Страст­ная сед­ми­ца. Ве­ли­кая Пятница

• Утре­ня
• 1‑й час
• 3‑й час
• 6‑й час
• 9‑й час
• Ве­ли­кая вечерня
• Ма­лое повечерие

Цер­ков­но­сла­вян­ский Рус­ский

ПО­СЛЕ­ДО­ВА­НИЕ СВЯТЫХ
И СПА­СИ­ТЕЛЬ­НЫХ СТРАСТЕЙ
ГОС­ПО­ДА НА­ШЕ­ГО ИИСУ­СА ХРИСТА

ПО­СЛЕ­ДО­ВА­НИЕ СВЯТЫХ
И СПА­СИ­ТЕЛЬ­НЫХ СТРАСТЕЙ
ГОС­ПО­ДА НА­ШЕ­ГО ИИСУ­СА ХРИСТА

ВО СВЯ­ТЫЙ И ВЕ­ЛИ­КИЙ ЧЕТВЕРТОК
ВЕ­ЧЕ­РА, ВО 2‑Й ЧАС НОЩИ

ВО СВЯ­ТУЮ И ВЕ­ЛИ­КУЮ ПЯТНИЦУ
НА УТРЕНИ

зна­ме­ну­ет. И со­брав­шим­ся нам во храм, бла­го­сло­вив­шу свя­щен­ни­ку по­ем на­ча­ло по обы­чаю, яко­же в чет­вер­ток 5‑й сед­ми­цы. Та­же ше­сто­псал­мие. По­сем ек­те­ния ве­ли­кая, и по воз­гла­се по­ем, Ал­ли­лу­иа, на глас 8. На­ча­ло обыч­ное, [по­сле пер­вой ек­те­нии мо­лит­вы не чи­та­ем]; ше­сто­псал­мие; по­сле ве­ли­кой ек­те­нии [мо­лит­ва 1; и] Ал­ли­лу­ия со сти­ха­ми, глас 8.

И тро­парь глас 8:

Егда слав­нии уче­ни­цы / на умо­ве­нии Ве­че­ри про­све­ща­ху­ся, / то­гда Иуда зло­че­сти­вый / среб­ро­лю­би­ем неду­го­вав омра­ча­ше­ся, / и без­за­кон­ным су­ди­ям Те­бе пра­вед­на­го Су­дию пре­да­ет. / Виждь име­ний ра­чи­те­лю, / сих ра­ди удав­ле­ние упо­тре­бив­ша! / Бе­жи несы­тыя ду­ши, / Учи­те­лю та­ко­вая дерз­нув­шия: / Иже о всех бла­гий, Гос­по­ди сла­ва Тебе.

Три­жды, кос­но и со сладкопением.

Тро­парь, глас 8

Когда слав­ные уче­ни­ки / при умо­ве­нии на ве­че­ре про­све­ща­лись, / то­гда Иуда нече­сти­вый, за­бо­лев­ший среб­ро­лю­би­ем, омра­чал­ся / и без­за­кон­ным су­дьям Те­бя, Пра­вед­но­го Су­дию, пре­да­ет. / Смот­ри, лю­би­тель стя­жа­ний, / на удав­ле­ние из-за них стя­жав­ше­го! / Бе­ги от нена­сыт­ной ду­ши, / на та­кое про­тив Учи­те­ля дерз­нув­шей! / Гос­по­ди, ко всем бла­гой, сла­ва Те­бе! (3)

Та­же ек­те­ния ма­лая. И да­ют­ся све­щи бра­тии от екклисиарха. За­тем ма­лая ек­те­ния, [мо­лит­ва 9, и воз­глас: Ибо свят Ты, Бо­же наш, и во свя­тых по­чи­ва­ешь, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем: ]
И гла­го­лет Свя­щен­ник: И о спо­до­би­ти­ся нам слы­ша­нию Свя­та­го Еван­ге­лия Гос­по­да Бо­га молим. Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Еван­ге­лие, Гос­по­да Бо­га молим.
Хор: Гос­по­ди, по­ми­луй. (три­жды) Хор: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3)
Свя­щен­ник: Пре­муд­рость, про­сти! Услы­шим Свя­та­го Еван­ге­лия. Мир всем. Свя­щен­ник: Пре­муд­рость! Ста­нем бла­го­го­вей­но. Услы­шим свя­тое Еван­ге­лие. Мир всем.
Хор: И ду­хо­ви твоему. Хор: И ду­ху твоему.
Свя­щен­ник: От Иоан­на Свя­та­го Еван­ге­лия чтение. Свя­щен­ник: От Иоан­на свя­то­го Еван­ге­лия чтение.
Хор: Сла­ва Те­бе, Гос­по­ди, сла­ва Тебе. Хор: Сла­ва Те­бе, Гос­по­ди, сла­ва Тебе.
Свя­щен­ник: Вон­мем. Свя­щен­ник: Бу­дем внимать.

И чтет пер­вое Евангелие
от Иоан­на, за­ве­та Свя­тых Стра­стей, за­ча­ло 46:

И чи­та­ет пер­вое Евангелие
от Иоан­на, за­ча­ло 46

Ре­че Гос­подь Сво­им уче­ни­ком: ныне про­сла­ви­ся Сын Че­ло­ве­че­ский, и Бог про­сла­ви­ся о Нем. Аще Бог про­сла­ви­ся о Нем, и Бог про­сла­вит Его в Се­бе, и абие про­сла­вит Его. Чад­ца, еще с ва­ми ма­ло есмь: взы­ще­те Мене, и яко­же рех иудеом, яко амо­же Аз иду, вы не мо­же­те при­и­ти, и вам гла­го­лю ныне. За­по­ведь но­вую даю вам, да лю­би­те друг дру­га: яко­же воз­лю­бих вы, да и вы лю­би­те се­бе. О сем ра­зу­ме­ют вси, яко Мои уче­ни­цы есте, аще лю­бовь има­те меж­ду со­бою. Гла­го­ла Ему Си­мон Петр: Гос­по­ди, ка­мо иде­ши? От­ве­ща ему Иисус: амо­же Аз иду, не мо­же­ши ныне по Мне ити, по­сле­ди же по Мне иде­ши. Гла­го­ла Ему Петр: Гос­по­ди, поч­то не мо­гу ныне по Те­бе ити? Ныне ду­шу мою за Тя по­ло­жу. От­ве­ща ему Иисус: ду­шу ли твою за Мя по­ло­жи­ши? Аминь, аминь гла­го­лю те­бе: не воз­гла­сит алек­тор, дон­де­же от­вер­же­ши­ся Мене трищи. Ска­зал Гос­подь Сво­им уче­ни­кам: Ныне про­слав­лен Сын Че­ло­ве­че­ский, и Бог про­слав­лен в Нем. Ес­ли Бог про­слав­лен в Нем, то и Бог про­сла­вит Его в Се­бе, и тот­час про­сла­вит Его. Де­ти Мои, еще недол­го Я с ва­ми. Бу­де­те ис­кать Ме­ня, и, как Я ска­зал Иуде­ям; “ку­да Я иду, вы не мо­же­те пой­ти”, так и вам го­во­рю те­перь. За­по­ведь но­вую даю вам: да лю­би­те друг дру­га; как Я воз­лю­бил вас, и вы да лю­би­те друг дру­га. По это­му узна­ют все, что вы Мои уче­ни­ки, ес­ли бу­де­те иметь лю­бовь меж­ду со­бою. Го­во­рит Ему Си­мон Петр: Гос­по­ди, ку­да Ты идешь? От­ве­тил Ему Иисус: ку­да Я иду, ты не мо­жешь те­перь по­сле­до­вать за Мною, но по­сле­ду­ешь по­сле. Го­во­рит Ему Петр: Гос­по­ди, по­че­му я не мо­гу за То­бой по­сле­до­вать те­перь? Я ду­шу мою за Те­бя по­ло­жу. От­ве­ча­ет Иисус: ду­шу твою за Ме­ня по­ло­жишь? Ис­тин­но, ис­тин­но го­во­рю те­бе: пе­тух не про­по­ет, как ты от­ре­чешь­ся от Ме­ня трижды.
Да не сму­ща­ет­ся серд­це ва­ше: ве­руй­те в Бо­га, и в Мя ве­руй­те: В до­му От­ца Мо­е­го оби­те­ли мно­ги суть: аще ли же ни, ре­кл бых вам: иду уго­то­ва­ти ме­сто вам. И аще уго­тов­лю ме­сто вам, па­ки при­и­ду, и по­иму вы к Се­бе: да иде­же есмь Аз и вы бу­де­те. И амо­же Аз иду, ве­сте, и путь ве­сте. Гла­го­ла Ему Фо­ма: Гос­по­ди, не ве­мы, ка­мо иде­ши; и ка­ко мо­жем путь ве­де­ти? Гла­го­ла ему Иисус: Аз есмь путь, и ис­ти­на, и жи­вот: ник­то­же при­и­дет ко От­цу, ток­мо Мною. Аще Мя бысте зна­ли, и От­ца Мо­е­го зна­ли бысте убо: и от­се­ле по­зна­сте Его, и ви­де­сте Его. Гла­го­ла Ему Фи­липп: Гос­по­ди, по­ка­жи нам От­ца, и до­вле­ет нам. Гла­го­ла ему Иисус: то­ли­ко вре­мя с ва­ми есмь, и не по­знал еси Мене, Фи­лип­пе? Ви­де­вый Мене, ви­де От­ца: и ка­ко ты гла­го­ле­ши, по­ка­жи нам От­ца? Не ве­ру­е­ши ли, яко Аз во От­це, и Отец во Мне есть? Гла­го­лы, яже Аз гла­го­лю вам, о Се­бе не гла­го­лю: Отец же во Мне пре­бы­ва­яй, Той тво­рит де­ла. Ве­руй­те Мне, яко Аз во От­це, и Отец во Мне: аще ли же ни, за та де­ла ве­ру ими­те Ми. Аминь, аминь гла­го­лю вам: ве­ру­яй в Мя, де­ла, яже Аз тво­рю, и той со­тво­рит, и боль­ша сих со­тво­рит, яко Аз ко От­цу Мо­е­му гря­ду. И еже аще что про­си­те от От­ца о име­ни Мо­ем, то со­тво­рю, да про­сла­вит­ся Отец в Сыне. И аще че­со про­си­те во имя Мое, Аз со­тво­рю. Аще лю­би­те Мя, за­по­ве­ди Моя со­блю­ди­те. И Аз умо­лю От­ца, и ино­го Уте­ши­те­ля даст вам, да бу­дет с ва­ми в век, Дух ис­ти­ны, Его­же мир не мо­жет при­я­ти, яко не ви­дит Его, ни­же зна­ет Его: вы же зна­е­те Его, яко в вас пре­бы­ва­ет, и в вас бу­дет. Не остав­лю вас си­ры: при­и­ду к вам. Еще ма­ло, и мир кто­му не ви­дит Мене, вы же ви­ди­те Мя, яко Аз жи­ву, и вы жи­ви бу­де­те. В той день ра­зу­ме­е­те вы, яко Аз во От­це Мо­ем, и вы во Мне, и Аз в вас. Име­яй за­по­ве­ди Моя и со­блю­да­яй их, той есть лю­бяй Мя, а лю­бяй Мя воз­люб­лен бу­дет От­цем Мо­им, и Аз воз­люб­лю его, и яв­лю­ся ему Сам. Гла­го­ла Ему Иуда, не Ис­ка­ри­от­ский: Гос­по­ди, и что бысть, яко нам хо­ще­ши яви­ти­ся, а не ми­ро­ви? От­ве­ща Иисус, и ре­че ему: аще кто лю­бит Мя, сло­во Мое со­блю­дет: и Отец Мой воз­лю­бит его, и к нему при­и­де­ма, и оби­тель у него со­тво­ри­ма. Не лю­бяй Мя, сло­вес Мо­их не со­блю­да­ет: и сло­во, еже слы­ша­сте, несть Мое, но по­слав­ша­го Мя От­ца. Сия гла­го­лах вам в вас сый: Уте­ши­тель же, Дух Свя­тый, Его­же по­слет Отец во имя Мое, Той вы на­учит все­му, и вос­по­мя­нет вам вся, яже рех вам. Мир остав­ляю вам, мир Мой даю вам: не яко­же мир да­ет, Аз даю вам. Да не сму­ща­ет­ся серд­це ва­ше, ни устра­ша­ет. Слы­ша­сте, яко Аз рех вам: иду и при­и­ду к вам. Аще бысте лю­би­ли Мя, воз­ра­до­ва­ли­ся бысте убо, яко рех: иду ко От­цу: яко Отец Мой бо­лий Мене есть. И ныне рех вам, преж­де да­же не бу­дет, да, егда бу­дет, ве­ру име­те. Кто­му не мно­го гла­го­лю с ва­ми: гря­дет бо се­го ми­ра князь, и во Мне не имать ни­че­со­же. Но да ра­зу­ме­ет мир, яко люб­лю От­ца, и яко­же за­по­ве­да Мне Отец, та­ко тво­рю: во­ста­ни­те, идем отсюду. Да не сму­ща­ет­ся серд­це ва­ше: ве­руй­те в Бо­га и в Ме­ня ве­руй­те. В до­ме От­ца Мо­е­го оби­те­лей мно­го. А ес­ли бы не бы­ло, раз­ве Я ска­зал бы вам: иду при­го­то­вить ме­сто вам? И ко­гда пой­ду и при­го­тов­лю ме­сто вам, сно­ва при­ду и возь­му вас к Се­бе, что­бы, где Я, и вы бы­ли. А ку­да Я иду, вы зна­е­те, и путь зна­е­те. Го­во­рит Ему Фо­ма: Гос­по­ди, мы не зна­ем, ку­да Ты идешь: как же нам знать путь? Го­во­рит ему Иисус: Я – путь и ис­ти­на и жизнь; ни­кто не при­хо­дит к От­цу ина­че, как чрез Ме­ня. Ес­ли бы вы зна­ли Ме­ня, то и От­ца Мо­е­го зна­ли бы. И от­ныне вы зна­е­те Его и ви­де­ли Его. Го­во­рит Ему Фи­липп: Гос­по­ди, по­ка­жи нам От­ца, и это­го нам до­воль­но. Го­во­рит ему Иисус: столь­ко вре­ме­ни Я с ва­ми, и ты не по­знал Ме­ня, Фи­липп? Кто Ме­ня уви­дел, уви­дел От­ца. Как же ты го­во­ришь: “по­ка­жи нам От­ца”? Не ве­ришь ты, что Я в От­це, и Отец во Мне? Те сло­ва, ко­то­рые Я го­во­рю вам, Я не от Се­бя го­во­рю: Отец, во Мне пре­бы­ва­ю­щий, тво­рит де­ла Свои. Верь­те Мне, что Я в От­це, и Отец во Мне. Ес­ли же нет, по са­мым де­лам верь­те. Ис­тин­но, ис­тин­но го­во­рю вам: ве­ру­ю­щий в Ме­ня бу­дет тво­рить де­ла, ко­то­рые Я тво­рю, и боль­шие этих бу­дет тво­рить, по­то­му что Я иду к От­цу. И о чем ни по­про­си­те во имя Мое, Я со­тво­рю, что­бы про­слав­лен был Отец в Сыне. Ес­ли о чем по­про­си­те Ме­ня во имя Мое, Я со­тво­рю. Ес­ли лю­би­те Ме­ня, за­по­ве­ди Мои со­блю­ди­те. И Я умо­лю От­ца, и дру­го­го Уте­ши­те­ля даст вам, что­бы был с ва­ми во­век, Ду­ха Ис­ти­ны, Ко­то­ро­го мир не мо­жет при­нять, по­то­му что не ви­дит Его и не зна­ет; вы же зна­е­те Его, по­то­му что Он с ва­ми пре­бы­ва­ет и в вас бу­дет. Не остав­лю вас си­ро­та­ми: при­ду к вам. Еще недол­го, и уже мир Ме­ня не ви­дит; но вы ви­ди­те Ме­ня, по­то­му что Я жи­ву, и вы жить бу­де­те. В тот день узна­е­те вы, что Я в От­це Мо­ем, и вы во Мне, и Я в вас. Име­ю­щий за­по­ве­ди Мои и со­блю­да­ю­щий их, тот и есть лю­бя­щий Ме­ня. А лю­бя­щий Ме­ня воз­люб­лен бу­дет От­цом Мо­им, и Я воз­люб­лю его и яв­лю ему Се­бя. Го­во­рит Ему Иуда, не Ис­ка­ри­от: Гос­по­ди, что это, что Ты нам хо­чешь яв­лять Се­бя, а не ми­ру? От­ве­тил Иисус и ска­зал ему: ес­ли кто лю­бит Ме­ня, сло­во Мое со­блю­дет, и Отец Мой воз­лю­бит его, и к нему Мы при­дем и оби­тель Се­бе у него со­тво­рим. Не лю­бя­щий Ме­ня слов Мо­их не со­блю­да­ет. А сло­во, ко­то­рое вы слы­ши­те, не Мое, но по­слав­ше­го Ме­ня От­ца. Это Я ска­зал вам, с ва­ми пре­бы­вая. Уте­ши­тель же, Дух Свя­той, Ко­то­ро­го по­шлет Отец во имя Мое, Он вас на­учит все­му и на­пом­нит вам все, что ска­зал вам Я. Мир остав­ляю вам, мир Мой даю вам: не так, как мир да­ет, Я даю вам. Да не сму­ща­ет­ся серд­це ва­ше и да не ро­бе­ет. Вы слы­ша­ли, что Я ска­зал вам: “ухо­жу и при­ду к вам”. Ес­ли бы вы лю­би­ли Ме­ня, вы воз­ра­до­ва­лись бы, что Я иду к От­цу, по­то­му что Отец боль­ше Ме­ня. И те­перь Я ска­зал вам преж­де, чем сбы­лось, что­бы, ко­гда сбу­дет­ся, вы уве­ро­ва­ли. Я уже не бу­ду мно­го го­во­рить с ва­ми: ибо идет князь ми­ра, и во Мне не име­ет ни­че­го. Но что­бы мир узнал, что Я люб­лю От­ца и, как за­по­ве­дал Мне Отец, так тво­рю: вста­вай­те, идем отсюда.
Аз есмь ло­за ис­тин­ная, и Отец Мой де­ла­тель есть: Вся­ку роз­гу о Мне не тво­ря­щую пло­да, из­мет ю, и вся­ку тво­ря­щую плод, отре­бит ю, да мно­жай­ший плод при­не­сет. Уже вы чи­сти есте за сло­во, еже гла­го­лах вам. Бу­ди­те во Мне, и Аз в вас. Яко­же роз­га не мо­жет пло­да со­тво­ри­ти о се­бе, аще не бу­дет на ло­зе, та­ко и вы, аще во Мне не пре­бу­де­те. Аз есмь ло­за, вы же ро­ждие; и иже бу­дет во Мне, и Аз в нем, той со­тво­рит плод мног, яко без Мене не мо­же­те тво­ри­ти ни­че­со­же. Аще кто во Мне не пре­бу­дет, из­вер­жет­ся вон, яко­же роз­га, и из­сы­шет: и со­би­ра­ет ю, и во ог­нь вла­га­ют, и сга­ра­ет. Аще пре­бу­де­те во Мне, и гла­го­лы Мои в вас пре­бу­дут: ему­же аще хо­ще­те, про­си­те, и бу­дет вам. О сем про­сла­ви­ся Отец Мой, да плод мног со­тво­ри­те, и бу­де­те Мои уче­ни­цы. Яко­же воз­лю­би Мя Отец, и Аз воз­лю­бих вас: бу­ди­те в люб­ви Мо­ей. Аще за­по­ве­ди Моя со­блю­де­те, пре­бу­де­те в люб­ви Мо­ей, яко­же Аз за­по­ве­ди От­ца Мо­е­го со­блю­дох, и пре­бы­ваю в Его люб­ви. Сия гла­го­лах вам, да ра­дость Моя в вас бу­дет, и ра­дость ва­ша ис­пол­нит­ся. Сия есть за­по­ведь Моя, да лю­би­те друг дру­га, яко­же воз­лю­бих вы. Боль­ши сея люб­ве ник­то­же имать, да кто ду­шу свою по­ло­жит за дру­ги своя. Вы дру­зи Мои есте, аще тво­ри­те, ели­ка Аз за­по­ве­даю вам. Не кто­му вас гла­го­лю ра­бы, яко раб не весть, что тво­рит гос­подь его: вас же ре­кох дру­ги, яко вся, яже слы­шах от От­ца Мо­е­го, ска­зах вам. Не вы Мене из­бра­сте, но Аз из­брах вас, и по­ло­жих вас, да вы иде­те и плод при­не­се­те, и плод ваш пре­бу­дет, да, его­же аще про­си­те от От­ца во имя Мое, даст вам. Сия за­по­ве­даю вам, да лю­би­те друг дру­га. Аще мир вас нена­ви­дит, ве­ди­те, яко Мене преж­де вас воз­не­на­ви­де. Аще от ми­ра бысте бы­ли, мир убо свое лю­бил бы: яко­же от ми­ра несте, но Аз из­брах вы от ми­ра, се­го ра­ди нена­ви­дит вас мир. По­ми­най­те сло­во, еже Аз рех вам: несть раб бо­лий гос­по­да сво­е­го. Аще Мене из­гна­ша, и вас из­же­нут: аще сло­во Мое со­блю­до­ша, и ва­ше со­блю­дут. Но сия вся тво­рят вам за имя Мое, яко не ве­дят По­слав­ша­го Мя. Аще не бых при­шел и гла­го­лал им, гре­ха не бы­ша име­ли: ныне же ви­ны не имут о гре­се сво­ем. Нена­ви­дяй Мене, и От­ца Мо­е­го нена­ви­дит. Аще дел не бых со­тво­рил в них, их­же ин ник­то­же со­тво­ри, гре­ха не бы­ша име­ли: ныне же и ви­де­ша, и воз­не­на­ви­де­ша Мене и От­ца Мо­е­го. Но да сбу­дет­ся сло­во, пи­сан­ное в за­коне их, яко воз­не­на­ви­де­ша Мя туне. Егда же при­и­дет Уте­ши­тель, Его­же Аз по­слю вам от От­ца, Дух ис­ти­ны, Иже от От­ца ис­хо­дит, Той сви­де­тель­ству­ет о Мне. И вы же сви­де­тель­ству­е­те, яко ис­ко­ни со Мною есте. Я – ис­тин­ная ви­но­град­ная ло­за, и Отец Мой – ви­но­гра­дарь. Вся­кую ветвь на Мне, не при­но­ся­щую пло­да, Он уда­ля­ет, и вся­кую, при­но­ся­щую плод, очи­ща­ет, что­бы боль­ший плод при­но­си­ла. Вы уже чи­сты чрез сло­во, ко­то­рое Я ска­зал вам. Пре­будь­те во Мне, и Я – в вас. Как ветвь не мо­жет при­но­сить пло­да са­ма со­бой, ес­ли не пре­бы­ва­ет на ло­зе, так не мо­же­те и вы, ес­ли во Мне не пре­бы­ва­е­те. Я – ло­за, вы – вет­ви. Пре­бы­ва­ю­щий во Мне и Я в нем, – тот при­но­сит мно­го пло­да, по­то­му что без Ме­ня не мо­же­те тво­рить ни­че­го. Ес­ли кто не пре­бы­ва­ет во Мне, – он вы­бро­шен вон, как ветвь, и за­сох; и со­би­ра­ют их и в огонь бро­са­ют, и они сго­ра­ют. Ес­ли пре­бу­де­те во Мне, и сло­ва Мои в вас пре­бу­дут, – о всем, что хо­ти­те, про­си­те, и бу­дет вам. В том сла­ва От­ца Мо­е­го, что­бы вы мно­го пло­да при­но­си­ли и ста­ли Мо­и­ми уче­ни­ка­ми. Как воз­лю­бил Ме­ня Отец, и Я вас воз­лю­бил: пре­будь­те в люб­ви Мо­ей. Ес­ли вы за­по­ве­ди Мои со­блю­де­те, вы пре­бу­де­те в люб­ви Мо­ей, как Я за­по­ве­ди От­ца Мо­е­го со­блюл и пре­бы­ваю в Его люб­ви. Это ска­зал Я вам, что­бы ра­дость Моя в вас бы­ла, и ра­дость ва­ша бы­ла пол­на. Это – за­по­ведь Моя: да лю­би­те друг дру­га, как Я воз­лю­бил вас. Боль­ше той люб­ви ни­кто не име­ет, как кто ду­шу свою по­ло­жит за дру­зей сво­их. Вы дру­зья Мои, ес­ли де­ла­е­те то, что Я за­по­ве­дую вам. Я уже не на­зы­ваю вас ра­ба­ми, по­то­му что раб не зна­ет, что де­ла­ет его гос­по­дин; но вас Я на­звал дру­зья­ми, по­то­му что все, что услы­шал от От­ца Мо­е­го, Я по­ве­дал вам. Не вы Ме­ня из­бра­ли, но Я из­брал вас и по­ста­вил вас, что­бы вы шли и плод при­но­си­ли, и плод ваш пре­бы­вал бы, что­бы, о чем бы ни по­про­си­ли вы От­ца во имя Мое, дал Он вам. Это и за­по­ве­дую вам: да лю­би­те друг дру­га. Ес­ли мир вас нена­ви­дит, знай­те, что Ме­ня он преж­де вас воз­не­на­ви­дел. Ес­ли бы вы от ми­ра бы­ли, мир лю­бил бы свое. А так как вы не от ми­ра, но Я из­брал вас от ми­ра, по­это­му нена­ви­дит вас мир. Помни­те сло­во, ко­то­рое Я ска­зал вам: раб не боль­ше гос­по­ди­на сво­е­го. Ес­ли Ме­ня гна­ли, и вас бу­дут гнать; ес­ли сло­во Мое со­блюли, и ва­ше бу­дут со­блю­дать. Но это все бу­дут де­лать вам за имя Мое, по­то­му что не зна­ют По­слав­ше­го Ме­ня. Ес­ли бы Я не при­шел и не го­во­рил им, они не име­ли бы гре­ха; те­перь же из­ви­не­ния не име­ют в гре­хе сво­ем. Нена­ви­дя­щий Ме­ня и От­ца Мо­е­го нена­ви­дит. Ес­ли бы Я не со­тво­рил меж­ду ни­ми дел, ка­ких ни­кто дру­гой не со­тво­рил, они не име­ли бы гре­ха; те­перь же и ви­де­ли и воз­не­на­ви­де­ли и Ме­ня и От­ца Мо­е­го. Но да ис­пол­нит­ся сло­во, в За­коне их на­пи­сан­ное: “Воз­не­на­ви­де­ли Ме­ня на­прас­но”. Ко­гда при­дет Уте­ши­тель, Ко­то­ро­го Я по­шлю вам от От­ца, Дух Ис­ти­ны, Ко­то­рый от От­ца ис­хо­дит, Он бу­дет сви­де­тель­ство­вать о Мне. Но и вы сви­де­тель­ствуй­те, по­то­му что от на­ча­ла вы со Мною.
Сия гла­го­лах вам, да не со­блаз­ни­те­ся. От сон­мищ ижде­нут вы, но при­и­дет час, да всяк, иже уби­ет вы, мнит­ся служ­бу при­но­си­ти Бо­гу. И сия со­тво­рят, яко не по­зна­ша От­ца, ни Мене. Но сия гла­го­лах вам, да егда при­и­дет час, по­ми­най­те сия, яко Аз рех вам. Сих же вам ис­пер­ва не рех, яко с ва­ми бех. Ныне же иду к По­слав­ше­му Мя, и ник­то­же от вас во­про­ша­ет Мене, ка­мо иде­ши? Но яко сия гла­го­лах вам, скор­би ис­пол­них серд­ца ва­ша. Но Аз ис­ти­ну вам гла­го­лю, уне есть вам, да Аз иду: аще бо не иду Аз, Уте­ши­тель не при­и­дет к вам. Аще ли же иду, по­слю Его к вам. И при­шед Он, об­ли­чит мир о гре­се, и о прав­де, и о су­де. О гре­се убо, яко не ве­ру­ют в Мя. О прав­де же, яко ко От­цу Мо­е­му иду, и кто­му не ви­ди­те Мене. О су­де же, яко князь ми­ра се­го осуж­ден бысть. Еще мно­го имам гла­го­ла­ти вам, но не мо­же­те но­си­ти ныне. Егда же при­и­дет Он, Дух ис­ти­ны, на­ста­вит вы на вся­ку ис­ти­ну: не от Се­бе бо гла­го­ла­ти имать, но ели­ка аще услы­шит, гла­го­ла­ти имать, и гря­ду­щая воз­ве­стит вам. Он Мя про­сла­вит, яко от Мо­е­го при­и­мет, и воз­ве­стит вам. Вся, ели­ка имать Отец, Моя суть: се­го ра­ди рех, яко от Мо­е­го при­и­мет, и воз­ве­стит вам. Вма­ле, и кто­му не ви­ди­те Мене: и па­ки вма­ле, и узри­те Мя, яко иду ко От­цу. Ре­ша же от уче­ник Его к се­бе: что есть сие, еже гла­го­лет нам, вма­ле, и не ви­ди­те Мене; и па­ки, вма­ле и узри­те Мя; и яко Аз иду ко От­цу? Гла­го­ла­ху убо, что сие есть, еже гла­го­лет, вма­ле; не ве­мы, что гла­го­лет. Ра­зу­ме же Иисус, яко хо­тя­ху Его во­про­ша­ти, и ре­че им: о сем ли стя­за­е­те­ся меж­ду со­бою, яко рех: вма­ле, и не ви­ди­те Мене: и па­ки, вма­ле, и узри­те Мя? Аминь, аминь гла­го­лю вам, яко вос­пла­че­те­ся и возры­да­е­те вы, а мир воз­ра­ду­ет­ся; вы же пе­чаль­ни бу­де­те, но пе­чаль ва­ша в ра­дость бу­дет. Же­на, егда раж­да­ет, скорбь имать, яко при­и­де год ея: егда же ро­дит от­ро­ча, кто­му не пом­нит скор­би за ра­дость, яко ро­ди­ся че­ло­век в мир. И вы же пе­чаль има­те убо ныне: па­ки же узрю вы, и воз­ра­ду­ет­ся серд­це ва­ше, и ра­до­сти ва­шея ник­то­же воз­мет от вас. И в той день Мене не во­про­си­те ни­че­со­же. Аминь, аминь гла­го­лю вам, яко ели­ка аще че­со про­си­те от От­ца во имя Мое, даст вам. До­се­ле не про­си­сте ни­че­со­же во имя Мое: про­си­те, и при­и­ме­те, да ра­дость ва­ша ис­пол­не­на бу­дет. Сия в прит­чах гла­го­лах вам, но при­и­дет час, егда кто­му в прит­чах не гла­го­лю вам, но яве о От­це воз­ве­щу вам. В той день во имя Мое во­про­си­те, и не гла­го­лю вам, яко Аз умо­лю От­ца о вас. Сам бо Отец лю­бит вы, яко вы Мене воз­лю­би­сте, и ве­ро­ва­сте, яко Аз от Бо­га изы­дох. Изы­дох от От­ца, и при­и­дох в мир: и па­ки остав­ляю мир, и иду ко От­цу. Гла­го­ла­ша Ему уче­ни­цы Его: се ныне не оби­ну­я­ся гла­го­ле­ши, а прит­чи ни­ко­е­я­же не гла­го­ле­ши. Ныне ве­мы, яко ве­си вся, и не тре­бу­е­ши, да кто Тя во­про­ша­ет: о сем ве­ру­ем, яко от Бо­га из­шел еси. От­ве­ща им Иисус: ныне ли ве­ру­е­те? Се гря­дет час, и ныне при­и­де, да ра­зы­де­те­ся кож­до во своя, и Мене еди­на­го оста­ви­те: и несмь един, яко Отец со Мною есть. Сия гла­го­лах вам, да во Мне мир има­те. В ми­ре скорб­ни бу­де­те, но дер­зай­те, яко Аз по­бе­дих мир. Это Я ска­зал вам, что­бы вас не вве­ли в со­блазн. Бу­дут от­лу­чать вас от си­на­гог; но при­хо­дит час, ко­гда вся­кий, кто убьет вас, бу­дет ду­мать, что он при­но­сит служ­бу Бо­гу. И это они бу­дут де­лать, по­то­му что не по­зна­ли ни От­ца, ни Ме­ня. Но это Я ска­зал вам, что­бы вы пом­ни­ли, ко­гда при­дет то­му час, что о том Я ска­зал вам. А не ска­зал вам это­го сна­ча­ла, по­то­му что был с ва­ми. Те­перь же иду к По­слав­ше­му Ме­ня, и ни­кто из вас не спра­ши­ва­ет Ме­ня: ку­да идешь? Но от то­го, что Я это вы­ска­зал вам, пе­чаль на­пол­ни­ла ва­ше серд­це. Но Я ис­ти­ну го­во­рю вам: луч­ше вам, что­бы Я ушел. Ибо, ес­ли Я не уй­ду, Уте­ши­тель не при­дет к вам; ес­ли же пой­ду, по­шлю Его к вам. И при­дя, Он явит ми­ру его за­блуж­де­ние о гре­хе, и о пра­вед­но­сти, и о су­де: о гре­хе, что не ве­ру­ют в Ме­ня; о пра­вед­но­сти же, что Я к От­цу иду, и боль­ше вы не ви­ди­те Ме­ня; о су­де же, что князь ми­ра се­го осуж­ден. Еще мно­гое имею вам ска­зать, но те­перь вам не под си­лу. Ко­гда же при­дет Он, Дух Ис­ти­ны, Он вве­дет вас во всю ис­ти­ну, ибо Он не бу­дет го­во­рить от Се­бя, но бу­дет го­во­рить то, что слы­шит, и гря­ду­щее воз­ве­стит вам. Он Ме­ня про­сла­вит, от­то­го что от Мо­е­го возь­мет и воз­ве­стит вам. Все, что име­ет Отец, Мое. По­это­му Я ска­зал, что от Мо­е­го возь­мет и воз­ве­стит вам. Недол­го уже, и вы не ви­ди­те Ме­ня, и опять недол­го, и вы уви­ди­те Ме­ня. Ска­за­ли то­гда неко­то­рые из уче­ни­ков друг дру­гу: что это Он го­во­рит нам: “недол­го уже, и вы не ви­ди­те Ме­ня, и опять недол­го, и вы уви­ди­те Ме­ня”, и: “Я иду к От­цу”? Итак, они го­во­ри­ли: что это та­кое, что Он го­во­рит: “недол­го”? Не зна­ем, что Он го­во­рит. Узнал Иисус, что хо­те­ли Его спра­ши­вать, и ска­зал им: о том ли вы рас­суж­да­е­те друг с дру­гом, что Я ска­зал: “недол­го уже, и вы не ви­ди­те Ме­ня; и опять недол­го, и вы уви­ди­те Ме­ня”? Ис­тин­но, ис­тин­но го­во­рю вам: вы бу­де­те пла­кать и ры­дать, а мир бу­дет ра­до­вать­ся; вы пе­чаль­ны бу­де­те, но пе­чаль ва­ша в ра­дость об­ра­тит­ся. Жен­щи­на, ко­гда рож­да­ет, пе­чаль име­ет, по­то­му что при­шел час ее; ко­гда же ро­дит ди­тя, уже не пом­нит скор­би от ра­до­сти, что ро­дил­ся че­ло­век в мир. И вы те­перь пе­чаль име­е­те; но Я сно­ва уви­жу вас, и воз­ра­ду­ет­ся ва­ше серд­це, и ра­до­сти ва­шей ни­кто не от­ни­мет у вас. И в тот день вы Ме­ня не спро­си­те ни о чем. Ис­тин­но, ис­тин­но го­во­рю вам: ес­ли о чем по­про­си­те От­ца, даст вам во имя Мое. До­ныне вы не про­си­ли ни о чем во имя Мое: про­си­те и по­лу­чи­те, что­бы ра­дость ва­ша бы­ла пол­на. Это Я в прит­чах ска­зал вам: на­сту­па­ет час, ко­гда Я уже не в прит­чах бу­ду го­во­рить вам, но от­кры­то об От­це воз­ве­щу вам. В тот день бу­де­те про­сить во имя Мое, и не го­во­рю вам, что Я бу­ду мо­лить От­ца о вас. Ибо Сам Отец лю­бит вас, по­то­му что вы Ме­ня воз­лю­би­ли и уве­ро­ва­ли, что Я от Бо­га ис­шел. Ис­шел от От­ца и при­шел в мир; сно­ва остав­ляю мир и иду к От­цу. Го­во­рят уче­ни­ки Его: вот те­перь Ты от­кры­то го­во­ришь, и прит­чи ни­ка­кой не го­во­ришь. Те­перь мы зна­ем, что Ты зна­ешь все, и не име­ешь нуж­ды, что­бы кто Те­бя во­про­шал. По это­му ве­ру­ем, что Ты от Бо­га ис­шел. От­ве­тил им Иисус: те­перь ве­ру­е­те? Вот при­хо­дит час, и при­шел, что вы рас­се­е­тесь, каж­дый к се­бе, и Ме­ня оста­ви­те од­но­го; но Я не один, по­то­му что Отец со Мною. Это ска­зал Я вам, что­бы вы во Мне мир име­ли. В ми­ре скорбь име­е­те; но дер­зай­те: Я по­бе­дил мир.
Сия гла­го­ла Иисус, и воз­ве­де очи Свои на небо, и ре­че: От­че, при­и­де час, про­сла­ви Сы­на Тво­е­го, да и Сын Твой про­сла­вит Тя. Яко­же дал еси Ему власть вся­кия пло­ти, да вся­ко еже дал еси Ему, даст им жи­вот веч­ный. Се же есть жи­вот веч­ный, да зна­ют Те­бе еди­на­го ис­тин­на­го Бо­га, и Его­же по­слал еси Иисус Хри­ста. Аз про­сла­вих Тя на зем­ли, де­ло со­вер­ших, еже дал еси Мне да со­тво­рю. И ныне про­сла­ви Мя Ты, От­че, у Те­бе Са­ма­го сла­вою, юже имех у Те­бе преж­де мир не бысть. Явих имя Твое че­ло­ве­ком, их­же дал еси Мне от ми­ра: Твои бе­ша, и Мне их дал еси, и сло­во Твое со­хра­ни­ша. Ныне ра­зу­ме­ша, яко вся, ели­ка дал еси Мне, от Те­бе суть. Яко гла­го­лы, их­же дал еси Мне, дах им, и тии при­я­ша, и ра­зу­ме­ша во­ис­тин­ну, яко от Те­бе изы­дох, и ве­ро­ва­ша, яко Ты Мя посла. Аз о сих мо­лю: не о всем ми­ре мо­лю, но о тех, их­же дал еси Мне, яко Твои суть. И Моя вся, Твоя суть, и Твоя Моя: и про­сла­вих­ся в них. И кто­му несмь в ми­ре, и сии в ми­ре суть, и Аз к Те­бе гря­ду. От­че Свя­тый, со­блю­ди их во имя Твое, их­же дал еси Мне, да бу­дут еди­но, яко­же и Мы. Егда бех с ни­ми в ми­ре, Аз со­блю­дах их во имя Твое: их­же дал еси Мне, со­хра­них, и ник­то­же от них по­ги­бе, ток­мо сын по­ги­бель­ный, да сбу­дет­ся Пи­са­ние. Ныне же к Те­бе гря­ду, и сия гла­го­лю в ми­ре, да имут ра­дость Мою ис­пол­не­ну в се­бе. Аз дах им сло­во Твое, и мир воз­не­на­ви­де их, яко не суть от ми­ра, яко­же и Аз от ми­ра несмь. Не мо­лю, да воз­ме­ши их от ми­ра, но да со­блю­де­ши их от непри­яз­ни. От ми­ра не суть, яко­же и Аз от ми­ра несмь. Свя­ти их во ис­ти­ну Твою: сло­во Твое ис­ти­на есть. Яко­же Мене по­слал еси в мир, и Аз по­слах их в мир. И за них Аз свя­щу Се­бе, да и тии бу­дут свя­ще­ни во ис­ти­ну. Не о сих же мо­лю ток­мо, но и о ве­ру­ю­щих сло­ве­се их ра­ди в Мя. Да вси еди­но суть, яко­же Ты, От­че, во Мне, и Аз в Те­бе, да и тии в Нас еди­но бу­дут: да и мир ве­ру имет, яко Ты Мя по­слал еси. И Аз сла­ву, юже дал еси Мне, дах им: да бу­дут еди­но, яко­же Мы еди­но есма. Аз в них, и Ты во Мне, да бу­дут свер­ше­ни во еди­но, и да ра­зу­ме­ет мир, яко Ты Мя посла, и воз­лю­бил еси их, яко­же Мене воз­лю­бил еси. От­че, их­же дал еси Мне, хо­щу, да иде­же есмь Аз, и тии бу­дут со Мною, да ви­дят сла­ву Мою, юже дал еси Мне, яко воз­лю­бил Мя еси преж­де сло­же­ния ми­ра. От­че пра­вед­ный, и мир Те­бе не позна, Аз же Тя по­знах, и сии по­зна­ша, яко Ты Мя посла. И ска­зах им имя Твое, и ска­жу, да лю­бы, ею­же Мя еси воз­лю­бил, в них бу­дет, и Аз в них. И сия рек Иисус, изы­де со уче­ни­ки Сво­и­ми на он пол по­то­ка Кедр­ска, иде­же бе вер­то­град, вонь­же вни­де Сам и уче­ни­цы Его. Это из­рек Иисус и, под­няв гла­за Свои к небу, ска­зал: От­че, при­шел час. Про­славь Тво­е­го Сы­на, что­бы Сын про­сла­вил Те­бя, так как Ты дал Ему власть над вся­кою пло­тью, что­бы всем, ко­го да­ро­вал Ты Ему, дал Он жизнь веч­ную. А жизнь веч­ная в том, что­бы зна­ли Те­бя, еди­но­го ис­тин­но­го Бо­га, и Ко­го Ты по­слал: Иису­са Хри­ста. Я Те­бя про­сла­вил на зем­ле, со­вер­шив де­ло, ко­то­рое Ты дал Мне со­тво­рить. И те­перь, про­славь Ме­ня Ты, От­че, у Те­бя Са­мо­го, сла­вою, ко­то­рую Я имел, ко­гда ми­ра еще не бы­ло, у Те­бя. Я явил Твое имя лю­дям, ко­то­рых Ты дал Мне от ми­ра. Твои бы­ли они, и Мне Ты их дал, и сло­во Твое они со­блюли. Те­перь по­зна­ли они, что все, что Ты дал Мне, – от Те­бя, по­то­му что сло­ва, ко­то­рые Ты дал Мне, Я дал им, и они при­ня­ли и по­зна­ли во­ис­ти­ну, что Я от Те­бя ис­шел, и уве­ро­ва­ли, что Ты Ме­ня по­слал. Я о них мо­лю, не о ми­ре мо­лю, но о тех, ко­го Ты да­ро­вал Мне, по­то­му что они – Твои; и все Мое – Твое, и Твое – Мое, и Я про­слав­лен в них. И Я уже не в ми­ре, а они в ми­ре, и Я к Те­бе иду. От­че Свя­той, со­блю­ди их во имя Твое, ко­то­рое Ты дал Мне, что­бы они бы­ли еди­но, как Мы. Ко­гда Я был с ни­ми, Я со­блю­дал их во имя Твое, ко­то­рое Ты дал Мне, и со­хра­нил, и ни­кто из них не по­гиб, кро­ме сы­на по­ги­бе­ли, дабы ис­пол­ни­лось Пи­са­ние. Те­перь же к Те­бе иду, и го­во­рю это в ми­ре, что­бы ра­дость Моя в них бы­ла пол­на. Я дал им сло­во Твое, и мир воз­не­на­ви­дел их, по­то­му что они не от ми­ра, как Я не от ми­ра. Я не мо­лю, что­бы Ты взял их из ми­ра, но что­бы со­блюл их от лу­ка­во­го. Они не от ми­ра, как Я не от ми­ра. Освя­ти их ис­ти­ною: сло­во Твое – ис­ти­на. Как Ты по­слал Ме­ня в мир, – и Я по­слал их в мир; и за них Я по­свя­щаю Се­бя, что­бы и они бы­ли освя­ще­ны ис­ти­ною. И не о них толь­ко мо­лю, но и о ве­ру­ю­щих в Ме­ня по сло­ву их, что­бы все еди­но бы­ли, как Ты, От­че, во Мне, и Я в Те­бе, что­бы и они в нас бы­ли, что­бы ве­ро­вал мир, что Ты Ме­ня по­слал. И сла­ву, ко­то­рую Ты да­ро­вал Мне, Я да­ро­вал им, да бу­дут еди­но, как Мы еди­но. Я в них, и Ты во Мне, да бу­дут они со­вер­шен­ны во еди­но, что­бы знал мир, что Ты Ме­ня по­слал и воз­лю­бил их, как Ме­ня воз­лю­бил. От­че! То, что Ты да­ро­вал Мне, – хо­чу, что­бы, где Я, и они бы­ли со Мною, да ви­дят сла­ву Мою, ко­то­рую Ты да­ро­вал Мне, по­то­му что воз­лю­бил Ме­ня преж­де ос­но­ва­ния ми­ра. От­че пра­вед­ный, и мир Те­бя не по­знал, но Я Те­бя по­знал, и они по­зна­ли, что Ты Ме­ня по­слал. И Я по­ве­дал им имя Твое и по­ве­даю, что­бы лю­бовь, ко­то­рою Ты воз­лю­бил Ме­ня, в них бы­ла, и Я в них. Ска­зав это, Иисус вы­шел с уче­ни­ка­ми Сво­и­ми на ту сто­ро­ну по­то­ка Кед­ро­на, где был сад, в ко­то­рый во­шел Сам и уче­ни­ки Его.   Ин 13:31Б-18:1
И скон­чав­шу­ся Еван­ге­лию, по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Гос­по­ди. И абие по­ем ан­ти­фо­ны, по­вто­ря­ю­ще вся тропари. И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!

Ан­ти­фон 1.

Глас 8: Кня­зи люд­стии со­бра­ша­ся на Гос­по­да, / и на Хри­ста Его.

Ан­ти­фон 1, глас 8

Кня­зья на­ро­дов со­бра­лись про­тив Гос­по­да /и про­тив По­ма­зан­ни­ка Его. (2)

Той­же: Сло­во за­ко­но­пре­ступ­ное воз­ло­жи­ша на Мя, / Гос­по­ди, Гос­по­ди, не оста­ви Мене. Сло­во без­за­кон­ное воз­ве­ли на Ме­ня, – / Гос­по­ди, Гос­по­ди, не оставь Ме­ня. (2)
Чув­ствия на­ша чи­ста Хри­сто­ви пред­ста­вим, / и яко дру­зи Его, ду­ши на­ша по­жрем Его ра­ди, / и не по­пе­чень­ми жи­тей­ски­ми со­угне­та­ем­ся, яко Иуда, / но в кле­тех на­ших возо­пи­им: / От­че наш, Иже на небе­сех, / от лу­ка­ва­го из­ба­ви нас. Чув­ства на­ши чи­сты­ми Хри­сту предо­ста­вим / и, как дру­зья Его, ду­ши на­ши при­не­сем в жерт­ву за Него, / и не бу­дем по­дав­ля­е­мы за­бо­та­ми жи­тей­ски­ми как Иуда, / но во внут­рен­них по­ко­ях на­ших вос­клик­нем: / “От­че наш, Ко­то­рый на небе­сах, / от лу­ка­во­го из­бавь нас!” (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Де­ва ро­ди­ла еси Неис­ку­со­брач­ная, / и Де­ва пре­бы­ла еси Ма­ти Без­не­вест­ная, / Бо­го­ро­ди­це Ма­рие: / Хри­ста Бо­га на­ше­го мо­ли спа­сти­ся нам. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ты ро­ди­ла, Де­ва, му­жа не знав­шая, / и Де­вою оста­лась, Ма­терь без­брач­ная, / Бо­го­ро­ди­ца Ма­рия: Хри­ста Бо­га на­ше­го мо­ли / о спа­се­нии нашем.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 2.

Глас 6: Те­че гла­го­ля Иуда без­за­кон­ным книж­ни­ком: / что мне хо­ще­те да­ти, и аз вам пре­дам Его? / Сре­ди же со­ве­ща­ва­ю­щих Сам сто­ял еси неви­ди­мо Со­ве­ща­ва­е­мый: / Серд­це­вед­че, по­ща­ди ду­ши наша.

Ан­ти­фон 2, глас 6

По­спе­шил Иуда / к без­за­кон­ным книж­ни­кам и ска­зал: / “Что вы мне хо­ти­те дать, / и я вам пре­дам Его?” / А сре­ди со­ве­щав­ших­ся / неви­ди­мо сто­ял Ты Сам, о Ком бы­ло со­ве­ща­ние. / Серд­це­ве­дец, по­ща­ди ду­ши на­ши! (2)

Ми­ло­стию Бо­го­ви по­слу­жим, яко­же Ма­рия на ве­че­ри, / и не стя­жим среб­ро­лю­бия, яко Иуда: / да все­гда со Хри­стом Бо­гом будем. С ми­ло­сер­ди­ем Бо­гу по­слу­жим, / как Ма­рия на ве­че­ре, / и не впа­дем в среб­ро­лю­бие, как Иуда, / что­бы быть нам все­гда со Хри­стом Бо­гом. (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Его­же ро­ди­ла еси, Де­во, неиз­ре­чен­но, / вы­ну яко Че­ло­ве­ко­люб­ца не пре­стай мо­ля­щи, / да от бед спа­сет вся к Те­бе прибегающия. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Рож­ден­но­го То­бою, Де­ва, неиз­ре­чен­но / не пре­кра­щай по­сто­ян­но мо­лить, как Че­ло­ве­ко­люб­ца, / что­бы спас Он от бед / к Те­бе прибегающих.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 3.

Глас 2: Ла­за­ре­ва ра­ди во­ста­ния, Гос­по­ди, / осан­на Те­бе зва­ху де­ти ев­рей­ския, Че­ло­ве­ко­люб­че. / Без­за­кон­ный же Иуда не вос­хо­те разумети.

Ан­ти­фон 3, глас 2

Из-за вос­кре­ше­ния Ла­за­ря, Гос­по­ди, / “Осан­на” вос­кли­ца­ли де­ти ев­рей­ские / Те­бе, Че­ло­ве­ко­лю­бец. / Но пре­ступ­ный Иуда не за­хо­тел вра­зу­мить­ся. (2)

На ве­че­ри Тво­ей, Хри­сте Бо­же, / уче­ни­ком Тво­им пред­гла­го­лал еси: / един от вас пре­даст Мя. / Без­за­кон­ный же Иуда не вос­хо­те разумети. На ве­че­ре Тво­ей, Хри­сте Бо­же, / уче­ни­кам Тво­им Ты пред­ска­зы­вал: / “Один из вас пре­даст Ме­ня”. / Но пре­ступ­ный Иуда не за­хо­тел вра­зу­мить­ся. (2)
Иоан­ну во­про­сив­шу: / Гос­по­ди, пре­да­яй Тя кто есть? / То­го хле­бом по­ка­зал еси. / Без­за­кон­ный же Иуда не вос­хо­те разумети. Ко­гда спро­сил Иоанн: / “Гос­по­ди, кто пре­да­ю­щий Те­бя?” / Ты хле­бо­ме­го ука­зал. / Но пре­ступ­ный Иуда не за­хо­тел вра­зу­мить­ся. (2)
На три­де­ся­тих среб­ре­ни­цех, Гос­по­ди, / и на лоб­за­нии льстив­ном, / ис­ка­ху иудее уби­ти Тя. / Без­за­кон­ный же Иуда не вос­хо­те разумети. С по­мо­щью трид­ца­ти среб­рен­ни­ков, Гос­по­ди, / и по­це­луя ко­вар­но­го, / стре­ми­лись Иудеи убить Те­бя. / Но пре­ступ­ный Иуда не за­хо­телвра­зу­мить­ся. (2)
На умо­ве­нии Тво­ем, Хри­сте Бо­же, / уче­ни­ком Тво­им по­ве­лел еси: / си­це тво­ри­те, яко­же ви­ди­те. / Без­за­кон­ный же Иуда не вос­хо­те разумети. При со­вер­ше­нии То­бою омо­ве­ния, Хри­сте Бо­же, / уче­ни­ков Тво­их Ты уве­щал: / “Де­лай­те так, как вы ви­ди­те”. / Но пре­ступ­ный Иуда не за­хо­тел вра­зу­мить­ся. (2)
Бди­те и мо­ли­те­ся, да не вни­де­те в на­пасть, / уче­ни­ком Тво­им, Хри­сте Бо­же наш, гла­го­лал еси. / Без­за­кон­ный же Иуда не вос­хо­те разумети. “Бодр­ствуй­те и мо­ли­тесь, / что­бы не впасть вам в ис­ку­ше­ние”, / уче­ни­кам Тво­им го­во­рил Ты, Хри­сте Бо­же наш. / Но пре­ступ­ный Иуда не за­хо­тел вра­зу­мить­ся. (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Спа­си от бед ра­бы Твоя, Бо­го­ро­ди­це, / яко все по Бо­зе к Те­бе при­бе­га­ем, / яко неру­ши­мей стене и предстательству. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Спа­си от бед ра­бов Тво­их, Бо­го­ро­ди­ца, / ибо мы все по­сле Бо­га к Те­бе при­бе­га­ем, / как к неру­ши­мой стене и Защитнице.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.
За­тем ма­лая ек­те­ния, [мо­лит­ва 3] и воз­глас: Ибо Твоя власть, и Твое цар­ство, и си­ла, и слава:

Се­да­лен. Глас 7:

Се­да­лен, глас 7

[Не се­дим же на си­це­вых се­даль­нах, за еже свя­щен­ни­ку ка­ди­ти свя­тый ол­тарь, но, сто­я­ще, по­ем я.] Свя­щен­ник ка­дит ал­тарь, а мы стоя поем:
На ве­че­ри уче­ни­ки пи­тая, / при­тво­ре­ние пре­да­ния ве­дый, / на ней Иу­ду об­ли­чил еси, / неис­прав­лен­на убо се­го ве­дый: / по­зна­ти же всем хо­тя, яко во­лею пре­дал­ся еси, / да мир ис­хи­ти­ши от чуж­да­го: / Дол­го­тер­пе­ли­ве, сла­ва Тебе. На ве­че­ре уче­ни­ков пи­тая / и зная пре­да­тель­ский за­мы­сел, / Ты на ней Иу­ду изоб­ли­чил; / хо­тя и ви­дел его неис­пра­ви­мым, / но этим хо­тел по­ка­зать всем, / что Ты был пре­дан доб­ро­воль­но, / что­бы мiр от­нять у непри­я­те­ля. / Дол­го­тер­пе­ли­вый, сла­ва Тебе!
Сла­ва, ко­нец. Сла­ва: Что­бы мiр от­нять у непри­я­те­ля. / Дол­го­тер­пе­ли­вый, сла­ва Тебе!
И ныне, весь. И ныне: по­вто­ря­ем весь седален.
Та­же И о спо­до­би­ти­ся нам: Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

И чтет свя­щен­ник вто­рое Евангелие,
от Иоан­на, за­ча­ло 58:

И чи­та­ет вто­рое Евангелие
от Иоан­на, за­ча­ло 58

Во вре­мя оно, изы­де Иисус со уче­ни­ки Сво­и­ми на он пол по­то­ка Кедр­ска, иде­же бе вер­то­град, вонь­же вни­де Сам и уче­ни­цы Его. Ве­дя­ше же Иуда пре­да­яй Его ме­сто, яко мно­жи­цею со­би­ра­ше­ся Иисус ту со уче­ни­ки Сво­и­ми. Иуда убо при­емь спи­ру, и от ар­хи­ерей и фа­ри­сей слу­ги, при­и­де та­мо со све­ти­лы и све­ща­ми и ору­жии. Иисус же ве­дый вся гря­ду­щая Нань, из­шед ре­че им: ко­го ище­те? От­ве­ща­ша Ему: Иису­са На­зо­реа. Гла­го­ла им Иисус: Аз есмь. Сто­я­ше же и Иуда, иже пре­да­я­ше Его, с ни­ми. Да яко­же ре­че им, Аз есмь. Идо­ша вспять, и па­до­ша на зем­ли. Па­ки убо во­про­си их Иисус: ко­го ище­те? Они же ре­ша: Иису­са На­зо­реа. От­ве­ща Иисус: рех вам, яко Аз есмь. Аще убо Мене ище­те, оста­ви­те сих ити. Да сбу­дет­ся сло­во, еже ре­че, яко их­же дал еси Мне, не по­гу­бих от них ни­ко­го­же. Си­мон же Петр, имый нож, из­вле­че его, и уда­ри ар­хи­ерео­ва ра­ба, и уре­за ему ухо дес­ное. Бе же имя ра­бу Малх. Ре­че же Иисус Пет­ро­ви: вон­зи нож в нож­ни­цу. Ча­шу, юже даст Мне Отец, не имам ли пи­ти ея? Спи­ра же и ты­сящ­ник, и слу­ги иудей­ския яша Иису­са, и свя­за­ша Его. И ве­до­ша Его ко Анне пер­вее: бе бо тесть Ка­иа­фе, иже бе ар­хи­ерей ле­ту то­му. Бе же Ка­иа­фа да­вый со­вет иудеом, яко уне есть еди­но­му че­ло­ве­ку умре­ти за лю­ди. По Иису­се же идя­ше Си­мон Петр, и дру­гий уче­ник: уче­ник же той бе зна­емь ар­хи­ерео­ви, и вни­де со Иису­сом во двор ар­хи­ереов. Петр же сто­я­ше при две­рех вне. Изы­де убо уче­ник той, иже бе зна­емь ар­хи­ерео­ви, и ре­че двер­ни­це, и вве­де Пет­ра. Гла­го­ла же ра­ба двер­ни­ца Пет­ро­ви: еда и ты уче­ник еси Че­ло­ве­ка Се­го? Гла­го­ла он: несмь. Сто­я­ху же ра­би и слу­ги ог­нь со­твор­ше, яко зи­ма бе, и гре­я­ху­ся. Бе же с ни­ми Петр стоя, и гре­я­ся. Ар­хи­ерей же во­про­си Иису­са о уче­ни­цех Его, и о уче­нии Его. От­ве­ща ему Иисус: Аз не оби­ну­я­ся гла­го­лах ми­ру. Аз все­гда учах на сон­ми­щах, и в церк­ви, иде­же все­гда иудее снем­лют­ся, и тай не гла­го­лах ни­че­со­же. Что Мя во­про­ша­е­ши? Во­про­си слы­шав­ших, что гла­го­лах им: се сии ве­дят, яже рех Аз. Сия же рек­шу Ему, един от пред­сто­я­щих слуг уда­ри в ла­ни­ту Иису­са, рек: та­ко ли от­ве­ща­ва­е­ши ар­хи­ерео­ви? От­ве­ща ему Иисус: аще зле гла­го­лах, сви­де­тель­ствуй о зле; аще ли доб­ре, что Мя би­е­ши? Посла же Его Ан­на свя­за­на к Ка­иа­фе ар­хи­ерео­ви. Бе же Си­мон Петр стоя и гре­я­ся. Ре­ша же ему: еда и ты от уче­ник Его еси? Он же от­вер­же­ся, и ре­че: несмь. Гла­го­ла един от раб ар­хи­ерео­вых, южи­ка сый, ему­же Петр уре­за ухо: не аз ли тя ви­дех в вер­то­гра­де с Ним? Па­ки убо Петр от­вер­же­ся, и абие пе­тел воз­гла­си. Ве­до­ша же Иису­са от Ка­иа­фы в пре­тор. Бе же утро: и тии не вни­до­ша в пре­тор, да не осквер­нят­ся, но да ядят фаску. В то вре­мя Иисус вы­шел с уче­ни­ка­ми Сво­и­ми на ту сто­ро­ну по­то­ка Кед­ро­на, где был сад, в ко­то­рый во­шел Сам и уче­ни­ки Его. Знал же и Иуда, пре­да­вав­ший Его, это ме­сто, по­то­му что ча­сто со­би­рал­ся там Иисус с уче­ни­ка­ми Сво­и­ми. Итак, Иуда, взяв ко­гор­ту, а от пер­во­свя­щен­ни­ков и фа­ри­се­ев – слу­жи­те­лей, при­хо­дит ту­да с фо­на­ря­ми и фа­ке­ла­ми и ору­жи­ем. Иисус же, зная все пред­сто­я­щее Ему, вы­шел и го­во­рит им: ко­го ище­те? От­ве­ти­ли Ему: Иису­са На­зо­рея. Го­во­рит им Иисус: Я есмь. Сто­ял же и Иуда, пре­да­вав­ший Его, с ни­ми. Итак, ко­гда Он ска­зал им: Я есмь, они от­сту­пи­ли на­зад и упа­ли на зем­лю. То­гда Он сно­ва спро­сил их ко­го ище­те? Они ска­за­ли: Иису­са На­зо­рея. От­ве­тил Иисус: Я ска­зал вам, что Я есмь. Итак, ес­ли Ме­ня ище­те, оставь­те этих, пусть идут. Да ис­пол­нит­ся сло­во, ко­то­рое Он ска­зал: из тех, ко­го Ты да­ро­вал Мне, Я не по­гу­бил ни­ко­го. Си­мон же Петр, у ко­то­ро­го был меч, об­на­жил его и уда­рил пер­во­свя­щен­ни­ко­ва ра­ба, и от­сек ему пра­вое ухо; бы­ло же имя ра­бу Малх. Ска­зал Иисус Пет­ру: вло­жи меч в нож­ны. Ча­шу, ко­то­рую дал Мне Отец, неуже­ли Я не ста­ну пить ее? Итак, ко­гор­та и три­бун и слу­жи­те­ли Иудей­ские взя­ли Иису­са и свя­за­ли Его, и от­ве­ли Его спер­ва к Анне, ибо он был тесть Ка­иа­фы, ко­то­рый был на тот год пер­во­свя­щен­ни­ком. Был же Ка­иа­фа тот, кто дал со­вет Иуде­ям, что луч­ше од­но­му че­ло­ве­ку уме­реть за на­род. Сле­до­вал за Иису­сом Си­мон Петр и дру­гой уче­ник. Уче­ник же тот был из­ве­стен пер­во­свя­щен­ни­ку и во­шел вме­сте с Иису­сом во двор пер­во­свя­щен­ни­ка; а Петр сто­ял у две­ри сна­ру­жи. Вы­шел то­гда тот уче­ник, дру­гой, из­вест­ный пер­во­свя­щен­ни­ку, и ска­зал при­врат­ни­це и ввел Пет­ра. Го­во­рит то­гда Пет­ру слу­жан­ка-при­врат­ни­ца: и ты не из уче­ни­ков ли Это­го Че­ло­ве­ка? Го­во­рит он: нет. И сто­я­ли ра­бы и слу­жи­те­ли: они разо­жгли уго­лья, по­то­му что бы­ло хо­лод­но, и гре­лись. А с ни­ми и Петр сто­ял и грел­ся. Пер­во­свя­щен­ник же спро­сил Иису­са об уче­ни­ках Его и об уче­нии Его. От­ве­тил ему Иисус: Я все от­кры­то ска­зал ми­ру; Я все­гда учил в си­на­го­гах и в хра­ме, где все Иудеи со­би­ра­ют­ся, и тай­но не го­во­рил ни­че­го. По­че­му ты Ме­ня спра­ши­ва­ешь? Спро­си слы­шав­ших, что Я го­во­рил им. Они зна­ют, что ска­зал Я. Ко­гда же Он ска­зал это, один из слу­жи­те­лей, сто­яв­ший по бли­зо­сти, уда­рил Иису­са в ли­цо и ска­зал: так-то от­ве­ча­ешь Ты пер­во­свя­щен­ни­ку? От­ве­тил ему Иисус: ес­ли Я пло­хо ска­зал, сви­де­тель­ствуй о том, что пло­хо. Ес­ли хо­ро­шо, по­че­му ты Ме­ня бьешь? То­гда по­слал Его Ан­на свя­зан­ным к Ка­иа­фе, пер­во­свя­щен­ни­ку. А Си­мон Петр все сто­ял и грел­ся. Ска­за­ли то­гда ему: и ты не из уче­ни­ков ли Его? Он от­рек­ся и ска­зал: нет. Го­во­рит один из ра­бов пер­во­свя­щен­ни­ка, род­ствен­ник то­го, ко­му Петр от­сек ухо: не я ли те­бя ви­дел в са­ду с Ним? То­гда сно­ва от­рек­ся Петр, и тот­час про­пел пе­тух. Итак, ве­дут Иису­са от Ка­иа­фы в пре­то­рию. Бы­ло утро, и са­ми они не во­шли в пре­то­рию, что­бы не осквер­нить­ся, но есть пас­ху.   Ин 18:1–28
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!

По Еван­ге­лии же по­ем ан­ти­фон 4.

Ан­ти­фон 4, глас 5

Глас 5: Днесь Иуда остав­ля­ет Учи­те­ля, / и при­ем­лет диа­во­ла, / ослеп­ля­ет­ся стра­стию среб­ро­лю­бия, / от­па­да­ет Све­та омра­чен­ный: / ка­ко бо мо­жа­ше зре­ти, / Све­ти­ло про­да­вый на три­де­ся­тих среб­ре­ни­цех? / Но нам воз­сия Стра­да­вый за мир. / К Нему­же возо­пи­им: / по­стра­да­вый и со­стра­да­вый че­ло­ве­ком, / Гос­по­ди, сла­ва Тебе. В сей день Иуда по­ки­да­ет Учи­те­ля / и при­ни­ма­ет в се­бя диа­во­ла, / ослеп­ля­ет­ся стра­стью среб­ро­лю­бия / и, объ­ятый мра­ком, ли­ша­ет­ся све­та; / ибо как мог ви­деть / про­дав­ший Све­ти­ло за трид­цать среб­ре­ни­ков? / Но нам вос­си­ял По­стра­дав­ший за мiр, / Ко­то­ро­му мы воз­гла­сим: / “По­стра­дав­ший и лю­дям со­стра­дав­ший / Гос­по­ди, сла­ва Те­бе!” (2)
Днесь Иуда при­тво­ря­ет бо­го­че­стие, / и от­чуж­да­ет­ся да­ро­ва­ния, / сый уче­ник бы­ва­ет пре­да­тель: / во обыч­ном лоб­за­нии лесть по­кры­ва­ет, / и пред­по­чи­та­ет Вла­дыч­ния люб­ве, / несмыс­лен­но ра­бо­та­ти среб­ро­лю­бию, / на­став­ник быв со­бо­ри­ща без­за­кон­на­го: / мы же иму­ще спа­се­ние Хри­ста, / То­го прославим. В сей день Иуда при­тво­ря­ет­ся бо­го­бо­яз­нен­ным / и ли­ша­ет­ся да­ра бла­го­дат­но­го; / оста­ва­ясь уче­ни­ком, ста­но­вит­ся пре­да­те­лем: / в дру­же­ствен­ном нра­ве скры­ва­ет ко­вар­ство / и без­рас­суд­но пред­по­чи­та­ет люб­ви Вла­ды­ки трид­цать среб­рен­ни­ков, / став для пре­ступ­но­го си­нед­ри­о­на про­вод­ни­ком; / мы же, имея спа­се­ни­ем Хри­ста, / Его про­сла­вим. (2)
Глас 1: Бра­то­лю­бие стя­жим яко во Хри­сте бра­тия, / а не неми­ло­стив­ное еже к ближ­ним на­шим: / да не яко раб осу­дим­ся неми­ло­сти­вый, пе­ня­зей ра­ди, / и яко Иуда рас­ка­яв­ше­ся, ни­что­же пользуемся. Глас 1: Брат­скую лю­бовь при­об­ре­тем, / как бра­тья во Хри­сте, / и не бу­дем бес­сер­деч­ны к ближ­ним на­шим, / что­бы не быть осуж­ден­ны­ми из-за де­нег, как раб неми­ло­сти­вый, / и не рас­ка­ять­ся, как Иуда, без вся­кой поль­зы. (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Пре­слав­ная о Те­бе гла­го­ла­ша­ся вез­де, / яко ро­ди­ла еси пло­тию всех Твор­ца, / Бо­го­ро­ди­це Ма­рие, / Все­пе­тая и Неискусобрачная. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Пре­слав­ное бы­ло о Те­бе ска­за­но по­всю­ду, – / что за­ча­ла Ты по пло­ти всех Твор­ца, / Бо­го­ро­ди­ца Ма­рия, все­п­ро­слав­лен­ная / и бра­ка не познавшая.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 5.

Глас 6: Уче­ник Учи­те­ля со­гла­ша­ше це­ну, / и на три­де­ся­тих среб­ре­ни­цех про­да­де Гос­по­да, / лоб­за­ни­ем льстив­ным пре­дая Его / без­за­кон­ни­ком на смерть.

Ан­ти­фон 5, глас 6

Уче­ник до­го­ва­ри­ва­ет­ся о цене Учи­те­ля / и за трид­цать среб­ре­ни­ков про­дал Гос­по­да, / ко­вар­ным по­це­лу­ем пре­дав Его / без­за­кон­ни­кам на смерть. (2)

Днесь гла­го­ла­ше Зи­жди­тель небе­се и зем­ли Сво­им уче­ни­ком: / при­бли­жи­ся час, и при­спе Иуда пре­да­яй Мене, / да ник­то­же от­вер­жет­ся Мене, / ви­дя Мя на Кре­сте по­сре­де двою раз­бой­ни­ку: / страж­ду бо яко че­ло­век, / и спа­су яко Че­ло­ве­ко­лю­бец, в Мя верующия. В сей день го­во­рил Со­зда­тель неба и зем­ли Сво­им уче­ни­кам: / “Бли­зок час, и по­до­спел Иуда, пре­да­ю­щий Ме­ня; / пусть ни­кто от Ме­ня не от­ре­чет­ся, / ви­дя Ме­ня на Кре­сте по­сре­ди двух раз­бой­ни­ков: / ведь Я стра­даю как че­ло­век, / и спа­саю, как Че­ло­ве­ко­лю­бец, / в Ме­ня ве­ру­ю­щих. (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Неиз­ре­чен­но в по­след­няя за­чен­шая, / и рожд­шая Со­зда­те­ля Тво­е­го, / То­го мо­ли спа­сти­ся ду­шам нашим. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Неиз­ре­чен­но в дни по­след­ние за­чав­шая, / и ро­див­шая Со­зда­те­ля Тво­е­го! / Де­ва, спа­сай Те­бя величающих.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 6.

Глас 7: Днесь бдит Иуда пре­да­ти Гос­по­да, / Пре­веч­на­го Спа­са ми­ра, / Иже от пя­ти хлеб на­сы­тив­ша­го мно­же­ства. / Днесь без­за­кон­ный от­ме­та­ет­ся Учи­те­ля, / уче­ник быв, Вла­ды­ку пре­да­де: / среб­ром про­да­де, ман­ною на­сы­тив­ша­го человека.

Ан­ти­фон 6, глас 7

В сей день бодр­ству­ет Иуда, / что­бы пре­дать Гос­по­да, / Пред­веч­но­го Спа­си­те­ля ми­ра, / пя­тью хле­ба­ми мно­же­ство лю­дей на­сы­тив­ше­го. / В сей день без­за­кон­ник от­ре­ка­ет­ся от Учи­те­ля: / бу­дучи уче­ни­ком, он пре­дал Вла­ды­ку, / про­дал за се­реб­ро / ман­ною на­сы­тив­ше­го че­ло­ве­ка. (2)

Днесь Кре­сту при­гвоз­ди­ша иудее Гос­по­да, / пре­сек­ша­го мо­ре жез­лом, / и про­вед­ша­го их в пу­сты­ню. / Днесь ко­пи­ем реб­ра Его про­бо­до­ша, / яз­ва­ми ра­нив­ша­го их ра­ди Егип­та: / и жел­чию на­по­и­ша, / ман­ну пи­щу им одождившаго. В сей день ко Кре­сту при­гвоз­ди­ли Иудеи Гос­по­да, / рас­сек­ше­го мо­ре жез­лом / и про­вед­ше­го их в пу­стыне. / В сей день ко­пьем прон­зи­ли реб­ра Его, / каз­ня­ми по­ра­зив­ше­го за них Еги­пет, / и жел­чью на­по­и­ли / ман­ну в пи­щу до­ждем им про­лив­ше­го. (2)
Гос­по­ди, на страсть воль­ную при­шед, / во­пи­ял еси уче­ни­ком Тво­им: / аще и еди­на­го ча­са не воз­мо­го­сте бде­ти со Мною, / ка­ко обе­щасте­ся умре­ти Мене ра­ди? / Поне Иу­ду зри­те, ка­ко не спит, / но тщит­ся пре­да­ти Мя без­за­кон­ным. / Во­ста­ни­те, мо­ли­те­ся, / да не кто Мене от­вер­жет­ся, зря Мене на Кре­сте. / Дол­го­тер­пе­ли­ве, сла­ва Тебе. Гос­по­ди, к доб­ро­воль­но­му стра­да­нию при­бли­зив­шись, / взы­вал Ты уче­ни­кам Тво­им: / “Ес­ли и од­но­го ча­са не смог­ли бодр­ство­вать со Мною, / как вы обе­ща­ли уме­реть за Ме­ня? / Хоть на Иу­ду по­смот­ри­те, как он не спит, / но спе­шит пре­дать Ме­ня без­за­кон­ни­кам. / Вос­прянь­те, по­мо­ли­тесь, что­бы ни­кто не от­рек­ся от Ме­ня, / ви­дя Ме­ня на Кре­сте!” / Дол­го­тер­пе­ли­вый, сла­ва Те­бе! (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дуй­ся, Бо­го­ро­ди­це, / Невме­сти­ма­го в небе­сех вме­стив­шая во утро­бе Тво­ей: / ра­дуй­ся, Де­во, про­ро­ков про­по­ве­да­ние, / Ею­же нам воз­сия Ем­ма­ну­ил: / ра­дуй­ся, Ма­ти Хри­ста Бога. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дуй­ся Бо­го­ро­ди­ца, / Невме­ща­е­мо­го небе­са­ми вме­стив­шая во чре­ве Тво­ем. / Ра­дуй­ся Де­ва, про­ро­ков про­по­ведь, / Та, чрез Ко­то­рую вос­си­ял нам Эм­ма­ну­ил. / Ра­дуй­ся Ма­терь Хри­ста Бога!
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.
За­тем ма­лая ек­те­ния, [мо­лит­ва 2] и воз­глас: Ибо бла­го­сло­вен­но и про­слав­ле­но все­свя­щен­ное и ве­ли­че­ствен­ное имя Твое, От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха ныне, и все­гда, и во ве­ки веков.

Се­да­лен, глас 7:

Кий тя об­раз, Иудо, пре­да­те­ля Спа­су со­де­ла? / Еда от ли­ка тя апо­столь­ска раз­лу­чи? / Еда да­ро­ва­ния ис­це­ле­ний ли­ши? / Еда со оне­ми ве­че­ряв, те­бе от тра­пезы от­ри­ну? / Еда иных но­ги умыв, твои же пре­з­ре? / О ко­ли­ких благ непа­мят­лив был еси! / И твой убо небла­го­дар­ный об­ли­ча­ет­ся нрав. / То­го же без­мер­ное про­по­ве­ду­ет­ся дол­го­тер­пе­ние, / и ве­лия милость.

Се­да­лен, глас 7

Каким об­ра­зом, Иуда, / ты пре­да­те­лем Спа­си­те­ля сде­лал­ся? / Раз­ве Он Те­бя от сон­ма Апо­сто­лов от­лу­чил? / Раз­ве да­ра ис­це­ле­ний ли­шил? / Раз­ве со­вер­шив с те­ми ве­че­рю, / те­бя от тра­пезы от­стра­нил? / Раз­ве омыв но­ги дру­гим, твои обо­шел? / О, сколь­ко ты бла­го­де­я­ний за­был, / и те­перь твой небла­го­дар­ный об­ли­ча­ет­ся нрав, / Его же несрав­нен­ное дол­го­тер­пе­ние воз­ве­ща­ет­ся / и ве­ли­кая милость.

Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.
Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Еван­ге­лие 3‑е
от Мат­феа, за­ча­ло 109:

И чи­та­ет тре­тье Евангелие
от Мат­фея, за­ча­ло 109

Во вре­мя оно, во­и­ни ем­ше Иису­са ве­до­ша к Ка­иа­фе ар­хи­ерео­ви, иде­же книж­ни­цы и стар­цы со­бра­ша­ся. Петр же идя­ше по Нем из­да­ле­ча, до дво­ра ар­хи­ерео­ва: и вшед внутрь, се­дя­ше со слу­га­ми, ви­де­ти кон­чи­ну. Ар­хи­ерее же и стар­цы, и сонм весь, ис­ка­ху лже­сви­де­тель­ства на Иису­са, яко да уби­ют Его, и не об­ре­та­ху: и мно­гим лже­сви­де­те­лем при­ступль­шим, не об­ре­то­ша. По­слеж­де же при­сту­пи­ша два лже­сви­де­те­ля, ре­ста: Сей ре­че, мо­гу ра­зо­ри­ти цер­ковь Бо­жию, и тре­ми день­ми со­зда­ти ю. И во­став ар­хи­ерей, ре­че Ему: ни­че­со­же ли от­ве­ща­ва­е­ши, что сии на Тя сви­де­тель­ству­ют? Иисус же мол­ча­ше. И от­ве­щав ар­хи­ерей, ре­че Ему: за­кли­наю Тя Бо­гом жи­вым, да ре­че­ши нам, аще Ты еси Хри­стос, Сын Бо­жий? Гла­го­ла ему Иисус: ты ре­че. Оба­че гла­го­лю вам: от­се­ле узри­те Сы­на Че­ло­ве­че­ска­го се­дя­ща одес­ную си­лы, и гря­ду­ща на об­ла­цех небес­ных. То­гда ар­хи­ерей рас­тер­за ри­зы своя, гла­го­ля, яко ху­лу гла­го­ла, что еще тре­бу­ем сви­де­те­лей; се ныне слы­ша­сте ху­лу Его. Что ся вам мнит? Они же от­ве­щав­ше, ре­ша: по­ви­нен есть смер­ти. То­гда за­пле­ва­ша ли­це Его, и па­ко­сти Ему де­я­ху, овии же за ла­ни­ту уда­ри­ша, гла­го­лю­ще: прор­цы нам, Хри­сте, кто есть уда­рей Тя? Петр же вне се­дя­ше во дво­ре, и при­сту­пи к нему еди­на ра­бы­ня, гла­го­лю­щи: и ты бе со Иису­сом Га­ли­лей­ским. Он же от­вер­же­ся пред все­ми, гла­го­ля: не вем, что гла­го­ле­ши. Из­шед­шу же ему ко вра­том, уз­ре его дру­гая, и гла­го­ла им ту: и сей бе со Иису­сом На­зо­реом. И па­ки от­вер­же­ся с клят­вою, яко не знаю Че­ло­ве­ка. По ма­ле же при­сту­пив­ше сто­я­щии, ре­ша Пет­ро­ви: во­ис­тин­ну и ты от них еси, ибо бе­се­да твоя яве тя тво­рит. То­гда на­чат ро­ти­ти­ся и кля­ти­ся, яко не знаю Че­ло­ве­ка. И абие пе­тел воз­гла­си. И по­мя­ну Петр гла­гол Иису­сов, ре­чен­ный ему, яко преж­де да­же пе­тел не воз­гла­сит, три­кра­ты от­вер­же­ши­ся Мене. И из­шед вон пла­ка­ся горько. В то вре­мя во­и­ны, взяв­шие Иису­са, от­ве­ли Его к Ка­иа­фе пер­во­свя­щен­ни­ку, где со­бра­ны бы­ли книж­ни­ки и ста­рей­ши­ны. Петр же сле­до­вал за Ним из­да­ли, до дво­ра пер­во­свя­щен­ни­ка; и вой­дя внутрь, си­дел вме­сте со слу­жи­те­ля­ми, что­бы ви­деть ко­нец. Пер­во­свя­щен­ни­ки же и си­нед­ри­он в пол­ном со­ста­ве ис­ка­ли лже­сви­де­тель­ства про­тив Иису­са, что­бы пре­дать Его смер­ти. И не на­шли, хо­тя и мно­го яви­лось лже­сви­де­те­лей. На­ко­нец по­до­шли двое и ска­за­ли: Он го­во­рил: “Я мо­гу раз­ру­шить храм Бо­жий и в три дня воз­двиг­нуть его”. И встав, пер­во­свя­щен­ник ска­зал Ему: Ты ни­че­го не от­ве­ча­ешь? Что они про­тив Те­бя сви­де­тель­ству­ют? Иисус же мол­чал. И пер­во­свя­щен­ник ска­зал Ему: за­кли­наю Те­бя Бо­гом Жи­вым, ска­жи нам: Ты ли Хри­стос, Сын Бо­жий? Го­во­рит ему Иисус: ты ска­зал. Но Я го­во­рю вам: от­ныне бу­де­те ви­деть Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го, вос­се­да­ю­ще­го по пра­вую сто­ро­ну Си­лы и гря­ду­ще­го на об­ла­ках небес­ных. То­гда пер­во­свя­щен­ник разо­драл одеж­ды свои и ска­зал: Он про­из­нес ху­лу! Ка­кая нам еще нуж­да в сви­де­те­лях? Вот те­перь вы слы­ша­ли ху­лу! Как вам ка­жет­ся? Они же от­ве­ти­ли: по­ви­нен смер­ти. То­гда плю­ну­ли Ему в ли­цо и за­у­ши­ли Его; дру­гие же би­ли Его, го­во­ря: про­ре­ки нам, Хри­стос, кто уда­рил Те­бя? Петр же си­дел сна­ру­жи, на дво­ре. И по­до­шла к нему од­на слу­жан­ка и ска­за­ла: и ты был с Иису­сом Га­ли­ле­я­ни­ном. Но он от­рек­ся пе­ред все­ми и ска­зал: не знаю, что ты го­во­ришь. Ко­гда же он про­шел в во­ро­та, уви­де­ла его дру­гая, и го­во­рит на­хо­дя­щим­ся там: этот был с Иису­сом На­зо­ре­ем. И он сно­ва от­рек­ся с клят­вой: я не знаю Это­го Че­ло­ве­ка. Немно­го же спу­стя по­до­шли сто­яв­шие и ска­за­ли Пет­ру: по­ис­ти­не и ты из них, ибо и го­вор твой об­ли­ча­ет те­бя. То­гда на­чал он уси­лен­но клясть­ся: я не знаю Это­го Че­ло­ве­ка. И тот­час про­пел пе­тух. И вспом­нил Петр сло­во, ска­зан­ное Иису­сом: преж­де чем про­по­ет пе­тух, ты три­жды от­ре­чешь­ся от Ме­ня. И вый­дя вон, пла­кал горь­ко.   Мф 26:57–75
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!

Ан­ти­фон 7.

Глас 8: Ем­шим Тя без­за­кон­ным, / пре­тер­пе­вая, си­це во­пи­ял еси, Гос­по­ди: / аще и по­ра­зи­сте Пас­ты­ря, / и рас­то­чи­сте два­на­де­сять овец уче­ни­ки Моя, / мо­жах вя­щ­ше, неже­ли два­на­де­сять ле­гео­нов пред­ста­ви­ти Ан­ге­лов. / Но дол­го­терп­лю, да ис­пол­нят­ся, / яже явих вам про­ро­ки Мо­и­ми, / без­вест­ная и тай­ная: / Гос­по­ди, сла­ва Тебе.

Ан­ти­фон 7, глас 8

К схва­тив­шим Те­бя пре­ступ­ни­кам / Ты, все тер­пя, так взы­вал Гос­по­ди: / “Хо­тя вы и по­ра­зи­ли Пас­ты­ря / и рас­се­я­ли две­на­дцать овец, уче­ни­ков Мо­их, / Я мог бы вы­ста­вить бо­лее две­на­дца­ти ле­ги­о­нов Ан­ге­лов. / Од­на­ко Я яв­ляю дол­го­тер­пе­ние, / что­бы ис­пол­ни­лось то, что от­крыл Я вам че­рез про­ро­ков Мо­их, / со­кры­тое и тай­ное”. / Гос­по­ди, сла­ва Те­бе! (2)

Три­щи от­верг­ся Петр, / абие ре­чен­ное ему ра­зу­ме, / но при­не­се к Те­бе сле­зы по­ка­я­ния: / Бо­же, очи­сти мя, и спа­си мя. В тре­тий раз от­рек­шись, Петр / тот­час по­нял ска­зан­ное ему, / но при­нес Те­бе сле­зы по­ка­я­ния: / “Бо­же, будь ми­ло­стив ко мне, и спа­си ме­ня!” (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Яко вра­та спа­си­тель­ная, / и рай крас­ный, и Све­та прис­но­сущ­на­го об­лак, / су­щую Свя­тую Де­ву, вос­по­им вси / гла­го­лю­ще Ей, еже радуйся. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Как вра­та спа­си­тель­ные, и рай пре­крас­ный, / и Све­та веч­но­го об­ла­ко, / свя­тую Де­ву все вос­по­ем, / воз­гла­шая Ей: “Ра­дуй­ся!”
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 8.

Глас 2: Рцы­те, без­за­кон­нии, / что слы­ша­сте от Спа­са на­ше­го? / Не за­кон ли по­ло­жи, и про­ро­че­ская уче­ния? / Ка­ко убо по­мыс­ли­сте Пи­ла­ту пре­да­ти, / Иже от Бо­га, Бо­га Сло­ва, / и Из­ба­ви­те­ля душ наших?

Ан­ти­фон 8, глас 2

Ска­жи­те, без­за­кон­ни­ки, / что услы­ша­ли вы от Спа­си­те­ля на­ше­го? / Не изъ­яс­нил ли Он За­кон и про­ро­ков на­став­ле­ния? / Как же вы за­мыс­ли­ли пре­дать Пи­ла­ту / То­го, Кто от Бо­га, Бо­га-Сло­во, / Ис­ку­пи­те­ля душ на­ших? (2)

Да рас­пнет­ся, во­пи­я­ху / Тво­их да­ро­ва­ний прис­но на­сла­жда­ю­щи­и­ся, / и зло­дея вме­сто Бла­го­де­те­ля / про­ша­ху при­я­ти, пра­вед­ни­ков убий­цы: / мол­чал же еси Хри­сте, тер­пя их су­ров­ство, / по­стра­да­ти хо­тя и спа­сти нас, / яко Человеколюбец. “Да бу­дет рас­пят!”, – кри­ча­ли / все­гда Тво­и­ми да­ра­ми на­сла­жда­ю­щи­е­ся, / и от­пу­стить им зло­дея вме­сто Бла­го­де­те­ля / про­си­ли убий­цы пра­вед­ни­ков; / Ты же мол­чал Хри­сте, бес­чин­ство их тер­пя, / же­лая по­стра­дать и спа­сти нас, как Че­ло­ве­ко­лю­бец. (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Яко не има­мы дерз­но­ве­ния за пре­мно­гия гре­хи на­ша, / Ты, Иже от Те­бе Рожд­ша­го­ся, мо­ли, Бо­го­ро­ди­це Де­во: / мно­го бо мо­жет мо­ле­ние Ма­тер­нее ко бла­го­сер­дию Вла­ды­ки. / Не пре­зри греш­ных моль­бы, Все­чи­стая, / яко Ми­ло­стив есть, и спа­сти мо­гий, / Иже и стра­да­ти о нас изволивый. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Нет у нас дерз­но­ве­ния из-за мно­же­ства со­гре­ше­ний на­ших, / но Ты умо­ли от Те­бя Рож­ден­но­го, Бо­го­ро­ди­ца Де­ва! / Ибо си­лу мно­гую име­ет мо­ле­ние Ма­те­ри ко бла­го­склон­но­му Вла­ды­ке. / Не пре­зри моль­бы греш­ных, Все­чи­стая, / ибо ми­ло­стив и име­ет си­лу спа­сать / Тот, Кто при­нял за нас страдание.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 9.

Глас 3: По­ста­ви­ша три­де­сять среб­ре­ни­ков, це­ну це­нен­на­го, / Его­же оце­ни­ша от сы­нов Из­ра­и­ле­вых. / Бди­те и мо­ли­те­ся, да не вни­де­те во ис­ку­ше­ние, / дух убо бодр, плоть же немощ­на: / се­го ра­ди бдите.

Ан­ти­фон 9, глас 3

На­зна­чи­ли трид­цать среб­рен­ни­ков, / це­ну Оце­нен­но­го, / Ко­то­ро­го оце­ни­ли они / от име­ни сы­нов Из­ра­и­ле­вых. / Бодр­ствуй­те и мо­ли­тесь, / что­бы не впасть в ис­ку­ше­ние: / дух бодр, плоть же немощ­на. / По­это­му бодр­ствуй­те! (2)

Да­ша в снедь Мою желчь, / и в жаж­ду Мою на­по­и­ша Мя оц­та: / Ты же, Гос­по­ди, / воз­ста­ви мя, и воз­дам им. Да­ли Мне в пи­щу желчь, / и в жаж­де Мо­ей на­по­и­ли ме­ня ук­су­сом: / но Ты, Гос­по­ди, вос­ставь Ме­ня, / и Я воз­дам им. (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Иже от язык, по­ем Тя, Бо­го­ро­ди­це Чи­стая, / яко Хри­ста Бо­га на­ше­го ро­ди­ла еси, / от клят­вы че­ло­ве­ки То­бою свобождшаго. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Мы, при­зван­ные от на­ро­дов, / вос­пе­ва­ем Те­бя, Бо­го­ро­ди­ца чи­стая, / ибо Ты ро­ди­ла Хри­ста Бо­га на­ше­го, / от про­кля­тия лю­дей чрез Те­бя освободившего.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.
За­тем ма­лая ек­те­ния, [мо­лит­ва 5] и воз­глас: Ибо Ты Бог наш:

Се­да­лен, глас 8:

Ока­ко Иуда ино­гда Твой уче­ник, / пре­да­тель­ству по­уча­ше­ся на Тя, / све­че­ря льстив­но, на­вет­ник и непра­вед­ник, / шед, ре­че свя­щен­ни­ком: / что ми по­да­е­те, и пре­дам вам Она­го, / за­кон ра­зо­рив­ша­го, и осквер­нив­ша­го суб­бо­ту? / Дол­го­тер­пе­ли­ве Гос­по­ди, сла­ва Тебе.

Се­да­лен, глас 8

О, как Иуда, неко­гда Твой уче­ник, / за­мыс­лил про­тив Те­бя пре­да­тель­ство! / Ко­вар­но раз­де­лив с То­бою ве­че­рю, / зло­умыш­лен­ник и без­за­кон­ник, / по­шел и ска­зал свя­щен­ни­кам: / “Что вы да­ди­те мне, и я вам пре­дам Его, / на­ру­шив­ше­го за­кон и осквер­нив­ше­го суб­бо­ту?” / Дол­го­тер­пе­ли­вый Гос­по­ди, сла­ва Тебе!

Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.
Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Еван­ге­лие 4‑е,
от Иоан­на, за­ча­ло 59:

И чи­та­ет чет­вер­тое Евангелие
от Иоан­на, за­ча­ло 59А

Во вре­мя оно, ве­до­ша Иису­са от Ка­иа­фы в пре­тор. Бе же утро: и тии не вни­до­ша в пре­тор, да не осквер­нят­ся, но да ядят фас­ку. Изы­де же Пи­лат к ним вон, и ре­че: кую речь при­но­си­те на Че­ло­ве­ка Се­го? От­ве­ща­ша и ре­ша ему: аще не бы был Сей зло­дей, не бы­хом пре­да­ли Его те­бе. Ре­че же им Пи­лат: по­и­ми­те Его вы, и по за­ко­ну ва­ше­му су­ди­те Ему. Ре­ша же ему иудее: нам не до­сто­ит уби­ти ни­ко­го­же. Да сло­во Иису­со­во сбу­дет­ся, еже ре­че, на­зна­ме­нуя, ко­ею смер­тию хо­тя­ше умре­ти. Вни­де убо па­ки Пи­лат в пре­тор, и гла­си Иису­са, и ре­че Ему: Ты ли еси Царь Иудейск? От­ве­ща ему Иисус: о се­бе ли ты сие гла­го­ле­ши, или инии те­бе ре­ко­ша о Мне? От­ве­ща Пи­лат: еда аз жи­до­вин есмь? Род Твой и ар­хи­ерее пре­да­ша Тя мне, что еси со­тво­рил? От­ве­ща Иисус: Цар­ство Мое несть от ми­ра се­го; аще от ми­ра се­го бы­ло бы Цар­ство Мое, слу­ги Мои убо под­ви­за­ли­ся бы­ша, да не пре­дан бых был иудеом. Ныне же Цар­ство Мое несть от­сю­ду. Ре­че же Ему Пи­лат: убо Царь ли еси Ты? От­ве­ща Иисус: ты гла­го­ле­ши, яко Царь есмь Аз. Аз на сие ро­дих­ся, и на сие при­и­дох в мир, да сви­де­тель­ствую ис­ти­ну: и всяк, иже есть от ис­ти­ны, по­слу­ша­ет гла­са Мо­е­го. Гла­го­ла Ему Пи­лат: что есть ис­ти­на? И сие рек, па­ки изы­де ко иудеом, и гла­го­ла им: аз ни еди­ныя ви­ны об­ре­таю в Нем. Есть же обы­чай вам, да еди­на­го вам от­пу­щу на Пас­ху: хо­ще­те ли убо, да от­пу­щу вам Ца­ря Иудей­ска? Возо­пи­ша же па­ки вси, гла­го­лю­ще: не Се­го, но Ва­рав­ву. Бе же Ва­рав­ва разбойник. В то вре­мя ве­дут Иису­са от Ка­иа­фы в пре­то­рию. Бы­ло утро, и са­ми они не во­шли в пре­то­рию, что­бы не осквер­нить­ся, но есть пас­ху. Вы­шел к ним Пи­лат на­ру­жу и го­во­рит: ка­кое об­ви­не­ние вы­став­ля­е­те вы про­тив Это­го Че­ло­ве­ка? От­ве­ти­ли они и ска­за­ли ему: ес­ли бы Он не де­лал зла, мы не пре­да­ли бы Его те­бе. Ска­зал им то­гда Пи­лат: возь­ми­те Его вы и по за­ко­ну ва­ше­му су­ди­те Его. Ска­за­ли ему Иудеи: нам не раз­ре­ша­ет­ся каз­нить ни­ко­го; да ис­пол­нит­ся сло­во Иису­са, ко­то­рое Он ска­зал, да­вая по­нять, ка­кою смер­тью пред­сто­я­ло Ему уми­рать. То­гда Пи­лат во­шел сно­ва в пре­то­рию и при­звал Иису­са и ска­зал Ему: Ты – Царь Иудей­ский? От­ве­тил Иисус: от се­бя ли ты это го­во­ришь, или дру­гие ска­за­ли те­бе о Мне? От­ве­тил Пи­лат: раз­ве я Иудей? На­род Твой и пер­во­свя­щен­ни­ки пре­да­ли Те­бя мне. Что Ты сде­лал? От­ве­тил Иисус: Цар­ство Мое не от ми­ра се­го. Ес­ли бы от ми­ра се­го бы­ло Цар­ство Мое, слу­жи­те­ли Мои бо­ро­лись бы за то, что­бы Я не был пре­дан Иуде­ям. Те­перь же Цар­ство Мое не от­сю­да. Ска­зал Ему то­гда Пи­лат: зна­чит, Ты, все-та­ки, Царь? От­ве­тил Иисус: ты го­во­ришь, что Я Царь. Я на то ро­дил­ся и на то при­шел в мир, что­бы сви­де­тель­ство­вать об ис­тине. Вся­кий, кто от ис­ти­ны, слу­ша­ет Мо­е­го го­ло­са. Го­во­рит Ему Пи­лат: что есть ис­ти­на? И ска­зав это, он сно­ва вы­шел к Иуде­ям и го­во­рит им: я ни­ка­кой не на­хо­жу в Нем ви­ны. Есть же обык­но­ве­ние у вас, что­бы я од­но­го от­пус­кал вам на Пас­ху. Итак, хо­ти­те, что­бы я от­пу­стил вам Ца­ря Иудей­ско­го? То­гда за­кри­ча­ли они сно­ва, го­во­ря: не Это­го, но Ва­рав­ву. Был же Ва­рав­ва разбойник.
То­гда убо Пи­лат по­ят Иису­са, и би Его. И во­и­ни сплет­ше ве­нец от тер­ния, воз­ло­жи­ша Ему на гла­ву, и в ри­зу баг­ря­ну об­ле­ко­ша Его. И гла­го­ла­ху: ра­дуй­ся, Ца­рю Иудей­ский. И би­я­ху Его по ла­ни­то­ма. Изы­де убо па­ки вон Пи­лат, и гла­го­ла им: се из­во­жду Его вам вон, да ра­зу­ме­е­те, яко в Нем ни еди­ныя ви­ны об­ре­таю. Изы­де же вон Иисус, но­ся тер­но­вен ве­нец, и баг­ря­ну ри­зу. И гла­го­ла им: се Че­ло­век. Егда же ви­де­ша Его ар­хи­ерее и слу­ги, возо­пи­ша гла­го­лю­ще: рас­пни, рас­пни Его. Гла­го­ла им Пи­лат: по­и­ми­те Его вы, и рас­пни­те. Аз бо не об­ре­таю в Нем ви­ны. От­ве­ща­ша ему иудее: мы за­кон има­мы, и по за­ко­ну на­ше­му дол­жен есть умре­ти, яко Се­бе Сы­на Бо­жия со­тво­ри. Егда же слы­ша Пи­лат сие сло­во, па­че убо­я­ся. И вни­де в пре­тор па­ки, и гла­го­ла Иису­со­ви: от­ку­ду еси Ты? Иисус же от­ве­та не да­де ему. Гла­го­ла же Ему Пи­лат: мне ли не гла­го­ле­ши? Не ве­си ли, яко власть имам рас­пя­ти Тя, и власть имам пу­сти­ти Тя? От­ве­ща Иисус: не има­ши вла­сти ни еди­ныя на Мне, аще не бы ти да­но свы­ше: се­го ра­ди пре­да­вый Мя те­бе, бо­лий грех имать. От се­го ис­ка­ше Пи­лат пу­сти­ти Его. Иудее же во­пи­я­ху, гла­го­лю­ще: аще Се­го пу­сти­ши, неси друг ке­са­рев. Всяк, иже ца­ря се­бе тво­ряй, про­ти­вит­ся ке­са­рю. Пи­лат же слы­шав сие сло­во, из­ве­де вон Иису­са, и се­де на су­ди­щи, на ме­сте гла­го­ле­мем Ли­фо­стро­тон, ев­рей­ски же Гав­ва­фа. Бе же пя­ток Пас­це, час же яко ше­стый. И гла­го­ла Иудеом: се Царь ваш. Они же во­пи­я­ху: воз­ми, воз­ми, рас­пни Его. Гла­го­ла им Пи­лат: Ца­ря ли ва­ше­го рас­пну? От­ве­ща­ша ар­хи­ерее: не има­мы ца­ря, ток­мо ке­са­ря. То­гда же пре­да­де Его им, да распнется. То­гда взял Пи­лат Иису­са и под­верг би­че­ва­нию. И во­и­ны, спле­тя ве­нец из тер­ния, воз­ло­жи­ли Ему на го­ло­ву, и в оде­я­ние пур­пур­ное об­ла­чи­ли Его, и под­хо­ди­ли к Нему и го­во­ри­ли: да здрав­ству­ет Царь Иудей­ский! И би­ли Его по ли­цу. И сно­ва вы­шел Пи­лат на­ру­жу и го­во­рит им: вот, я вы­во­жу Его к вам, что­бы вы зна­ли, что я ни­ка­кой ви­ны не на­хо­жу в Нем. Вы­шел то­гда Иисус на­ру­жу в тер­но­вом вен­це и пур­пур­ном оде­я­нии. И го­во­рит им Пи­лат: вот Че­ло­век. Ко­гда же уви­де­ли Его пер­во­свя­щен­ни­ки и слу­жи­те­ли, они за­кри­ча­ли: рас­пни, рас­пни. Го­во­рит им Пи­лат: возь­ми­те Его вы и рас­пни­те, ибо я не на­хо­жу в Нем ви­ны. От­ве­ти­ли ему Иудеи: у нас есть За­кон, и по За­ко­ну Он дол­жен уме­реть, по­то­му что сде­лал Се­бя Сы­ном Бо­жи­им. Ко­гда услы­шал Пи­лат это сло­во, он еще силь­нее устра­шил­ся, и во­шел в пре­то­рию сно­ва и го­во­рит Иису­су: от­ку­да Ты? Иисус же от­ве­та не дал ему. Го­во­рит Ему то­гда Пи­лат: мне ли не го­во­ришь? Раз­ве Ты не зна­ешь, что я власть имею от­пу­стить Те­бя, и власть имею рас­пять Те­бя? От­ве­тил ему Иисус: ты не имел бы на­до Мной ни­ка­кой вла­сти, ес­ли бы не бы­ло да­но те­бе свы­ше. По­это­му тот, кто Ме­ня пре­дал те­бе, боль­ший грех име­ет. С это­го вре­ме­ни Пи­лат ис­кал от­пу­стить Его. Но Иудеи за­кри­ча­ли, го­во­ря: ес­ли ты Это­го от­пу­стишь, ты не друг ке­са­рю. Вся­кий де­ла­ю­щий се­бя ца­рем, вос­ста­ет про­тив ке­са­ря. Пи­лат, услы­шав эти сло­ва, вы­вел Иису­са на­ру­жу и сел для вер­ше­ния су­да на ме­сто, на­зы­ва­е­мое “Ка­мен­ным по­мо­стом”, а по-ев­рей­ски Гав­ва­фа. Бы­ла же пят­ни­ца пе­ред Пас­хой, око­ло ше­сто­го ча­са. И го­во­рит он Иуде­ям: вот Царь ваш. То­гда за­кри­ча­ли они: до­лой, до­лой, рас­пни Его! Го­во­рит им Пи­лат: Ца­ря ли ва­ше­го рас­пну? От­ве­ти­ли пер­во­свя­щен­ни­ки: нет у нас ца­ря, кро­ме ке­са­ря. То­гда он пре­дал Его им на рас­пя­тие.   Ин 18:28–19:16А
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!

Ан­ти­фон 10.

Ан­ти­фон 10, глас 6

Глас 6: Оде­яй­ся све­том, яко ри­зою, / наг на су­де сто­я­ше, / и в ла­ни­ту уда­ре­ние при­ят от рук, их­же со­зда: / без­за­кон­нии же лю­дие на Кре­сте при­гвоз­ди­ша Гос­по­да Сла­вы: / то­гда за­ве­са цер­ков­ная раз­д­рася, / солн­це по­мер­че, не тер­пя зре­ти Бо­га до­са­жда­е­ма, / Его­же тре­пе­щут вся­че­ская. То­му поклонимся. Оде­ва­ю­щий­ся све­том, как одеж­дою, / пред­сто­ял на су­де об­на­жен­ным / и при­нял удар по ще­ке / от рук, ко­то­рые со­здал, / а без­за­кон­ный на­род / при­гвоз­дил ко Кре­сту Гос­по­да сла­вы. / То­гда за­ве­са хра­ма разо­рва­лась; / солн­це по­мерк­ло, не вы­но­ся ви­деть оскорб­ля­е­мым Бо­га, / пред Ко­то­рым тре­пе­щет весь мiр. / Ему по­кло­ним­ся! (2)
Уче­ник от­вер­же­ся, / раз­бой­ник возо­пи: / по­мя­ни мя, Гос­по­ди, / во Цар­ствии Твоем. Уче­ник от­рек­ся, / раз­бой­ник же воз­звал: / “По­мя­ни ме­ня, Гос­по­ди, / во Цар­ствии Тво­ем!” (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Уми­ри мир, от Де­вы из­во­ли­вый, Гос­по­ди, / плоть но­си­ти за ра­бы, / да со­глас­но Те­бе сла­во­сло­вим, Человеколюбче. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Мiр уми­ро­тво­ри, Гос­по­ди, / бла­го­во­лив­ший плоть от Де­вы но­сить за ра­бов, / что­бы мы со­глас­но / сла­во­сло­ви­ли Те­бя, Человеколюбец.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 11.

Глас 6: За бла­гая, яже со­тво­рил еси, Хри­сте, ро­ду ев­рей­ско­му, / рас­пя­ти Тя осу­ди­ша, / оц­та и жел­чи на­по­ив­ше Тя. / Но даждь им, Гос­по­ди, по де­лом их, / яко не ра­зу­ме­ша Тво­е­го снизхождения.

Ан­ти­фон 11, глас 6

За бла­го­де­я­ния, ко­то­рые Ты, Хри­сте, / со­де­лал ро­ду ев­рей­ско­му, / они на рас­пя­тие Те­бя осу­ди­ли, / ук­су­сом и жел­чью Те­бя на­по­ив. / Но воз­дай им, Гос­по­ди, по де­лам их, / ибо не по­ня­ли они Тво­е­го снис­хож­де­ния. (2)

О пре­да­тель­стве не до­воль­ни бы­ша, Хри­сте, ро­ди ев­рей­стии, / но по­ки­ва­ху гла­ва­ми сво­и­ми, / ху­лу и ру­га­ние при­но­ся­ще. / Но даждь им, Гос­по­ди, по де­лом их, / яко не ра­зу­ме­ша Тво­е­го смотрения. На пре­да­тель­стве не успо­ко­и­лись, Хри­сте, / от­прыс­ки ев­ре­ев, / но ка­ча­ли го­ло­ва­ми сво­и­ми, / глум­ле­ние и на­смеш­ки при­но­ся. / Но воз­дай им, Гос­по­ди, по де­лам их, / ибо не по­ня­ли они Тво­е­го про­мыш­ле­ния. (2)
Ни­же зем­ля яко по­тря­се­ся, / ни­же ка­ме­ние яко раз­се­де­ся, евреов уве­ща­ша, / ни­же цер­ков­ная за­ве­са, ни­же мерт­вых вос­кре­се­ние. / Но даждь им, Гос­по­ди, по де­лом их, / яко тщет­ным на Тя поучишася. Ни зем­ля со­дрог­нув­ша­я­ся, / ни кам­ни рас­пав­ши­е­ся / ев­ре­ев не убе­ди­ли, / ни за­ве­са хра­ма, ни мерт­вых вос­кре­се­ние. / Но воз­дай им, Гос­по­ди, по де­лам их, / ибо тщет­ное про­тив Те­бя за­мыс­ли­ли. (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­га от Те­бе во­пло­щен­на­го / по­зна­хом, Бо­го­ро­ди­це Де­во, / Еди­на Чи­стая, Еди­на Бла­го­сло­вен­ная: / тем непре­стан­но Тя, вос­пе­ва­ю­ще, величаем. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­га, от Те­бя во­пло­щен­но­го, / мы по­зна­ли, Бо­го­ро­ди­ца Де­ва, / еди­ная чи­стая, еди­ная бла­го­сло­вен­ная; / по­то­му непре­стан­но Те­бя в пес­нях величаем.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 12.

Глас 8: Сия гла­го­лет Гос­подь иудеом: / лю­дие Мои, что со­тво­рих вам? / Или чим вам сту­жих? / Слеп­цы ва­ша про­све­тих, / про­ка­жен­ныя очи­стих, / му­жа, су­ща на од­ре, воз­ста­вих. / Лю­дие Мои, что со­тво­рих вам? / И что Ми воз­да­сте? / За ман­ну желчь: за во­ду оцет: / за еже лю­би­ти Мя, ко Кре­сту Мя при­гвоз­ди­сте. / Кто­му не терп­лю про­чее, / при­зо­ву Моя язы­ки, / и тии Мя про­сла­вят со От­цем и Ду­хом, / и Аз им да­рую жи­вот вечный.

Ан­ти­фон 12, глас 8

Так го­во­рит Гос­подь Иуде­ям: / “На­род Мой, что сде­лал Я те­бе, / или чем те­бе до­са­дил? / Слеп­цам тво­им Я дал уви­деть свет; / про­ка­жен­ных тво­их очи­стил; / че­ло­ве­ка, ле­жав­ше­го на од­ре, воз­двиг. / На­род Мой, что сде­лал Я те­бе / и чем Ты Мне от­пла­тил? / За ман­ну – жел­чью, за во­ду – ук­су­сом; / вме­сто люб­ви ко Мне / ко Кре­сту Ме­ня при­гвоз­ди­ли. / Уже не вы­но­шу бо­лее: / при­зо­ву Мо­их языч­ни­ков, / и те Ме­ня про­сла­вят со От­цом и Ду­хом, / и Я да­рую им жизнь веч­ную!” (2)

Днесь цер­ков­ная за­ве­са / на об­ли­че­ние без­за­кон­ных раз­ди­ра­ет­ся, / и солн­це лу­чи своя скры­ва­ет, / Вла­ды­ку зря распинаема. В сей день за­ве­са хра­ма / во об­ли­че­ние без­за­кон­ным раз­ры­ва­ет­ся, / и солн­це лу­чи свои скры­ва­ет, / Вла­ды­ку ви­дя рас­пи­на­е­мым. (2)
За­ко­но­по­лож­ни­цы Из­ра­и­ле­вы, иудее и фа­ри­сее, / лик апо­столь­ский во­пи­ет к вам: / се Храм, Его­же вы ра­зо­ри­сте, / се Аг­нец, Его­же вы рас­пя­сте, и гро­бу пре­да­сте, / но вла­стию Сво­ею вос­кре­се. / Не льсти­те­ся, иудее: / Той бо есть, Иже в мо­ри спа­сый, / и в пу­сты­ни пи­тавый. / Той есть Жи­вот, и Свет, и Мир мирови. За­ко­но­да­те­ли Из­ра­и­ля, Иудеи и фа­ри­сеи, / сонм Апо­сто­лов взы­ва­ет к вам: / “Вот Храм, Ко­то­рый вы раз­ру­ши­ли, / вот Аг­нец, Ко­то­ро­го вы рас­пя­ли и гро­бу пре­да­ли; / но Он вос­крес Соб­ствен­ною вла­стью. / Не за­блуж­дай­тесь, Иудеи, / ибо Он – спас­ший вас в мо­ре / и в пу­стыне на­пи­тав­ший; / Он – жизнь, и свет, и мир для мi­ра!” (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дуй­ся, вра­та Ца­ря Сла­вы, / яже Выш­ний Един прой­де, / и па­ки за­пе­чат­лен­на оста­ви, / во спа­се­ние душ наших. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дуй­ся, вра­та Ца­ря сла­вы, / ко­то­ры­ми про­шел один Все­выш­ний / и оста­вил их по-преж­не­му за­пе­ча­тан­ны­ми / для спа­се­ния душ наших.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.
За­тем ма­лая ек­те­ния, [мо­лит­ва 7] и воз­глас: Да бу­дет мо­гу­ще­ство Цар­ства Тво­е­го бла­го­сло­вен­но и про­слав­ле­но, От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха, ныне и все­гда, и во ве­ки веков.

Се­да­лен, глас 8:

Егда пред­стал еси Ка­иа­фе, Бо­же, / и пре­дал­ся еси Пи­ла­ту, Су­дие, / небес­ныя си­лы от стра­ха по­ко­ле­ба­ша­ся. / Егда же воз­несл­ся еси на дре­во, / по­сре­де двою раз­бой­ни­ку, / вме­нил­ся еси с без­за­кон­ны­ми, Без­грешне, / за еже спа­сти че­ло­ве­ка. / Незло­би­ве Гос­по­ди, сла­ва Тебе.

Се­да­лен, глас 8

Когда пред­стал Ты, Бо­же, пред Ка­иа­фой, / и был пре­дан Пи­ла­ту, Су­дия, / си­лы небес­ные от стра­ха по­ко­ле­ба­лись; / то­гда же Ты и воз­вы­шен был на Дре­ве / меж­ду двух раз­бой­ни­ков / и при­чис­лен к без­за­кон­ным, Без­греш­ный, / что­бы спа­сти че­ло­ве­ка. / Без­злоб­ный Гос­по­ди, сла­ва Тебе!

Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.
Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Еван­ге­лие 5‑е,
от Мат­феа, за­ча­ло 111:

И чи­та­ет пя­тое Евангелие
от Мат­фея, за­ча­ло 111

Во вре­мя оно, ви­дев Иуда пре­да­вый Иису­са, яко осу­ди­ша Его, рас­ка­яв­ся воз­вра­ти три­де­сять среб­ре­ни­ки ар­хи­ере­ем и стар­цем, гла­го­ля: со­гре­ших, пре­дав кровь непо­вин­ную. Они же ре­ша: что есть нам? Ты узри­ши. И по­верг среб­ре­ни­ки в церк­ви, оты­де, и шед уда­ви­ся. Ар­хи­ерее же при­ем­ше среб­ре­ни­ки, ре­ша: недо­стой­но есть вло­жи­ти их в кор­ва­ну, по­не­же це­на кро­ве есть. Со­вет же со­твор­ше, ку­пи­ша ими се­ло ску­дель­ни­че, в по­гре­ба­ние стран­ным. Тем­же на­ре­че­ся се­ло то, се­ло кро­ве, до се­го дне. То­гда сбыст­ся ре­чен­ное Иере­ми­ем про­ро­ком, гла­го­лю­щим: и при­я­ша три­де­сять среб­ре­ник, це­ну Це­нен­на­го, Его­же це­ни­ша от сы­нов Из­ра­и­лев. И да­ша я на се­ле ску­дель­ни­чи, яко­же ска­за мне Гос­подь. Иисус же ста пред иге­мо­ном. И во­про­си Его иге­мон, гла­го­ля: Ты ли еси Царь Иудей­ский? Иисус же ре­че ему: ты гла­го­ле­ши. И егда Нань гла­го­ла­ху ар­хи­ерее и стар­цы, ни­че­со­же от­ве­ща­ва­ше. То­гда гла­го­ла Ему Пи­лат: не слы­ши­ши ли, ко­ли­ко на Тя сви­де­тель­ству­ют? И не от­ве­ща ему ни к еди­но­му гла­го­лу, яко ди­ви­ти­ся иге­мо­ну зе­ло. На всяк же празд­ник обы­чай бе иге­мо­ну от­пу­ща­ти еди­на­го на­ро­ду связ­ня, его­же хо­тя­ху. Имя­ху же то­гда свя­за­на на­ро­чи­та, гла­го­ле­ма­го Ва­рав­ву. Со­бран­ным же им, ре­че им Пи­лат: ко­го хо­ще­те от обою от­пу­щу вам; Ва­рав­ву ли, или Иису­са гла­го­ле­ма­го Хри­ста? Ве­дя­ше бо, яко за­ви­сти ра­ди пре­да­ша Его. Се­дя­щу же ему на су­ди­щи, посла к нему же­на его, гла­го­лю­щи: ни­что­же те­бе, и Пра­вед­ни­ку То­му, мно­го бо по­стра­дах днесь во сне Его ра­ди. Ар­хи­ерее же и стар­цы на­у­сти­ша на­ро­ды, да ис­про­сят Ва­рав­ву, Иису­са же по­гу­бят. От­ве­щав же иге­мон ре­че им: ко­го хо­ще­те от обою от­пу­щу вам? Они же ре­ша: Ва­рав­ву. Гла­го­ла им Пи­лат: что убо со­тво­рю Иису­су, гла­го­ле­мо­му Хри­сту? Гла­го­ла­ша ему вси: да рас­пят бу­дет. Иге­мон же ре­че: кое убо зло со­тво­ри? Они же из­ли­ха во­пи­я­ху, гла­го­лю­ще: да про­пят бу­дет. Ви­дев же Пи­лат, яко ни­что­же успе­ва­ет, но па­че мол­ва бы­ва­ет, при­емь во­ду, умы ру­це пред на­ро­дом, гла­го­ля: непо­ви­нен есмь от кро­ве Пра­вед­на­го Се­го, вы узри­те. И от­ве­щав­ше вси лю­дие, ре­ша: кровь Его на нас, и на ча­дех на­ших. То­гда от­пу­сти им Ва­рав­ву: Иису­са же бив, пре­да­де им, да Его про­п­нут. То­гда во­и­ни иге­мо­но­вы, при­ем­ше Иису­са на су­ди­ще, со­бра­ша Нань все мно­же­ство во­ин. И со­влек­ше Его, оде­я­ша Его хла­ми­дою черв­ле­ною. И сплет­ше ве­нец от тер­ния, воз­ло­жи­ша на гла­ву Его, и трость в дес­ни­цу Его. И по­клонь­ше­ся на ко­ле­ну пред Ним, ру­га­ху­ся Ему, гла­го­лю­ще: ра­дуй­ся, Ца­рю Иудей­ский. И плю­нув­ше Нань, при­я­ша трость, и би­я­ху по гла­ве Его. И егда по­ру­га­ша­ся Ему, со­вле­ко­ша с Него баг­ря­ни­цу, и об­ле­ко­ша Его в ри­зы Его, и ве­до­ша Его на про­пя­тие. Ис­хо­дя­ще же об­ре­то­ша че­ло­ве­ка Ки­ри­ней­ска, име­нем Си­мо­на: и се­му за­де­ша по­не­сти крест Его. В то вре­мя Иуда, пре­дав­ший Иису­са, уви­дев, что Он осуж­ден, рас­ка­ял­ся и воз­вра­тил трид­цать среб­ре­ни­ков пер­во­свя­щен­ни­кам и ста­рей­ши­нам, го­во­ря: со­гре­шил я, пре­дав кровь невин­ную. Они же ска­за­ли: ка­кое нам де­ло? Смот­ри сам. И бро­сив среб­ре­ни­ки в хра­ме, он ушел и по­ве­сил­ся. Пер­во­свя­щен­ни­ки же, взяв среб­ре­ни­ки, ска­за­ли: нель­зя вло­жить их в хра­мо­вую каз­ну, так как это це­на кро­ви. И при­няв ре­ше­ние, ку­пи­ли на них по­ле гор­шеч­ни­ка, как ме­сто по­гре­бе­ния для чу­же­стран­цев. По­то­му и на­зы­ва­ет­ся по­ле то По­лем Кро­ви до се­го дня. То­гда ис­пол­ни­лось ска­зан­ное чрез Иере­мию про­ро­ка: и взя­ли трид­цать среб­ре­ни­ков, це­ну Оце­нен­но­го, Ко­то­ро­го оце­ни­ли сы­ны Из­ра­и­ле­вы, и да­ли их за по­ле гор­шеч­ни­ка, как по­ве­лел мне Гос­подь. Иисус же был по­став­лен пе­ред пра­ви­те­лем. И спро­сил Его пра­ви­тель: Ты Царь Иудей­ский? Иисус же ска­зал: ты го­во­ришь. И на об­ви­не­ние Его пер­во­свя­щен­ни­ка­ми и ста­рей­ши­на­ми Он ни­че­го не от­ве­тил. То­гда го­во­рит Ему Пи­лат: не слы­шишь, сколь­ко про­тив Те­бя сви­де­тель­ству­ют? И Он не от­ве­тил ему ни на од­но сло­во, так что пра­ви­тель весь­ма удив­лял­ся. На празд­ник же имел пра­ви­тель обы­чай от­пус­кать в уго­ду на­ро­ду од­но­го уз­ни­ка, ко­то­ро­го они хо­те­ли. Был то­гда у них уз­ник из­вест­ный, по име­ни Ва­рав­ва. По­это­му, ко­гда они со­бра­лись, Пи­лат им ска­зал: ко­го хо­ти­те, что­бы я от­пу­стил вам: Ва­рав­ву, или Иису­са, на­зы­ва­е­мо­го Хри­стом? Ибо он знал, что пре­да­ли Его из за­ви­сти. И ко­гда он си­дел на су­дей­ском ме­сте, же­на его по­сла­ла ему ска­зать: не де­лай ни­че­го Пра­вед­ни­ку То­му! Я се­го­дня в сно­ви­де­нии мно­го по­стра­да­ла из-за Него. Меж­ду тем пер­во­свя­щен­ни­ки и ста­рей­ши­ны убе­ди­ли на­род по­тре­бо­вать Ва­рав­ву и по­гу­бить Иису­са. И от­ве­тил им пра­ви­тель: ко­го из дво­их хо­ти­те, что­бы я от­пу­стил вам? Они ска­за­ли: Ва­рав­ву. Го­во­рит им Пи­лат: что же мне де­лать с Иису­сом, на­зы­ва­е­мым Хри­стом? Го­во­рят все: да бу­дет рас­пят! Он ска­зал: ка­кое же зло Он сде­лал? Но они еще силь­нее кри­ча­ли: да бу­дет рас­пят! Уви­дев же, что ни­что не по­мо­га­ет, но да­же на­чи­на­ет­ся воз­му­ще­ние, Пи­лат взял во­ды, умыл ру­ки пе­ред на­ро­дом и ска­зал: неви­но­вен я в кро­ви Пра­вед­ни­ка Это­го, смот­ри­те са­ми. И весь на­род от­ве­тил: кровь Его на нас и на де­тях на­ших. То­гда он от­пу­стил им Ва­рав­ву, Иису­са же по би­че­ва­нии пре­дал на рас­пя­тие. То­гда во­и­ны пра­ви­те­ля, взяв Иису­са в пре­то­рию, со­бра­ли во­круг Него всю ко­гор­ту и, раз­дев Его, на­де­ли на Него плащ алый; и спле­тя ве­нец из тер­ния, воз­ло­жи­ли на го­ло­ву Его и вло­жи­ли трость в пра­вую ру­ку Его и, пре­кло­нив пе­ред Ним ко­ле­ни, над­ру­га­лись над Ним, го­во­ря: да здрав­ству­ет Царь Иудей­ский! И опле­вав Его, взя­ли трость и би­ли Его по го­ло­ве. И ко­гда над­ру­га­лись над Ним, сня­ли с Него плащ, и оде­ли Его в одеж­ды Его, и от­ве­ли Его на рас­пя­тие. Вы­хо­дя же встре­ти­ли они Ки­ри­не­яни­на, по име­ни Си­мо­на; его и за­ста­ви­ли взять крест Его.   Мф 27:3–32
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!

Ан­ти­фон 13.

Глас 6: Со­бра­ние иудей­ское у Пи­ла­та / ис­про­си­ша рас­пя­ти Тя, Гос­по­ди: / ви­ны бо в Те­бе не об­рет­ше, / по­вин­на­го Ва­рав­ву сво­бо­ди­ша, / и Те­бе, Пра­вед­на­го, осу­ди­ша, / сквер­на­го убий­ства грех на­сле­до­вав­ше. / Но даждь им, Гос­по­ди, воз­да­я­ние их, / яко тщет­ным на Тя поучишася.

Ан­ти­фон 13, глас 6

Ско­пи­ще Иуде­ев / по­тре­бо­ва­ло от Пи­ла­та рас­пять Те­бя, Гос­по­ди. / И вот, не най­дя в Те­бе ви­ны, / ви­нов­но­го Ва­рав­ву осво­бо­ди­ли, / а Те­бя, Пра­вед­ни­ка, осу­ди­ли, / об­ви­не­ние в убий­стве по­лу­чив в удел. / Но воз­дай им, Гос­по­ди, воз­да­я­ние их, / ибо тщет­ное про­тив Те­бя за­мыс­ли­ли. (2)

Его­же вся ужа­са­ют­ся и тре­пе­щут, / и всяк язык по­ет, Хри­ста, / Бо­жию Си­лу и Бо­жию Пре­муд­рость, / свя­щен­ни­цы за ла­ни­ту уда­ри­ша, / и да­ша Ему желчь: / и вся по­стра­да­ти из­во­ли, / спа­сти ны хо­тя от без­за­ко­ний на­ших Сво­ею Кро­вию, / яко Человеколюбец. То­го, пред Кем все со­дро­га­ет­ся и тре­пе­щет, / и Ко­го вос­пе­ва­ет вся­кий язык, / Хри­ста, Бо­жию Си­лу и Бо­жию Пре­муд­рость, / свя­щен­ни­ки би­ли по ли­цу и жел­чи Ему да­ли; / и все пре­тер­петь Он бла­го­во­лил, / же­лая нас спа­сти от без­за­ко­ний на­ших Сво­ею кро­вию, / как Че­ло­ве­ко­лю­бец. (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­це, рожд­шая сло­вом па­че сло­ва, / Со­зда­те­ля Сво­е­го, / То­го мо­ли спа­сти ду­ши наша. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­ца, чрез сло­во / ро­див­шая пре­вы­ше ра­зу­ма Со­зда­те­ля Сво­е­го, / мо­ли Его спа­сти ду­ши наши.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 14.

Глас 8: Гос­по­ди, Иже раз­бой­ни­ка спут­ни­ка при­е­мый, / в кро­ви ру­це осквер­нив­ша­го, / и нас с ним при­чти, / яко Благ и Человеколюбец.

Ан­ти­фон 14, глас 8

Гос­по­ди, при­няв­ший в спут­ни­ки раз­бой­ни­ка, / кро­вью ру­ки осквер­нив­ше­го, / и нас с ним со­при­чти, / как бла­гой и Че­ло­ве­ко­лю­бец. (2)

Мал глас ис­пу­сти раз­бой­ник на кре­сте, / ве­лию ве­ру об­ре­те / во еди­ном мгно­ве­нии спа­се­ся / и пер­вый, рай­ская вра­та от­верз, вни­де. / Иже то­го по­ка­я­ние вос­при­е­мый, / Гос­по­ди, сла­ва Тебе. Ма­лый воз­глас из­дал раз­бой­ник на кре­сте, / но ве­ли­кую ве­ру об­на­ру­жил, / в од­но мгно­ве­ние был спа­сен, / и пер­вый, вра­та рая от­крыв, в него во­шел; / Гос­по­ди, по­ка­я­ние его при­няв­ший, / сла­ва Те­бе! (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дуй­ся, Ан­ге­лом ра­дость ми­ра при­ем­шая. / Ра­дуй­ся, рожд­шая Твор­ца Тво­е­го и Гос­по­да. / Ра­дуй­ся, спо­добль­ша­я­ся бы­ти Ма­ти Божия. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дуй­ся, чрез Ан­ге­ла ра­дость мi­ру при­няв­шая; / ра­дуй­ся, ро­див­шая Твор­ца Тво­е­го и Гос­по­да; / ра­дуй­ся, удо­сто­ен­ная стать / Ма­те­рью Хри­ста Бога.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 15.

Глас 6: Днесь ви­сит на дре­ве, / Иже на во­дах зем­лю по­ве­си­вый: / вен­цем от тер­ния об­ла­га­ет­ся, / Иже Ан­ге­лов Царь; / в лож­ную баг­ря­ни­цу об­ла­ча­ет­ся, / оде­ва­яй небо об­ла­ки; / за­у­ше­ние при­ят, Иже во Иор­дане сво­бо­ди­вый Ада­ма; / гвоздь­ми при­гвоз­ди­ся Же­них Цер­ков­ный; / ко­пи­ем про­бо­де­ся Сын Де­вы. / По­кла­ня­ем­ся страс­тем Тво­им, Хри­сте. / По­кла­ня­ем­ся страс­тем Тво­им, Хри­сте. / По­кла­ня­ем­ся страс­тем Тво­им, Хри­сте, / по­ка­жи нам и слав­ное Твое Воскресение.

Ан­ти­фон 15, глас 6

В сей день по­ве­шен на Дре­ве / на во­дах зем­лю по­ве­сив­ший; / вен­цом из тер­ний вен­ча­ет­ся / Ан­ге­лов Царь; / в лож­ную баг­ря­ни­цу об­ле­ка­ет­ся / По­кры­ва­ю­щий небо об­ла­ка­ми; / при­нял по ли­цу удар / в Иор­дане осво­бо­див­ший Ада­ма; / гвоз­дя­ми был при­гвож­ден Же­них Церк­ви; / ко­пьем был прон­зен Сын Де­вы. / По­кло­ня­ем­ся стра­да­ни­ям Тво­им, Хри­сте. / По­кло­ня­ем­ся стра­да­ни­ям Тво­им, Хри­сте. / По­кло­ня­ем­ся стра­да­ни­ям Тво­им, Хри­сте. / По­ка­жи нам и слав­ное Твое вос­кре­се­ние! (2)

Не яко иудее празд­ну­ем, / ибо Пас­ха на­ша за ны по­жре­ся Хри­стос, / но очи­стим са­ми се­бе от вся­кия сквер­ны, / и чи­сте по­мо­лим­ся Ему: / вос­крес­ни, Гос­по­ди, спа­си нас, / яко Человеколюбец. Не бу­дем по­доб­но Иуде­ям празд­но­вать: / ибо Пас­ха на­ша, Хри­стос Бог, был за­клан за нас; / но очи­стим се­бя от вся­кой сквер­ны, / и ис­крен­но по­мо­лим­ся Ему: / “Вос­крес­ни, Гос­по­ди, спа­си нас, / как Че­ло­ве­ко­лю­бец!” (2)
Крест Твой, Гос­по­ди, / жизнь и за­ступ­ле­ние лю­дем Тво­им есть, / и нань на­де­ю­ще­ся, / Те­бе рас­пя­та­го Бо­га на­ше­го по­ем, по­ми­луй нас. Крест Твой, Гос­по­ди – / жизнь и вос­кре­се­ние для на­ро­да Тво­е­го; / и на него на­де­ясь, / Те­бя, рас­пя­то­го Бо­га на­ше­го мы вос­пе­ва­ем: / “По­ми­луй нас!” (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ви­дя­щи Тя ви­си­ма, Хри­сте, / Те­бе Рожд­ша­яво­пи­я­ше: / что стран­ное еже ви­жду та­ин­ство, Сыне Мой? / Ка­ко на дре­ве уми­ра­е­ши пло­тию во­дру­жен, / Жиз­ни Подателю? Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ви­дя ви­ся­щим Те­бя, Хри­сте, / Ро­див­шая Те­бя взы­ва­ла: / “Что за неслы­хан­ное та­ин­ство, / ко­то­рое Я ви­жу, Сын Мой? / Как Ты уми­ра­ешь на Дре­ве пло­тью при­гвож­ден­ный, / жиз­ни Податель?
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.
За­тем ма­лая ек­те­ния, [мо­лит­ва 8] и воз­глас: Ибо бла­го­сло­вен­но все­свя­тое имя Твое и про­слав­ле­но Цар­ство Твое, От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха, ныне и все­гда, и во ве­ки веков.

Се­да­лен, глас 4:

Иску­пил ны еси от клят­вы за­кон­ныя, / чест­ною Тво­ею Кро­вию, / на Кре­сте при­гвоз­ди­вся, и ко­пи­ем про­бод­ся, / без­смер­тие ис­то­чил еси че­ло­ве­ком, / Спа­се наш, сла­ва Тебе.

Се­да­лен, глас 4

Иску­пил Ты нас от про­кля­тия за­ко­на / дра­го­цен­ною Сво­ею Кро­вию: / ко Кре­сту при­гвож­ден­ный и ко­пьем прон­зен­ный, / Ты лю­дям ис­то­чил бес­смер­тие. / Спа­си­тель наш, сла­ва Тебе!

Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.
Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Еван­ге­лие 6‑е,
от Мар­ка, за­ча­ло 67:

И чи­та­ет ше­стое Евангелие
от Мар­ка, за­ча­ло 67А

Во вре­мя оно, во­и­ни ве­до­ша Иису­са внутрь дво­ра, еже есть пре­тор, и со­зва­ша всю спи­ру. И об­ле­ко­ша Его в пре­пря­ду, и воз­ло­жи­ша на Него сплет­ше тер­нов ве­нец, и на­ча­ша це­ло­ва­ти Его, и гла­го­ла­ти: ра­дуй­ся, Ца­рю Иудей­ский. И би­я­ху Его по гла­ве тро­стию, и плю­ва­ху на Него, и пре­ги­ба­ю­ще ко­ле­на по­кла­ня­ху­ся Ему. И егда по­ру­га­ша­ся Ему, со­вле­ко­ша с Него пре­пря­ду, и об­ле­ко­ша Его в ри­зы Своя; и из­ве­до­ша Его, да про­п­нут Его. И за­де­ша ми­мо­хо­дя­щу неко­е­му Си­мо­ну Ки­ри­нею, [гря­ду­щу с се­ла, от­цу Алек­сан­дро­ву и Ру­фо­ву,] да воз­мет крест Его. И при­ве­до­ша Его на Гол­го­фу ме­сто, еже есть ска­за­е­мо, Лоб­ное ме­сто. И да­я­ху Ему пи­ти есмир­нис­ме­но ви­но. Он же не при­ят. И рас­пен­шии Его раз­де­ли­ша ри­зы Его, ме­та­ю­ще жре­бий о них, кто что воз­мет. Бе же час тре­тий, и рас­пя­ша Его. И бе на­пи­са­ние ви­ны Его на­пи­са­но: Царь Иудейск. И с Ним рас­пя­ша два раз­бой­ни­ка, еди­на­го одес­ную, и еди­на­го ошу­юю Его. И сбыст­ся Пи­са­ние, еже гла­го­лет: и со без­за­кон­ны­ми вме­ни­ся. И ми­мо­хо­дя­щии ху­ля­ху Его, по­ки­ва­ю­ще гла­ва­ми сво­и­ми, и гла­го­лю­ще: уа, разо­ря­яй цер­ковь, и тре­ми день­ми со­зи­да­яй, спа­си­ся Сам, и сни­ди со кре­ста. Та­ко­же и ар­хи­ерее ру­га­ю­ще­ся, друг ко дру­гу с книж­ни­ки, гла­го­ла­ху: ины спа­се, Се­бе ли не мо­жет спа­сти? Хри­стос, Царь Из­ра­и­лев, да сни­дет ныне с кре­ста, да ви­дим и ве­ру имем Ему. В то вре­мя во­и­ны от­ве­ли Иису­са внутрь дво­ра, то есть в пре­то­рию. И со­зы­ва­ют всю ко­гор­ту, и оде­ва­ют Его в пур­пур и, спле­тя тер­но­вый ве­нец, на­де­ва­ют на Него. И на­ча­ли при­вет­ство­вать Его: да здрав­ству­ет Царь Иудей­ский! И би­ли Его по го­ло­ве тро­стью, и пле­ва­ли на Него и, опус­ка­ясь на ко­ле­ни, по­кло­ня­лись Ему. Ко­гда же над­ру­га­лись над Ним, сня­ли с Него пур­пур и оде­ли Его в одеж­ды Его. И вы­во­дят Его, что­бы рас­пять Его. И за­став­ля­ют неко­е­го про­хо­же­го, Си­мо­на Ки­ри­не­яни­на, иду­ще­го с по­ля, от­ца Алек­сандра и Ру­фа, взять крест Его. И при­во­дят Его на ме­сто Гол­го­фу, что зна­чит в пе­ре­во­де: “Лоб­ное ме­сто”. И да­ва­ли Ему ви­но со смир­ной; но Он не при­нял. И рас­пи­на­ют Его и де­лят меж­ду со­бой одеж­ды Его, бро­сая о них жре­бий, ко­му что взять. Был же час тре­тий, ко­гда рас­пя­ли Его. И сто­я­ло обо­зна­че­ние ви­ны Его в над­пи­си: Царь Иудей­ский. И с Ним рас­пи­на­ют двух раз­бой­ни­ков, од­но­го спра­ва и дру­го­го сле­ва от Него. И про­хо­жие ху­ли­ли Его, ки­вая го­ло­ва­ми сво­и­ми и го­во­ря: О, Раз­ру­ша­ю­щий храм и Воз­дви­га­ю­щий в три дня! Спа­си Се­бя Са­мо­го, сой­ди с кре­ста. По­доб­ным об­ра­зом и пер­во­свя­щен­ни­ки, из­де­ва­ясь вме­сте с книж­ни­ка­ми, го­во­ри­ли друг дру­гу: дру­гих спас, Се­бя Са­мо­го не мо­жет спа­сти! Хри­стос, Царь Из­ра­и­лев, пусть сой­дет те­перь с кре­ста, что­бы мы уви­де­ли, и уве­ро­ва­ли.   Мк 15:16–32А
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!

Та­же блаженны,
по­ста­вим сти­хов 8, глас 4:

Бла­жен­ны на 8,
глас 4

Во Цар­ствии Тво­ем по­мя­ни нас, Гос­по­ди, егда при­и­де­ши, во Цар­ствии Твоем. Во Цар­ствии Тво­ём по­мя­ни нас, Гос­по­ди, ко­гда при­дешь во Цар­ствии Твоём.
Бла­же­ни ни­щии ду­хом, яко тех есть Цар­ство Небесное. Бла­жен­ны ни­щие ду­хом, ибо их есть Цар­ство Небесное.
Бла­же­ни пла­чу­щии, яко тии утешатся. Бла­жен­ны скор­бя­щие, ибо они утешатся.
Бла­же­ни крот­ции, яко тии на­сле­дят землю. Бла­жен­ны крот­кие, ибо они на­сле­ду­ют землю.
Бла­же­ни ал­чу­щии и жаж­ду­щии прав­ды, яко тии насытятся. Бла­жен­ны ал­чу­щие и жаж­ду­щие прав­ды, ибо они насытятся.
Дре­вом Адам рая бысть из­се­лен, / дре­вом же крест­ным раз­бой­ник в рай все­ли­ся. / Ов убо вкушь, за­по­ведь от­вер­же Со­твор­ша­го, / ов же срас­пи­на­емь, Бо­га Тя ис­по­ве­да та­я­ща­го­ся: / по­мя­ни и нас, Спа­се, во Цар­ствии Твоем. Из-за де­ре­ва Адам / вы­слан был из рая, / а че­рез дре­во Крест­ное / раз­бой­ник в рай все­лил­ся; / пер­вый вку­сив плод, от­верг за­по­ведь Твор­ца; / а вто­рой, с То­бою рас­пи­на­е­мый, / Бо­гом ис­по­ве­дал Со­кро­вен­но­го, взы­вая: / “По­мя­ни ме­ня во Цар­ствии Твоем!”
Бла­же­ни ми­ло­сти­вии, яко тии по­ми­ло­ва­ни будут. Бла­жен­ны ми­ло­сти­вые, ибо они по­ми­ло­ва­ны будут.
За­ко­ну Твор­ца от уче­ни­ка ку­пи­ша без­за­кон­нии и, / яко за­ко­но­пре­ступ­ни­ка, То­го Пи­ла­то­ву су­ди­щу пред­ста­ви­ша, зо­ву­ще: / рас­пни, в пу­сты­ни сим Ман­но­дав­ша­го. / Мы же, пра­вед­на­го раз­бой­ни­ка под­ра­жав­ше, ве­рою зо­вем: / по­мя­ни и нас, Спа­се, во Цар­ствии Твоем. Твор­ца За­ко­на / у уче­ни­ка ку­пи­ли без­за­кон­ные, / и как пре­ступ­ни­ка, по­ста­ви­ли Его пред су­ди­ли­щем Пи­ла­та, / взы­вая: “Рас­пни!” – / в пу­стыне ман­ну им по­дав­ше­го. / Мы же, пра­вед­но­му раз­бой­ни­ку под­ра­жая, / с ве­рою вос­кли­ца­ем: / “По­мя­ни и нас во Цар­ствии Твоем!”
Бла­же­ни чи­стии серд­цем, яко тии Бо­га узрят. Бла­жен­ны чи­стые серд­цем, ибо они Бо­га узрят.
Бо­го­убийц со­бор, иудей­ский язык без­за­кон­ный, / к Пи­ла­ту неистовне зо­вый, и гла­го­ла­ше: / рас­пни Хри­ста непо­вин­на­го, / Ва­рав­ву же па­че нам от­пу­сти. / Мы же ве­ща­им к Нему раз­бой­ни­ка бла­го­ра­зум­на­го глас: / по­мя­ни и нас, Спа­се, во Цар­ствии Твоем. Тол­па бо­го­убийц, / Иудей­ское пле­мя без­за­кон­ное, / неисто­во кри­ча, к Пи­ла­ту об­ра­ща­лось: / “Рас­пни Хри­ста непо­вин­но­го / и луч­ше Ва­рав­ву нам от­пу­сти!” / Мы же воз­гла­ша­ем / вопль бла­го­ра­зум­но­го раз­бой­ни­ка к Нему: / “По­мя­ни и нас во Цар­ствии Твоем!”
Бла­же­ни ми­ро­твор­цы, яко тии сы­но­ве Бо­жии нарекутся. Бла­жен­ны ми­ро­твор­цы, ибо они бу­дут на­ре­че­ны сы­на­ми Божиими.
Жи­во­нос­ная Твоя реб­ра, / яко из Еде­ма ис­точ­ник ис­то­ча­ю­щая, / Цер­ковь Твою, Хри­сте, яко сло­вес­ный на­па­я­ет рай, / от­сю­ду раз­де­ля­я­ся яко в на­ча­ла, в че­ты­ри Еван­ге­лия, / мир на­паяя, тварь ве­се­ля, и язы­ки вер­но на­учая / по­кла­ня­ти­ся Цар­ствию Твоему. Жи­во­нос­ные Твои реб­ра / по­доб­ны ис­точ­ни­ку, бью­ще­му из Эде­ма, / ко­то­рый Цер­ковь Твою, Хри­сте, на­по­я­ет, как ду­хов­ный рай, / от­сю­да раз­де­ля­ясь, как на по­то­ки, на че­ты­ре Еван­ге­лия, / мир оро­шая, тво­ре­ние ве­се­ля, / и на­ро­ды вер­но на­учая / по­кло­нять­ся Цар­ствию Твоему.
Бла­же­ни из­гна­ни прав­ды ра­ди, яко тех есть Цар­ство Небесное. Бла­жен­ны го­ни­мые за прав­ду, ибо их есть Цар­ство Небесное.
Рас­пял­ся еси мене ра­ди, / да мне ис­то­чи­ши остав­ле­ние: / про­бо­ден был еси в реб­ра, да кап­ли жиз­ни ис­то­чи­ши ми: / гвоздь­ми при­гвоз­дил­ся еси, / да аз глу­би­ною Стра­стей Тво­их / к вы­со­те дер­жа­вы Тво­ея уве­ря­емь, зо­ву Ти: / Жи­во­да­вче Хри­сте, сла­ва Кре­сту, Спа­се, и стра­сти Твоей. Ты был рас­пят за ме­ня, / что­бы мне ис­то­чить про­ще­ние; / был прон­зен в реб­ра, / что­бы струи жиз­ни мне из­ве­сти; / был гвоз­дя­ми при­гвож­ден, / что­бы я, глу­би­ною Тво­их стра­да­ний / в вы­со­те мо­гу­ще­ства Тво­е­го удо­сто­ве­ря­е­мый, / вос­кли­цал Те­бе, По­да­тель жиз­ни­Хри­сте: / “Сла­ва и Кре­сту, Спа­си­тель, / и стра­да­нию Твоему!”
Бла­же­ни есте, егда по­но­сят вам, и из­же­нут, и ре­кут всяк зол гла­гол на вы, лжу­ще Мене ради. Бла­жен­ны вы, ко­гда бу­дут по­но­сить вас и гнать и вся­че­ски непра­вед­но зло­сло­вить за Меня.
Рас­пи­на­е­му Те­бе, Хри­сте, / вся тварь, ви­дя­щи, тре­пе­та­ше, / ос­но­ва­ния зем­ли ко­ле­ба­ху­ся стра­хом дер­жа­вы Тво­ея, / све­ти­ла скры­ва­х­у­ся, и цер­ков­ная раз­д­рася за­ве­са, / го­ры востре­пе­та­ша, и ка­ме­ние раз­се­де­ся, / и раз­бой­ник вер­ный зо­вет с на­ми, Спа­се: / еже по­мя­ни во Цар­ствии Твоем. При рас­пя­тии Тво­ем Хри­сте, / все тво­ре­ние, ви­дя это, тре­пе­та­ло, / ос­но­ва­ния зем­ли со­тря­са­лись / в стра­хе мо­гу­ще­ства Тво­е­го; / све­ти­ла скры­ва­лись, и за­ве­са хра­ма разо­рва­лась, / го­ры за­дро­жа­ли и кам­ни рас­па­лись; / и раз­бой­ник ве­ру­ю­щий / вос­кли­ца­ет с на­ми Те­бе, Спа­си­тель: / “По­мя­ни (нас во Цар­ствии Твоем)!”
Ра­дуй­те­ся и ве­се­ли­те­ся, яко мзда ва­ша мно­га на Небесех. Ра­дуй­тесь и ве­се­ли­тесь, ибо ве­ли­ка ва­ша на­гра­да на небесах.
Ру­ко­пи­са­ние на­ше на Кре­сте рас­тер­зал еси, Гос­по­ди, / и, вме­ни­вся в мерт­вых, та­мош­ня­го му­чи­те­ля свя­зал еси, / из­бавль всех от уз смерт­ных Вос­кре­се­ни­ем Тво­им, / им­же про­све­ти­хом­ся, Че­ло­ве­ко­люб­че Гос­по­ди, и во­пи­ем Те­бе: / по­мя­ни и нас, Спа­се, во Цар­ствии Твоем. Ру­ко­пи­са­ние про­тив нас / на Кре­сте разо­рвал Ты, Гос­по­ди, / и, при­чтен­ный к мерт­вым, / та­мош­не­го му­чи­те­ля свя­зал, / из­ба­вив всех от уз смер­ти Вос­кре­се­ни­ем Сво­им, / ко­то­рым мы про­све­ти­лись, Хри­сте Бо­же наш, / и взы­ва­ем Те­бе: / “По­мя­ни и нас, (Спа­си­тель), во Цар­ствии Твоем!”
Сла­ва: От­ца, и Сы­на, и Ду­ха Свя­та­го / вси еди­но­муд­рен­но, вер­нии, сла­во­сло­ви­ти до­стой­но по­мо­лим­ся, / Еди­ни­цу Бо­же­ства, в Три­ех су­щую Ипо­ста­сех, / нес­ли­ян­ну пре­бы­ва­ю­щу, про­сту, нераз­дель­ну и непри­ступ­ну, / Ею­же из­бав­ля­ем­ся ог­нен­на­го мучения. Сла­ва: Еди­но­душ­но по­мо­лим­ся, все вер­ные, / что­бы нам до­стой­но сла­во­сло­вить / От­ца, и Сы­на и Ду­ха Свя­то­го, / Еди­ни­цу Бо­же­ства, в трех Ли­цах су­ще­ству­ю­щую, / нес­ли­ян­но пре­бы­ва­ю­щую, про­стую, нераз­дель­ную и непри­ступ­ную, / Ко­то­рою мы из­бав­ля­ем­ся от ог­нен­но­го наказания.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Ма­терь Твою, Хри­сте, / пло­тию без­се­мен­но рожд­шую Тя, и Де­ву во­ис­тин­ну, / и по рож­де­стве пре­быв­шую нетлен­ну, / Сию Те­бе при­во­дим в мо­лит­ву, Вла­ды­ко Мно­го­мило­сти­ве, / пре­гре­ше­ний про­ще­нию да­ро­ва­ти­ся все­гда зо­ву­щим: / по­мя­ни нас, Спа­се, во Цар­ствии Твоем. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Ма­терь Твою, Хри­сте, / по пло­ти без се­ме­ни ро­див­шую Те­бя, и Де­ву ис­тин­ную, / и по­сле ро­дов пре­быв­шую непо­вре­жден­ной, – / Ее мы по­буж­да­ем к хо­да­тай­ству / пред То­бою, Вла­ды­ка Мно­го­мило­сти­вый! / Про­ще­ние со­гре­ше­ний да­руй непре­стан­но вос­кли­ца­ю­щим: / “По­мя­ни и нас во Цар­ствии Твоём!”
За­тем ма­лая ек­те­ния, [мо­лит­ва 11] и воз­глас: Ибо Те­бя хва­лят все Си­лы небес­ные, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем, От­цу, и Сы­ну, и Свя­то­му Ду­ху ныне, и все­гда, и во ве­ки веков.

Про­ки­мен, глас 4

Раз­де­ли­ша ри­зы Моя се­бе, / и о одеж­ди Мо­ей ме­та­ша жре­бий. Стих: Бо­же, Бо­же Мой, вон­ми Ми, вскую оста­вил Мя еси?

Про­ки­мен, глас 4

Раз­де­ли­ли одеж­ды мои се­бе / и об оде­я­нии мо­ём бро­са­ли жре­бий. Стих: Бо­же, Бо­же мой, внем­ли мне, для че­го Ты оста­вил ме­ня?   Пс 21:19, 2А

Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Еван­ге­лие 7‑е,
от Мат­феа, за­ча­ло 113:

И чи­та­ет седь­мое Евангелие
от Мат­фея, за­ча­ло 113

Во вре­мя оно, при­шед­ше во­и­ни на ме­сто на­ри­ца­е­мое Гол­го­фа, еже есть Кра­ни­е­во ме­сто, да­ша Иису­су пи­ти оцет с жел­чию сме­шен, и вкушь не хо­тя­ше пи­ти. Рас­пен­шии же Его раз­де­ли­ша ри­зы Его, верг­ше жре­бия. И се­дя­ще стре­жа­ху Его ту. И воз­ло­жи­ша вер­ху гла­вы Его ви­ну Его на­пи­са­ну: Сей есть Иисус, Царь Иудей­ский. То­гда рас­пя­ша с Ним два раз­бой­ни­ка: еди­на­го одес­ную, и еди­на­го ошу­юю. Ми­мо­хо­дя­щии же ху­ля­ху Его, по­ки­ва­ю­ще гла­ва­ми сво­и­ми, и гла­го­лю­ще: разо­ря­яй цер­ковь и тре­ми день­ми со­зи­да­яй, спа­си­ся Сам: аще Сын еси Бо­жий, сни­ди со кре­ста. Та­кож­де же и ар­хи­ерее ру­га­ю­ще­ся с книж­ни­ки, и стар­цы, и фа­ри­сеи, гла­го­ла­ху: иныя спа­се, Се­бе ли не мо­жет спа­сти? Аще Царь Из­ра­и­лев есть, да сни­дет ныне со кре­ста, и ве­ру­ем в Него. Упо­ва на Бо­га: да из­ба­вит ныне Его, аще хо­щет Ему: ре­че бо, яко Бо­жий есмь Сын. Тож­де же и раз­бой­ни­ка рас­пя­тая с Ним по­но­ша­ста Ему. От ше­ста­го же ча­са тьма бысть по всей зем­ли, до ча­са де­вя­та­го. О де­вя­тем же ча­се возо­пи Иисус гла­сом ве­ли­им, гла­го­ля: Или, Или, ли­ма са­вах­фа­ни? Еже есть, Бо­же Мой, Бо­же Мой, вскую Мя еси оста­вил? Нецыи же от ту сто­я­щих слы­шав­ше, гла­го­ла­ху, яко Илию гла­ша­ет Сей. И абие тек един от них, и при­ем гу­бу, ис­пол­нив же оц­та, и вон­зе на трость, на­па­я­ше Его. Про­чии же гла­го­ла­ху: оста­ви, да ви­дим, аще при­и­дет Илиа спа­сти Его. Иисус же, па­ки возо­пив гла­сом ве­ли­им, ис­пу­сти дух. И се, за­ве­са цер­ков­ная раз­д­рася на двое, с выш­ня­го края до ниж­ня­го; и зем­ля по­тря­се­ся, и ка­ме­ние рас­па­де­ся. И гро­би от­вер­зо­ша­ся, и мно­га те­ле­са усоп­ших свя­тых во­ста­ша. И из­шед­ше из гроб по вос­кре­се­нии Его, вни­до­ша во свя­тый град, и яви­ша­ся мно­зем. Сот­ник же и иже с ним стре­гу­щии Иису­са, ви­дев­ше трус и быв­шая, убо­я­ша­ся зе­ло, гла­го­лю­ще: во­ис­тин­ну Бо­жий Сын бе Сей. В то вре­мя, во­и­ны, при­дя на ме­сто, на­зы­ва­е­мое Гол­го­фа, что зна­чит Лоб­ное ме­сто, да­ли Иису­су пить ви­на, сме­шан­но­го с жел­чью; и от­ве­дав, Он не за­хо­тел пить. Рас­пяв же Его, они раз­де­ли­ли меж­ду со­бой одеж­ды Его, бро­сая жре­бий; и, си­дя, сте­рег­ли Его там. И по­ста­ви­ли над го­ло­вой Его над­пись с обо­зна­че­ни­ем ви­ны Его: Это – Иисус, Царь Иудей­ский. То­гда рас­пи­на­ют с Ним двух раз­бой­ни­ков: од­но­го спра­ва, и дру­го­го сле­ва. А про­хо­жие ху­ли­ли Его, ки­вая го­ло­ва­ми сво­и­ми и го­во­ря: Раз­ру­ша­ю­щий храм и в три дня Воз­дви­га­ю­щий! Спа­си Се­бя Са­мо­го, ес­ли Ты Сын Бо­жий, и сой­ди с кре­ста. По­доб­ным об­ра­зом и пер­во­свя­щен­ни­ки, из­де­ва­ясь вме­сте с книж­ни­ка­ми и ста­рей­ши­на­ми, го­во­ри­ли: дру­гих спас, Се­бя Са­мо­го не мо­жет спа­сти! Он Царь Из­ра­и­лев, пусть сой­дет те­перь с кре­ста, и уве­ру­ем в Него; Он воз­ло­жил упо­ва­ние на Бо­га; пусть из­ба­вит Его те­перь, ес­ли Он уго­ден Ему. Ибо ска­зал Он: “Я Бо­жий Сын”. Так­же и раз­бой­ни­ки, рас­пя­тые с Ним, по­но­си­ли Его. От ше­сто­го же ча­са тьма на­сту­пи­ла по всей зем­ле до ча­са де­вя­то­го. А око­ло де­вя­то­го ча­са возо­пил Иисус гром­ким го­ло­сом: Или, Или! ле­ма са­вах­фа­ни? то есть: Бо­же Мой, Бо­же Мой! Для че­го Ты Ме­ня оста­вил? Неко­то­рые же из сто­яв­ших там, услы­шав, ска­за­ли: Илию зо­вет Он. И тот­час по­бе­жал один из них, взял губ­ку, на­пол­нил ук­су­сом и, на­ткнув на трость, да­вал Ему пить. Про­чие же ска­за­ли: оставь; по­смот­рим, при­дет ли Илия, что­бы спа­сти Его. Иисус же сно­ва возо­пил гром­ким го­ло­сом и от­дал дух. И вот, за­ве­са хра­ма разо­рва­лась свер­ху до­ни­зу на­двое; и зем­ля по­тряс­лась; и кам­ни рас­се­лись; и гроб­ни­цы от­кры­лись; и мно­гие те­ла усоп­ших свя­тых вос­ста­ли; и вый­дя из гроб­ниц по вос­ста­нии Его, во­шли они в свя­той го­род и яви­лись мно­гим. Сот­ник же и вме­сте с ним сте­ре­гу­щие Иису­са, уви­дев зем­ле­тря­се­ние и все про­ис­хо­дя­щее, устра­ши­лись силь­но, го­во­ря: во­ис­ти­ну был Он Бо­жий Сын.   Мф 27:33–54
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!
И по­ла­га­ет­ся чте­ние. Та­же пса­лом 50. И пса­лом 50. [Мо­лит­ва 10]
Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

И по­сем Еван­ге­лие 8‑е,
от Лу­ки, за­ча­ло 111:

И чи­та­ет вось­мое Евангелие
от Лу­ки, за­ча­ло 111

Во вре­мя оно, ве­дя­ху со Иису­сом и ина два зло­дея с Ним уби­ти. И егда при­и­до­ша на ме­сто, на­ри­ца­е­мое Лоб­ное, ту рас­пя­ша Его и зло­дея, ова­го убо одес­ную, а дру­га­го ошу­юю. Иисус же гла­го­ла­ше: От­че, от­пу­сти им: не ве­дят бо что тво­рят. Раз­де­ля­ю­ще же ри­зы Его, ме­та­ху жре­бия. И сто­я­ху лю­дие зря­ще. Ру­га­ху­ся же и кня­зи с ни­ми, гла­го­лю­ще: иныя спа­се, да спа­сет и Се­бе, аще Той есть Хри­стос Бо­жий из­бран­ный. Ру­га­ху­ся же Ему и во­и­ни, при­сту­па­ю­ще, и оцет при­де­ю­ще Ему. И гла­го­ла­ху: аще Ты еси Царь Иудейск, спа­си­ся Сам. Бе же и на­пи­са­ние на­пи­са­но над Ним пис­ме­ны ел­лин­ски­ми, и рим­ски­ми, и ев­рей­ски­ми: Сей есть Царь Иудейск. Един же от обе­ше­ною зло­дею ху­ля­ше Его, гла­го­ля: аще Ты еси Хри­стос, спа­си Се­бе и наю. От­ве­щав же дру­гий, пре­ща­ше ему, гла­го­ля: ни ли ты бо­и­ши­ся Бо­га, яко в том­же осуж­ден еси? И мы убо в прав­ду: до­стой­ная бо по де­лом наю вос­при­ем­ле­ва: Сей же ни еди­на­го зла со­тво­ри. И гла­го­ла­ше Иису­со­ви: по­мя­ни мя, Гос­по­ди, егда при­и­де­ши во Цар­ствии Си. И ре­че ему Иисус: аминь гла­го­лю те­бе, днесь со Мною бу­де­ши в раи. Бе же час яко ше­стый, и тьма бысть по всей зем­ли до ча­са де­вя­та­го. И по­мер­че солн­це, и за­ве­са цер­ков­ная раз­д­рася по­сре­де. И воз­глашь гла­сом ве­ли­им Иисус, ре­че: От­че, в ру­це Твои пре­даю дух Мой. И сия рек изд­ше. Ви­дев же сот­ник быв­шее, про­сла­ви Бо­га, гла­го­ля: во­ис­тин­ну Че­ло­век Сей пра­ве­ден бе. И вси при­шед­шии на­ро­ди на по­зор сей, ви­дя­ще бы­ва­ю­щая, би­ю­ще пер­си своя, воз­вра­ща­ху­ся. Сто­я­ху же вси зна­е­мии Его из­да­ле­ча, и же­ны спо­след­ство­вав­шия Ему от Га­ли­леи, зря­ще сих. В то вре­мя ве­ли и двух дру­гих зло­де­ев на смерть вме­сте с Иису­сом. И ко­гда при­шли на ме­сто, на­зы­ва­е­мое Лоб­ным, там рас­пя­ли Его и зло­де­ев: од­но­го спра­ва, дру­го­го сле­ва. Иисус же го­во­рил: От­че, про­сти им, ибо не зна­ют они, что де­ла­ют. И де­ля меж­ду со­бой одеж­ды Его, бро­са­ли жре­бий. И сто­ял на­род и смот­рел. Глу­ми­лись же и на­чаль­ни­ки, го­во­ря: дру­гих спас, пусть спа­сет Се­бя Са­мо­го, ес­ли Он Хри­стос Бо­жий, Из­бран­ник. Над­ру­га­лись над Ним и во­и­ны, под­хо­дя, под­но­ся Ему ук­сус и го­во­ря: ес­ли Ты Царь Иудей­ский, спа­си Се­бя Са­мо­го. Бы­ла же и над­пись над Ним пись­ме­на­ми гре­че­ски­ми, рим­ски­ми и ев­рей­ски­ми: Это – Царь Иудей­ский. И один из по­ве­шен­ных зло­де­ев ху­лил Его: раз­ве Ты не Хри­стос? Спа­си Се­бя Са­мо­го и нас. Дру­гой же, уко­ряя, ска­зал ему в от­вет: не бо­ишь­ся ты Бо­га, ведь сам ты при­го­во­рен к то­му же. И мы-то – спра­вед­ли­во, ибо до­стой­ное по де­лам на­шим по­лу­ча­ем. Он же ни­че­го дур­но­го не сде­лал. И го­во­рил он: Иисус, вспом­ни обо мне, ко­гда Ты при­дешь как Царь. И ска­зал ему Иисус: Ис­тин­но го­во­рю те­бе: се­го­дня со Мною бу­дешь в раю. И бы­ло уже око­ло ше­сто­го ча­са, и тьма на­сту­пи­ла по всей зем­ле до ча­са де­вя­то­го, так как не ста­ло солн­ца. И разо­рва­лась за­ве­са хра­ма по­сре­дине. И воз­гла­сив гром­ким го­ло­сом, Иисус ска­зал: От­че, в ру­ки Твои пре­даю дух Мой. И ска­зав это, ис­пу­стил по­след­ний вздох. Уви­дев же про­ис­шед­шее, сот­ник про­слав­лял Бо­га, го­во­ря: дей­стви­тель­но, Че­ло­век Этот пра­ве­ден был. И весь на­род, со­брав­ший­ся на это зре­ли­ще, уви­дев про­ис­шед­шее, воз­вра­щал­ся, бия се­бя в грудь. Сто­я­ли же по­одаль все знав­шие Его, и жен­щи­ны, по­сле­до­вав­шие за Ним из Га­ли­леи, ви­де­ли это.   Лк 23:32–49
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!

И абие по­ем трипеснец,

Три­пес­нец

Тво­ре­ние гос­по­ди­на Кос­мы: ир­мо­сы по два­жды, тро­па­ри на 12. По­сле­ди же ир­мос оба ли­ка вку­пе. Ак­ро­сти­хис, или крае­гра­не­сие три­песн­ца есть: Про­сав­ва­тон те: еже есть, Пред­суб­бо­тие же. Глас 6. Св. Кос­мы Ма­и­ум­ско­го, глас 6, ир­мо­сы два­жды, тро­па­ри на 12. В кон­це пес­ни оба хо­ра вме­сте ис­пол­ня­ют ирмос.

Песнь 5

{Π} Ир­мос: К Те­бе утре­нюю, / ми­ло­сер­дия ра­ди Се­бе ис­то­щив­ше­му непре­лож­но / и до стра­стей без­страст­но пре­клон­ше­му­ся, / Сло­ве Бо­жий, / мир по­даждь ми пад­ше­му, Человеколюбче.

Песнь 5

Ир­мос: С ран­не­го утра я стрем­люсь к Те­бе, Сло­во Бо­жие, / по ми­ло­сер­дию без из­ме­не­ния Са­мо­го Се­бя уни­чи­жив­ше­му / и до стра­да­ний бес­страст­но пре­кло­нив­ше­му­ся; / мир да­руй мне, пад­ше­му, Человеколюбец.

