профессор Василий Александрович Соколов

Глава XI. Влияние иностранных протестантов на Англию при Эдуарде. Довершение дела религиозной реформы. Богослужение и обряды

Когда реформаторы Эдуардова правительства только ещё принимали на себя задачу выработать для английской церкви такую систему вероучения и культа, которая была–бы очищена от недостатков и злоупотреблений католицизма, на европейском континенте религиозная реформация была уже в полном разгаре. Там создалось уже целое поколение протестантских богословов, передовыми вождями и воспитателями которого были такие знаменитости, как Лютер, Меланхтон, Цвингли и Кальвин. Там давно уже определились те существенные вопросы, на которые протестантская теологии должна была обратить своё преимущественное внимание. Такие вопросы, как напр., об оправдании, о таинстве Евхаристии и т. п. были там предметом горячих споров и со всех сторон обсуждались на публичных диспутах. Не один раз предпринимались наконец и попытки свести к единству итоги реформы и создать протестантскую догматическую систему. Такие памятники, как Аугсбургское исповедание, Loci theologici и Institutio religionis christianae, ясно свидетельствуют о том, как далеко континентальная Европа опередила на пути реформы Англию, не ушедшую ещё пока далее своих шести членов. При таком положении дел, весьма естественно было ожидать, что религиозное движение, широко развившееся на континенте, не останется без влияния на Англию. Принимая на себя труд создать для своей церкви систему вероучения и культа, реформаторы английские невольно обращали свой взор туда, где уже очень многое в этом отношении было сделано. Вполне понятно было с их стороны стремление несколько поучиться у тех, которые в деле религиозной реформы были их предшественниками, подражать более или менее их действиям и в трудных случаях просить их опытного совета и руководительства. Между тем обстоятельства сложились таким образом, что и континентальные протестанты вынуждены были в данное время, более чем когда–либо, обратить своё внимание на Англию. Последние из сороковых годов шестнадцатого столетия были, как известно, весьма неблагоприятны для протестантов Германии. Это было время, когда император торжествовал свою полную победу над Шмалькальденским союзом, когда он силою оружия водворял в Германии религиозное единство, навязывая всем подчинение интериму. Большинство подданных императора не считало возможным сопротивляться требованиям победителя и беспрекословно принимало предписываемые ему формулы. Но находилось, конечно, не мало и таких, которые не соглашались ни за какую цену изменить своим религиозным убеждениям. На их долю выпадали преследования со стороны приверженцев старины, поддерживаемые авторитетом светской власти. Гонимые во всех пределах империи за свою протестантскую ревность такие люди естественно старались найти себе в Европе какую–либо страну, которая могла–бы послужить им приютом и дала бы им возможность спокойно трудиться для дела реформы. Английское правительство поспешило воспользоваться благоприятным случаем и предложило им свои услуги, надеясь приобрести себе в этих иностранных богословах ревностных и опытных пособников реформы, как скоро они переселятся на постоянное жительство в Англию. Архиепископ Кантерберийский обратился письменно к некоторым из них с приглашением от имени короля и, по его призыву, с первого–жу года Эдуардова царствовании началось переселение в Англию протестантских богословов Европы. В продолжении двух лет здесь нашли приют себе: Мартов Буцер, Петер Мартир Вермили, Павел Фагиус, Иоанн Аляско, Пьер Александр, Валерандус Поланус, Бернардин Охино, Кавальер, Тремеллио, Утенгофф, Анджело Флорио. По происхождению своему, люди эти принадлежали к различным национальностям; тут были и немцы, и итальянцы, и поляки, но за то все они были искренними сторонниками реформы. – По приезде в Англию, иностранные богословы встречали себе здесь самый радушный приём со стороны правительства и в особенности архиепископа Кантерберийского. Им тотчас же предоставлялись какие–либо общественные должности, которые давали им и материальное обеспечение и вместе возможность служить делу реформы. Одни из них стали напр., суперинтендентами и проповедниками в дозволенных правительством протестантских конгрегациях, составившихся из иностранцев–эмигрантов; другие получили бенефиции в английской церкви, а некоторые, как Мартир, Буцер, Тремеллио, и Фагиус, заняли богословские кафедры в университетах Оксфорда и Кембриджа 540. – Уже одно то, что заведомо известные протестанты призваны были в Англию и получили в ней видные общественные должности, ясно показывало, со стороны английского правительства сочувственное отношение к их религиозным воззрениям. Вполне убеждённые в таком сочувствии, иностранные богословы смотрели на своё переселение в Англию не только как на личное избавление от преследования в надёжном приюте под покровительством дружественного правительства, но вместе и как на миссию в интересах реформы. Они считали себя обязанными послужить как можно более приютившей их стране своими богословскими познаниями и своею протестантскою ревностью, чтобы и в Англии распространить тот свет истинного Евангелия, каким они считали идеи реформы. Университетские кафедры, доставшиеся в удел некоторым из них, давали им, конечно, полную возможность тотчас–же начать своё реформаторское служение и этою возможностью они не замедлили воспользоваться. Петер Мартир, сделанный профессором богословия в Оксфорде, начал свои чтения изъяснением первого послания ап. Павла к Коринфянам и, остановившись на одиннадцатой главе, постарался развить пред слушателями свои крайние протестантские воззрения на таинство Евхаристии 541. Такая смелая пропаганда учения, противного принятому тогда в церкви английской, сильно возмутила искренних сторонников католической догматики. Они подняли шум, обвиняли Мартира в противоречии церковным преданиям, в профанации святого таинства Евхаристии и вызывались на публичном диспуте опровергнуть его ложное учение. После разных проволочек, диспут состоялся наконец в мае 1549 года с дозволения тайного совета, который назначил своими делегатами и председателями на прениях епископа Линкольнского, канцлера университета доктора Кокса и некоторых других. Трешам, Чадзэй и Морган явились на этом диспуте защитниками католического учения против Мартира, который отстаивал следующие три положения: 1) в таинстве Евхаристии хлеб и вино не пресуществляются в тело и кровь Христа; 2) тело и кровь Христовы не присутствуют телесно (carnally or corporally) в хлебе и вине, или как некоторые выражаются под видом хлеба и вина; 3) тело и кровь Христа соединяются с хлебом и вином таинственно (sacramentally) 542. Какая из споривших сторон одержала победу на диспуте, это определить трудно, так как отзывы католиков и протестантов, проникнутые духом партии, диаметрально противоречат друг другу. Но для нас в настоящем случае важен не результат диспута, а самый факт его и та обстановка, при которой он совершался. Публичная защита Мартиром протестантских взглядов на Евхаристию ясно свидетельствует о том, что иностранные богословы в Англии считали долгом служить своими богословскими познаниями делу реформы. Предоставление им в этом случае полной свободы было уже достаточным доказательством того, что правительство не видело в их взглядах опасной ереси, которой следовало–бы заграждать все пути к распространению. Мало того, – католики жаловались, что правительственные делегаты на диспуте явно держали сторону Мартира и вообще оказывали свою поддержку приверженцах реформы. – Оксфордский диспут не был единственным, где–бы иностранные богословы выступали на публичную защиту протестантских воззрений. В августе 1550 года подобный–же диспут состоялся в Кембридже 543, где Мартин Буцер состязался с Сиджвиком, Юнгом и Перпом, защищая такие положения: 1) канонические книги Священного Писания вполне достаточны для наставления возрождённых относительно всего того, что необходимо для спасения; 2) нет никакой церкви на земле, которая бы не могла погрешать как в вероучении, так и в обычаях; 3) добрые дела могут быть совершаемы нами только после оправдания, а добрые дела, яко бы совершаемые людьми прежде оправдания, в существе своём суть грехи и лишь заслуживают гнев Бога. – Таким образом иностранные богословы, покровительствуемые правительством, защищали и распространяли протестантские вероучения и на университетских кафедрах, и на публичных диспутах, оказывая тем самым весьма существенную поддержку и содействие его реформаторским намерениям. Но этим только дело ещё не ограничивалось. Желая воспользоваться опытом и познаниями иностранных богословов, Эдуардово правительство старалось иногда привлечь их и к непосредственному участию в тех мерах, какие принимались им в духе реформы. Когда напр. составлена была так называемая книга общих молитв (the book of common prayer), содержавшая в себе новое чинопоследование Богослужения и совершения таинств на английском языке, архиепископ Кантерберийский поручил Шотландскому богослову Алессе перевести её на латинский язык и в таком виде передал её Буцеру и Мартиру, чтобы они сказали своё мнение об этом труде и сделали на него какие–либо замечания 544. Желание архиепископа было исполнено и в особых посланиях богословы высказали все то, что сочли нужным заметить по поводу книги, предложенной на их рассмотрение. – При составлении нового кодекса церковных законов Петер Мартир был даже назначен в число членов комиссии. На черновом списке итого труда можно видеть, что некоторые его отделы были вполне составлены Мартиром, а другие исправлены и усеяны заметками, писанными его рукою 545.

Благосклонное отношение английского правительства к идеям реформы и покровительство его иностранным протестантским богословам не могло, конечно, остаться не замеченным в Европе. Искренние сторонники реформации смотрели в этом случае на Англию с сочувствием и радостью; эта страна, предводимая её реформаторским правительством, казалась им обладающею всеми нужными условиями для того, чтобы сделать быстрые и решительные успехи в духе протестантизма. Не имея возможности принять непосредственное участие в церковном перевороте этой страны, подобно своим переселившимся в Англию сотоварищам, европейские реформаторы, остававшиеся на континенте, старались иногда хотя письменно выразить правительству Эдуарда своё сочувствие, поощрить его и расположить к дальнейшим более решительным преобразованиям. В таком именно смысле писал в октябре 1549 года Кальвин своё письмо к протектору 546.

Если судить по близким отношениям Эдуардова правительства к иностранным протестантским богословам, если, кроме того, принять во внимание, что эти богословы, по крайней мере наиболее видные из них, как напр. Кальвин, Буцер и Мартир, принадлежали по своим религиозно–церковным воззрениям к числу представителей протестантизма самого решительного, то можно было–бы предполагать, что и английская церковь, допустившая доселе в вероучениях и обрядах лишь очень немногие и незначительные уклонения от католицизма, пойдёт теперь гораздо далее по пути реформы и приблизится к кальвинизму, т. е. примет именно ту форму, какую считали наилучшею её иностранные советники и руководители. Но на самом деле этого не случилось. Реформаторское правительство Эдуарда, как ни покровительствовало иностранным богословам, как ни дорожило их советами и указаниями, во всяком случае не намерено было рабски подчиняться их авторитету. Ценя их опыт и богословские познания, как весьма существенную помощь себе при осуществлении своих реформаторских намерений, оно в то же время старалось сохранить в своих действиях достаточную долю самостоятельности, чтобы не навязывать Англии религиозную систему, предписываемую иностранцами, а выработать для неё такую, которая бы соответствовала её национальным потребностям и преданиям. Протестантское настроение не дозволяло этому правительству успокоиться на том, что было выработано в предшествовавшее царствование, но осторожность и умеренность в то же время побуждала его воздерживаться и от противоположной крайности. Оно не хотело сильной ломки, переворота слишком резкого и решительного, который бы порывал всякую связь с дорогими народу преданиями католицизма. Пересаживая на английскую почву те результаты, которые добыты были континентальною реформацией, оно выбирало из них только то, что представлялось ему потребным и пригодным, оставляя вместе с тем в неприкосновенности и многие остатки католической старены, которые, хотя и не мирились со стремлениями приверженцев коренной церковной реформы, привычны и дороги были сердцу народа. Оно старалось примирить по возможности и сопоставить в одной системе и реформаторские нововведения и старинные католические предания; в одно и то же время оно хотело быть и либеральным, и консервативным. Благодаря такому настроению Эдуардова правительства, деятельность его относительно вопросов религии отличалась некоторого рода двойственным характером. На ряду с мерами, обнаруживавшими, по–видимому, решительное стремление к дальнейшей реформе, следовали одновременно и такие, которые поставляли своей задачей сохранить, по возможности, и католическую старину. Мало того, даже в одной и той же мере дают иногда себя ясно заметить следы этих двух разнородных влияний. В обзоре всех религиозно церковных мероприятий Эдуардова царствования, мы найдём для этой мысли вполне достаточное подтверждение.

Первый же статут, постановленный в первом парламенте Эдуарда, разделяется на две половины, из коих под первою не задумался бы подписаться и сам папа, а вторая делает решительный шаг в духе реформы. В этом статуте 547 дело идёт о таинстве причащения, относительно которого, как мы видели, Англия оставалась ещё пока верною учению и обрядам католической церкви. От имени короля, статут прежде всего заявляет о необходимости единства и согласия между подданными, особенно по вопросам религии. Водворить такое единство король желал бы мерами кротости, чтобы подданные исполняли свои обязанности по отношению к Богу, государю и стране, руководясь не страхом, а любовью. Но в их среде встречаются такие невежественные и вместе кичливые и высокомерные люди, которые могут быть обузданы только страхом. Эти люди извращают священные установления и обращают их вместо пользы на погибель, что в особенности заметно по отношению к таинству причащения. Святое таинство это установлено Самим Спасителем, в доказательство чего статут рассказывает далее об обстоятельствах его установления почти буквально словами св. апостола Павла из первого послания к Коринфянам (11:23–27). Несмотря на Божественное происхождение этого таинства, находятся люди, которые по злобе своей или по невежеству относятся к нему презрительно, пользуясь в этом случае, как поводом, теми злоупотреблениями, которые иногда допускались доселе некоторыми относительно Евхаристии. Эти люди оскорбляют святейшее таинство и издеваются над ним, не только делая его непочтительно предметом диспутов, но и в проповедях, речах, разговорах, стихах, песнях и комедиях, выражаясь об нем в таких скверных и непристойных словах, какое христианское ухо не может и слышать без отвращения. Постановлением настоящего парламента виновные в непочтительном отношении к таинству Евхаристии должны быть подвергаемы тюремному заключению и денежному штрафу, по усмотрению короля.

Иначе звучит вторая половина того же статута. Гораздо сообразнее, по её словам, с обстоятельствами установления таинства причащения Христом Спасителем и с практикою апостолов и первенствующей церкви за пять и даже более веков, чтобы всему христианскому народу таинство это сообщалось под обоими видами, т. е. и хлеба и вина, а не под видом одного только хлеба. Сообразнее также с установлением и практикою апостолов и первенствующей церкви, чтобы таинство причащения принималось не одним только священником, но и народом, присутствующим при его совершении. В силу этого, настоящий парламент постановляет, чтобы отныне во всех пределах королевства таинство причащения сообщалось всем под двумя видами, дозволяя уклонение от этого порядка только лишь в случае крайней необходимости. Священник, намеревающийся совершать таинство Евхаристии, должен, кроме того, по крайней мере, за день до совершения, извещать и увещевать народ к тому, чтобы и он должным образом приготовился к принятию таинства. В назначенный день, священник должен разъяснять присутствующим значение таинства и необходимость надлежащего приготовления к его принятию, после чего он не может без законной причины, отказывать кому–либо из желающих вместе с ним приступить к причащению. Таким образом, начавшись, по–видимому, в самом католическом духе, статут оканчивает уничтожением вековых обычаев католицизма.

В январе 1548 года, архиепископ Кантерберийский обращается с посланием к епископу Лондонскому, предписывая ему сделать известным содержание этого послания всем епископам, чтобы все они успели благовременно распорядиться по церквам своих епархий. В этом послании архиепископ заявляет, что лорд–протектор и другие члены королевского совета, руководствуясь некоторыми побудительными соображениями, определили, чтобы в праздник Сретении Господня народ не употреблял более зажжённых свеч при Богослужении. Запрещается также отныне употребление пепла в среду первой недели Великого поста и ветвей в неделю Ваий 548.

Ещё более резкого протестантского характера был приказ, изданный советом в феврале того же года на имя архиепископа Кантерберийского 549. В королевских внушениях, обнародованных по поводу визитации, говорилось в этом приказе, между прочим, было предписано устранять из церквей все те иконы, которые служат предметами суеверного поклонения, к которым совершаются пилигримства или приносятся пожертвования. Во многих местах королевства это предписание спокойно приведено было в исполнение; но во многих других возникли споры и волнения, которые усиливаются с каждым днём все более и более, при чем некоторые суеверные и своевольные люди удерживают в церквах иконы, явно злоупотребляемы, а другие восстановляют даже снова и те, которые были уже устранены во исполнение королевских внушений. Поводом к спору служит повсюду вопрос о том, злоупотребляется ли, в частности, та или другая икона, как предмет суеверного поклонения, или нет. Чтобы избежать споров и волнений и повсюду водворить спокойствие, следует изъять из употребления все иконы вообще, так как они вовсе не представляют собою предметов необходимых и без них церковь Христова благочестно существовала в продолжении многих лет. По желанию короля, протектор и совет теперь и предписывают архиепископу, чтобы он распорядился о немедленном устранении всех икон из церквей его епархии и предписал то же самое и другим епископам его провинции. При исполнении этой меры совет требует соблюдения должной осторожности, чтобы все могло совершиться спокойно, и не возбудило недовольства или волнения со стороны народа.

Царствование, начинавшееся установлением для всех причащения под двумя видами, отменою разных богослужебных церемоний и устранением иконопочитания, обещало по–видимому очень много в будущем для приверженцев коренной церковной реформы; но на ряду с этими реформаторскими мерами предпринимались одновременно и такие, которые сильно должны были разочаровать ревностных протестантов в их ожиданиях.

В феврале 1548 года появилась королевская прокламация 550, в которой, после обычных заявлений относительно необходимости водворения в королевстве полного согласия и единства в вероучении и обрядах, правительство жаловалось на то, что многие члены клира и миряне в приходских церквах и в других местах, по личному своему соображению, разубеждают народ относительно соблюдения разных старинных и обычных обрядов и церемоний, дозволяя себе в этом отношении некоторые нововведения по собственной своей фантазии. По соглашению с протектором и другими членами совета, король строго предписывает, чтобы никто не смел по своему личному произволу опускать что–либо, изменять или нововводить в обрядах и церемониях, употребляемых доселе в английской церкви, под страхом королевского гнева. Опущения и изменения и обрядах допускаются только те, какие были сделаны или имеют быть сделаны по предписанию королевской власти, или какие предписаны недавним приказом архиепископа Кантерберийского относительно свеч, и ветвей и т. д. Нарушители этой прокламации подвергаются тюремному заключению и другим тяжким наказаниям по усмотрена короля.

В одном из парламентских статутов 1548 года говорилось что королевские подданные, по бесконечной милости Всемогущего Бога и стараниями Эдуарда и отца его, уже просвещены, светом Евангелия и истинного Слова Божия, а потому разумеют, что один день или род пищи нисколько сам по себе не святее и не чище другого; что, по природе своей, все дни и все яства имеют равную святость и чистоту; что во все времена и за все роды пищи люди должны возносить благодарение Богу; что никакая пища не может осквернить христианина или когда–либо сделать его нечистым. Но некоторые из подданных короля пользуются таким знанием своим не для преуспеяния в добродетели, а для удовлетворения чувственности, и в последнее время более чем когда–либо прежде, пренебрегают тем воздержанием, которое обычно соблюдается в королевстве по пятницам и субботам, в кануны праздников и в особо назначенные времена постов. – Принимая во внимание, что благочестивое воздержание содействует добродетели и даёт духу человека перевес над плотью, желая с другой стороны оказать поощрение людям, занимающимся рыболовством и рыботорговлею, а также способствовать сохранению и размножению скота, король, по соглашению с лордами и общинами настоящего парламента, уничтожая все прежние постановления относительно поста, определяет, чтобы с первого мая 1549 года никто из подданных королевства, к какому бы полу и состоянию он ни принадлежал, не употреблял никакого мяса по пятницам и субботам, по постам, канунам праздников и вообще по всем тем дням, какие доселе считались постными, или какие впредь предписано будет считать таковыми. Нарушители этого статута должны быть подвергаемы денежному штрафу и тюремному заключению. – Несоблюдение установляемых парламентом постов дозволяется только тем лицам, которые получат на то особое разрешение от высшей власти, или которые находятся в каких–либо исключительных условиях, как напр.: людям очень старым, больным, беременным женщинам или родильницам, лицам военным, находящимся в таких местах, где затруднительно приобретение съестных припасов и т. п. 551

Таким образом, после протестантского вступления, статут оканчивается определениями самого католического свойства.

В подобном же духе постановляется и статут относительно праздников 552. Во вступлении его говорится, что все дни, сами по себе, не имеют никакого различия и ни один из них не отличается от других какою либо особенною святостью; говорится также, что служение мы должны воздавать только Богу, а не творениям Его, и святым такое служение не подобает. Но такие положения тотчас–же ограничиваются весьма существенным образом. Люди, заявляет статут, занятые своими обычными делами, не могут быть всегда готовы славословить Бога, слушать Его Божественное Слово и т. п., а потому необходимо отделить особые дни, которые могли бы быть посвящены всецело на служение Богу и добрые дела. В силу этого, парламент и предписывает соблюдать установленные им праздничные дни, которые далее и перечисляются. В перечне этом мы встречаем, по примеру прежнего времени, праздники не только Господские, но и Богородичные и в честь архангелов, евангелистов, апостолов, предтечи и всех святых. Нарушение этого статута подвергает виновного церковным наказаниям, исключая, впрочем, случаев крайней необходимости, а именно: земледельцы в период жатвы, рыболовы и др. в критическую пору своих промыслов могут работать и по праздникам.

Приведённые нами приказы и постановления с достаточною ясностью свидетельствуют о том, как далеко было правительство Эдуарда от мысли уподобить вполне реформированную церковь Англии тем образцам, какие были выработаны на континенте представителями крайнего протестантизма. Но при всей своей умеренности эти правительственные меры были все–таки несомненным шагом вперёд на пути реформы и, кроме того, ими ещё далеко не ограничивалось все то, что было в этом отношении сделано царствованием Эдуарда. Если настоящее реформаторское правительство Англии принимало на себя задачу совершить в возможной полноте то, что едва только затронуто было церковным переворотом прежнего царствования; то оно не могло, конечно, остановиться лишь на одних частных изменениях, касающихся того или другого отдельного пункта существующей религиозной системы, но должно было подвергнуть пересмотру эту систему во всей её целости, чтобы нечто_ целостное явилось и результатом его усилий. Такой пересмотр действительно и предпринимается, избирая прежде всего своим предметом область Богослужения и обрядов.

Совершение таинства Евхаристии, как пункт, наиболее выдающийся по своему значению в богослужебно–обрядовой области, остановило на себе первое и преимущественное внимание реформаторов. Некоторое весьма существенное изменение в этом отношении было уже, как мы видели, сделано парламентом, предписавшим сообщать народу приобщение под двумя видами; но при этом предписании ничего не говорилось о том, при какой богослужебной обстановке должно преподаваться приобщение, при каких словах или действиях народ должен приступать к святой чаше, которая до сих пор не была ему доступна, и вообще в каком отношении должно быть поставлено предпринятое изменение к прежнему чину католической мессы. Благодаря такому отсутствию определённых указаний, каждый священник действовал так, как ему представлялось лучшим, а потому при совершении литургии стало скоро господствовать в разных концах Англии чрезвычайное разнообразие, близко граничившее с беспорядком. Такое положение дел было, конечно, переходным и правительство вскоре же озаботилось о том, чтобы выработать такие богослужебные формы, которые могли–бы быть введены в качестве обязательных для всей английской церкви.

В ту же зиму, когда состоялось парламентское определение о приобщении под двумя видами, по распоряжению высшей власти составлен был комитет из прелатов и богословов для составления нового чинопоследования причащения. В состав комитета вошли оба архиепископа, епископы: Лондонский, Дургэмский, Уорчестерский, Норуичский, Ст. Асафский, Сальсберийский, Ковентри–Литчфильдский, Карляйльский, Бристольский, Ст. Давидский, Элийский, Линкольнский, Чичестерский, Герефордский, Уэстминстерский и Рочестерский и доктора: Кокс, Мэй, Тэйлор, Гэйнис, Робертсон и Редмайн. Принимаясь за осуществление возложенной на них задачи, учёные члени комитета, прежде всего, подвергли тщательному рассмотрению существующую практику Английской церкви, при чем для большего удобства составлен был ряд вопросов, на которые каждый из членов должен был представить свой письменный ответь 553. Вопросы эти формулировались таким образом: установлено ли таинство причащения так, чтобы один человек мог принимать его за другого, или каждый только за себя самого? Может ли принятие приобщения одним человеком приносить пользу другому? Что такое жертвоприношение Христа в мессе? В чем состоит месса по установлению Христа? С какого времени начался в церкви существующий в настоящее время порядок, чтобы священник один приступал к приобщению? Следует ли сохранять этот обычай в Англии? Следует ли сохранять этот обычай, чтобы священники нанимались совершать мессы за души усопших? Следует ли при совершении мессы читать для вразумления присутствующего народа Евангелие? Нужно ли совершать мессу на таком языке, который был бы понятен для народа? С какого времени начался обычай хранить освящённые дары в церквах и вешать их на возвышенном месте? Ответы членов комитета далеко не согласны между собою; некоторые из них составлены очевидно под сильным влиянием идей реформы, другие ревностно отстаивают старый порядок, а между ними стоят представители направления среднего, умеренного 554. Так как ни одна из крайних партий не взяла в данном случае решительного перевеса, то и результат трудов комитета носит на себе явный отпечаток компромисса. Королевская прокламация, изданная 8 марта 1548 года, вменила всей Англии в обязанность сообщать народу причащение не иначе как в той именно форме, какая теперь выработана была комитетом. От имени верховного главы церкви, эта прокламация заявляла, что, во избежание разногласия и разнообразия при исполнении состоявшегося уже парламентского определения о приобщении под двумя видами, по соглашению с протектором и советом, на будущее время предписывается во всех пределах королевства неуклонно следовать одной форме, которая при настоящей прокламации и прилагается. Убеждая подданных принять эту форму с надлежащею покорностью, король говорит далее в прокламации, что такой образ действий с их стороны будет для него поощрением к дальнейшим мероприятиям в духе реформы; он обращается наконец к ним с увещанием, чтобы они не давали простора своей личной ревности, но положились на него, так как он хорошо знает, какие именно реформы потребны согласно предписаниям Слова Божия, и искренно намерен осуществить эти реформы, при содействии протектора и членов совета.

Форма или чин приобщения 555. (The order of the Communion) начинается предписанием, чтобы священник в предшествующий праздник, или по крайней мере за день до совершения таинства Евхаристии, уведомлял о том прихожан, чтобы они приготовились надлежащим образом. В речи, которую он должен держать в этом случае к своим прихожанам, прежде всего выставляется на вид великое значение таинства и обильные благодатные последствия, какими оно сопровождается для тех, кто приемлет его достойным образом, равно как и великая опасность для приступающих к нему недостойно. Долг священника – убеждать своих пасомых, чтобы они помнили величие того предмета, к которому приступают, и хорошенько испытали свою совесть, чтобы явиться на Божественную вечерю в брачной одежде, требуемой Писанием. Они должны искренно раскаяться в прежней своей дурной жизни; исповедать пред Богом все свои грехи, содеянные хотением, словом или делом, по немощи, или по неведению, и со слезами просить у Него прощения, от всего сердца обещая исправление. Они должны примириться со всеми ближними своими, которых они чем–либо оскорбили, или которые их оскорбили, чтобы быть со всеми в любви. Если же кто–либо из них имеет какую ни будь тяжесть на совести и чувствует нужду в совете и утешении, пусть таковой обратится к священнику и исповедует ему тайно свой грех и скорбь свою, чтобы священник мог облегчить его совесть духовным советом и утешением и, как служитель Бога и церкви, дал ему разрешение. Речь заключается увещанием, чтобы люди, довольствующиеся общим исповеданием грехов, произносимым в церкви, не соблазнялись и не оскорблялись образом действий других, которые считают нужным прибегать в устной и тайной исповеди пред священником, равно как и наоборот, исповедующиеся тайно, чтобы не осуждали тех, которые считают достаточным собственное смиренное раскаяние и общее церковное исповедание. Пусть все руководятся любовью друг к другу и не судят мысли и поступки других, не имея на то дарованного от Бога права.

Чин самого причащения должен начинаться тогда, когда будет окочена месса, т. е. непосредственно затем, как причастится священник, при чем все прежние обряды и церемонии мессы не должны быть ни в чем изменяемы. Приготовление и освящение даров пусть совершается также, как это обычно совершалось и доселе; но по освящении чаши, наполненной вином с небольшим прибавлением воды, священник не должен потреблять всю её сам, а, сделав один только глоток, покрыть её и поставить на алтарь. – Приняв приобщение, священник обращается к тем, которые готовятся приступить к таинству, с увещанием, чтобы они припомнили слова св. ап. Павла к Коринфянам о том, с каким расположением нужно принимать тело и кровь Спасителя, и какие великие последствия имеет это таинство для приступающих к нему достойно или не достойно. Он убеждает их отказаться от греха, раскаяться в содеянном прежде, иметь искреннюю и живую веру во Христа и совершенную любовь ко всем людям, чтобы сделаться таким образом достойными причастниками таинства. Но всего более он внушает им быть благодарными к Богу за великие Его благодеяния, явленные людям в искупительной смерти Спасителя, для непрестанного воспоминания которых Он даровал нам Святое таинство, чтобы мы могли вкушать духовно тело и кровь Его для бесконечного себе утешения.

Затем священник предупреждает приступающих к приобщению, чтобы если в их среде есть какой–либо тяжкий грешник, не раскаявшийся в своём грехе, не дерзал бы он принимать тело и кровь Спасителя, чтобы не вселился в него, как в Иуду, диавол и не привёл его к погибели. – Сделав такое предупреждение, священник выжидает некоторое время, не удалится ли кто-либо из намеревавшихся приступить к приобщению, чтобы на такового действовать потом частными увещаниями наедине. Всех остальных, как искренно раскаивающихся во грехах своих, как готовых к исправлению и неуклонному следованию заповедям Божиим, священник приглашает приступить к таинству и, прежде всего коленопреклонённо исповедать пред Богом грехи свои. Все присутствующие преклоняют колена и кто–либо из них, или из членов клира, или священник, читает от имени всех общее исповедание грехов, содеянных помышлением, словом или делом, с выражением искреннего раскаяния и просьбою о милосердии и прощении. – После этого, священник обращается к народу и молит Господа, даровавшего церкви власть разрешать покаявшихся грешников от грехов их и возвращать в милость Отца небесного тех, кто истинно верует во Христа, – да умилосердится Он над сими кающимися, да простит и отпустит им грехи их, да утвердит и укрепит их в добре и да приведёт их к вечной жизни.

Послушайте, говорит далее священник, какие утешительные слова наш Спаситель Христос говорит всем тем, кто истинно обращается к Нему: приидите ко Мне все утруждающиеся и обременённые, и я успокою вас; (Мф. 11:28) так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3:16). – Послушайте также, что св. Павел говорит: верно и всякого приятия достойно слово, что Христос Иисус пришёл в мир спасти грешников (1Тим. 1:15.). Послушайте также, что св. Иоанн говорит: если бы кто согрешил, то мы имеем Ходатая пред Отцем, Иисуса Христа, праведника. Он есть умилостивление за грехи наши (1Ин. 2:1–2). Преклонив колена, священник произносит потом от лица всех приступающих к приобщению следующую молитву:

„Мы дерзаем приступать в сему столу Твоему, милосердый Господи, уповая не на свою собственную праведность, а на Твоя многообразные и великие милости. Мы не достойны даже собрать и крупицы под столом Твоим, но Ты – Господь, милость имеяй всегда. Даруй же нам, милосердый Господи, так вкусить плоть Твоего возлюбленного Сына, Иисуса Христа, и пить кровь Его в сем святом таинстве, чтобы мы непрестанно пребывали в Нем и Он в нас; чтобы греховное тело наше очистилось Его телом и души наши омылись Его драгоценною кровию”.

После этой молитвы священник встаёт и сообщает приобщение коленопреклонённому народу, сперва членам клира, если таковые имеются в числе причастников, чтобы они готовы были потом помогать священнику, а за ними и другим. Раздавая тело Христово, он каждому из причастников должен говорить следующие слова:

„Тело Господа нашего Иисуса Христа, преданное за тебя (which was given for thee) да сохранит тело твоё к вечной жизни“.

Раздавая кровь Христову каждому из причастников не более, как по одному глотку, он должен произносить:

„Кровь Господа нашего, Иисуса Христа, за тебя пролитая, да сохранит душу твою к вечной жизни“.

Если при причащении имеется диакон или другой священник, то он должен, для большей скорости, следовать с чашею за первым священником, чтобы один раздавал причастникам тело Христово, а другой приобщал их кровию. – По окончании приобщения священник обращается к народу и произносит отпустительное благословение, на которое народ отвечает; аминь.

Чин приобщения заключается двумя примечаниями для священника. В первом из них говорится, чтобы хлеб для таинства употреблялся такой, какой по обычаю употреблялся доселе, при чем каждый хлеб (т. е. опреснок) должен разламываться по крайней мере на две части, или более, по усмотрению священника, и таким образом раздаваться народу. Причащающиеся не должны думать, что в части они получают менее, чем сколько бы получили в целом; но в каждой из частей заключается все тело Спасителя нашего Иисуса Христа. – Во втором примечании говорится, что если, случайно, освящённого вина не хватит на всех тех, которые приступают к приобщению, священник должен обратиться снова к алтарю и благоговейно приготовить и освятить другую чашу, подобным же образом и третью, или более, по обычному чину латинской мессы, но без возвышения.

Когда составленный таким образом комитетом чин приобщения получил одобрение правительственного совета, он отпечатан был в достаточном количестве экземпляров и разослан по всем концам Англии с особым посланием, адресованным к епископу каждой епархии, за подписью архиепископа Кантерберийского и семи других членов совета. Послание это рассказывало сперва о состоявшемся постановлении парламента относительно приобщения под двумя видами и о том, что вследствие такого постановления назначен был комитет из учёных прелатов и богословов для составления однообразной формы, по которой бы совершалось приобщение во всей Англии. Теперь форма эта выработана и препровождается при настоящем послании к епископу, чтобы он разослал её по всем церквам своей епархии. Епископу правительство вменяет в обязанность следить лично и чрез посредство своих чиновников, чтобы приходские священники, по неблагонамеренности или по непросвещённости, не уклонялись от применения к делу формы, теперь предписываемой. Наступающий праздник Пасхи назначается сроком, с которого новый чин причащения должен быть повсюду введён в употребление. За неисполнение предписания епископы будут подвергаемы ответственности 556.

Нельзя, конечно, не признать, что новый чин приобщения был весьма существенным шагом вперёд в духе реформы. Вопреки вековому обычаю католической церкви, целая служба должна совершаться теперь на народном, английском языке, и притом такая служба, которая имела непосредственное отношение к самой существенной части христианского Богослужения, т. е. к совершению таинства Евхаристии. Мало того, за этой службой всякий желающий, по надлежащем приготовлении мог приступить к причащению и принять его не под видом хлеба только, но и вина. При всей важности такого нововведения, оно все–таки не было ещё смертельным ударом для старого, католического богослужебного порядка. Новый чин приобщения присоединялся лишь в качестве заключительной части к прежней латинской мессе, которая оставлялась в полной неприкосновенности со всеми своими молитвами и священнодействиями. Догматическая сторона литургии не подвергалась, следовательно, в настоящем случае никакому изменению, так как в католической мессе оставались в полной силе те молитвы и священнодействия, которые имели своим основанием учение о пресуществлении хлеба и вина в тело и кровь Спасителя. В самом чине приобщения, – в словах, произносимых при раздаянии тела и крови причащающимся, в коленопреклонённом положении причастников, ясно обнаруживалось, что составители и вводители этого чина далеки были от мысли видеть в Евхаристии лишь символ и воспоминание искупительной жертвы Спасителя. Как бы то ни было, но нововведённый чин приобщения представляет собою явление занимающее видное место в истории английской реформация; это была первая существенная попытка посягнуть на неприкосновенность католической литургии, проложившая путь дальнейшим, гораздо более решительным реформам; это был зародыш, из которого скоро развилась та самая литургия, какая и доселе употребляется англиканскою церковью.

Составление чина приобщения было только началом тех трудов, которые выпали на долю комитета прелатов и богословов. По распоряжению правительства, члены этого комитета явились 1–го сентября 1548 года, к королю, который в речи своей указал им, какие размеры должен принять их труд по реформе Богослужения. Желание верховной власти состояло в том, чтобы комитет составил такую книгу, которая бы вмещала в себе чин утренней и вечерней молитвы, порядок совершения таинств и вообще всех служб церковных 557; на него возлагалась, следовательно, задача, пересмотреть весь богослужебный чин, употреблявшийся тогда английскою церковью, и произвести в нем потребные реформы.

Католическое Богослужение того времени в Англии, как и во всех других странах Европы, не представляло в себе строгого единообразия. В разных концах королевства действовали свои местные уставы (use), в подробностях представлявшие между собою некоторые различия. Наиболее распространёнными из этих уставов были: Йоркский, Сальсберийский, Бангорский, Герефордский и Линкольнский 558. Принимаясь за осуществление своей задачи, члены комитета собрали все эти действовавшие в Англии католические богослужебные уставы и занялись их рассмотрением 559. Мы не имеем данных, чтобы составить себе понятие о самом ходе работ комитета, но до нас сохранился их конечный результат, получивший обязательное в английской церкви значение под именем книги общих молитв (The book of common prayer). Рассматривая эту книгу, мы можем получить ясное представление и о том, какими принципами руководствовались её составители и о том насколько им удалось осуществить эти принципы в самом труде.

В предисловии 560 помещённом при начале книги, выставляются на вид те побуждения, которые вызвали настоящую богослужебную реформу и которые потому служат для неё оправданием. Ум человеческий, говорится в этом предисловия, никогда не мог так хорошо что–либо придумать и так твёрдо установить, чтобы с течением временя не подверглось искажению. Это обнаруживается, между прочим, и в применении к общим молитвам церкви, обыкновенно называемым Божественною службою (divine service). Исследуя древних отцов церкви, можно убедиться, что установленный ими богослужебный порядок имел в виду единственно благую цель и споспешествование благочестию. Они предписали напр.: чтобы вся Библия, или большая часть её, прочитывалась однажды в продолжение года. При этом имелось в виду, чтобы с одной стороны, духовенство, благодаря частому чтению Слова Божия и размышлению над ним, совершенствовалось в благочестии и становилось способным назидать других в здравом учении и поражать противников истины; а с другой стороны, чтобы и народ, ежедневно слушая в церкви Священное Писание, успевал все более и более в Богопознании и воспламенялся любовью к истинной религии. По прошествии многих лет, этот установленный отцами порядок сильно изменился и оставлен в пренебрежении, благодаря внесению в Богослужение разных сказок и легенд; множества вопросов, стихотворных песней, повторений, напоминаний и т. пд. В настоящее время если начинается чтение какой–либо книги Библии, то из неё прочитывается всего три или четыре главы; а все остальное так и остаётся не прочитанным, как это бывает напр., с книгою прор. Исаии в течение Рождественского поста, или с кн. Бытия пред постом великим. – Апостол Павел высказывал желание, чтобы в церкви употреблялся пред народом такой язык, который был бы для него понятен, так чтобы слушающие могли получать назидания. В английской же церкви уже много лет служба совершается на непонятном для народа языке латинском, так что он слушает её только ушами, а сердце и ум его остаются без назидания. – Несмотря на порядок, установленный древними отцами, которые разделили псалмы на семь частей, (Nocturn) в настоящее время читаются из них очень немногие, а все остальные совершенно опускаются. Кроме того, в службу внесено такое множество разных правил и видоизменений, что иногда труднее бывает найти то, что следует читать, чем прочитать найденное, и одно только переворачивание книги представляется трудным и напутанным делом. – Для устранения таких неудобств теперь и составлен иной порядок, при коем чтение Священного Писания располагается в должном виде по понятному для всех календарю, а разные возгласы, ответы и т. пд., нарушавшие прежде стройное и последовательное чтение Писания, совершенно выбрасываются. Для должного пользования новым уставом предлагаются некоторые правила, очень немногочисленные и лёгкие для понимания. – Вводимый теперь порядок в молитвах и чтении Писания гораздо более согласуется с намерениями древних отцов, гораздо более полезен и удобен, чем тот, который употреблялся в последнее время. Он более полезен, потому что в нем уничтожено много таких вещей, которые или недостоверны, или бессодержательны, или основаны на суеверии; в нем предписывается читать только чистое Слово Божие, или то, что согласно с ним, и притом на таком языке и в таком порядке, какие вполне понятны и легки как для читателей, так и для слушателей. Он более удобен, потому что короче прежнего, яснее и сопровождается только немногими и лёгкими правилами. – В церквах королевства господствовало доселе чрезвычайное разнообразие в чтении и пении; одни следовали Сальсберийскому уставу, другие Герефордскому, или Венгерскому, или Йоркскому, или Линкольнскому. С настоящего времени все королевство должно будет следовать одному порядку. – Если, при всей ясности выработанного порядка, возникнут по поводу чего–либо в нем сомнения, недоумевающие должны обращаться за разрешением к местному епархиальному епископу, который пусть и предписывает какие–либо меры относительно возникших недоумений, лишь бы только меры эти не стояли в противоречии с чем–либо содержащимся в самой книге. Если–же и епископ не будет свободен от сомнений, то пусть он обращается за разрешением их к архиепископу.

Предисловие заключается несколькими указаниями относительно частных случаев богослужебной практики. Хотя и предписано, говорится здесь, чтобы все читалось и пелось в церкви на английском языке для назидания присутствующих, но если кто–либо станет совершать утреннюю или вечернюю молитву частным образом, то он может употреблять при этом и другой какой–либо язык, лишь бы он был для него понятным. Все священники и диаконы должны ежедневно совершать утреннюю и вечернюю молитву, частным образом или публично, если только не препятствуют им болезнь или другая какая-либо уважительная причина. Приходской священник, если он находится дома и если ничто ему не препятствует, должен совершать утреннюю и вечернюю молитву в церкви, приказывая пред началом её благовестить в колокол, чтобы и народ мог собраться слушать Слово Божие и молиться вместе с ним. За предисловием в книге помещались наставления о том, в каком порядке должны производиться чтения Священного Писания при Богослужении. Из этих наставлений мы узнаем, что книга псалмов должна прочитываться на утренней и вечерней молитве в продолжении каждого месяца. Ввиду этого она разделяется на части, так что, начинаясь при начале месяца, оканчивается к последнему его числу и в новом месяце опять начинается сначала. При конце каждого псалма предписывается «слава и ныне». На утренней и вечерней молитве полагаются два чтения (lesson), из коих для первого служит Ветхий Завет, а для второго – Новый. Ветхий Завет распределяется на столько частей, чтобы большая его часто прочитывалась ежегодно однажды. Новый Завет за исключением Апокалипсиса, из которого избраны только некоторые части для чтения при особых случаях, разделён на столько частей, чтобы в продолжение года он прочитывался три раза, при чем рядовые и праздничные чтения Апостола и Евангелия в счёт не принимаются. Для определения того, какие чтения полагаются на известный день, составлены особые таблицы, которые и приложены при книге. Кроме общих таблиц на каждый день года составлены и таблицы чтений на праздники, как подвижные, так и не подвижные. Если на известный день назначены особые чтения, то рядовые в таком случае уже не употребляются. Коллекты (особые молитвы), Апостолы и Евангелия, назначаемые на каждый воскресный день, должны употребляться и во все дни недели.

После предисловия, наставлений и таблиц следуют в книге самые чинопоследования. На первом месте стоит чин утренней молитвы, которая, по предписанию первой книги общих молитв, должна совершаться следующим образом. Прежде всего, священник, читает молитву Господню, за которою следует обмен нескольких возгласов между священником и народом (responses), как напр., священник говорит: „Господи, устне мои отворзеши», а народ отвечает ему: „и уста моя возвестят хвалу Твою“, или священник начинает „славу“, а народ отвечает ему „и ныне“. Затем поётся девяносто пятый псалом (по славянской Библии 94–й) „приидите возрадуемся Господеви», за которым следуют те псалмы, которые положены на каждый день месяца по таблице. После псалмов начинаются чтения (lessons), положенные на этот день по расписанию, сперва из ветхого, а потом из Нового Завета, по окончании коих поётся хвалебная песнь Захария: „Благословен Господь Бог Израилев» (Лк. 1:68–79), заключающаяся „славою и ныне». Утренняя молитва оканчивается тремя коллектами, из коих первое место занимает та, которая положена на этот день по расписанию, а за нею следуют коллекты: „for peace“ и „for grace“, (о мире, о милости) в которых возносится к Богу молитва о том, чтобы Он сподобил их без греха и опасности сохраниться в течении наступившего дня, руководил их деяниями и направлял их к праведности.

Вечерняя молитва составлена по такому же точно строю, как и утренняя, при чем разность состоит только в том, что одни молитвы заменяются другими, а псалмы и чтения употребляются те, которые назначены по расписанию для молитв вечерних,

За чинопоследованием утренней и вечерней молитвы в книге помещаются коллекты, Апостолы и Евангелия на все воскресные и праздничные дни года, при чем и коллекты составлены и апостольские и евангельские чтения избраны применительно к содержанию того праздника, на который они назначаются. Кроме обычных воскресных дней года, коллекты и Апостолы с Евангелиями назначены на праздники: Рождества Христова, св. первомуч. Стефана, св. Иоанна Богослова, Вифлеемских младенцев (The Innocents’ day), Богоявления 561, Пасхи, на понедельник и вторник после Пасхи, т. е. на второй и третий день её, на праздник Вознесения Господня, на Троицын день, на понедельник и вторник после дня св. Троицы, на праздник св. ап. Андрея, св. ап. Фомы, обращения (призвания) св. ап. Павла, Сретения Господня (The Purification of st. Mary), св. ап. Матфея, Благовещения, св. евангелиста Марка, св. апостолов Филиппа и Иакова, св. ап. Варнавы, св. Иоанна Крестителя, св. ап. Петра, св. Марии Магдалины, св. ап. Иакова, св. ап. Варфоломея, св. еванг. Матфея, св. арх. Михаила и всех св. Ангелов, св. еванг. Луки, св. апостолов Симона и Иуды и всех святых. Кроме дней воскресных и праздничных, коллекты с апостольскими и евангельскими чтениями назначены ещё на некоторые особенные дни поста, а именно на первую среду поста (среда пепла) и на все дни страстной недели.

Чин литургии (The Sapper of the Lord, and the Holy Communion, commonly called the Mass.) начинается несколькими предварительными наставлениями. Все те, говорится в этих наставлениях, которые намерены приступить к таинству причащения, должны накануне или по крайней мере при утренней молитве того дня сообщить священнику о своём желании. Если в числе желающих окажется кто-либо известный своею дурною жизнью или злом причинённым кому–либо, такового священник должен призвать к себе и убеждать, чтобы он не дерзал приступать к таинству до тех пор, пока не раскается, не исправится в своей дурной жизни и не загладит, или по крайней мере не решится твёрдо загладить то зло, которое он прежде причинил другим. Точно также должен поступать священник и относительно тех, кто находится во вражде между собою. Он не должен допускать враждующих к причащению до тех пор, пока они не примирятся и не простят друг другу. В случае, если только одна из враждующих сторон внемлет увещаниям священника, а другая остаётся упорною, то и к причащению священник должен допустить только ту из них, которая принесёт покаяние и изъявит готовность к примирению. – Пред началом Богослужения священник должен возложить на себя установленные облачения, а именно: белый гладкий стихарь и ризу. Если присутствуют при этом и другие священники или диаконы, то они должны помогать священнодействующему; облачаясь также в свои облачения. Литургия начинается пением входной (introite), каковую составляет псалом, особо назначаемый на каждый воскресный и праздничный день. Во время пения этого входного псалма священник идёт к престолу, стоя подле которого и начинает потом Богослужение словами: „слава в вышних Богу“, на что ему отвечают; „н на земли мир, в человецех благоволение. Хвалим Тя, благословим Тя“ и т. д., оканчивая словами; „в славу Бога Отца. Аминь“. – Обращаясь к народу, священник говорит затем: „Господь да будет с вами“, ему отвечают: „и со духом твоим“. Пригласив потом народ словом: „помолимся“, священник читает коллекты, – одну назначенную на этот день по расписанию, а другую о благоденствие короля. За коллектами следует чтение Апостола и потом Евангелия, сопровождаемое словами: „Слава Тебе, Господи“. После Евангелия, читается символ веры 562 и затем произносится проповедь. Если в этой проповеди не сделано было никакого внушения народу относительно достойного принятия тела и крови Христа, то священник читает затем особое увещание, а именно то самое, которое, по известному уже нам чину приобщения, должен был он произносить, обращаясь к народу, тотчас же после того, как сам причастится тела и крова Христовых. Это увещание в кафедральных и других церквах, где приобщение бывает ежедневно, достаточно прочитывать только раз в месяц, а в церквах приходских оно может быть не читаемо в простые дни недели. – Если народ и в воскресные и в праздничные дни ленится приступать к приобщению, священник должен с особенным старанием побуждать его к тому, читая при этом то самое увещание, которое по прежнему чину приобщения он должен был произносить за несколько дней до литургии, извещая прихожан о своём намерении совершить её.

После проповеди и увещания происходит дароприношение (offertorie), т. е. желающие приносят свои пожертвования, кто сколько может и хочет, и влагают их в особый ларчик, предназначаемый в пользу бедных. Во все время принесения пожертвований клерки поют избранные изречения Священного Писания или по крайней мере одно из них произносится священником по окончании принесения. Избранные изречения эти следующие: „тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца Вашего, Иже на небесех»; (Мф. 5:16) „не скрывайте себе сокровищ на земли, идеже червь и тля тлит, и идеже татие подкопывают и крадут. Скрывайте же себе сокровище на небеса, идеже ни червь ни тля тлит, и идеже татие не подкопывают, ни крадут»; (Мф, 6:18–20) вся убо, елика аще хощете, да творят вам человецы, тако и вы творите им: се бо есть закон и пророцы“; (Мф, 7:12) «не всяк глаголяй Ми: Господи, Господи, внидет в царствие небесное: но творяй волю Отца Моего, Иже есть на небесех»; (Мф. 7:21.) „став же Закхей рече ко Господу: се пол имения моего, Господи, дам нищим: и аще кого чип обидех, возвращу четверицею»; (Лк. 19:8) и т д. 563. Когда окончится принесение пожертвований, намеревающиеся приступить к таинству приобщения приближаются к алтарю и располагаются подле него, мужчины на одной стороне, а женщины на другой. В это время священник берет хлеб и вино в таком количестве, чтобы достаточно было для всех причастников: хлеб полагает на дискос, а вино вливают в чашу, прибавив туда немного чистой воды. Поставив все это на престоле, священник говорит народу: „Господь да будет с вами“, ему отвечают: „и со духом твоим“. „Вознесите сердца ваши“. „Мы вознесли их ко Господу“. – „Возблагодарим Господа Бога нашего“. – „Поступать так достойно и праведно“. – „Вполне достойно, праведно и достодолжно нам во все времена и повсюду благодарить Тебя, Господи, Отца Святого, Всемогущего и Вечного Бога“, продолжает священник, после чего в некоторые праздники полагаются особые предисловия (prefaces). В праздник Рождества Христова напр., предисловие это читается так „поелику Ты в день сей дал родиться для нас единственному Сыну Твоему, Иисусу Христу, Который действием Духа Святого соделался истинным человеком из существа Девы Марии, но без скверны греха, чтобы и нас очистить от всякого греха“; „сего ради с ангелами и архангелами и всем святым небесным собором мы хвалим и величаем славное имя Твое, непрестанно славословя Тебя и глаголя, свят, свят, свят, Господь Бог воинств: небо и земля исполнены славы Твоей: осанна в вышних. Благословен грядый во имя Господне; слава Тебе, Господи, в вышних“·. Подобные предисловия положены на праздники: Пасхи, Вознесения и св. Троицы. Когда же положенных предисловий нет, тогда непосредственно за возгласом священника, оканчивающимся словами: „Всемогущего и Вечного Бога», поётся прямо: „сего ради с ангелами и архангелами» и т. д.

Обратившись к престолу, священник произносит затем молитву ко Всемогущему и присноживущему Богу, научившему нас, чрез своего св. апостола творити моления, прошения и благодарения за вся человеки. От лица всех присутствующих он просит Бога внять их молитвам и даровать церкви дух истины, единения и согласия; спасти и защитить короля Эдуарда, а всему его совету и всем властям дать правый суд к наказанию зла и порока и к поддержке Божественной религии и добродетели; епископов и священников соделать истинными провозвестниками Слова Божия, и учением и жизнью, и должными совершителями Св. Таинств, а народ восприимчивым к Слову Божию и ревностным исполнителем его в жизни. Он молит далее Бога о помощи и утешении всех бедствующих в настоящей жизни, всех сокрушающихся, нуждающихся, болящих и вообще всех несчастных, а также и о тех, которые собрались теперь в настоящем храме на молитву. Он возносит далее хвалу и благодарность Богу за ту чудодейственную благодать, которая от начала мира проявлялась в святых и особенно в благословенной Деве Марии, в святых патриархах, пророках, апостолах и мучениках, при чем он молит Бога о том, чтобы и предстоящие здесь могли подражать их примерам. Он поручает, наконец, милосердию Божию и всех в вере почивших, умоляя Господа даровать им вечный мир, чтобы в день всеобщего воскресения все они вместе с ними, молящимися, стали одесную и услышали радостный глас: „приидите, благословенны Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира“. Даруй это, Отче, ради Иисуса Христа, нашего единственного Ходатая и Защитника.

За этою молитвою тотчас же следует другая, в которой священник благословляет хлеб и вино и призывает на них Святого Духа. „Боже, Отче небесный, говорит он, по великому милосердию Своему (tender mercy) давший пострадать до смерти на кресте для нашего искупления Единственному Сыну Твоему, Иисусу Христу, Который совершил, Своею единожды принесённою жертвою, полное, совершенное и вполне достаточное приношение, жертву и удовлетворение за грехи всего мира, и установил, предписав нам в Своём Святом Евангелии совершать непрестанное воспоминание о драгоценной смерти Его, до самого второго Его пришествия: услыши нас, Отче многомилостивый, молим Тебя, и Святым Твоим Духом и Словом благоволи благословить (при этом священник благословляет хлеб) и освятить (при этом священник благословляет вино) сии дары твои и создания (creatures) хлеба и вина, дабы они могли быть пред нами (unto us) телом и кровию Твоего возлюбленнейшего Сына, Иисуса Христа, Который в ту ночь, в которую продан был, взял хлеб, благословил и, возблагодарив, преломил его и дал ученикам Своим, говоря: приимите, ядите; сие есть тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. (В это время священник должен взять хлеб в руки). Подобным же образом Он взял после вечери чашу и, возблагодарив, дал се им, говоря: пейте из нее все, ибо это кровь Моя Нового Завета, за вас и за многих изливаемая, во оставление грехов: сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание“. (В это время священник должен взять чашу в руки). – Все эти слова священник произносит обращённый лицом к алтарю и без всякого поднятия и показывания даров народу.

„Сего ради, продолжает священник, Господи и Отче небесный, согласно установлению Твоего возлюбленнейшего Сына, Спасителя нашего Иисуса Христа, мы смиренные рабы Твои совершаем здесь пред Твоим Божественным величием, с сими святыми дарами, воспоминание, какое благоугодно было Сыну Твоему. Мы воспоминаем Его благословенную страсть, всесильное воскресение и славное вознесение; мы приносим Тебе сердечнейшее благодарение за те бесчисленные благодеяния, которые при сем нам ниспосланы; мы молим Твою Отеческую благость милостиво принять сию нашу жертву хвалы и благодарения; мы смиренно просим Тебя, чтобы, заслугами смерти Сына Твоего И. Христа и верою в кровь Его, мы и вся церковь могли стяжать отпущение грехов наших и все другие благие плоды Его страданий. Мы приносим Тебе, Господи, в жертву здесь себя самих, свои души и тела, дабы были они разумною, святою и живою жертвою Тебе; мы смиренно умоляем, чтобы причастники сего святого приобщения могли достойно принять драгоценное тело и кровь Сына Твоего; чтобы исполнились они Твоею благодатью и небесным благословением; чтобы стали они одним телом с Сыном Твоим, И. Христом, дабы и Он пребывал в них и они в Нем. По многим грехам своим, мы не достойны принести какую либо жертву пред Тобою; но молим Тебя: прими сие наше почитание и служение и повели святым ангелам своим вознести наши моления и прошения во святую сень Твою пред лице Твоего Божественного Величия, не презирая заслуг наших, но прощая вины наши, ради Христа, Господа нашего“ и т. д. После молитвы Господней, священник говорит: „Христос, наш Агнец Пасхальный, принесён в жертву за нас единожды за всех, когда Он понёс грехи наши на Своём теле на кресте, ибо Он есть истинный Агнец Божий, вземляй грехи мира; сотворим посему радостный и святой праздник о Господе“.

Обращаясь к причастникам, священник приглашает их преступить к приобщению и предварительно исповедать коленопреклонённо грехи свои. Приглашение это и самое исповедание предписываются здесь в тех же выражениях, как они были введены в известном нам чине приобщения. – После исповедания грехов, священник встаёт и говорит: „Всемогущий Бог и Отец наш небесный, обещавший, по великой милости Своей, прощение грехов всем, с сердечным покаянием и истинною верою обращающимся к Нему; да умилосердится над вами, да простить и избавит вас от всех грехов ваших, да утвердит и укрепит вас во всяком добре и да приведёт вас к вечной жизни, Иисусом Христом, Господом нашим. Аминь“.

Затем он читает народу те самые утешительные изречения Св. Писания, какие указаны в этом случае и в чине приобщения, и, преклонив колена пред престолом, от лица всех произносит молитву, положенную в том же чине и начинающуюся словами: „мы дерзаем приступить“.

По прочтении этой молитвы священник приобщается сперва сам, за ним приобщаются другие члены клира, если таковые здесь имеются, и наконец приобщение сообщается народу. Наставления относительно порядка приобщения и слов при нем произносимых буквально сходны с тем, что мы видели в чине. Разность состоит лишь в том, что и при раздаянии хлеба и при раздаянии вина священник одинаково произносит: ... „да сохранит твоё тело и душу к вечной жизни“. – Во время приобщения клирики ноют: „Агнец Божий, вземляй грехи мира, помилуй нас. Агнец Божий, вземляй грехи мира, даруй нам мир“.

По окончании приобщения читаются или поются избранные изречения Свящ. Писания, напр. „аще кто хощет по мне ити, да отвергается себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет;“ (Мф. 16:24) „претерпевый же до конца, той спасен будет;“ (Мк. 13:13) и т. д. 564. Затем священник обращается к причастникам со словами: „Господь да будет с вами“ и, получив в ответ: „и со духом твоим,“ читает от лица всех благодарственную молитву, после которой делает отпуст.

Чин литургии заключается несколькими примечаниями. В первом из этих примечаний предписывается, чтобы хлеб для приобщения употреблялся одинаковый во всех церквах королевства, а именно: безквасной, круглый по форме, но без всяких на нем тиснений, несколько больше и толще, против прежнего, чтобы удобно можно было разделять его на несколько частей. Каждый хлеб должен быть разделён на две и более частей, по усмотрению священника, и в таком виде раздаваться народу.

Так как священники на свой счёт приготовляют хлеб и вино для таинства, то прихожанам предписывается вносить некоторую сумму в вознаграждение за это во время дароприношения. – Кто–либо из народа всегда должен приобщаться вместе со священником, для каковой цели назначается хотя один из каждого семейства, приносящий от него пожертвование на издержки Богослужения. Если принесение пожертвования совершается не членом семьи, а кем–либо другим, по его поручению, то этот уполномоченный пусть и приступает к приобщению. В простые дни недели священник должен воздерживаться от совершения таинства Евхаристии, разве только у него есть кто–либо, кто желает причаститься вместе с ним.

В последнем примечании говорится, что, по свидетельству древних писателей, в прежнее время народ принимал тело Христово от священника в руку себе и никакого предписания в противоположном смысле мы от Христа не имеем; но при этом многократно случалось, что причастники уносили частицу с собою домой и там злоупотребляли ею в смысле суеверия. Для предотвращения на будущее время чего–либо подобного и в видах водворения единообразия во всем королевстве, теперь предписывается чтобы все получали тело Христово при приобщении прямо в уста из рук священника.

За чином литургии помещаются литании, т. е. краткие песнопения, которые должны употребляться при утренней службе по средам и пятницам. Литании эти читаются напр., следующим образом: „Бог Отец небесный, помилуй нас бедных грешников; “ „Бог Сын, Искупитель мира, помилуй нас бедных грешников; “ „Бог Дух Святый, исходящий от Отца и Сына, помилуй нас бедных грешников“ и т. пд.

Чин публичного крещения младенцев, следующий в книге за литаниями, прежде всего предписывает священнику внушать прихожанам, чтобы крещение совершаемо было преимущественно по воскресным или праздничным дням при большом стечении народа, дабы присутствующие могли быть свидетелями таинства и воспоминали свои собственные обеты пред Богом. Самое священнодействие состоит из нескольких молитв, из увещаний, обращённых ко всем присутствующем и, в частности, к восприемникам, из вопросов и ответов, из чтения Евангелия (Мк. 10:13–16) и из разных действий, относящихся к таинству. На вопрос об исповедании существенных пунктов вероучения, а также и на все другие вопросы, обращаемые к крещаемому, ответы даются за него восприемниками. Пред исповеданием веры, совершается заклинание, т. е. диаволу приказывается выйти из младенца и более не входить в него. Крещение совершается чрез троекратное погружение в воду купели с произнесением слов: „Я крещу тебя во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь“. На случай слабости ребёнка делается предписание, что можно совершать крещение и чрез обливание. Лоб и грудь крещаемого священник знаменует крестным знамением и помазывает затем священным елеем. На новокрещенного возлагаются наконец и белые одежды. – Чин домашнего крещения младенцев и чин крещения возрастных не представляют в себе никаких существенных особенностей. По поводу первого священнику предписывается, между прочим, внушать народу, чтобы домашнее крещение младенцев допускаюсь лишь в случаях самой крайней необходимости. – За чином крещения помещается очень краткий катехизис, содержащий в себе изложение символа веры, десяти заповедей и молитвы Господней с немногими лишь пояснительными вопросами и ответами.

Чин конфирмации предписывает, чтобы обряд этот совершался не иначе как епископом и только над теми из получивших крещение, которые достигли уже разумного возраста и знают символ веры, молитву Господню и заповеди. Конфирмуемый должен теперь, когда он пришёл в возраст, сознательно и торжественно подтвердить те обеты, которые даны были за него восприемниками при крещении. Когда такое подтверждение сделано будет конфирмуемым, по требованию епископа, последний молит Бога о том, чтобы Он укрепил его Святым Утешителем Духом и повседневно умножал в нем многообразные дары благодати: дух премудрости и разума, дух совета и крепости и т. д. Самое священнодействие конфирмация состоит в возложении рук и в крестообразном помазании лба конфирмуемого с произнесением слов: „я знаменую тебя знамением креста и возлагаю руку мою на тебя, во имя Отца и Сына и Св. Духа. Аминь“.

Обряд бракосочетания должен, по чину, совершаться по троекратном оглашении за церковными службами. Кроме нескольких молитв и увещаний, он состоит в том, что брачующиеся дают торжественное свидетельство о своём взаимном желании вступить в брачный союз между собою и обещают быть верными друг другу при всех обстоятельствах жизни. Торжественный обет их скрепляется обручением посредством колец, после чего священник соединяет их правые руки, говоря: „яже Бог сочета, человек да не разлучает“, знаменует их крестным знамением и объявляет, что они – муж и жена, во имя Отца и Сына и Св. Духа. Аминь.

Чин посещения больного начинается псалмом 143–м (по слав. Библия 142): „Господи, услыши молитву мою“, и состоит, по обычаю, из приличных случаю молитв и увещаний. В молитвах испрашивается для болящего исцеление от телесной болезни, а также прощение грехов и твёрдость в борьбе с испытаниями. В увещаниях же ему внушается терпеливо выносить страдания и не ослабевать в вере. Наиболее выдающимися подробностями этого чина можно считать исповедание грехов болящего пред священником и произносимое последним разрешение от них, властью Богом ему дарованною; а также помазание лба или груди болящего, если он того пожелает. При помазании произносится молитва о телесном здоровье и о душе больного, начинающаяся словами: „как сим видимым елеем тело твое внешним образом помазуется: так Небесный Отец наш, Всемогущий Бог, дарует по бесконечной Своей благости, чтобы и душа твоя внутренно помазалась Духом Святым, Который есть Дух крепости, утешения, облегчения и радости“. – Болящий может получить и приобщение, для каковой цели священник должен совершить таинство Евхаристии в доме больного на каком–либо приличном месте, по сокращённому чину, представляющему в себе лишь самые существенные части литургии. Вместе с больным приобщается и священник и, если возможно, кто–либо из окружающих.

Чин погребения состоит из псалмов 39–го и 90–го: (т. е. 38–го и 89–го) „рех: сохраню пути моя“ и „Господи, прибежище был еси нам в род и род“. За псалмами следует чтение Апостола (1Кор. 15:20–58) и наконец несколько песнопений и молитв. В молитвах этих священник, поручая тело усопшего земле, просит Всемогущего Бога, чтобы Он простил умершему все его грехи; избавил его от мук ада и вечной тьмы; вселил его в стране света с Авраамом, Исааком и Иаковом, в месте, где нет плача, печали и уныния; поставил его вместе с избранными одесную Сына Своего, дабы он мог услышать утешительные слова: „приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира“.

Чин воцерковления женщины (the churching) состоит из псалмов 116–го и 127–го (т. е. 114–го и 126–го), молитвы Господней и молитвы на данный случай, в которой возносится благодарность Богу за благополучное чадорождение и испрашивается для женщины милость Божия в настоящей в будущей жизни.

Ряд чинопоследований книги общих молитв заключается так называемой „угрозой“ (A. Commination), которая должна совершаться в первый день великого поста. Служба эта начинается некоторого рода предисловием, в котором священник заявляет, что она установлена для того, чтобы заменить отчасти обычай первенствующей церкви, по которому явные грешники, в начале поста, подвергались публичному покаянию, чтобы, потерпев наказание здесь, спасти душу свою в жизни будущей, а также и для того, чтобы примером своим устрашить других и отвратить их от греха. – После этого предисловия, священник читает ряд проклятий, выражающих гнев Божий на разного рода грешников. По закону Моисееву проклятия эти предписано было произносить левитам. Английское чинопоследование восстановляет теперь буквально эту ветхозаветную церемонию, предписывая священнику произносить самые проклятия (Втор. 27:15–26), а народу, после каждого из них, возглашать „Аминь“. – Затем следует покаянное увещание, чтение покаянного псалма 51–го (т. е. 50–го) и несколько молитв.

После всех чинопоследований, в книге помещается ещё одно дополнительное объяснение от составителей, под заглавием: „Of Ceremonies, why some be abolished, and some retained“ (т. e. О церемониях, почему одни из них уничтожены, а другие удержаны) 565.

Из тех церемоний, какие употребляются в церкви по человеческому установлению, некоторые первоначально установлены были с благою целью, но потом извращены к суетности и суеверию; другие вошли в церковь вследствие неразумной набожности, ревности без разумения, и, благодаря первоначальному попущению, стали возрастать с каждым днём все до больших и больших злоупотреблений, а потому, как не только бесполезные, но и ослепляющие народ и омрачающие славу Божию, достойны уничтожения. Есть и такие которые, хотя имеют человеческое происхождение, заслуживают сохранения и в настоящее время с одной стороны ради благопристойного порядка в церкви, для чего они первоначально и установлены, а с другой стороны в видах назидания, к которому все в церкви, по учению апостола, должно быть направлено. – Хотя исполнение или опущение церемонии, само по себе, есть вещь маловажная, но своевольное и презрительное нарушение общего порядка и дисциплины есть не малое оскорбление для Бога. „Вся же благообразно и по чину да бывают“, говорит св. Павел. Определение же этого чина не есть дело частных людей, а потому никто не должен принимать на себя определение или изменение общественного порядка, принятого в церкви, если он не призван к тому и не уполномочен законным образом.

В настоящее время, продолжает объяснение, в умах людей господствует такое разногласие, что одни строго придерживаются старых обычаев и считают противным совести отступить хотя бы от малейшей церемонии, а другие, наоборот, так пристрастны к нововведениям, что презирают все старое, и нравится им только то, что ново. Составители книги поставляют себе задачей не угождать какой–либо одной из этих партий, а угодить Богу и принести пользу им обеим. Для тех, которые придают цену разумным доводам, составители книги считают нужным дать с своей стороны объяснение тому, почему одни церемонии отменены ими, а другие удержаны.

Некоторые церемонии уничтожены потому, что их в последнее время накопилось такое великое множество, которое стало бременем невыносимым. Ещё Августин жаловался, что, благодаря умножению церемоний, положение христиан сделалось хуже, чем положение иудеев, и советовал при удобном времени уничтожить это иго. Но что сказал бы Августин, если бы увидел те церемонии, какие употреблялись церковью в последнее время, и количество которых не может быть и сравниваемо с тем, что видел Августин в своё время? Чрезвычайное количество наших церемонии так велико и многие из них так темны, что они скорее затемняют, чем разъясняют людям благодеяния к ним Христа. Кроме того, Евангелие не есть закон церемоний, каким в значительной части был закон Моисеев, но религия, предписывающая служение Богу в свободе Духа, довольствующаяся лишь теми церемониями, которые содействуют благопристойному порядку и дисциплине и которые способны возвысить ум человека к воспоминанию его обязанностей по отношению к Богу, назидая его своим особенным значением. Важнейшая же причина уничтожения некоторых церемоний состоит в том, что они были злоупотребляемы отчасти суеверною слепотой грубых и невежественных людей, а отчасти ненасытною алчностью тех, которые имели в виду более свою корысть, чем славу Божию. Такие злоупотребления не могут быть уничтожены, если не уничтожить самые церемонии, которые послужили для них поводом.

Любителям нововведений составители книги выставляют на вид, что без некоторых церемоний невозможно соблюсти в церкви должный порядок и дисциплину. Если же так, то нет никаких оснований отказываться от старых церемоний, если они хороши и должным образом употребляются. Неразумно восставать против них только потому, что они стары, ибо древность их скорее должна возбуждать к ним уважение. Оскорбляться оставленными церемониями не следует, ибо злоупотреблявшие и обременявшие человеческую совесть отменены, а оставлены лишь необходимые для дисциплины и порядка, и притом они не должны быть почитаемы наравне с законом Божественным, но по уважительным причинам могут быть видоизменяемы. Эти церемонии, наконец, не тёмные и не немые, но установлены таким образом, что каждый может понимать, что они обозначают и к чему предназначены. Объяснение оканчивается заявлением, что, вводя настоящий Богослужебный строй, составители его имеют в виду только свой народ, нимало не осуждая при этом другие нации и признавая за каждою страною полное право вводить в обрядовом отношении то, что ей представляется лучшим 566.

В качестве приложения к книге общих молитв, в конце её помещается псалтирь, разделённая на тридцать частей, по числу дней месяца. На каждый день назначается два чтения, одно для утренней молитвы и другое для вечерней. В состав каждого чтения входит не одинаковое количество псалмов, зависящее от их размеров. Большею частью назначается по три псалма на чтение; но иногда и по четыре, по пяти и даже по шести. Наоборот, крупные псалмы назначаются по два, иногда по одному на чтение. Самый большой из псалмов 119–й (т. е. 118–й) подразделён на пять отдельных чтений 567.

Приступая к составлению книги общих молитв, составители её, как видно из предисловий, поставляли себе задачей сделать Богослужение понятным для народа по языку, привести его к единообразию во всем королевстве и придать ему форму, по возможности упрощённую. Все эти цели были, очевидно, достигнуты с полным успехом. Богослужение теперь во всех своих частях должно совершаться на английском языке; ни одного чуждого слова народ не должен слышать в своих храмах, которое было бы ему непонятно. Во всех концах королевства служба будет совершаться по одному, для всех обязательному, чину, без всяких местных особенностей. Чин этот притом так не многосложен, что англиканский священник может совершать все службы, имея в руках, кроме Библия, одну только небольшую книжку, переворачивать которую и рыться в которой ему требуется весьма нечасто.

Что касается самого содержания Богослужения, то в этом отношении составители книги поставляли своей задачей приблизить его, по возможности, к тому типу, какой был выработан „древними отцами“. Это приближение к древнему типу должно было, по мысли составителей, состоять в очищении Богослужения от позднейших в нем наростов и искажений и в возвращении ему прежнего, искажённого после, характера. Руководясь именно этим принципом, составителя желали устранить из состава Богослужения разные легенды и т.пд. и дать в нем как можно более места Священному Писанию. В силу того же соображения они нашли нужным уничтожить очень многие из католических обрядов и церемоний. Но, принимая на себя дело реформы, они, как показал результат их трудов, вовсе не были сторонниками крайних идей протестантизма. Мы не знаем, кого они разумели под „древними отцами“, но во всяком случае не можем сказать того, что будто бы они хотели возвратиться к практике первенствующей церкви вполне и уничтожить в Богослужении все то, что не имеет себе оправдания в первых веках христианства. Они чтили древность вообще, лишь бы только выработанные ею Богослужебные формы содействовали высшим целям христианского Богослужения и своею массою не действовали подавляющим образом на внутреннюю сторону религии. При таком настроении составителей книги общих молитв, нисколько не удивительно, если мы вовсе не встречаем с их стороны той враждебности, того огульного отрицания, с какими истые протестанты так часто относились ко всем вообще богослужебным формам католицизма. Напротив, именно католическое Богослужение в том самом виде, в каком оно употреблялось в данное время, английские реформаторы и положили в основу своих трудов. Чтобы убедиться в этом, стоит только сопоставить и сравнить книгу общих молитв с католическим Missale и Rituale.

Произведя такое сравнение, мы пришли к некоторым далеко не маловажным результатам.

Прежде всего бросается в глаза то внешнее сходство, которое существует между католическим Missale 568 и значительною частью английской книги общих молитв. Богослужебный год располагается в английской книге совершенно также, как и в католическом Missale; он начинается с первого воскресенья Рождественского поста (the first Sunday in Advent) и затем ведёт счёт неделям после Богоявления (Epiphany), после Пасхи и после Пятидесятницы (Trinity). Праздники, удержанные английскою церковью, располагаются в том же порядке, в каком они следуют друг за другом и в богослужебном году католической церкви. Не случайность, конечно, и то, что, за немногими исключениями, почти все Апостольские и Евангельские чтения на воскресные и праздничные дни года в английской книге назначаются именно из тех книг Свящ. Писания и из тех глав и стихов их, какие назначены на эти же дни и в католическом Missale. На каждый воскресный и праздничный день в книге общих молитв назначаются ещё, как мы знаем, так называемые коллекты, т. е. краткие молитвы, применительно к случаю. Сравнивая эти коллекты с молитвами (orationes), назначаемыми на те же дни в католическом Missale, нельзя не заметить, что во многих случаях английские коллекты так близко сходны с молитвами Missale, что дают основание предполагать в себе лишь видоизменение и переделку католического оригинала 569. Тем безошибочнее становится это предположение, что сравнение открывает нам с десяток и таких случаев, когда коллекты являются буквальным переводом молитв Missale 570.

Сопоставляя чин английской литургии с католическою мы находим и в них весьма немалое сходство. Как в той, так к в другой полагается начальный псалом, великое славословие, чтения Апостола и Евангелия, символ веры, некоторые тожественные возгласы, как напр. Господь с вами, и со духом твоим, горе имеем сердца, имамы ко Господу, благодарим Господа, достойно и праведно и т. пд.; особые praefationes пред Свят, Свят, Свят, молитва за церковь, за короля и тд., пред освящением даров, самая осветительная молитва, слова, произносимые при приобщении 571 и наконец предписание об употреблении для таинства хлеба безквасного.

Если первая половина книги общих молитв имеет близкое сходство с Missale, то вторая половина представляет не мало такого, что встречается в Rituale 572.

Английский чин крещения сохранил напр. из католического Rituale отрицание сатаны и заклинание, знаменование лба и груди крещаемого крестным знамением и помазание его священным елеем, самую формулу крещения (ego te baptizo) и облачение новокрещённого в белую одежду 573.

В английском чине бракосочетания по-прежнему употребляется и соединение правых рук брачующихся, и обручение, посредством колец, и знаменование крестным знамением, что все имеется и в католическом Rituale 574.

В чине посещения больного не безынтересна и та, по–видимому, мелочь, что как по английской книге, так и по католическому Rituale, священник, входя к больному, говорит: „мир дому сему и всем живущим в нем“ 575.

Хотя сделанные нами указания ещё далеко не исчерпывают всего того, что можно сказать о сходстве нового английского богослужебного строя с прежним католическим; но и сказанного, как нам кажется, вполне достаточно для того, чтобы прийти к несомненному убеждению, что составители книги общих молитв не только не относились враждебно к католическому Богослужению, но даже на него именно и опирались, как на главное основание своих трудов.

Таким образом, по содержанию своему новый английский богослужебный строй, по–видимому, не очень далеко ушёл от католического. Но и в этом отношении цель, какую поставляли себе составители книги общих молитв, в значительной степени была достигнута. Они хотели, чтобы в Богослужении английской церкви самое видное место дано было Священному Писанию и, действительно, новый чин предписывал, как мы видели, непрерывное чтение при Богослужении Библии во все продолжение года, при чем Ветхий Завет должен был прочитываться однажды, а новый – трижды в год, псалтирь же прочитывалась вся в течении каждого месяца. Независимо от этого годичного или месячного чтения, назначаются ещё особые чтения на воскресные и праздничные службы, да, кроме того, ещё поются или читаются особо назначаемые псалмы, помимо тех, какие следуют по порядку месячного чтения всей псалтири. При таком богослужебном строе действительно оказывается, что ежедневная утренняя или вечерняя молитва почти вся состоит из псалмов, апостольских и евангельских чтений и гимнов, заимствованных из того же Священного Писания. – Наряду с стремлением усилить библейский элемент в Богослужении, английские реформаторы хотели ещё, как мы видели, очистить его от позднейших наростов и произвести в нем такие изменения, которые бы сделали его более соответствующим его высшим целям. Как ни много сохранилось в английском Богослужении остатков католицизма, при всем том реформа в смысле очищения, и реформа громадная, не подлежит не малейшему сомнению.

В чине литургии книга общих молитв подтвердила, конечно, то существенное изменение, которое сделано было ещё прежним чином приобщения; она ещё раз предписала, чтобы приобщение сообщаемо было и народу под обоими видами. Позаимствовав многое в расположении молитв и чтений из католической мессы, она уничтожила в ней то действие, которое доселе считалось одним из самых важнейших моментов литургии, а именно: возвышение (clevatio), когда священник поднимает гостию и показывает её народу для поклонения.

Громадное количество разных особых чинопоследований, молений и обрядов обречено было составителями книги общих молитв на совершенное уничтожение. В католическом Missale существовал напр. целый отдел 576 „proprium missarum de Sanctis”, в котором назначались разные видоизменения, долженствовавшия производиться в совершении миссы, по случаю празднования какому–либо святому. Таких особенных мисс насчитывается в течение года более четырёхсот пятидесяти 577. – В английской книге общих молитв празднованиям в честь святых отведено, как мы видели, очень не много места; только на двадцать дней в году назначены особые коллекты и чтения по поводу празднования памяти святых. – Кроме частных мисс на память того или другого святого в отдельности, Missale назначает ещё общие миссы апостолам, первосвященникам, мученикам, исповедникам, девственницам, докторам, аббатам 578 и т. под. Назначаются также особые миссы на разные чрезвычайные случаи, как напр., по поводу избрания папы, годовщины избрания и посвящения епископа, о прекращении раскола, об отпущении грехов, о даровании мирной кончины, по случаю войны, о мире, о прекращении эпидемии, за болящих, за пилигримов или вообще путешествующих, за брачующихся 579 и т. под. Наконец, в том же Missale назначаются особые заупокойные миссы на день смерти, или на годовщину 580. – В новом богослужебном строе английской церкви вся эта масса литургических особенностей подверглась полному уничтожению.

Ещё более печальная участь выпала на долю католического Rituale. Даже и в тех чинопоследованиях, которые удержаны были английскою церковью, очень многие из прежде употреблявшихся обрядов оказались теперь отменёнными. В английском чине крещения напр. мы уже не встречаем заклинания и благословения соли и вложения её в уста крещаемого, помазания ушей и ноздрей его слюнною священника и вручения ему или восприемнику зажжённой свечи 581. Уничтожаются также и целые отделы Rituale, носящие заглавия: „De Benedictionibus“ и „De Processionibus“. В этих отделах мы встречаем массу особых чинопоследований и молитв: на освящение воды, свеч для праздника Сретения, домов в Пасхальную субботу, нового дома, корабля, плодов и лоз, пилигримов при отправлении в путь и возвращении, пасхального агнца, яиц, хлеба, священнических облачений, престольных одежд и воздухов, сосудов, нового креста и икон, первого камня при закладке церкви, новой церкви, кладбища 582. Определяется также порядок процессий: в праздник Сретения, в Вербное Воскресенье, в праздник св. Марка, в праздник тела Христова, по поводу моления об дожде, об ясной погоде, о прекращении бури, голода, мора, по поводу войны, процессии по поводу какой бы то ни было напасти, процессии благодарственной 583. – Наконец существует особый чин заклинания одержимых бесом 584. – Все это в новом богослужебном строе английской церкви было уничтожено.

Итак, то Богослужение, которое должно было теперь употребляться английскою церковью, при всём своём сходстве с прежним католическим, разнилось от него во многом и весьма существенным образом. В Богослужении и обрядах книга общих молитв производила большой переворот; но этот переворот, как и все те частные религиозно–церковные меры, какими доселе успело заявить себя царствование Эдуарда, отличается, очевидно, весьма умеренным, консервативным характером. Составители книги, в своём объяснении относительно церемоний, заявляли, что они не намерены угождать ни слепым ревнителям старины, твёрдо держащимся за все малейшие обряды католицизма, ни фанатическим нововводителям, относящимся ко всему старинному не иначе как с ненавистью. Такими людьми средины они действительно и заявили себя в своём труде. Выработанный ими богослужебный строй на половицу оставался католическим и на половину проникнут был идеями протестантизма.

Комитет прелатов и богословов окончил свои работы по составлению книги общих молитв к декабрю 1548 тола и тотчас же эта книга внесена была на утверждение парламента 585. В верхней палате начались горячие прения, сосредоточивавшиеся преимущественно на вопросе о таинстве Евхаристии 586. Вероятно, эти–то прения и затянули на долго дело утверждения книги, так как парламентский статут по этому поводу состоялся уже 15–го января 1549 г. В нижней палате акт прошёл почти без всяких препятствий; но в верхней восемь епископов и три светских лорда подали свои голоса против него 587.

„Акт относительно единообразия Богослужения и совершения таинств в королевстве“ (An Acte for the Unyformytie of Service and Admynistracion of the Sacraments throghout the Realme 588) начинается, пo обычаю, с предисловия, в котором говорится, что с давнего времени в Англии употреблялись различные формы общественного Богослужения, а именно уставы Сальсберийский, Йоркский, Бангорский и Линкольнский. Кроме того, в последнее время стали употребляться и ещё многие различные формы как утренних и вечернях служб, так и мессы, с её обрядами и церемониями, и совершения таинств. Такие нововведения, доставлявшие удовольствие нововводителям, других сильно оскорбляли, и хотя король, по соглашению с протектором и советом, старался положить предел нововведениям, его старания не имели желанных последствий. В видах водворения единообразия король назначил наконец архиеп. Кантерберийского и некоторых епископов и учёных мужей, чтобы они, имея в виду Свящ. Писание и практику первенствующей церкви, составили чин общих молитв и совершения таинств для употребления во всем королевстве. В настоящее время, при содействии Духа Святого, единодушным соглашением 589 составили они книгу, которую и представили королю, к великому его утешению и успокоению, под заглавием: „книга общих молитв и совершения таинств и других обрядов и церемоний церковных по уставу английской церкви“. – Принося королю благодарность за его заботы и принимая во внимание достоинства составленного богослужебного чина, а также те блага, какие произойдут от водворения единообразия, парламент постановляет, чтобы с предстоящего праздника Пятидесятницы все священнослужители, как кафедральных так и приходских церквей королевства, при совершении утренней и вечерней службы, мессы, всех таинств и других общих молитв, употребляли только форму, какая изложена в книге общих молитв, и никакой другой. – Постановление парламента утверждается и карательными определениями. За отказ употреблять новый чин, за упорное продолжение употребления старого чина, за проповедь против книги общих молитв или чего–либо содержащегося в ней, за неуважительное отношение к ней в словах, песнях или драматических представлениях, за принуждение к неисполнению предписанной формы или за прерывание священника, совершающего службу по её порядку, как священникам так и мирянам угрожается разными наказаниями, а именно: денежными штрафами, лишением бенефиций и тюремным заключением. Размер наказаний сообразуется со степенью вины. – Тот же статут предписывает, чтобы все церкви к назначенному сроку снабжены были книгою общих молитв, которая должна быть приобретена на счёт прихода.

Итак, латинской католической мессе в Англии теперь пришёл конец; новый английский богослужебный чин получил законодательное утверждение и, под страхом наказаний, вменялся в обязательное употребление во всех церквах королевства.

Изгнание католического Богослужения из Англии довершено было новым статутом, состоявшимся в парламенте 3–4 г. Эдуардова правления. – Королём и парламентом, говорилось в этом статуте, уже утверждён единообразный богослужебный строй, изложенный в книге общих молитв, как такой, который согласен с практикою первенствующей церкви и наиболее пригоден для любезных подданных короля, чем все другие, доселе употреблявшиеся богослужебные формы. Но так как находятся люди, которые упорствуют в своей приверженности к старому порядку, то настоящий парламент предписывает изъять из употребления и уничтожить все антифоналы, миссалы, процессионалы и все вообще книги, прежде употреблявшиеся при церковном Богослужении. – Под страхом штрафов и тюремного заключения, все эти книги к назначенному сроку должны быть непременно выданы мэрам, старостам и т. п., а чрез них епископам и архиепископу, чтобы последние передали их публичному сожжению, или иным каким–либо способом уничтожили. Денежному штрафу подлежат и все чиновники и даже сами епископы, если они будут небрежны или медлительны в уничтожении остатков католического Богослужения 590.

Но и после законодательного утверждения нового богослужебного строя практика английской церкви выдвинула ещё некоторые вопросы, которые в книге общих молитв оказались не предусмотренными, а потому потребовали особых мер для своего разрешения.

В июле 1550 года, недавно назначенный Лондонский епископ Ридли предпринял визитацию своего диоцеза 591. Из данных им по этому случаю внушений 592 мы, между прочим, узнаем, что многие священники при совершении литургии по новому чину, может быть даже просто по привычке, употребляют разные обряды и совершают разные движения, прежде практиковавшиеся при латинской мессе, каковы напр. целование престола, омовение рук или пальцев, возвышение агнца и показывание его народу, облизывание чаши, знаменование крестообразно своих глаз или головы дискосом или покровом, дуновение на хлеб или чашу и мн. др. – Епископ предписывает, чтобы не дозволялось при Богослужении ничего такого, что не предписывается книгою общих молитв. – Из тех же внушений мы узнаем, что во многих местах возникли в то время разногласия по вопросу о том, какого рода престол должен быть употребляем в английских церквах. В некоторых местах остаются прежние алтари, а в других они заменены обыкновенными столами. В видах водворения единообразия и принимая за внимание, что форма стола более может содействовать тому, чтобы отвлечь народ от старых суеверий папистической мессы, епископ увещевает клир и старост заменить алтари столами, прилично покрытыми и поставленными на удобном и достойном месте, так чтобы священник и приобщающиеся были отделены от остального народа. – Свои увещания Ридли подкрепил и примером. В ночь 11–го июня, возвышенный алтарь в храме св. Павла был уничтожен и на его месте поставлен стол, покрытый до самого низа. В ближайшее воскресенье литургия совершена была уже на этом столе, а вскоре после того и все Лондонские алтари были заменены столами 593.

Образ действий Лондонского епископа скоро получил одобрение от правительства, при чем мера, предпринятая сперва в одной епархии распространена была на все королевство. В ноябре того же года, от имени короля издана была грамота, в которой говорилось, что до сведения высшей власти дошли уже совершившееся в большей части английских церквей замена алтарей столами. Но в то же время королю известно, что во многих церквах остаются по–прежнему и алтари. Ввиду разногласий и неудобств, происходящих от такого положения дел, король обращается теперь с предписанием, чтобы епископ распорядился о повсеместном удалении алтарей и замене их столами, во всех церквах своего диоцеза. Чтобы облегчить исполнение этого приказа, правительство посылает при нем особое изложение тех оснований, на которые оно опирается в данном случае, предписывая, чтобы это изложение было повсюду читаемо проповедниками народу пред удалением алтарей, а в кафедральной церкви чтобы прочёл его сам епископ 594. В основание для совершаемой перемены правительство указывало на то, что: 1) форма стола отвратит народ от суеверий папистической мессы, ибо алтарь служит для жертвоприношения, а стол для того, чтобы люди ели на нем. Для чего приступаем мы к столу Господню? Для того ли, чтобы снова приносить в жертву Христа и опять распинать Его? Или для того, чтобы питаться Им, уже однажды распятым и принесённым в жертву за нас? Если мы приступаем для того, чтобы духовно есть Его тело и пить Его кровь, то, конечно, форма стола приличнее в этом случае, чем форма алтаря. 2) Хотя книга общих молитв употребляет и наименование алтаря, но она безразлично употребляет оба наименования, т. е. и алтаря, и стола, имея в первом случае ввиду жертву хвалы и благодарения, приносимую Богу при приобщении. Замена алтарей столами не стоит таким образом в противоречии с книгою общих молитв. 3) Введение столов будет содействовать уничтожению того суеверного папистического представления, что будто бы литургия не может быть совершена нигде, кроме алтаря, или по крайней мере антиминса. 4) Форма алтаря предписана для жертвоприношений по закону (Моисееву), а потому теперь, с устранением и закона и жертвоприношений, должен быть устранён и алтарь. 5) Христос установил таинство тела и крови Своей на столе и ни апостолы, ни первенствующая церковь никаких алтарей не употребляли. 6) В предисловии к книге общих молитв сказано, что возникающие сомнения должны быть разрешаемы епархиальным епископом, а следовательно, и настоящий случай не противоречит этой книге.

В новом богослужебном строе английской церкви нельзя было не заметить ещё одного весьма существенного пробела, восполнение которого действительно и признано было неотложною необходимостью. Составив чинопоследование для общественного Богослужения, для совершения таинств и других треб церковных, книга общих молитв не сделала никаких указаний на то, по какому чину должны быть поставляемы или посвящаемы самые совершители Богослужения и таинств. До решительной реформы всего богослужебного строя этот вопрос, конечно, не мог возникнуть; члены английского клира поставлялись и посвящались в первые годы Эдуардова правления по прежнему католическому чину, как по нему же совершалось и все вообще Богослужение. Но теперь, когда издана была книга общих молитв, когда все Богослужения совершались уже по новому английскому чину, странною аномалией должно было представляться то обстоятельство, что лишь посвящение членов клира производится, по–прежнему, на латинском языке и с соблюдением всех католических церемоний. Об устранения такой аномалии и поспешил позаботиться парламент в январе 1550 года 595. Признавая необходимым, в видах согласия и единства, составить единообразное чинопоследование для посвящения членов клира, он постановил, чтобы король составил по своему назначению комитет из шести прелатов и шести других учёных богословов для составления чина посвящения архиепископов, епископов, священников, диаконов и других служителей церкви, и чтобы чин этот, который будет составлен комитетом, по согласию большинства, и обнародован за большою государственною печатью к 1 числу будущего апреля, считался, в силу настоящего статута, узаконенным для всего королевства и единственно обязательным с устранением всех, прежде бывших в употреблении.

Определение парламента было немедленно приведено в исполнение. Назначенный королём комитет почти единогласно утвердил составленную сообща форму поставления и посвящения диаконов, священников и епископов и эта новая форма тотчас же должна была вступить в законную силу 596.

Все три чинопоследования, т. е. поставление диаконов, пресвитеров и епископов, по составу своему представляются почти тожественными. После утреннего Богослужения, епископ садится подле престола и к нему подводится ищущий посвящения, при чем архидиакон или его депутат, подводящий кандидата, некоторым образом ручается за него, заявляя, по требованию епископа, что он испытывал его и по познаниям и по образу жизни и находит достойным посвящения. После этого, епископ обращается к народу и спрашивает, не знает ли кто из его среды каких–либо препятствий к посвящению приведённого кандидата. Если никаких препятствий не заявляется, епископ приступает к совершению самого чинопоследования. После пения литаний и молитв общего содержания, начинается литургия, при чем полагается особая коллекта, приличная случаю, где возносятся к Богу молитва о том, чтобы Он преисполнил посвящаемого истиною Своего учения и украсил его чистотой жизни, так чтобы он мог достойно служить в своём сане как словом, так и добрым примером. После чтения Апостола и Евангелия, посвящаемый принимает супрематическую присягу королю и затем епископ испытывает его целым рядом вопросов, а именно: уверен ли он в своём истинном призвании на служение церкви? Имеет ли он непоколебимую веру в Св. Писание? Будет ли он ревностно исполнять все обязанности своего служения, а также блюсти чистоту жизни, повиноваться церковной власти? и т. под. При посвящении в пресвитера или епископа предлагаются ещё вопроси относительно ревностного изучения Свят. Писания, совершения таинств, искоренения лжеучений и т под. После всех этих вопросов, на которые посвящаемый даёт свои утвердительные ответы, при священническом и епископском посвящении поётся гимн: „прииди, Дух Святой“, (Come, Holy Ghost) и затем следует возложение рук на главу посвящаемого, предваряемое молитвою о ниспослании ему благодати и сопровождаемое произнесением самых слов посвящения. За рукоположением, посвящаемому вручается Библия с произнесением также при этом особых слов. Наконец, новопосвящённый приступает вместе с посвящающими к приобщению и чинопоследование завершается несколькими заключительными молитвами.

Кроме некоторых прибавлений, как например символа веры в священническом и епископском посвящении, или указанного нами гимна, и кроме некоторого изменения в порядке расположения чтений и песнопений, вообще все три чинопоследования представляют между собою весьма близкое сходство. Но есть между ними и большая разность, а именно в том пункте, который составляет самую существенную часть обряда. Таким пунктом нужно, конечно, признать возложение рук на главу посвящаемого, а вот здесь–то мы и можем заметить в трёх чинопоследованиях некоторое немаловажное различие. – При рукоположении диакона, на его главу возлагает руки один епископ, при чем он говорит: „приими власть совершать служение диакона в церкви Божией, препоручаемое тебе; во имя Отца и Сына и Св. Духа. Аминь“. Вручая диакону Библию, епископ говорит: „приими власть читать Евангелие в церкви Божией и проповедовать его, если будет тебе дозволено то епископом“. – При рукоположении священника, на главу его возлагают руки и епископ, и все присутствующие при этом священники, причём епископ говорит: „приими Святого Духа на служение и дело священника в церкви Божией, ныне тебе препоручаемое возложением рук наших. Кому отпустишь грехи, – отпустятся; а кому удержишь – удержатся. II будь верным раздаятелем Слова Божия и Его святых таинств; во имя Отца и Сына, и Св. Духа. Аминь“. Вручая ему Библию, епископ говорит: „приими власть проповедовать Слово Божие и совершать святые таинства в той общине, куда ты будешь законным образом назначен“.

При рукоположении епископа, на его главу возлагают руки архиепископ и епископы, при чем первый, или один из епископов, его заменяющий, говорит: „приими Духа Святого на служение и дело епископа в церкви Божией, ныне препоручаемое тебе возложением рук ваших; во имя Отца и Сына, и Св. Духа. Аминь. И помни, что ты воздвигаешь благодать Божию (thou stir up), данную тебе сим возложением рук наших, ибо Бог дал нам не духа страха, но силы (power), любви и умеренности“ (soberness). Вручая Библию, посвящающий убеждает его ревностно заниматься ею и осуществлять её в жизни, быть стаду Христову пастырем, а не волком, поддерживать слабых, исцелять больных и т. д.

Нельзя, конечно, не признать, что английские священники и епископы, посвящаемые по новому чину с возложением рук и с призыванием на них Духа Святого, слишком мало походили на выборных старейшин крайнего протестантизма. Но, с другой стороны, этот новый чин был все–таки шагом вперёд в духе реформы. Составители этого чина прежде всего ограничились признанием только трёх иерархических степеней, оставляя в стороне иподиаконов, аколуфов, заклинателей, чтецов и т. п. Кроме того, верные своему принципу очищения, они устранили из нового чина посвящения многие церемонии, считавшиеся доселе весьма существенными, как например при посвящении священника, его помазание и вручение ему чаши, как символа его власти совершать таинства; а при посвящении епископа, – облачение его и перчатки, сандалии, митру и вручение ему кольца и жезла со словами: „будь пастырем стада Христова“.

Выработкой нового чина посвящения, по–видимому, уже завершалась богослужебная реформа Эдуардова царствования; но в то время, когда составители книги общих молитв старались придать ей возможно большее совершенство и заботились о восполнении её пробелов; их труд подвергся уже критической оценке и вызвал не мало возражений. В деле английской реформации большое и иногда деятельное участие принимали, как мы видели, некоторые иностранные богословы, пребывавшие на континенте, или переселявшиеся в самую Англию. Вот этим–то богословам, приверженцам протестантизма наиболее решительного, конечно, не могла понравиться та полу католическая богослужебная форма, которая вводилась в Англии книгою общих молитв. Они желали бы видеть Англию гораздо более протестантскою и не упустили случая решительно высказать своё желание. Книга общих молитв была, как мы знаем, предложена Буцеру и Мартиру для того, чтобы они рассмотрели её и сказали об ней своё мнение; этим случаем богословы и воспользовались, чтобы представить свои против неё возражения. В письмах к Крамэру и к протектору иностранные богословы, восхваляя правительство Англии за его реформаторские мероприятия, указывают целый ряд недостатков в книге общих молитв и убеждают английских реформаторов устранить эти недостатки и вообще идти далее по избранному пути. Письмо Буцера, например содержит в себе 38 глав, наполненных возражениями. Мартир во взглядах своих вполне сошёлся с Буцером и, кроме того, их поддерживал Кальвин, заявлявший в письме к архиепископу, что в Богослужении английской церкви остаётся ещё целая масса папизма, которая не затемняет только, но даже разрушает святое служение Богу 597. И не одни иностранцы восставали против полукатолического строя нового английского Богослужения. В июле 1550 года, Джон Гупэр 598, назначенный на Глочестерскую епископскую кафедру, не соглашался надеть на себя облачений, предписываемых книгою общих молитв; и целый спор завязался по этому поводу. Гупэр не был, очевидно, одиноким в своём протесте против остатков католицизма в английском Богослужении, так как в конвокации 1550–го года уже поднят был и обсуждался вопрос о пересмотре книги общих молитв в её новом издании 599. Тем настоятельнее этот вопрос требовал разрешения, что и юный король принимал в нем горячее участие. Воспитатель Эдуарда, Дж. Чик уверял Мартира, что если епископы не согласились бы сделать в английском Богослужения некоторые необходимые изменения, король решился произвести их сам и предоставить это дело в ближайшую же сессию парламента 600.

Не прошло и одного года со времени законодательного утверждения книги общих молитв, как она уже подвергается пересмотру. Мы не знаем, какие лица вошли в состав комитета, назначенного для пересмотра книги, но результатом их трудов было её новое издание с некоторыми, иногда довольно существенными изменениями.

В начале утренней и вечерней службы, по новому изданию книги общих молитв, полагается такое же общее исповедание грехов и общее разрешение от них, произносимое священником, какое первоначально предписывалось лишь при литургии. – В составе самой литургии теперь сделаны были некоторые прибавки и изменения. В начале её, среди коллект, предписывалось торжественное чтение десяти заповедей, при чем после каждой из них народ обращался к Богу с молитвенным восклицанием, прося прощения за содеянные прежде грехи и, испрашивая у Бога помощи дли соблюдения заповеди на будущее время. – При приготовлении вещества для таинства священнику уже не предписывалось теперь соединять вино с водою. – В молитве при освящении даров призывание на них Духа Святого было опущено, а также и благословение хлеба и вина. – Слова, прежде поизносившиеся при приобщении, теперь были отменены и заменены следующими: „приими и ешь это, в воспоминание, что Христос умер за тебя, и питайся Им в сердце своём, верою с благодарением“ и затем: „пей это, в воспоминание, что кровь Христа пролита за тебя, и будь благодарен“. – В прежнем издании не было особого примечания относительно того, в какой позе причастники должны принимать таинство. Теперь им предписывалось приобщаться коленопреклонённо. Такое положение, по словам примечания, должно означать наше смирение и благодарность за те благодеяния Христовы, какие получаются достойными причастниками. Но при этом вовсе не имеется в виду поклонения (adoration) хлебу и вину таинства, или телесному присутствию плоти и крови Христа. Хлеб и вино таинства остаются при своей природной сущности, а потому не должны быть обожаемы, ибо это будет идолослужение, ненавистное для христианина. Тело же и кровь нашего Спасителя, Христа, пребывают на небе, а не здесь. Было бы противно истинности естественного тела Христова в одно и то же время быть более, чем в одном месте.

В чинопоследовании крещения теперь были опущены: помазание и знаменование крещаемого крестным знамением, а также заклинание и употребление белой одежды. Помазание уничтожено было затем и в чине конфирмации и в чине посещения больного. Наконец опущены были и в чине погребения и во всех других случаях всякие моления за умерших 601.

Видоизменённая книга общих молитв представлена была на утверждение парламента. В изданном по этому поводу статуте говорилось, что относительно установленного в церкви богослужебного порядка возникли разные сомнения, хотя они обязаны своим происхождением более щепетильности (curiositie) священнослужителей и людей заблуждающихся (mystakers), чем какой–либо достойной причине. Чтобы разъяснить эти сомнения и усовершенствовать богослужебный порядок в некоторых местах, в видах лучшего расположения народа к истинному Богопочитанию, король, по соглашению с парламентом, приказал пересмотреть этот порядок, разъяснить и усовершенствовать его. Настоящим статутом этот пересмотренный порядок, с присоединением к нему и формы поставления диаконов, пресвитеров и епископов, возводится в закон. Подтверждая прежние карательные определения, изданные по поводу утверждении первой книги общих молитв, новый статут назначает тюремное наказание даже и всем тем, кто будет присутствовать при совершении служб и обрядов, не согласных с установленными. Сроком, с какого должно начаться действие статута, назначается праздник всех святых. В продолжении текущего года, статут этот четыре раза должен быть прочитан во всех церквах при большом стечении народа, а затем такое чтение должно производиться однажды в год 602. В назначенный срок парламентский статут повсюду начали приводить в исполнение. Летописец рассказывает напр. как в праздник всех святых, т. е. 1–го ноября, епископ Лондонский совершал Богослужение в храме св. Павла уже без прежних своих облачений и держал длинную речь в защиту нового порядка 603.

Вторым изданием книги общих молитв богослужебная реформа Эдуардова царствования была закончена. Изменения, произведённые в этом издании, не отличались особенною многочисленностью; но их протестантское направление ясно до очевидности. Почти все они состоят в отмене разных, ещё удерживавшихся дотоле, католических обрядов и церемоний, затрагивая иногда и такие пункты, которые имеют существенное догматическое значение. Не обрядовой только, конечно, стороны касалось напр. уничтожение молитв за души умерших, или те нововведения, какие теперь сделаны были в чине литургии. В отмене призывания на дары Духа Святого, в предписании новой формулы для произнесения при приобщении и в разъяснениях по поводу коленопреклонения нельзя, конечно, не видеть попытку, не только отрешиться от католического учения о пресуществлении, но отвергнуть и телесное присутствие Христа в Евхаристии, чтобы низвести её на степень лишь простого воспоминания искупительной жертвы, однажды принесённой на Голгофе.

Бросая теперь общий взгляд на все то, что царствованием Эдуарда сделано было в сфере Богослужения и обрядов, мы замечаем здесь постоянное, неуклонное движение вперёд в духе реформы. Не с поражающею быстротой совершается это движение; нет, – оно идёт медленно и осторожно, но за то твёрдо и настойчиво. Оно не употребляет сразу мер слишком резких, но за то никогда не делает ни одного шага назад и не уступает того, что раз уже им приобретено. Такое настойчивое движение по однажды принятому направлению сопровождалось и весьма существенным результатом. Сокрушив веками господствовавшую систему, оно создало для Англии свой национальный богослужебный строй, сильно проникнутый идеями протестантизма.

* * *

540

Sanderus II, 197–198; Foxe р. 636; Lingard IV, 271–272; Holinshed IV, 742; Burnet I, 328, 354; II, 753; Collier V, 317; Dodd II, 40.

541

Collier V, 334; Sanderus II, 203; Burnet I, 367.

542

Foxe p. 666; Sanderus II, 223–224; Collier V, 334–336, Dodd II, 41–42; Burnet I, 367–368.

543

Foxe р. 668; Collier V, 394–395.

544

Dodd II, 44. Not 1; Lingard IV, 280; Collier V, 397; Burnet I, 404.

545

Burnet II, 765.

546

Collier V, 363–369; Froude IV, 340–342; Burnet I, 353–354.

547

Statute 1, Edw. VI, chapt. 1.

548

Collier V, 241; Stow. р. 535

549

Foxe р. 639–640; Burnet v. II. Records p. II, b. I. № XXIII; Holinshed III, 889.

550

Burnet v. II. Recor. р II. b. I, № XXII.

551

Statute 2–3 Edw. VI. chapt. 19.

552

Statute 5–6 Edwar. VI. chapt. 3.

553

Burnet I, 334–335; Collier V, 246–247; Dodd II, 11–12. Note 1.

554

Полный текст вопросов и ответов см. Burnet v. II Recor. р II. b. I, № XXV ; см. также Collier V, 247–254.

555

Королевская прокламация и чин приобщения в приложениях у Dodda v. II. Арр. № VIII; См. также Stow. р. 595.

556

Foxe p.640; Collier V, 256–257.

557

Collier V, 271.

558

Об этих уставах упоминается в статуте 2–3 Edw. VI. ch.1 и в предисловии к книге общих молитв.

559

Burnet I, 341; Dodd II, 29; Lingard IV, 240.

560

В ныне употребляемой англиканскою церковью книге общих молитв на первом месте помещается предисловие, прибавленное уже во второй половине XVII века, а то, что в первом , Эдуардовом издании существовало под именем „А Preface“, а теперь помещается на втором месте и озаглавляется: «Concerning the service of the church»; но в его тексте не сделано никаких изменений сравнительно с тем, как оно вышло от первых составителей книги.

561

Под именем „Epiphany“ или „явления Христа язычникам” воспоминается поклонение волхвов.

562

Никейский с прибавлением „Filioque“.

563

Кроме приведённых изречений, в книге указывается ещё следующие: 1Кор. 9:7,11, 13–14; 2Кор. 9:6–7; Гал. 6:6–7; Тим. 6:6–7, 17; Евр. 6:10; 13:16; 1Ин. 3:17; Лев. 4:7–8; Притч. 19:17; Пс. 40:2.

564

Эти изречения названы в книге «The post Communion». Кроме приведенных, в ней указываются ещё следующие: Лк. 1:68, 75; 12:37, 40, 47; Ин. 4:23; 5:14; 8:31–32; 12:36; 14:21, 23; 15:7, 8, 12; Рим. 8:31–33; 13:31–33; 13:12; 1Кор. 1:30–31; 3:16–17; 6:20; Еф. 5:1–2.

565

Только в первом издании книги общих молитв это обяснение помещается после всех чинопоследований. При дальнейших изданиях оно по­становлено было в начале книги, тотчас после рассмотренного нами предисловия и составляет таким образом как–бы вторую часть его.

566

Общий обзор или некоторые замечания частные относительно разностей первой книги общих молитв, в сравнении её с тою, какая теперь употребляется англиканскою церковью см. Collier V, 280–294; Burnet I, 342–347; Dodd II, 30; Lingard IV, 240. Чин литургии целиком переведён у Колльера ѵ. Recor. ѵ. II. № LIX.

567

Да не посетует на нас читатель на показавшееся ему, может быть, слишком подробном изложении содержания книги общих молитв. Помимо её исторической важности, она заслуживает нашего внимания и потому, что за весьма незначительными изменениями, и в настоящее время употребляется Англиканскою церковью.

568

Мы имеем под руками Missale Romanum, juxta decretum 55. concilii Tridentini... Pragae 1845.

569

Таковы напр., коллекты на день Св. Ев. Иоанна, Вифлеемс. младенцев, Богоявления, на 4 и 5 неделе после Богоявления, на 2–ю неделю пред вели­ким постом (Sexagesima), на среду пепла, на 3, 4 и 5 недели великого поста, на вторую неделю после Пятидесятницы, на день обращения св. Павла, день св. апостола Варфоломея, св. арх. Михаила и всех св. ангелов. В указанном нами издании Missale соответствующая orationes помещаются на страницах: 35, 36, 39, 47, 49, 54, 59, 90, 103, 116, 296, 373, 593 и 461.

570

Для большей убедительности мы позволим себе привести здесь некоторые примеры: неделя вторая после Богоявления.

Oratio:

Omnipotens sempiterne Deus, qui coelestia simul et terrena moderaris: supplicationes populi tui clementer exaudi, et pacem tuam nostris concede temporibus. Per Dominum nostrum Jesum Christum.

The collect:

Almighty and everlasting God, who dost govern all things in heaven and earth; Mercifully hear the supplications of thy people, and grant us thy peace all the days of our life; through Jesus Christ our Lord....

Неделя третья после Пасхи

Deus, qui errantibus, ut in viam possint redire justitiae, veritatis tuae lumen ostendis: da cunctis, qui Christiana, professione censentur, et illa respuere, quae huie inimica sunt nomini, et ea quae sunt apta sectari. Per Dominum nostrum Jesum Christum Filium tuum...

Missalo p. 44, 261.

Almighty God, who shewest to them that be in error the light of thy truth, to tht intent that they may return into the way of righteousness: grant unto all them that are admitted into the fellowship of Christ’s Religion, that they may eschew those things that are contrary to their profession, and follow all such things as are agreable to the same; throuh our Lord Jesus Christ.

Такое-же буквальное сходство с “orationes“ можно видеть ещё в коллектах на 4 неделю после Пасхи, на 5 неделю после Пасхи, на Вознесение, на Троицын день, на 1 неделю после Пятидесятницы, на Сретение. – В Missale см. стр. 262, 264, 269, 279, 291, 292, 384.

571

Слова эти читается таким образом:

Corpus (или Sanguis) Domini Nostri Jesu Christi custodiat animam meam in vitam aeternam.

The Body (или Blood) of our Lord Jesus Christ, which was given for thee, preserve thy body and soul onto everlasting life.

572

У нас под руками Rituale Romanum v. Pont. Max jassn editum. Antverpiae 1744.

573

Rituale Rom. p. 17–23.

574

ibid. p. 232–234.

575

ibid p. 108

576

Missale Romanum. р. 337–702.

577

На один день часто назначается их по нескольку, т. е. для каждого празднуемого святого особо.

578

Missale I–LII.

579

Ibid. p. LIII–LXX.

580

Ibid. p. LXXXII–LXXXVIII.

581

Rituale р. 16, 19, 21.

582

Rituale р. 238, 241, 242, 244, 245, 246, 249, 250, 254, 256–257, 258–259, 260, 266, 275. – См. также Missale р. ХСIII–ХСIX.

583

Rituale р. 281, 287, 300, 302, 311, 313, 315, 317, 318, 319, 324, 326.

584

Rituale р. 335–365.

585

Основываясь на некоторых свидетельствах, можно думать, что книга эта была предварительно одобрена и конвокацией. – Lathbury. р. 137–138.

586

Мы узнаем об этом из краткой заметки короля Эдуарда см. Burnet v. II. King’s journal, year II, а также из писем современников к Буллингеру, Биллингэму и Буцеру. Froude IV, 385–386.

587

Об обстоятельствах утверждения акта см. Burnet I. 358; Dodd II, 31–33; Collier V, 306–310; Lingard IV, 240–241; Froude IV, 386–387.

588

Stat. 2–3 Edw. VI. ch I.

589

Это заявление представляется странным в виду того обстоятельства, что епископы, бывшие в числе членов комитета, в палате лордов протестовала против акта.

590

Statute 3–4 Edw VI. chap. 10.

591

Burnet v. II. King Edward’s journal 1550 Apr. 3, June 23, Novemb. 19. Burnet v. I, 406–408; Collier V, 418–420.

592

Burnet v. II. Recor. p. II. b. I № LII.

593

Holinshed III. p 1,024; Stow. p. 604.

594

Грамота эта с прилагаемым при ней изложением оснований издана на имя епископа Лондонского, но такие же грамоты были разосланы и ко всем другим епископам. Foxe р. 656–657; Burnet ѵ. II. King Edward’s journal. 1550. Novemb. 19.

595

Statute 3–4. Edw. VI. ch 12.

596

Burnet I, 395–397; Collier V, 376–384; Dodd II, 37–38.

597

Collier V, 363–368; 397–406; 433–434; Burnet I, 404–405; Dodd II, p. 43.

598

Collier V, 387; Burnet I, 402; и др.

599

Lathbury р. 141.

600

Collier V, 434–435, Weber II, 140 Anm; Dodd II, 43–44.

601

Collier V, 435–436; Dodd II, 44; Burnet I, 415–416; Uaughan II, 354–355.

602

Statute 5–6. Edwar. VI, ch. 1.

603

Stow. p. 608.


Источник: Москва 1881. Типография Л. Ф. Снегирева. Остоженка, Савеловский пер., д. Снегиревой.

Комментарии для сайта Cackle