предполагало иметь своих миссионеров только „в Африке и на Востоке», а теперь его миссионеры трудятся над распространением христианства во всех частях света: в Северной Америке (преимущественно в Канаде), западной и восточной Африке, Мавритании, Египте, Палестине, Персии, Индии, Китае, Японии, Новой Зеландии и на острове Цейлоне. В Ислингтоне оно имеет многолюдную собственную миссионерскую школу и „миссионерский дом» в Салисбюрийском сквере. На подготовку своих миссионеров, а также на выдачу пенсий как бывшим миссионерам, так и их женам и детям, оно расходует ежегодно до 1,000,000 марок. Его орган: Church Missionary Inteliigenсer.

5) Одновременно с „Церковным Миссионерским Обществом» (1799) было основано в Лондоне Religions Tract Society. Общество это своих миссионеров не имеет; но оно поставило своей целью оказывать поддержку внешней миссии распространением среди дикарей книг религиозно- нравственного содержания или бесплатно, или за самую незначительную плату; в 1884 году оно, напр., распространило таких книг на многих языках 79,379,350. Ежегодный расход его до 5 миллионов марок (в 1884 г.– 4,025,315 марок).

6) В 1801 году епископатами было основано миссионерское общество под названием Масkenzie Memorial Fund; оно поставило своей задачею – при посредстве своего органа Net (сетка) – собирать пожертвования на миссионерские нужды; таких пожертвований у него бывает ежегодно от 70-ти до 80-ти тысяч марок.

7) Британское Библейское Общество основано в 1804 году с целью содействовать делу внешней миссии распространением Библии на всех известных науке языках; в 1884 году оно распространило путем продажи и даровой раздачи 4,161,032 экземпляра Библии. Общество ежегодно расходует свыше 5 миллионов марок (в 1884 году- 5,075,318 марок).

8) В 1698 году основано, но в 1805 году реформировано Society for promoting Christian Knowledge (Общество распространения христианского знания). Первоначально оно отдавало все свои денежные средства только на одну Галльскую миссию в Ост-Индии, а теперь поддерживает все вообще миссии, имеющие своей задачею обращение язычников в христианство. Ежегодно оно расходует до 300.000 марок.

9) В 1810 году и методисты основали свое общество для служения прямым целям миссии – Primitive Methodist Missionary Society (Первоначальное Методистское Миссионерское Общество), которое имеет своих миссионеров в Австралии, Новой Зеландии, а с 1843 года – и в южной Африке. Ежегодно расходует оно до 500,000 марок (в 1884 г.–383,780 марок).

10) Baptist Zenana Mission, основанная в 1812. году, содержит в Индии 42 миссионерки и около 100 женщин, распространяющих Библию. Расходует эта миссия до 150.000 марок в год (в 1884 г.–124,180 марок).

11) Уэслинское Методистское Миссионерское Общество (Wesleyan Missionary Society) основано в 1814 году, содержит на сбои средства 468 миссионерских станов, 532 миссионера, 2,059 помощников, распространяющих христианство в южной и западной Африке, Вест-Индии, Австралии, Полинезии, на о. Цейлоне, в средней Америке и Китае: ежегодно расходует на нужды своих миссий свыше 8,000,000 марок (в 1884 г. –2,926,160 марок). В местах своих миссий это общество имеет 103,801 школу. Его орган: Wesleyan Missionary Notiсes (Уэслинские Миссионерские Заметки).

12) General Baptisls. Это общество баптистов основано в 1861 году; в Ориссе и Китае содержит 7 миссионерских станов, на которых ежегодно расходует до 155,890 марок (в 1884 году – 153,890 марок). Оно имеет свой орган-General Baptists Magazine and Missionary Observer.

13) Колониальное Миссионерское Общество (Colonial Missionary Society), основанное в 1826 году, оказывает вспомоществование миссиям, находящимся в Канаде и Новой Зеландии, на что ежегодно расходует свыше 70,000 марок.

14) Миссия христиан или плимоутских братьев основана в 1827 году, имеет 119 миссионеров в Вест-Индии, Ост-Индии, Китае и центральной Африке; ежегодно расходует на нужды, миссии 385,000 марок.

15) В 1840 году кальвинистские методисты основали свое общество- Welsh Calvinist Methodist Sociely,– которое ныне на своп средства содержит в Ассаме 18 миссионеров, учредило 66 кальвинистских общин и имеет около 3.500 школ,– на что ежегодно расходует около 150,000 марок (в 1884 году только-80,000 марок).

16) Общество распространения женскою воспитания на востоке, основанное в 1834 году, между прочим, преследует и чисто миссионерские цели, заботясь о распространении христианства среди язычниц, для чего оно содержит на свои средства 37 миссионерок и 1,654 учительницы в Китае, Японии, Индии, Мавритании и в других местах. Его орган: Female Mission Intelligencer.

17) Church of England Zenana Missionary Sociely основано епископами в 1840 году, как отделение Лондонского Церковного Миссионерского Общества; расходует ежегодно до 500,000 марок (в 1884 году-441,020 марок).

18) В 1844 году в целях распространения христианства среди негров в южной Америке, английскими епископами было учреждено в Лондоне Южно Американское Миссионерское Общество (South American Missionary Society), имеющее ныне 16 миссионеров в Араукании, южной Америке и на Огненной Земле с епископами во главе. Это общество ежегодно расходует на свои миссии до 340,000 марок. Его орган: South American Missionary Magazine (Южно-Американский Миссионерский Магазин).

19) Пресвитеры англиканской церкви в 1847 году остановились на мысли учредить свое миссионерское общество под названием-„Миссионерское Общество Пресвитеров». В настоящее время это общество на свои средства содержит 19 миссионеров в Индии, Китае, Формозе, Сингапуре. На нужды этих миссий оно расходует ежегодно до 480,000 марок.

20) В 1849 году англиканский епископ Selwyn основал Меланезийские миссию в Новой Зеландии; ее миссионеры, в числе 23, распространяют христианство на многих островах. Ежегодные ресурсы этой миссии простираются до 200,000 марок (в 1884 году миссия израсходовала 171,057 марок).

21) С 1852 года в Лондоне существует – Lebanon- Schools Society (Общество ливанских школ), – которое поставило своей целью содействовать не только обучению в школах детей, живущих в Сирии, но и распространению христианства среди арабов. Общество это ежегодно расходует до 80,000 марок.

22) В том же (1852) году было основано в Лондоне и другое подобное общество- Indian female Normal Scool Society (Общество индийской женской нормальной школы); в настоящее время оно содержит хорошо устроенную женскую учительскую семинарию, затем шкоду для девочек, 38 миссионерок и 114 разносчиц Библии по Индии; кроме того, оно имеет там же несколько миссионерских больниц, расходует ежегодно до 250,000 марок (в 1884 г.–206,000 марок).

23) Turkisb Missions Aid Society (Общество вспомоществования турецким миссиям), основанное в 1855 году, поставило своей целью оказывать поддержку миссии среди магометан; ежегодные расходы его 50–80 тысяч марок.

24) В 1857 году было учреждено в Лондоне United Metbodist Free Churches home and foreign Missions (Союз методистских свободных церквей дома и в чужестранных миссиях); ныне оно содержит 53 миссионера в восточной и западной Африке, Ямайке, Новой Зеландии, имеет много школ и благотворительных учреждений; ежегодно расходует оно до 320,000 марок (в 1884 году- 226,142 марки)

25) Universities Mission (Миссия университетов) была основана в Лондоне в 1858 году. Поводом к ее основанию послужили лекции д-ра Ливингстона в различных английских университетах. В настоящее время она содержит 38 миссионеров в восточной Африке и Занзибаре; расходует ежегодно до 740,000 марок (в 1886 г.– только –280,731 марку); ее органом служит ежемесячный листок-Central Africa.

26) Ladies Аuxiliary, с 1858 года составляя как бы женское отделение Уэслинского миссионерского общества, содержит на свои средства миссионерок и распространительниц Библии в Африке, Индии и на о. Цейлоне; ежегодно расходует она до 120,000 марок (в 1SS4 году-110,580 марок).

27) Christian vernacul Education Socicly for India основано в 1858 году; ныне оно имеет в Индий, а именно-в Диндигале, Амеднагаре и Амритзаре, – свои учительские семинарии и множество школ; в целях распространения христианских понятий оно издало более 10,000,000 различного рода сочинений на 18-ти языках; расходует ежегодно до 250,000 марок (в 1884 году-196,000 марок).

28) Metbodist New Connexion foreign Mission было учреждено в 1R60 году; заботы его направлены исключительно на Китай; оно ежегодно расходует в 250,000 марок (в 1884 году только 212,142 марки).

29) Известная английская гуманистка, г-жа Томпсон в 1860 году основала в Лондоне общество для попечения о сирийских школах и распространения Библии в Малой Азии-Briticby Syrian Scools and Bible Mission; общество это ежегодно расходует до 120,000 марок.

30) Moslem Missionary Society (Мусульманское Миссионерское общество) было учреждено доктором Мюлейзеном- Арнольдом в 1861 году; оно действует на о. Яве из Капландии; расходует ежегодно до 8,000 марок.

31) Армия спасения основана в 1865 году известным генералом Бутсом, имеет около 220 миссионеров, действующих в Индии, Китае, Японии, южной Африке, южной Америке, Вест-Индии и даже в России среди легкомысленных наших интеллигентов; она расходует ежегодно до 500,000 марок.

32) В 1865 году английские пресвитерианцы учредили свое общество-Presbyterian Church in England foreign Mission (Пресвитерианская церковь в английских колониальных миссиях),-которое на сбой счет содержит ныне в Индии и Китае (на о. Формозе) 28 миссионеров и не несколько миссионерских врачей; оно расходует ежегодно около 350,000 марок (в 1S84 г.–310,500 марок), имеет сбой собственный орган: Record of the Presbyterian Church in England (Летопись Пресвитерианской церкви в Англии).

33) Гудисон Тэйлор в 1865 году основал общество China Inland Mission (Китайская внутренняя миссия); в настоящее время в 14-ти внутренних провинциях Китая это общество содержит на свои средства 46 миссионерских станов, до 150 миссионеров, 49 миссионерок, 284 миссионерских помощника из китайцев, 36 евангелистов и 37 проповедников; расходует ежегодно до 1.000,000 марок (в 18S4 г. только 359,171 марку). Орган его: Chiná's Missions.

