епископ Виссарион (Нечаев)

XXXI. Паремия на вечерне во вторник шестой сед­мицы Великого поста (Быт 31, 3–16).

В сей паремии повествуется о приготовлении Иакова к возвращению из Харрана на родину.

 

Быт.31:3. Рече Господь ко Иакову: возвратися в землю отца твоего и в род твой, и буду с тобою.

Иаков прожил у тестя своего Лавана в Харране 20 лет. Первые семь лет он работал на него, чтобы получить в супружество младшую дочь его Рахиль; но будучи обманут и получив вместо нее старшую Лию, Иаков согласился иметь обеих и за сие служил у Лавана еще семь лет. По прошествии второго седмилетия Иаков стал просить Лавана, чтобы он отпустил его с женами и детьми в Ханаанскую землю. Но Лавану не хотелось отпускать Иакова; он при­знался Иакову, что за него Господь благословил его умно­жением его скота, и уговорил Иакова остаться у него для продолжения службы за вознаграждение. Условие возна­граждения состояло в агнцах и козлятах известного цвета, какие народятся в той части стада Лаванова, какая поручена будет надзору Иакова. И по благословению Божию агнцы и козлята нарождались большей частью того цвета, какой назначен был в награду Иакову. Таким образом, в течении шести лет Иаков разбогател: чрез продажу мелкого скота он приобрел себе и рабов, и верблюдов, и другого рода крупный скот. Обогащение Иакова возбудило к нему за­висть в доме Лавана. Сыновья его явно говорили, что Иаков обогатился имением отца их, и сам Лаван с завистью и недоброжелательством смотрел на зятя своего (Быт 31, 1 – 2). Оставаться долее у Лавана было небезопасно Иако­ву, и вот Сам Господь является ему и повелевает ему возвратиться в землю отца и в род свой, и обещается быть с ним: «и буду с тобою». Ближайшим образом это обещание относится к предстоящему путешествию Иакова, весьма трудному в начале и в продолжении пути, ибо и Лаван, когда узнает о тайном удалении Иакова со всем семейством и имуществом, погонится за ним, – и при вступлении в Ханаанскую землю Иаков будет бояться недружелюбной встречи с ним старшего своего брата Исава. Но в том и другом случае Господь, согласно Своему обещанию, не оставит Иакова и выручит его из затруднений, ибо и Лаван, нагнав его на пути к родине, не обидит его и расстанется с ним мирно, и Исав встретит его по-братски.

 

h5 Быт.31:4–5. Послав же Иаков, призва Лию и Рахиль на поле, идеже бяху стада, и рече им: вижду аз лице отца вашего, яко несть ко мне, якоже вчера и третияго дне: Бог же отца моего бе со мною.

Иаков, получив повеление возвратиться на родину, сообщает о том не Лавану, ибо не надеется получить от него добровольное согласие на удаление от него, а своим женам, чтобы приготовить их к разлуке с отеческим домом. Иаков объявляет им повеление Божие не в доме их отца, а в поле, из опасения, чтобы домашние Лавана как-нибудь не проведали о содержании речей мужа с женами и не воспрепятствовали бегству его, которое предполагалось устроить тайно. Он говорит Лии и Рахили: «выжду аз лице отца вашего, яко несть ко мне, якоже вчера и третияго дне», – т. е. отец ваш смотрит на меня не с прежней благо­склонностью: суровое выражение лица его при встречах и разговорах со мной свидетельствует о его недоброжела­тельстве ко мне и зависти. – «Бог же отца моего бе со мною»: не знаю, чем заслужил немилость отца вашего. Все, что я приобрел, живя у него, приобрел по благословению Господа, Который также ко мне милостив, как милостив к отцу моему. Если по условию с отцом вашим мне досталась в награду значительная часть его имущества, на сие была воля Божия, которой он должен покориться, а не гневаться на меня.

 

Быт.31:6. И вы сами весте, яко всею силою моею работах отцу вашему.

Иаков внушает своим женам, что обогащение его зна­чительной частью имущества Лаванова есть дело справед­ливости, и в доказательство ссылается на то, что он работал на Лавана со всем усердием и самоотвержением верного слуги, заботясь в первые два седмилетия только о выгодах его и забывая о своих. Впоследствии Иаков, настигнутый в бегстве Лаваном, скажет ему самому: «Двадцать лет я у тебя: овцы твои и козы твои не выкидывали; овнов стада твоего я не ел. Растерзанного зверем я не носил тебе, – это была моя беда; ты с меня взыскивал, днем ли что пропадало, ночью ли пропадало. Я томился днем от жара, а ночью от стужи, и сон убегал от глаз моих» (Быт 31,38–40).

 

Быт.31:7–8. Отец же ваш обиде мя и измени мзду мою десяти агнцев, но не даде ему Бог зла сотворити мне. Аще сице речет: пестрыя, будет твоя мзда: и родятся вся овцы пестрыя. Аще же речет: белыя, будет твоя мзда: и родятся вся овцы белыя.

Обида или несправедливость Лавана, на которую жа­луется Иаков, состояла в изменении условий договора о вознаграждении его.  Лаван первоначально  согласился предоставить ему в награду агнцев и козлят пестрых, какие народятся в стаде, отданном ему для стережения. Но не­смотря на то, что это стадо нарочно собрано было Лаваном из одного белого скота, от него рождались агнцы и козлята большей частью пестрые, т. е. такого цвета, какой назначен был в пользу Иакова. Лаван, видя выгоду на стороне одного Иакова, не раз менял условие касательно цвета скота, какой должен достаться в награду Иакову. Выражение: «измени мзду мою десяти агнцев», или проще и точнее с еврейского: «десять раз переменял награду мою», – можно понимать буквально, если принять во внимание, что овцы и козы рождали два раза в году. Но можно также полагать, что круглое число "десять" употреблено в неопределенном знаменовании множества, чему примеры встречаются в дру­гих местах Писания (Лев. 26:26. Числ. 14:22). Сколько раз, однако, не изменял Лаван условий награды Иакову, выгода всегда оставалась на стороне последнего. Он говорит: «не даде ему [Лавану] Бог зла сотворити мне. Аще речет: пестрыя будет твоя мзда, и родятся вся овцы пестрыя» и т. д. Под овцами здесь разумеются не одни овцы в собст­венном смысле, но также и козы, судя по тому, что сам Иаков при заключении договора с Лаваном выразился: «всякая овца... в козах» (Быт.30:32). – "Вся овцы", – не безус­ловно "все", но большая часть их, потому что некоторые из них рождались с шерстью такого цвета, по которому, согласно договору, должны были доставаться Лавану, – это те, которые рождались от слабого скота (Быт 30, 42). Что слово "весь" не всегда имеет безусловный смысл, видно между прочим из того, что иудеи, недоброжелательные Иисусу Христу, говорили о Нем: «весь мир по нем идет» (Ин 12, 19), тогда как не только не весь мир, не все люди на свете, но даже иудеи далеко не все становились в ряды Его последователей.

 

Быт.31:9. И отъя Бог вся скоты отца вашего и даде я мне.

"Вся скоты", – опять разумеются не все скоты безус­ловно, а большая часть стада Лаванова, вверенного Иакову, именно приплод от скота этого стада, известного цвета, с каждым годом умножавшийся в пользу Иакова. – "Отъя Бог у Лавана и даде мне", т. е. силою благословения Божия произведено то, что большая часть скота из стада Лаванова, по договору с Лаваном, перешла в мою собственность.

 

Быт.31:10–12. И бысть егда зачинаху овцы во чреве приемлюще, и видех очима моима во сне: и се козлы и овны восходяще бяху на овцы и козы, беловатыя и пестрыя и пепеловидныя пестрыя. И рече ми ангел Божий во сне: Иакове! Аз же рех: что есть? И рече: воззри очима твоима, и виждь  козлы  и  овны  восходящия  на  овцы  и козы, белыя и пестрыя, и пепеловидныя пестрыя: видех бо, елика тебе Лаван творит.

Видение во сне Иаков пересказывает своим женам с целью указать им на особенное участие промысла Божия в том, как он разбогател. Первоначальное условие с Лаваном о вознаграждении Иакова известно. Трудно было Иакову, судя по естественному порядку вещей, надеяться на значи­тельное вознаграждение при таком, мало обещающем ус­ловии; трудно было ему ожидать, что от белого скота будет в пользу его плодиться скот пестрый. И если Лаван, при корыстолюбии своем, с радостью согласился на предло­женное самим Иаковом такое условие вознаграждения его, то согласился по уверенности, что не он останется в убытке (Быт 30,34). Но Иаков надеялся на покровительство Божие, и надежда его была не тщетна. Хотя ему поручен только белый скот, но в видении, которое он имел по заключении договора с Лаваном, его взору представлена картина опло­дотворения, которою ему давалось знать, что приплод от белого скота будет такой, какого естественно ожидать от скота пестрого и смешанного цвета. Показаны ли ему при сем те средства, какими он мог достигнуть того, чтобы скот рождался такого цвета, какой назначен ему в награду, неизвестно. Но во всяком случае успех тех искусственных средств, какие действительно употреблены были Иаковом для сей цели, зависел от Бога, Который видением во сне предрек ему умножение награды и обнадежил его в сем.

Вот эти средства: во время оплодотворения белого скота, он полагал перед глазами его испестренные прутья, с целью цветом прутьев подействовать на воображение зачинающих животных и чрез воображение на вид зародыша. Полученный таким образом разноцветным приплод Иаков разлучал от белого, так чтобы во время зачатия разноцветный скот, по возможности, был в глазах белого, но не наоборот. Расчет был опять на воображение зачинающих животных. (Быт 30:37–41

Сам Иаков, как мы видели (Быт.31:8–9), приписывал свое обогащение особенному покровительству Божию, и это тем более несомненно, что при неоднократном изменении условий награды, Иаков едва ли мог каждый раз придумы­вать новые искусственные средства к тому, чтобы не только не лишиться условленной награды, но и умножить ее, – о них и не упоминается в повествовании Моисея. – «Видех бо, елика тебе Лаван творит». Господь, обнадежив Иакова, посредством видения, в Своем покровительстве, объявля­ет, что покровительствует ему по состраданию к нему, ибо видит несправедливость к нему Лавана, который ничем не вознаградил его за четырнадцатилетнюю работу. В видении является беседующим с Иаковом Ангел Божий, но в следующем стихе сей Ангел Сам называет Себя Богом, следственно Он есть Сын Божий, «великого совета Ангел» (Ис 9, 6).

 

Быт.31:13. Аз есмь Бог явивыйся тебе на месте Божии, идеже помазал Ми еси тамо столп, и обетовал Ми еси тамо обет. Ныне убо востани и изыди от земли сея, и иди в землю рождения твоего, и буду с тобою.

«На месте Божии», или в Вефиле, что значит дом Божий (см. XXX паремию стр. 252). Господь напоминает Иако­ву о вефильском Своем явлении ему, бывшему за двадцать лет в день бегства его из родины, с целью внушить ему, что взирает на него с тем же благоволением, какое показал ему тогда, что остается тем же неизменяемым покровителем его, каким явился тогда, что Он обещание Свое благопо­лучно возвратить его на родину и сопровождать его повсю­ду, данное тогда, готов исполнить теперь, и что следствен­но нечего бояться тому, кто имеет такого всемогущего и всеблагого Покровителя и Защитника. – «Идеже помазал еси столп и обетовал обет». В Вефиле, по пробуждении от сна, в котором видел таинственную Лествицу, Иаков, пол­ный благоговения к месту богоявления и благодарности к Явившемуся за Его обетования, обратил камень, который служил ему изголовьем, в священный памятник, принес на этом столпообразном памятнике бескровную жертву, воз­лив на него свой дорожный елей, и дал обет: «Если Бог... сохранит меня в пути моем,.. даст мне хлеб есть и одежду одеться, и я, с помощью Божией, благополучно возвращусь в дом отца моего: то этот камень, поставленный теперь памятником, будет у меня местом молитвы; и из всего, что Ты, Боже, даруешь мне, я посвящу Тебе десятую часть» (Быт 28,20 – 22). Напоминанием о вефильском памятнике и обете Господь хотел оживить и утвердить в Иакове ту преданность к Нему, во свидетельство которой поставлен был памятник и произнесен обет, – преданность, столь нужную Иакову всегда, особенно же в обратном путеше­ствии на родину, предпринять которое Господь повелевает в следующих словах: «востани ныне и изыди в землю рож­дения твоего»"Ныне", – когда же именно? Судя по тому, что это повеление входит в состав рассказа Иакова о сонном видении, бывшем, как видно, в начале последних шести лет службы его у Лавана, нельзя думать, что это повеление, одно и то же с тем, о котором было упомянуто выше в ст. 3-м, и которое дано было в конце сей службы. Должно полагать, что повеление: «востани ныне» и т.д., дано и к исполнению его приступлено еще прежде договора с Лаваном о награде (Быт 30,25), но что договор сей удержал Иакова от возвра­щения в отечество до нового повеления, данного, как мы заметили, в конце шестилетней службы у Лавана.

 

Быт.31:14–15. И отвещавши Рахиль и Лия, рекосте ему [n][Иакову] еда есть нам еще часть или наследие в дому отца нашего? Не яко ли чужия вменихомся ему? продаде бо нас и снеде снедию сребро наше.

Рахиль и Лия, выслушав речь  мужа своего, клонившую­ся к тому, что ему нельзя долее откладывать возвращение на родину, заявляют, что и для них нет никаких побужде­ний оставаться в доме отца своего. «Еда есть нам еще часть или наследие в дому отца нашего?» т. е. сколько бы времени мы ни прожили еще у отца нашего, он по скупости своей ничего не уделил нам в собственность при жизни и ничего не оставит нам в наследство по смерти. –«Не яко ли чужия вменихомся ему?» Он смотрит на нас не как на дочерей, а как на рабынь; относится к нам не как отец, а как корысто­любивый рабовладелец. – «Продаде нас и снеде снедию сребро наше» Ты, муж наш, не мог дать за нас вена отцу нашему, потому что пришел к нам с пустыми руками, и вот он вместо вена пользовался, в продолжение четырнадцати лет, твоею работою как ценой за нас. И хотя единственно тебе обязан своим обогащением, он ничем из нажитого твоими работами имущества своего не поделился ни с тобой, ни с нами; один воспользовался тем серебром, ко­торое накопил, продав нас тебе, как товар за твою работу.

 

Быт.31:16. Все богатство и слава, юже отъя Бог от отца нашего, нам будет и чадом нашим. Ныне убо, елика тебе рече Бог, твори.

Эти слова, составляющие продолжение речи Рахили и Лии к мужу, могут быть изложены так: наш отец по заклю­чении договора с тобой о награде, не раз изменял условия с целью уменьшить тебе награду. Но Бог не дал тебя в обиду ему. При Его благословении большая часть агнцев и козлят в стаде Лавановом, порученном тебе, рождались всегда с таким цветом, какой назначаем был тебе в награду. Таким образом, что было для отца нашего ущербом, которым справедливо наказал его Господь за его корыстолюбие и скупость, то послужило выгодой для тебя и для нас с детьми нашими, которую мы и должны удержать за собой. Но мы не можем быть спокойными за нашу собственность, пока будем жить у отца нашего; положение твое и наше таково, что нельзя долее оставаться у него. Посему если Бог пове­лел тебе возвратиться на родину, поспеши исполнить Его повеление, а мы готовы всюду следовать за тобой. Затем следует описание приключений Иакова на пути к родине и в самой родине, не входящее в паремию.


Вам может быть интересно:

1. Исторический обзор песнопевцев и песнопения греческой Церкви святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

2. Дни богослужения Православной Кафолической Восточной Церкви. Том 1 – Часть VI. Дни седмицы протоиерей Григорий Дебольский

3. Симфония по творениям святителя Феофана, Затворника Вышенского – КНИГИ БОГОСЛУЖЕБНЫЕ святитель Феофан Затворник

4. Толковый Типикон – ИНОСЛАВНЫЕ ВЕЧЕРНИ профессор Михаил Николаевич Скабалланович

5. О церковном богослужении протоиерей Пётр Смирнов

6. Православие. Том 2 – Формирование годового богослужебного круга митрополит Иларион (Алфеев)

7. Чтения по литургическому богословию – Идейное содержание Богослужения на Рождество Христово епископ Вениамин (Милов)

8. Христианская православная утреня профессор Николай Дмитриевич Успенский

9. Толкование паремии из книги пророка Иезекииля епископ Виссарион (Нечаев)

10. Толкование на пророка Иезекииля – Глава 44 блаженный Феодорит Кирский

Комментарии для сайта Cackle