Азбука веры Православная библиотека Секты и расколы Секты хлыстов, шалопутов, духовных христиан, старый и новый Израиль и субботников и иудействующих
Распечатать
С.Д. Бондарь

Секты хлыстов, шалопутов, духовных христиан, старый и новый Израиль и субботников и иудействующих

Содержание

Предисловие I. Секта белоризцев (Старая или коренная хлыстовщина) II. Секта тамбовских постников-богомолов III. Секта «Старый Израиль» (Перфиловщина) IV. Дробление перфиловщины на отдельные толки V. Секта Федора Послениченко VI. Секты Ивана Мордасова и Семена Бережного VII. Другие толки перфиловщины VIII. Секта Новый Израиль IX. Секта Белоножкина Х. Секта грачевцев XI. Секта Еременко XII. Секты субботников и иудействующих  

 

Предисловие

В 1911–1912 гг. Министерство Внутренних Дел командировало меня в губернии: Смоленскую, Рязанскую, Тамбовскую, Воронежскую, Саратовскую, Харьковскую, Екатеринославскую, ставропольскую и в области: Донскую, Кубанскую и Терскую – для всестороннего обследования сект хлыстов, духовных христиан, шалопутов, Старый и Новый Израиль и субботников и иудействующих.

Секта хлыстов имеет за собой огромную специальную литературу. Несмотря на это она недостаточно обследована. Не только ее происхождение, постепенное развитие и исторические судьбы недостаточно выяснены в специальных работах по сектоведению, но и многие особенности ее вероучения и культа представляются все еще спорными. Под понятие хлыстовщины подводятся у нас даже такие явления, которые имеют с ней лишь внешнее, случайное сходство. Таковы, например, «акафистники» разного рода, странствующие прозорливцы и т.п. Иногда в понятии хлыстовщины мыслятся секты не существующие. Таковы секты «штундохлыстов» и «новохлыстов». Секта новохлыстов открыта в Кубанской области Херсонским епархиальным миссионеров Кальневым. Существование ее утверждается и в новейших миссионерских пособиях по истории русских сект1. Мной установлено, что такой секты в настоящее время не существует. Нередко особенности, свойственные одному виду или толку хлыстовщины, приписываются всей хлыстовщине или же некоторым другим ее видам.

Секта «Новый Израиль» появилась около 25 лет тому назад. Вопрос о ее существе и происхождении является предметом резкой контраверзы в русской литературе сектоведения. По мнению В. Д. Бонч-Бруевича, автора капитального труда о секте «Новый Израиль» (появившегося в С.–Петербурге в 1911 г.), секта «Новый Израиль» представляет из себя религиозное явление, родственное духоборчеству. В миссионерской литературе проводится взгляд на нее, как на одну из разновидностей хлыстовщины.

Спрашивается, на чьей стороне истина? При разрешении вопроса о существе новоизраильской секты я пользовался обширным фактическим материалом, заключающимся в архивных делах местных окружных судов. Материал этот в высшей степени объективен и дает ценные сведения относительно генезиса, постепенного развития и существа новоизраильской секты. Наряду с этим я тщательно изучал жизнепроявления секты на местах, путем личного непосредственного ознакомления с ней.

В связи с этим и пользуясь теми же источниками и средствами, я изучал в высшей степени важный вопрос о существе и характере современной русской хлыстовщины. Только с разрешением этого вопроса может быть разрешен вопрос о характере секты Новый Израиль. При изучении секты хлыстов (и родственных ей сект шалопутов и духовных христиан), я пользовался обширным материалом, заключающимся в архивных делах местных окружных судов. Вместе с тем я знакомился с хлыстовщиной на местах; я постарался подойти к ней вплотную, заглянуть в ее внутреннюю жизнь, обыкновенно скрытую от посторонних взоров. Мне удалось даже побывать на тайных хлыстовских радениях. Свои личные впечатления я проверял теми данными, которые были почерпнуты мной из следственных производств местных окружных судов. Само собой разумеется, что при изучении хлыстовщины я не мог игнорировать огромной миссионерской литературы, посвященной этой секте.

Изучение хлыстовщины привело меня к убеждению, что она не представляет из себя однородного религиозного явления. Она заключает в себе свыше 20 отдельных ветвей или толков. Большая часть их находится в губерниях Ставропольской, Воронежской и Тамбовской и в областях Донской, Кубанской и Терской.

Излагаемые в настоящем очерке данные о секте хлыстов носят сжатый, чисто конспективный характер. Подробная разработка их будет подготовлена мной в обширном специальном исследовании.

I. Секта белоризцев (Старая или коренная хлыстовщина)

Первоначальную форму русской хлыстовщины составляет секта так называемых «белоризцев». Последователи ее имеются в губерниях Казанской, Калужской, Рязанской, Тамбовской, Екатеринославской, Харьковской, Херсонской, Таврической, Самарской и Бакинской и в областях Кубанской и Терской. Главная масса «белоризцев» проживает в Самарской губернии.

Время возникновения этой секты в науке не установлено. Хлыстовские песни и предания считают родоначальником секты легендарного хлыстовского Бога-Саваофа – Данилу Филипповича, жившего будто бы в конце XVII и в начале XVIII столетия во Владимирской губернии. Но все эти предания относятся к области поэтического эпоса хлыстов. Исторически, документально существование Данилы Филипповича не доказано. Официальные данные говорят, что в первой половине XVIII века хлыстовщина существовала в Москве. В 20–40 годах XIX столетия здесь были открыты хлыстовские радения. Как выяснилось по следствию, около этого времени хлыстовские общины существовали также в губерниях Владимирской, Казанской, Ярославской, Калужской, Костромской, Самарской и Уфимской. Из Москвы секта хлыстов, была занесена в Рязанскую и Тульскую губернии, а из Рязанской губернии она была занесена в Усманский уезд Тамбовской губернии и в Воронежский уезд.

На юге России эта секта появилась впервые в Таврической губернии в 40 годах минувшего столетия. Она была распространяема здесь некоей «Марьяной», от имени которой и получила наименование «марьяновщины» или «марьяновского согласия». Из Таврической губернии секта была занесена в город Николаев, Херсонской губернии, а отсюда в губернии Харьковскую, Екатеринославскую, Астраханскую и в Кубанскую область.

Секта «белоризцев» в различных губерниях носит разные наименования: «прыгуны» (Екатеринославская губерния) и «штундисты» (с. Комиссаровка, Екатеринославской губернии), «шалопуты» (Валковск. у., Харьковской губернии), «давидовцы», «давидово согласие», «монтаны» (Самарская и Казанская губернии), «вертуны» (Бакинская губерния) и «белоризцы» (Кубанская и Терская области). Сами себя сектанты называют иногда (в Кубанской области) «христианами новоевангельского упования».

Вероучение белоризцев (как и всех вообще хлыстов) носит своеобразный характер. Главными пунктами хлыстовской доктрины являются учение о Христе и Его воплощении и учение об истинной церкви. Все прочие вопросы христианского учения мало интересуют хлыстов и потому ими не разработаны. Ошибка многих духовных исследователей хлыстовщины заключается в том, что они рассматривают учение секты в рамках православной догматики (напр., учение хлыстов о Боге в Себе, о Св. Троице, о грехопадении и т.п.).

По учению белоризцев, люди делятся на две категории: «духовных» и «плотских» или «мирских». «Духовные» это белоризцы, «плотские» – это окружающая православная среда.

«Духовные» люди живут по духу; в них обитает сам Христос. Они составляют Его истинную Церковь.

Христос и Дух Святой есть, по учению белоризцев, одно и то же. Христос постоянно перевоплощается, т.е. вселяется в сердца своих верных, рождается в них. В каждом члене секты есть частица («искра») Христа.

«Он в сердцах Своих любящих, как солнце восходит» – поется в одной из песен белоризцев,

Он пречистой Своей плоти подвиг земной кончил,

А в других плотях избранных Он еще кончает,

А в иных плотях избранных еще начинает».

Чтобы получить Христа, человек должен «родиться от слова», т.е. воспринять в себя Слово Божие. Когда человек услышал и воспринял «Слово», то в нем поселяется Христос, Который есть Бог-Слово. Но человек должен укрепить в себе «Слово», он должен победить в себе «злого змия», т.е. духа плоти. В одной хлыстовской песне поется:

«Нет счастливей того время – самого себя найтить;

Нет славнее той победы – злого змия победить».

Плоть побеждается постом и «крестом». Пост состоит в абсолютном воздержании от пищи и питья. Пост очищает душу, дает человеку откровение свыше. «Пост родит пророка» – гласит хлыстовская пословица, т.е. делает человека пророком, сообщает ему дары Св. Духа. «Крест» есть терпение или страдания. Когда человек победил в себе плоть, то «Слово», поселившееся в нем, осуждает его прежние «плотские» дела; плоть умирает для греха; в человеке воскресает Христос, и человек воскресает со Христом2. Так происходит в человеке Страшный Суд и воскресение из мертвых. Они совершаются здесь на земле, внутри каждого последователя секты. Второе пришествие Христа и всеобщее воскресение мертвых белоризцы отвергают.

Христос всегда рождается и всегда воскресает в сердцах последователей секты. Но Его «вселение» в них бывает неодинаково: одному подается 5 талантов, другому 3, а иному один.

Иисус евангельский был такой же человек, как и любой из членов секты. Он «родился от Слова», т.е. воспринял в себя Слово Божие, и Его чистая душа («Мария») родила в себе Христа. Постом и страданиями Он побелил Свою плоть, заслужил себе Духа Святого, после чего в Нем воскрес Христос. Иисус ходил по морю (т.е. «по миру», проповедовал), воскрешал грешников от «мертвых» дел, сообщал им истинное разумение жизни («духовное зрение») и т.п. За Свои дела Он был преследуем от мира и духовенства.

То, что происходило в Иисусе, происходит и в каждом члене секты. «Христом» может сделаться любой член секты или несколько за раз. Этим допускается в секте одновременное существование многих «христов».

Человек, в котором воскрес Христос, имеет душу «живую», «воскресшую». Такая душа, после смерти и разлучения с телом, идет к Богу, Который обитает здесь же на земле в Своем избранном роде, т.е. в секте белоризцев.

Мир, окружающий сектантов, лежит во зле. В нем царствует «дух плоти», дьявол. Души «мирских людей» – мертвы. Посмертная участь их одинакова с участью животных, души которых погибают вместе с их телами.

Человек, в котором воскрес Христос, не нуждается в букве Св. Писания; его учит Сам Христос, т.е. Дух Святой, обитающий в нем. Св. Писание необходимо лишь для того, чтобы привести человека к секте, раскрыть пред ним согласие секты с Писанием. Но этим роль Писания и ограничивается. Само Писание толкуется белоризцами «в духовном смысле», т.е. иносказательно.

Истинное Слово Божие хранится в роде избранном, т.е. в секте белоризцев. Оно передается из поколения в поколение и сохраняется в полной чистоте и неповрежденности.

Христианство учит о небе, как о месте особенного присутствия Божия. По учению белоризцев, небо – это сердце человека, состояние души, наступающее после поста. Человек постившийся 1, 2, 3 дня достигает первого, второго, третьего неба. Человек, постившийся семь дней, достигает седьмого неба и слышит (в сердце) «неизреченные глаголы» (Св. Духа).

Изложенными взглядами белоризцев определяется мечтательное представление их о себе, как о секте святых, и пренебрежительное отношение их ко всем непринадлежащим к секте. Белоризцы избегают общения с «миром»; они образуют тесные замкнутые общины, которые живут своей особенной внутренней жизнью. Проникнуть в эту жизнь чрезвычайно трудно. Этим и объясняется то обстоятельство, что секта белоризцев недостаточно обследована в нашей литературе.

Общины белоризцев, рассеяны по разным губерниям, находятся в постоянном живом общении между собой. У них широко развита взаимопомощь. Нередко бедствие, постигшее одну общину, находит себе отклик в других общинах.

Белоризцы не едят мяса и рыбы, не употребляют спиртных напитков, и, в большинстве, избегают плотского сожительства в браке. Однако среди молодого поколения деторождение уже не считается грехом.

Молитвенные собрания белоризцев состоят из пения церковных молитв и хлыстовских стихов. Во время пения этих последних белоризцы совершают «радения». Радения бывают трех родов: 1) «одиночное», 2) «круговое» или «корабельное», 3) «крестиком». Об этих радениях упоминает следующая хлыстовская песня:

А мы духом запоем,

Все корабликом пойдем;

Как ангелы все затрубят,

А мы станем на кругу;

В трубы ангелы затрубят,

А мы крестиком пойдем.

Радение корабельное состоит в следующем. Сектанты образуют круг и, держась лицом к середине круга, быстро идут справа на лево, притоптывая ногами и помахивая руками и белыми платочками в такт пения. В это же время один из сектантов кружится в середине круга на одном месте (совершает «одиночное радение»). Случается, что во время кружения радеющие гогочут, вскрикивают, всхлипывают, прищелкивают. Круговое и одиночное радения совершаются несколько раз в течении собрания и нередко до полного изнеможения. Мокрые от пота, усталые и бледные сектанты после каждого радения «пророчествуют», т.е. импровизируют стихи, предсказывают будущее, говорят на «непонятных» наречиях и т.п. Иногда они падают на пол в изнеможении и, отдохну немного, снова совершают «радение кораблем».

Радение «кораблем» совершается часто мужчинами и женщинами порознь. Во время радения мужчин, женщины сидя на месте, поют хлыстовские песни; во время радения женщин, тоже делают мужчины. Поющие хлопают себя по коленкам или в ладоши и пристукивают ногами в такт пения.

Радения «кораблем» знаменуют у хлыстов «купель духовную», «чан духовный», в котором сектанты, по их верованию, «крестятся» Духом (получают Св. Духа) и омываются водой (т.е. кровавым потом). Отсюда, вероятно, проистекает молва о том, что хлысты на собраниях «скачут вокруг чана с водой».

Одиночное радение совершается также отдельно от «кругового» одним или несколькими лицами одновременно; каждый радеющий вертится на своем месте; некоторые из радеющих трясутся и ломаются («трепещут плотью»). Все остальные участники собрания, стоя или сидя на местах, поют хлыстовские песни. Иногда радения открываются одиночным радением «кормщика» (старшего) хлыстовской общины.

Радение «крестиком» состоит в том, что сектанты образуют круг и стоя поют стихи, притопывая ногами в такт пения. Четыре или шесть человек становятся внутри круга, друг против друга, и перебегают крестообразно один на место другого, при чем размахивают руками.

Из других видов радений, употребляемых у белоризцев, надобно отметить радения в схватку, когда двое, обхватив друг друга руками, вертятся по комнате.

Радения совершаются босиком или в чулках; перед началом радений сектанты одеваются в белые одежды: мужчины в белые сорочки и кальсоны, а женщины в белые кофты и юбки. (Отсюда наименование сектантов – «белоризцы»).

В редких случаях радения белоризцев сопровождаются половым развратом, имеющим, по учению некоторых вожаков секты, спасительное значение. Наличность такого разврата удостоверяется следственными производствами о секте, хранящимися в архиве Екатеринодарского Окружного Суда. Однако нельзя утверждать, чтобы этот «грех» составлял непременную принадлежность каждой общины и каждого молитвенного собрания белоризцев.

В деле Екатеринодарского Окружного Суда о казаке Лазаре Баране, осужденном в 1895 году за принадлежность к секте белоризцев, имеется следующее показание свидетельницы Евдокии Панжаевой, данное на Суде под присягой: «при окончании радения (у Лазаря Барана) лампа тушилась и оставшиеся ложились на полу, мужчины с женщинами вместе, с кем придется или вернее, кто кому полюбится. Бывало и так, что один раз мужчина ложился с одной женщиной, а другой раз с другой. Совершали при этом и плотские совокупления; одним словом, совершают свальный грех. В этом грехе участвовала и я. Баран тоже участвовал в совершении греха, уча нас, что без этого спастись нельзя»3.

Белоризцы скрывают свою принадлежность к секте и для виду ревностно исполняют правила и обряды Православия. Молитвенные собрания их составляют, по их мнению, величайшую «тайну». Лица, не принадлежащие к секте, на эти собрания не допускаются. На собраниях, совершаемых в присутствии православных, сектанты ограничиваются пением церковных песнопений и беседами на темы из Священного Писания и святоотеческих творений. От вступающих в секту отбирается клятвенное обещание хранить все тайны секты и не открывать их никому, даже своим родным.

Секта белоризцев состоит из ряда общин или «кораблей», совершенно независимых друг от друга и связанных между собой единством учения, жизни и культа. Во главе каждого корабля стоит «пророк» или «пророчица», которые и являются руководителями кораблей, их «кормщиками». Христа, как исключительную личность, как живого вождя секты, белоризцы не признают. «Христос во всех нас» – говорят они, – «а не в одном человеке». Такое «демократическое» (коллективистическое) понимание идеи перевоплощения Христа составляет характерную черту секты белоризцев, резко выделяющую ее из ряда других хлыстовских толков.

II. Секта тамбовских постников-богомолов

На почве старой хлыстовщины возникла секта тамбовских постников или богомолов.

Родоначальником этой секты был крестьянин с. Перевоза, Кирсановского уезда, Тамбовской губернии Абакум Иванович Копылов, распространявший здесь свое учение в первой четверти XIX века. Деятельность его обратила на себя внимание тогдашнего светского и духовного начальства в Тамбовской губернии. Он был схвачен и предан суду Борисоглебского Уездного Суда. Дело о нем восходило на рассмотрение Комитета Министров и, по решению Комитета, Абакум Копылов, в виду преклонного его возраста, был предназначен к заключению в Вознесенскую пустынь Московской епархии. Но еще до приведения в исполнение решения Комитета Копылов умер в Кирсановском тюремном замке в апреле 1838 г.

Вместе с Копыловым была предана суду и его «духовница» (духовная жена) Татьяна Черносвитова, которая, по решению Комитета М-ров, была сослана в Закавказский край, где и скончалась.

Копылов и Черносвитова были преданы суду по обвинению в распространении молоканской ереси. Лишь впоследствии, 10 лет спустя, выяснилось, что Копылов и Черносвитова были не молокане, а хлысты.

По смерти Абакума Копылова во главе основанной им общины встал его сын Филипп. Он руководил хлыстовской общиной в течение 10 лет и умер в 1848-м году. При нем хлыстовская секта начала быстро распространяться в пределах Кирсановского, Тамбовского и Борисоглебского уездов. Во многих селениях этих уездов появились значительные общины хлыстов. Быстрое распространение хлыстовщины в Тамбовской губернии встревожило представителей местной гражданской и духовной власти. Уже в 1848 году в Тамбовской губернии возникло дело о появлении секты хлыстов в Борисоглебском и Кирсановском уездах. Дело тянулось 20 лет и было закончено бывшей Тамбовской Палатой Уголовного Суда лишь в 1868 году4.

При Филиппе Копылове община его последователей претерпела некоторые изменения. Наружно сам Филипп Копылов и его последователи принадлежали к Православной Церкви и соблюдали все ее правила и обряды. Но это делалось лишь во избежание преследований. В православные таинства и обряды сектанты не верили. Для удовлетворения религиозных потребностей они тайно устраивали свои молитвенные собрания. На этих собраниях читалось евангелие и другие книги Священного Писания. Но особенным уважением среди сектантов пользовалось известное сочинение Святителя Тихона Задонского «о должности христианина». Оно читалось почти на всех собраниях сектантов. Ссылаясь на пример царя Давида, который скакал и плясал перед ковчегом, Филипп Копылов ввел в религиозный обиход своей секты религиозные пляски, носившие название «хождений в духе». Сам Филипп Копылов, как и его отец – Абакум, считался в секте «Христом». Ему, как и его отцу Абакуму, сектанты кланялись в ноги, каялись и получали прощение во грехах.

Нравственная жизнь сектантов того времени отличалась чрезвычайной строгостью. Сектанты не ели мяса рыбы, чеснок, лук и картофеля, не пили вино и очень часто постились. Пост состоял в безусловном воздержании от пищи и питья. Об основателе секты Абакуме Копылове рассказывали, что он постился 40 дней и в это время ничего не ел и не пил. Во время поста он был восхищен на небо и здесь видел Самого Господа Саваофа. Другие члены секты выдерживали пост в 1, 2, 3 дня и даже в 7 дней и в это время ничего не ели. Такими постами сектанты очищали себя, распинали свою плоть и приготовляли себя к молитвенным собраниям.

Кроме того, сектанты проповедовали абсолютное воздержание от супружеского общения, почитая его грехом, не ходили в гости и на улицу. Но уже Абакум Копылов ввел так называемых «духовниц» или «духовных жен». Каждый «совершенный» член секты мог избрать себе «духовницу», с которой жил «по духу», мог с ней спать, но греха не имел.

На молитвенных собраниях сектантов, кроме чтения евангелия и сочинения Святителя Тихона Задонского «о должности христианской», пелись церковные молитвословия и сектантские духовные песни. Некоторые из них (например, «Где ты, агница, сокрылась, та которую я люблю», «С высоты было далеко, у живого Бога пророка сидел ангел возле бока», «Великое дело, кто Бога Творца знает, тот избран бывает» и др.) еще и теперь поются в собраниях тамбовских постников. Песня «Где ты, агница, сокрылась» – была любимейшей песней Филиппа Копылова.

Во время пения духовных стихов на некоторых членов секты «сходил» Святой Дух. Под наитием Духа некоторые из них плакали и каялись в своих грехах. Другие кричали на разные голоса (иногда «по-звериному», «по сорочьи» и т.п.), пророчествовали о будущем, обличали грехи других и ходили «в духе» или «по духу», т.е. ходили и плясали в собрании. Весьма часто мужчины и женщины плясали в собраниях голые. Особенно важное значение в собраниях получили так называемые «деяния» или «чудотворения». Они состояли в том, что один или двое участников собрания, под наитием «Духа», выходили на середину собрания и посредством различных символических действий или жестов обличали и назидали собравшихся. Так, на одного возлагали венок из соломы, и это указывало на его богоугодный образ жизни; другому на голову клали икону, это имело то же значение; иному завязывали глаза, это указывало на его духовную слепоту. «Деяния» или «чудотворения» совершали обыкновенно одни и те же лица, которых за это прозывали «пророками», «сердцеведами» и «чудотворцами». «Деяния» не изъяснялись на собраниях, за исключением тех случаев, когда кто-либо из присутствующих получал «дар толкования».

По смерти Филиппа Копылова во главе тамбовских постников встала его законная жена Анисья Ивановна Копылова. Филип жил с ней «по духу», и она после его смерти пользовалась огромным значением в секте постников. Под ее руководством секта широко распространилась в Тамбовской губернии и за ее пределами. В конце 60-тых и в начале 70-тых годов последователи Анисьи Копыловой появились в губерниях Рязанской, Пензенской, Саратовской, Симбирской и в Новохоперском уезде, Воронежской губернии (здесь они скоро исчезли5). По этому случаю среди тамбовских постников сложилась даже следующая духовная песня:

Тамбовские, Пензенские,

Симбирские, Саратовские,

По заслугам им чины

Всем от Господа даны.

Эту песню тамбовские постники поют и доныне в своих собраниях.

Анисья Копылова руководила сектой до 1870 года, когда за пропаганду секты она была выслана из пределов Тамбовской губернии в г. Повенец, Олонецкой губернии. Здесь она жила до 1881 года, не переставая руководить отсюда сектой. В 1881 году она была возвращена на родину в с. Перевоз, Тамбовской губернии, и здесь проживала до самой своей смерти (1892 г.). Память о ней свято почитается всеми тамбовскими постниками.

Анисья Копылова пользовалась огромным значением в своей секте. Она почиталась «носительницей Духа Святого»; ее называли матушкой, иногда – «Богородицей». К ней ездили за молитвами и наставлениями, нередко издалека. Ей, как и Филиппу Копылову, кланялись в ноги, целовали у нее руки, каялись и получали прощение в грехах. Каждое ее слово исполнялось беспрекословно. В особенности после смерти кого-либо из постников, родственники покойного приезжали к Анисье Ивановне, чтобы просить у нее молитвенного заступничества за умершего. Являясь к Анисье Ивановне, они падали пред ней на землю, целовали у нее руку и просили ее молитвенного предстательства, обращаясь к ней с такими словами: «Господи, помоги».

После смерти Анисьи Копыловой секта тамбовских постников распалась на две части. Во главе одной из них встала крестьянка с. Ржаксы, Кирсановского уезда, Тамбовской губернии, девица Настасья Михайловна Якутина, проживающая в х. Федориновом, на границе Тамбовского и Борисоглебского уездов. При жизни Анисьи Копыловой она состояла при ней и, как думают ее последователи «заразилась» от Анисьи Святым Духом. 7 февраля 1912 года я посетил хутор Федоринов и видел Настасью Якутину. Это простая неграмотная крестьянка, лет 60, необыкновенно полная, с грубым неинтеллигентным лицом. Среди своих последователей она пользуется таким же значением, каким в свое время пользовалась и Анисья Копылова. Другая часть тамбовских постников не признает над собой человеческого руководства. Видную роль здесь играет крестьянин с. Рассказова, Тамбовского уезда, Дмитрий Николаевич Понферов; но роль его здесь менее значительная, нежели роль Настасьи Якутиной среди ее последователей.

Обе эти ветви тамбовских постников совершенно тождественны в учении и в проявлениях культа. «Настасьины» постники очень скрытны; «понферовские» более откровенны.

В области вероучения тамбовские постники придерживаются воззрений, не согласных с учением Православной Церкви. Христологические воззрения их резко отличаются от воззрений старой хлыстовщины.

Старая хлыстовщина мыслит идею воплощения Христа коллективистически: Христос есть Дух, Который обитает во «всем роде», вселяясь в каждого члена секты. Секта постников мыслит идею Христа индивидуалистически: Христос есть Дух Св., обитающий на земле в особой избранной плоти. Так, например, Христос-Дух обитал в Абакуме Копылове, затем в его сыне Филиппе, и, наконец, в жене последнего Анисье Попыловой.

При таких взглядах, само собой разумеется, постники отвергают Божество Господа Иисуса Христа, Его бессеменное зачатие, Его чудеса, воскресение из мертвых и вознесение на небеса. Иисус евангельский был простой человек; Он родился, как и все люди, имел плотских родителей. Когда Ему исполнилось 30 лет, в Него, после 40-дневного поста, вселился Святой Дух. Тогда Он родился духовно и сделался Христом. После Его смерти плоть Его истлела, но не воскресла, а Дух, обитавший в Нем, перешел в другого человека, «воскрес в иной плоти». Евангелие говорит о различных чудесах Иисуса Христа. Эти чудеса надо понимать иносказательно. Христос ходил по морю, т.е. по миру (море – мир), проповедовал миру Свое учение. Он воскрешал мертвых, – не плотских мертвецов, а духовных, т.е. Своим словом пробуждал грешников к доброй, богоугодной жизни. Он исцелял слепых, глухих и т.п., т.е. сообщал им духовное прозрение, истинную веру в Себя. Понимать Христовы чудеса в буквальном смысле нельзя: такое понимание противоречило бы всему видимому строю физической природы.

Адам, по мнению постников, был первый человек, уверовавший в Бога. Дух Святой носился (до сотворения мира) над водами, т.е. над людьми, ибо тогда еще не было такого человека, в которого Ему можно было бы вселиться. Но люди были и до Адама. Это видно из библейского рассказа о том, что Каин, убив своего брата, пошел в другую страну и там женился. Самое творение мира постники толкуют в духовном смысле.

Характерной особенностью жизнепонимания тамбовских постников является их аскетическое мировоззрение. В этом случае они сохраняют верность аскетическим преданиям старой хлыстовщины. «Мир» – это все то, что лежит вне общества постников. Мир лежит во зле, в грехе. В мире живут и действуют плотские и душевные люди. Плотские люди это те, которые творят дела плоти, т.е. грехи, преступления. Душевные люди лучше: они набожны, не творят преступлений, но они дружат с миром и не имеют в себе Духа Божия.

Истинный постник должен отказаться от мира, порвать с ним. Но каждый постник носит врага в себе самом. Это его плоть, со всеми ее страстями и похотями. Для достижения духовной чистоты и получения Святого Духа недостаточно отрешиться от мира; необходимо победить свою плоть, умертвить ее. Это достигается строгим воздержанием и постом. Постники воздерживаются от употребления мяса, рыбы, лука, чеснока, картофеля, спиртных напитков и от супружеского сожития в браке. Брак без плотского сожития не отвергается. Но особым значением у постников пользуются посты. Пост состоит в безусловном воздержании от пищи и питья. Есть постники, которые постятся по неделе, даже по 10 дней. Посты в 1, 2, 3 дня соблюдаются всеми постниками. Постом они приготовляют себя к молитвенным собраниям. Пост умерщвляет плоть, очищает душу и таким путем содействует получению Святого Духа. В одной духовной песне постников, пользующейся широким употреблением и в других хлыстовских сектах, о посте говорится так:

Хочешь (поститься) по дню, хочешь по два,

То есть Господу угодно.

А кто три дня пропостится,

Грех во плоти умертвится.

Кто избранный родом твердый –

Перетерпит день четвертый.

А кто пятый пострадает,

Душа плотью завладает.

Помогает Дух Святой

Перетерпеть день шестой.

Кто седмицу покончает,

Даром (Духа Св.) душу причащает,

Благодать тот получает.

Собрания постников составляют их величайшую тайну. На этих собраниях открываются дары Святого Духа. Но Дух не может открыться, если в собрании присутствует хотя одни «нечистый», «иноверственный». Вот почему на собрании постников посторонние не допускаются: окна и двери собраний плотно запираются, и самые собрания охраняются караулом.

Собрания постников состоят в следующем. Каждый входящий в собрание кланяется и приветствует собравшихся словами: «мир вам» или «мир Божий вам», и затем лобызает в уста всех присутствующих. Присутствующие отвечают ему: «с миром к нам». Собравшиеся рассаживаются по лавкам вдоль стен и усевшись начинают петь. Сначала поются церковные молитвословия (Царю небесный, Отче наш, Богородице Дево радуйся и т.п.), а затем поются духовные стихи. Во время пения этих стихов на присутствующих сходит «Дух» и, под наитием Его, они начинают плакать или кричать о своих грехах и просить прощения у присутствующих. Нередко плачь бывает настолько силен, что заглушает собой пение стихов. По понятиям постников, Дух, входя в человека, обличает его грехи и заставляет его каяться во всеуслышание. Во время пения стихов некоторые кривляются, судорожно подергиваются телом, кричат по-звериному, (по сорочьи), говорят на незнакомых наречиях (на тарабарском языке) и т.п. Когда сердца присутствующих достаточно «разогреются», на середину собрания выходит один или двое из присутствующих и начинают «пророчествовать», (т.е. обличать грехи) и творить «деяния». «Деяния» составляют главное содержание собраний тамбовских постников. Они имеют целью обличение или назидание присутствующих посредством символических жестов и действий, совершаемых пророком или пророчицей. Одному, например, завязывают глаза, и это указывает на его духовную слепоту; другому связывают руки, и это указывает, что он связан грехом; третьему дают образ, хлеб, либо надевают венок из соломы, и это указывает на его богоугодную жизнь и т.п. Иногда на собрании пророк или пророчица раздают присутствующим хлеб и воду; хлеб означает учение, преподаваемое в собраниях постников; вода – знаменует слезы или страдания, претерпеваемые каждым истинным постником6. Случается, что пророк или пророчица ставят кого-либо из постников посреди собрания, подводят к нему женщину постницу, дают им обоим в руки свечи, образа, хлеб и т.п. Это указывает, что данному брату-постнику дается духовная сестра или «духовница», с которой он должен жить «по духу»7. Деяния, совершаемые на собраниях, не истолковываются. Нередко эти деяния имеют характер непристойных. Один из бывших постников, обратившийся затем в Православие, рассказывал мне в с. Ржаксе (Кирсановского уезда), что в его присутствии на собраниях раздевали мужчин и женщин; пророчица осматривала у них половые части, «тыкала» туда рукой и давала ее им нюхать; когда осматриваемые отворачивались, то она говорила: «а грешить не отворачиваешься?». Особенно строго обличались на собраниях родители, прижившие ребенка. По словам бывшего хлыста в с. Алаторке (Кирсановского уезда) Дмитрия Леденева, мужа и жену, приживших ребенка, на собраниях раздевали, связывали вместе и клали в углу комнаты. Последние должны были просить прощения у всего собрания.

Все такие «деяния» не имели и не имеют характера постоянных обрядов; это лишь эксцессы, совершаемые под влиянием экстаза, охватывающего пророков и всех собравшихся. И если некоторые из деяний повторяются в собраниях постников, то это объясняется убожеством «пророческой» фантазии совершителей деяний. Свального греха в секте нет, и судебные материалы, изученные мной, не дают оснований для обвинения тамбовских постников в этом грехе.

После деяний иногда бывает пение веселых стихов. В это время на присутствующих нисходит «радость», и они пляшут. Пляшут, как попало, – «пляшут, словно пьяные на улице» – пояснял мне упомянутый Дмитрий Леденев.

Из изложенного видно, что собрания постников по своему характеру резко отличаются от собраний старых хлыстов.

Не веруя в Иисуса Христа, как Единственного Искупителя мира, постники не верят и в догматическое учение, таинства и иерархию Православной Церкви. И если тем не менее они исполняют все правила и обряды Православия, имеют у себя иконы и принимают православное духовенство, то это делается ими лишь для виду, чтобы избежать преследований. Все православные таинства и обряды они считают чем-то вроде «деяний», происходящих у них на собраниях, с той лишь разницей, что «деяния» пророков «происходят под непосредственным наитием Святого Духа», – «деяния» же церковные (т.е. таинства и обряды) совершаются по преданию людей и не отражают в себе наития Святого Духа. Они соответствуют приготовительному периоду в жизни верующего человека и для истинного постника, достигшего духовного совершенства, не нужны8.

В образе жизни тамбовские постники отличаются трудолюбием и трезвенностью. Отсутствие детей и скромная постническая жизнь отражаются и на материальном их благополучии. Все они в высшей степени зажиточны. Дома и хозяйства их в Кирсановском и Борисоглебском уездах, Тамбовской губернии, являются лучшими и образцовыми, в особенности по сравнению с хозяйствами местной убогой и многосемейной православной массы.

Общины тамбовских постников имеются, главным образом, в Кирсановском и Борисоглебском уездах, Тамбовской губернии, в Сызранском уезде, Симбирской губернии, в Пензенском уезде (близ г. Пензы) и в сел. Рычи-Переезде, Аткарского уезда, Саратовской губернии. Общее число постников не превышает 3000 человек.

Отрицание плотского сожительства в браке и деторождения ведет секту постников к постепенному вымиранию.

III. Секта «Старый Израиль» (Перфиловщина)

Секта «Старый Израиль»9 выделилась из секты тамбовских постников. Основателем староизраильской секты был государственный крестьянин с. Перевоза, Кирсановского уезда, Тамбовской губернии, Перфил (Порфирий, Парфентий) Петрович Катасонов (родился в 1808 году, умер в 1885 году). В начале тридцатых годов минувшего столетия Перфил Катасонов служил в работниках у Абакума Копылова и от него заразился хлыстовщиной. После смерти Копылова, Катасонов некоторое время состоял в числе последователей его сына Филиппа, а затем отделился от него и образовал свою общину. Причиной отделения послужило, по всей вероятности, личное честолюбие Перфила, а также его плотская распущенность.

Перфиловские общины появились впервые в 40 годах минувшего столетия в Кирсановском и Борисоглебском уездах, Тамбовской губернии. В конце 50-х и в начале 60-х годов минувшего столетия секта Катасонова проникла в губернии Воронежскую, Екатеринославскую (Ростовский на Дону уезд) и Ставропольскую и в области Донскую, Кубанскую и Терскую. Особенно сильное распространение получила секта на Северном Кавказе. В 70-х годах перфиловские общины существовали уже во многих селениях и станицах Северного Кавказа. Тогда же секта Перфила появилась в губерниях Смоленской, Рязанской, Самарской и Астраханской. В 80-х годах минувшего столетия общее число последователей Перфила во всей России достигало 25000 человек.

В 1848 году в Тамбовской губернии возникло следственное дело о секте хлыстов, появившейся в Тамбовском, Кирсановском и Борисоглебском уездах. Как указано выше, дело тянулось до 1868 года. К делу был привлечен и Перфил Катасонов; но, в виду раскаяния и присоединения к Православию, он был оправдан.

В следственном материале по этому делу имеются данные, показывающие, что уже в 40-х годах минувшего столетия Катасонов переменил многих духовниц (духовных жен). С каждой из них он спал на постели и даже имел грех. И впоследствии, когда он сделался стариком, он часто говаривал: «без бабы спать не могу». Следственные производства Воронежского Окружного Суда и показания лиц, знавших Перфила лично и состоявших в его секте, свидетельствуют о крайней похотливости его натуры. Такая похотливость, вероятно и заставила его отделиться от тамбовских постников.

Перфил дозволил своим последователям есть рыбу, лук, чеснок и картофель, оставив в силе запрещение вкушать мясо и употреблять спиртные напитки. Плотское сожительство воспрещалось лишь с законными женами (правда не всегда); с духовницами же оно дозволялось. Сам Перфил в начале часто менял духовниц. Но в 60–70 годах минувшего столетия он имел при себе двух постоянных духовниц – Авдотью Максимовну и Матрену Максимовну (родная сестра Авдотьи10). В конце 70-х годов минувшего столетия Перфил дозволил своим последователям употребление спиртных напитков.

В 1872 году Перфил, по приговору Саратовского Окружного Суда, был сослан в Закавказский край за распространение хлыстовской секты, но в 1873 году он был прощен и возвращен в Тамбовскую губернию в виду раскаяния и обращения в Православие. С этого времени он поселился в г. Борисоглебске, где приписался к местному мещанскому обществу. Нередко он совершал поездки по общинам своих последователей, которые были рассеяны по всему пространству юго-восточной части Европейской России и на Кавказе. (На Северном Кавказе последователи Перфила носили название «шалопутов»). Наружно Перфил исполнял все обряды Православия и «для сокрытия» секты рекомендовал всем своим последователям ходить в церковь и исполнять церковные требы. Сам он не раз притворно обращался в Православие. В 1876 году он записался в члены С.-Петербургского Общества распространения Священного Писания в России. Это давало ему возможность беспрепятственно разъезжать всюду по общинам своих последователей.

С 1880 года и до самой своей смерти (в 1885 году) Перфил безвыездно жил в г. Борисоглебске. К нему стекались многочисленные его последователи, которые приносили ему щедрые материальные даяния. Явиться на поклон к «батеньке» – так звали Перфила – было первой обязанностью каждого его последователя.

В декабре 1885 года Перфил скончался в г. Борисоглебске и был погребен по православному обряду.

Личность Перфила примечательна во многих отношениях. Уже в 40-х годах минувшего столетия он играл в своей общине роль «духовника» или «настоятеля». На собраниях он исповедовал своих последователей и прощал им грехи. Уже тогда он среди своих последователей считался за «Христа». С течением времени значение Перфила как «Христа», все более и более возрастало. Из местного хлыстовского Христа он мало-помалу превратился во всероссийского Бога Христа. В 60-х годах XIX ст., у Перфила появился Сын Божий. Это был крестьянин с. Павлодаровки (Сосновка тоже) Тамбовского уезда – Кузьма Семенович. По рассказам перфиловцев, это был человек «одаренный дарами Святого Духа» в высшей мере. Он легко входил в экстаз и на собраниях Перфила пророчествовал и творил великие «деяния». В этом отношении он не имел себе равного. Кроме того, у Перфила были апостолы или поставленные им управители округов. Особенным значением между ними пользовались: Петр Данилович Лордугин, первоверховный апостол и управитель перфиловских общин на Северном Кавказе; Петр Петрович Петров, управитель общин и распространитель секты в области Войска Донского; Иван Марьевич Мордасов, управитель в Новохоперском уезде Воронежской губернии; Роман Петрович Лихачев, управитель общин в западной (приморской) части Кубанской области и др. Далее у Перфила было много пророков. Духовницы Перфила – именовались богородицами; одна из них именовалась «маменькой»; она должна была «умолять» Перфила Петровича за весь род «избранный», т.е. за всех его последователей. До 1872 года (до ссылки Перфила) такой «маменькой» была Авдотья Максимовна, а после 1872 года «маменькой» сделалась ее родная сестра Матрена Максимовна, сопровождавшая Перфила в ссылку.

Сам Перфил считал себя Богом и нередко называл себя «братом Иисуса Христа», «равным Иисусу Христу». Таким же считали его и все его последователи. Последние нередко поклонялись его фотографической карточке. По рассказам самого Перфила и его последователей, он постился 40 дней, и в это время ничего не ел и не пли; в конце 40 дней своего поста он будто бы умер, но в 3-й день воскрес. Во время своей смерти он был восхищен на небо и там будто бы видел Самого Бога. Во время этого поста за Перфилом «ходила» Авдотья Максимовна.

Как видно из дел Воронежского Окружного Суда, Перфил не любил, когда ему возражали от евангелия. «Я Бог – говорил он – я съел евангелие; оно во мне; я сам – живой евангель». «Я брат Христу», «я равен Ему». «Христос постился 40 дней, а я в течение своей жизни постился в 3 раза более».

Тюремное заключение Перфила и ссылка его в Закавказский край рассматривались его последователями, как «страды», как крестная смерть «батеньки» Перфила за его избранный род.

Наружно выполняя все обряды Православия, Перфил в действительности отвергал Православную Церковь, презирал православных и в особенности ненавидел православное духовенство.

Сам Перфил называл православных священников «псами», «собаками» и т.п. и рекомендовал своим последователям давать им дохлых свиней, кур и т.п. «Они псы» – говорил он – «все поедят».

С такой же ненавистью Перфил относился и ко всем православным, ревновавшим о благе Церкви. Чтобы понять всю силу этой ненависти, необходимо иметь в виду, что до издания Высочайшего Акта о веротерпимости (1905 г.) всякая секта или ересь составляла уголовно наказуемое преступление. Особенно суровым преследованиям подвергалась секта хлыстов, как секта изуверная и безнравственная. Против хлыстов ополчались и гражданские власти и духовенство и простая православная масса. Хлысты платили своим гонителям ненавистью. Эта ненависть, таясь в недрах секты, не щадила никого, даже лиц близких сектантам.

Такая ненависть Перфила не оставалась без влияния на его последователей. Враждебное отношение их к Православию там и сям проявлялось открыто. Об этом свидетельствуют многочисленные судебные дела, возбуждавшиеся против перфиловцев в Воронежском, Саратовском и Новочеркасском Окружных Судах, по обвинению их в кощунстве и богохулении.

В конце 80-х и в начале 90-х годов минувшего столетия в Новохоперском уезде, Воронежской губернии, среди последователей Перфила, проживавших преимущественно в с.с. Макарове и Гальской, появились лица, которые учили, что православного убить не грех, что его можно обворовать и т.п. Эти лица тогда же организовали преступное общество, которое занималось кражами, грабежами и пр. Среди православных жителей сс. Макарова и Гальской они получили наименование «аттетуев». В начале 90-х годов все они были арестованы и по приговору Воронежского Окружного Суда частью были сосланы в Сибирь, частью же были заключены в тюрьму.

Вероучение Перфила и его последователей немногим отличается от учения тамбовских постников-богомолов, но резко отличается от учения старых хлыстов.

Старая хлыстовщина учила, что все люди делятся на две категории: на людей «духовных» (члены секты) и «плотских» (окружающая православная среда). Это воззрение усвоено и Перфилом. «Духовные» люди – суть перфиловцы, «плотские» или «мирские» – суть православные.

«Перфиловщина» есть истинное царство Божие на земле. В нем обитает сам Бог-Слово, обитает видимым, телесным образом, в лице живого «христа» – вождя секты.

По понятию хлыстов, Христос есть Дух Святой, Бог-Слово. Старая хлыстовщина учила, что Он рождается и воскресает в каждом члене секты. Следовательно, в каждом члене секты есть частица («искра») Христа. Иисус евангельский был простой человек, заслуживший («заработавший») себе Христа – Духа Святого. Таким может сделаться и любой последователь секты.

По воззрению Перфила, Христос-Дух перевоплощается не во всех членах секты, но лишь в отдельных вождях ее. Он переходит преемственно из одного вождя в другого. Вождь есть воплотившийся Бог-Слово, Дух-Христос. Ему все «верные» обязаны слепым послушанием.

Иисус Христос, Которому поклоняется весь христианский мир, по учению Перфила Катасонова, не был исключительной Богочеловеческой Личностью, не был единственным Христом. Он был только одними из звеньев в бесконечной цепи, преемственно сменяющихся на земле Христов.

Иисус Христос был обыкновенный человек. Он родился по плоти, естественным образом, и имел отца и мать. Когда Ему исполнилось 30 лет, в Него, после 40-дневного поста, вселился Святой Дух, и Он сделался Христом Сыном Божиим. Тогда Он вошел в Своей Иерусалим (открылся в Своем обществе), на осле» (т.е. во плоти). Иоанн Предтеча «крестил Его», т.е. засвидетельствовал Его в собрании, как Христа. Как Христос, Он ходил по морю (т.е. по миру, проповедовал), воскрешал Своим словом духовных мертвецов (т.е. «мирских» людей или грешников, не познавших Его), давал духовным слепцам зрение (т.е. веру в Себя, как воплотившегося Христа), насыщал людей хлебом духовным, т.е. Своим словом, учением. За свою деятельность Он претерпел от неверующих гонения, крест и смерть. Иисус умер, как и все люди: плоть Его истлела, а Дух, обитавший в Нем «переменил квартиру, перешел в Его преемника, который и сделался новым воплотившимся Христом на земле.

Таким же Христом был и Перфил Катасонов. Дух Святой, некогда обитавший в Иисусе евангельском, в конце концов вселился и в «батеньку» Перфила Петровича.

Все преемственно сменяющие друг друга христы в своей жизни и деятельности похожи один на другого. Все они рождаются естественным плотским образом, от отца и матери; все они происходят из низкого звания; каждый из них постится 40 дней, получает свыше Духа Святого и с этого момента становится Христом. Каждый из них входит в свой живой Иерусалим (т.е. в избранный род своих верующих) «на осле» (во плоти), ходит по морю (по миру), проповедует и насыщает своим учением (хлебом) людей, воскрешает духовных мертвецов, отверзает им духовные очи и за свое учение и дела терпит на земле гонения, страдания («крест»), ссылку и смерть от мира («неверующих») и от духовенства. Каждый из христов умирает и плоть его истлевает в земле, а Дух переходит в иную плоть, в последующего Христа.

Евангелие, по понятиям перфиловцев, не есть связная хронологически-последовательная биография Иисуса Христа; это лишь комплекс сказаний, воспевающих жизнь и деятельность Христа; которые надо понимать в духовном, иносказательном смысле. Чудеса Христа, в буквальном христианском разумении, перфиловцы отвергают.

Строгое аскетическое воззрение на мир, господствующее в секте тамбовских постников, в секте Перфила получило иной характер и содержание. Если в секте постников под «миром» разумеется царство греха и плоти, где нет и не может быть Святого Духа, то в секте Перфила под «миром» разумелись все человеческие общения, лежавшие вне секты и не признававшие в Перфиле живого воплощенного Бога-Христа. Этот «мир» духовно слеп; он не видит в Перфиле Христа, живущего во плоти среди людей; он не верит в него и не исполняет его заповедей и оттого грешит. В силу своего неверия мир преследует «батеньку» Перфила и всех его верных последователей. Так было прежде, так будет и впредь.

Меня гнали и вас будут также гнать;

Меня не слушали, не послушают и вас – поется в одной духовной песне перфиловцев.

Рай, в котором обитал Адам – это род избранный, общество «Израиля». «Рай» состоял из деревьев, а деревья – верные люди. Адам был соблазнен змием, т.е. плотским человеком и лишился рая. Ангел с огненным мечем у двери рая – это человек, обличивший Адама словом Божиим. Слово Божие есть меч духовный.

Ковчег, построенный Ноем, есть истинное общество Израиля (перфиловцев), которое не погибло среди мира греховного (потоп – мир греховный). В одной перфиловской песне поется:

Ной ковчег себе построил

Из живых дерев;

Сорок лет он его строил.

Моисей вывел народ Израильский из Египта, т.е. из греховного мира. Он провел его через Черное мори, т.е. через мир. Своим посохом (т.е. словом, учением) он рассек мир (победил его духовно). Он вел народ по пустыне, т.е. по миру (пустыня – мир, земля пустая для слова Божия).

Молитвенные собрания перфиловцев происходили всегда тайно. Это делалось из опасения преследований. Особенным значением у них пользовались собрания с участием самого «батеньки»; на такие собрания съезжались нередко из отдаленных местностей.

Собрания происходили в таком же порядке, как и у тамбовских постников. Каждый входящий говорил: «мир вам», «мир Божий вам». Ему отвечали: «с миром к нам». Входящий кланялся всем и лобызал в уста всех присутствующих, начиная со «старшо́го». «Батеньке» кланялись первому особо и целовали его в уста и в руку. Во время собрания все благоговейно сидели. Сначала пелись церковные молитвословия, а затем духовные песни перфиловцев. Песни, употреблявшиеся на собраниях перфиловцев, воспевали гонения и муки, претерпеваемые верными последователями «батеньки», т.е. Перфила. Но в особенности они воспевали самого батеньку, его «дивные дела, учение и его страды». К батеньке же, т.е. к Перфилу, постоянно обращались в своих песнях и его последователи. Многие из этих песен и теперь еще употребляются в собраниях «Старого Израиля» (б. последователей Перфила). Напевы перфиловских духовных песен напоминают собой напевы уличных крестьянских песен. Наряду с этим в общинах Перфила нередко употреблялись старые духовные песни, перешедшие от Абакума Ивановича, либо заимствованные от тамбовских постников и от старых хлыстов. Во время пения духовных песен на некоторых из присутствующих «сходил Дух». По верованию перфиловцев, «Дух» невидимо сходил от самого «батеньки» Перфила. Лица, охваченные «Духом», плакали, каялись в грехах. В это же время один, двое или трое, изредка пять и более человек, выходили на середину и совершали «хождение в духе», т.е. ходили взад и вперед по комнате, размахивая руками в такт пения. «Хождение» продолжалось долго и «ходящего» никто не останавливал. Иногда «ходящий» дул на присутствующих, «сообщал им Святого Духа», или же совершал в собрании «деяния», т.е. различные символические жесты и действия, имевшие целью назидание или обличение присутствующих. Эти «деяния» ничем не отличались от «деяний», происходящих в собраниях тамбовских постников. Но они были скромнее и не носили непристойного характера. Как и в общинах постников, у перфиловцев «деяния» составляли один из самых существенных моментов собраний. Иногда, во время хождений, с кем-либо происходило «трепетание плоти», и он, сидя на месте или ходя по комнате, судорожно подергивал членами тела. Нередко в собраниях происходили пророчества, т.е. предсказания судьбы, ожидающей кого-либо из присутствующих. По словам лиц, бывавших на этих собраниях, такие предсказания неизменно сбывались. Иногда в собраниях происходили разговоры на чужих языках, при чем говорившие и сами не понимали того, что говорили. В заключение, в некоторых местах (например, в Саратовской губернии) на присутствующих сходила «радость», и они совершали общую «пляску». Все эти действия считались проявлением Святого Духа, открывающегося на собраниях верных. По понятиям перфиловцев, хождения в духе, деяния, пророчества, разговоры на чужих языках и т.п. совершаются под непосредственным наитием Святого Духа. Отсюда название всех этих действий – «богованье». Такими же откровениями Духа характеризовались, по взгляду перфиловцев, и собрания христиан апостольской церкви. Собрание не считалось собранием, если на нем не было экстаза («богованья»), если в нем не происходило сошествия Святого Духа на присутствующих.

На больших собраниях, с участием самого Перфила, «деяния» совершались главными пророками или апостолами Перфила, например, Кузьмой Семеновичем, Петром Лордугиным и др. Сам Перфил не творил деяний, но сидел в углу и разъяснял их. Есть указания, что пророки и апостолы совершали деяния после «дуновения» на них Перфила. После хождений, деяний и пророчеств, Перфил обращался с речью ко всему собранию, в которой прощал присутствующим все их грехи, сколько бы их ни было, и затем, иногда разрешал им «духовно насладиться своими духовницами»11. После этого мужчины хватали духовниц и совершали с ними «грех». Надобно заметить, что такой грех происходил не только в собраниях с участием Перфила, но и на собраниях, происходивших без него, как это видно из дела Таганрогского Окружного Суда 1891 года о распространении секты хлыстов в г. Таганроге и в Ростовском округе Донской области. Один из бывших последователей Перфила, 80-летний старик Данилов, опрошенный мной в 1912 г. в х. Железкине, Усть-Медведицкого округа, Донской области, рассказывал мне (в присутствии Донского епархиального миссионера г. Якушева), что по окончании таких собраний он всегда старался поймать свою жену, так как ее могли схватить другие.

Все молитвенные собрания последователей Перфила отличались необыкновенным проявлением экстаза. Экстаз охватывал порой всех присутствующих. Действия его сказывались и по окончании собраний. Под влиянием экстаза некоторые из участников собраний совершали деяния преступного свойства.

В июне 1869 года четверо крестьян с. Песчанки, Балашовского уезда, Саратовской губернии, состоявших последователями секты Перфила, – Стасенков, Колесников, Беляева и Шевцова – возвращались в Балашовский уезд из сел Афанасьевки, Туголукова и Уварова, Тамбовской губернии, где они были на собраниях Перфила. Еще на собрании в Афанасьевке Перфил нарек Беляевой имя Св. Варвары Великомученицы. На обратном пути в Песчанку Беляева вообразила себя Св. Варварой Великомученицей и приказала Стасенкову убить крестьянку Шевцову, обещая, со своей стороны, тут же воскресить ее. Стасенков исполнил требование Беляевой. Возникшее по этому поводу дело рассматривалось в Саратовской Окружном Суде. Стасенков и Беляева были приговорены к лишению всех прав состояния и к ссылке в каторжные работы. Вместе с ними был осужден и сослан в Закавказский край, за распространение хлыстовской секты, и Перфил Петрович Катасонов12.

IV. Дробление перфиловщины на отдельные толки

После смерти Перфила его секта разбилась на множество отдельных толков. Во главе каждого из них встали бывшие «апостолы» Перфила, или же случайные вожаки, объявившие себя его преемниками. Многие перфиловские общины не приняли «вождей» и управляются своими общинными наставниками. «Перфил», говорят они, «умер, а его премудрость переселилась во всех нас, поэтому мы не нуждаемся в вождях». В области вероучения и культа все эти толки мало чем отличаются один от другого. Их разделяет лишь взаимная вражда их вожаков. Каждый из вожаков считает себя истинным «христом», преемником Перфила, а всех своих соперников называет «лжехристами» и «самозванцами». Каждый из «христов» считает своих последователей истинными «верующими», а последователей других христов «отступниками от истинного Христа».

В области Войска Донского явилось два преемника Перфила Катасонова: мещанин г. Славянска, Харьковской губернии, Федор Кириллович Послениченко и крестьянин с. Александровки, Ростовского на Дону округа – Семен Иванович Бережной, проживающий в г. Александровске Грушевском. Первый именует себя «Христом, воплощенным Богом»; второй является наставником для своих последователей (пророком с функциями Христа).

Во главе перфиловских общин Новохоперского уезда, Воронежской губернии, встал крестьянин с. Макарова, Новохоперского уезда, Иван Марьевич Мордасов, бывший управитель округа в секте Перфила (умер в 1911 году). Подобно Бережному, он считался лишь наставником своих последователей.

V. Секта Федора Послениченко

Федор Кириллович Послениченко является основателем секты «духовных христиан»13. В 70 годах минувшего столетия он жил в Таганроге и здесь служил в булочниках. Посещая хлыстовские собрания, он сделался последователем секты Перфила. С начала 80-х годов он жил в г. Ростове на Дону и вместе с другими лицами распространял перфиловщину в Ростовском и Черкасском округах Донской области. После смерти Перфила Катасонова он объявил себя преемником Перфила. Часть перфиловцев в Ростовском и Черкасском округах признала его за «Христа» «покорилась ему». В 1888 году он, по приговору Новочеркасского Окружного Суда, был сослан в Закавказский край за распространение хлыстовской ереси в Донской области (Дело Новочеркасского Окружного Суда о казаках Илье Никифорове Гаморкине, Иосифе Абросимове Шкаринове, Терентии Антонове Недовидееве, Иване Николаеве Соколове, мещ. Федоре Кириллове Послениченко и зап. рядов. Василии Тимофееве Гусаченко, обв. в распростр. хлыст. ереси. Арх. № 55. Нач. 27 июня 1887 г. Назначено к слушанию в Новочеркасске на 8 ноября 1888 г. – Дело Новочеркасского Окр. Суда (Арх. № 72) о кр-нах Петре Петрове Петрове, Илье Федорове Дьякове, Федоре Кондратьеве Погорелове, Захаре Селиверстове Трубицыне, Денисе Павлове Кумове, мещ. Федоре Кириллове Послениченко и др., обв. По 196 ст. Улож. о наках. Нач. 16 ноября 1887 г., назнач. к слушанию в Новочеркасске 15 февраля 1888 г.). Он поселился в г. Елисаветполе. С ним поселились три его спутницы, последовавшие за ним в ссылку: Минодора Ивановна, Дарья Ивановна и Анна Петровна. Это были его «духовные» жены. С 1905 года Послениченко со своими духовными женами поселился в Харбине, где у него имеется много последователей. Последователи Послениченко проживают в Ростовском, Таганрогском и Черкасском округах Донской области и в некоторых селениях Ставропольской губернии и Кубанской области. С 1905 года они появились в с. Дурном, Пронского уезда, Рязанской губернии. В 1910 году Дурновскую общину посетил Послениченко, приезжавший сюда из Харбина. Здесь он был арестован и привлечен к судебному следствию по обвинению в распространении хлыстовской ереси; но следствие было прекращено в виду отсутствия улик.

Общее число последователей Послениченко достигает 800 человек, из которых в Европейской России проживает до 500 человек и в Харбине, и на Дальнем Востоке до 300 человек.

Последователи Послениченко именуют себя «духовными христианами». В области вероучения и культа они вообще не отличаются от последователей секты Перфила (Старого Израиля).

Иисус Христос, по их учению, был простой человек, родившийся, как и все люди, от плотских отца и матери. Когда ему исполнилось 30 лет, в Него вселился Святой Дух и Он сделался Христом, воплотившимся Богом. После Его смерти плоть Его истлела, а Дух, обитавший в Нем, вселился в его преемника.

Иисус Христос не был единственным Христом, Искупителем человечества. Христы были до Него и после Него. Адам, Ной, Моисей и Давид были такие же Христы, как и Иисус Назорей. Мир ожидает второго пришествия Иисуса Назорея. Но Христос приходил много раз на землю. В последнее время Дух, обитавший в Иисусе, был в Перфиле, а после его смерти открылся в Федоре Послениченко.

Как Пафрентий отошел,

Бог в Феодоре пришел –

поется в одной песне секты Послениченко.

Чудеса Христовы сектанты толкуют в духовном, иносказательном смысле. Христос ходил «по морю», т.е. по миру, проповедовал; Он воскрешал живых мертвецов, т.е. грешников, от их злых дел; Он давал духовно-слепым зрение, т.е. веру в Себя. Он насыщал людей Своим духовным хлебом, учением. Понимать чудеса Христа в буквальном смысле, по мнению сектантов, нельзя. Такое понимание противоречит законам природы.

Сам Послениченко называет себя Богом, «Христом во плоти». Таким же почитают его и все его последователи.

Сожительница Послениченко Минодора Ивановна считается в секте «Матерью Божией». Она постоянно «молит» Христа-Бога-Федора Послиниченко – о его избранном народе.

Мать наша Минодора,

Умоли она Бога –

поется в одной песне духовных христиан – последователей Послиниченко.

Подобно евангельскому Христу, Послиниченко, по понятию его последователей, терпел страды и крест за свой избранный народ; он умер и воскрес, т.е. был сослан и возвращен из ссылки.

Страшного суда последователи Послиниченко не признают. Страшный суд наступает тогда, когда открывается новый вождь, новый Христос. Он избирает себе верных своих последователей, а остальных извергает во «тьму кромешную», в «геенну огненную», т.е. в «мир».

«Небеса», по мнению сектантов, находятся здесь на земле. Небеса составляют истинные последователи Федора Кирилловича. Есть «беса́», «бесы», т.е. враги Федора Послениченко, неверующие в него и преследующие его, и есть «не-беса́», не-бесы, т.е. истинно-верующие в него.

Характерной особенностью секты Послениченко является учение о душепереселении. Мирские люди, не уверовавшие в Федора Кирилловича и не покорившиеся ему, имеют душу мертвую, не воскресшую; такая душа умирает вместе с телом. Наоборот, души людей, уверовавших в Федора Кирилловича и творящих его волю (т.е. души духовных христиан), уже воскресли из мертвых; после смерти они не умрут, но перейдут в другие плоти духовных христиан, ибо сказано: «души их во благих (т.е. людях) водворятся».

Евангелия и апостольских посланий духовные христиане не отвергают, но считают евангелие не хронологически-последовательным жизнеописанием Христа, а сборником сказаний о Его жизни и деятельности, которые надобно понимать большей частью в духовном, иносказательном смысле. Само собой разумеется, что слова Федора Кирилловича, его веления и указания в глазах его последователей столь же важны, как и слова Писания. Истолковательные приемы «духовных христиан» отличаются наивностью. Так, Лазарь, которого воскресил Христос, по мнению духовных христиан, есть человек, которых «лазал», винился, корился, т.е. был смиренномудрен. Слово: «Моисей», по их разумению, происходит от двух слов: мой и сей. Имя Моисей показывает, что Моисей был таким же сыном Божиим, как Иисус Христос. «Моисей есть – возлюбленный сын мой сей», – так поется в одной песне духовных христиан. «Елисей» значит: «еле сей», т.е. «два, с трудом Сын Божий» («еле, еле сей есть сын мой»). Если бы не Илия, который бросил Елисею милоть, т.е. милость (сослал Святого Духа) с неба, то Елисей не сделался бы возлюбленным Божиим Сыном.

Молитвенные собрания духовных христиан происходят в том же порядке, как и собрания перфиловцев (Старого Израиля). Всякий входящий в собрание говорит: «мир Божий вам», а ему отвечают: «с миром к нам». Затем вошедший целует всех в уста. Перед началом собрания бывает общий поклон: все присутствующие падают на землю «рыбкой», распростираясь на полу и заложив руки за спину. Во время собраний сидят. Сначала поются церковные молитвы, а за тем духовные стихи. Во время пения происходит «хождение в духе», совершаемое 1, 2, реже 3 или 5 человеками. «Ходящий в духе» прохаживается по комнате или же быстро бегает, размахивая при этом руками. С некоторыми происходит «трепетание плоти», т.е. судорожное подергивание тела. Нередко на собраниях происходят «деяния», обличения, пророчества и разговоры на незнакомых языках. Иногда на собрании происходит общая пляска. Все присутствующие образуют круг и, под пение веселых песен, пляшут как в хороводе, прыгая вверх. Собрание заканчивается пением церковных молитв и общим целованием. Экстаз составляет главное содержание собраний и считается результатом непосредственного воздействия Святого Духа. Обследование секты, произведенное мной, не дало каких-либо указаний на существование свального греха среди членов секты. Но относительно главы секты Федора Послениченко мной положительно установлено, что он спит на одной постели с несколькими своими духовницами.

Духовные христиане не едят мясо, но водку пьют и нередко даже в огромном количестве. Брачные сопряжения и деторождение у них не возбраняются и не считаются за грех.

Организация секты духовных христиан проста: во главе секты стоит живой воплотившийся Христос-Бог Федор Послениченко; при нем состоят три его спутницы; одна из них Минодора Ивановна считается в секте «матерью», «мамашей». Во главе местных общин и групп стоят поставленные Послениченком «старшие», которые руководят общинами и предстоятельствуют на молитвенных собраниях.

VI. Секты Ивана Мордасова и Семена Бережного

Секты Ивана Мордасова (в Новохоперском уезде, Воронежской губернии) и Семена Ивановича Бережного (в г. Александровске-Грушевском, Донской области) являются сектами чисто перфиловского типа. В области вероучения и культа они воспроизводят собой старую перфиловщину.

Иван Мордасов (умер в 1911 году) и Семен Бережной не считаются «христами», но лишь наставниками своих последователей (пророками с функциями Христа)14. С провозглашением в России вероисповедной свободы последователи Бережного вышли из Православия. Последователи же Мордасова числятся православными, ходят в церковь и исполняют все правила и обряды православной церкви. Посещая церковь, они ссылаются обыкновенно на то, что в «церкви читается и поется про перфиловы дела».

Отвергая «христов», явившихся после Катасонова, некоторые последователи Мордасова говорят, что новый Христос откроется лишь через 2000 лет. От Иисуса Назорея до Перфила протекло 1900 лет; столько же пройдет и от Перфила до следующего Христа. В промежуток этого времени истинные последователи Перфила сольются с «миром».

Молитвенные собрания сект Мордасова и Бережного не отличаются по своему характеру от молитвенных собраний секты перфиловцев. На собраниях сначала поются церковные молитвы (Отче наш, Царю небесный, Богородице Дево радуйся и т.п.), а затем духовные песни большей частью перфиловского происхождения. Во время пения этих песен на одного, двух или трех участников собрания «сходит дух», и они совершают «хождение в духе», т.е. ходят или бегают по комнате, размахивая руками в такт пения или же судорожно подергивая членами тела. Иногда «ходящие в духе» охают, кричат высоким голосом: «у… у…», подходят к участникам собрания, падают перед ними на землю, заложив руки за спину (поклон «рыбкой») и вставши целуют их в уста. Нередко на собраниях бывают «деяния». Особенно важное значение «деяния» имеют на собраниях у Мордасова. У Бережного они бывают сравнительно редко. Иногда в собраниях у Мордасова и у Бережного бывает плач о грехах, пророчества, обличения и разговоры на незнакомых языках. Экстаз составляет главное содержание молитвенных собраний сект Бережного и Мордасова и считается откровением Святого Духа. Нет экстаза, и собрание не считается за собрание.

Секты Мордасова и Бережного воспрещают употребление мяса, спиртных напитков, табака и хождение на «мирские беседы». Брачная жизнь и деторождение и в той, и в другой секте не возбраняются и не считаются грехом.

Последователи Мордасова проживают в нескольких селениях Новохоперского уезда, Воронежской губернии. Число их не превышает 100 человек. Последователи Бережного имеются в Ростовском округе Донской области и в Ейском отделе Кубанской области. Общее число их достигает 230–300 человек.

VII. Другие толки перфиловщины

Кроме сект Мордасова и Бережного перфиловщина заключает в себе значительное количество других перфиловских толков. Большинство их находится в пределах Кубанской и Терской областей и в Ставропольской губернии. Сюда принадлежат:

1) Секта Романа Лихачева. Основателем ее является бывший апостол Перфила ейский мещанин Роман Петров Лихачев («Ромаша»). Он считается в секте живым христом-преемником Перфила. Последователи Романа проживают в западных отделах Кубанской области. Здесь в некоторых селениях число их достигает значительной цифры. Так, в станице Уманской, Ейского отдела, их насчитывается около 300 человек. Последователи Романа не едят мяса, не употребляют табак и спиртных напитков, избегают общения с православными, но тщательно скрывают свою принадлежность к секте и для вида придерживаются Православия. Сам Роман на свои средства выстроил православную церковь вблизи станицы Старощербинской, Кубанской области. Брак и деторождение в секте не возбраняются. Также и внебрачные сожительства встречают в секте снисходительное отношение.

До смерти Перфила Роман состоял в числе его апостолов и управлял «западно-кубанским» округом в его секте. Свое «апостольское» звание Роман получил при содействии одной из «богородиц» Перфила – Агафьи Башкетовой («Ганя» Ейская), на дочери которой женился. После смерти Перфила Роман объявил себя христом и образовал собственную секту. Он перестал почитать двух сожительниц Перфила – Авдотью Максимовну и Матрену Максимовну. Обстоятельство это оттолкнуло, было, от него многих его приверженцев. Но последовавшая затем административная высылка его в западнорусский край окружила его ореолом «мученика» и вернула ему прежнее значение в секте. В настоящее время Роман Лихачев проживает у себя на хуторе, между станицами Крыловской и Батуринской, Кубанской области.

2) Секта Матрены Черкасовой. Основателем ее был один из апостолов Перфила – Петр Яковлев Свиногузов, проживающий в с. Ладовская Балка, Медвеженского уезда, Ставропольской губернии. После смерти Перфила он объявил себя христом. Таким же признавали его и его последователи. Кроме законной жены Свиногузов имел сожительницу – девицу Матрену Дмитриевну Черкасову («Матрюша»), которая после его смерти и сделалась в секте главной руководительницей («вождем», «мамашей»). Матрена Черкасова проживает в с. Безопасном, Медвеженского уезда. Последователи ее имеются в Майкопском, Лабинском и Кавказском отделах Кубанской области. Общее число их довольно значительно. Они не едят мясо, не употребляют спиртных напитков, избегают общения с православными, но придерживаются Церкви и тщательно скрывают свою принадлежность к секте. Плотское сожительство в браке не отрицается; внебрачные сожительства («сожительства по духу») допускаются, хотя и в редких случаях15.

3) Секта Дарьи Касаткиной. Основателем секты был один из апостолов Перфила – Егор Лаврентьев Матвеев, проживавший в селении Тамбовке, Медвеженского уезда, Ставропольской губернии. После смерти Перфила он был признан среди своих последователей за «христа». Будучи человеком богатым, обладавшим значительными денежными средствами, большим посевом хлеба и стадами рогатого скота, Егор Матвеев пользовался огромным значением среди хлыстов Северного Кавказа. Каждый хлыст при случае получал от Матвеева денежную помощь. В доме Матвеева устраивались хлыстовские собрания, привлекавшие посетителей даже из отдаленных местностей Северного Кавказа. При нем число его последователей было велико. После его смерти (в 1891 году) во главе секты встала его жена Прасковья Савельевна («Праскунька»), а после нее дочь Егора Матвеева Дарья Егоровна Касаткина («Даша»), проживающая в том же селении Тамбовке. Последователи Дарьи имеются во многих селениях Межвеженского уезда. Они не едят мясо, не пьют водку и скрывают свою принадлежность к секте, исполняя все правила и обряды Православия. В настоящее время секта Дарьи распадается. Многие из ее приверженцев перешли к другим «вождям», или же совершенно оставили секту. Некогда многочисленная и влиятельная, секта Дарьи в настоящее время насчитывает не более 200 человек.

4) Секта Федора Малюкова. Она возникла в стан. Расшеватской, Кавказского отдела, Кубанской области. Основатель ее, местный казак Федор Прохоров Малюков, объявил себя «христом», преемником Перфила. С проповедью о себе, как о воплотившемся христе, он посещал общины перфиловцев в Кубанской области и Ставропольской губернии: его проповедь долго не имела успеха. Лишь в последние 9–10 лет у него появилось значительное число последователей, которые «уверовали в него». К нему примкнули, главным образом, бывшие последователи Матрены Черкасовой и Дарьи Касаткиной. «Малюковцы» не едят мясо, часто постятся, но не скрывают своей принадлежности к секте. Сам Малюков открыто называет себя «христом». «Я», говорит он, «есмь альфа и омега, начло и конец, и кроме меня нет бога». Последователи Малюкова зовут его «папашей», считают христом. Малюковцы проживают в кавказском отделе Кубанской области и в Медвеженском уезде, Ставропольской губернии.

5) Секта Екатерины Егурневой насчитывает в себе около 20 членов. Основателем этой некогда значительной группы был крестьянин с. Летники, Медвеженского уезда, Никита Егурнев, скончавшийся лет десять тому назад. После его смерти руководительство в секте перешло к его жене Катерине («Катюша»). Но она «растеряла» последователей, которые перешли к другим «вождям». Последователи Катерины проживают в с. Летники, Медвеженского уезда. Они не скрывают своей принадлежности к секте и некоторые из них открыто порвали с Православием.

6) Секта Александры Лордугиной является самой значительной из всех староизраильских сект. Она насчитывает около 8000 последователей. Они проживают в Ставропольском, Александровском, Благодаренском и Святокрестовском уездах, Ставропольской губернии, в Лабинском и Баталпашинском отделах Кубанской области и в западной половине Терской области. Основателем секты был мещанин г. Георгиевска, Терской области, Петр Данилович Лордугин, бывший «первоверховный апостол» в секте Перфила. После смерти Перфила он объявил себя «христом», его преемником. Лордугин был одним из самых деятельных вожаков староизраильской секты на Кавказе. Состоя членом «С.-Петербургского общества распространения Священного Писания в России» (впоследствии закрытого), он, под предлогом распространения книг, разъезжал по всему Северному Кавказу и всюду насаждал свое учение. За свою деятельность Лордугин неоднократно привлекался к судебному следствию, но все дела против него прекращались за отсутствием состава преступления. В 1889 году он, в числе других, привлекался к ответственности, по обвинению в распространении хлыстовщины. Дело рассматривалось в 1891 году в Таганрогском Окружном Суде. Большинство обвиняемых были осуждены и сосланы на поселение в Закавказский край. Лордугин умер до суда в 1890 году. После его смерти, вождем его секты сделалась его законная жена Александра Тимофеевна («Саша»), проживающая ныне в г. Пятигорске. Она называется в секте «мамашей» и почитается «богородицей». Ей передал свою власть и «слово» Петр Лордугин, приказав своим последователям слушаться ее после его смерти. Помощником Лордугиной по управлению сектой является крестьянин с. Спицовки, Ставропольского уезда, Степан Чепраков, один из крупных землевладельцев Ставропольского уезда. У Лордугиной имеются «апостолы» и «пророки». «Апостолами» считаются наиболее видные руководители местных общин. Характерную особенность секты, резко выделяющую ее из староизраильских сект, составляет редкое проявление экстаза на ее молитвенных собраниях. В последнее время большинство сектантов вышли из Православия и не соблюдают православных обрядов и установлений. Но иконы, лампады, кресты и другие принадлежности православного обихода имеются в каждом доме сектантов. Разорвав связь с Православием, сектанты не утвердились все же на преданиях чистой хлыстовщины. Многие из них стали есть мясо и пить вино. В молитвенное употребление секты вошло множество гимнов баптистов и евангельских христиан. В настоящее время руководители секты заняты составлением своих чинопоследований брака, погребения и моления о новорожденных. Все это, наряду с редкими обнаружениями молитвенного экстаза, показывает, что секта Лордугиной уклоняется от мистицизма в сторону рационализма. Брачная жизнь в секте стоит очень высоко. Вопрос о выделении из Православия произвел в секте глубокий раскол. Часть сектантов, не желавшая разрыва с Православием, отделилась от Лордугиной и перестала считать ее своей «мамашей», «вождем».

7) Секта Моисея Вельможного выделилась из секты Лордугиной более двенадцати лет тому назад. Основатель секты – Моисей Степанов Вельможный (бывший «апостол» в секте Лордугиной) считается в секте «пророком», но с функциями христа. Вельможный – крестьянин Таганрогского округа, Донской области, проживает в ст. Лабинской, Кубанской области. Его секта насчитывает до 500 взрослых членов. Главная масса их проживает в Таганрогском округе Донской области и в Славяносербском уезде Екатериносл. губ. В эти последние местности перфиловщина была занесена около 40 лет тому назад тем же Вельможным. Последователи Вельможного не едят мяса и рыбы, не употребляют спиртных напитков и тщательно скрывают свою принадлежность к секте. Характерную особенность секты Вельможного составляет ее заметный уклон в сторону толстовства. Некоторые из ближайших сотрудников Вельможного посещали Ясную Поляну, беседовали с Львом Толстым и вынесли убеждение в сходстве теоретических воззрений Перфила с учением Толстого.

8) Секта Якова Клюшина. Основателем ее был крестьянин с. Преградного, Медвеженского уезда, Ставропольской губернии, Яков Панкратов Клюшин («Яша»), скончавшийся лет семь тому назад. Первоначально он был сотрудником Петра Лордугина, но поссорился с ним и образовал свою отдельную секту, объявив себя «христом», преемником Перфила. Последователи Клюшина проживают в Медвеженском и Благодаренском уездах Ставропольской губернии, в Баталпашинском отделе Кубанской области и в некоторых селениях Астраханской губернии, расположенных близ г. Царицына. «Клюшинцы» не едят мясо и рыбу, избегают общения с православными и скрывают свою принадлежность к секте. Брачная жизнь в секте, при жизни Клюшина, стояла не высоко. Сам Клюшин имел двух сожительниц одновременно. Ему подражали многие из его последователей. По свидетельству землевладельца Степана Чепракова (о нем упомянуто выше), половая распущенность в секте клюшинцев составляла обычное явление.

После смерти Клюшина в его секте явилось два «христа»: Николай Могильников и Василий Сидоров или Шляхов (оба – крестьяне с. Преградного, Медвеженского уезда). Каждый из них считает себя истинным преемником Клюшина. Большинство «клюшинцев» пошло за «Васей» Сидоровым. Последний развивает сейчас энергичную деятельность среди перфиловцев всего Северного Кавказа: разъезжает по общинам, проповедует и т.п. Сам он не ест мясо, рыбу, яйца, часто постится и проповедует строгое половое воздержание. Аскетическая жизнь и проповеднический дар создали Сидорову широкую популярность в среде перфиловцев. В течение последних 6 лет к нему примкнуло много бывших последователей Матрены Черкасовой, Екатерины Егурневой и Дарьи Касаткиной. Вообще секта Сидорова обнаруживает заметное стремление к постоянному численному возрастанию.

Обе ветви «клюшинцев» характеризуются господством крайнего молитвенного экстаза на их собраниях. По свидетельству очевидцев, экстатические проявления в секте «клюшинцев» носят нередко грубый, жесткий характер.

9) Секта Кондратия Уклеина. Основателем ее был есаул Терского казачьего войска Кондратий Леонтьев Уклеин. Он был один из учеников Перфила Катасонова и сотрудников Петра Лордугина и после их смерти сделался руководителем («христом») небольшой группы перфиловцев. По смерти Уклеина руководительство в секте перешло к его жене, а по смерти последней к ее родственнику казаку Аверину. Аверин скончался около пяти лет тому назад. Уклеинцы проживают в Баталнашинском отделе Кубанской области. В последнее время большинство их «обратилось» к Василию Сидорову. Вообще секта «уклеинцев» распадается и в настоящее время насчитывает не более 60–70 взрослых членов. Уклеинцы не едят мясо, не употребляют спиртных напитков и скрывают свою принадлежность к секте.

10) Секта Григория Шевченко в хуторе Куркужинском, Моздокского отдела, Терской области, насчитывает не более 70 взрослых членов. Во главе ее стоит Григорий Шевченко, глубокий старик, почитаемый своими последователями за «христа» – преемника Перфила Катасонова. Шевченко происходит из крестьян Павлоградского уезда, Екатеринославской губернии. В 1892 году он, по приговору Екатеринославского Окружного Суда16, был сослан за принадлежность к хлыстовщине в Закавказский край, где и прожил до 1906 года. В 1906 году он вместе с семьей и последователями поселился на хуторе Куркужинском, Терской области. Последователи Шевченко не едят мясо, не употребляют спиртных напитков и скрывают свою принадлежность к секте. Сам Шевченко и некоторые из его учеников носят длинные волосы на голове, считая, что это вызывает насмешки со стороны «неверующего мира» и потому вменяется во спасение. В настоящее время секта Шевченко распадается. Члены секты, в особенности молодежь, не оказывают Шевченко прежнего уважения и многие из них «ослабели в вере».

11) Секта Увара Ермоленко. Последователи этой секты проживают в с. Чернухино, Славяносербского уезда, Екатеринославской губернии, в сел. Березняки, Богучарского уезда, Воронежской губ., и в с. Ржавчике, Новохоперского у. той же губ. Основателем секты был крестьянин Увар Федоров Ермоленко, объявивший себя христом, преемником Перфила. Ермоленко происходит из крестьян Таганрогского округа Донской области. В 1888 г. он поселился в Самаркандской обл. В 1904 г. он был привлечен к следствию по обвинению в распространении хлыстовской секты, но умер до суда в 1904 г17. Секта Ермоленко не была многочисленной. В настоящее время она насчитывает не более 100 взрослых членов. Вождем секты («первородным и первозванным братом») почитается крестьянин с. Ржавчика, Новохоперского уезда, Воронежской губернии Михаил Шипилов, проживающий в г. Борисоглебске, Тамбовской губернии. Сектанты не едят мясо, не пьют вино, но скрывают свою принадлежность к секте и держатся Православия. В настоящее время секта Ермоленко распадается.

12) Заслуживает упоминания незначительная группа Ивана Неляпина в г. Владикавказе, Терской области. Иван Неляпин (умер в 1903 году) был одним из младших управителей («пророков») в секте Перфила. Его округ обнимал собой г. Владикавказ и прилегающие к нему селения. После его смерти во главе секты встала его родная дочь. При ней секта распалась и в настоящее время насчитывает не более 30 взрослых членов. Сектанты не едят мясо, не пьют водку, но придерживаются Церкви и скрывают свою принадлежность к секте.

В области вероучения и культа все перечисленные толки перфиловщины мало чем отличаются один от другого. Все они следуют учению Перфила Катасонова.

Воззрения нынешних перфиловцев на мир носят дуалистический характер. Все люди делятся на две категории: людей духовных (члены секты) и плотских или мирских (окружающая православная среда).

Старый Израиль, в виде данного толка, есть подлинное царство Божие на земле, в котором обитает Бог-Слово, обитает видимым образом, во плоти вождя секты. Христологические воззрения современных перфиловцев не отличаются от воззрений самого Перфила.

Христос есть Дух, перевоплощающийся на земле, в своем избранном роде, в лице отдельных вождей секты. Иисус евангельский был простой человек, родившийся естественным образом, как и все люди: Он имел отца и мать. Будучи 30 лет, ОН родился от «Слова», т.е. воспринял в себя «Слово» (Слово есть Бог, Христос, Дух). Постом и «крестом» (страданиями) Он укрепил Себя в истинной жизни, умер для греха и воскрес для праведности. После этого Его избрал Святой Дух и поселился в Нем, перешел в Него от предшествующего Христа.

В евангелии говорится, что Иисус творил чудеса. Чудеса Христа надобно понимать в духовном (иносказательном) смысле. Буквальное понимание их противоречит законам физической природы и потому должно быть отвергнуто.

Иисус ходил по миру, т.е. «по морю», проповедовал («море» – мир). Он воскрешал мертвых, т.е. грешников от их греховных дел; Он давал им духовное зрение, т.е. веру в Себя, в Свои дела и т.п. За Свою деятельность Он претерпел гонения от неверующего мира и духовенства; Он умер, плоть Его истлела (воскресение плотское староизраили отрицают), а Дух (Бог-Слово), обитавший в Нем, перешел в Его преемника, «воскрес в иной плоти».

Все сменяющиеся христы в своей деятельности похожи один на другого. Каждый из них рождается от «Слова», постится, получает от предшествующего христа всю полноту Святого Духа и с этого момента становится христом. Каждый из них творит «духовные» чудеса, т.е. ходит «по морю» (по миру, проповедует), насыщает своим словом («хлебом») людей, воскрешает «живых мертвецов» (грешников), отверзает им духовные очи и т.п. и за свое учение и дела терпит на земле гонения, страдания, ссылку и смерть от неверного мира и духовенства. Каждый из христов умирает, тело его истлевает в земле, а Дух Святой, обитавший в нем, переходит в иную плоть, в последующего христа.

Так как «во Христе несть мужеский пол или женский», то Дух Святой, Христос, может воплощаться как в мужской плоти, так и в женской. Таким образом, Христос может быть не только в мужском костюме, но и «в юбке».

Как носитель полноты Духа, каждый «христос» является для своих последователей единственным источником учения и правилом жизни. Он есть «живой евангель». От него получают «слово» (т.е. «рождаются» и «воскресают») все его последователи.

Истинное «Слово Божие» хранится в секте Старого Израиля; оно переходит от вождя к вождю, оставаясь само по себе неизменным. Священное Писание, которым руководится весь христианский мир, есть лишь буква, которая мертвит. Ее нужно понимать в духовном смысле. Истинное понимание ее хранится в секте Старого Израиля. Имея живого христа, староизраили не нуждаются в писанном слове Божием; последнее необходимо лишь для «маловерных», чтобы привести их к секте; этим его роль и ограничивается.

То, что происходило в Иисусе евангельском, происходит и в каждом члене секты. Каждый член секты «рождается от Слова», которое проповедуется через уста живого христа (отсюда наименование вождей – «батенька», «папаша»). Шествуя по пути, указанному вождем, каждый член секты побеждает в себе «духа плоти», т.е. плотские похоти, и воскресает для духовной жизни. «Слово Божие», полученное от вождя, осуждает в человеке все грехи. Так происходит в человеке Страшный Суд. Он совершается здесь на земле, в каждом верном последователе «Старого Израиля». Процесс внутреннего духовного «воскресения» в человеке описывается в следующей песне перфиловцев:

«Я хожу, во тьме блуждаю,

Свет сокрылся от меня;

Не стою я в твердой вере –

Колебаюся умом.

Я как мертвая могила,

Смрад воняет из меня.

На глазах моих завеса

Потусменная висит.

А на сердце тяжкий камень –

Он приваленный лежит.

Уж ты, ангел, мой архангел,

Скинь завесу с глаз моих,

Отвали ты тяжкий камень

Прочь от сердца моего,

И поставь меня на камень,

Утверди стопы мои.

Тогда Бога я прославлю

За все благости Его».

Так как вождь секты, живой «христос» «спасает», т.е. отвращает своих последователей от «мира», то послушание его слову есть первейшая обязанность каждого члена секты. Неповиновение слову вождя влечет за собой извержение из секты.

То, что лежит вне секты «Старый Израиль», есть «мир». «Мир» – это все человеческие общения, не верующие в вождя секты, не признающие в нем живого воплощенного христа. Мир лежит во зле; мирские люди творят грехи, преступления, и это оттого, что в мире царствует сатана. Если бы мир уверовал в вождя секты, последовал его слову, то он избавился бы от своей греховной жизни.

Вместо этого «мир» почитает мертвого Христа, т.е. Иисуса евангельского, Который давно умер и Дух Которого переселился в существующего вождя секты. Вместе с тем мир гонит, преследует истинного христа, т.е. вождя секты и всех его верных последователей. Так было всегда; так будет и впредь; мир не разумеет Духа, не имеет Его в себе; от него сокрыт духовный смысл писаний, который доступен лишь «верным», т.е. сектантам. Мир и общество верных – две крайности, исключающие одна другую. В одной сектантской песне поется:

Что-то, братцы, в большом мире суета;

Иль упала им на сердце тошнота.

Верны хочут стать на истинному пути:

Негде будет и лукавому пройти.

«Иль упала им» …, т.е. мирским. «Верны» – сектанты. «Лукавому», т.е. мирскому, плотскому человеку.

«Мирская церковь» (православная) заражена мирскими заблуждениями. В ней истина загромождена человеческими измышлениями. Наоборот, «соборная апостольская церковь» (т.е. общество сектантов) является носительницей истины, обладательницей Духа, Который и открывает себя «верным» в их собраниях. Мир потому и преследует верных, что он является носителем заблуждения, лжи, вражды и Духу Святому.

Мирские люди – духовные мертвецы. Они имеют душу мертвую, не воскресшую; такая душа умрет вместе с телом. Наоборот, души членов секты уже воскресли из мертвых; после смерти они не умрут, но переселятся в тела других староизраилей.

Надобно заметить, что идея душепереселения не составляет общей принадлежности всех староизраильских толков. Даже в недрах одного и того же толка встречаются группы, не признающие переселения душ. По воззрению этих последних, души людей, после их смерти, переходят в назначенное для них загробное место, соответственно их земным заслугам.

Молитвенные собрания всех староизраильских толков происходят в следующем порядке. Каждый входящий в собрание говорит: «Мир Божий вам»; ему отвечают «с миром к нам». Входящий кланяется в ноги вождю или «старшому» (руководителю) общины, целует его в уста и в руку и затем целует всех присутствующих. Сначала поются церковные молитвословия, а затем староизраильские стихи. Песни эти необыкновенно многочисленны. Они составлялись в разное время, в разных местах и, очевидно, разными лицами. Многие из них ведут свое начало от Перфила Катасонова и от его сотрудников. Все эти песни считаются у перфиловцев таким же словом Божиим, как и Библия, ибо «они составлялись людьми, водимыми Духом Святым».

В духовных песнях Старого Израиля отражаются все религиозные взгляды секты. В них изображается положение Старого Израиля среди неверного мира, «учение, дивные дела и страдания» живого христа, т.е. вождя секты, – гонения и муки, претерпеваемые его верными последователями на земле. Язык песен образен и иносказателен. Аллегорическая форма их дает возможность староизраилям каждого толка соединять с образами песен свои собственные представления. Для человека незнающего эти песни представляются набором слов и фраз, бессвязных и мало понятных. Самые напевы этих песен напоминают собой уличные крестьянские напевы.

Во время пения этих песен на некоторых из присутствующих «сходит дух»; в порыве экстаза они плачут, каются в грехах, хохочут, кричат. В то же время один, двое, трое, изредка пять человек, срываются с мест и совершают «хождение в духе», т.е. прохаживаются взад и вперед по комнате, размахивая руками и притоптывая ногами в такт пения. «Хождение» продолжается долго, и «ходящего» никто не останавливает. Иные, сделав несколько шагов, падают в полуобморочное состояние и бормочут что-то несвязное, несуразное, или же трясутся всем телом. Другие «трепещут плотью» (судорожно подергивают членами тела), сидя на своих местах.

Особое значение в собраниях Старого Израиля имеют так называемые «деяния» или «творения», т.е. символические жесты и действия пророков, имеющие целью назидание и обличение присутствующих. Деяния совершаются одним или двумя лицами и вообще не истолковывается. Одному повязывают голову платком, и этим обличают его духовную слепоту; другому дают пустой стакан, и этим указывают на его нравственную пустоту и т.п.

В некоторых староизраильских собраниях (например, в секте «клюшинцев», у Романа Лихачева и у «Матрюши») бывают «откровения языков». Под «наитием Духа» собравшиеся говорят на непонятных наречиях, причем сами не понимают того, что говорят.

Все такие действия на молитвенных собраниях считаются в Старом Израиле результатом непосредственного «наития» Святого Духа. Такого «наития» или вселения Духа удостаиваются только те, кто ведет жизнь по правилам староизраильского учения. Экстаз составляет главное содержание староизраильских собраний; нет экстаза – нет Святого Духа, и самое собрание не имеет «божественного» характера.

Особенно сильны появления экстаза на собраниях «клюшинцев», и «лихачевцев». Здесь экстаз охватывает нередко всех присутствующих. Самые проявления экстаза (у «клюшинцев») носят иногда грубый, жестокий характер.

Наоборот, в секте Александры Лордугиной экстаз проявляется редко и в очень слабой степени. «Хождения» и «деяния» совершаются здесь не иначе, как с «благословения» руководителя общины («старшого»). Последний может приостановить хождение или же не разрешить его вовсе.

Обследование, произведенное мной, не дало указаний на существование свального греха в староизраильских сектах. Плотское сожительство в браке и деторождение не возбраняется в этих сектах. (Исключение составляет секта Василия Сидорова, проповедующая строгое половое воздержание). Внебрачные сожительства и случаи внебрачных рождений здесь также нередки. (Секта Лордугиной составляет исключение). Относительно секты клюшинцев имеются данные, указывающие на существование в ней, при жизни Клюшина, половой разнузданности.

Большинство староизраильских толков скрывает свою принадлежность к секте и только для вида придерживается Православия. Примечательно, что среди некоторых толков существует страх перед свободой совести. По староизраильскому воззрению, разделяемому в настоящее время большинством староизраильских толков, проявления Духа на собраниях составляют «тайну дивную, которой мир не может вместить». Эту тайну нужно беречь от мира, скрывать от него, чтобы «не метать бисера пред свиньями».

Свобода совести, осуществившая начало гласности сектантских собраний, представляется для многих староизраилей фактом опасным, так как она ведет и уже привела многих «верных» к «обмирщению». Эти настроения выражены в одной староизраильской песне.

«Обратись, Израиль. Ты на путь мою,

Посмотри, Израиль, на глупость свою;

Прежде ты был воин за правду мою,

А теперь направил погибель свою».

…………………………………………………………

«Посты ваши, слезы, где девалися?

Ими грех, пороки обливалися.

Вы же за свободу все молилися,

А пришла свобода – не сгодилися».

VIII. Секта Новый Израиль

На почве староизраильской секты возникла секта «Новый Израиль», появившаяся лет 25 тому назад. Основателем ее был один из последователей Перфила Катасонова – крестьянин Воронежской губернии Василий Федорович Мокшин. По рассказам новоизраилей, он получил достоинство христа при следующих обстоятельствах. Однажды он, с двумя другими последователями Перфила, отправился к последнему в г. Борисоглебск. Дело происходило незадолго до смерти Перфила. Перфил был слеп, и когда Мокшин и его спутники явились к нему, то он спросил: «кто пастырь?». Мокшин ответил: «Кто же из нас пастырь? Ты, батенька – пастырь». «Дурак» – заметил ему Перфил: «ты пастырь; паси овец моих». Так, по словам новоизраилей, – «батенька» Перфил передал достоинство христа Василию Мокшину18.

Мокшин был крестьянин с. Данкова, Воронежского уезда. В начале 70-х годов он проживал в г. Таганроге, где служил в булочниках. Здесь он познакомился с солдатом Максимом Шевченком, у которого происходили тогда хлыстовские собрания, посещал эти собрания и сделался последователем Перфила. Вернувшись в Воронежскую губернию, он начала распространять здесь хлыстовскую секту. В 1880 году, за пропаганду секты, он, по приговору Воронежского Окружного Суда, был сослан в Закавказский край19. В 1883 году Мокшин, в виду своего раскаяния и обращения в Православие, был возвращен в Воронежскую губернию, где в 1894 году и умер.

Мокшин почитался вождем лишь в перфиловских общинах Воронежской губернии. Среди своих последователей Мокшин занимал такое же положение, какое занимал до него Катасонов среди всех вообще последователей своей секты. Мокшин считался Христом, Сыном Божиим. Его называли «папашей»; к нему ездили на поклон; всякое слово, каждое его веление принималось и исполнялось, как веление Божие. В одной духовной песне, современной Мокшину, встречается следующее обращение к нему:

Царь небесный преблагой,

Наш папаша дорогой …

Подобно Иисусу Христу и Перфилу Катасонову, Мокшин, по учению его последователей, ходил по миру («по морю»), проповедовал свое учение, воскрешал духовных мертвецов, давал им духовное прозрение (веру в себя) и за свое учение и дела претерпел гонения и ссылку от «мира» и духовенства. Эти «страды» описаны в одной духовной песне, посвященной Мокшину и употреблявшейся на собраниях его последователей:

Ты, папаша наш любимый,

По всему свету был гонимый.

За истинный Христов путь

Тебя гонят, тебя бьют.

Тебя били, тебя гнали,

Крест тяжелый накладали и т.д.

«Крест» – это терпение. В приведенной песне Мокшину усваиваются, очевидно, черты, приписываемые в евангелии Иисусу Христу.

Подобно Катасонову, Мокшин избрал себе 12 апостолов. У него были и пророки. «Духовница» (духовная жена) Мокшина считалась в его секте «мамашей» и пользовалась большим уважением.

В области вероучения Мокшин мало чем отличался от Катасонова. Аскетическое начало при Мокшине было значительно ослаблено. Мокшин разрешил своим последователям есть мясо (спиртные напитки они употребляли еще со времен Катасонова). Деторождение не считалось грехом. Не только духовники и духовницы, но и законные супруги рожали детей. Нередко одни и те же лица имели по две жены: одну законную и одну духовную. Сам Мокшин, кроме духовницы («мамаши»), имел законную жену и от нее детей.

В молитвенных собраниях Мокшина читалось и толковалось евангелие и пелись церковные молитвословия и духовные стихи. Экстаз господствовал и на собраниях у Мокшина; но пророчества были редки, а «деяний» совсем не было. Экстатические проявления выражались, главным образом, в сильном плаче, который происходил во время пения заунывных стихов, и в общих плясках, происходивших во время пения веселых стихов. Пляшущие составляли круг и прыгали, подымая вверх то одну руку, то другую.

Отношение Мокшина и его последователей к Православию было резко отрицательное. Наружно он и его последователи принадлежали к Православию. Но это не удерживало их от открытых кощунственных выступлений по адресу Православной Церкви, ее таинств и предметов почитания (икон, храмов и т.п.).

Преемником Василия Мокшина является Василий Семенович Лубков – нынешний вождь Новоизраильской секты.

Незадолго до своей смерти Василий Мокшин, на вопрос своих последователей: «кто их доведет после его смерти», – ответил: «вас доведет Вася» (Василий Лубков)20. Так, по воззрению новоизраилей, Мокшин передал Лубкову достоинство христа.

Лубков родился в г. Боброве, Воронежской губернии, в 1869 году. Он крестьянин г. Боброва. Еще в молодости он сделался последователем Мокшина и, будучи 19 лет, по приговору Воронежского Окружного Суда, был сослан в Закавказский край за принадлежность к секте хлыстов21.

Смерть Мокшина застала Лубкова в ссылке. Двое последователей Мокшина – Максим и Харитина Шевченко (муж и жена, сосланные в Закавказский край за хлыстовскую ересь) «засвидетельствовали» всему «Израильскому роду» о явлении Христа в лице Лубкова. Каждый новый Христос, по воззрению новоизраилей, должен иметь о себе свидетельство двух очевидцев, которые бы засвидетельствовали, что «переселившийся» (умерший) вождь передал настоящему достоинство христа.

Сделавшись вождем, Лубков решил явить всему миру великие и дивные свои дела. Он реформировал свою общину, дал ей «новое» невиданное устройство. Отсюда название секты «Новый Израиль», в отличие от старого или катасоновского Израиля.

В 1894 году Лубков избрал себе 7 архангелов: он разделил общины своих последователей на 7 округов и во главе каждого округа поставил особого архангела. Максим и Харитина Шевченко также получили «чины» архангелов: Максим – чин пятого архангела, а Харитина – седьмого. Назначение архангелов состоялось в Закавказье.

В марте 1895 года Лубков избрал себе 4 евангелистов, 12 апостолов, 12 пророков и 72 мужей равноапостольных, которые вместе с 7 «архангелами» составили «небесный кругозор» секты. Но новоизраильскому учению, под небесами надобно разуметь «живые небеса», т.е. апостолов, пророков и пр., среди которых обитает живой, воплотившийся Бог-Христос, т.е. вождь секты. «Небеса» находятся здесь на земле. Слово небеса, по сектантской филологии, надобно читать так: «не-беса», т.е. не бесы; есть «беса» или бесы, т.е. враги воплощенного Христа, и «не-беса», не-бесы, т.е. верующие люди, которые «поведают славу Божию». В одной новоизраильской песне содержится следующее учение о «небесах»:

Царь небесный, Бог Творец22

Пребывает в небесах, –

Во пречистых телесах.

Телеса эти святыя –

Апостолы дорогие.

По воззрению последователей Лубкова, последний дал своей секте самое совершенное устройство. Ни Катасонов, ни Иисус евангельский не достигали такой полноты устройства.

Но еще до избрания апостолов, Лубкову пришлось выдержать тяжкую борьбу с двумя претендентами на звание Христа, появившимися в Коротоякском уезде, Воронежской губернии. Один из них – бывший апостол Иоанн Богослов в секте Мокшина – Иван Устинович Кирьянов, объявил себя Христом, наследником Мокшина. По евангельскому сказанию, как известно, Спаситель на кресте поручил Богоматерь (т.е. Церковь) попечению апостола Иоанна Богослова. Ссылаясь на этот «прецедент», Иван Кирьянов объявил себя законным преемником Мокшина. За ним последовали человек до 30 бывших последователей Мокшина. Это были люди, искавшие нового «Христа во плоти» и нигде его не находившие. Они уверовали в Кирьянова как в явившегося (родившегося) Христа во плоти, и «как волхвы» принесли ему «дары», а он эти дары пропил и тем сразу же «провалил» себя. Гораздо серьезнее оказался другой претендент, некий Герасим Черных, бывший пророк Моисей в секте Мокшина. За ним последовало много «Израильского» народа.

Получив сообщение об этих «христах», Лубков в сопровождении «архистратига Михаила» – Андрея Пояркова – явился с Кавказа в с. Аношкино, Коротоякского уезда, и здесь победил своих противников. Ни Кирьянов, ни Герасим не могли доказать своих прав на звание Христа. Эта победа Лубкова над «Гогом и Магогом» была воспета им в нескольких духовных песнях, которые и доселе поются в новоизраильских собраниях.

Утвердив на земле свое «царство», Лубков избрал 12 апостолов и прочих «членов небесного кругозора». С этими сотрудниками Лубков распространял свою секту на Кавказе, а также в Воронежской губернии и в Донской области. Особенно много последователей его было в Кубанской области и в Ставропольской губернии. Подавляющее большинство их примкнуло к Лубкову из Старого Израиля.

В то же время Лубков покинул свою законную жену Надежду Васильевну Лубкову, с которой был повенчан в Православной Церкви. Он отдал ее в сожительницы своему родному дяде – Петру Захарову Лубкову, получившему от него звание «апостола Симона Кананита».

Сам Лубков избрал в сожительницы крестьянку с. Усмани, Воронежского уезда, девицу Надежду Васильевну Кутузову, с которой и прожил около 8 лет. Она называлась в секте «мамашей» и среди «чинов» новоизраильских занимала место непосредственно после Лубкова. Сам Лубков именовался «папашей».

Законная жена Лубкова – Надежда Васильевна плакала, когда он ее покинул, но вынуждена была покориться в виду заявления Лубкова, что «все это необходимо, так как он должен явить миру великие дела».

Приблизительно в 1902 году Лубков покинул Надежду Кутузову и взял в сожительницы крестьянку Александру Иванову Щербинину, по мужу Кутузову. Она была законной женой Семена Васильевича Кутузова, родного брата Надежды Кутузовой. Вторая «мамаша» доводилась первой невесткой.

С этой «мамашей» Лубков прожил около 2-х лет. Совместная жизнь их оказалась неудачной. Мамаша «Шура» ревновала Лубкова, мешала ему ухаживать за молоденькими девицами, принадлежавшими к новоизраильской секте. «Я тебе не Надька (т.е. Кутузова), я тебе не позволю таскаться с девками» – заявляла Лубкову «Шура»23. Она была отставлена, и в «мамаши» была взята девица крестьянка Воронежской губернии Наталья Григорьевна Оробинская («мамаша Наташа»). С этой «мамашей» Лубков живет и в настоящее время.

Такая перемена «мамаш» считается в секте Лубкова одним из «великих и дивных его деяний». «Мамаша» Надя знаменует собой гору Синай, Шура – гору Фавор, а Наташа – гору Сион. Таким образом, Лубков восходил сначала на гору Синай, потому на гору Фавор, а в настоящее время почивает на горе Сионе.

К числу «великих дел» Лубкова относятся также и «содействия», которые он совершал для «своего народа», чтобы открыть ему «тайны своего царствия».

Содействия воспроизводили евангельские события в живых картинах и лицах. Центральной фигурой в них был сам Лубков, как «живой воплотившийся христос».

Первое содействие происходило 3-го февраля 1895 года в Донской области, на хуторе Тугарева, близ станции Панфилово. Это было «сошествие нового града Иерусалима» или «тайная вечеря». На этом содействии Лубков избрал себе евангелистов, апостолов и пророков. Прежде избрания их Лубков постился. Так как он не мог «пронести» 40-дневного поста (такой пост в новоизраильской секте считается невозможным), то он постился только 7 дней, а вместе с ним «несли пост» его сожительница «мамаша Надя» и другие члены секты. Этот общий пост дал в складчину более 40 дней. Пост несли в с. Усмани, Воронежского уезда, в феврале 1895 года. После этого Лубков совершил свое первое «содействие» – «тайную вечерю», на которой и назначил евангелистов, апостолов, пророков и мужей равноапостольных. «Тайная вечеря» происходила на хуторе Тугарева, близ станции Панфилово, Донской области. Сюда съехалось около 800 последователей Лубкова. «Тайная вечеря» была задумана и исполнена Лубковым в порядке евангельского рассказа. Церемониал ее до мельчайших подробностей был выработан Лубковым. Остальные участники содействия были лишь простыми исполнителями церемониала. Они должны были изучить каждый свою роль по запискам, выданным им Лубковым. Роль Христа играл Лубков. Дело не обошлось без курьезов. Во время содействия Лубков обратился к крестьянину Василию Максимовичу Кутузову (получившему чин евангелиста Марка) с вопросом: «ты что писал о Христе?» – Вместо ответа по церемониалу, растерявшийся Кутузов ответил: «я неграмотен».

Перед совершением «тайной вечери» Лубков рукоположил 4 евангелистов, 12 апостолов и 12 пророков. В должность апостола Петра была назначена теща Лубкова (мать его законной жены) Фекла Амилеевна Дмитриева, проживающая в г. Боброве. «Тайная вечеря» происходила «тайно». Даже последователи Лубкова не были на содействии и стояли вне комнаты, где совершалось «содействие».

Сожительница Лубкова «Надя» испекла для содействия огромный круглый хлеб, в 1,5 аршина в диаметре, который и был положен на столе. На столе же была поставлена огромная металлическая чашка с вином. После назначения апостолов сожительница Лубкова омыла ему ноги и отирала их своими волосами. Затем Лубков омыл ноги своим ученикам и в это время сильно плакал. После этого он взял хлеб, преломил его и с произнесением евангельских слов: «примите, ядите» и пр. раздавал своим ученикам, а затем с произнесением евангельских слов: «пийте от нея вси» и пр. давал им пить из сосуда с вином. Содействие закончилось всеобщим «гулянием в духе» (т.е. религиозной пляской).

Второе содействие происходило в хуторе Романовском, Кубанской области, 20 октября 1900 года. Оно носило наименование «нагорной проповеди». В содействии принимали участие сожительница Лубкова Надя, все архангелы, евангелисты, апостолы, пророки, мужи равноапостольные и до 1000 рядовых последователей секты. Собрание происходило по заранее выработанному Лубковым церемониалу. Во время содействия Лубков произнес речь, длившуюся более 5 часов. В своей речи Лубков разъяснял своим слушателям вопросы о Божестве, душе человека, его жизни и смерти и т.п. На этом содействии звание муж и жена были заменены именами: «ближний», «ближняя».

В 1905 году Лубков в Пятигорске «преобразился», т.е. «показал своему народу здравое учение». В этом содействии участвовала сожительница Лубкова Шура, архангелы, евангелисты, апостолы, пророки и множество новоизраилей.

На этом же содействии были отменены брачные сопряжения, заключенные в Православии; взамен их Лубков ввел свой «благодатный закон», т.е. сожительства по учению Нового Израиля. Все члены секты оставили законных жен и взяли себе сожительниц, по указанию Лубкова и его сотрудников. Многие семьи были разрушены. Во многих местах брошенные жены, обремененные детьми, влачили жалкое, голодное существование. Слезы этих несчастных не тронули сердца Лубкова и его сотрудников. Приказание Лубкова исполнялось без малейших отклонений. Ослушники были извергаемы из секты как маловерные.

«Кто не исполнит мою волю –

говорит Лубков в одной из своих песен –

Тот судим будет мною;

Предам суду Божию

И отвергну навсегда».

В 1907 году происходило четвертое содействие «Сион». На этом содействии Лубков «взошел на гору Сион», т.е. вступил в сожительство с третьей «мамашей» – Натальей Григорьевной Оробинской.

При взятии новых жен («ближних») близкое родство игнорировалось. Сам Лубков отдал свою законную жену своему родному дяде (Петру Лубкову). После этого он сожительствовал с Надеждой Кутузовой, а затем с ее невесткой (женой родного ее брата) Александрой Щербининой, по мужу Кутузовой. Один из видных сотрудников Лубкова – Аникей Кабанец, состоявший в сожительстве с девицей Матреной Никитиной, сожительствовал ранее с ее родной матерью. (кабанец выбыл в Южную Америку). Крестьянин Константин Комов (бывший апостол Фома в секте Лубкова) сожительствует с девицей Дуняшей, а его родной сын сожительствует с родной сестрой Дуняши. В настоящее время Комов обратился в Православие и проживает в ст. Ханской, Кубанской области. Крестьянин Павел Рогозин, живущий в деревне Измайловке, Бугурусланского уезда, Самарской губернии, сошелся с женой своего родного брата (Степана Рогозина) Марией. В хуторе Вольном, Хоперского округа Донской области, Захар Данилов Зотьев вступил в сожительство с Анисьей Дмитриевной Якушевой, родной племянницей его законной жены. В том же хуторе Моисей Терентьев Григорьев вступил в сожительство с вдовой Варварой Михайловной Якушевой несмотря на то, что родная дочь его – Екатерина Григорьевна уже состоит в сожительстве с Феофаном Якушевым, сыном Варвары Якушевой. В сел. Левая Россошь, Воронежской губернии, крестьянин Афанасий Завалкин женился на дочери крестьянина Даниила Лущилина (брак был повенчан по православному обряду). С переходом Лущилиных и Завалкиных в новоизраильскую секту мать Афанасия Завалкина вступила в сожительство с Даниилом Лущилиным – отцом Афанасия Лущилина. В хут. Вольном, Донской области, Кузьма Терентьев Григорьев и Василий Дементьев Маркин поменялись женами. Казак станицы Ханской, Кубанской области, Салов, разошедшись с женой, переменил трех сожительниц; впоследствии он вернулся в Православие и снова сошелся с законной женой.

В 1906 году Лубков разрешил своим последователям оставаться в браке, заключенном в Православии.

До 1905 года секта Новый Израиль находилась «под сокрытием». Сектанты формально принадлежали к Православию и исполняли все правила и обряды Православной Церкви. В 1905 году Лубков «вывел свой народ из рабства Египетского»; он приказал своим последователям выйти из Православия. С этого времени и начинается открытое существование Нового Израиля, как особой секты.

В области вероучения Лубков и его секта являются прямыми продолжателями Катасонова.

Основным догматом Новоизраильской секты, как и секты Катасонова, является идея перевоплощения Христа. Эта идея получила в Новом Израиле детальное библейско-текстуальное обоснование.

В 1-м послании евангелиста Иоанна Богослова говорится: «кто не признает Христа, пришедшаго во плоти, тот есть дух антихриста». Сказано «пришедшаго», а не «приходившаго»; следовательно – по толкованию новоизраилей – Христос не приходил однажды, но Он и теперь пришел на землю и живет среди своего «избранного народа».

В книге «Премудрости» Соломона излагается учение о предвечной Премудрости Божией, которая переходит в роды родов и приготовляет себе друзей и пророков. Эта «премудрость», по толкованию новоизраилей, и есть Христос. Который перевоплощается на земле, переходит из одного вождя секты в другого.

Иисус евангельский, по воззрению новоизраилей, не был единственным Искупителем людей на земле. Он был лишь одними из звеньев в непрерывной цели сменяющихся Христов. Ной, Моисей и Давид были такими же Христами, как Иисус Назорей. Во всех их обитала одна и таже премудрость свыше, которая переселяется из одного вождя, после его смерти, в другого. Премудрость сама избирает себе человеческую плоть в жилище. Она вселяется в того или иного человека и делает его вождем – Христом.

После Иисуса Назорея также были вожди. Апостол Павел говорит: «Иисус Христос вчера, сегодня и во веки тот же». Премудрость, обитавшая в Иисусе Назорее, обитала и в его преемниках – Катасонове, Мокшине, и в настоящее время в той же полноте обитает в Лубкове. Лубков есть такой же Христос, как и Иисус Назорей. Премудрость переменила только плоть, переменила квартиру, но сама в себе осталась неизменной. Каждый из вождей знаменует собой особый век или период в истории «Израиля». Лубков есть вождь XXI века, Мокшин был вождь ХХ века, Катасонов – вождь XIX века, Абакум Копылов – вождь XVIII века.

Иисус евангельский, по воззрению новоизраилей, был такой же человек, как и все люди. Он родился естественным образом и имел плотских отца и мать. Когда ему исполнилось 30 лет, в него вселилась «премудрость свыше», т.е. Дух Святой, и Он сделался Христом, вождем Израиля. Одни из его пророков Иоанн Предтеча указал на него, как на Христа, («крестил») в собрании верных («в Иордани живой»); такими же признали Его и «живые небеса», т.е. апостолы и верующие. Так совершился вход Иисуса в Его живой Иерусалим (общество верных). Он вошел «на осле» (т.е. во плоти). В евангелии говорится, что Иисус Христос творил «чудеса». Чудеса Христа надо понимать в духовном смысле, иносказательно. Буквальное понимание чудес противоречит законам физической природы и потому должно быть отвергнуто.

Иисус ходил по «морю» (по миру), т.е. проповедовал; Он воскрешал живых мертвецов, т.е. пробуждал в них веру в Себя, давал духовным слепцам зрение, слух (т.е. веру в Себя, в Свое учение) и т.п. Он насыщал народ Своим духовным хлебом, т.е. учением. За свою деятельность Он претерпел гонения от неверующих людей и от духовенства. Он умер; плоть Его истлела, а премудрость, обитавшая в Нем, переселилась в Его преемника, «воскресла в иной плоти», явилась в ином человеке. Это и есть второе пришествие Христа на землю. Ученики Его превознесли Его учение между всеми народами. В этом смысле и надобно понимать вознесение Христа на небеса.

Иисус казался для мира простым человеком, но для верных, которые видели Его духовными очами, Он был воистину Христос, воплощенная Премудрость.

«Иисус Христос вчера, сегодня и во веки тот же». Следовательно, все вожди, все «христы» похожи один на другого в своей деятельности.

Каждый вождь вступает в свой «живой Иерусалим», творит чудеса, т.е. ходит по морю («по миру», проповедует), воскрешает живых мертвецов, насыщает их духовным хлебом, дает им духовные очи (веру в себя), и за свою деятельность претерпевает гонения от неверного мира и духовенства.

Подобно предшествующим вождям и Лубков творил духовные чудеса, страдал, умер на кресте и воскрес. Страдания Лубкова, по понятиям новоизраилей, это – гонения на него; смерть на кресте – это его ссылка в Закавказский край; воскресение из мертвых – это возвращение его из ссылки.

Для «мира» Лубков простой человек, но для своих последователей он есть воплощенная премудрость, Христос. Они видят в нем Бога. Отсюда и самое название секты «Израиль», что, по толкованию новоизраилей, значит: «ум, видящий Бога».

Род Израиля существовал уже при Адаме. Ветхозаветная история не есть история еврейского народа, но история духовного Израиля, того самого, который существует и в наши дни, под управлением Лубкова.

Каждый новый вождь творит «новое небо» и «новую землю». Небо – это апостолы; земля – «верующие», «весь избранный род». Каждый Христос избирает себе апостолов и дает своему народу новое устройство. При этом он нередко извергает от себя «чинов» прежнего вождя, если они оказываются недостойными. Так происходит «Страшный Суд», совершаемый каждым вождем при его пришествии «на землю» (во плоти). Лубков дал своему Израилю новое устройство, избрал новых апостолов; отсюда и самое название секты – «Новый Израиль», в отличие от катасоновского или «Старого Израиля».

Считая Лубкова живым Христом, вождем, сектанты обращаются к нему в своих духовных песнях. Ему приписывается иногда всеведение. Один из архангелов секты – Максим Шевченко, проживающий в Таганроге, не раз говаривал мне: «наш папаша (т.е. Лубков) проживает сейчас в Америке, за 4000 верст, но он видит и знает все, что мы здесь говорим и делаем».

Священное Писание, по учению новоизраильской секты хотя и сохраняет значение, но не имеет такой силы, какую имеют ныне произведения Лубкова. Священное Писание должно привести человека к сознанию, что и теперь на земле обитает Христос во плоти. Но на этом его роль и оканчивается. Сочинения Лубкова выше евангелия и других священных писаний, так как последние говорят о царствии иносказательно, тогда как сочинения Лубкова говорят об этом прямо. Сочинения Лубкова написаны для нынешнего «века», тогда как евангелие и священные писания происходят от прежних «веков», ныне отмененных. Наконец, у Лубкова более совершенное устройство царствия Божия, нежели у предшествующих вождей.

Богослужебный культ новоизраильской секты претерпел значительные изменения. Прежде всего в молитвенное употребление секты введены были новые песни (так называемые «сионские песни»), составленные Лубковым и его ближайшими сотрудниками. Старые песни, воспевавшие «батеньку» Перфила, почти совершенно оставлены. Новый Израиль имеет новые песни. Лишь в некоторых общинах поются старые песни, унаследованные «от прежних веков», – например: «Господь гласом говорил, нам темницу отворил», «Благодарим Бога Отца, сына Божьяго Творца», «Ехал ангец в Ерусалим», «Благословите нас святые отцы, к нам приехали из Новгорода купцы» и др. из молитвословий Православной Церкви в настоящее время поются «Отче наш», «Глас Господень на водах» и др.

В «сионских» песнях новоизраилей воспевается новое царство Божие, основанное на земле Лубковым, говорится о мессианской роли Лубкова, как Христа, о его деятельности и страданиях. Некоторые из песен описывают его «содействия». Иные песни посвящены новоизраильских «мученикам» за веру. Наконец, существуют песни, имеющие специальное назначение: например, песни при рождении младенца, при бракосочетании, при погребении и т.п. Мелодии некоторых песен напоминают собой уличные крестьянские напевы. Например, песня: «Царь небесный, Бог Творец» («песня 20 века») поется на мотив малорусской песни: «Вышли в поле косари». Есть песня с мотивом марсельезы. Песня: «Вы много страдали» воспроизводит мотив революционного гимна: «Вы жертвою пали в борьбе роковой». Песня: «Укажи мне такую обитель, где б Израиль святой не страдал» подражает известному некрасовскому стихотворению.

Собрания новоизраильской секты заключаются в следующем. Всякий входящий говорит: «мир вам», ему отвечают: «с миром к нам». Перед началом пения все делают глубокий поклон, падая ниц на землю, и целуются между собой. (Такое же целование происходит и по окончании собрания). Во время собраний мужчины стоят по одну сторону, а женщины – по другую. После пения «Отче наш» в собрании поются духовные или «сионские» песни. В промежутках между пением читаются сочинения Лубкова. Чтение происходит по книге В. Д. Бонч-Бруевича: «Новый Израиль». Иногда в собраниях бывает живая устная проповедь. В речах проповедников развивается обыкновенно мысль о том, что Христос во плоти живет и теперь среди новоизраилей. Во время пения стихов некоторые из членов секты плачут.

В таком порядке собрания происходят тогда, когда на них бывают «мирские» (православные). Если «мирских» нет, то на собравшихся нисходит «радость свыше», и они «гуляют в духе» (пляшут). В бытность на молитвенном собрании новоизраилей в поселке Таловом (Бобровского уезда, Воронежской губернии), при станции того же имени Харьково-Балашевской железной дороги, я был очевидцем сектантского «гуляния в духе». Собрание происходило вечером 17 марта 1912 года. На собрании присутствовало более 30 человек. Во время пения веселых стихов сектанты начали плясать. Это был самый неистовый пляс. Носились словно в вихре, прыгая на пол-аршина от пола. Прыгали кру́гом, как в хороводе, поднимая вверх то одну руку, то другую. Пение становилось все чаще и чаще; прыганье также учащалось, наконец пение превратилось в выкрикиванье слов песни, сопровождавшееся сильным гиканьем прыгавших. Это гиканье напоминало собой гиканье в цыганских песнях. Прыгала не только молодежь, но и пожилые мужики и даже старухи. Прыганье возобновлялось три раза в течении собрания и продолжалось каждый раз ¾ часа. Наконец, прыгавшие устали и собрание окончилось. Такие же «гуляния» бывают на собраниях новоизраилей в хуторе Тугарева, Усть-Медведицкого округа, Донской области, в хуторе Вольном, Хоперского округа, той же области, и в некоторых селениях Коротоякского уезда, Воронежской губернии.

В других новоизраильских собраниях, например, с. Угрицах, Уваровской волости, Ельнинского уезда, Смоленской губернии, и в с. Мшанке, Скопинского уезда, Рязанской губернии, бывает «трепетание плоти». На некоторых присутствующих сходит «дух»; они судорожно подергивают телом. Одни «трепещут» на средине собрания, другие стоя на местах. По мнению новоизраилей, это происходит согласно Писанию. Псалмопевец говорит: «работайте Господу со страхом и радуйтесь ему с трепетом».

В некоторых новоизраильских общинах такие экстатические проявления не наблюдаются.

По рассказам членов Таганрогской новоизраильской общины, у них на собраниях изредка бывали пророчества, сбывавшиеся с необыкновенной точностью.

Что же касается свального греха, то в обширном судебном материале, использованном мной при изучении секты Новый Израиль, имеется лишь одно дело, указывающее на существование этого греха в секте в недавнее время. Это дело Воронежского Окружного Суда о крестьянине Герасиме Ивановиче Боровкове (апостол Матфей в секте Новый Израиль), сосланном в 1903 году, по приговору Суда, в Сибирь за принадлежность к хлыстовской ереси, соединенной со свальным грехом. По показаниям свидетелей, выступавших в этом деле, на первых порах в общине Боровкова господствовал свальный грех. После собраний у Боровкова, мужчины ловили женщин, назначенных им Боровковым, и затем начиналось общее совокупление. Позже Боровков отменил этот «грех». Дело это составляет, по-видимому, исключительный случай в жизни новоизраильской секты24.

Из богослужебных обрядов последователи Нового Израиля совершают следующие: моление о новорожденных, бракосочетание и погребение. Обряды эти совершаются по чину, установленному Лубковым. Во время этих обрядов поются песни, составленные Лубковым.

Из праздников лубковцы соблюдают следующие: 1) Великий праздник (30, 31 мая, 1 июня) – «смерть и воскресение Лубкова» (в память осуждения Лубкова и возвращения его из ссылки); 2) праздник сошествия на землю св. града Иерусалима и утверждения новоизраильского Царствия (3 февраля); 3) нагорная проповедь Господа Иисуса Христа на 21-й век (20 октября); 4) праздник преображения Лубкова (1 октября). Эти праздники установлены Лубковым. Кроме того, новоизраили чтут воскресные дни.

О внутреннем устройстве секты Новый Израиль надобно заметить следующее.

Во главе секты состоит воплотившийся христос, вождь секты – Лубков. Он называется в песнях новоизраилей «вождем», «великим властелином, судьей предвечным, – Богом и человеком»25, «Богом живым, царем небесным».

«Тут их встретил Бог живой,

Царь небесный преблагой,

Наш папаша дорогой»26.

Во время первого содействия Лубкова, его сожительница Надя обращалась к нему со следующими словами: «о всемогущий господи, прошу тебя, услышь меня, недостойную рабу твою, молю тебя, бог мой, прошу тебя, властитель мой. Ты кровью своей искупил всех, творец мой. Тебе в наследие дано царство сие. Славим тебя, бог мой, ты есть могущий, единый, нет другого и не будет кроме тебя. Мир не знает тебя, а мы веруем в тебя и любим господа, тебя единого. Прошу, прошу, мой бог, откройся»27.

В качестве Христа, Лубков пользуется неограниченной властью среди своих последователей, Он является наивысшей инстанцией в новоизраильской секте. Сопротивление ему считается сопротивлением самому Богу и влечет за собой извержение из секты в «ад кромешный», т.е. в мир. В качестве вождя, Лубков избирает и поставляет всех высших чинов секты и посылает своему народу «приказы» или «повеления». До 1905 года эти повеления, в видах конспирации, подписывались условными обозначениями: П.М. (т.е. Папа, Мама), П.М.С.В.Э. (т.е. «Папа, Мама, Сын Вольного Эфира»), С.Б.Б., т.е. «Сын Божий, Бог», «Сын Белого Бизона»; В.П.М.С.Б.Б (т.е. Ваш папа Мама Сын Божий Бог или сын Белого Бизона), Сл.Св.П.М.С.В.Э.21В. (т.е. Слово Свет Папа Мама Сын Вольного Эфира 21-го века), Св.Ц.Ц.П.М.21в. (свет Царь Царей Папа Мама 21-й век).

Наиболее частыми из этих инициалов являются П.М., т.е. Папа–Мама. Название Сын Вольного Эфира заимствовано из поэмы Лермонтова «Демон». Этим наименованием Лубков хочет сказать, что он, в содружестве с Предвечной Премудростью, является истинным сыном вольного небесного мира. По свидетельству Лубкова, сам Бог, явившийся ему, сделал его сыном Эфира и взял в надзвездные края, назвав его «царем мира».

Сожительница Лубкова считается его помощницей. Ей принадлежит крупнейшая роль в Новоизраильской секте. Без совета с ней ничего не совершается. «Она первая у Бога, самый главный Христа член» – поется в новоизраильской песне. Ей усвояются в секте такие наименования, какие в Православной Церкви принадлежат только Пресвятой Богородице. Ее именуют в секте «царицей и владычицей»28, «благословенной», «пренепорочной матерью всевышнего Бога»29. В одной новоизраильской песне («Слава в вышних Богу»)30 о сожительнице Лубкова поется так:

«слава царице, пресвятой владычице».

В другой песне («Тайну скрытую, утаенную от веков»)31 сожительница Лубкова называется «святой»:

«А престол святая мама, на какой книга лежит».

За «мамой» следуют 7 архангелов (управителей округов) 4 евангелиста, 12 апостолов, 12 пророков и 72 мужей равноапостольных. Все они составляют «небесный кругозор», «живой, небесный Иерусалим». Во главе местных общин стоят «старшие», предстоятельствующие в молитвенных собраниях общин.

Для разрешения дел, возникающих внутри секты, Лубков учредил особый «Израильский Суд», в составе нескольких членов, им назначенных. Суд Израильский рассматривает, между прочим, брачные дела сектантов. Постановления его утверждаются Лубковым.

На содержание Лубкова и его мамаши последователи секты делают регулярные денежные взносы. Взносы собираются в общинах и пересылаются по почте Лубкову или же передаются уполномоченным от него сборщикам, объезжающим новоизраильские общины. Сумма взносов не определена; однако «крупные даяния более приятны в очах господа (Лубкова), нежели мелкие». Насколько значительны вообще эти взносы, видно из того, что в начале 1900 годов Лубков покупал себе дома в гг. Ростове на Дону, Пятигорске и в Таганроге. В г. Таганроге у него был большой двухэтажный дом.

Относительной внутренней жизни новоизраильской секты мной добыты следующие сведения.

До1906 года, по свидетельству бывших членов сеты, в последней господствовала половая распущенность. Пример этому подавал сам Лубков. По свидетельству казака станицы Абинской, Кубанской области, Лузанова, Лубков, при посещении новоизраильских общин, любил пользоваться молодыми девицами, принадлежащими к новоизраильской секте. Однажды Лузанов заявил по этому поводу протест, высказав его одной новоизраильтянке, с дочерью которой (девицей) «отдыхал» Лубков. В ответ на это мать девицы заметила Лузанову: «Бог ходит по своей земле, что хочет, то и делает».

Такой же распущенностью отличались ближайшие сотрудники Лубкова. Многие из них при перемене жен, взамен старых, получили молодых и красивых. Иногда мена мужьями служила средством пропаганды. Крестьянка Неня (православная), проживающая в Таганроге, рассказывала мне, что, будучи оставлена своим мужем, перешедшим в новоизраильскую секту, она несколько раз была убеждаема членами секты к переходу в секту. Однажды сектанты привели к ней рослого и крепкого мужика и, указывая на него, говорили: «переходи к нам, и мы дадим тебе этого мужа». Крестьянка Неня ответила отказом.

Воззрения Лубкова и его секты на мир утратили аскетический характер. По воззрению Старого Израиля, мир есть область греха, царство плоти и дьявола. Общение с миром ведет ко греху и должно быть избегаемо. По воззрению Лубкова, «мир» есть царство социальной вражды, бесправия и неравенства, область господства богатых и сильных и рабства бедных и слабых. Наоборот, царство Божие (т.е. секта Лубкова) есть царство братства, равенства, свободы и социального прогресса. В произведениях Лубкова это царство описывается иногда чертами, заимствованными из популярной «освободительной» литературы эпохи 1905–1906 гг.

Таким образом, в лубковском понятии «мира» и «царствия Божия» этическо-аскетический признак подменен социальным. В соответствии с этим Лубков упразднил посты и другие средства для борьбы с «плотью»; лубковцы едят мясо, водку они не пьют, но пиво и вино употребляют и нередко в большом количестве. Желая осуществить в своей секте идеалы социального прогресса, Лубков предпринимал переселения своих последователей в Голодную Степь (в Средней Азии) и в Закавказский край, для устроения жизни сектантов на новых началах. И в том, и в другом случае социальные опыты Лубкова потерпели неудачу. Переселение в Голодную Степь, предпринятое в начале 1900 годов, закончилось разорением многих последователей Лубкова. Переселение в Закавказье, устроенное несколько позднее, также не было удачным. Неблагоприятные климатические условия в «Зеленом поле», «Акстафе» и др. местах Закавказья принудили многих последователей Лубкова вернуться в свои родные селения. Так поступили, например, новоизраили с. Ново-Михайловского, Лабинского отдела, Кубанской области.

Отношения новоизраилей к Православной Церкви и ее духовенству – крайне враждебны. До 1905 года сектанты наружно принадлежали к Православию и выполняли все его обряды. С провозглашением в России религиозной свободы они вышли из Православия. В судебном материале, добытом мной на местах, имеется не мало дел по обвинению новоизраилей в кощунственно-богохульном отношении к Православию и его святыням. Многочисленные факты такого отношения установлены мной лично в деревне Угрицах, Смоленской губернии, в с.с. Мшанке и Павельце, Рязанской губернии, в хуторе Вольном, Донской области, и в некоторых селениях Воронежской губернии. Во всех этих местах мне не раз приходилось выслушивать жалобы православных жителей на сектантов, которые оскорбляют религиозные чувства православных, издеваются над православными святынями, называя, например, хоругви – подштанниками, храм – хлевом, иконы – досками и т.п.

В особенности тяжело положение православных жен, когда мужья их уклоняются в новоизраильскую секту. Случаи жестокого обращения мужей-новоизраилей со своими православными женами, в целях совращения их в свою секту, установлены мной в деревне Угрицах, Смоленской губернии, в сел. Новогальской, Новохоперского уезда. Воронежской губернии, и в с. Батайске, Ростовского округа, Донской области.

Насколько враждебны новоизраили к Православию, видно из «сионских песен», употребляемых в их молитвенных собраниях. Так, в песне: «Господь гласом говорит всему кругозору32 содержатся следующие кощунственные выражения:

«Я иерархию отверг, все мертвое божество». В других списках читается:

«Я иерархию проклял, евхаристию отверг.

В ней усмотрена вражда против Христа Бога,

Всегда злостная насмешка наглое кощунство».

В песне «Господь царствует на славу» – поется33:

«Все верховные жрецы и все гнусные лжецы,

Которые сеют зло, ненавидят христа»34;

Они миром завладали, в свои цепи заковали

По своим путям ведут и с них взятки берут

Все идолам поклонились, бездушному божеству.

Деревяшка Армемида»35 в колеснице разъезжает,

Обманутый мир толпою с воплем вслед за ней идет.

Служителя алтаря, злобной завистью горят,

В овчьей шкуре волчица

И доныне они воют, христиан за веру гонют.

На главах их диадим, а на грудях крест златой

Весь усыпан жемчугом;

А душа позором дышет,

Преступленьем упоена.

Алчность ихня так велика, превышает всяких мер,

Лицемерьем все сквозят, лживо, гордо говорят;

Апостольство себе взяли, только духа не приняли».

В 1912 году Лубков уехал в Южную Америку и в настоящее время проживает в Монтевидэо (в Уругвае). Лубков бежал от судебного следствия, возбужденного против него и его сотрудников в округах Воронежского, Харьковского и Владикавказского Окружных Судов. Находясь в Америке, Лубков посылал и посылает своим последователям в России письма с предложением переселяться в Америку. Эти письма вызвали в секте широкое движение в пользу переселения. В настоящее время переселилось из России более 2000 новоизраилей. По заявлениям новоизраилей с. Круглолесского, Ставропольской губернии и хут. Куркужинского, Моздокского отдела, Терской области, переселение новоизраилей вызвано отнюдь не стеснениями Правительства в России, а единственно желанием их быть подле своего вождя – папаши (Лубкова), видеть его, слушать учение из его «пречистых уст». По заявлению же новоизраильтянина хут. Тихорецкого, Кубанской области, Кузьмы Гунькова, переселение новоизраилей из Акстафы (в Елизаветпольской губернии) в Америку и во внутренние губернии России вызвано единственно неблагоприятными климатическими условиями Закавказья.

IX. Секта Белоножкина

Одновременно с Лубковым среди последователей Мокшина «открылся» другой Христос – Тихон Белоножкин. Он явился на Дальнем Востоке, в г. Хабаровске. Это ссыльный крестьянин Бобровского уезда, Воронежской губернии, сосланный на Сахалин за совершение убийства в Бобровском уезде. Белоножкин избрал себе двух апостолов. Одни из них Филипп Карев и был опрошен мной в с. Троицком, Новохоперского уезда.

По своим догматическим воззрениям секта Белоножкина примыкает к новоизраильской секте. Белоножкин, по учению его последователей, есть такой же вождь, как и Иисус Христос. Он есть носитель предвечной премудрости, переходящей в роды родов. Эта премудрость вселилась в него, открылась в нем, после «переселения» (смерти) Мокшина. Не только Моисей, Ной, Давид и Иисус Назорей были вождями человечества, но и Будда, Конфуций и Магомет. Иисус Христос был обыкновенный человек, родившийся естественным плотским образом, как и все люди. Он получил свыше премудрость и сделался Христом. Его чудеса надобно понимать иносказательно, в духовном смысле. Он воскрешал духовных мертвецов, питал людей духовным хлебом, отверзал очи духовно слепым. За свою деятельность Он пострадал и умер; плоть Его истлела, а Дух – премудрость вселилась в Его преемника. «Небеса» – находятся здесь на земле; небеса – это верные люди. Ад – тоже на земле; это неверующие народы, мир.

Молитвенные собрания секты Белоножкина характеризуются господством экстаза. На собраниях, порядок которых напоминает собой порядок собраний в других хлыстовских сектах, поются духовные песни, употребляемые в сектах перфиловцев (Старого Израиля) и Нового Израиля. Во время пения песен одни плачут, другие совершают «хождения в духе», иные пророчествуют, а иные говорят на непонятных языках. «Деяний» не бывает. Общие пляски происходят редко.

Отличительной особенностью секты Белоножкина является допущение в принципе многоженства и многомужия. Многоженство и многомужие допускается при условии мира и любви всех участвующих в подобном плотском союзе лиц.

Секта Белоножкина крайне малочисленна. Последователи ее проживают на Дальнем Востоке. В Новохоперском уезде встречаются только отдельные представители ее.

Х. Секта грачевцев

На почве новоизраильской секты возникла секта «грачевцев». Около 15 лет тому назад один из бывших последователей Лубкова – Василий Петрович Грачев, умерший лет семь тому назад, отделился от Лубкова и основал свою собственную секту. Последователи Грачева называют себя «истинными духовными христианами». Центр секты находится в ст. Уманской, Кубанской области. Отдельные группы сектантов встречаются в некоторых селениях Бобровского уезда Воронежской губернии. Общее число сектантов достигает 300 человек.

В области вероучения «грачевцы» мало чем отличаются от других ветвей хлыстовщины. Христос, по их воззрению, есть Слово Божие, переселяющееся из одного «первородного брата» в другого. Иисус был простой человек, родившийся, как и все люди, от плотских родителей; когда Ему исполнилось 30 лет, в Него вселилось Слово Божие – Он родился от «Слова» и сделался «первородным братом», а от Него получили Слово Божие и все Его последователи. Устами Иисуса Слово Божие воскрешало «живых мертвецов», отверзало им духовные очи, насыщало их духовно и т.п. «Первородный брат», по воззрению грачевцев, не есть воплотившийся живой Бог; он только носитель Слова Божия, остающийся человеком. После его смерти Слово Божие вселяется в другого первородного брата и, таким образом, «первородные братья» преемственно сменяют друг друга.

От «первородного брата» заимствуются «дарами» и все прочие «братья». Дары бывают разные: апостольский, пророческий и т.п. Дары эти проявляются и теперь, но имена их носителей не известны.

Молитвенные собрания сектантов сходны с молитвенными собраниями Старого Израиля (перфиловцев). Во время собраний стоят: мужчины по одну сторону, а женщины – по другую. Всякий входящий говорит: «мир вам»; ему отвечают: «с миром к нам». Перед началом собрания присутствующие совершают общий поклон, падая наземь, и затем целуются взаимно. После этого начинается пение. Сначала поются церковные молитвы, а затем обычные хлыстовские песни. Во время пения одни плачут, другие «ходят в духе», т.е. прохаживаются или же бегают по комнате, размахивая руками в такт пения. Среди пения некоторые сильно дышат и дуют на других («пускают из себя Святого Духа»). В промежутках между пением бывают пророчества и разговоры на чужих языках. «Деяний» и общей пляски не бывает. Собрания заканчиваются пением церковных молитв и общим целованием.

В бытность в г. Боброве, Воронежской губернии, я присутствовал на собрании «гречевцев» в слободе Азовке. Во время собрания все стояли. После пения церковных молитв (Царю небесный, Отче наш, Воскресение Христово видевше и др.), присутствующие стали петь хлыстовские песни. В это время на одну из женщин сошел «Дух», и она долго прохаживалась по комнате, размахивая руками в такт пения. Нередко она подходила к кому-либо из стоявших, кланялась в ноги и целовала в уста. Среди пения по временам раздавалось сильное общее дыхание, напоминавшее собой шипение паровоза. При этом некоторые из присутствующих «трепетали плотью», т.е. судорожно подергивали телом. По окончании песни одна из женщин вышла на середину и начала говорить что-то несвязное, какие-то непонятные слова, при чем одной рукой описывала круг в воздухе. Она говорила: Арчил… тир… тур… фир… кари… тира… тири… и т.п. Ей отвечал на таком же тарабарском наречии одни из участвовавших в собрании мужчин. Разговор продолжался около получаса, при чем в него вмешались двое других участников собрания. Мало-помалу разговор превратился в пение каких-то стихов на том же тарабарском наречии. Во время этого пения один из парней «пошел в духе», лицо его выражало необычайную радость; он ходил, подняв голову кверху, закатив глаза и широко улыбаясь, и во время хождения махал руками в такт пения и притопывал ногами. Среди пения по временам раздавалось тяжкое дыхание присутствовавших, соединявшееся с судорожным подергиванием тела. После этого присутствующие пели духовные песни, во время которых две женщины ходили в духе. Между прочим, одна из «ходивших в духе» залилась горькими слезами. Она плакала о душах грешных людей. Разговор на непонятных языках происходил несколько раз во время собрания. Собрание закончилось пением церковных молитв и общим целованием. По окончании собрания один из присутствовавших пояснил мне, что говорившие на незнакомых наречиях не понимали того, что говорили, ибо им не было дано разумение языков; но несомненно, что они говорили от Духа Святого о великих и дивных делах Божиих.

XI. Секта Еременко

На почве сект старого Израиля и белоризцев возникла секта новоевангельских христиан (точнее секта Еременко). Она представляет собой смесь староизраильской секты с сектой белоризцев.

Секта Еременко появилась в 1907 году. Основателем ее был крестьянин Харьковской губернии Иосиф Павлович Еременко. Проживающий в хут. Завершинского, близ станицы Белореченской, Майкопского отдела, Кубанской области.

Еременко имеет 35 лет от роду. Детские и юношеские годы он провел в доме Лазаря Барана, вожака кубанских белоризцев. Мать Еременко была сожительницей («духовной женой») Барана. От Барана Еременко заимствовался хлыстовщиной.

В 1906 году в с. Летники, Медвеженского уезда, Ставропольской губернии, скончался один из местных староизраильских «христов» – Никита Егурнев. Оставшись без вождя, его последователи начали искать себе нового христа. По староизраильской доктрине, после смерти прежнего вождя нужно искать нового. В одной староизраильской песне поется так:

«Как Христос Бог народился, пошел волею на крест,

Многи стали примечать, где б христа бога сыскать.

Розыскали божьи люди, стали ему верны слуги».

Этим обстоятельством воспользовался Еременко, проживавший тогда в Кубанской области, на границе с Медвеженским уездом, Ставропольской губернии. Он объявил себя христом, пришедшим в мир спасти грешников.

В течение 1907–1909 гг. Еременко посетил многие селения Медвеженского, Александровского и Благодаренского уездов, Ставропольской губернии, где проживают последователи Старого Израиля, и всюду проповедовал о себе, как о явившемся на землю Христе Сыне Божием.

В 1909 году в с. Преградном, Медвеженского уезда, скончался другой христос местных староизраилей – Клюшин. Его последователи, оставшись без христа, стали искать себе нового христа. Этим обстоятельством также не преминул воспользоваться Еременко.

Проповедь Еременко, смелая и вызывающая, имела большой успех не только среди «егурневцев» и «клюшинцев», но и среди последователей других староизраильских сект. Очевидцы рассказывают, что в 1907 году на Пасхе Еременко устроил в сел. Тамбовке, Медвеженского уезда, Ставропольской губернии, большое собрание на открытом воздухе. Стоя на возвышении и держа в руке евангелие, Еременко, в присутствии огромной толпы любопытных, называл себя Сыном Божиим, Христом и предлагал присутствующим уверовать в него. За такую же проповедь в с. Радыках, Медвеженского уезда, Еременко был избит православными поселянами, что, однако возвеличило его в глазах многих староизраилей и привлекло к нему не малое число последователей.

За короткое время Еременко набрал более 500 последователей. По большей части это были приверженцы Егурнева, Клюшина, Матрены Черкасовой и Дарьи Касаткиной. Из числа их Еременко избрал себе двух «апостолов» – крестьян Медвеженского уезда, Ставропольской губернии – Григория Ефимова и Максима Пустовалова; они помогали Еременко в деле проповеди.

Набравши последователей, Еременко решил устроить жизнь своей секты на «апостольских началах». Как известно, в апостольское время христианская община имела общее имущество. Ссылаясь на этот пример, Еременко предложил своим последователям распродать свои земли и имущества, а деньги отдать ему для устройства общинной жизни на «апостольских началах». Это происходило в 1909 году.

Сам Еременко заарендовал тогда земельный участок с садом при станции Гулькевичи, Владикавказской железной дороги (в Кубанской области). Сюда стекались к нему многочисленные его последователи, которые продавали свои имущества и приносили ему деньги. Все они оставались жить в его общине. Однако первый опыт коммуны окончился для Еременко неудачно. Сад и земля, заарендованные им, не дали урожая, а деньги, принесенные его последователями, были прожиты. Тогда Еременко со всей общиной переселился на жительство в хутор Романовский (Кубанской области) при станции Кавказской, Владикавказской железной дороги. Последователи его учения продолжали стекаться к нему с разных сторон и приносили ему деньги, иногда очень крупные. Это происходило в 1910 году.

В хуторе Романовском Еременко учредил при своей общине «торговопромышленное товарищество». В состав его, на правах членов, вошли сам Еременко и 7 его последователей. Последние вложили в предприятие 40000 рублей наличными деньгами и 20000 рублей недвижимой собственностью. Договор, заключенный участниками предприятия, был формулирован в том смысле, что исключительное распоряжение делами товарищества вверялось Еременко, который при этом освобождался от всякого контроля.

На деньги товарищества и на приношения других своих последователей Еременко начал строить в хуторе Романовском паровую вальцовую мельницу. Но капитал товарищества был скоро прожит, и мельница не была достроена. В это время в общине Еременко проживало до 200 членов секты, которые содержались частью на капитал товарищества, частью же на деньги, составившиеся из приношений членов общины. Отказавшись от мысли закончить мельницу, Еременко устроил в том же Романовском хуторе кирпичный завод, рассчитывая от продажи кирпича содержать себя и свою общину. Завод был устроен в кредит. За неплатеж долгов он был продан, а сам Еременко и все его последователи с семьями остались без всяких средств к существованию. Это случилось в начале 1912 года.

Теперь община Еременко распалась. Большинство ее членов перестало верить в Еременко и отпала от него. Лишь незначительная группа, человек в 50 (с детьми), осталась верной Еременко. С этими остатками общины он в марте 1912 года перекочевал на жительство в станицу Белореченскую, Кубанской области, и заарендовал у местного землевладельца Завершинского более 100 десятин пахотной земли.

Все отпавшие от Еременко последователи не получили обратно своих денежных приношений. Многие из них остались буквально без гроша, обремененные к тому же многочисленными семьями. По этому поводу против Еременко возбуждено судебное следствие, которое и ведется одним из судебных следователей Екатеринодарского Окружного Суда.

В настоящее время секта Еременко идет на убыль и насчитывает не более 40 членов. Слава о «подвигах» Еременко распространилась по всей Кубанской области и Ставропольской губернии, и в настоящее время его проповеди никто не верит.

Вероучение Еременко мало чем отличается от учения Старого Израиля. Еременко называет себя христом, воплотившимся Богом. Таким же почитают его и все его последователи. Он отрицает значение Священного Писания, как богодухновенного источника учения, отвергает все догматы и установления Православной Церкви. Характерную особенность воззрений Еременко составляет его своеобразное учение о переселении душ. Души грешных переходят из одного человека в другого, пока они не встретят и не познают «Христа» во плоти. Если после этого они отпадут, то умирают вместе с телами. Молитвенные собрания секты Еременко не отличаются от собраний белоризцев.

В марте 1913 года мне удалось побывать на радении в общине Еременко в хуторе Завершинского, близ станицы Белореченской, Майкопского отдела, Кубанской области. На собрании присутствовало до 40 взрослых и около 15 детей. Все собравшиеся были в белых одеждах; мужчины в белых рубахах и кальсонах, подпоясанные белыми поясами, а женщины в белых юбках и кофтах. Радение совершалось босиком. При появлении Еременко, все присутствующие пали пред ним на землю; то же сделал и сам Еременко. После этого собравшиеся стали в круг; Еременко произнес небольшую речь, и затем присутствующие запели церковные песни. После нескольких церковных песен, присутствующие начали петь хлыстовские стихи и тут же все «пошли в духе». Сначала ходили кругом или «кораблем», ходили справа налево, двигаясь очень быстро и держась лицом к средине круга, причем притопывали ногами и помахивали белыми платочками в такт пения. В то же время один из сектантов вертелся на одном месте посреди круга, вертелся так быстро, что лица его нельзя было разглядеть. К концу стиха он закричал «Христос воскресе»; ему отвечали: «воистину воскресе»; хождение прекратилось, пение стихло и все присутствующие стали целоваться. Кто-то затянул церковную стихиру: «Воскресение Христово видевше»; присутствующие подхватили ее хором; «христосование» продолжалось. По окончании стихиры, вертевшийся сектант стал прохаживаться посреди круга взад и вперед и при этом «пророчествовал» (импровизировал) стихами. Мне удалось записать некоторые из этих импровизаций; например:

«Благодарю тебя, мой спаситель,

Мой истинный ты водитель,

Что ты меня не оставил,

На путь истины направил.

Приидите Богу помолимся,

Царю Христу поклонимся"… и т.п.

По окончании «пророчества», радение возобновилось в таком же порядке; присутствующие пели другие песни, а на кругу вертелся другой сектант.

Круговое радение повторялось несколько раз. После этого присутствующие ходили «крестиком». Все они стали в круг; внутри круга, друг против друга, стали 6 сектантов мужчин и женщин, которые во время пения быстро перебегали один на место другого, при чем размахивали руками в такт пения. Собрание закончилось «детским» радением. Дети составили круг, ходили «кораблем», а один «карапуз» лет 6–7 вертелся в середине круга на одном месте, как юла.

Внутренняя жизнь в общине Еременко в ст. Белореченской складывается следующим образом36.

Сектанты занимают два жилых помещения в имении землевладельца Завершинского. Каждому семейству отведена особая комната. Лица холостые и малосемейные живут по нескольку человек в одной комнате. Пища у всех общая и одинаковая. Сектанты не едят мясо, рыбу и яйца, не употребляют спиртных напитков и табак. Заведывание столом и выдача сырых продуктов лежит на обязанности экономки. Пищу готовят все женщины секты по очереди. Они же производят и разные домашние работы, например, чистку комнат, стирку белья и т.п. Мужчины работают в поле, на огородах и на дворе. Им помогают женщины, свободные от домашних работ, и дети. Последние пасут коров, овец и т.п. Все продукты (хлеб, овощи, плоды, молоко, масло и т.п.) идут на содержание общины. Излишек продается, и выручка идет на уплату аренды, покупку сельскохозяйственного инвентаря, мебели, одежды и т.п. Летом все члены общины проводят время в поле на работах. Зимой они работают дома, занимаясь каждый своим ремеслом. «Апостолы» и сам Еременко обычно уезжают на проповеда. Дети в общине обучаются грамоте; обучение ведет кто-либо из грамотных сектантов.

Собрания устраиваются открыто, в присутствии посторонних. Свального греха в секте нет. Об этом мне единогласно заявляли все лица, состоявшие в секте Еременко и затем вышедшие из нее. Брачные сожительства и деторождение не считаются грехом и не возбраняются. Однако семейная жизнь в секте носит свободный характер. Некоторые из членов секты бросили своих законных жен и живут с «духовными», с которыми сошлись в секте. Сам Еременко, бросив жену, сошелся с девицей Настасьей Данниковой, а затем, бросив эту последнюю, сошелся с женой своего «апостола» Марфой Пустоваловой, с которой сожительствует и в настоящее время. Муж Марфы – максим Пустовалов сожительствует с другой женщиной.

В последнее время секта Еременко заметно уменьшается. Многие из приверженцев его перестали ему верить и постепенно от него уходят. В 1912 году в секту Еременко проник переодетый миссионер из г. Армавира – Лавров. Он притворился последователем Еременко и обещал ему принести свое имущество, стоимостью в 12000 рублей. Еременко поверил и допустил Лаврова на свои радения. Когда же обман раскрылся, многие из приверженцев Еременко заявили ему: «какой же ты Бог, когда тебя надувают» – и оставили секту.

XII. Секты субботников и иудействующих

Наряду с сектами хлыстовскими я изучал также секты русских субботников и иудействующих. Последователи этих сект проживают в некоторых губерниях юго-восточной части Европейской России и на Кавказе.

Секты эти мало обследованы в нашей литературе. Этнографическая и миссионерная литература, посвященная этим сектам, крайне скудна и не дает надлежащего представления о существе и характере этих сект. Я изучал эти секты в губерниях Тамбовской, Воронежской и Саратовской и в Кубанской области.

Последователи сект субботников и иудействующих делятся на три группы.

1. Первую и самую многочисленную группу составляют молокане-субботники. Эта секта возникла в XVIII веке, на почве коренного молоканства. В Кубанской области эти субботники называются «псалтырниками». Молокане-субботники и псалтырники отвергают Новый Завет и все новозаветные установления. Они не веруют в Святую Троицу, в Господа и Спасителя Иисуса Христа, в Его искупительное служение, отвергают Церковь Христову, все ее догматы, установления и обряды, не почитают Пресвятой Богородицы и святых угодников, не соблюдают христианских праздников и воскресных дней и т.п. Приняв в качестве единственного руководства веры и жизни Ветхий Завет, они ввели у себя все чисто ветхозаветные обряды и установления, как то, субботу, ветхозаветные праздники и посты: пасху, пятидесятницу, новый год, кущи и день очищения, обряд обрезания, ветхозаветные правила омовения, запрещение вкушать свинину, рыбу без чешуи, кровь животных и т.п. При всем том молокане-субботники и псалтырники не имеют катехизисов и никаких формулированных вероизложений. Равным образом у них нет установленного ритуала богослужебных чинопоследований.

Молитвенные собрания молокан-субботников и псалтырников состоят в чтении Ветхого Завета и в пении ветхозаветных псалмов (отсюда название сектантов: псалтырники). Псалмы поются старыми молоканскими напевами. Псалмы же служат и в качестве молитвенного материала в домашнем (частном) богослужении (например, утром и вечером, перед обедом и после обеда и пр.). Богослужение молокан-субботников и псалтырников совершается на русском языке.

По общему характеру своего быта субботники-молокане и псалтырники являются типичными русскими крестьянами: русские имена и фамилии, русские крестьянские лица и платья, русские избы и внутренняя обстановка в них, русский простонародный уклад семейной жизни и крестьянского быта, таковы внешние особенности молокан-субботников и субботников-псалтырников. Активной пропаганды они не ведут и споры их с православными по вопросам религиозным – составляют явление редкое.

В последнее время в богослужебное употребление молокан-субботников и псалтырников начинают проникать некоторые заимствования из еврейского культа. В особенности это заметно в общинах псалтырников Кубанской области. Здесь наставники псалтырников употребляют при общественном богомолении еврейские «талисы» (белые шали, которыми евреи покрываются во время молитвы). Субботники г. Балашова, Сарат. губ., пользуются при богомолениях еврейскими молитвословами в русском переводе.

Особенность внутренней жизни псалтырников в Кубанской области составляет крайняя непрочность заключаемых у них брачных уз. Страдающей стороной является женщина, и положение ее в этом случае по истине тяжелое. Псалтырники, особенно молодежь, не живут со своими женами подолгу и часто без всякой причины бросают их и женятся на других. В станице Родниковской мной констатировано много случаев, когда молодые псалтырники бросали жен и брали себе других. Некоторые женились почти ежегодно и прожив с женами зиму, бросали их и брали себе других. Так казак-субботник станицы Родниковской Исай Мелихов, будучи 18-ти лет, женился на казачке Момотовой; прожив с ней 3 месяца, он прогнал ее и женился на Евфимье Скородумовой (Момотова вышла замуж за казака-субботника станицы Урупской-Ларышева). Прожив с Скородумовой 1 год, Мелихов прогнал ее и женился на Дундуковой (Скородумова вышла замуж за казака-субботника станицы Урупской-Кошелева). Прожив с Дундуковой одну неделю, Мелихов прогнал ее и взял себе в жены Анну Судакову, с которой живет и в настоящее время. В настоящее время Исаю Мелихову 25 лет. Казачка Мария Ивановна Колычева жаловалась мне, что она вышла замуж за казака-субботника Якова Писарева. Последний, прожив с ней 8 лет, прогнал ее и женился на другой. При этом, по словам Колычевой, Писарев вывез ее на двор к ее брату, а сам поехал далее свататься к другому казаку-субботнику. Казак станицы Родниковской Яков Скородумов женился на казачке Рахили Судаковой, с которой и прожил 4 месяца. Потом он женился во второй раз на казачке Марье Цыганковой и, прожив с ней около года, прогнал ее и женился в 3-й раз. Житель той же Родниковской станицы Давид Пеньков (24 лет) женился на Марье Карповой; прожив с ней один год, он прогнал ее, а сам женился на Суре Колычевой, которую также прогнал. В настоящее время Пеньков живет один. В станице Михайловской казак субботник Моисей Судаков прожил со своей женой 1 месяц и затем прогнал ее, а сам женился на Анне Мелиховой. По словам опрошенных мной субботников-псалтырников, такие кратковременные браки составляют обычное явление в общинах «псалтырников» Кубанской области. Уменьшению этого зла в настоящее время много способствует формальная регистрация субботнических браков, которая ведется при станичных правлениях в Кубанской области.

2. Вторую субботническую группу составляют «русские караимиты», т.е. субботники-молокане, перешедшие в караимство. Эта группа самая малочисленная в русском субботничестве. Движение в пользу караимства среди русских молокан-субботников возникло около 30 лет тому назад, под влиянием пропаганды представителей крымских караимских общин. Слабое в себе и невежественное субботническое молоканство поддалось воздействию организованного и более культурного русского караимства. Караимские молитвословы, в переводе на русский язык, караимские катехизисы, учебники священной истории и Закона Божия, получили доступ в некоторые общины молокан-субботников, и последние в конце концов перешли в караимство.

В настоящее время общины «русских караимитов» имеются в посаде Дубовке, Саратовской губернии, в с. Каменке, Моршанского уезда, Тамбовской губернии, и в станицах Михайловской и Родниковской, Кубанской области.

Подобно природным караимам, русские караимиты не веруют в Святую Троицу, в Господа Иисуса Христа, Его спасительное служение на земле, страдания, крестную смерть, воскресение из мертвых и вознесение на небеса; не признают христианской Церкви, не почитают Пресвятой Богородицы, святых угодников, не чтут воскресного дня и всех христианских праздников. Общественное и домашнее богослужение русских караимитов совершается по караимским молитвенникам и чинопоследованиям. Во время молитвы мужчины, как и у природных караимов, надевают на себя талисы (белые покрывала). По внутреннему устройству и обстановке молитвенные помещения русских караимитов не отличаются от молитвенных помещений коренных караимов. Вместе с природными караимами «русские караимиты» празднуют субботу, пасху, пятидесятницу, кущи, новый год и день очищения и чтут их по правилам и обрядам караимской веры. Ветхий Завет при богослужении читается в русском переводе. Обряды обрезания, венчания и погребения совершаются по уставам караимской веры. На косяках дверей домов русские караимиты, подобно природным караимам, укрепляют «мезузы», т.е. небольшие пергаментные свитки с написанием имени Божия на еврейском языке. К этим «мезузам» всякий входящий в дом и выходящий из него прикладывается. Во всем остальном русские караимиты – типичные русские люди, с русскими именами и фамилиями, русскими крестьянскими лицами, одеждой и простонародным чисто крестьянским укладом всей жизни. Подобно молоканам-субботникам и псалтырникам, русские караимиты не ведут активной пропаганды своего учения среди окружающего православного населения.

3. Третью группу субботников гораздо более многочисленную, нежели караимиты – составляет секта иудействующих. Секта эта возникла под влиянием еврейской пропаганды. Она носит чисто еврейский характер и, по существу, мало чем отличается от коренного талмудического еврейства. Талмудизм составляет ее коренную особенность, резко отличающую ее от других субботнических сект: молокан-субботников и караимитов, которые не признают талмуда.

Иудействующие восприняли все догматические принципы, обряды и установления евреев. Еврейские катехизисы и учебники Закона Божия имеют руководственное значение и для иудействующих. Общественное и частное (домашнее) богомоление у иудействующих совершается по еврейским молитвословам и чинопоследованиям (Махзырам), большей частью на еврейском языке, реже по русским переводам. Внутреннее устройство и обстановка молитвенных домов иудействующих сходны с еврейскими синагогами. Подобно коренным евреям иудействующие употребляют при молениях талисы (белые покрывала или шали, надеваемые на плечи), цицисы (малые талисы, надеваемые под жилетку) и тефиллы (кожаные ящички с бомолиями, надеваемые на лоб и на руку). Подобно евреям иудействующие укрепляют на косяках дверей своих домов мезузы, т.е. небольшие свитки с написанием имени Божия на еврейском языке. Иудействующие почитают субботу и все годовые праздники, и посты евреев: пасху, пятидесятницу, (шебуос) новый год (гош-гашана), кущи (суккос) день очищения (йом-киппур), пост в память разорения Иерусалима (тишбфов 9 июля), праздник обновления храма Иерусалимского (ханука в ноябре), пост Есфири (в феврале). Все эти праздники и посты соблюдаются в строгом соответствии с правилами и обычаями, предписываемыми еврейским талмудом. Обряды обрезания, бракосочетания и погребения совершаются по правилам, принятым у евреев. Правила убоя скота (шхиты), правила относительно омовений, предписываемые еврейским законом, запрещение вкушать свинину, кровь животных и рыбу без чешуи имеют силу и для иудействующих. В настоящее время многие из иудействующих изучают еврейский язык и отдают своих детей в еврейские талмуд-торы. В общине иудействующих с. Озерки, Бобровского уезда, Воронежской губернии, имеется миква и особый шохет (резник) из иудействующих, получивший специальную подготовку в г. Шклове. Последний режет животных не только для иудействующих, но и для природных евреев. Между евреями и иудействующими существует постоянное общение. Оно выражается в том, что иудействующие выписывают от коренных евреев все принадлежности культа (свитки торы, талисы, тефиллы и т.п.) и нередко участвуют с евреями в общих молениях. Освящение миквы в общине иудействующих в с. Озерки, Бобровского уезда, совершал еврейский раввин. Иудействующие, проживающие в Лабинском отделе, Кубанской области, обращаются к еврейским раввинам г.г. Майкопа и Ростова на Дону за разрешением религиозных вопросов и недоумений. В станице Лабинской иудействующие и природные евреи молятся в одной синагоге под руководством местного казака-еврея. (В Лабинской станице проживает несколько еврейских семейств, принадлежащих к Кубанскому казачьему сословию).

Вообще евреи оказывают сильное влияние на иудействующих. Последние нередко усваивают себе еврейские жаргонные имена (Янкель, Ицко и т.п.). Случаи подобного рода отмечены мной в общинах иудействующих в с.с. Верхо-Тишанка и Озерки, Бобровского уезда, в с. Гвазда, Павловского уезда, Воронежской губрении. В селении Верхо-Тишанке иудействующие считают себя не просто «пришельцами» к еврейскому закону (по-еврейски – «герами»), но прямо евреями. «Мы евреи», говорят они, – «а не русские». В тех случаях, когда подражание еврейским религиозным установлениям и обрядам не оказывается достаточно полным, иудействующие с сожалением говорят: «мы еще не дошли до евреев».

По своему происхождению иудействующие – коренные русские люди. Но под влиянием евреев, некоторые из них начинают терять природный чисто русский облик, начинают «смахивать» на евреев. Под влиянием евреев в среду иудействующих начинает проникать промышленный дух. Подобные явления в настоящее время малочисленны. В большинстве своем иудействующая масса, проживающая в деревнях, сохраняет внешние черты русского крестьянского быта: русское крестьянское платье, крестьянский уклад семейной и общинной жизни и т.п. Караимиты и псалтырники не любят иудействующих за их приверженность к талмуду и за их стремление подражать во всем природным евреям.

Общины иудействующих имеются в следующих местах: 1) в Саратовской губернии – в Царицыне; 2) в Тамбовской губернии: в с. Рассказове, Тамбовского уезда, в г. Шацке и в с. Богдановке, Спасского уезда; 3) в Воронежской губернии: в с.с. Верхо-Тишанке и Озерках, Бобровского уезда, и в с.с. Гвазде и Клеповке, Павловского уезда; и 4) в Кубанской области в станицах Михайловской, Родниковской, Петропавловской и Лабинской.

Активной пропаганды среди православного населения иудействующие не ведут. Но случаи перехода в эту секту православных изредка наблюдаются. Так, в с. Рассказове перешел в эту секту местный житель портной Насонкин, который принял и обрезание.

* * *

1

В. М. Скворцов. Миссионерский посох (СПБ. 1912). Стр. 210–215. Прот. Т. Буткевич. Обзор русских сект (Изд. 2. Петрогр. 1915). Стр. 97–104. С. Маргаритов. История русских мистических и рационалистических сект (Изд. 4. Симферополь 1914). Стр. 62–66. К. Плотников. История и обличение русского сектантства. (Изд. 2-е. Петрогр. 1914 г.). Стр. 34–35.

2

Бог тогда Христа рождает (в человеке), когда все в нем (т.е. плотское) умирает – поется в одном духовном распевце белоризцев.

3

Дело Екатеринодарского Окр. Суда, № 92, о Лазаре Баране и уряднике Дмитрии Заросило. Нач. 30 мая 1895 г. л. д. 46 б. 47 а. Тут же следственное производство Суд. Следователя Крымского уч. нач. 28 июня 1890 г. конч. 17 января 1895 г. на 163 л. (л. д. 72 а–74 б.).

4

Следственное производство по этому делу заключало 13 томов. Из них два тома хранятся ныне в архиве Тамбовской дух. Консистории, под названием «Дело Тамбовской Дух. Консистории о секте богомолов в Тамбовском и Борисоглебском уездах» № 1560, за 1850 г. Остальные тома пропали. Ср. также Дело Тамбовской Палаты Уголовного Суда: «о кр-не Козьмине с прочими». Доложено к слушанию 4 июня 1868 г. По наст. реестру № 10 (1868 г.), № 10746 за 1871 г.

5

В Аткарском уезде Саратовской губ. «постники» прозываются «голубцами». Прот. Буткевич ошибочно рассматривает их, как особую разновидность хлыстовщины. (Обзор русск. сект, 2-е изд. Петр. 1915 г., стр. 145).

6

Такие деяния в миссионерской литературе ошибочно называются хлыстовским причащением.

7

Такие деяния в миссионерской литературе ошибочно называются обрядом хлыстовского венчания.

8

Поэтому постники (а также последователи других хлыстовских толков) называют свои собрания «апостольской» и "пророческой литургией», в отличие от «литургии мирской», совершаемой в церкви внешней (Православной). Применением такого названия хлысты хотят указать на апостольские или пророческие проявления «Духа» в их собраниях.

9

Имя «Израиль», в числе прочих названий, усваивают себе все вообще хлысты. Заимствуя это название из библии, где оно усваивается народу еврейскому, как избранному народу Божию, хлысты применением его к себе хотят указать, что они являются народом избранным, в котором обитает сам Бог.

10

Обе они были крестьянки с. Афанасьевки, Тамб. губ. – Авдотья Максимовна была девица, Матрена Максимовна – вдова-солдатка.

11

Дело Таганрогского Окр. Суда (1891 г.) о распространении хлыст. секты в г. Таганроге и в Ростовском округе, Донск. обл. – Следств. производство, т. I: показание Петра Бурдюже, л. д. 35.

12

Дело Саратовского Окружного Суда по 2-му уголовному отделению о кр-не Перфиле Катасонове, обвиняемом в распространении хлыстовской ереси, о кр-нах Вас. Осип. Стасенкове и Прасковье Федор. Кожевниковой, обвиняемых в убийстве, и кр-не Конст. Колесникове, обвиняемом в недоносительстве. Нач. 9 декабря 1871 года. Окончилось 12 февраля 1872 года. Арх. № 90.

13

Грасс (Die russischen Secten B. I. Die Gottesleute oder Chlüsten. [Leipzig 1907]. S. S. 197–198, 205–206) говорит о Федоре Поселяненко (sic) и Федоре Кирилловиче, считая их за двух разных «Христов». В действительности Федор Поселяненко (т.е. Послениченко) и Федор Кириллович – одно и то же лицо.

14

Руководительницей «Мордасовцев» состоит в настоящее время дочь Мордасова-Федосья («Феня»).

15

В 80 г.г. мин. стол. От «Матрюши» отделилась небольшая группа последователей Евдокима Козина, которых г. Кальнев, а за ним Прот. Буткевич, Плотников, Маргаритов и др. духовные сектоведы называют «новохлыстами». Последователи Козина проживали в некоторых станицах Майкопского и Лабинского отделов Кубанской обл. Впоследствии Козин «отпал от жизни», спился и вернулся в «мир». Его последователи большей частью снова примкнули к «Матрюше».

16

Дело Екатериносл. Окр. Суда о кр-не Григории Шевченко и Мироне и Евдокии Винник, обв. по 196 и 182 ст. Улож. Арх. № 404. Нач. 28 сентября 1891 г. Конч. 22 февр. 1892 г., на 105 листах.

17

Предварительное следствие судебного следователя Самаркандского Окружного Суда, по обвинению Увара Ермоленко в преступлении предусмотр. 196 и 203 ст. Улож. о наказ. Нач. 20 апр. 1904 г. Конч. 28 февр. 1903 г. на 388 л. № 3 за 1905 г.

18

Этот рассказ передавал мне покойных Ив. Ив. Потапов («ап. Иуда не-Искариот» в секте Лубкова), опрошенный мной в с. Аношкино (Ворон. губ.), в марте 1912.

19

Дело Воронежского Окружного Суда о кр-не Вас. Фед. Мокшине, обв. в распростр. хлыст. ереси. Нач. 15 февраля 1880 г. Конч. 8 апреля 1880 г. на 69 листах. № 175. Ср. Гр. Недетовский. Вас. Федор. Мокшин. Эпизод из истории сектантства в Воронежской губ. (брош.).

20

Об этом мне сообщали Максим и Харитина Шевченко («архангелы» Лубкова), опрошенные мной в Таганроге, в июле 1912 г.

21

Дело Ворон. Окр. Суда о кр-не Иване Булисове, Михаиле Степанове, Дмитрие Степанове, Александре Евдокимовой Синицыной, Петре Захарове Лубкове и Василии Семенове Лубкове, обв. в преступлении, предусм. 196 ст. Улож. о Нак. № 271. Нач. 11 января 1890 г. Кончено 16 октября 1890 г.

22

Т.е. вождь секты.

23

Так объяснял мне разрыв Лубкова с «Шурой» Дементий Баранов (б. «апостол Варфоломей» в секте Лубкова), опрошенный мной в поселке при ст. Лиски, Харьково-Балаш. ж.д., в марте 1912 г. По объяснению же новоизраилей, Лубков бросил «Шуру» потому, что ее родные требовали от Лубкова, под угрозой смерти, 5000 руб. и даже покушались на его жизнь.

24

Дело Ворон. Окр. Суда о кр-не Герасиме Ив. Боровкове обвиняемому по 203 ст. Улож. нак. Нач. 22 апреля 1903 г. Разбиралось в Суде 24 сентября 1903 г., Арх. № 366.

25

См. песню: «слава в вышних Богу».

26

См. песню: «Царь небесный Бог творец, пребывает в небесах».

27

В. Д. Бонч-Бруевич. «Новый Израиль», стр. LXXXI.

28

В.Д. Бонч-Бруевич, стр. LXXX.

29

В.Д. Бонч-Бруевич, стр. LXXXVI.

30

Там же, стр. 445

31

Там же, стр. 450.

32

В.Д. Бонч-Бруевич. Новый Израиль. Стр. 454.

33

В.Д. Бонч-Бруевич. Стр. 460.

34

Т.е. Лубкова.

35

Разумеется Чудотворная Икона Б.Матери.

36

Сведения эти относятся к 1913 г.


Источник: Секты хлыстов шалопутов, духовных христиан, старый и новый Израиль и субботников и иудействующих : Крат. очерк / С.Д. Бондарь. - Петроград : тип. В.Д. Смирнова, 1916. - 96 с.

Комментарии для сайта Cackle