34) Friends' foreign Mission (Друзья чужестранной миссии). Это общество было основано квакерами в 1866 году для распространения христианства среда язычников в Индии, Китае, на Мадагаскаре, в Сирии и Палестине. Ныне оно содержит на свои средства 27 миссионеров, в Палестине – два миссионерских стана и семь школ; расходует оно ежегодно до 4.20,000 марок (в 1884 г. только 260.000 M.).

35) Congo Inland Mission (внутренняя миссия в Конго)- основана в 1872 году; имеет два органа: Illustrated Mission News и Regions beyond (Дальние страны).

36) Missionary Leaves Association-учреждено в 1879 году; расходует оно по преимуществу на обращение в христианство и воспитание языческих девиц ежегодно до 230.000 марок (в 1884 г.–203,052 м.); имеет свой орган Missionary Leaves.

37) В том же 1879 году майор Малан основал в Лондоне общество- The Native African Missions Aid Association (Общество вспомоществования туземным Африканским миссиям). Общество, цель которого ясно определена самим его названием, имеет свой орган: Африка.

38) В 1881 году в Лондоне было открыто другое, подобное предшествующему, общество под именем Северо-Африканской миссии; ныне оно содержит на сбои средства в Северной Африке 28 миссионеров; расходует ежегодно на миссионерские нужды до 180,000 марок.

39) В том же (1881) году была основана Оксфордская миссия (Oxford Mission); в Калькутте она имеет свой миссионерский дом, называемый „Братством св. Павла». Миссионеры этого общества, по уставу, должны быть безбрачными.

40) Zenana Mission существует с 1882 года и имеет в Индии свою женскую учительскую семинарию.

41) Zenana and Medical Mission Home and Fraining Scool for Ladies, основанное в 1887 году, как показывает и самое его название, поставило своею задачею подготовлять для стран, в которых распространяется христианство, и для миссии внутренней, женщин-врачей, пожелавших посвятить себя миссионерской деятельности.

42) London Medical Missionary преследует ту же цель, что и предшествующее общество, хотя оно не исключает и мужчин, пожелавших трудиться на пользу миссии.

43) Миссионерская уния отдаленных стран (Regions beyond Missionary Union) основана в 1889 году; ныне содержит на свои средства 34 миссионера в Конго, Индии и южной Америке; расходует ежегодно на нужды миссии до 500.000 (470,000) марок.

К этим английским миссионерским обществам, по словам Варнекка, нужно прибавить еще двадцать меньших, но также самостоятельных миссионерских общин, принадлежащих частью к англиканской церкви (5), частью-к баптистам (1), частью – к методистам (4), частью-к просвитерианам (3), частью -к унитариям (2), а частью-отрицающих вообщф конфициональность (интерденомишационалисты) и множество миссионерских вспомогательных союзов (именно- женских), которые оказывают миссиям значительную помощь, поставляют миссионеров и особенно-миссионерок. В общем же должно сказать, что Англия доставляет христианской миссии среди язычников 2,700 миссионеров ординарных (в это число не входят миссионеры – туземцы, помощники, неординарные и женщины) и ежегодно расходует на нужды миссии до 30 миллионов (по Варнекку 29 миллионов) марок. Чтобы судить о росте миссионерского дела в Англии, достаточно принять во внимание то обстоятельство, что в году все английские миссионерские общества (числом 700 и на нужды миссий израсходовали только 1.216,535 фунтов стерлингов или 24.330,700 марок.

II. Шотланоския и ирландские миссионерские общества.

1) Glasgow Mission Society («Глазговское миссионерское общество) было основано в 1796 году для распространения христианства в западной и южной Африке.

2) Scotish Mission Society основано в 1801 году с целью поддержания миссионерской деятельности на Ямайке.

3) В 1824 году из двух предшествующих обществ было образовано одно под названием Etablished Church of Scotland. В Индии оно уже устроило три коллегии (Colleges)- в Вомбае и Пуне – в 1835 году, и в Мадрасе – в 1837 году. Во многих городах Индии, а также в Китае и восточной Африке оно содержит на свои средства более 30 миссионеров; не упускает из виду и забот об обращении в христианство евреев. Ежегодно расходует это общество до 800,000 марок (в 1884 г.–650,674 марки) – органом его служит: The Church of Scotland home and foreign Missions Record (Летопись шотландской церкви доvа и в чужестранных миссиях).

4) В 1825 году было учреждено общество – Ladies Society for female Education in India and Sout Africa – ообщество женщин, поставивших своею целью-заботу о воспитании язычниц в Индии и южной Африке; оно содержит на свои средства 12 миссионерок; расход его в год достигает 200,000 марок (в 1884 году-156,721 м.).

5) В 1829 году пресвитериане учредили „Миссию соединенных …..чных церквей Шотландии. В настоящее время эта миссия содержит на сбои средства 26 миссионеров в Британской центральной Африке, Индии и Китае; расходует это общество ежегодно на нужды миссии около 965,000 марок.

6) United Presbyterian Church (союз gресвитерианской церкви) появился в 1885 году; на его средства содержатся 76 миссионерских станов и 82 миссионера в южной Африке, Ямайке, Тринидаде, Индии, северном Китае и Японии; ежегодный расход его до 900,000 марок (в 1884 г.– 786,380 м.); орган: The Mission Record of the United Presbyterian Church (Миссионерская летопись союза пресвитерианской церкви).

7) В 1888 году было учреждено общество-Ladies’ Associalion for the Advancement of female Education in India (Общество женщин для поднятия женского воспитания в Индии). Цель его – устройство в Индии сиротских домов и школ для воспитания девиц, обращенных в христианскую веру, на что ежегодно расходует оно до 60,000 марок; орган его: News of female Missions (новости женской миссии).

8) Zenana Missionary Society на свои средства содержит 8 миссионерок (в том числе есть и женщины-врачи) и 66 помощниц; ежегодный расход его до 100.000 марок (в 1884 году-96,720 марок.

9) Irich Presbyterian Church's Mission (Ирландская пресвитерианская церковная миссия) основана в 1840 году; в Гуцарате, Китае и Сирии, она содержит на свои средства 25 (в 1884 г.-только 8) миссионеров; в 1884 году израсходовала 249,260 марок; ее орган: Missionary Herald of the Presbyterian Church in Ireland (Миссионерский Вестник Пресвитерианской церкви в Ирландии).

10) Reformed Presbyterian Church's Mission, учрежденная в 1842 году, имеет своих миссионеров в Канаде, Новой Зеландии и на Гебридских островах.

11) Livingslone Central Afrkan Trading Company-хотя и торговое учреждение, но вместе с тем служит и миссионерским интересам.

12) Free Church of Scotland Mission (Миссия шотландских свободных церквей) была основана пресвнтерианами в 1843 и значительно реформирована в 1900 году; на свои средства она содержит 129 миссионерских станов, 110 ординарных миссионеров, 315 миссионерских помощников, 6 коллегиумов, 250 школ в Индии, южной и восточной Африке, Китае, Новой Гебриде, Ямайке и в южной Аравии. Расходы ее были: в 1844 году-128,060 марок, в 1885 году-1,228,740 марок, в 1902 году-2,510,000 марок. Орган ее: Free Church Monthly and Mission Record.

III. Немецкая миссионерская общества.

1) Братская община (Brüldergemeinde) была основана графом Цинцендорфом в 1782 году; когда в 1882 году она праздновала сбой 150 летний юбилей, то оказалось, что за это время она содержала 1,201 миссионера, в настоящее время она содержит 203 миссионера (в 1884 г. – 145), более 1000 миссионерских помощников (в 1884 г-951), 248 школ, 19 миссионерских станов-в Лабрадоре, на Аляске, в северной и средней Америке, Вест-Индии, Суринаме, южной и восточной Африке, Австралии и Гималаи,-расходует на нужды миссий ежегодно свыше миллиона (в 1900 г.–1,023,165) марок, орган ее: Missions-blatt aus der Brüdergemeinde.

2) Евангелическое миссионерское общество во Базеле (Evangelische Missionsgesellschaft zu Basel), считаемое матерью всех последующих немецких миссионерских обществ, было основано Ф. Штейнкопфом и Хр. Блюмгардтом в 1815 году в Вюртемберге, и состояло первоначально из небольшого кружка вюртембергских пиэтистов. В то время вся деятельность его ограничивалась лишь заботою об открытой при нем миссионерской школе. Число членов этого общества и вместе с тем средства его стали быстро увеличиваться только с 1839 года, когда во главе его стал деятельный инспектор миссионерской школы Вилы. Гофман, в 1844 году на средства этого общества была открыта еще одна миссионерская школа для подготовки хороших миссионеров. Вскоре после того в Базеле был устроен большой миссионерский дом. Около 1869 года были основаны миссионерское торговое общество и некоторые промысловые учреждения,-что составляет особенность базельской миссии. В настоящее время Базельское миссионерское общество на свои средства содержит 38 миссионерских станов, 178 школ, 102 миссионера и 339 миссионерских помощников в западной Африке, Китае и Индии; расходует оно ежегодно большие суммы на нужды миссии: в 1884 году-772,824 марки, а в 1900 году-1,300,893 марки. Орган его: Evangelischer Heidenbote и Evangelisches Missionsmagazin.

3) Первое Берлинское миссионерское общество (Berliner Missionsgesellschaft I) основано в 1824 году; в 1830 году оно открыло собственную миссионерскую семинарию, а в 1834 году отправило в южную Африку первых своих миссионеров, которые в том же году обратили в христианство 1218 язычников. В настоящее время в южной и восточной Африке оно содержит на свои средства 102 миссионерских стана, 336 миссионеров (в том числе 230 туземцев) и 170 школ, да в Китае-38 миссионеров, расходует ежегодно до 700,000 марок (в 1884 г.– 356,349 м., а в 1900 г.–624,400 марок). Его органом служит Berliner Missionsberichte.

4) Рейнское (Барменское) Миссионерское Общество (Rheinische Mission). Еще в 1799 году в Эльберфельде образовался небольшой кружок лиц, сочувствовавших распространению христианства среди язычников, и стал издавать журнал „Nachrichen von der Ausbrertung des Reiches lesu insbesondere unter den Heiden» (Известия о распространении царства Иисуса в особенности среди язычников»). Затем в Бармене образовалась уже община, вступившая в сношения с Базельским миссионерским обществом, а когда, в 1825 году в Бармене был открыт миссионерский институт, тогда (в 1828 году) чрез соединение небольших миссионерских общин Варненской, Эльберфельдской, Кельнской, Базельской, Равенсбергской и др. возникло большое Рейнское миссионерское общество. В 1829 году оно в первый раз отправило в южную Африку своих миссионеров. В настоящее время это общество содержит на свои средства: 1) в южной и юго-западной Африке миссионерских станов, 46 миссионеров, 121 миссионерского помощника; 2) в Нидерландской Индии-66 миссионерских станов, 36 миссионеров, 192 миссионерских помощника; 3) в Китае-7 миссионерских станов в Фукуанге и других местах, 9 мисcионеров, 16 миссионерских помощников; а всего-112 миссионерских станов, 91 миссионера и 329 миссионерских помощников. На нужды миссии общество расходует до 900,000 марок в год (в 1884 г.–336,709 марок, в 1900 году-866,667 марок). Органом его служит: Bericht der Rheinischen Missionsgesellschaft.

5) Северо-немецкое (Бременское) Миссионерское Общество (Nord-deutsche Missionsgesellschaft), подобно предшествующему, образовалось в 1836 году из небольших миссионерских кружков, в 1837 году оно открыло в Гамбурге собственную миссионерскую школу, а в 1842 году отправило в Новую Зеландию и своих миссионеров. Ныне оно содержит на сбои средства в западной Африке 4 миссионерских стана, 19 (в 1884 году-только 8) миссионеров, 27 миссионерских помощников. Расходует оно до 150,000 марок в год (в 1884 только 80,710 марок; в 1900 году-140,030 марок). Орган его: Monatsblatt der Norddeutschen Missionsgesellschaft.

6) Госснеровское Миссионерское Общество в Берлине II (Gosshersche Mission) основано в 1836 году Иоганом Госснером. Госснер находил недостойным высокого миссионерского служения то, что другие миссионерские общества содержали своих миссионеров на жалованье, т. е., платили деньги за обращение язычников в христианство. По его убеждению, христианские миссионеры, подобно ап. Павлу, должны были жить от трудов своих, а для этого нужно только, чтобы они знали какое-либо ремесло. Вот почему он готовил к миссионерству лить даровитых ремесленников. Таким образом еще в 1839 г. он послать таких ремесленников-миесионеров 80 человек в Австралию, Индию, Северную Америку и западную Африку: через десять лет он отправил, в качеств миссионеров, простых работах 25 человек на Индийский Архипелаг и 33 человека на Ганг и Кальс. Впрочем, после его смерти (1858 г.) основанное им общество стало развивать свою деятельность на обычных началах и теперь содержит на свои средства в Индии 18 миссионерских станов, 45 миссионеров и 229 миссионерских помощников. Оно расходует на нужды миссии до 250,000 марок в год (в 1884 г.– только 149,643 марки; в 1900 г.–225,403 марки). Его орган: Die Вiene auf dem Missionsfeld (Пчела на миссионерском поле).

7) В 1884 году пастором Фишером было основано миссионерское общество-Osifriesische; ежегодный расход его от 15 до 18 тысяч марок. В 1884 году пастор Янзен открыл при нем особую школу для приготовления миссионеров-преимущественно-для Индии.

8) Евангелическо-лютеранское Миссионерское Общество в Лейците (Evangelisch-lutherisclie Missionsgesellschaft zu Leipzig). Еще в 1819 году в Дрездене существовала небольшая миссионерская община, находившаяся в общении с Базельскую. В 1832 она открыла в Дрездене миссионерскую школу, а чрез четыре года-и миссионерскую семинарию, при чем сама община преобразована была в Евангелически-лютеранское Миссионерское Общество. В 1846 году д-ром Граулем общество это было переведено в Лейпциг, и здесь его деятельность значительно расширилась. Уже в следующем году оно приняло на свои средства содержание датского миссионерского коллегиума в Транкебаре после того, как этот город был куплен у Дании Англиею, а в 1879 году оно открыло в Лейпциге ещф новую миссионерскую семинарию, а другую более обширную – в Пореяре, близ Транкебара. В настоящее время это общество содержит 58 миссионеров в Индии и в восточной Африке; расходует на нужды миссии до 550.000 марок в год (в 1884: г.–808,802 марки; в 1900 г.–548,754 марки). Орган его: Evangelish-lutherisches Missionsblatt.

9) Германсбургское Лютеранское Миссионерское Общество было основано в 1849 году пастором Л. Гармсом. В 1850 г. на собственном корабле „Candace» оно отправило своих миссионеров в Наталь, в 1866 году-в Индию, в 1875 году-в Австралию и в Новую Зеландию и в 1880 году-в Персию. В настоящее время оно содержит на свои средства а) в Натале-51 миссионерский стан и 60 миссионеров, б) в Индии-10 миссионерских станов, 11 миссионеров и 27 миссионерских помощников; в) в Австралии и Новой Зеландии 3 миссионерских стана и 7 миссионеров; г) в Персии-5 миссионеров; а всего 64 миссионерских стана, 83 миссионера и 27 миссионерских помощников; расходует оно на нужды миссии до 400.000 марок в год (в 1884 г.–356,873 марки; в 1900 году-392,258 марок). Орган его: Hermannsburges Missionsblatt.

10) Шлезвиг – Голштинское или Брекклюмское Миссионерское Общество (Schleswig-Holstemische oder Brecklumer Missionsgesellschaft) было основано пастором Иензеном в 876 году; одновременно же с ним был учрежден миссионерский дом в Брекклюме, в двух милях на север от Хузума. В 1881 году это общество в первый раз отправило своих четырех миссионеров на Суматру и в Бастарланде. В настоящее время оно содержит на свои средства 13 (в 1884 г. только 4) миссионеров в Индии. Расход его: свыше 160,000 марок в год (в 1884 г.–36,400 марок; в 1900 г,–160,613 марок). Его орган: Schleswig-Holsteinisches Missionsblatt.

11) Нейкирхенское Миссионерское Общество (Neukircher Missionsanstalt), основано Л. Доллем в 1881 году; на Яве и в английской восточной Африке содержит 18– миссионеров; в 1882 году учредило миссионерский дом. Расход его в 1900 году-70,829 марок. Его орган: Missions-und Heidenbote.

12) Всеобщий Евангелическо-протестантский Миссионерский Союз (Allgemeinerevangelisch-protestantischer Missionsverein), основанный в 1853 году во Франкфурте кружком протестантов, под покровительством великого герцога Веймарскаго, поставил своей задачею-заботиться о распространении христианской культуры среди цивилизованных языческих народов (китайцы и японцы) и о возбуждении в соотечественниках сочувствия к ним. Первый миссионер был отправлен этим Союзом в Японию в 1885 году. В настоящее время Союз содержит на сбои средства в Японии и Китае 8 миссионеров. Его расход в 1900 году-81,380 марок. Его орган: Missionsblatt des allgemeinen evangeliseh-protestantischen Missionsvereins.

13) Евангелическое Миссионерское Общество для немецкой восточной Африки в Берлине III основано в 1886 году; ныне имеет 19 миссионеров в немецкой восточной Африке. В 1900 году оно израсходовало на нужды миссии 136,536 марок.

14) Лютеранское Миссионерское Общество в Нейдеттельсау основано в 1886 году при институте того же наименования, существующем с 1843 года и имеющем своей задачею приготовлять миссионеров для Америки и Австралии. В настоящее время общество содержит 14 миссионеров в Новой Гвинее и Австралии; его расход в 1900 г.: 36,345 марок.

15) Пилигримская миссия (Pilgermission) основана в 1848 г. Шпиттлером для распространения христианства среди иудеев и котов в Египте и Палестине; ныне она имеет двух миссионеров в Шоа; расход ее не велик: в 1884 году-2,032 марки. Основанный ею некогда сирийский сиротский дом в Иерусалиме теперь стал самостоятельным учреждением и даже сам содержит особую миссию, расходует на нее до 38,000 марок.

16) Иерусалимская миссия основана в 1852 году и находится под покровительством прусского королевского дома. Она содержит 2 миссионерских стана, 1 миссионера, 6 миссионерских помощников и 3 школы. Ее расход в 1884 году-26,340 марок.

17) Женская миссионерская община для Китая основана в 1850 году пастором Кнаком; в Гонконге имеет сиротский дом; ее расход в 1884 году-15,091 марка.

18) Женская община для воспитаны лиц женского пола на востоке в 1842 году была открыта в доме жены министра Эйхгорна; отправляет в Индию и другие страны учительниц, которые большею частью действуют только совмести» с английскими миссиями. Расход общины в 1901 году: 14,180 марок. Орган ее: Missionsblatt des Frauenvereins.

19) Диаконисой институт был основан в 1851 году для приготовления диаконис в больницы и сиротские дома в Египте, Смирне, Сирии и Палестине. В Иерусалиме в школе для девочек и больнице „Талифа Куми“ служат от этого института 110 арабских девиц. Оставляем не отмеченными восемь менее значительных немецких миссий, хотя они содержат на свои средства свыше 50 миссионеров и расходуют на нужды их до 550,000 марок. Но подводя общий итог, мы должны сказать, что все немецкие миссионерские общества, вместе взятые, содержат 915 миссионеров и расходуют на нужды миссии среди язычников почти 6.000,000 марок. Здесь опят, чтобы судить о росте миссионерского дела у немцев, я прошу обратить внимание на то, что в 1883 году все немецкие миссионерские общества содержали только 520 миссионеров и на нужды миссий расходовали лить до 21/2 миллионов марок (точнее 2.707,812).

IV. Нидерландские миссионерские общества.

1) Нидерландское миссионерское общество (Nederlandsche Zendeling Genootschap vor voortplanting en bevordering van het christendom bijzonderen onder de heidenen). С мыслью о необходимости правильного устройства миссии среди язычников Ант. Валеус еще в 1622 году основал в Лейдене особую миссионерскую семинарию; но сама по себе семинария миссии создать не могла: для этого нужны были постоянные и достаточные денежные средства. Только пиэтисты в 1797 году основали миссионерское общество и таким образом нашли средства и для содержания миссионерской семинарии, и для устроения миссии среди язычников-дикарей. В настоящее время это общество содержит в Индии 12 миссионеров. Но по средствам его заметно, что сочувствие нидерландцев к нему падает; расход его на нужды миссии: в 1860 г.–163,720 марок; в 1884 году – 120,000 марок; в 1900 году- 105,000 марок. Органы его: Maandberigten и Mededeelingen van Nederlandsche Zendeling.

2) В 1840 году меннониты учредили сбой Миссионерский союз или „единение" (De doopsgezinde Vereeniging tot bevordering van Evangelie verbreiding) для распространения Евангелия среда языческих дикарей нидерландской Индии; в настоящее время он содержит на свои средства 5 миссионеров на Яве и Суматре. Расходы его на нужды миссии: в 1884 году-23,000 марок; в 1900 году-61,000 марок.

3) Явский Комитет (Het Java Comitе́) был основан в 1851 году для поддержания внутренней и внешней миссии; в 1855 году он слился с подобным же комитетом Амстердамским. В настоящее время он содержит в нидерландской Индии 6 миссионеров. Расход его: в 1884 году-около 25,000 марок; в 1900 г.-до 45,000 марок. Его органы: Geillusireerd Zendingblad и Java Cent.

4) Союз или единение для распространения Евангелия на Яве и в Египте среди коптов (De Ermelosche Zending Genootsehap) основан в 1856 году пастором Виттевсем; ныне содержит 2 миссионеров. Его расходы на миссию: в 1884 году- около 20,000 марок; в 1900 году- только 11,400 марок. Органы его: Ermelosche Zendingblad.

5) Нидерландский Миссионерский Союз (Der Nederlandsche Zendigrereenging) основан в 1856 году; ныне имеет 10 миссионеров на западной Яве; расходы его на миссию: в 1884 году – около 80,000 марок; в 1900 году – до 95,000 марок; его орган: Orgaan der Nederlandsche Zendingsvereenging.

6) Утрехтский Миссионерский Союз (De Utrechlsche Zendingsvereeniging) основан в 1859 году; содержит на свои средства 14 миссионеров в Новой Гвинее; расходы его на миссию: в 1884 году –89,109 марок; в 1900 году-131,500 марок; орган его: Berigten van de Utrechtsche Zendingsvereenigmg.

7) Нидерландский реформатский церковный союз (De Nederlandsche gereformeerde Zendigvereeniging) основан в Амстердаме в 1860 году; содержит 5 миссионеров на средней Яве; расход его на миссию: в 1884 году-свыше 20,000 марок; а в 1900 году-до 70,000 марок; его органы: Heidenbote и Heidenpening.

8) Союз христианской реформатской церкви (De Zendig der christelijk gereformeerde Kerk) основан в 1839 году для поддержания христианской миссии в Батавии и Сурабайе; расход его на миссию до 4,000 марок в год.

9) Het Zendinggenooischap der Broedergemeente te Zeisl – есть ничто иное, как отделение гернгутерской Братской Общины; расход его на миссию до 36,000 марок в год.

10) Нидерландское Евангелически-лютеранское Миссионерское Общество (Evang.-lutrer. Genootschap voor In-en Uitvendige Zending) основано в Амстердаме в 1882 году; на Суматре содержит двух миссионеров: расход его на миссию до 11,000 марок в год.

В общем все нидерландские миссионерские союзы содержат на сбои средства 56 миссионеров; расход их на нужды миссий: в 1884 году – 540,000 марок; а в 1900 году-529,900 марок (меньше оно 1884 года на 10,000 марок).

V. Скандинавские Миссионерские Общества:

1) Датское Миссионерское Общество (Dauske Missiono Selskap) основано в 1821 году и до 1864 года действовало совместно с Базельским Обществом; ныне содержит на свои средствам Индии и Китае 16 миссионеров; расход его: в 1884 году-до 30,000 марок; а в 1900 году- до 190,000 марок.

2) Шведское Миссионерское Общество (Svenska Mission Sällskapet). Еще при Карле IX, в 1599 году шведы старались устроить миссию среди лапландских язычников, затем в XVII веке Густав-Адольф II обратил свое внимание на североамериканских индейцев,-и в Новой Швеции, на реке Делаваре была основана шведская миссия; для поддержания ее в Готенбурге было открыто небольшое миссионерское общество, занимавшееся преимущественно изданием миссионерских книг; в 1835 году оно было преобразовано в „Шведское Миссионерское Общество», поддерживавшее только Базельскую миссию и Братскую общину гернгутеров; в 1874 году общество это было утверждено королем и с тех пор находится под управлением шведского архиепископа. В Упсале оно открыло миссионерский институт; в южной Африке содержит 5 миссионерских станов и 17 миссионеров; в 1900 году расход его на нужды миссии выразился в сумме 43,000 марок. Орган его: Миссионерская газета Шведского Миссионерского Общества.

3) Евангелическое Отечественное Учреждение (Evangeliska Fosterlands Stiftelsen) скачала было основано пастором Ляндебергом только для внутренней миссии; но с 1861 года имеет своих миссионеров в восточной Африке и центральной Индии; в настоящее время оно содержит на свои средства 27 миссионеров (в 1884 году – только 7); расход его на нужды миссии: в 1884 году- до 157,000 марок; в 1900 году- до 330,000 марок. Орган его. Миссионерская газета.

4) Шведский Миссионерский Союз открыт в 1878 году для Лапландии и Конго; в Кристинегамне имеет свою миссионерскую семинарию; ныне содержит на свои средства в Конго, Китае и Малой Азии 28 миссионеров; на нужды миссии в 1900 году израсходовал 216,000 марок.

5) Женский, союз для миссий в Китае открыт в 1850 г. в Стокгольме; ежегодный расход его до 2,000 марок и он, собственно, только оказывает вспомоществование Базельской миссии в Китае, не имея собственной.

6) Иенкетингенский союз, учрежденный в 1853 году, расходует на нужды христианских миссий только до 2,000 марок в год.

7) Норвежское Миссионерское Общество (Notske Missiohs Sels- kap) основано в 1842 году; ныне содержит в южной Африке, на Мадагаскаре и в Китае 42 миссионера; имеет свой собственный пароход; расходы его на нужды миссии: в 1884 году – 375,750 марок; в 1900 году-до 600,000 марок. Орган его: Norsk Missionstidende.

8) Миссия Шведскоий Церкви основана в 1874 году; имеет своих 15 миссионеров в Индии и Южной Африке; расход ее в 1900 году 121,000 марок.

9) Союз спасения в Нерике основан в 1890 году; содержит 10 миссионеров в Китае и южной Африке; расход его на нужды миссии в 1900 году – до 50,000 марок.

10) Финское Миссионерское Общество (Finska Missions Sallskapet) учреждено в Гельсингфорсе в 1859 году; ныне содержит в Овамболанде 9 миссионеров; расходы его на нужды миссии: в 1884 году-79,561 марка; в 1900 г.– до 120,000 марок.

11) Лютеранско-русская миссия учреждена в Ревеле в 1881 году; в 1882 году открыта собственная миссионерская семинария для распространения лютеранства в России. Сегодня (27 марта 1908 и.), как сообщает телеграф, баптисты открыли свою миссионерскую семинарию в Ревеле же.

Сверх указанных остаются неотмеченными в скандинавских государствах еще 6 миссий свободных церквей, две миссии лютеранские и два миссионерских союза, поддерживающие индийскую Сактальскую миссию; все эти последние миссионерские учреждения содержат на свои средства 45 миссионеров, расходуя на нужды миссии до 250,000 марок. Таким образом взятые все вместе скандинавские миссионерские общества содержат 190 миссионеров и расходуют на нужды миссий 1,850,000 марок. В 1884 году они израсходовали всего 849,311 марок.

VI. Французские миссионерские общества:

1) Парижское Евангелическое Миссионерское Общество (Socielе́ des Missions evangе́liques) составилось в 1823 году из небольших миссионерских кружков, оказывавших вспомоществование Базельской миссии; ныне оно содержит на свои средства 56 собственных миссионеров в Сенегамбии, французском Конго, южной Африке, на островах – Мадагаскаре, Тайга, Маре́. На нужды миссии оно жертвовало в 1884 году 251,143 марки, а в 1900 году-880,000 марок. Орган его: Journal des Missions е́vangе́liques.

2) Миссионерское Общество свободных церквей Швейцарии (Шевиота Romande) основано в 1874 году, ныне оно содержит 18 миссионеров в южной Африке; расход его на нужды миссии: в 1884 году-43,000 марок; а в 1900 году-до 145,000. Орган его: Bulletin Missionnaire.

VII. Американския миссионерския общества:

1) American Board (доска, стол) of Commisstoners for foreign (иностранных) Missions, просто называемый Board, был учрежден индепендентами в 1810 году и носит характер конгрегационалистический, находится в Бостоне. Сначала учредители его только хотели примкнуть с своими пожертвованиями к Лондонскому Миссионерскому Обществу; но в 1872 году, когда средство его из 4,000 марок возросли до 54,445 марок, члены его решили открыть свою собственную, самостоятельную миссию в Индии, затем немного спустя-на о. Цейлоне, среди индейцев Северной Америки, в Смирне, на о. Гавайи, в Китае, Японии, на о.о. южного океана, в Мексике, в западной и южной Африке, Армении, Палестине, Австрии, Испании и Турции. В настоящее время это общество содержит на свои средства 828 миссионерских стана, 163 миссионера, 369 миссионерских помощников, 154 туземных пастора, 296 общин, 10 врачей и 107 девиц, ухаживающих за больными, 973 школы. В это число не вошли 45 миссионерских станов, 341 миссионер и 945 миссионерских помощников, содержащихся с 1873 года на средства Гавайскаго евангелическаго Общества (Hawaian Evang. ssociation), которое есть только отделение Board’а. Board израсходовал на нужды миссии: в 1884 году-2 039,692 марки; а в 1900 году-2,570,000 марок; Гавайское Общество: в 1834 году-1,800,000; в 1900 году-1,842,000 марок. Орган его: Mission Herald.

2) В тесной связи с предшествующим обществом находится и его женское отделение: Women’s Board of Missions, основанное в 1869 году; в настоящее время оно содержит 89 женщин, находящихся в служении христианской миссии среди язычников. Расход общества в 1884 году-531,000; в 1900 году-586,270 марок. Орган его: Life and Light for Wоmеn (Жизнь и свет для женщин).

3) Американская Баптистская Миссинерская Уния (American Baptist Missionary Union) основана в Филадельфии в 1814 году; ныне она имеет 208 миссионеров и_ 1720 туземных проповедников в Индии, Ассаме, Китае, Японии, Конго, Бирме,-затем-в Греции, Испании, Германии, Швеции и у нас-в России. Хотя американские баптисты, без сомнения, проявляют весьма энергичную миссионерскую деятельность, но справедливость требует отметить, что многие даже протестантские миссионерские общества высказывают часто совершенно законные жалобы на их нетактичное поведение в смысле их небезупречного вторжения в чужие, протестантские же, области. Баптистская уния израсходовала на нужды миссии: в 1884 году-1,582,97 марок, а в1900 году-2,300,000 марок. Ее орган: Baptist Missionary Magazine.

4) В тесной связи с предшествующею униею находится ее женское отделение: Women’s Baptist Missionary Union, расходующее на нужды христианской миссии 224,528 марок (в 1884 г.).

5) Чужестранные Миссии южной баптистской конвенции. (Foreign Missions of the Southern Baptist Convention). Общество это было основано в 1845 году; в настоящее время оно содержит 35 своих миссионеров в Китае, Япония, западной Африке, Мексике и Бразилии. Расход его на нужды миссии: в 1884 году-325,158 марок; в 1900 году-до 480,000 марок. Орган его: Foreign Mission Journal.

6) Миссионерское Общество протестантской епископальной церкви в Северо-американских Соединенных Штатах. (Protestant Episcopal Church in the U. St.) основано в 1820 году; имеет 37 миссионеров в Китае, Японии, Северной Америке, в западной Африке и Гаити. Расход его: в 884 годду 450,000 марок; в 1900 году- 910,000 марок. Орган его: Spirit of Missions. Существующее при этом обществе женское отделение израсходовало на нужды миссии в 1884 году-до 80,000 марок.

7) Миссионерское Общество методистской епископальной церкви севера – Methodist Episcopal Church (North)-было основано в 1819 оду; ныне содержит на свои средства 210 миссионеров 48 миссионерок, 260 пасторов из туземцев-в Либерии, Китае Корее, Японии, южной Индии, в Болгарии , Германии, Швейцарии, Швеции, Норвегии, Мексике и Уругвая. Его расходы: в 1884 году-на внутреннюю миссию 1,200,000 марок и а внешнюю –1 ,724,500 марок; а всего 2, 924,500 марок в 1900 году и одну внешнюю мисси –1,850,000 марок. Его орган: The Gospel in all Lands.

8) С предшествую им обществом в весьма тесной связи находится Методистское Епископальное женское Общество иностранных миссий. – Methodist Episcopal Women''s foreign Mission Society,-оно содержит на свои средства 46 миссионерок, 220 женщин для распространения Библии, 6 госпиталей, 15 миссионерских школ и 156 обыкновенных и 3 сиротских дома. В 1884году оно израсходовало 431,730 марок. Его орган: Heathen Womеn''s Friend (Друг угнетенных женщин).

9) Миссионерское Общество Методистской Епископальной церкви юга.– Methodist Episcopal Church (South)- было основано в 1846 году; ныне оно содержит 45 миссионеров в Китае Японии, Корее и Северной Америке; расходы его на нужды миссии: в 1884 году-134,082 марки; в 1900 году-до 800, 000 тысяч.

10) Женское отделение предшествующего общества- Women’s Missionary Cociety- cодержит 5 миссионерок, 5 распространительниц Библии и 10 школ; расход его в 1884 году-100,438 марок.

11) Миссионерское Общество иностранных миссий пресвитерианской церкви в Соединенных Штатах Северной Америки.– Воаrd of foreign Mission of the Presbyterian Church in the U. St. of America-в1837году составилось из небольших миссионерских кружков; в настоящее время оно содержит на свои средства 228миссионеров и 209 миссионерок в западной Африке, Индии, Сиаме, Китае, Японии, Корее, Сирии, Персии и Северной Америке. Расход его на нужды миссии: в 1884 году-2,799 182 марки; в 1900 году-до 3.000,000 марок. Орган его: The foreign Missionary.

12) Женское отделение этого общества-Presbyterian Women''s Board of foreign Missions-содержит в услужении миссий 127 женщин u расходует до 520,000 марок в год.

13) Миссионерское Общество соединенной пресвитерианской церкви Северной Америки. – Board of foreign Missions of the United Presbyterian Church of North America-основано в 1859 году; в настоящее время содержит на свои средства 38 миссионеров и 27 туземных проповедников в 28 общинах-в Египте и северной Индии; Расход его на нужды миссии в 1884 году-305,918 марок; в 1900 г.–556.000 марок.

14) Миссионерское Общество чужеземных миссий пресвитерианской церкви в Южных Соединенных Штатах.-Foreign Mission of the Presbyterian Churсh (South)-основано в 1861 г.; поставило своей задачею оказывать содействие как внутренней, так и внешней миссиям; в настоящее время содержит на свои средства 46 миссионеров в Китае, Японии, Корее, Конго, среди индейцев Северной Америки и в западной Африке. Расход его на нужды миссии: в 1884 году-549,728 марок; в 1900 году-530,000 марок. Его орган: The Missionary.

15) Общество для чужеземных миссий реформатской (Dutch) церкви Америки.–Foreign Missions of the reformed (Dutch) Churсh of America-основано в 1832 году (1857 году ?); ныне оно имеет в Китае, Индии, Японии и Аравии- 146 миссионерских станов, 37 общин, 108 школ, 5 семинарий (в них 162 воспитанника), 32 миссионера, 179 миссионерских помощников, 11 лазаретов и 3 сиротских дома. Расход его на нужды миссии: в 1884 г.– 352,524 марки; в 1900 году-690,000 марок.

16) Женское отделение этого общества-Women of the Reformed (Dutoh) Churсh-в 1884 году на нужды миссии израсходовало-6,236 марок.

17) Миссионерское Общество лютеранских генеральных синодов основано в 1841 году; в настоящее время оно содержит 15 миссионеров в Индии и Либерии. Расход его на миссии: в 1884 году-242,307 марок; в 1900 г.–180,000 марок; его орган: Lutheranischer Missionsjournal.

18) Женское отделение этого общества-Women of the Evang. Lutheran General Synod,-основанное в 1861 году, в 1884 году на нужды миссии израсходовало 12,687 марок.

19) В 1867 году от лютеранского генерального синода (строго церковного) отделились многие члены и образовали свое собственное самостоятельное общество- General Council-которое ныне имеет в Телугуланде 9 миссионеров; в 1884 году на нужды миссии оно израсходовало до 30,000 марок.

20) В 1853 году методисты учредили Миссионерское Общество Союза Братьев (United Brethren Missionary Society) в Дайтоне (Огио); ныне оно содержит на свои средства 16 миссионеров в Японии, Китае и западной Африке; расход его на нужды миссии: в 1884 году-51,135 марок; в 1900 году-85,000 марок.

21) Женское отделение этого общества в 1884 году на миссионерские нужды выдало до 20,000 марок.

22) Миссионерское общество учеников Христа (Disciples of Christ или Foreign Christian Mission Society) основано в 1874 году; ныне имеет 9 миссионерских станов и 38 миссионеров в Китае, Японии, Индии, Турции и Вест-Индии. Расход его на нужды миссии: в 1884 году- 105,264 марки; в 1900 году-до 400,000 марок.

23) Женское отделение этого общества-Women of Disciples of Cbrist или Christian Women''s Board of Missions-в 1884 году на миссионерские нужды израсходовало 29,934 марки.

24) Американский Миссионерский союз-American Missionary Association-основан в 1846 году в Альбани, а потом переведен в Нью-Йорк; ныне имеет 83 миссионера, 279 учителей и учительниц, 8 университетов-исключительно для негров, 12 высших и 43 обыкновенных школы, учительскую семинарию, 97 общин. Миссии его находятся в Америке, западной Африке, в Китае и Японии. В 1884 году он израсходовал на нужды миссии только-1.247,806 марок; а в 1900 году 2.100,700 марок. Орган его: American Missionary. Он имеет и женское отделение-Women’s Home Mission Association.

25) Миссионерское общество свободных баптистов. (Freewill Baptist) основано в 1833 году; особенность этого общества состоит в том, что оно, подобно Госенеру, отрицает „наемную систему платных миссионеров»; миссионеры-все члены общества без исключения; впрочем, в последнее время в 8 миссионерских станах они имеют уже 18 помощников миссионерских из туземцев; членские взносы их и пожертвования частных лиц в 1884 г. составили сумму в 72,000 марок, которые они и употребили на нужды миссии.

26) Миссионерское Общество баптистов седьмого дня (Seventh day Baptist) основано в 1848 году; имеет своих миссионеров в Китае, Персии и России; в 1884 году но нужды миссии оно израсходовало до 18,000; а в 1900 году- 39,126 марок.

27) В 1866 году баптисты основали общество под названием Baptist foreign Missionary Society of Ontario and Queber; в настоящее время в передней Индии оно имеет уже 11 станов и 23 миссионера; расход его на нужды миссии: в 1884 году – около 40,000 марок; в 1900 году-51,060 марок.

28) Женское Миссионерское Общество Канадской баптистской церкви-Women of the Canadian Baptist Church-в 1884 году на миссионерские нужды израсходовано 9,800 марок.

29) Миссионерское Общество пресвитерианской иностранной миссии (Presbyteirian foreign Mission Society) иди-как оно раньше называлось-Общество запасных иностранных миссий (Western foreign Miss.Society) основано в 1845 году; ныне имеет 7 миссионеров в Либерии; расход его в 1900 году простирался до 1,000 марок.

30) Миссионерское Общество реформатских пресвитериан в Соединенных Штатах (Reformed Preshyterians tn the U. St.) учреждено в 1859 году; ныне оно содержит на свои средства 28 миссионеров-в Сирии, Китае и южной Америке; в 1884 году на нужды миссии израсходовало- 51,919 марок. Орган его: Our Banner for Clirist’s crown and covenant, Philadelphia.

31) В 1876 году, в C. Луи было основано миссионерское общество- Cumberland Presbyterian Church, своей задачею оно поставило служение внутренней и внешней миссии; ныне имеет 19 своих миссионеров в Индии и Японии; в 1884 году оно израсходовало на внутреннюю миссию- 67,965 марок и на внешнюю-62,390 марок; а на обе миссии вместе 130,355 марок; в 1900 году его расход на миссии простирался до 210,000 марок. Орган его: Missionare Record.

32) Женское отделение этого общества- Women’s Board of foreign Missions of the Cumberland Presbyterian Church,-основанное в 1879 году, израсходовало на нужды миссии в 1884 году 23, 926 марок. Кроме того, оно приготовляет в миссионерские школы учительниц, а в госпитали- сиделок.

33) В 1878 году в Гаррисбурге ресторанами было открыто миссионерское общество-Board of Commissioners for foreign Missions of the reformed Church ia ihe U. St.; оно имеет своих миссионеров преимущественно в Японии.

34) Миссионерское Общество пресвитерианской церкви в Канаде (Presbytherian Church in Canada) основано в 1844 году; содержит 38 миссионеров на о. Формозе, Новой Гебриде, Китае, Ост – Индии и Вест- Индии; имеет сбой миссионерский пароход – «John Кnох»; в 1884 году на нужды миссии израсходовало 147,000 марок, а в 1900 году-590.000 марок.

35) Reformed Presbyterian Church of Nova Scotia содержит миссию на ново-Гебридских островах; в 1884 году израсходовало на нужды миссии 43,704 марки.

36. Миссионерское общество методистской церкви в Канаде (Methodist Church of Canada) основано в 1824 году; в настоящее время оно содержит на свои средства 45 миссионеров в Индии, южной Африке, Канаде и Японии; расходы его на нужды миссий: в 1884 году-до 200,000 марок; в 1900 году-до 650,000 марок. Орган его: Сапаdian Methodist Missions Notices.

37. Evangelical Association, раньше называвшееся Обществом братьев Альбрехта,-основано в 1876 году; имеет своих миссионеров в Японии. При нем существует и его женское отделение.

38) Methodist Protestatu Church-основано в 1880 г., имеет миссию в Японии.

39) Женское отделение его-Women of the Methodist Protestatu Church-в 1884 году на нужды миссии израсходовало 5,520 марок.

40) Немецко-еванилическое миссионерское общество основано в 1883 году; содержит на свои средства миссионеров в центральной Индии.

41) Женское миссионерское общество – Women''s Union Mission Society – содержит 52 женщины в услужении миссиям в Индии, Китае, Японии, Кипре, Египте и в других местах; в 1884 году оно израсходовало-116.000 марок.

42) American Commission оп Native Missions. Общество это основано в 1883 году и состоит исключительно из туземцев.

43) В 1873 году квакеры основали Миссионерское Общество друзей; в настоящее время оно содержит 14 миссионеров (неординарных) в Китае, Японии, Индии, Сирии и на Ямайке; в 1900 году оно израсходовало на нужды миссии 160,000 марок.

44) Христианский Миссионерский Союз вместе с Скандинавским Миссионерским Союзом в Америке основаны в 1897 г.; имеют 62 миссионера в центральной Африке, Индии, Китае, Тибете, Японии, Сирии, Аравии и Вест-Индии; в 1900 году расход на эти миссии простирался до 500,000 марок.

Если принять во внимание еще пять небольших миссионерских обществ или-точнее-кружков, о которых, по их незначительности, я ничего не сказал, то всех американских миссионерских обществ оказывается 49; они содержат около 1,700 ординарных миссионеров и ежегодно расходуют на нужды миссий до 19,000,000 марок. Здесь кстати отметить факт, упоминаемый Варнекком и делающий честь американцам. Дело в том, что не только пожилые американцы, но и молодежь-американские студенты принимают живое и деятельное участие в распространении христианства среди язычников. „Евангелизация мира в настоящем поколении"-вот лозунг американской молодежи нашего времени. Еще в 1886 году американские студенты основали особое миссионерское общество-„Student volunteer missionary union” („Студенческая добровольная миссионерская уния»)- В последнее время число членов этого оригинального миссионерского общества возросло до 4,000 слившим.

VIII. Колониальные миссионерские общества:

1) Миссия Голландской реформатской церкви южной Африки, состоящая из четырех синодов, основана в 1857 г.; имеет 67 миссионеров; ежегодно расходует до 250,000 марок.

2) Миссия Кап-голландцев в Ньяссе основана в 1886 году; имеет 5 миссионеров; ежегодно расходует до 85,000 марок.

3) Конгрегационалистическая уния и миссионерское Общество в южной Африке основаны в 1877 году; имеют 21 миссионера и ежегодно расходуют до 17,000 марок.

4)Южно-африканское Миссионерское Общество Уэслиндской методистской церкви основано в 1883 году, содержит 40 миссионеров и расходует до 175,000 марок.

5) Австралийское Миссионерское Методистское Общество, основанное в 1855 году, содержит 20 миссионеров и ежегодно расходует на них до 266,000 марок.

6) Миссия пресвитерианской церкви Виктории, основанная в 1859 году, содержит 11 миссионеров и ежегодно расходует до 75,000 марок.

7) Реформатская церковь в Нидерландской Индии имеет 26 миссионеров.

8) Сангирская миссия, основанная в 1885 году, содержит 8 миссионеров.

9) Индийская Сантальская мисссия, основанная в 1867 г., содержит 3 миссионера и ежегодно расходует до 70.000 марок.

10) Бетелъская Сантальская миссия, основанная в 1875 г., имеет 2 миссионера и ежегодно расходует до 25,000 марок.

11) Индийская сельская миссия, основанная в 1893 году, ежегодно расходует до 200,000 марок.

12) Баптистская уния на Ямайке, основанная в 1849 г., содержит 24 миссионера и ежегодно расходует до 180.000 марок.

13) Баптистское Миссионерское Общество на Ямайке, основанное в 1856 году, содержит 6 миссионеров и ежегодно расходует до 34,000 марок.

14) Конгрегационалистическая уния на Ямайке, основанная в 1876 году, содержит 7 миссионеров и ежегодно расходует до 36,000 марок.

15) Уэслинская методистская церковная миссия востока, основанная в 1884 году, содержит 42 миссионера и ежегодно расходует до 118,000 марок.

16) Уэслинская методистская церковная миссия запада, основанная в 1884 году, содержит 16 миссионеров и ежегодно расходует до 330,000 марок.

Я не отметил здесь еще восьми менее значительных, хота и самостоятельных колониальных протестантских миссионерских обществ, так что всех их считается 21. Необходимо иметь в виду затем, что в протестантстве существует множество вспомогательных обществ, которые на дело миссии ежегодно жертвуют до 2,000,000 марок. Таким образом, по подсчету Варнекка, колониальные миссионерские общества содержат около 370 миссионеров и ежегодно жертвуют на нужды миссий среди язычников до 4,000,000 марок. Кроме того, я должен был бы указать Вам еще на целых девятнадцать протестантских обществ, которые поставили своей специальной целью-обращение евреев в христианство. Годовой расход этих обществ достигает 1,400,000 марок. В 1880 году миссионерами этих обществ было окрещено 630 евреев; а в течение всего XIX столетия в протестантство перешло 100,000 евреев.

Подводя же общий итог всем вообще протестантским миссионерским обществам, мы должны прийти к следующему заключению: всех протестантских самостоятельных миссионерских обществ-166; миссионерских тружеников 11,000 человек (в том числе: 4,700 ординарных, миссионеров, более 2,000-неординарных или помощников миссионерских; 8628 миссионерок; врачей миссионерских: мужчин – 496, женщин – 223; одних англичанок, служащих миссии в разных званиях- 3300); ежегодных расходов на нужды миссии до 65,000,000 марок. Мне припоминается при этом, как 24 августа 1892 года на миссионерском столетнем юбилее в Штутгарте протестантский миссионер Гессе самодовольно говорил: „Теперь мы можем подвести итог своей деятельности: четыре миссионерских общества в начале этого столетия теперь превратились в 140; 150 миссионеров- в 3,000; миллиона годовых доходов – в 40 миллионов; 50,000 обращенных – в 3,000,000; 10 туземных проповедников-в 3,000; 300 туземных помощников в 30,000. На 386 языках ныне читается св. Евангелие. Только в прошлом году нами было окрещено более 90,000 язычников» (Staats-Anzeiger f. Würtemberg, 1892, № 198 стр. 1321). В этих словах немецкого миссионера иного скорее недосказанного, чем пересказанного.

Кроме того, у протестантов есть еще многое множество союзов, братств, обществ, товариществ, которые они признают одним из радикальных средств для борьбы с общественными недугами и для достижения благотворных результатов внутренней христианской миссии. Эти учреждения у них соответствуют потребностям всякого возраста, пола, звания и общественного положения. Таковы, напр., у них первоначально появившиеся „ясли», „воскресные школы, исправительные приюты, сиротские дома, детские убежища, союзы призрения нищенствующих детей, рабочие колонии, дома трудолюбия, союзы подруг юных девиц, образовательные институты служанок, школы домоводства, Божий сундуки (Cotteskasten), приют для падших и брошенных, приют подкидышей; а есть множество таких обществ, название которых почти не поддается переводу на русский язык, напр., Kellnermission („миссия половыхъ»!), Soldafcenmission („миссия солдатъ»!), Eisenbahmnission, Kanalmission, Bahnhofsmission, Secmannsmission и т. д. Есть у них благотворительные общества, которые ставят своей целью в пользу бедных собирать негодные и никому ненужные вещи: кости, тряпки, старые газеты, окурки папирос, сургучные печати на конвертах и т. п. Есть различные „общества вспомоществования» (Fürsorge für Flusschiffer, Sachsengänger, Ziegelar- deiter, Kanalarbeiter, Eisenbahnartbeiter), общества народных кофеен, столовых, ночлежных домов, дешевых квартир и т. д. и т. д.

В учреждении такого рода товариществ и союзов которые могут быть делом простой гуманности, сказалась вся особенность протестантизма, который с самого начала своего существования более вперял сбой взор к земле, чем к небу, и более интересовался жизнью социально-политической, чем религиозно-церковной, хотя в этом именно и состоит та магнетическая сила, которая влечет к нему лиц, не возвышающихся над мелочными потребностями временной жизни. Протестантской внутренней миссии и мы обязаны многими извращениями христианского учения о любви к ближним. Иначе,– откуда у нас могли взяться заботы об устроении театральных представлений и танцевальных вечеров с благотворительной целью? Как у нас могла явиться мысль о копеечной благотворительности и т. п?..

Не станем, впрочем, рассуждать здесь о том, на сколько протестантские воззрения на благотворительность уклонились от истинно-христианского учения, по которому добрые дела оцениваются не количественным критериумом, а качественным, т. е., внутренним настроением благотворящего и тяжестью приносимой им жертвы, равно как не будем высказывать своего мнения и о том, какую благотворительность, с христианской точки зрения, следует ставить выше-частную или общественную. В настоящий раз нас интересует главным образом вопрос о внешней миссии протестантства и-в частности- вопрос о тех способах, которыми пользовались и пользуются протестанты при распространении христианства среди дикарей. Мы обратим здесь свое внимание прежде всего на то, каким вообще характером отличается внешняя миссионерская деятельность протестантов.

Не только по своему характеру, но и по самому существу своему протестантская внешняя миссия резко отличается от миссии католической. В католической церкви царят железная дисциплина и централизация внешней миссии. Congregatio de Propaganda fide там является таким центральным учреждением, в руках которого сосредоточиваются все нити внешней католической миссии: от него исходят существенные указания всем миссионерским обществам, конгрегациям и орденам, в него же восходят все решительно сведения о состоянии миссий-о всех благоприятных и неблагоприятных условиях миссионерской деятельности, о способностях, поведении и трудах миссионеров, о социальной и политической жизни дикарей, об отношении к ним правительств, о деятельности протестантских миссионеров и т. п. Вследствие этого католическая миссия отличается единством и обдуманностью плана, целесообразностью, соответствием миссионерских сил потребностям дикарей; современною поддержкою Ватикана устраняются внешние препятствия; равномерно и сообразно нужде распределяются денежные средства. Ничем подобным не может похвалиться протестантская миссия. Она не имеет никакого объединяющего центра и потому все протестантские миссионеры действуют врозь; они не находятся в непосредственной связи даже с официальными представителями своего вероисповедания-лютеранскими консисториями или супер – интендантами и пасторами; их деятельность зависит исключительно от тех миссионерских обществ, которые им платят жалованье; а потому их положение чрезвычайно разнообразно; в деятельности их нет никакого плана и никакого единства: в одних местах их слитком много (напр., в излюбленных протестантскими миссионерами странах-Японии и Китае), в других они отсутствуют; подготовка миссионеров неодинакова; обеспечение их-то-же. Далее. Католические миссионеры проповедуют языческим дикарям только одно учение своей церкви. Истинно ли это учение или в некоторых пунктах ошибочно,-это-другой вопрос, главное,-что все дикари, обращенные в католичество, веруют одинаково, молятся Богу одинаково, руководствуются в своей нравственной жизни одними и теми же правилами. Протестантство, как это и свойственно человеческому учению, распалось на множество сект и вероисповеданий (в одной Америке их до 30-ти). Как мы видели, вожаки протестантских сект, еще при жизни Лютера, враждовали между совою до непримиримости. Так же враждебно по отношению друг к другу держат себя протестантские сектанты и в настоящее время. Их вероучения чрезвычайно различны и доходят до того, что отрицают одно другое. И протестантские миссионеры виновны в том, что христианское учение ныне распространено по всей земле в искаженном виде, в противоречивом изложении, часто с отрицанием существенных своих догматов, так что „Сын Человеческий, пришед, найдет ли веру на земле?» Известно, что швейцарские пасторы на своем съезде постановили не называть более Иисуса Христа Сыном Божиим. Неудивительно после этого, что протестантские миссионеры, раскрыв пред дикарями ложь идолопоклонства и язычества, не обратили их в христианство, а только толкнули их на путь религиозного индифферентизма и даже атеизма. Иначе чем объяснить то обстоятельство, что в тех областях, где действовали протестантские миссионеры разных конфессий, теперь среди бывших языческих дикарей царят грубый атеизм и крайняя нравственная распущенность? Лучшие из протестантов с самого начала сознавали, какой вред приносят их миссионеры, распространяя учение многоразличных, противоречивых и друг друга взаимно исключающих вероисповеданий,-и потону не раз на своих конгрессах выставляли требования, чтобы протестантская миссия среди язычников носила характер чуждый конфессионализма, чтобы она была интерденомициональною, чтобы учение Христа было распространено среди язычников в такой форме, на которой бы не отражался отпечаток сектантского понимания его. Разумеется, что такое требование было невыполнимо. В лучших случаях оно привело к тому, что многие протестантские миссионеры совсем перестали лично проповедовать, а заводили лить школы и грамотным язычникам раздавали сотня тысяч экземпляров Евангелия, переведенного на их родной язык, предоставляя каждому понимать его, как он находит истинным.

Первоначально распространение протестантства шло рука об руку с колонизацией тех новооткрытых стран, которые были захватываем! протестантскими государствами- Даниею, Англиею, Голландиею, Германиею и Швециею. В эти страны (особенно в Америку) во множестве переезжали европейские поселенцы, а вместе с ними появлялись здесь пасторы и протестантские миссионеры. Деятельность первоначальных протестантских миссионеров была небезукоризненна, особенно-в тех странах, которые сначала принадлежали католическим государствам-Португалии и Испании, а потом тем или иным путем перешли в руки протестантов. Питая к католичеству не только враждебность, но прямо фанатическую ненависть и нетерпимость, протестанты, подстрекаемые своими пасторами и миссионерами, воздвигали в колониях настоящие гонения на все, что носило на себе отпечаток католического воздействия: разрушали католические храмы и часовни или обращали их в свои кирки, насильственно изгоняли католических миссионеров и католическое духовенство, а туземцев-католиков перечисляли в протестантов всевозможных вероисповеданий. В тех же колониях, в которых еще не было католических прозелитов, дикарям просто приказывали быть протестантами и-только. Никакого предварительного наставления в истинах христианской веры, за незначительными исключениями языческие дикари не слыхивали. Поэтому нередко происходили кровавые столкновения, оканчивавшиеся с одной стороны умерщвлением многих протестантских миссионеров, а с другой-истреблением целых поселков языческих дикарей. Не говорю уже о многочисленных случаях возвращения крещенных дикарей к прежнему язычеству.

Иной характер приняла протестантская миссия с тех пор, как была уничтожена торговля невольниками, отменено рабство и негры объявлены „свободными гражданами». С этого времени и протестантские миссионеры начали видеть в дикарях человеческое достоинство, стали признавать их своими братьями. На первом месте теперь была поставлена забота об улучшении условий внешней жизни „меньших братьев». На помощь шли протестантские европейцы и разбогатевшие американские фермеры. Появилось множество указанных уже иною миссионерских, в сущности – благотворительных только, обществ с громадными капиталами. Сущность христианства, согласно учению многих европейских рационалистов и гуманистов, была усматриваема только в морали и благотворительности; а потому и протестантская миссия поставила своей задачею-главным образом – устроение благотворительных заведений: школ, сиротских и вдовьих домов, больниц и госпиталей, богаделен, „яслей», ночлежных приютов, бесплатных и дешевых столовых, Божиих сундуков, народных читален и библиотек, народных театров, различных попечительству обществ, товариществ и т. п. Так как протестантство не требует от своих исповедников никаких подвигов и жертв, никаких лишений и ограничений, не требует даже постов и не обременяет своими богослужениями, то указанные благотворительные заведения протестантов служили, да и ныне служат, для языческих дикарей чрезвычайно сильною приманкой; дикари переходят в протестантство ежегодно десятками тысяч и, конечно, предпочитают его католичеству. Жаль только, что, записываясь в число протестантов в громадном числе, дикари не перестают быть язычниками и не могут быть называемы, собственно, христианами. Не говорю о тех, которые, под влиянием протестантских миссионеров, стали равнодушными к религии и вере в Бога вообще.

Здесь место указать на количественные результаты протестантской миссионерской деятельности среди язычников во всех частях света. Для этого мы последуем тем же путем, каким шли и для ознакомления с деятельностью миссионеров католических.

В Азии протестантские миссионеры раньше всего направили свое внимание на магометан, проживающих в Турции и Персии, и потому поселились было в Константинополе, Иерусалиме и Бейруте. Но турецкое правительство не отнеслось к их деятельности с особенным сочувствием; а потому здесь они почти не достигли никаких результатов. В так называемой Британской Индии в качестве первых протестантских миссионеров, как мы знаем уже, в 1706 г. появились посланцы датского короля-Варфоломей Цигенбальг и Гейнрих Плючау, а затем и Швартц. С 1793 года английские баптисты прислали сюда своих миссионеров. Затем, когда англичане захватили в свои руки чут ли не всю Индию, в ней начали распространять христианство миссионеры всех английских миссионерских обществ. С 1840 года Индия стала страной открытой для пропаганды всех вер и исповеданий не только христианских, но и языческих. Тогда прибыло сюда иного и немецких миссионеров. В Китае протестантские миссионеры, американцы, стали распространять христианство с 1807 года; за ними последовали англичане (Морризон, Мильне, Г. Тэйлор) и немцы (Лехлер). Грубое обращение их с китайцами нередко вызывало кровавые восстания; но европейская гуманность сглаживала допущенные шероховатости миссионеров. В Японии только с 1853 года был открыт доступ как европейцам вообще, так и протестантским миссионерам в частности. В настоящее время состояние протестантской миссии в Азии представляется в таком виде: а) миссионерских станов-1,632, миссионеров-8,441 (европейских-2,632, туземных-5,809); школ-10,768, учащихся в них-413,428; дикарей обращенных в протестантство- 1.758,000 (а именно: в западной Азии-75,000, в Британской Индии с Цейлоном-1.000,000, задней Индия-6,000, в Малайском Архипелаге – 390,000, в Китае с Кореею-222,000 и в Японии – 65,000). – Насколько, впрочем, трудно доверять этим округленным числам,-можно судить по следующему: в одной и той же статье проф. Варнекка на стр. 165 (Realencyklopädie von Herzog, 1903, т. XIII) сказано, что всех обращенных в протестантство в Азии ныне состоит на лицо 1.758,000, а на стр. 118 их оказывается уже 1.583,796. Разница всего только на 174,204 человека. Чему же верить?

Африка, благодаря непроходимым пустыням Сахары на севере, Аравии и Эфиопии-на востоке, малоизвестная, при незначительном развитии мореплавания, со стороны своих южных пределов, долгое время в представлении европейцев казалась мифической стороной, населенной исчадиями сатаны-полуживотными, полулюдьми. В первый раз христианские миссионеры, снаряженные парижским миссионерским обществом, появляются здесь только в 1804 году. Но за то двадцать лет спустя сюда стеклось так много всевозможных миссионеров, что Африка обратилась, можно сказать, в настоящую толкучку, на которой встречались представители всех христианских вероисповеданий. Восточная и центральная Африка, северная Африка, восточноафриканские острова с Мадагаскаром во главе,-местности западной Африки: Сенегамбия, Сиерра Леоне, Либерия, Золотой берег, Нигерия, Камеруна, Конго, Ангола-все это превратилось в арену деятельности христианских миссионеров-методистов, просвитериан, анабаптистов, квакеров, пуритан, гернгутеров и т. п. Как и в других местах обитания дикарей, протестантская миссия достигла здесь осязательных результатов только после уничтожения торговли невольниками и рабовладения, а особенно – во второй половине прошлого столетия. В настоящее время состояние протестантской миссии в Африке представляется в таком виде: она имеет –1,070 миссионерских станов, 1,275 миссионеров-европейцев и 890 миссионеров-туземцев, 4,718 школ и 307,357 учащихся в них (в том числе 98,766 девиц) и 1.127,000 обращенных в протестантство дикарей (а именно в западной Африке-180,000, в южной Африке-610,000, на Африканских островах-254,000, в восточной центральной Африке – 60.000 и в северной Африке – 23,000). Здесь Варнек впадает еще в большее самопротиворечие, чем в статистике миссии азиатской. Здесь, в одном месте (стр. 158) он утверждает, что дикарей Африки, обращенных в протестантство, на лицо состоит 1.127,000, а в другом месте (стр. 111) насчитывает их только 699,899. Разница, как видите, незначительная: на 327,101 человека!..

Как первоначально распространялось христианство в Америке,-это достаточно известно. Его принесли сюда колонисты, явившиеся заселить и эксплуатировать новооткрытую страну, о которой мореплаватели, открывшие ее, распространяли в Европе баснословные рассказы. Первыми христианскими миссионерами в Америке были католики. Из протестантских миссионеров знакомый нам уже англичанин Джон Элиот прибыл в Северную Америку в 1646 году. Он-то обратил внимание своих земляков на необходимость христианской миссии в этой стране, последствием чего было учреждение в Лондоне Англиканского миссионерского общества (в 1747 году. Датский пастор Ганс Эгеде отправил миссию в Гренландию в 1721 г.; продолжателем его был Матфей Стах, открывший миссию братской общины (в 1733 году). В это же время (с 1732 года) протестантские миссионеры, отправленные „Обществом братьев» (см. выше), весьма энергично распространяли христианство на принадлежавших Дании малых Антильских островах (о. св. Фомы и др.). С 1771 года в Америку прибывает целая армия методистов и пуритан, которые, в качестве христианских миссионеров, действовали с фанатической ревностью; с 1786 там уже появились гернгутеры, с 1813 года-анабаптисты и просвитериане. Здесь, как и в других языческих странах, успехи протестантской миссионерской деятельности стали быстро увеличиваться опять-таки лить со времени уничтожения рабовладения. В 1860 году в одной южной Америке баптистские миссионеры насчитывали 525,000 индейцев, обращенных ими в христианство и существовавших в то время на лицо. В настоящее время, как уверяет Варнекк, все население Америки исповедует христианскую веру, при чем дикари, проживавшие в северной Америке, за исключением Мексики, обращены преимущественно в протестантство, а в южной-почти исключительно – в католичество. Что же касается современного состояния протестантской миссии в Америке, то оно представляется нам в следующем виде: миссия имеет 861 миссионерский стан, 463 миссионера, 517 школ, 58,707 учащихся в них и 8,375,000 чел, обращенных из язычества в протестантство (а именно: в Гренландии, Лабрадоре и Аляске-20,000, в Канаде-42,000, индейцев в С. Штатах-75,000, негров в С. Штатах-7.225,000, китайцев и японцев в С. Штатах – 3,000, в Вест- Индии- 810,000 и в центральной и южной Америке – 200,000). Здесь Варнек также впадает в самопротиворечие, допустив в указании числа обращенных в протестантство разницу на 336,300 человек!

Путь в Океанию, как я и сказал уже, протестантским миссионерам проложил известный мореплаватель Кук в 1779 году. Но первые шаги протестантских миссионеров здесь были неуверенны и ошибочны. Лондонское миссионерское общество отправило своих веропроповедников на о.о. Товарищества и Тати в 1797 году; за ними вскоре последовали туда и методисты. На о.о. Гавайи и Сандвичевых протестантство распространяли с 1820 года миссионеры Американского Board'a; через 50 лет (в 1870 году) они объявили, что на их островах не осталось ни одного язычника и что им там нечего было уже делать; но они жестоко ошиблись: неутвержденные в христианской вере островитяне тот час же возвратились к своему прежнему язычеству, как только убедились, что миссионеры оставили их острова. В Меланезии христианство распространяли веропроповедники меланезийской миссии (см. выше) уже с 1849 года. Впрочем, там действовали и другие миссии, напр., Утрехтская. На всех трех архипелагах Микронезии (Гильбертовом, Маршальском, Народишком) еще с 1852 года трудились над обращением язычников в христианство миссионеры Американского Board’a и Лондонскаго Общества; в Австралии- Гагенауэр и другие члены Общества братьев; в Новой Зеландии-методисты, северо-немецкие миссионеры, просвитериане и веропроповедники Германебургской миссии. В настоящее время состояние протестантской миссии в Океании представляется в таком виде: миссия имеет- 207 миссионерских станов, 122 миссионера, 2,917 школ, 71,437 учащихся в них, 303,500 обращенных в протестантство островитян (а именно: в Полинезии-198,000, в Меланезии – 55,000, в Микронезии-22,000 в Австралии-3,500 и в Новой Зеландии-25,000). Здесь Варнек опять впадает в противоречие самому себе, утверждая (на стр. 125), что всех обращенных в протестантство островитян в настоящее время – 278,000 (вместо 303,500), т. е., допускает разницу на 25,500 человек!..

Подведем теперь итог всем указанным нами статистическим данным относительно современного состояния внешней протестантской миссии: все протестантские миссионерские общества ежегодно расходуют на различные миссионерские нужды – до 65.000,000 марок; протестантская внешняя миссия имеет: 3,770 миссионерских станов, 10,301 миссионера, 18,920 миссионерских школ, 850,929 учащихся в них и 11.563,500 обращенных в протестантство язычников!

Пуст эти цифры не совсем верны; пуст они будут даже несколько преувеличены (мы имеем основание утверждать это); во всяком случае внешняя протестантская миссия представляет громадную материальную и нравственную силу, с которой считаться не легко. А к этому нужно прибавить еще, что не только наша интеллигенция, но и низшие слои населения, особенно городские жители, не исключая ни мещан, ни прислуги, ни фабричных мастеровых, почти в большинстве, живут и мыслят уже по протестантски и настроены в пользу протестантского учения, которое, как учение человеческое, легко примиряется и с рационалистическими воззрениями, их с похотливою чувственностью, не требуя от своих последователей ни жертв, ни подвигов, ни лишений. Не надо закрывать глаз, чтобы не видеть того, что у нас уже очень и очень многие, именующиеся пока православными, легкомысленно относятся к уставам Церкви Православной, к ее заповеди о постах, к ее обрядности и богослужениям. Не надо затыкать ушей, чтобы не слышать того змеиного шипения, которое все чаще и громче раздается со стороны нашей интеллигенции, а еще более со стороны нашей атеистической и вакханальствующей печати против католического строя нашей церкви, против нашего церковного управления, против церкви „синодской». Такое настроение немалой части нашего общества может только облегчать путь протестантству к нам, как оно же содействовало у нас распространению толстовщины, пашковщины, штунды, баптизма, духоборчества и других подобных им сект протестантского пошиба... Но рядом с протестантством стоит ведь и другой наш непримиримый враг-пропаганда католичества, – враг, как мы видели, не менее могущественный, не менее энергичный, не менее опасный, чем и миссия многоголового протестантства.

С чем же и как мы встретим этих врагов, вели им дало будет право свободной пропаганды среди православного русского населения?

Ставлю этот вопрос не для того, чтобы запугивать трусливых, а для того, чтобы возбудить борцов неустрашимых... Если, как сказано, мы не должны закрывать глаз и затыкать ушей, то не должны опускать и рук. Не хорошо закидывать голову навал, но и не следует опускать ее на грудь. „Хочешь мира, готовься к войне»! Этот афоризм может иметь свое значение не только по отношению к политике, но и по отношению к воинствующей Церкви Христовой. Настал час, когда нужно бодрствовать и готовиться к борьбе. „У кого нет, продай одежду сбою и купи меч (Лк. 22, 36).

* * *

1

Дли подтверждения сказанного привожу факт, сообщаемый газетами.(левыми газетами, впрочем, замотанный); слесарь Петров вошел в храм св. Троицы в Галерной Гавани (в Петербурге, русской столице) во время священнослужения, не снимая фуражки, прошел к амвону; на глазах при­сутствующих вынул портсигар с папиросами и закурил; затем начал произносить бранные слова по адресу священника, поносил нецензурными словами религиозные обряды... Отчего ничего подобного но случалось в синагогах, костелах, кирках?..

2

Заканчивая сбой рассказ о царствовании Феодора Иоанновича, Карамзин говорит, напр., следующее: «Упрекая россиян суеверием, иноземцы хвалили однако же их терпимость, которой мы не изменили от времен Олеговых до Феодоровых и которая в наших летописях остается явлением достопамятным, даже удивительным»...

3

Я, мало знающий Петербург, насчитываю здесь целых 17 протестантских кирок.

4

Подробнее о наполеоновцах можно читать в сборнике Кельсеева стр. 135–137.

5

Исторические данные из жизни этих школ иною заимствованы преимущественно из Wetzer nud Welté's Kirchenlexikon; статистические- из Missiones eatholicae cura S. Congregationis de Propaganda Fide, Romae.

6

Тала́р- верхняя длинная форменная одежда (у духовенства-ряса, кафтан).

7

Католические миссионерские общества, за исключением Лионского союза, вообще не публикуют о своих денежных средствах.

8

Привожу здесь эти статистические сведения для желающих сравнить состояние наших миссии в Китае и Японии с миссиями католическими в настоящее время.

9

В Европе католическая миссия вреди протестантов, греков; славян, русских, магометан и евреев в последнее время особенного успеха не имела.

10

Подробно по затронутому мною вопросу можно читать в брошюр Kabepay:» Warum fehlte der deulschen evangelischen Kirche des 16und 17 Jahrhunderts das volle Verständuiss fur die Missiousgedanken der heiligen Schrift? Breslau 1896. Срв. Zeitschrift für praet. Theol 1897. 1, cтр. 193–289 статью Drews’a-Die Auschauungen reformatorischer Theologen über die Heidenaission.

11

Трачевский, Новая История, т. I. стр. 489.

12

Сведения об этих обществах мною заимствованы: 1) из сочинения Варнека: Abriss einer Geschiehte der protestantischen Missionen von der Reformation bis auf die Gegenwart, Berlin, 1901; 2) его же: Protestantische Mission unter den Heiden (в Realencyklopadie Герцога 1903, т. ХIII); 3) Калькара Geschichte der chrietlichen Mission unter den Heiden, Giitersloh, 1877 истатьи: Mission (в Kirchenlexicon Ветцера и Вельте, 1883. т. Ѵ40;III).

Комментарии для сайта Cackle