Слово на Новый год: В чем счастье человека и где его найти? — архиепископ Анастасий Добрадин

Слово на Новый год: В чем счастье человека и где его найти? — архиепископ Анастасий Добрадин

(2 голоса4.5 из 5)

Часть моя, Боже, во век (Пс.72:26).

Новый год обык­но­венно встре­чают бла­го­же­ла­ни­ями, — и сча­стие состав­ляет обыч­ный пред­мет таких бла­го­же­ла­ний. С новым годом — с новым сча­стием! — вот что повто­ря­ется если не всеми, то очень мно­гими, при вза­им­ных встре­чах и посе­ще­ниях в насто­я­щий день!

Сча­стие есть суще­ствен­ная потреб­ность каж­дого чело­века; сча­стие есть цель, к кото­рой стре­мятся и народы. Посмот­рите: из всех дей­ствий чело­ве­че­ской пред­при­им­чи­во­сти, какие не имеют в виду этой цели? Раз­но­об­раз­ные откры­тия в обла­сти наук и искусств, бес­чис­лен­ные усо­вер­шен­ство­ва­ния в мире про­мыш­лен­но­сти, раз­ви­тие путей сооб­ще­ния, быст­рота в пере­даче мысли из одного конца мира в дру­гой, чудеса све­то­писи, пре­об­ра­зо­ва­ния поли­ти­че­ские и госу­дар­ствен­ные, раз­лич­ные реформы в жизни обще­ствен­ной, — все это не с тою ли целию совер­ша­ется, чтобы чело­век как можно меньше чув­ство­вал горечь жизни и воз­можно больше насла­ждался её бла­гами? Не к тому ли все направ­ля­ется, чтобы он был счастлив?

Но на самом деле — поль­зу­ется ли чело­век сча­стием? Жизнь чело­ве­че­ская вслед­ствие откры­тий и усо­вер­шен­ство­ва­ний утра­тила ли свой­ствен­ную ей горечь и стала ли для всех счаст­ли­вою? Такие при­скорб­ные явле­ния, как раз­ру­ши­тель­ные дей­ствия сти­хий, как болезни и смерть, не обыч­ные ли явле­ния и в совре­мен­ной жизни чело­ве­че­ства, как были обычны они за сотни, тысячи лет? А вза­им­ные несо­гла­сия и неудо­воль­ствия, раз­доры и вражда, нако­нец опу­сто­ши­тель­ные войны не слу­жат ли пре­пят­ствием мир­ных и дру­же­ствен­ных отно­ше­ний между людьми и ныне, как слу­жили прежде? По край­ней мере, успехи про­све­ще­ния не подают ли надежды на дости­же­ние этой вожде­лен­ной цели? Отрад­ная надежда! Но пока, вме­сто осу­ществ­ле­ния её, мы видим раз­де­ле­ние в людях и народах…

Итак, что же? — бла­го­же­ла­ние, про­из­но­си­мое в насто­я­щий день, есть пустой звук, без­следно исче­за­ю­щий в воз­духе? И воз­можно ли для чело­века сча­стие? Законно ли самое стрем­ле­ние его к сча­стию? Не есть ли это тень, кото­рая бежит от нас по мере того, как мы при­бли­жа­емся к ней? Не при­зрак ли это, кото­рый чарует наше вооб­ра­же­ние, пока слу­жит пред­ме­том пред­став­ле­ния, и разо­ча­ро­вы­вает, когда мы пови­ди­мому овла­де­ваем им? — Нет, слу­ша­тели, сча­стие — не при­зрак; оно суще­ствует дей­стви­тельно и стрем­ле­ние к нему также свой­ственно нашей при­роде, как живому, суще­ству свой­ственно про­из­воль­ное дви­же­ние и чув­ство­ва­ние: чело­век и сотво­рен для сча­стия, — ему суж­дено стрем­ле­ние к сча­стию. Но дело в том: какое это сча­стие и — где его найти?

Если бы у иска­те­лей сча­стия спро­сить, в чем они пола­гают сча­стие то какое раз­но­об­ра­зие отве­тов полу­чи­лось бы на пред­ло­жен­ный вопрос! Так, раз­вив­ший в себе живот­ные инстинкты нашел бы сча­стие в удо­вле­тво­ре­нии гру­бых поже­ла­ний и склон­но­стей; люби­тель денег ска­зал бы, что сча­стие заклю­ча­ется в обла­да­нии сокро­ви­щами; охот­ник до свет­ских удо­воль­ствий почел бы сча­стием насла­жде­ние удо­воль­стви­ями, кото­рыя пред­став­ля­ются ему на обще­ствен­ных гуля­ньях, на вече­рах, балах, в театре, в собра­ниях; при­страст­ные к модам пожа­луй бы при­зна­лись, что сча­стие состоит в том, чтобы прежде дру­гих одеться в то или дру­гое мод­ное пла­тье; люби­тели про­све­ще­ния стали бы утвер­ждать, что сча­стие людей заклю­ча­ется в обра­зо­ва­нии; рев­ни­тели добра и правды ска­зали бы, что истин­ное благо чело­века в дела­нии добра и в соблю­де­нии зако­нов правды; любя­щие уеди­нен­ную жизнь, к изум­ле­нию света, ищу­щего шум­ных удо­воль­ствий, объ­явили бы, что сча­стие — в тихой, уда­лен­ной от мир­ской суеты жизни среди подви­гов молитвы, труда, созер­ца­ния; таким обра­зом каж­дый, как видите, стал бы пола­гать сча­стье в том, что ему нра­вится. Но согла­си­тесь, что истин­ное и посто­ян­ное сча­стье должно заклю­чаться в чем нибудь одном, подобно тому, как неиз­мен­ная, вечно-пре­бы­ва­ю­щая истина едина. Что же это одно, в чем заклю­ча­ется истин­ное счастие?

Это одно, к чему стре­мится наше сердце и чем дей­стви­тельно может быть успо­ко­ено оно или осчаст­лив­лено, — не может быть вре­мен­ным, пре­хо­дя­щим; потому что дух наш есть суще­ство бес­смерт­ное и, зна­чит, нико­гда не удо­вле­тво­рится вре­мен­ным. В самом деле, окру­жите чело­века все­воз­мож­ными удоб­ствами, дайте ему все сред­ства к весе­лой и без­за­бот­ной жизни, предо­ставьте ему богат­ство и все поче­сти, — и все-таки вы не сде­ла­ете его навсе­гда счаст­ли­вым: пер­во­на­чально доволь­ный, он нач­нет потом тяго­титься тем, чтó имеет, ску­чать и томиться жела­нием чего-то иного, луч­шего. Кто был Соло­мон? Он был царь, кото­рому рав­ного не было в его время ни по могу­ще­ству, ни по муд­ро­сти, ни по богат­ству и славе. Чего ему не доста­вало для пол­ного сча­стия? Послу­шайте, что он сам о себе сви­де­тель­ствует: Я пред­при­нял боль­шие дела; построил себе домы, наса­дил себе вино­град­ники, устроил себе сады и рощи, наса­дил в них вся­кие пло­до­ви­тые дерева; сде­лал себе водо­емы для оро­ше­ния из них рощей, про­из­ра­ща­ю­щих дере­вья; при­об­рел себе слуг и слу­жа­нок, и домо­чадцы были у меня; также круп­ного и мел­кого скота было у меня больше, нежели у всех, быв­ших прежде меня в Иеру­са­лиме; собрал себе серебра и золота и дра­го­цен­но­стей от царей и обла­стей; завел у себя пев­цов и певиц, и услаж­де­ния сынов чело­ве­че­ских — раз­ные музы­каль­ные ору­дия. И сде­лался я вели­ким и бога­тым больше всех, быв­ших прежде меня в Иеру­са­лиме; и муд­рость моя пре­бы­вала со мною. Чего бы глаза мои ни поже­лали, я не отка­зы­вал им; не воз­бра­нял сердцу моему ника­кого весе­лия; потому что сердце мое радо­ва­лось во всех тру­дах моих; и это было моею долею от всех тру­дов моих (Еккл.2:4–10) — и сие бысть часть моя от всего труда моего. После этого каза­лось бы, такой царь при­знает себя вполне счаст­ли­вым, как обла­да­тель такой части, какой никто не имел в мире: но послу­шайте, что он гово­рит далее: и огля­нулся я на все дела мои, кото­рыя сде­лали руки мои, и на труд, кото­рым тру­дился я, делая их: и вот, все суета и том­ле­ние духа, и нет от них пользы под солн­цем (Еккл.2:11).

Таким обра­зом дух чело­века не удо­вле­тво­ря­ется вре­мен­ным, зем­ным. Как создан­ный по образу Божию (Быт.1:27), чело­век есть суще­ство в извест­ном смысле — Божьего рода (Деян.17:29) и, есте­ственно, стре­мится к Богу, как сво­ему пер­во­об­разу: его насто­я­щая жизнь, его дей­стви­тель­ное спо­кой­ствие, его пол­ная радость и сле­до­ва­тельно, истин­ное сча­стие — в обще­нии с Богом, в живом союзе с Источ­ни­ком жизни и радо­сти, с Винов­ни­ком неиз­мен­ного сча­стия, веч­ного бла­жен­ства. К сему-то Источ­нику жизни во все вре­мена стре­ми­лись души, жаж­ду­щие истин­ного сча­стия: воз­жада душа моя к Богу креп­кому, живому (Пс.41:3), гово­рил вен­це­нос­ный про­рок Давид. Когда при­иду и явлюся лицу Божию? в скорби молится душа, уда­лен­ная от Бога. Что ми есть на небеси? спра­ши­вает ищу­щий сча­стия в Боге, и от Тебе что вос­хо­тех на земли? Исчезе сердце мое и плоть моя, Боже сердца моего, и часть моя Боже во век (Пс.72:25–26). И те, кото­рые уда­ля­ются от Бога, лишают себя истин­ного сча­стия и идут в без­дну поги­бели: се уда­ля­ю­щии себе от Тебе, сви­де­тель­ствует тот же царь-про­рок, погиб­нут (Пс.72:27).

Погиб­нут… какое страш­ное слово! Но мно­гие ли дей­стви­тельно стре­мятся к Богу и ищут в Нем сво­его сча­стия? Если сча­стие в Боге: то почему же так не мно­гие стре­мятся к Богу? — Потому, бла­го­че­сти­вый слу­ша­тель, что люди стали не на том пути, на кото­ром должны бы сто­ять: вси укло­ни­шася, вкупе неклю­чимы быша: несть тво­ряй бла­го­стыню, несть до еди­наго (Пс.13:3). Раз нару­шили они волю Божию и тем уда­лили себя от Бога, лиши­лись жизни и славы Божией (Рим.3:23) и стали с того вре­мени блуж­дать вне пути к истин­ному сча­стию; ходя по рас­пу­тиям заблуж­де­ний, они искали сча­стия не там, где бы сле­до­вало; искали много и долго, но — не нахо­дили иско­мого; уто­ми­лись, изму­чи­лись в поис­ках и оста­лись бы навсе­гда без истин­ного сча­стия, еслибы не уми­ло­сер­дился над ними Еди­но­род­ный Сын Божий. Он по любви к несчаст­ному роду чело­ве­че­скому сошел с неба на землю, при­нял плоть нашу кроме греха, родился в вер­тепе, пре­тер­пел обре­за­ние и, свер­шив путь крест­ной жизни на земле, ука­зал чело­веку поте­рян­ную дорогу к истин­ному счастию.

При­и­дите ко Мне вси труж­да­ю­щи­ися и обре­ме­нен­нии и Аз упо­кою вы (Мф.11:28): с таким при­гла­ше­нием обра­щался Он ко всем, изму­чен­ным без­п­лод­ными поис­ками за сча­стием! Покай­тесь и веруйте во Еван­ге­лие (Мк.1:15): вот чем начата была Им про­по­ведь к людям, кото­рые в сле­поте своей не видели пути к бла­жен­ству, не чув­ство­вали в себе бие­ния жизни Божией, бес­печно оста­ва­лись в состо­я­нии том­ле­ния под бре­ме­нем страш­ного бед­ствия, назы­ва­е­мого гре­хом! Истин­ное сча­стие, стрем­ле­ние к кото­рому так глу­боко скрыто в вашем сердце, — непре­рыв­ное бла­жен­ство, кото­рое одно может успо­ко­ить дух ваш, — заклю­ча­ется в Боге: но вы свер­нули с насто­я­щего пути на лож­ный — путь греха и нераз­луч­ных с ним несча­стий. Если жела­ете воз­вра­тить поте­рян­ное бла­жен­ство, то обра­ти­тесь к Богу, вер­ни­тесь в Его цар­ство, испо­ве­дуйте Его своим Царем и Вла­ды­кою, при­знайте Его власть над вами, поко­ри­тесь Ему все­цело, под­чи­ни­тесь Его боже­ствен­ной воле без­пре­ко­словно, отдайте Ему ваше сердце и вашу сво­боду. Слы­шите, как Он гово­рит каж­дому из вас: даждь Ми, сыне, сердце твое (Притч.23:26). — Но как же дойти нам до Отца, Кото­рого мы не знаем, Кото­рого забыли, Кото­рого гнева стра­шимся? — Да не сму­ща­ется сердце ваше, ответ­ствует Гос­подь: веруйте в Бога и в Мя веруйте (Ин.14:1). Ник­тоже при­и­дет ко Отцу токмо Мною. Аз есмь путь и истина и живот (Ин.14:6). Всту­пите прежде всего в Мое Цар­ство — в Цар­ство бла­го­дати, кото­рое Я осную и сози­жду (Мф.16:18) на земле и в кото­ром вы най­дете все необ­хо­ди­мое для воз­вра­ще­ния поте­рян­ного бла­жен­ства: здесь вы услы­шите спа­си­тель­ную истину Моего уче­ния, могу­щего про­све­тить вас; здесь поста­вят вас на насто­я­щий путь, кото­рый при­ве­дет вас к Богу; здесь ощу­тите вы в себе дви­же­ние духов­ной жизни, кото­рая давно замерла в вас, — ощу­тите от сопри­кос­но­ве­ния с токами боже­ствен­ной бла­го­дати, кото­рая сооб­щена будет вам посред­ством учре­жда­е­мых Мною таинств. При­мите все, что пред­ло­жено будет в этом Цар­стве, как бла­го­твор­ное и спа­си­тель­ное для вас, — при­мите с охо­тою, с любо­вию, несо­мненно веруя, что это необ­хо­димо для вашего сча­стия, и точно испол­няя все пред­пи­сан­ное вам.

Итак один Гос­подь Иисус Хри­стос, как Хода­тай Бога и чело­ве­ков; может опять при­ве­сти нас к Богу-Отцу Сво­ему и воз­вра­тить нам истин­ное в Нем сча­стие; и — это при­ве­де­ние к Богу совер­ша­ется в бла­го­дат­ном Его Цар­стве на земле, т. е., в Его еди­ной, свя­той, собор­ной и апо­столь­ской Церкви: здесь есть все сред­ства к тому, чтобы чело­века, умерщ­влен­ного гре­хом, ожи­во­тво­рить, ослеп­лен­ного — про­све­тить, заблуд­шего — наста­вить, изра­нен­ного — увра­че­вать, печаль­ного — уте­шить, бед­ству­ю­щего сде­лать опять счастливым.

Пой­мите же, веру­ю­щие слу­ша­тели, неиз­ре­чен­ную милость Божию к нашему недо­сто­ин­ству: мы все назы­ва­емся хри­сти­а­нами и живем в бла­го­дат­ном цар­стве Хри­сто­вом, как члены Церкви Хри­сто­вой. Если поэтому живо в нас стрем­ле­ние к сча­стию, то воз­можно и удо­вле­тво­ре­ние этому стрем­ле­нию. Поста­ра­емся только со всем усер­дием поль­зо­ваться сред­ствами, кото­рыя даро­ваны нам во Хри­сте Иисусе и хра­нятся в Его свя­той Церкви: с помо­щью этих средств мы узнаем, в чем состоит истин­ное сча­стие, и какой вер­ный путь к нему; а тогда откро­ется нам и насто­я­щий смысл нынеш­него бла­го­же­ла­ния: «с новым годом — с новым сча­стьем», т. е. при начале нового года мы будем желать друг другу не того лож­ного, при­зрач­ного, измен­чи­вого сча­стия, кото­рое обе­щает нам сует­ный мир, а — сча­стия истин­ного, посто­ян­ного, кото­рое есть не что иное, как веч­ное бла­жен­ство и, начи­на­ясь здесь на земле внутри нашего сердца, будет про­дол­жаться непре­рывно в стране веч­но­сти — в Цар­ствии Небес­ном. Аминь.

Источ­ник: Слова и речи Ана­ста­сия, епи­скопа Воро­неж­ского и Задон­ского. 1853–1893 годы. — СПб.: Сѵно­даль­ная Типо­гра­фия, 1894. — С. 8–15.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки