Л.Ф. Шеховцова

Раздел II. Страсть блуда и ее преодоление

Глава 1. Блудная страсть

Следующая страсть, которая в аскетических творениях святых отцов всегда рассматривается после страсти чревоугодия, – это блудная страсть.

В основном аскетическая литература создавалась монашествующими и писалась для монашествующих.

Из Евангелия, апостольских посланий и из всего учения Церкви мы знаем, что супружеская жизнь благословляется Господом. Текст, который сейчас перед вами, предназначен для христиан, живущих в миру. Нам предстоит исследовать то, как блудная страсть разрушает семью, разоряет духовную сторону человеческой личности.

Мы живем в такое время, когда слово «блуд» практически исчезло из употребления. Человек покорился блудной страсти и нашел этому всяческие оправдания. Практически все в нашей жизни пропитано эротикой. Реклама, средства массовой информации, поп-культура и индустрия кино развиваются, формируя у человека сознание, подчиненное сексуальности.

Христиане XXI века поставлены в условия суровой борьбы за сохранение целомудрия. И прежде чем вступить в эту борьбу, нам необходимо хорошо представлять все разрушительные последствия для личности человека, к которым приводит терпимое отношение к идолопоклонству перед блудом.

1.1. Святоотеческое прелание о страсти блуда

Согласно учению святых отцов, до своего грехопадения человек был открыт для общения с Богом. Душа его питалась Божией благодатью. Она получала пищу от нетварной благодати, а тело – от благодатной души. Человек всем своим целостным существом – и телом, и душой – питался дарами Божиими. После грехопадения душа, отсеченная от Бога, стала вынуждена утолять свою потребность в насыщении, обратившись к телу. Таким образом зарождаются душевные страсти. В свою очередь тело, не обретая жизни в душе и духе, обращается к внешним источникам и, естественно, оказывается в плену у материи. Так появляются сластолюбивые телесные страсти, посредством которых человек пытается черпать жизнь и радость из материального мира. Это приводит к растлению тела, а затем – смерти души.

1.1.1. Святоотеческое описание блудной страсти

Святые отцы утверждают, что бес блуда – это один из сильнейших духов. Изощренны и разнообразны его нападения. Слова «блуд», «заблудиться», «блуждать» – все одного корня. Неслучайно, рассказывая о человеке, ушедшем далеко от Бога, Господь приводит нам притчу о блудном сыне. Впадая в блуд, человек начинает блуждать вдали от Истины. Впадение в телесный блуд влечет к духовному блуду, к отпадению от Бога.

«Змий сладострастия многообразен; не вкусившим сласти греха он внушает, чтобы только однажды вкусили ее и перестали, а вкусивших коварный побуждает воспоминанием опять к совершению греха. Многие из первых, поелику не знают зла сего, бывают свободны и от борьбы, а из последних многие, как познавшие опытом сию мерзость, терпят стужение и брани». Так пишет Иоанн Лествичник [13, с. 132].

Зная о силе искушений блудной страстью, святые отцы предсказали, что одним из характерных признаков приближения конца мира будет повсеместное и ужасное засилье разврата, плотской распущенности и неукротимого сладострастия.

«Есть блуд и без познания жены, который, как противоестественный, большей подвергает муке. Это некая смерть и погибель, которую мы всегда носим в себе, а наиболее в юности. Но погибель сию я, – говорит Иоанн Лествичник, – не дерзаю объявить писанием… потому что… срамно» [14, с. 521–522].

Видимо, ощущая, что приближается их конец, демоны всю свою энергию бросили на разжигание в людях похоти, потому что именно через эту страсть легче всего человека удалить от Бога. Именно через плотские страсти человек больше всего утрачивает свой богоподобный образ. Как и любая другая страсть, «любодеяние воспламеняется сперва в душе сластолюбца, а потом производит телесное растление», – пишет святитель Василий Великий [3, с. 13].

Через блуд темная и злая сила прикасается к человеку, оскверняя тело, потому что человеческое тело призвано быть храмом, вместилищем Святого Духа, как сказано об этом в Послании апостола Павла к Коринфянам: Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа ? (1Кор. 6, 19). Человек повреждает себя блудной страстью и в конце концов становится неспособным войти в Царствие Божие, почему и говорит апостол: блудники… Царства Божия не наследуют (1Кор. 6, 9–10).

Любые отношения между людьми, любая деятельность, в которой нет присутствия Духа Святого, приводят к тому, что в душе поселяются бесы и человек удаляется от Бога все дальше. Особенно это касается плотских отношений ради удовольствия или выгоды.

Апостол Павел говорит: ничто не должно обладать мною. Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела. Или не знаете, что совокупляющийся с блудницею становится одно тело с нею? ибо сказано: два будут одна плоть. Всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела (1Кор. 6, 12, 13, 16, 18).

Грех неудержимо манит к себе человека своей привлекательностью, есть в нем особое услаждение. Поэтому борьба с грехом блуда, как говорят святые отцы, есть борьба с тем врагом, который сидит внутри нас. Он искушает человека и днем и ночью.

«Есть бес, который, как только мы возлегли на одр, приходит к нам и стреляет в нас лукавыми и нечистыми помыслами: чтобы мы, поленившись вооружиться против них молитвою и уснувши со скверными помыслами, объяты были потом и скверными сновидениями» [13, с. 197].

Блуд является как бы концентратом всех порочных наслаждений. Борьба с блудным похотением – самая тяжелая и жестокая, христианин ведет ее до самой смерти. Отцы говорят, что не следует верить своему телу до тех пор, пока оно не ляжет во гроб и гроб не забьют гвоздями.

Одной из разновидностей блудной страсти является прелюбодеяние (прелюбодейство). Это означает нарушение верности брачному союзу.

«Прелюбодейство… нарушает условие брака, унижает благородство детей, расторгает родственные связи и расстраивает всю человеческую жизнь» [16, с. 126].

1.1.2. Источники возникновения и развития блудной страсти

Согласно учению святых отцов, существует один главный источник греха – себялюбие, то есть неправильная любовь человека к себе. В этом – начало всех грехов. Некоторые богословы указывали три разновидности себялюбия: славолюбие, сластолюбие и сребролюбие.

Как и любая другая страсть, блуд сначала зарождается в сознании человека. Христос говорил, что из сердца исходят помыслы прелюбодеяния. Страсти рождаются в сердцах людей. Святые отцы уделяли много внимания именно страсти блуда, изучили ее со всех сторон. Они описали способы противостоять этой страсти, обретая и сохраняя целомудрие. Авва Геронтий сказал: «Многие, искушаемые сладострастием… блудодействуют мыслью; сохраняя девство тела, растлевают девство души. Возлюбленные! Необходимо отречься от услаждения блудными помыслами и мечтаниями, от общения с ними и внимания к ним, по наставлению Писания, которое говорит: Всяцем хранением блюди твое сердце: от сих бо исходища живота (Притч. 4, 23)» [9, с. 88–89].

Согласно святоотеческому взгляду на человеческую природу, причиной отклонений от состояния целомудрия является не только греховность самого человека, но и активное участие демонов. Демоны – это невидимые падшие духи. Они играют самую деятельную роль в наших грехопадениях. Демоны влияют на людей через мысли, чувства, образы, ощущения, воспоминания, представления и побуждения. За многие тысячелетия своей деятельности они усовершенствовались в «искусстве соблазнять». Человек перестает находиться в реальности, он попадает под их влияние, которое можно уподобить гипнозу, опьянению или дурману. В этом состоянии человек воспринимает вещи не такими, какие они есть на самом деле, а в извращенном виде. То, что для него вредно и губительно, он принимает за верх счастья, а то, что действительно может дать ему счастье, он воспринимает как скучное и ненужное. Именно из-за внушений «беса блуда», как отцы Церкви именуют нечистого духа, разжигающего в людях похоть, блудная страсть порой принимает чудовищные, самые отвратительные формы.

Демонам хорошо известно, что именно в этой, очень интимной сфере человеческих отношений люди могут наносить друг другу наиболее болезненные удары, способные разрушать их жизнь и души. Болезненность удара обусловлена тем, что в этой сфере жизни людей может происходить чудовищная, поистине диавольская подмена высшего из всех понятий о счастье – понятия любви. Именно эта подмена рождает самые тяжелые душевные переживания, чувства невыносимой боли от обмана и предательства.

Описывая духовное возрастание как подъем по ступеням лестницы, в произведении под названием «Лествица» Иоанн Лествичник пишет о том, как легко пасть, именно поддавшись страсти блуда. И как потом тяжело подниматься и сколько надо приложить труда, чтобы снова обрести силы совершать подъем: «Поползнувшиеся и падшие в сей ров далече отстоят от восходящих и нисходящих по оной (Иаковом виденной) лествице Ангелов; и к такому восхождению, после падения, потребны для них многие поты со строжайшим лощением» [13, с. 125].

Чтобы противостоять страсти, необходимо знать об источниках ее возникновения. Эта тема также хорошо изучена святыми подвижниками. Отцы уделяли много внимания выявлению источников возникновения блудной страсти. Они также знали и о том, что все страсти взаимосвязаны и порождают одна другую.

Преподобный авва Исаия Отшельник говорит, что блудная брань усиливается от пяти причин: от празднословия, тщеславия, многого сна, от любления красивой одежды, от пресыщения. Желающий отстранить от себя брань блуда пусть хранится от упомянутых поводов к ней… ибо страсти держатся одна за другую, как звенья в цепи [см.: 9, с. 152].

Как и все страсти, эта страсть развивается по определенной схеме. Для ее развития нужен определенный образ. И поэтому чаще всего она начинается с образа. Первый этап – когда нечистый образ появляется в уме человека (как в кино или на экране телевизора). Но это еще не грех. Это лишь повод ко греху, прилог, искушение, приманка диавола, которую он ставит перед нами. Диавол предлагает нам приманку, обольстительный образ, внедряя его в наше сознание. Но мы можем внутренне отвергнуть этот образ, отключить от него свою волю, помолиться, и тогда он останется внешним и чуждым для нас. Он становится нашим только в том случае, когда мы начинаем испытывать симпатию к нему и желание задержать его в нашем сознании. Если человек отвергнет страстный помысл или образ в самом начале, то выйдет из этой духовной битвы победителем.

«Усильно противься демону блуда; никак не соглашайся увлечься таким помыслом; потому что от искры много бывает угольев, и от худой мысли умножатся худые пожелания. Старайся истреблять и воспоминание о них» [6, с. 383–384].

Неполезно, если человек начинает «собеседование» с помыслом, то есть вступает с ним во внутренний диалог. Тогда, как правило, он в этой брани проигрывает. Святые нас предупреждают о силе этого искушения: «Не думай низложить беса блуда возражениями и доказательствами; ибо он имеет многие убедительные оправдания, как воюющий против нас с помощью нашего естества» [13, с. 124].

Святые отцы рассматривали блуд телесный как следствие духовного блуда. «В Новом Завете (грех любодеяния) получил новую тяжесть, потому что тела человеческие получили новое достоинство. Они сделались членами Тела Христова, и нарушитель чистоты наносит уже бесчестие Христу, расторгает единение с Ним… Любодей казнится смертию душевною. (От него) отступает Святой Дух; согрешивший признается впавшим в смертный грех… залог неминуемой погибели… если этот грех не уврачуется благовременно покаянием» [11, с. 331].

1.1.3. Связь блудной страсти с другими страстями. Гордость

Любая человеческая страсть является также следствием гордости, то есть намерением человека устроиться в этой жизни самостоятельно, без помощи Бога. Блуд тоже является следствием гордости. Каким образом это связано? Дело в том, что если бы Господь дал возможность диаволу полностью над нами властвовать, то бесы разодрали бы людей на части. Но, по милости Божией, Господь попускает в нас действие диавольской силы настолько, насколько мы можем выдержать, противостоя ей. Гордость ослепляет падшего человека. (А все мы находимся в этом состоянии.) Человек, пребывающий в гордыне, не может видеть ее в себе. И вот тогда Господь, чтобы смирить человека, попускает блудному бесу напасть на него. И тогда, видя и терпя эту пагубную, всегда заметную для него и мучающую его страсть, человек может определить, что он далек от смирения, что он захвачен гордостью.

Святые отцы считают, что бесу блуда попущено в нас действовать именно для того, чтобы смирить гордыню, потому что страсть блуда омерзительна и человек старается ее таить. Он стыдится ее. И даже на исповеди больше всего стесняется исповедовать именно этот грех. Правда, в наше время происходит заметная трансформация сознания на уровне ценностей и их приоритетов и не все уже стыдятся проявления этой страсти, а наоборот, считают ее проявлением нормы.

Преподобный Иосиф Оптинский говорит в письме, что «эта страсть попускается за осуждение других и за гордость» [15, с. 426].

Архимандрит Рафаил (Карелин) напоминает, что «для того, чтобы успешно бороться с демоном блуда, мы должны стараться никого не осуждать, особенно тех, кто страдает от этой же страсти. Когда мы осуждаем других, то в это время подразумеваем, что на их месте не сделали бы того же самого, и как бы внутренне представляем себя победителем демона». Таким своим внутренним устроением мы сразу ставим себя в состояние сильного искушения. За осуждение других Господь иногда попускает нам такую же брань, и часто мы не выдерживаем ее и падаем [см.: 21, с. 90].

Гордому человеку промыслительно попускается особо сильная блудная брань, чтобы меньшим грехом излечить больший, слабейшей болезнью – сильнейшую. Но если человек сам вовремя смирит себя, то ему не понадобится этот жестокий «врачующий» метод.

Один из древних египетских подвижников, толкуя библейское повествование о том, как пророк Моисей убил египтянина и закопал его в песок (см.: Исх. 2, 12), говорит, что это – образ борьбы с блудным демоном. Песок – пустыня, место, где ничего не растет. «Зарыть египтянина в песок» – значит победить беса блуда смирением. Во время борьбы с блудной страстью христианин должен глубоко смирить свой дух, осознать, что он – средоточие греха и без помощи Божией не может бороться с блудной страстью, но при этом не падать духом, а надеяться на помощь Божию и пребывать в молитве. Сам Господь иногда не спешит давать человеку освободиться от блудной страсти именно для того, чтобы не развилась гордость – самая опасная страсть.

Пример того, что внимательное наблюдение за своей внутренней жизнью помогает понять, что появление блудной страсти есть следствие гордости или осуждения, – рассказ Паисия Святогорца. Он пишет о том, что в какой-то момент на него напало сильное искушение блудной страстью. Однако он решил во что бы то ни стало справиться с этим искушением: стал подниматься в гору, читая молитвы. Но брань не прекращалась, а только усиливалась. Паисий Святогорец говорит, что решил ни в коем случае не сдаваться и готов был дойти до самой вершины. В какой-то момент он вдруг вспомнил, что недавно осудил женщину за блудную страсть, и осудил сурово. В тот момент он не подозревал о возможной силе этой страсти и, видимо, в глубине себя превознесся над ней. Как только он ясно вспомнил этот эпизод, сокрушаясь за свое осуждение, страсть оставила его. Это как раз пример того, что страсть нам посылается для удержания нас от гордыни. Она призывает к смирению и покаянию и еще раз напоминает, чтобы мы избегали осуждать людей [см.: 20, с. 149].

И чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня (2Кор. 12, 7), – пишет апостол Павел. Вероятно, он говорит здесь о своем телесном недуге. Но «жалом в плоть» может быть и искушение блудной страстью как напоминание о нашем несовершенстве, греховности и склонности впадать в гордыню от малейших достижений, в том числе и духовных…

Много писали святые и о том, что телесное растление приводит к духовной пустоте, внутреннему опустошению.

Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог (1Кор. 3, 17), – говорит Священное Писание.

«Совершенно удалите от себя прелюбодейства… потому что в ров погибели ввергнут они тех, которые делаются в них виновными» [7, с. 114].

1.2. Блудная страсть и любовь: современный взгляд

Все изменения в действиях и поступках людей начинаются в искажениях на уровне сознания. Само понятие любви претерпело значительную трансформацию на уровне обозначений смыслового содержания. И все это произошло практически на наших глазах за очень короткий временной промежуток.

Довольно быстро понятие любви как высокого состояния души приземлилось. Она (любовь) как-то совсем незаметно переместилась из сферы духовной и душевной в сферу телесных отношений. Мы уже не удивляемся выражению «заняться любовью» – оно прочно вошло в обиход современного языка и обычно означает реализацию сексуального влечения людьми разного, а иногда и одного пола.

1.2.1. Отношение к блудной страсти в современном общественном сознании

В общественном сознании нашего времени существует мнение, что никакого вреда для человека грех блуда не приносит (за некоторыми исключениями, о которых все хорошо знают). Слово «блуд» постепенно уходит из лексикона современного человека. А поскольку в наше время отношение к блудной страсти изменилось, как и отношение к другим страстям, она стала поощряться, культивироваться. Сейчас предпочитают говорить о сексуальности почти как о высшем достоинстве и ценности личности.

Большинство современных людей всячески пытаются оправдать этот грех, представить его просто как одну из моделей поведения современного человека; а обезбоженная массовая псевдокультура поддерживает этот миф и распространяет его, отравляя сознание, в первую очередь молодых людей. У современного человека нет понимания того, что храм Божий свят; а этот храм – вы (1Кор. 3, 17). И совершенно отсутствует понимание, что телесный блуд разрушает душу. И все-таки современный человек уже опытно начинает на себе ощущать последствия телесной распущенности, но, как правило, еще далеко не всегда осознает, что внутреннюю пустоту души ничем, кроме Бога, не заполнить.

Говоря словами известной притчи, наш современник – это блудный сын, ушедший «в страну далече» и лишенный возможности питаться даже рожками вместе со свиньями. Сексуальность им часто используется как возможность уйти от негативных внутренних состояний, таких как беспокойство, страх, тоска, депрессия. Привыкший бежать от душевного дискомфорта, ожидать от жизни «позитива», он неспособен мужественно и трезво выдерживать эти состояния, чтобы стяжать духовный плод. Когда-то, обладая духовной зрелостью, человек обладал и силой духа, чтобы устоять от искушений блудом и другими разрушительными страстями. Он знал, что может найти опору в молитве. Но сейчас заповедь «не прелюбодействуй» многими нашими современниками воспринимается как нечто устаревшее, архаичное. Во многом на такой взгляд повлияли социальные процессы, вызванные так называемой сексуальной революцией. О причинах ее возникновения и о последствиях будет сказано ниже.

Вот пример, когда ошибочные взгляды, непроясненные ценности, ненайденные ответы на вопрос о смысле жизни приводят к путанице в сфере сознания.

Часто задается вопрос примерно такого содержания: «Почему прелюбодеяние осуждается, ведь оно никому не причиняет вреда?».

Подобные вопросы часто задают люди, которые начинают поворачиваться к Церкви и к Богу. Аргументы у них довольно простые. Вот спрашивает молодая женщина-журналист, которая себя позиционирует как человека верующего: «Все знают, что такое прелюбодеяние. Но мне непонятно, если, например, женщина живет в браке много лет, а потом решила слегка развеяться, закрутила роман с кем-то, почему это осуждается? Ведь она не убивает, не грабит. Кроме того, может, у нее плохие отношения с мужем. Это же и мужчины касается. Может, жена ему опостылела. А он влюбился. Погуляли и всё, не разрушая семьи».

Попробуем разобраться и ответить на этот вопрос уже не только с точки зрения морали, но обозначив и духовную, и психологическую вредность укорененности такой позиции.

Не обретя смысла существования, человек забывает, что по замыслу Бога он призван к духовной жизни. Если он добровольно отказывается от этого призвания, то обязательно попадает во внутренний конфликт. Как мы знаем, в человеке все взаимосвязано: дух, душа, тело. Угнетение духа приводит к проблемам на психологическом и, соответственно, на телесном уровне.

Заповеди Божии составляют единое целое. Нарушение одной из них закономерно приводит к нарушению других. Царь Давид начал с прелюбодеяния, казалось бы, вполне невинного поступка – просто «влюбился» и захотел «погулять и всё, не разрушая семьи». Но вслед за этим вступил в действие закон греха.

Спасая жизнь любимой женщины и своего будущего ребенка, он, сам того сознательно не желая, стал убийцей. Лишь после искреннего, глубокого раскаяния и сокрушенной молитвы Давид получил прощение от Бога. Но грех не остался без последствий – его новорожденный сын заболел и умер (см.: 2Цар. 12, 18).

Прелюбодеяние приводит ко лжи, к тому, что нарушение внутренней целостности человека (одного из супругов) влечет нарушение отношений между двумя людьми. В таком браке уже нет Духа Святого, там нет места Богу. И люди остаются наедине со своими трудностями, проблемами. Этот брак перестает выполнять свое назначение христианского брака, становится просто местом, где два человека продолжают свое сожительство, потому что так удобнее, проще, потому что необходимо «поднимать детей» или по каким-то другим причинам. Или же брак просто распадается.

Вот такую работу в сфере сознания необходимо провести тем из нас, у кого нет ясности в понимании вреда, причиняемого блудной страстью.

Общественная идеология сегодня приучает нас ко всем явлениям относиться толерантно. Однако толерантность часто означает не что иное, как терпимость к греху.

Часто задаются вопросы и в отношении гомосексуальных отношений: «Почему осуждается гомосексуализм? Если кто-то любит человека своего же пола, что в этом плохого? Опять же это их личное дело. Никого не грабят, не насилуют. Не причиняют вреда».

Подробнее об этом мы поговорим в разделе, освещающем психологические приемы работы со страстью блуда.

1.2.2. О любви и ее искажениях

На наших глазах начинают исполняться предсказания святых отцов: кажется, в истории человечества еще не было такого всеобъемлющего напора сексуальности.

В XX веке большое внимание уделялось учению Зигмунда Фрейда о невротических расстройствах как следствиях проблем в сексуальной сфере. Из всей массы его работ и довольно неоднозначной теории (на протяжении всей жизни она менялась) была выхвачена суть его учения. В упрощенном варианте она звучит так: подавление сексуальности – причина всех проблем со здоровьем. Также обществом быстро была подхвачена идея, что все психические отклонения являются следствием вытесненной сексуальности. И человек может стать полностью счастливым, здоровым и гармоничным только тогда, когда перестанет себя ограничивать сексуальным воздержанием.

Несомненно, что личность Фрейда и его работы сыграли большую роль в распространении так называемой сексуальной революции. Эти идеи стали быстро распространяться в общественном сознании, в том числе культуре и искусстве. Общество, в своей основе опирающееся на идеи материализма, практически без усилий взращивало в себе семя блуда.

Стала пропагандироваться так называемая свободная любовь. Практически все исследователи этой темы замечают, что сексуальная свобода принесла нам новое рабство. Рабство от секса. Секс стал самым действенным «наркотиком». Чтобы почувствовать хоть на какой-то миг себя живым, не отягощенным тревогой и одиночеством, человек, потерявший связь со своим Создателем, мечется от одной формы зависимости к другой. Но секс, как и любой другой наркотик, не дает истинного, глубокого ощущения полноты бытия, а всего лишь является попыткой его заменить, что всегда удается лишь на какое-то время.

Само по себе влечение к другому человеку противоположного пола не может быть нравственным или безнравственным. Это зависит от мотивов и способов удовлетворения этой потребности. Христианство не отвергает плотскую любовь. Если интимные отношения не противоречат заповедям Евангелия, то благодать Божия освещает их. Библия не отворачивает нас от плотской любви. Библия просветляет и очищает ее.

Обратимся к Песни Песней. «Лучшая из Песен» Библии – это песнь о любви. При буквальном толковании мы видим в этой книге изображение земной любви. Главное содержание книги – это чувства влюбленных. Священник Герасим Павский пишет, что «два любящих лица – юноша и девица – выражают друг другу нежную и сильную любовь свою и между тем превозносят друг друга до небес, сравнивая со всем, что могло представиться им прекраснейшего и великолепнейшего» [цит. по: 18, с. 463].

Существует еще и мистико-аллегорическое толкование. Это не означает, что второе толкование исключает первое. Богословы считают, что нет оснований полностью отвергать буквальное толкование, поскольку Библия, как книга, обращенная ко всем людям, не может обойти такую важную сторону человеческой жизни, как земная любовь. Эту свою земную любовь двум любящим предстоит просветить и одухотворить и тем самым приблизиться к Богу. Тема христианской любви в ее полноте открывается нам только в Новом Завете. В Библии раскрывается воля Божия о человеке. Ведь любовь и брак заповеданы нам свыше: оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут (два) одна плоть (Быт. 2, 24).

И любовь здесь моногамна по своей природе. Поскольку для жениха невеста – единственная. Оба они находят в другом человеке свое второе «я», без которого не могут жить. В радости соединения двоих осуществляется замысел Бога, конечная цель которого – единство и гармония всех. Размышляя об этом, мы вправе относиться к земной любви как к школе, подготавливающей нас к высшей форме любви – любви к Богу.

Глубокий мистический смысл Песни Песней заключается в том, что земная любовь здесь становится символом отношений между Богом и человеком. Слово Божие учит нас о высоком достоинстве чистой человеческой любви. И освящение брака в Церкви – это одно из ее Таинств. «Православный богослов С.Н. Троицкий отмечал, что это единственное из семи Таинств, основание которому было положено Богом изначала, еще в Ветхом Завете» [18, с. 464].

Песнь Песней, книга о земной любви, была включена в Священное Писание позже всех других. Среди иудейских богословов шли споры о каноническом достоинстве Песни Песней. Некоторые из них говорили, что книга, в которой нет даже упоминания имени Божиего, не может быть священной. Однако книга вошла в канон и была принята христианской Церковью [см.: 18, с. 462].

Любовь – понятие динамическое. Учиться любить, развиваться в любви нам, христианам, предопределено всю жизнь. Тут нет и не может быть предела. Христианство нам открыло понятие о Троичном Боге – Боге любви. Оно дает нам пример идеальной взаимной любви, личных отношений. Это тот недосягаемый в земной жизни идеал, та задача, которая стоит перед каждым христианином. Нам указан путь, следуя которому мы можем выбраться из рабства подчинения плоти. Это некий вектор, указывающий верное направление. Человек, задуманный Творцом как существо духовное, призван одухотворить не только свою плоть, но и всю Вселенную.

Наше расщепленное грехом сознание не может постичь смысл целостного понимания любви, когда дух, душа и тело любимого человека одинаково любимы и дороги в своей неповторимой, уникальной целостности и красоте. И именно расщепленность греховного человеческого сознания заставляет разделять любовь на формы и понятия, наполняя ее разным содержанием. Об этом можно подробнее почитать у Ю.М. Зенько [см.: 8].

Человеку во все времена было очень трудно удержаться, чтобы не смешать и не перепутать высокое состояние любви, страсть блуда, сексуальную распущенность и эротическое наслаждение. Все это присутствует и переплетается в реальных отношениях иногда довольно причудливыми и уродливыми искажениями. Нарушается и иерархия подчинения, как это задумано Творцом, когда дух стоит во главе. Ему подчинена душа, а душе – тело.

Диавол – признанный отец лжи – делает все, чтобы путаница эта еще больше усиливалась. В ход пущено все: литература, искусство, телевидение, реклама, мода, Интернет, компьютерные игры. В сознание людей внедряется мысль, что воздержание для человека вредно, а удовлетворение похоти – полезно. Необходимость удерживать плотские вожделения преподносится как «опасное дело, травмирующее психику». Целомудрие, скромность и стыдливость объявляются «комплексом неполноценности». Вокруг сексуальности выросла и богатеет огромная индустрия порнографии.

Мы постоянно помимо своей воли подвергаемся потоку сексуальных стимулов и искушений. Именно они вызывают те самые физиологическое напряжение и дискомфорт, которые возникают исключительно на уровне телесных ощущений. Предположим, что верующий мужчина, проснувшись утром, помолился и почитал Библию. У него светлое настроение, душа тянется к Богу. Но вот, включает он музыку или телевизор – и тут мгновенно его зрение и слух наводняют сексуальные мелодии и зрелища. Выходит он из дома – и тут со всех сторон на него смотрят с рекламы полуобнаженные женщины или он видит девушек, вызывающе одетых… Словом, куда ни брось взгляд – отовсюду стимулы, разжигающие плотскую похоть. Через окна души – слух и зрение – неудержимым потоком вторгаются искушения.

Страсть, любовь, похоть, секс – все это перемешивается в сознании человека. И ему трудно верно определить и обозначить свои чувства и влечения.

Примеры, взятые из такого поистине неиссякаемого источника, как великая русская литература, помогут нам прояснить тему любви и страсти.

Поэт Серебряного века Константин Бальмонт говорит, что любовь неизреченна и необъяснима и, что ни говори о любви, ее не замкнешь в слова, как не расскажешь музыку и не нарисуешь солнце. Но только одно верно: тайна любви больше, чем тайна смерти, потому что сердце захочет жить и умереть ради любви, но не захочет жить без любви. Тайна любви больше, чем тайна смерти… У любви нет человеческого лица. У нее только есть лик Бога и «лик дьявола» [см.: 2, с. 98–99].

Однако в произведениях русских классиков мы можем найти удивительные описания проявления любви, где есть человеческое лицо. Откуда же оно возникает?

Все мы читали роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин». 8 июля 1860 года Ф.М. Достоевский произнес свою знаменитую речь на открытии памятника Пушкину. Там он удивительно точно раскрывает глубинную суть личностей Онегина и Татьяны. Поняв, что называется, прозрев личность Татьяны, Достоевский, собственно говоря, и раскрывает ее целостность и глубину. Нам становится понятен мотив, следуя которому Татьяна отказывается от отношений с Онегиным, когда он появляется с признаниями в любви. В этот момент Татьяна уже замужем за человеком, которого глубоко уважает. Она любит Онегина, но она уже другая. Татьяна иная и в глазах Онегина. Она более привлекательная и недоступная. И возможно, именно этот факт и толкает его на то, чтобы соблазнить ее, разрушить ее внутренний покой. Достоевский делает глубокий анализ внутреннего мира Татьяны, мотива ее отказа. И видит в этом истинно человеческое лицо, которое проявляется только в высшей гармони духа.

Вот как говорит об этом Достоевский в своей речи. Приводя цитату из Пушкина, он продолжает развивать свою мысль:

Но я другому отдана

И буду век ему верна.

«Да, верна этому генералу, ее мужу, честному человеку, ее любящему, ее уважающему и ею гордящемуся. Пусть ее “молила мать”, но ведь она, а не кто другая, дала согласие, она ведь, она сама поклялась быть ему честною женой его. Пусть она вышла за него с отчаяния, но теперь он ее муж, измена ее покроет его позором, стыдом и убьет его. А разве может человек основать свое счастье на несчастье другого? Счастье не в одних только наслаждениях любви, айв высшей гармонии духа.

Чем успокоить дух, если назади стоит нечестный, безжалостный, бесчеловечный поступок? Ей бежать из-за того только, что тут мое счастье? Но какое же может быть счастье, если оно основано на чужом несчастий?» [4, с. 304].

Вот очень верное и глубокое замечание Достоевского: не надо понимать, что Татьяна таким образом приносит себя в жертву долгу супружеской верности. Так понимать – слишком упрощать образ Татьяны, глубину ее души. В ее поступке прежде всего нам открывается высота духа, на которую способна русская женщина. Татьяна поняла сущность Онегина, его внутреннюю пустоту, скуку, бездуховность. «Да разве этого не видит в нем Татьяна, да разве она не разглядела его уже давно? Ведь она твердо знает, что он в сущности любит только свою новую фантазию, а не ее, смиренную, как и прежде, Татьяну! Она знает, что он принимает ее за что-то другое, а не за то, что она есть, что не ее даже он и любит, что, может быть, он и никого не любит, да и неспособен даже кого-нибудь любить, несмотря на то, что так мучительно страдает! Любит фантазию, да ведь он и сам фантазия. Ведь если она пойдет за ним, то он завтра же разочаруется и взглянет на свое увлечение насмешливо. У него никакой почвы, это былинка, носимая ветром. Не такова она вовсе: у ней и в отчаянии, и в страдальческом сознании, что погибла ее жизнь, все-таки есть нечто твердое и незыблемое, на что опирается ее душа. <…>…Тут уже многое, потому что тут целое основание, тут нечто незыблемое и неразрушимое. Тут соприкосновение с родиной, с родным народом, с его святынею. А у него что есть, и кто он такой? Не идти же ей за ним из сострадания, чтобы только потешить его, чтобы хоть на время из бесконечной любовной жалости подарить ему призрак счастья, твердо зная наперед, что он завтра же посмотрит на это счастье свое насмешливо. Нет, есть глубокие и твердые души, которые не могут сознательно отдать святыню свою на позор, хотя бы и из бесконечного сострадания. Нет, Татьяна не могла пойти за Онегиным» [4, с. 304].

Вот это для нас яркий пример того, как дух в человеке (в Татьяне) владеет его душой и телом. Он стоит на надлежащем ему месте. Эта та высота, которая для нас всегда так привлекательна и в мужчинах, и в женщинах. Силу духа человек черпает в любви к родине, к ее святыням, прорастая корнями к истокам веры и традиций.

У Достоевского есть другой образ – блудница Соня Мармеладова в романе «Преступление и наказание».

И, как всегда в христианстве, для нас важен не сам поступок, а его мотив. В конце романа Соня, последовав за Раскольниковым на каторгу, приводит его к вере, к Истине… Роман заканчивается началом возрождения главного героя.

А начинается этот роман, если вы помните, с духовных заблуждений Раскольникова, с его духовного и интеллектуального блуда.

Не хочется перегружать читателя литературными примерами, однако для нас важно понять, что выбор поступка зависит от внутреннего устроения человека. От силы его укорененности в духе.

В романе «Анна Каренина», в главе, где описан бал, на котором Анна танцует с Вронским, Толстому очень хорошо удалось описать внутреннее состояние Анны. Это очень важный момент. Говоря святоотеческим языком, описан момент сочетания с помыслами – начало той трагедии, которой заканчивается роман. А происходит вот что. Вронский, как ожидается, должен был на этом балу во время мазурки сделать предложение Кити. Но он приглашает Анну. И она дает согласие на этот танец. Более того, она этого страстно желает. В этот момент ее переполняет чувство превосходства, радости, она упивается тем, что все обращают на нее внимание. Она до краев переполнена собой, ей радостно видеть растерянную и испуганную Кити… Толстой настолько убедительно и ярко описывает этот момент, что мы начинаем понимать, что означает выражение: человек захвачен страстью, или в него вошел бес. Как мы знаем, развитие этого процесса привело к тому трагическому финалу, которым оканчивается роман.

Что бы мы ни говорили о социальных причинах трагедии Анны, а все-таки нельзя не учитывать духовное устроение всех участников этой драмы. Пренебрежение духовными законами никогда не остается без последствий…

Вот пример, взятый из трагедии Пушкина «Каменный гость». Это уже о том, как «лик дьявола» раскрывается в любви. Любовь у Дона Гуана подчинилась страсти блуда.

В конце произведения мы видим жуткий уход Дона Гуана из жизни. Конец и душевный исход блудника можно обозначить через два образа – евангельский и святоотеческий: это мерзость запустения и окамененное нечувствие. Это всегда душевное омертвление, пугающая пустота одиночества. Блудник – это образ духовного странничества. Недаром блудные дела называются похождениями. Блуд, блуждания, заблудший, потерянный, богооставленный – все это один смысловой синонимический ряд.

Дону Гуану недоступны ни глубина отношений любви, ни радость от поистине духовной близости мужчины и женщины, когда возникает понимание, что в любимой женщине – все женщины мира. Ведь такого рода сознание – это плод духовной и личностной зрелости. Духовная зрелость всегда есть согласие на борьбу со своими блудными страстями. Борьбу за полноту вхождения в это сознание, которую все мы должны вести. Именно в этом сознании для нас осуществляется откровение о той самой неисчерпаемости образа Божия в человеке. Оно, это откровение о другом, в брачном союзе не имеет предела.

Призывая хранить верность и любовь в браке, апостол Павел делает сравнение высочайшего порядка: Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее (Еф. 5, 25; ср.: Кол. 3, 19).

Митрополит Антоний Сурожский пишет: «Любовь – удивительное чувство, но оно не только чувство, оно – состояние всего существа. Любовь начинается в тот момент, когда я вижу перед собой человека и прозреваю его глубины, когда вдруг вижу его сущность. Конечно, когда я говорю “вижу”, я не хочу сказать “постигаю умом” или “вижу глазами”, но – “постигаю всем своим существом”. Если можно дать сравнение, то так же я постигаю красоту, например красоту музыки, красоту природы, красоту произведения искусства, когда стою перед ним в изумлении, в безмолвии, только воспринимая то, что передо мной находится, не будучи в состоянии выразить это никаким словом, кроме как восклицанием: “Боже мой! До чего прекрасно!”. Тайна любви к человеку начинается в тот момент, когда мы на него смотрим без желания им обладать, без желания над ним властвовать, без желания каким бы то ни было образом воспользоваться его дарами или его личностью – только глядим и изумляемся той красоте, что нам открылась» [1,с. 6].

В Библии много сказано о любви. Эта тема звучит, как мы знаем, и в Ветхом, и в Новом Завете. Но в Новом Завете она наполнена уже иным содержанием. Вот что мы встречаем в посланиях апостола Павла:

Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится (1Кор. 13, 4–8).

Плод же духа: любовь… (Гал. 5, 22).

Плодов много, на первом месте стоит любовь.

Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства (Кол. 3, 14).

Господь же да управит сердца ваши в любовь Божию и в терпение Христово (2Фес. 3, 5).

Цель же увещания есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры (1Тим. 1, 5).

…Ты оставил первую любовь твою (Откр. 2, 4).

Оставить любовь – это оставить Христа. Наверное, неслучайно, что именно христианство – это полное Откровение Бога Троицы – принесло людям откровение о моногамном браке, в котором можно расти и развиваться духовно. А супружеские венцы христианского брака приравнялись венцам мученичества.

Все у вас да будет с любовью (1Кор. 16, 14).

Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга (Ин. 13, 34).

…Постоянно любите друг друга от чистого сердца (1Пет. 1, 22).

Не умеющий любить людей не сумеет любить Бога. Вот почему любовь, настоящая любовь, так опасна для врага. Любящие люди всегда подвергаются нападкам врага, всегда искушаются. Любовь укрепляется испытаниями. А если она разрушается, то что-то было уже не то в сердце человека. Видимо, были там и лукавые мысли, и жажда повелевать и надмеваться над другим, таким образом, за любовь принималось что-то совсем иное.

Потеряв свою целостность в грехопадении, ощутив свое сиротство и неприкаянность, человек ищет в любви возвращения себя в целостное состояние.

Любовь должна победить ветхую плоть пола и раскрыть новую плоть, в которой соединение двух будет обретением целостности на всех уровнях бытия. Это касается людей, живущих в миру

Монашествующие же особенно остерегались страсти блуда, осознавая великую силу этого искушения. Преподобный Антоний Великий говорит: «Будем подвизаться о чистоте даже до смерти и храниться от всех нечистот, которые несвойственны естеству, по словам первенца между пророками – Моисея. В особенности будем остерегаться от дел разврата. Ангелы пали и извергнуты из своего состояния славы и чести, дозволив очам недозволительное воззрение. Нет ничего хуже, как смотреть с вожделением на женщину. Многие погибли из-за жен. <…> Не будьте рабами сквернейших, нижеестественных страстей, ни срамных похотений, столько мерзостных пред Богом. Имя Божие напишите на сердцах ваших; [пусть] непрестанно раздается внутри вас глас: вы есте церкви Бога Жива (2Кор. 6, 16) и место Святого Духа. Человек, обольщенный нечистым вожделением, подобен перед Богом бессловесным скотам, лишенным всякого сознания» [9, с. 16–17].

Глава 2. Преодоление блудной страсти

Как же современному человеку противостоять искушениям, которые со всех сторон его окружают? Святоотеческая аскетика уделяла особое внимание духовной брани. Нам предоставлена неоценимая возможность соприкоснуться с этим опытом.

Конечно, мы живем в иное время, но многое из наследия святых отцов возможно использовать современному человеку, желающему освободиться от блудной страсти.

2.1. Аскетическая практика. Постоянный подвиг внутренней брани, пост и молитва

Борьба со страстями в святоотеческой традиции называется подвигом. И это поистине величайший подвиг – преодолеть врага в себе. В этой невидимой для окружающих брани душа человека проходит путь духовного возрастания. О том, что нам необходимо пребывать в подвиге, постоянно говорит авва Исаия: «Человек, доколе находится в теле, никак не должен и не может доверять себе. Он неспособен к неизменяемости. Необходимо ему пребывать в непрестанном подвиге» [9, с. 222].

Мы знаем: чтобы справиться со страстью, необходимо прилагать усилия в двух направлениях – не только уничтожить страсть в себе, но и заменить ее на соответствующую добродетель. Противоположностью блудной страсти является целомудрие. Христос заповедал воспитывать целомудрие непосредственно в нашем сознании. Нецеломудренным может быть не только поступок, но и взгляд: А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем (Мф. 5, 28).

Часто сталкиваясь со скверными мыслями в себе, человек считает их обычным проявлением своего собственного мышления. Хорошие ли мысли пришли нам в голову, плохие ли, – считаем их по незнанию или недостатку духовного опыта своими. Но греховные помыслы – это не просто плохие мысли. Это не всегда наши мысли. Они приходят от диавола и таят в себе угрозу для нас. Отцы Церкви глубоко и всесторонне осветили важнейшие вопросы, касающиеся помыслов. Охранять свою душу от помыслов – это трудное дело, значение которого даже непонятно людям мирским. Зачем охранять душу от помыслов? Ну, пришла мысль и ушла, чего же бороться с нею? Это не так. Помысл влечет за собой поступок. И этот поступок может явиться тем непрочным кирпичиком, положенным в основании, который способен разрушить все здание нашего домостроительства.

Святые отцы говорят, что есть помыслы от Бога, помыслы от себя, то есть от своего естества, и помыслы от бесов. Для того чтобы различать, откуда приходят помыслы, внушаются ли они Богом, или враждебной силой, или происходят от естества, требуется великая мудрость.

Подвиг внутренней брани заключается в том, чтобы не уступать греху в мыслях и смиренно призывать Бога на помощь. В святоотеческой аскетике разработано учение о трезвении, контроле над своим сердцем. Этот контроль осуществляется посредством непрестанной молитвы, в свете которой человек видит зарождение помысла или образа в самом начале. Если у человека нет молитвы, он не может зафиксировать первый этап зарождения помысла (образа), фиксирует лишь последующие этапы, когда внутренним волевым усилием уже начинает удерживать этот помысл (образ) в своем сознании, созерцать его, любоваться и наслаждаться им. Чем глубже помысл проникает в сознание, тем сложнее с ним справиться. Все плохие поступки обретают свое начало в помыслах.

Когда блудный помысл принят и получил согласие на поселение в сознании человека, он постепенно завладевает его умом и в человеческом мозгу рисуются уже картины, услаждающие его. В этом случае можно говорить уже о блудных мечтаниях.

Фактически разница между принятием помыслов и мечтаниями не так уж велика. Первое почти неизбежно приводит ко второму, а второе обязательно является результатом первого. О блудных мечтаниях мы говорим, когда услаждение блудными помыслами происходит на сознательном уровне. Человек начинает рисовать возбуждающие его образы, придумывать разнообразные ситуации и сюжеты на эту тему и вообще предается размышлениям о блуде. Затем, уже одержимый блудными мечтаниями, в поисках подпитки для них обращается к порносайтам в Интернете, ходит в ночные клубы смотреть стриптиз и пр. В этом случае можно сказать, что человек поддался демону блуда, который овладел им.

Общей, одинаковой для всех «методики» борьбы с помыслами, которая однозначно бы уничтожила беса блуда, не существует. Это зависит от духовного устроения человека, его намерений. И только Богу ведомы причины и последствия поступков человека, а также какой силы и когда ему следует попускать брань. Однако условно мы можем использовать алгоритм, основанный на святоотеческом учении о работе с помыслами.

Приведем пример работы по этому алгоритму с помыслом блуда нашего современника.

1. Прилог: «Я сегодня очень устал, пойду включу компьютер и расслаблюсь…».

Что необходимо сделать, чтобы страсть не развивалась дальше? Я же знаю, что обязательно зайду на порносайт. «Господи, помоги мне удержаться!»

2. Сочетание: «Да ничего особенного, я просто включу и посмотрю почту, это ведь ничего не значит…».

Чтобы помысл не развивался дальше, надо переложить мысли на благое: «Да, но ведь я себя знаю, лучше, если я попробую расслабиться иначе. Пойду покатаюсь на велосипеде… Я знаю, что для меня лучше избегать пока искушений».

3. Сосложение: «Да ничего страшного, все сидят на этих сайтах. Никто от этого не умер. Да и вообще, почему именно сегодня? Ведь я сейчас устал, и какой вообще тут велосипед!».

Тут необходимо до наступления пленения суметь посмотреть на себя со стороны. Увидеть свою духовную слабость и как, по сути, во внутреннем диалоге происходит общение и разговор с бесом. И тогда реально задать себе вопрос: «Что я выбираю: Христа или диавола? (Господи, помоги мне не предавать Тебя!)».

4. Пленение: «Да и вообще причем здесь Христос? Я и думать об этом не хочу…».

Это всего лишь пример. Он не может служить идеальной схемой во всех случаях. По-настоящему работа с помыслами – это целое искусство. Многим из нас, лишенным духовного руководства, необходимо не только избавляться от греховных помыслов и не допускать их в свою душу, но и заполнять ее мыслями другими – и все это осваивать личным опытом духовной брани.

Момент зарождения помысла (образа) – самое лучшее время для борьбы с ним, для его уничтожения. Помысл подобен растению: когда оно только пустило росток, его легко можно вырвать из земли, а когда укоренилось и корни глубоко вросли в землю, тогда нужны большие усилия; если же этот росток превратился в дерево, то вырвать его почти невозможно, и человек уже не может бороться с грехом своими силами. Он должен прибегать к помощи других, к помощи своих духовных наставников. Святоотеческая аскетика призывает нас к постоянному внутреннему наблюдению за своим сердцем – трезвению. «Многие, искушаемые сладострастием, не совокупляясь телесно, блудодействуют мыслию; [и], сохряняя девство тела, растлевают девство души. Возлюбленные! Необходимо отречься от услаждения блудными помыслами и мечтаниями… по наставлению Писания, которое говорит: всяцем хранением блюди твое сердце: от сих бо исходища живота (Притч. 4, 23)» [9, с. 88–89]. Снова в советах отцов мы видим, что со страстями человеку самому не справиться. Тем более с таким сильным искушением, как блудная страсть. Тут в борьбу против человека вступает сам диавол. Человеку без опоры на Бога эту борьбу не выдержать. И, как известно, самая действенная сила против сатаны – это смирение. Преподобная Мария Египетская жила в Иорданской пустыне много лет и была борима бесом блуда через воспоминания о своей прошлой греховной жизни. О ней рассказывают, что во время вражеских нападений она падала на землю и кричала во весь голос: «Боже, Сам спаси меня! Господи, я бессильна!». И за это смирение благодать Божия покрывала ее. Подвижница побеждала врага в этой жестокой, тяжелейшей борьбе. Мы должны помнить, что победа над блудом – это победа благодати над демоном. Без самопознания в духе сердечного сокрушения и глубокого смирения победить блудную страсть человеку невозможно! О том, что смирение должно быть прежде всего и что без него нам никогда не победить никакого порока, пишет Иоанн Кассиан Римлянин: «Нам предстоит подвиг против духа блуда – эта брань более других продолжительна, постоянная, жестокая, в которой весьма немногие одерживают совершенную победу и которая, с первого времени зрелости возраста начиная беспокоить, не прекращается до тех пор, пока прежде не будут побеждены прочие страсти. поелику нападение бывает двоякое (то есть на тело и душу), то и сопротивляться надобно двояким оружием…Иначе нельзя одержать победу, как если оба (то есть тело и душа) вместе будут бороться.

Ибо одного телесного поста недостаточно для приобретения или сохранения чистоты целомудрия, если не будут предшествовать сокрушение духа и постоянная молитва против этого нечистого духа, потом [необходимы] продолжительное размышление о Священном Писании… с духовным разумением, труд и рукоделие, обуздывающие… непостоянные блуждания сердца, а прежде всего в основание должно быть положено истинное смирение, без которого нельзя победить совершенно никакого порока» [ср.: 12, с. 73].

О силе смирения напоминает и преподобный Иоанн Лествичник: «Кто одним воздержанием покушается утолить сию [блудную] брань, тот подобен человеку, который думает выплыть из пучины, плавая одною рукою. Совокупи с воздержанием смирение, ибо первое без последнего не приносит пользы» [13, с. 127].

При борьбе со страстями отцы уделяли особое внимание телесному подвигу – посту, так как многоядение, многоспание, праздность – причины восстания блудной страсти. Воздерживайся от чрезмерного употребления пищи и вина. Преподобный Иоанн Лествичник говорит: «Насыщение есть мать блуда; а утеснение чрева – виновник чистоты» [13, с. 115]. О телесном подвиге пишут и святитель Игнатий (Брянчанинов), и авва Исаия: «Телесный подвиг постепенно очищает душу от страстей и знакомит ее с духом Евангелия» [11, с. 361]; «Если человек не совершит подобающего телесного подвига вполне, то истинное видение не открывается ему» [9, с. 175].

Любая внутренняя работа всегда направлена не только на удаление страстей, но и на развитие добродетелей. В борьбе со страстью блуда – это развитие в себе целомудрия. «Телесный подвиг… существенно нужен для изгнания страстей действиями, противоположными требованию страстей; он необходим для насаждения в сердце добродетелей по указанию Евангелия» [11, с. 364]. В одном из патериков рассказывается: «Брат был борим блудом и пошел к старцу, прося его, чтоб он помолился Богу об освобождении его от брани. Старец сжалился о брате и молился о нем Богу в продолжение семи дней. Когда на восьмой день брат, по данному ему приказанию, пришел к старцу, то старец спросил его: “Брат! Как твоя брань?”. Он отвечал: “Отец! Мне нисколько не сделалось легче”. Старец, услышав это, удивился и опять ночью начал молиться о брате. Тогда предстал ему диавол и сказал: “Поверь мне, старец, в первый день, когда ты стал молиться Богу за него, я тотчас отступил от него, но он имеет собственного беса и собственную брань от гортани и чрева своего; уже в этом я не виноват! Он сам себе причиняет брань тем, что ест, пьет и спит без меры, сколько хочет; по этой причине брань беспокоит его”» [9, с. 452].

Авва Пимен дал совет брату для избежания блудных помыслов соблюдать воздержание в пище и языке.

«Однажды брат пришел к авве Пимену и говорит ему: “Что мне делать, отец? Меня мучает блудный помысл. Ходил я к авве Ивистиону, он сказал мне: “Не позволяй этому помыслу долго оставаться в тебе”. Авва Пимен отвечает брату: “Авва Ивистион, – дела его высоки, – он с Ангелами и не знает, что у нас с тобой есть блудные помыслы. Если монах будет воздерживать свое чрево и язык и будет жить как странник, то, поверь, он не умрет”» [5, с. 201].

Праздное любопытство также может приводить к искушениям. Преподобный Ефрем Сирин пишет: «Не позволяй глазам своим блуждать туда и сюда и не всматривайся в чужую красоту, чтобы с помощью глаз твоих не низложил тебя противник твой» [6, с. 382].

Исповедь и молитва – сильнейшие способы борьбы с блудной страстью. Особое внимание в борьбе со страстями отцы уделяли исповеди и Причастию. Они ставят частую исповедь блудных помыслов на первое место среди подвигов по преодолению этой страсти. В «Соловецком патерике» есть рассказ старца Наума о том, что многие подвиги, такие как купание в снегу, пребывание на холоде – не угасили сильной страсти подвижника. Только исповедь перед старцем даровала ему покой. «Раз привели ко мне женщину, желавшую поговорить со мною. Недолго была моя беседа с посетительницей, но страстный помысл напал на меня и не давал мне покоя ни днем ни ночью, и при этом не день или два, а целых три месяца мучился я в борьбе с лютой страстью. Чего не делал я? Не помогали и купания снеговые. Однажды после вечернего правила вышел я за ограду полежать в снегу. На беду заперли за мною ворота. Что делать? Я побежал кругом ограды ко вторым, к третьим монастырским вратам – везде заперто. Побежал в кожевню, но там никто не живет. Я был в одном подряснике, и холод знобил меня до костей; я едва дождался утра и чуть жив добрался до кельи; но страсть не утихала. Когда настал Филиппов пост, я пошел к духовнику, со слезами исповедал ему свое горе и принял епитимию; тогда только, благодатью Божией, обрел я желаемый покой» [23, с. 163–164].

«Телесное вожделение увядает от исповеди более, нежели от поста и бдения», – учит святитель Игнатий (Брянчанинов) [10, с. 388].

Часто ли мы исповедуем этот грех и свои блудные помыслы? Вот еще рассказы из патерика: «Некоторый брат имел брань любодеяния. Он пошел к старцу и сказал ему о своих помыслах. Старец сделал ему наставление, утешил и отпустил с миром. Брат, почувствовав пользу, возвратился в свою келию. Но вот опять пришла брань. Он опять сходил к старцу и таким образом поступал несколько раз. Старец не оскорбил его, но наставлял его не только не вдаваться в расслабление, а, напротив, приходить к нему каждый раз, обличая врага, когда тот начнет нападать. Таким образом, говорил старец, враг, будучи обличаем, отступит: ничто так не противно духу любодеяния, как когда открывают его дело, и ничто не приносит ему такой радости, как когда скрывают приносимые им помыслы» [ср.: 9, с. 454].

Как средство борьбы с блудом необходимо помнить о том, что будет после этого мучить и жечь стыд. Святитель Тихон Задонский говорит: «Блудную похоть надо пресекать памятью, что за этот грех сильно мучит и терзает совесть» [22, с. 110].

Священники, служащие в наше время и принимающие исповедь, также отмечают пользу частого исповедания блудных помыслов, с которыми ведется борьба. Говорят они и о том, что неохотно прихожане исповедуются в этом.

Но, конечно же, в первую очередь необходимо оградить себя от искушений: отстать от просмотра тех фильмов, телепередач, определенных сайтов в Интернете, чтения светской литературы соответствующего содержания – всего того, что возбуждает греховные мысли, отравляет память и воображение, учит неевангельскому образу жизни.

2.2. Педагогические методы. Вопросы школьного и семейного воспитания

Сегодня СМИ и массовая культура пропагандируют в обществе «свободную любовь», преподнося примеры отношений, которые никак нельзя назвать любовью. Путаница в сердцах молодых людей начинается очень рано. Далеко не всякий сердечный порыв есть любовь. Отличить любовь от иного чувства, сохранить ее, пронести через свою жизнь – это путь к Богу. Это подвиг духа.

Остро стоит вопрос о сексуальном воспитании в школе. То, как оно в настоящее время проводится в подростковых центрах полового воспитания, это скорее разжигание блудной страсти, а не обучение контролю над ней.

Есть, однако, и положительный опыт – составленная и апробированная система работы со старшеклассниками по подготовке к семейной жизни. Автором одной из программ является Н.И. Лащук. В основе ее системы заложено не только проведение уроков со старшеклассниками на тему любви как ценностной ориентации подростков, но и активное обсуждение с ними жизненных ситуаций, примеров родительских взаимоотношений, проведение тренингов и консультаций с подростками и их родителями. Эти уроки предлагается проводить в рамках курса «Этика и психология семейной жизни». В юной человеческой душе всегда есть тяга к истине и чистым отношениям.

Реализация такого курса в современных условиях школьного обучения – задача нелегкая. Методика преподавания зависит прежде всего от мировоззрения конкретного учителя, то есть от его личности. Духовно-нравственное развитие подрастающего поколения может включать в себя преподавание данного курса в христианском ключе: пробуждение духовных устремлений, воспитание культуры чувств и осознание молодым человеком актуальности создания устойчивой семьи, являющейся проводником духовно-нравственных ценностей как для самих супругов и их будущих детей, так и для общества в целом.

Согласно христианскому мировоззрению, условием и путем духовного развития личности является любовь, поэтому главным акцентом в преподавании курса могут быть беседы о любви как о высшем человеческом чувстве.

Такие уроки, как экспериментальное исследование с положительным результатом, проводились в старших классах одной из общеобразовательных школ Санкт-Петербурга [см.: 17].

Ребятами обсуждалась тема любви. Автор методики Н.И. Лащук приводит характерные ответы подростков на вопрос, что такое любовь: «Любовь – это вера; чувство, присущее всем, с которым рождаются и умирают; прощение; это состояние, когда две души стараются слиться вместе; это основа мира, один из смыслов жизни, высшая ступень отношений между людьми; прекраснейшее чувство на свете; испытывается по-настоящему, когда человек находит себя в жизни; это сказочное чувство; это забота, оберегание; любовь нельзя познать до конца; это потребность быть рядом, когда плохо и хорошо; это понятно только любящему; это чувство близости; это закон природы; без любви нельзя жить; это вечность; любовь нужно заслужить; это сокровенное желание; физическое и платоническое общение; не мимолетное развлечение; это сила; светлое, радостное чувство; нахождение ответов на сложные вопросы вместе; взаимопонимание душ; это равенство; это состояние, когда недостатки превращаются в достоинства; это когда любишь, несмотря ни на что и делаешь многое человеку, иной раз жертвуя своими принципами. Любовь – это счастье для любимого тобою человека; желание делать хорошее дорогим людям; это забота о своем партнере и об общем счастье. Любить кого-то очень важно для нашего поколения. Любимый человек – это символ жизни, он не надоедает. Любовь – это бережное и нежное отношение друг к другу; это стойкость; чувство ответственности; полное доверие; отсутствие эгоизма; самопожертвование» [см.: 17].

Несмотря на существование сексуальной вседозволенности молодого поколения и активное пропагандирование нашими СМИ «свободной любви», мы видим, что данные ответы свидетельствуют о развитости духовных представлений старшеклассников о любви. И между прочим, как ни странно, мальчики чаще, чем девочки, высказывались о потребности в красивых, платонических отношениях с противоположным полом. Как тут не вспомнить слова Тертуллиана, что душа человека по своей природе христианка!

При подготовке к урокам по данной теме автор программы предлагает педагогу обратить внимание на следующие моменты. Прежде всего взаимная любовь, взаимное доверие и уважение, согласие супругов – основа брака. Взаимная любовь подразумевает жертвенную, героическую любовь мужа и жены, любовь безграничную, преданную, любовь, которая готова на все, чтобы спасти, защитить, напитать, утешить, обрадовать, воспитать свою семью. Муж является образом Христа (в противном случае никто не обязан ему никаким уважением, страхом и послушанием). Жена – это икона, образ Церкви. Она – невеста, которая, глубоко и совершенно возлюбив своего жениха, может оставить, забыть все, последовать за ним на страдания, на крест. Такие уроки – насущная необходимость, если мы хотим сохранить наших детей. А школа вполне может стать не только местом, где изучаются отдельные предметы, но и подготовкой молодежи к семейной жизни.

К сожалению, не каждая семья сейчас способна опираться на устойчивые духовные ценности. Замечено, что в семье при утере духовного контакта между супругами поселяются уныние и скука. Политические разговоры, телевизионные обсуждения, мелкое тщеславие, злоба на жизнь – вот в каком ключе происходит развитие сознания и формирование личности ребенка. «Общество потребления» устанавливает свои законы, и противостоять им становится все труднее.

По-видимому, самым плохим в воспитании и развитии детей бывает тот случай, когда родители пытаются приучать ребенка мыслить и поступать так, как сами не могут или не умеют. В такой ситуации они будут походить на фарисеев, окруживших женщину, взятую в прелюбодеянии, и собирающихся побить ее камнями.

В наше сложное время (а бывали когда-либо для христианина времена простые?) те родители, которые хотят оградить своих детей от влияния пропаганды блуда, осознают, что простыми запретами и наказанием им ничего не добиться. Все начинается с работы родителей над собой . С ростом их собственного религиозного сознания, с укреплением их церковности будут духовно расти и дети. В противном случае в семье не будет условий для воспитания целомудрия в детских душах.

Слово «целомудрие» означает – целостность. Это понятие, которое касается не только телесных отношений.

Как юноше содержать в чистоте путь свой? – Хранением себя по слову Твоему (Пс. 118, 9).

Целомудрие заключается и в том, чтобы с мудростью хранить цельность своей души, а при вступлении в брак – и души другого человека. Целомудрие превращает телесные отношение в браке в благоговейное соединение двух людей. А соединение двух людей телесными отношениями является как бы завершением того единства, которое живет в их душах. Отношения в браке, связанные Святым Духом, не могут быть нецеломудренны.

Мы должны помнить, что целомудрие – это чувство, которое дается человеку с рождения. Заложенное в ребенке с рождения чувство стыда, отвержения порока в дальнейшем должно быть сохранено, взлелеяно и бережно взращено. Ведь одновременно с этим присутствуют и любопытство, и рационально необъяснимое влечение к пороку. Трудности процесса формирования целомудрия заключаются в том, что непосредственное влияние на него оказывает вся среда, в которой развивается и формируется сегодняшний человек.

2.3. Психологические причины блуда и их устранение

Одной из причин стремления человека к увеличению удовольствий (в том числе и погоня за телесными ощущениями) и развлечений психологи связывают с утратой смысла жизни – так называемым экзистенциальным вакуумом. С этим также связывают боязнь страха смерти. Человеку, лишенному отношений с Богом, невозможно соприкоснуться с этим страхом. И он его всячески заглушает различного рода удовольствиями. Таким образом, страх смерти вытесняется из сферы сознания в бессознательную сферу и там подавляется.

Сексуальная сфера человеческих отношений, несомненно, важна, но она должна занять вполне определенное место в иерархии жизненных ценностей и смыслов.

2.3.1. Отсутствие психологической зрелости и готовности к браку

Потеря целомудрия приводит к нарушениям в сексуальной сфере человека, в супружеских отношениях. Десакрализация интимной сферы, снятие покрова романтической тайны (недаром – Таинство брака!) с любовных отношений привели к нарушениям в переживаниях любовного чувства как чего-то личного и касающегося только двоих. Эти переживания, как ни странно, ведут к подавлению либидо, к оскудению палитры любовных переживаний. Психотерапевты в последнее время отмечают импотенцию среди молодых здоровых людей, так хорошо знающих сексуальную технику по эротическим фильмам. В практике консультирования все чаще появляются такие случаи: с юности увлекшись порносайтами, молодой человек реагирует только на видеоряд. В этом случае он начинает избегать реального общения с девушками, предпочитая общение с компьютером, – таким образом формируется невротическая форма импотенции. Процессы, происходящие в душевном устроении молодого человека, лишают его в будущем полноценных любовных переживаний, в том числе и сексуальных, возникают препятствия для создания полноценной семьи. Доминирующим фактором, влияющим на выбор супруги (супруга), здесь будет именно сексуальное удовлетворение. Когда молодой человек или девушка исполнены благодатными силами, силами целомудрия, тогда они выбирают свою невесту или жениха совсем по-другому, а не так, как это делается в большинстве случаев сегодня. Если человек отдается собственным сексуальным влечениям, то он, как правило, будет выбирать по силе этого влечения, по состоянию влюбленности, а вовсе не по любви. Состояние влюбленности (влечение плоти) будет приниматься за любовь. Человек, влюбившись, будет полагать, что он полюбил. В этом состоянии человек способен совершать ошибки – вступать в сексуальные отношения, которые приводят к разочарованию, или вступать в брак, который приводит к разводу. Состояние влюбленности далеко не всегда перерастает в любовь, которая может выдержать все искушения, ведь в браке придется столкнуться со многими трудностями и конфликтами. Тут проявляются и играют очень важную роль душевные и духовные качества личности. При влюбленности (плотском влечении) очень трудно разглядеть в другом человеке его реальные душевные и духовные качества без того, чтобы не придумать, не нафантазировать, не наделить его тем, чего и в помине нет.

И только целомудренная встреча открывает путь к восприятию человека на его глубине, которое осуществляется за пределами слов, за пределами эмоций. Человек в свете чистой любви воспринимается как икона, как образ Божий. Но мы не умеем это воспринять, не умеем так относиться друг другу. Только любящий может смотреть на человека и, видя в нем неотъемлемую красоту, одновременно ужаснуться тому, как поврежден этот образ. И возможно, решиться посвятить свою жизнь тому, чтобы восстановить все испорченное, изуродованное в этом образе. (Вспомним пример любви Сони Мармеладовой к Раскольникову.) Очень важно помнить, что любовь реалистична до конца, она зряча. И вместе с тем она не осуждает человека, она страдает от его искаженности и готова отдать все силы на то, чтобы изуродованное в человеке было исцелено. Это и есть целомудренное отношение к человеку – настоящее начало любви, первое серьезное видение и решимость на поступок.

Целомудрие хранит другого, а нецеломудрие влечет другого к себе, чтобы окунуться во всю полноту сладострастия.

2.3.2. Невротическая сексуальная зависимость как страх перед смертью

Одержимость сексом помогает современному человеку скрывать свой страх перед смертью. Мы, люди XXI века, практически не защищены от этого страха, поскольку утратили веру в бессмертие своей души, которой были вооружены поколения, опиравшиеся на христианские догматы. И в связи с утратой веры утеряна общезначимая цель в жизни. Смерть вызывает страх у неверующего человека, и, соответственно, мысли о ней практически всегда подавляются. Получается, чтобы доказать свое бытие, свою потенцию, человек стремится постоянно доказывать себе, что он жив. Психотерапевты экзистенциального направления считают, что половая активность – это самый удобный способ заглушить внутренний ужас перед смертью, поскольку смерть есть символ абсолютной импотенции, полного бессилия и конечности. С этим также связан повышенный интерес к собственной сексуальной привлекательности.

Свою внутреннюю опустошенность, состояния одиночества, связанные с отсутствием духовной жизни, человек, еще не вступивший в брак, пытается заполнить плотскими душевными переживаниями. Он даже не понимает, что проблема его состояния лежит в другой плоскости. И в этом случае блуд становится чем-то сродни наркотику: дает на какое-то время успокоение, а потом все возвращается с еще большей силой. Таким образом возникает зависимость от ощущений, связанных с блудом. Она формируется и развивается, как и прочие формы зависимости. И, как любая форма зависимости, в своем глубинном варианте – это наша неосознаваемая богооставленность.

В практике семейного консультирования существует форма работы, когда к психологу обращаются пары перед вступлением в брак. Вместе с консультантом они проясняют мотивы своего решения, наличие общих ценностей и смыслов, то есть того основания, на котором будет строиться семья. Эти консультации помогают молодым людям сделать верный выбор при создании семьи, прояснить соответствие или несоответствие в ценностях, в вопросах воспитания будущих детей.

2.3.3. Прелюбодеяние как средство убегания от одиночества, скуки и внутренней пустоты

Современный человек все больше приучается бежать от внутренней боли, душевного дискомфорта. Ситуация в семье часто может приводить к состояниям, когда нам больно. Ведь больно бывает от самых близких людей. Внутренняя психологическая боль многими светскими психологами трактуется как что-то инородное, что надо побыстрее убрать, сделать так, чтобы стало удобно и легко. Это противоречит православному подходу. К своим кризисам внутренним и внешним, к своей боли мы должны развернуться с вниманием и уважением. И посмотреть на то, что происходит, с безусловным доверием Богу. И именно у Него черпать силы для того, чтобы справляться с ситуацией. Выдерживая ситуацию и все труднопереносимые чувства, связанные с ней, мы духовно развиваемся, вместе с этим одновременно и наши отношения имеют шанс на развитие. Если же мы просто избегаем боли, заглушаем ее блудными отношениями (или различными другими формами зависимости), то тем самым мы утрачиваем возможность глубинной личностной трансформации в Боге.

Мы касаемся сейчас настолько важных и сложных вопросов, что, предлагая какие-то схемы и жесткие правила по выстраиванию отношений между мужчиной и женщиной, мы рискуем совершить непоправимую ошибку. Понятно одно, что сексуальные отношения в полной мере достойны, чисты и прекрасны только в браке. Однако и в нем, если желание сексуального наслаждения выходит на первое место, становится выше, чем добрые отношения и преданность супругов друг другу, интимные отношения могут превращаться в зло. Тут утрачивается истинная духовная сущность брака как возможности совместного возрастания во Христе.

Супружеская неверность обозначается словом прелюбодеяние. По словарю русского языка С.И. Ожегова, супружеская неверность толкуется как нарушение верности по отношению к человеку, с которым заключен брачный союз [см.: 19, с. 538]. Под «верностью» следует понимать стойкость и неизменность в чувствах, отношениях, в исполнении своих обязанностей, долга. При психологическом консультировании семьи сразу можно заметить, что понятия «измена» и «верность» носят субъективный характер. Каждый партнер супружеской пары и супружеская пара в целом имеют свое собственное представление о верности и измене. Понятно, что в православных семьях это представление существует более определенно.

Внебрачные отношения (прелюбодеяние) – практически мало исследованная область супружеских отношений. Научное изучение их с помощью опросов, хотя бы и анонимных, является сложным делом, поскольку получаемая информация связана с традиционно неодобряемым в обществе явлением, а значит, может быть неполной или искаженной. При всех изменениях сексуальной морали последних десятилетий в сторону большей терпимости (например, к добрачным связям) отношение к внебрачным связям значительно менее терпимо. Хотя социологи и психологи исследуют причины нарушения супружеской верности, результаты этих исследований не могут быть до конца объективными еще и потому, что ученые, изучая человека, часто оставляют в стороне духовный аспект личности.

Хочется отметить, что зачастую мотивом, приводящим к неверности, является эмоциональная неудовлетворенность в браке одного из партнеров. Что это такое?

Эмоциональная неудовлетворенность, тоска, уныние… Об этом писал еще преподобный Иоанн Лествичник: «Узнал я, что бес уныния предшествует бесу блуда и уготовляет ему путь» [13, с. 228].

Это утверждение согласуется с тем, что привыкание, ощущение потери новизны от отношений – все это порождает, в частности, уныние. И избавиться от него люди пытаются не глубоким анализом этого состояния, не работой по поиску причины внутри себя, а решением этой проблемы внешним способом – установлением новых отношений. Они не понимают, что внутреннюю пустоту ничем, кроме Бога, не заполнить, что отсутствие исповеди, покаяния и Причастия приводит просто к невротической беготне по кругу с постоянным обвинением окружающих в своих неудачах. Люди могут состоять в брачном союзе, но испытывать и тоску, и одиночество, и бессмысленность бытия, поэтому многие семейные союзы обрекают супругов на переживание глубоких кризисов во взаимоотношениях.

Светские и православные психологи по-разному рассматривают семейные кризисы, соответственно, и отношение к ним, и выходы из них предлагаются ими тоже разные.

Согласно существующей в обществе тенденции все упрощать, приспосабливать для своего удобства и комфорта неуместными из-за своей бесполезности кажутся нам призывы в адрес человека, который разрушает ради другой или другого свою семью, типа: «Ты поступаешь непорядочно, у тебя же дети…». Подобные моральные взывания, как правило, бессмысленны, потому что человек на первое место ставит собственный комфорт и удовольствие и не хочет думать о благе других, даже близких людей. В новых отношениях человек пытается справиться с той внутренней пустотой, которая в нем существует, путем страстных переживаний новизны чувств и отношений. И часто не понимает, что глубинная причина этой пустоты – его эгоизм и самость как результат оторванности от Бога. Искать Бога в себе – задача нелегкая. Тем более если человек подвергается такому искушению, как страсть. Страсть привлекает, возбуждает, манит. В ней есть опьяняющая радость и ожидание, что «вот теперь-то я и буду счастлив».

Тема отношений мужчины и женщины неисчерпаема. Здесь легко скатиться как в одну крайность (ханжество и морализаторство), так и в другую – последовать девизу, что миром правит любовь, а следовательно, позволено и оправданно все, что мы именуем любовью.

Нам кажется, следует осторожно относиться к мнению, что надо сохранять любые супружеские отношения во что бы то ни стало. Все мы совершаем ошибки. Есть браки, которые изначально деструктивны. Они могут создавать угрозу для физического или психического состояния одного из супругов или детей. Тогда возможным выходом для разрешения этой ситуации будет являться развод. Однако надо помнить, что любовь и страсть – это не одно и то же, и часто люди, поддавшись страсти, разрушают самое ценное в своей жизни, что потом, когда сделать уже ничего нельзя, очень долго с сожалением оплакивают.

В браке муж и жена образуют особое единство, а блуд создает в нем трещину, раскол, черную дыру. Если в единстве брачного союза в семье ощущалось присутствие Духа Святого, была какая-то невыразимая словами теплая обстановка любви и доверия, совместной деятельности, радости, то после совершения прелюбодеяния постепенно эта внутренняя атмосфера семьи разрушается. Трещину в отношениях между супругами дают и совершенные аборты. Это отмечается и представителями многих психотерапевтических школ, которые в принципе аборты допускают. Все они отмечают, что для семьи аборт не проходит бесследно и сказывается на отношениях между супругами и даже на детях.

Некоторые супруги расстаются довольно «цивилизованно», делая все возможное, чтобы развод как можно меньше отразился на детях. Но чаще развод бывает со скандалами и ссорами – дети начинают сразу реагировать на то, что происходит между родителями. Как самое слабое звено, они первые на себе несут тяжесть происходящего в семье. Не всегда, но довольно часто дети начинают плохо учиться, появляются проблемы в поведении, возникают разного рода зависимости. В опыте консультирования сталкиваешься постоянно с тем, что детские проблемы – это последствия глупости и гордыни родителей. А работая со взрослыми, мы видим, что корень их проблемы находится в детских травмах, связанных с их родительской семьей.

Довольно часты случаи в практике консультирования, когда люди обращаются с тем, что они утратили способность любить и неспособны на длительные отношения. У них всегда есть партнеры, но в душе – одиночество и боль. Это касается и мужчин, и женщин.

К сожалению, происходящие в обществе процессы по «легализации секса» не могут не коснуться всех сфер, в том числе принципов психологического консультирования. В этом контексте как следствие духовной и нравственной деградации выглядят советы многих секулярных психологов, призывающих к тому, что в случае половой несовместимости с мужем (женой), или депрессии, или еще каких-то трудностей следует завести себе любовницу (любовника).

При действительном наличии супружеской несовместимости надо разбираться в каждом конкретном случае, но при этом твердо помнить, что нравственное падение не дает ни душевного, ни физического комфорта. Напротив, такие советы «профессионала» порождают еще целый ряд проблем и переживаний.

«Завести любовника» – это не выход из ситуации, а всего лишь способ загнать проблему вглубь. Человек не в состоянии справиться со страстью своими силами. Человек своими силами не может сделать ничего. Без Меня не можете делать ничего (Ин. 15, 5), – сказал Господь. И только обратившись за помощью к Богу, Духу Святому, мы способны меняться и продвигаться по пути своего исцеления.

2.3.4. Гомосексуализм

На вопрос о природе гомосексуальности ни в медицине, ни в психотерапии нет однозначного ответа. Видимо, как и во всех отклонениях (перверсиях), это происходит вследствие нарушения целостности человека, когда в иерархии «дух-душа-тело» тело становится на первое место.

Можно посмотреть на проблему гомосексуальности и таким образом: это две личности, два человеческих существа, изначально согласившиеся на то, чтобы остановиться на плотских отношениях. Мужчину и женщину Бог создал для того, чтобы именно в союзе, в соприкосновении на всех уровнях бытия ими была проделана в браке духовная работа, приносящая плоды. Проживая совместно в нормальном браке свое различие, преодолевая свою ограниченность вместе на уровнях тела, души и духа, два человека совершают подвиг, который приравнивается к монашескому, а венцы супругов – к венцам мученичества. Гомосексуальные отношения не могут иметь положительного духовного смысла, они основываются на отрицательной, демонической духовности и сурово осуждаются святыми отцами и Священным Писанием.

Как в браке есть своя тайна, тайна благочестия, Истины и Правды, так и в блуде и в гомосексуальных отношениях тоже есть тайна, но тайна беззакония и греха. Тайна благочестия не навязывает себя, а смиренно и кротко возвышается над нами. Тайна же блуда – манит, заигрывает, прельщает, обманывает, липнет. Чтобы противостоять блуду психологически, необходимо противостоять развитию в себе «блудного сознания».

В лечении зависимостей довольно много внимания уделяется психологическому душевному аспекту. Чтобы найти правильные ориентиры, необходимо видеть, в какие ловушки ложных психологических установок мы попадаем, если бываем невнимательны к тому, что нам преподносят в виде неких аксиом.

Религиозно-нравственное нормирование половых отношений предполагает умение человека владеть собой, своими влечениями, желаниями (владение нервно-психическими процессами, моторно-двигательным аппаратом), то есть преобладание духа над плотью. Владение собой начинается с овладения словом. Когда человек «сползает» с духовного уровня на душевный или плотский, тогда начинается процесс потери власти над собой. Когда человек не владеет своими собственными эмоционально-волевыми процессами, он теряет себя.

Выводы

Человек, захваченный страстью, постепенно разрушает свою личность.

Первый шаг к освобождению от страсти-зависимости – это осознание, что зависимость сформировалась и что она уже владеет тобой. До тех пор пока человек думает, что он в любой момент сможет справиться самостоятельно, он находится в «очаровании», то есть неспособен реально оценить действительность и погружается в зависимость все больше. Сознание при этом всегда находит оправдание любому поступку.

Если есть осознание ситуации, осознание своего бессилия и желание избавиться от страсти, то, значит, и дадутся силы и возможности с этим справиться. Сила Моя совершается в немощи (2Кор. 12, 9). Господь начинает помогать человеку тогда, когда он, осознавая свое бессилие и тщетность всех своих усилий, взывает к Нему о помощи.

Опираясь на святоотеческое учение борьбы со страстями, выше (с. 75–76) мы уже рекомендовали алгоритм освобождения от страсти, предлагаемый святителем Феофаном Затворником [см.: 24]. Однако надо помнить, что это всего лишь схема, конкретный живой пример работы всегда и сложнее, и многограннее.

Чтобы работать со страстью, следует прояснить, утвердиться в своем намерении – найти мотивации. Это очень важно, потому что именно тут мы будем черпать силы при неудачах и ошибках – силы для того, чтобы ни в коем случае не сдаваться, а продолжать работать над собой дальше. Успех обязательно придет, если набраться терпения и всегда помнить, что без помощи Бога в этой борьбе не устоять.

С целью прояснения и укрепления мотивации:

1) подумать о том, как будет хорошо, когда я преодолею страсть блуда (у меня наладятся отношения с девушками, в дальнейшем я смогу создать хорошую семью; уйдет тревога, напряжение; я стану радостнее, внутренне свободнее…);

2) почему мне не хочется бороться со страстью (я не верю, что у меня это получится; мне придется уделять этому время, у меня его мало, мне надо обращать внимание на свою внутреннюю жизнь, а я это не умею…);

3) описать последствия страсти (страх, что это повлечет за собой одиночество, не будет устойчивых отношений, не будет семьи, я все больше замыкаюсь, отстраняюсь от людей, привыкаю снимать напряжение и тревогу таким способом и не знаю, как можно иначе…);

4) твердо ли я решаюсь на борьбу (см. п. 1: да, надо решаться, но справлюсь ли?);

5) мобилизовать свою волю и попросить Бога о помощи (сам не справлюсь, но с Божией помощью справлюсь…).

Надо обучаться внимательному наблюдению за своими мыслями и чувствами, используя опыт и терминологию святых отцов.

У человека, неискушенного в духовной брани, заражение страстными помыслами происходит очень быстро. Начальные этапы развития помыслов (прилог-сочетание-сосложение) часто проходят вообще незамеченными и только на уровне пленения, если начинается борьба с развивающимися страстями, выходят наружу.

Будем помнить, что мысли наши далеко не всегда наши, а часто приходят от «врага». Зная это, святые отцы предлагают не пугаться их и не впадать в уныние от собственной греховности. Это и есть один из моментов духовной брани. Помыслов не нужно бояться, но и не нужно беседовать с ними, следует ограждать себя от искушений.

Необходимо помнить, что самому, без Божией помощи с искушением не справиться. Если просишь – даются благодатные силы противостоять ему.

Желающему освободиться от страстей надо обучаться тому, чтобы умерщвлять дурные помыслы в зародыше, «разбивать младенцев их о камень» (см.: Пс. 136, 9). А зародыш помысла есть, как уже было сказано выше, прилог.

Начинать борьбу с помыслами необходимо с молитв ко Господу, святым и Ангелу-хранителю. Это важно для того, чтобы мы удерживались приписывать успехи духовной брани нашим собственным стараниям.

Работа с помыслами – это целое искусство.

Работая с клиентами, я часто рекомендую на некоторое время отложить «пленение», сказать себе: это от меня никуда не денется. И посвятить пять-десять минут тому, чтобы описать процесс захвата помыслом. В сознании эти стадии иногда очень трудно отследить. Когда мы записываем, то постепенно начинаем улавливать, что за чем следует. Тренируется наше внимание к внутренней жизни, «внутреннему человеку». И вот после таких тренировок человеку все лучше удается улавливать начало – прилог. Все это начинает удаваться только тогда, когда получается наблюдать за процессом внутренней брани немного со стороны.

Важно помнить и такой момент, что психика наша очень консервативна, инертна. Чтобы переучить себя мыслить и чувствовать иначе, требуется довольно много времени. Обязательно будут «падения». Однако на это не стоит обращать внимание, надо вновь и вновь продолжать борьбу. Любой опыт «падений» должен максимально осознаваться. Для этого очень полезно вести дневник. Прописывайте в своем дневнике все моменты падений и побед. Описывать следует как бы со стороны, не включаясь эмоционально. И тогда навык работы с помыслами будет развиваться, что позволит вырваться из плена греха.

Полезна работа и со смыслом бытия, необходимо выстраивать христианское мировоззрение, тогда можно рассчитывать, что результат будет устойчивым.

Страсть (любая, не только страсть блуда) ведет нас к несвободе, к внутреннему рабству. Новый Завет устами апостола Павла говорит: К свободе призваны вы, братия! (Гал. 5, 13).

Литература

1. Антоний Сурожский, митрополит. Таинство любви. Беседы о христианском браке. СПб., 2010.

2. Бальмонт К. Лирика пола. Мысли и ощущения // Русский Эрос, или Философия любви в России. М., 1991.

3. Василий Великий, святитель. Беседы на псалмы. М., 2000.

4. Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений. Т. 1. СПб., 1883.

5. Достопамятные сказания о подвижничестве святых и блаженных отцов. М., 2009.

6. Ефрем Сирин, преподобный. О борьбе с осмью главными страстями //Добротолюбие. ТСЛ, 1993. (Репр. изд.). Т. 2.

7. Ефрем Сирин, преподобный. Творения. М., 1995. (Репр. изд.). Т. 4.

8. Зенько Ю.М. Евангельское понятие любви-ауатгр и актуальные проблемы христианской антропологии и психологии // Acta eraditorum. Научные доклады и сообщения. Вып. 4. СПб., 2007. С. 140–146.

9. Игнатий (Брянчанинов), епископ. Отечник. Избранные изречения святых иноков и повести из жизни их. СПб., 1903. (Репр. изд.).

10. Игнатий (Брянчанинов), епископ. Сочинения. Т. 1: Аскетические опыты. М., 1993. (Репр. с изд.: СПб., 1886).

11. Игнатий (Брянчанинов), епископ. Сочинения. Т. 4: Аскетическая проповедь и письма к мирянам. М., 1995. (Репр. с изд.: СПб., 1886).

12. Иоанн Кассиан Римлянин, преподобный. Писания. ТСЛ, 1993. (Репр. с изд.: М., 1892).

13. Иоанн Лествичник, преподобный. Лествица. СПб., 1995.

14. Иоанн Лествичник, преподобный. Подвижнические уроки // Добротолюбие. ТСЛ, 1993. (Репр. изд.). Т. 2.

15. Иосиф Оптинский, преподобный. Собрание писем Оптинского старца Иосифа. Оптина пустынь, 2005.

16. Исидор Пелусиот, преподобный. Творения. М., 1860. Ч. 2. И. Лащук И.И. Модель формирования этико-психологической готовности старшеклассников к семейной жизни // Психология обучения. М., 2007.

18. Мень А., протоиерей. Исагогика. М., 2003.

19. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2004.

20. Паисий Святогорец. Духовная борьба. Слова. Т. 3. М., 2003.

21. Рафаил (Карелин), архимандрит. Христианство и модернизм. М., 2009.

22. Симфония по творениям святителя Тихона Задонского. Приложение к магистерской диссертации: «Святитель Тихон Задонский и его учение о спасении» доцента архимандрита Иоанна (Маслова). Загорск, 1981.

23. Соловецкий патерик. М., 1991. (Репр. с изд.: СПб., 1873).

24. Феофан Затворник, святитель. Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться. М., 2007.



Источник: Преодоление страсти аскетическими и психологическими методами [Текст] / [Л. Ф. Шеховцова и др.] ; под ред. Л. Ф. Шеховцовой ; О-во православных психологов Санкт-Петербурга памяти свт. Феофана Затворника. – Москва : Изд-во Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой лавры, 2014. – 351 с.; 22 см.; ISBN 978–5-7789–0284–8

Комментарии для сайта Cackle