Беседа на Новый год

про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Баш­ки­ров,
магистр Бого­сло­вия

Новый год – празд­ник по-осо­бому при­ят­ный. Невольно заме­ча­ешь, как пре­об­ра­жа­ются люди, какие они при­вет­ли­вые, радост­ные и бла­го­же­ла­тель­ные. Ходят в гости, поздрав­ляют друг друга. Смот­ришь и дума­ешь: «Вот бы всегда так! Как хорошо мы бы все жили между собой, и сколько бы избе­жали ненуж­ных труд­но­стей».

Но к этой дате мы при­хо­дим со сме­шан­ным чув­ством. Знаем, что в насту­па­ю­щем году жизнь, как и раньше, будет ста­вить свои про­блемы, что у вре­мени свое объ­ек­тив­ное тече­ние, и все равно наде­емся на что-то новое и лучшее, и одно­вре­менно чув­ствуем зата­ен­ное бес­по­кой­ство перед буду­щим, неиз­вест­ным и таин­ствен­ным. Так было и в про­шлом году, и в поза­про­шлом и много лет тому назад. Так было у людей всегда. Чело­век сжи­ва­ется с про­шлым, быстро забы­вает непри­ят­ные моменты, и даже с удо­воль­ствием вспо­ми­нает о про­жи­том. Память вос­про­из­во­дит его почти всегда в чуть-чуть розо­вом свете.

Пом­нится одна исто­рия из мона­стыр­ской жизни. К ста­рому монаху пришли уче­ники и стали рас­суж­дать, что хоро­шие вре­мена уже прошли. А он отве­тил: «Вре­мена всегда хороши, когда прой­дут»1.

Но есть у празд­ника Нового года еще одна важная осо­бен­ность. Он не только рас­по­ла­гает к раз­мыш­ле­нию о буду­щем, но и дает воз­мож­ность про­ана­ли­зи­ро­вать про­шлое. Как я прожил это время, какой при­об­рел опыт, как скла­ды­ва­лись мои отно­ше­ния с людьми, и, нако­нец, заду­мался ли я над тем, что стал на год старше, а значит, ближе к веч­но­сти. Как она пред­став­ля­ется мне, стала ли она для меня реаль­но­стью? Или она по-преж­нему на пери­фе­рии моего созна­ния. Мне просто не до нее, у меня еще столько нере­шен­ных житей­ских дел, что тут не до фило­соф­ских раз­мыш­ле­ний!

А надо было бы найти минутку и в самый Новый год именно об этом и поду­мать.

Посмот­рите, как хорошо о таком мгно­ве­нии истины сказал извест­ный рус­ский фило­соф и бого­слов про­то­и­е­рей Сергий Бул­га­ков († 1944):

«В Ново­ле­тие обост­ря­ется откро­ве­ние веч­но­сти… Пово­рот­ные вре­мена и сроки гово­рят нам о нашем рож­де­нии и смерти, о вступ­ле­нии в мир и исхож­де­нии из него, о гранях жизни, огра­ни­чен­ной во вре­мени.

Когда наблю­да­ешь, как течет время, испы­ты­ва­ешь чув­ство лег­ко­сти, сво­боды от вре­мени, взлета над ним.

Мы живем во вре­мени, но носим образ веч­но­сти, такова про­ти­во­ре­чи­вость нашего твар­ного бытия, но это и знак сво­боды от него, знак сво­боды детей Божиих»2.

Без этого ощу­ще­ния не может быть насто­я­щего сча­стья, даже зем­ного, кото­рое мы в эти дни желаем друг другу. А когда оно при­хо­дит, с ним все­ля­ется и чув­ство без­от­чет­ной тре­воги: «А вдруг всё быстро кон­чится!».

Нередко так и бывает. Правда, мы об этом мало думаем, но о таком исходе всегда напо­ми­нают фило­софы и муд­рецы.

Вот один из похо­жих эпи­зо­дов.

«Я так дово­лен! – лико­вал моло­дой монах, – Здо­ро­вье у меня пре­крас­ное, душа моя в радо­сти, а сердце счаст­ливо!».

Старец же выслу­шал его и задум­чиво сказал: «Бывают мгно­ве­ния, когда все полу­ча­ется, и дует попут­ный ветер. Не стоит на них пола­гаться, они быстро про­хо­дят…»3.

А про­хо­дят, потому что земное сча­стье не имеет опоры в себе, его насто­я­щее осно­ва­ние – в веч­но­сти. А значит, оно немыс­лимо без веры в Бога.

И это потому, что истин­ное сча­стье – прежде всего спо­кой­ная совесть и внут­рен­ний мир, а потом уже сте­че­ние бла­го­при­ят­ных обсто­я­тельств.

С верой в сердце легче иметь такую совесть. С надеж­дой на Бога проще пере­но­сить все иску­ше­ния и труд­но­сти. С мыслью о Боге всегда пра­вильно вос­поль­зу­ешься бла­гами мира, потому что знаешь, что они – не твоя соб­ствен­ность, а Божий дар, что рас­по­ря­жаться ими надо во славу Божию и для пользы других людей. А когда так отно­сишься к Богу и людям, то начи­на­ешь доро­жить вре­ме­нем и видеть в нем – путь в веч­ность. Все можно вос­ста­но­вить: истра­чен­ные деньги, поте­рян­ное иму­ще­ство и даже пошат­нув­ше­еся здо­ро­вье, но нико­гда не вер­нется поте­рян­ное время. Не слу­чайно апо­стол Павел настой­чиво напо­ми­нал: «Посту­пайте осто­рожно, дорожа вре­ме­нем, потому что дни обман­чивы» (Еф. 5:15–16).

Послу­шайте, как хорошо тол­кует о вре­мени один древ­ний ману­скрипт:

«Что такое время нашей жизни? Оно – лест­ница, кото­рая одним концом дости­гает неба, а другим упи­ра­ется в ад. И, идя по ней, мы, посте­пенно или при­бли­жа­емся к небу или спус­ка­емся в пре­ис­под­нюю. И кто знает, может быть, именно этот момент моей или твоей жизни и есть послед­няя сту­пенька на этой лест­нице?»4.

Смот­рите, что полу­ча­ется. Как только я хочу найти опору для насто­я­щего сча­стья, я сразу же упи­ра­юсь в веч­ность, и она ставит передо мной вопросы, от кото­рых мне не уйти. И чем раньше я себе на них отвечу, тем быст­рее мне рас­кро­ется цель моей земной жизни и смысл вре­мени.

При­ве­дем еще несколько раз­мыш­ле­ний цер­ков­ных про­по­вед­ни­ков о Новом годе и вре­мени:

«Одного муд­реца древ­но­сти спро­сили: – что бы, по его мнению, было дра­го­цен­нее всего для чело­века? «Время, – отве­чал он, – ибо посред­ством вре­мени можно при­об­ре­сти всё; а самого вре­мени нельзя купить ни за что».

В самом деле… попро­буй кто… воз­вра­тить для себя назад хотя бы минуту! Нико­гда не воз­вра­тить ни единой. Время непро­дол­жимо и невоз­вра­тимо! Посему оно дра­го­цен­нее всего для чело­века; ибо посред­ством его можно при­об­ре­сти всё, – самое небо и бла­жен­ную веч­ность, а вре­мени невоз­можно при­об­ре­сти ни за что.

И потому – первой важ­но­сти вопрос: кто упо­треб­ляет время как должно, и кто зло­упо­треб­ляет им?

Упо­треб­ляет время тот, кто упо­треб­ляет его для при­го­тов­ле­ния себя к веч­но­сти, и что ни делает, всегда и во всем про­сти­рает взор свой далее вре­мен­ного и веч­ного. Ибо не для сего ли самого, то есть для при­го­тов­ле­ния к веч­но­сти и дано нас всем время? …

Упо­треб­ляет его, как должно, тот, кто в про­дол­же­ние его ста­ра­ется делать добра как можно более, а зла как можно менее. Ибо в дела­нии добра состоит самое наше пред­на­зна­че­ние, а допу­ще­ние зла вредит нам навсе­гда, и во вре­мени и в веч­но­сти. Дела­ние добра при­бли­жает нас к цели бытия нашего, и состав­ляет неотъ­ем­ле­мое досто­я­ние, пре­крас­ный запас для неба; а допу­ще­ние зла отъ­ем­лет у нас часть совер­шен­ства, уда­ляет нас от цели нашего бытия, ставит в зло­по­луч­ное про­ти­во­ре­чие с Богом, со всеми сотво­рен­ными суще­ствами и с самим собою…

Упо­треб­ляет время, как должно, тот, кто упо­треб­ляет его на изгла­жде­ние в себе и жизни своей всего нечи­стого и гре­хов­ного. Ибо на что упо­треб­лять время боль­ному и про­ка­жен­ному, каковы мы все духом и сове­стию, как не первее всего на исце­ле­ние себя от болезни? И может ли быть болезнь хуже и опас­нее греха и без­за­ко­ния…?

После сего само собою видно, кто зло­упо­треб­ляет вре­ме­нем?

Тот, во-первых, у кого про­те­кает оно в без­дей­ствии и празд­но­сти… Можно ли губить в без­дей­ствии время, когда от него зави­сит веч­ность? Когда его вообще так не много?…

Зло­упо­треб­ляет вре­ме­нем тот, кто, хотя и не попус­кает ему про­те­кать праздно, но все заня­тия свои огра­ни­чи­вает одним види­мым, земным, чув­ствен­ным и ско­ро­пре­хо­дя­щим. Ибо в таком случае, из всего того, что ни дела­ется, из всех заня­тий, трудов, скор­бей и лише­ний не выйдет, нако­нец, ничего; – и мы, про­бу­дясь и про­ра­бо­тав всю жизнь, под её конец, когда всё види­мое и вре­мен­ное исчез­нет для нас, явимся, ничего не имея…

Еще больше зло­упо­треб­ляет вре­ме­нем тот, кто упо­треб­ляет его на дела, про­тив­ные закону Божию, на обман, похоть плот­скую, гор­дость житей­скую, на пре­сле­до­ва­ния ближ­них и тому подоб­ное. Ибо, так дей­ствуя, чело­век сильно портит бого­по­доб­ную при­роду свою, идет безумно против все­мо­гу­щей воли Творца, непри­метно при­бли­жа­ется к состо­я­нию духов злобы, а тем самым гото­вит для себя в веч­но­сти участь самую зло­по­луч­ную…

Теперь никто не тре­бует от нас отчета в нашем вре­мени. Оно каждый день, с утра до вечера, предо­став­лено нашему про­из­волу. Упо­треб­ляй его идей­ствуй как хочешь. Делай или не делай; извле­кай из него пользу или зло­упо­треб­ляй им. Всё это, по-види­мому, равно для Того, Кто дарует нам время. Но так не будет всегда! Насту­пит, нако­нец, для всех и каж­дого послед­ний час вре­мени, когда мы должны будем пред­стать на суд Гос­пода веков и времен, и дать отчет во всех днях и часах наших. След­ствием этого будут уже не новые годы, а веч­ность, бла­жен­ная для тех, кто упо­треб­лял время свое, как должно, и зло­по­луч­ная для тех, кто упо­треб­лял его всуе» (Инно­кен­тий, архи­епи­скоп Хер­сон­ский и Таври­че­ский. Сочи­не­ния. Т. 1. Слово на Новый год. СПб – М., 1871. С. 271–277).

А вот ново­год­нее поже­ла­ние пра­вед­ного Иоанна Крон­штадт­ского († 1908):

«Чего поже­лать себе и вам искренне, от всей души в Новый год? А вот чего: чтобы мы все стали новыми, отло­жив вет­хость. «Что же у нас ветхое?», – спро­сите вы. Конечно, грех стра­сти и пороч­ные наклон­но­сти и пополз­но­ве­ния наши. Всё это есть тлен, кото­рый крайне тлит наши души и тела, удаляя их от Бога и лишая их мира, здра­вия, тишины, сво­боды, сво­боды, света.

Напри­мер, если я ощущаю в себе каждый день пополз­но­ве­ние к гневу, или к зави­сти, гор­до­сти, или дей­стви­тельно гне­ва­юсь, сер­жусь, зави­дую, гор­жусь, или имею страсть к день­гам, к яствам и напит­кам,.. то я не новый, а ветхий чело­век, не Божий чело­век, а чадо диа­вола, и только тогда дела­юсь новым чело­ве­ком и чадом Божиим,.. когда искренне пока­юсь, оплачу свой грех, и совсем пере­ме­нюсь в своих мыслях, чув­ствах, рас­по­ло­же­ниях и склон­но­стях в добрую сто­рону… Вот в этом смысле я желаю от всей души и себе и вам сде­латься новыми, во славу Божию, и во спа­се­ние и истин­ное благо всем нам и во утвер­жде­ние надежды нашей на жизнь вечную…» (Сер­гиев Иоанн, про­то­и­е­рей. Поуче­ние на Новый год. Поуче­ния, слова и речи на хра­мо­вые празд­ники и разные случаи. Крон­штадт, 1889. С. 131–133).

Именно в этом смысле Свя­ти­тель Тихон Задон­ский († 1783) в каче­стве ново­год­него при­вет­ствия при­зы­вает к пока­я­нию:

«Покайтесь!…Уповаю, и вы сами при­зна­ете, что слово сие…прилично и бла­го­вре­менно при нача­тии нового года пред­ла­га­ется, если рас­су­дите, что есть пока­я­ние. Пока­я­ние есть преж­него гре­хо­лю­би­вого жития омер­зе­ние, и нового, по закону Божию управ­ля­е­мого, при­ня­тие. Так, напри­мер,: кто до сих пор был пья­ница и прочих сла­стей люби­тель, тому надо стать воз­держ­ным, кто в плот­ских нечи­сто­тах валялся как свинья в грязи, тому, отри­нув сих стра­стей неистов­ство, надо воз­лю­бить чистоту телес­ную и душевную…то есть, не только тело не осквер­нять, но и ум от помыс­лов сквер­ных хра­нить. Кто в ссоре и вражде с ближ­ними житие свое доселе про­во­дил, тому надо при­ми­риться со всеми, и со всеми, по слову апо­стола, иметь мир (Евр. 12:14)…

И когда так нач­нете Новый год, то бла­го­по­лучно нач­нете, а еще и того лучше, если, так начав, так и кон­чите. Ибо не всяк, кто начи­нает хорошо, хорошо кон­чает. Я вам и себе, как этот, и если Бог изво­лит, и прочие сле­ду­ю­щие годы так начать… и в сей душе­по­лез­ной ново­сти пре­про­во­дить, и так хри­сти­ан­скую кон­чину полу­чить желаю…» (Свя­ти­тель Тихон Задон­ский. Тво­ре­ния. Т. 1. Слово на Новый год. М.: Репринт, 1889. С. 33, 35).

Со встре­чей Нового года многие люди свя­зы­вают целый ряд суе­ве­рий, напри­мер:

  • На ново­год­нем столе должны быть в изоби­лии еда и напитки, тогда весь год в семье будет доста­ток.
  • У кого в Новый год будет пусто в кар­ма­нах, тот весь год про­ве­дет в нужде.
  • Послед­няя рюмка в канун Нового года при­не­сет удачу тому, кто её выпьет.
  • Если на Новый год одеть что-нибудь новое, то весь год будет удач­ным.
  • Если в этот день кто-то чихает, то к своему бла­го­по­лу­чию – весь год будет счаст­ли­вым.
  • Если на Новый год что-либо слу­чи­лось с чело­ве­ком, то целый год будет слу­чаться.

(О суе­ве­риях и пред­рас­суд­ках. М., 2002. С. 21).

При­ве­дем слова, кото­рые св. Иоанн Зла­то­уст († 407) про­из­нес 1 января 387 в Антио­хии, и кото­рые как будто ска­заны о нас:

«…Более всего при­скорбны состя­за­ния, кото­рые про­ис­хо­дят сего­дня в гости­ни­цах и пре­ис­пол­нены рас­пут­ства и вели­кого нече­стия. Нече­стия, потому что зани­ма­ю­щи­еся ими заме­чают дни, гадают и думают, что если первый день этого месяца они про­ве­дут в удо­воль­ствии и весе­лии, то и весь год будет то же; а рас­пут­ства потому, что на самом рас­свете и жен­щины и муж­чины, напол­нив ста­каны и чаши вином, напи­ва­ются с вели­кой неумеренностью…Крайне безумно по одному счаст­ли­вому дню ожи­дать того же на весь год. И не только от безу­мия, но и от диа­воль­ского вли­я­ния про­ис­хо­дит та мысль, будто в делах нашей жизни надо пола­гаться не на соб­ствен­ную рев­ность и дея­тель­ность, а на днев­ные обра­ще­ния вре­мени.

Счаст­лив для тебя будет год во всем не тогда, как ты будешь пьян­ство­вать в первый день, но если и в первый и в каждый день будешь делать угод­ное Богу. День бывает плох или хорош не по своей при­роде, – потому что день ото дня ничем не раз­нится, но – по нашему усер­дию или бес­печ­но­сти. Если ты сделал добро, то день для тебя хорош, а если ты согре­шил, то- плох и неаз­лу­чен с нака­за­нием. Если ты будешь так рас­суж­дать и так настра­и­вать себя, совер­шая каждый день молитвы и мило­стыни, то весь год будет для тебя счаст­лив…» (Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст. Тво­ре­ния. Т. 1. Книга вторая. Слово на Новый год. СПб.: Репринт, 1898. С. 769).

Посмот­рите, как отно­сился к при­ме­там св. Васи­лий Вели­кий († 379):

«…Какое зло – волх­во­вать! Вне попе­че­ния Божия постав­ляет оно пре­да­ю­ще­гося ему. А многим из хри­стиан кажется делом без­вред­ным скло­нять к нему слух, соби­рать при­меры, слу­шать истол­ко­ва­те­лей примет.

Чихнул кто на слове, гово­рят: и это имеет зна­че­ние. Кто-нибудь сзади назвал меня по имени, нога поскольз­ну­лась при выходе, заце­пи­лась одежда; всё это помеха. И люди весьма зна­ме­ни­тые, ожи­да­ю­щие Судию с небес, хлад­но­кровно впа­дают в этот вред­ный порок. Но слушай: отвер­жен народ, пре­дав­шийся ему. Еще в древ­но­сти, по закону Мои­се­еву, чаро­ва­ния, волх­во­ва­ния, ворожба, пти­це­га­да­ния, отри­нуты как изоб­ре­те­ния демонов…Что бед­ствен­нее такой жизни всё подо­зре­вать, во всем видеть пре­пят­ствия, когда всё должно воз­во­дить душу к Богу…» (Свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий. Тво­ре­ния. Тол­ко­ва­ние на про­рока Исаию, глава 2‑я (6). СПб., 1911. С. 273–274).


При­ме­ча­ния:

1 Отцы – пустын­ники сме­ются. М., 1996. С. 73.

2 Бул­га­ков Сергий, про­то­и­е­рей. Слово к Ново­ле­тию. Слова, поуче­ния, беседы. Париж, 1987. С. 129.

3 Отцы – пустын­ники. Указ. соч. С. 72.

4 Дья­ченко Гри­го­рий, про­то­и­е­рей. Полный годич­ный круг крат­ких поуче­ний. Т. 1. М., 1995. С. 5.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки