Новый Афон

Новый Афон

(3 голоса5.0 из 5)

Я рас­ска­жу о том, как полез­но ино­гда идти по доро­ге, не зная, куда она тебя при­ве­дёт. Мой путе­вой очерк — об извест­ных и в то же вре­мя неиз­вест­ных свя­ты­нях Ново­го Афо­на. Буду очень рада, если кто-то прой­дёт моим марш­ру­том и уви­дит сво­и­ми гла­за­ми это уди­ви­тель­ное место, кото­рое дове­лось уви­деть мне.

Ново­а­фон­ское утро. Солн­це еще не пока­за­лось из-за гор, лишь небо посвет­ле­ло. Но пету­хи уже вовсю ста­ра­ют­ся пере­кри­чать друг дру­га. По объ­е­му глот­ки рос­сий­ские пету­хи, оче­вид­но, усту­па­ют абхаз­ским. Эти птич­ки начи­на­ют петь с четы­рех утра, не давая нам выспать­ся. Но бла­го­да­ря им наш день начи­на­ет­ся рань­ше, а, как извест­но, кто рано вста­ет, тому Бог пода­ет. И мы это на себе испы­та­ли еще как.

Сей­час, когда нет еще и семи утра, хозяй­ки в домах уже хло­по­чут на кухне, хозя­е­ва пьют чай на веран­де (навер­ня­ка с инжи­ро­вым варе­ньем — сей­час как раз сезон этих слад­ких фио­ле­то­вых луко­виц). До обе­да, пока нет силь­ной жары, им мно­гое надо успеть: напри­мер, схо­дить на рынок за ово­ща­ми или почи­нить вин­ную боч­ку. Как во всех жар­ких стра­нах, мест­ные жите­ли в полу­ден­ный зной ста­ра­ют­ся не высо­вы­вать нос из тени.

Сбежавший жених

Симон КананитНе так мно­го на зем­ле апо­столь­ских мест, где про­по­ве­до­ва­ли уче­ни­ки Спа­си­те­ля. И Новый Афон – одна из таких точек на карте.
Симон Кана­нит – один из бли­жай­ших уче­ни­ков Иису­са Хри­ста. Это на его сва­дьбе в Кане Гали­лей­ской, в самый раз­гар празд­ни­ка, закон­чи­лось вино. Тогда Иисус Хри­стос сотво­рил Свое пер­вое чудо – пре­тво­рил воду в вино, о чем повест­ву­ют почти все еван­ге­ли­сты. После это­го чуда Симон уве­ру­ет во Хри­ста и отпра­вит­ся вслед за Ним, оста­вив свою невесту.

Чудо - Новый Афон

После соше­ствия Свя­то­го Духа на апо­сто­лов раз­ле­те­лась Бла­гая весть по миру: Фома отпра­вил­ся в Индию, Петр – к рим­ля­нам, Лука – в Гре­цию. А Симон Кана­нит пошёл про­по­ве­до­вать вме­сте с Андре­ем Пер­во­зван­ным в Осе­тию и Абха­зию. После горо­да Сева­ста (нынеш­ний Сухум) пути апо­столь­ские рас­хо­дят­ся: апо­стол Андрей отправ­ля­ет­ся даль­ше, вдоль Чер­но­мор­ско­го побе­ре­жья Кав­ка­за, дохо­дит до Бул­га­рии, а Симон оста­ет­ся здесь, селит­ся в пеще­ре в уще­лье реки Псырт­схи. Здесь и живет он, про­по­ве­дуя языч­ни­кам Еван­ге­лие Христово.

Новый Афон

В 1884 году мона­хи Пан­те­лей­мо­нов­ской оби­те­ли обу­стро­и­ли пеще­ру как часов­ню. Теперь к ней ведут камен­ные дорож­ки вдоль ручья, а место это зовет­ся «парк-запо­вед­ник» и вход туда платный.

Самое луч­шее вре­мя посе­ще­ния келии апо­сто­ла – ран­нее утро. Мы при­шли еще до откры­тия тер­ри­то­рии пар­ка. У вхо­да нас встре­тил дедуш­ка-абха­зец, судя по все­му – смот­ри­тель. Раз­го­во­ри­лись. «Палом­ни­ки, что ли?». Тури­сты сюда так рано не заглядывают.

В этот пред­рас­свет­ный час здесь, в пар­ке, по-осо­бо­му тихо и таин­ствен­но. Солн­це еще не про­би­лось сквозь зеле­ный полог дере­вьев, лес­ная све­жесть бод­рит. Еще нет посе­ти­те­лей, экс­кур­со­во­дов, пред­ла­га­ю­щих «заря­дить­ся поло­жи­тель­ной энер­ги­ей от сто­пы апо­сто­ла Симо­на»… Нет нико­го – и зем­ля буд­то вспо­ми­на­ет минув­шие тыся­че­ле­тия. А если не гля­деть под ноги, на всё сотво­рен­ное чело­ве­ком – дорож­ки, мости­ки, урны, таб­лич­ки, — то мож­но пред­ста­вить, как все было 2000 лет назад, когда по этим кам­ням сту­пал уче­ник Христа.

Khram Simona Kanonita 02 - Новый Афон

Купола и пальмы

Новый Афон

Мона­стырь для посе­ти­те­лей откры­ва­ет­ся в 10.00. Когда мы подо­шли к сте­нам мона­сты­ря, на часах не было и девя­ти. У вхо­да на сту­пе­нях сиде­ло несколь­ко чело­век. Празд­но сло­нять­ся у закры­тых ворот не хоте­лось, и мы реши­ли осмот­реть окрест­но­сти. Обо­гнув мона­стырь, мы вышли к раз­вил­ке двух доро­жек, одна из кото­рых вела вниз, ко хра­му Симо­на Кана­ни­та, а дру­гая ухо­ди­ла вверх, за пово­рот. Мы выбра­ли послед­нюю и, нима­ло не забо­тясь, куда она нас при­ве­дет, заша­га­ли в гору.

Места эти име­ют бога­тей­шую исто­рию и мно­же­ство исто­ри­че­ских наиме­но­ва­ний: Тра­хея, Ана­ко­пия, Псырт­сха (по назва­нию реки), Никоп­сия… “Новым Афо­ном” это место ста­ло назы­вать­ся толь­ко в XIX веке, когда рус­ские мона­хи со свя­той горы Афон при­плы­ли, что­бы осно­вать здесь оби­тель. В то вре­мя поло­же­ние рус­ских на Афоне было неза­вид­ным: гре­че­ское духо­вен­ство при­тес­ня­ло рус­скую бра­тию и даже хоте­ло тай­но вывез­ти их на турец­ком кораб­ле в Малую Азию. Тогда-то игу­мен рус­ско­го Свя­то-Пан­те­лей­мо­нов­ско­го мона­сты­ря архи­манд­рит Мака­рий и обра­тил­ся к рус­ско­му послу в Кон­стан­ти­но­по­ле гра­фу Игна­тье­ву с прось­бой хода­тай­ство­вать перед рос­сий­ски­ми вла­стя­ми об «угол­ке зем­ли на Чер­но­мор­ском побе­ре­жье», что­бы посто­ро­ить там новую обитель.

…Доро­га ведет нас мимо вет­хих домов с зако­ло­чен­ны­ми окна­ми. Чем выше, тем забро­шен­ней ста­но­вит­ся мест­ность. Тиши­на и запу­сте­ние. Пере­спев­ший вино­град, сви­са­ю­щий гроз­дья­ми с изго­ро­дей, уже дав­но никто не соби­ра­ет; инжир опа­да­ет пря­мо в кадуш­ку с водой. Ни души. Толь­ко изред­ка соба­ки встре­ча­ют нас зали­ви­стым лаем.

Новый Афон

Дома здесь были когда-то доб­рот­ные, да и сей­час, при почин­ке, мог­ли бы стать вполне снос­ны­ми. Толь­ко вряд ли кто-то возь­мет­ся за них: все пере­би­ра­ют­ся бли­же к морю — в горах делать нече­го. Там, вни­зу, мож­но наде­ять­ся хоть на какой-то зара­бо­ток с курорт­но­го биз­не­са – тор­гов­ли моро­же­ным, шаш­лы­ком и надув­ны­ми кругами.

Новый Афон

Обо­ра­чи­ва­ем­ся назад: откры­ва­ет­ся живо­пис­ный вид. Мона­стырь виден как на ладо­ни — и не ска­жешь, что рас­счи­тан на 3000 человек!

Новый Афон

Отсю­да он кажет­ся сто­я­щим совсем на бере­гу, меж­ду тем над уров­нем моря он воз­вы­ша­ет­ся на 73 мет­ра. Сей­час мало кто пред­став­ля­ет, сколь­ко тру­дов было поло­же­но на устрой­ство этих мест. Бра­тия под нача­лом иеро­мо­на­ха Иеро­на руби­ли лес, рас­чи­ща­ли непро­хо­ди­мые зарос­ли, сры­ва­ли каме­ни­стые горы, засы­па­ли про­па­сти и уще­лья. Что­бы начать стро­и­тель­ство, преж­де нуж­но было сре­зать несколь­ко десят­ков тонн гор­ной поро­ды. Все это дела­лось, разу­ме­ет­ся, вруч­ную. Были при­гла­ше­ны архи­тек­то­ры, инже­не­ры, худож­ни­ки – мас­шта­бы строй­ки по тем вре­ме­нам были грандиозные.

Новый Афон
А если при­смот­реть­ся, еще ниже, почти у само­го бере­га раз­ли­чи­мы очер­та­ния мона­стыр­ских пру­дов с лебе­дя­ми (разу­ме­ет­ся, лебе­дей с такой высо­ты не вид­но, но мы-то зна­ем, что они есть). Пру­ды обса­же­ны пла­ку­чи­ми ива­ми, оле­анд­ра­ми, куста­ми жас­ми­на, фини­ко­вы­ми паль­ма­ми. Тури­сты очень любят этот парк, при­хо­дят туда покор­мить хлеб­ным мяки­шем лебе­дей. Сей­час, конеч­но, все поза­бы­ли, что пру­ды эти тоже при­над­ле­жа­ли когда-то мона­сты­рю и появи­лись они ста­ра­ни­я­ми иеро­мо­на­ха Иеро­на и бра­тии. Сего­дня там рас­по­ло­жи­лись раз­лич­ные кафе и рестораны.

Новый Афон

Уди­ви­тель­но, как здесь одна эпо­ха насла­и­ва­ет­ся на дру­гую! Напо­ми­на­ют о совет­ском про­шлом скульп­ту­ры спортс­ме­нок-ком­со­мо­лок, фон­тан­чи­ки и уже позе­ле­не­лые пери­ла. Но где засты­ло вре­мя, так это в сто­ло­вой напро­тив пар­ка, где мож­но плот­но пообе­дать в луч­ших тра­ди­ци­ях обще­пи­та за каких-нибудь 150 рублей.

Сквозь весь этот совок про­гля­ды­ва­ет и дру­гое вре­мя. Кипа­ри­со­вая аллея, веду­щая от хра­ма Симо­на Кана­ни­та к мона­сты­рю, до сих пор зовет­ся «цар­ской». Авгу­стей­шая семья при­сут­ство­ва­ла здесь при заклад­ке Пан­те­ле­и­мо­нов­ско­го хра­ма в июне 1888 года. Об этом собы­тии гово­рит и мемо­ри­аль­ная дос­ка непо­да­ле­ку от водо­па­да, кото­рый, кста­ти, так­же соору­ди­ли иноки.

Новый Афон

Поду­мать толь­ко: побе­ре­жье было когда-то забо­ло­чен­ным и порос­шим суб­тро­пи­че­ским лесом, бук­валь­но несколь­ко рыбац­ких хибар и – ниче­го боль­ше. Сей­час мало кто пом­нит архи­манд­ри­та Иеро­на с бра­ти­ей, кото­рые тру­ди­лись не покла­дая рук, воз­де­лы­вая эту дикую территорию.

Новый Афон

 

Дорога к паровозу

…Мы про­дол­жа­ем под­ни­мать­ся вверх — «Куда-нибудь эта доро­га да при­ве­дет». Пово­ра­чи­вать назад не хочет­ся: а вдруг за сле­ду­ю­щим пово­ро­том пока­жет­ся то, ради чего сто­ит попо­теть, караб­ка­ясь в гору?

Новый Афон

За пово­ро­том, дей­стви­тель­но, пока­зал­ся пока все­го лишь ука­за­тель: «Доро­га к паро­во­зу. 4 км». “Что за паро­воз? Здесь есть желез­ная доро­га? На горе?”, — закру­ти­лись в уме вопросы.

Новый Афон

Забе­гая впе­ред, ска­жу: как поз­же мы выяс­ни­ли, тро­па, по кото­рой мы так уве­рен­но под­ни­ма­лись, ведет на вер­ши­ну горы, где до рево­лю­ции было мона­стыр­ское хозяй­ство. Алек­сандр III пода­рил мона­сты­рю музы­каль­ные куран­ты, кото­рые и сей­час висят на коло­кольне в цен­тре запад­но­го кор­пу­са и паро­воз. В оби­те­ли функ­ци­о­ни­ро­ва­ла своя узко­ко­лей­ная желез­ная доро­га. Паро­воз про­из­вод­ства немец­ко­го заво­да Юнг пред­на­зна­чал­ся для того, что­бы при­во­дить в дви­же­ние канат­ную доро­гу, соеди­няв­шую Ивер­скую гору с мона­сты­рём. По дру­гой вер­сии, в ваго­нет­ках пере­прав­ля­ли наверх стро­и­тель­ные мате­ри­а­лы – там велось стро­и­тель­ство мона­стыр­ско­го хозяй­ства, а свер­ху спус­ка­лись дро­ва для мона­сты­ря. Об осталь­ном – как и поче­му этот паро­во­зик остал­ся сто­ять на горе по сей день, куда делась узко­ко­лей­ка – гугл умал­чи­ва­ет, а мест­ные и вовсе не знают.

Новый Афон

Судя по троп­ке, доволь­но нахо­жен­ной, к паро­во­зу все же ходят люди, но мы под­ни­ма­ем­ся уже боль­ше часа и пока не встре­ти­ли ни души. Пано­ра­ма горо­да скры­лась за зеле­ным зана­ве­сом. Тро­пин­ка ста­ла менее кру­той, затем совсем поло­гой. Мы про­хо­дим мимо бам­бу­ко­вой рощи и выхо­дим к дере­вян­ной изго­ро­ди с ворот­ца­ми. Это пасе­ка – за изго­ро­дью ряд­ка­ми гудят ульи.

Новый Афон

… Слы­шит­ся моно­тон­ный звон, и по мере того, как мы идём впе­ред, звон уси­ли­ва­ет­ся. Зво­нят буд­то в несколь­ко малень­ких коло­коль­чи­ков. На зали­той солн­цем лужай­ке мир­но пощи­пы­ва­ют трав­ку несколь­ко буре­нок, а чуть даль­ше сто­ит паровоз.

DSC09348 - Новый Афон

Ближе к небу

Здесь, сре­ди леса, на высо­те пол­ки­ло­мет­ра (530м) над уров­нем моря, уви­деть доре­во­лю­ци­он­ный паро­воз – все рав­но что в пустыне наткнуть­ся на под­вод­ную лод­ку. Для пол­ной кар­ти­ны не хва­та­ет рель­сов и дыма из тру­бы. Имен­но такие паро­во­зи­ки мы виде­ли в дет­ских книж­ках, мульт­филь­мах и — ино­гда — на дет­ских пло­щад­ках. А этот – подой­дя побли­же, мы раз­гля­де­ли, — весь ещё и изре­ше­чен пуля­ми, бедняга.

Новый Афон

Мы ски­ну­ли рюк­за­ки с плеч, и, огля­дев­шись, поня­ли, что сто­им в цен­тре забро­шен­ной усадь­бы. Чуть пра­вее беле­ют руи­ны како­го-то зда­ния, уви­тые плю­щом, еще подаль­ше – почти целый камен­ный дом с арка­ми окон и две­рей, а рядом с домом – порос­ший мхом камен­ный коло­дец. По рас­по­ло­же­нию дере­вьев и кустар­ни­ков нетруд­но дога­дать­ся, что рас­са­же­ны они рукой чело­ве­ка в опре­де­лён­ном поряд­ке. Аллея топо­лей-све­чек ведет вглубь усадь­бы, а сле­ва строй­ны­ми ряда­ми рас­тут ябло­ни. По все­му, когда-то это был пре­крас­ный пло­до­вый сад. (И дей­стви­тель­но, кро­ме яблонь мы обна­ру­жи­ли инжи­ро­вые и гру­ше­вые дере­вья, айву и вино­град – прав­да, ещё недозревший).

Новый Афон Новый Афон

Новый АфонНо мы были не одни. В воз­ду­хе всё гудел бубен­чи­ко­вый звон. Коро­вы заин­те­ре­со­ва­лись нашим при­сут­стви­ем и поже­ла­ли зна­ко­мить­ся. И если бы не они, навер­ное, от наше­го взгля­да ускольз­ну­ла бы еще одна необыч­ная деталь: это пуле­мет, о кото­рый одна из ста­да коров­ка реши­ла поче­сать шею. К сожа­ле­нию, опре­де­лить, что это за пуле­мет и, хотя бы при­бли­зи­тель­но, како­го вре­ме­ни, мы не смог­ли. Вполне воз­мож­но, что он сто­ит здесь с вой­ны 1992–93 гг. Когда солн­це так радост­но све­тит и зве­нят бубен­чи­ки, совер­шен­но не верит­ся, что вой­на была и здесь, в этом мир­ном уголке.

Как поз­же мы узна­ли, эта поля­на, забро­шен­ный сад, пасе­ка и полу­раз­ру­шен­ные построй­ки, – все это – одно из гор­ных мона­стыр­ских хозяйств. В 1924 году мона­стырь закры­ли за “контр­ре­во­лю­ци­он­ную дея­тель­ность”, а насель­ни­ков рас­стре­ля­ли. Одно из таких мест рас­стре­лов — та самая сол­неч­ная лужай­ка с паро­во­зом — немым сви­де­те­лем муче­ни­че­ской кон­чи­ны монахов.

Новый Афон

…Мы не зна­ем, сколь­ко мы про­бы­ли в этом месте. Нам пока­за­лось, что вре­мя изме­ря­ет­ся не мину­та­ми, а как-то ина­че. Здесь… бла­го­дат­но – по-дру­го­му не ска­жешь. Навер­ное, отто­го, что бли­же к небу.

С 2012 года Ново­а­фон­ский мона­стырь нахо­дит­ся в руках раскольников

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки