Зачем Церковь, если Бог в душе?

cвя­щен­ник Сергий Круг­лов

Если рас­смат­ри­вать сло­вар­ное зна­че­ние этих выра­же­ний, то, дей­стви­тельно, «вера в Бога» – это одно, а «Цер­ковь» – это другое. Навер­ное, каждый чело­век хотя бы раз в жизни заду­мался о Боге в том или ином кон­тек­сте. Даже ате­и­сты к Богу нерав­но­душны – вспо­ми­на­ются слова одного веру­ю­щего чело­века, обра­щен­ные к ате­и­стам: «Если Бога нет, что же вы с Ним боре­тесь?»

И опыт наблю­де­ния за людьми, как при­над­ле­жа­щими к Церкви, так и «гуля­ю­щими сами по себе», пока­зы­вает: есть люди, веря­щие в Бога, но не жела­ю­щие при­над­ле­жать к Его Церкви, а есть те, кто кре­щены и счи­тают себя чле­нами, так скажем, цер­ков­ной орга­ни­за­ции, но из их жизни никак не явствует, что Бог для них важен. Конечно, всякое внеш­нее наблю­де­ние за людьми чре­вато опас­но­стью осу­дить их, наве­сить на них ярлыки, выне­сти им некий окон­ча­тель­ный при­го­вор. Осуж­дать нельзя, но рас­суж­дать, пред­ва­ри­тельно помо­лив­шись Богу, о даро­ва­нии нам вра­зум­ле­ния, мы все-таки должны.

Люди, кото­рые гово­рят: «Я верю в Бога, но Цер­ковь мне не нужна», нередко встре­ча­ются и мне. И я поде­люсь своими скром­ными наблю­де­ни­ями. Условно можно выде­лить три кате­го­рии таких людей. Просто обы­ва­тели, кото­рые иногда, за чашкой чая или круж­кой пива в теплой ком­па­нии, не прочь порас­суж­дать на темы рели­гии, но палец о палец не ударят, чтобы как-то изме­нить свою жизнь в этом направ­ле­нии, напрячь мысль или сердце в поис­ках Бога. О том, что вера – это и кон­крет­ные дела, дела­е­мые не из выгоды или потому, что «так при­нято», а по запо­веди Божией, что вера – это дове­рие Богу и Его запо­ве­дям и вер­ность Ему в нелег­ких житей­ских испы­та­ниях, им неве­домо, и ведать про это они не желают. На то их право, их сво­бода, и о них мы гово­рить не будем.

Вторая кате­го­рия – люди, нерав­но­душ­ные к Богу, в сердце, уме, жизни кото­рых Бог реально зани­мает некое зна­чи­мое место, но кото­рые не вполне пони­мают, чего Бог от чело­века хочет и что такое Цер­ковь, в чем ее смысл. Они гово­рят: «Глав­ное – быть поря­доч­ным чело­ве­ком и хорошо себя вести. А молиться Богу можно в любом месте, Он всегда близок к чело­веку, и всякие обряды и риту­алы для этого мне не нужны!» В их словах есть правда: Бог может быть с чело­ве­ком всюду: дома, на работе, в чистом поле. Разве Ему нужны от нас, напри­мер, свечи, кото­рые ста­вятся перед ико­нами? Нет, у него есть солнце и звезды. Нужны ли Ему молит­вен­ные пра­вила? Мол, у Меня бес­сон­ница – почи­тай-ка, чело­вече, Мне псал­тырь на ночь? Или Он не умеет читать в нашем сердце и мыслях, и надо обя­за­тельно выска­зы­вать Ему наши про­ше­ния вслух и в строго опре­де­лен­ной форме, иначе наши молитвы «не дойдут»? Тоже нет. Надо ли Богу, чтоб мы пости­лись, не ели того и этого? Нет, наобо­рот, именно Он и дает нам пищу. Хочет ли Он от нас какого-то дара или жертвы? А что мы можем Богу дать такого, чего бы у Бога не было? Мы роди­лись на свет голыми, и все, чем поль­зу­емся, именно от Бога нам и дано. Так чего же Бог от нас хочет? Хочет – нас самих. Бог – Отец, а мы – Его дети. «Сыне, даждь Ми твое сердце…»

Чего хочет мама от детей? Пяте­рок из школы, помы­той за собой чашки? Это все неплохо, но для мамы – не глав­ное. Мама любит своих детей. За что? Да ни за что. Потому что – любовь. И только ответ­ной любви ждет от ребенка. А все осталь­ное – част­но­сти, сво­ди­мые к этому глав­ному, к глав­ной запо­веди: любить Бога. И любить ближ­них как самого себя. Ведь ближ­ние – это другие дети, родные братья и сестры, и мама хочет, чтобы и они между собой жили в мире, согла­сии, вза­и­мо­по­мощи и любви. Словом, чтоб была семья.

И вот когда мы гово­рим «семья», в вопросе о смысле Церкви многое ста­но­вится на свои места. Да, люди нецер­ков­ные, некре­ще­ные, гуля­ю­щие сами по себе, могут быть во много раз лучше, чище, пра­вед­нее, талант­ли­вее, чем мы, члены Церкви (по край­ней мере, на внеш­ний чело­ве­че­ский взгляд – как на это смот­рит Бог, вопрос особый). Но мы – дома. А они – пока еще сироты, живу­щие в при­ю­тах, ски­та­ю­щи­еся по пере­пу­тьям мира.

Почему же именно к Церкви при­ло­жимы род­ствен­ные, семей­ные, кров­ные даже, я бы сказал, поня­тия? Что есть в Церкви такого, чего на пере­пу­тьях мира, в отдельно взятых быто­ва­ниях чело­века нет? Что есть у чело­века воцер­ко­в­лен­ного, чего нет у самого луч­шего чело­века, но живу­щего по прин­ципу «Бог в чистом поле» (или неле­пее – «Бог у меня в душе»)? В Церкви чело­век имеет воз­мож­ность стать к Богу ближе, стать с Ним единым (не теряя при этом своей лич­но­сти), и именно не в мыслях или мечтах, как чаще всего бывает у выше­опи­сан­ных нецер­ков­ных людей, а вполне реально, во всей кон­кре­тике своего состава, и духов­ного, и телес­ного. Ближе – не только своим серд­цем и умом, чув­ствами и мыс­лями, но и руками, и ногами, и желуд­ком, и пече­нью – всем.

При­ми­тив­ные образы? Может быть. Но именно о Церкви как о Теле Христа гово­рит, напри­мер, в своих посла­ниях апо­стол Павел, и о том, что мы все – члены этого реаль­ного, живого Тела. А что есть общего у разных членов тела, что под­дер­жи­вает в них жизнь? Общее кро­во­снаб­же­ние. Член тела, напри­мер палец, куда не посту­пает кровь, вполне может пора­зить ган­грена, он может уме­реть. Кровь Хри­стова – то общее, что есть в членах Церкви. Именно за этим – чтоб стать мак­си­мально близ­кими ко Христу, приняв в себя Его реаль­ные Тело и Кровь, по Его же насто­я­тель­ной запо­веди – хри­сти­ане соби­ра­ются на Евха­ри­стию. Ради нее, под­го­товки к ней постро­ены храмы, отра­бо­таны обряды, напи­саны иконы, клу­бится ладан, поются молит­во­сло­вия и создано все, что в Церкви есть. Молиться, читать Библию и хорошо себя вести можно и в своем отдельно взятом углу (про испо­ведь и гово­рить не буду – есть такие хри­сти­ан­ские дено­ми­на­ции, кото­рые вообще отри­цают необ­хо­ди­мость испо­веди. Ну, это их дело, воль­ному воля. Может быть, можно оста­ваться чистым, нико­гда не моясь, но у меня не полу­ча­лось…). Но для самого глав­ного – при­ча­стия Тела и Крови Христа – надо идти в храм на Литур­гию, и это не людьми при­ду­мано, это зов Самого Христа – пере­чи­таем хотя бы Еван­ге­лие от Иоанна.

Да, Хри­стос – зовет, ищет нас. И вот тут время ска­зать о тре­тьей (повто­ряю, это только я так для себя опре­де­лил) кате­го­рии нецер­ков­ных людей: тех, кто этот зов все-таки слышит. Кто не замкнулся окон­ча­тельно в своей само­до­воль­ной нецер­ков­ной вере, кто ищет не само­оправ­да­ния, а истины и сам не имеет покоя в поиске Бога. И они обя­за­тельно поймут, что Цер­ковь – не обще­ствен­ная орга­ни­за­ция, а родной дом, им даст об этом знать горь­кий сирот­ский плач, зву­ча­щий в их сердце. И они-то – может быть, лучшие из всех. По край­ней мере, я, греш­ник, готов перед такими покло­ниться в землю.

Пра­во­сла­вие и Мир

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки