Развод: трагедия освобождения?

про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воро­бьев

Оглав­ле­ние


Как пока­зы­вает ста­ти­стика, коли­че­ство раз­во­дов в нашей стране неуклонно растет. 40% раз­во­дов при­хо­дится на первые 4 года сов­мест­ной жизни, наи­боль­шее коли­че­ство браков рас­па­да­ется у людей в воз­расте 18–35 лет, каждый второй брак в России закан­чи­ва­ется раз­во­дом – за этими сухими циф­рами стоят неудав­ши­еся чело­ве­че­ские судьбы, бро­шен­ные дети. К сожа­ле­нию, эта беда каса­ется и пра­во­слав­ных людей – вен­ча­ние не всегда ока­зы­ва­ется зало­гом счаст­ли­вой семей­ной жизни.

О про­блеме раз­во­дов мы решили пого­во­рить с про­то­и­е­реем Вла­ди­ми­ром Воро­бье­вым, насто­я­те­лем храма свя­ти­теля Нико­лая Чудо­творца в Куз­не­цах, рек­то­ром Свято-Тихо­нов­ского Пра­во­слав­ного уни­вер­си­тета.

Развод – сви­де­тель­ство о смерти

– Как Вы дума­ете, развод – это тра­ге­дия или празд­ник сво­боды? Благо или зло?

– Конечно, развод хри­сти­ан­ской (да и любой) семьи – это ника­кой не празд­ник сво­боды, а беда и… духов­ная смерть обоих супру­гов, ведь семья явля­ется единым орга­низ­мом. А когда уми­рает любой орга­низм, это всегда тра­ге­дия.

Но часто слу­ча­ется, что брак уже фак­ти­че­ски рас­пался, убитый гре­хами супру­гов. И его насиль­ствен­ное соеди­не­ние просто невоз­можно, даже опасно. Для таких пар развод дей­стви­тельно явля­ется осво­бож­де­нием.

– Это мало у кого вызы­вает сомне­ние. Но, не так давно, бесе­дуя в школе со стар­ше­класс­ни­ками, я услы­шал неожи­дан­ный вопрос, на кото­рый хоте­лось бы услы­шать именно Ваш ответ: мама и папа у маль­чика – вен­чан­ная пара. Но, к сожа­ле­нию, через неко­то­рое время папа начал сильно выпи­вать. Как Вы дума­ете, стоит ли раз­во­диться этим людям? Или мама все же сможет спасти папу, выта­щить его из алко­голь­ной ямы?

– В данной ситу­а­ции надо раз­би­раться подробно. Однако, судя по всему, спасти этого несчаст­ного чело­века может лишь Гос­подь и соб­ствен­ная супруга. В данном вопросе есть особая глу­бина. Ведь в мире дей­ствует Про­мысл Божий, кото­рый зача­стую направ­ляет зло во благо.

Суще­ствует рас­хо­жая пого­ворка: «Не согре­шишь – не пока­ешься», и она, поверьте, появи­лась не слу­чайно. Без­условно, это вовсе не озна­чает, что для пока­я­ния надо спе­ци­ально гре­шить.

Я думаю, глу­бин­ный смысл этой фразы в том, что грех часто так трав­ми­рует, так тре­во­жит душу, что чело­век ока­зы­ва­ется более близ­ким к пока­я­нию, чем в еван­гель­ской притче, где бла­го­по­луч­ный фари­сей с ока­ме­нен­ным серд­цем, кото­рый, согласно Еван­ге­лию, молился так: «Боже! бла­го­дарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, гра­би­тели, обид­чики, пре­лю­бо­деи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю деся­тую часть из всего, что при­об­ре­таю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже под­нять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, гово­рил: Боже! будь мило­стив ко мне греш­нику!» (Еван­ге­лие от Луки, глава 18 стихи 11–13).

Поэтому я пола­гаю, не нужно путать те обсто­я­тель­ства, кото­рые при­вели ко греху, с его сутью, не сме­ши­вать повод с при­чи­ной.

Напри­мер, ответьте мне одно­значно на вопрос, явля­ется ли убий­ство грехом? Первый порыв отве­тить: «Есте­ственно, да!» Хорошо, задам второй вопрос: «А если вы убили бан­дита, защи­щая от него жен­щину с ребен­ком«? Ответ уже не так оче­ви­ден… Есте­ственно, с точки зрения Пра­во­слав­ной Церкви, грехом и злом явля­ется любое убий­ство, но, я думаю, суд Божий будет зави­сеть от моти­ва­ции убийцы… Одно дело – огра­бить инкас­са­тор­ский бро­не­вик ради наживы, а другое – защи­щать на войне женщин и детей. Или мы, следуя фило­со­фии Льва Нико­ла­е­вича Тол­стого, должны не сопро­тив­ляться злу и греху наси­лием, даже если наси­лию под­вер­га­ется твоя мать, супруга, сестра?..

Так и в случае раз­вода: само по себе рас­тор­же­ние брака – это зло.

Но очень часто оно явля­ется, напри­мер, след­ствием измены одного из супру­гов. Поэтому Сам Гос­подь гово­рит, что един­ствен­ный повод для раз­вода – это измена (см. Еван­ге­лие от Матфея, глава 19, стих 9). Или если муж при­хо­дит домой пьяный и изби­вает жену, кто же может ска­зать ей: «Терпи, потому что ты вен­чан­ная»? Какой же это брак? Развод здесь ника­кое не благо и не убий­ство семьи, а просто кон­ста­та­ция давней или недав­ней ее смерти.

Счаст­ливы по-своему?

– Кстати, Вы упо­мя­нули Тол­стого, у кото­рого есть извест­ная фраза, что все счаст­ли­вые семьи – счаст­ливы оди­на­ково, а все несчаст­ные – несчастны по-раз­ному. Можно ли все же под­ве­сти общий зна­ме­на­тель под при­чи­нами раз­во­дов?

– Дей­стви­тельно, в самом начале романа «Анна Каре­нина» Тол­стой напи­сал такие слова, но, я думаю, это обыч­ный лите­ра­тур­ный прием. На самом деле, и счаст­ли­вые семьи могут быть счаст­ливы совер­шенно по-раз­ному. Я думаю, общим зна­ме­на­те­лем раз­вода явля­ется отсут­ствие любви.

Когда исся­кает любовь, начи­на­ется про­цесс уми­ра­ния семьи. Это может про­ис­хо­дить, опять же, по-раз­ному: ужас­ные отно­ше­ния между супру­гами, измена или непо­треб­ное пове­де­ние одного из них. Напри­мер, муж начи­нает пьян­ство­вать и, тем самым, делает их жизнь пыткой, хотя его, муж­чину, никто не оби­жает. Или, наобо­рот, непо­требно ведет себя жена. Вари­ан­тов масса, но всегда есть оску­де­ние, уход, потеря любви.

– А как, по Вашему мнению, удер­жать любовь, не допу­стить ее оску­де­ния?

– Апо­стол Иоанн в пись­мах к первым хри­сти­а­нам – своим уче­ни­кам напи­сал такие слова: «Бог есть любовь» (1 Посла­ние апо­стола Иоанна глава 4, стих 8). Поэтому под­лин­ная любовь имеет Боже­ствен­ную При­роду, и ею чело­век живет лишь по дару Божьему. В рус­ском языке словом «любовь» назы­вают самые разные про­яв­ле­ния вза­и­мо­от­но­ше­ния полов. Ведь, согла­си­тесь, можно любить моро­же­ное, а можно – жену.

Но в гре­че­ском языке, на кото­ром и напи­сано Еван­ге­лие, есть несколько слов, обо­зна­ча­ю­щих любовь. Гос­подь и апо­столы, говоря об отно­ше­ниях в браке, упо­треб­ляют наиме­но­ва­ние «агапе». Источ­ни­ком такой любви явля­ется Бог.

Да, влюб­лен­ность, поло­вое вле­че­ние – есте­ственно, однако оно быстро про­хо­дит. Это нор­маль­ные, но вре­мен­ные чув­ства. Они похожи на кра­си­вый и яркий цветок, кото­рый суще­ствует лишь для того, чтобы дальше появился плод. Посмот­рите, как кра­сиво цветут яблони, но кушаем-то мы не эту кра­соту, а яблоки. В семей­ной жизни таким съе­доб­ным плодом явля­ется любовь. Ее даже нельзя назвать чув­ством. Под­лин­ная любовь – это устро­е­ние сердца, бла­го­дат­ный Божий дар. Она бес­ко­рыстна, она отдает себя дру­гому, поэтому у нее жерт­вен­ная, крест­ная при­рода.

Посмот­рите на пример святых: такие люди любили всех, весь мир – и добрых, и злых. Чело­век, име­ю­щий насто­я­щую любовь, может пожерт­во­вать всем, даже собой, ради совер­шенно незна­комца. С ее помо­щью супруги ста­но­вятся единым духов­ным орга­низ­мом. Дар такой любви они полу­чают в Таин­стве Брака или Вен­ча­ния.

– Воз­можно, я задам наив­ный вопрос, однако, он инте­ре­сует многих людей. Дело в том, что у меня есть много зна­ко­мых, кото­рые после Вен­ча­ния раз­во­дятся бук­вально через год или два. Полу­ча­ется, в Таин­стве Брака Гос­подь не дает гаран­тии долгой и счаст­ли­вой семей­ной жизни в любви и согла­сии? Но почему?

– Гос­подь вообще ника­ких гаран­тий не дает, потому что Он дал чело­веку сво­боду воли, а подоб­ный «стра­хо­вой полис» свыше лишил бы нас ее.

Любое Таин­ство, в том числе и Вен­ча­ние, дает бла­го­дать, кото­рую чело­век при­ни­мает созна­тельно и сво­бодно. Таин­ство Брака соеди­няет людей воедино, в один духов­ный орга­низм – семью. Причем, этот дар обла­дает свой­ством веч­но­сти. Но чело­век по своей сво­бод­ной воле может взять и раз­ру­шить то, что полу­чил. И тогда можно лишь кон­ста­ти­ро­вать, что брака нет.

Ту бла­го­дать, тот дар, кото­рый супруги полу­чают в Таин­стве Брака, можно срав­нить со свеч­кой, с малень­ким огонь­ком, кото­рый можно поту­шить и рас­топ­тать, а можно беречь, пока из него не раз­го­рится костер. Поэтому само по себе Вен­ча­ние ничего не гаран­ти­рует, так же как и Таин­ство Кре­ще­ния не гаран­ти­рует при­чис­ле­ния к лику святых. Просто Гос­подь дал нам такую воз­мож­ность, такой дар – родиться в новую жизнь, стать если не свя­тыми, то доб­рыми и бла­го­род­ными людьми.

Посмот­рите на физи­че­ское рож­де­ние: сам по себе этот радост­ный факт вовсе не озна­чает, что чело­век не будет болеть и без­бедно жить. Для того чтобы он вырос, мла­денца нужно питать, беречь, забо­титься, а если вдруг забо­леет – лечить. Так и бла­го­дать, полу­чен­ную в любом Таин­стве, нужно «вырас­тить».

«Насильно мил не будешь»

– Отец Вла­ди­мир, а если подойти к этому вопросу с другой сто­роны: почему многие семьи, не вен­ча­ясь, не имея этого огонька, более того, иногда даже без штампа в пас­порте живут в «граж­дан­ском браке» до конца своих дней и любят друг друга?

– Такие семьи, без­условно, есть, и мне, как свя­щен­нику, часто при­хо­ди­лось с ними общаться. Но в чем осо­бен­ность таких семей? Мас­сово они стали появ­ляться в XX веке, когда при совет­ской власти люди поте­ряли веру в Бога. Однако под­со­зна­тельно супруги жили по-хри­сти­ан­ски и сохра­няли тра­ди­ции хри­сти­ан­ской нрав­ствен­но­сти, достав­ши­еся им от веру­ю­щих роди­те­лей, кото­рые жили в доре­во­лю­ци­он­ное время, в другую эпоху. Несмотря на то, что в совет­ские вре­мена такие браки не вен­ча­лись (да и при жела­нии совер­шить Таин­ство, в то время это было крайне затруд­ни­тельно), они жили пол­но­цен­ной семей­ной жизнью, супруги были верны друг другу, хорошо вос­пи­ты­вали своих детей.

Такие пары можно лишь похва­лить, и Цер­ковь не назы­вает их блуд­ни­ками, а при­знает их союз закон­ным браком. Но одно­вре­менно Цер­ковь про­еци­рует его в веч­ность, и ставит вопрос: «А какова же будет судьба данной семьи за пре­де­лами земной жизни?» И отве­чает: «Да, есть пре­крас­ные, любя­щие друг друга люди, но ведь они не верят в Бога, в жизнь после смерти. Так можем ли мы наде­яться, что после своей кон­чины они попа­дут в рай, в кото­рый они сами не верят?» Вряд ли. Есть заме­ча­тель­ная пого­ворка: «Насильно мил не будешь», и Гос­подь никого не тащит насильно в рай. Если люди доб­ро­вольно отка­за­лись от Бога здесь, почему Гос­подь там станет пре­не­бре­гать их сво­бод­ным выбо­ром и тре­бо­вать от них веры?

Именно поэтому, несмотря на добрую и высо­ко­нрав­ствен­ную жизнь супру­гов на земле, такой брак, такая любовь не входит в веч­ность. Здесь она и оста­ется, воз­можно, только лишь в памяти род­ствен­ни­ков и друзей. Пока люди были живы – брак суще­ство­вал, а после смерти пре­кра­тился, потому что они сами не могли и не хотели дать своему союзу вечное изме­ре­ние. Только лишь в этом отли­чие бла­го­по­луч­ного «граж­дан­ского брака» от такого же, но освя­щен­ного Цер­ко­вью.

– Но, Вы гово­рили, что если супруги веру­ю­щие и брак освя­щен Цер­ко­вью, это вовсе не озна­чает, что их союз будет вечным…

– Чтобы лучше понять смысл хри­сти­ан­ского брака, почему под­лин­ная любовь между веру­ю­щими супру­гами пре­бы­вает вовек, лучше обра­титься к исто­рии Церкви. Сего­дня Вен­ча­ние многие вос­при­ни­мают просто как кра­си­вое и пышное пред­став­ле­ние. Однако в первые века исто­рии Церкви оно совер­ша­лось совсем по-дру­гому. Люди, всту­па­ю­щие в брак, полу­чив бла­го­сло­ве­ние епи­скопа или свя­щен­ника, объ­яв­ляли о своем реше­нии перед веру­ю­щими на Литур­гии, при­ча­ща­лись, а в это время цер­ков­ная община моли­лась за них. То есть с пер­вого же момента браку дава­лось евха­ри­сти­че­ское изме­ре­ние.

– А что значит «евха­ри­сти­че­ское изме­ре­ние»?

– Евха­ри­стия – вер­шина бого­слу­же­ния и его самая глав­ная часть. А в самом начале Евха­ри­стии (Литур­гии) свя­щен­ник про­из­но­сит такие слова: «Бла­го­сло­венно Цар­ство Отца и Сына, и Свя­того Духа ныне и присно и во веки веков». Что они озна­чают? Цар­ство Божие, каза­лось бы, такое дале­кое и недо­ся­га­е­мое, спу­сти­лась сюда, на землю. И в момент самого при­ча­ще­ния Тела и Крови Христа свя­щен­ник гово­рит, что это при­ча­стие чело­век при­ни­мает «в жизнь вечную».

То есть уже здесь, на земле, люди ста­но­вятся «граж­да­нами» веч­ного Цар­ства Божьего. И супруги, при­ча­ща­ю­щи­еся на Литур­гии, не исклю­че­ние: их брак полу­чает вечное изме­ре­ние – отныне они всегда будут вместе, даже после смерти. Дей­стви­тельно, если они всей душой и серд­цем, всеми жела­ни­ями и помыс­лами устрем­лены к Богу и хотят вечно быть вместе, неужели Гос­подь их там раз­ве­дет?!

Когда уже не празд­ник…

– А если вен­чан­ный чело­век женится или выхо­дит замуж второй раз?

– Он раз­ру­шает един­ство, теряет ту бла­го­дать, кото­рую дал ему Гос­подь. Цер­ковь нико­гда не при­вет­ство­вала раз­воды и повтор­ные браки, а если и раз­ре­шала, то лишь из чело­ве­че­ской немощи, по слову апо­стола Павла: «Если не могут воз­дер­жаться, пусть всту­пают в брак; ибо лучше всту­пить в брак, нежели раз­жи­гаться» (1Кор.7:9).

Однако это нис­хож­де­ние всегда сопро­вож­дала епи­ти­мья – отлу­че­ние от При­ча­стия мини­мум на год. Посмот­рите чино­по­сле­до­ва­ние вто­рого вен­ча­ния. Это уже не празд­ник, а сплош­ные пока­ян­ные молитвы… Ведь чело­век нару­шил свои обе­ща­ния. Во время Таин­ства Брака он просил и полу­чил от Бога дар, но попрал его, изме­нил. Эта измена заклю­ча­ется в недо­статке веры и любви. Именно поэтому, вен­ча­ясь второй раз, чело­век не раду­ется, а кается.

– Кто, по Вашему мнению, чаще вино­ват в раз­воде: муж­чина или жен­щина?

– Конечно, как пра­вило, развод – это вина двоих, хотя не редко и одного. Напри­мер, муж изме­няет жене. Она его любит, пыта­ется постро­ить семью, а он живет на две семьи. В ком при­чина? Думаю, в муж­чине. И здесь жен­щина должна либо сми­ряться, согла­ситься жить на две семьи, либо, как делают боль­шин­ство, раз­во­диться. Бывает, наобо­рот, муж хоро­ший семья­нин, а жен­щина – «раз­гу­ляй». Так что одно­значно отве­тить на этот вопрос нельзя.

С одной сто­роны, мужчин в России намного меньше, чем женщин, но послед­ние, навер­ное, больше доро­жат семей­ной жизнью. С другой сто­роны, одной из основ­ных причин потери ста­биль­но­сти семей­ной жизни явля­ется эман­си­па­ция женщин, поня­тая как фор­маль­ное урав­ни­ва­ние их прав. Поэтому, жен­щины пере­стали пони­мать по-хри­сти­ан­ски свою роль в семье и стре­мятся только к юри­ди­че­скому равен­ству с муж­чи­нами.

– Хри­стос указал лишь одну при­чину для раз­вода – измену. Почему же, чем дальше раз­ви­ва­лась и росла Цер­ковь, тем этих причин ста­но­ви­лось всё больше? Сейчас, по-моему, их уже несколько десят­ков…

– Пра­во­слав­ная Цер­ковь отно­сится к раз­во­дам, конечно, отри­ца­тельно, но по факту, в пас­тыр­ской прак­тике она довольно-таки легко сего­дня при­ни­мает то, что суще­ствует: ника­ких серьез­ных пре­ще­ний (нака­за­ний) на тех, кто раз­во­дится, не накла­ды­ва­ется.

Случаи повтор­ного Вен­ча­ния и вступ­ле­ния в брак встре­ча­ются довольно часто. Нельзя ска­зать, что Цер­ковь пота­кает этому, но, во всяком случае, преж­ней еван­гель­ской стро­го­сти нет.

Я думаю, при­чи­ной этого явля­ется XX век, когда в усло­виях гоне­ний Цер­ковь не могла адек­ватно реа­ги­ро­вать на про­ис­хо­дя­щие изме­не­ния в созна­нии обще­ства: те, кто еще недавно учился в духов­ных семи­на­риях, начали стре­лять в иконы… Цер­ков­ной реак­ции на это в усло­виях гоне­ний, по понят­ной при­чине быть не могло. А сего­дня, после того, как в XX веке люди уже defacto при­выкли к суще­ству­ю­щему поло­же­нию, очень трудно воз­вра­титься к кано­ни­че­ским нормам. Я считаю, в нашей Церкви этот вопрос до сих пор по-насто­я­щему не ста­вился и не раз­би­рался.

– В загсе есть юри­ди­че­ская про­це­дура рос­писи и раз­вода. А в Церкви – Таин­ство Вен­ча­ния. А если люди раз­во­дятся, про­ис­хо­дит ли в храме про­це­дура раз­вен­ча­ния? Если нет, почему?

– В Церкви не суще­ствует про­це­дуры «раз­вен­ча­ния».

Цер­ков­ные Таин­ства сози­дают жизнь, но среди них нет ни одного, при­зван­ного раз­ру­шить ее. И в храме про­ис­хо­дит не про­це­дура рос­писи, а именно Таин­ство, и это не Таин­ство Вен­ча­ния, а Таин­ство Брака. Рос­пись, заве­ря­е­мая госу­дар­ствен­ным слу­жа­щим загса – это дого­вор, кото­рый можно рас­торг­нуть в любое время. А при­рода Таин­ства совер­шенно иная. Поэтому ника­кого «таин­ства раз­вен­ча­ния» не суще­ствует.

Сту­ден­че­ский аль­ма­нах пра­во­слав­ного мис­си­о­нера «При­зва­ние» № 8, 2011.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки