протоиерей Вячеслав Резников

Седмица 1-я по Пятидесятнице

О «малых», о согрешающих и о просящих

Понедельник Св. Духа

Еф. 5:9–19

Мф. 18:10–20

Вот прошел первый день существования Церкви Христовой на земле. Вчера Святой Дух сошел на Апостолов и сообщил полноту Божественных даров; кончились праздничные дни Пятидесятницы, которые начались в день светлого Христова Воскресения. Через неделю начнется Петров пост. Все свершилось, все дано, все открыто, и теперь наступает время подвига, время терпеливого вынашивания семени и принесения духовного плода, который «состоит во всякой благости, праведности и истине».

И вот сегодня, в нарочитый день Святого Духа, Слово Божие дает первые наставления, как жить в Церкви, в этом сообществе верных, призванных, искупленных и освященных Богом. Во-первых: «Смотрите, – говорит Господь, – не призирайте ни одного из малых сих». Кто же эти «малые»? Как о них говорит Сам Господь? А он говорит – ни много, ни мало – что «Ангелы их на небесах всегда видят лицо Отца Моего небесного»; Он говорит, что для того Он и пришел на землю, чтобы «взыскать и спасти погибшее»; Он говорит, что, если потеряется одна из Его овец, то Он оставляет всех ради нее и, найдя, «радуется о ней более, нежели о девяноста девяти не заблудившихся». Ясно, что для Господа «малых» нет, и Он хочет, чтобы и мы это помнили.

Но что делать, если кто-то из братьев причинит нам зло? Господь отвечает: «Если согрешит против тебя брат твой; пойди и обличи его между тобою и им одним. Если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего». Видите? – первым делом наедине, щадя его самолюбие, желая вразумить, веря, что он поступил не по злу, а по неведению, – честно и прямо скажи ему. Мудрые люди так советуют начинать подобные разговоры: «Прости меня, брат, меня смущает то-то и то-то…». Если же он не признает вины, то «возьми с собою еще одного, или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось каждое слово» – может быть, слово этих людей, как беспристрастных, будет более веским для него. «Если же не послушает их, скажи церкви», то есть практически, очевидно, или всему собранию общины, или тому, кто уполномочен говорить от лица ее, кому дана благодатная учительная власть квалифицировать совершенный поступок, опираясь на слово Божие, на законы Вселенской Церкви. Если же он и тут, «если и Церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» … Мы обычно поступаем наоборот: с самим согрешившим промолчим, чтобы «не связываться», а – сразу найдем «одного или двух», но лишь для того, чтобы в разговоре с ними дать волю осуждению и негодованию. А потом пойдем и потихоньку донесем начальству… Господь же учит и не бояться обличить в глаза, и найти силы порвать с упорным, чтобы не быть участником в чужих грехах.

Говорит Господь и о великой пользе того, что мы вместе, в Единой Церкви. Он говорит: «если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле; то чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего небесного. Ибо где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди их». Некоторые по лукавству или по недомыслию пытаются эти слова, обращенные к Церкви, использовать против нее. Они считают, что достаточно двум или трем собраться во имя Христово – и ничего больше не надо. Но что значит «во имя Христово»? Это значит – не только помня звучание Его имени, или – выборочно – то, что нам подходит в Его учении; нет, собраться во имя Христово, это значит – собраться, принимая все, что Он творил и чему учил. А Он как раз и пришел, чтобы было «одно стадо и Один Пастырь» (Ин. 10:16).

И когда говорят, что, чего бы мы ни просили – будет нам, то это, конечно, не значит, что мы можем просить чего-либо греховного. Об этом у Апостола Иакова сказано: «Просите и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для вожделений ваших» (Иак. 4:3).

Итак, прежде всего «испытывайте, что благоугодно Богу»; «смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, потому что дни лукавы. Итак, не будьте нерассудительны, не познавайте, что есть воля Божия; и не упивайтесь вином, от которого бывает распутство; но исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами, и славословиями, и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу».

О блаженствах

Вторник

Мф. 4:25–5:13

Сегодня в церкви читается начало Нагорной проповеди Господа Иисуса Христа, так называемые «заповеди блаженств». Увидев народ, Господь «взошел на гору; и когда сел, приступили к нему ученики Его. И Он, отверзши уста Свои, учил их…». Но учение Его построено как-то странно. Вот на Синайской горе даны были заповеди, как прилично Богу: в огне, в дыме, в трубном звуке!

А здесь Господь не повелевает, Он даже как бы и не учит; Он даже как бы и не обращается к присутствующим, а говорит о ком-то третьем: о каких-то «нищих духом», о каких-то «плачущих», которые «блаженны». Только в конце Он обращается прямо к слушающим, обещая им блаженство; но обещает в тех обстоятельствах, где блаженства как раз невозможно ожидать: «Блаженны вы», – говорит Он, – когда будут поносить вас и гнать, и всячески несправедливо злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь…», – и далее – снова обращаться прямо к слушателям, причем, обращается уже как к совершенным, говоря им: «Вы соль земли…». И это «вы» никак не перетолкуешь: вы и есть – вы, здесь стоящие, видящие Господа и слушающие Его слова.

Заповеди блаженства, это поистине – веяние «хлада тонка», пережитое некогда Илией на горе Хориве (3Цар. 19:12). Косвенно говоря о тех, кто блажен, Господь дает людям возможность самим, без насилия, пробудиться, дает возможность самим потянуться к обещанному блаженству, почувствовать и в самих себе начаток духовной жизни, тончайшее движение угодных Богу чувств и настроений, то есть начать с самого начала, изнутри, от самой сердцевины. И, во-первых, Господь говорит: «блаженны нищие духом… блаженны плачущие… блаженны кроткие…» – блажен, кто перво-наперво ощутил, наконец, свою духовную нищету, свое отпадение от Бога, свое постыдное порабощение греху: блажен, кто плачет об этом и только об этом; блажен, кто ни на кого не гневается и только себя винит в своей беде. То есть блажен, кому открылась бездна собственной пустоты, и через это начало действовать как бы втягивающая сила, которая одна только способна привлечь Божью благодать, Божье милосердие и, в конце концов, стяжать и истинное утешение, и право владеть и управлять Божьим творением, и самое Царство Небесное. «Блаженны алчущие и жаждущие правды…» – блажен, кто в своей блаженной нищете ясно понял, чего он хочет: только правды, какой бы суровой она ни была. Блажен, кто ощутил тягу к истинной духовной пище, к Слову Божию, к этому источнику всякой правды. Ибо только слово, исходящее из уст Божиих, может насытить живую душу; только Тот, Кто сотворил землю, может научить жить на ней. И дальше Господь ублажает тех, в ком уже давно теплится огонь Божией благодати, в ком уже водворились милость, частота сердца, желание и способность поддерживать мир и внутри, и вокруг себя, то есть в ком уже как бы засверкали кристаллики Божественной соли, и кто теперь уже может рассчитывать и на помилование, и на ведение Бога, и на усыновление Ему.

А по-настоящему соль Господня видна только в искушениях, и что обещано было в самом начале, подтверждается только после испытания: «Блаженны изгнанные за правду; ибо их есть Царство Небесное». И поэтому только теперь Он обращается прямо к слушателям, как бы только теперь увидев их, только теперь обретших истинное бытие: «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать, и всячески несправедливо злословить за Меня: радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас. Вы – соль земли…»

Заповеди блаженств поются на каждой Литургии, и в это время священник совершает вход с Евангелием. Евангелие – это как бы Сам Христос, снова и снова идущий на проповедь, вернее, это нескончаемое продолжение той единственной проповеди. А «соль земли» – это снова никто иной, как вы, которые собрались здесь, вокруг Него, невидимо присутствующего; вы, которые слушаете Его слова и участвуете в Его Таинствах. Другого места образования Божией соли нет и не может быть, и, став здесь, вы взяли на себя страшную обязанность быть солью земли, предохранять землю от порчи и разложения. В этом теперь ваша главная задача, ваша главная ценность…

Как веяние «хлада тонка», звучат Господни Слова, и говорят они как бы о ком-то третьем; но если не расслышишь их, если, постояв у этой горы, снова отступишь от нее, то не вернешься на прежнее место, откуда пришел: теперь, по слову Апостола, вернешься уже как пес на свою нечистоту (2Пет.2:22) и при всех прочих достоинствах будешь лишь солью, потерявшей силу, которая уж «ни к чему не годна, как разве выбросить ее вон на попрание людям».

О дубе и желудях

Среда

Мф. 5:20–26

Рим. 1:18–27

Господь сказал:«Без Меня не может делать ничего» (Ин. 15:5). И это первую очередь относится к деланию того, что называется «добром». А «без Меня» означает не только «Без Моей помощи», но и «без Моего повеления»; а прежде всего, конечно, – «без познания Меня». Мы же видим, как появился закон: сначала Бог вывел Свой народ из рабства со многими знамениями и чудесами и только потом уже сказал: «Не убивай; кто же убьет, подлежит суду». И в последствии, когда Он еще более приблизился к людям, неразлучно и неизменно соединился с человеческим естеством, жил рядом с людьми, творил еще более великие чудеса, – только тут Он и законы нравственные дал более глубокие, сказав: «всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду». Чем ближе Бог, тем, разумеется, ближе к Нему должен быть и человек. Поэтому и говорит Господь Своим новозаветным слушателям: «если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев» (то есть ветхозаветных праведников, воспитанных на прежнем, менее полном знании Бога), «то вы не войдете в Царствие Небесное».

Так Господь учил Свой народ, в котором должно было начаться спасение и всех остальных народов. Но и о тех Господь никогда не забывал. И хотя ни не видели всего, что дано было видеть народу израильскому, но Дух Святой устами Апостола свидетельствует: «что можно знать о Боге, явно для них: потому что Бог явил им. Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира чрез рассматривание творений видимы, так что они безответны». Вот, Богодухновенный Апостол указывает на весь мир, как на откровение Божие, как на величайшее и бесконечное чудо, где на всем видна печать Божьего могущества, премудрости и единства. Апостол утверждает, что видящие творение и не познавшие Творца – безответны, то есть не могу иметь никаких оправданий. Мы знаем, что среди язычников всегда были люди, которые очень правильно учили о Боге. Один греческий мудрец так писал еще за несколько веков до пришествия Христова: «Один есть Бог, ни видом, ни мыслию не похожий на смертных; Он вест – зрение, весь – слух, весь – мысль. И без труда Он господствует над миром Своим умом». Но так думали немногие.

В основном же люди «осуетились в умствованиях своих», и мы видим в истории огромное разнообразие заблуждений: от совершенного безбожия – и до всяких извращенных понятий. Люди «славу нетленного бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся… они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца». Поэтому и «открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою», – как на иудеев, так и на язычников. Ведь всякое ложное понятие о Боге неизбежно влечет духовное и телесное растление. Когда человеческая природа теряет в Едином Боге центр своего бытия, она начинает расползаться во все стороны; она становится беззащитной пред всевозможными хищниками: и бесами, и страстями. Это неизбежно само по себе, и Бог может либо временно приостановить, либо – предать закономерному ходу. Гнев Божий и заключается в том, что Он предает все идти своим путем. Так и о Своем народе Он однажды говорил через пророка: «Истреблен будет народ мой… Будут есть и не насытятся; будут блудить и не размножатся… Блуд, вино и напитки завладеют сердцем их», – и все это именно «за недостаток ведения», за то, что «оставили служение Господу» (Ос. 4:6:10:11). Когда Господь предает богоотступников самим себе, тогда их греховное растление выступает во всей неприкрытой, безобразной наготе, так что они «сквернят сами свои тела», разжигаются «похотию друг друга, мужчинах на мужчинах, делая срам, и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение». Так что едва человек отступил от Бога, – «тайна беззакония уже в действии» (2Сол. 2:7). И если еще сохраняется внешнее благообразие, значит, Господь по Своей милости еще не дал пожать посеянное. А рассуждая при этом о нравственности, гуманности и духовности, мы только подбираем желуди, некогда упавшие на землю с древа Божественного откровения.

Поднимем ж голову, взглянем вверх, чтобы увидеть, откуда что нам дается, чтобы, наконец, перестать подрывать корни, обрекая самих себя и своих детей на голодную смерть.

О чужой и о своей жене

Четверг

Мф. 5:27–32

Рим. 1:28–2:9

В сегодняшнем чтении из послания к Римлянам Апостол продолжает показывать связь между отношение к Богу и нравственностью. И вот мы видим, что мало – познать Бога и прославить Его (Рим. 1:21); мало – даже поклониться и служить Ему (Рим. 1:25). Необходимо еще и постоянно «иметь Бога в разуме». Ибо если человек не будет постоянно содержать в разуме то, что есть единое на потребу, то разум его будет занят всякими непотребствами, и такой человек неизбежно будет исполнен «всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, … зависти, убийства, распрей». И это порой доходит до такой степени, что люди делают не только эти непотребства, «но и делающих одобряют», окончательно потеряв и страх, и стыд, и чувства добра и зла. Позже Господь скажет: «Из сердца человека исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф. 15:19). И поэтому с самого начала Он обращается к сердцу человека, говоря о необходимости тщательно хранить его от злых помыслов: «Вы слышали, что сказано древним» «не прелюбодействуй». А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем». При этом Господь говорит, что даже «если правый глаз твой соблазняет тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. И если правая рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя: ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело было ввержено в геенну». Глаз, рука – это непосредственно орудие души. Они призваны мгновенно выполнять нашу волю. И может ли быть что-либо противоестественнее, чем самовольное блуждание глаз, самовольное движение рук? И глаз, и рука должны быть в строгом повиновении, иначе они никому не нужны.

Итак, Господь осудил наравне с грехом и самое желание греха. Но ведь тут неизбежен вопрос: а самое вожделение к чужой жене не есть ли по своему качеству то же, что и к своей? И не логично ли ожидать, что далее Господь к этому нас и поведет, что, мол всякое стремление к женщине есть грех, что в браке, что вне брака, и что лучше или не жениться, или немедленно разойтись?.. но видим другое. Развод, оказывается, был только допущен по несовершенству древних людей. «А Я говорю вам, – обращается Господь к Своим слушателям, – кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует». То есть, с одной стороны, предписывается даже мысли не иметь о чужой жене, а с другой – даже мысли не иметь оставить свою, хотя вожделение к женщине лежит в основе как прелюбодеяния, так и брака.

Как разрешить этот вопрос? … Природа пола есть природа самого человека. Это – великая сила и великая тайна. Не зря же и премудрый Саломон, говоря о четырех непостижимых для себя вещах, называл среди них и «путь мужчины к девице» (Притч. 30:19). И Господь не говорит о том, чего мы не можем вместить, а только показывает пути, которыми можно безопасно провести свой корабль через эту стихию. И один из них – путь брачной жизни. «Если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться» (1Кор. 7:9), – пишет Апостол. Но христианский брак отличается нерасторжимостью, уважением друг в друге образа и подобия Божьего. И если до смерти хранится во Христе верность друг другу, то в ней, очевидно, сама собой перегорает всякая нечистота в отношениях между мужем и женой.

А глазу в руке, если они захотят уклониться в своеволие и произвести соблазн, будем тут же напоминать грозные прещения Господни, что если так, то мы предпочтем лучше без них войти в Царствие Небесное, чем с ними быть вверженными в геенну огненную.

О двух болезнях

Пятница

Мф. 5:33–41

Рим. 2:14–29

В послании к римлянам Апостол часто сопоставляет иудеев и язычников. И, во-первых. Он показывает. Что никто не обделен Божией заботой. И хотя иудеям Бог Сам открылся как единый Бог, дал им закон о богослужении, дал заповеди о добре и зле, – но и другие народы Он не оставил. В сердце каждого человека Он вложил таинственную способность познания как Самого Бога, так и того, что угодно Ему. Он каждому дал разум. Чтобы из рассматривания творений познавать силу и Божество Творца (Рим. 1:20). Он дал каждому и нравственное чувство: «Ибо, когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствуют совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую».

Но Апостол показывает, что – как язычники не хотели ничего видеть и слышать, так и иудеи не столько старались о выполнении заповедей, сколько гордились, что эти заповеди им даны. И Апостол обличает их: «Вот, ты называешься иудеем, и успокаиваешь себя законом, и хвалишься Богом, и знаешь волю Его, и разумеешь лучшее, научаясь из закона, и уверен в себе, что ты путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме, наставник невежд, учитель младенцев, имеющий в законе образец ведения и истины. Как же ты, уча другого, не учишь себя самого? Проповедуя не красть, крадешь? Говоря «не прелюбодействуй», прелюбодействуешь? Гнушаясь идолов, святотатствуешь? Хвалишься законом, преступлением закона бесчестишь Бога?» Ко времени прихода Христа в мир, и иудеи до предела возросли в своей религиозно-национальной гордыне, и язычники до предела затоптали голос совести. И если бы не пришел Христос, то и иудеи, «которые под законом согрешили», были бы осуждены по этому закону, и язычники, «которые, не имея закона согрешили», вне закона и погибли бы (Рим. 2:12).

Но иудейство и язычество – это не просто религиозные группы того времени; это – две вечные болезни человеческого духа. В каждом из нас, в большей или меньшей степени, живут как иудей, так и язычник. Язычник старается на все закрыть глаза, чтобы можно было сказать: я не виноват, мне не говорили, меня не предупреждали. Язычник старается все свалить на судьбу, на предопределение, на расположение звезд и планет, на роковую нашу зависимость от всевозможных причин и влияний. А гордый иудей, если уж видит что-нибудь, или поймет, или усвоит, сразу же ставит это себе в заслугу, в повод превозноситься над другими; дескать, именно меня избрал Господь и привел в Свою церковь, именно мне Он открыл Свои законы!.. – как будто бы законы даются в награду, а не чтобы их выполнять.

И мы часто вполне по-иудейски осуждаем неверующих, негодуем на них, что вот-де, живут и закона Божьего не хотят знать! – и при этом вполне по-язычески сами толком не знаем наших христианских законов. Если мы не убиваем, не крадем, не прелюбодействуем, если мы даже не курим и не пьем, то разве этого достаточно для усыновленных Богом?

«Вы слышали, что сказано «око за око и зуб за зуб». А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто хочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два». – Вот о чем сегодня напомнило Евангелие.

Нам, новому Израилю, Своей Церкви, собранной из всех народов, Господь дал и совесть. Будем же внимательно читать Слово Божие, чтобы оно будило нашу спящую совесть. И будем стараться, чтобы каждое движение пробуждающейся совести сразу бы находило твердую опору в Божественной заповеди.

О православии

Суббота

Мф. 5: 42–48

Рим. 1:7–12

В Евангелии есть разные заповеди. Одни – общие с другими религиями и с теми обычаями, которые стали общечеловеческими, а перед другими – даже считающий себя верующим стоит в недоумении. Так сегодня слышим: «Просящему у тебя дай, а от хотящего занять у тебя не отвращайся». У мирского «здравого смысла» сразу – множество вопросов: а любому ли просящему давать? А не на водку ли он просит? А отдаст ли во-время? А не развратит ли его моя доброта? Но Господь никак не оговаривает, ничем не ограничивает. Он на все случаи жизни говорит: «просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся».

В Истории Церкви есть удивительные примеры. Мы знаем Филарета Милостивого, который, неуклонно выполняя эту заповедь, поначалу совсем разорил свою семью. Его не остановили ни укоры, ни ропот, потому что он твердо усвоил, что выполнить данную Богом заповедь, это – лучшее проявление заботы о семье. Поэтому Господь и его прославил, и семью обогатил. А главное, во всех умножилась вера в неусыпный Божий Промысел.

Был еще такой патриарх Иоанн Милостивый. Когда он шел по городу, его служитель нес мешок с деньгами, и, по слову Иоанна, давал просящим. Подошел нищий. Иоанн велел подать. Но этот проситель обежал вокруг квартала и снова подошел. Иоанн велел снова дать. Но тот забежал в третий раз. Тут служитель не выдержал: «Владыка! этот наглец уже третий раз подходит». Тогда святой человек говорит: «Дай ему вдвойне: уж не Христос ли мой меня искушает?» Вот как можно выполнять эту заповедь. А ведь дальше Господь заповедует такое, что может привести еще в большее недоумение: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, и молитесь за обижающих вас и гонящих вас». Но кто может любить желающих сжить его со света? Конечно же, только тот, кто, еще будучи здесь, уже утвердил свое жительство на небе, кто сердцем своим уже там, где Христос одесную Бога.

В истории Церкви много и таких примеров. Вот умирает старый монах. Вокруг собрались близкие, а он просит позвать соседа, который постоянно обворовывал его и всячески пакостил изо дня в день. Тот приходит. Онах подзывает его к себе и начинает целовать ему руки, говоря: «Братия! вот этими руками вхожу я ныне в Царствие Небесное!».

Известный Афонский подвижник старец Силуан говорил, что главное, что отличает православного от любого другого, называющего себя христианином, это – отношение к врагам: любишь ли ты их?.. Православный – тот, кто право славит Бога, чьей жизнью Бог настолько прославляется, что люди вокруг тоже начинают веровать и славить Его. Если ты за слабой нищенской рукой видишь могучую руку Небесного Хозяина, то люди тоже будут видеть ее. А если в мучителях и врагах ты видишь лишь несчастных, которые губят только себя, а тебя только приближают к вечному блаженству, то, глядя на таких, как ты, каждый от всего сердца воскликнет: «Благодарю Бога моего Иисуса Христа за всех вас, что вера ваша возвещается во всем мире».

О тайне и о суде святых

Неделя 1-я, Всех Святых

Мф. 10:32–33,37–38, 19:27–30

Евр. 11:33–12:2

Сегодня, как всегда в первое воскресенье после сошествия Святого Духа, совершается праздник в честь всех святых.

Для мира жизнь и подвиги святых – непостижимая тайна. Мир недоумевает, читая о людях. Которые «верою побеждали царства, творили правду, получали обетования, заграждали уста львов, угашали силу огня, избегали острия меча, укреплялись от немощи, были крепки на войне, прогоняли полки чужих… другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу; были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке; умирали от меча; скитались в милостях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления. Те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли». Мир вопрошает: «Как это возможно? к чему это нужно? зачем этот фанатизм?»…

Да, есть некая тайна святых, и, не найдя к ней ключа, невозможно понять их удивительную стойкость и верность. Сегодняшнее Евангелие в немногих и кратких словах дает ключ к этой тайне. Церковь напоминает два изречения Господа Иисуса Христа: «всякого, Кто исповедает Меня пред людьми, того исповедую и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я перед Отцем Моим Небесным». И другое: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, недостоин Меня; а кто любит сына или дочь более, нежели Меня, недостоин Меня». Вот, собственно, и вся тайна. Просто те, которых мы называем «святыми», приняли Христа не как «идеал», не как «принцип» или «идею», но – приняли Его как живую Божественную Личность; они выбрали Его из всех других личностей – и человеческих, и ангельских; они не постыдились и не побоялись ввести Его в общество тех, для кого Он или ничто, или нечто туманное и неопределенное, ввели как своего Избранника, Который для них бесконечно дороже любых, самых высоких человеческих связей.

Отныне, кто бы ни сказал им: «выбирай: я или Христос», – они, не сомневаясь, выберут Христа. Поэтому и Христос исповедует их пред Отцом Небесным; поэтому дает им и силу, и терпение; поэтому, когда придет время последнего Страшного суда, «когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей», сядут и они «на двенадцати престолах, судить двенадцать колен Израилевых». Господь сказал тогда только об Апостолах, потому что тогда только они были в числе Его учеников. Потом, устами Апостола Павла, Он сказал, что и все «святые будут судить», и не только двенадцать колен Израилевых, но и весь «мир» (1Кор. 6:2). И как суд Божий состоит в том, что «свет пришел в мир, но люди более возлюбили тьму, нежели свет; потому что дела их были злы» (Ин. 3:19); так и суд святых только в том, что будет Христос; будут они, которые выбрали Его и последовали за Ним, и будут те, которые выбрали Его и последовали за Ним, и будут те, которые не выбрали, погнушались, постыдились, побоялись. А Он – вот, с Отцом Небесным, со Святым Духом, со святыми Ангелами, Весь – Слава, Весь – Могущество, Весь – Любовь. Весь – Такой, Каким, собственно, и был всегда. Вот и весь суд.

Но, слава долготерпеливому Богу, что еще есть для нас время на покаяние. Святые уже выбрали, а мы еще колеблемся. Святые уже дошли, а мы еще идем. Святые уже восстали совершенным восстанием, а мы еще падаем встаем, встаем и снова падаем… Но, «имея вокруг себя такое облако свидетелей … с терпением будем проходить предлежащее нам поприще».


Источник: Двести двадцать две проповеди на ежедневные церковные апостольские и евангельские чтения начиная от Пасхи / Свящ. Вячеслав Резников. - Москва : Изд-во Братства святителя Алексия, 1999. - 510, [1] с.; 20 см. - (В помощь постоянному читателю Нового Завета).

Комментарии для сайта Cackle