Паломничество на Афон

Паломничество на Афон

(3 голоса5.0 из 5)

Пролог: подготовка и старт

По воз­вра­ще­нии из Афо­на я почув­ство­вал острое жела­ние выска­зать­ся о сво­их впе­чат­ле­ни­ях, а так­же раз­ве­ять несколь­ко мифов, на кото­рые мы наткну­лись в ходе под­го­тов­ки к поезд­ке. В резуль­та­те пред­став­ляю ваше­му вни­ма­нию дан­ную статью.

Во-пер­вых, сле­ду­ет отме­тить, что наша ком­па­ния из 3‑х еди­но­мыш­лен­ни­ков (Миха­ил, Алек­сандр и автор ста­тьи) гото­ви­лась к этой поезд­ке осно­ва­тель­но и забла­го­вре­мен­но, посколь­ку совер­ша­ли палом­ни­че­ство в пер­вый раз, да и в похо­ды ранее не часто ходи­ли. Было про­чте­но мно­же­ство отзы­вов, изу­че­ны марш­ру­ты и кар­ты, закуп­ле­но необ­хо­ди­мое сна­ря­же­ние и про­ви­зия – пре­не­бре­гать этим не стоит.

Во-вто­рых, изу­чив пред­ло­же­ния от так назы­ва­е­мых палом­ни­че­ских служб (а на самом деле – высту­па­ю­щих под этим назва­ни­ем тури­сти­че­ских фирм с фоку­сом на рели­ги­оз­ные поезд­ки), выяс­ни­лось, что нацен­ки за их боже­ские услу­ги совсем небо­же­ские, и к тому же поезд­ки груп­по­вые по 8–10 чел. по стро­го опре­де­лен­но­му марш­ру­ту. Нам же хоте­лось боль­шей сво­бо­ды в выбо­ре марш­ру­та и не зави­сеть от осталь­ных чле­нов груп­пы – незна­ко­мых нам людей. Поэто­му при­ня­ли реше­ние ехать само­сто­я­тель­но. В палом­ни­че­ской служ­бе зака­за­ли толь­ко оформ­ле­ние диамонитирионов.

В‑третьих, палом­ни­че­ство совер­ша­ли в сере­дине сен­тяб­ря, пого­да выда­лась отлич­ная (все дни было ясно, днем до +35), наро­ду в это вре­мя на Афоне не так мно­го, круп­ных рели­ги­оз­ных празд­ни­ков в этот пери­од нет.

Итак, при­лет в аэро­порт Сало­ни­ки, на арен­до­ван­ном авто­мо­би­ле добра­лись до Ура­но­по­ли­са, где и зано­че­ва­ли. На утро пошли в кон­то­ру, где выда­ют диа­мо­ни­ти­ри­о­ны (рабо­та­ют с 7–30 утра), а к 8–30 подо­шли на при­стань в кас­сы за биле­та­ми на паром. Мы бро­ни­ро­ва­ли биле­ты на паром пред­ва­ри­тель­но за сут­ки, как было напи­са­но в отзы­вах, но в общем-то мно­го наро­ду не было, поэто­му биле­ты мож­но было купить без про­блем. Сто­ит билет 7 евро в одну сто­ро­ну. Обрат­ный билет здесь купить нель­зя (толь­ко в Даф­ни в день отплытия).

Паломничество на АфонСам Ура­но­по­лис – город малень­кий, бук­валь­но 3 квар­та­ла. Заблу­дить­ся очень слож­но. Купив биле­ты у нас был еще час вре­ме­ни в запа­се, кото­рый мы потра­ти­ли на зав­трак с пре­крас­ным кофе по-гре­че­ски, воз­ле баш­ни, а так­же на осмотр тури­сти­че­ских мага­зи­нов, в одном из кото­рых при­об­ре­ли пре­крас­ную кар­ту Афо­на на рус­ском язы­ке в мас­шта­бе 1:30 000 с доро­га­ми (сто­ит 10 евро), а так­же при­ла­гав­шу­ю­ся к ней кни­жеч­ку с подроб­ным опи­са­ни­ем марш­ру­тов. Кар­та эта – луч­шая из всех, что есть на дан­ный момент, и очень нам помогла.

Паром отпра­вил­ся из Ура­но­по­ли­са в 9–45 до конеч­но­го пунк­та – пор­та Даф­ни с оста­нов­ка­ми у при­ста­ней мона­сты­рей Зограф, Кон­ста­мо­нит, Дохи­ар, Ксе­но­фонт и Св.Пантелеймон.

День 1. Энергетический портал. Русский-чревоугодник. Келья-люкс.

Паломничество на АфонОко­ло 11 утра паром при­ча­лил к при­ста­ни мона­сты­ря Дохи­ар. Мы реши­ли сой­ти тут и далее пой­ти вниз до мона­сты­ря Св.Пантелеймона. Дохи­ар сто­ит пря­мо на при­ста­ни, и пер­вое что видишь, сту­пая на сушу, это свое­об­раз­ные воро­та – две колон­ны с архан­ге­ла­ми Миха­и­лом и Гав­ри­и­лом, сто­я­щи­ми на них, кото­рые явля­ют­ся покро­ви­те­ля­ми монастыря.
Вой­дя в мона­стырь, пер­вым делом нашли архон­да­рик (ана­лог ресепшн в гости­ни­цах) и отме­ти­лись в кни­ге посе­ти­те­лей. Наро­ду в архон­да­ри­ке было нема­ло, и все чем-то заня­ты. До нас осо­бо нико­му не было дела. Реши­ли прой­тись и осмот­реть­ся внут­ри мона­сты­ря, и сра­зу же встре­ти­ли рус­ско­го палом­ни­ка, путе­ше­ство­вав­ше­го в оди­ноч­ку. Муж­чи­на был при­вет­лив и весь­ма раз­го­вор­чив, посо­ве­то­вав нам поско­рее прой­ти к глав­ной свя­тыне Дохи­а­ра – иконе Божьей Мате­ри «Ско­ро­по­слуш­ни­ца», кото­рая закры­та в отдель­ной ком­на­те меж­ду хра­мом и тра­пез­ной и кото­рую днем откры­ва­ют неча­сто – все­го на несколь­ко минут. Зай­дя в ком­на­ту-при­хо­жую, перед той, где хра­нит­ся сама ико­на, я уви­дел несколь­ко чело­век, пишу­щих запис­ки за здравие/упокой и опус­ка­ю­щих пожерт­во­ва­ния в ящи­чек. Мы сде­ла­ли то же самое (прав­да запис­ки заго­то­ви­ли зара­нее дома, т.к. в них име­на пишут­ся на гре­че­ском и в роди­тель­ном паде­же). Но тут явил­ся батюш­ка, дело­ви­то объ­явив нам: «Давай­те мне запис­ки, и день­ги тоже мне». То, что пожерт­во­ва­ния уже в ящи­ке, объ­яс­нять ему не ста­ли, сда­ли день­ги и ему, раз уж он так настой­чи­во про­сит. Хочет­ся верить, что он их напра­вит на бла­гие нуж­ды. Затем он про­вел нас в саму ком­на­ту с ико­ной. В ней, стоя на коле­нях, неисто­во молил­ся один рус­ский палом­ник с лицом тор­га­ша-меня­лы. Когда он закон­чил и вышел, нам тоже раз­ре­ши­ли помо­лить­ся воз­ле ико­ны. Что ска­зать – без­услов­но чув­ство­ва­лось, что место намо­лен­ное, от ико­ны исхо­ди­ли мощ­ные вол­ны, эта­кий энер­ге­ти­че­ский пор­тал. Пожа­луй, эта ико­на про­из­ве­ла самое силь­ное впе­чат­ле­ние из всех, уви­ден­ных нами на Афоне. Воз­мож­но пото­му, что пер­вое впе­чат­ле­ние – самое силь­ное. Окры­лен­ные уви­ден­ным, мы вышли во двор и пошли к колод­цу со свя­той водой, кото­рый по пре­да­нию сам воз­ник здесь чудес­ным обра­зом в 1299 году. Напив­шись вдо­воль, а так­же набрав вкус­ной свя­той воды по самые фля­ги, мы дви­ну­лись из мона­сты­ря вниз по полу­ост­ро­ву в сто­ро­ну Ксе­но­фон­та. Доро­га дли­ной в 2,5 км – пре­крас­ная, не асфаль­то­вая, конеч­но, но по ней ездят ред­кие мона­стыр­ские вне­до­рож­ни­ки и идти по ней одно удо­воль­ствие. После полу­ча­са пеше­го удо­воль­ствия, вошли в Ксе­но­фонт.

Это неболь­шой, весь­ма при­ят­ный и доволь­но госте­при­им­ный мона­стырь. Во внут­рен­нем дво­ре рас­тет хур­ма – это целое дере­во, внешне похо­жее на ман­да­ри­но­вое, что было для меня было уди­ви­тель­но (мне поче­му-то все­гда пред­став­ля­лось, что это кустар­ник). В архон­да­ри­ке пода­ли холод­ную воду и све­жай­ший лукум (цит­ру­со­вый вкус осо­бен­но при­шел­ся по нра­ву :)). Тут мы немно­го пере­ве­ли дух, заод­но ста­ли сви­де­те­ля­ми инте­рес­ной сце­ны: вошел в зал батюш­ка-архон­да­рич­ный и всем при­сут­ству­ю­щим, ожи­да­ю­щим засе­ле­ния, на лома­ном англий­ском рас­ска­зал пра­ви­ла и рас­по­ря­док бли­жай­ше­го дня. При сло­ве ‘food’ со ска­мьи подо­рвал­ся без­участ­но до это­го сидев­ший широ­ко­пле­чий мужик, и на чистом рус­ском уточ­нил у батюш­ки: «Во сколь­ко кор­мить будут?». Хочет­ся верить, что пре­бы­ва­ние на Афоне помо­жет ему совла­дать с чре­во­уго­ди­ем и про­чи­ми иску­ше­ни­я­ми лукавого.

Побы­вав в глав­ном хра­ме Ксе­но­фон­та, мы оста­лись впе­чат­ле­ны ико­ной Св. Геор­гия Побе­до­нос­ца, в честь кото­ро­го этот мона­стырь и был воздвигнут.

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

Далее нам пред­сто­я­ло прой­ти еще 5 км вниз по полу­ост­ро­ву до Пан­те­лей­мо­но­ва мона­сты­ря, где нам над­ле­жа­ло зано­че­вать. Сама доро­га ста­ла чуть труд­нее, посколь­ку места­ми от широ­кой одно­по­лос­ной «маги­стра­ли» у побе­ре­жья под­ни­ма­лась вверх по хол­мам, места­ми пре­вра­ща­ясь в тро­пин­ки. За час пре­одо­леть ее ока­за­лось вполне реаль­ным, силь­но не напря­га­ясь. И вот, на исхо­де часа впе­ре­ди пока­за­лись ост­ро­вер­хие очер­та­ния Ново­го Рус­си­ка (или Рос­си­кон, — так мест­ные в оби­хо­де назы­ва­ют мона­стырь Св.Пантелеймона) – гля­дя изда­ле­ка, в памя­ти всплыл поче­му-то образ Изу­мруд­но­го горо­да. Веро­ят­но, тому спо­соб­ство­вал зеле­но­ва­то-сала­то­вый цвет боль­шин­ства постро­ек. Тер­ри­то­рия мона­сты­ря огром­ная, внут­ри все очень ухо­же­но, в саду мож­но рас­сто­я­ние меж­ду дере­вья­ми по линей­ке мерять – все ров­нень­ко; к каж­до­му дерев­цу под­хо­дит шланг точеч­но­го поли­ва. Ну прям глаз разу­ет­ся. Когда мы при­шли, шла вечер­ня и архон­да­рик был вре­мен­но закрыт, поэто­му мы ско­ро­та­ли вре­мя в чай­ной ком­на­те – в ней сто­ит несколь­ко сто­лов с лав­ка­ми, рядом бак с кипят­ком и рако­ви­на с чисты­ми круж­ка­ми. На сто­лах – вазы с баран­ка­ми, на под­окон­ни­ке – паке­ти­ки с чаем и пустая бутыл­ка 5‑литрового Chivas 12-лет выдерж­ки. Види­мо быва­ют ситу­а­ции, когда без это­го никак…

В чай­ной мы сня­ли про­бу с наших пай­ков и суб­ли­ми­ро­ван­ной пищи – супы, вто­рое. Очень недур­ствен­но и сыт­но для поход­ной пищи! После пере­ку­са при­ня­лись рас­смат­ри­вать чай­ную: на сте­нах висе­ли порт­ре­ты архи­манд­ри­тов мона­сты­ря и пат­ри­ар­хов Всея Руси. Я отме­тил порт­рет Кирил­ла, и к сожа­ле­нию, не уви­дел порт­рет Алек­сия II (воз­мож­но пло­хо искал). По одной из сто­рон в чай­ной висит во всю сте­ну огром­ная кар­та Афо­на и Пан­те­лей­мо­но­ва мона­сты­ря. Рядом с окном реги­стра­ции архон­да­ри­ка висит объ­яв­ле­ние, что детям до 14 лет посе­ще­ние мона­сты­ря запре­ще­но. Инте­рес­но, если при­е­дет палом­ник с малень­ким сыном, не зна­ю­щий о таком пра­ви­ле, его дей­стви­тель­но выста­вят за ворота?

По завер­ше­нии вечер­ни вер­нул­ся батюш­ка-архон­да­рич­ный и мы смог­ли засе­лить­ся. Нас быст­ро нашли в листе бро­ни­ро­ва­ния и предо­ста­ви­ли 2 кельи: двух­мест­ную и одно­мест­ную. Выпал жре­бий мне занять одно­мест­ную келью. Что ска­зать – вели­ко­леп­ная келья: чистая, ухо­жен­ная, стол, стул, шкаф для одеж­ды, све­жее постель­ное белье, поло­тен­ца. В общем, от доб­рот­но­го гости­нич­но­го номе­ра эту келью отли­ча­ло раз­ве что отсут­ствие Wi-Fi. Забе­гая впе­ред, ска­жу, что это был самый ком­форт­ный ноч­лег за все 4 ночи на Афоне. Бро­сив рюк­за­ки, мы пошли в храм на пове­че­рие – доволь­но корот­кая служ­ба, после кото­рой сра­зу отпра­ви­лись на вечер­нюю тра­пе­зу. Огром­ный тра­пез­ный зал рядом с хра­мом – чело­век на 500. И людей было весь­ма мно­го. Тра­пе­за была очень вкус­ная: овся­ная каша с изю­мом, суп из чече­ви­цы, вино, вода, а на десерт – арбуз. Едят все мол­ча и быст­ро, при этом один из мона­хов посто­ян­но чита­ет молит­ву. Напро­тив меня сидел моло­дой монах, очень худой и блед­ный (оче­вид­но мало­кро­вие от отсут­ствия мяса в раци­оне) – он смел свою еду минут за 5 и даль­ше про­сто сидел мол­ча, гля­дя вниз. По окон­ча­нии все покло­ни­лись и вслед за мона­ха­ми вышли во двор. На выхо­де ока­за­лось, что мы не досчи­та­лись Сашу – его мона­хи попро­си­ли помочь с посу­дой. Уди­ви­тель­но, но один из самых густо­на­се­лен­ных мона­ха­ми мона­сты­рей актив­но поль­зу­ет­ся услу­га­ми палом­ни­ков, в отли­чие от остальных.

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

После тра­пезы, око­ло 19:30 все разо­шлись и нача­ли гото­вить­ся ко сну. По прав­де ска­зать, ниче­го дру­го­го и не оста­ет­ся посколь­ку в это вре­мя на Афоне еще свет­ло, но солн­це так быст­ро захо­дит, что бук­валь­но через пол­ча­са как буд­то выклю­чи­ли свет – в 8 вече­ра тьма кро­меш­ная. Поэто­му вре­ме­ни хва­ти­ло умыть­ся, при­нять душ и вер­нуть­ся в келью. Немно­го пово­ро­чав­шись на непри­выч­ном месте, око­ло 20:30 я опочил.

День 2. Сандалии судьбы. Монах-фарисей. Гостеприимный Пантократор

Око­ло 3:15 утра меня выдер­нул из сна стук коло­туш­ки – так всех зовут на утре­ню. Через 15 минут мы подо­шли к хра­му. Внут­ри людей было уже доволь­но мно­го, но и храм огром­ный. Тем­но­ту раз­бав­ля­ют толь­ко оди­но­кие све­чи воз­ле икон. Вдоль стен хра­ма рас­по­ло­же­ны ста­си­дии – сту­лья, в кото­рых мож­но сто­ять, сидеть и полу­си­деть в зави­си­мо­сти от момен­та бого­слу­же­ния. Все они были заня­ты либо мона­ха­ми, либо палом­ни­ка­ми, при­шед­ши­ми рань­ше нас. Я про­шел внутрь хра­ма, насколь­ко воз­мож­но бли­же к алта­рю. Очень кра­си­во пел хор – их было два – в пра­вом и левом кли­ро­сах хра­ма, при­мер­но по 6 мона­хов в каж­дом. Хор, что сле­ва, под руко­вод­ством мона­ха с явно музы­каль­ным обра­зо­ва­ни­ем и кра­си­вым глу­бо­ким басом, испол­нял псал­мы про­сто фан­та­сти­че­ски. В хоре спра­ва кто-то фаль­ши­вил. В цен­тре, воз­ле алта­ря вел служ­бу архи­манд­рит в белой, на вид очень доро­гой празд­нич­ной рясе, с дву­мя помощниками.

Пер­вые пол­то­ра часа было доволь­но инте­рес­но слу­шать молит­вы и само­му повто­рять по молит­во­сло­ву. Но на исхо­де вто­ро­го часа служ­бы, когда молит­вы ста­ли повто­рять­ся по кру­гу, а к тому же ста­ло кло­нить ко сну, я нашел одно из сво­бод­ных ста­си­дий и при­сел рядом с мона­ха­ми – слу­шать молит­вы сидя гораз­до лег­че. Эти стар­цы дер­жа­ли в руках тет­ра­ди со спис­ка­ми за здра­вие и чита­ли их, пере­да­вая друг дру­гу. Ока­зы­ва­ет­ся, в Пан­те­лей­моне спис­ки за здра­вие, поми­мо клас­си­че­ско­го соро­ко­уста, мож­но зака­зать на пол­го­да и год! И тут их реаль­но каж­дый день отчитывают!

Через неко­то­рое вре­мя меня ста­ло кло­нить ко сну. Далее память туман­на – созна­ние мое пере­клю­ча­лось меж­ду полутран­сом от повто­ре­ния молитв до полу­дре­мы. Вста­ва­ли с сиде­ний мы толь­ко когда архи­манд­рит про­хо­дил рядом с кади­лом. Так про­шло несколь­ко часов. По пла­ну утре­ня-литур­гия долж­на было длить­ся до 7 утра, но по фак­ту закон­чи­лась после 8:30, когда мы уже сми­ри­лись с мыс­лью, что ей не будет кон­ца. 5 часов под­ряд, да еще встав в такую рань – это реаль­но тяже­ло, без подготовки.

Сра­зу после литур­гии весь клир во гла­ве с архи­манд­ри­том быст­ро про­шли в тра­пез­ную, хотя я ожи­дал, что еще выне­сут мощи. В тра­пез­ной уже все было накры­то: ман­ная каша, рыба с рисом, вино­град и вода. Отку­ша­ли так­же быст­ро, под моно­тон­ный рас­пев и поспе­ши­ли соби­рать вещи и идти даль­ше, ибо уже немно­го выби­ва­лись из графика.

В целом Пан­те­лей­мон оста­вил двой­ствен­ное ощу­ще­ние: с одной сто­ро­ны, все выгля­дит очень про­стор­но, бога­то и ухо­же­но, а с дру­гой – не поки­да­ет ощу­ще­ние, что мно­гое тут про­сто при­во­зит­ся из Рос­сии (в том чис­ле и еда), а не воз­де­лы­ва­ет­ся мона­ха­ми на ого­ро­дах, и вооб­ще мас­са изли­шеств, да и мно­гие мона­хи, по срав­не­нию со скром­но­стью дру­гих мона­сты­рей, име­ют вид людей ничем не обремененных.

Из Пан­те­лей­мо­на мы вышли око­ло 10 утра. Наш путь лежал на юг к пор­ту Даф­ни. Тре­бо­ва­лось быть там к 12 часам дня, когда при­бы­ва­ют паро­мы из Ура­но­по­ли­са и далее авто­бу­сы всех пере­во­зят в Карье – сто­ли­цу Афо­на. Так что вре­ме­ни было впри­тык, а идти 7,5 км. Доро­га ока­за­лась слож­нее, чем была вче­ра – хол­ми­стая козья тро­па с подъ­ема­ми и спус­ка­ми. К тому же Саша из-за мозо­ли не мог идти в ботин­ках и надел сан­да­лии. Где-то через час пути пока­зал­ся мона­стырь Кси­ро­по­там – он сто­ит на воз­вы­шен­но­сти и не име­ет выхо­да к морю, а кро­ме того, по отзы­вам, он самый него­сте­при­им­ный – туда пус­ка­ют палом­ни­ков с диа­мо­ни­ти­ри­о­на­ми, выдан­ны­ми толь­ко этим мона­сты­рем. С уче­том это­го, а так­же в целях эко­но­мии вре­ме­ни, реше­но было прой­ти мимо.

Спу­стя еще 40 минут мы вышли к при­ста­ни Даф­ни. Это малень­кая пор­то­вая дерев­ня, в кото­рой есть несколь­ко суве­нир­ных лавок, десят­ка три домов и пара заку­соч­ных. Под­кре­пив­шись в одной из них, мы дожда­лись при­бы­тия паро­ма. Из него высы­пал народ, зато­пив весь малень­кий при­чал. Рас­сев­шись по авто­бу­сам, мы дви­ну­лись в Карье. Про­езд сто­ил око­ло 4 евро – разум­ная цена за 45 минут езды через гор­ные пере­ва­лы на дру­гую часть полуострова.

Авто­бус доста­вил нас на пло­щадь-сто­ян­ку – отсю­да уже мик­ро­ав­то­бу­сы разъ­ез­жа­ют­ся ко всем мона­сты­рям. Вооб­ще Карье с виду и по раз­ме­ру напо­ми­на­ет село. Тут есть мага­зи­ны, при­чем не толь­ко суве­нир­ные; про­дав­цы в них – име­ют вполне мир­ской вид. Мно­го част­ных домов. В общем от мона­стыр­ско­го укла­да все силь­но отли­ча­ет­ся. Гля­дя на дома вокруг даже в голо­ве не укла­ды­ва­ет­ся – как может быть, что все это хозяй­ство без жен­ской руки. И еще про­мельк­ну­ла мысль, что как-то мало­ва­то детей на ули­цах, но потом вспо­ми­на­ешь, где нахо­дишь­ся, и пони­ма­ешь, что маль­чи­шек сюда раз­ве что на кораб­ле могут завезти.

Вос­поль­зо­вав­шись неболь­шой пау­зой в ожи­да­нии авто­бу­сов, Саша пошел изу­чать мест­ные мага­зи­ны, посколь­ку его сан­да­лии от слож­но­го релье­фа мест­но­сти скле­и­ли ласты, а точ­нее откле­и­ли ремеш­ки от подош­вы. Выяс­ни­лось, что в одном из мага­зи­нов про­да­ва­лась обувь, — нет, обувь – это гром­ко ска­за­но: в нали­чии была все­го одна пара сан­да­лий и она была имен­но того раз­ме­ра, кото­рый носит Саша. Ина­че как Божьим про­мыс­лом это не назо­вешь – если бы не они, то Саша сошел бы с дистан­ции досрочно.

На пло­ща­ди мы встре­ти­ли того само­го рус­ско­го палом­ни­ка, с кото­рым позна­ко­ми­лись в Дохи­а­ре — он так­же при­е­хал авто­бу­сом из Даф­ни. По пла­ну в этот день мы долж­ны были, как и он, оста­но­вить­ся на ноч­лег в Вато­пе­де, одна­ко нам не под­твер­ди­ли ноч­лег в этом очень попу­ляр­ном мона­сты­ре (ока­зы­ва­ет­ся нуж­но бро­ни­ро­вать там место мини­мум за 2 меся­ца). Раз­го­во­рив­шись с ним, выяс­ни­лось, что на пол­пу­ти к Вато­пе­ду есть КПП, на кото­ром про­ве­ря­ют нали­чие у палом­ни­ков под­твер­жде­ния ноч­ле­га в мона­сты­ре, и тех, у кого его нет – выса­жи­ва­ют с авто­бу­са. Мы в этом узре­ли знак не испы­ты­вать судь­бу, и реши­ли на ходу вне­сти кор­рек­ти­вы в наш марш­рут: вме­сто Вато­педа поехать в Ивер­ский мона­стырь, что­бы при­ло­жить­ся к, пожа­луй, самой извест­ной иконе Афо­на – Ивер­ской иконе Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы, так­же извест­ной как «Вра­тар­ни­ца».

По пре­да­нию, ико­ну эту уви­де­ли в море, под­дер­жи­ва­е­мую огнен­ным стол­бом. Пре­по­доб­ный Гав­ри­ил Свя­то­го­рец, полу­чив во сне ука­за­ние от Бого­ро­ди­цы, пеш­ком пошел по воде и при­нес ико­ну в храм, но утром она была обна­ру­же­на над воро­та­ми оби­те­ли. Ее сно­ва воз­вра­ща­ли в храм, но она каж­дый раз сама пере­ме­ща­лась на воро­та, поэто­му назва­ли ее Вра­тар­ни­цей (При­врат­ни­цей) и поме­сти­ли сра­зу у вхо­да в мона­стырь, сле­ва – в неболь­шую келью-храм, кото­рую нам любез­но открыл дежур­ный монах. Место это тоже поряд­ком намо­лен­ное, но по энер­ге­ти­ке дохи­ар­ская Ско­ро­по­слуш­ни­ца каза­лась мощ­нее. Быст­ро помо­лив­шись, поста­вив запис­ки за здравие/упокой и запра­вив­шись водой, мы дви­ну­лись даль­ше в путь – на север, где нахо­ди­лись мона­сты­ри Став­ро­ни­ки­та и Пан­то­кра­тор, в надеж­де, что послед­ний не отка­жет нам в ноч­ле­ге, как это и пола­га­ет­ся по его уставу.

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

С воз­вы­шен­но­сти, на кото­рой нахо­дит­ся Иве­рон, бла­го­да­ря изре­зан­ной бере­го­вой линии, хоро­шо про­смат­ри­вал­ся вда­ле­ке Став­ро­ни­ки­та, так­же рас­по­ло­жен­ный на воз­вы­шен­но­сти. Дви­ну­лись впе­ред – идти око­ло 5 км. Доро­га вела вверх по хол­мам, отхо­дя от побе­ре­жья. По пути в основ­ном вез­де висят ука­за­те­ли, но в паре раз­ви­лок мы их не обна­ру­жи­ли и, как водит­ся, пошли не по той доро­ге. Поня­ли мы это, толь­ко когда отма­ха­ли уже мет­ров 500. На наше сча­стье нам повстре­чал­ся монах, кото­рый ехал нам навстре­чу машине. Он не вла­дел англий­ским в такой же мере, в какой мы не вла­де­ли гре­че­ским. Объ­яс­нив­шись на паль­цах, ста­ло ясно, что нам нуж­но было вниз, в сто­ро­ну моря. Туда же умчал­ся и монах. Через 15 минут мы спу­сти­лись к побе­ре­жью с импро­ви­зи­ро­ван­ным пля­жем, от кото­ро­го шла узкая тро­пин­ка с непри­мет­ным ука­за­те­лем «Став­ро­ни­ки­та». Воз­ле пля­жа мы уви­де­ли вне­до­рож­ник мона­ха, одеж­ду на кам­нях и его голо­ву в воде. К сло­ву ска­зать, купа­ние на Афоне стро­го запре­ще­но, но монах, кажет­ся, не совла­дал со сво­и­ми стра­стя­ми, либо решил, что отмо­лит этот грех бес­ко­неч­ны­ми молит­ва­ми. Сна­ча­ла у меня, лип­ко­го от пота, было жгу­чее жела­ние вос­ста­но­вить спра­вед­ли­вость и рас­ска­зать об уви­ден­ном в бли­жай­шем мона­сты­ре. Но в кон­це кон­цов Все­выш­ний сам раз­бе­рет­ся как пока­зать лице­ме­ра-фари­сея. Но слу­чай, тем не менее, при­ме­ча­тель­ный. Доро­га до Став­ры ока­за­лась куда труд­нее, чем преж­де – слож­ность шла по нарас­та­ю­щей – то ли еще будет. То и дело встре­ча­лись ост­рые ска­ли­стые участ­ки тро­пы, иду­щей по краю обры­ва. При­мер­но 1,5 часа потре­бо­ва­лось, что­бы пре­одо­леть эти 5 км и вый­ти к под­но­жию Став­ро­ни­ки­ты.

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

Этот мона­стырь ока­зал­ся очень тихим, ком­пакт­ным (все­го 30 мона­хов) и уют­ным. Отно­ше­ние мона­хов в архон­да­ри­ке весь­ма брат­ское. Мы смог­ли зай­ти в храм и посто­ять воз­ле одной из глав­ных свя­тынь мона­сты­ря – иконе Нико­лая Чудо­твор­ца «Стри­едас». По пре­да­нию, эту ико­ну бро­си­ли в море ико­но­бор­цы. Спу­стя 700 лет один рыбак выло­вил ее невре­ди­мой, но с при­рос­шей круп­ной рако­ви­ной на челе Нико­лая. Когда рако­ви­ну отде­ли­ли, на челе остал­ся глу­бо­кий след, яко­бы кро­во­то­ча­щий. Вни­ма­тель­но рас­смот­рев ико­ну, не берусь судить дей­стви­тель­но ли она про­ле­жа­ла на дне мор­ском 700 лет, но вот вмя­ти­на весь­ма прав­до­по­доб­ная, очень напо­ми­на­ет след от рако­ви­ны мол­люс­ка. При мне этот след не кро­во­то­чил, но ико­на и впрямь сильная.

К сожа­ле­нию, из-за скром­ных раз­ме­ров мона­сты­ря, сво­бод­ных мест для ноч­ле­га не ока­за­лось и нуж­но было соби­рать­ся в путь. Мы под­кре­пи­лись оре­ха­ми и сухо­фрук­та­ми, полю­бо­ва­лись чудес­ной вино­град­ной лозой над наши­ми голо­ва­ми и видом на море из смот­ро­вой пло­щад­ки. Путь пред­сто­ял неблиз­кий – еще око­ло 5 км вверх к мона­сты­рю Пан­то­кра­тор. При­хо­ди­лось идти быст­ро и без оста­но­вок, т.к. было око­ло 6 часов вече­ра, а воро­та мона­сты­рей на Афоне закры­ва­ют­ся в 8 вече­ра, и далее – делай что хочешь, но толь­ко снаружи.

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

На под­хо­де к Пан­то­кра­то­ру мы ста­ли делать при­ва­лы, ибо силы ста­ли поки­дать (поз­же, под­во­дя ито­ги ухо­дя­ще­му дню, полу­чи­лось, что с уче­том марш-брос­ка до Пан­то­кра­то­ра мы за день нож­ка­ми про­то­па­ли око­ло 20 км. Эту план­ку мы дер­жа­ли и в после­ду­ю­щие дни). И, нако­нец, око­ло 7 часов вече­ра вбли­зи мы уви­де­ли мона­стырь, с надеж­дой зано­че­вать здесь, ибо до сле­ду­ю­ще­го мона­сты­ря до закры­тия ворот было никак не успеть.

Пан­то­кра­тор раз­ме­ром гораз­до боль­ше Став­ро­ни­ки­ты и может при­нять мно­го посто­яль­цев. С Божьей помо­щью, и нам нашлось место. В архон­да­ри­ке нас встре­тил очень госте­при­им­ный грек-миря­нин. Н пред­ло­жил нам поми­мо стан­дарт­ных луку­ма и воды, еще вели­ко­леп­ный кофе по-гре­че­ски с гущей в пол­ста­ка­на – меч­та любой гадал­ки! А так­же, что было уж совсем неожи­дан­но, по рюм­ке ракии. Усто­ять было невозможно.

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

Келья нам доста­лась рядом с архон­да­ри­ком – на 8 мест, поло­ви­на из кото­рых была заня­та отцом-палом­ни­ком с сыно­вья­ми. Они то ли бол­га­ры, то ли укра­ин­цы – точ­но не поня­ли, т.к. обща­лись с ними на рус­ском мало.

Посколь­ку мы при­шли в мона­стырь доволь­но позд­но и вечер­няя тра­пе­за уже закон­чи­лась, то мы рас­счи­ты­ва­ли поужи­нать наши­ми поход­ны­ми пай­ка­ми, одна­ко мона­хи были настоль­ко доб­ры, что отве­ли нас в тра­пез­ную и пред­ло­жи­ли еду, хоть уже холод­ную, но от это­го не менее вкус­ную. Тра­пез­ная раз­ме­ром гораз­до мень­ше пан­те­лей­мо­нов­ской и может вме­стить не более 100 чело­век. После тра­пезы мы пошли в душе­вые и гото­вить­ся ко сну.

День 3. Двойной американо без воды. Шпион из Поднебесной. Афанасий Клопоборец.

Ночью, как водит­ся, в 3–30 нас под­нял стук дере­вян­ной коло­туш­ки. Собрав­шись на ско­рую руку, мы пошли в храм – доволь­но уют­ный, к сло­ву ска­зать. Обой­дя храм внут­ри по кру­гу и отме­тив очень скром­ную служ­бу (ее ведет архи­манд­рит в обыч­ной чер­ной рясе и по одно­му мона­ху с каж­дой сто­ро­ны – вме­сто хора нарас­пев чита­ют молит­вы), я устро­ил­ся в одной из сво­бод­ных ста­си­дий. Когда гла­за при­вык­ли к тем­но­те, я раз­гля­дел, что внут­ри хра­ма око­ло 20 палом­ни­ков – совсем немно­го. Через неко­то­рое вре­мя один ста­рец-монах подо­шел к одно­му из палом­ни­ков, взял за руку и отвел в ком­на­ту для испо­ве­ди. Оче­вид­но это была не совсем испо­ведь, а духов­ная бесе­да, посколь­ку их не было око­ло 2‑х часов. В осталь­ном служ­ба не отли­ча­лась от вче­раш­ней и закон­чи­лась гораз­до рань­ше – око­ло 7 утра, сра­зу перей­дя в трапезную.

За одним сто­лом с нами сидел чело­век, по виду и по всем ужим­кам напо­ми­на­ю­щий жен­щи­ну (сна­ча­ла даже хоте­лось воз­му­тить­ся, — как она сюда попа­ла?), но по нали­чию кады­ка и, види­мо по базо­во­му ген­дер­но­му типу, отно­ся­щий­ся к муж­ско­му полу. Вооб­ще гово­ря, в Свя­том Писа­нии нет упо­ми­на­ния о транс­сек­су­а­лах и ген­дер­ной некон­форм­но­сти, в отли­чии, напри­мер, от содо­мии, кото­рая рез­ко пори­ца­ет­ся. Поэто­му боль­шин­ство церк­вей и кон­фес­сий не име­ют чет­кой пози­ции отно­си­тель­но транс­сек­су­а­лов. На Афоне же, по-види­мо­му, при­ни­ма­ют во вни­ма­ние тот пол, кото­рый был при­пи­сан при рож­де­нии (или, точ­нее ска­зать, с кото­рым чело­ве­ка кре­сти­ли). А то, что от рож­де­ния муж­чи­на по жиз­ни себя ген­дер­но иден­ти­фи­ци­ру­ет с про­ти­во­по­лож­ным полом, види­мо, не явля­ет­ся пре­пят­стви­ем для посе­ще­ния Афо­на. С одной сто­ро­ны, повстре­чать таких людей мно­гим кажет­ся стран­ным или даже диким, а с дру­гой, по-мое­му, таким людям бесе­ды по душам с муд­ры­ми стар­ца­ми нуж­ны гораз­до боль­ше, чем всем остальным.

Итак, закон­чив тра­пе­зу, мы быст­ро собра­ли вещи и встре­ти­лись у выхо­да из мона­сты­ря с груп­пой гре­ков с кото­ры­ми еще нака­нуне вече­ром дого­во­ри­лись сов­мест­но арен­до­вать так­си-марш­рут­ку до Карье. Дое­хав до Карье, мы попы­та­лись вер­нуть­ся в изна­чаль­но наме­чен­ный план, а имен­но: про­ве­сти весь сего­дняш­ний день в сто­ли­це и ее окрест­но­стях, а зано­че­вать в Андре­ев­ском ски­ту, что совсем рядом.

В первую оче­редь, мы напра­ви­лись в серб­скую келью «Пост­ни­ца», что в самом Карье – при­ло­жить­ся к чудо­твор­ной иконе Божи­ей Мате­ри «Мле­ко­пи­та­тель­ни­ца», по молит­вам пред кото­рой про­ис­хо­дят исце­ле­ния от нар­ко­ти­че­ской и алко­голь­ной зави­си­мо­стей, а так­же от стра­сти таба­ко­ку­ре­ния. Кажет­ся все про­сто – от авто­бус­ной сто­ян­ки нале­во, но най­ти келью ока­за­лось непро­сто, ука­за­те­лей нет. В ито­ге нас туда почти за руку отвел один монах. Сна­ру­жи келья выгля­дит как жилая квар­ти­ра, но внут­ри – это очень малень­кий и уют­ный храм. Помо­лив­шись и поста­вив запис­ки, пошли обрат­но, по пути попы­тав­шись загля­нуть в Храм Успе­ния Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы (Храм Про­та­та), где нахо­дит­ся чудо­твор­ная ико­на Божи­ей Мате­ри «Достой­но Есть». Одна­ко Храм был закрыт. Затем мы реши­ли прой­ти до Андре­ев­ско­го ски­та – это все­го 500 мет­ров от Карье. Фор­маль­но этот скит при­над­ле­жит мона­сты­рю Вато­пед, одна­ко, он счи­та­ет­ся рус­ским еще с сре­ди­ны XIX вера, и очень мно­го рус­ских палом­ни­ков там оста­нав­ли­ва­ет­ся. Пер­вое, что уви­де­ли, вой­дя в скит – груп­па маль­чи­шек, игра­ю­щая с бас­кет­бол на пло­щад­ке. Необыч­ное зре­ли­ще для Афо­на, одна­ко выяс­ни­лось, что в Андре­ев­ском ски­ту рас­по­ла­га­ет­ся Афо­ни­а­да мона­сты­ря Вато­пед – интер­нат для маль­чи­ков. Сам скит весь­ма круп­ных раз­ме­ров с огром­ным хра­мом – иные мона­сты­ри име­ют мень­ший раз­мах. Побро­див немно­го по тер­ри­то­рии, у нас не созда­лось того ощу­ще­ния госте­при­им­ства, кото­рое чув­ство­ва­лось в преды­ду­щих мона­сты­рях, поэто­му, немно­го поспо­рив, мы сошлись на том, что пора вне­сти еще одно изме­не­ние в наш план – зано­че­вать не в Андре­ев­ском ски­ту, а пере­ехать в Вели­кую Лав­ру и зано­че­вать там на день рань­ше сро­ка. По прав­де ска­зать, вто­рая поло­ви­на наше­го пла­на была очень сырой – пред­по­ла­га­лось одним днем под­нять­ся на Свя­тую гору и спу­стить­ся с нее, что выгля­де­ло крайне опти­ми­стич­ным. Имен­но поэто­му мы и реши­ли выдви­нуть­ся в сто­ро­ну горы с форой в один день.

Вер­нув­шись к сто­ян­ке авто­бу­сов, мы выяс­ни­ли, что авто­бус в Лав­ру идет в час дня, и что это един­ствен­ный рейс. В нашем рас­по­ря­же­нии оста­вал­ся все­го час вре­ме­ни – недо­ста­точ­но, что­бы посе­тить нахо­див­ший­ся рядом мона­стырь Кут­лу­муш и келью Паи­сия Свя­то­гор­ца. Ну что ж, будет что посмот­реть в сле­ду­ю­щий раз. Оный час вре­ме­ни мы реши­ли про­ве­сти в одном из кафе, где нам встре­ти­лись чет­ве­ро рус­ских палом­ни­ков, кото­рых мы при­ме­ти­ли еще в Пан­те­лей­моне. Ребя­та доволь­но забав­ные – они дол­го объ­яс­ня­ли бар­ме­ну на рус­ско-англий­ском, какой кофе им нужен. В ито­ге бар­мен при­ме­нил так­ти­ку пере­бо­ра вари­ан­тов, и на сло­во «аме­ри­ка­но» ребя­та сре­а­ги­ро­ва­ли, ска­зав: «Вот, его. Толь­ко двой­ной и без воды!». Это сильно!

Под­кре­пив­шись гре­че­ским сала­том и чем-то вро­де пло­ва, но без мяса, мы вышли на пло­щадь к авто­бу­сам, где доб­рые палом­ни­ки, вер­нув­ши­е­ся из Лав­ры, пове­да­ли нам, что в Лав­ре мно­го кло­пов, что нас не на шут­ку обес­по­ко­и­ло. Рас­сев­шись по мик­ро­ав­то­бу­сам (в Лав­ру их шло сра­зу два), рас­сто­я­ние в 35 км до Лав­ры мы пре­одо­ле­ли за час. В марш­рут­ке я сидел рядом с необыч­ным палом­ни­ком – с виду кита­ец (вряд ли пра­во­слав­ный), кото­рый сна­ча­ла в блок­но­те писал какие-то замет­ки иеро­гли­фа­ми, а затем всю доро­гу зачем-то тай­но фото­гра­фи­ро­вал на теле­фон палом­ни­ков, выхо­див­ших в про­ме­жу­точ­ных точ­ках маршрута.

По при­бы­тии все пас­са­жи­ры марш­ру­ток (а было их чело­век 15) друж­но напра­ви­лись в архон­да­рик для реги­стра­ции и раз­ме­ще­ния на ноч­лег. Мы же задер­жа­лись в курил­ке-смот­ро­вой пло­щад­ке перед мона­сты­рем, откры­ва­ю­щей потря­са­ю­щий вид на море. В курил­ке кро­ме нас нахо­дил­ся толь­ко боль­шой рыжий пес, лежав­ший на полу, оче­вид­но мест­ный. Пес очень доб­рый – уви­дев нас и услы­шав доб­рое сло­во, он тут же зави­лял хво­стом – явно при­ме­тил нас. Пока Саша курил, мы зачи­та­ли зара­нее под­го­тов­лен­ную инфор­ма­цию об исто­рии Лав­ры, и узна­ли, что она была осно­ва­на Свя­тым Афа­на­си­ем, одним из самых почи­та­е­мых свя­тых Афо­на.

В этот момент в курил­ку зашел еще один палом­ник – живу­щий в Аме­ри­ке выхо­дец из Харь­ко­ва по име­ни Ста­ни­слав. Раз­го­во­рив­шись с ним, выяс­ни­лось, что он уже вто­рой раз на Афоне – в этот раз при­е­хал сюда со сво­и­ми вопро­са­ми к отцу Мака­рию, духов­ни­ку Пан­те­лей­мо­но­ва мона­сты­ря. Он был крайне впе­чат­лен тем, что в ходе очной бесе­ды, отец Мака­рий, видя его впер­вые, сра­зу назвал его по име­ни, хотя имя не цер­ков­ное и веро­ят­ность уга­дать близ­ка к нулю. Так­же Ста­ни­слав скеп­ти­че­ски отнес­ся к наше­му жела­нию под­нять­ся на Гору, сооб­щив, что нуж­но иметь хоро­шую гор­ную под­го­тов­ку, и что, когда он был в про­шлый раз – груп­па его при­я­те­лей пыта­лась под­нять­ся на вер­ши­ну, но не смог­ли и на пол­пу­ти раз­вер­ну­лись. Это мне при­да­ло еще боль­ше жела­ния фор­си­ро­вать вер­ши­ну Афо­на.

В архон­да­ри­ке нас встре­тил дежур­ный – упи­тан­ный рыжий миря­нин-волон­тер (с виду на гре­ка вооб­ще не похо­жий), кото­рый пре­бы­вал не в луч­шем рас­по­ло­же­нии духа. В пер­вый раз мы раз­гне­ва­ли его тем, что яви­лись без запи­си (ведь у нас ноч­лег был забро­ни­ро­ван толь­ко на сле­ду­ю­щую ночь). Со сло­ва­ми типа «Сколь­ко вам, рус­ским, объ­яс­нять, что нуж­но зара­нее бро­ни­ро­вать ноч­лег», он забрал наши диа­мо­ни­ти­ри­о­ны и куда-то ушел, затем вер­нул­ся уже более спо­кой­ный – места нашлись. Дру­гие палом­ни­ки, пусти­ли по кру­гу жур­нал с запи­сью посто­яль­цев. Мы запол­ни­ли свои дан­ные и рас­пи­са­лись, как и все преды­ду­щие. Но подо­шед­ший рыжий-архон­да­рич­ный вто­рой раз отру­гал нас, дескать – зачем вы рас­пи­са­лись в жур­на­ле, если вы не по при­гла­ше­нию. Сам, мол, за вас все запол­ню. Воз­му­ще­ние его было так силь­но, что мы реши­ли не иску­шать судь­бу и про­сто сиде­ли мол­ча. Вско­ре он разо­брал­ся с осталь­ны­ми посто­яль­ца­ми и оче­редь дошла до нас – он отвел нас в зда­ние казар­мен­но­го типа, в одну из ком­нат с 6 кро­ва­тя­ми. Там уже было двое рус­ских палом­ни­ков, спу­стив­ших­ся нака­нуне с Афо­на. Они, будучи тоже наслы­шан­ны­ми об оби­та­те­лях Лав­ры, уже обсле­до­ва­ли свои кро­ва­ти и нашли несколь­ко вполне дее­спо­соб­ных кло­пов. Уви­дев это, мы вышли на ули­цу, что­бы обду­мать ситу­а­цию: при­во­зить этих това­ри­щей домой не очень хоте­лось, но с дру­гой сто­ро­ны, нуж­но было где-то зано­че­вать. В ито­ге, бег­ло осмот­рев тер­ри­то­рию мона­сты­ря и набрав воды, при­ня­ли реше­ние дви­гать­ся в сто­ро­ну ски­та Про­дром, нахо­дя­ще­го­ся по пути к Свя­той Горе. К сожа­ле­нию, Вели­кая Лав­ра, явля­ясь глав­ным мона­сты­рем на Афоне, в ито­ге боль­ше все­го разочаровала.

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

Надев рюк­за­ки и вый­дя из ворот Лав­ры, мы как-то задер­жа­лись воз­ле курил­ки-смот­ро­вой. И в это вре­мя из нее уве­рен­ным шагом вышел зна­ко­мый уже нам пес и встал рядом с нами. Све­рив­шись с кар­той, мы пошли в сто­ро­ну Про­дро­ма. Пес шел рядом. Сна­ча­ла дума­ли, что он какое-то вре­мя будет пле­стись за нами, а потом вер­нет­ся обрат­но в Ларву, одна­ко он и не думал сво­ра­чи­вать, а даже вышел впе­ред, как бы ука­зы­вая нам доро­гу и уво­дя подаль­ше от кло­пов, за что был сра­зу наре­чен Афа­на­си­ем Кло­по­бор­цем. Доро­га была широ­кая и ров­ная, с неболь­шим укло­ном в гору, одна­ко доволь­но длин­ная – око­ло 4 км. Все 2 часа пути Афа­на­сий бод­ро шел рядом, но бук­валь­но за 100 мет­ров до ворот Про­дро­ма он, с видом пса, пол­но­стью испол­нив­ше­го долг про­вод­ни­ка, оста­вил нас и пошел по сво­им соба­чьим делам. Все это каза­лось чудес­ным и не без Божьей воли.

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

Про­дром – это румын­ский скит, но зави­си­мый от Вели­кой Лав­ры. Очень уют­ный и кра­си­вый внут­ри. По прав­де ска­зать, мы и не рас­счи­ты­ва­ли, что нам дадут ноч­лег тут и в общем-то были гото­вы пере­но­че­вать в спаль­ни­ках. В архон­да­ри­ке была тол­па наро­ду и архон­да­рич­ный минут 15 зани­мал­ся засе­ле­ни­ем палом­ни­ков. Когда дошла оче­редь до нас, он сра­зу ска­зал, что мест нет. Мы отве­ти­ли, что ситу­а­ция понят­ная и попро­си­ли пока­зать, где внут­ри мона­сты­ря мож­но кинуть спаль­ни­ки и пере­но­че­вать. Пораз­мыс­лив, он попро­сил сле­до­вать за ним. Мы вошли в зда­ние, кото­рое по сути явля­лось огром­ной сушил­кой для белья – над нами была толь­ко высо­кая дву­скат­ная кры­ша, без потол­ка и повсю­ду натя­ну­ты верев­ки, на кото­рых вис­ли покры­ва­ла и про­сты­ни – почти до пола. Нам бро­си­ли на пол мат­ра­сы и даль постель­ное белье – это боль­ше того, на что мы рас­счи­ты­ва­ли. Таких как мы в этом поме­ще­нии было чело­век 25: в тес­но­те, да не в оби­де. Посе­тив вечер­нюю тра­пе­зу и при­няв душ, мы ста­ли укла­ды­вать­ся ко сну – покры­ва­ла на верев­ках сви­са­ли почти до лица, но это не бес­по­ко­и­ло. Гораз­до более назой­ли­вы­ми были неко­то­рые пер­со­на­жи, кото­рые в поис­ках сво­их посте­лей све­ти­ли фона­ри­ка­ми и ино­гда дела­ли это пря­мо в лицо спя­щим, ну и, конеч­но, бога­тыр­ский храп не давал тишине завла­деть этим поме­ще­ни­ем. На утро, кста­ти, Миша пове­дал, что сре­ди ночи проснул­ся от того, что с ули­цы раз­да­ва­лись гром­кие чело­ве­че­ские голо­са, нарас­пев под­ра­жав­шие раз­ным живот­ным (ослу, напри­мер) – эта­кое подо­бие ряже­но­го коля­до­ва­ния на Свят­ки. Сам я спал креп­ко и не слы­шал, но воз­мож­но, что румы­ны, в отли­чие от сла­вян, коля­ду­ют каж­дую ночь. 🙂

День 4. Ночной подъем. Вершина. Ночь под звездами.

Просну­лись, уже по тра­ди­ции, в 3–30 утра. Реше­но было выдви­гать­ся в гору затем­но – это хоть и опас­но, но так гораз­до боль­ше шан­сов покрыть боль­шое рас­сто­я­ние в гору. Собрав­шись на ско­рую руку и загля­нув в храм, что­бы крат­кой молит­вой побла­го­да­рить сей вели­ко­леп­ный скит за госте­при­им­ство, мы вышли сра­зу как откры­ли мона­стыр­ские воро­та – в 4–30 утра. Вни­ма­тель­но изу­чив кар­ту, мы раз­де­ли­ли весь план на день на 4 услов­ных отрезка:

Пере­ход Про­дром – Став­рос (высо­та 800 мет­ров), с при­ва­лом на завтрак;

Пере­ход Став­рос – келья Пана­гия (высо­та 1500 метров);

Пере­ход Пана­гия – вер­ши­на Афо­на (2033 метра);

Спуск с Афо­на обрат­но в Пана­гию и ноч­лег там.

Паломничество на АфонИтак, вый­дя затем­но и вклю­чив фона­ри­ки, пошли бод­ро, но осто­рож­но. Сра­зу отме­чу, что фона­ри­ки нуж­но брать такие, кото­рые кре­пят­ся на голо­ву. Сво­бод­ные руки в ноч­ном пере­хо­де очень нуж­ны! Пона­ча­лу доро­га была ров­ная и широ­кая, но очень ско­ро сме­ни­лась на гор­ную тро­пу, хоть и весь­ма поло­гую – идти по ней было ком­форт­но. Ноч­ная про­хла­да помо­га­ла сохра­нять силы, хотя спи­ны под рюк­за­ка­ми были мок­рые от пота. Око­ло 7 утра, когда уже почти рас­све­ло, мы дошли до источ­ни­ка с питье­вой водой и реши­ли сде­лать при­вал для зав­тра­ка. Было прой­де­но при­мер­но 2/3 пути до Став­ро­са. На боль­шом и высо­ком камне рядом с источ­ни­ком мы раз­ло­жи­ли поход­ную кухню.

Для подо­гре­ва у нас были с собой спир­то­вая горел­ка и спе­ци­аль­ные тер­мо­па­ке­ты, кото­рые нагре­ва­ют­ся при добав­ле­нии в них обыч­ной холод­ной воды, т.е. вооб­ще без спи­чек. В этом про­ти­во­сто­я­нии одно­знач­но побе­ди­ли тер­мо­па­ке­ты – обер­нув ими кон­тей­не­ры, мы бук­валь­но за 10 минут полу­чи­ли вели­ко­леп­ную кашу с яго­да­ми и омлет, подо­гре­тые ров­но до тем­пе­ра­ту­ры, при­год­ной для при­е­ма внутрь. Что каса­ет­ся спир­то­вой горел­ки – на нее мы поста­ви­ли чай­ник объ­е­мом око­ло лит­ра. Спу­стя 40 минут вода в нем так и не заки­пе­ла. Зато если поста­вить на нее круж­ку в 400 мл, то заки­па­ет бук­валь­но за 15 минут. Изряд­но наев­шись, собрав весь мусор, мы дви­ну­лись даль­ше око­ло 8 утра и при­мер­но в нача­ле деся­то­го часа вышли к Став­ро­су. Став­рос (по-гре­че­ски озна­ча­ет крест) – это неболь­шая поля­на на кото­рой воз­вы­ша­ет­ся огром­ный дере­вян­ный крест и от поля­ны рас­хо­дят­ся несколь­ко троп, одна из кото­рых ведет вниз к ски­ту Св. Анны, что на дру­гой части полу­ост­ро­ва и куда нам нуж­но было попасть зав­тра, а вто­рая тро­па ведет выше – к Пана­гии. Туда мы и дви­ну­лись, отдох­нув минут 10. Дру­зья, уча­сток Став­рос – Пана­гия, — это самая жесть! Ниче­го более слож­но­го нам до это­го не встре­ча­лось. Это 3 км пути на кото­рых высо­та меня­ет­ся от 800 до 1500 мет­ров над уров­нем моря. Места­ми уклон око­ло 45 гра­ду­сов, узкая ска­ли­стая тро­па с ост­ры­ми кам­ня­ми, да еще рядом с обры­вом. Саша, шед­ший до это­го все вре­мя в сан­да­ли­ях, пере­обул­ся сно­ва в тре­кин­го­вую обувь, т.к. лезть по такой тро­пе в сан­да­ли­ях – это зна­чит убить себе ноги. Все было труд­но идти, но по раз­ным при­чи­нам. Мне – пото­му, что мыш­цы в ногах осно­ва­тель­но заби­лись кис­ло­той. При­хо­ди­лось доста­точ­но часто оста­нав­ли­вать­ся и отды­хать. К тому же солн­це было в зени­те и очень при­пе­ка­ло. По пути мы встре­ча­ли доволь­но мно­го людей, спус­кав­ших­ся вниз после ночев­ки в Пана­гии или на вер­шине Афо­на. В ито­ге, с уче­том мно­го­чис­лен­ных, но корот­ких оста­но­вок, мы потра­ти­ли на этот отре­зок око­ло 4 часов! и в 13:00 не вошли, а вполз­ли в Панагию.

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

Пана­гия – это неболь­шое зда­ние на неболь­шом пла­то на высо­те 1,5 км над уров­нем моря. Зда­ние внут­ри раз­де­ле­но на 3 сек­ции: при­хо­жая с глу­бо­ким колод­цем и ками­ном; спаль­ня с 10‑ю двухъ­ярус­ны­ми дере­вян­ны­ми кро­ва­тя­ми; и кро­хот­ная ком­на­та с алта­рем. Сна­ру­жи зда­ния на камен­ной пло­щад­ке так­же рас­по­ла­га­ют­ся око­ло 10 желез­ных кро­ва­тей под откры­тым небом. Перед вхо­дом в зда­ние висит коло­кол, в кото­рый палом­ни­ки бьют каж­дый раз, когда закан­чи­ва­ют свой подъ­ем от Став­ро­са. На коло­ко­ле отли­то, что он пода­рен ски­ту Пана­гия рус­ски­ми палом­ни­ка­ми, кажет­ся в 2014 году. Гля­дя на него испы­ты­ва­ешь гор­дость за наших сооте­че­ствен­ни­ков — это ж надо еще зата­щить нелег­кий пред­мет на такую высоту.

Паломничество на АфонПаломничество на Афон

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

В Пана­гии в тот момент нахо­ди­лось, поми­мо нас, око­ло 15 палом­ни­ков. Пер­вым делом мы ски­ну­ли рюк­за­ки и рух­ну­ли на желез­ные кро­ва­ти. Я ощу­щал неве­ро­ят­ное сча­стье от того, что мож­но про­сто лежать и нику­да не идти. Вздрем­нув часок и ощу­тив неко­то­рый при­лив сил, мы вски­пя­ти­ли воду и пообе­да­ли. Сил еще при­ба­ви­лось, и мы реши­ли, что обя­за­тель­но нуж­но сего­дня под­нять­ся на вер­ши­ну и сно­ва спу­стить­ся в Пана­гию, т.к. на утро ноги могут уже вооб­ще не слу­шать­ся. Итак, в 15–00, оста­вив рюк­за­ки в Пана­гии, мы налег­ке дви­ну­лись вверх. От Пана­гии обыч­но налег­ке идут все, кро­ме тех, кто хочет зано­че­вать на вер­шине. Идти без рюк­за­ков, конеч­но же, было гораз­до лег­че, да и дли­на отрез­ка поко­ро­че – око­ло 2 км, но при этом в высо­ту нуж­но пре­одо­леть 533 мет­ра. Я воору­жил­ся тре­кин­го­вой пал­кой – вот тут ска­жу, что не пола­гай­тесь на свои креп­кие физи­че­ские силы – пал­ка очень при­го­дит­ся, когда мыш­цы уже заби­ты и нуж­но немно­го пере­рас­пре­де­лить весь тела с ног на руки. Мы шли не спе­ша, эко­но­мя силы, изред­ка дела­ли оста­нов­ки, что­бы попить воды и дать ногам отдых. Тро­па на этом участ­ке совсем узкая и посто­ян­но пет­ля­ет. Кро­ме того, мне запом­ни­лось толь­ко одна сос­на, под кото­рой мож­но най­ти тень – в осталь­ном же марш­рут откры­тый для солн­ца и под­ни­мать­ся в зной крайне неприятно.

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

По про­ше­ствии часа мы все-таки взя­ли высо­ту 2033! Сча­стью наше­му не было пре­де­ла! На самой вер­шине рас­по­ла­га­ет­ся неболь­шая пло­щад­ка, кото­рую мости­ли кам­нем один монах и 3 албан­ца, а так­же – неболь­шая цер­ковь, в кото­рой было уют­но и про­хлад­но. Помо­лив­шись и охла­див­шись в ней немно­го, а так­же сде­лав несколь­ко фото­гра­фий с пре­крас­ным видом на весь полу­ост­ров и побыв наедине со сво­и­ми мыс­ля­ми, мы дви­ну­лись вниз.

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

Паломничество на Афон

Вот тут тре­кин­го­вая пал­ка при­го­ди­лась еще боль­ше: ока­зы­ва­ет­ся, что силь­ный уклон при подъ­еме, когда при­хо­дит­ся прак­ти­че­ски пере­ла­зить через кам­ни, име­ет и обрат­ную сто­ро­ну – с тако­го укло­на доволь­но слож­но спус­кать­ся, осо­бен­но если мыш­цы в кис­ло­те и уже не все­гда слу­ша­ют­ся. Мож­но так осту­пить­ся, что потом костей не собе­решь. А когда спер­ва ищешь опо­ру пал­кой, кото­рая гораз­до длин­нее ноги, — то это надеж­но и не сни­жа­ет­ся ско­рость спус­ка. В нача­ле 6‑го часа мы были сно­ва в Пана­гии с ощу­ще­ни­ем пол­но­стью выпол­нен­ной зада­чи на сего­дняш­ний день, да и на поезд­ку в целом. В этот день, кста­ти, мы мах­ну­ли пеш­ком более 16 км, при­чем в гору!

Пере­ку­сив и пого­во­рив с дру­ги­ми палом­ни­ка­ми (неко­то­рые из кото­рых настоль­ко уста­ли, что вызва­ли мулов, что­бы их спу­сти­ли вниз – удо­воль­ствие это сто­ит 100 евро с пер­со­ны, меж­ду про­чим!), мы ста­ли укла­ды­вать­ся на тех же желез­ных кро­ва­тях на ули­це (спать внут­ри на дере­вян­ных кро­ва­тях мы не риск­ну­ли, памя­туя о клопах).

Паломничество на Афон Паломничество на Афон

Пря­мо под наши­ми кро­ва­тя­ми обрыв и пре­крас­ней­ший вид на море, над голо­вой чистей­шее звезд­ное небо – это ли не рай? Улег­лись мы в спаль­ни­ках и в одеж­де. Хоть и днем было за трид­цать гра­ду­сов, но ночью на высо­те 1,5 км тем­пе­ра­ту­ра опус­ка­ет­ся до 6–8 гра­ду­сов. Мой спаль­ник как раз был рас­счи­тан на эту тем­пе­ра­ту­ру, у ребят более лет­ний вари­ант, поэто­му они слег­ка под­мерз­ли. Но зато по такой пого­де будиль­ник не нужен – сами бор­до просну­лись в 3–30, позав­тра­ка­ли и нача­ли спуск вниз в нача­ле 5‑го часа.

День 5. Спуск. Высадка десанта грешников. Итоги.

Гра­фик у нас был плот­ный: паром от при­ста­ни Св. Анны в Ура­но­по­лис отправ­лял­ся в 10 утра, поэто­му мы реши­ли вый­ти как мож­но рань­ше, посколь­ку у нас не было пони­ма­ния точ­но­го вре­ме­ни спус­ка от Пана­гии до При­ста­ни. Ведь почти во всех марш­ру­тах опи­сы­ва­ет­ся толь­ко обрат­ный марш­рут – от Св. Анны до вер­ши­ны и вниз к Про­дро­му. А про тот марш­рут, кото­рым пошли мы, почти не было отзы­вов, а неко­то­рые палом­ни­ки гово­ри­ли, что так вооб­ще не ходят. Что же – миф раз­ве­ян, еще как ходят! Спус­ка­лись пона­ча­лу по тем­но­те – и тут пал­ка тоже очень при­го­ди­лась, что­бы нащу­пы­вать опо­ру. От Пана­гии до Став­ро­са шли быст­ро: мышеч­ная уста­лость еще не нача­ла скап­ли­вать­ся – зато ста­ло понят­но, какой это длин­ный путь и как мы вче­ра его смог­ли пре­одо­леть, да еще по жаре. У Став­ро­са ока­за­лись еще затем­но, сде­ла­ли неболь­шой пере­кус и нача­ли даль­ше спуск вниз по ука­за­те­лю к Св. Анне. Тут камен­ная доро­га ста­ла менять­ся на зем­ля­ную, а спу­стя неко­то­рое вре­мя, появи­лись сту­пе­ни. В ходе под­го­тов­ки к похо­ду, на одном из сай­тов я про­чи­тал, что сту­пе­ней око­ло 380. Мы воз­ра­до­ва­лись – это ведь совсем немно­го, да и по ров­ным по сту­пе­ням идти гораз­до лег­че, чем по кам­ням! Я ради инте­ре­са начал их счи­тать – к 380‑й я понял, что у кого-то закра­лась ошиб­ка, посколь­ку ски­та не было вид­но вовсе. К 800‑й сту­пе­ни я начал пони­мать, что что-то не так. После 1000‑й это ста­ло уже делом прин­ци­па. При этом, мы про­шли скит Св. Анны, не захо­дя в него, к сожа­ле­нию. Боя­лись не успеть, не зная сколь­ко нам еще спус­кать­ся до при­ста­ни. Хотя в этом ски­ту живет извест­ный ста­рец Папа Янис (Иоан­нис). Гово­рят, он уже 18 лет не был даже в Даф­ни. Но к нему на бесе­ды при­ез­жа­ют серьез­ные люди из Гре­ции и из Рос­сии. В ито­ге ока­за­лось, что до при­ста­ни Св.Анны сту­пе­ней при­мер­но 1640! У при­ста­ни мы были в 8 утра, устав­шие и счаст­ли­вые. Сели позав­тра­кать. При­ни­мая пищу, я сидел в позе «нога на ногу». Тут про­хо­дя­щий монах рукой сде­лал мне заме­ча­ние – похо­же такая поза, как и купа­ние, явля­ет­ся недо­пу­сти­мой. Поче­му – не знаю, нуж­но углу­бить­ся в мат­часть пра­вил Афо­на, ибо в Свя­том Писа­нии про это ниче­го не сказано.

В ожи­да­нии наше­го паро­ма мы наблю­да­ли очень любо­пыт­ную кар­ти­ну: к при­ста­ни при­ча­ли­ла неболь­шая яхта, из кото­рой вышло чело­век 5 мир­ских и с ними свя­щен­ник-духов­ник. Они явно арен­до­ва­ли яхту, что­бы попасть на Афон (плыть вме­сте со все­ми на паро­ме боярам него­же). Ребя­та были рус­ские и очень пафос­ные – они выгру­зи­ли с яхты несколь­ко упа­ко­вок с питье­вой водой (то ли брез­гу­ют свя­ты­ми Афон­ски­ми источ­ни­ка­ми, то ли не зна­ют, что такие есть), а так­же поряд­ка 15 тюков/рюкзаков с веща­ми. Нам ста­ло инте­рес­но, как ребя­та все это на себя взва­лят – даже очень креп­кий муж­чи­на столь­ко не уне­сет, да и куда столь­ко – тут вро­де как при­ня­то быть аске­тич­ны­ми. И тут один из них – тол­стень­кий, неболь­шо­го роста, в крас­ной фут­бол­ке с корот­ки­ми рука­ва­ми (что, вооб­ще гово­ря, запре­ще­но) и бейс­бол­кой с над­пи­сью «Камаз мастер», подо­шел к погон­щи­ку мулов и начал о чем-то гово­рить. В ито­ге при­ве­ли 7 мулов и нача­ли на них водру­жать весь этот скарб! Тюки были нега­ба­рит­ные и у погон­щи­ка пона­ча­лу не полу­ча­лось их долж­ным обра­зом закре­пить. В этот момент под­бе­гал «Камаз мастер» и с важ­ным видом начи­нал ругать­ся на рус­ском, прав­да так и не смог пока­зать, как надо пра­виль­но кре­пить вещи. При этом погон­щик рус­ский не пони­мал и при­во­дил свои аргу­мен­ты на гре­че­ском. Выгля­де­ло очень комич­но. Жал­ко было мулов – им никто сло­ва не давал ни на рус­ском, ни на гре­че­ском. Спу­стя пол­ча­са вещи были закреп­ле­ны на бед­ных живот­ных, колон­на дви­ну­лась в путь. «Камаз-мастер» и ком­па­ния налег­ке, ничем себя не утруж­дая. К сожа­ле­нию, таких пер­со­на­жей на Афоне хва­та­ет – для них ведь это мало чем отли­ча­ет­ся от обыч­ных тури­сти­че­ских поез­док, и по воз­вра­ще­нии домой они со сво­их настен­ных скретч-карт сотрут плен­ку с оче­ред­но­го места, в кото­ром побы­ва­ли, но сотрут­ся ли гре­хи с их душ? – не думаю.

Мыс­ли мои пре­рва­ло при­бы­тие паро­ма. Мы загру­зи­лись, раз­ме­сти­лись и поплы­ли в сто­ро­ну Ура­но­по­ли­са. Чем даль­ше мы отплы­ва­ли, тем боль­шей дым­кой покры­ва­лась вер­ши­на Афо­на, ста­но­вясь все более мону­мен­таль­ной, и тем мень­ше вери­лось, что еще несколь­ко часов назад мы были там и сде­ла­ли это сво­и­ми нога­ми. На рас­сто­я­нии 10 км уже каза­лось, что поко­ре­ние нами вер­ши­ны – это сюр, что это вооб­ще недостижимо.

И тем не менее, под­во­дя ито­ги, хочет­ся выде­лить 3 основных:

Афон – это точ­но место, в кото­ром при­сут­ству­ет выс­шая сила. Это невоз­мож­но объ­яс­нить раци­о­наль­но, как и инту­и­цию. Это скла­ды­ва­ет­ся из мно­гих состав­ля­ю­щих: все­об­щее сми­ре­ние и покор­ность, наво­дя­щие на такие думы, кото­рые в миру в голо­ву не при­дут; необыч­ные сов­па­де­ния и про­ис­ше­ствия, вро­де Афа­на­сия Кло­по­бор­ца; неве­до­мо отку­да беру­щи­е­ся силы, что­бы за день прой­ти 15 км в гору и на зубах дотя­нуть до вер­ши­ны. Да и вооб­ще – за все пре­бы­ва­ние на Афоне из нашей огром­ной аптеч­ки при­го­дил­ся толь­ко пла­стырь для мозо­лей. В осталь­ном – ни цара­пи­ны, хотя тут столь­ко опас­ных пере­хо­дов, где мож­но вооб­ще костей не собрать. Не ина­че как Бог хра­нил. На одном из сай­тов с отзы­ва­ми мы про­чи­та­ли такую мысль, дескать кем мы себя возо­мни­ли? – пра­во поме­реть на этой Свя­той Зем­ле нуж­но еще заслужить.

Хоть у меня и не вышло пого­во­рить по душам со стар­ца­ми и духов­ни­ка­ми, но про­грам­му визи­та счи­таю абсо­лют­но выпол­нен­ной и пони­маю, что рано или позд­но обя­за­тель­но сюда вер­нусь, но уже с кон­крет­ны­ми вопро­са­ми для обсуж­де­ния, зная кому имен­но хотел бы их задать.

То внут­рен­нее бла­го­ден­ствие и рав­но­ве­сие, кото­рое уда­лось полу­чить за эти 5 дней, пол­но­стью изо­ли­ро­ван­ных от этой сует­ной пла­нет­ки, — я его чув­ствую внут­ри себя и поста­ра­юсь как мож­но доль­ше не рас­плес­кать, бегая в суе­те по род­ной Москве.

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки