свящ. Сергий Кобзарь

Часть IV. О Единой Святой, Соборной и Апостольской Церкви, и о лжецерквях

В данной части книги речь пойдёт о самом главном – о признаках истинной Церкви и лже- и антицерквей; о ложных аргументах, придуманных дьяволом, чтобы убедить людей в том, что протестантизм также есть истинная Церковь, и что спастись и присоединиться ко Христу можно вообще без Неё (гл. 21); и об экуменизме, то есть – на каких условиях Церковь может объединиться с иными конфессиями (гл. 22).

Глава 21. О признаках и характере истинной Христовой Церкви

[1] 9-й член Никео-Цареградского Символа Веры 325 года звучит так: «Верую во Единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь»685. Хотя подавляющее большинство протестантов заявляют о признании данного символа веры, но на самом деле, неверие в Церковь является, без преувеличения, самой сущностью всего протестантизма686... Разберём кратко основные качества Церкви, означенные в Символе Веры.

[2] Церковь Единая. Это значит, что Церковь есть только одна, как и «один Господь, одна вера, одно крещение» (Еф.4:5). Хотя православных церквей (общин) существует множество, но все они составляют одну Церковь, ибо все верные: 1) крестятся одним Крещением в единого Бога-Троицу; 2) принимают одного Духа в Таинстве Миропомазания; 3) причащаются в Евхаристии одного небесного Хлеба – Тела и Крови Христа. Единство Церкви видимым образом реализуется в частности в том, что православный человек может причаститься, а православный священнослужитель ещё и сослужить литургию в любой другой православной церкви в любой стране. Также и предстоятели поместных (национальных) церквей всегда возносят молитвы за других предстоятелей поимённо. И это единство Церкви является возможным и осуществляется потому, что вся Церковь мистически объединена в одно Тело, имея единую Веру и единую иерархию, единое священство, происходящее преемственно от одного источника – Христа и Апостолов. Последний пункт – единое, преемственное, законное священство – предельно и принципиально значим в решении важнейшего вопроса жизни, а именно – как мы можем присоединиться ко Христу и Его Церкви. Истинный и правильный ответ на этот вопрос такой – в Таинствах (прежде всего Крещении, Миропомазании и Причастии) посредством правой веры687. Но человек не может сам креститься (облечься) во Христа, сам себя миропомазать (получить Духа Святого), сам себя причастить (соделать хлеб и вино Телом и Кровью Христа); иначе говоря, он не может сам присоединиться к Единой Христовой Церкви. Не может человека крестить, передать ему Духа Святого и причастить Христу и другой – посторонний человек, и даже рядовой член688 Церкви. Эту духовную власть Христос даровал только Своим Апостолам, которые в свою очередь передали её через Таинство Рукоположения избранным епископам (и пресвитерам), а те в свою очередь другим епископам, и так до сего дня (об этом подробно говорилось в гл. 12). Эта духовная власть священства и есть те «ключи Царства Небесного», которые даровал Христос ап. Петру и, естественно, и другим Своим Апостолам (ср. Мф.16:19 с 18:18), передаваемые в Церкви через Таинство Хиротонии. Потому для существования Церкви на земле и для возможности людям присоединяться к Ней совершенно необходимо единое, преемственное священство, которое всегда было, есть и будет, пока существует Церковь на земле, о чём Господь неусыпно печётся. Потому в Православии есть ясный закон: где православный епископ, там и кафолическая Церковь. И вне единой преемственности, происходящей от Христа и Апостолов, не может возникнуть иное благодатное священство, иная Церковь, ибо от кого и каким образом можно принять благодать священства (получить власть и право совершать Богослужение и Таинства), если не от законных епископов Церкви через Рукоположение? Протестанты же не признают Единую Церковь и единое священство – они создали и продолжают создавать свои человеческие церкви, которые берут своё начало от самозваных пресвитеров (даже не епископов, ибо большинство протестантов, по безумию, отвергли не только законных епископов Церкви, но и даже сам епископский чин, без которого в принципе не может быть Церкви), не рукоположенных в Церкви или отлучённых от Неё и, как следствие, потерявших благодать священнодействия. Они не являются одной Церковью не только с Православием, но и сами с собой (одна деноминация с другой), ибо обычно не посещают собраний друг друга и, тем более, не участвуют в других церквах в их хлебопреломлении689.

[3] Весьма поразительно то, что бесконечные протестантские разделения спокойно появляются и существуют на фоне ясных библейских предостережений и предсказаний о появлении раскольниках: «Умоляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны, вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них; ибо такие люди служат не Господу нашему Иисусу Христу, а своему чреву, и ласкательством и красноречием обольщают сердца простодушных» (Рим.16:17–18), а также: «...в последнее время появятся наглые ругатели... это люди, отделяющие себя (от единства веры), душевные, не имеющие духа» (Иуд.18–19). Протестанты со всей очевидностью принадлежат к таким раскольникам, ибо они, как никто прежде в истории, произвели бесчисленные разделения и продолжают их производить непрестанно. Так, в одной только Америке, на 1900 год, когда делений протестантизма было намного меньше, чем сейчас, одних лишь баптистов насчитывалось 14 направлений – правильные баптисты, баптисты шести положений, баптисты седьмого дня, баптисты свободной воли, общие баптисты, отделенные баптисты, соединенные баптисты, баптистская церковь Христова, первоначальные баптисты, древние баптисты, баптисты двух начал в душе и т.д. Также и методисты в Америке, как сообщает прот. Митрофан, «разбиты на 20 обществ с самыми причудливыми названиями»[1], как разбиты на много течений и другие главные ветви протестантизма. Кроме того, есть множество протестантских общин, которые живут своей совершенно отдельной от всех религиозной жизнью и не принадлежат ни к какой деноминации. В общем же по подсчетам специалистов «в мире насчитывается около 22.000 различных протестантских конфессий, вероисповеданий, сект и т.п.»[2]. Причём, если католики являются первой стадией отделения от Церкви, а лютеране – второй, то многие протестанты, постоянно отделяясь друг от друга, являются кто третьей, кто четвёртой, кто пятой и т.д. стадией. На этом фоне становится весьма актуальным вопрос, кто же из всего этого множества протестантов, отвергающих друг друга и не сообщающихся друг с другом в хлебопреломлении, является истинной Церковью, столпом и утверждением истины? Но многие, читающие Библию, несмотря на заповеди Апостолов остерегаться производящих разделения и отделяющих себя от единства веры и удаляться от них, примыкают к таковым раскольникам, чем являют своё неверие в Единую Церковь.

[4] Здесь хочу заметить, что реформаторы в своё время вели переписку с православными иерархами во главе со св. Иеремией, которые давали во всех отношениях (духовном, библейском, богословском, логическом, литературном) сильнейшие и праведные ответы на их вопросы (ибо Господь весьма позаботился о том, чтобы реформаторы имели все возможности пойти правильным путём, поставив в то время в Церкви весьма достойных архиереев), но они презрели Православие и пошли своим путём гордыни, ересей и бесчисленных расколов. Вернуть весь протестантизм к той важнейшей духовной развилке и убедить реформаторов принять Православие нет теперь, естественно, никакой возможности, но на личном уровне каждый, до кого «достигло... Царствие Божие» (Мф.12:28), то есть проповедь Церкви, должен оставить следование за раскольниками и вернуться в Единую Христову Церковь.

[5] Церковь Святая. «Святая» – значит избранная, отделённая от мира, посвящённая Богом для Себя. Посвященным Богу и призванным святым (см. Рим.1:7; 1Кор.1:2) является всякий, крещённый в Его Единой Православной Церкви. При этом нужно понимать один предельно важный момент (которого не понимают протестанты) – чтобы стать членом Церкви (Тела) Христа, посвящение Богу должно быть обоюдным – и человек должен посвятить себя Богу, и Бог должен избрать и освятить его для Себя. Посвящают себя Богу многие, кто как знает, но Бог посвящает для Себя человека (в новозаветном смысле) только в Своей Церкви через Крещение, и никак иначе. Если же люди сами себя посвящают Богу вне Его Святой Церкви (через молитву или иное крещение), то таковые являются не святыми, а самосвятами. Это подобно тому, как если некая девица посвятит себя царю, откажется от предложений руки других мужчин и будет только ему хранить верность, но царь не изберёт её себе в жёны. Какая же польза в таком посвящении? Но эта грустная история превратится уже в преступление, если та девица станет всем громко заявлять, что она законная жена царя, что она – царица (а законная жена царя на самом деле не царица). Вот так поступают и все самосвяты, сами себя посвящающие Богу и заявляющие, что они – Церковь Христа (Его Невеста), но на деле не присоединённые к Ней. К таковым относятся и протестанты – они не святые, а именно самосвяты, потому что посвятили себя Богу сами, незаконно (причём, посвятили себя, на самом деле, не Господу, а духу заблуждения) – Господь же не избирая их для Себя: не посвящал и не освящал их через Своё Крещение, не давал им Своего Духа в Миропомазании, не причащал их Своими Телом и Кровью; одним словом, Он «не вверял Себя им"690 (Ин.2:24). Конечно, не все законно посвящённые Богу (призванные святые) являются поистине, в конечном итоге, избранными и верными (ср. Откр.17:14), как это было и в Израиле – все евреи были посвящаемы Богу, но не все оказывались Ему верными. Но если из крещённых в Православной Церкви одни – истинные святые, а другие нет (то есть, одни девы разумные, а другие нет), то среди некрещёных в Ней нет ни одного святого – ни одного члена Тела Христа.

[6] Церковь Соборная, то есть Кафолическая, Вселенская. Слово «кафолическая», в западном произношении «католическая», «происходит – пишет Димитрий Чуйков – от греческого καθολικός – кафоликос – от καθ’ ολου (каф олу) – буквально: «по (всему) целому», – которое еще переводится как «всеобщий», «вселенский». Православная Церковь называет Себя Кафолической, так как только Она одна проповедует истинное спасение всей вселенной, и, так как только Она есть единственный во всей вселенной спасительный Ковчег»[3]. «Соборной» же Церковь называется потому, что Она объединена «Духом Святым в Причастии в единый Вселенский Церковный Собор (см. 1Кор.10:16–17[4]. То есть, вкушая единое Причастие, все верные соединяются (собираются) в одно целое – в одно Тело, одну Церковь, один Собор святых.

[7] Итак, Церковь Христа – одна для всего мира, для всех людей, и не может быть никакой необходимости для одного народа (или одних людей) иметь одну Церковь, а для другого – другую, с иной верой, иными таинствами, иным священством. Протестанты же (особенно экуменистического духа) часто говорят: «вы нашли Господа в Православии, а нам Он открылся у баптистов (или харизматов)». Нет, Господь не создавал для одних людей одну церковь, для других – другую, для третьих – третью. Он создал только одну Соборную Церковь, одну для всей вселенной. Протестанты же отвергают Единую Соборную Церковь и создают множество разрозненных церквей с различными догматами, которые не сообщаются друг с другом в преломлении хлеба (и даже не веруют в то, что в Причастии люди верующие духовно-реально соединяются со Христом и друг с другом, считая хлебопреломление только символом).

[8] Церковь Апостольская. Это значит, что Церковь основана Апостолами Христа, и от них Она приняла свою Веру, через Писание и Предание, и власть и благодать священства по преемству. Православная Церковь, без всякого сомнения, ведёт своё начало от Апостолов – никто не может указать иного времени, чем первый апостольский век, или иного имени и священноначальника, от которого произошло Православие и его священство. Протестанты же тем и отличаются от Церкви, что ведут своё происхождение не от первого века и не от Апостолов. Все направления протестантизма возникли не ранее XVI века (и продолжают возникать новые чуть ли не ежедневно), каждое от своих основателей. Так, лютеране произошли от Мартина Лютера; кальвинисты от Жана Кальвина; меннониты от Менно Симонса; пресвитериане от Джона Нокса; баптисты от Фомы Мюнцера и Николая Шторха; методисты от Джона Уэсли; пятидесятники от Чарльза Финнея; адвентисты от Уильяма Миллера; англиканство от короля Генриха VIII, и т.д. (как и все другие древние и современные секты имели и имеют своих основателей (ересиархов): ариане – Ария, несториане – Нестория, монофизиты – Евтихия, «свидетели Иеговы» – Рассела, муниты – Муна, виссарионовцы – Виссариона, обновленчество – Грановского и Введенского, «Киевский Патриархат» – Михаила Денисенко («патриарха Филарета»), и т.д.). И все эти тысячи протестантских вероисповеданий и церквей основаны не двенадцатью Апостолами Христа и их преемниками – законными епископами, а иными «апостолами», которые произошли сами от себя, дерзнув приступить к священнослужению без рукоположения от епископов Церкви, и проповедовали «иное благовестие» и «другого Иисуса»691, и передавали «иного духа» (ср. 2Кор.11:4), совершенно чуждого и враждебного Церкви.

[9] Господь, как известно, на страницах Священного Писания точно предсказал о многих важных будущих событиях в истории Церкви и мира – предсказал Он и появление многих нечестивцев, облачающихся в одежды служителей правды, и по количеству таких пророчеств можно судить о том, насколько Господь позаботился о предостережении людей от следования за такими лжецами. Вот главные из этих пророчеств.

[10] 2Петр.2:1–3: «Были и лжепророки в народе, как и у вас будут лжеучители, которые введут пагубные ереси и, отвергаясь искупившего их Господа, навлекут сами на себя скорую погибель. И многие последуют их разврату, и через них путь истины будет в поношении. И из любостяжания будут уловлять вас льстивыми словами; суд им давно готов, и погибель их не дремлет». Протестантские родоначальники действительно явились лжеучителями, которые ввели много пагубных ересей (см. приложение I); многие (сотни миллионов!) действительно последовали их духовному разврату; из-за них путь истины, то есть истинная Церковь, находится в поношении – и потому, что сами протестанты постоянно поносят Церковь и Её учение, и потому, что такие бесчисленные расколы соблазняют людей и дают им повод поносить всё дело Христа; они уловляют людей именно льстивыми словами, то есть словами лживыми, но очень похожими на правду и прикрытыми ею – хорошо известно, как протестанты и другие сектанты в своих лжеучениях постоянно ссылаются на Библию, как ссылался на неё и сам их отец, искушая Христа в пустыне.

[11] 1Тим.4:1–2: «Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским, через лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей». Протестанты именно таковы – они отступили от апостольской евангельской веры во многих важнейших учениях (подробному раскрытию этих отступлений посвящена вся настоящая книга, а краткому – прилож. I); они внимают духам обольстителям, ибо их извращённое учение происходит не от Духа Божия, а от враждебного Ему духа; их учение вполне бесовское, потому как пагубное (отводящее от истинной Церкви и Её спасительных и благодатных Таинств), и богохульное (поскольку учить, например, что святыни Божии и образы Христа и Его святых являются мерзкими идолами; что молитвы святым и Ангелам есть спиритизм; что Дева Мария имела других детей от Иосифа; что Причастие есть просто символ; что в Крещении человек не спасается, не возрождается и не получает прощение грехов, и т.д., есть хула на Истину); они являются лжесловестниками, так как говорят и учат лжи, часто вполне откровенной; они действительно сожжены в своей совести, потому как слыша учение Церкви и Её обличения в очевидной неправде протестанты спокойно продолжают творить свои страшные дела – выдавать себя за Церковь, совершать свои кощунственные службы и «таинства», по чину Корея, Дафана и Авирона (см. Числ. 16 гл.), и проповедовать свои пагубные ереси.

[12] 2Кор.11:13–14: «Ибо таковые лжеапостолы, лукавые делатели, принимают вид Апостолов Христовых. И неудивительно: потому что сам сатана принимает вид Ангела света, а потому не великое дело, если и служители его принимают вид служителей правды; но конец их будет по делам их». «Апостол» значит «посланный», и Церковь Апостольская потому, что Она послана Христом в этот мир с известной миссией – Христос послал Двенадцать (и семьдесят), они послали своих посланников, прежде всего епископов, а те своих, и так до сего дня. Протестанты же находятся вне этого посланничества и являются буквально лжеапостолами, ибо их не посылал Христос, их не рукополагали законные апостольские преемники – епископы. Написано же: «И как проповедывать, если не будут посланы?...» (Рим.10:15). Протестанты, прежде всего их основатели, послали сами себя на враждебную по отношению к Церкви проповедь. Кроме того, протестанты проповедуют не только против Церкви, но и друг против друга – пятидесятники, например, обличают баптистов, считая их не духовными и не крещёнными Духом; баптисты обличают пятидесятников и харизматов, считая их обольщёнными и отступниками; отделённые баптисты отлучают тех, кто поступает в учебное заведение регистрированных баптистов, и так все (кроме экуменистов, о которых в следующей главе будет отдельный разговор) отвергают друг друга, в большей или меньшей степени, признавая, что именно их деноминация – самая истинная, а значит – только их основатели и проповедники действительно посланы Христом. На самом же деле, истина заключается в том, что никого из протестантов никогда не посылал Христос на проповедь, и если их кто и посылал, то только нечистые духи прелести, ереси и расколов.

[13] 2Тим.4:3: «Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням». Протестанты именно таковы – они не принимают здравого, евангельского, апостольского, мудрого учения, которого держится Церковь от начала; они отвратили свой слух от истины, которую Церковь приняла от Апостолов и в которой Её продолжает наставлять Дух Святой по обетованию Христа (Ин.16:13) и обратились к протестантским еретическим басням, лживым и противоречивым богословским выдумкам; они избрали себе учителей, льстящих слуху, которые говорят, например, что не нужно совершать своё спасение и переживать о нём – признай Христа Своим Спасителем, и ты уже спасён; что не нужно подчиняться церковной иерархии; что не нужно зависеть от Церкви и Её Таинств, ибо ты можешь спастись и сам, без них, и т.д.

[14] Мф. 24:23: «Тогда, если кто скажет вам: вот, здесь Христос, или там – не верьте...». Хотя буквально эти слова относятся, прежде всего, к тем, которые прямо называли и называют себя Христом (такие как Бар-Кохба, Виссарион, Мун и др. – считающих себя Христом сейчас в мире тысячи), эти слова относятся также в полной мере и ко всем христианским сектам, в том числе и протестантам, поскольку они, утверждая, что являются Церковью, говорят, по сути, не что иное, как: «вот здесь у нас Христос», потому как Церковь не бывает без Христа. Приглашая людей к себе, протестанты уверяют, что если они примут их проповедь и покаются у них, то обретут Христа, тогда как это – совершенная ложь. Таким образом, к протестантам вполне относится данное пророчество.

[15] Итак, протестанты не веруют в Апостольскую Церковь и отвергают Её – вместо того, чтобы найти эту Церковь и присоединиться к Ней, они присоединились к человеческим, рукотворным церквам, и вместо того, чтобы следовать за законными пастырями Церкви, они последовали за самозванцами, лжеапостолами, лжепророками и лжеучителями. А то, что основатели протестантизма были лжепророками и были водимы духами заблуждения, часто признают и сами протестанты. Так, в 19 гл. (абз. 87) я уже приводил высказывание протестантских пасторов о том, что М. Лютер был антихрист, поскольку убивал множество людей, и это правда. Он говорил о себе так: «Я сам убил всех мятежных крестьян, так как я велел их убивать. Вся их кровь теперь на мне. Но ведь Сам Господь Бог велел мне так говорить!» Хотя понятно, что убивать крестьян велел ему не Бог, а дьявол – значит М. Лютер был им водим и действительно был антихристом и лжепророком.

[16] Другого ключевого деятеля Реформации и основателя баптизма, Фому Мюнцера, сам М. Лютер называл архидьяволом, а баптисты пишут о нём так: «Мюнцер стал пастором в Ютеборге по настоянию Мартина Лютера и отличался блестящими ораторскими способностями, но при этом слишком полагался на личное откровение, которое он всегда принимал как голос Духа Святого. Позже, будучи пастором в городе Цвиккау, Мюнцер и трое пророков из этого города, двое из которых были ткачами, настаивали на более решительных реформах, то есть на снятии икон, отказе от старой евхаристии и даже отказе от крещения детей. Когда Лютер находился в Вартбурге, его преемник Меланхтон принял этих пророков в 1521 году в Виттенберге, где они проповедовали с большим успехом, но Лютер по возвращении в Виттенберг изгнал их. В 1523 году Мюнцер стал пастором в Альштедте (Тюрингия), а затем в Мюльгаузене, после чего из-за своих убеждений оставил кафедру и возглавил восстание, известное в марксистской и советской историографии как крестьянская война в Германии. Он считал, что находится в непосредственной общении с Богом, и Бог изрекает Свое слово во внутренность его души. Крестьянская война, которая охватила большую часть Австрии, Центральной и Южной Германии, привела к многочисленным жертвам692 и, серьезно подорвав авторитет протестантизма, закончилась полным поражением. Сам Мюнцер в 1525 году попал в плен, подвергся пыткам и затем был казнен»[5]. И самим баптистам понятно, что Бог не мог побуждать Ф. Мюнцера к кровавой войне, которая «привела к многочисленным жертвам и, серьезно подорвав авторитет протестантизма, закончилась полным поражением». Значит, «во внутренность его души» изрекал свои слова не Бог, и значит, Мюнцер был водим духом бесовским и был лжепророком.

[17] Подобные истории можно рассказать и о других деятелях Реформации. Но если основатели и родоначальники протестантизма были антихристами и лжепророками, то как же от них могла произойти истина? Как из горького источника могла истечь сладкая вода? Как худое дерево могло принести добрый плод? (ср. Мф.7:17). Но, несмотря на всё это, протестанты всё равно предпочитают идти в церкви, основанными этими лжепророками, а не в Единую Апостольскую Церковь, и следовать их лживой вере, а не вере Церкви, вере святых и законно поставленных Богом святых693 пастырей, свято и неизменно сохранявших и передававших апостольские дух и веру.

[18] Итак, совершенно очевидно, что протестанты не принадлежат Единой Святой, Соборной и Апостольской Церкви, одним словом – Церкви Иисуса Христа.

[19] С таким выводом протестанты, естественно, категорически не согласны, и в возражение учению Церкви о Самой Себе, и в защиту того, что они тоже (или только они) являются Церковью Христа, протестанты выдвигают огромное число возражений, ибо, повторю, вся духовная суть протестантизма, как и вообще всякой секты, заключается в том, чтобы выдавать себя за истинную Церковь, подменять собою Её. Нужно твёрдо уяснить, что как у Христа всегда есть противники – различные антихристы, и один главный – грядущий антихрист, так и у Церкви есть противники – антицеркви (секты) и грядущая главная антицерковь, которая будет возглавлена антихристом, цель и суть которых, исходя их самого значения греч. приставки «анти», заключается в том, чтобы: 1) выдавать себя за Церковь, быть вместо Церкви, и 2) противиться Ей (как и сам антихрист выдаёт себя за Христа и противится Ему). Итак, дальнейшее раскрытие темы о Церкви хочу продолжить в форме ответов на протестантские возражения против вышеизложенного православного учения.

[20] Возражение 1. Протестанты говорят: в Евангелии было предсказано, что в Церковь войдут духовные волки и отступники, и что Она отступит от веры: «Ибо я знаю, что, по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада» (Деян.20:29); «Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским» (1Тим.4:1). Это мнение, об уничтожении Церкви врагами, присуще всем без исключения протестантам. Например, П. Рогозин пишет, что «в пятом веке церковь» находилась «уже в состоянии духовного отступничества»[6]. И ещё одно подобное и вполне конкретное заявление: «истинная Церковь была уничтожена язычеством"[7]. Причём, более в мягком варианте протестанты считают, что Церковь была в отступлении с V по XVI век, то есть до Реформации; более же радикальные думают, что Церковь духовно пала почти сразу после смерти Апостолов и возродилась конкретно с появлением их конфессии, например, баптизма, пятидесятничества или адвентизма. Но в любом случае все протестанты считают, что Церковь находилась в отступлении и духовной смерти более 1000 лет.

[21] Поскольку протестанты заявляют о том, что всё своё учение они основывают на Св. Писании, то давайте посмотрим, что говорит Библия о Церкви и возможности Её отступления и уничтожения язычеством.

[22] Мф.16:18. Христос говорит Петру: »...Ты, Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют Её«. Под вратами ада Христос разумеет силы ада, силы дьявольские, к которым, безусловно, принадлежит и язычество. Итак, Христос говорит: «врата ада (в том числе и язычество) не одолеет Мою Церковь», а протестанты говорят: «врата ада одолели Церковь», ибо «Церковь была уничтожена язычеством». Так кому мы должны верить – Христу или протестантам?

[23] Мф.12:29: «Как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного?» Сильный в этой притче – Христос, а дом Сильного – Его Церковь: «...дом же Его – мы (Церковь)» (Евр.3:6). Так как же смог сатана расхитить и уничтожить Церковь более чем на 1000 лет? Разве он сильнее Христа? Но протестанты, по сути, именно это утверждают. В этом и проявляется их неверие в Церковь.

[24] Мф.28:20: «…Я с вами во все дни до скончания века. Аминь» – это были последние слова, сказанные Христом за время Его земной жизни, последнее славное и как всегда непреложное Его обещание. Господь пообещал, что будет со Своими учениками «во все дни до скончания века». Протестанты же утверждают, что более 1000 лет Христос не был со Своими учениками, что у Него эти долгие годы вообще не было истинных учеников, ибо Церковь впала в язычество, и Христос, естественно, не мог духовно быть с язычниками и отступниками. Итак, протестанты не веруют обетованию Христа.

[25] Ин.14:16: «И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек». Христос ясно предсказал, что Дух Святой пребудет с Его Церковью вовек, до скончания мира. Протестанты же противоречат и не веруют Христу, утверждая, что Церковь на 1000 или более лет была уничтожена язычеством и с Ней, естественно, не было Духа Святого во все эти века.

[26] Еф.3:21: «Тому (Богу) слава в Церкви во Христе Иисусе во все роды от века до века». То есть, не было и не могло быть ни одного рода и поколения, когда бы Бог не прославлялся в Церкви. Протестанты же утверждают, что было много родов, когда Церковь была в отступлении и язычестве, и от такой Церкви, естественно, могла быть слава не Богу, а только дьяволу. Так не противоречат ли протестанты учению Библии?

[27] 1Тим.3:15: «чтобы, если замедлю, ты знал, как должно поступать в доме Божием, который есть Церковь Бога живаго, столп и утверждение истины». Если Церковь есть дом Божий и столп и утверждение истины, то так можно себе представить, что дом Божий был разорён и уничтожен и столп истины был низвержен более, чем на 1000 лет? Это никак не возможно!

[28] Что же касается приведенных выше мест о волках и отступниках, то волки действительно постоянно входили и входят в Церковь. Ещё при Апостолах был Симон волхв, который стал христианином и крестился, но оказался волком и основателем секты, что известно из предания. Таковыми оказались также и многие другие члены Церкви, прежде всего, основатели докетизма, арианства, монофизитства, монофилитства, несторианства и прочих сект, которых насчитывается в раннем христианстве около ста. Все эти нечестивцы входили в Церковь, производили смуты и сильно терзали Её. Часть из них, которых Церковь выявила и выявляет, Она отсекает от Себя, и они организуют свои отдельные сообщества, как написано: «Они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и через то открылось, что не все наши» (1Ин.2:19). Но главное, что все эти секты появлялись не извне, а изнутри Церкви – эти сектанты сначала вошли в Церковь и приняли Крещение, а потом уже проявили свою волчью сущность. (Другие же многие имеют иную тактику и скрывают своё нечестие, оставаясь в Церкви, чтобы вредить Ей изнутри.) Но в Церкви всегда были, есть и будут истинные ученики Христа, которые следуют за Ним и никогда духовно не последуют за этими нечестивцами: «Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их; и они идут за Мною» (Ин.10:27). Протестанты же не веруют в Церковь, не веруют в то, что у Христа всегда и непрерывно в Церкви были, есть и будут истинные Его последователи, которых не смогут увлечь за собой никакие сектанты, которых не смогут похитить никакие волки: «И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей» (Ин.10:28). О волках сказано, что они «не щадящие стада», то есть по природе своей они беспощадны. Но разве здесь говорится о том, что Господь допустит им уничтожить все стадо? Напротив, в Евангелии во многих местах, рассмотренных выше (абз. 22–27) говорится, что дьявол не сможет уничтожить Церковь. В 1Тим.4:1 Апостол Павел говорит, что от веры отступят «некоторые»; о том же он говорит и в 1Кор.15:34: «...некоторые из вас не знают Бога». Также и ап. Иуда пишет: «Ибо вкрались (к вам, в Церковь) некоторые люди, издревле предназначенные к сему осуждению, нечестивые» (Иуд.4). Итак, такова участь Церкви – в Её среде всегда были и должны быть некоторые, по виду – братья, но внутри – волки, отступники, нечестивцы, не знающие Бога. Протестанты же толкуют всё это так, что в Церкви более чем на 1000 лет отступили от веры не некоторые, а все! То есть, раз вошли в Церковь волки, мыслят протестанты, а овцы перед волками беззащитны, то значит, эти волки уничтожили всю Церковь, всех овец. Тогда получается, что Сам Христос создал Свою Церковь только для быстрого Её уничтожения, ибо Он допустил, чтобы волки вошли в Церковь. Значит, когда Он говорил Своим ученикам: «Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков...» (Мф.10:16), то Он посылал их на верную смерть и полное уничтожение? Значит Сам Христос определил Церкви быть уничтоженной волками, а потом быть воссозданной, когда уже волков не будет? Нет, духовные волки были, есть и будут в этом мире, пока здесь царствует дьявол, но они духовно могут украсть у Церкви только неверные души. Говоря о волках, внутренних (Деян.20:29) и внешних (Мф.10:16), Господь имел в виду то, что Церковь Его в этом мире будет гонима и терзаема духовно, а нередко и физически, от внешних и внутренних врагов, но не будет одолена ни на один день, тем более, на 1000 лет.

[29] В чём же причина того, что протестанты так настаивают на отступлении Церкви? Духовная причина та, что сами они являются волками и врагами Церкви. Они, как и все сектанты, последовали духовно не за Христом, но за духами обольщения, для которых главный враг в этом мире – это Церковь Христа. Потому они и клевещут на Церковь и пытаются ниспровергнуть Её всеми возможными путями. Логически-богословская же причина протестантского учения об отступлении Церкви заключается, прежде всего, в непонимании ими Её учения о таких вопросах, как иконопочитание, святыни, в частности – мощи, почитание святых и молитвы святым и за усопших, и пр. Эти учения протестанты, по обольщению и дьявольскому наущению, считают язычеством, и, следовательно, и Церковь они вынуждены признавать отступившей и впавшей в язычество. Но на самом деле, указанные догматы совершенно истинные и библейские, которых держалась Церковь с древности, что было показано в соответствующих главах (1–5) настоящей книги.

[30] Вообще, протестантам нужно задуматься над тем, во что они веруют и что утверждают. А верят они в то, что Апостолы, двенадцать и семьдесят, их сотрудники, ученики и преемники, и все многие мученики и свидетели жизни и воскресения Христова оказались неудачниками, ибо всё их дело вскоре было уничтожено, и дьяволу через своих людей, посланных в Церковь, удалось всю Церковь склонить к отступлению и возвратить к язычеству. Вот какова сила дьявола – он смог победить Церковь более чем на 1000 лет! И не нужно забывать о том, что немало протестантов разделяют в этом вопросе позицию «свидетелей Иеговы» о том, что Церковь отступила от Бога и впала в язычество даже не в V, а уже во II веке, вскоре после смерти Апостолов. Итак, по их мнению, усилия Апостолов и их учеников, всей первенствующей Церкви, быстро сошли на нет. Но когда за созидание Церкви взялись Лютер, Кальвин, Проханов, Рябошапка и пр., то Церковь с тех пор твёрдо стоит и не впадает ни в какое язычество и отступление, и врата ада никак не могут уже победить Её, и в протестантизме всегда есть истинные ученики Христа, и Церковь отныне уже никогда не прерывала своего существования, и ни на один год не впадала в язычество и отступление! Можно ли представить себе, что Апостолы и вся ранняя Церковь оказались намного менее успешными, чем протестанты-реформаторы?

[31] Итак, Церковь, по обетованию Христа, не могла и не может быть уничтожена язычеством ни на один день, не говоря о 1000 годах. Если бы уничтожение Церкви и Её воссоздание через века было бы в Божьем промысле, то Христос не давал бы тех обетований о непрерывности Церкви и о том, что Он пребудет с Нею «во все дни», и в Своих притчах о Церкви, например, в притче о горчичном зерне (Мф.13:31–32) Он должен был бы сказать о том, что первоначально выросшее растение будет срублено, а затем снова возродится. Но вместо этого Христос предсказал, что горчичное зерно, весьма малое, будет постепенно расти, пока не станет большим деревом. О том же самом, только с использованием другого образа, говорится и в книге Даниил (2:31–45), где от горы без содействия рук человеческих отрывается камень, который наполняет собою всю землю. Этот камень есть Христос и Его Царство (см. ст. 44), то есть Церковь. Своё Царство Христос в известное время проповедал и насадил на земле, и Царство Его растёт и умножается, пока не уничтожит все другие царства и не наполнит собою всю землю (во Второе Пришествие Христа). И нигде здесь нет и намёка на то, что Царство Христа будет пресечено на много лет, а потом заново воздвигнуто, что оторвавшийся от скалы камень сначала станет увеличиваться, потом рассыпется в прах, пребыв в таком состоянии долгое время, а потом опять соберётся в камень и продолжит увеличиваться. Если же говорить о Церкви как о дереве, то Господь предсказал лишь, что от него будут отпадать некоторые ветви, но само дерево всегда будет стоять.

[32] Вообще, протестанты в своём презрении Единой Церкви дошли до того, что термин "историческая Церковь» сделали ругательным. Но какая же ещё может быть Церковь, как не историческая, если Сам Христос и Апостолы – это совершенно конкретные исторические личности, которые родились, жили и проповедовали в конкретное время, в конкретных городах и странах. Истинная Церковь может быть только историческая – Она родилась в определённый день, день Пятидесятницы, через десять дней после вознесения Христа, в определённом месте – в горнице Иерусалима, и Её составили совершенно определённые люди – Апостолы и другие верующие-евреи, бывшие с ними. С того дня Церковь росла и расширялась, и стать членом Церкви во все времена можно только одним способом – присоединиться к этой одной, созданной Христом Церкви, приняв Её проповедь, крестившись в Ней, получив в Ней Духа Святого в Таинстве Духа через Её служителей, и причастившись от Её законно рукоположенных пастырей Тела и Крови Христа. И никак иначе нельзя стать Церковью; никак иначе, и никогда Церковь Христа не возникала и не возникнет в истории, ибо Она никогда не была и не будет уничтожена, чтобы у Бога появилась необходимость Её воссоздавать.

[33] Здесь также важно заметить, что клевета часто бывает не голой ложью, а содержит в себе, для приманки, часть правды. Так вот, протестантские заявления о духовном отступничестве Церкви являются не чистой выдумкой – в них есть та доля правды, что уровень посвящённости и ревности в вере в Церкви сейчас (в общем) действительно ниже, чем был при Апостолах. И понижение уровня святости и водительства верных Духом Святым выразилось, прежде всего, в угашении духовных дарований – воскрешений, исцелений, чудотворений, знамений, говорения на языках, а также – в оставлении Церковью общения имуществ. Потому Господь и упрекает Ефесскую церковь, которая обозначает первый период истории Церкви, именно в оставлении первой любви (Откр.2:4). Но это совершенно не значит, что Церковь умерла и совсем отступила от Бога, как говорят протестанты, ведь и Ефесскую и последующие Церкви Господь хотя и упрекает, но всё же и хвалит (кроме Лаодикийской), и главное – считает и называет их своей Церковью. Если жена, пожив со своим мужем, и охладела несколько в любви к нему по сравнению со своей первой любовью, как это иногда бывает, то при этом не нужно считать их брак совершенно разрушенным. Если родник стал источать меньше воды, то не нужно кричать, что он совсем пересох. Если пчёлы принесли в какой-то сезон меньше мёда, чем прежде, то не нужно называть их совсем бесполезными. Если огонь в печи сначала бушевал, а потом немного поутих и плиты на печи хотя и горячи, но уже не раскалены, то не нужно говорить, что печь совсем потухла. Если евреям, пожелавшим избрать себе царя, Бог сказал «они... отвергли Меня» (1Цар.8:7), то это ещё не значит, что они совершенно отвергли Бога и что этот шаг лишил всех древних евреев благодати, избранности и святости. Но протестанты именно так, по бесовскому внушению, клевещут на Церковь – видя, что Церковь сейчас находится не в такой силе и горении Духа, как мы видим Её в Деяниях (с этим согласны и православные), протестанты радостно спешат раструбить и объявить Церковь умершей и совершенно отступившей, и бросаются Её воссоздавать. Но ни воссоздать Церковь, ни достичь святости древних христиан в своих рядах они, естественно, не могут, а вместо того – только святотатствуют и распространяют свои ереси и хуления на Церковь, причиняя Ей и Её Главе только вред и бесчестие.

[34] Кстати сказать, описанные в Откровении 2–3 главах семь Церквей обозначают семь периодов жизни Церкви и имеют для экклезиологии694 огромное значение. Для протестантов особенно важно понять то, что хотя Церковь в своих исторических путях не безупречна (потому Господь и упрекает Её), но Она тем не менее остаётся Церковью и Христос обращается к Ней как к Своей Жене. Если Она и согрешает, то согрешает «перед своим Господом» (Рим.14:4), Которому Она подсудна. А протестанты бесчинно взяли на себя право судить Церковь и вынесли свой безумный и лживый приговор – «Церковь совершенно пала и духовно умерла, потому нам нужно заменить Её и принять на себя Её функции».

[35] Поведение протестантов в данном случае можно проиллюстрировать такой притчей. Некий царь увидел, что поведение его возлюбленной жены было в чём-то неподобающим, за что он нашёл необходимым упрекнуть её. Но этот разговор услышала придворная кухарка и с радостью побежала к царю, грубо толкнула царицу на пол, сняла с неё корону, одела на себя и заявила царю: «ну всё, раз твоя жена так недостойно себя вела, теперь я буду царицей и буду во всём тебе угождать». Понравится ли такое царю?

[36] Или другой пример. Израильский избранный народ много согрешал перед Богом своим, за что Он часто его обличал и наказывал. Но имели ли право иные народы, на основании этого факта, заявить, что раз Израиль так страшно согрешает, то он уже не народ Божий и его место теперь занимаем мы? Нет, Господу совершенно не угодно такое самочинство, и над теми, кто так поступает, в частности, над протестантами, «Живущий на небесах посмеется» и поругается (Пс.2:4), и уже не с любовью, как Свою Церковь, а с яростью будет обличать их (ср. Пс.37:2).

[37] Второе, что важно отметить насчёт 2–3 глав Откровения – Господь не укоряет две церкви – Смирнскую, которая соответствует периоду гонений на Церковь от Нерона до Константина, и Филадельфийскую, которая соответствует последнему периоду жизни Церкви перед Её восхищением на небеса. В этом – ясное указание на то, что перед концом, перед пришествием Христа, Церковь освятится и будет пред Богом безупречной, что совершенно необходимо, потому как Церковь восхищается для Своего брака со Христом и по самой логике вещей должна встретить Его приготовленной. Потому Господь всё устроит так, что перед концом даст Своей Церкви Духа покаяния и ревности, так что Она возвратится к святости и духовным дарованиям первых христиан, и к первой своей любви, так что будет восстановлено и общение имуществ. Все эти события непосредственно связанны с прп. Серафимом Саровским и его воскресением, а также с Дивеевским монастырём, о котором он имел попечение и много пророчествовал. Но Филадельфийская Церковь – это шестая по счёту и за ней идёт седьмая, Лаодикийская, которая отличается от других тем, что Господь её ни за что не хвалит, а только порицает. Это значит, что когда Церковь (Сардийская, в период которой мы живём сейчас) начнёт освящаться и становиться Филадельфийской, многие Её члены, мирские по духу, не пожелают этого и будут противиться Её стремлению к освящению, и составят из себя Церковь Лаодикийскую. И это духовное напряжение между ревнителями церковного благочестия – с одной стороны и различного рода отступниками, мирскими по духу и не понимающими сути Православия, желающими, в частности, соединить его с иными конфессиями – с другой, уже всё сильнее в Церкви нарастает695.

[38] Итак, Церковь, родившись однажды, никогда не отступала696 от Бога и не умирала, и никогда язычество Её не побеждало, хотя в разные периоды земной жизни Церкви в Ней существуют несовершенства.

[39] Возражение 2. Протестанты, понимая вышесказанное, – что, утверждая об уничтожении Церкви язычеством, они противоречат Библии, делают Апостолов неудачниками, а дьявола – победителем Церкви более чем на 1000 лет, – для смягчения своей позиции говорят, что Церковь была не вся уничтожена язычеством, не вся отступила, но немногие, оставшиеся верными, укрывались где-то в горах и лесах. Причём каждая протестантская конфессия уверена, что «где-то в ущельях» были люди именно их веры и духа. Баптисты, например, так описывают свою историю: «Баптисты имеют славную историю, которой нет нужды стыдиться им; историю благородных имен и дел, которая имеет за собой много веков и которой может хвалиться настоящее поколение. От дней Иоанна Крестителя и доныне не прекращался в ней род славных свидетелей истины, которые ради нее терпели узы, побои, лишения имения и даже саму смерть»[8]. Кроме основной (весьма лживой и наглой) мысли данного заявления (что баптисты существуют не с XVI, а непрерывно с I века), замечательно здесь и то, что баптисты проводят свою линию от Иоанна Крестителя, притом, что Церковь родилась после его смерти, при сошествии на учеников Духа Святого в день Пятидесятницы, с чем невозможно спорить и с чем согласны практически все, именующие себя христианами. Но баптисты утверждают такую нелепость только потому, что им весьма льстит, что по-гречески «Иоанн Креститель» читается как «Иоанис баптистис» (по-английски же «креститель» буквально звучит «баптист»). Потому они и считают Иоанна первым баптистом.

[40] Харизматы с этим, конечно же, не согласны. Хотя они тоже веруют, что после отступления Церкви «где-то в ущельях» оставались верные Богу, но, по их мнению, эти верные были не баптистами, а харизматами, говорившими, как они, на иных языках, и как они падающими на землю от действия Духа Святого.

[41] Субботники, конечно, считают, что «где-то в горах» прятались именно их братия, почитающие субботу и не заменившие её воскресеньем, в чём они усматривают возврат к языческому празднованию дня солнца.

[42] «Свидетели Иеговы», естественно, также веруют, что после «отступлении Церкви» оставались в мире истинные верующие, но они были «свидетелями Иеговы». Они даже выпустили солидную книгу «Свидетели Иеговы – возвещатели Царства Бога», которая описывает всю их «историю» с первого века! И так думают о себе, по сути, все деноминации.

[43] На самом же деле совершенно очевидно, что никаких баптистов, харизматов, субботников и прочих протестантов и сектантов не было до их известного исторического появления в XVI-XX веках. Такая уверенность всех сект в своём где-то там существовании в веках происходит лишь из богословской для них необходимости так верить, что они, якобы, возникли не в каком-нибудь XIX веке, а именно в I, и были основаны Самими Апостолами. Но совершенно очевидно, что для таких мнений, кроме необходимости выдавать желаемое за действительное, нет никаких оснований, и на самом деле до М. Лютера не было лютеран; до Джона Уэсли не было методистов; до Ч. Рассела не было в мире «свидетелей Иеговы». От своего реального исторического происхождения каждая конфессия хорошо знает свою историю, ибо о них с этого времени действительно осталось немало исторических свидетельств. Но до этого времени их просто не было. И протестанты верят в своё существование в прежних веках слепо, и эта вера есть лишь подражание и замена веры Церкви в саму себя. То есть как Церковь верит «во Единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь», так и протестанты верят в свою церковь. Но разница в том, что вера Церкви – истинна, и о Её существовании в веках есть величайшее множество самых различных свидетельств, а о существовании лютеран, кальвинистов или баптистов история ничего не знает и знать не может.

[44] В разговорах на данную тему протестанты нередко ссылаются, например, на иконоборцев, видя в них своих братьев. Но при этом протестанты вовсе не утруждаются подумать о том, насколько нелепо сравнивать иконоборцев с протестантами, ведь первые лишь в одном этом пункте веровали как протестанты, во всем же остальном были православными. Так иконоборцы, как и православные: 1) верили в то, что Крещение спасает, возрождает и прощает грехи; 2) миропомазывались; 3) совершали литургию; 4) верили в реальность Причастия; 5) признавали только законно и преемственно рукоположенных епископов и пресвитеров; 6) признавали все семь Таинств; 7) молились святым и за усопших, и т.д. То есть если бы иконоборцы были сейчас живы, то они осудили бы протестантов во всех ересях, в которые осуждает их и Православная Церковь, кроме иконоборчества.

[45] Протестанты ссылаются иногда и на несториан, которые, как и они, не желали называть Деву Марию Богородицей, о чём уже говорилось в гл. 5 (абз. 77). Но разве были несториане по духу и учению протестантами? Никоим образом – кроме своего несторианства, они во всём были православными. Да и само отрицание термина «Богородица» они выводили из своей страшной ереси о том, что Христос был не Богочеловек, а лишь Богоносец, с чем, конечно, не согласны и протестанты. Так что же общего было у несториан и протестантов, кроме одного маленького пункта?

[46] Так же и «свидетели Иеговы» хотят видеть в арианах, отвергающих Божество Христа, своих собратий, но ариане, естественно, кроме этого учения, не были «свидетелями», и во всём остальном были православными по вере. Таким образом, до XVI века в истории никогда не было, тем более непрерывно от Апостолов, никакой группы людей, которая бы верила, как протестанты.

[47] К этому нужно добавить, что Христос сказал своим ученикам: «Вы – свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы» (Мф.5:14). Итак, ученики Христа, Его Церковь, по обетованию Христа всегда должна быть хорошо видна. И Она, действительно, однажды созданная Христом, уже не укрывалась и не могла укрыться, и о Её историческом пути мы имеем множество сведений от самого Её рождения. По-протестантски же выходит, что Церковь более чем на 1000 лет не находилась на верху горы, но так плотно укрылась от мира, что нельзя найти и малейших следов Её существования в это время. Здесь, кстати, можно заметить протестантам, что они постоянно упрекают монахов в том, что они бегут из мира, а не идут в мир, по заповеди Христа (этот вопрос уже обсуждался в 7-й главе). Здесь хочу только указать, что монастыри и отшельники как раз оставили огромный след в истории и очень на неё повлияли во многих отношениях. И монахи не уходили и не уходят обычно из мира совсем, но служат миру и сообщаются с ним. А как же это вы, протестанты, для которых проповедь миру – основа всей духовной жизни и главная цель жизни, так ушли и спрятались от мира, что не оставили в нём и малейшего воспоминания? А так, что вас попросту не было в мире до XVI века, и если вы где и были в это время, то, как метко замечает Д. Чуйков, разве что «в мечтах дьявола».

[48] Итак, важно подытожить сказанное в ответе на первые два возражения. Согласно Библии, Церковь Христа имеет три важнейших признака.

[49] 1) Неодоленность (непобедимость). Силы ада могут в этом мире наносить вред Церкви Христа, но никогда не могут победить Её, тем более на 1000 лет.

[50] 2) Непрерывность. Однажды возникнув, Церковь уже никогда не может прервать Своего существования даже на один день, а тем более – на 1000 лет. Непрерывность Церкви выражается, прежде всего, в непрерывном сохранении Ею Апостольского Предания и преемственности рукоположения. Никогда в Церкви не могут быть уничтожены все епископы, чтобы появилась у Бога нужда в воссоздании новой линии преемственности.

[51] 3) Известность (видимость издалека). Церковь – это город, стоящий на верху горы, который не может укрыться. И Церковь, возникнув в истории, уже никогда не могла укрыться, и всегда была известна всем.

[52] Все эти библейские признаки Церкви отлично подходят к Православию697 и совершенно не подходят к протестантам. Если протестанты являются Церковью (если первые христиане были по вере и духу протестантами, хотя это совершенно не так), то как эти христиане могли быть побеждены более чем на 1000 лет? Как могло в мире не быть истинной Церкви целые столетия? А если даже истинная Церковь скрывалась «где-то в горах» (хотя это просто выдумка), то как такое могло быть, если Церковь – это город, стоящий на верху горы, Которая не может укрыться настолько, чтобы о Ней не осталось ни каких сведений?

[53] Итак, никаких «истинных христиан», баптистов, пятидесятников или адвентистов, не принявших вошедшее в Церковь «язычество» (иконопочитание, почитание мощей и святынь, почитание Богородицы и святых, и прочее, что протестанты по безумию считают ересями и язычеством) и укрывавшихся где-то в пещерах, попросту не существовало.

[54] Возражение 3. Е. Пушков заявляет (и эту позицию поддерживает большинство протестантов): «Если бы была сохранена верность Господу, то, безусловно, и в IV веке церковь была бы гонимой»[9]. Итак, прекращение гонений означает, что Церковь отступила от Бога и истины – это типичная позиция протестантов.

[55] Ложность и бессмысленность такого мнения протестанты могут легко понять и прочувствовать, если подобное заявление сделать в их отношении и сказать словами Е. Пушкова: «Если бы была сохранена верность Господу, то, безусловно, и в XXI веке протестанты были бы гонимы (как при Советском Союзе)». Т.е. при СССР, как православные, так и протестанты, были в той или иной степени и форме гонимы, но потом по независящим от них причинам гонения закончились. Согласятся ли баптисты с тем, что факт прекращения гонений на них означает, что они отступили от Господа? Протестантов, как известно, долгое время гнали не только коммунисты, но и католики, но потом гонения прекратились, и уже в Европе протестантов не преследуют и не убивают. Означает ли и этот факт то, что протестанты не сохранили верность Господу? Или они скажут, что это просто милость Божия? Значит, по-протестантски выходит, что прекращение на них гонений – это Божья милость, а прекращение гонений на Церковь это свидетельство Её отступления? Очень «логично»! Или Церковь должна была отправить посольство императору Константину с просьбой не давать Ей свободу и продолжить гнать и убивать христиан? Да и если бы о таком кто-нибудь тогда или сейчас попросил бы власть, то разве она согласилась бы на это? Да, как ужасно думают о Церкви Христовой протестанты, если считают, что одно решение императора, причём, решение доброе – о прекращении гонений на Церковь, может так легко и просто Её уничтожить. Гонения и страшные пытки не смогли уничтожить Церковь, а прекращение гонений вмиг Её уничтожило. Значит, в жутких обстоятельствах всегда находились верные Господу, а как только их перестали гнать, то тут же они все и предали Христа. Вот как силен диавол в глазах протестантов, вот как легко он может уничтожить Церковь – одним указом о прекращении несправедливого насилия!

[56] Слова же ап. Павла, на которых основывает свой вывод Е. Пушков: «да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2Тим.3:12) не утверждают, что благочестивые христиане всегда будут гонимы внешним образом и физически. При внешних гонениях они будут гонимы буквально, а при их отсутствии они всё равно будут гонимы: во-первых, дьяволом, который, имея к душе доступ, всегда ведёт с ней духовную брань; во-вторых, от людей мирского духа, которые всегда так или иначе противятся людям духовным и часть которых видимым образом находится в Церкви, но на деле являются лжебратиями – от таковых были гонимы и Сам Христос (Ин.1:11), и пророки (Деян.7:52), и Апостолы (3Ин.1:9; 2Кор.11:26) и многие святые в Церкви, такие как Иоанн Златоуст, Афанасий Великий, Сергий Радонежский, Серафим Саровский и др. Если же понимать гонения в 2Тим.3:12 только в физическом смысле, то получается, что если нет у христиан внешних врагов, пытающих, убивающих и сажающих их в тюрьмы, то они уже не могут быть истинными христианами. Тогда нужно сделать вывод, что все протестанты отступили от Господа, по крайней мере, в Америке, Европе и на постсоветском пространстве, потому как никого сейчас в этих странах не убивают, не бьют и не сажают за веру в тюрьмы. Получается также, что у дьявола есть реальная и простая возможность победить Церковь Христа – просто прекратить на Неё гонения.

[57] Возражение 4. «Множество называющих себя православными живёт совсем не свято и не по-христиански. По этой причине, чтобы не быть причастниками их грехов, мы и вышли из Православия и воссоздали Церковь в Её изначальной святости и чистоте», говорят протестанты.

[58] Для правильного отношения ко грехам и грешникам в Церкви нужно знать, по крайней мере, две важнейшие библейские истины.

[59] Первая. Христос создал Свою Церковь таким образом, что в Ней (здесь на земле, видимым образом) среди истинных Его учеников должны быть (не как нечто желательное, но как нечто неизбежное) и не истинные – тайные враги, еретики, волки в овечьих одеждах или просто случайные, плотские и не духовные люди. И всё это допущено промыслом Божиим прежде всего для того, чтобы испытать Свою Церковь, Которая должна подвизаться в этом мире среди как внешних, так и внутренних врагов, преодолевая как одни, так и другие соблазны. Это Своё положение всегда понимала и понимает Церковь. Архиепископ Филарет Гумилевский, например, кратко охарактеризовав многих древних еретиков, пишет: «Такова толпа ложных Христиан, с которыми надлежало бороться мужам Апостольским среди борьбы с открытыми врагами – Иудеями и язычниками»[10]. А ведь многие еретики долгое время находились внутри Церкви, и продолжают находиться, скрывая или маскируя свои взгляды и называясь православными (часто же при этом они и сами не знают, какого они духа – ср. Лк.9:55). И о том, что в Церкви многие из принадлежащих к Ней и крещённых Ею будут на самом деле лжехристианами и погибшими, Христос рассказал несколько притч.

[60] Одна из них – притча о десяти девах, пять из которых оказались мудрыми и вошли на пир, а остальные – неразумными, которые остались перед закрытыми дверьми (Мф.25:1–13). То, что эта притча говорит о Церкви – нет сомнения, ибо все десять названы «девами», и все десять выходят навстречу жениху, а значит, они были им избраны в невесты. То есть, здесь говорится о крещённых в Церкви и ни о ком другом.

[61] Другая притча о брачном пире царя, на котором был обнаружен человек не в брачной одежде, которого извергли вон (Мф.22:1–14). Совершенно понятно, что поскольку этот человек вошёл на брачный пир, то значит, он (видимым образом) был членом Церкви, крещённым в Ней и причащавшимся Христовых Таин, то есть вкушал царскую трапезу, но оказался недостойным и был ввержен во тьму кромешную.

[62] Следующая притча: «Еще подобно Царство Небесное неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода, который, когда наполнился, вытащили на берег и, сев, хорошее собрали в сосуды, а худое выбросили вон. Так будет при кончине века: изыдут Ангелы, и отделят злых из среды праведных, и ввергнут их в печь огненную: там будет плач и скрежет зубов» (Мф.13:47–50). Хотя данная притча говорит, прежде всего, о воскресении всех умерших при кончине мира и разделении их Богом на Своём Суде на праведных и неправедных, эта притча говорит также о Церкви. Море здесь, как и во многих других местах Библии, означает мир, а рыбы – людей. Этот образ перекликается со словами Христа Петру и Андрею, которые были рыбаками: «идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков» (Мф.4:19), и совершенно не случайно один из первых символов христианства была рыба. И как невод захватывает рыбу из моря, так и Церковь приобретает для Себя некоторых людей из этого мира, и как одни рыбы оказались добрыми, а другие худыми, так и в Церкви одни оказываются истинными, а другие ложными христианами, что будет выявлено на Суде Божием. Но здесь особо важно заметить, что как до момента сортировки в неводе находятся добрые рыбы вместе с дурными, так и в Церкви до Суда находятся истинные христиане с неистинными.

[63] В другой притче Христос говорит о том же самом, используя, однако, другой образ – пшеницы и плевелов на поле (Мф.13:24–30). Засеянное пшеницей поле есть Церковь698. Но на этом поле дьявол посеял и плевелы, то есть ввел в Церковь своих людей. И Господь решает оставить699 эти плевелы и не отделять их от пшеницы до жатвы, то есть до Суда. Таким образом, Церковь, истинные последователи Христа, должны Своё земное поприще проходить именно в таком положении, то есть находиться вместе с плевелами.

[64] Что не все члены Церкви являются истинными, явствует и из апостольских посланий. Так, ап. Павел дважды прямо говорит о том, что в среде верных христиан есть лжебратия (2Кор.11:26; Гал.2:4). Также и коринфской церкви ап. Павел свидетельствует: «...некоторые из вас не знают Бога» (1Кор.15:34), а во 2Тим.4:10 он говорит: «...Димас оставил меня, возлюбив нынешний век...». То есть даже среди сотрудников Апостола многие годы был человек, крестившийся, причащавшийся и видимо принадлежавший Церкви, но который не был на самом деле из овец Христовых. Был среди первых христиан ещё один такой человек, о котором упоминает ап. Иоанн: «Я писал церкви; но любящий первенствовать у них Диотреф не принимает нас» (3Ин.9). Не принимать же Апостола есть великий грех, ибо это значит не принимать Самого Христа (ср. Мф.10:40). И поскольку мы имеем такое свидетельство о Диотрефе в самом Евангелии, то этот грех не был временным его ослеплением, в котором он потом покаялся – по всей видимости, он просто был одним из духовных волков в Божьей овчарне. Таковым же волком явился и Симон волхв, который первое время, видимым образом, принадлежал Церкви, ибо он, по свидетельству Писания, уверовал и крестился (Деян.8:13). Итак, даже в Церкви апостольского времени не все Её члены были действительно овцами Христа, а сейчас таковых ещё больше. Потому грехами подобных людей не нужно соблазняться, ибо их грехи никак не являются грехами Церкви и не повреждают Её святости. Другими словами, наличие плевел в Церкви никаким образом не может быть причиной разрыва с Церковью и создания иных «святых» церквей, без плевел.

[65] Весьма уместно здесь вспомнить и о ветхозаветной Церкви – Израиле. Это, безусловно, был святой, избранный Божий народ. Но разве мы видим, что все евреи были святыми? Нет – многие из них, быв посвящёнными Богу, не реализовывали на деле свою святость и отступали от Него, чему примеров в Библии великое множество. Достаточно вспомнить хотя бы тот факт, что при Илии, по свидетельству Самого Бога, лишь семь тысяч израильтян (из нескольких миллионов) не отступили от Него и не впали в идолопоклонство (3Цар.19:18). Но даже такое неравное соотношение верных и неверных в народе Божием не могло уничтожить святость Израиля, и он и при наличии многих отступников в его среде оставался святым Божиим народом, ибо всё определял тот верный остаток. Так же обстоят дела и с новым Израилем (Церковью) – сколько бы ни было среди Его членов неверных, в Нём всегда есть верный остаток700, благодаря которому Церковь остаётся святым и избранным Божиим народом и истинным Телом Христа.

[66] Не менее важно при этом сказать также о том, что и сами протестанты именно так понимают данный вопрос, когда судят не о Православной Церкви, а о самих себе. Если спросить протестантов, все ли из них святые, и все ли спасутся из тех, кто видимо к ним принадлежит, то они однозначно скажут, что, конечно, не все, что среди них есть много формальных и неистинных верующих. Томас Ватсон, например, пишет: «...но и среди них (христиан) так много соблазнённых католиками, с одной стороны, а формальными протестантами – с другой, что из этого следует, что большая часть мира идёт в ад»[11]. Другой протестантствующий проповедник, который во многих своих обращениях настаивает, что подавляюще большинство христиан, в том числе протестанты, в действительности окажется в аду, утверждает, в частности, что среди католиков, православных и харизматов нет никого истинного, а среди пятидесятников и баптистов – около 1%[12]. Более мягкие протестанты не будут столь категоричны, но в любом случае все скажут, что среди них много плевел, и не все протестанты действительно святые и истинно верующие. Традиционные и искренние протестанты понимают, что к плевелам в их среде относятся, как минимум: 1) харизматы, которые часто говорят и творят действительно жуткие вещи701; 2) субботники, которые не веруют в ад и бессмертие души; 3) либералы, которые отвергают подчас основополагающие христианские догматические и нравственные положения; 4) формальные и мирские по духу члены. Но всё это множество лжебратий и отступников в их среде не смущает протестантов, ибо они так же, как и православные, понимают идею верного остатка, на котором и стоит Церковь. Но только к себе эту идею они относят702, а к православным нет, и, видя лжеправославных, постоянно делают это для себя и других поводом для соблазна и отмежевания от Единой Христовой Церкви.

[67] Вторая истина: даже верные, избранные и святые, которые предуставлены ко спасению и непременно спасутся, могут согрешать, как написано: «все мы много согрешаем» (Иак.3:2). Так, согрешал даже ап. Пётр, когда предал Христа и лицемерил вместе с другими истинными христианами (Мф.26:69–74; Гал.2:12–14). В Откровении Господь Иисус упрекает церкви, что говорит об их способности согрешать, хотя они – истинные и святые Христовы церкви. Но и грехи верных не могут быть причиной соблазна, ибо и они не лишают Церковь святости, потому как грехи Своих избранных Христос прощает и покрывает Своею святостью. Церковь святая не потому, что все Её члены никогда не грешат, а потому, что Она: 1) главою Своей имеет всесвятого Христа; 2) избранна и освящена, прежде всего в Крещении, Богом для Себя; 3) призвана к святости, которую каждый христианин в отдельности реализует по мере своего усердия и веры; 4) в конечном итоге, когда состоится Её брак с Агнцем, Она всецело и навсегда будет совершенно свята и непорочна и ни один Её член уже никогда не будет согрешать. Но здесь на земле, в мире греха и многих соблазнов, живя во плоти, только немногие святые достигают того, что не грешат или почти не грешат703, и это, в общем, понимают и протестанты. Баптисты, например, часто любят повторять: «мы часто бываем не таковыми». Вообще же среди протестантов очень популярна такая пословица: «не нужно искать совершенную Церковь, ибо, если бы такая и была, то тебя бы туда не пустили». То есть, они признают, что Церковь на земле (как и каждый Её член в отдельности) не может быть совершенной704. Значит, грехи Её членов, одни из которых вообще являются плевелами, не может быть причиной раскола, отделения от Церкви и основания своей – «святой» и «чистой». Но почему же протестанты сделали и постоянно делают именно это? Мало того, что они отделились от Православия705, они постоянно отделяются и друг от друга706, и очень часто по причине чьих-то грехов, всё время пытаясь создать лучшую и более святую и правильную Церковь. Но потом и от них отделяются по той же причине. Так не безумие ли это, и не дьявол ли производит эти разделения? Потому не желающий быть раскольником не должен поддерживать все эти разделения и ему следует вернуться в Единую Святую Православную Церковь Христову.

[68] На всё это протестанты говорят, что если у нас и есть грешники, то мы всё же стараемся отлучать от себя тех, которые открыто грешат или не ходят на наши собрания. Православные же не отлучают даже явных грешников, живущих по-мирски, которые годами не ходят на их службы. А ведь ясно сказано: «Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с таким даже и не есть вместе» (1Кор.5:11). Почему же православные не перестают сообщаться с теми, которые блудят, ругаются, пьянствуют, воруют и называются при этом православными? почему не отлучают таковых от Церкви и продолжают называть их православными, то есть братьями?

[69] О сообщении с грешниками, называющимися братьями, нужно сказать, что Церковь с такими как раз и не сообщается в главном – в Таинстве Причастия, и не вкушает с таковыми вечерю Господню.

[70] Причина же того, почему Церковь совсем не отлучает от Себя грешников видимым образом, заключается в том, что в таком подходе гораздо больше пользы и милости. Одним словом Церковь называет это икономией. Это греческое слово неоднократно используется в Новом Завете (1Пет.4:10; 1Кор.4:1–2; Еф.3:2,9; Кол.1:25; Тит.1:7) и состоит из двух слов: «икос» – дом и «номос» – закон, что буквально значит «закон дома» и переводится как «домостроительство». Домостроителями в Евангелии называются, прежде всего, Апостолы и епископы, которым преимущественно вверено Христом созидание Церкви. Так вот, как обычные дома созидаются различно, в зависимости от материалов, почвы и климата, так и Церковь созидается по-разному, в зависимости от исторических условий, в которых Она находится, и нравственного уровня людей. И в вопросе отлучения от Церкви и несообщения с грешниками домостроители Церкви при нынешних условиях исходят из того, что гораздо полезнее и созидательнее будет не применять к грешникам всю строгость церковной дисциплины и не отлучать их от Церкви совсем. А в каких условиях находится сейчас Церковь? В условиях нарастающего отступления людей от веры, в условиях выхода Церкви из страшного вавилонского 70-летнего атеистического духовного плена, когда многие из них были в детстве крещены, но не являются воцерковлёнными верующими. Что же делать с этими людьми, как к ним относиться и как из них строить Церковь? Можно применить к ним всю строгость церковных канонов и объявить, что те, которые более трёх раз подряд не посещали воскресного Богослужения, отлучаются от Церкви. Так же и в отношении блудников. Например, человек был крещён в детстве, потом грешил блудом, как многие в наше время, но, погрешив, он приходит на Богослужения и желает воцерковляться и жить по-христиански. Разумно ли и созидательно ли будет объявить ему, что по канонам Церкви за блуд он должен быть отлученным от причастия на 15 лет и стоять это время лишь в притворе? Также и женщинам нужно сказать, что те, которые делали аборты, должны 20 лет стоять в притворе и не причащаться, и т.д. И что же мы получим, как сможет Церковь строиться таким образом? Если православные пастыри заняли бы такую позицию, то почти все оказались бы вне Церкви, в притворе, и большинство бы пало духом и не смогло бы по немощи своей нести такие строгие епитимии. Таким образом, люди, которые были оторваны от Церкви богоборческой властью на 70 лет, опять бы оказались вне Её.

[71] Поэтому священство ради милостивой икономии как бы приостанавливает действие церковных канонов, которые рассчитаны на крепких верующих, а не на таких немощных, какими мы стали сейчас. И Церковь, крещённых в Ней, но не живущих ревностно Её жизнью, предпочитает не анафематствовать и не прекращать с ними всякого сообщения, что лишь очень немногих может заставить задуматься о своей жизни и привести к покаянию – большинство же придёт только к ещё большему удалению и окончательному разрыву с Православием – а наоборот, напоминать, когда только возможно, что они – православные. Какая, например, мне, как священнику, и моим активным прихожанам польза от того, если я объявлю всех, не посещающих храм хотя бы раз в две недели, отлученными от Церкви? Никакой. Священнику, как домостроителю Церкви, лучше использовать то, что эти люди хотя бы по имени называют себя православными и хотя бы иногда заходят в храм и стараться склонить их через проповеди и частные беседы к большему посвящению (хотя к этому склоняет людей и сама благодать храма). Я, например, при отпевании усопших всегда говорю проповедь, призывая людей задуматься о краткости и суетности жизни и о неминуемом Божьем Суде; жить по вере; к молитве и чтению Св. Писания; к исполнению заповедей, главная из которых – любовь к Богу и ближним; к посещению Богослужения, в особенности же – для Исповеди и Причастия, призывая людей быть православными не только по имени и предупреждая как раз о том, что если христианин не живёт жизнью Церкви и не причащается долгое время, то он сам себя отлучает от Церкви. И такую возможность проповедовать невоцерковлённым людям имеет священник и во время освящения домов, и в храмах во время больших церковных праздников. Но все эти миссионерские возможности есть у Церкви благодаря именно тому, что Она не порывает с грешниками и невоцерковлёнными Своими членами все связи. И так поступать – то есть не отлучать малоцерковных православных от Церкви и позволять им стоять на службах, не отказывать им, например, в освящении домов, а считать и называть нецерковных православных – православными, стараться повлиять на них и склонить к большему посвящению – намного спасительнее и полезнее даже с одной только миссионерской точки зрения. И протестанты, если бы они находились в подобных условиях – то есть, если бы у них был такой круг малопосвящённых верующих, которые не жили бы полноценно их жизнью, но согласны были бы приходить к ним иногда на собрания и помогать им материально, например, при строительстве домов молитвы и в миссионерских акциях – поступали бы точно так же и не отгоняли бы этих людей от себя, а напротив, делали бы всё, чтобы повлиять на них и склонить к большему посвящению. Так, кстати, и поступают лютеране, у которых по причине признания ими детокрещения есть такой круг людей. Крещённых в лютеранстве, но малопосвящённых и не приходящих на их служения каждую неделю, они не отлучают и не перестают с ними совсем сообщаться.

[72] Одним словом, малопосвящённых христиан Церковь не отлучает по нескольким причинам, например, ради: 1) надежды на их воцерковление или покаяние хотя бы к концу жизни; 2) возможности молиться о них на литургии; 3) возможности спастись таковым по тем евангельским законам, о которых говорил Христос: «Ито напоит одного из малых сих только чашею холодной воды, во имя ученика, истинно говорю вам, не потеряет награды своей» (Мф.10:42), «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Мф.5:7), «ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Мф.7:2), «если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный» (Мф.6:14) и т.п. – то есть человек может быть невоцерковлённым и много грешить, но если он помог Церкви, или являл людям милость, или не судил ближних строго, или прощал обиды, то Господь может его помиловать, простить и спасти по Своим обетованиям; 4) удержания их от ещё больших грехов, особенно от ухода в секту. Отлучает же (анафематствует) Церковь от Себя именно еретиков и сектантов, о чём велегласно, в праздник Торжества Православия, провозглашает во всех храмах. Причина такого строгого отношения именно к сектантам заключается в том, что они сами решительно порвали с Церковью все связи707 и стали Её главными врагами и клеветниками, которые наносят Ей вред, не идущий ни в какое сравнение с тем вредом, который наносят Ей другие грешники, например, блудники или пьяницы. Цель же такого резкого отмежевания от сектантов очевидна – предотвратить Своих чад от сообщения со смертельной заразой ереси и сектантского бесчинства. И опять же, никакие блудники не могут быть настолько опасными для Церкви, как сектанты, ибо: 1) блудник в душе сам понимает, что грешит, а сектант – нет; 2) грех блудника очевиден и понятен всем, а сектант пакует свои богохульства и ереси в обёртку истины; 3) блудники не совершают богослужений и Таинств и не зовут всех к себе, говоря, что они – Церковь Христа, а сектанты делают это. Потому совершенно понятно, что сектантство бесконечно опаснее для Церкви всяких других внешних грехов.

[73] Кроме этого, нужно заметить, что многие протестанты крайне легкомысленно относятся к отлучению от церкви. Баптисты, например, в советское время отлучали от своей церкви тех, кто поступал в светский вуз, а отделённые баптисты и сейчас отлучают от церкви тех, например, кто поступает в ДХУ, хотя это – близкое к ним по духу и вере учебное заведение. Т.е. для многих протестантов отлучить человека от церкви ничего не стоит. А всё потому, что у них искажённое представление о Церкви. Если православные считают себя членами Единой Вселенской Христовой Церкви, то для протестантов одно дело быть членом невидимой Церкви, Тела Христова – таковыми они считают всех покаявшихся, хотя бы у себя дома, и принявших Христа как своего личного Спасителя, а другое – быть членом поместной церкви, к которой они присоединяются через крещение и легко отлучаются, если не живут по её правилам. При этом, сами же отлучившие от своей церкви, например, отделённые баптисты, могут считать, что отлучённый, поступивший в ДХУ или перешедший к меннонитам или к другим протестантам, отнюдь не обязательно отлучён и от Христа. Наоборот, чаще всего они так не считают. Для православных же отлучить от Церкви – значит отлучить от Самого Христа, и потому на такой шаг они идут крайне осторожно и довольно редко, как в случае с Л. Толстым и В. Лениным, которые были официально отлучены от Церкви тогда, когда их действия совершенно явно показали свою антихристову природу.

[74] При этом не нужно думать, что православные домостроители не различают верных христиан от нерадивых. В Церкви сейчас есть чёткое понятие о церковных (воцерковлённых) и нецерковных православных. Нецерковным прихожанам оказывается та милость (икономия), что их не выставляют во время службы в притвор, как это можно делать по строгости канонов, им позволяется венчаться, крестить своих детей, освящать свои дома и быть отпеваемыми. Но таковые не допускаются ко Причастию. Данная мера по отношению к грешникам существует в Церкви от самого начала, и она позволяет грешника и отлучать от полного единства с Церковью и Её величайшей святыни, и в то же время не отсекать от Неё полностью. И если невоцерковлённый захочет причаститься, то он сможет сделать это не иначе, как через Исповедь, после чтения молитв, после поста, после нескольких подряд посещений Богослужения, а часто – и после исполнения особой епитимии – то есть, через хотя бы некоторое воцерковление.

[75] Важно также отметить, что Церковь встала на путь икономии, то есть путь менее строгого применения канонов к Своим согрешающим членам, можно сказать по стратегическим и миссионерским соображениям, ради расширения Своего влияния и большего охвата людей для приобщения к Вере Христовой. Протестанты же обычно склонны толковать изменение этого церковного подхода только отрицательно, как свидетельство обмирщения и склонности самой Церкви к миру. Но С. Санников, слава Богу, в общем, правильно понимает и положительно оценивает данную тенденцию, и пишет так: «С увеличением числа христиан, особенно в III веке, постепенно начали меняться дух и настроение церковного общества. Если в I и, частично, во II веке практически всё христианство жило ожиданием близкого пришествия Христа и представлением о скором наступлении Его тысячелетнего царства (хилиазм), то уже к III веку это учение ярко проявлялось только в монтанизме и в других ригористических группах.

[76] С изменением духовной ориентации перед христианством встал вопрос: оставаться ли горсткой «совершенных» и «чистых», отгородиться и отмести всё, что не соответствует этому идеалу, или принять в себя массу окружающих людей, стремящихся к христианству, но ещё не готовых к нему, и вступить таким образом на путь их медленного воспитания? Так христианство оказалось на перепутье: остаться вне мира или принять мир в себя как объект тяжёлого и длительною труда? Этот выбор, пожалуй, оказался самым серьёзным вопросом, стоящим перед ранним и гонимым христианством.

[77] Монтанизм и многочисленные схизмы, кафары (чистые) и другие радикальные группировки отделились от своих общин, пытаясь остаться в святости и отделённом монашестве. Тем самым они выразили свой категорический отказ от мира и его соблазнов и желание как бы «спрятать голову в песок», не заключать с миром никаких сделок. Но ход истории неумолим, и магистральное направление христианства стало иным»[13].

[78] И нужно заметить, что протестанты, как уже не раз замечалось, умудряются упрекать Церковь сразу в противоположных грехах: рассуждая о монашестве, они говорят, что вот, православные удаляются от мира и бегут от заповеди Христа благовествовать миру, как ленивый раб с нивы и воин с поля боя, а когда видят, что Церковь, напротив, идёт к людям и вступает на «путь их медленного воспитания», как точно выразился С. Санников, то и здесь протестанты упрекают православных уже в том, что они любят мир, раз не отлучают нерадивых членов. На самом же деле, Церковь, с одной стороны, призывает человека к полному посвящению себя Богу, вплоть до всецелого посвящения в монашеском постриге, а с другой – Она не отвергает и тех, кто не может посвятить себя Христу до конца и не имеет (или пока не имеет) такой веры, принимая и малое стремление человека к Богу, надеясь, что от меньшего человек сможет прийти к большему; поступают же здесь православные в подражание Богу, Который «трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит» (Ис.42:3). Впрочем, нужно сказать и о том, что когда Церковь в Дивеево будет стремительно возрастать в святости и горении Духом, то будет изменяться и Её отношение к грешникам и малопосвящённым, к которым будут всё строже применять церковную акривию (строгость).

[79] Итак, грехи православных никоим образом не могут быть причиной того, чтобы отделяться от Церкви, потому как: 1) в Церкви, по пророчествам Христа, должны быть плевелы и волки в овечьих шкурах, и ими не нужно соблазняться; 2) нет праведного ни одного и верующие тоже могут согрешать, как грешат и сами протестанты по отношению к своей вере; 3) Церковь не отлучает от Себя многих грешников не потому, что считает их образ жизни приемлемым708 и нормальным, а ради икономии и надежды на их большее воцерковление.

[80] Возражение 5. Когда православные указывают протестантам на бесчисленные их расколы и разделения, протестанты нередко говорят, что и сами православные в своё время откололись от католиков. Итак, кто же откололся от Церкви в 1054 году? А что вопрос нужно ставить именно об отпадении либо католиков, либо православных от Церкви, а не о разделении Единой Церкви на две равнозначные ветви и две «церкви-сестры», понятно из того, что Церковь Христова может быть только Единой (единственной) – православные же после раскола с католиками уже, очевидным образом, не составляют Единую Церковь и не имеют общения ни в Причастии, ни в сослужении священства, ни в молитве и поминовении, ни в догматике (во многом).

[81] Совершенно справедливо, по очевидным даже для протестантов причинам, православные верят и понимают, что в 1054 году от Церкви отпала именно римская церковь. Вот аргументы в пользу этой истины.

[82] 1) На момент великого раскола Церковь состояла из пяти патриархатов – Римского, Константинопольского, Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского. Посему даже чисто статистически понятно, что откололся один от четырёх, а не четыре от одного.

[83] 2) Раскол был спровоцирован не чем иным, как совершенно не каноническими и всё нарастающими требованиями ряда римских патриархов (пап) полного духовного и административного подчинения им всей Церкви и других патриархатов. То есть славная история Рима и римской церкви всё больше, при усиленном старании дьявола, обольщали римских епископов, которые стали развивать догмат о примате (первенстве) римских епископов709. Римские епископы и так имели первенство, но это было первенство чести, как ап. Пётр имел первенство чести перед другими Апостолами, а греческий Патриарх и поныне имеет это первенство в Православной Церкви, называясь Вселенским. При этом ни Апостол Пётр, ни Вселенские Патриархи не имели и не имеют самоличной полной власти над другими Апостолами и Патриархами соответственно. Римские же епископы стали требовать именно полного и прямого подчинения себе всех других Патриархов и всей вообще Церкви.

[84] Причём парадокс заключается в том, что паписты называют себя не иначе, как католиками, на самом же деле своим догматом о папе почти уничтожают не что иное, как именно церковную католичность710 (соборность), заменив её папой. Папа один стал у католиков устами Христа и голосом Вселенской Церкви, а роль их соборов теперь – только формально подтверждать решение папы, с которым они не имеют права не согласиться. Вся неправомерность как догмата о непогрешимости пап, так и замены соборности Церкви папой, уже давно во многих книгах раскрыта и доказана православными богословами и потому здесь мне нет смысла повторять все эти совершенно справедливые аргументы. Ясно то, что раскол был спровоцирован не тем, что всегда Церковь изначала признавала непогрешимость римского епископа, его полную власть над Церковью и считала его голос авторитетнее Собора, а потом вдруг 4 православных патриархата взбунтовались против законного «наместника» Христа и изменили своей древней вере; напротив – в Церкви изначала был и есть принцип соборности, и никогда Она не считала римского епископа непогрешимым и полноправным наместником Христа, но со временем римские епископы захотели присвоить себе таковой статус, чего и стали всё больше добиваться уже с VI века. Когда же у них этого не получилось, то, наконец, послы папы положили в Константинополе на престол в храме св. Софии грамоту об отлучении от Церкви всех православных, чем переполнили чашу терпения Христа и Его Церкви и сами были отлучены от Неё.

[85] 3) На Первом Никейском Вселенском Соборе Церковь, на основании, прежде всего, слов Христа: «Дух истины, Который от Отца исходит» (Ин.15:26), внесла в Символ Веры такие слова о Духе Святом: «Верую... в Духа Святаго, Господа Животворящего, исходящего от Отца, Которому поклоняемся и прославляем равно с Отцем и Сыном, говорившего через пророков». Западная же церковь добавила здесь слово filioque (филиоквэ) – «и от Сына», и стала читать восьмой член Символа Веры так: «... исходящего от Отца и от Сына…». Опять же, об этом вопросе на протяжении многих столетий Церковью всё уже было сказано и у меня нет надобности сейчас всё это повторять. Хочу обратить внимание лишь на два обстоятельства.

[86] Первое: по причине постоянно увеличивающегося числа различных мнений во всех сферах богословия многим сейчас может показаться, что разногласие в одном слове, тем более, в сфере Божьей сущности, нам доподлинно не известной, не должно быть причиной разделения Церкви, и потому обе церкви должны признать мнение другой стороны допустимым «теологуменом» (частным мнением). На самом же деле, это как раз вопрос существеннейший, поскольку касается Самой природы Бога, Самой Троицы, и ошибка в таком вопросе приводит к искажению всего богословия и всей духовной жизни. Уместно здесь вспомнить о споре Церкви с арианством, когда православные настаивали, что Христос «единосущен» Отцу, а еретики, что Он лишь «подобосущный». На греческом языке эти слова отличались одной лишь малейшей буквой – йотой, но если бы Церковь уступила эту йоту, то вся Её вера была бы совершенно повреждена, и Сын в Её учении не был бы Богом-Иеговой, равночестным Отцу. Уместно вспомнить здесь и слова Христа: «Истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все» (Мф.5:18). Потому считать вопрос filioque малозначащим можно только по большому легкомыслию.

[87] Второе: ещё в IX веке римские епископы держались Православия, ярким доказательством чему является тот факт, что когда Карл Великий обратился к папе Льву III с просьбой о признании filioque, то он не только отверг просьбу императора, но для предотвращения в будущем искажения Символа Веры сей иерарх приказал вырезать текст Никео-Цареградского Символа Веры, по-гречески и по-латински, на двух серебряных досках, положив их у величайшей святыни римской церкви, гробницы апостолов Петра и Павла, с надписью: «Я, Лев, положил эти доски по любви к православной вере и для охранения её». Но и такая мера не помогла, и католики не послушали даже своего папу, который, по их же понятиям, действовал от имени Христа и не мог ошибиться в таком важнейшем вопросе.

[88] Итак, католики в самом Символе Веры, выражающем главнейшие догматы веры, допустили отступление.

[89] 4) Христос сказал: «по плодам их узнаете их» (Мф.7:20). Плоды же западной церкви показывают, что их духовная сущность после раскола совершенно изменилась. Так, всего через 50 лет после своего отпадения от Церкви, католики начали крестовые походы, в которых они ревностнее всего убивали и пытали именно православных христиан, уничтожая и сжигая их храмы и святыни. Кроме того, встав на путь нововведений в догматике, католики вскоре и в других вопросах стали искажать веру. Так, после раскола у них появилось: 1) учение о чистилище; 2) учение об индульгенциях, помогающих освободиться от мук чистилища; 3) обязательное безбрачие всего духовенства; 4) догмат о непорочном зачатии Девы Марии; 5) учение и практика преподавания мирянам причастия под одним лишь видом хлеба, но не вина, и много других искажений не только в догматике, но и в аскетике (духовной жизни), иконописи и пр.

[90] Итак, если протестанты серьёзно задумаются над вышепоставленным вопросом, то смогут легко согласиться с православными в том, что от истинной Веры и Церкви отпали именно католики (ведь протестантам, как и православным, совершенно понятно, что претензии пап на непогрешимость и абсолютную власть над всеми другими епископами и всей вообще Церковью, их добавление к Символу Веры, крестовые походы, учения об индульгенциях, чистилище, непорочном зачатии Девы Марии, обязательное безбрачие духовенства, причастие мирян только под видом хлеба и пр. есть отступления и ереси).

[91] К вопросу о католицизме хочу заметить, что кроме обычной цели для всякой секты – быть антицерковью и отводить людей от Церкви истинной – дьявол использовал католицизм и его непокорную, но совершенно закономерно рожденную дочь – протестантизм, для ещё одной важнейшей стратегической цели – появления в мире атеизма и революций. Шагов же от католицизма к воинствующему атеизму было несколько. 1) Сначала дьявол веками склонял католиков к неоправданным и неправедным нововведениям в догматике. 2) Когда таковых нововведений и отступлений от Предания Церкви у католиков появилось достаточное количество, дьявол стал указывать людям, ставшим потом протестантами, на многие несоответствия католицизма Св. Писанию, причём как действительные несоответствия, так и мнимые. И реформаторы, видя, что многие предания католичества действительно противоречат Библии, решают отвергнуть вообще всё Предание и само это понятие, провозгласив свой главный лозунг – «только Писание». 3) Отказавшись от Предания и оставшись один на один с Библией (которую можно правильно воспринимать только будучи в Церкви и только в свете Св. Предания), протестанты начинают толковать её самым различным образом, создавая множество ветвей и подвергая постоянной критике и пересмотру многие положения и догматы как Церкви, так и других протестантских деноминаций. Здесь, по сути, произошло просто логическое завершение греха римских первосвященников – когда-то папы возгордились и не захотели считаться с соборным мнением Церкви, посчитав себя самодостаточными в определении истины и толковании Писания и веры. М. Лютер и реформаторы лишь сказали: «А почему истина открыта только папе, и почему только он имеет право толковать Писание? Мы все (каждый в отдельности) имеем возможность познать истину и правильно толковать Библию». И результатом этого стали, как известно, бесконечные расколы и разногласия. 4) Став на путь критицизма, протестанты начинают сомневаться всё больше и больше – и в авторстве книг Библии, и в датах их написания, и в истинности отдельных библейских фактов. Постепенно критицизм порождает либеральное богословие, которое отвергает уже самые основные догматы христианства, такие как Божество Христа и Его воскресение. 5) Либерализм совершенно законно порождает атеизм, ибо если сначала Предание Церкви оказалось ложным, а потом и вся Библия оказалась исполненной ошибками, неточностями и выдумками, то значит всё христианство вообще – ложь, сделали предсказуемый вывод из либерализма многие. 6) Атеизм же, заразив умы многих, породил страшные революции, что тоже закономерно, потому как если нет Бога, то почему же эти «мракобесы» над нами властвуют и нас дурачат? Вот так один грех, порождая другой, привёл европейские народы, некогда православные, а потом католические и протестантские, к воинствующему атеизму и совершенно секулярной культуре, что нанесло огромный удар и по Православной Церкви. Безусловно, невозможно ожидать теперь от католицизма, протестантизма, либерализма и атеизма покаяния в целом, но на личном уровне каждый человек, если он желает себе добра и спасения, должен осознать все эти дьявольские пути, устрашиться их и вернуться в Церковь.

[92] Возражение 6. Протестанты говорят: зачем православные осуждают нас за то, что мы устрояем новые церкви? Мы не обязаны держаться в рамках уже существующей Православной Церкви, а имеем право созидать свои церкви, как написано: «И сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный...» (1Пет.2:5), а также: «Я по данной мне от Бога благодати, как мудрый строитель, положил основание, а другой строит на нем; но каждый смотри, как строит» (1Кор.3:10). Вот мы и строим из себя церковь, дом духовный, на основании Священного Писания, и смотрим за тем, как мы строим, и дадим отчёт Богу за своё строительство.

[93] Страшное заблуждение протестантов заключается в том, что они строят свои церкви на основании Священного Писания (!), тогда как основанием Церкви может быть только Христос: «никто не может положить другого основания, кроме положенного, который есть Иисус Христос» (1Кор.3:11), а также: «быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем» (Еф.2:20). Итак, Христос есть основание Церкви, Апостолы – первые и важнейшие камни в церковном здании, на которых созидается всё остальное церковное строительство. Библия же, как и каноны Церкви – это не основание, а отвес, по которому домостроители Церкви, прежде всего епископы и пресвитеры, сверяют то, как они устрояют Церковь. И как нелепо отвес сделать основанием дома, так нелепо Библию делать основанием Церкви, как делают это протестанты. Церковь не основана на Священном Писании, ибо сначала появилась Церковь, а потом Она написала Библию711. Потому Церковь выше Библии и является её творцом (и да не удивляются протестанты такому утверждению, потому как никогда не нужно забывать, что Глава у Церкви есть Христос, и таким образом, Церковь – это не только люди, но Христос и Его люди – Глава и Его Тело). Лучшими годами жизни Церкви были самые первые годы, когда книги Нового Завета ещё только писались, а до окончательного формирования канона было ещё далеко. Таким образом, Церковь может существовать и без Библии, ибо Она есть «столп и утверждение истины» (1Тим.3:15). И если сейчас вдруг исчезла бы Библия, то Церковь не перестала бы существовать и опять написала бы для Себя Библию712 под вдохновением Духа Святого, Который живёт в Ней. Но если исчезла бы Церковь, особенно – Её епископы, а Библия осталась бы, то на её основании никак уже нельзя было бы воссоздать Церковь. Здесь уместно напомнить слова св. мученика Игнатия Богоносца († 107 г.), которые уже приводились в гл. 12: «Все почитайте дьяконов, как заповедь Иисуса Христа, а епископа, как Иисуса Христа, Сына Бога Отца, пресвитеров же, как собрание Божие, как сонм апостолов. Без них нет Церкви. Я уверен, что так думаете и вы сами», а также: «Ибо, которые суть Божии и Иисус-Христовы, те с епископом»; «Где будет епископ, там должен быть и народ; так же как где Христос Иисус, там и Кафолическая Церковь». Хочу подчеркнуть, что данная истина была понятна Церкви от самого начала: Церковь не там, где изучается Библия, а там, где законные епископы (!), которые могут крестить (облечь) во Христа, освятить миро и через Миропомазание передать Духа Святого, совершить Евхаристию и причастить народ Телом и Кровью Христа, рукоположить пресвитеров (и диаконов), которые также будут иметь право и власть совершать Таинства. И чтобы убедиться в правомерности данной истины, нужно мысленно вернуться к первым векам христианства и задать себе вопрос, каков был тогда признак Церкви – единство с Апостолами и поставленными ими через рукоположение епископами, пресвитерами и диаконами или чтение Библии? Представим, что некие люди в I или II веке, не имея законно рукоположенных пресвитеров, не признающие ни Апостолов ни их преемников, не посещающие собраний христиан, возглавляемых Апостолами и поставленными ими епископами, стали бы собираться отдельно и строить свою церковь, заявляя, что они также ученики и служители Христа, что они возрождённые и спасённые кровью Христа, что у них так же как и у Церкви есть все книги Св. Писания. Как бы отнеслись к такой группе первые христиане? С полным осуждением! Но с того времени ничего, по сути, не поменялось. Во все времена Церковь есть там, где есть Апостолы или их законные (и не отлучённые от священства) преемники, прежде всего епископы, а не просто там, где изучают Библию и стараются следовать её заповедям. Хотя, если бы протестанты изучали Библию по истине, а не в свете своего лживого предания, то они пришли бы в Церковь, ведь Св. Писание свидетельствует о Церкви, однажды и на все века созданной Христом – значит, нужно найти Её в этом мире, а не строить Её заново, подсказал бы им Божественный Логос, если бы они следовали Ему, а не логосам бесовским.

[94] Таким образом, Церковь можно строить только на уже положенном основании и на том, что уже построено за Её историю. Уместно здесь вспомнить о древнем святом Ерме (I в.), ученике Апостолов, и его книге «Пастырь», которая была весьма авторитетна в древней Церкви. Так вот, св. Ерм описывает бывшее ему видение строящейся башни и старицы, которая сказала ему: «Итак, башня, которую видишь строящейся, – это я, Церковь, которая явилась тебе теперь и являлась прежде»[14]. В этом видении описываются многие подробности строительства башни (Церкви) – какие камни кладутся в башню, какие отбрасываются, какие временно откладываются (для покаяния), и т.п. Но что со всей очевидностью явствует из данного видения, так это истина о том, что Церковь есть и может быть только одна – Она однажды была основана Христом, Который есть фундамент башни, и на этот фундамент были положены первые камни – Апостолы и первые святые служители Церкви, о которых говорится так: «Камни квадратные и белые, хорошо приходящиеся один к другому своими соединениями – это суть апостолы, епископы, учителя и дьяконы, которые ходили в святом учении Божием, надзирали и свято и непорочно служили избранникам Божиим, – как почившие, так и живущие еще доселе, – которые всегда пребывали в мире и согласии и слушали взаимно друг друга: потому-то они и в здании башни хорошо примыкают один к другому»[15]. На этот первый ряд камней кладутся следующие ряды, и это строительство Церкви будет продолжаться до тех пор, пока башня не будет достроена, пока не войдёт в Церковь полное число избранных (ср. Рим.11:25; Откр.6:11). Поэтому, если мы желаем быть вовлечённым в строительство Церкви, то мы можем лишь присоединиться к зданию Церкви, как присоединяется к строящемуся дому отдельный камень или кирпич, а не созидать заново свои новые человеческие церкви вне Единой Церкви, основанной Христом. Создать же новую поместную церковь в новой стране (или новую общину в городе или селе) может только епископ Церкви и посланные им миссионеры, ибо только он (или его священники) может крестить верующих и желающих стать членами Церкви, и передать им Духа Святого через Миропомазание; только он может освятить престол храма, рукоположить новой общине пресвитеров и передать им святое миро. И таким только образом может законно образоваться новая церковь – отдельная ли община или национальная (поместная) церковь. Получить же статус самостоятельной поместная церковь может только по решению материнской церкви. Протестанты же пренебрегают всем этим, то есть самым главным. Они считают, что если несколько людей, хотя бы двое или трое713, почитали Библию и уверовали во Христа как Своего личного Спасителя, то они могут собраться вместе и это уже будет церковь. Они могут друг друга крестить, избрать себе пресвитера, который начнёт совершать Богослужение и все священнодействия, которые будут действительны и без рукоположения епископа. Потому мы и видим в протестантизме такое бесконечное число различных деноминаций и отдельных церквей, что все протестанты веруют, что таким образом, то есть без законного епископа и какой-либо связи с уже существующей Церковью, может быть создана истинная Церковь.

[95] Как-то, будучи уже православным, я говорил с одной баптистской миссионеркой, с которой ранее мы трудились вместе, как раз о том, что баптисты, не имея законной преемственности рукоположения, никак не могут быть Церковью Христа. Она всё не понимала меня и, наконец, сказала: «объясни мне по Библии, по функциям Церкви, почему мы не Церковь». Вот это и есть главнейшее заблуждение протестантов: они думают, что если они будут исполнять функции Церкви, делать то, что делает Церковь, то они тоже станут Церковью! То есть они знают из Библии, что должна делать Церковь – веровать во Христа, молиться Богу, собираться на Богослужения, петь псалмы, проповедовать о Христе, крестить, совершать хлебопреломление, исследовать Писание, исполнять заповеди Христа и Апостолов, и пр., и они думают, что если они будут делать то же самое, то непременно станут Церковью, но это – жесточайший дьявольский обман, который можно проиллюстрировать такой притчей.

[96] У некоего царя было много детей. Он желал, чтобы они вели себя, как подобает их высокому положению и потому составил для них правила, устав жизни, где указал, как им одеваться, как вести себя друг с другом и окружающими, как проводить своё время, и пр. При дворе же царя были и дети придворных, которым очень нравились царские дети, и им очень хотелось быть похожими на них и тоже быть царевичами. Потому они заказали себе одежду, подобную той, в которой одевались царевичи, украли копию устава и стали во всём следовать ему, думая, что если они будут делать всё здесь написанное, то они тоже будут царевичами. Они ревностно изучали устав, старались его исполнять и думали, что царь очень доволен, что у него появились новые и такие послушные дети. Они даже начали постоянно следить за тем, как исполняют устав сами дети царя, и радовались, если замечали в их поведении какое-либо нарушение, и любили им на это указывать, и были уверены, что ими царь, которого они уже считали своим отцом, доволен, даже больше, чем своими детьми.

[97] Так вот, царь – это Господь, у Которого есть дети – Церковь, Которой Он дал Свои заповеди о том, как нужно жить и верить. Дети же придворных – это протестанты и подобные им сектанты, которые думают, что если они начнут исполнять заповеди Христа, данные Им Его Церкви, то они тоже станут Церковью, без присоединения к Ней, без Её Таинств, тогда как единственный способ стать дитём Царя – это быть Им усыновлённым, то есть родиться в Церкви в Крещении, получить через Её Миропомазание Духа Святого и причаститься из рук Её священства Тела и Крови Христа. Иного пути стать сыном Божиим и членом Церкви нет!

[98] Здесь нужно вспомнить одно важное евангельское замечание: «Многие уверовали во имя Его, но Сам Иисус не вверял себя им» (Ин.21:23–24). То есть, чтобы стать Церковью, важно не только уверовать во Христа, но и чтобы Христос вверил нам Себя. А вверяет Он Себя только Своей Церкви, только тем, кто принимает Христа в установленных Им Таинствах. Чтобы брак состоялся, недостаточно девушке избрать мужчину – мужчина тоже должен избрать эту девушку себе в жёны. Потому, мало того, что протестанты избрали Христа своим Богом, потому как Христос не избрал протестантов, ибо Он избрал Себе одну Церковь, Которую Он Сам и создал через Своих Апостолов, одну на все века. Как говорил Спаситель Апостолам: «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил...» (Ин.15:16). Протестантов же, повторю, Христос не избирал и не поставлял (и не посылал на проповедь). И если вы хотите быть избранными Христом – присоединитесь к однажды созданной Им Церкви, а не создавайте свои, человеческие и рукотворные.

[99] Немаловажно напомнить протестантам и другое место Писания – Числ. 16 гл., где описывается то, как Корей, Дафан и Авирон, не будучи священниками, захотели священнодействовать на основании того, что «все общество, все святы», а не только Аарон и его потомки. Таким образом, они не хотели подчиниться Божьему установлению, и были за то жестоко наказаны. Вот так поступают и протестанты: они не хотят подчиняться законно поставленным епископам и признавать очевидное, что только такие епископы имеют всю священнодейственную власть в Церкви, и дерзают создавать своё самочинное священство, думая, что Господь примет и его. Но Господь ненавидит всё это самочинство и накажет всех тех, кто без законного рукоположения дерзает выдавать себя за служителей Его Церкви, и всех, кто следует за таковыми лжесвященниками.

[100] Итак, Церковь можно строить только на уже положенном фундаменте – Христе. Нельзя взять Библию и самим построить на её основании Церковь. Церковь уже создана Христом, и к Ней можно только присоединяться, как кирпичик присоединяется к зданию.

[101] Возражение 7. Христос обещал: «где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф.18:20). Значит, если мы собираемся во имя Христа, то Он посреди нас, а если среди нас Христос, то мы, конечно же, являемся Церковью – так мыслят и говорят все без исключения протестанты.

[102] Во-первых, чтобы понять смысл данных слов Христа, нужно вникнуть в их контекст: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф.18:15–17). Отсюда ясно видно, кто эти двое или трое – члены церкви, и, конечно, церкви истинной (не самозваной, не раскольнической и не еретической), которая учреждена Апостолами или их законными преемниками. И вот, когда двое или трое членов церкви соберутся вместе для указанного дела – справедливого обличения согрешающего брата, то среди них будет Христос – таков смысл приведенных слов, вытекающий из контекста. И, кроме того, крайне важно здесь то, что эти двое или трое ещё не церковь – они не отождествляются, а противопоставляются церкви и являются лишь её частью, что явствует из слов: «если же не послушает их (двоих или троих), скажи церкви». И этого совершенно не хотят видеть протестанты в данном отрывке.

[103] Во-вторых, данные слова Христа должно толковать не только в непосредственном контексте, но и в контексте всего Евангелия. Нужно задать вопрос, к кому относятся эти слова? К ученикам Христа, которые пребывают в Церкви, которые крестились в Ней и находятся в единстве с Её Апостолами и ими поставленными епископами, пресвитерами и диаконами. Вот если два или три члена Церкви соберутся во имя Христа, чтобы вместе помолиться или поговорить о Господе и Его заповедях, то в таком собрании присутствует Христос. Он пребывает и с каждым отдельно взятым христианином, который облёкся в Него в Крещении, получил Святого Духа в Миропомазании и причащается Его святого Тела и Крови, и тем более, ещё в большей степени и качестве, Он находится в собрании двоих или троих членов Его Тела, собранных во имя Его и призывающих Его. Протестанты же хотят понимать эти слова вне контекста Церкви – если какие-либо два или три человека, прочитавших в Евангелии данные слова Христа, соберутся вместе для молитвы или изучения Писания, то среди них будет Христос; нет, потому как данное обетование относится только к Церкви.

[104] Кроме того, само собой понятно, что Христос может находиться только в собрании правоверующих в Него, а не в собрании еретиков и хулителей догматов, преданных Церкви Духом Святым. Не только православным, но и протестантам понятно, что если соберутся «свидетели Иеговы» на своё собрание, то среди них не будет Христа, ибо они искажают истину и только думают, что собираются во имя Христа – на самом же деле, они собираются во имя дьявола, во имя проповеди ереси и хулы, во имя обольщения и погибели себя и других людей. Во имя этого же собираются и протестанты, а не ради имени Христа. (О том, во имя каких ересей и хулений собираются протестанты, пространно говорит вся моя книга, а краткий перечень даётся в приложении I).

[105] Итак, отнюдь не всякое собрание во имя Христа есть истинное. Христос пребывает в таком собрании двоих, троих или большего числа людей, если это собрание: 1) членов Единой Церкви, крещённых в Ней и находящихся в единстве с Её епископами, а не самочинцев и самозванцев; 2) правоверующих, а не еретиков.

[106] Возражение 8. Протестанты говорят: «В Евангелии ясно сказано о том, что нужно для того, чтобы иметь жизнь вечную, пребывать в Боге и спастись, и, соответственно, для того, чтобы принадлежать Церкви Христа: »...верующий в Сына имеет жизнь вечную» (Ин.3:36), а также: «кто исповедует, что Иисус есть Сын Божий, в том пребывает Бог, и он в Боге» (1Ин.4:15) и: «…всякий, кто призовет имя Господне, спасется» (Деян.2:21) «покайтесь и веруйте в Евангелие» (Мк.1:15). Мы всё это сделали и продолжаем делать, а значит, мы не можем не быть Церковью».

[107] О том, как нужно понимать данные места – что значит, в новозаветном смысле, веровать во Христа и Евангелие, исповедовать Иисуса Сыном Божиим, призывать Его Имя и покаяться в моей книге уже был дан ответ (см. гл. 6 и гл. 13, абз. 86–108).

[108] Возражение 9. Христос сказал: «по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин.13:35). Мы имеем между собою любовь, и это есть признак и свидетельство того, что мы – ученики Христа, а значит – и истинная Церковь, говорят все протестанты.

[109] Здесь опять же важно понимать, что Христос говорит эти слова не абстрактно, а обращает их к Своим ученикам, призывая их являть миру Его любовь. И относить эти слова к себе может только Церковь, только те, которые приняли: 1) учение Христа (истинное, а не еретическое) и 2) Самого Христа в: а) Его посланниках – Апостолах и их преемниках («кто принимает вас, принимает Меня» – Мф.10:40); б) в Таинствах Его Церкви, прежде всего в Крещении, Миропомазании и Причастии. Только такие люди являются Церковью и могут относить к себе слова Христа, стремясь достигать любви Христовой и являть её миру. Иначе, то есть безотносительно и вне контекста Церкви, понимать эти слова никак нельзя, с чем легко могут согласиться и сами протестанты, если задумаются над словами Христа чуть глубже. Ведь если всякую группу людей, члены которой имеют между собою любовь, обязательно нужно считать учениками Христа, то тогда множество людей, совершенно чуждых Христа и Его учения, нужно будет считать Церковью. Ведь высшее проявление любви есть пожертвование своей жизнью за своих ближних, как сказал Сам Господь: «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15:13). Но, как известно, жизнь за своих друзей не раз полагали и атеисты-коммунисты, например, на войне с фашистами, когда закрывали своей грудью амбразуру, когда бросались на брошенную в окоп гранату, чтобы спасти своих товарищей ценою своей жизни, и т.п. Такую жертвенную любовь не раз являли в истории человечества многие люди, живущие в разные времена и разных религиях, по отношению, например, к своим царям. Но при этом должно быть совершенно понятно, что и такое высшее проявление любви не может само по себе сделать человека Церковью714. Когда я посетил однажды собрание «свидетелей Иеговы», то больше всего меня поразила именно их кажущаяся любовь друг ко другу – они с такой радостью приветствовали друг друга, что казалось их душа вот-вот расстанется с телом от переполняющих чувств. Но при этом и протестанты согласятся, что такая любовь не может сделать их Церковью, потому как они находятся в страшных ересях, не веруя ни в Троицу, ни в Божество Христа, ни в Духа Святого. То есть если применить аргумент протестантов не к ним, а к другим – коммунистам, буддистам, мормонам, расселистам и т.п., то они согласятся с тем, что наличие любви в каком-либо обществе ещё не делает его Церковью.

[110] Итак, существует много организаций, объединений, религий и сект, между членами которых есть какая-то, а нередко и довольно сильная, любовь. Так чем же отличается она от любви, которая есть в Церкви между истинными Её сынами? Прежде всего, качеством. Строго говоря, никто, кроме Церкви, не имеет и не может иметь между собою настоящей Христовой любви, ибо только крещённые в Церкви имеют в себе новозаветный дар Духа Святого и живущего в них Христа, Который и есть Сама Любовь и источник любви. Другие же люди могут быть причастными к Любви только косвенно, внешне и частично, поскольку они сотворены по образу Божию и из своей души могут произвести некую любовь. Но такая любовь будет лишь человеческой любовью – это совсем не та любовь, которую производит в душе человека новозаветный дар Духа Святого. И никогда никто, не получивший в Церкви Духа Святого, не может почувствовать и иметь в своей душе ту любовь, которую даёт Господь Своим ученикам.

[111] Кроме качества и степени, любовь нецерковных людей между собою, особенно в религиозных обществах и сектах, очень часто отличается от любви, которую даёт Господь ревностно принявшим Его, ещё и духом. Ведь не нужно думать, что дьявол производит в своих учениках и последователях (в частности – в представителях иных религий и христианских сект) только ненависть, злобу, коварство, предательство, жадность и пр. – нет. Напротив, сатана часто производит в них именно подобия плодов Духа Святого – любовь, радость, кротость, скромность, миротворчество, щедрость, услужливость и т.п. – для подражания Христу и Его Церкви, и для привлечения в свои лжецеркви людей. И по внешнему поведению, например, хорошего буддиста, мормона, баптиста, расселиста и православного можно заметить, что все они ведут себя вполне достойно – кротко, мирно и любовно, но при этом дух их разный, и истинную любовь имеет в себе только православный человек, принявший Духа Любви в Таинствах Церкви. У остальных же эта любовь своим источником имеет совершенно иной дух, который только внешне, в проявлениях, похож на действие Духа Божия. Какая любовь может быть, например, у убеждённых коммунистов, если они отвергают Сам источник Любви (Христа) и борются с Ней? Никакой – их любовь, заботу друг о друге, самопожертвование производят в них дьявол, чтобы этим обольщать людей и привлекать их в свои ряды к их погибели. Для той же цели нужно дьяволу подобие любви и в сектах – для обольщения. «Свидетели Иеговы», например, начнут ухаживать за инвалидом, являя ему любовь и заботу, и этой любовью они обольщают его и склоняют думать, что раз эти люди так обо мне заботятся, то они точно от Бога. И таким образом, явление такой любви служит только на погибель человеку, и потому совершенно понятно, что эта «любовь» происходит от дьявола.

[112] Здесь возникает закономерный вопрос: если внешние проявления любви не доказывают ещё, что люди, её являющие, есть ученики Христа, то как же тогда по любви можно узнать истинных учеников Христа? Другими словами, о чём тогда говорил Христос: «по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою»? Как было сказано, только истинные члены Церкви могут иметь в себе любовь Христову, и те люди, которые ещё не находятся в Церкви, но которые «предуставлены к вечной жизни» (Деян.13:48) и являются от вечности овцами Христа обязательно увидят эту особую любовь Церкви и благодаря ей познают учеников Христа. И каждый истинный православный христианин может нелицемерно засвидетельствовать, что в Церкви, в лице Её святых и достойных членов, он видит совершенно особенную любовь, которой нет в этом мире нигде больше. Я с полной искренностью могу засвидетельствовать о себе, что я пришёл в Православие потому, что увидел истинную любовь учеников Христовых, по сравнению с которой любовь протестантов обычно лишь льстивое и лицемерное подражание ей (хотя некоторые протестанты имеют искреннюю, но всё же человеческую любовь), что по мере посвящения в Православие становится совершенно очевидным. Но такие вещи никогда нельзя доказать «математически» – они познаются лишь опытом, если Господь помилует человека и откроет ему духовные глаза.

[113] Возражение 10. «Наши братья, – говорят постсоветские протестанты, – во времена Советского Союза и прежде, претерпевали много гонений за веру во Христа, претерпели ссылки и даже смерть. Как же мы не Церковь, если явили Христу такую верность и жертвенность?»

[114] Добровольное перенесение гонений и смерти отнюдь не является ещё угождением Богу и свидетельством истинности той веры, за которую пострадал человек. Самопожертвование как таковое не может сделать человека членом Церкви и причастником Христу, ибо Богу угодны страдания за Истину, а не за ложь и ересь. Церкви из древности известно правило, что грехи ереси и раскола не смываются и мученической кровью. И это не жестоко, а вполне справедливо, ибо таковой человек только думает, что умирает за имя Христа, тогда как на самом деле он умирает за свою ересь и лжецерковь, за того нечистого духа лжи и противления, которым он был руководим. И таковой человек приносит Христу не славу и пользу, а поношение (ср. 2Петр.2:2) и вред, ибо как «кровь мучеников есть семя для Церкви» – то есть истинное мученичество всегда приносит Церкви славу и пользу, обращая к Ней новые души – так кровь мучеников-еретиков и раскольников есть семя для их лжецерквей, и служит только для их укрепления и умножения, а значит – во вред Христу и Его Церкви, и на погибель многих.

[115] А что жертвенность может быть угодна Богу только в случае, когда это жертва за истинную Веру, понятно на многих примерах – за свою веру и идею умирают и мусульманские террористы, и буддистские монахи, и коммунисты (за свою веру в светлое будущее), и католики (например, в крестовых походах), и «свидетели Иеговы» от различных гонителей, и мормоны – почти в каждой религии и секте, если она появилась не вчера, есть свои мученики, что, естественно, не делает эти лжецеркви истинными.

[116] Впрочем, здесь можно сделать такую оговорку. Церковь из древности учила, что если смерть за Христа принимает оглашённый, то есть ещё не крещённый в Церкви, но принимающий Её учение и готовящийся креститься, то таковой спасается и причисляется к Церкви, поскольку он крестится собственной кровью (см. гл. 13, абз. 115–119). Также и из Откровения мы знаем, что те, которые не примут начертание зверя и не поклонятся антихристу, будут иметь участие в воскресении первом и причислятся к Церкви (Откр.20:4–6). Таким образом, и у не крещённых в Церкви, но пострадавших за Христа по истине (то есть, не в расколе и самозваном обществе, выдающем себя за Церковь) есть возможность войти в славу Церкви. Поэтому можно допустить, что если некий человек, чуждый сектантского духа, прочёл в Евангелии о Христе и полюбил Его образ и учение, и ради Него погиб (например, при нападении разбойников не стал защищать себя по заповеди Христа), то такового Господь за его любовь и веру Его словам может не только спасти, но и причислить к Церкви. Но если человек противится Церкви и находится в расколе и ереси, зная о Православной Церкви и имея все возможности примкнуть к Ней, но остаётся в своём, то таковой грех ереси, раскола и противления не смоет и мученичество.

[117] Возражение 11. Многие протестанты говорят: «в вере важна не столько правильная догматика, сколько искренность веры, ибо один может веровать в правильные догматы, но быть лицемерным и душой холодным к Богу, а другой хотя и заблуждается, но любит Бога и заблуждается искренно, а Господь поступает с «искренним – искренно» (Пс.17:26), и потому оправдает нас, даже если мы что-то и неправильно понимали».

[118] Безусловно, искренность в вере предельно важна и с лицемерной верой, даже в истинные догматы, нельзя спастись. Но в вере совершенно необходима и истина! Во всех религиях и сектах всегда есть вполне искренние верующие. Многие индусы, например, хотя и живут в очень тяжёлых условиях, но большинство из них совсем не склонны бастовать, возмущаться и добиваться своих прав, поскольку искренно верят, что если они хорошо и безропотно проживут эту жизнь, то в следующем перевоплощении получат лучшую долю. Также искренно веруют в своих богов и свои ложные догматы и многие представители других религий и сект. Савл преследовал христиан, совершенно искренне полагая, что это – доброе и богоугодное дело. Можно вспомнить даже некоторых сатанистов, которым видится, что зла в мире больше, чем добра, искренно полагают, что дьявол сильнее Бога, и потому нужно служить ему. Но сама по себе искренность в вере не может спасти человека, тем более сделать его членом Тела Христа, ибо истина в вере нужна не менее, чем искренность.

[119] Это можно проиллюстрировать на примере человека, которому нужно плыть в Израиль, а его обманули, посадив на другой корабль. И хотя этот человек искренно думает, что плывёт к своей цели, но его искренности не достаточно для того, чтобы оказаться в желаемом месте.

[120] Вот так и в духовной жизни. Например, человек уверовал во Христа и желает соединиться с Ним и достичь Его Царства, чтобы быть с Ним навеки. Для этой цели Господь создал Свою Церковь, этот корабль, который плывёт по волнам житейского моря к небесной отчизне. На сём корабле человек действительно может достичь своей цели, приняв Христа и соединившись с Ним посредством Таинств. Но к этому человеку приходят протестанты и говорят, что мы тоже (или только мы) Церковь, что мы тоже плывём в Царствие Небесное, что у нас тоже есть Христос, и если ты к нам присоединишься, то достигнешь своей цели. На самом же деле это обман, и протестанты не могут человека облечь во Христа в Крещении, не могут передать ему Духа Святого, не могут причастить его Тела и Крови Христа, а молитва покаяния у их кафедры никак не может заменить Таинств. Одним словом, протестантизм – это не Церковь; это корабль, не плывущий в Царство Небесное, на котором нет кормчего Христа. Таким образом, если люди совершенно искренно поверят715 протестантам, то эта искренность всё равно не сможет привести их к желаемой цели, не сможет соединить их со Христом.

[121] Да, даже ревностному православному очень трудно во всё веровать правильно, знать и безошибочно понимать все догматы веры и тексты Св. Писания, и мало кто не ошибается в вере ни в чём. Но отнюдь не всякие ошибки равноценны, как неравноценны болезни и раны на теле человека, ибо одно дело, когда у человека сколиоз, с которым он может всю жизнь прожить, а другое дело – рак крови, и одно дело – поцарапать палец, а другое дело – получить пулю в сердце. Так вот, если православный человек в чём-то и заблуждается, то поскольку он находится в Церкви, то у него есть много средств к исцелению и покрытию грехов его неведения – Исповедь, Причастие, молитвы Церкви и вся другая церковная благодать. Да и его заблуждения совершенно не сопоставимы с жуткими ересями и богохульствами протестантизма. Если, например, православный богослов, поддаваясь духу либерализма, разделяет мнение о том, что труды св. Дионисия Ареопагита на самом деле принадлежат не ему, а неизвестному писателю IV века, то при таком заблуждении он может не только спастись, но и быть хорошим богословом, поскольку таковое заблуждение духовно не смертельно, которое можно уподобить небольшой слабости зрения. Но если кто принимает такие протестантские догматы как: 1) символичность причастия; 2) возможность приступать к священнодействию не рукоположенных законным образом пресвитеров; 3) отрицание епископата, то есть третьей священнической степени; 4) отрицание возрождения, прощения грехов и спасения через Крещение; 5) отрицание Миропомазания; 5) отрицание Исповеди; 6) иконоборчество; 7) отрицание приснодевства Марии и т.д., то это уже не просто небольшая потеря зрения, а удары ножом в грудь. Более того, многих протестантов даже нельзя сравнить со смертельно больными или ранеными, ибо они не просто тяжело больны – они, вообще, духовно мёртвы, ибо никогда не рождались в истинном Крещении. Смертельно больным можно уподобить только тех протестантов, которые были крещены в Православной Церкви, но которые, приняв протестантскую лесть и последовав за духовными Кореями и Дафанами, получили сразу множество смертельных ранений (или же заразились множеством смертельных болезней) одновременно.

[122] Впрочем, и здесь нужно оговориться и сказать, что важно различать спасение вообще от спасения в Церкви (см. абз. 180–193). Если человек, не зная истины и пути Церкви, искренно следует за тем, что считает истиной, и поступает по своей совести, то он спасётся, хотя и не в числе Церкви. Таковые люди могут быть и среди протестантов, но очень немногие, потому как большинство из них, особенно там, где есть Православная Церковь – тем более, в наше время, когда повсюду есть храмы, издаются многие православные книги и у многих есть интернет – имеют все возможности к познанию и принятию Православия, но не делают этого потому, что душой не любят Истину, не ищут её и не принимают благодать, а искренно заблуждаются уже только в результате того, что Бог предал их «превратному уму» за то, что они «не заботились иметь Бога в разуме» (ср. Рим.1:28). С таковыми «искренними» Господь поступит по Своему слову совершено искренно – они искренно отвергли Его благодать, учение Его Святой Церкви, искренно не полюбили Его святых пастырей, которых Он, по Своему слову, поставлял в Церкви, и не поверили им, а пошли за пастырями иными, искренно не заботились всей душой найти и познать Истину, и Господь так же искренно и нелицемерно, без всякого обмана, воздаст им то, что они избрали.

[123] Возражение 12. На утверждение православных о том, что протестантизм не принадлежит Церкви Христа, протестант говорит: «я точно знаю, на основании обетований Библии, о том, что я со Христом и член Его Церкви, ибо написано: «всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Мф.7:8), а также: «какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, когда попросит рыбы, подаст ему змею вместо рыбы?» (Лк.11:11). Я искал Бога, просил Его спасти меня и привести в истинную Церковь, и Господь привёл меня в протестантизм, а значит – это и есть истинная Церковь, потому как Господь не мог мне подать змею вместо рыбы. Кроме того написано: «сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии» (Рим.8:16). Я же имею в душе ясное такое свидетельство от Духа, и потому все попытки уверить меня в том, что я на самом деле не со Христом и не во спасении я принимаю за бесовское искушение и попытку поколебать мою веру во Христа». (Этот аргумент, что при всей его предельной субъективности и ложности, представляется большинству протестантов просто неотразимым.)

[124] Так в чём же здесь неправда? Именно в том, что совершенно очевидным является тот факт, что такое (или подобное) говорят о себе представители всех сект. Спросите любого «свидетеля Иеговы», мормона, харизмата или субботника, искал ли он Бога и молился ли он Ему об обретении истины и приведении его в Свою Церковь, и имеет ли он внутреннее свидетельство о том, что он – дитя Божие, и он скажет, что это безусловно так. Это подтвердят вам и православные (разве что с некоторой присущей им скромностью и сдержанностью в таких вопросах). Так что же, нужно признать, что Господь одних привёл к баптистам, других – к харизматам, третьих – к расселистам, а четвёртых – к православным? Как же Бог может действовать и воевать Сам против Себя? Как же Он может одних убеждать в одних истинах веры, а других – совершенно в иных и часто полностью противоположные? Одних убеждать в реальности Причастия, а других в символичности; одних в почитании икон, а других в противлении им; одних в почитании святынь, а других в том, что их не существует, и т.д. Это совершенно невозможно. Из сего очевиден вывод, что поскольку не все приходят к истине и к истинной Церкви, то Бог не всем отвечает на их молитвы, и не все, кто имеет в себе какое-то свидетельство, имеют его действительно от Духа Святого, а некоторые имеют в душе ложное, бесовское свидетельство о своём спасении, и с этим согласятся и протестанты, если будут говорить не о себе, а о других сектантах.

[125] Так как же тогда понять обетования Христа о том, что просящий получит и ищущий найдёт? Почему же многие просящие Бога и ищущие спасения и хлеба получают вместо этого погибель и камень? Ответ на этот вопрос простой – пришедшие в секты (если они пришли в них окончательно, а не попали туда временно по Божьему допущению) просили не от чистого сердца, искали не Истину, а своего. То есть, хотя ум их обманут и они думают, что они искали Бога, но душа их нечиста – она не возлюбила и не взыскала Бога и Истину, как должно. И в этом можно постоянно и легко убедиться – предложите сектанту истину, начните объяснять ему на основании Библии и веры древней Церкви истинное учение, предложите ему принять Православие, и он решительно откажется, потому как душа его не любит Истину, не принимает её, противится благодати, Божественному Логосу и внушению Духа Святого.

[126] Чтобы всё это уразуметь глубже, нужно мыслить стратегически и понимать, что в духовном мире между Богом и диаволом непрерывно идёт ожесточённая война. Главные же условия войны таковы: 1) человек имеет свободу выбора; 2) он находится в мире, где есть и добро, и зло; 3) к душе человека имеет доступ как Господь, «Который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин.1:9) и приставляет к душе Своего Ангела716, так и дьявол и его бесы – обе эти силы могут предлагать человеку своё в виде мыслей, внушений и образов, как осознаваемых, так и неосознаваемых; 4) как у Бога, так и у дьявола, есть в этом мире свои люди, которые также могут принимать участие в этой духовной войне и оказывать на людей своё влияние. Цель Бога в этой войне – спасти человека и сделать его послушником Своей благой воли, а цель диавола погубить его и привести к исполнению своей воли. Итак, человек пришёл в этот мир, и война за его душу началась.

[127] Эта борьба за влияние на человека происходит ежесекундно, от зачатия до самой смерти, и совершенно невозможно осмыслить и, тем более, описать всю эту духовную войну. Однако нужно сказать о нескольких важнейших битвах в этой войне, которые происходят в те периоды, когда человек задаётся вопросом об истине, о Боге. Первый вопрос, который, так или иначе, ставит себе каждый человек: есть ли вообще Бог и духовный мир? Ясно, что Господь убеждает человека поверить в Бога, а дьявол убеждает в обратном, что Бога нет, что существует только материя. И мы знаем, что одни люди выходят из этой битвы победителями, а другие проигрывают и становятся атеистами. Но тех, которые победили, ждёт новая битва – они должны решить, веровать ли им в единого Бога или во множество богов? Тех, кто и здесь побеждает диавола и не принимает его внушений о многобожии, ждёт новый выбор – какой Бог есть истинный? Те, кто выбирают на этом этапе библейского Бога-Иегову, делают ещё один правильный шаг, но это ещё не конец. Далее человек должен решить, кто является в этом мире истинным воплощением Бога – Иисус Христос или кто-то иной? Ведь многие люди, веруя в ветхозаветного Бога-Иегову, веруют в тоже время в иных христов, таких как Мун, Виссарион и им подобных, а иудеи, веруя в истинного библейского Бога, ещё только ждут своего «христа». Итак, кто поверил в «истинного Бога, и посланного Им Иисуса Христа» (ср. Ин.17:3) тот сделал ещё один правильный выбор, и к таковым относятся и протестанты. Но остаётся последняя, самая сложная духовная битва – как среди многих лжебогов (и лжехристов) человек должен найти истинного Бога (и истинного Христа), так и среди множества лжецерквей он должен найти истинную Церковь Христа, ту Церковь, Которая есть Тело Христа, в Которой Он пребывает «водою и кровию и Духом» (1Ин.5:6) и дарует Себя в Таинствах Крещения, Миропомазания и Причастия. И вот именно здесь и проиграли диаволу протестанты, католики и все сектанты, уверовав в Иисуса Христа, но не уверовав в Его Единую Православную Церковь717.

[128] Но как же получается, что человек, ища истинную Церковь, приходит в секту, и, прося у Бога хлеба, получает камень? Как, вообще, это возможно, что человек обращается к Богу, называя Его по имени и имея в виду истинного Единого Бога и евангельскою Христа, получает ответ от дьявола? Общий ответ718 на этот вопрос, очевидный и для протестантов (если их спросить о том же в отношении не их самих, а других сектантов), такой: если человек молился Богу, но пришёл вместо Церкви в секту, то значит, он не искал Бога от всей души и чистого сердца и молился Богу в нечистоте, а такие молитвы Господь не слышит, как написано: «когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу» (Ис.1:15). Но дьявол был тут как тут: видя, что Бог не отвечает человеку, он спешит исполнить его просьбу и приводит его в свою секту. И здесь хочу привести несколько примеров, на которых мы можем понять, как практически и, так сказать, технически происходит подобное обольщение.

[129] Первый случай произошёл с одной женщиной. Она рассказывала, что некоторое время она всё думала о том, какая же вера истинная, и решила помолиться Богу и попросить Его привести к ней Своих служителей. Как только она помолилась, раздался звонок в дверь. Нетрудно догадаться, кто там стоял – «свидетели Иеговы». Теперь давайте проанализируем эту ситуацию – как же могло такое случиться, что она попросила Бога послать ей Своих служителей, а пришли служители бесовские? попросила у Бога хлеба, а получила камень? А духовно всё было примерно так. Господь, единый в Своей воле, призывал эту женщину Духом Святым в Свою Православную Церковь, но она по своей грубости не слышала этого голоса, а если и слышала, то считала его своей мыслью и отвергала её. Дьявол же говорил ей своё, и его внушениям она стала поддаваться. Видя это, враг начал свою игру. Сначала он стал посылать ей беспокойство о том, какая же вера истинная. Потом в нужный момент, видя, что его верные рабы «свидетели» приближаются по своему графику к её квартире, дьявол посылает ей мысль помолиться «Богу» о том, чтобы Он привёл к ней Своих служителей. И тут приходят расселисты, и дьявол, естественно, с огромным напором склоняет эту женщину сделать «очевидный» вывод – эти люди и есть Божьи посланцы, и их вера – истинная, раз Бог так явно ответил на её молитву. Но на самом деле, ответил ей не Бог, потому как она помолилась не по воле Божьей, а по внушению бесовскому. Слава Богу, что эта женщина со временем поняла, что это было обольщение, и стала православной. Но другие люди, когда с ними случается подобное, не понимают, что это было бесовское прельщение, и после такого «чуда» становятся ревностными последователями той секты, с представителями которой дьявол проделал с душой человека подобный духовный трюк.

[130] И подобных историй в протестантизме и других сектах – великое множество. Каждый второй, обращённый в секту, может рассказать о себе, если и не такую яркую, то, по сути, подобную историю. Типичный случай такой – человек был горьким пьяницей, которому не помогали никакие убеждения, никакое кодирование, никакие шептуньи. Но вот он пришёл к баптистам, харизматам или свидетелям, «покаялся» у них и – о, чудо! – легко бросил пить! И видя такое чудесное освобождение719, он становится ревностным последователем и проповедником своей секты. На самом же деле, произошло вот что. Душа человека сначала предалась страсти пьянства, то есть была порабощена бесу пьянства, но другие бесы, в том числе и бесы сектантства, также пытались её склонить к грехам, за которые они отвечают720. И если человек поддаётся и принимает внушения баптистского беса, и совершает «покаяние» в их собрании, то этот бес входит в душу человека и более слабый бес пьянства с радостью уступает своё место в душе человека бесу более сильному и страшному721. Человек же, освободившись от духа пьянства, в радостном обольщении думает, что его освободил Сам Бог и становится ревностным членом той секты, в которой дьявол даровал человеку такое освобождение, и всем вокруг начинает свидетельствовать о том, как «Бог» его спас, и приглашать всех в свою секту. На самом же деле, человек рассказывает не историю своего обращения, а историю своего обольщения. Потому совершенно верно сказал блаж. Августин, что сектанты – это обманутые обманщики – их самих обманули бесы, и они, в свою очередь, так же обманывают других.

[131] Здесь хочу поведать и свою историю обращения в баптизм. Хотя у таковых как я, потомственных сектантов, не часто бывают истории обращения – многие из них лишь выходят в положенное время к кафедре и совершают обычную молитву покаяния, принимая затем крещение – но у меня всё сложилось не так просто. Учась в 10–11 классах школы, я переживал, как и многие юноши, особый так называемый переходный период. Психология же таких юношей, как известно, отличается, кроме прочего, несколькими характеристиками: 1) всякий запретный плод кажется им сладким больше, чем в любом другом возрасте; 2) желание утвердить свою волю становится очень важным средством самовыражения и подтверждения того, что я личность и уже не ребёнок; 3) мнение сверстников имеет очень важное значение. Эти факторы произвели на меня то действие, что я начал с друзьями тайком покуривать, пить вино и ругаться матерными словами в их компании. В то же время я, естественно, посещал наши баптистские собрания, всегда верил в Бога и понимал, что я грешу. Но я говорил себе, что вот окончу школу, оставлю своих друзей и тогда покаюсь. В это время одна семья из нашей общины переехала в Америку и, не успев продать дом, поручила это дело моему отцу, и я больше года там жил. Тем временем в нашу общину пришёл новый видный молодой человек, Вадим, и я считал его самым лучшим, живым и ревностным верующим. И я помолился Богу, сказав, что если Вадим придёт ко мне и поговорит со мной о вере, то я покаюсь и оставлю свои грехи. Вадим же никогда прежде ко мне не приходил, и потому я просил о маленьком чуде. В это время несколько месяцев со мной в доме жил Владимир, который во время службы в армии в нашем городе обратился в баптизм и остался жить в Артёмовске. И вот, однажды вечером к нам приходит Вадим. Моё сердце забилось: «Господь услышал мою молитву», подумал я. Но Вадим, поговорив с Владимиром, со мной же только поздоровавшись, ушёл. Я это расценил так, что Бог показал мне, что услышал меня, но не захотел принять моего покаяния, а это значит, что я смертельно согрешил, так как грешил сознательно, и мне нет уже покаяния. При этой мысли ужас адский напал на мою душу, и я вошёл в полное оцепенение от страха своей вечной погибели. Не знаю, сколько времени я находился в таком состоянии, но потом случилось почти невероятное – Вадим вернулся. Оказывается, он забыл пригласить Владимира на какую-то евангелизацию и, исправив свою оплошность, он подошёл ко мне и начал со мной духовную беседу и призвал к покаянию... То есть случилось в точности то, о чём я просил в молитве. Мы с ним вместе помолились, и я попросил Бога прощения за свои грехи. Конечно, это произвело на меня невероятнейшее впечатление – чудо и Божий ответ были для меня очевидными, а кроме того – Бог не отверг меня и простил мне мои грехи – какая радость! Естественно, с того момента я решительно оставил свои вышеназванные грехи, стал постоянно молиться и много читать Библию – бывало, по 4 часа подряд, что было тогда для меня, в мои 16 лет, настоящим подвигом. Я подтвердил своё покаяние у кафедры в доме молитвы, вскоре принял баптистское крещение и через год поступил в ДХУ, имея намерение всецело посвятить свою жизнь Богу и проповедовать людям Евангелие...

[132] Казалось бы, какая умилительная история, как явно Бог услышал меня, как принял, простил, возродил, спас, возбудил ревность к проповеди Евангелия и призвал к служению. Но на самом деле, это была очередная история обольщения, один из гениально продуманных и исполненных дьяволом сценариев гибельного прельщения (наподобие того, как сейчас придумываются и исполняются различные сложные розыгрыши над людьми).

[133] Что же произошло со мной на самом деле? Нужно начать с того, что, будучи рождённым и воспитанным в секте, я уже пребывал в бесовском обмане и духе, искренно считая баптизм истинной Церковью. Уже давно баптистский бес общался со мною и посылал мне различные мысли, которые моя душа принимала за голое Бога. Потом я по своей воле и по наущению других бесов начал грешить, делая то, что в своей совести считал неправильным. Но бес баптизма допускал такое моё от него уклонение, зная, что желает сделать в моём отношении, и что в моём положении и окружении эти грешки только временны и для его планов на меня не опасны (то есть, стать пьяницей или неверующим мне было в моём положении почти невозможно). В то же время он постоянно внушал моей душе мысли о том, что я грешу, и делал он это прежде всего для того, чтобы я приучился слышать его голос и принимать его за голос Духа Святого, ведь я же знал, что именно Он обличает мир во грехе (см. Ин.16:8). В нужное время этот бес, зная, что у него есть в баптизме его верный раб, Вадим, который полностью находится в его воле, внушает мне мысль помолиться о том, чтобы он ко мне пришёл. Затем бес баптизма приводит ко мне Вадима и тут же уводит. При этом он насылает на меня весь ужас погибели и обличает меня в вышеназванных грехах. Потом он возвращает Вадима и склоняет его поговорить со мной. Затем я «каюсь» и бес дарует моей душе «радость спасения» и внушает желание посвятить себя «Богу» и проповеди «Евангелия», а на самом деле – ему, бесу баптизма, и проповеди ереси и пути погибели. И вот, страшное обольщение души состоялось, и я готов со всей ревностью теперь служить «Богу», то есть этому баптистскому бесу... И, кстати сказать, подобный подход (когда бесы сектантства склоняют человека в молодости к грубым, внешним и совершенно очевидным грехам, а потом «чудесно» избавляет её от них) дьявол иногда использует в протестантизме по отношению к так называемым ДВР (детям верующих родителей), чтобы как бы разбудить их духовно и сделать их более ревностными и верными своей секте и вере, чтобы у них был свой личный опыт освобождения от греха и опыт отвеченных молитв...

[134] И ещё один случай. Один пастор пятидесятников мне прямо сказал, что он молился Богу и ему явился Ангел Божий и призвал его на служение. При этом он заметил, что он ясно видел, что ни копыт, ни хвоста у него не было. И раз так, и раз он молился не дьяволу, а Богу, то значит, и ответил ему Бог. Действительно, ведь не может же Бог вместо рыбы подать змею? Но то, что это было обольщение, хотя он и молился Богу, понятно и баптистам, которые считают пятидесятничество ересью и знают, что «сам сатана принимает вид Ангела света» (2Кор.11:14). Но чего не понимают баптисты, так это того, что сатана принимает вид Ангела не только в видениях, но и в мыслях, и внушениях, и чувствах, которые он посылает. Как он внешне подражает Ангелу, так он подделывает и все проявления и плоды Духа Святого – радость, любовь, стремление к святости, отвращение от греха и пр., и внушает это сектантам для их обольщения, чтобы они принимали его внушения за Божественные. И всё это лишь для того, чтобы заставить сектанта поверить бесу и принять его за Бога (ведь этот голос призывает меня не к блуду, пьянству и воровству, а к целомудрию, трезвости и честности, а значит – это Божий голос, думают обольщённые сектанты), чтобы он навсегда решительно отвратился от истинной Церкви и других отвращал, хулил истинные догматы Церкви и кощунствовал, ходя на службы самозванцев и участвуя в их «таинствах».

[135] Конечно, такие обольщения оказываются для многих непреодолимыми, ибо люди, обычно, очень ценят свой опыт и веруют ему, и им бывает крайне трудно признать (это им кажется богохульством и сильно бьёт по самолюбию), что их опыт был прелестью бесовской. Имеющие такой опыт ничего не хотят слышать о том, что он был от бесов: «Как это возможно, я ведь чувствовал такую благодать, такую радость, такую ненависть ко греху, такое стремление к святости! Разве мог это производить во мне дьявол?», – говорят обольщённые. Конечно мог, ведь для того дьявол и обольститель, для того он и является в образе Ангела света. (Или протестанты думают, что свидетели, мормоны, муниты и прочие сектанты в своей душе не чувствуют «благодать», радость, стремление к святости и отвращения от многих грехов?) Потому всегда нужно ко всем видениям и внушениям относиться с подозрительностью, и всегда проверять их истиной – это главнейшее правило православной аскетики (духовной жизни), и это есть признак истинного смирения. Протестанту нужно задаться вопросом: кто я, и каков я, чтобы я совершенно мог полагаться на свой опыт? Разве я безгрешный? Разве я не падшее существо? Разве меня нельзя обольстить? Разве я такой знаток духовной жизни и так хорошо могу отличать голос Божий от голоса и внушений бесовских? Разве я знаю, как свидетельствует духу человека Дух Святой, а как – дух обольстителя? Потому, свой опыт нужно проверять истиной, а истина такова, что протестантизм проповедует множество богохульных ересей, совершает самочинные кощунственные службы и «таинства» и является самозваным раскольническим обществом. Поэтому, если вы молились «Богу» и «Он» привёл вас в протестантизм, и если вам в протестантизме «Дух» свидетельствует, что вы – дитё Божие, то значит, вас услышал не Бог, и свидетельствует вам не Дух Святой, а всё это сделали и делают духи обольщения.

[136] Итак, Бог не подаст камень вместо хлеба, но только тем, кто просит у Него от чистого сердца, кто ищет истину, любит и принимает её, кто способен услышать Божий ответ. Нечестивым же Бог не отвечает, а если и попробует подать им хлеб, то они его всё равно отвергнут. Вот если вы, мой читатель-протестант, молились Богу и просили Его спасти вас и открыть вам истину, и если вы сейчас читаете эти строки, то вот вам Бог и отвечает на вашу молитву, но примите ли вы Его ответ? Если нет, то какие после этого могут быть к Богу вопросы о том, как Он мог подать вам змею вместо рыбы? Нет, Он подавал вам рыбу, но вы её не взяли, а вместо этого пошли к сектантам и взяли у них змею. (И для того, чтобы иметь в себе свидетельство от Духа Святого, что вы – дитё Божие, нужно для начала принять Его в Церкви в Таинстве Миропомазания, а затем ещё научиться слышать Его голос и отличать Его от иных голосов, стяжав дар различения духов – см. 1Кор.12:10.)

[137] Возражение 13. Протестанты говорят: «как можем мы не быть Церковью, если нам Бог постоянно отвечает на молитвы и явно помогает».

[138] На этот вопрос выше по сути уже был дан один ответ, а именно – сектанты только думают, что молятся Богу. На самом же деле, они обращаются к своим сектантским духам, которых они приняли и которыми водимым, и которые, соответственно, и побуждают их к молитве, и исполняют эти молитвы.

[139] Другой ответ – Бог может помогать и непременно помогает и сектантам, но не как сектантам и не в их религиозной деятельности (в этом им помогают только бесы), а как людям, как Своему творению. Ведь если «траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает» (Мф.6:30), и если и о малой птичке Он имеет попечение (см. Мф.10:29), то, конечно, Он заботится и о венце Своего творения и «повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф.5:45), «ибо Он благ и к неблагодарным и злым» (Лк.6:35). Потому, если сектанты просят у Бога потребного для жизни, то Бог может им отвечать и помогать, как Он помогает прокормиться каждому живому существу. Но получение такой помощи от Бога (которую можно назвать общей благодатью) никак не делает сектантов Церковью, как не делает царицей нищую оказанная ей царём милостыня.

[140] Возражение 14. Протестанты говорят: «написано: »...Отец Небесный даст Духа Святаго просящим у Него» (Лк.11:13). Мы просили у Бога даровать нам Духа Святого, и Он даровал нам, ибо Он верен Своим обещаниям; а если мы имеем Духа Святого, то мы непременно являемся Его детьми и Его Церковью».

[141] Приведенные слова Христа, как и все вообще слова Библии, нужно понимать не безотносительно, а только в контексте всего библейского учения, а в данном случае, прежде всего, евангельского учения о Церкви. Господь даст Духа Святого не всякому просящему и не как-либо просящему, а только такому просящему, который: 1) истинно и право, а не еретически верует в Евангелие; 2) принимает Его истинных посланников – Апостолов и их законных преемников епископов и ими поставленных пресвитеров и диаконов, а не самозваных, безблагодатных и посланных диаволом ложных сектантских служителей, всех этих современных Кореев, Дафанов и Авиронов; 3) просит Духа Святого в Его истинной Единой Церкви, а не сам по себе и во враждебных Богу рукотворных человеческих церквах; 4) для получения Духа прибегает к законному, Богом установленному средству Его сообщения, то есть к Таинству Миропомазания, а не к покаянию у кафедры врагов Божиих – сектантов и еретиков.

[142] Всё это можно проиллюстрировать на таком примере. Представим, что некий царь объявил, что он желает всем жителям его царства даровать некий дар, и для его получения нужно написать на его имя прошение и получить положенный дар, который на местах будут раздавать в его дворце через уполномоченных им сановников. И когда человек слышит, что царь всякому просящему у него безотказно даёт дар, то это чистая правда, но при этом каждому понятно, что для его получения нужно исполнить некие условия: 1) написать прошение, 2) пойти во дворец к царю и 3) обратиться к царским сановникам – только при этих условиях дар может быть получен. И теперь представим себе, что некто примкнул к стану врагов царя и пишет ему оттуда прошение прислать ему обещанный царский дар. Пришлёт ли царь ему дар? Нет, конечно. Но именно так поступают протестанты – они не хотят исполнять условий, определённых Богом для получения Духа Святого. Они просят у Бога Духа Святого, но при этом: 1) примкнули к Его врагам и хулителям Его Церкви; 2) не идут в созданную Христом Церковь (дворец царя), а создали свои человеческие церкви и просят Бога подавать им дар Духа Святого в их церквах у их кафедр, думая, что Господь пойдёт на такое бесчестие. Нет, это чистое обольщение – Господь никогда не подаст Духа Святого иначе, как только в Своей Церкви в Таинстве Миропомазания.

[143] Впрочем, на данный вопрос, то есть о том, как можно просить у Бога, но получать от дьявола, уже был дан ответ (абз. 123–136), и на аналогичный вопрос было отвечено также в гл. 13 (абз. 99–108).

[144] Возражение 15. «Как мы можем не быть Церковью, и как мы можем не иметь Духа Святого, если среди нас столько людей, чья жизнь кардинальным образом изменилась, преобразилась и возродилась под воздействием Евангелия? Сколько у нас таковых людей, которые в прошлой жизни были наркоманами, пьяницами, блудниками, ворами, драчунами, ругателями и совершенно не верующими, но их жизнь полностью изменилась – они стали преданными супругами, трезвенными, честными, которые ощущают постоянное влечение к чтению Слова Божия, молитве и делам благочестия. Разве это не явное действие Духа Святого в их жизни?»

[145] Данный аргумент является у протестантов классическим доказательством их истинности, и многие их них находят его весьма убедительным – против этого факта, говорят протестанты, ничего не скажешь, такие случаи – явное свидетельство работы Духа Святого, Который есть у нас. На самом же деле, этот аргумент (факт изменения людьми своего образа жизни) никак не доказывает истинность протестантизма, потому как многие люди отвращаются от многих грехов под влиянием не Духа Святого, а именно дьявола. Так, многие так называемые идейные коммунисты, приняв богоборческую марксистскую идеологию, оставили пьянство, блуд, ругательство и пр., и пр. Они вели очень порядочную и честную жизнь, не пьянствовали, не изменяли жёнам, не крали, и если что-то находили, то не присваивали себе, но искренне старались найти потерявшего, и т.д. Но всё это производил в них не Дух Святой, а дьявол – нечистые духи коммунизма и атеизма, которые владели ими. И коммунисты тоже имели множество примеров изменённых жизней, когда пьяницы, воры, блудники и тунеядцы, принимая их идеологию, становились совершенно иными – честными, порядочными, трудолюбивыми и т.д. Таких свидетельств много и у мунитов, и у расселистов, и у мормонов, и у ивановцев – по всей видимости, нет ни одной секты или религии, у которой не было бы свидетельств о полном изменении и преображении всяких пьяниц, наркоманов и воров в образ порядочных и праведных людей. Но при этом, естественно, такое перерождение совершает не Дух Святой, а дух обольщения. Только очень неопытный в духовной жизни человек, совершенно не знающий умыслов и коварства диавола (ср. 2Кор.2:11), может удивиться тому, что дьявол, у которого одна цель – склонять человека в грех, может отвращать кого-то от блуда, пьянства и прочих грехов. На самом же деле, дьявол очень даже способен отвращать человека от грехов, особенно явных и грубых, и разгадка такого его поведения заключается в том, что он это делает не ради приведения человека к праведности, а только ради больших и более тонких грехов, совершению которых мешают другие, меньшие и более грубые грехи и страсти. Так, если у дьявола есть возможность сделать человека воинствующим атеистом-коммунистом, а этот человек увлекается пьянством или блудом, то сам диавол будет бороться за то, чтобы этот человек оставил эти страсти, потому как такой образ жизни не совместим с коммунистической идеологией. Так же дьявол поступает и тогда, когда он видит, что человек способен стать сектантом. Для дьявола сектант намного важнее и полезнее, чем пьяница, ибо пьяница губит только свою душу и не может сделать большого вреда Церкви, а, напротив, своим примером и видом он только наглядно свидетельствует о том, как плохо грешить. Хороший же сектант своей внешней праведностью и порядочностью может сделать очень много зла Церкви и многих обольстить, погубив не только себя, но и других. Таким образом, совершенно понятны причины, по которым дьявол может освобождать человека от грехов – ради совершения им грехов более тяжких и более тонких. Причём, именно лёгкое и «чудесное» во многих случаях освобождение многих сектантов от пьянства является для него самого и его единоверцев сильным обольщением – они приписывают это чудо Богу и ещё больше уверяются в истинности своей секты. Сами же бывшие пьяницы после своего освобождения обычно всегда начинают ревностно свидетельствовать «о Боге» и том, как «Он» их освободил, что опять же служит только для обольщения душ. Впрочем, об этом уже было сказано выше (абз. 117–122).

[146] Обо всём этом замечательно говорит св. Иоанн Лествичник: «без всякого прекословия, меньше упраздняется большим», а также: «того не разумеют несчастные, что где больше пагуба, там в меньшей нет нужды"[16]. Если человек стал сектантом, то есть впал в жуткие грехи Богохульства и святотатства, то соблазнять к меньшим и грубейшим грехам у дьявола уже нет нужды. Более того, у него есть всяческая необходимость не делать этого, чтобы сектант был внешне праведен и тем удобнее соблазнял других и себя уверял в том, что он находится в истине. Этим и объясняется «возрождение» и изменение жизни, которое испытывают протестанты, а не работой Духа Святого.

[147] Возражение 16. Протестанты говорят: «мы живём праведно – не прелюбодействуем, не разводимся с жёнами, не воруем, не ругаемся, не пьянствуем, не курим, живём мирно и подчиняемся властям, по возможности делаем дела милосердия – раздаём гуманитарную помощь, создаём реабилитационные центры для алкоголиков и наркоманов, и прочее. А ведь написано: «по плодам их узнаете их» (Мф.7:16) и: «не может... дерево худое приносить плоды добрые» (Мф.7:18). Если мы от дьявола и отсечены от древа Церкви, как говорят православные, то как же мы можем приносить такие плоды?»

[148] Главные плоды протестантизма, определяющие его сущность, – это: 1) расколы и бесчисленные разделения; 2) кощунственная и святотатственная дерзость, по которой его пасторы смеют без законного рукоположения приступать к священнодействиям722; 3) проповедь множества пагубных и богохульных ересей – вот те плоды, по которым познаётся протестантизм и которые ясно показывают, что он – худое дерево, ибо если был бы добрым, то не приносил бы таких смертоносных плодов.

[149] А все добрые дела и добрые плоды протестантов – это, как уже было сказано, всего лишь духовная приманка, которую использует дьявол для заманивания людей в свои пагубные секты. И поскольку добрые дела протестантов имеют одну цель – обольстить людей и заставить их поверить, что протестанты являются истинными учениками Христа и Его Церковью, то эти дела никак не являются добрыми, а напротив – весьма злыми. Именно так – когда протестанты или «свидетели Иеговы» помогают инвалиду или раздают гуманитарную помощь, то они совершают злые дела, ибо делают они это с единой целью – навеки погубить человека и сделать его врагом Божиим. Какое же человеку добро в том, чтобы получить временную помощь в этой жизни, а душу свою погубить? (ср. Мф.16:26). Ведь и рыбак, чтобы поймать рыбку, прячет крючок под приманкой, предлагая ей так сказать не только зло, но и добро – вкусную пищу. Но эта еда, если рыбка её съест, не является для неё добром. Внешне добрые дела могут делать даже маньяки и насильники, которые, чтобы заманить свою жертву, предлагают им угощение и ведут себя очень учтиво и вежливо. Все те «добрые» плоды, о которых говорят протестанты, есть, конечно, и у «свидетелей Иеговы», и у мормонов, и у многих других жутких сектантов, и протестантам здесь вполне понятно, что их добрые дела – это только приманка. Хочу повторить важную мысль: очень примитивно думать, что если человек делает добрые дела и избегает некоторых, особенно явных, грехов, то это – плоды Духа Святого, ибо дьявол далеко не всех людей, которых он мог бы склонить к грубым грехам – ненависти, убийству, грабежу, ругательству, пьянству, прелюбодеянию и дракам – действительно склоняет к ним – нет: многих он сам от этого тщательно хранит. И к таковым людям относятся, прежде всего, сектанты, цель и суть которых подражать Церкви и выдавать себя за Неё. И поскольку Церковь ведёт себя праведно, то и дьявол побуждает сектантов внешне вести себя праведно, иначе, если сектанты будут убивать, красть, драться, пьянствовать, ругаться и блудить, то к ним никто не придёт, никто не попадётся к ним на удочку, никто не подумает о такой секте, что она – Церковь. Вот этим и объясняются «добрые» плоды протестантов, которые нельзя считать добрыми, ибо всё определяет конечный результат. И можно с уверенностью сказать, что если бы сектанты не приносили бы своих «добрых плодов», то в мире было бы намного меньше зла, и людям было бы намного легче найти в этом мире истинную Церковь и спастись в Ней.

[150] Возражение 17. «Разбойник на кресте спасся, хотя он не принадлежал Церкви. Значит, можно спастись и без Церкви».

[151] Разбойник умер ещё ветхозаветным человеком, до сошествия Духа Святого, и он спасся по законам Ветхого Завета. Сейчас же, когда Церковь уже существует, нам, до которых достигла весть о Церкви и которые имеют все возможности к Ней присоединиться (мы ведь не распяты на кресте, как разбойник), искать пути спасения вне Церкви просто преступно. (Подробнее же об этом вопросе было сказано в главе 13, абз. 109121.)

[152] Возражение 18. Протестанты нередко ссылаются на такую Евангельскую историю: «При сем Иоанн сказал: Учитель! мы видели человека, который именем Твоим изгоняет бесов, а не ходит за нами; и запретили ему, потому что не ходит за нами. Иисус сказал: не запрещайте ему, ибо никто, сотворивший чудо именем Моим, не может вскоре злословить Меня. Ибо кто не против вас, тот за вас» (Мк.9:38–40). Вот, говорят протестанты православным, хотя мы и не вместе с вами, но не нужно нас отвергать.

[153] К протестантам данный текст не имеет отношения, прежде всего потому, что они самым очевидным образом против Церкви, потому как они: 1) хулят Православие и извращают целый ряд догматов Церкви; 2) называют себя Церковью и призывают людей к себе, в то время как они не имеют законного священства и приступают к священнослужению святотатственно и самочинно, и в этом они такие же враги Церкви, как были врагами Моисея Корей, Дафан и Авирон. Поэтому о протестантах не только Христос, но и никакой разумный человек никогда не скажет православным, что они «не против вас». К протестантам в полной мере относятся другие слова Христа: «Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает» (Мф.12:30). Причём важно отметить, что выражение «не собирать» говорит лишь о пассивности – если кто ничего не делает, не собирает со Христом и Его Церковью, не трудится для Него, хотя и не вредит Ему и не борется с Ним, то он всё равно грешит и расточает в том смысле, что Бог дал человеку жизнь, силы и определённые способности, которые он должен был употребить для Бога, а он этого не делает и как бы крадёт у Христа, расточает дары Божии. Протестанты же не просто пассивно расточают свои силы, не собирая с Церковью – они весьма активно трудятся для того, чтобы красть у Церкви души и вредить всему, что Она делает. Потому и речи не может быть о том, что протестанты не против Церкви.

[154] К категории людей «кто не против вас, тот за вас» можно отнести всех тех, кто хотя не является активным и воцерковлённым членом Церкви, но и не воюет против Церкви, кто не хулит Её, кто не совершает никаких самочинных богослужений и таинств и приносит Ей какую-то пользу. К таковым можно отнести некоторых учёных, таких как, например, Сергей Аверинцев, который на протяжении почти всей своей жизни не был воцерковлённым христианином, как он и сам о себе свидетельствовал, но много потрудился в научном отношении с пользой для Церкви. Такими людьми нередко могут быть и сильные мира сего и власть придержащие, которые не являются во всём воцерковлёнными православными, чаще номинальными, но не противятся Церкви и помогают Ей в возведении храмов и других делах. Таковыми людьми в редких случаях могут явиться и протестанты. Например, в советское время, когда власти планомерно закрывали церковные храмы и монастыри, православные иерархи приглашали западных протестантов и корреспондентов посетить важные монастыри, после чего советская власть уже не решалась их закрывать. В подобных случаях протестанты могут быть отнесены к группе людей «кто не против вас, тот за вас». Но, в общем, они, как и все секты – штатные враги Церкви.

[155] А кроме всего прочего, в вышеприведенном отрывке говорится о тех, кто творит чудеса именем Христа. Протестанты же этого не делают, а если харизматы и «исцеляют», то факт лживости и самовнушимости этих исцелений вызывает смех даже у самих протестантов[17].

[156] Возражение 19. Христос, уходя от земли, дал Своим ученикам заповедь проповедовать миру Евангелие: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь» (Мф.28:19–20). Протестанты называют эти слова «великим поручением» и уделяют ему огромное значение, ставя его исполнение если не единственной, то главнейшей целью своей жизни723. И кроме того, Христос предсказал, что «проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец» (Мф.24:14). И поскольку, говорят протестанты, мы больше всех исполняем данное поручение и пророчество Христа, проповедуя Евангелие и распространяя его на разных языках по всему миру миллионами и миллиардами, то мы, конечно же, являемся Церковью – учениками и рабами Христа, творящими Его волю.

[157] Для начала о великом поручении. Протестантам крайне важно понять главные обстоятельства данного поручения.

[158] 1) Христос никуда не посылал протестантов. Он дал эту заповедь – научить и проповедовать – Своим ученикам, которых Он до этого учил 3,5 года. А Апостолы, научив верных и крестив их, в свою очередь послали и их на проповедь, прежде всего епископов, которым вверяли поместные церкви, а те – других епископов, и так до сего дня. Таким образом, сейчас вместо Апостолов мы имеем их преемников – епископов Церкви, которые имеют высшую учительную власть в Церкви, которую (власть) они сообщают в разной степени и всем верным, прежде всего пресвитерам и диаконам. Потому протестанты не имеют права проповедовать, ибо они, во-первых, не научены Апостольскому преданию и отвергают многое из него; во-вторых, не являются ни епископами Церкви724, ни действующими по их благословению и посланничеству. Одним словом – не являются Церковью, Которую и послал Христос в мир, даровав Ей великое поручение. А «...как проповедывать, если не будут посланы?...» (Рим.10:15).

[159] 2) Христос повелел ученикам начинать свою миссию не сразу, а только по исполнении Духом Святым: «И, собрав их, Он повелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня» (Деян.1:4). И Апостолы приступили к выполнению своей миссии именно тогда, когда приняли Духа Св. (см. Деян. 2 гл.). Поэтому, чтобы иметь право и возможность проповедовать о Христе и учить Его слову, нужно сначала принять Духа Святого, Который подаётся в Церкви в Таинстве Духа. Протестанты же не принимали Духа Святого725, и потому не имеют права проповедовать Христа.

[160] 3) Христос дал повеление «научить» вместе с заповедью «крестя». И в Деяниях 2 гл. мы видим как раз то, что за проповедью Апостолов последовало крещение уверовавших, и всегда в истории Церкви, естественно, следовало. Крестить же могут только священнослужители726 Церкви, что признают и протестанты – у них крестят только служители их церкви. Из сего следует, что данное поручение дано, прежде всего, Апостолам и их преемникам, могущим крестить – епископам и пресвитерам. К остальным же членам Церкви данное поручение относится только косвенно – они могут и должны проповедовать и учить только по благословению священства, как их помощники, в свою меру. Протестанты же не могут исполнить данного поручения, ибо они не могут никого крестить, не будучи рукоположенными в Церкви от законных епископов и не будучи даже сами в Ней крещёнными. Не могут протестанты проповедовать и в качестве помощников епископов и пресвитеров, ибо они не только не действуют по их благословению, но, напротив, действуют явно вопреки воле всех епископов Церкви, проповедуя, кроме того, богохульное и противное Церкви учение.

[161] 4) Данное поручение неразрывно связано с обетованием Христа: «се, Я с вами во все дни до скончания века». Или, как говорил Христос в другом месте: «Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин.15:5). То есть данное поручение ученики Христа могут выполнять только при содействии Христа; Он же обещал быть со Своей Церковью во все дни до скончания века, то есть от самого того дня, когда Он дал это поручение, и до последнего. И нет никакой необходимости, а главное – возможности кому-то другому, кроме как Церкви, выполнять это поручение, ибо Христос со Своей Церковью – от начала до конца. Протестанты же, не присоединившись к Церкви, не научившись от Неё, не приняв в Ней крещение, не получив рукоположения, дающее право и возможность осуществлять поручение Христа – более того, считая, что Церковь не справилась с этим поручением и духовно умерла, самовольно взяли на себя выполнение этой миссии.

[162] Таким образом, поручение Господа научить все народы вере Христовой никак к протестантам не относится – оно дано Церкви, прежде всего, Апостолам и их преемникам – епископам. Если же в Библии и есть слова о проповеди, относящиеся к протестантам, то совершенно другие: «Я не посылал пророков сих, а они сами побежали; Я не говорил им, а они пророчествовали» (Иер.23:21). Вот этот стих нужно протестантам относить к себе, хорошо его запомнить и зубрить на своих курсах миссиологии, а не великое поручение.

[163] Так неужели протестанты не проповедуют Евангелие даже тогда, когда просто, без своих проповедей, толкований и призывов в свои церкви раздают Библии и Новые Заветы, причём в русскоязычных странах обычно в синодальном православном переводе? На этот счёт нужно сказать следующее.

[164] 1) Евангелие, как известно, значит: «благая весть о спасении». Суть благой вести заключается в том, что человек, находящийся в погибели, может благодаря ей спастись, если примет её, примет Христа-Спасителя. Но принять Христа человек может только в Церкви посредством, прежде всего, Таинств Крещения, Миропомазания и Причастия, совершаемых епископами и пресвитерами. Протестанты же, естественно, не могут никого соединить со Христом, ибо не имеют ни священства, ни Таинств. Потому, в строгом смысле слова, они не проповедуют и не могут проповедать Евангелие – благую весть о спасении, ибо через их проповедь никто не может спастись, соединиться со Христом и войти в Его Церковь. Разве что протестанты, раздавая Евангелие, при том указывали бы людям на Православную Церковь, призывая их идти туда, чтобы креститься и причащаться в Ней. Но протестанты, естественно, не делают этого и никогда не станут делать (они, напротив, как никто другой, всеми силами стараются увести людей из Церкви), ибо тогда они и не были бы протестантами.

[165] 2) Протестанты практически никогда не раздают Евангелие без своих проповедей и призывов в свои церкви, ибо обычно сопровождают раздачу Новых Заветов и Библий своими проповедями. Но даже если они молча дадут людям Библии, или если к кому-нибудь эти Библии попадут через третьи руки, то в своих изданиях Библии, даже православного синодального перевода, протестанты, как правило, в начале и в конце оставляют свою пагубную информацию. Например, «Гедеоновы братья», которые являются, очевидно, главной протестантской организацией по распространению Библий в мире, в издаваемых ими Евангелиях в конце, кроме прочего, пишут: «Главная задача «Гедеонов» – повсеместное распространение Евангелия ради того, чтобы каждый человек имел возможность познать и исповедать Господа Иисуса Христа своим личным Спасителем», а также: «"Гедеоны» как организация сотрудничает со всеми христианскими церквами и евангельскими деноминациями». И этим они сразу вводят людей во многие страшные заблуждения, внушая им великие ереси и пагубную ложь, а именно: 1) что они могут «познать727 Господа» и спастись без Церкви и Её Таинств, через одно лишь исповедание Христа своим личным Спасителем728; 2) что истинная Церковь не одна, а много; 3) что протестанты это истинная и спасительная Церковь Христа. Причем, интересно заметить, что сначала эта информация помещалась на отдельном листе, который православные могли вырвать и действительно часто вырывали, иногда кропили такое Евангелие святой водой, начертывали на обложке крест и спокойно читали своё Евангелие в своём синодальном переводе. «Гедеоны» учли это и стали печатать свою информацию на обороте последнего листа с библейским текстом, который уже никто не решается вырывать. Один только этот факт ярко иллюстрирует то, что протестантам не столько нужно распространить Евангелие, сколько свою веру и своё понимание личного спасения без Церкви. И распространять просто Евангелие, без своего предания, они не согласны (как не согласны и «свидетели Иеговы» просто раздавать даже свой крайне извращённый перевод Библии, т.н. «Перевод нового мира», даря Библию только тем, кто предварительно с ними её изучая, то есть принял их предание или, по крайней мере, основательно им заразился). То есть протестанты проповедуют Евангелие вкупе со своими ересями. К тому же, прочитавший Евангелие, полученное из рук протестантов, приходит, как правило, именно к ним и научается у них всем остальным ересям и богохульствам, начиная участвовать в их кошунственных и святотатственных службах и «таинствах». Потому, протестанты в итоге проповедуют не Евангелие, не путь спасения, а путь заблуждения; не благую, а весьма злую и пагубную весть.

[166] 3) Если какой-то человек, прочтя Евангелие, полученное от протестантов, придёт в Православную Церковь, крестится и спасётся в Ней (то ли сразу после чтения Евангелия, то ли побывав предварительно несколько лет у протестантов, как это часто бывает), то и здесь нет заслуги протестантов, а Божий промысел, который спас человека не благодаря, а вопреки расчётам протестантов и стоящих за ними духов. Господь же нередко использует и негодных людей и врагов Своих для Своих целей. Так, нечестивый пророк Валаам пророчествовал угодное Богу (Числ. 23 гл.); первосвященник, ненавидящий Христа, проповедовал истину о Нем (Ин.18:14). Даже сами бесы проповедовали истину о Христе и Апостолах (Мк.1:24; Лк.4:35; Деян.16:17). Поэтому, если в результате протестантской проповеди кто-то и спасается (в итоге), то в этом нет заслуги протестантов, и, тем более, это не значит, что они – Церковь, ибо они не спасали, а губили человека, а спас их Господь Своими чудными путями вопреки их планам.

[167] Итак, Библия – это книга Церкви, написанная Ею, Её Апостолами и пророками. И только Церковь имеет право проповедовать Евангелие, и только Она, по сути, и проповедует его – благую весть о спасении, ибо спастись посредством Евангелия можно только в Церкви, только через Её Таинства, о чём и говорит и к чему и призывает всё Евангелие. Евангелие называется также «Новым Заветом». Завет же этот заключил Христос на Тайной Вечере: «сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается» (Лк.22:20). Потому, чтобы спастись через Новый Завет, нужно заключить Его со Христом, и именно так, как он был заключён с Апостолами – в Таинстве Причастия. Протестанты же всё это отрицают и под видом проповеди Евангелия, которое они нагло украли у Церкви, проповедуют своё лжеучение и путь погибели.

[168] Что же касается пророчества: «И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец», то оно говорит, прежде всего, о конкретном ещё не совершившемся событии, которое произойдёт незадолго до пришествия Христа. Событие это напрямую связано с известным пророчеством одного из величайших святых Вселенской Церкви Серафимом Саровским: «По воскрешении же моем я перейду из Сарова в Дивеево, где буду проповедовать всемирное покаяние. И на сие великое чудо соберутся в Дивееве люди со всех концов земли и там, проповедуя им покаяние, я открою четверо мощей и сам между ними пятым лягу. Но тогда уж настанет и конец всему...». То есть, перед концом мира и Своим переселением на небеса Церковь необычайно воспламенится Духом и вернётся к Апостольской ревности в соблюдении заповедей Христа и Своих канонов. В то время в мире будут происходить великие от дьявола и антихриста знамения, о которых сказано, например, в Апокалипсисе. Господь же явит в Церкви в противовес антихристу Свои знамения и чудеса. И одним из таких чудес будет воскресение прп. Серафима Саровского, который воскреснет в Сарове и пойдёт в Дивеево, и по этому поводу соберётся в Дивеево огромное количество людей. Дивеево будет к тому времени, по предсказанию самого прп. Серафима, уже не селом, а большим городом, состоящим из православных, ибо собрание Церкви вместе, по крайней мере, главной Её части, будет совершенно необходимо именно для возгревания Её Духа: как в начале Церковь была в великой святости и горении Духом, и «все... верующие были вместе и имели всё общее» (Деян.2:44), так будет и в конце. И вот тогда и исполнится пророчество Христа – весь мир узнает и увидит, как живёт Церковь и как нужно жить, и все услышат Её призыв оставить идущий к своей окончательной гибели мир и присоединяться к Ней. Весьма важно здесь заметить, что Христос сказал не просто о проповеди Евангелия, а о проповеди «Евангелия Царствия», что не совсем то же самое, что просто Евангелие или Евангелие о Царстве Божием. «Евангелие Царствия» – значит то, что Церковь устроит здесь на земле, ещё до Своего вознесения на небеса, в Дивеево, своё Царство, где Христос будет безраздельно владычествовать. И это Царство обратится к миру с благой вестью, приглашая всех присоединиться к нему и жить так, как оно. Вот эта-то проповедь и будет тем «Евангелием Царствия», о котором предсказал Христос, за чем последует конец мира.

[169] Возражение 20. Типичное и весьма популярное, ставшее уже классическим и кажущееся многим просто блестящим, возражение протестантов против призыва Церкви присоединиться к Ней звучит так: «Нужно искать не Церковь, а Христа». Так, Е. Пушков пишет, что цель его книги – «убедить читателя искать не спасающую церковь, а Единственного Спасителя Иисуса Христа»[18].

[170] Данное высказывание есть самое пагубное заблуждение протестантизма, вся сущность которого заключается именно в онтологическом разделении Христа и Его Церкви. Истина же заключается в том, что понятие «найти Христа» и «найти истинную Церковь» (как и понятия «соединиться со Христом» и «присоединиться к Церкви») есть понятия тождественные, ибо Церковь есть Тело Христа (Еф.1:23), и соединиться со Христом можно только через присоединение к Его Телу! Но именно этой важнейшей истины совершенно не понимают протестанты и отрицают её729.

[171] Да, задача человека, ищущего себе спасения, состоит в том, чтобы найти Христа и навеки соединиться с Ним. Но главный вопрос в том, где и как он может это сделать? Где находится Христос, чтобы мы могли прийти к Нему, и как мы можем с Ним соединиться? Когда Христос был на земле в Своём Теле, то человек мог буквально прийти к Нему (соединиться же с Ним в качестве Церкви он тогда ещё не мог, ибо Церкви ещё не было и победа Христа и Его спасение ещё не были совершены). Но потом Христос телесно вознёсся на небеса, и Его уже нет среди нас в видимом образе. Так где же сейчас мы можем найти в этом мире Христа? Есть единственно истинный и очевидный ответ на этот вопрос – Христа мы можем найти в Его Церкви, Которая является Телом Его, то есть – Церковь и есть Христос, пришедший на землю и оставшийся в Теле Своём. Соединиться же с Церковью (или, что то же, со Христом) можно через, прежде всего, Её главные Таинства! В отношении этого ап. Иоанн говорит: «Сей есть Иисус Христос, пришедший водою и кровию и Духом, не водою только, но водою и кровию» (1Ин.5:6). Это место уже частично разбиралось (см. гл. 13, абз. 163–167), но ввиду его величайшей важности в экклесиологическом отношении хочу повторить главную мысль этих слов. Крайне важно то, что причастие «приходивший» стоит здесь, как и в греческом языке, не в завершённом времени «пришедший», а в неопределённом времени, между чем есть огромная разница. Если я скажу, что ко мне домой приходил друг, то ясно, что он уже ушёл, и на данный момент его уже нет со мной. Но если я скажу, что кто мне пришёл друг, то это значит, что он пришёл и до сих пор находится у меня в доме.

[172] Так вот, Христос не приходил, а пришёл в этот мир водою и кровию и Духом. То есть, телесно, видимым образом, Он приходил на эту землю на 33,5 года и ушёл к Отцу, но водою, кровию и Духом Он пришёл и остался на земле. Водою Он пришёл в том смысле, что когда Он крестился в Иордане, то мистически Он оставил Себя в воде, чтобы мы теперь могли найти Христа в воде крещения и облечься в Него, как написано: «все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись» (Гал.3:27). Итак, найти Христа можно в воде истинного Крещения, и в ней же можно и соединиться с Ним, облечься во Христа. Христос также пришёл кровию, то есть, опять же, пришёл и остался, находясь Своими пречистыми Телом и Кровью (только в другом, мистическом образе, под видом хлеба и вина) в храмах церковных алтарей, постоянно совершая Таинство Претворения и причащая Своей Кровью (и Плотью) верных. Христос также пришёл в этот мир Духом Святым в День Пятидесятницы, ибо как Сын в Отце и одно с Ним (см. Ин.14:11), так Христос и в Духе Святом и одно с Ним. В этом смысле Христос говорил ученикам: «приду к вам» (Ин.14:28). Духа же Святого верные могут найти и принять (всю Его личность внутрь своего естества) в Таинстве Миропомазания. Вот в каком смысле Христос пришёл и остался среди нас, и только в этих трёх важнейших церковных Таинствах человек может найти Христа и соединиться с Ним теснейшим образом, в Евангельском смысле. И потому говорить, что нужно искать не Церковь, а730 Христа есть полное безумие, ибо Церковь и есть Христос – Его Тело. И кто отвергает Церковь, тот отвергает и Её Главу, и кому Церковь не мать, тому Бог не Отец.

[173] Протестанты говорят, что ведь Христос как Бог находится везде, потому и найти Его можно во всяком месте. Да, Христос, как вездесущий Дух, есть везде – в каждом листочке, в каждой капле воды, в каждой молекуле воздуха, в каждой человеческой и животной душе. В таком смысле Он есть и в самом дьяволе, и в антихристе, и в аде, ибо и сам ад, и сам диавол существуют только по благодати Христа, как написано «ибо мы им живём и движемся и существуем» (Деян.17:28), и ничто и никто не может существовать без Бога. К тому же, если в аде и антихристе ни в каком смысле не было бы Бога, то Он не был бы вездесущным. Но ведь совершенно понятно, что есть большая разница между общим нахождением Христа везде как всепроникающею Духа и пребыванием Его в душах и сердцах Своей Церкви, Которая есть Тело Его и Его Невеста. И вот такое особое – высшее и теснейшее единение со Христом возможно только в Таинствах Его Единой Церкви, и нигде более в этом мире протестанты не смогут Христа, чтобы стать Его Невестой и быть усыновлёнными Богу. Христос везде, но не всякий, погружающийся в воду погружается во Христа, а только тот, кто крестится в Церкви от законного священника. Хотя Христос везде, в том числе в каждом кусочке хлеба и каждой капле вина, но не всякий кусочек хлеба и не всякая капля вина может соединить человека со Христом, а только вкушение евхаристического хлеба и вина. Дух Святой также пребывает везде, в том числе и в каждой капле всякого елея, но не всякое помазание елеем может передать душе Духа Святого, а только помазание человека освящённым миром истинным священником. И кто этого не понимает, тот никогда не станет Церковью Христа.

[174] Кроме того, не менее коварная лесть и ложь выражения «нужно искать не Церковь, а Христа» заключается в том, что протестанты, говоря это, имеют в виду совсем другое, а именно: «нужно искать Христа не в Православной Церкви (или в какой иной), а в нашей церкви». Для того протестант и говорит подобную фразу, чтобы человек признал истинность его слов и пошёл за ним в его церковь. Подобную, очень плохо прикрытую лесть, не видную только не утруждающим себя аналитическими рассуждениями, нередко используют консервативные постсоветские протестанты, воспевающие культ «простоты» и с подозрением относящиеся к учёности, когда речь заходит о богословском образовании, говоря: «нужно учиться не у профессоров богословия и не в университете, а как Мария, у ног Христа (ср. Лк.10:39). С первого взгляда данное выражение может показаться очень мудрым и справедливым, но на самом деле, когда баптистский пастор это говорит, он имеет в виду совсем другую мысль, а именно: «нужно учиться не у тех богословов, а у меня (и наших проповедников) на наших собраниях»731. И ничего другого не значит эта фраза, ибо, если таковые скажут, что мы имеем в виду, что нужно учиться из Св. Писания, у одного Учителя Христа (Мф.23:8), и искать в молитве наставления на всякую истину от Духа Святого (ср. Ин.16:13), то это лесть, потому как читать Библию и молиться студент может и будет и в учебном заведении.

[175] Уместно сказать здесь о том, что если выражение «ноги Христа» и использовать образно, то однозначно можно сказать, что найти ноги Христа можно только в Единой Православной Церкви, потому что Она и есть Тело Христа!

[176] Потому, говоря «нужно искать не Церковь, а Христа», протестанты на самом деле только уводят человека от Христа и не дают ему найти Его и соединиться с Ним.

[177] Возражение 21. Рассуждая о единстве Церкви ввиду многочисленных конфессий, протестанты любят приговаривать, что разделения между церквами – это дело рук человеческих, и что перегородки между церквами не достигают небес, и в своей сущности Церковь (все деноминации) едина.

[178] На это нужно сказать, что красивый образ перегородок, не достигающих небес, есть очередной обман и лесть. Это жалкая дьявольская попытка нарядить секты в одежды Церкви и уравнять их с Ней. На самом же деле, Церковь – это одно строение (башня, как называет Церковь св. Ерм), одно дерево, а секты это совершенно другие строения, другие насаждения. То есть, сектанты приняли совершенно иного духа и являются заклятыми, принципиальными и непримиримыми врагами Церкви. Мысль же о перегородках между церквами заставляет думать о том, что Церковь и секты это одно здание, одно древо, один дух – в этом и ложь. Возможно, перегородки между одними и другими протестантскими сектами и не велики, ибо все духи протестантизма (да и вообще всех сект и лжерелигий) имеют, по сути, одного духовного начальника, но между сектами и Церковью существует огромная бездна, такая же, как между Царством Христа и адом.

[179] Протестанты говорят, что расколы – это дело рук человеческих, и это правильно. И, кроме того, что протестанты сотворили множество расколов, они изобрели ещё и массу ересей. Поэтому, тем, кто совершили и поддерживают эти расколы и лжеучения, нужно покаяться и вернуться в лоно матери Церкви, а не требовать легализации и признания своего нечестия.

[180] Возражение 22. Как сами протестанты, так и многие православные, которые рассуждают о Церкви и сектантстве, могут задаваться вопросом: так неужели все сектанты погибнут, и для Бога ничего не значит их вера во Христа и многие истинные догматы, их стремление к исполнению Его заповедей?

[181] Прежде всего, нужно сказать о том, что спасались и спасаются люди не только в Церкви, но важно понимать различие между «спасением вообще» и «спасением в качестве Церкви (Невесты Христа)». Церковью никак невозможно ограничить спасение человечества, ибо Она появилась лишь спустя несколько тысячелетий от создания мира. Что ж, все люди, которые не дожили до Её рождения, погибли? Нет, конечно, многие спаслись – это и еврейские праведники Ветхого Завета, и люди из других народов. Христос, сойдя в преисподнюю после Своей смерти, благовестил им спасение и вывел их из ада (см. 4 гл., абз. 133–136). Но, безусловно, и после рождения Христовой Церкви в Иерусалиме, Её ещё долгое время не было во многих странах, где люди могли спасаться только по закону совести, а не по законам Церкви. О возможности такого спасения язычников пишет ап. Павел: «ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую» (Рим.2:14–15). Об этом говорится и в Мф.25:31–46, где Христос приглашает в Своё Царство тех, которые делали добро «малым сим», не осознавая, что этим они делали добро Самому Христу, Которого они явно не знали, что видно из их ответа Христу: «Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили?» Также и в Откр.20:12–15 мы читаем о книге жизни, в которую, очевидно, многие вписаны, и эти люди не Церковь, так как во время открытия этой книги Церковь уже находится со Христом. О том же говорил и прп. Нектарий Оптинский: «Простой индус, верящий во Всевышнего и исполняющей как умеет волю его, спасется...». То есть, если человек, не знающий Христа и Его Церкви, поступает по своей совести, делая то, что он считает правильным и добрым, то он спасётся. На каком же основании? На том, что душа человека сотворена по образу Христа, который есть Любовь, Добро, Справедливость и пр. В любом же обществе и в совести каждого человека всегда есть понятия о добре и зле, и всегда есть возможность для человека избирать и делать то ли добро, то ли зло, в той, естественно, мере, в которой он это понимает. И если человек избирает душой делать добро, то он, по сути, хотя и неосознанно, избирает и любит Христа. Потому таковой благонадёжен для Царствия Небесного, и, оказавшись верным в малом, получит и больше (ср. Мф.25:21), и войдёт во спасение. Хотя всё это спасение возможно, естественно, только по благодати Христа, только благодаря Его победе над адом, ибо без этой победы никакой даже самый великий праведник никогда бы не мог спастись своим деланием добра и выйти из ада. Но таковые люди, жившие вне Церкви, хотя и спасутся, но не наследуют славу Церкви. Ведь в Царстве Христа спасённые в Церкви, принявшие дар Духа Святого и сохранившие Его, и достойно причащавшиеся Тела и Крови Христа, будут в качестве Его Невесты и Жены, а остальные – в качестве друзей и гостей на Его браке, причём в разной славе. Здесь, естественно, никто не может упрекнуть Бога в несправедливости, ибо спасение, а тем более, спасение в Церкви, зависит от Божьего избрания, и никто не может укорить царя за то, что одну деву он избрал себе в жёны, а других сделал своими придворными.

[182] Вот в этом контексте можно говорить и о спасении протестантов. Без сомнения, некоторые протестанты, как и католики, непременно спасутся, но, во-первых, они могут спастись лишь общим спасением, по закону совести, но никак не в качестве Церкви, и, во- вторых, так спастись могут только те протестанты, которые не знали об истинной Православной Церкви и до которых не достигла Её проповедь. Для иллюстрации можно представить себе какого-нибудь простого человека, живущего в католической Франции в XIV столетии. Естественно, он ничего не знает о Православии, не имеет никакого доступа ни к каким книгам, из которых он мог бы о нём что-либо узнать, да и вообще не умеет читать. Он знает только то, чему его учат его католические священники. И если он от души исполняет то, что знает, то, что в своей совести признаёт истинным и правильным, то Господь спасёт его (а если будет делать то, что в своей совести считает грехом, то погибнет). То же самое относится и к протестантам – те, которые не знали и не знают о Православии, не имеют никакой возможности изучить его, сравнить со своей верой и понять его истинность, могут спастись, если будут жить по своей совести, хотя и не войдут в славу Церкви.

[183] Но всё вышесказанное – это вопрос теоретического Богословия и не имеет никакого отношения к тем протестантам, которые знают о Православии, тем более к тем, кто живёт в нашей стране, где есть множество путей познать Православие и услышать его проповедь, и особенно, к тем протестантам, кто знает и изучает Православие, но борется с ним – таковые, как враги Истины, не спасутся ни в каком качестве. Сказанное о возможности спасения вне Церкви совершенно не относится, в частности, и к вам, мой протестантский читатель, поскольку если вы читаете эти строки, «то конечно достигло до вас Царствие Божие» (Мф.12:28) и вы уже являетесь зваными (см. Мф.20:16), и у вас есть все возможности стать также призванным, то есть креститься в Церкви и стать православным, и избранным и верным, то есть донести свою веру до конца. И если вы отвергнете предлагаемый вам Богом путь, то лишь покажете, что вы не любите Истину и Добро, ибо как вы можете Его любить и спастись по совести, если отвергаете высшее благо и высшую благодать – Церковь Христа? Я не случайно оборвал слова прп. Нектария Оптинского, который заканчивает свою мысль так: «Простой индус, верящий во Всевышнего и исполняющей, как умеет, волю его, спасется, а тот, кто зная о христианстве, идет индусским мистическим путем, нет». С такой же справедливостью можно сказать и о протестантах: «Простой протестант, верящий во Христа и исполняющий, как умеет, волю его, спасется (хотя и не в качестве Церкви), а тот, кто, зная о Православии, идет путём протестантизма, нет».

[184] Заканчивая настоящую главу, хочу высказать несколько не связанных друг с другом, но имеющих важное значение для экклесиологии мыслей.

[185] 1) Одним из видимых Божественных подтверждений истинности Православия является ежегодное в течении многих веков схождение благодатного огня в Иерусалиме у храма Гроба Господня на Пасху на православном Богослужении. Патриарх начинает молиться, и огонь возжигается сам, чудесным образом, причём многие молящиеся свидетельствуют о видении свечения под куполом храма, а допущенные в Кувуклию свидетельствовали о таком же свечении и на плите гроба Господня. Множество паломников подтверждают также, что этот огонь первое время не обжигает человека, впрочем, не всех – это, видимо, зависит и от веры и святости человека, и от благоволения Божия. Стоит упомянуть и о трещине в колонне у входа в храм, которая весьма необычная, ибо трудно научно объяснить, почему крепкая каменная колонна треснула, к тому же, очень необычным образом – она как будто взорвалась изнутри. Произошло же это событие в очередную пасхальную Великую Субботу в 1579 году, когда Иерусалим был во власти султана Мурада III. Патриарха Софрония IV с православным народом не пустили в храм, и они стали молиться у его ворот. И тогда в колонну храма ударила молния, образовав трещину, из которой и вышел огонь, и с тех пор православным уже не препятствуют совершать в храме пасхальное Богослужение. И хотя у гроба Господня служили и католики и другие сектанты, но чудесный огонь дается только православному Патриарху, что является Божественной помощью человеку в его поиске среди многих лже- и антицерквей истинной Церкви.

[186] 2) Православная Церковь известна в мире именно как православная, то есть правильно славящая Бога, правильная, правая (истинная), и весь мир и все сектанты называют Её именно так без всяких кавычек, не говоря «так называемая православная», а всегда просто – православная (ортодоксальная). Свидетельствовать данную истину принуждает людей Сам Дух Божий, опять же, для облегчения человеку нахождения в этом мире истинной Христовой Церкви, как и сами бесы были принуждаемы свидетельствовать истину о Христе (Мф.8:29; Мк.3:11; Лк.4:41).

[187] 3) Есть книга американского протестантскою пастора Боба Джорджа «Классическое христианство», переведенная на русский язык, которая стала довольно популярной среди наших протестантов, в частности, среди студентов ДХУ. Так вот, в предисловии (которое почему-то отсутствует в русском переводе данной книги) о протестантах говорится так: «Большинство никогда не раскрывали для себя разницу между одним и другим (религией и христианством), и они являются теми, кто искренно пытаются проживать жизнь, которой они не имеют, заменяя Бога – религией, Христа – христианством, а энергию, радость и силу Духа Святого – своими собственными благородными стремлениями... Есть те, которые проживают такую жизнь, которой на самом деле они никогда не имели». Далее, в 11 главе, развивая данную мысль, автор приводит в пример человека, слушающего в наушниках музыку и постукивающего ногой и щёлкающего пальцами в её ритм. Увидев это, глухой человек садится рядом с ним и начинает делать то же самое, хотя музыки он, естественно, не слышит. На этом примере Боб Джордж пытается объяснить разницу между религией и живой верой – первый двигается по велению сердца, а второй – механически. Автор говорит, что по его опросам очень многие протестанты признаются, что живут так, как этот глухой человек. Они читают в Евангелии о том, какие должны быть плоды Духа Святого, делают всё правильно, постоянно посещают различные семинары, читают христианские книги, очень активны в своей церковной деятельности, но сознаются, что они на самом деле не достигают полноты жизни радости Духа Святого, и остаются несчастными, вынужденными искусственно улыбаться и делать вид, что всё хорошо, боясь признаться, что на самом деле они не испытывают истинного общения с Богом. Конечно, автор, вскрывая проблему, пытается дать какой-то рецепт, ища выход в том, что нужно просто принять Божью любовь и перестать представлять Бога как постоянно гневающегося на нас за наши грехи и бегущего за нами с «большой деревянной ложкой» (гл. 1). Не обращая внимания на пошлость, с которой американские протестанты уже давно привыкли говорить о Боге и богословских вопросах, хочу сказать, что данный рецепт автора есть очередная тщетная попытка (как все те семинары и книги, на которые он ссылается как на не приносящие никакой пользы) как-то ответить на вопрос о том, почему протестанты при всех своих стараниях не чувствуют настоящей Христовой жизни в себе. Данное признание Боба Джорджа меня заинтересовало ещё и потому, что я сам, будучи ревностным протестантом и старающимся по совести угождать Богу и жить по Его заповедям, регулярно испытывал в душе страшную пустоту и сильное чувство именно того, что у меня почему-то нет той «жизни и жизни с избытком», которую я должен был бы иметь по обетованию Христа. Истинный же ответ на вопрос о том, почему протестанты ощущают, что не живут той жизнью, которой должны были бы жить, заключается в том, что они на самом деле её не имеют и не могут иметь! Они пытаются жить жизнью Церкви, не являясь Церковью! Они хотят быть в Духе и исполняться Им, тогда как они не получили Его на самом деле в Таинстве Духа. Вместо этого они приняли иного духа, который всеми силами пытается подражать Духу Святому и давать принявшим его свои плоды – свою радость, свою любовь, свой мир и прочее, но так как душа сотворена по образу Христа, то она ощущает, что всё это лишь суррогат, и испытывает неудовлетворение. А те протестанты, которые ничего такого не испытывают, находятся в ещё более ужасном положении, ибо это значит, что их душа настолько черства и приземлена, что не задаётся даже такими вопросами и находит в дьявольских суррогатах удовлетворение.

[188] Итак, протестанты как раз являются такими людьми, которые пытаются проживать ту жизнь (жизнь Церкви), которой они не имеют в себе на самом деле. Оттого протестантизму так характерно лицемерие, фарисейство и забота о внешней праведности. Если же вы, мой протестантский читатель, не желаете впредь обманывать себя и хотите поистине жить Божьей жизнью, уверуйте в Церковь и примите Христа в Её благодатных Таинствах, а потом начните по истине возрастать в Духе Святом, а не в своём – льстивом и подложном сектантском духе.

[189] 4) Предельно важно сказать здесь и о том, какие из церквей, называющих себя православными, действительно являются Церковью Христа, а какие – нет. Принцип, в общем-то, совершенно прост: в мире есть несколько поместных (канонических) православных Церквей, включая древние исторические Церкви – Иерусалимскую, Антиохийскую, Александрийскую, Элладскую, Грузинскую, Русскую (Московского Патриархата), и та поместная церковь, которая находятся в молитвенном и евхаристическом общении с этими Церквами, является истинной, законной и благодатной Христовой Церковью. На территории Украины, например, есть несколько православных раскольничьих группировок, главная из которых – это филаретовцы (Киевский Патриархат). И понять, что филаретовцы есть раскольники, а не Церковь, совсем не трудно именно по указанному признаку – они не находятся в общении со вселенским Православием и ни одна из поместных православных Церквей не признаёт этой «церкви». Раскол же этот появился на почве национализма и личной гордыни митрополита Филарета732 в 1992 году. Такими же раскольниками являются и Украинская Автокефальная Православная Церковь (УАПЦ), и Русская истинно-православная Церковь (РИПЦ), называемая ещё катакомбной церковью. Такими же сектантами являются и старообрядцы, которые, несмотря на то, что РПЦ протягивает им руку общения, отвергают Её и не признают ни Её Крещения, ни других Таинств. О старообрядцах же беспоповцах и говорить нечего, ибо они в принципе не могут быть Церковью, Которая не существует без священства и Таинств. Одним словом, истинной Церковью являются те церкви, которые находятся в общении со Вселенским Православием.

[190] Важно здесь сказать и об отступлении733, которое, по пророчествам, должно иметь место в Церкви, особенно незадолго перед Пришествием Христа. Раскрыть в достаточной степени эту тему нет возможности в контексте данной книги, но я хочу лишь кратко сказать о нескольких важных положениях, которые нужно понимать каждому православному человеку, чтобы не соблазниться в вере и не впасть в погибель. Христос и Апостолы предсказывали о том, что в Церковь, особенно в последнее время, войдут духовные волки, лжеучители и различные отступники (Деян.20:29; 2Петр.2:1–3; 1Тим.4:1–2; 2Кор.11:13–14), и в Церкви они действительно всегда были и есть, и чем ближе к концу, тем они всё больше умножаются. И один из главных вопросов, которым задаётся каждый христианин, ревнующий о чистоте Христовой Веры и желающий сохранить себя духовно незапятнанным, заключается в том, как относиться к тем священникам и епископам, которые в большей или меньшей мере отступают от канонов Церкви? Некоторые, ревнуя не по разуму, видя некоторые отступления, вошедшие в Церковь (я имею в виду здесь больше не протестантов, а считающих себя православными), заявляют, что Церковь по этой причине уже потеряла благодать и что нужно прекращать с Ней всяческое общение, в частности – с канонической Русской Церковью (МП), и создают свои церкви, наподобие РИПЦ. Но такое решение данного вопроса совершенно неверное, потому что такие люди берут на себя суд Божий и суд церковного Собора. Дело в том, что в Церкви есть важный духовный закон, который говорит о том, что Таинства, совершаемые правильно и законно поставленным священником или епископом, несмотря на его личные грехи, являются действительными до тех пор, пока он не будет законно низложен – священник своим епископом, а епископ – собором епископов. Потому очень грешат те, которые, например, обвиняют Московского Патриарха в каких-то отступлениях, объявляют его еретиком и на этом основании заявляют, что еретиками и отступниками, отсечёнными от Церкви и лишёнными благодати, являются и все православные, потому как они поминают его имя на Богослужениях. Это большая и страшная ложь, которую хорошо разбивает вся история Церкви. Ведь Церковь многие века находилась в борьбе с различными еретиками и отступниками – арианами, несторианами, монтанистами и проч., и проч. Многие из этих еретиков были низложены на церковных Соборах, в том числе и Вселенских. И многие православные, борющиеся сейчас с отступлениями в Церкви, не осознают того, что эти еретики и ересиархи до своего соборного осуждения находились в лоне Церкви, были обличены духовным саном и совершали Таинства, которые были и всегда считались действительными, до тех пор, пока еретик не был низложен. Можно взять в пример ересиарха Нестория. Он был, ни больше ни меньше, Константинопольским Патриархом, которого осудил Третий Вселенский Собор. Но ведь еретиком он стал не на Соборе, а задолго до него. До этого же, хотя он и был уже еретиком, все совершаемые им Таинства были действительными, и после его низложения епископы Церкви ни в коем случае не выясняли, сколько времени до своего низложения он уже был в ереси и не рукополагали заново поставленное им священство. То есть все совершённые им до своего низложения священнодействия считались и на самом деле были действительными, несмотря на его неправославность. Вот так же действительны и все священнодействия всех канонически правильно поставленных епископов и священников Церкви, если они не были низложены или запрещены в служении, даже если они в чём-то неправославны. Ибо для отвержения Патриарха, епископа или священника, и главное – для объявления того, что совершаемые им Таинства недействительны, совершенно недостаточно обнаружения в его взглядах или действиях чего-то неправославного, ибо лишить священника благодати священства может только епископ, а епископа или Патриарха – Собор. Бороться же с отступлениями и обличать отступников можно и нужно тем, кто имеет на то силу, благодать, мудрость и призвание, и всем верным всегда нужно молить Бога о помощи и милости, но при этом самим нужно оставаться в лоне Церкви, понимая, что и через грешных священников (а праведного нет ни одного) подаётся благодать.

[191] Нужно при этом также знать, что Господь неусыпно печется о Своей Церкви и знает, как спасать Своих. И через Своих пророков, святых Церкви, Он открыл то, как будут развиваться события в Церкви. А будет всё так, что благочестивые устремления верных с одной стороны, и отступнические тенденции церковных плевелов с другой, приведут к тому, что в Церкви состоятся два Восьмых Вселенских Собора – один истинный (в Дивеево), другой ложный, волчий. О Соборе истинном прп. Серафим Саровский пророчествовал так: «До появления антихриста должен состояться Восьмой Вселенский Собор всех Церквей под Единую Главу Христа-Жизнодавца и под единый Покров Божией Матери, Единой по Бозе Всемогущей, с оставлением за первым патриархом его царственной власти, как первообраза вечного царства Иисуса Христа, также для объединения и воссоединения всех святых Христовых Церквей734 против назревающего антихристианского направления под Единую Главу Христа-Жизнодавца и под единый покров Его Пречистой Матери и для окончательного проклятия всего масонства и всех подобных партий...»[19]. Об этом Соборе предсказывал и прп. Нил Мироточивый Афонский (XIV в.): «Потом (после 1992 г.) соберется 8-й Собор, чтобы разобрать спор и явить благое благим и злое злым...»[20]. Трудно предугадать всё, что будет сделано на этом великом Соборе, но ясно то, что здесь Церковь, кроме прочего, отвергнет многие вошедшие и входящие в Церковь отступления от Её канонов (экуменизм; совместные молитвы иерархов с еретиками, католиками и протестантами; пострижение многими священниками и монахами бороды и волос; расценки на церковные требы; торговлю в храмах; или такое безобразие, как пение в главном храме Русской Церкви женщин без головного убора; новостильный календарь; брачных епископов (что со временем будут пытаться ввести в Церкви), и т.п.). Одним словом, Церковь будет готовиться к Своему переселению на небеса и будет просто обязана встретить Своего Жениха в чистоте и святости, и Господь всё сделает для этого, и иначе быть не может.

[192] Теперь о ложном Соборе, о котором пророчествовал, например, прп. Кукша Одесский: «Последние времена наступают. Скоро будет экуменический Собор под названием «святой». Но это будет тот самый «восьмой собор, который будет сборищем безбожных». На нем все веры соединятся в одну. Затем будут упразднены все посты, монашество будет полностью уничтожено, епископы будут женаты. Новостильный календарь будет введен во Вселенской Церкви. Будьте бдительны. Старайтесь посещать Божии храмы, пока они еще наши. Скоро нельзя будет ходить туда, все изменится»[21]. Одним словом, если истинный Собор отвергнет все отступления в Церкви, то этот разбойничий Собор напротив – утвердит их. И вот только тех епископов и священников, которые будут на этом Соборе и примут его решения, можно и решительно нужно будет отвергать, и избегать те храмы, в которых они будут служить, – признавать же нужно будет только тех, кто последует истинному Вселенскому Собору. Пока же, до этих Вселенских Соборов, нужно непременно признать законное священство РПЦ МП и благодатность совершаемых ими Таинств, и кто до этих Соборов отвергает и тем более проповедует о том, что Русская Православная Церковь и Её Таинства безблагодатны – тяжко согрешают против Христа, хуля подаваемую Им благодать, называя её ничем.

[193] 5) Теперь несколько слов о перспективах отношений Православия и протестантизма. Зная только то, что Православие есть истинная Церковь, а протестантизм – сектантство, уже можно уверенно пророчествовать о том, что православные победят своих врагов и наследуют землю (ср. Мф.5:5) и славу, а протестанты наследуют злую участь в аду. Но здесь я хочу сказать о некоторых подробностях того, чем закончатся отношения православных и протестантов именно в России (и на территории бывшего Советского Союза). Как уже было сказано, верная часть православных скоро соберётся на Восьмой Вселенский Собор в Дивеево. Но Собор будет только кульминацией всего, что будет происходить в Дивеево. Прп. Серафим Саровский много пророчествовал о своей Дивеевской обители. Он говорил, в частности, о том, что там вместо села будет город. Это потому, что православные люди будут всё больше съезжаться к этому месту спасения во времена антихриста и будут там особо освящаться и ревновать по чистоте христианской жизни. По особому Божьему попечению Церковь в Дивеево придёт к общению имуществ, которое было у древних христиан, и дары и чудеса Духа Святого там будут проявляться ещё в большей силе, чем в начале церковной истории. Кроме того, в Дивеево произойдет великое событие – воскресение прп. Серафима Саровского, о чём он сам и предсказал. Одним словом, Церковь вернётся к Своей первой утраченной любви (Откр.2:4), и будет пребывать в великой ревности и силе, проповедуя всему миру против антихриста, лжепророка и всей тайны беззакония. В это время в России будет править лжепророк, которому будет крайне ненавистно обличение Церкви и он соберёт войска, чтобы уничтожить всех православных, собравшихся на Вселенский Собор. Но когда он подойдёт к Дивеево, совершится восхищение Церкви. И тогда русские люди поймут, что Церковь говорила правду и с великой жаждой, как говорил прп. Серафим, станут исследовать все дивные события, произошедшие в Дивеево, и обратятся к Православию. Они изгонят лжепророка, отвергнут лживую демократиюи изберут себе царя, закрывшись от всего мира, над которым воцарится антихрист и лжепророк735. И вот тогда протестантизм совершенно исчезнет в России, ибо после всех великих дивеевских событий, особенно, восхищения Церкви, у протестантов уже не останется силы стоять в своём духе и продолжать считать себя истинной Церковью. Но это будет не поражение протестантов, а их великая духовная победа, их исцеление от протестантской лести и беснования.

[194] Итак, подведём итоги. Церковь Христа – одна, и Она неодоленна. Она никогда не была уничтожена язычеством, а существует с первого века и доныне. Эта Церковь есть Единая Святая Соборная Православная Церковь. Она отличается от всех остальных церквей тем, что: 1) только Она одна берет свое начало в первом веке, от Апостолов. Все остальные церкви появились позже – католики в 1054 году, протестанты (лютеране) в 1517 году, и т.д.; 2) только Она была основана Христом и Его Двенадцатью Апостолами, а все остальные церкви были основаны иными, ложными апостолами – католики своими папами-еретиками, протестанты – Лютером, Кальвиным, Цвингли и проч.; 3) только Она ни от кого не откалывалась. Все остальные церкви откололись от Неё – непосредственно, как католики, или посредственно, как протестанты (хотя есть секты, которые ни от кого не откалывались и были созданы просто по воле какого-то самозванца, от чего не легче). Но нельзя создать Церковь второй раз, по Библии, самому. К Ней должно только присоединяться, и тогда только можно создавать новые поместные Церкви в согласии с учением Церкви и в единстве с Ней, а не в отрыве от Нее и против Нее. Духа Пятидесятницы мы можем получить только в Церкви и через Церковь, так как Ей Бог вверил Себя, хотя каждый человек может иметь Духа Божия, пребывающего с ним в разной степени и близости и зовущего его к покаянию и Истине. Ни искренность, ни хорошая измененная жизнь, ни плоды праведности, ни жертвенность и посвящение не гарантируют нам нахождение в Церкви. Ведь делами не оправдается никто пред Богом, а только праведностью Христа. Но для этого нужно облечься праведностью имени Иисуса в истинном Крещении, чтобы быть найденным на суде не со своею, а с Христовою праведностью (см. Фил.3:9). Возможно, будут спасенные и вне Церкви, но к нам (знающим о Церкви) это не относится. Для нас только один путь – спасаться в Церкви, а значит, нужно вернуться в Нее и прекратить созидать свои церкви, враждебные Христовой, ибо кому Церковь не мать, тому Бог не Отец.

***

[1] Прот. Митрофан Зноско-Боровский. Сравнительное богословие. Глава XXIII.

[2] Монтгомери Дж. Рассвет. 7 миллионов церквей в 2000 г. М., 1993. С. 58.

[3] Как отличить истинную Церковь от лжецерквей. С. 9.

[4] Там же. С. 10.

[5] Текст лекций С.В. Санникова к курсу: «История и богословие ЕХБ». Раздел «Предыстория баптизма».

[6] Откуда всё это появилось? Глава «Небесное и земное».

[7] Цит. по: Н. Варжанский. Оружие правды. М.: Паломник, 1991. С. 10.

[8] В.Г. Павлов. Правда о баптистах. Глава «Начало истории баптистов».

[9] Не смущайся. Глава «О православном богослужении».

[10] Историческое учение об отцах Церкви. М.: Паломник, 1996. С. 4.

[11] Десять заповедей. Dutch Reformed Tract Society, 2002. С. 73.

[12] http://www.youtube.com/watch?v=lzZ0zBUPrLM

[13] Двадцать веков Христианства. Т. I, с. 151.

[14] Книга 1, видение 3/3.

[15] Книга 1, видение 3/5.

[16] Лествица. Слово 15 «О целомудрии», раздел 9, 29.

[17] http://www.blagovam.org/media.php?tid=1812. Лекция 1, 43-я мин.

[18] Не смущайся. Глава «Предисловие».

[19] Россия перед Вторым Пришествием. 2-е изд. С. 541–543.

[20] Россия перед Вторым Пришествием. 1-е изд. С. 284.

[21] Там же. С. 287.

Глава 22. Об экуменизме

[1] По мере развития, и в то же время непрекращающегося дробления протестантизма на множество конфессий, многие протестанты стали всё больше осознавать, что такое их положение, а также их противостояние и споры друг с другом, явно противоречат воле Христа, молившегося к Отцу о единстве Своих последователей (Ин.17:22–23), и являются большим соблазном для мира. При этом со временем протестанты ясно осознали то, что добиться единомыслия между собою, а тем более – с католиками и православными, практически не представляется возможным, и все попытки протестантов доказать истинность своей веры приводят лишь к тому, что другие протестанты (а также католики и православные) ещё с большим рвением доказывают истинность своей догматики. Более того – по мере того, как богословы одних деноминаций вникают в мировоззрение других, изучая их аргументацию, они всё больше осознают и то, что их оппоненты вполне искренни; что мыслят иначе они отнюдь не потому, что отвергают и не любят истину, а потому, что просто другая богословская точка зрения им в действительности кажется более правильной; что их взгляды тоже имеют библейскую основу; что в их богословии также есть своя логика и своя правда. Но главное – протестанты всё больше видят, что многие верующие из других церквей так же, как и они, любят Бога и Его слово, и в нравственном отношении такие же, как и они, и стараются жить по заповедям Христа.

[2] Всё это привело католицизм, а также почти весь протестантизм, к экуменизму, главные идеи которого заключаются в следующем.

[3] 1) Христианам всех конфессий нужно объединяться на основе главного – их веры во Христа как Сына Божия и Спасителя мира, и единых нравственных ценностей. Христиане всех конфессий должны считать друг друга своими братьями во Христе и членами Единой невидимой Церкви Христа.

[4] 2) Нужно перестать спорить, обличать и осуждать друг друга, доказывать истинность каких-то догматов736 и опровергать взгляды других, считая иные богословские точки зрения теологуменами, т.е. частными взглядами, имеющими право на существование. Нельзя заниматься прозелитизмом, т.е. не нужно стараться обращать христиан других конфессий в свою веру.

[5] 3) Христианам разных конфессий необходимо общаться друг с другом, упражняясь в любви и терпимости, для чего как можно больше совершать совместных молитв и богослужений, и вместе участвовать в преломлении хлеба.

[6] Эти три пункта суть главные догмы экуменизма. Еретиков же (и самого понятия «ересь») для экуменистов практически не существует: точнее, еретиками, которых они не терпят (и которых бы они анафематствовали, если бы не отвергали понятие анафемы), являются для них лишь традиционные верующие, которые, утверждая свои догматы веры, смеют при этом осуждать и отвергать противоположные взгляды737.

[7] Конечно, такое «миролюбие» очень многих вдохновляет – и протестантов, и католиков и даже некоторых православных, и в экуменизме они видят единственный реальный путь к объединению всех христиан и преодоление того соблазна, что христиане так разрозненны и так часто враждебны друг к другу. Но может ли православное сознание принять идеи экуменизма? Решительно нет, и вот по каким причинам.

[8] Прежде всего, нужно осознать то, что экуменизм это совершенно новая и самостоятельная религия со своими догматами и мировоззрением, суть которой заключается в том, что определённой истины не существует или она непознаваема и весьма расплывчата. Стать экуменистом значит – не больше, не меньше – отречься от своей прежней веры. Если баптист или харизмат становится экуменистом, то он попросту меняет свою религию. «Баптист» и «баптист-экуменист» это совершенно два разных человека, и веруют они совершенно различно. Православного же экумениста непременно следует считать предавшим Христа, отрекшимся от Веры, от Апостолов и всех отцов и святых Церкви, ибо он принял дух прелести – новую и чуждую религию. Ведь Церковь приняла от Христа веру, в которой наставил Её Дух Святой и которую выразили Апостолы и утвердили Святые Соборы, отцы и другие святые Церкви. Эта вера, по крайней мере – в главных вопросах, вполне определённа. Экуменизм же требует отречения от этой веры, что можно доказать на конкретных примерах.

[9] 1) Для Церкви исключительно важным является догмат об апостольской преемственности, суть которого заключается в том, что совершать церковные Таинства и Богослужение могут только такие люди (епископы и священники), которые были рукоположены епископами, принявшими в свою очередь рукоположение от других, предшествующих им епископов, и только такие Таинства являются действительными, благодатными и соединяющими человека со Христом. Экуменисты же, признавая Церковью всякое общество верующих, и тех, естественно, кто не имеет апостольской преемственности, по сути, ниспровергают данный догмат и утверждают, что не только правильно рукоположенные священники имеют право и благодать совершать церковные Таинства. И если православный христианин станет экуменистом, то он должен отречься от Православия в данном вопросе.

[10] 2) Другой важнейший догмат Церкви – трёхчинная иерархия: епископы, священники и диаконы. Православие исповедует, что такую иерархию установил Сам Христос, и Церковь не может существовать без неё. И главное, что только епископы имеют право и благодать рукополагать священников и других епископов. Экуменисты же признают, что и те церкви, которые не имеют епископов, также являются частью Церкви Христа. Итак, признать церкви без епископов – частью Церкви, значит отречься Веры Православия.

[11] 3) Вопрос Крещения. Православие учит, что только в Таинстве Крещения человек может получить прощение прежних грехов, духовно возродиться и соединиться с Церковью. Экуменисты же считают, что и те, кто в это не веруют и вообще принимают крещение не в Церкви и не от законных священников все равно всё это получают. Таким образом, быть экуменистом опять же значит отвергаться данного догмата Церкви.

[12] 4) Учение о Миропомазании. Церковь учит, что Духа Святого в новозаветном качестве человек может принять только через таинство Миропомазания, совершённою, конечно же, в Церкви правильно поставленными священниками. Экуменисты же признают, что Духа Святого имеют и те, кто не миропомазывался. Посему, принять экуменистическую точку зрения в данном вопросе значит отречься от указанною православного догмата.

[13] 5) Учение о Таинстве Причастия – о том, что евхаристические хлеб и вино на литургии пресуществляются в Тело и Кровь Христа, и что через Их вкушение причастник соединяется со Христом. Экуменисты же убеждены, что и те, кто так не верует – кто признает хлеб и вино на вечери лишь символами, и кто принимает причастие не из рук законных священников, всё равно имеют причастие Христу. Соглашаться с экуменистами – значит не веровать православно и отрекаться от сего важнейшего догмата Церкви.

[14] 6) Догмат о приснодевстве Марии. Церковь учит, что Дева Мария пребыла девой и после рождения Христа и не имела супружеских отношений с Иосифом. Тех, кто так не верует, Церковь давно предала анафеме. Экуменисты же говорят, что эта анафема ничего не значит, и что те, кто учит о Деве Марии иначе, не отсекаются от Церкви. Таким образом, быть экуменистом это вменять ни во что церковные Соборы и анафемы, т.е. отрекаться от Православия.

[15] 7) Отношение к раскольникам. Здесь важно сказать, что в Православии вторая по важности книга после Библии это книга правил, где собраны признанные каноническими постановления Апостолов, Вселенских и поместных Соборов, и святых отцов. Так вот среди этих правил находится множество различных анафем раскольникам. Например, св. Василий Великий в своем послании (признанном каноническим и помещённым Церковью в книге правил) к епископу Амфилохию говорит, что отступившие от Церкви через раскол уже не имеют в себе благодати Святого Духа. Это правило веры Христова Церковь на VI (правилом 2) и на VII (правилом 1) Вселенских Соборах утвердила как непреложную истину. Эту мысль высказывал и св. Игнатий Богоносец († 107 г.): «Кто последует за вводящим раскол, тот не наследует Царствия Божия» (Филад., гл. 3), и другие отцы Церкви. Экуменизм же заповедует принимать и признавать всех раскольников и вообще не называть никого раскольниками. Таким образом, принять данное положение экуменизма – значит отвергнуть отцов Церкви и церковные каноны.

[16] 8) Отношение к еретикам. Апостолы, Святые Соборы и святые отцы постоянно оперировали понятием «ересь» и «еретик». Вся Церковь всегда от самого начала постоянно утверждала одно своё учение, и всегда же обличала ереси, то есть те мнения, которые противоречили Её учению. Можно сказать, что обратная сторона истины и есть обличение ереси, и любить истину и ненавидеть ересь есть одно и то же. И у святых отцов есть множество трудов, которые так и называются: «Против ересей» (св. Ириней); «12 слов против Аномеев», «8 слов против Иудеев»; «Рассуждение против иудеев и язычников» (св. Иоанн Златоуст); «Слово против евномиан» (св. Григорий Богослов), и т.д. и т.п. Экуменизм же запрещает называть кого-то еретиками – это одна из важнейших догм этой религии. Таким образом, стать экуменистом и перестать осуждать ереси и еретиков – значит отказаться от самого понятия истины, отвергнуть образ мысли святых отцов и всё Предание Церкви.

[17] Впрочем, сейчас я не доказываю истинность Православия – этой цели были посвящены все предыдущие главы моей книги. Я хочу лишь, чтобы мой читатель ясно понял, что даже чисто логически совершенно нельзя быть православным экуменистом (или баптистом-экуменистом), ибо, если православный христианин принимает идеи экуменизмаон перестаёт быть православным, отрекается от своей веры и принимает иную религию с иной верой и догматикой. (Так же как и баптист, принимая экуменизм, уже отрекается от догматов баптизма, ведь, например, обычный баптист считает православное почитание икон – идолопоклонством, а баптист-экуменист уже так не считает, ибо его новая вера запрещает осуждать любые богословские взгляды.)

[18] В возражение сказанному экуменистически настроенные протестанты говорят, что вот, православные гордецы, только себя считают истинной Церковью и не желают единства христиан. На самом деле, подобный упрёк – несусветная наглость. Ведь в нежелании единства упрекают тех, кто ни от кого не отделялся и 2000 лет хранит единство; и упрекают те, кто сами отделились от единства веры и сотворили тысячи расколов! То есть, протестанты наделали расколы, учредили свои самозваные чины священства, ввели множество ересей, и теперь они говорят Церкви: «давайте объединяться; мы же ведь готовы признать вас Церковью, вот и вы нас признавайте». На самом же деле, такое единство с раскольниками и еретиками – духовный Вавилон738. Для истинного же единства нужно просто отречься от ересей, покаяться в своих расколах и самочинстве и вернуться в Единую Церковь. Но Божьего единства протестанты, естественно, не желают.

[19] Писание говорит: «не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире» (1Ин.4:1). Так вот экуменизм это порождение нечистых духов обмана и прелести, духа антихриста739, который всё больше усиливает своё действие в мире. Люди ощущают суррогатные сладость и миролюбивость этого духа и принимают его, и упиваются им, не подозревая о том, какой страшный этот дух, и какое богохульное учение он несёт. Почему дух этот есть именно антихристов понять не так сложно. Ведь известно, что антихрист будет властвовать над всеми народами (Откр.13:7), и всех объединит в поклонении себе. Но как же это можно сделать, если каждый народ имеет свою религию и своих богов? При таком положении дел никто не захочет поклоняться антихристу, как Богу. Поэтому бесам нужно подготовить людей, сделав все религии относительными; нужно убедить народы, что все боги и религия равны и ведут они к одному Богу, как разные тропы горы ведут к одной вершине, и что, следовательно, единого Бога можно чтить в различных формах и религиях с различными догматами. Для этого изобретаются такие заманчивые идеи, как, например, идея разбитого зеркала: все религии, учит дух экуменизма, это как часть разбитого зеркала, которая отражает часть истины. Но чтобы получить нам всю истину целиком, нужно собрать и склеить все кусочки этого зеркала. И эти идеи, как известно, уже давно широко пропагандируются, особенно на Западе, где находится плацдарм тайны беззакония – тех людей, состоящих в духовном заговоре, которые планомерно ведут человечество к принятию антихриста. Уже существуют храмы, где в одном углу можно поклониться Христу, а в другом Будде и другим богам. И это есть не что иное, как подготовка мирового сознания к принятию антихриста. Ведь когда люди поверят в то, что все боги и религии равны, то тогда уже не будет разницы, кому поклоняться, и люди поклонятся сильнейшему богу, который на время избавит мир от многих проблем – антихристу, который будет выдавать себя за Бога. А то, что дух экуменизма ведёт к объединению не только все христианские конфессии, но и все религии, совершенно ясно, ведь на экуменических встречах уже давно перестали ограничиваться совместными молитвами с представителями христианских деноминаций. Например, римский папа Иоанн Павел II 27 октября 1986 года открыл новую страницу в истории экуменизма, пригласив представителей всех религий, вплоть до язычников и шаманов, на общерелигиозное моление в Ассизи, которое началось с молитв «Единому Богу». Под влиянием духа экуменизма папа уже допускает приветствия с Далай-ламой, «божественными главой буддизма; получать от индийской жрицы на лоб наклейку – символ принадлежности идолу Шиве, богу мести и разрушения; брататься со служителями сатанинского культа Вуду, называя контакт с ними «обоюдным обогащением»; целовать Коран в знак равенства всех религий... Вот суть и плоды экуменизма.

[20] Одним словом, дух антихриста планомерно стремится смешать и объединить все религии и христианские конфессии, уничтожить истину и сделать её относительным понятием, размыть границы истины и лжи, и принимать или сочувствовать экуменистическим идеям – значит принимать антихриста.

[21] Протестант Д. Ферберн, пропагандируя идеи экуменизма и пытаясь примирить Православие и протестантизм, пишет о необходимости признать, «что и восточное, и западное мировосприятие являются приемлемыми, но каждое в своём культурном контексте, и что различные богословские акценты, порождаемые ими, являются взаимно дополняющими… восточное и западное богословия можно рассматривать как полностью приемлемые выражения библейской истины, однако каждое в своём собственном культурном окружении»740. Это – типичное мышление всех экуменистов. Они всегда пытаются сделать вид, что противоречия между одними и другими христианскими конфессиями незначительны и несущественны, которые легко можно объяснить различием культур. На самом же деле, различие между, например, догматикой Православия и протестантизма, огромно и совершенно непримиримо, и нет в действительности никаких особенностей культуры, которые могли бы заставить протестантов говорить, что Дева Мария не пребыла Девой и имела детей от Иосифа; отвергать преемственность священства; отвергать реальность причастия; отвергать миропомазание, учение о возрождении и прощении грехов через крещение, и прочие догматы Церкви. Противоречить Церкви заставили католиков и протестантов не иная культура, а иной дух, который их обольстил, как написано: «Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским» (1Тим.4:1). Поэтому для достижения единства христиан отступившим от веры нужно не оправдывать свои ереси, называя их «полностью приемлемыми выражениями библейской истины», а покаяться в них, перестав внимать духам- обольстителям, и последовать за Духом Истины.

[22] В другом месте Д. Ферберн, обращаясь к протестантам, пишет: «Возможно, вы познакомились с православными христианами, и вас привела в замешательство их «странная» вера и невозможность достичь взаимопонимания при попытке объяснить им ваш путь следования за Христом»741. Опять же, вопрос ставится так, что проблема вражды Православия и протестантизма заключается в неспособности понять друг друга, но если послушать друг друга, то можно прийти к единомыслию и взаимопониманию. На самом же деле проблема совсем в другом: православные верующие всей своей душой (а богословы ещё и умом) вполне понимают путь протестантизма, что ведут его духи обольстители от Церкви в духовную погибель. Т.е., православные намного лучше знают путь протестантизма (его духовное направление), чем протестанты – что же они могут объяснить православным? Ничего, только подробности того, какими именно хитросплетенными дьявольскими уловками и лестью стали они на путь раскола, ереси и святотатства.

[23] Теперь несколько слов о главных положениях экуменизма, о чём говорилось в начале главы (абз. 1–5).

[24] 1) Насчёт единства христиан и соблазна. Прежде всего, единство Церкви никак не нарушается отпадением от Неё еретиков и раскольников. Кроме того, истина превыше единства, и никоим образом нельзя Церкви объединяться с еретиками и раскольниками против истины, ради самого единства, ибо «какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным?» (2Кор.6:15). Сам Христос через Вселенские Соборы и другие средства добивался и добивается отделения упорствующих еретиков от Его Церкви, для Которой жить отдельно от них – великое благо и спасение. (И сейчас для Церкви великое зло заключается в том, что многие еретики ещё не выявлены и не отсечены от Неё, и, находясь внутри Церкви, своими ересями постоянно отравляют Её). Причём, протестанты и католики сами создали свои расколы и ереси, а теперь показывают свою обеспокоенность тем, что это соблазняет мир и призывают Церковь к объединению с ними. На самом же деле, они лишь искушают Церковь этим безбожным единством и призывают Её к духовной смерти, т.е. стать такими же, как и они. Божественное же средство преодоления соблазна очевидно: те, кто создали расколы, ереси и свои человеческие церкви должны покаяться в этом и вернуться в Церковь – и соблазн прекратиться.

[25] 2) Насчёт искренности еретиков. Заблуждаться можно очень искренно, как и в обычной жизни многие люди вполне искренне обманываются (вопрос искренности веры обсуждался в гл. 21, абз. 117–122). Поэтому, тот факт, что еретики поверили лжи от всей души, не делает ложь истиной.

[26] 3) Насчёт того, что в учении каждой деноминации есть своя логика и правда, а лучше сказать – правдочка. По-другому быть и не может, ибо редчайшая душа настолько развращается, что может полюбить и принять ложь в открытом виде, и дьявол не иначе может обольстить человека, как прикрыв ложь подобием правды. Разве не было своей правды в учении большевиков? Была, и очень сильная, иначе бы за ними не пошли массы людей, причём с таким энтузиазмом. Но если человек не смог распознать ложь под личиной правды, и, проповедуя богохульные ереси, он думает, что говорит правду, то это не оправдывает его и, тем более, не делает его членом Церкви Христа. Причём, если он под личиной правды не распознал ложь, то значит, он был нечист душой. (Основаны же на Библии учения еретиков только мнимо, что было достаточно показано в предыдущих главах и что показывается и во многих других православных книгах по сравнительному богословию.) Но главное, если еретик слышит от Церкви опровержение своей лжи, но упорствует в ней и не желает принимать истину, то, очевидно, он возлюбил свою ложь больше Божьей правды, и на самом деле не любит истину.

[27] 4) Насчёт единой нравственности всех христиан. Многие единые нравственные правила присущи не только всем христианским конфессиям, но и людям других религий и всем вообще порядочным людям. И православный, и баптист, и мусульманин, и буддист, и коммунист против насилия, убийства, воровства, супружеской измены, пьянства и т.п. Этот факт, кстати, как раз даёт различным экуменистам повод говорить о том, что все религии – равны, что происходят они от Единого Бога и ведут к Нему же. На самом же деле, единое отношение всех людей ко многим нравственным вопросам говорит о том, что человек даже в падшем состоянии сохраняет в себе Божественный логос, что он не до конца попрал свою природу. Но должно быть понятно то, что как буддистов, так и еретиков и раскольников, не может сделать Церковью то обстоятельство, что они во многом тех же нравственных понятий, что и христиане.

[28] 5) Насчёт совместных молитв. Православные каноны (45-е и 56-е апостольское правило, 33-е правило Лаодикийского Собора и др.) положительно запрещают совместную молитву с еретиками, тем более – совместное совершение литургии, и именно потому, что еретики находятся в ином духе. А «какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным?». Таким образом, экуменисты, предлагая совместные молитвы, склоняют православных просто отречься от своей веры и своих канонов, и пойти на это могут только отступники от веры.

[29] Итак, экуменизм есть тончайшая ложь и лесть – ещё тоньше и хитрее, чем протестантизм. И если протестант становится экуменистом, то он падает духовно ещё ниже, потому как обычный протестант хоть и заблуждается, но верует в существование единой истины. И если он действительно любит истину, но просто обманут, то ему можно объяснить, в чём заключается истина, и как веровала Церковь изначала, и он оставит свой протестантизм и присоединится к Церкви (и такое действительно нередко происходит – см. Приложение III). Но с экуменистом всё намного сложнее. Православный христианин может всё ему объяснить и показать, и он даже не будет спорить с ним. Напротив, он будет даже рад слышать, что православные тоже читают Библию и разумно богословствуют. Он может даже похвалить православных, как, например, нередко это делает Д. Ферберн в своей книге742, или даже начать иногда заходить в православный Храм и ставить свечи. Но для него Православие будет лишь одной из форм выражения Истины, и, хваля Православие, он всё равно останется вне Церкви...

[30] Впрочем, для протестанта переход от традиционного протестантизма в экуменизм хотя и является духовным падением, но небольшим, потому как при этом в духовном его положении мало что меняется по существу: он как был, так и остаётся во власти дьявола и лжи. Он просто переходит от одних духов во владение к другим, от одних духовных хозяев к другим, только более тонким, лживым и лукавым. Одним словом, он переходит из огня в полымя. Для православного же стать экуменистом это полная духовная катастрофа, это низвержение из рая в ад, это изгнание из души Духа Святого и принятия духа вражеского, это отречение от Истины, от Апостолов, Соборов, канонов и веры всех святых Церкви. Пойти на это никаким образом не может верная православная душа.

* * *

685

Я никогда не забуду, как в 2001 году, вскоре после моего обращения в Православие, когда я впервые был на архиерейском Богослужении в Касперовском женском монастыре, слёзы невольно ручьём потекли из моих глаз, когда православное священство и народ все вместе запели «Символ Веры» и дошли до слов: «Верую во Единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь». Мне стало ясно, что моя молитва, на первой неделе моей учёбы в ДХУ, когда я в горечи души задавал Богу вопрос Пилата «Что есть истина? (то есть как же разобраться среди множества мнений в том, как нужно правильно верить и к какой церкви из многих нужно принадлежать)», теперь вполне отвечена, и уже слёзы не отчаяния, а радости текли по моим щекам.

686

Важно заметить, что протестанты не веруют и в 10-й член Символа Веры, что было показано в 13-й главе (абз. 8).

687

Нужно сказать, что со Христом человек может соединяться и другими путями – через молитву, созерцание, чтение святых книг, праведные дела и т.п., и постоянно всё больше прилепляться ко Христу всеми возможными путями есть цель и смысл всей жизни христианина. Но названные Таинства есть главный, основной и основополагающий путь соединения со Христом, и все остальные пути соединения со Христом (в качестве Церкви) возможны только тогда, когда человек крестился, миропомазался, и участвует в Евхаристии.

688

По канонам Церкви мирянин может крестить, но только в самых исключительные случаях, например, когда священника рядом нет, а желающий принять крещение умирает.

689

Впрочем, сейчас всё меняется, и некоторые протестанты становятся экуменистами, допускающими и такое взаимообщение. Но экуменизм – это уже не протестантизм и не Православие, это, по сути, совершенно новая религия – об этом будет сказано в следующей главе.

690

Обратим особое внимание на это свидетельство Евангелия: «... многие... уверовали во имя Его. Но Сам Иисус не вверял Себя им...». Протестанты постоянно говорят о том, что для спасения нужно только уверовать во Христа. На самом же деле, нужно не только самим уверовать и избрать Христа – нужно чтобы и Христос избрал и уверовал в нас (вверил Себя нам), а вверяет Себя Христос человеку, только если он приходит в Его Церковь, в Таинстве Крещения. Другими словами, если человек уверовал во Христа, но не пришёл в Его Святую Церковь и не крестился в Ней во Христа, то это есть явный признак того, что Христос не вверил Себя ему.

691

О том, какого Иисуса проповедуют протестанты, было сказано в гл. 6, абз. 39.

692

А именно, погибло около 100.000 человек! (С. К.).

693

Если не все пастыри Церкви были и есть действительно святые, то вера Церкви утверждается на учении святых пастырей – отцов Церкви и прочих святых. Вера же протестантов утверждается именно на учении их нечестивых основателей.

694

Наука о Церкви.

695

Подробнее обо всём этом можно прочесть в моей книге «Ленин – антихрист из Апокалипсиса, который был, и нет его, и явится».

696

Отступают от Бога только некоторые – либо те, которые были лжебратиями и никогда духовно не были Христовыми овцами, либо истинные верующие, но временно павшие.

697

Видимым образом, эти признаки соответствуют и католичеству, но после своего отпадения от Церкви в 1054 году католики сохраняют лишь видимость Церкви, тогда как духовно от Неё отпали, о чём будет сказано ниже (см. абз. 80–91).

698

Поле – это не мир, как иногда толкуют протестанты, ибо оно названо «полем своим», то есть полем Господа, среди многих других полей диавола в этом мире (то есть его организаций, религий и сект).

699

Можно полагать, что Господь оставляет плевелы среди пшеницы на Своём поле для испытания Своей Церкви, а также для того, чтобы дать возможность самим нечестивым сделать свой выбор, чтобы они потом не сказали Господу, что Ты не дал нам возможности спастись. По этим причинам и сама Церковь не должна во многих случаях отделять от себя нечестивых, ибо кто может войти в собрание христиан и с точностью сказать, что вот эти – истинные христиане, а вот эти – ложные? Это можно было бы сделать, судя по делам человека, но, во-первых, многие люди грешат тайно и об истинном положении их сердца мы можем не знать; во-вторых, если даже человек открыто в чём-то грешит, то мы никак не можем на этом основании сделать заключение, что он – погибший, ибо завтра он может раскаяться и оказаться в конечном итоге среди избранных.

700

«Остаток» не всегда значит нечто малое, и только Бог знает число верных душ в Его Церкви.

701

Падают под воздействием «Духа Святого»; катаются по полу в истерике; неистово трясутся и дёргаются в экстазе; вопят не своими голосами, дико хохочут, шипят и пищат; говорят грубейшие и вульгарнейшие вещи, например: «вы просто воняете, люди, это то, как я о вас думаю»; «иногда я хочу, чтобы Господь дал мне автомат Святого Духа, чтобы я вам отстрелил голову»; о «клизме Духа Святого», и т.п.

702

Хотя, на самом деле, у протестантов не может быть никакого верного остатка, ибо они не являются полем Господа, а полем врага, на котором растут одни плевелы, только разного сорта. Пшеница же среди них может оказаться только случайно (как и на диком поле сорняков иногда можно увидеть пшеничный колос) – это те люди, которые временно являются протестантами, но имеют стать православными, или те, о которых будет сказано ниже (абз. 180–183).

703

Таковыми были Дева Мария (более всех других), ап. Иоанн Богослов, ап. Павел, прп. Серафим Саровский и подобные им великие святые Церкви.

704

Я хорошо помню, что когда я перешёл в Православие, то среди моих бывших собратий баптистов ходило мнение, что я ушёл потому, что соблазнился недостойным поведением многих из них. Это совершенно не так, ибо, слава Богу, меня ни в баптизме, ни в Православии никогда не соблазняли никакие грехи отдельных людей, о которых я слышал (ушёл же я из баптизма только ради самой истины, потому, что протестантизм: 1) не является Церковью, созданной Христом, а самозваными рукотворными обществами; 2) он во многом отступил от Библии и веры древней Церкви, даже в самом важнейшем). Но сама эта версия говорит о том, что баптисты знают, что у них многие грешат, и это многих соблазняет и может соблазнить. Помню так же, как одна новообращённая баптистка из артемовской общины, где я вырос, говорила мне, что когда она только пришла к баптистам, то поверить не могла, что она столько прожила и не знала, что в её городе есть такие святые люди. Однако, через время она не могла уже поверить, что эти «святые» люди могут быть «хуже неверующих», как она выразилась. Но интересно то, что такое открытие не поколебало её в баптизме. Помню также, как, ещё будучи баптистом, я говорил нашему пастору, И.М. Кобзарю, о том, что наш донецкий старший пресвитер поступает во многом неправедно, о чём многие у нас говаривали (этот пресвитер потом создал новый раскол в баптизме). Иван Михайлович ничего не опровергал и говорил только то, что нам нужно следить за собой, а за свои грехи каждый сам ответит перед Богом. Итак, сами протестанты понимают, что: 1) многие из них часто грешат и служат для других соблазном, но 2) это не причина разрыва с ними и поиска другой церкви, ибо каждый за себя даст отчёт Богу.

705

Те протестанты, которые отделились от католиков или других протестантов, всё равно отделились от Православия, потому как сам католицизм отделился от него.

706

Только за последние 10 лет от баптистов нашей Донецкой области отделилась сначала одна группа общин в Макеевке, затем другая в Донецке, и вряд ли это все случаи, так как протестанты имеют неуклонную и неизменную тенденцию постоянно делиться. Что забавно, последние, создав свою «Библейскую Церковь Украины», по сути – учинив очередной раскол, объявили своей целью создание «прочного фундамента для межцерковного и межденоминационного диалога»

(http://www.mfbc.info/index.php?page=4&leng=1&nb=2&nid=74).

Вот до какого безумия уже дошли протестанты – они создают новые расколы ради единства и объединения!

707

Можно заметить, что никакой грех не предохраняет и не отделяет человека от Церкви так, как сектантство. Горького пьяницу нередко можно увидеть кланяющимся в Церкви и истово полагающим на себя крестное знамение. Я всегда стараюсь ходить по улицам в подряснике и ко мне не раз подбегали такие люди, кланяясь до земли, целуя руки и всячески выражая своё уважение, с просьбой благословить их и помолиться о них, говоря о том, какие они грешные (священника же они, естественно, принимают как Божия служителя). Если я предложу таковому пьянице, например, поцеловать Распятие, благословить его или окропить святой водой, то он с большой радостью согласится. Сектант же буквально шарахается от Церкви, от Её священства, от всякой Её святыни и благодати, верно, сознательно ипосвященно храня себя от Неё. Таким образом, многие пьяницы, которых так презирают сектанты, гораздо ближе к Царствию Небесному, чем они. посвященно храня себя от Неё. Таким образом, многие пьяницы, которых так презирают сектанты, гораздо ближе к Царствию Небесному, чем они.

708

Протестанты, видя, что множество называющих себя православными живут в грехах, заявляют кроме всего вышесказанною, что это – признак слабости Православия, которое не может повлиять на своих членов так, чтобы они не грешили. Но если это так, то как объяснить то, что в одном и том же городе, при одних и тех же условиях одни православные живут полноценной церковной жизнью, посвященно служат Богу, ревностно исполняют Его заповеди, а другие погрязают во грехах? Как же получается, что одних Церковь может делать святыми, а других – нет? Значит, очевидно, дело только в волесамих людей, а не слабости Православия. Ведь если так рассуждать, что слаб и Сам Христос, Который принёс спасение всему миру и «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим.2:4), но при этом многие не спасаются и не достигают этого. Так что же, это признак слабости Христа и Его неспособности сотворить Свою волю? Нет, это говорит лишь о том, что человек свободен и что Христос лишь предлагает, а не заставляет его следовать за Ним – так поступают и православные, подражая Христу. А почему Церковь открыто не отлучает от Себя грешников, то таков Её мудрый миссионерский и стратегический подход к домостроительству Церкви на данный период времени, что уже было объяснено.

709

Всё больше развивая учение о папе, католики со временем пришли к догмату о непогрешимости папы в делах веры, хотя ложность этого утверждения, кроме прочих аргументов, легко доказывает сами исторические факты. Так, протоиерей Митрофан Зноско-Боровский пишет: «История свидетельствует о взаимно друг друга уничтожающих противоречиях отдельных пап, облеченных в торжественную тогу вселенского учительства. Так, папа Либерий подписывает (354) – не в качестве частного лица, а в качестве епископа Рима, арианский Символ Веры; папа Зосима (417–418) – в противоположность своему непосредственному предшественнику Иннокентию! – высказывается сначала в пользу Пелагия; папа Вигалий (537–555) в споре о трех главах три раза менял свое мнение: «он подчинился, наконец, решению Собора, заявив про себя, что он являлся до сих пор, к сожалению, орудием сатаны, работающего на ниспровержение Церкви, и был посему вовлечен в раздор со своими сослужителями – епископами собора, но теперь Господь просветил его»; разителен пример папы Гонория I (625–638) в монофелитском споре: «В самом начале спора папа Гонорий, спрошенный тремя патриархами, высказался в пользу ереси», и на VI Вселенском соборе (681) в числе других проповедников этой ереси был осужден и умерший папа Гонорий; папа Лев III, вопреки требованию императора Карла Великого, запретил добавление в Никео-Цареградский Символ Веры вставки «и от Сына», а папа Венедикт VIII принял «филиоквэ» в Символ Веры, и эта вставка становится догматом Латинской Церкви; папа Сикст V – под угрозой анафем – объявил лично им исправленный и изданный под его непосредственным наблюдением текст Вульгаты за обязательный для верующих и имеющий достоинство подлинника, но этот текст оказался настолько кишащим ошибками, что преемнику Сикста V пришлось скорее изъять его из употребления. Все это никак нельзя примирить с догматом непогрешимости в делах веры» (Сравнительное Богословие. «Православие, римо-католичество, протестантизм и сектантство». Глава X).

710

В восточном произношении «кафоличность».

711

Что касается Ветхого Завета, то и здесь всё так же – сначала была создана ветхозаветная Церковь, а потом эта Церковь написала Библию.

712

Как были восстановлены ветхозаветные Св. Писания, о чём сказано в 3Езд. 14 гл.

713

Об этих двоих или троих будет сказано ниже (абз. 101–105).

714

Хотя такое самопожертвование Господь, безусловно, будет учитывать на Страшном Суде и оно может послужить многим людям, оказавшим его, во спасение. Но, во-первых, спастись – это ещё не значит быть Церковью (см. абз. 180–183), а во-вторых, многие жертвуют собою ради совершенно дьявольских дел, например, ради революции, и они только думают, что жертвуют ради своих ближних. Потому, во многих случаях, такое проявление любви и самопожертвование может послужить человеку не в оправдание, а только в осуждение.

715

Впрочем, когда человек верует лжи и духовным лжецам, то в этом случае, если говорить строго, нельзя даже сказать, что человек уверовал: он не уверовал, а обманулся, потому как уверовать можно только в истину.

716

Православные веруют, что в момент Крещения человеку приставляется свой Ангел-Хранитель. Людям же некрещённым Ангелы также оказывают помощь, но они не приставлены к ним для неотступного с ними пребывания.

717

Об этих этапах пути человека к познанию высшей Божьей Истины, явленной в Церкви, Д. Чуйков пишет так: «Итак, обрести веру в Бога, значит отдать предпочтение Творцу перед творением, то есть Духу перед материей. Этот выбор между только двумя и, при том, явнейшими противопоставлениями – простейший, но и он, как мы знаем, бывает мучительно труден. Познание же Бога- Творца, Единого, Всевышнего и Истинного, открывшею Себя для избранных, – это плод верного выбора уже не между двумя, а множеством противопоставлений, да к тому же, не столь заметно противоположные (речь идет о выборе между истинным Богом Иеговой и лжебогами, которых неверные, невежественные и развращенные люди стараются усадить на Его преславное место). Вера же в Бога Иегову, сотворившего небо и землю, и сошедшего к нам с небес в человеческом образе, – это добрый плод еще более сложного выбора, между истинным Богочеловеком Иисусом Христом и трудно исчислимым и различимым сонмом желающих присвоить себе Его высочайшее звание (ср. Мф.24:5; см. также Ин.10:8). И наконец, вера в Единого Бога Творца, заключившею Завет с Израилем, и пришедшею в этот мир в Иисусе Христе, и оставшеюся с нами в Церкви Своей, Которая есть Тело Его, – это уже дело выбора между Истинной Церковью Христовой и целыми полчищами псевдо-и-антиэкклесий, искусно одеваемых в одежды обольщения, и умело предлагаемых и навязываемые своими сутенерами и антихристами» («Как отличить истинную Церковь от лжецерквей». С. 12–13).

718

Более глубокий ответ на этот вопрос такой: дьявол, в своём подражании Богу, берёт себе и Божьи имена. Так, Господь называется Богом, но и дьявол называется богом (2Кор.4:4) и язычники постоянно своих идолов, за которыми стояли бесы, называли не иначе, как богами. Христос называется «Князем мира» (Ис.9:6), но таким же именем именуется и дьявол (Ин.12:31). В магических же книгах дьявол постоянно именуется Иеговой, Саваофом, Адонаем, Шаддаем и т.д. Об этом качестве дьявола писал и блаж. Феодорит, пророчествуя об антихристе: «До пришествия Христова явится в мир облечённый в человеческое естество враг людей и противник Божий, демон, похититель Божия Имени». Таким образом, когда сектанты в своём еретическом нечистом и богопротивном духе обращаются к Богу, называя Его «Бог наш», «Творец», «Господь», «Иисус», «Христос» и т.д., то они только думают, что обращаются к истинному Богу – на самом же деле, они обращаются к дьяволу, который также носит все эти имена.

719

Впрочем, дьявол не всегда легко и быстро освобождает человека, пришедшего в секту, от пьянства, наркомании и подобных страстей, и тому есть три главные причины. 1) У многих людей происходит зависимость от пьянства, и тем более наркотиков, на химическом уровне, и дьяволу трудно такого человека сразу излечить. Часто он может только отвести от души своего беса и перестать человека искушать к данному греху. Пьянице при этом становится легче, но он все равно испытывает ещё некоторое время в самом своём теле эту страсть. 2) Бес пьянства может уже отступить от пьяницы, и бесы сектантства всеми силами могут склонять его не пить, а быть «праведным» сектантом, но человек сам, по своей воле, может не вполне следовать воле своих новых хозяев и продолжать ещё некоторое время искать привычного удовольствия в выпивке. 3) Даже если человек всей душой принял сектантского духа и сам по себе уже способен оставить свою страсть, то дьявол иногда специально не сразу перестаёт его искушать к выпивке по нескольким причинам: – чтобы поиграть с ним в духовную войну, дать ему побороться со своей страстью и победить её с «Божьей» помощью; – чтобы понудить сектанта побольше молиться «Богу», то есть сектантскому бесу, и укрепить с ним духовную связь; – чтобы за него побольше помолились его собратия и, получив просимое, тоже укрепили свои связи, как с сектантским бесом, так и с этим новым членом своей секты.

720

Как у Ангелов Божиих есть своя иерархия, и разные Ангелы отвечают за разные стихии, народы, дела и добродетели, так и у бесов есть своя иерархия и разные бесы отвечают и, так сказать, специализируются на разного рода грехах: одни – на пьянстве, другие – на бандитизме, третьи – на атеизме, четвёртые – на масонстве, пятые – на сектантстве, и т.д. Причём, более сильным бесам дьяволом поручаются дела более важные и тонкие. О том, что среди бесов есть более и менее сильные (и злые), засвидетельствовал Сам Христос: «Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и, не находя, говорит: возвращусь в дом мой, откуда вышел; и, придя, находит его выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там, – и бывает для человека того последнее хуже первого» (Лк.11:24–26).

721

Св. Иоанн Лествичник замечательно говорит по данному поводу: «Видел я, как один бес опечалил и прогнал брата своего. Один монах рассердился, а между тем пришли мирские; и вдруг окаянный сей, оставив гнев, перепродал себя тщеславию; ибо не мог в одно время служить обеим страстям» (Лествица, 22/27). Вот так происходит и с пьяницами, обращёнными в сектантство – они просто перепродаются другому бесу, ибо невозможно быть и сектантом и пьяницей одновременно.

722

Хотя такие священнодействия не имеют никакой силы, но совершать их подобия и всем говорить, что они имеют силу, есть страшный грех!

723

Во время моей учёбы в ДХУ, например, больше всего часов наших занятий было посвящено курсам миссиологии, которые основаны на данных словах Христа.

724

В виду важности данного факта хочу напомнить, что большинство протестантов не имеют даже своего самозваного епископского чина.

725

Те же протестанты, которые были крещены и миропомазаны в Церкви, всё равно не имеют права проповедовать, поскольку отреклись от Православия и Его Духа.

726

За редчайшим исключением, когда человек желает креститься и находится при смерти, но поблизости нет священника. В таких случаях позволяется крестить диакону или даже обычному члену Церкви, в том числе и женщине. Но, естественно, даже в таких случаях крестить может только крещёный и верный член Православной Церкви. Протестанты же не могут никого крестить, ни при каких обстоятельствах, ибо, если кто из них и был крещён в Церкви, то отпадение в секту (протестантизм) отлучает их от Церкви.

727

В библейском языке «познать» означает не только знание, но полное соединение и приобщение к объекту познания. Так, Адам тогда познал Еву, когда соединился с нею (Быт.4:1). Вот так и познание Господа сопряжено с соединением с Ним через Крещение («все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись» – Гал.3:27), принятие Его Духа в Миропомазании («...помазание, которое вы получили от Него, в вас пребывает...» – 1Ин.2:27) и приобщение к Нему в Причастии («Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова?» – 1Кор.10:16). Протестанты же внушают, что познать Христа и соединиться с Ним можно самому, без Таинств и Церкви, посредством одной своей молитвы.

728

О совершенной недостаточности этого условия для спасения было сказано в главе 6; о необходимости же для спасения принятия Таинств сказано в главах 12–15.

729

Помню, как я, уже приняв Православие, говорил с несколькими баптистскими пасторами именно о Церкви, что Она может быть только одна, что Она не могла исчезнуть на 1000 лет и т.п., на что один из них многозначительно ответил: «Ты нам много сказал о Церкви, а о Христе не сказал ничего». Вот вся суть протестантского безумия – для них Христос и Его Церковь – это совершенно разные вещи, это не одно Единое Тело. Причём, можно заметить, что если человек будет говорить проповедь на любую тему – о любви, смирении, кротости, молитве, справедливости, или о противоположных пороках – гордыне, зависти, ненависти, лености и пр., то при этом таковому никак нельзя сказать: «ты нам много сказал о лености, а о Христе не сказал ничего», ведь проповедь христианских добродетелей и порицание пороков, в церковном и евангельском контексте, и даже проповедь о самих антихристе и дьяволе (против них) есть проповедь Христа. Тем более проповедь о Церкви – есть проповедь о Христе. Но как часто протестанты не могут понять простейших вещей и уловляются на подобные глупейшие софизмы.

730

Как помнит мой читатель, во 2-й главе (абз. 81–92), а также в гл. 12 (сноска 46) я останавливал внимание на том, как любят протестанты противопоставлять одну истину другой, часто выражая это противопоставление употреблением частиц «не» и «а».

731

Так, Е. Пушков, выступая против учёбы в ДХУ, говорит: «не лучше ли учиться библейским истинам не у американских профессоров, а, как Мария, у ног Иисуса?»[18]. Но в то же время он пишет эти слова в начале своей книги, и по этой же книге читает курс лекций студентам, очевидно полагая, что его читателям и студентам нужно слушать его и учиться у него. То есть на самом деле он говорит: «учитесь не в ДХУ и не у американских профессоров, а у меня и в богословской школе нашего братства», но облекает эту очевидную мысль в лукавую и льстивую форму: «учитесь не в ДХУ, а у ног Христа». И многие протестанты, если им говорить о важности чтения святых отцов, скажут то же самое: «нужно учиться не у отцов Церкви, а у ног Иисуса». Значит, слушать лекции Е. Пушкова и проповеди протестантов на их собраниях – это находиться и учиться у ног Христа, а чтение святых отцов Церкви не имеет никакой связи со Христом и противопоставляется учению у ног Христа – какая ложь, какая лесть и коварство, какая лживая демагогия!

732

Митр. Филарет был главным претендентом на московский патриарший престол после смерти Патриарха Пимена в 1990 г., идо избрания нового Патриарха был его местоблюстителем, будучи уверенным, что на это место изберут именно его, но избран был Алексий II. Митр. Филарет не смог этого перенести, учинил раскол, и всё равно добился для себя титула Патриарха. Поэтому даже поверхностное знакомство с историей возникновения УПЦ КП не оставляет сомнения в том, что это было дело бесовской гордыни.

733

«Отступление» по-гречески звучит «апостасия», и этим словом часто пользуются православные для обозначения именно церковного, – предсказанного как Священным Писанием, так и многими православными святыми, – отступления от Веры части верующих, особенно священства, в последнее время.

734

Здесь Серафим Саровский вовсе не имеет в виду экуменизм, так как он говорит о воссоединении святых (т.е. православные) Церквей.

735

Подробнее об этом сказано в моей книге «Ленин – антихрист из Апокалипсиса, который был, и нет его, и явится».

736

У. Баркли пишет: «Трагедия Церкви в том, что многие люди стараются возвещать своё понимание религии, уверяя, что они владельцы Божественной истины и благодати. Страшно то, что всё это происходит в наши дни и служит самым великим препятствием к объединению всех церквей» (Толкование на Ин.16:1–4). То есть, протестанты-экуменисты противятся тому, чтобы Церковь утверждала определённые догматы веры («своё понимание религии»), даже если они и истинны, и всегда давала право на существование и другим взглядам, даже если они лживы. Т.е. вопрос истины У. Баркли просто оставляет за скобками. Грехом для экуменистов является только настаивание на одной определённой истине.

737

Это отмечает и Джон Уайтфорд в своей книге «Только одно Писание?», говоря, что в экуменизме «...осуждаются лишь те вероисповедания, которые претендуют на исключительное обладание истиной».

738

«Вавилон» с еврейского значит «смешение».

739

Об этом пишет и Д. Уайтфорд, говоря, что в понимании экуменистов «для получения полной истины каждая конфессия должна бросить свою частицу «истины» в общий котел, затем следует все перемешать – и вот вам готовая «истина». Но это уже будет религия антихриста» («Только одно Писание?»).

740

Иными глазами. Гл. «Заключение».

741

Иными глазами. Гл. «От автора».

742

См., напр., сноску 10 в предисловии к настоящей книге.


Источник: Почему я не могу оставаться баптистом и вообще протестантом / С. Кобзарь. - 5-е изд. , исправл. Житомир: Издательский отдел НІ-КА СМП "Житомир-РИКО-ПРЕСС-РЕКЛАМА", 2004. - 308 с. ISBN 966-8241-01-0

Комментарии для сайта Cackle