Религиозное чувство, промысл Божий и духовное призвание

архи­епи­скоп Афа­на­сий (Мартос, 1904–1983)

Оглав­ле­ние


Рели­ги­оз­ное чув­ство и его раз­ви­тие

Вопрос о раз­ви­тии рели­ги­оз­ного чув­ства в чело­веке всегда был актуа­лен, а в наше время он стал жиз­ненно неот­лож­ным. В былые вре­мена, он стоял на первом месте в семье и школе, но теперь им пере­стали инте­ре­со­ваться, как уста­ре­лым, не совре­мен­ным и не заслу­жи­ва­ю­щим вни­ма­ния совре­мен­ного обще­ства осо­бенно в хри­сти­ан­ских стра­нах. Этот важный житей­ский вопрос заме­нен пошлым, раз­нуз­дан­ным сексом, сни­жа­ю­щим духов­ный и мораль­ный уро­вень чело­ве­че­ства. В спеш­ном порядке про­во­дится тем­ными силами под­го­товка и пси­хо­ло­ги­че­ская обра­ботка дет­ских и взрос­лых душ для при­ня­тия Анти­хри­ста. Без­ве­рие, нрав­ствен­ная пош­лость и атеизм рас­ши­ряют свои щупальцы по земле, охва­ты­вая все больше и больше людей обоего пола, осо­бенно моло­дежь. При­бли­жа­ется время, пред­ска­зан­ное Хри­стом Спа­си­те­лем, что, когда Он придет вто­рично на землю судить людей: “найдет ли веру на земле?” (Лук.18:8).

В этом тра­ги­че­ском про­цессе бого­от­ступ­ни­че­ства и дехри­сти­а­ни­за­ции хри­сти­ан­ского обще­ства уро­ду­ется чело­ве­че­ская при­рода лич­но­сти, кото­рая состоит из двух начал: физи­че­ского и духов­ного, то есть, тела и души. Эти начала, нахо­дясь в тесной связи между собою, состав­ляют живого чело­века. Пре­об­ла­да­ние одного из этих начал над другим, нару­шает гар­мо­нию чело­ве­че­ской при­роды. Совре­мен­ный же про­цесс бого­от­ступ­ни­че­ства раз­ви­вает и укреп­ляет физи­че­ское начало, т.е. плоть, а подав­ляет его духов­ное, вслед­ствие чего совер­ша­ется деге­не­ра­ция чело­ве­че­ства в миро­вом мас­штабе.

По мнению многих пси­хо­ло­гов, рели­ги­оз­ное начало, или рели­ги­оз­ное чув­ство, при­суще каж­дому чело­веку вообще. Оно таится где-то в глу­бине чело­ве­че­ского суще­ства со дня рож­де­ния и раз­ви­ва­ется наравне со всеми его спо­соб­но­стями и чув­ствами. Поэтому, лишь только появ­ля­ется у ребенка созна­тель­ность, сейчас же он обна­ру­жи­вает живой инте­рес к Богу, познать Кото­рого он стре­мится. Момент, когда впер­вые такой инте­рес про­буж­да­ется, нахо­дится в тесной связи с инди­ви­ду­аль­ными спо­соб­но­стями ребенка; но тот факт, что этот инте­рес присущ всем без исклю­че­ния детям, не под­ле­жит ника­кому сомне­нию.

Первые стра­ницы Библии повест­вуют, что Гос­подь Бог сотво­рил чело­века по образу Своему, “по образу Божию сотво­рил его; муж­чину и жен­щину сотво­рил их” (Быт.1:27). В другом месте той же свя­щен­ной Библии ска­зано: “и создал Гос­подь Бог чело­века из праха зем­ного и вдунул в лице его дыха­ние жизни, и стал чело­век душою живою” (Быт.2:7). В акте тво­ре­ния чело­века Гос­подь Бог создал пол­ного живого чело­века, состо­яв­шего из тела и души. Тело его создано из праха зем­ного и потому Гос­подь Бог сказал Адаму: “ибо прах ты и в прах воз­вра­тишься” (Быт.3:19); духов­ное же начало в чело­веке “воз­вра­тится к Богу, Кото­рый дал его” (Екк.12:7).

Гос­подь Бог, сотво­рив первых людей — Адама и Еву — уста­но­вил закон при­роды Своим пове­ле­нием: “пло­ди­тесь и раз­мно­жай­тесь, и напол­няйте землю и обла­дайте ею” (Быт.1:28). На осно­ва­нии этого закона, люди раз­мно­жа­ются дето­рож­де­нием. Рож­ден­ное дитя уна­сле­дует от своих роди­те­лей тело и душу, а также все чело­ве­че­ские каче­ства и спо­соб­но­сти, как равно черты харак­тера и внеш­ней кра­соты. Первый чело­век был создан Богом по образу и подо­бию Божию. Эти Боже­ствен­ные дары пере­хо­дят и на детей от роди­те­лей и на все после­ду­ю­щее потом­ство. В первом чело­веке обе­зья­ньего подо­бия не было, как нет его и во всем чело­ве­че­ском роде.

Все­мо­гу­щий Бог зажег искру рели­ги­оз­ной веры в душе Адама и Евы при их тво­ре­нии. От них рели­ги­оз­ное начало, или рели­ги­оз­ное чув­ство, пере­да­ется по наслед­ству от роди­те­лей к их детям и, таким обра­зом, охва­ты­вает всех людей, живших и живу­щих на земле. Ново­рож­ден­ный ребе­нок имеет в себе начало рели­ги­оз­ной веры в Бога. Нере­ли­ги­оз­ных детей нет, как нет и врож­ден­ных ате­и­стов, или без­бож­ни­ков. Нере­ли­ги­оз­ными или ате­и­стами ста­но­вятся в после­ду­ю­щие годы своей жизни под вли­я­нием неве­ру­ю­щих роди­те­лей, нере­ли­ги­оз­ной семьи, анти­ре­ли­ги­оз­ной окру­жа­ю­щей среды и недо­ста­точ­ного вос­пи­та­ния дома и в школе.

Врож­ден­ность рели­ги­оз­ного чув­ства выра­зи­тельно опре­де­лил один фило­соф сле­ду­ю­щими сло­вами: “Пер­во­быт­ный чело­век ни солнце, ни луну, ни звезды при­зна­вал богами, но Боже­ство при­зна­вал в солнце, луне и звез­дах, т.е. под вли­я­нием види­мых небес­ных светил врож­ден­ную идею рели­ги­оз­ного чув­ства вопло­тил в назван­ных све­ти­лах.”

Исто­рия чело­ве­че­ства сви­де­тель­ствует, что пол­ного отсут­ствия бого­по­чи­та­ния и стрем­ле­ния к обще­нию с Боже­ством нельзя ука­зать ни в одном чело­веке, за исклю­че­нием разве кре­ти­нов и иди­о­тов и т.п. пси­хи­че­ски ненор­маль­ных людей. Совре­мен­ные ате­и­сты тоже явля­ются боль­ными суще­ствами не только духовно, но и умственно.

Рели­ги­оз­ное чув­ство можно поте­рять вре­менно, затмивши или засы­павши его пеплом низ­мен­ных стра­стей, поро­ков и заблуж­де­ний ума, но совер­шенно уга­сить невоз­можно. Пороки и стра­сти при­во­дят греш­ника в такое состо­я­ние, кото­рое упо­доб­ляет чело­века бес­сло­вес­ному живот­ному и затме­вает в нем образ и подо­бие Божие. Своими силами такой чело­век спа­стись не может. Для него нужна спа­си­тель­ная бла­го­дать Божия. Она про­све­тит его разум и под­ни­мет на духов­ную высоту из бездны паде­ния. Однако, увле­че­ние анти­ре­ли­ги­оз­ной лите­ра­ту­рой, мате­ри­а­ли­сти­че­скими заблуж­де­ни­ями и поро­ками пре­пят­ствует дей­ствию спа­си­тель­ной бла­го­дати Божией. Ему нужно осво­бо­диться от этого и стать на свои ноги, опи­ра­ясь на свои силы и чув­ства. Ведь, Гос­подь Бог не хочет смерти греш­ника и дает ему Свою спа­си­тель­ную силу, но это совер­ша­ется тогда, когда греш­ник спо­со­бен при­нять эту силу.

Лишь только кос­ну­лась спа­си­тель­ная сила Божия пад­шего греш­ника, в душе его совер­ша­ется таин­ствен­ный пси­хи­че­ский пере­лом. В нем рас­се­и­ва­ется оку­ты­вав­ший его туман без­бо­жия, мате­ри­а­лизма и пороч­но­сти, и раз­го­ра­ется в душе его искра чистой веры в Бога, после чего он духовно воз­рож­да­ется и ста­но­вится веру­ю­щим хри­сти­а­ни­ном. Подоб­ных при­ме­ров обра­ще­ния исто­рия и дей­стви­тель­ная жизнь знает много. Вот при­меры: преп. Мария Еги­пет­ская, вос­пе­тый рус­скими были­нами Кудиар-раз­бой­ник и проч. Из насто­я­щей жизни нам известны многие случаи обра­ще­ния неве­ру­ю­щих к Богу, а также мораль­ного воз­рож­де­ния.

Наше рас­суж­де­ние о силе и дей­ствии рели­ги­оз­ного чув­ства, его при­роде и сущ­но­сти не явля­ется отвле­чен­ными и тео­ре­ти­че­скими поня­ти­ями. Оно осно­вано на духов­ном опыте в жизни подвиж­ни­ков, аске­тов и пра­вед­ных мужей и жен, уго­див­ших Богу. Свой духов­ный житей­ский опыт они засви­де­тель­ство­вали в своих тво­ре­ниях, повест­во­ва­ниях и подви­гах, кото­рые не под­ле­жат сомне­нию. Отри­цать это может только край­ний скеп­тик или ниги­лист, поте­ряв­ший всякую меру рас­судка или мыш­ле­ния.

Совре­мен­ные без­бож­ники, отверг­шие истину бытия Божия, как Творца все­лен­ной и всей твари, в том числе и чело­века, имеют свою веру, свою рели­гию, хотя и не при­знают ее тако­вой. Они веруют в мате­рию и соот­вет­ственно своему веро­вашю опре­де­ляют свое отно­ше­ние к ней. Но, при­зна­вая мате­рию, вместо истин­ного Бога, извра­щают свое рели­ги­оз­ное чув­ство, при­су­щее их чело­ве­че­ской при­роде. Вера в мате­рию явля­ется кар­ри­ка­ту­рой истин­ной рели­гии. Этой кар­ри­ка­ту­рой они запол­няют пустоту своей жизни духов­ной, обра­зо­вав­шу­юся вслед­ствие потери веры в Бога.

* * *

Раз­ви­тие рели­ги­оз­ного чув­ства у моло­дежи охва­ты­вает всю моло­дую жизнь чело­века, начи­ная с его дет­ского воз­раста. Оста­но­вимся вкратце на всех пери­о­дах дет­ской, отро­че­ской и юно­ше­ской веры в Бога.

В жизни каж­дого ребенка бывает такой период, когда ему кажется, что весь мир нахо­дится в полной зави­си­мо­сти от его роди­те­лей, осо­бенно от более дале­кого и несколько таин­ствен­ного отца, кото­рого можно оди­на­ково про­сить и о хоро­шей погоде, и об игруш­ках. Этот период есте­ственно при­хо­дит к концу, лишь только дитя к своему глу­бо­кому изум­ле­нию узнает из опыта, что все совер­ша­ется не только неза­ви­симо от роди­тель­ской воли, но даже иногда и вопреки ее. Вера во все­мо­гу­ще­ство роди­те­лей тогда орга­ни­че­ски пере­хо­дит у детей в веру во все­мо­гу­ще­ство Бога, первые све­де­ния о Кото­ром они полу­чают от стар­ших. Узнавши о новой неви­ди­мой силе — о БОГЕ, создав­шем окру­жа­ю­щий мир и управ­ля­ю­щем им, дети начи­нают отно­ситься к Нему с бла­го­го­вей­ным стра­хом и глу­бо­кой верой, причем эта вера бывает у них еще очень наив­ная. Вслед­ствие своей наив­но­сти, дети часто обра­ща­ются к Богу с прось­бою о всяких мело­чах, как, напри­мер, просят празд­нич­ных подар­ков, игру­шек и т.п., наде­ясь, что их просьба непре­менно будет испол­нена и про­си­мое ими полу­чат.

Пред­став­ле­ние о Боге у детей ран­него воз­раста бывает весьма раз­но­об­разно. В этом деле нема­лую роль играет сте­пень дет­ской фан­та­зии. В педа­го­ги­че­ской лите­ра­туре нахо­дится много при­ме­ров того, как дети пред­став­ляют себе Бога. Так, напри­мер, одни из них вооб­ра­жают Бога в виде необык­но­венно огром­ного роста чело­века, Кото­рый, стоя на земле, может в то же время руками касаться обла­ков. Другие, наобо­рот, пред­став­ляют Его в виде осо­бого чело­ве­че­ского суще­ства, име­ю­щего спо­соб­ность про­ни­кать в ком­нату сквозь замоч­ную сква­жину. Слыша рас­сказы о том, что Бог живет на небе, дети думают, что Он живет по ту сто­рону голу­бого небес­ного свода, слу­жа­щего как бы полом Его жилища. По мнению одного маль­чика, Бог пре­бы­вает обык­но­венно близ самых обла­ков и про­гу­ли­ва­ется среди них, как в парке среди дере­вьев. Соот­вет­ственно своему пред­став­ле­нию о Боге, маль­чик, увидя свя­щен­ника с боро­дою, принял его за Бога и спро­сил: “Ты живешь на обла­ках?” Одной девочке каза­лось, что Бог живет посто­янно на одной звезде, а другая взби­ра­лась даже на высо­кую старую яблоню, где, по ее пред­по­ло­же­нию, Он живет, чтобы там Его наве­стить и выска­зать Ему свои поже­ла­ния.

Можно было бы при­ве­сти много и других при­ме­ров, но для нас, в данном случае, они не имеют осо­бен­ного зна­че­ния. Для нас явля­ется важным тот факт, что дети очень рано про­яв­ляют инте­рес к Богу, стре­мятся познать Его, но, не имея воз­мож­но­сти пред­ста­вить Его так, как пред­став­ляют взрос­лые, обык­но­венно обле­кают Его в те или иные земные формы, хорошо извест­ные детям. Этим объ­яс­ня­ется про­ис­хож­де­ние мате­ри­а­лизма в бого­сло­вии детей.

В этот период очень важно дать детям пра­виль­ное направ­ле­ние рели­ги­оз­ного мыш­ле­ния и пред­став­ле­ния о Боге. И эту высо­кую и ответ­ствен­ную роль за дет­ские души должны и обя­заны выпол­нить роди­тели, бабушки и вос­пи­та­тели. Совре­мен­ное вос­пи­та­ние детей при помощи теле­ви­зо­ров, кино­те­ат­ров и “комик­сов” при­чи­няет огром­ный вред дет­ским душам и извра­щает их рели­ги­оз­ное чув­ство, врож­ден­ное им. Дет­ская невин­ная душа упо­доб­ля­ется гри­фель­ной доске: что на ней напи­шешь, то и оста­нется, быть может, на всю жизнь. Хри­стос, Спа­си­тель наш, высоко ценил невин­ность дет­ских душ и ставил их в пример для взрос­лых. “и сказал Хри­стос: истинно говорю вам, если не обра­ти­тесь и не будете, как дети, не вой­дете в Цар­ство Небес­ное” (Мф.18:3).

Помимо дет­ской фан­та­зии, на раз­ви­тие понята у детей о БОГЕ влияет еще то обсто­я­тель­ство, в каком виде пред­став­ляют Его детям взрос­лые — роди­тели или вос­пи­та­тели. Если ребенку рисуют Бога в образе гроз­ного и суро­вого Вла­дыки, за малей­шие про­ступки тяжело кара­ю­щего винов­ного, то он так себе и пред­став­ляет Его. В этом нет ничего уди­ви­тель­ного, так как боязнь явля­ется спе­ци­фи­че­ской чертой дет­ского воз­раста, про­яв­ля­ю­щейся больше и чаще в раннем дет­стве, чем позже в юно­ше­стве. Непо­дат­ли­вое еще на воз­вы­шен­ные чув­ства дитя легко и сильно реа­ги­рует стра­хом на угрозы адских муче­ний, о кото­рых от имени Бога гово­рят ему взрос­лые. Подоб­ные же аргу­менты и угрозы детям часто упо­треб­ляют нерас­су­ди­тель­ные матери или вос­пи­та­тели. В деле вос­пи­та­ния такие угрозы при­но­сят иногда поло­жи­тель­ные резуль­таты, так как под их вли­я­нием дети исправ­ля­ются, ста­но­вятся лучше и более послуш­ными. Но с точки зрения рели­ги­оз­ного вос­пи­та­ния, такие приемы при­но­сят душев­ный вред детям, как раз­ви­ва­ю­щие у детей слиш­ком одно­сто­рон­нее поня­тие о Боге, как любя­щем Отце Небес­ном.

Более или менее около 13 года жизни окан­чи­ва­ется идил­лия дет­ского воз­раста, и дитя всту­пает в новую фазу своего раз­ви­тия, так назы­ва­е­мый пере­ход­ной воз­раст. Эта фаза иначе еще назы­ва­ется пубер­таль­ной и про­дол­жа­ется при­бли­зи­тельно до 17 лет. В южных и жарких стра­нах зем­ного шара эти даты несколько изме­ня­ются на год или два раньше. В тече­ние этого про­ме­жутка вре­мени совер­ша­ются у детей пере­мены, кото­рые каса­ются как их обще­фи­зи­че­ской, так и пси­хи­че­ской при­роды. Пере­мены эти бывают настолько суще­ственны и зна­чи­тельны, что чело­век за это время как бы наново рож­да­ется.

Наряду с этими обще­фи­зи­че­скими и пси­хи­че­скими пере­ме­нами видо­из­ме­ня­ется и дет­ская рели­ги­оз­ность. В этот период вре­мени дети пере­жи­вают два очень важных момента: момент увле­че­ния и уси­ле­ния рели­ги­оз­но­сти и момент рели­ги­оз­ных сомне­ний и кри­ти­цизма.

Уси­ле­ние рели­ги­оз­ного чув­ства насту­пает чаще всего в первой поло­вине пубер­таль­ной фазы, когда дети обык­но­венно сильно пере­жи­вают свой пере­ход­ный воз­раст. Заме­чено, что, чем силь­нее и интен­сив­нее дети пере­жи­вают свой пере­ход­ный воз­раст, тем глубже ста­но­вится их рели­ги­оз­ность. Нахо­дясь в пси­хи­че­ской депрес­сии и не имея дове­рия к взрос­лым, к кото­рым они в это время отно­сятся недру­же­любно, а также созна­вая, что никто из родных и друзей помочь им не может, дети обычно обра­ща­ются к Богу с горя­чей молит­вой. Осо­бенно же ярко и живо про­яв­ля­ется это чув­ство у детей болез­нен­ных и мелан­хо­ли­че­ски настро­ен­ных. Бог высту­пает в созна­нии моло­дого юноши или девицы ярче под вли­я­нием каких-либо душев­ных, пси­хи­че­ских пере­жи­ва­ний.

Одним из фак­то­ров раз­ви­тия и укреп­ле­ния рели­ги­оз­ного чув­ства у моло­дежи играет неудач­ная или несчаст­ли­вая любовь к лицу про­ти­во­по­лож­ного пола, кото­рая под конец этой фазы обычно впер­вые про­яв­ля­ется. Из днев­ни­ков моло­дежи видно, что измена люби­мого суще­ства, при­но­сить боль­шие душев­ные стра­да­ния, застав­ляет пере­жи­ва­ю­щего обра­щаться к Богу.

Рели­ги­оз­ное чув­ство у детей пере­хо­дит иногда в мисти­цизм. Охва­чен­ные глу­бо­ким рели­ги­оз­ным чув­ством, дети ищут уеди­нен­ных мест, пустых церк­вей и часо­вен, где они могли бы спо­койно и бес­пре­пят­ственно отдаться своим рели­ги­оз­ным поры­вам. Пуб­лично, в при­сут­ствии других, в осо­бен­но­сти своих това­ри­щей или даже домаш­них, моло­дежь не любит молиться, так как стес­ня­ется и боится насме­шек. Не любит она также длин­ных бого­слу­же­ний. Объ­яс­ня­ется это тем обсто­я­тель­ством, что дети в этом воз­расте бывают очень живыми, подвиж­ными, не любя­щими долго оста­ваться на одном месте. А, кроме того, длин­ное бого­слу­же­ние очень утом­ляет детей и при­туп­ляет их вос­тор­жен­ное настро­е­ние. Правда, встре­ча­ются еди­ницы, кото­рые усердно и рев­ностно посе­щают цер­ков­ные службы, выста­и­вая их до конца. Но нали­чие таких единиц объ­яс­ня­ется вли­я­нием, с одной сто­роны, бла­го­че­сти­вых роди­те­лей и вос­пи­та­те­лей, а, с другой сто­роны, соот­вет­ству­ю­щей обста­нов­кой, в кото­рой они вос­пи­ты­ва­ются и растут. Известно, что пример стар­ших и цер­ков­ная обста­новка всегда имеют на детей боль­шое вли­я­ние, а осо­бенно на детей этого воз­раста. Известны при­меры, когда юноши в раннем воз­расте уеди­ня­лись на молитву в поле и ста­но­ви­лись на колени среди коло­сив­шейся ржи на меже и так горячо моли­лись с устрем­лен­ным взором в голу­бое небо. Они в такие минуты пере­жи­вали то настро­е­ние, о кото­ром гово­рит поэт, а “в небе­сах я вижу Бога.” Моли­лись они также и в чаще лесной или в уеди­нен­ном углу домаш­него сада.

Здесь мы имеем в виду раз­ви­тие рели­ги­оз­ного чув­ства у детей, не испор­чен­ных совре­мен­ной пор­но­гра­фи­че­ской обста­нов­кой, когда невин­ные дети с чистой душой, о кото­рых Хри­стос сказал:“пустите детей и не пре­пят­ствуйте им при­хо­дить ко Мне, ибо тако­вых есть Цар­ство Небес­ное” (Мф.19:14), — в раннем воз­расте научены вся­кому злу совре­мен­ной раз­вра­щен­ной куль­туры и научены греху. У тако­вых в раннем дет­стве уже при­туп­лено или раз­вра­щено чистое рели­ги­оз­ное чув­ство и заме­нено сексом. Такая моло­дежь уже рас­те­ряла все свои врож­ден­ные рели­ги­оз­ные сокро­вища и очу­ти­лась в омуте стра­стей и поро­ков самого низ­мен­ного свой­ства.

Где-то в конце пубер­таль­ной фазы, а иногда и раньше, в силу ука­зан­ных выше причин, появ­ля­ется у моло­дежи фаза рели­ги­оз­ных сомне­ний и кри­ти­цизма. С наступ­ле­нием этой фазы моло­дой юноша или девица теряют чистую, дет­скую веру и пере­стают молиться. Лицо, кото­рое до сих пор без вся­кого сопро­тив­ле­ния и коле­ба­ния испол­няло все рели­ги­оз­ные обя­зан­но­сти, теперь отно­сится к ним с явной неохо­той и начи­нает кри­ти­че­ски, хотя часто очень наивно, отзы­ваться об исти­нах веры. Уже той глу­бо­кой рели­ги­оз­но­сти и того тре­петно бла­го­го­вей­ного отно­ше­ния к своим рели­ги­оз­ным обя­зан­но­стям, какое было раньше у детей, нет. Бла­го­даря интел­лек­ту­аль­ным спо­соб­но­стям, кото­рые к этому вре­мени в своем раз­ви­тии зна­чи­тельно подви­ну­лись вперед, моло­дежь начи­нает серьезно раз­би­раться в тех или иных отвле­чен­ных фило­соф­ских поня­тиях, ана­ли­зи­ро­вать их и рас­смат­ри­вать с точки зрения их цен­но­сти и зна­че­ния. Но пред­ме­том особой заин­те­ре­со­ван­но­сти и вни­ма­ния явля­ются рели­ги­оз­ные дог­маты, нрав­ствен­ные идеалы, а также и поли­ти­че­ские про­блемы.

В этом про­цессе в уме моло­дого юноши этого пери­ода его жизни встают серьез­ные и нераз­ре­ши­мые им самим разные вопросы. Рели­гия и ее зна­че­ние, нрав­ствен­ные идеалы и их кон­фликты с чело­ве­че­ской при­ро­дой, про­блема стра­да­ния, смысл и цель жизни — зани­мают вдум­чи­вого и серьез­ного юношу или девицу. Лег­ко­мыс­лен­ным же и раз­вра­щен­ным — море по колени. Тако­вые над этими вопро­сами не заду­мы­ва­ются, ибо их ум занят кино­те­ат­ром, теле­ви­зо­ром, раз­вра­ща­ю­щей его душу и сердце лите­ра­ту­рой, тан­цами и сексом. Но глу­боко мыс­ля­щая и нрав­ственно настро­ен­ная моло­дежь не желает слепо верить во все, но хочет знать, почему он должен так именно, а не иначе верить. Для того, чтобы удо­вле­тво­рить свою любо­зна­тель­ность, моло­дежь всту­пает в горя­чие споры со взрос­лыми и между собою, причем в своих спорах, она всегда при­дер­жи­ва­ется край­них взгля­дов и энер­гично защи­щает свое мнение. Не умея еще пра­вильно рас­суж­дать, свои пред­по­сылки она осно­вы­вает не на логике и истин­ном знании, а на соб­ствен­ной фан­та­зии, кото­рая больше отве­чает ее чув­ствам и жела­ниям. По этой при­чине юношу трудно убе­дить и дока­зать ему неосно­ва­тель­ность его взгля­дов и суж­де­ний. И нико­гда чело­век не бывает таким воль­но­дум­цем и рево­лю­ци­о­не­ром, как именно в период своей моло­до­сти.

Вникая в разные факты и явле­ния повсе­днев­ной жизни, моло­дежь любит под­ме­чать ее отри­ца­тель­ные сто­роны, видит неспра­вед­ли­вость, жесто­кость и обман, и этим она сильно воз­му­ща­ется. Она не знает еще, что дела иначе выгля­дят в теории, а иначе на прак­тике, — потому что дей­стви­тель­ная жизнь пред­став­ля­ется ей еще в розо­вом свете, как она рисует ее себе в своем вооб­ра­же­нии. Обычно взрос­лые смот­рят на жизнь иначе, чем моло­дежь, и не раз­де­ляют взгля­дов юношей и девиц. На этой почве про­ис­хо­дят между этими двумя поко­ле­ни­ями всегда боль­шие раз­но­гла­сия, часто веду­щие к вражде, если не откры­той, то тайной.

Будучи очень впе­чат­ли­тель­ными, моло­дые люди — юноши и девицы — легко под­па­дают под вли­я­ние окру­жа­ю­щего обще­ства, това­ри­щей, книжек и т.п., как мы уже упо­ми­нали выше. Если они вос­пи­ты­ва­ются в среде и обста­новке мало рели­ги­оз­ной или вовсе нере­ли­ги­оз­ной, небла­го­че­сти­вой и без­бож­ной, то этим духом и сами легко зара­жа­ются и ста­но­вятся такими же, как среда, их окру­жа­ю­щая. Точно так же очень отри­ца­тельно на моло­дежь дей­ствует шаб­лон­ное и фор­маль­ное отно­ше­ние роди­те­лей и вос­пи­та­те­лей, если тако­вые име­ются, к рели­гии. Этим объ­яс­ня­ется, почему часто дети духо­вен­ства бывают мало рели­ги­оз­ными и рав­но­душ­ными к делам веры в Бога.

Клас­си­че­ским при­ме­ром вли­я­ния среды, обще­ства, това­ри­щей и лите­ра­туры в старое рус­ское время до рево­лю­ции, сви­де­тель­ству­ю­щим о при­чи­нах рас­про­стра­не­нии ате­изма в России явля­ется рас­сказ Тол­стого, кот. в своем про­из­ве­де­нии “испо­ведь” гово­рить сле­ду­ю­щее: “Я быль крещен и вос­пи­тан в пра­во­слав­ной хри­сти­ан­ской рели­гии. Но когда я в 18 лет вышел со вто­рого курса уни­вер­си­тета, я не верил уже ни во что из того, чему учили меня дома и в школе. Помню, что когда мне было лет один­на­дцать, один маль­чик, учив­шийся в гим­на­зии, придя к нам в вос­кре­се­нье, как послед­нюю новинку, объ­явил нам откры­тие, сде­лан­ное в гим­на­зии. Откры­тие состо­яло в том, что Бога нет и что все, чему нас учат, одни выдумки” (а это было в 1838 году). “Помню, — гово­рит он дальше, — как стар­шие братья заин­те­ре­со­ва­лись ново­стью, позвали и меня на совет, и мы все, помню, очень ожи­ви­лись и при­няли это изве­стие, как что-то очень важное и весьма заман­чи­вое.” С тех пор Тол­стой остался неве­ру­ю­щим до своей смерти. И таких слу­чаев было масса. Без­бо­жие, пре­сле­до­ва­ние рели­гии и духо­вен­ства пришли в Россию не слу­чайно, а яви­лись послед­стви­ями дли­тель­ной и упор­ной под­го­товки и аги­та­ции. При­чина тому была в том, что не обра­ща­лось серьез­ного вни­ма­ния на рели­ги­оз­ное вос­пи­та­ние детей.

При­бли­зи­тельно около 17-лет­него воз­раста сила кри­ти­цизма, сомне­ний и юно­ше­ского иде­а­лизма зна­чи­тельно осла­бе­вает, и с этих пор насту­пает фаза успо­ко­е­ния и гар­мо­ни­за­ции отдель­ных сторон пси­хи­че­ской жизни. Про­цесс гар­мо­ни­за­ции про­дол­жа­ется до 24 лет. В это время пси­хика чело­века кри­стал­ли­зи­ру­ется, укла­ды­ва­ется в опре­де­лен­ные формы, не под­вер­га­ю­ща­яся уже дальше боль­шим изме­не­ниям. Взгляды, убеж­де­ния и черты харак­тера теперь окон­ча­тельно фор­ми­ру­ются, выра­ба­ты­ва­ются, оста­ва­ясь почти неиз­мен­ными в тече­ние всей после­ду­ю­щей жизни, за исклю­че­нием очень редких слу­чаев, напри­мер, рели­ги­оз­ных обра­ще­ний. Эмо­ци­о­наль­ная жизнь зна­чи­тельно осла­бе­вает, а на первый план выдви­га­ется холод­ный рас­су­док. Пере­мена эта про­ис­хо­дит очень мед­ленно и неза­метно. Под вли­я­нием разума чув­ствен­ная сто­рона жизни успо­ка­и­ва­ется, вырав­ни­ва­ется и теряет свою пре­уве­ли­чен­ную, неесте­ствен­ную интен­сив­ность: теперь уже не видно у моло­дежи тех резких и неожи­дан­ных пере­хо­дов от дан­ного пси­хи­че­ского состо­я­ния к дру­гому, какие были раньше. Рас­су­док, взяв­ший пере­вес над чув­ством, руко­во­дит всеми делами и поступ­ками юноши. Моло­дой чело­век теперь уже ста­но­вится вполне ответ­ствен­ным за свои поступки. Моло­дые жен­щины, под вли­я­нием разных внеш­них причин, часто отли­ча­ются своим непо­сто­ян­ством харак­тера и убеж­де­ний, что часто при­во­дит их в каприз­ное состо­я­ние. Этого не наблю­да­ется у моло­дых мужчин.

В этом пери­оде жизни моло­дежь уже начи­нает счи­таться с суро­вой дей­стви­тель­но­стью, кото­рой она раньше пре­не­бре­гала, и убеж­да­ется, что эта дей­стви­тель­ность имеет свои законы, кото­рые не поз­во­ляют осу­ще­ствить ее юно­ше­ские идеалы, явля­ю­щи­еся про­дук­том фан­та­зии. Перед ней встает теперь очень труд­ный вопрос, от реше­ния кото­рого зави­сит даль­ней­шая жизнь. Вопрос этот состоит в том, чтобы согла­со­вать свои мечты и идеалы с дей­стви­тель­но­стью, вопло­тить их в жизнь либо отка­заться от них. И в боль­шин­стве слу­чаев бывает так, что все, взле­ле­ян­ные юно­ше­скими меч­тами, высо­кие идеалы и наме­ре­ния начи­нают при столк­но­ве­нии с серой буд­нич­ной жизнью увя­дать, пре­вра­ща­ясь только в крас­но­ре­чи­вые слова, не име­ю­щие связи с делами и поступ­ками, и юноша начи­нает жить жизнью, ничем не отли­ча­ю­щейся от жизни общей массы. Всякие рели­ги­оз­ные сомне­ния про­хо­дят, кри­ти­цизм исче­зает, и юноша либо воз­вра­ща­ется к вере, к кото­рой фор­мально при­над­ле­жит, либо изби­рает некий ком­про­мисс: отвер­гая неко­то­рые рели­ги­оз­ные дог­маты и обряды, как неваж­ные, по его мнению, веру же в Бога остав­ляет. Ста­но­вится он тогда чело­ве­ком, как у нас обычно гово­рится, веру­ю­щим по-своему. Иногда после пери­ода глу­бо­кой внут­рен­ней борьбы с сомне­ни­ями, насту­пает полное рав­но­ду­шие к вопро­сам рели­гии, кото­рое оста­ется на всю жизнь, и такой тип людей больше всего встре­ча­ется. О таких людях Тай­но­ви­дец в Откро­ве­нии сказал: “Знаю твои дела; ты не холо­ден, ни горяч; о, если бы ты был холо­ден или горяч! Но так как ты тепл, а не горяч и не холо­ден, то извергну тебя из уст Моих” (Откр.3:15-16).

Бывают и такие типы людей, кото­рые, обла­дая силь­ной энер­гией и волей, пыта­ются осу­ществ­лять в личной жизни свои юно­ше­ские рели­ги­оз­ные взгляды и идеалы. К такому типу людей при­над­ле­жат аскеты и вообще мужи идеи. В древ­но­сти такими людьми про­цве­тали пустыни в Египте, Пале­стине и на Афоне, а также мона­стыри в России, Греции и других пра­во­слав­ных хри­сти­ан­ских стра­нах. Они осно­вы­вали мона­стыри, кото­рые про­сла­ви­лись свя­то­стью жизни и мно­гими подви­гами их насель­ни­ков-иноков. В России к таким при­над­ле­жат зна­ме­ни­тые Лавры: Киево-Печер­ская, Троице-Сер­ги­ев­ская, Поча­ев­ская; мона­стыри на ост­ро­вах Ледо­ви­того океана, на край­нем диком севере России, Вала­ам­ские оби­тели и мно­же­ство других. Все это мно­же­ство бла­го­че­сти­вых мужей и жен шло в Цар­ство Небес­ное тяже­лыми подви­гами аске­тизма и дости­гали его. Слова Христа Спа­си­теля были для них руко­вод­ствен­ным пра­ви­лом: “От дней же Иоанна Кре­сти­теля доныне Цар­ство Небес­ное силою берется, и упо­треб­ля­ю­щие усилие вос­хи­щают его” (Мф.11:12). Совре­мен­ному миру эти идеалы чужды.

Из ска­зан­ного видно, какой длин­ный и тяже­лый период вре­мени должен пере­жить чело­век, пока не разо­вьет своих духов­ных и физи­че­ских сил, пока окон­ча­тельно не обра­зует своей пси­хики и своих рели­ги­оз­ных убеж­де­ний, пока не сде­ла­ется, нако­нец, чело­ве­ком в полном смысле этого слова. И на про­тя­же­нии всего этого пери­ода отно­ше­ние к нему со сто­роны стар­ших, а в первую оче­редь роди­те­лей, должно быть самое забот­ли­вое и вни­ма­тель­ное. Нельзя детей в период обра­зо­ва­ния их пси­хики пред­став­лять самим себе. А нужно все­мерно стре­миться к тому, чтобы выра­бо­тать у них пра­виль­ный взгляд на жизнь, на свои хри­сти­ан­ские обя­зан­но­сти по отно­ше­нию к Богу и ближ­нему.

Счаст­ливы те дети, кото­рые имеют хоро­ших роди­те­лей и вос­пи­та­те­лей. Здесь мы гово­рим о раз­ви­тии рели­ги­оз­ного чув­ства в чело­веке, поэтому эта тема каса­ется нас в данном повест­во­ва­нии или рас­суж­де­нии. Можно с чем-либо не согла­шаться здесь, но суть дела оста­ется неиз­мен­ной и не теря­ю­щей своего зна­че­ния в наше бого­от­ступ­ни­че­ское и раз­вра­щен­ное время. Зна­ме­ни­тый немец­кий знаток души совре­мен­ной моло­дежи, Эмиль Фидлер, гово­рит, что “Цер­ковь теперь лучше нуж­да­ется в хоро­ших, пер­во­класс­ных, пони­ма­ю­щих моло­дежь зако­но­учи­те­лях, чем гени­аль­ных про­фес­со­рах бого­сло­вия и талант­ли­вых про­по­вед­ни­ках.” Наш мно­го­лет­ний опыт с моло­де­жью дока­зал правоту суж­де­ния про­фес­сора.

Когда-то импе­ра­тор Фран­ции Напо­леон гово­рил:

“Дайте мне хоро­ших мате­рей, и я одолею весь мир.” Он имел в виду хоро­шее вос­пи­та­ние своих детей мате­рями не только пат­ри­о­ти­че­ски, но и рели­ги­озно. Эти его слова при­ме­нимы ныне в среде наших сооте­че­ствен­ни­ков за гра­ни­цей родины. Ни рели­ги­озно, ни наци­о­нально их моло­дежь не вос­пи­ты­ва­ется. А если что-либо подоб­ное где встре­ча­ется, то не имеет глу­бо­ких корней и быстро увя­дает и совсем засы­хает. Рас­те­ние без доброй почвы расти не может. Так и наша моло­дежь на чуж­бине, кото­рая для нее уже не чуж­бина по месту рож­де­ния.

С целью ввести новую струю в дело вос­пи­та­ния моло­дежи воз­вы­сил свой голос в газет­ных ста­тьях один из руко­во­ди­те­лей Орю­ров­ской (ОРЮР) ска­ут­ской моло­деж­ной орга­ни­за­ции. Голос его звучит слабо, ибо без прак­ти­че­ского при­ме­не­ния заглох­нет в потоке шума и гро­хота модер­ной музыки, джа­з­банда, кото­рой увле­ка­ется моло­дежь. Кри­ти­куя преж­ние методы вос­пи­та­ния юно­ше­ства, как отжив­шие, он пред­ла­гает свои рецепты, как оздо­ро­вить эту моло­дежь, не счи­та­ясь с тем, что его рецепты, без прак­ти­че­ского при­ме­не­ния, не имеют зна­че­ния и явля­ются лишь кра­си­выми сло­вами. Ни он, ни другие раде­тели вос­пи­та­ния юно­ше­ства в эми­гра­ции не кладут в основу своего вос­пи­та­ния методы раз­ви­тия и укреп­ле­ния рели­ги­оз­ного чув­ства у детей и моло­дежи школь­ного воз­раста. Этот важный пред­мет ста­вится ими вне про­граммы, а если допус­ка­ется, то лишь в форме рели­гио­ве­де­ния. Этим объ­яс­ня­ется, почему этот важный пред­мет пре­по­да­ется свет­скими учи­те­лями. Дети зна­ко­мятся с этим пред­ме­том наравне с дру­гими пред­ме­тами, кото­рые им пре­по­да­ются. Свет­ские учи­теля не могут и не вос­пи­ты­вают их рели­ги­озно, а дома этим делом не зани­ма­ются роди­тели.

Врож­ден­ное рели­ги­оз­ное чув­ство, без над­ле­жа­щего вос­пи­та­ния, заглу­ша­ется разной житей­ской суетой, кото­рая овла­де­вает моло­де­жью в разной форме. Это чув­ство в окру­жа­ю­щей суете не раз­ви­ва­ется и не укреп­ля­ется. Моло­дой чело­век, моло­дая девица не молятся еже­дневно утром и вече­ром и в тече­ние дня, бого­слу­же­ний в церкви не посе­щают не инте­ре­су­ются этим, да и молитв не знают, а духовно-рели­ги­оз­ная лите­ра­тура им чужда.

Чело­век в этом воз­расте и в этом состо­я­нии упо­доб­ля­ется боль­ному моло­дому дереву, кото­рое не растет в высоту, а куда-то в сто­рону. Он, поэтому, не видит чуд­ного неба, ему непо­нятна радость Вели­кого Солнца, ибо он посто­янно в тени: ему кажется, что нет дру­гого мира, кроме види­мого мате­ри­аль­ного.

Так, веро­ятно, думает рыба, живу­щая на дне океана, ибо она может суще­ство­вать только на такой боль­шой глу­бине. Но если бы она могла всплыть на поверх­ность океана, она убе­ди­лась бы, что есть иной мир, мир пре­крас­ный.

Жаль тех моло­дых несчаст­ных людей, да и стар­ших, кото­рых осле­пил мате­ри­а­лизм, у коих атро­фи­ро­ваны лучшие чув­ства души. Жаль их, что пол­зают только по земле, как кроты, и не могут воз­не­стись к луч­шему, высо­кому, иде­аль­ному, свя­тому, Боже­ствен­ному, чтобы уви­деть Свет, про­све­ща­ю­щий и осве­ща­ю­щий всякую греш­ную чело­ве­че­скую душу, рас­ка­яв­шу­юся в своих грехах и про­тя­нув­шую свои руки к Небу.

Боль­ные духовно роди­тели дают детей боль­ных. Отцы и матери без веры в Бога и в Его веко­веч­ные законы не могут научить своих детей вере. Они забо­тятся о мате­ри­аль­ном богат­стве своих детей, но какова душа их ребенка, какова его нрав­ствен­ная сто­рона, не обра­щают вни­ма­ния. По этой при­чине раз­ли­ва­ются широко мутной водой без­бо­жие и без­нрав­ствен­ность, в кото­рой тонуть мил­ли­оны моло­дых невин­ных душ.

Ана­ло­гию к пере­жи­ва­е­мому нами вре­мени мы можем найти в Библии. Биб­лей­ские сыны Каина постро­или себе укреп­лен­ные города, завели боль­шие стада, научи­лись делать из железа оружие, завели для уве­се­ле­ния музыку и танцы. Они были сильны и богаты. И так они при­стра­сти­лись к земным насла­жде­ниям, что не желали ника­кой иной жизни. Воз­гор­див­шись своими богат­ствами, своим умом и изоб­ре­те­ни­ями, они отвергли Бога и изде­ва­лись над верою и бла­го­го­ве­нием сынов Сифа. Вскоре и эти не выдер­жали соблазна и сами начали под­ра­жать без­бож­ни­кам. и, вот, тогда-то, когда оску­дела вера у всех, отошел Дух живо­тво­ря­щий от людей. Сказал Гос­подь Бог: “Не вечно Духу Моему быть пре­не­бре­га­е­мым чело­ве­ками сими, потому что они плоть; пусть будут дни их сто два­дцать лет… и увидел Гос­подь Бог, что велико раз­вра­ще­ние чело­ве­ков на земле, и что все мысли и помыш­ле­ния их были зло во всякое время… и сказал Гос­подь: истреблю с лица земли чело­ве­ков, кото­рых Я сотво­рил, от чело­века до скотов, и гадов и птиц небес­ных” (Быт.6:3-7). Насту­пил Потоп, и все погибло, кроме семей­ства пра­вед­ного Ноя.

В наше время при­бли­жа­ется зна­ме­на­тель­ный в хри­сти­ан­ском мире юбилей — 2000-летие суще­ство­ва­ния хри­сти­ан­ства. К этому вре­мени вера Хри­стова и вера нехри­сти­ан­ских наро­дов пришла в упадок. В миро­вом мас­штабе успешно идет про­цесс при­го­тов­ле­ния пси­хо­ло­гии людей для при­ня­тия Анти­хри­ста. Осу­ществ­ля­ются слова Христа Спа­си­теля: “Сын чело­ве­че­ский, пришед, найдет ли веру на земле?” (Лук.18:8).

Тра­ги­че­ский про­цесс бого­от­ступ­ни­че­ства и утери веры в Бога истин­ного начался уже давно и ныне при­бли­жа­ется к своему концу. Поли­тики госу­дарств ищут мира и пани­че­ски боятся войны, но она неми­ну­ема. Гря­ду­щая война во все­мир­ном мас­штабе уни­что­жит совре­мен­ное раз­вра­щен­ное и бого­от­ступ­ни­че­ское чело­ве­че­ство. Анти­христ явится только как лже­спа­си­тель для тех, кто уве­рует в него. Духовно оди­чав­шее чело­ве­че­ство, поте­ряв­шее образ и подо­бие Божие, подобно жите­лям до Потопа и жите­лям древ­них цве­ту­щих горо­дов Содома и Гоморры, обре­чено на гибель. После этого, как гово­рит Тай­но­ви­дец в Апо­ка­лип­сисе: “Будет новое небо и новая земля, ибо преж­нее небо и преж­няя земля мино­вали, и моря уже не будет” (Откр.21:1).

Про­мысл Божий в жизни чело­века

Учение о Про­мысле Божием, иначе о Про­ви­де­нии Божием, подробно рас­крыто в Свя­щен­ном Писа­нии и Свя­щен­ном Пре­да­нии. Это учение явля­ется одним из основ­ных дог­ма­тов хри­сти­ан­ства. В рус­ской лите­ра­туре на эту тему име­лось неко­гда много печат­ных трудов, но без­бож­ники их уни­что­жили. Во всех других хри­сти­ан­ских стра­нах было напе­ча­тано много бого­слов­ских трудов. Все это сви­де­тель­ствует о том, что догмат о Про­мысле Божием имеет огром­ное зна­че­ние в чело­ве­че­ской жизни, как равно и во всей все­лен­ной.

Пра­во­слав­ная дог­ма­тика фор­му­ли­рует учение о Про­мысле Божием сле­ду­ю­щими сло­вами: “Про­мыс­лом Божиим назы­ва­ется попе­че­ние (забота) Бога о мире и чело­веке. Это озна­чает, что Гос­подь Все­дер­жи­тель сохра­няет и направ­ляет уста­нов­лен­ные им в при­роде законы и силы, когда же этого бывает недо­ста­точно — чудесно помо­гает людям, осо­бенно в деле их спа­се­ния. Все доброе в жизни чело­века не слу­чайно бывает и не нами созда­ется, а от Бога нам пода­ется, как ска­зано в литур­ги­че­ской молитве: “Всякое даяние благо и всяк дар совер­шен свыше есть, и исхо­дит от Бога — Отца светов” (Иак.1:17).

Св. апо­стол Иаков поучает об истине Про­мысла Божия сле­ду­ю­щими сло­вами: “Послу­шайте вы, гово­ря­щие сего­дня или завтра, что отпра­вимся в такой-то город, про­жи­вем там один год и будем тор­го­вать и полу­чать при­быль; вы, кото­рые не знаете, что слу­чится завтра, ибо что такое жизнь ваша? — пар, появ­ля­ю­щийся на малое время, а потом исче­за­ю­щий. Вместо того, чтобы вам гово­рить: если угодно будет Гос­поду, и живы будем, то сде­лаем то и другое” (Иак.4:13-15).

В Ветхом Завете Библии знали о Про­мысле Божием, как об истине, кото­рую испо­ве­ды­вали. Вет­хо­за­вет­ный Псал­мо­пе­вец вос­пе­вает в своих псал­мах о Про­мысле Божием сле­ду­ю­щими сти­хами: “Гос­по­дом утвер­жда­ются стопы пра­вед­ника. Когда он будет падать, не упадет, ибо Гос­подь под­дер­жи­вает его за руку. Греш­ники идут своим путем по своей воле, но их пути Гос­подь погу­бит. Нече­сти­вые погиб­нут, и враги Гос­подни, как тук агнцев исчез­нут, — в дыме исчез­нут” (Пс.36:23-24; 145: 9; 36:20).

В этих свя­щен­ных словах нахо­дим ука­за­ние, как про­яв­ля­ется Про­мысл Божий в жизни чело­века пра­вед­ного и греш­ного. Эта истина должна быть хорошо известна каж­дому хри­сти­а­нину. Пре­не­бре­же­нием же ее чело­век губить свою душу на веки. По суду Иисуса Христа, Сына Божия, “и паки Гря­ду­щего со славою судить живым и мерт­вым”; “и пойдут сии в муку вечную, а пра­вед­ники в жизнь вечную” (Мф.25:46).

В язы­че­ские вре­мена в Риме и Греции люди веро­вали в судьбу и рок. Эти веро­ва­ния сохра­ни­лись в тече­ние многих сто­ле­тий и дошли до нашего вре­мени. В лите­ра­туре, в раз­го­во­рах, в речах и в других слу­чаях часто можно слы­шать слова “судьба,” “рок” (лат. “фор­туна”), выра­жа­ю­щие поже­ла­ния бла­го­по­лу­чия и сча­стья. Хри­сти­ане, упо­треб­ляя эти слова, не пони­мают того, что они выра­жают язы­че­ские веро­ва­ния. Поня­тие же о Про­мысле Божием им мало известно и непри­вычно.

Против поня­тий “судьба” и “рок” реши­тельно высту­пал в своих про­по­ве­дях и сочи­не­ниях св. Иоанн Зла­то­уст с IV века. Он гово­рит: “Если же есть рок, то нет суда; если есть рок, то нет веры; если есть рок, то нет Бога; если есть рок, то нет порока; если есть рок, то напрасно, все без пользы делаем и терпим: — нет похвалы, нет пори­ца­ния, нет стыда, нет позора, нет зако­нов и нет суди­лищ.” В другом месте в своих речах он гово­рить: “Не будем при­пи­сы­вать управ­ле­ние миром демо­нам; не будем думать, что о насто­я­щих делах никто не про­мыш­ляет; не будем про­ти­во­по­став­лять Про­мыслу Божию тира­нию какого-то рока или судьбы. Все это пре­ис­пол­нено бого­хуль­ства”…

Таким обра­зом, учение св. Иоанна Зла­то­устого ясно и опре­де­ленно ука­зы­вает раз­ницу между поня­ти­ями “судьба” и “рок,” с одной сто­роны, и о Про­мысле Божием, с другой сто­роны.

В жизни людей и отдель­ных лиц всегда слу­ча­ется нечто неожи­дан­ное и необъ­яс­ни­мое. В этом явле­нии кро­ется какая-то таин­ствен­ная зако­но­мер­ность. Про­мысл Божий руко­во­дит собы­ти­ями. На бого­слов­ском языке это руко­вод­ство назы­ва­ется волей Божией. Про­мысл Божий и воля Божия разныя пони­ма­ния одной и той же сущ­но­сти Боже­ства. Иначе, это еще назы­ва­ется Домо­стро­и­тель­ством Божиим.

Феофил, вели­кий бого­слов 4–5‑го веков (скон­чался около 412 г.), поучает: “Непо­сти­жимо Бог вме­ши­ва­ется в наши заблуж­де­ния и в наши грехи, не для похвалы их или при­ня­тия соуча­стия в них, но гну­ша­ясь ими, нена­видя и исправ­ляя их, Бог про­из­во­дит из зла много доб­рого, подобно тому, как бы Он огонь пре­вра­тил в воду. Все оскорб­ля­ю­щие нас каким то ни было обра­зом, каждый из них сов­ме­щает в себе как бы два лица, дей­ству­ю­щие — одно созна­тельно, другое бес­со­зна­тельно. Созна­тельно желает по злому рас­по­ло­же­нию к нам дей­ство­вать против нам враж­дебно с наме­ре­нием оскор­бить нашу лич­ность, лишить нас иму­ще­ства и т.д., хотя в этом своем наме­ре­нии и не всегда успе­вает. При успехе же своем, чрез попу­ще­ние Божие, дела­ется он бес­со­зна­тельно вторым лицом, дей­ству­ю­щим в каче­стве орудия в руках Божиих, нака­зу­ю­щего или исправ­ля­ю­щего наше пове­де­ние и тем самым созна­тельно слу­жить Богу.”

Такими бес­со­зна­тель­ными слу­жи­те­лями Божи­ими были: Наву­хо­до­но­сор, Атилла — пред­во­ди­тель гуннов, Тотий, или Тотила — царь ита­лий­ских ост­го­тов, Темер­лан — пред­во­ди­тель мон­го­лов, и другие бичи Божии; таковы же и Вес-пасиан и сын его Тит, кото­рые, ради славы и рас­про­стра­не­ния Рим­ской импе­рии, ста­ра­лись уни­что­жить евреев, но обма­ну­лись в том, что замыш­ляли. Дей­стви­тельно, они были мучи­те­лями и силь­ными вои­нами — ору­дием гнева Божия на народ непра­вед­ный. Евреи не могли достиг­нуть спо­кой­ствия и своего сча­стья на земле, иначе как при посо­бии теплиц Неро­но­вых (Свят. Иоанн Мак­си­мо­вич, мит­ро­по­лит Тоболь­ский (скон. в 1715 г., при­чис­лен к лику святых; его сочи­не­ние: “Илио­тро­пион, или сооб­ра­зо­ва­ние чело­ве­че­ской воли с Боже­ствен­ною волею,” Киев, 1890.).

В наше время бичами Божи­ими для нашей родины России были Ленин и Сталин, а для евреев Гитлер. Грехи чело­ве­че­ские нико­гда не оста­ются без­на­ка­зан­ными попу­ще­нием Божиим.

“Весьма бла­го­ра­зумно и бла­го­че­стиво рас­суж­дать, — пишет тот же свя­ти­тель, — что всякое зло, беда или несча­стие есть для нас спа­си­тель­ное нака­за­ние, посы­ла­е­мое на нас свыше, но не Бог есть при­чи­ной нашей вины, т.е. греха, неиз­бежно вле­ку­щего за собою нака­за­ние по правде Божией.”

Бла­жен­ный Авгу­стин гово­рит, что Бог исправ­ляет добрых людей чрез злых. Нередко также Божие пра­во­су­дие упо­треб­ляет нече­сти­вых царей и злых князей в зна­че­нии Своих орудий для науче­ния пра­вед­ных тер­пе­нию и для нака­за­ния него­дяев за их пре­ступ­ле­ния и про­ступки. Много тому при­ме­ров в древ­но­сти было, а в нынеш­ние без­бож­ные вре­мена про­хо­дят неза­метно. Бог ждет исправ­ле­ния людей. Неис­прав­лен­ных бро­сает в огонь, как дре­вес­ные ветки, и они сго­рают.

Гос­подь Бог через про­рока Исаию угро­жает раз­вра­щен­ному народу изра­иль­скому, говоря: “Ассур, жезл гнева Моего! и бич в руке его — Мое него­до­ва­ние. Я пошлю его против народа нече­сти­вого и против народа гнева Моего, дам ему пове­ле­ние огра­бить гра­бе­жом и добыть добычу и попи­рать его, как грязь на улицах” (Ис.10:5-6).

В этих словах Бог ясно ука­зы­вает, что не воля царя асси­рий­ского, но Его святая воля испол­ня­ется асси­ри­я­нами. Он назы­вает их ору­дием гнева и бичом него­до­ва­ния Своего на без­за­ко­ния изра­иль­тян и, сле­до­ва­тельно, Себе Самому при­пи­сы­вает их нака­за­ние.

Рим­ский импе­ра­тор Тит при осаде Иеру­са­лима сам лично обхо­дил его стены и видел рвы, напол­нен­ные тру­пами мерт­вых людей, лью­щу­юся кровь изу­ве­чен­ных и рас­тер­зан­ных тел. Видя эти ужасы, он вос­клик­нул: “Боже Мило­сти­вый! Не мое это дело!” (70 г. по Р. X.).

О дей­ствии Про­мысла Божия сви­де­тель­ствуют слова свя­того про­рока Божия Иере­мии, про­из­не­сен­ные им от имени Божия в Ветхом Завете. “Иногда Я скажу о каком-либо народе или цар­стве, — гово­рит Гос­подь Бог, — что иско­реню, сокрушу и погублю его, но если этот народ, на кото­рый Я это изрек, обра­тится от злых дел своих, Я отла­гаю то зло, кото­рое помыс­лил сде­лать ему. Иногда скажу о каком-либо народе или цар­стве, что устрою и утвержу его, но если он будет делать злое пред очами Моими и не слу­шаться гласа моего, Я отменю то добро, кото­рым хотел обла­го­де­тель­ство­вать его” (Иер.18:7-10).

При­ве­ден­ные слова про­ро­че­ства рас­кры­вают ту тайну дей­ствия Про­мысла Божия, кото­рая про­яв­ля­ется в исто­ри­че­ской жизни наро­дов и госу­дарств. В свете этих про­ро­честв рас­кры­ва­ется тайна судьбы нашего мно­го­стра­даль­ного народа на родине. По попу­ще­нию Божию, зло вос­тор­же­ство­вало на Рус­ской земле, кото­рое унесло многие мил­ли­оны чело­ве­че­ских жертв, но из этого зла Гос­подь избрал тысячи жертв, погиб­ших от тира­нии ате­изма, мате­ри­а­лизма и бого­от­ступ­ни­че­ства, кото­рых принял за их стра­да­ния за имя Христа в рай­ские чер­тоги. Рус­ское Небо усе­я­лось яркими звез­дами новых муче­ни­ков и испо­вед­ни­ков.

Про­мысл Божий про­яв­ляет Свою силу в жизни каж­дого чело­века. Об этом сви­де­тель­ствуют слова Самого Гос­пода нашего Иисуса Христа: “Не две ли малые птицы про­да­ются за асса­рий? (мелкая монета) и не одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего. У вас же и волосы на голове все сочтены; не бой­тесь же: вы лучше многих малых птиц” (Мф.10:29-31).

Слова Христа Спа­си­теля ука­зы­вают на то, что каждый чело­век, а тем более пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин, нахо­дится под попе­че­нием Про­мысла Божия. Вся жизнь его в руках Божиих. От нрав­ствен­ного и рели­ги­оз­ного пове­де­ния хри­сти­а­нина зави­сит дей­ствие Про­мысла Божия в его жизни, как видно из слов сви­де­тель­ства вет­хого Псал­мо­певца: “Гос­по­дом утвер­жда­ются стопы пра­вед­ника… Греш­ники же идут своим путем по своей воле, но их пути Гос­подь погу­бить” (Пс.36:13-24).

Из чтения о жизни вели­ких пра­вед­ни­ков и подвиж­ни­ков хри­сти­ан­ства первых веков, да и после­ду­ю­щих, а также зна­ме­ни­тых Отцов Церкви Хри­сто­вой, мы узнаем во всей силе убе­ди­тель­но­сти, как Про­мысл Божий вел их за руку по пути их жизни, чтобы выве­сти из мрака соблаз­нов и поста­вить высоко на под­свеч­нике, как свечу, чтобы сияли свя­то­стью своей жизни и осве­щали мир. Все­ве­ду­щий Гос­подь Бог уже от утробы их мате­рей знал их духов­ные даро­ва­ния и спо­соб­но­сти к испол­не­нию Его святой воли, поэтому под­дер­жи­вал их Своею бла­го­да­тью. Из мно­же­ства святых угод­ни­ков Божиих более известны: Васи­лий Вели­кий, Гри­го­рий Бого­слов, Иоанн Зла­то­уст, Нико­лай Чудо­тво­рец, а в наше время Сера­фим Саров­ский, Иоанн Крон­штадт­ский и др.

Духов­ное при­зва­ние

Име­ется в виду здесь при­зва­ние, кото­рое каса­ется кан­ди­да­тов в свя­щен­ный сан. О свет­ском при­зва­нии не гово­рят, может быть, потому, что его не бывает в ярко выра­жен­ной форме. Не слышно, чтобы гово­рили, что тот или иной юноша или девица стал врачом, инже­не­ром, адво­ка­том или выбрал другую про­фес­сию по при­зва­нию. В этих слу­чаях играют роль житей­ские рас­четы или мотивы мате­ри­аль­ного свой­ства. Здесь можно гово­рить о спо­соб­но­сти юноши к тому или иному заня­тию в жизни, чтобы добы­вать себе хлеб для про­пи­та­ния, но о спе­ци­аль­ном при­зва­нии не упо­ми­нают.

Совсем другое поло­же­ние в духов­ном мире. От вос­пи­тан­ни­ков духовно-бого­слов­ских школ часто можно было услы­шать заяв­ле­ние: “Я не соби­ра­юсь быть свя­щен­ни­ком, потому что у меня нет при­зва­ния.” О хоро­шем же свя­щен­нике гово­рят: “Он принял свя­щен­ство по при­зва­нию.” Эти заяв­ле­ния сви­де­тель­ствуют о том, что есть среди вос­пи­тан­ни­ков духов­ных семи­на­рий или ака­де­мий, кото­рые не чув­ствуют в себе при­зва­ния стать свя­щен­ным лицом. Конечно, помимо этого, было, есть и будет много лиц, кото­рые посвя­тили себя на слу­же­ние Церкви Хри­сто­вой в свя­щен­ном сане без осо­бого для того при­зва­ния, и были хоро­шими, рев­ност­ными свя­щен­ни­ками.

При рас­суж­де­нии на эту тему сле­дует прежде всего уста­но­вить, что такое при­зва­ние и как оно про­яв­ля­ется в кан­ди­дате в духов­ный сан? Святые отцы Церкви, как: св. Гри­го­рий Двое­слов († 604), св. Гри­го­рий Бого­слов († 389), св. Иоанн Зла­то­уст († 407), св. Амвро­сий Медио­лан­ский († 397) и многие другие писали в своих сочи­не­ниях о таин­стве свя­щен­ства, но не каса­лись при­зва­ния в духов­ный сан.

О свя­щен­стве и о пас­тыр­ском слу­же­нии много писали и гово­рили разные бого­словы, но раз­ви­вали эту тему несколько в отвле­чен­ной форме, не каса­ясь ее прак­ти­че­ской сто­роны. В обще­стве в раз­го­во­рах о духо­вен­стве любят рас­суж­дать и кри­ти­ко­вать отдель­ных духов­ных лиц, им зна­ко­мых, но не умеют сфор­му­ли­ро­вать кон­кретно свои мысли или тре­бо­ва­ния. О тяже­сти же свя­щен­ни­че­ского слу­же­ния и о при­зва­нии на это слу­же­ние гово­рят неопре­де­ленно, а еще меньше сочув­ственно.

Мит­ро­по­лит Анто­ний (Хра­по­виц­кий), выда­ю­щийся бого­слов нашего вре­мени, рас­суж­дая в своих про­из­ве­де­ниях о свя­щен­стве, утвер­ждает, что нельзя счи­тать при­зван­ным к свя­щен­ству моло­дого чело­века, кото­рый имеет жела­ние быть тако­вым. По его мнению, этого недо­ста­точно. Он нахо­дит достой­ным свя­щен­ного сана того только кан­ди­дата, кото­рого Цер­ковь при­звала на это слу­же­ние. Но в какой форме выра­жа­ется это при­зва­ние, не гово­рит. Духов­ного при­зва­ния, как внут­рен­него голоса, не каса­ется.

Во вре­мена Мит­ро­по­лита Анто­ния в импе­ра­тор­ской России суще­ство­вала дав­ниш­няя прак­тика, что, когда моло­дой чело­век окон­чил духов­ную семи­на­рию или духов­ную ака­де­мию и желал при­нять свя­щен­ство, он обычно пода­вал свое пись­мен­ное про­ше­ние на имя епар­хи­аль­ного архи­ерея, прося его назна­чить на свя­щен­ни­че­ское место к одной из при­ход­ских церк­вей в епар­хии, при этом просил руко­по­ло­жить его во свя­щен­ника. Епар­хи­аль­ный архи­ерей, по воз­мож­но­сти, удо­вле­тво­рял эту просьбу. Вряд ли можно счи­тать такую прак­тику за при­зва­ние Церкви.

Искони на Руси было так, что полу­чив­шие духов­ное обра­зо­ва­ние шли в свя­щен­ство по тра­ди­ции, чтобы устро­ить себя для жизни и обес­пе­чить мате­ри­ально семью. В таких слу­чаях по обычаю при­ни­мали свя­щен­ство сыно­вья духо­вен­ства. Поэтому в России суще­ство­вало духов­ное сосло­вие наравне с дво­рян­ским, купе­че­ским и кре­стьян­ским. На этой почве воз­никла посло­вица, извест­ная с древ­них времен, что “поис­кал Иисуса не ради Иисуса, но ради хлеба куса.” Эта посло­вица акту­альна и в нынеш­нее время, осо­бенно в эми­гра­ции.

Тра­ге­дией явля­ется то обсто­я­тель­ство, что не все кан­ди­даты, при­няв­шие свя­щен­ный сан, ставят его на высоту свя­то­сти и особой бла­го­дати. При­чи­ною тому бывает, с одной сто­роны, недо­ста­точ­ное духов­ное вос­пи­та­ние, а, с другой, полное его отсут­ствие. Поуче­ние св. ал. Павла: “умоляю вас посту­пать достойно звания, в кото­рое вы при­званы,” не при­ни­ма­ется для руко­вод­ства. Св. Иоанн Зла­то­уст, имея в виду недо­стой­ных пас­ты­рей, гово­рит: “Не думаю, чтобы в среде свя­щен­ни­ков было много спа­са­ю­щихся, напро­тив, гораздо больше поги­ба­ю­щих.”

Если в дале­кое время пер­во­хри­сти­ан­ской эры св. Зла­то­уст сви­де­тель­ство­вал о том, что уже в его время были пас­тыри, кото­рые были недо­стойны своего пас­тыр­ского сана, то в наше время это состо­я­ние уси­ли­лось. Совре­мен­ное духо­вен­ство

всех хри­сти­ан­ских веро­ис­по­ве­да­ний имеет свои серьез­ные недо­статки. Многие из свя­щен­но­слу­жи­те­лей не только не пони­мают свя­то­сти свя­щен­ства, но не ищут его познать. Наря­див­шись в духов­ное оде­я­ние, кото­рого не любят носить, счи­тают, что больше им уже ничего не нужно. На этом закан­чи­ва­ется их пони­ма­ние свя­щен­ства. В эми­гра­ции один кан­ди­дат в архи­ерей­ство в своей речи при наре­че­нии без вся­кого сму­ще­ния назвал свя­щен­ство про­фес­сией, урав­ни­вая его с дру­гими спе­ци­аль­но­стями или про­фес­си­ями. Он умер на бога­той архи­ерей­ской кафедре. О том, что свя­щен­ство, а тем более архи­ерей­ство, есть вели­кое таин­ство, водоём бла­го­дати Божией, по выра­же­нию св. Иоанна Крон­штадт­ского, его и других, ему подоб­ных, не инте­ре­со­вало. Другой кан­ди­дат в архи­ерей­ство выра­зился в шутку: “Только в эми­гра­ции можно сде­лать себе карьеру; приняв мона­ше­ство — можно стать епи­ско­пом.”

Всегда бывали и ныне есть духов­ные лица, кото­рые, нося свой высо­кий свя­щен­ный сан, ста­но­ви­лись не только ниже уровня пас­тыр­ского, но и чело­ве­че­ского. Мало в мире душ, кото­рые не соблаз­ня­лись бы такими пас­ты­рями. К таким пас­ты­рям отно­сятся слова Христа Спа­си­теля: “Кто соблаз­нит одного из малых сих, веру­ю­щих в Меня, тому лучше было бы, если бы пове­сили ему мель­нич­ный жернов на шею и пото­пили его во глу­бине мор­ской… Горе тому чело­веку, через кото­рого соблазн при­хо­дит” (Мф.18:6). Не они ли будут на Страш­ном Суде гово­рить Гос­поду в свое оправ­да­ние: “Гос­поди! Гос­поди! не от Твоего ли имени мы про­ро­че­ство­вали? Не Твоим ли именем бесов изго­няли? и не Твоим ли именем чудеса тво­рили?” — А Гос­подь им скажет: “Я нико­гда не знал вас. Отой­дите от Меня, дела­ю­щие без­за­ко­ние” (Мф.7:22-23).

“Пра­во­слав­ная цер­ков­ность, — пишет один духов­ный писа­тель, — со всеми таин­ствами, свя­щен­но­дей­стви­ями и пра­ви­лами есть вели­кое поле духа, рели­ги­оз­ной настро­ен­но­сти и пас­тыр­ского Хри­стова дела­ния, но эта же цер­ков­ность ста­но­вится камнем пре­ткно­ве­ния и паде­ния для вся­кого, кто к ней при­сту­пает не в духе Хри­стова свя­щен­ства. Святые таин­ства цер­ков­ные, совер­ша­е­мые без веры и рели­ги­оз­ной оду­хо­тво­рен­но­сти, ста­но­вятся без­бла­го­дат­ными и явля­ются кощун­ством со сто­роны того, кто совер­шает их недо­стойно.” Такие свя­щен­но­слу­жи­тели теряют бла­го­дат­ную силу совер­шать таин­ства. Они лишь про­фес­си­о­налы, как сказал упо­мя­ну­тый выше руко­по­ла­га­е­мый во епи­скопа.

Ведь, Хри­стос спа­сает чело­ве­че­ские греш­ные души через Своих слу­жи­те­лей: свя­щен­ни­ков, епи­ско­пов. Для этой цели Он уста­но­вил свя­щен­ство, как таин­ство святое и дей­ствен­ное. В таин­стве свя­щен­ства нис­хо­дит бла­го­дать Свя­того Духа на руко­по­ла­га­е­мого. По уста­нов­лен­ному закону, епи­скоп один руко­по­ла­гает в сан диа­кона или свя­щен­ника, а епи­скопа руко­по­ла­гают два, три и больше епи­ско­пов. В момент руко­по­ло­же­ния во время Боже­ствен­ной литур­гии, у св. пре­стола в алтаре, пред­сто­я­те­лем-епи­ско­пом чита­ется молитва: “Боже­ствен­ная бла­го­дать, всегда немощ­ная вра­чу­ю­щая и оску­де­ва­ю­щая вос­пол­ня­ю­щая, про­ру­че­ствует (имя рек) бла­го­го­вей­ней­шего ипо­ди­а­кона во диа­кона (или диа­кона в пре­сви­тера, или архи­манд­рита во епи­скопа): помо­лимся убо о нем, да при­и­дет на него бла­го­дать Все­свя­таго Духа.” Поют трижды: “Гос­поди, поми­луй.” Епи­скоп или епи­скопы читают молитву тайно к Свя­тому Духу. Весь чин руко­по­ло­же­ния явля­ется святым таин­ством, к кото­рому все отно­сятся с бла­го­го­ве­нием и стра­хом.

Здесь пред­став­лена высота и свя­тость таин­ства свя­щен­ства, как уста­нов­ле­ния Самого Бога, Гос­пода нашего Иисуса Христа, Вели­кого Архи­ерея и Пас­ты­ре­на­чаль­ника. К этому таин­ству и слу­же­нию могут при­сту­пить только избран­ные Самим Гос­по­дом кан­ди­даты. Тако­вых Гос­подь и при­зы­вает еще от утробы матери их. В этом и состоит духов­ное при­зва­ние, о кото­ром мы гово­рили.

Тайну духов­ного при­зва­ния рас­кры­вает св. ап. Павел в посла­нии к Рим­ля­нам сле­ду­ю­щими сло­вами: “Знаем, что любя­щим Бога, при­зван­ным по Его изво­ле­ние, все содей­ствует ко благу. Ибо кого Он пре­дуз­нал, тех и пред­опре­де­лил быть подоб­ными образу Сына Своего, дабы Он был пер­во­род­ным между мно­гими бра­тьями. А кого Он пред­опре­де­лил , тех и при­звал; а кого при­звал, тех и оправ­дал; а кого оправ­дал, тех и про­сла­вил” (Рим.8:28-30).

Глу­бо­кий и таин­ствен­ный смысл этих свя­щен­ных слов св. апо­стола Павла трудно ура­зу­меть про­стым умом, не про­све­щен­ным Святым Духом. Бла­жен­ный Фео­до­рит († 457) дает сле­ду­ю­щее разъ­яс­не­ние этих слов: “В ком пре­дуз­нал Бог твер­дое рас­по­ло­же­ние, тех изна­чала пред­уста­вил, а пред­уста­вив, при­звал; потом при­звав, оправ­дал кре­ще­нием; оправ­дав же, про­сла­вил, наиме­но­вав сынами и даро­вав им бла­го­дать Все­свя­того Духа.”

Пра­во­слав­ные и непра­во­слав­ные бого­словы истол­ко­вали смысл этих свя­щен­ных слов св. апо­стола в обще­хри­сти­ан­ском зна­че­нии, а каль­ви­ни­сты даже иска­зили их в своем ере­ти­че­ском пони­ма­нии. По нашему глу­бо­кому убеж­де­нию, в сих словах св. апо­стола таин­ственно ука­зано на все­мо­гу­ще­ство Божие в деле избра­ния кан­ди­да­тов на свя­щен­ство и на слу­же­ние Ему в духе и истине. Про­мысл Божий изби­рает слу­жи­те­лей Божиих и укреп­ляет их силы в жизни Своею бла­го­да­тью.

Счаст­лива та мать-хри­сти­анка, кото­рая родила своего сына, кото­рого Гос­подь при­зы­вает на свя­щен­ство. Свое при­зва­ние такой кан­ди­дат чув­ствует с дет­ских лет и выра­жает его в особых дет­ских играх, напр.: любит под­ра­жать свя­щен­ни­кам в их слу­же­нии, поет что-либо из молитв, усердно молится еже­дневно без при­нуж­де­ния со сто­роны стар­ших, любит наря­жаться во что-либо длин­ное, под­ра­жая свя­щен­ни­кам и т.п. Ста­но­вясь юношей, он не пере­стает инте­ре­со­ваться всем свя­щен­ным и не теряет своей рели­ги­оз­но­сти, несмотря на юно­ше­ские соблазны и увле­че­ния. Нрав­ствен­ная сто­рона его жизни отли­ча­ется чисто­тою. Даже сны ему снятся, ука­зы­ва­ю­щие ему на его буду­щее пас­тыр­ское слу­же­ние. Ука­зан­ные при­знаки сим­во­ли­че­ски ведут и под­го­тов­ляют маль­чика к пред­сто­я­щему его пас­тыр­скому слу­же­нию. Само реше­ние о при­ня­тии свя­щен­ства при­хо­дить позже, в свое время. Духов­ная, или бого­слов­ская школа, если он в ней полу­чил свое обра­зо­ва­ние, помо­гает ему в его реше­нии.

При­зы­вает Гос­подь и к ино­че­ству. Без такого при­зва­ния трудно было бы, а, быть может, и невоз­можно, моло­дому юноше или взрос­лому уже чело­веку, живу­щему в мире соблаз­нов и иску­ше­ний, отка­заться от всей весе­лой свет­ской жизни и идти в мона­стырь или пустыню и обре­кать себя на вели­кий и тяже­лый подвиг поста, молитвы и воз­дер­жа­ния. Потому мало тако­вых нахо­дится. Гос­подь при­зы­вает на подвиг бого­угод­ной хри­сти­ан­ской жизни каж­дого, но погоня за удо­воль­стви­ями и при­стра­стие к мир­ским раз­вле­че­ниям заглу­шают в его душе голос Божий.

Каждый чело­век, живу­щий на земле, нахо­дится под воз­дей­ствием воли Божией, воли соб­ствен­ной эго­и­сти­че­ской и воли диа­воль­ской злой. Воля Божия выра­жена в Свя­щен­ном Писа­нии Вет­хого и Нового Завета. Когда еван­гель­ский богач, пре­бы­вая в аде после раз­гульно про­ве­ден­ной земной жизни, просил Авра­ама послать Лазаря на землю к его пяти бра­тьям с пре­ду­пре­жде­нием, чтобы и они не пришли в это место муче­ния, то он полу­чил ответ: “у них есть Моисей и про­роки, пусть слу­шают их” (Лук.16:19-31). Этот ответ ука­зы­вает, что на земле живу­щие должны под­чи­няться закону Божию, Его запо­ве­дям, данным про­ро­кам и в Еван­ге­лии Гос­пода нашего Иисуса Христа, а также Его святых апо­сто­лов.

Однако, чело­век живет и хочет жить по своей воле, игно­ри­руя все святое. Такой чело­век упо­доб­ля­ется еван­гель­скому богачу, попав­шему в ад после своей кон­чины. На чело­ве­че­скую волю влияет сильно воля диа­воль­ская при помощи соблаз­нов и иску­ше­ний, а также гип­ноза и атро­фи­ро­ва­ния его сво­бод­ной воли. В резуль­тате испол­не­ния чужой и своей воли чело­век гибнет для веч­но­сти. Эта же чужая воля отвле­кает его от воли Божией, заглу­шая в нем совесть, как голос Божий в его при­роде, и ста­вить на путь гибели.

Гос­подь Бог устами про­рока Иезе­ки­иля гово­рит: “Не хочу смерти греш­ника, но чтобы греш­ник обра­тился от пути своего и жив был. Обра­ти­тесь, обра­ти­тесь от злых путей ваших; для чего уми­рать вам во грехах ваших?” (Иез.33:11).

Спо­соб­ным к пока­я­нию греш­ни­кам Гос­подь дает Свою спа­си­тель­ную помощь под­няться на высоту из бездны греха. Можно было бы при­ве­сти много при­ме­ров, взятых из рели­ги­оз­ной лите­ра­туры и из жизни, под­твер­жда­ю­щих дей­ствие бла­го­дати Божией в деле спа­се­ния греш­ни­ков. Клас­си­че­ским при­ме­ром может слу­жить пре­по­доб­ная Мария Еги­пет­ская, кото­рая из бездны паде­ния под­ня­лась на высоту свя­то­сти и подвиж­ни­че­ства. В Житиях Святых подоб­ных при­ме­ров можно найти много, да и все святые подвиж­ники и пустын­ники были спа­сены по мило­сти Божией.

Для под­твер­жде­ния ска­зан­ного нагляд­ным при­ме­ром явля­ется аме­ри­кан­ский мил­ли­о­нер Шодт про­шлого сто­ле­тия. Шот­лан­дец по про­ис­хож­де­нию, он жил вдали от Бога, увле­кался при­об­ре­те­нием богат­ства и о душе своей не забо­тился. Соста­рился. Одна­жды поехал он за город на лоно при­роды. Про­гу­ли­ва­ясь в поле, вдруг, мол­ние­носно он вспом­нил один случай из ран­него дет­ства. При­пом­ни­лась ему родная Шот­лан­дия и про­по­ведь свя­щен­ника на тему: “Кто не любит Гос­пода Иисуса Христа, ана­фема, маранафа да будет” (1Кор.16:23). Во время про­по­веди люди падали в обмо­рок. Вспом­нил это Шодт и ужас­нулся. Ведь, он всю жизнь не любит Гос­пода Иисуса Христа, значит и он под­ле­жит ана­феме. Он пришел в ужас. Не мила ему была больше про­гулка, быстро воз­вра­тился домой и здесь решил пожерт­во­вать свое огром­ное состо­я­ние на бла­го­тво­ри­тель­ные цели, а сам посту­пил в мона­стырь. Умер бедным и сми­рен­ным мона­хом-фран­цис­кан­цем.

Эми­грант из Совет­ского Союза рас­ска­зал о себе сле­ду­ю­щее: “На родине я легко влился с юности в тече­ние без­бож­ни­ков. Осенью 1943 года я сидел на ска­мейке вблизи церкви в неболь­шом городке, окку­пи­ро­ван­ном румын­скими вой­сками. Я был напол­нен думами горя и печали. Подо­шла ко мне ста­рушка. После несколь­ких наво­дя­щих вопро­сов и моих отве­тов она спро­сила меня: “В церкви был? Богу молился?” Я отве­тил, что не был и не молился. — “Пой­демте!” ска­зала она, взявши меня за руку. Неуве­ренно я пошел за нею. Лик святых икон, ико­но­стас, неко­то­рое коли­че­ство моля­щихся, покой, тишина отде­лили меня от зем­ного мира. Что-то вспорх­нуло в меня, в мой разум, в мою душу и неудер­жи­мые, непо­нят­ные мне слезы поли­лись из моих глаз. Они давили, душили, омы­вали, и я не знал при­чины, почему плакал. Постояв немного, не зная, как и о чем молиться, про­дол­жая пла­кать, я тихо вышел из церкви. Мое чув­ство посе­ще­ния церкви после 17-лет­няго пери­ода без­ве­рия я не могу опи­сать. Слов для этого недо­ста­точно. Но это было одно из первых силь­ней­ших чувств, охва­тив­ших меня — блуд­ного сына, вер­нув­ше­гося в Отчий дом после многих лет ски­та­ния и отри­ца­ния Бога. С тех пор, с того памят­ного дня, я стал ходить в цер­ковь, посте­пенно научился молиться Богу.”

Виктор Т., вырос­ший в Совет­ском Союзе и вос­пи­тан­ный там анти­ре­ли­ги­озно, считал веру­ю­щих в Бога отста­лыми и тем­ными людьми. Из своей квар­тиры выбро­сил иконы, вопреки про­те­стам веру­ю­щей матери. Пришла немецко-совет­ская война в 1941 году. Пришли немцы. Одна тан­ко­вая часть забрала его с собою в каче­стве про­вод­ника. С отсту­пав­шими немец­кими тан­ки­стами он очу­тился в Румы­нии. По пути его отряд задер­жался на пло­щади в одном румын­ском городке. Было вос­кре­се­нье и зво­нили в коло­кола на бого­слу­же­ние. Виктор увидел, как нарядно одетые румыны шли в цер­ковь. Его это уди­вило. Ведь, ему тол­ко­вали полит­руки, что в Бога верит и в цер­ковь ходит только тем­нота, а тут видит хорошо одетых людей, зна­чить они не тем­нота. Захо­те­лось ему пойти в цер­ковь из любо­пыт­ства, потому что он нико­гда в ней не бывал. Началь­ник отряда отпу­стил его в цер­ковь. “Только на пять минут,” сказал коман­дир, “потому что можем в любой момент уехать отсюда.” Цер­ковь была запол­нена бого­моль­цами, когда в нее вошел Виктор. Сперва он все рас­смат­ри­вал в ней, любо­пыт­ство­вал. Взор его оста­но­вился на боль­шом кресте с изоб­ра­же­нием рас­пя­того Христа на нем. Неожи­данно потекли слезы из глаз его. Удер­жать их он не мог. Так стоял он пред кре­стом и плакал, не заме­чая вре­мени. Бого­слу­же­ние закон­чи­лось и цер­ковь опу­стела, но Виктор стоял у креста и плакал. Цер­ков­ный сторож рукою пока­зал ему ухо­дить. Виктор воз­вра­тился к своему отряду, а там его уже искали. Виктор стал веру­ю­щим и пра­во­слав­ным, а в эми­гра­ции полез­ным чело­ве­ком в обще­стве, музы­кан­том и хоро­шим певцом в цер­ков­ном хоре.

Во время немецко-совет­ской войны 1941–1945 годов и после нее многие тысячи моло­дых юношей и девиц, а также взрос­лых и пожи­лых, выве­зен­ных нем­цами в Гер­ма­нию из окку­пи­ро­ван­ных совет­ских обла­стей Укра­ины, Бело­рус­сии и других, бывших ком­со­моль­цев и неве­ру­ю­щих, обра­ти­лись к Богу и стали веру­ю­щими пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами. Они запол­няли храмы во время бого­слу­же­ний и были рев­ност­ными при­хо­жа­нами.

При­ве­ден­ные при­меры сви­де­тель­ствуют о том, что рели­ги­оз­ное чув­ство нико­гда не про­па­дает, ибо оно есть искра Божия, зажжен­ная в душе чело­века. Эту искру можно уга­сить, засы­пать золою грехов и заблуж­де­ний, но она воз­го­рится снова при исклю­чи­тель­ных и чудес­ных обсто­я­тель­ствах. В этом отно­ше­нии дей­ственны силы Божии: Про­мысл, Про­ви­де­ние и при­зва­ние. Гос­подь про­мыш­ляет, Гос­подь спа­сает, Гос­подь при­зы­вает для слу­же­ния Ему в свя­щен­ном сане или в ином звании.

Буэнос-Айрес 1983 г.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки