Скрыть
Что́ же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских.

Святые отцы

Прочие

Иоанн Златоуст, свт. (†407)

Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских

Но смотри, как Господь, оставив всякое другое зло, обращает внимание на то, которое особенно в это время возмущало их, и отнимает самый предлог к легкомыслию. Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских. Эти слова означают то, что Иоанн не был по природе непостоянен, и это вы доказали своим усердием.

Но и того никто не может сказать, что он хотя и был по природе тверд, но впоследствии, предавшись роскоши, сделался слаб. Одни из людей от природы бывают слабы, а другие впоследствии времени делаются таковыми. Например, один гневлив по природе, а другой от долговременной болезни приобретает эту страсть. Равным образом одни бывают непостоянны и легкомысленны по природе, а другие от того, что предаются роскоши и неге. Но Иоанн не был таков и по природе, – вы ходили смотреть, говорит Спаситель, не трость, колеблемую ветром, – равно как не потерял он сокровища, которым обладал, предавшись роскоши.

Что он не был рабом роскоши, это показывает его одежда, пустыня и темница. Если бы он хотел носить дорогие одежды, то жил бы не в пустыне и не в темнице, а в царских чертогах. Он одним молчанием мог бы достигнуть величайших почестей. В самом деле, если Ирод так уважал его, несмотря даже на то, что он обличал его и находился в узах, то тем более стал бы льстить ему, если бы он молчал. Итак, могут ли падать такие подозрения на того, кто самым делом доказал свою твердость и постоянство?

Беседы на Евангелие от Матфея

Иероним Стридонский, блж. (†420)

Ст. 7-9 Когда же они пошли, Иисус начал говорить народу об Иоанне: что смотреть ходили вы в пустыню? трость ли, ветром колеблемую? Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских. Что же смотреть ходили вы? пророка? Да, говорю вам, и больше пророка

Когда же они ушли, Иисус начал говорить к толпам народа об Иоанне: Что смотреть вышли вы в пустыне? Тростник ли колеблемый ветром? На что вышли вы смотреть? Человека ли, одетого в нежные одежды? Вот одевающиеся в нежные одежды находятся в палатах царей

Если предшествующее слово было сказано против Иоанна, - как очень многие думают, - именно: Блажен тот, который не усомнится во Мне (Мф. 11:6), - то каким образом теперь Иоанн восхваляется в таких выражениях. Но так как стоявшая вокруг толпа не знала тайны вопроса со стороны Иоанна и думала, что он сомневается во Христе, на Которого сам указал перстом; то, чтобы они уразумели, что Иоанн спрашивал не ради себя, а ради учеников своих, Он говорит: Зачем вышли вы в пустыню? Разве затем, чтобы посмотреть на человека подобного тростинке, который движется всяким ветром и легкомысленно сомневается в том, о чем прежде проповедовал? Или, может быть, он возбуждается против Меня движимый завистью, и проповедь его устремлена к приобретению тщетной славы, так что он ищет от нее выгоды? К чему он будет желать богатства? Разве для того, чтобы питаться изысканными блюдами? Но ведь он питается саранчой и диким (silvestri - лесным) медом! Или, может быть, для того, чтобы одеваться в роскошные одежды? Но покровом ему служит верблюжья власяница! Такого рода пища и одежда пользуются гостеприимством только темницы, и проповедь истины находит себе такое пристанище. А те люди, которые (суть) льстивы и стремятся к прибыли, и ищут богатств, и утопают в удовольствиях, и одеваются в роскошные одежды, [те] живут в палатах царей. Из этого следует, что строгая жизнь и решительная проповедь должны избегать царских дворцов и уклоняться от палат изнеженных роскошью людей.

Что же смотреть ходили вы? пророка? Да, говорю вам, и больше пророка

Иоанн в том отношении больше остальных пророков, что он перстом показал как уже Пришедшего со словами: Вот Агнец Божий, Который берет [на себя] грехи мира (см. Ин. 1:29), - Того, Которого другие пророки проповедовали, только как должного придти. А так как к преимуществу пророка присоединяется еще значение (praemium) Крестителя, то Он указывает на умножение заслуг, пользуясь свидетельством из пророка Малахии, у которого он называется даже ангелом (Мал. 3:1). Но не подумаем, что Иоанн называется здесь ангелом по единству природы [с ними]; он называется так по достоинству служения своего, т. е. как вестник, провозвестивший пришествие Господа.

Толкование на Евангелие от Матфея

Исидор Пелусиот, прп. (†440)

Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских

Об облекающихся в мягки ризы

О том, что носить мягкие, тонкие, красивые и цветные одежды значит не сохранять правило подвижничества по Богу, спроси Иоанна Богослова, описывающего хитон Господень. И он скажет тебе: бе же хитон Его не швен, свыше исткан весь (Ин. 19:23). Но кому неизвестна малоценность той одежды, какую употребляли бедные Галилеяне, которым особенно нравилось таковое одеяние, сотканное с некоторым искусством? Попроси сведений у божественного Матвея, извещающего об Иоанне Крестителе, и он даст тебе такой ответ: сам же Иоанн имяше ризу свою от влас вельблуждь (Мф. 3:4). Смотри также, как многомудрый и богоносный Лука изображаете кичливость Иродову и порицает одежду, в какую тот был облечен (Деян. 12:21). В мягки ризы одеянные, - говорит он, - живут в домах царских (Лк. 7:25), но не отличаются одеждами, достойными духовного брачного чертога. Посему, если вожделеваешь его, малоценностью одежды подражай Богу нашему Иисусу, потому что роскошь в одеждах - знак здешней изнеженности, а не горней светоносности.

Письма. Книга I

Феофилакт Болгарский, блж. (†1107)

Что же смотреть вы ходили? Человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских

Чтобы не могли сказать, что Иоанн, сделавшись рабом роскоши, впоследствии стал изнеженным, Господь говорит им: «Нет!» Ибо власяная одежда показывает, что он - враг роскоши. Если бы он носил мягкие одежды, если бы он хотел роскоши, то жил бы в царских палатах, а не в темнице. Узнай же, что истинный христианин не должен носить мягкие одежды.

Толкование на Евангелие от Матфея

Троицкие листки (XIX в.)

Ст. 2-15 Иоанн же, услышав в темнице о делах Христовых, послал двоих из учеников своих сказать Ему: Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого? И сказал им Иисус в ответ: пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют; и блажен, кто не соблазнится о Мне. Когда же они пошли, Иисус начал говорить народу об Иоанне: что смотреть ходили вы в пустыню? трость ли, ветром колеблемую? Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских. Что же смотреть ходили вы? пророка? Да, говорю вам, и больше пророка. Ибо он тот, о котором написано: се, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою. Истинно говорю вам: из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя; но меньший в Царстве Небесном больше его. От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его, ибо все пророки и закон прорекли до Иоанна. И если хотите принять, он есть Илия, которому должно придти. Кто имеет уши слышать, да слышит

Грозный обличитель неправды людской, великий проповедник покаяния, Господень Предтеча Иоанн уже заканчивал свое земное поприще; умолк его могучий глас в пустынях Иордана: Ирод Антипа, этот сластолюбец, прозванный современниками лисицей, не вынес его открытых обличений того, что отнял жену у своего родного брата Филиппа. И вот великий пророк, ненавидимый фарисеями, был изменнически предан ими и заключен беззаконным четверовластником в мрачную темницу в крепости Махера, на границах Аравии, за Мертвым морем.

Иоанн же, – повествует апостол Матфей, – услышав в темнице о делах Христовых, послал к Нему двоих из учеников своих сказать Ему: Ты ли Тот, Который должен придти, Тот, о Котором говорили пророки: «Грядущий приидет и не умедлит», или ожидать нам другого? Или и Ты только предтеча Другого, Который придет за Тобой? Не вопрошает прямо: Ты ли Христос, а прикровенно, чтобы не дать врагам Иисуса Христа повод обвинить Его перед Римлянами, если бы Христос ответил прямо на этот вопрос. «Что же это значит, – вопрошает святитель Златоуст, – тот, который знал Иисуса еще до чудес, извещен был о Нем от Духа Святаго, слышал от Отца, проповедовал о Нем пред всеми, посылает теперь узнать от Самого, – Он ли это или нет? Но если сам не знаешь, – продолжает святитель-толковник, – то как же сказал ты свое мнение о Неизвестном? Не ты ли говорил: »…у Которого я недостоин развязать ремень обуви»? (Лк. 3:16). Не ты ли говорил: «Я не знал Его; но Пославший меня крестить в воде сказал мне: на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым»? (Ин. 1:33). Разве ты не видел Духа в виде голубя? Разве не слыхал гласа Отца? Разве не ты удерживал Его, говоря: «мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне»? (Мф. 3:14). Разве не ты говорил ученикам: «Ему должно расти, а мне умаляться»? (Ин. 3:30). Разве не ты учил весь народ, что Он есть «Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира»? (Ин. 1:29). Не проповедовал ли ты всего этого прежде знамений и чудес? Как же теперь, когда Он всем стал известен, и мертвые воскресли, и бесы изгнаны, и столько произведено знамений, ты посылаешь спрашивать у Него? Что же это значит? Неужели все слова Иоанна были какой-нибудь обман, подлость, басня? Но кто сказал бы это, находясь в полноте ума? Не говорю уже об Иоанне, который взыграл во чреве матернем, проповедовал Христа прежде своего рождения, был гражданином пустыни, показал образец ангельской жизни. Напротив, если бы он был даже одним из людей обыкновенных и самых ничтожных, то не мог бы сомневаться после многочисленных свидетельств, данных как им самим, так и другими. Из этого ясно, что Иоанн посылал не из-за сомнений, и спрашивал не из-за неведения. Но – для чего же тогда Иоанн посылал спрашивать?» Древние святые отцы и учители Церкви объясняют это так. Как ни отдаленно, как ни крепко был заключен Иоанн, однако же преданные ему ученики приходили к нему и туда, сообщая ему обо всем, что желал он знать. А в то время вся Иудея и Галилея, Самария и прочие окрестные страны были полны рассказами о Спасителе, о Его необычайном учении, о Его власти над сердцами людей и над всей природой, о Его дивной любви и милосердии к грешникам…

Мог ли не желать обо всем этом слышать в подробностях тот, кто первый указал на Иисуса, как на обетованного Мессию, кто не считал себя достойным быть последним Его слугой, кто прямо говорил своим ученикам: Он – Жених, а я – только Его друг; я радуюсь Его радостью, Ему подобает расти, мне же умаляться… Все мысли святого узника, Пророка и Предтечи Христова, были сосредоточены на едином Христе, Которого он исповедовал Сыном Божиим, о Котором он говорил, что верующий в Него «имеет жизнь вечную, а не верующий… не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем» (Ин. 3:36). И тот, кого Сам Христос назвал большим из рожденных женами, без сомнения, с благоговением слушал рассказы своих учеников о славных делах Христовых, и радовался духом, и всем сердцем желал, чтобы его-ученики стали учениками и последователями Иисуса Христа. Но не все ученики способны были доверчиво и в простоте сердца принимать слова своего великого учителя и следовать за Господом; были среди них такие, которые в слепой, хотя и глубокой привязанности к нему, принимали его слова только за выражение крайнего его смирения и никак не хотели допустить мысли, что их учитель ниже Иисуса, о Котором он же, Иоанн, свидетельствовал… Слава Иисусова скорбно действовала на ревнивые, к славе своего учителя, сердца учеников Иоанна, тем более, что их столь любимый учитель теперь томился в заключении, а Иисус творил столько дивных чудес и затмевал ими славу Иоанна… «Ученики Иоанновы, – говорит святитель Златоуст, – как всякий может отметить, не расположены были к Иисусу и всегда Ему завидовали, что видно из их же слов своему учителю: «Тот, Который был с тобою при Иордане, и о Котором ты свидетельствовал, вот Он крестит, и все идут к Нему» (Ин. 3:26). А в другом случае Иоанновы ученики, придя к Иисусу Христу, говорили: «Почему мы и фарисеи постимся много, а Твои ученики не постятся?» (Мф. 9:14)». И вот, когда Господь воскресил сына вдовы Наинской, когда все, пораженные этим чудом всемогущества Божия, с благоговением заговорили, что Бог посетил людей Своих, некоторые из учеников Иоанновых невольно задумались: не есть ли в самом деле Христос – этот дивный Чудотворец Иисус?.. Но чрезмерное пристрастие к своему любимому учителю Иоанну подавляло в них возникавшую веру. Пророк Божий видел их душевное состояние, предвидел и свою близкую кончину. Он стал опасаться, как бы ученики его, по слепой к нему привязанности, не остались неверующими во Иисуса Христа, и потому, когда ученики рассказали ему о воскрешении юноши Наинского, Предтеча решил воспользоваться этим случаем, чтобы утвердить в них свое неизменное учение о Христе Спасителе уже не одним только словом, но и их собственным свидетельством дел Иисусовых.

«Если бы, – говорит святитель Златоуст, – он стал просто говорить им: пойдите к Нему, Он лучше меня, то этим не убедил бы людей, которые были привязаны к нему самому; напротив, они подумали бы, что он говорит это из скромности, и прилепились бы к нему еще более. А если бы стал молчать, то опять ничего бы не вышло. Что же он делает? Выжидает случая от них самих услышать, что Иисус творит чудеса, и тут сам не дает им советов, посылает не всех, но только двоих, о которых может быть знал, что они способнее прочих уверовать, дабы вопрос не был подозрителен и дабы они из самых дел увидели разность между ним и Иисусом». «Иоанн, заключенный в узах, – говорит блаженный Иероним, – посылает своих учеников к Иисусу Христу для того, чтобы под видом разрешения своих недоумений окончательно рассеять их неверие; и, зная о близкой своей кончине, хочет обязать их следовать за Тем, на Которого сам указывал прежде неведущим». Предтеча послал учеников к Божественному Врачу, чтобы они могли у Него найти врачевство от своего душевного ослепления. Он как бы на самого себя принял их сомнение, и их неверие приписывает самому себе. «Таким образом, – говорит святой Илларий, – не сам Иоанн хотел просветиться, но уврачевать неведение своих учеников. Как отец, предвидящий свою близкую кончину, заботится дать попечителя своим детям, так Иоанн Креститель захотел привлечь своих учеников к Спасителю. Самым живым предсмертным его желанием было видеть своих учеников, одушевленных твердой и горячей верой в Иисуса Христа. Иоанн посылал своих учеников к Сыну Человеческому как учитель, которому временно были поручены чужие дети для того, чтобы образовать их и потом возвратить Тому, Кто есть истинный Отец». Он был уверен, что Господь Иисус Божественной премудростью Своей исправит погрешительное их мнение; поэтому, разделяя с учениками их немощи, под покровом собственного недоумения, посылает их с вопросом ко Господу. Вот совершенный образец истинных слушателей слова Божия, которые не только не ищут славы своей, но и боятся ее, и больше всего заботятся о том, чтобы вся слава служения их принадлежала единому Богу. Итак, слова учеников Предтечи, по объяснению святых отцов, надобно понимать так: «Иоанн Креститель послал нас к Тебе, говоря: я знаю, что Ты Мессия, это я доказал своими о Тебе свидетельствами, но народ еще не знает этого. Для чего же Ты медлишь вразумить его и объявить Себя таким? Кто Ты? Дай о Себе свидетельство ясное и для всех очевидное; покажи Своими делами, что Ты Христос, и что иного ожидать не должно». Сердцеведец знал, с какой целью посланы ученики; вместо слов Он благоволил ответить им делами.

Евангелист Лука говорит, что в это время, в присутствии учеников Иоанновых, Господь многих исцелил от болезней и недугов, и от злых духов, и многим слепым даровал зрение. Его чудеса были как бы лучами Солнца правды, сокрытого под завесой плоти; они были знамением могущества, Божественности и святости Христовой и показывали, что Он и есть истинный Мессия. Творили чудеса и древние пророки, но не своей силой, а силой Божией, которую испрашивали у Бога пламенной молитвой. А Господь Иисус совершал их Своим Божественным могуществом и властью. И, совершая столько чудес, сказал им Иисус в ответ: пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите. Вспомните древнее пророчество Исайи: «вот Бог ваш… Он придет и спасет вас. Тогда откроются глаза слепых, и уши глухих отверзутся. Тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь… Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение и узникам открытие темницы» (Ис. 35:4–6; Ис. 61:1). «Сами видите, что это пророчество исполнилось на Мне: слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие, смиренные сердцем Мои апостолы, и все эти труждающиеся и обремененные, жаждущие слышать слово спасения, радуются духом, приемля благовестие о спасении, и другим о том благовествуют. Возвестите об этом Иоанну, и он даст вам еще большее свидетельство о Мне. И, проникая в глубину их сердечных сомнений и колебаний, привлекая их к Себе словом любви, Он присовокупил: и блажен, кто, подобно Иоанну, не соблазнится о Мне, чья вера в Меня так же непоколебима, как вера Моего Крестителя. Блажен тот, кто останется верующим в Меня, несмотря на Мое уничижение, на предстоящую Мне крестную смерть!» Господь не сделал обычного Ему в таких случаях указания на Писание: как написано, – Он знал, что Его друг и без этого поймет силу ответа, потому что Исайя был любимым пророком Иоанна. «Если бы Он, – говорит святитель Златоуст, – сказал: Я точно Христос, то это могло их навести на мысль подобно Иудеям, которые некогда говорили Ему: «Ты Сам о Себе свидетельствуешь» (Ин. 8:13). Поэтому Он предоставляет им самим судить обо всем из виденных чудес, делая этим учение Свое неподозрительным и очевиднейшим. А вместе с тем и их обличил тайным образом: они соблазнялись о Нем, и вот Он, обнаружив их болезнь и предоставив все одной их совести, никого не сделал свидетелем этого обличения, кроме них самих, которые одни поняли это».

Пораженные необыкновенными чудесными действиями Спасителя, обличенные и исцеленные от тяготившего их сомнения, ученики Иоанновы возвратились к своему любимому учителю с полной верой во Иисуса Христа и, по кончине Предтечи, присоединились к Его последователям. Так как народу неизвестна была цель посольства учеников Иоанновых, то и вопрос их мог породить много недоуменных сомнений. «Многие, – говорит Златоуст, – могли рассуждать сами с собой и говорить так: тот, который с такой силой свидетельствовал об Иисусе, ныне переменил мысли свои и сомневается: этот ли или другой есть грядущий? Не научила ли его темница быть осторожнее? Неужели он напрасно прежде свидетельствовал об Иисусе?» Господь Иисус поспешил уничтожить подобное сомнение и подкрепить немощь народа: Когда же они пошли, когда два ученика Иоанновы удалились, Иисус начал говорить народу об Иоанне. «Но почему же не говорил Он в присутствии учеников Иоанновых? Дабы не подумали, – говорит святитель Златоуст, – что Он льстит Иоанну». Ученики Иоанна и без похвал были преданы своему учителю. «Но, исправляя сомневающихся из числа народа, Он не обнаруживает их сомнения, а только разрешает смущающие их помыслы, показывая тем, что Он знает тайные мысли всех. Он не говорит им, как некогда Иудеям: «для чего вы мыслите худое» (Мф. 9:4), потому что если они и думали так, то думали не по злобе, но только потому, что не понимали сказанного. Потому-то Спаситель не укоряет их, но только исправляет их мысли, и защищает Иоанна, показывая, что он не переменил прежнего своего мнения. Ибо он человек не легкомысленный и переменчивый, но твердый и постоянный, и не может во вверенном ему быть неверен»… Господь ссылается при этом на их собственное свидетельство об Иоанне: что смотреть ходили вы в пустыню? «Для чего, оставив города и домы свои, толпами текли вы в пустыню Иудейскую? Неужели для того, чтобы видеть какого-нибудь бедного и непостоянного человека? Нет, такое множество народа из столь могих городов не устремилось бы с таким усердием в пустыню на берега Иордана, если бы не надеялось увидеть такого великого, удивительного и твердого, как камень, мужа!» Там, на берегах Иордана, много растет тростника, тонкого, гибкого, колеблемого и небольшим ветерком; этому тростнику подобны люди легкомысленные и переменчивые, которые говорят ныне одно, а завтра другое, и ни на чем не останавливаются. Трость ли такую, ветром колеблемую?, ходили вы смотреть? Питомцу ли дикой пустыни, закалившему свой дух в подвиге, быть легкомысленным?

Неужели вы думаете, что такому тростнику подобен Иоанн и что мог он переменить свои мысли о Том, Кого прежде превозносил похвалами, называя «Агнцем Божиим, вземлющим грехи мира», а теперь стал спрашивать для себя же: «Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?» Конечно, нет! Но если не это, если Иоанн не походил на тростник, что же смотреть ходили вы? человека ли изнеженного, одетого в мягкие, тонкие, легкие одежды? Своим усердием вы доказали, что Иоанн не был по природе непостоянен; но и того никто не может сказать, что он впоследствии сделался слаб, предавшись роскоши. Нося грубую одежду из верблюжьего волоса, он не изменил ее на легкую, мягкую, из тонкого льна; питаясь акридами и диким медом, он доселе не ищет никаких роскошных яств; привыкший жить в пустынной пещере, он не нуждается ни в каких великолепных палатах. Нет, Иоанн -не раб роскоши! Носящие мягкие одежды, одевающиеся пышно и роскошно, находятся в чертогах царских. Не в веселых чертогах царских, а в дикой угрюмой пустыне проводил свою жизнь великий отшельник; не тонкий и мягкий лен, а грубую шерсть верблюда носил строгий подвижник; не отборные яства, но акриды с диким медом были обычной пищей сурового аскета. Человек с такой могучей волей и закаленным характером конечно не мог возроптать на тяжесть тюремной жизни и изменить свои убеждения; не только тюрьме, но даже и пыткам, даже смерти самой не сломить подобную натуру. Если бы и хотел он носить дорогие одежды, то жил бы не в пустыне и не в темнице, но в царских чертогах. Он одним молчанием мог бы достигнуть величайших почестей. Ибо если Ирод столь уважал его и тогда, когда он обличал его, и когда находился в узах, то тем более не стал бы подвергать его казни, если бы он молчал. Итак, могут ли падать такие подозрения на того, кто самым делом доказал свою твердость и постоянство? Конечно, нет. Если не так, то что же смотреть ходили вы? пророка? каким был Илия Фесвитянин, который жил в диких пещерах угрюмого Кармила и подобно туче налетал оттуда по временам, чтобы громить развратный народ, низвергать и поставлять царей, разить жрецов идольских? Действительно, своим суровым отшельничеством, своими безпощадными и громовыми обличениями, своим огненным словом, своим безстрашием перед сильными мира сего, вообще всей личностью своей Иоанн всего более напоминал грозный образ могучего Илии. Да, говорю вам: вы не ошиблись, вы ходили смотреть и слушать пророка, и больше пророка, он больше всякого ветхозаветного пророка, потому что он ближе всех пророков ко Мне, он – Мой Предтеча. Пророкам дано было только провидеть Мое пришествие, а сей и крестил Меня воплотившегося, сей – первый из пророков имел счастье проповедать о том, что Царствие Божие уже наступило.

Многие пророки и праведники желали видеть то, что видел Иоанн, и не видели, и слышать то, что слышал он, и не слышали. Он еще во чреве матери познал Меня; он перстом указал на Меня, как на Агнца Божия, вземлющего грехи мира. Пророки возвещали дела Божии, но ни об одном пророке не было пророчества, а об Иоанне было пророками же предсказано: ибо он тот, о котором написано у пророка Малахии (Мал. 3:1): се, Я, глаголет Бог Отец Богу Сыну, посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой, уровняет его пред Тобою. Иоанн был Ангелом вестником и по жизни, и по служению своему. Как во время путешествия царей – те, которые славнее других, идут близ их колесниц, так и Иоанн явился перед самым пришествием Моим. А потому истинно говорю вам: из рожденных женами, из всех людей, не восставал больший, высший, лучший, совершеннейший Иоанна Крестителя; ни одна жена не родила человека, который был бы больше его! Так торжественно, с особым, как бы клятвенным подтверждением, Господь Иисус произнес величайшую похвалу Своему Крестителю. Премудрый сын Сирахов дает правило: прежде смерти никого не называй блаженным; но воплощенная премудрость Божия – Сын Божий, Которому принадлежит Божественное право суда над людьми, делает исключение из этого правила для друга Своего предызбрания. Когда слышится хвала из уст людей, в душе нашей остаются еще некоторые следы неизвестности и сомнения: не преувеличена ли эта похвала ласкательством, не уменьшена ли нерасположением; но когда Сам Господь прославляет человека, то истина господствует во всей ее полноте и широте, потому что нет судии, равного Ему по всеведению и правосудию. И если величие похвалы оценивается достоинством того, кто произносит ее, то какова должна быть слава Предтечи Господня, которому устами Самого Иисуса Христа произнесена полная и величайшая похвала! Вот почему наша Святая Православная Церковь в своих молитвословиях и песнопениях поставляет Пророка, Предтечу и Крестителя Господня Иоанна в первом чине прославляемых ею святых Божиих после Пречистой Девы Богоматери и Безплотных Сил. Апостолы не могут равняться в своей славе с Предтечей Господним, потому что все они уже были возрастными в то время, когда Божественная Истина изрекла слова: «из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя». Этими же словами Спаситель отличил и Себя от Иоанна, и показал, что Его не должно сравнивать с Иоанном, ибо хотя Он был рожден плотью, но не от жены, а от Девы, необыкновенным и чудным рождением.

И чтобы великие похвалы не породили неприличного мнения об Иоанне, смотри, как Господь предотвращает и это зло, чтобы Иудеи не стали Иоанна предпочитать Ему Самому. В числе тогдашних слушателей могли быть и такие, которые знали, что Сам Он смиренно просил некогда от Иоанна крещения Себе. Потому и это Он исправляет, говоря: но меньший в Царстве Небесном, меньший по возрасту и по мнению других, смиривший Себя до образа рабского, Тот, о Ком говорили, что Он – ядца и винопийца, что Он не больше, как тектонов сын (сын плотника), друг мытарей и грешников, Сей в Царствии Небесном больше его, Иоанна, ибо Он есть Царь этого духовного царства. Но, говоря о Себе Самом, Спаситель справедливо скрывает лицо Свое, чтобы не подумали, что Он слишком превозносит Себя. Христос называет Себя большим не по сравнению с Иоанном, равно и Иоанн, когда говорил, что Христос – Сильнейший меня, то не сравнительно говорил так. И Сам Спаситель, когда говорил: «и вот, здесь больше Соломона», конечно не сравнивает Себя с Соломоном. И в Ветхом Завете о не сравнимом говорилось сравнительно, например: «Нет между богами, как Ты, Господи» или «Кто Бог так великий, как Бог наш..». (Пс. 85:8, 76:14). Итак, Христос пришел, Царствие Божие уже открылось, Иоанн Предтеча, возвестивший Его пришествие, уже принадлежит не столько Ветхому, сколько Новому Завету: От дней же Иоанна Крестителя, с того времени, как он указал всем на пришедшего Христа, доныне, и теперь Царство Небесное уже не ожидается только как грядущее, но и силою берется, с такой ревностью берется, как берутся города приступом, потому что оно уже наступило. И все употребляющие усилие над собой, восхищают его. Его восхищают все кающиеся грешники, которые с сердечной болью расстаются с лестными для них ожиданиями Мессии-завоевателя и чувственного блаженства в Его царстве, и обрекают себя на покаяние и трудную перемену всей своей нравственной жизни. ибо все пророки и Моисеев закон, с которого начались пророки, и который пророчествовал о Мне жертвами, как прообразами, прорекли до Иоанна.: до него простирался ряд пророков, им кончились все пророчества и открылось самое исполнение их в Царстве Божием… Пророки не перестали бы являться, если бы не пришел Я. Итак, не ожидайте другого Мессии, Я и есмь Грядущий, и вот, смотрите, с какой ревностью толпы народа стремятся ко Мне, чтобы только послушать Мою проповедь о Царстве Небесном, чтобы потом восхитить его… И до конца веков так будет, и всегда будет нужно перенести подвиги покаяния и употребить все усилия над своей природой, чтобы войти в Мое блаженное Царство.

Знаю, что слово Мое покажется вам невероятным, но если будете внимательно смотреть на события, И если хотите принять, – если здраво, безпристрастно рассудите, то сами увидите, что Иоанн – он есть Илия, которому должно придти, хотя на самом деле он не воскресший древний пророк Илия, который должен явиться перед Вторым Моим славным пришествием на Страшный Суд; Иоанн пришел с духом и силой древнего Илии, и пусть тот из вас, кто способен понимать не всем доступный, таинственный смысл некоторых событий и значение некоторых священных лиц, пусть тот вдумается, вспомнит и поймет, что если Иоанн, как Мой Предтеча, свидетельствует, что Я – Христос, и чтит Меня, как Сына Божия и Спасителя мира, значит, должно веровать, что Я действительно Христос: кто имеет уши слышать, да слышит! Имеющий незаглушенную совесть, да внемлет, что вещает она! Этим воззванием, обычным присловием учителей Иудейских, Господь заключил Свою похвалу Предтече Своему. Евангелист Лука, передав речь Господа, замечает, что весь народ, слушавший Спасителя, в том числе и мытари, воздали славу Богу, крестившись крещением Иоанновым. А фарисеи и законники отвергли волю Божию, не крестившись от него. Значит, народ и мытари поняли слова Господа об Иоанне и возблагодарили Бога, что не ошиблись в своем мнении о нем, и сподобились от него крещения в покаяние. Возблагодарим и мы Господа, что сподобляемся в благодатных Таинствах Церкви Православной духовного обновления и освящения, тогда как современные нам фарисеи и книжники, разные суемудрые лжеучители, отвергают эти Таинства, будто бы для спасения ненужные… Если в то время для вступления в Царство Божие нужно было крещение Иоанново, не имевшее благодатной силы возрождать человека, а только располагавшее его волю к покаянию, то сколько же нужно иметь гордости, чтобы отвергать Самим Господом установленные и переданные Церкви Святые Таинства нашей веры православной?..

Троицкие листки. №801-1050

Евфимий Зигабен (†1118)

Но чесо изыдосте видети? человека ли в мягки ризы облеченна? Се, иже мягкая носящии, в домех царских суть

Но чесо изыдосте видети; человека ли в мягки ризы облеченна

т.е. изнеженного, чтобы и из этого он казался слабым и легкоизменяемым; или наоборот, воспитанного сурово, как убеждали в этом его одежда и пища.

Се, иже мягкая носящии, в домех царских суть

Но этот сначала жил в пустыне, а теперь заключен в темницу. Так как одни бывают легкомысленны от рождения, а другие становятся такими от изнеженности, то Христос привел и то, и другое и показал, что ничего этого нельзя сказать об Иоанне. Затем высказывает истинное суждение, подтверждает его истиною, и сплетает Крестителю блестящий венец похвалы.

Толкование на Евангелие от Матфея

Михаил (Лузин), еп. (†1887)

Когда же они пошли, Иисус начал говорить народу об Иоанне: чтó смотреть ходили вы в пустыню? трость ли, ветром колеблемую? Чтó же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских.

«Когда они пошли»: «для чего Он начал говорить уже по отшествии учеников Иоанновых? Дабы не подумали, что Он льстит Иоанну» (Злат.).

«Говорит народу»: «для учеников Иоанновых Спаситель сделал, что нужно было сделать, и они возвратились, уверившись в том, что Он есть Мессия, посредством чудес, совершенных пред ними. Теперь надлежало подать нужное врачевство и народу... Ибо вопрос их мог породить много неуместных сомнений» (3лат., ср. Феофил.).

«Об Иоанне»: о его характере и служении, чтобы показать Свое отношение к нему, как к Своему предтече, и вместе с тем устранить те неуместные сомнения, которые мог возбудить в народе вопрос учеников Иоанновых. Народ мог подумать, что Иоанн или
1) непостоянный, колеблющийся человек, который говорил прежде одно, а теперь думает другое об Иисусе; или 2) что он в темнице махерской переменился и желал изменить свою строгую жизнь на удобства житейские, на более изнеженную и роскошную жизнь, отказавшись от прежнего своего служения. Всякие подобные неуместные предположения устраняет Господь, ссылаясь на собственное сознание слушателей о том, чего они прежде ожидали от Иоанна и что нашли. Думали ли они, выходя к нему в пустыню, видеть в нем человека колеблющегося, не с твердыми убеждениями, не с твердым словом (Мф.11:7), или человека, склонного к изнеженности (Мф.11:8)? Нет, они видели в нем пророка; а он был даже более чем пророк ветхозаветный (Мф.11:9). «Разрешает смущающие их помыслы, показывая тем, что Он знает тайные мысли всех (Злат.).

«Xодили вы в пустыню»: когда Иоанн проповедовал там, приготовляя людей к принятию Мессии (Мф.3:2 и дал.).

«Трость ли, ветром колеблемую»: место, где проповедовал и крестил Иоанн, ежегодно омываемое Иорданом при разливе его, изобиловало тростником легким, тонким и гибким, удобно и легко колеблемым от ветра. Эти легкие колеблющиеся тростники представляются образом людей, непостоянных в своих убеждениях и образе действий, которые в одно время говорят и делают то и так, а потом иначе. Предложенным вопросом Господь самих служителей Своих призывает во свидетели того, что Иоанн не непостоянный человек, не мог изменить своих мыслей об Иисусе и отказаться от прежних своих свидетельств о Нем, как пришедшем Мессии (ср. Феофил.).

«Одетого в мягкие одежды»: легкие, мягкие из тонкого льна одежды, на которые здесь содержится указание, были одеждами людей изнеженных, богатых, преданных роскоши, и служили не столько покровом для тела, сколько изысканным украшением. – Видели ли что подобное на Иоанне? Стремился ли он когда-либо не только к роскоши, но даже к простым удобствам жизни? Можно ли предполагать, что он в темнице не мог вынести тяжести жизни и, стремясь к удобствам житейским, изменил своему характеру и служению? «Что Иоанн не был рабом роскоши, это показывают его одежда, пустыня и темница» (3лат., ср. Феофил.).

Толкование на Евангелие от Матфея

Толковая Библия А.П. Лопухина (†1904)

Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских

(Лк. 7:25). Предложив в 7 ст. вопрос, Спаситель оставляет его без ответа. Но этот ответ со стороны народа можно подразумевать; на вопрос 7-го стиха народ мог только ответить: нет, мы ходили в пустыню смотреть не на трость, ветром колеблемую. Но зачем же ходили вы? Человека смотреть, одетого в мягкие одежды?

Так по лучшим чтениям. На эти вопросы отрицательные ответы опять только предполагаются, хотя добавление “носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских” и служит подтверждением основательности предполагаемых отрицательных ответов. Повторение таких вопросов служит здесь для усиления речи, выставляет истину с разных сторон, и в древности употреблялось величайшими художниками ораторского искусства.

Но Иоанн не был и человеком, одевающимся в мягкие одежды. Почему? Потому что такие люди живут в чертогах царских. Что это так, было ясно для всех. Иоанн жил не в чертогах царских, а в пустыне и потом в темнице. В пустыне он не походил на тростник, не колебался так же, как тот; а темница, хотя и была при дворце, совсем не походила на царский чертог. Жизнь Иоанна была настолько сурова, что его ни в каком случае нельзя было считать за человека изнеженного.

Толковая Библия

Иоанн Бухарев, прот. (†1912)

Ст. 7-8 Когда же они пошли, Иисус начал говорить народу об Иоанне: что смотреть ходили вы в пустыню? трость ли, ветром колеблемую? Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских

Тема же исходящема, т. е. когда пошли обратно ученики Иоанна, уверовав во Христа, начат Иисус народом глаголати (говорить) о Иоанне. Начал говорить народу об Иоанне, потому что вопрос учеников мог породить в народе много разных неуместных сомнений и относительно Иоанна, и относительно Его Самого. Так, народ мог подумать, что Иоанн 1) человек непостоянный, колеблющийся, который говорил об Иисусе Христе прежде одно, а теперь думает другое; и 2) что он в темнице переменился, желает изменить свою строгую жизнь на более изнеженную. Это Господь и устраняет Своими словами о нем и о Себе Самом: чесо изыдосте и пр. Трость ли ветром колеблему? Легкий, колеблющийся от ветра тростник, который рос в изобилии в том месте пустыни, где проповедовал Иоанн, представляет собою людей легкомысленных, непостоянных в своих убеждениях и действиях, которые ныне говорят и действуют так, а завтра иначе (Иез. 29, 6 и др.). Человека в мягки ризы облечена (одетого в мягкие одежды)? Указание на одежды мягкие, из тонкого льна, означает здесь людей изнеженных, богатых, преданных роскоши.

Толкование на Евангелие от Матфея

Стих: Предыдущий Следующий Вернуться в главу
Цитата из Библии каждое утро
TG: t.me/azbible
Viber: vb.me/azbible