Глава III. «...Начал отходить от нас мрак идольский, и воссиял свет благоверия»

Святые братья-мученики Флор и Лавр

Флор и Лавр были родными братьями не только по плоти, но и по духу, так как единодушно веровали во Христа и угождали Ему добрыми делами. Сначала они жили в Византии, затем переселились в Иллирию (ныне земли Югославии: Босния, Герцеговина, Сербия и другие страны Балканского полуострова). От христиан Прокла и Максима братья научились ремеслу каменотесов и стали в этом ремесле искуснейшими в Иллирии. Но от Прокла и Максима святые братья научились и богоугодной жизни. Благочестивые учителя Флора и Лавра были преданы смерти за веру во Христа, а спустя некоторое время вслед за ними и святые братья унаследовали мученические венцы. Это произошло так.

Когда правитель соседней области обратился к правителю Иллирии Ликиону с просьбой прислать ему искусных каменщиков для постройки языческого храма, тот отправил туда Флора и Лавра как лучших знатоков строительного дела. Сооружая храм, братья раздавали бедным плату, получаемую за свой труд, и при этом учили людей святой вере во Христа. Они проповедовали язычникам Истинного Бога, кормили голодных и бедных, ночами молились о просвещении людей. Святые братья обратили ко Христу множество людей, среди которых был и языческий жрец со своим сыном.

Однажды, когда святые Флор и Лавр тесали камень, к ним подошел юный сын жреца и, став близко, смотрел на их работу. Вдруг от камня отскочил осколок, ударил юношу в глаз и выбил его. На крик раненого юноши прибежал его отец, языческий жрец по имени Мемертин. Видя, что лицо сына окровавлено и глаз выпал, Мемертин бросился было на работников, чтобы побить их. Но бывшие здесь другие рабочие удержали его, удостоверяя, что святые братья невиновны. Флор и Лавр пообещали разгневанному отцу, что его сын получит исцеление.

Они взяли юношу на ночь к себе в дом и стали учить его познанию единого Истинного Бога Иисуса Христа и говорили ему: «Если будешь всем сердцем веровать в Того Бога, о Котором мы возвещаем тебе, то глаз твой скоро будет здоров».278 На что юноша ответил: «Если глаз мой станет таким же, как и прежде, то я уверую в вашего Бога и буду чтить Его. Без сомнения, больше надлежит веровать в Того Бога, Который исцеляет больных и возвращает зрение слепым, нежели в тех богов, которые не только больных не исцеляют, но и здоровых делают больными».279

При этом юноша рассказал святым о таком случае: «Есть среди наших жрецов один жрец по имени Ерм. Когда несколько лет назад хотели поставить его в жреческое звание, то привели к идолу Зевса, чтобы возложить руку идола на его голову. Такой существует у нас обряд при поставлении в жречество. Он состоит в том, что руку идола, приделанную к плечам и движущуюся в суставе, жрецы при помощи серебряной цепи поднимают вверх, а потом опускают на голову поставляемого. Когда эту руку спускали на голову Ерма, то серебряная цепь случайно выскользнула из рук державших ее, и рука идола, упав на лицо Ерма, ободрала его ногтями вплоть до костей, так что до сего дня издалека видны зубы его. И ни один бог не оказал ему помощи, напротив, ему делается все хуже».280

Святые Флор и Лавр со слезами начали молиться Богу о том, чтобы Он исцелил юношу и просветил не только его телесный глаз, но и душевные его очи. После усердной молитвы братья осенили больной глаз юноши крестным знамением, и глаз немедленно зажил и так же хорошо видел, как и прежде. Вследствие такого чуда уверовал во Христа не только исцеленный юноша, но и отец его, и из служителя демонов стал рабом Господа нашего Иисуса Христа.

После этого святые работники Флор и Лавр, получая в своей работе помощь от Ангела Божия, в короткое время окончили постройку храма, но не оставили его для жилища идолов, а освятили его для прославления пресвятого имени Иисуса Христа. Они поставили в храме к востоку честной крест и, собрав до трехсот человек бедняков, братьев своих по вере, совершили всенощную молитву, прославляя Христа Бога.

Во время молитвы сошел свыше свет неизреченной небесной славы и наполнил храм дивным сиянием. По окончании всенощной молитвы все бывшие в храме отправились к стоявшему неподалеку зданию, в котором находились приготовленные для нового храма идолы, и, обвязав шеи этих идолов своими поясами, стали влачить их по земле, бить и ломать и, таким образом, раздробили их на мелкие части.

Узнав о случившемся, местный правитель велел взять братьев и всех, кто был с ними, в том числе Мемертина с сыном. Их всех приговорили к сожжению, а Флора и Лавра отослали к правителю Иллирии Ликиону. Ликион обстоятельно расспросил их обо всем и, узнав, что они христиане и остаются непоколебимыми в своей вере, велел сбросить их в глубокий колодец и засыпать землей живых.

Мученик архидиакон Евпл

Мученик архидиакон Евпл пострадал в 304 году при императорах Диоклетиане (284–305) и Максимиане (284–305). Он служил в сицилийском городе Катане. Всегда нося при себе Евангелие, святой Евпл бесстрашно проповедовал язычникам о Христе. Однажды, когда он читал и объяснял Евангелие собравшемуся народу, его схватили и представили правителю города Калвисиану. Святой Евпл исповедал себя христианином и обличил идольское нечестие. За это его предали мучениям. Израненного святого бросили в темницу, где он пробыл в молитве 7 дней. Господь извел в темнице мученику источник воды для утоления жажды. Представ вторично судье, укрепленный и радостный, он вновь исповедал веру во Христа и обличил мучителя за пролитие крови неповинных христиан. Судья велел оторвать святому уши и отрубить голову. Когда святого повели на казнь, ему на шею повесили Евангелие. Испросив время на молитву, архидиакон стал опять читать и разъяснять народу Евангелие. Многие из язычников уверовали во Христа. Воины взяли архидиакона и усекли мечом.

В царствование Диоклетиана и Максимиана гонение на христиан распространилось по всей вселенной. В это время упомянутыми нечестивыми царями в Сицилию был послан для розыска и мучений христиан один известный своею жестокостью князь, по имени Пентагур. Придя в город Катану, мучитель приказал городскому начальнику Калвисиану собрать на площадь весь народ, не только живущий в городе, но и в окрестностях. На Ахиллиевой площади было приготовлено место для зрелища, и на звуки труб и бубнов собралось множество народа обоего пола и разного возраста. Сюда пришел и князь Пентагур с Калвисианом; увидев народ, он спросил последнего:

– Все ли воздают честь и поклонение и приносят жертвы нашим богам?281

Калвисиан отвечал:

– Поистине, светлый князь, все, которых ты видишь, усердно служат великим богам, принося множество жертв; среди них нет ни одного нечестивца.

Этот ответ Пентагура очень обрадовал, и он выразил свое одобрение как народу, так и начальнику города; затем, обнародовав повеление царей, он пред всеми дал власть Калвисиану: если найдется кто-либо называющий себя христианином, то он может предать его мучениям и умертвить. После этого Пентагур удалился в другие города; Калвисиан же призвал к себе преторских слуг и приказал им тщательно разыскивать, не найдется ли где-либо в городе или его окрестностях кто-либо, хотя бы даже тайно исповедующий христианскую веру, – такого человека они должны взять для мучений. Тогда подошел один из слуг и сказал:

– Здесь, в городе, есть человек по имени Евпл, он носит с собою какую-то книгу и, обходя дома и улицы, учит народ, называя великим христианского Бога. (Святой Евпл был диаконом и носил с собою Евангелие, читая из него народу о чудесах Христовых, он учил его веровать во Спасителя.)

Услышав это, Калвисиан тотчас послал взять его и привести к себе связанного. Воины отправились, разыскивая святого Евпла по всему городу; наконец они нашли его в одной бедной хижине, где он читал святое Евангелие, поучая слушающих; воины взяли его, связали ему сзади руки и повели на суд к городскому начальнику, захватив и Евангелие. Увидев святого Евпла, Калвисиан сказал:

– Ты ли хулитель богов и преступник приказаний царских?

Святой Евпл отвечал:

– Кто такие ваши боги, чтобы я почитал их?

– Наши боги – Юпитер, Асклипий и Диана, – сказал Калвисиан.

– Ты, – возразил ему святой, – слеп, не зная единого истинного Бога, сотворившего небо и землю, создавшего человека из земли и нас, христиан, облекшего бесценною и пресветлою одеждою бессмертия, которая есть святое крещение.

– Ты потому говоришь так горделиво, что не испытал еще мучений, – сказал Калвисиан.

– Для меня эти муки венец светлый, а для тебя тьма и погибель, – возразил святой Евпл.

Тогда Калвисиан, сильно разгневавшись, приказал повесить святого Евпла и строгать его железными гребнями. Во время этих мучений святой Евпл поднял к небу глаза свои и, молясь, говорил:

– Господи Иисусе Христе, облеки меня, с которого как одежду совлекают теперь плоть, бессмертием в будущей жизни, даруй мне на час сей крепость, чтобы не победили меня муки. И с неба был голос:

– Мужайся и крепись, Евпл! Тебе уже уготована истинная одежда.

Долго строгали святого мученика, причем Калвисиан говорил ему:

– Неужели ты не оставишь своего заблуждения? Почему ты не хочешь войти в храм богов и принести им жертву, чтобы от них получить прощение своих грехов, от царей – честь и богатство, от нас – предложение дружбы; вообще через это ты приобрел бы много золота и серебра.

– О, сын погибели, слуга и сообщник дьявола! – отвечал святой Евпл, – не знаешь ли, как грозно в день страшного суда Божия ты будешь наказан за всех тех, которых теперь склоняешь к идолопоклонству золотом и серебром?

Еще более разгневавшись, мучитель приказал бить святого по челюстям железными молотками и сокрушать ему бедра и голени. Во время этих побоев святой Евпл укорял мучителя, говоря:

– Безумный, ослепленный злобою человек! К чему ты причиняешь мне эти муки, которые я, укрепляемый моим Богом, считаю за паутинные сети? Если можешь, изобрети еще более лютые, а эти для меня не более, как игра.

После этого Калвисиан приказал отвязать святого Евпла и, повесив ему на шею Евангелие, отвести в темницу, при этом он велел особенно тщательно запереть тюремные двери и запечатать их его перстнем, и поставить стражу, чтобы никто не мог пройти к святому Евплу и принести с собою хлеба и воды: Калвисиан хотел, чтобы он, мучимый жаждою и голодом, умер. Святой Евпл пробыл в темнице семь дней и ночей и почувствовал сильнейшую жажду; тогда он помолился Господу:

– Господи Иисусе Христе, истинный Бог наш, дарующий пищу всему живущему, Ты, напоивший в древности людей Твоих, водимых по пустыне Моисеем, источив им из камня живую воду (Исх.17:6),

Ты, изведший для Сампсона воду из сухой челюсти ослиной (Суд.15:19) и омывший нас водою святого крещения, дай и мне, молю Тебя, прохладу, ибо я изнемогаю от жажды: повели, да истечет в темнице этой источник воды и утолит жажду мою, и все узнают, что Ты один Бог и нет другого, подобного Тебе.

Когда святой Евпл окончил эту молитву, внезапно в темнице появился источник воды; он выпил этой воды и удовлетворил ею не только свою жажду, но и свой голод, как будто бы пищею; святой Евпл воспел, славя и благодаря Бога. По прошествии семи дней, Калвисиан приказал вывести из темницы мученика, если он еще жив: он полагал, что святой Евпл отчасти от ран, отчасти от голода и жажды уже умер. Когда воины пришли и открыли двери темницы, то пришли в ужас, увидев, что вся темница полна воды. Святой же Евпл простер руки над водою, как бы повелевая, и вода тотчас стала невидима. Воины сказали друг другу:

– Поистине велик Бог, Которому служит этот человек!

И, взяв святого мученика, они повели его в дом городского начальника. Последний, увидев, что святой Евпл нисколько не изменился телом и весел, точно идет с пиршества, очень удивился и сказал:

– Хотя теперь поклонись богам, прежде чем тебе не отсекут головы.

Святой Евпл отвечал:

– Коварный и ослепленный друг дьявола! Кому охота оставить свет для того, чтобы ходить во тьме?

Разгневанный градоначальник приказал оторвать ему уши железными крючками и отвести связанного в претор для суда; сюда пришел и сам мучитель и, севши на своем месте, долго принуждал святого к принесению нечестивых жертв, но, видя, что святой Евпл остается непреклонным, Калвисиан осудил его на усекновением мечом. Выслушав свой смертный приговор, святой Евпл просил градоначальника, чтобы пред усекновением ему дано было время для молитвы, Калвисиан изъявил свое согласие на просьбу. Когда воины повели святого мученика на казнь, то им сопутствовала большая толпа народа, среди которой немало было и христиан, тайно державшихся своей веры. Достигнув места, святой Евпл остановился; потом, обратившись к народу, взял Евангелие, которое всегда носил с собою, и, открыв, начал читать о чудесах Христовых, поучая познанию истинного Бога, и многие из язычников просветились светом истины Христовой. Затем святой Евпл начал молиться Богу, и к нему пришел глас свыше:

– Блажен ты, Евпл, добрый и верный раб Мой, гряди и вступи в радость Господа твоего, наслаждаясь покоем со всеми от века благоугодившими Мне!

После того как раздался этот глас, святой Евпл преклонил главу свою и, по усечении ее, отошел ко Господу своему: его страдания закончились в одиннадцатый день августа месяца.282 Благоговейные мужи из христиан взяли честное тело и главу и погребли в особо уготованном месте, и по молитвам святого мученика при гробнице его совершалось много исцелений, в которых действовала благодать Господа нашего Иисуса Христа, Ему же со Отцом и Святым Духом честь и слава во веки. Аминь.

Житие святого мученика Вонифатия

Святой мученик Вонифатий был рабом богатой молодой римлянки Аглаиды и состоял с ней в беззаконном сожительстве. Но оба они чувствовали угрызения совести и хотели как-то омыть свой грех. И Господь дал им возможность очистить грехи своей кровью и закончить грешную жизнь покаянием. Аглаида узнала, что если с благоговением хранить в доме мощи святых мучеников, то их молитвами легче получить спасение, ибо под их благодатным воздействием умаляются грехи и воцаряются добродетели. Она снарядила Вонифатия на Восток, где в то время шло жестокое гонение на христиан, и просила привезти мощи какого-либо мученика, чтобы он стал их руководителем и покровителем. Вонифатий на прощание, смеясь, спросил: «А что, госпожа, если я не найду мощей, а сам пострадаю за Христа, примешь ли ты мое тело с честью?» Аглаида отнеслась серьезно к его словам и укорила его в том, что он, отправляясь на святое дело, позволяет себе вольности. Вонифатий задумался над ее словами, и всё время пути был сосредоточенным.

Приехав в Киликию, в город Таре, Вонифатий оставил в гостинице своих спутников и пошел на городскую площадь, где мучили христиан. Потрясенный зрелищем страшных пыток, видя просветленные благодатью Господней лица святых мучеников, Вонифатий, по влечению своего сострадательного сердца, бросился к ним, целовал им ноги и просил святых молитв, чтобы и ему удостоиться пострадать с ними. Тогда судья спросил Вонифатия, кто он. Вонифатий ответил: «Я христианин», – и затем отказался принести жертву идолам. Его тут же предали на мучения: били так, что мясо отпадало от костей, вонзали иглы под ногти, наконец, влили в горло расплавленное олово, но силой Господней он остался жив. Окружавшие судилище люди пришли в возмущение, они стали бросать в судью камни, а затем устремились к языческому капищу, чтобы низвергнуть идолов. На следующее утро, когда волнения несколько затихли, судья распорядился бросить святого мученика в котел с кипящей смолой, но и это не причинило страдальцу никакого вреда: его оросил сошедший с небес Ангел, а смола вылилась из котла, вспыхнула и обожгла самих мучителей. Тогда святой Вонифатий был приговорен к усечению мечом. Из раны истекли кровь и молоко; видя такое чудо, около 550 человек уверовали во Христа.

Между тем спутники святого Вонифатия, напрасно прождав его два дня в гостинице, стали его разыскивать, предполагая, что он предался легкомысленному времяпрепровождению. Сначала поиски были безуспешны, но, наконец, они встретили человека, бывшего очевидцем мученической смерти святого. Этот свидетель и привел их туда, где еще лежало обезглавленное тело. Спутники святого Вонифатия со слезами просили у него прощения за неподобные мысли о нем и, выкупив за большие деньги останки мученика, привезли их в Рим.

Накануне их прибытия Аглаиде во сне явился Ангел и велел ей приготовиться принять бывшего раба ее, а теперь господина и покровителя, сослужителя Ангелов. Аглаида призвала клириков, с великим почетом приняла честные мощи, а затем построила на месте его погребения храм во имя святого мученика и положила там мощи, прославившиеся множеством чудес. Раздав нищим всё свое имение, она удалилась в монастырь, где провела в покаянии восемнадцать лет и при жизни стяжала чудесный дар изгонять нечистых духов. Похоронили святую близ могилы мученика Вонифатия.

Священномученик Косма Этолийский

Космa родился в Греции в османский период, в 1714 году, в семье ткачей. Начальное обучение он проходил на родине под руководством архидиакона Анании Дервишана, завершил же свое образование на Святой Афонской Горе, в Ватопедском училище, у таких известнейших в то время учителей, как Николай Царцулия (из Мезовы) и Евгений Булгарис (впоследствии, в 1775–1779 годах, архиепископ Екатеринославский и Херсонский).

Оставшись на Афоне в Филофеевской обители для преуспевания в духовных трудах, он был пострижен в иноческий чин с именем Косма, а затем рукоположен во священники.

Стремление направить на путь спасения и укрепить в вере братьев-христиан побудило святого Косму испросить благословение духовных отцов и уйти в Константинополь.

Его очень тревожило то, что за 300 лет господства турок одичали его соотечественники. По словам историков, в то время в стране процветали безграмотность и дикость. Греки восставали, но все народные восстания топились турками в крови. Происходила массовая исламизация христиан. В одном только Северном Эпире мусульманами стали более полумиллиона человек. Косма, сокрушаясь о своих соотечественниках: «Какую великую нужду в Божьем Слове имеют братья мои, христиане!», – отправился на Родину с проповедью.

Афанасий Зоитакис пишет в житии Космы Этолийского, что поначалу соотечественники встретили проповедника враждебно. Святому пришлось перетерпеть злобные насмешки и неприкрытую иронию людей, бесконечно далеких от Церкви и относившихся к ней с презрением. Многие люди впервые слышали слова евангельской проповеди. Косма крестил людей, объяснял им значение таинств, строил церкви, часовни и школы.

Святой Косма начал проповедовать Святое Евангелие, стал возвещать его сначала в церквах Константинополя и окрестных селениях, затем в придунайских княжествах, в Фессалониках, в Веррии, в Македонии, в областях Химаре, Акарнании, Этолии, на островах Святой Мавры, Кефалонии и в других местах. Со временем греки так полюбили Косму, что за ним ходили огромные толпы народа: священники, совершавшие литургии и молебны, а также миряне, которые не хотели пропустить ни одной проповеди. Иногда за святым следовало по две-три тысячи человек.

Бог утверждал слова Космы знамениями и чудесами. Например, как-то раз в селении Петрохори селяне предложили святому трапезу, но воды у них не было. Тогда Косма взял в руки посох и осенил крестным знамением скалу. Камень тут же рассекся, и из него потекла вода. Этот источник существует до сих пор.

Особое внимание святой уделил миссионерской деятельности в венецианских владениях, где проповедовали латиняне. Католики, местная знать и ростовщики всеми силами пытались запретить Косме проповедовать.

Ростовщиков-евреев злило то, что святой призывал народ не занимать у них деньги. Косма добился переноса торговых дней на субботу, тем самым парализовав торговлю иудеев. Иудеями была написана жалоба, и она сохранилась до наших дней.

Также проповедь святого была ненавистна прикормленному турками и католиками высшему духовенству, которое не заботилось о православном воспитании. Несмотря на все козни врагов, Косме удалось обойти венецианские владения с проповедью, хотя и не без конфликтов.

Где бы святой ни проповедовал, он всегда учил народ не торговать по воскресеньям и не работать, а посвящать этот день Богу. Как-то раз одна женщина в воскресный день поставила тесто, а вынула из печи хлеб красного цвета, как будто замешанный на крови. У купца же, торговавшего в воскресенье, отнялась рука. После того как он исповедовал свой грех Косме, он исцелился. Так как церкви не вмещали всех желавших послушать мудрого проповедника, святой Косма с собором иереев совершал бдения в полях, на площадях, где тысячи людей молились о живых и усопших и назидались его наставлениями.

Иудеи подкупили Куртпашу, прося его убить Косму. Косма был обвинён как русский агент. По этому обвинению он был арестован и повешен в субботу 24 августа 1779 года в селе Коликантаси, недалеко от Берата.

В 1813 году Алипаша, стараясь заручиться поддержкой православных греков в своей борьбе против султана, распорядился построить церковь на месте казни Космы возле устья реки Семани, где и были захоронены его останки.

В 1984 году останки были перенесены в археологический музей албанского города Фиери. Другие мощи святого были перенесены в Собор Благовещения Пресвятой Богородицы (Афины).

Косма Этолийский был канонизирован Вселенским Патриархом 20 апреля 1961 года и память Космы Этолийского отмечается 24 августа, в день когда он принял мученическую смерть.283

Святой мученик Каллиник

Святой мученик Каллиник родился в четвертом веке в Киликии и был воспитан в христианском благочестии. Достигши зрелого возраста, Каллиник увидел, как много людей держится языческого нечестия; помраченные бесовскою прелестью, они далеки от Владыки Христа, веруют в камни бездушные и приносят жертвы идолам. Горько плакал Каллиник о погибели этих людей и решил начать открыто их учить познанию истины, чтобы обратились они от своего заблуждения и уверовали во Христа Бога. Проповедуя, подобно апостолам, Слово Божие, прошел Каллиник многие города и селения и прибыл, наконец, в галатийский город Анкиру. В этом городе он оставался довольно долгое время. Заботясь о спасении душ человеческих и трудясь во благовестии Христовом, он многих обратил ко Христу. За это он был схвачен неверными и представлен на суд князю Сакердону. Сакердон был усерднейший служитель идолов, враг Христов и лютый гонитель христиан. Приведя к нему Каллиника, нечестивые возопили:

– Вот чужестранец Каллиник, который научает людей, чтобы они не приносили жертв богам и не поклонялись им, и многих он уже прельстил.

С яростью взглянув на святого, князь грозно стал его допрашивать:

– Как ты осмелился, безумец, будучи здесь пришлецом, развращать народ, научая его оставить богов, которые мир сотворили и которых почитает царь, и все власти, и вся вселенная? Разве не ведаешь ты их могущество?

Святой кротко отвечал ему:

– Раб я Христов. Видя, как люди идут к погибели, я болею за них сердцем, и сколько могу, стараюсь добрым учением обратить их от тьмы к свету, и от погибели ко спасению. Ибо в наших книгах написано: «Обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак.5:20). Хотел бы я и тебя привести к свету от обдержащего тебя бесовского помрачения и наставить на истинный путь.

Князь, исполненный гнева, сказал:

– Ужели ты хочешь и думаешь, чтобы я отверг богов и, послушав твоих безумных слов, предпочел блаженной жизни горькую смерть. Нет, никогда! Наоборот, я буду убеждать тебя, даже против твоей воли, поклониться нашим богам. Ибо я предам тебя лютым мучениям и тогда посмотрю, придет ли твой Бог, чтобы избавить тебя от моей власти. Не пощажу твоего тела до тех пор, пока ты не познаешь силы и власти богов и не принесешь им жертвы.

Святой мужественно отвечал Сакердону:

– Всякое мучение ради Господа моего для меня так же желанно, как голодному пища. Не медли поэтому и не трать времени на угрозы, а начни на деле свое мучительство. Вот тело мое – оно готово на муки. В душе же моей Сам Бог, Который уготовит мне спасение, а тебе погибель.

Еще более разгневанный, князь сказал:

– Несчастный! Как ты смеешь досаждать мне такими речами? Клянусь богами, что не помилую я тебя, но сдеру тело твое с костей, всякое мучение измыслю для тебя до тех пор, пока не погибнешь ты лютой смертью.

Святой отвечал:

– Сквернейший из всех нечестивцев! Доколе ты будешь напрасно терять время в своей ярости, а к делу не приступать. Предавай мучению меня, и уведай мужество и великодушие подвижника Христова, ожидающего принять от своего Спасителя победный венец.

Тогда мучитель повелел обнажить мученика и истязать его, пока он не согласится принести жертву богам.

Мучитель велел снять с древа страдальца Христова, обуть его в железные сапоги с острыми гвоздями внутри, вести в город Гангры, отстоящий от Анкиры в восьмидесяти поприщах, и там сжечь его. Так он решил сделать потому, что в этом городе Каллиник обратил весьма многих ко Христу. Он думал, что, увидев мученическую кончину Каллиника, эти новообращенные ужаснутся и возвратятся к прежней вере. Итак, лютый князь предал воина Христова в руки своих жестоких солдат и отдал им приказ самим ехать на борзых конях, а мученика гнать пред собою впереди, понуждая его идти побоями. Обутый в железные сапоги с гвоздями, мученик воспевал псалом Давидов: «Твердо уповал я на Господа, и Он приклонился ко мне и услышал вопль мой; извлек меня из страшного рва, из тинистого болота, и поставил на камне ноги мои и утвердил стопы мои» (Пс.39:2–3).

Когда они прошли шестьдесят поприщ и пришли на место, называемое Матрика, воины от сильного солнечного зноя – ибо был июль месяц – стали мучиться жаждой. Воды на пути нигде не было, и воины изнемогали сами, и кони их едва дышали. Тогда они возопили к святому со слезами:

– Раб истинного Бога, помилуй нас, отчаявшихся в самой жизни нашей. Умоли Бога твоего, чтобы Он дал нам воду, и мы не умерли. Слышали мы, что Бог твой всемогущ. Забудь же, что мы тебе причинили страдания: не по нашей воле, а по повелению князя мучили мы тебя.

Видя, что они умирают от жажды, святой Каллиник пожалел их и, желая сделать добро врагам своим, стал около случившегося на дороге камня, и, возведя очи на небо, стал молиться:

– Владыка неба и земли, и моря, и всей твари! Ты в древности напоил водою из камня странствующих в пустыне Моисея и бывший с ним народ. Покажи и ныне чудеса Твои: пусть по Твоему повелению из камня сего потечет вода и напоит сих жаждущих, чтобы и тем, кто не ведает Тебя, были явны преславные дела Твои и прославилось Твое святое имя.

Как только он окончил молитву, тотчас из камня забил источник живой воды. Все пили, утоляли жажду и громко взывали:

– Велик Бог христианский, и славен более всех!

С того часа сей источник не переставал давать воду в незабвенную память чуда Божия, совершившегося по молитвам мученика.

Достаточно прохладившись, воины и кони их совершили путь уже без труда и прибыли в Гангры. Не хотелось им предавать на смерть своего благодетеля Каллиника, избавившего их в пути от гибели. Но боясь, что князь, разгневавшись, предаст их смерти, исполнили его повеление. Разжегши печь, поставили мученика близ самого пламени. Он же, радуясь и веселясь, осенил себя крестным знамением и стал молиться:

– Отче небесный! Благодарю Тебя, что Ты удостоил меня умереть за имя Твое святое. Прими в мире дух мой и посрами Твоих врагов, всесильный Боже!

С такими словами вошел он в самую средину пылавшей огнем печи и возлегши, предал святую свою душу в руки Божии.

Память мученика Каллиника празднуется 29 июля по старому стилю.284

Петр Алеут

Петр Алеут (до крещения Чунагнак) – святой, о мученическом подвиге которого известно из писем Семена Яновского (схимонаха Сергия), правителя Русской Америки в 1818–1820 годах, в 1815 году был замучен до смерти за исповедание Православия и отказ принять католическую веру.

Самым южным поселением Русской Америки, основанным в 1812 году Российско-Американской компанией для сельскохозяйственных нужд русской Аляски, был Форт-Росс. Форт располагался на побережье Северной Калифорнии, в 80 км от Сан-Франциско, имея стратегически выгодное местоположение, новое поселение не давало покоя испанским колонизаторам, имевшим свои виды на территорию.

В 1815 году поблизости от Форт-Росса группа из 14 кадьякских алеутов, работавших на Российско-Американскую компанию, занималась промыслом морских животных. Лодки ветром прибило к берегу залива Сан-Педро, где их захватили в плен испанские солдаты, обвинив в незаконном промысле в испанской акватории.

Яновский пишет, что солдаты передали алеутов католическим священникам, которые стали принуждать принять католическую веру. Исследователи в качестве их возможного места мучения называют францисканскую миссию Долорес. На попытки францисканцев навязать католичество, алеуты показывали нательные крестики и отвечали: «Мы христиане, мы крещены».285 Им возражали, что, по мнению католиков, они еретики. Им дали время на размышления, оставив по двое в заточении. Через некоторое время Петра и его соседа алеута Ивана Кееплия (иначе именуемого Кыхляй) снова стали допрашивать. Именно Иван стал свидетелем мученического подвига Петра. Петру отрезали по одному суставу пальцев на ногах, потом по другому, но тот только повторял: «Я христианин и не изменю своей вере».286 Мученическую пытку повторили на руках, потом отрубили ступни ног и кисти рук.

Святой терпел до конца и скончался от истечения крови.

На другой день пытки над алеутами должны были продолжиться, но из Монтерея поступило распоряжение отконвоировать к ним русских пленников. Таким образом, алеуты были спасены.

В 1819 году бежавший из испанского плена Иван Кееплий добрался до Форт-Росса, а затем и до Новоархангельска. Он и рассказал об этой истории Яновскому, а оказавшись в очередной раз на Еловом острове, Яновский сообщил о Петре Алеуте святому Герману. Отец Герман спросил: «А как звали этого замученного алеута?» Яновский ответил: «Петр, а фамилии не припомню». Тогда отец Герман встал перед образом, благоговейно перекрестился и произнес эти слова: «Святой новомученик Петр, моли Бога о нас!».287

Святой Петр Алеут был канонизирован Православной Церковью в Америке в 1980 году, десять лет спустя после прославления преподобного Германа Аляскинского. Его память чтится также Русской Зарубежной Церковью в день Собора первых мучеников Американской земли – 12 (25) декабря.

В честь святого Петра Алеута в Северной Америке воздвигнуто несколько храмов.

Святой Алексий Товт

3 апреля 2001 года Священный Синод Русской Православной Церкви установил праздник Собора галицких святых. В числе вновь прославляемых святых – протоиерей Алексий Товт (1853–1909), чья выдающаяся миссионерская деятельность связана с карпаторусской колонией в США, куда он пришел сам и привел за собой в Православие сотни тысяч карпаторуссов.

В последней четверти XIX века тяжелейшие экономические условия гнали огромное количество карпаторуссов в США, где они шли на самые низкооплачиваемые работы – шахтерами и т.д. Там они соприкоснулись с достаточно большой великорусской диаспорой и бурно развивающейся Русской Православной Церковью в Америке, которая не только окормляла русских, но и вела активную миссионерскую работу среди индейского и англоязычного населения США. Сначала русская православная кафедра находилась на Аляске, но с ростом паствы в 1881 году она была перенесена в Сан-Франциско.

Тогда же в США начали появляться и первые переселенцы из Галиции и Подкарпатья.

Отец Алексий Товт, служивший в Миннеаполисе, стал председателем собраний униатских священников, прибывших из южных губерний России. К 1890 году в Америке было десять униатских священников, четыре из Пряшевской, трое из Мукачевской (Подкарпатье) и трое из Львовской (Галиция) епархий.

Алексий Товт родился 14 марта 1853 года близ города Прешова в Словакии, входившей тогда в состав Австро-Венгрии, в семье священника-униата, настоятеля храма в округе Сепеш Георгия, и Цецилии Товт. Брат Алексия был униатским священником, а дядя – епископом. Начальное образование Алексий получил в местной школе, прошел военную службу, учился в течение года в римо-католической семинарии в Эстергоме, закончил семинарию в Унгваре и богословский факультет в Прешовском университете.

В 1878 году Алексий был рукоположен во священника дядей, униатским прешовским епископом Николаем (Товтом), служил на приходах в Словакии, был назначен заведующим канцелярией Прешовской епархии. В 1881 году отец Алексий стал ректором греко-католической семинарии в Прешове и профессором кафедры канонического права и церковной истории. Отец Алексий владел наречиями карпаторусского населения, а также венгерским, русским, немецким, латинским и отчасти греческим языками.

В ноябре 1889 года в ответ на прошение униатского прихода в США епископ Прешовский Иоанн (Валий) послал отца Алексия в Америку. По предписанию епископа отец Алексий прибыл в Миннеаполис (штат Миннесота) для окормления новообразованной униатской карпаторусской общины. Однако местный католический архиепископ Джон Айрленд, в ведении которого находились все униатские приходы, не только отказался дать разрешение на служение, сославшись на то, что отец Алексий был ранее женат, но вскоре и отлучил его. Воспитанный с детства, как и все русские в то время, в любви к РПЦ, отец Алексий был готов к принятию Православия. К решительному шагу его подтолкнула встреча в США с враждебным отношением представителей католического епископата и клира к униатам.

Отец Алексий Товт возглавил объединение русских греко-католических братств и направил к ним послание, в котором доказал необходимость объединения всех братств в одно общество. Первой причиной объединения отец Алексий называл сохранение восточно-русской Церкви, ее обрядов, так как католические епископы не хотели признавать греко-католических священников и относились к ним враждебно, не признавая брака священнослужителей, причастия под двумя видами и т.д. Особенное неприятие римо-католических священников вызывал церковно-славянский язык. Второй причиной объединения отец Алексий назвал сохранение русских национальных традиций и недопустимость того, чтобы «русские люди вступали в латинские братства».

Но большинство униатского духовенства не решилось выступить против римо-католической власти, и дело сохранения православного обряда и автономии греко-католиков возглавил отец Алексий Товт и те миряне, которые твердо отстаивали свое национальное самосознание.

Конечно, можно предположить, что отец Алексий мыслил стратегическими категориями и все его действия – борьба за чистоту русского обряда, объединение карпаторуссов в братства, поднятие знамени русской национальной идеи – были последовательными и имели целью присоединение карпаторуссов к Русской Православной Церкви, которая активно распространяла Православие в Северной Америке. В пользу этой версии служат воспоминания святого отца Алексия Товта: «Коли я все тое видел и слышал, тогда решился на такое, которое у мене уже давно в сердце жило, за которым у мене душа болела... быти православным... но як же? Треба быти дюже осторожным. Тая несчастная уния начало упадка и всего злого, дюже зажилась у наших людей, 250 рокив пройшло як тое иго на наши шеи положили! Я горячо молил Бога, чтобы он мене дал помощь и силу просветити моих темных верников...В том помогли мне сами прихожане. Коли я скликал своих прихожан... некоторые из них заявили: «Пойдем к русскому епископу, не вечно ж чужим кланятися!"».

Было решено направить депутацию преосвященнейшему Владимиру, возглавлявшему Алеутскую и Аляскинскую епархию Русской Церкви. К владыке Владимиру поехал представитель общины Иван Млинарь. Во время переговоров с владыкой Владимиром и его сотрудником игуменом Георгием Чудновским выявилась интересная деталь, с одной стороны, обличающая все лукавство католиков, которые попросту обманывали простых карпаторусских людей, а с другой, убедительно иллюстрирующая, насколько поверхностный характер носила уния на Подкарпатье, что несмотря на столетия ее насильственного насаждения, карпато-русский народ сохранил православные корни. Этот факт опровергает и нынешнюю позицию католических пропагандистов, утверждающих, что униатство является национальной религией русинов.

На вопрос игумена Георгия, какой он веры, Млинарь ответил, что он «православный греко-кафолической веры русского набоженства». Многие карпаторуссы чистосердечно думали, что они православные, точнее, что между унией и Православием нет никакой разницы, кроме юрисдикционной. Тогда преосвященнейший Владимир объяснил посланцу карпаторусской общины, что хоть он и русский, но по вероисповеданию католик, и принадлежит к секте униатской и не допустил его до Святого Причастия. Тогда Млинарь пошел в костел, где местный католический архиепископ заявил ему, что он не католик, и отправил назад к православным. Млинарь писал из Сан-Франциско: «Якой же мы... веры? Нас учили и вы (униатское духовенство) учите, что мы православные, а тут мене православный епископ до причащения не припустил, а католичкий бискуп со мною ани говорить не хоче и жене (посылает) до православного епископа... Якая же тота наша вера? Мене говорят, же я униат, який униат? Коли я николи о том не чул, я себе за православного христианина держал!»

Млинарь вновь пришел к владыке Владимиру, и после беседы с ним православный архипастырь написал о. Алексию Товту письмо с предложением присоединиться к Православию, к Аляскинской епархии.

После этого отец Алексий Товт поехал к архиепископу Владимиру и «узнавши, что владыка той – Русской православной веры, просил его о принятии разом с миннеаполисским приходом в православную прадедскую веру».

25 марта 1891 года преосвященнейший Владимир специально прибыл в Миннеаполис и присоединил к православной вере первый карпаторусский униатский приход в Америке во главе с отцом Алексием Товтом, насчитывавший 365 человек.

Владыка назначил отца Алексия благочинным и поручил ему также окормлять открывавшийся приход в Чикаго. Епископ Владимир оказал финансовую помощь общине отца Алексия Товта, пожертвовал несколько икон, неоднократно совершал там богослужения. Возвращение общины о. Алексия в лоно православной Церкви послужило для многих униатских общин в США и Канаде вдохновляющим примером.

14 июля 1892 года указом Святейшего Синода отец Алексий и его община были приняты в североамериканскую епархию РПЦ. Отец Алексий открыл в своем приходе школу, преобразованную через несколько лет в миссионерскую. К началу XX века община в Миннеаполисе стала крупнейшим православным приходом США, насчитывавшим около тысячи прихожан.

Движение за воссоединение с Православной Церковью быстро распространилось в штатах Иллинойс, Пенсильвания, Коннектикут, Висконсин, Нью-Джерси и Нью-Йорк. К 1909 году более 29 тысяч униатов присоединились к Православной Церкви. Воссоединение отражало также русофильские настороения среди населения, бывших подданных Австро-Венгрии, но отождествлявших себя с русскими. Для новых прихожан строились церкви, организовывались занятия в воскресных и приходских школах.

Великая миссия по возвращению американских карпаторуссов в Православие началась. Следующим присоединился к Православию отец Георгий Грушка с приходом. Но в процессе развития перехода в Православие 150-тысячной карпаторусской колонии появляются и организации по защите веры и народности, ибо католические круги, естественно, не смирились с православным движением. В частности, отцу Алексию Товту вменялись в вину его смелые миссионерские решения, например то, что он «высылает в народ по салунам (т. е. американским трактирам) своих агентов...для агитации за Православие». В апреле 1895 года по инициативе отца Алексия Товта на съезде американского православного духовенства и мирян было создано «Русское православное общество взаимопомощи», долженствовавшее объединить все братства, перешедшие в Православие. Выдающимся продолжателем дела отца Алексия Товта был протопресвитер Петр Коханик, еще в молодости основавший 11 карпаторусских приходов в США. Протопресвитер Петр Коханик является одним из лучших карпаторусских историков и полемистов. Его перу принадлежит уникальный труд «Начало истории американской Руси» и вышедшая на английском языке книга «Украинство – великая ложь двадцатого века. Правда о Великой, Малой и Белой России». Последний труд является образцом блестящей полемики с идеологией украинского сепаратизма, крайне актуальной и сейчас.

В 1893–1909 годах отец Алексий был настоятелем церкви в Уилкс-Барре (штат Пенсильвания), ставшей центром его миссионерской деятельности среди униатов, и некоторое время занимал должность пенсильванского благочинного. По благословению правящих архиереев епископа Николая (Зиорова), архиепископа Тихона (Белавина) и архиепископа Платона (Рождественского) отец Алексий неустанно проповедовал, вел напряженную миссионерскую работу главным образом среди униатов-карпатороссов. К 1898 году еще трое униатских священников со своими общинами воссоединились с Православной Церковью, а к 1909 году – более 17 общин и около 20 тысяч униатов. При деятельном участии отца Алексия Товта создавались различные церковные издания, в частности газета «Свiт». В 1905 году он был инициатором создания «Русского православного кафолического общества взаимопомощи».

Борьба за возвращение карпаторуссов в Православие была очень жесткой. Опомнившись от активной деятельности отца Алексия Товта, римо-католические священники прекратили притеснения униатов и, наоборот, стали насаждать среди них украинские сепаратистские идеи. Но эта искусственная и лживая политика приживалась с трудом. Таким образом, возвращенные отцом Алексием Товтом в Православие карпаторуссы сохранили русское национальное самосознание и до сих пор составляют значительную часть паствы Русской Православной Церкви в США обеих юрисдикций и значительную часть паствы американской Автокефальной Православной Церкви, которая и канонизировала отца Алексия Товта.

Святитель Тихон (Белавин) высоко ценил личные качества отца Алексия и был его духовным наставником. В 1907 году ему было предложено стать епископом для русских – выходцев из Австро-Венгрии, но он отказался, сославшись на преклонный возраст и немощность. В 1909 году, незадолго до кончины, был возведен в сан протопресвитера.

За свои труды на ниве Православия в Америке отец Алексий был награжден Священным Синодом митрой и удостоился получения от императора Николая II орденов святого Владимира IV и III ст. и святой Анны III и II ст.

В результате миссионерских трудов о. Алексия после его кончины, в период между Первой и Второй мировыми войнами, в Америке и на родине святого, в Словакии, в Православие перешли сотни тысяч униатов.

Преставился святой Алексий Товт 7 мая 1909 года. А 29 мая 1994 года, в год празднования 200-летия Православия в Америке, отец Алексий Товт был прославлен в лике святых. На прославлении, совершившемся в Задонском монастыре (Саут-Кейнан, штат Пенсильвания) и возглавленном митрополитом Америки и Канады Феодосием (Лазором), присутствовали представители православных поместных церквей, многочисленное духовенство и тысячи паломников. Нетленные мощи святого были положены в раку у иконостаса монастырского храма свт. Тихона Задонского. Были составлены служба, тропарь, кондак и акафист святому. Существует несколько иконописных образов святого Алексия Товта, наиболее известный находится у раки с мощами. Прославление святого Алексия Товта Русской Православной Церковью является весьма значимым событием. Установление праздника галицких и карпаторусских святых стало мощным импульсом к возрождению русского Подкарпатья на исконных православных началах.

Святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский

4 июня 1896 года в селе Адамовка Харьковской губернии у Бориса и Глафиры Максимовичей родился сын. При крещении младенец был назван Михаилом в честь св. Архистратига Михаила. Михаил с детских лет проявлял горячую веру и выражал желание посвятить себя служению Богу, но по родительскому настоянию вынужден был учиться в Полтавском кадетском корпусе, а затем, в 1918 году, продолжить обучение на юридическом факультете Харьковского университета. В 1921 году Михаил вместе с семьей эмигрировал в Югославию. Там в 1925 году он окончил богословский факультет Белградского университета. В 1926 году в сербском Милковском монастыре митрополит Антоний постриг Михаила в монахи, дав имя Иоанн в честь его предка св. Иоанна (Максимовича), митрополита Тобольского. В том же году он был рукоположен в иеромонахи епископом Гавриилом Челябинским. С 1925 по 1934 год иеромонах Иоанн преподавал в Сербской семинарии в городе Битоле.

По свидетельству очевидцев, блаженный Иоанн со дня иноческого пострижения не спал лежа, все ночи проводил в молитве, лишь только несколько часов дремал, сидя в кресле. Известно, что всю свою жизнь блаженный ежедневно служил литургию, строго постился, пищу вкушал только один раз в день, в 11 часов вечера, утром обливался холодной водой или принимал холодную ванну. Во время Великого поста, в первую и последнюю седмицу, подвижник, кроме Святых Даров, ничего не вкушал, а в остальные дни поста – только алтарный хлеб.

В 1934 году молодой епископ прибыл из Сербии в Шанхай на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. На пристани собралось много людей, встречающих своего нового архипастыря. Здесь ожидало его строительство большого собора и разрешение создавшегося там юрисдикционного конфликта. Святитель Иоанн вскоре успокоил имевшее место настроение, закончил постройку огромного собора в честь иконы Божией Матери «Споручница грешных», а также трехэтажного приходского дома с колокольней.

Он обращал особое внимание на духовное образование детей, сам преподавал Закон Божий в старших классах Коммерческого училища и всегда присутствовал на экзаменах по Закону Божиему во всех православных школах Шанхая. Он был вдохновителем и основателем постройки храмов, госпиталя, больницы для душевнобольных, приюта, домов для престарелых, общественной столовой, словом, всех общественных начинаний русского Шанхая. Святитель жил жизнью своей паствы. Он принимал прямое участие в жизни учреждений эмиграции.

Однако, принимая такое живое и деятельное участие в столь многих светских делах, он был чужд миру. С первого же дня пребывания в Шанхае святитель, как и раньше, ежедневно служил Божественную литургию. Где бы он ни был, он не пропускал богослужений. От постоянного стояния нога святителя сильно опухла, и консилиум врачей, боясь гангрены, предписал немедленную госпитализацию. Святитель отказался. Члены приходского совета после долгих просьб, даже грозя увезти его силой, заставили святителя согласиться, и он был отправлен в госпиталь. К вечеру, однако, в госпитале его уже не было, и в 6 часов в соборе он служил всенощную, как всегда.

Все суточные богослужения он совершал, ничего не пропуская, так что случалось, что на повечерии вычитывалось по пяти или более канонов, дабы почтить всех святых. Лишних разговоров в алтаре святитель не допускал и сам следил за тем, чтобы и прислужники вели себя, как полагается, составив для них правила поведения, которых он их строго, но ласково, заставлял придерживаться. После литургии святитель Иоанн оставался в алтаре по 2 или 3 часа и как-то заметил: «Как трудно оторваться от молитвы и перейти к земному». По ночам бодрствовал. Никогда не ходил в гости, но у нуждающихся в помощи неожиданно появлялся и притом в любую погоду и в самые необычные часы. Ежедневно посещал больных со Святыми Дарами. Его часто можно было видеть в ненастную погоду, в поздний час, идущего по улицам Шанхая пешком с посохом в руках и в развивающейся от ветра рясе. Когда его спрашивали, куда он направляется в такую погоду, святитель отвечал: «Да здесь недалеко, нужно навестить такого-то или такую-то».

«Заботясь о спасении душ человеческих, – говорил святитель, – нужно помнить, что люди имеют и телесные потребности, громко заявляющие о себе. Нельзя проповедовать Евангелие, не проявляя любовь в делах». Одно из проявлений такой любви было основание приюта в честь святителя Тихона Задонского для сирот и для детей нуждающихся родителей. Он создал приют, который за свое пятнадцатилетнее существование в Шанхае стал убежищем многим сотням детей. Владыка сам собирал больных и голодающих детей с улиц и из темных закоулков Шанхая. Однажды одну девочку он привел в приют, «купив» ее у китайца в обмен на бутылку водки.

Прихожане Шанхайской епархии платили своему архипастырю чувством глубокой любви и уважения, как видно из следующей выдержки письма, написанного одним из них митрополиту Мелетию в 1943 году: «Мы, светские люди, миряне, не касаемся его (святителя Иоанна) богословской начитанности, эрудиции, глубоко проникновенных апостольской верой поучений, произносимых почти ежедневно и нередко печатаемых. Мы, шанхайская паства, будем говорить о том, что видим и чувствуем в нашем разноплеменном городе со дня приезда нашего святителя, что видим грешными глазами и что чувствуем нашим христианским сердцем.

Со дня его приезда прекратилось печальное явление разделения церквей; из ничего создался приют святителя Тихона Задонского, в настоящее время кормящий, обувающий и учащий 200 детей; постепенно улучшилось положение Дома милосердия имени святителя Филарета Милостивого; больные во всех шанхайских госпиталях посещаются священниками, вовремя причащаются, а в случае кончины и бездомные отпеваются; умалишенные в госпитале далеко за городом навещаются им лично; заключенные в тюрьмах Сеттльмента и Французской концессии имеют возможность молиться в местах заключения за Божественной литургией и приобщаться ежемесячно; им обращено серьезное внимание на воспитание и обучение юношества в строго православном национальном духе; во многих иностранных школах наши дети учат Закон Божий; во все трудные моменты общественной жизни мы видим его, идущим впереди и защищающим нас и исконно русские устои до последней возможности, или же призывающим к жертвенности; все сектантские организации и инославные исповедания поняли и понимают, что борьба с таким столпом православной веры весьма трудна; наш святитель неустанно навещает церкви, больницы, школы, тюрьмы, учреждения светские и военные, всегда принося своим приходом ободрение и веру. Со дня его приезда ни один больной не получил отказа в его молитвах, личном посещении, а по молитвам святителя многие получили облегчение и выздоровление. Он, как факел, освещает нашу греховность, как колокол будит нашу совесть, зовет нашу душу на подвиг христианский, зовет нас как пастырь добрый, чтобы мы, хотя на минуту отвлеклись от земли, житейской грязи и возвели очи свои к небу, откуда только и приходит помощь. Он есть тот, который, по словам святого апостола Павла, образ есть верным словом и житием, любовию и духом, верою и чистотою (lТим.4:12)».

Чудотворная сила молитв и прозорливость святителя Иоанна были известны в Шанхае. Случилось, что святителя Иоанна срочно вызвали причастить умирающего в больнице. Взяв Святые Дары, святитель отправился с другим священнослужителем в госпиталь. По прибытии туда они увидели молодого и жизнерадостного человека возрастом двадцать с лишним лет, играющего на гармошке. Он уже поправился и скоро должен был покинуть госпиталь. Святитель подозвал его со словами: «Хочу сейчас тебя причастить». Молодой человек тотчас же подошел к нему, исповедовался и причастился. Изумленный священнослужитель спросил владыку Иоанна, почему он не пошел к умирающему, а задержался с очевидно здоровым молодым человеком. Святитель ответил очень кратко: «Он умрет сегодня ночью, а тот, который тяжело болен – будет жить еще много лет». Так и произошло. Подобные чудеса Господь проявлял через Своего угодника и в Европе, и в Америке.

В 1945 году был избран новый Патриарх Московский Алексий I (Симанский). Некоторые иерархи Русской Зарубежной Церкви признали это избрание и перешли в юрисдикцию Московской патриархии. Владыка Иоанн остался в подчинении зарубежному Синоду. В 1946 году епископ Иоанн был возведен в сан архиепископа. Китайское гоминьдановское правительство и городские власти признали его главой Русской Православной Церкви в Китае.

В конце 1940-х годов с приходом к власти коммунистов многие русские в Китае были вынуждены бежать, большинство из них через Филиппины. В 1949 году со своей паствой, около 5000 беженцами из Китая, отец Иоанн находился в лагере на Филиппинском острове Тубабао. Примечателен тот факт, что в течение 27 месяцев проживания на острове, находящемся на пути сезонных тайфунов, беженцы, по молитвам владыки Иоанна, ни разу не столкнулись с коварством тайфунов.

Местные жители рассказывали, что тайфуны обходили остров стороной, потому что русский «святой человек (блаженный Иоанн) благословлял лагерь каждую ночь со всех четырех сторон». После того как владыка лично добился от американского Конгресса изменения эмиграционного закона и переселения всей паствы в США и все беженцы были эвакуированы, на лагерь обрушился разрушительный тайфун.

С 1951 года по решению Синода РПЦЗ архиепископ Иоанн возглавлял Западно-Европейскую епархию. Если раньше владыка служил Божественную литургию на греческом, китайском языках, то теперь в своей епархии он стал служить литургию на французском, голландском и английском языках. О нем писали из Парижа: «Он живет уже вне нашей плоскости. Недаром говорят, что в одной из парижских католических церквей священник сказал, обращаясь к молодежи: вы требуете доказательств, вы говорите, что сейчас нет ни чудес, ни святых. К чему вам теоретические доказательства, когда сейчас по улицам Парижа ходит живой святой – Saint Jean Pieds (Святой Иоанн Босой)».

Благодаря знанию языков и прежде всего личным примером благочестия святитель Иоанн привлек в Православие многих французов, голландцев и других европейцев. Архиепископ Иоанн собирал жития и изображения западноевропейских святых, выносил на рассмотрение Синода подробный перечень местночтимых святых, имена которых не были включены в православный календарь, поставил вопрос о необходимости почитания святых Запада всеми православными мира. Такое миссионерское значение имело его пребывание в Европе.

Уже при жизни многие верующие считали старца святым, по его молитвам совершались многочисленные чудеса исцеления, невероятным образом решались сложнейшие жизненно важные задачи тех, кто верил в силу его молитв.

Из воспоминаний духовных детей блаженного Иоанна: «Отец Иоанн был редким молитвенником. Он так погружался в тексты молитв, что создавалось впечатление, будто он беседует с Богом, Пресвятой Богородицей, ангелами...».

«В 1939 году моя вера стала колебаться, решила больше не ходить в церковь, а пойти к знакомым. Мой путь лежал мимо собора, и вот я услышала в храме пение. Зашла в храм. Служил владыка Иоанн. Алтарь был открытым. Владыка произнес молитву: «Придите, ядите, сия есть Кровь Моя... во оставление грехов», после этого опустился на колени и сделал глубокий поклон. Я увидела Чашу со Святыми Дарами непокрытой, и в это время, после слов Владыки, сверху спустился огонек в Чашу. Форма огонька была похожа на цветок тюльпана, но большего размера. Никогда в жизни своей не думала, что увижу действительно огнем освящение Даров. Загорелась снова у меня вера. Показал Господь мне веру Владыки, стыдно стало мне за мое малодушие» (мать Августа).288

«Я видел, как лицо его иногда буквально преображалось во время литургии, особенно в дни Великого поста, сияя неземным светом, а глаза, всегда полные божественной любви, излучали невыразимую радость, недоступную грешникам, – и то было знаком присутствия Святого Духа. Но что было самое удивительное, так это его дар видеть человеческое сердце и привлечь его ко Христу. В конце концов, если бы не этот праведник, я никогда бы и не помыслил о возможности для меня пастырского служения Церкви» (отец Георгий Ларин).289

«В Сан-Франциско муж мой, попав в автомобильную аварию, очень болел, он потерял контроль равновесия и страдал ужасно. Зная силу молитв владыки, я думала пригласить владыку к мужу, но боялась это сделать в то время из-за занятости владыки. Проходит два дня, и вдруг входит к нам владыка в сопровождении Б.М. Трояна, который его привез. Владыка был у нас пять минут... Это был самый тяжелый момент болезни, после посещения владыки муж стал поправляться. Позже я встретила Б. М. Трояна, и он мне сказал, что правил машиной, когда вез владыку в аэропорт. Вдруг владыка говорит ему:

– Едем сейчас к Лю. – Тот возразил, что они опоздают.

Тогда владыка сказал:

– Вы можете взять на себя жизнь человека? Делать было нечего, и он повез Владыку к нам»

(Л. А. Лю).290

«Однажды в Шанхае владыку Иоанна позвали к постели умирающего ребенка, чье состояние, по определению врачей, было безнадежным. Войдя в дом, владыка Иоанн прямо направился в комнату, где лежал больной мальчик, хотя никто еще не успел ему показать, куда идти. Не став даже осматривать ребенка, владыка повергся перед иконой в углу комнаты и долгое время молился. Затем, заверив родственников, что ребенок поправится, быстро вышел. И действительно, к утру ребенку стало лучше, а вскоре он выздоровел – без врачебной помощи» (доктор А. Ф. Баранов-Эри, Пенсильвания).291

«Я был руководителем церковного округа на Филиппинах, иногда сопровождал владыку в больницу в город Гюан, где лежали тяжелобольные русские. Владыка навещал их, давал им карманные Евангелия и маленькие иконки. Как-то войдя в русское больничное отделение, мы услышали страшные крики, доносившиеся издалека. На вопрос владыки сестра сказала, что это безнадежно больная, которую поместили в бывший американский военный госпиталь, прилегающий к этому зданию. Владыка немедленно решил идти к больной. Я последовал за ним... Подойдя к больной женщине, владыка положил на голову ей крест и начал молиться. Владыка молился долго, затем исповедовал ее и причастил. Когда мы уходили, она уже больше не кричала, только тихо стонала. Через некоторое время мы снова приехали в госпиталь и едва успели въехать на нашем джипе во двор, как из госпиталя выбежала женщина и бросилась к ногам владыки. Это была, та «безнадежная» больная, за которую он молился» (Г. Ларин).292

Архиепископ Иоанн говорил: «Самая же высокая молитва – это та, когда человек забывает все цели свои, даже самые высокие, горя одним желанием – как можно ближе придвинуться к Господу, положить к ногам Его голову свою, отдать все сердце свое. Это есть совершенная любовь и совершенная молитва. Когда хочется лишь Господом дышать, только Им жить, Его любить, укрываться в Его близости, в Его неизреченной любви».293

По милости Божией блаженному старцу была дарована эта совершенная любовь, совершенная молитва и беспредельная вера.

2 июля 1966 года в Сиэтле после литургии блаженный Иоанн скончался перед Курской Коренной чудотворной иконой Божией Матери «Знамение». 24 июня по старому стилю в соборе в честь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость», в городе Сан-Франциско, состоялось торжественное отпевание святителя Иоанна. Отпевание началось в шесть часов вечера и закончилось из-за множества людей, прощавшихся с почившим архипастырем, лишь в первом часу ночи.

Шесть дней лежало тело святителя в открытом гробу, и, несмотря на жаркую летнюю погоду, не ощущалось от него ни малейшего запаха тления, и рука его была мягкой, не окоченевшей. И это несмотря на то, что ничего с его телом в похоронном бюро не было сделано. Невольно вспоминались слова епископа Игнатия (Брянчанинова) в его «Размышлении о смерти»: «Видел ли кто тело праведника, оставленное душою? Нет от него зловония, не страшно приближение к нему: при погребении его печаль растворена какой-то непостижимой радостью». Все это, по словам того же святителя Игнатия, есть верный признак, что «почивший обрел милость и благодать у Господа».

По блаженном преставлении своем святитель Иоанн, как и при жизни, подавал обращающимся к нему с верою различные исцеления и чудотворения. Люди в тяжелый момент жизни, когда никакие земные силы не в состоянии помочь беде, обращались к ходатайству его перед Господом. Присылаемые письма, так же как и записочки с именами, клались под митру на гробнице святителя, и многие получали ожидаемую помощь.

В июне 1994 года Архиерейский собор РПЦЗ прославил святителя Иоанна в лике святых.

Осенью 1993 года архиепископу Западно-Американскому и Сан-Францисскому вместе с комиссией, составленной еще из двух архипастырей, было поручено Архиерейским Синодом Русской Зарубежной Церкви освидетельствовать останки святителя Иоанна. Вечером 28 сентября по старому стилю, после панихиды, отслуженной членами комиссии в усыпальнице архиепископа Иоанна, была снята крышка саркофага. Присутствующие вынули из него металлический гроб святителя и заметили, что во многих местах он совершенно проржавел. Со страхом Божиим и с молитвой открыли гроб. Лицо святителя было закрыто и все сразу обратили внимание на его светлые, нетленные руки. Помолившись, открыли лицо святителя, и все увидели нетленный лик Богом прославленного святого.

Архиерейский Синод Русской Зарубежной Церкви, заслушав сообщение комиссии о результатах обретения, благословил продолжать труды по подготовке к прославлению святителя Иоанна, которое было назначено на 19 июня (ст.стиля) – день его блаженной кончины. Прославление в лике святых святителя Иоанна, архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского, состоялось 19 июня (2 июля) 1994 года. Определением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, состоявшегося 24–29 июня 2008 года, святитель Иоанн прославлен в лике общецерковных святых.

Как духовное завещание звучат для нас сегодня высказывания святителя Иоанна Максимовича о молитве: «Лепет ребенка угоден Ему. Господь принимает все прошения человеческие, как бы малы и ничтожны они ни были, если сердце человеческое радуется и трепещет, предстоя перед лицом Владыки. Все малое делается великим в этом предстоянии. Все несовершенное делается совершенным. Не смущайтесь величиной или ничтожеством ваших прошений, но ищите прежде всего не то, что вы хотите просить, а Того, Кого вы хотите просить. Недостойны просьбы лишь тех, которые Господа любят меньше, что ту вещь или дело, о которых они просят. Если же вы любите Господа больше всего, то благословенно всякое прошение ваше, и великое и малое, и всякая просьба ваша исполнится, а та, которая по Божией воле не исполнится, принесет вам большее благо, чем та, которая исполнится. И всегда плод великий остается в нашей душе от молитвы, – мы восходим на небо, к Творцу...»294

Молитвами святителя Иоанна да сохранит Господь нас грешных от всякого зла, да укрепит нашу веру и да поможет нам идти верным путем ко спасению.

Святитель Николай (Велимирович)

Епископ Николай (в миру Никола Велимирович) родился 23 декабря 1880 года в деревне Лелич. С молоком матери впитал он чистую, пламенную и непоколебимую веру в Бога Живого и Истинного. Она стала тем основанием, на котором была выстроена вся его земная жизнь.

В 1919 году Святейший Архиерейский Собор Королевства Сербии избрал отца Николая епископом Жичским, но вскоре после хиротонии, в 1920 году, по собственной просьбе епископа Николая его направили в Охрид, колыбель славянской духовности, культуры и письменности. Молодой, блестяще образованный епископ начал свое архипастырское служение, опираясь на апостольские традиции святых Кирилла и Мефодия; следуя по их стопам, возделывал ниву веры, надежды, любви Божией, исполняя свое призвание к спасению душ. Возрождение и преображение церковной жизни, возрождение монашества, воцерковление народа – вот благодатные плоды апостольского служения епископа Николая.

Епископ Николай организовал миссионерские курсы, Собор христианских общин, на который стекались тысячи верующих из всех краев Сербии. Собор издавал несколько духовных журналов, брошюры, книги. «Охридский пролог» и «Миссионерские письма», написанные владыкой в этот период, были и остались духовной пищей для всех жаждущих истины боголюбивых душ. После его вступления на епископскую кафедру в Жиче епархия пережила настоящее духовное преображение. Были восстановлены многие монастыри, в первую очередь Жичский и Студеница, которые всегда являлись духовной опорой сербского Православия, строились новые храмы. Будучи величайшим в истории Сербской Церкви проповедником, епископ Николай возродил и сербское церковное проповедничество. Собрания его сочинений составляют тринадцать томов. Как миссионер Сербской Церкви он путешествовал по Европе, Америке, соседним балканским странам, бывал в Константинополе, Греции, на Святой Горе Афон.

Владыка Николай вместе с Сербским патриархом Гавриилом – единственные европейские иерархи, оказавшиеся в лагере смерти Дахау. Господь сохранил праведников: 8 мая 1945 года они были освобождены союзнической 36-й американской дивизией. В лагере епископ написал одно из своих самых известных произведений – книгу «Сквозь тюремное окно», в которой призывал православных к осмыслению своих грехов и к покаянию.

В русском монастыре святителя Тихона прошли и последние дни его земной жизни. Владыка отошел ко Господу во время келейной молитвы 18 марта 1956 года.

Китайские мученики

Согласно преданию, первыми благую весть о Сыне Божием принесли в Китай так называемые фомисты, то есть христиане из Индии, где проповедал апостол Фома. Но проповедь фомистов не была успешной. Несколько успешнее, хотя ненамного, прошли с проповедью несториане – еретики, которые, как изгнанники из Византийской империи, пошли далеко на Восток и достигли Желтого царства.

Римо-католическая церковь позднее послала некоторых своих миссионеров в Китай, между ними и иезуитов. Самым известным их миссионером был Ксавье. Но своими междоусобными беспорядками иезуиты провоцировали китайцев, и те одних убили, а других изгнали. После римских миссионеров пришли в Китай протестантские миссионеры из Англии и Америки. Наконец появилась и православная миссия – русская. Китайское православное братство в Шанхае состоит из многих членов – китайцев и русских.

В конце XIX века Европа держала под своей властью все народы на Земном шаре, за некоторым исключением. Между этими свободными неевропейскими народами был и китайский народ. Китай подвергался страшному притеснению, порабощению и разграблению.

В 1900 году группа китайцев подняла восстание против европейцев, которых они называли «белыми диаволами». Эти восставшие назывались «боксерами», потому и их восстание получило название «боксерского». «Боксеры» начали убивать европейцев как злоумышленников, грабителей и тиранов. Для них было ненавистным все европейское, а значит, и вера, которую им принесли европейские апостолы. Ненависть к белым людям в то же время была и ненавистью к христианам. Отсюда гнев «боксеров» обратился и против своих христиан, то есть против крещеных китайцев. И в том кровавом «боксерском» бунте погибло несколько сотен православных китайцев, которые считаются христианскими мучениками за веру, или «за Крест честной». Страдание и смерть этих китайских мучеников мы и решили здесь описать.

В то время существовала Русская духовная миссия в Пекине – столице китайского государства. Руководителем миссии был архимандрит Иннокентий. Как очевидец, он так описал те кровавые события: «Главным днем мученической смерти православных китайцев в Пекине стало 11 июня 1900 года. Еще в начале того дня по всем улицам были расклеены объявления, в которых призывали безбожников нападать на христиан. Оно же грозило смертью всякому, кто попытается их скрыть. В ночь с 10 на 11 июня и позднее «боксеры» появились с зажженными факелами по всему Пекину, стали нападать на христианские дома, хватать христиан, мучить их и принуждать к отречению от Христа. Из-за страха перед муками и смертью многие отреклись от христианской веры и поклонились идолам. Но другие не устрашились и героически исповедовали свою веру во Христа. Судьба их была страшна. Одним распарывали животы, другим отсекали головы, третьих сжигали в домах. Охота на христиан и их истребление продолжались и в остальные дни, пока продолжалось восстание. Сжигая многие христианские дома, «боксеры» выводили христиан за городские стены и ставили перед храмами с идолами. Здесь их допрашивали, а потом сжигали живьем».295 По свидетельству и самих безбожников, некоторые из православных китайцев шли на смерть с изумительным мужеством. Среди них Павел Ван, катехизатор, умер под пытками с молитвою на устах; Ия Вэнь, учительница в школе при миссии, была дважды пытаема. В первый раз «боксеры» изранили ее мечами по всему телу и, сочтя мертвой, засыпали землей, но она очнулась и пришла в себя. Услышав ее стоны, некий сторож перенес ее в свою каморку. Но когда «боксеры» узнали, что она жива, то зарубили так, чтобы умерла. Оба раза во время мучения Ия Вэнь отважно, четко и радостно исповедала свою веру во Христа Спасителя перед своими мучителями; Иоанн Цзи, мальчик 8 лет, сын убитого китайского священника, которого «боксеры» беспощадно изранили. Уши его были отсечены, и на груди у него виднелись раны. Когда мучители спросили, больно ли ему, маленький герой Христов Иоанн ответил с улыбкой: «За Христа страдать не больно!» Тогда злодеи отсекли ему голову, а тело сожгли.

Православный мученик Цзи Чун родился в 1855 году. Крещен был еще в детстве, а в десятилетнем возрасте поставлен катехизатором. В 25 лет рукоположен в сан иерея епископом Японским Николаем. Русские звали его Митрофаном. Еще в детстве Цзи Чун лишился своего доброго отца, который его очень любил и который передал сына на воспитание его бабке Екатерине. Мать его звали Мариной, она была учительницей в женской школе. Тогдашний руководитель Русской миссии архимандрит Палладий обратил особое внимание на юного Цзи Чуна и определил его к одному известному учителю Лун Юаню, с тем, чтобы он подготовил его к священному сану.

Цзи Чун был смирного нрава, очень внимателен, осмотрителен и чуток, отзывчив и миролюбив. Если приходилось ему быть за что-то наказанным или в чем-то обвиненным, он не пытался оправдаться. Он никак не решался принять священный сан, отказывался от него, говоря: «Я малоспособный и робкий человек, как посмею дерзать принять такой великий сан?».296 Но убеждаемый руководителем миссии и своим учителем, Цзи Чун ради святого послушания, которое должно царствовать во святой Церкви Христовой, подчинился воле своих наставников, хотя предчувствовал, что ему как священнику предстоит тяжелая судьба и мученическая кончина.

Как священник Цзи Чун был главным помощником архимандриту Флавиану при переводе богослужебных и духовных книг на китайский язык. Пятнадцать лет служил он так Богу и народу своему. Притом терпел много несчастий от своего окружения, но не обращал внимания на это.

Во время «боксерского» восстания 1 июня 1900 года помещения Русской миссии были сожжены восставшими. Многие христиане, спасаясь от пожара, собрались в доме отца Цзи Чуна. Среди них были даже такие, кто не любил этого человека Божия, но милостивый Цзи Чун принял и их и не отогнал от своего дома. Видя, что некоторые устрашились и поколебались, Цзи Чун укреплял и ободрял их именем Христовым. Всякий день он выходил из дома, чтобы посмотреть на сгоревшую церковь, и молился Богу на ее пепелище. 10 июня около 10 часов пришли «боксеры» к дому Цзи Чуна и окружили его. В доме тогда было около 70 христиан. Некоторые из них смогли убежать и спастись, а которые были слабы, вместе с женщинами и детьми остались. Также остался и отец Цзи Чун. Он и не думал прятаться. Сидел во дворе своего дома и здесь ожидал «боксеров». Эти безбожники, зная, что он священник, были особенно обозлены на него. Поэтому сразу набросились на него с обнаженными мечами и пронзили ими его грудь. Смертельно раненый священник упал под деревом и здесь предал Богу душу. Потом безбожники бросились в дом и перебили всех прочих христиан, которые там скрывались.

В 1903 году, уже в мирное для Китайской империи время, был воздвигнут в Пекине храм мучеников. В тот храм было перенесено и тело священномученика Цзи Чуна и вместе с телами остальных китайских мучеников погребено под алтарем. А на месте, где погиб Цзи Чун, поставлен большой крест.

Так славно окончил свой земной век этот непоколебимый воин Христов и переселился в Царство Небесное. Оттуда являлся Цзи Чун своим единоплеменникам, когда они были мучимы, и как их ангел-утешитель ободрял и утешал, указуя на венцы славы.

Священник Цзи Чун имел жену Татиану, происходящую из семьи Ли, и трех сыновей: Исаию, Сергия и Иоанна. У Исаии была жена Мария. Все они пострадали в то время за Христа, остался в живых только средний сын Сергий, ставший потом протоиереем.

Татиане было 44 года. В ту страшную ночь она как-то спаслась, но на другой день была схвачена «боксерами». Они схватили Татиану и еще 18 китайских христиан, затем их вывели из города через ворота, называемые Ан-Дин-Мин, и привели в «боксерский» лагерь, называемый Сяо-Инь-Фан. Здесь отсекли голову и Татиане, и остальным. На этом месте сейчас находится православная богадельня.

Исаие было 23 года. Он служил в артиллерии. «Боксеры» схватили его, зная его как христианина. Они отсекли ему голову на главной улице у ворот Пин-Це-Мин.

Иоанну было всего 8 лет. В ту же ночь, когда был убит его отец, священник Цзи Чун, «боксеры» схватили и маленького Иоанна; ему поранили плечи, отрубили пальцы на ступнях ног, отрезали нос и уши. Его тетка Мария спасла его каким-то образом от смерти. Но на следующий день его нашли сидящим без обуви и одежды у ворот и спросили, больно ли ему. Малыш ответил: «Мне совсем не больно». Сила Христова утоляла боль. Уличная детвора смеялась над ним и кричала: «Ер-мао-цза!». Эти китайские слова означают «слуга диавола». Так китайцы-безбожники называли христиан. На эту издевку маленький Иоанн отвечал: «Я верю в истинного Бога, и вовсе я не Ер-мао-цза».297 Когда он попросил пить, ему не дали. Протасий Чан и Иродион Сю, тогда еще не крещеные, свидетельствовали, что видели это дитя с ужасными ранами на плечах и ногах. Раны его были глубоки, но он не ощущал боли. Когда «боксеры» снова схватили его, Иоанн спокойно и без страха пошел туда, куда они его повели, «как агнец на заклание». Видя это, какой-то старик сжалился над ним и сказал: «В чем виновато дитя? Это его родители провинились, что сделали его слугой диавола». Другие же ругали его. Но Иоанн на все это не обращал внимания, как и «убийцы-боксеры», которые вели его к месту казни.

Мария, супруга Исаии и сноха священника Цзи Чуна, была 19 лет от роду. За два дня до погрома она пришла в дом своего свекра, желая умереть рядом с ним. Когда «боксеры» окружили дом священника, Мария все сделала для того, чтобы мужественно помочь другим спастись. Она выводила их из дома и поддерживала, когда они перелезали через стену. Но вот «боксеры» и солдаты разбили ворота и вошли во двор. Тогда Мария храбро стала перед ними и начала их сурово обличать за убийство стольких людей без какого-либо суда и следствия. Нападающие стояли, как окаменевшие, и не решились убить Марию. Но затем ранили ее руку и порезали ногу. Ее деверь Сергий трижды пытался убедить ее уйти и избегнуть смерти, но мужественная Мария отвечала ему: «Я родилась здесь, у церкви Пресвятой Богородицы, здесь хочу и умереть!».298 И осталась. Вскоре снова пришли «боксеры» и умертвили блаженную Марию.

Вот как пострадали и приняли мученический венец эти китайские православные христиане. Их мужество в исповедании Христа Богом и Господом перед безбожниками и их смерть за Христа без страха и колебания связывает их с древними христианскими исповедниками и мучениками в землях, близких к нашей.

Среди мучеников, пострадавших за Господа Иисуса Христа, было много албазинцев. Это потомки тех славных албазинцев, которые еще в 1685 году принесли свет Христовой православной веры в Пекин, столицу Китая. Албазинцы – это монгольское племя на юге русской Сибири, которое еще в XVII веке приняло православную веру. Не всякий может стать мучеником Христовым. Это дается лишь тем, которые имеют особую любовь к Живому Господу. Это сугубая награда от Христа – умереть мученической смертью, как некогда умер и Он Сам. Ради великой любви и преданности прежних албазинцев Господь наградил их потомков мученическим венцом.

Албазинцы Куй Линг и Хай Цихуан с братом своим Витом и Ана Жуй со многими другими храбро пошли на смерть, не боясь тех, которые убивают тело, а душу не могу убить (Мф.10:28). Сначала они были мучимы, а потом разными способами убиты безбожниками. Необычайно впечатляющими были сцены, когда эти дивные мученики на коленях просили Бога простить их мучителей, пока те точили мечи, чтобы порубить их. Подвиг этих братьев в начале XX столетия среди безбожного Китая подобен тем событиям, о которых мы знаем с первых дней после Христова Вознесения, случившимся в Иерусалиме.

В кровавом 1900 году православная церковная община в Пекине была небольшой. Она состояла всего из тысячи православных китайцев. По причине гонения и мучений со стороны «боксеров» некоторые из них убоялись и отпали от истинной веры и принесли жертвы идолам. Триста человек пострадало.

Поистине это была огромная потеря для такой малой общины – почти треть. Но эта потеря была благословенной и стала приобретением. Ибо те, кто пострадали за Христа, стали сильнее на Небе, чем были на земле. Бог исполняет их прошения и мольбы. Молитвам китайских мучеников можно без колебаний приписать возрастание и распространение Православной Церкви в Китае после 1900 года.

В Китае есть православные священники, диаконы, катехизаторы и миссионеры, несколько церковных больниц, школ и сиротских домов. И так благодаря крови китайских мучеников Христова вера распространяется и укрепляется. И в Китае, как и во всех других странах, явилась истинность этих слов: «Кровь мучеников – семя Церкви».

Византийские святые-миссионеры среди мусульман

В житиях византийских святых есть одна важная тема – миссионерская деятельность подвижников, проповедь христианства мусульманам. Особенно выделяется в этой связи «Житие святого Илии Нового.

Святой был родом из Сицилии, и звали его Иоанн. Он был загодя извещен о том, что ему предстоит попасть в плен и оказаться в Африке, где он должен будет наставить на путь истинный слабых в вере. Жителям города Энна Иоанн за три дня предсказывает нападение арабов. Предсказание сбылось, Иоанн вместе со многими другими оказался в плену. Из плена его выкупил один христианин, после этого Иоанн отправился в Северную Африку. Здесь его уважали не только христиане, но и мусульмане. Затем он ушел в Палестину, где принял постриг с именем Илия. В пути он проповедовал мусульманам-попутчикам, и двенадцать из них приняли крещение.

Однажды святой стал свидетелем спора о вере между мусульманином и христианином. В пылу спора христианин ударил собеседника по голове. Обоих доставили на суд к эмиру, который отпустил мусульманина, а христианина повелел обезглавить. Придя на место казни, святой по молитве воскресил казненного христианина. Это стало известно, и много больных мусульман приходило к Илии за исцелением, некоторые из них крестились. В конце жизни святой возвратился на родину, и, как сказано в житии, по его молитве сицилийские города были избавлены от нападения африканского эмира Ибрагима в 902 году. Умер святой в Фессалониках в 903 году.

Есть и другие примеры. Преподобный Никон Метаноит († 1000), после того как Крит был отвоеван у арабов Никифором II Фокой в 961 году, семь лет ходил по острову, миссионерствуя. В начале X века арабы, вторгшиеся на Пелопоннес, были так поражены святостью Петра Аргосского († 923), что тотчас приняли крещение. Преподобная Анфиса Мантинейская в 771 году послала святого Романа на миссионерские труды, но он был схвачен арабскими солдатами и казнен в 780 году. Святитель Феодор Эдесский тайно обратил в христианство мусульманского правителя и трех его слуг.

В житиях многих святых затрагиваются темы отношений христиан с мусульманским миром, особенно в житиях тех, кто обратился из ислама, святых-миссионеров среди мусульман, а также в житиях мучеников, пострадавших от рук арабов. В отличие от интеллектуальной аргументации большинства «опровержений» и «диалогов», в житиях основным аргументом в пользу христианства становятся чудеса, совершенные святыми, равно как и биографические факты обращений мусульман ко Христу, святость и самоотверженность христианских подвижников.

За некоторыми исключениями, в житиях полемика между христианами и мусульманами описана не слишком ярко и подробно. Но, как правило, четко обозначены основные расхождения между христианством и исламом: Богочеловечество Христа, Триединство Бога, распятие, «лжепророк Мухаммед»; христианство нередко изображается как вера, направленная на небесное, а ислам – на земное.

В житиях запечатлено соприкосновение мусульманского мира не только с христианской ученостью, но и с христианским духовным опытом. И одно это свидетельство опыта оказывается достаточным для обращения мусульман. Нередко свидетельствуется перед мусульманами истинность чудес Самим Богом – будь то евхаристическое чудо, чудо нетления или неповрежденности мощей мученика после кончины. Это очень важное дополнение к интеллектуальной полемике, которая, как правило, не могла себе позволить прямой апелляции к чудесам.

Можно упомянуть также «Послание о Святом Свете» Никиты Клирика к императору Константину VII Багрянородному. Константинопольский священник, отправившись в Иерусалим, становится свидетелем, как «один из эмиров Багдадских» запрещает православному архиерею проводить пасхальное богослужение в храме Гроба Господня, поскольку через чудо благодатного огня, которое, по мнению эмира, является следствием магии, архиерей «наполнил всю Сирию верою христианскою и, ниспровергая наши нравы, едва не обратил этот край в ромейскую землю».299 При этом некоторые мусульманские чиновники заступились за христиан. Во время прений стало известно, что чудесный огонь сам сошел, и в храм вместе устремились и христиане, и мусульмане. Церковь наполнилась сиянием, так что «и сами безбожные агаряне были поражены и устыжены».300 Никита пишет императору: «Я полагаю, это означает не иное, как то, что сила твоей царственности покорит ненавистного Измаила, помрачит скверную веру агарян, как то признается и нечистыми и погаными агарянами».301

Литература

«Зеленые» Минеи. Октябрь, 4. М.: Издательский Совет РПЦ, 2003. АКМ НВ 139/14. Предп. Клировая ведомость Атхинского прихода 1851.

Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и Всея России. М., 1994. С. 167.

Александр (Милеант), игумен. Владыка Иоанн. Великий праведник

20-го века.

Алешева И. А. Священномученик Герман Алатырский. Н. Новгород,

2002.

Анафема советской власти и призыв встать на борьбу за веру Христову, провозглашенные Свт. Патриархом Тихоном и одобренные Всероссийским Церковным Собором в 1918 г.

Андроник (Никольский). Письма архиерея к иереям. Пермь, 1915.

Арсений, еп. (Жадановский), еп. Воспоминания. С. 202–203.

Арсений, еп. (Жадановский). Царю Небесному и царю земному верный: Митрополит Макарий Московский, апостол Алтайский (Парвицкий-Невский). М., 1996. С. 263.

Архив УФСБ по Хабаровскому краю. Дело 3384.

Брагина И. Житие священномученика Льва Ершова // Городок. 2005.

Булгаков С.В. Настольная книга священнослужителя. М.: Издательский отдел Московского Патриархата, 1993.

Воробьев В., прот. Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси.

Воскресающая Русская народная душа. Слово при вступлении

на Пермскую кафедру, сказанное в Пермском кафедральном соборе

18 августа 1914 года.

Гор Д. Великий Зырянин из Великого Устюга.

Гумеров А. Житие епархиального миссионера новомученика Николая Варжанского // Православие.Ru

Гумеров А. Житие протоиерея Иоанна Иоанновича Восторгова (1864–1918).

Дамаскин (Орловский), игумен. Новомученики: Жития святых // Жития новомучеников и исповедников российских XX века

Дамаскин (Орловский), игумен. Священномученик Амфилохий (Скворцов), епископ Красноярский.

Дамаскин, игумен (Орловский). Жития новомучеников и исповедников Российских XX века. Июнь. Тверь. 2008.

Девятова С. Православные старцы XX века. Святитель Иоанн (Максимович; 1896–1966).

Деяния Пятого Всероссийского Миссионерского съезда. М., 1917. С. 15.

Екатеринбургские епархиальные ведомости. 1912. №37. С. 886–687.

Епифаний Премудрый. Слово о житии и учении святого отца нашего Стефана, бывшего в Перми епископа // ПЛ. СПб., 1862, вып. 4, с. 119–171.

Ермоген, патриарх. Жизнеописание, творения, исторические предания, чудеса и прославление. М., 1997. С. 60.

Житие препод. Трифона Печенгского, просветителя лопарей // ПС, 1859. Ч. 2. Май. С. 89–120.

Житие свт. Иннокентия, 1-го епископа Иркутского. Томск, 1876.

Жития новомучеников и исповедников Российских XX века Московской епархии. Тверь: Булат, 2004.

Жития святых архиепископа Филарета Черниговского // Память о Новгородских святителях: Иоакиме, Луке, Германе, Аркадии, Григории, Мартирии, Антонии, Василии и Симеоне. 10 февраля (23 февраля). Сибирская благозвонница. М., 2011.

Жития святых, изложенные по руководству Четьих-Миней, свт. Димитрия Ростовского. В 6 томах. Июль-декабрь. М.: Сибирская Благозвонница, 2011.

Жития святых, изложенные по руководству Четьих-Миней, свт. Дмитрия Ростовского. В 6 томах. Январь- Июнь. М.: Сибирская благозвонница, 2011.

Жития святых. М.: Издательство Сретенского монастыря, 2000.

Зоитакис Афанасий. Житие и пророчества Космы Этолийского.

Зотова Н. Щедрот божественных не помнить я не смею: Очерк служения отца Александра Хотовицкого

* * *

278

Жития святых, наложенные по руководству Четьих-Миней, свт. Димитрия Ростовского. В 6 томах. Июль-декабрь. М.: Сибирская Благозвонница, 2011.

279

Там же.

280

Жития святых, наложенные по руководству Четьих-Миней, свт. Димитрия Ростовского. В 6 томах. Июль-декабрь. М.: Сибирская Благозвонница, 2011.

281

Жития святых, изложенные по руководству Четьих-Миней, свт. Димитрия Ростовского. В 6 томах. Июль-декабрь. M.: Сибирская Благозвонница, 2011.

282

По другим, более достоверным, известиям, святой Евпл усечен 12 августа в 304 году. Мощи его находятся в пределах неаполитанских в Тривико (теперь vico della Baronia); когда сюда перенесены из Катаны, неизвестно; в 1656 году перенесена отсюда часть мощей обратно в Катану.

283

Зоитакис Афанасий. Житие и пророчества Космы Этолийского.

284

Святитель Дмитрий Ростовский. Жития святых. Июль, 29. Публикуется с сокращением.

285

Преподобный Герман Аляскинский. Жизнеописание. Джорданвилль: Свято-Троицкий монастырь, 2002.

286

Там же.

287

Письмо С.И. Яновского игумену Дамаскину от 22 ноября 1865 г. // Валаамские миссионеры... Указ. соч. С. 143–144.

288

Девятова С. Православные старцы XX века. Святитель Иоанн (Максимович; 1896–1966).

289

Девятова С. Православные старцы XX века. Святитель Иоанн (Максимович; 1896–1966).

290

Александр (Милеант), игумен. Владыка Иоанн. Великий праведник 20-го века.

291

Девятова С. Православные старцы XX века. Святитель Иоанн (Максимович; 1896–1966).

292

Там же.

293

Девятова С. Православные старцы XX века. Святитель Иоанн (Максимович; 1896–1966).

294

Иоанн Сан-Францисский, еп. Время веры. Как можно ближе придвинуться к Господу. 1944.

295

Николай (Велимирович), свт. Китайские мученики.

296

Николай (Велимирович), свт. Китайские мученики.

297

Николай (Велимирович), свт. Китайские мученики.

298

Николай (Велимирович), свт. Китайские мученики.

299

Максимов Ю. Мусульмане и мусульманство в житиях византийских святых.

300

Там же.

301

Пападопуло-Керамевс А. Рассказ Никиты, клирика царского // Православный Палестинский сборник. 1894. №38. С. 7–12.


Источник: Ангелы апокалипсиса : собрание житий миссионеров и мучеников / [ред.-сост. О. Скрябина, С. Бучнева]. - Москва : Благотворительный фонд "Миссионерский центр им. иерея Даниила Сысоева", 2013. - 542, [1] с. : ил.; 22 см.; ISBN 978-5-4279-0039-3

Комментарии для сайта Cackle