17

Правило 18

19

О нарушениях диаконами богослужебной дисциплины и их положении в иерархии.

Дошло до святого и великого Собора, что в некоторых местах и городах диаконы преподают пресвитерам Евхаристию, тогда как ни правило, ни обычай не заповедали о том, чтобы не имеющие власти совершать приношение преподавали Тело Христово приносящим. Сделалось известным также и то, что некоторые из диаконов касаются Евхаристии даже прежде епископов. Итак, пусть все это будет пресечено, и диаконы да пребывают в своих пределах, зная, что они – служители епископа и ниже пресвитеров. Пусть они принимают Евхаристию по порядку, после пресвитеров, от преподающего ее им епископа или пресвитера. Более того, да не будет позволено диаконам сидеть среди пресвитеров, ибо это противоречит правилу и порядку. Если же кто-либо не захочет повиноваться и после этих определений, да будет лишен диаконства.

Ἦλθεν εἰς τὴν ἁγίαν καὶ μεγάλην σύνοδον, ὅτι ἔν τισι τόποις καὶ πόλεσι, τοῖς πρεσβυτέροις τὴν εὐχαριστίαν οἱ διάκονοι διδόασιν· ὅπερ οὔτε ὁ κανών, οὔτε ἡ συνήθεια παρέδωκε, τοὺς ἐξουσίαν μὴ ἔχοντας προσφέρειν, τοῖς προσφέρουσι διδόναι τὸ σῶμα τοῦ Χριστοῦ. Κἀκεῖνο δὲ ἐγνωρίσθη, ὅτι ἤδη τινὲς τῶν διακόνων καὶ πρὸ τῶν ἐπισκόπων τῆς εὐχαριστίας ἅπτονται. Ταῦτα οὖν πάντα περιῃρείσθω, καὶ ἐμμενέτωσαν οἱ διάκονοι τοῖς ἰδίοις μέτροις, εἰδότες, ὅτι, τοῦ μὲν ἐπισκόπου ὑπηρέται εἰσί, τῶν δὲ πρεσβυτέρων ἐλάττους. Λαμβανέτωσαν δὲ κατὰ τὴν τάξιν τὴν εὐχαριστίαν μετὰ τοὺς πρεσβυτέρους, ἢ τοῦ ἐπισκόπου μεταδιδόντος αὐτοῖς, ἢ τοῦ πρεσβυτέρου. Ἀλλὰ μηδὲ καθῆσθαι ἐν μέσῳ τῶν πρεσβυτέρων ἐξέστω τοῖς διακόνοις· παρὰ κανόνα γάρ, καὶ παρὰ τάξιν ἐστὶ τὸ γινόμενον. Εἰ δέ τις μὴ θέλοι πειθαρχεῖν καὶ μετὰ τούτους τοὺς ὅρους, πεπαύσθω τῆς διακονίας.

Толкования

Зонара. Весьма необходимо соблюдать благочиние повсюду, а особенно в священных предметах и лицам совершающим святыню. Посему-то этим правилом исправлено дело, бывшее не по чину; ибо не по чину было то, что диаконы преподавали священникам святые дары, и прежде них, или даже и епископа приобщались. Посему правило повелевает, чтобы сего впредь не было, чтобы каждый знал свою меру, чтобы диаконы знали, что они в священных действиях суть слуги епископов, как научает их о том самое наименование их, и что пресвитерский сан выше в сравнении с саном диаконов. Итак, каким же образом меньшие будут преподавать евхаристию большим, и не могущие приносить приносящим? Ибо, по слову великого Апостола, без всякого прекословия меньшее от большего благословляется (Евр.7:7). Итак, святый собор определяет, чтобы приобщались прежде пресвитеры, а потом диаконы, когда пресвитеры, или епископы преподают им святое тело и кровь Господа. Запрещает правило диакону и садиться среди пресвитеров, так как это бывает не по правилу и не по чину, а тех, которые не слушаются, повелевает лишить диаконства.

Аристен. Диаконы да пребывают в своей мере, и да не преподают евхаристию пресвитерам, и да не касаются ея прежде их, и да не садятся среди пресвитеров. Ибо противно правилу и благочинию, если бы случилось что-либо таковое. Настоящее правило исправляет, нашедши нечто может быть неприличное и неблагочинное, бывающее в некоторых городах, и определяет, чтобы никто из диаконов не преподавал пресвитерам божественного причащения, и чтобы они не прикасались причащения первым, но после пресвитеров принимали сию евхаристию или от епископа, или от пресвитера, и чтобы они не садились между пресвитерами, дабы не оказалось, что они сидят выше их.

Вальсамон. Что велик сан священников и еще больше сан епископов, и что они должны иметь преимущество чести пред диаконами, это видно из самых действий; ибо одним служат, а другие сами служат. Итак, каким же образом приемлющие служение не должны иметь преимущества чести пред служащими? А как некоторые диаконы, говорит правило, в некоторых городах, нарушая порядок, приобщаются прежде епископов, и преподают евхаристию пресвитерам, и вообще долженствующие принимать освящение от епископов и священников, (потому что и Апостол говорит: меньшее от большего благословляется), не пребывают в данных пределах, и в собраниях садятся среди священников; – то по всему сему определено, чтобы диаконы приобщаемы были от епископа, или пресвитера, и удостаиваемы были святых Таин после священников, и не садились среди пресвитеров, в противном случае не повинующиеся сему должны быть лишены диаконства. Согласно с таким определением этого правила не дозволяется диаконам приобщаться прежде епископов, или преподавать евхаристию, то есть святые тайны, пресвитерам, и во святом алтаре диакону садиться среди священников. Но мы видим в действительности, что некоторые из церковных диаконов, в собраниях вне храма, садятся выше пресвитеров. Я думаю, что это бывает потому, что они имеют начальственные должности, ибо одни только те, кои удостоены от патриарха начальственных церковных должностей, садятся выше священников. Но и это делается неправильно. Прочти 7‑е правило 6‑го собора. А хартофилакс святейшей великой церкви, в собраниях, кроме синода, садится выше не только священников, но и архиереев, по повелению достославного царя господина Алексия Комнина, в котором говорится следующее: «Святейший Владыко, мое царское величество, в попечениях о церковном благоукрашении стремясь к утверждению благочиния и во всем государстве, а особенно прилагая старание о том, чтобы в делах божественных действовало сие благочиние, желает и благоизволяет, чтобы преимущества изначала установленные для каждой церковной степени и доныне действующее устройство их было и оставалось неизменным и на последующее время, ибо оно принято за столько лет, действовало в продолжение долгого времени, укрепилось как неизменное переходами от одного к другому даже доныне, и утвердилось хорошо. А как ныне мое царское величество узнало, что некоторые архиереи из соревнования пытаются умалить преимущество хартофилакса, и, выставляя на вид правила, – ими доказывают, что он не должен садиться выше архиереев, когда им должно собираться для какого-нибудь дела, и сидеть с ними вместе прежде входа твоей святыни; – то моему царскому величеству показалось не сносным, чтобы дело одобрявшееся в течение столь долгого времени и принятое вследствие долговременного молчания как прежними патриархами, так и другими архиереями, и даже теми самыми, которые ныне неосновательно против него спорят, – чтобы такое дело было отменено, как излишнее и отложено, как совершаемое по небрежению. Итак, определяется, что это дело основательное и вполне справедливое. И благо было бы, если бы архиереи и впредь не колебали недвижимое и узаконенное отцами, но как бы удерживали от изменения то, что и ими самими признано угодным чрез их долговременное молчание и чрез сохранение этого дела доныне. И благодарение им за то, что, отложив препирательство, предпочли мир. Но если некоторые из них, ревнуя о букве правила (ибо от смысла его отступили далеко), и еще будут стараться исполнить свое желание, и порядок не добрым образом будут превращать в бесчиние; то мое царское величество соизволяет истолковать и разъяснить состав правила, который весьма удобно может быть открыт и хорошо распознан теми, кои углубляются в точный разум и осязают каноническую мысль. Это самое правило угрожает епитимиею и архиереям: почему, зная правило и тщательно исполняя букву его, неосновательно обманывали они свою совесть, и с нарушением правила терпели и одобряли, что сидели ниже прежних хартофилаксов? В возмездие за пренебрежение священных правил мое царское величество повелевает таковым удалиться к своим церквам, и в сем случае точно сообразуясь с церковным правилом, и в отмщение пренебрегающим правила выводя те же самые священные правила. Ибо таким образом и архиереи, предстоятельствующие на западе, долгое время не заботившиеся о вверенных им паствах и управлявшие ими не по надлежащему, но могут говорить, что ярость врагов, свирепствующая на востоке, достигла и до них, и что вследствие сего они лишились возможности иметь надзор за словесными овцами. И таким образом, устроив сие дело, мое царское величество суждение об исполнении его предоставляет им самим. – Кроме сего дошло до слуха моего и то, что некоторых, избранных в церкви на бывающих выборах, обходят и им предпочитают других, может быть – и возрастом младших, и по образу жизни им не равняющихся, и для церкви не много потрудившихся. И это дело кажется недостойно священного собора архиереев. Посему мое царское величество боголюбиво и вместе царственно требует от всех не обращать в шутку того, чем не должно шутить, и в божественных делах не руководиться страстию. Ибо где душа находится в опасности, там о чем ином можно прилагать попечение? Тех должно предпочитать другим и в избраниях давать предпочтение, которые вместе с словом украшены и жизнию безукоризненною, или тех, у которых, при недостатке слова, восполняется недостающее долговременною службою и многими трудами для церкви. Ибо таким образом они будут производить основательные избрания и свои души не подвергнут осуждению, так как производят избрания пред Богом».

Славянская кормчая. (Ник. 13). Диаконом священнического не творити, ниже председати их. Диакони в своих мерилах да пребывают, да ни просфир проскомисают, ни причащения пресвитером да не дают, ни прежде их к святыни да не прикасаются: и посреде пресвитер, да не седают; чрез правило бо есть, и бесчинно, аще что таково будет.

Толкование. Се правило святии отцы изложиша, не лепотно нечто и бесчинно обретше, в неких градах бываемо исправляют: и повелевают диаконом, никакоже приношение приносити; сиречь, просфиры не проскомисовати, ни даяти пресвитером божественного причащения, ни прежде тех прикасатися, но по пресвитерах таковое благодарение восприимати им, или от епископа, или от пресвитера: ни посреде же пресвитер седати, да не седяще выше их, честнейше мнятся быти; себо есть бесчинно. Аще же кто не останется сего, правилом сим да извержется.

Толкование еп. Никодима (Милаша). См. по ссылке.

Толкование архиеп. Петра (Л’Юилье). См. по ссылке.

Пидалион или «Греческая кормчая книга». См. по ссылке.

Комментировать