протоиерей Тимофей Буткевич

III. Древне-церковное учение о первородном грехе, как источник зла в мире

Древние христианские писатели, в полном согласии с богооткровенным учением ветхого и нового завета, указывают на грехопадение прародителей, как на основной источник физического и морального зла, которое господствует в мире. К такими древним отцам и учителям христианской церкви, без сомнения, прежде всего принадлежат так называемые христианские апологеты: св. Иустин Мученик, Феофил Антиохийский, Тациан, Тертуллиан, Киприан, Ириней Лионский и др. На их-то учении мы и остановим теперь свое внимание.

Св. мученик (обезглавленный в Риме в 164 г. по Р.X, по повелению императора Марка Аврелия) в своем «Разговоре с Трифоном Иудеем», апологетическом труде, написанном в защиту христианства против иудеев, нередко ссылается на Божественное первооткровение о грехопадении прародителей. Между прочим, он доказывает ту мысль, что Христос был распят, претерпел страдания и смерть не по своей вине, но «за человеческий род, который чрез Адама подпал под смерть и прелесть змея»49. «Ибо Бог – говорит св. Иустин50 – желая, чтобы и ангелы были свободно-произвольными и самовластными, делая то, что каждый по своей силе может делать, таковыми их и сотворил, с тем, что, если будут избирать благоугодное Ему, Он сохранить их нетленными и не наказанными, если же поступят греховно, Он накажет каждого, как Ему угодно». «Злыми Бог не создал ни ангелов, ни людей»51 Иустин указывает на наказание, которым угрожал Господь Адаму за нарушение данной ему заповеди: «в он же день снесть от древа, в той умрет»52. О прообразовательном значении древа жизни он говорит, что «древо жизни, насажденное, яко же писано, в раю, имело знамение распятия на древе» Иисуса Христа. На основании повествования бытописателя, Иустин утверждает, что «змий в начале проклят от Бога» и что, по предсказанию пророка Исаии (27:1) «он, как враг, будет убит великим мечем, который есть Христос», потому что «этот змей был виною преступления Адама»53 Разъясняя смысл и значение библейского рассказа о том, что в пустыне Моисей повесил на древе медного змея для исцеления уязвленных змеями, Иустин говорит: «Сам (Бог)... чрез сего змея проповедал таинство, чрез которое являл имеющее быть разрушение силы змия бывшего виною преступления Адама»54 Этот змей у Иустина часто называется сатаною и диаволом55 Св. Иустин говорит о том, как после своего падения Адам хотел скрыться от Бога в кустах и как Господь спрашивал его: «Адам, где ты?»56 Вместе с тем он приводить слова Господа, произнесенные после грехопадения прародителей: «вот, Адам стал, как один из нас»57 Говоря о воплощении Сына Божия, Иустин замечает, что Иисус Христос «благоволил родиться, да чрез смотрение сие древлековарствовавший змий и уподобившиеся ему ангелы низложатся, смерть попрана будет»58. Кроме того, многие ссылки на Божественное первооткровение о грехопадении прародителей можно встречать также и в других местах названной апологии св. Иустина Мученика. Св. Феофил Антиохийский (+ около 176 – 186 г. по Р. X.) в своем апологетическом сочинении (Πρὸς Αὐτόλυϰον – в трех книгах) довольно часто и обстоятельно изъясняет богооткровенное учение о грехопадении прародителей, как источнике физического и морального зла, господствующего в мире. Вот некоторые из его рассуждений. «Звери – говорит он59 – изначала не были злыми, или ядовитыми, ибо ничего злого не было изначала сотворено Богом, но все было прекрасно; грех же человека испортил их, ибо с преступлением человека и они преступили. Если владыка дома хорошо ведет себя, то необходимо и слуги живут благочинно, если же господин согрешит, то и слуги также будут грешить; таким же образом произошло и то, что с согрешением человека, который есть господин всего, и служащие ему твари уклонились к злу. Но когда человек опять возвратится в сообразное со своею природою состояние, тогда и те животные восстановятся в первоначальный образ кротости».

В частности о древе познания добра и зла и о грехопадении первых людей св. Феофил рассуждает таким образом60 «Дерева жизни, и дерева познания не было нигде (на земле), кроме одного рая... Прекрасно было само по себе дерево познания, прекрасен был и его плод. Ибо не оно, как думают некоторые, было смертоносно, но преслушание заповеди... Бог не по зависти, как думают некоторые, запретил Адаму есть от дерева познания. Но Он хотел испытать его, будет ли он послушен его заповеди... И отец иногда повелевает своему сыну удаляться от чего-либо, и если сын преслушает отеческое повеление, то подвергается наказанию за непослушание; не самые те вещи наносят ему удары, но непослушание приносит наказание непослушному. Так и первозданного, непослушание подвергло изгнанию из рая не потому, чтобы в дереве познания заключалось что-либо злое, но за непослушание человек претерпел труд, печаль, болезнь и, наконец, смерть».

На вопрос, каким образом содеянный грех мог иметь своим последствием смерть человека? – св. Феофил дает следующий ответ61 «Кто-нибудь спросит нас – говорит он – смертным ли по природе сотворен человек? – нет. Значит – бессмертным? Не скажем и этого. Но скажет кто-нибудь: и так, он сотворен ни тем, ни другим? – и этого не скажем. Он сотворен по природе ни смертным, ни бессмертным. Ибо если бы Бог сотворил его вначале бессмертным, то сделал бы его богом; если же наоборот сотворил бы его смертным, то Сам оказался бы виновником его смерти. И так, Он сотворил его ни смертным и ни бессмертным, но способным к тому и другому, чтобы, если устремится он к тому, что ведет к бессмертию, исподняя заповедь Божию, получил от Него в награду за это бессмертие; если же уклонится к делам смерти, не повинуясь Богу, сам был бы виновником своей смерти. Ибо Бог создал человека свободным и самовластным».

Вообще, впрочем, нужно сказать, что факт грехопадения прародителей в том самом смысле, как он изложен в книге Бытия (гл. 3.), для Феофила стоит, вне всякого сомнения, и подтверждение его он видит не только в истории, но и в настоящем состоянии всего окружающего нас мира. «Что это истинно – говорит он62 – показывает самое дело. Не видим ли болезней, которые терпят женщины при рождении детей, и как после того они забывают свою скорбь, чтоб исполнялось повеление Божие и род человеческий плодился и размножался? Не видим ли также осуждение змея, как он, проклятый, ползает на чреве и ест землю, чтоб и это служило доказательством того, что я сказал выше?»

Известный христианский апологет 2-го века Татиан (он родился в конце первой или в начале второй четверти 2-го века по Р. X.) в своей «Речи против эллинов (Πρὸς Ἔλληνας), опровергая различные учения языческих философов и в том числе мнение Зенона, что «Бог есть виновник зла», на вопрос о происхождении зла в мире отвечает, имея несомненно в виду Божественное первооткровение. «Небесное Слово, Дух получивший бытие от Отца и Слово родившееся от разумного могущества, по примеру Отца родившего Его – говорит он63 – сотворило человека – во образ бессмертия, дабы как Бог бессмертен, так и человек, получивший причастие божества, имел также и бессмертие. Впрочем, Слово, прежде сотворения человеков, создало ангелов. Тот и другой вид творения создан свободным и не по естеству добрым, ибо это принадлежит одному Богу, .а люди могут делаться добрыми по свободному определенно воли своей, так что нечестивый по справедливости будет наказан, потому что сделался худым чрез себя, и праведник по достоинству получит похвалу за добрые дела, потому что он по свободе своей не преступал воли Божией. Таково дело по отношению к ангелам и человекам. Слово же, по своему могуществу имея в себе предвидение того, что имеет произойти не по определению судьбы, но от свободного произволения избирающих, предсказывало будущие события, останавливало зло запрещениями, и похвалою поощряло тех, которые пребывали в добре. И когда люди последовали одному ангелу, который по своему первородству был мудрее прочих, и приняли его вместо Бога, хотя он восстал против закона Божия, то могущество Слова отлучило от общения с Собою как начальника безумия, так и последователей его. Вследствие этого сотворенный по образу Божию оставляется высшим духом и делается смертным, а тот первородный за свое преступление и безрассудство стал демоном; вместе с ним и те, которые подражали ему и увлеклись его мечтаниями, составили полк демонов и по причине свободной воли преданы своему безумию».

В других местах этой же самой апологии Татиан выражается кратче, но гораздо точнее о происхождении зла в мире, при чем его мнение оказываются вполне согласными с повествованием бытописателя о грехопадении прародителей. Так, он говорит в гл. VIІ: «Мы сотворены не для того, чтобы умирать, но умираем по своей вине. Свободная воля погубила нас; бывши свободными, мы сделались рабами, продали себя чрез грех. Богом ничего худого не сотворено – мы сами произвели зло». В гл. ХII: «Они (демоны) в своем безумии увлеклись гордостью и возмутившись покусились восхитить себе божество». В гл. XVII: «Бог сотворил все в хорошем виде». В гл. XIV: «Если и есть вредоносное в тварях, это произошло вследствие греха нашего». В гл. XX: «Демоны лишились прежнего своего жилища – прародители изгнаны». Св. Ириней Лионский, ученик св. Поликарпа, епископа Смирнскаго (род. около 140 г. по Р. X.), в своем апологетическом творении Adversus haereses факт грехопадения прародителей понимает в совершенном согласии с библейским повествованием, признавая и те тяжкие последствия, которые грех Адама причинил всему роду человеческому. В книге III, гл. 22. пар. 4. он говорит: «Ева, оказав непослушание, сделалась причиною смерти и для себя, и для всего рода человеческого»; гл. 35: «В осуждение за грех муж подвергся скорби и земному труду... а жена также трудам, и воздыханиям и болезням рождения». Первородный грех Ириней признавал привносимым в мир вместе с человеческою природою, почему и пишет (кн. II, гл. 22): «Он (Христос) пришел спасти Собою всех, которые чрез Него возрождаются в Бога – младенцев, детей, отроков, юношей и старцев». В этом же творении он осуждает мнение офитов, которые думали, что человек будто бы достиг познания истинного Бога только чрез нарушение заповеди и что следовательно ум его не только не помрачился, а напротив еще обогатился высшим познанием, ибо в образе змея им руководила будто бы совершенная мудрость. Такое понятие о диаволе Ириней находит совершенно ложным и неверным, так как диавол, как падший дух, может делать только то, что он сделал вначале в отношении к прародителям, т. е., возмущать и увлекать ум человека к преступлению заповедей Божиих, помрачая вместе с тем сердца всех служащих истинному Богу, чтобы они забыли Его и поклонялись ему (диаволу), как Богу (кн. V. гл. 24). Что в лице Адама, как учит Божественное Откровение, согрешило все человечество – эту мысль развивает и доказывает, св. Ириней в кн. V, гл. 16. п, 3: «Мы в первом Адаме оскорбили Бога неисполнением Его заповеди, а во втором Адаме примирились с Ним, быв послушны даже до смерти, потому что не другому кому мы были должниками, а Тому, Чью заповедь приступили вначале». В той же книге гл. 17. Ириней пишет: «Чрез древо все мы стали должниками Богу». Возможность грехопадения он объясняет (кн. IV, гл. 37) дарованною людям свободою воли, вследствие которой даже теперь, в падшем состоянии, «во власти человека не повиноваться Богу и не делать доброго, хотя это причиняет ему не малый вред и ало». «Если кто не захочет следовать самому Евангелию, говорит Ириней (там же), это в его власти... Поэтому и Павел говорит: «все возможно, но не все полезно» (1Кор. 6, 12, 10, 23), показывая и свободу человека, почему и «возможно все», так как Бог не принуждает его, и выставляя последствие, чтобы мы не злоупотребляли свободою для прикрытия зла, ибо «это не полезно». Таким образом, по учению Иринея, хотя последствия грехопадения прародителей и весьма тяжки для человечества, но Господь однако же не отнял у людей способности и теперь следовать Его воле и совершать добро; ум человека помрачен первородным грехом; но не настолько, впрочем, что бы он не мог познавать истин Божественного Откровения, необходимых для спасения людей. Ясно, что признавая грехопадение первых людей историческим фактом, лионский святитель понимал его в истинном, библейском смысле, как понимает его и ныне Православная Церковь.

Тертуллиан (род. в Карфагене и там же умерший в сане пресвитера в 220 г. по Р. X.), подобно св. Иринею Лионскому, признает Божественное первооткровение о грехопадении прародителей во всем его историческом значении, и в факте этого грехопадения видит основной источник как физического, так и морального зла, господствующего в мире. По учению Тертуллиана, только один Господь наш Иисус Христос, родившийся сверхъестественным образом от Пресвятой Девы Марии по наитию Св. Духа, был свободен от первородного греха: все же люди, без исключения, усвоят этот грех чисто наследственным путем не только чрез свое рождение, но и в самый момента своего зачатия. В своей апологии, написанной в защиту христианства против иудеев (Adversus judaeos), в главе 2-ой, рассуждая о грехопадении прародителей, он останавливает особенное внимание своих читателей на значении данной Адаму заповеди. Заповедь эта была проста и легка для исполнения, но, понимаемая во всем её глубоком смысле, она имела для наших прародителей значение всего божественного закона. «В законе, данном Адаму, говорит Тертуллиан, мы находим завитыми все заповеди, которые впоследствии были раскрыты чрез Моисея, каковы: возлюби Господа Бога твоего... и ближнего твоего... Если бы Адам и Ева любили Господа Бога своего, то не поступили бы против Его заповеди; если бы любили ближнего, т. е., друг друга, не поверили бы убеждению змееву, и вслед за тем не совершили бы убийства над самими собою, потеряв бессмертие чрез нарушение заповеди; не совершили бы кражи, вкусивши тайно от плода древа и стараясь укрыться под древом от лица Божия; не сделались бы причастниками лжесвидетельствующему диаволу, поверив ему, что будут яко бози (Быт. 3:8), и таким образом не оскорбили бы Отца своего Бога, Который произвел их от персти земной, как бы от чрева матери; наконец, если бы они не пожелали чужого, то не вкусили бы от плода запрещенного». Таким образом, хотя заповедь, данная Богом прародителям сама по себе была легка и удобоисполнима, так как не требовала больших жертв, и исполнение её соединялось с воздержанием от не существенно необходимого, тем не менее, нарушение этой легкой заповеди было тяжким грехом как потому, что заповедь была сама по себе легка, так и потому, что неисполнение её соединялось с нарушением всех заповедей закона Божия.

Древне-александрийские христианские писатели – Климент и Ориген, увлекаясь толкованием Филона, понимали, как мы видели, библейское повествование о грехопадении прародителей не в собственном смысле, а в аллегорическом. Но это понимание относилось только к внутреннему смыслу заповеди и её нарушению, а не к самому факту грехопадения, который и они понимают как факт исторический, ставший источником появления и распространения зла, господствующего в мире; они приписывают этому факту только другую форму, другой характер, чем как представляет его библейское повествование, они искажают только его смысл, но не отвергают его исторического значения, без которого нельзя объяснить наклонности человека к греху, прирожденной его природе. Александрийские богословы также учили, что прародители, обладая по природе свободною волею, нарушили заповедь Божью и чрез то подверглись наказанию Правды Божьей в виде тяжелых трудов, скорбей, болезней и смерти, что вместе с наследственною склонностью к греховной жизни перешло и на все их потомство.

Наконец, вполне согласно с Божественным Откровением учили о грехопадении прародителей, как об источнике физического и морального зла в мире, и все последующие отцы и учителя христианской Церкви, как, напр., Василий Великий, Григорий Богослове, Иоанн Златоуст, бл. Феодорит, Афатсий Александрийский, Амвросий Медиоланский, Макарий Великий, Августин, Дамаскин и др., равно как и все православные богословы новейшего времени.

Отцы и учители христианской Церкви не только признают факт грехопадения прародителей в его полном историческом значении, но в своих творениях они предложили нам многие глубокомысленные и основательные разъяснения, способствующие правильному пониманию Божественного Откровения относительно этого события. Так, они опровергли все ложные учения и взгляды на это событие, высказанные различными современными им лжеучителями и еретиками, как, напр., манихеями, гностиками, энкратитами, офитами, пелагианами и т. п. Они доказали неверность мнения некоторых, бывшего, впрочем, довольно распространенным, будто бы в самом древе познания добра и зла заключалось нечто вредоносное для человека и погубившее его. Они всесторонне разъяснили нам, как на основании Божественного Откровения, так и на основании соображений человеческого разума, что виновником зла, господствующего в мире, был не Бог, как Творец мира, а сам человек, под влиянием искушений со стороны диавола злоупотребивший дарованною ему свободою. Наконец, со всею подробностью, путем глубокого психологического анализа, они раскрыли пред нами и те все последствия, которые повлекли за собою грехопадение прародителей, как в отношении к ним самим – их уму, сердцу и воле, их горестной и тяжелой жизни, исполненной скорбями, бедствиями и страданиями, так и в отношении ко всей окружающей нас внешней природе, уяснив нам, насколько это возможно для человеческого разума, и самый способ наследственного перехода всех последствий грехопадения Адама и Евы на их потомство. Учение отцов и учителей вселенской церкви, будучи частным пониманием, в то же время оказывается вполне согласным и с общим голосом или вероучением Православной Христовой Церкви, как оно выражено, напр., в Православном исповедании Кафолической Апостольской Восточной Церкви или в Послании восточных патриархов. «Веруем, – читаем мы в этом Послании64 – что первый человек, сотворенный Богом, пал в раю в то время, когда преслушал заповедь Божью, последовав коварному совету змия, и что отсюда распространяется прародительский грех преемственно на все потомство, так что нет никого из рожденных по плоти, кто бы свободен был от того бремени, и не ощущал следствий падения в настоящей жизни». «Поелику, говорится в православном исповедании кафолической апостольской восточной церкви65 в состоянии невинности все люди были в Адаме, то, как скоро он согрешил, согрешили с ним и все, и стали в состояние греховное, быв не только греху подвержены, но и наказанию за грех».

Впрочем, в настоящий раз мы не можем ставить своей задачей подробное раскрытие свято-отеческого учения о грехопадении прародителей, его характере, значении, исторической достоверности и всех последствиях его для человеческой жизни и жизни природы, так как это слишком отвлекло бы нас от прямого предмета нашего исследования. Но интересующимся этим вопросом мы особенно рекомендуем капитальный труд нашего знаменитого и глубоко-ученого богослова преосвященного Сильвестра скромно названный «Опытом Православного Догматического Богословия», в котором с надлежащей подробностью раскрыто святоотеческое учение о грехопадении прародителей и его последствиях.

* * *

49

Разговор с Трифоном Иудеем. Изд. 2-е М. 1829. Стр. 132.

50

Там же

51

Там же стр. 204.

52

Там же стр. 122.

53

Там же стр. 137.

54

Там же стр. 140.

55

Там же стр. 183.

56

Там же стр. 146.

57

Там же стр. 189.

58

Там же стр. 62.

59

Ad Autolic II, 27, в рус. Переводе Преображенского. М. 1867 г. стр. 205

60

Ad Autolic II, 25, в рус. Переводе стр. 211, 212–213

61

Ad Autolic II, 27, в рус. Переводе стр. 114.

62

Ad Autol. II, 23; в рус. Переводе стр. 210.

63

Гл. 7. В переводе Преображеского М. 1867. Стр. 18–19

64

У Преосв. Сильвестра «Опыт Прав. Догм. Богословия» Т. III. Изд. 2-е Киев, 1889. Стр. 461.

65

Там же стр. 460.


Источник: Зло, его сущность и происхождение / [Соч.] Прот. Т. Буткевича. - Харьков : тип. Губ. правл., 1897. - [2], XXII, 506, II с.

Комментарии для сайта Cackle