{Ρ} Умыв­ше но­ги, и пре­до­чи­стив­ше­ся / та­ин­ства при­ча­ще­ни­ем Бо­же­ствен­на­го ныне, Хри­сте, Тво­е­го, / слу­жи­те­лие от Си­о­на на Еле­он­скую го­ру ве­ли­кую с То­бою взы­до­ша, / по­ю­ще Тя, Человеколюбче. Ныне с омы­ты­ми но­га­ми и уже очи­щен­ные / при­ча­ще­ни­ем бо­же­ствен­но­го та­ин­ства, / слу­жи­те­ли Твои, Хри­сте, взо­шли с То­бою / с Си­о­на на ве­ли­кую го­ру Еле­он­скую, / вос­пе­вая Те­бя, Человеколюбец.
{Ο} Зри­те, ре­кл еси, дру­зи, не бой­те­ся: / ныне бо при­бли­жи­ся час, яту Ми бы­ти, и уби­е­ну ру­ка­ма без­за­кон­ных: / вси же рас­то­чи­те­ся, Мене оста­вив­ше, / их­же со­бе­ру про­по­ве­да­ти Мя, Человеколюбца. “Смот­ри­те”, – ска­зал Ты, – дру­зья, не ужа­сай­тесь; / ибо ныне при­бли­зил­ся час / быть Мне взя­тым и уби­тым ру­ка­ми без­за­кон­ных; / вы же все рас­се­е­тесь, Ме­ня оста­вив, / но Я вас со­бе­ру про­воз­гла­сить / обо Мне – Человеколюбце”.
За­тем ма­лая ек­те­ния, [мо­лит­ва 6] и воз­глас: Ибо Ты Царь ми­ра и Спа­си­тель душ на­ших, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем, От­цу, и Сы­ну, и Свя­то­му Ду­ху, ныне и все­гда, и во ве­ки веков.

Кондак, глас 8:

Нас ра­ди Рас­пя­та­го, / при­и­ди­те, вси вос­по­им, / То­го бо ви­де Ма­рия на дре­ве, и гла­го­ла­ше: / аще и рас­пя­тие тер­пи­ши, / Ты еси Сын и Бог Мой.

Кондак, глас 8

При­ди­те все, Рас­пя­то­го за нас вос­по­ем. / Ибо Ма­рия уви­де­ла Его на Дре­ве и вос­кли­ца­ла: / “Хо­тя Ты и рас­пя­тие пре­тер­пе­ва­ешь, / Ты – Сын и Бог мой”.

Икос: Сво­е­го Агн­ца Аг­ни­ца зря­щи к за­ко­ле­нию вле­ко­ма, / по­сле­до­ва­ше Ма­рия про­стер­ты­ми вла­сы со ине­ми же­на­ми, сия во­пи­ю­щи: / ка­мо иде­ши, Ча­до? / Че­со ра­ди ско­рое те­че­ние со­вер­ша­е­ши? / Еда дру­гий брак па­ки есть в Кане Га­ли­лей­стей, / и та­мо ныне тщи­ши­ся, да от во­ды им ви­но со­тво­ри­ши ? / Иду ли с То­бою, Ча­до, или па­че по­жду Те­бе? / Даждь Ми сло­во, Сло­ве, / не мол­ча ми­мо­иди Мене, Чи­сту со­блю­дый Мя: / Ты бо еси Сын и Бог Мой. Икос: Аг­ни­ца – Ма­рия, / ви­дя Агн­ца Сво­е­го, на за­кла­ние вле­ко­мо­го, / тер­за­ясь, сле­до­ва­ла за Ним с дру­ги­ми жен­щи­на­ми, так взы­вая: / “Ку­да Ты идешь, Ди­тя? / Че­го ра­ди путь ско­рый со­вер­ша­ешь? / Не сно­ва ли иной брак в Кане, / и Ты ныне ту­да спе­шишь, / что­бы из во­ды ви­но им со­тво­рить? / Пой­ти ли Мне с То­бой, Ди­тя, / или луч­ше по­до­ждать Те­бя? / Ска­жи Мне сло­во, Сло­во Бо­жие! / Не прой­ди мол­ча ми­мо Ме­ня / Ты, со­хра­нив­ший Ме­ня чи­стой, / ибо Ты – Сын и Бог Мой!”
Си­нак­са­рий.

Песнь 8

{Σ} Ир­мос: Столп зло­бы бо­го­про­тив­ныя, / бо­же­ствен­нии от­ро­цы об­ли­чи­ша, / на Хри­ста же ша­та­ю­ще­е­ся без­за­кон­ных со­бо­ри­ще, / со­ве­ту­ет тщет­ная, / уби­ти по­уча­ет­ся / жи­вот дер­жа­ща­го дла­нию. / Его­же вся тварь бла­го­сло­вит, / сла­вя­щи во веки.

Песнь 8

Ир­мос: Столп с мер­зо­стью бо­го­про­тив­ною / Бо­же­ствен­ные от­ро­ки пре­да­ли по­зо­ру; / а неистов­ству­ю­щий про­тив Хри­ста / си­нед­ри­он без­за­кон­ных за­мыш­ля­ет тщет­ное, / убить ста­ра­ет­ся Дер­жа­ще­го жизнь в ру­ке Сво­ей, / Ко­то­ро­го все тво­ре­ние бла­го­слов­ля­ет, / про­слав­ляя вовеки.

{Α} От веж­дей уче­ни­ком ныне сон, ре­кл еси, Хри­сте, отря­си­те, / в мо­лит­ве же бди­те, да не в на­пасть вни­де­те, и наи­па­че Си­моне: / креп­чай­ше­му бо бо­лий ис­кус. / Ра­зу­мей Мя, Пет­ре: / Его­же вся тварь бла­го­сло­вит, сла­вя­щи во веки. “С очей ва­ших”, – ска­зал Ты, Хри­сте, уче­ни­кам, – / “стрях­ни­те ныне сон и бодр­ствуй­те в мо­лит­ве, / что­бы не впасть вам в ис­ку­ше­ние; / осо­бен­но же ты, Си­мон; / ведь силь­ней­ше­му б‘ольшее ис­пы­та­ние; / по­знай Петр, Ме­ня, / Ко­то­ро­го все тво­ре­ние бла­го­слов­ля­ет, / про­слав­ляя вовеки!”
{Β} Сквер­на сло­ва устен, ни­ко­гда­же из­ре­ку Те­бе, Вла­ды­ко, / с То­бою умру яко бла­го­ра­зу­мен, / аще и вси от­вер­гут­ся, возо­пи Петр. / Ни плоть, ни­же кровь, но Отец Твой от­кры ми Тя: / Его­же вся тварь бла­го­сло­вит, сла­вя­щи во веки. “Негод­ное сло­во ни­ко­гда / не вый­дет из уст мо­их; / с То­бой умру, Вла­ды­ка, как бла­го­мыс­ля­щий, / хо­тя бы все от­рек­лись”, – вос­клик­нул Петр; – / “не плоть и кровь, но Отец Твой мне от­крыл Те­бя, / Ко­то­ро­го все тво­ре­ние бла­го­слов­ля­ет, / про­слав­ляя вовеки!”
{Β} Глу­би­ну пре­муд­ро­сти Бо­же­ствен­ныя и ра­зу­ма, не всю ис­пы­тал еси, / без­дну же Мо­их су­деб не по­сти­гл еси, че­ло­ве­че, Гос­подь ре­че. / Плоть убо сый, не хва­ли­ся, / три­жды бо от­вер­же­ши­ся Мене: / Его­же вся тварь бла­го­сло­вит, сла­вя­щи во веки. “Не всю глу­би­ну / Бо­же­ствен­ной пре­муд­ро­сти и зна­ния ты ис­сле­до­вал / и без­дны су­дов Мо­их не по­стиг Ты, че­ло­век”, – ска­зал Гос­подь; – / “итак, бу­дучи пло­тью, не хва­лись; / ибо три­жды от­ре­чешь­ся от Ме­ня, / Ко­то­ро­го все тво­ре­ние бла­го­слов­ля­ет, / про­слав­ляя вовеки!”
{Α} От­ри­ца­е­ши­ся, Си­моне Пет­ре, еже со­тво­ри­ши ско­ро, яко­же ре­че­ся, / и к те­бе от­ро­ко­ви­ца, еди­на при­шед­ши устра­шит тя, Гос­подь ре­че. / Гор­це про­сле­зив, об­ря­ще­ши Мя оба­че Ми­ло­сти­ва: / Его­же вся тварь бла­го­сло­вит, сла­вя­щи во веки. “От­ка­зы­ва­ешь­ся ты, Си­мон Петр, / но ско­ро убе­дишь­ся в том, что ска­за­но; / и од­на лишь по­до­шед­шая к те­бе слу­жан­ка / еще рань­ше устра­шит те­бя”, – ска­зал Гос­подь; – / “од­на­ко, за­пла­кав горь­ко, ты ми­ло­сти­вым най­дешь Ме­ня, / Ко­то­ро­го все тво­ре­ние бла­го­слов­ля­ет, / про­слав­ляя вовеки!”

Песнь 9

{Τ} Ир­мос: Чест­ней­шую Хе­ру­вим, / и слав­ней­шую без срав­не­ния Се­ра­фим, / без ис­тле­ния Бо­га Сло­ва рожд­шую, / су­щую Бо­го­ро­ди­цу, Тя величаем.

Песнь 9

Ир­мос: Че­стью выс­шую Хе­ру­ви­мов / и несрав­нен­но слав­ней­шую Се­ра­фи­мов, / дев­ствен­но Бо­га-Сло­во ро­див­шую, / ис­тин­ную Бо­го­ро­ди­цу – / Те­бя величаем.

{Ο} Па­губ­ное со­бо­ри­ще бо­го­мерз­ских, / лу­кав­ну­ю­щих бо­го­убийц сон­ми­ще, / пред­ста, Хри­сте, Те­бе, / и яко непра­вед­ни­ка вле­ча­ше Зи­жди­те­ля всех, Его­же величаем. Гу­би­тель­ный от­ряд бо­го­не­на­вист­ни­ков, / си­на­го­га под­лых бо­го­убийц / пред­ста­ли пред То­бою, Хри­сте, / и как пре­ступ­ни­ка влек­ли Со­зда­те­ля все­го, / Ко­то­ро­го мы величаем.
{Ν} За­ко­на не ра­зу­ме­ю­ще нече­сти­вии, / гла­сом про­ро­че­ским по­уча­ю­ще­ся вот­ще, / яко ов­ча вле­ча­ху Тя, всех Вла­ды­ку, непра­вед­но за­кла­ти, Его­же величаем. Нече­стив­цы, За­ко­на не по­ни­мав­шие / и из­ре­че­ния про­ро­ков изу­чав­шие на­прас­но, / как ов­цу влек­ли, что­бы непра­вед­но за­клать / Те­бя, Вла­ды­ку всех, / Ко­то­ро­го мы величаем.
{Τ} Язы­ком из­дан­ную жизнь, / с книж­ни­ки уби­ти свя­щен­ни­цы пре­да­ху, / уязв­ле­ни са­мо­за­вист­ною зло­бою, / есте­ством Жи­во­то­дав­ца, Его­же величаем. Дан­ную на­ро­дам Жизнь свя­щен­ни­ки с книж­ни­ка­ми, / по­двиг­ну­тые соб­ствен­ной за­вист­ли­вою зло­бой, / от­да­ли на уби­е­ние, – По­да­те­ля жиз­ни по есте­ству, / Ко­то­ро­го мы величаем.
{Ε} Обы­до­ша яко пси мно­зи, / и уда­ри­ша, Ца­рю, ла­ни­ту Твою за­у­ше­ни­ем, во­про­ша­ху Тя, / Те­бе же лож­на сви­де­тель­ство­ва­ху: / и, вся пре­тер­пев, всех спасл еси. Окру­жи­ли Те­бя, как псы мно­гие, / ста­ли бить Те­бя, Царь, уда­ряя по ще­ке, / до­пра­ши­ва­ли Те­бя и лож­но на Те­бя сви­де­тель­ство­ва­ли, / и все пре­тер­пев, Ты спас всех.

Та­же ек­са­по­сти­ла­рий, трижды:

Ек­са­по­сти­ла­рий

Раз­бой­ни­ка бла­го­ра­зум­на­го / во еди­ном ча­се ра­е­ви спо­до­бил еси, Гос­по­ди, / и мене дре­вом крест­ным / про­све­ти, и спа­си мя. Раз­бой­ни­ка бла­го­ра­зум­но­го / в тот же день Ты рая удо­сто­ил, Гос­по­ди. / И ме­ня дре­вом Крест­ным про­све­ти / и спа­си ме­ня. (3)
Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Та­же Еван­ге­лие 9‑е,
от Иоан­на, за­ча­ло 61:

И чи­та­ет де­вя­тое Евангелие
от Иоан­на, за­ча­ло 61А

Во вре­мя оно, сто­я­ху при Кре­сте Иису­со­ве Ма­ти Его, и сест­ра Ма­те­ре Его, Ма­рия Клео­по­ва, и Ма­рия Маг­да­ли­на. Иисус же ви­дев Ма­терь, и уче­ни­ка сто­я­ща, его­же люб­ля­ше, гла­го­ла Ма­те­ри Сво­ей: Же­но, се, сын Твой. По­том гла­го­ла уче­ни­ку: се, Ма­ти твоя. И от то­го ча­са по­ят Ю уче­ник во своя си. По­сем ве­дый Иисус, яко вся уже со­вер­ши­ша­ся, да сбу­дет­ся Пи­са­ние, гла­го­ла: жаж­ду. Со­суд же сто­я­ше полн оц­та. Они же ис­пол­нив­ше гу­бу оц­та, и на трость вонзше, при­де­ша ко устом Его. Егда же при­ят оцет Иисус, ре­че: со­вер­ши­ша­ся. И пре­клонь гла­ву, пре­да­де дух. Иудее же, по­не­же пя­ток бе, да не оста­нут на кре­сте те­ле­са в суб­бо­ту, бе бо ве­лик день тоя суб­бо­ты, мо­ли­ша Пи­ла­та, да пре­би­ют го­ле­ни их, и воз­мут. При­и­до­ша же во­и­ни, и пер­во­му убо пре­би­ша го­ле­ни, и дру­го­му рас­пя­то­му с Ним. На Иису­са же при­шед­ше, яко ви­де­ша Его уже умер­ша, не пре­би­ша Ему го­ле­ний. Но един от во­ин ко­пи­ем реб­ра Ему про­бо­де, и абие изы­де кровь и во­да. И ви­де­вый сви­де­тель­ство­ва, и ис­тин­но есть сви­де­тель­ство его, и той весть, яко ис­ти­ну гла­го­лет, да вы ве­ру име­те. Бы­ша бо сия, да сбу­дет­ся Пи­са­ние: кость не со­кру­шит­ся от Него. И па­ки дру­гое Пи­са­ние гла­го­лет: воз­зрят Нань, Его­же прободоша. В то вре­мя сто­я­ли у кре­ста Иису­са Ма­терь Его и сест­ра Ма­те­ри Его, Ма­рия Клео­по­ва и Ма­рия Маг­да­ли­на. Иисус же, уви­дев Ма­терь и уче­ни­ка, близ сто­я­ще­го, ко­то­ро­го Он лю­бил, го­во­рит Ма­те­ри: Жен­щи­на, вот сын Твой. По­том го­во­рит уче­ни­ку: вот Ма­терь твоя. И с то­го ча­са взял уче­ник Ее к се­бе. По­сле это­го Иисус, зная, что уже все со­вер­ши­лось, го­во­рит, дабы свер­ши­лось Пи­са­ние: жаж­ду. Сто­ял тут со­суд, пол­ный ук­су­са. То­гда на­ткнув на ко­пье губ­ку, пол­ную ук­су­са, под­нес­ли к Его устам. И ко­гда вку­сил Иисус ук­су­са, Он ска­зал: со­вер­ши­лось. И скло­нив го­ло­ву, пре­дал дух. А так как бы­ла пят­ни­ца, то Иудеи, что­бы те­ла не оста­лись на кре­сте в суб­бо­ту – ибо день той суб­бо­ты был день ве­ли­кий, – по­про­си­ли Пи­ла­та пе­ре­бить у них го­ле­ни и снять их. Итак, при­шли во­и­ны, и у пер­во­го пе­ре­би­ли го­ле­ни, и у дру­го­го, рас­пя­то­го с Ним. При­дя же к Иису­су, они, ко­гда уви­де­ли, что Он уже умер, не пе­ре­би­ли у Него го­ле­ней, но один из во­и­нов ко­пьем прон­зил Ему реб­ра, и вы­шла тот­час кровь и во­да. И ви­дев­ший за­сви­де­тель­ство­вал, и ис­тин­но его сви­де­тель­ство, и он зна­ет, что ис­тин­ное го­во­рит, что­бы и вы ве­ри­ли. Ибо про­изо­шло это, да ис­пол­нит­ся Пи­са­ние: кость Его да не со­кру­шит­ся. И еще дру­гое Пи­са­ние го­во­рит: Бу­дут смот­реть на То­го, Ко­го прон­зи­ли.   Ин 19:25–37
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!
И абие: Вся­кое дыхание:

На глас 3, по­ста­вим сти­хи 4.
И по­ем сти­хи­ры са­мо­глас­ны три, по­вто­ря­ю­ще первый:

На “хва­ли­те” стихиры
на 4, глас 3 Византийца

Два и лу­кав­ная со­тво­ри, пер­во­рож­ден­ный сын Мой Из­ра­иль: / Мене оста­ви Ис­точ­ни­ка во­ды жи­вот­ныя, / и ис­ко­па се­бе кла­де­нец со­кру­шен­ный: / Мене на дре­ве рас­пят, / Ва­рав­ву же ис­про­си, и от­пу­сти. / Ужа­се­ся небо о сем, и солн­це лу­чи скры: / ты же, Из­ра­и­лю, не усра­мил­ся еси, / но смер­ти Мя пре­дал еси. / Оста­ви им, От­че Свя­тый, / не ве­дят бо, что сотвориша. Два злых де­ла со­вер­шил / пер­во­род­ный сын Мой, Из­ра­иль: / он оста­вил Ме­ня, Ис­точ­ник во­ды жи­вой, / и вы­рыл се­бе ко­ло­дец раз­би­тый; / Ме­ня рас­пял на Дре­ве, / а Ва­рав­ву вы­про­сил и осво­бо­дил. / Изу­ми­лось при этом небо / и солн­це со­кры­ло свои лу­чи. / Ты же, Из­ра­иль, не усты­дил­ся, но смер­ти пре­дал Ме­ня. / Про­сти им, От­че Свя­той, / ибо они не зна­ют, что со­де­ла­ли. (2)
Кийж­до уд свя­тыя Тво­ея пло­ти, без­че­стие нас ра­ди пре­тер­пе: / тер­ние, гла­ва; ли­це, опле­ва­ния; че­лю­сти, за­у­ше­ния; / уста, во оц­те рас­тво­рен­ную желчь вку­сом; / уше­са, ху­ле­ния зло­че­сти­вая; / пле­щи, би­е­ния; и ру­ка, трость; / все­го те­ле­се про­тя­же­ния на Кре­сте; / чле­но­ве, гвоз­дия; и реб­ра, ко­пие. / По­стра­да­вый за ны, и от стра­стей сво­бо­ди­вый нас, / сниз­ше­дый к нам че­ло­ве­ко­лю­би­ем, и воз­не­сый нас, / Все­сильне Спа­се, по­ми­луй нас. Сту­ди­та: Каж­дый член свя­то­го Тво­е­го те­ла / пре­тер­пел бес­че­стие за нас: / гла­ва – тер­ния, ли­цо – опле­ва­ния, / ще­ки – уда­ры, / уста – вкус в ук­су­се­рас­тво­рен­ной жел­чи, / уши – нече­сти­вые по­но­ше­ния, / спи­на – би­че­ва­ние, и ру­ка – трость, / все те­ло – рас­тя­же­ние на Кре­сте, / ко­неч­но­сти – гвоз­ди, и реб­ра – ко­пье. / По­стра­дав­ший за нас / и от стра­да­ний осво­бо­див­ший нас, / со­шед­ший к нам по че­ло­ве­ко­лю­бию и воз­нес­ший нас, / все­силь­ный Спа­си­тель, по­ми­луй нас!
Рас­пен­шу­ся Ти, Хри­сте, вся тварь, ви­дя­щи, тре­пе­та­ше, / ос­но­ва­ния зем­ли по­зы­ба­ша­ся стра­хом дер­жа­вы Тво­ея: / Те­бе бо воз­нес­шу­ся днесь, род ев­рей­ский по­ги­бе, / цер­ков­ная за­ве­са раз­д­рася на двое, / и мерт­вии от гро­бов вос­кре­со­ша: / сот­ник, ви­дев чу­до, ужа­се­ся. / Пред­сто­я­щи же Ма­ти Твоя во­пи­я­ше, ры­да­ю­щи ма­тер­ски: / ка­ко не возры­даю, и утро­бы Мо­ея не бию, / зря­щи Тя на­га, яко осуж­де­на, на дре­ве ви­ся­ща? / Рас­п­ный­ся и по­гре­бый­ся, и вос­кре­сый из мерт­вых, / Гос­по­ди, сла­ва Тебе. Ви­зан­тий­ца: Ко­гда Ты, Хри­сте, был рас­пят, / все тво­ре­ние ви­дя это за­тре­пе­та­ло, / ос­но­ва­ния зем­ли по­тряс­лись в стра­хе мо­гу­ще­ства Тво­е­го. / Ибо ко­гда Ты в сей день был воз­не­сен, род ев­ре­ев по­гиб, / за­ве­са хра­ма разо­рва­лась на­двое, / гроб­ни­цы от­кры­лись, / и мерт­вые вос­крес­ли из мо­гил; / сот­ник, уви­дев чу­до, ужас­нул­ся. / Пред­сто­я­щая же Ма­терь Твоя, / ры­дая в ма­те­рин­ской скор­би, взы­ва­ла: / “Как Мне не пла­кать / и не бить Се­бя от го­ря в грудь, / ви­дя Те­бя, как осуж­ден­но­го, / об­на­жен­ным, ви­ся­щим на Кре­сте?” / Рас­пя­тый и по­гре­бен­ный и вос­крес­ший из мерт­вых, / Гос­по­ди, сла­ва Тебе.
Сла­ва, глас 6: Со­вле­ко­ша с Мене ри­зы Моя, / и об­ле­ко­ша Мя в ри­зу черв­ле­ну, / воз­ло­жи­ша на гла­ву Мою ве­нец от тер­ний, / и в дес­ную Мою ру­ку вда­ша трость, / да со­кру­шу их, яко со­су­ды скудельничи. Сла­ва, глас 6: Со­влек­ли с Ме­ня одеж­ды Мои / и об­лек­ли Ме­ня в плащ баг­ря­ный, / воз­ло­жи­ли на го­ло­ву Мою ве­нец из тер­ний / и в пра­вую Мою ру­ку да­ли трость, / что­бы Я со­кру­шил их, как со­су­ды горшечника.
И ныне, глас той­же: Пле­щи Моя дах на ра­ны, / ли­ца же Мо­е­го не от­вра­тих от за­пле­ва­ний, / су­ди­щу Пи­ла­то­ву пред­стах, и Крест пре­тер­пех / за спа­се­ние мира. И ныне, глас тот же, Ан­дрея Крит­ско­го: Спи­ну Мою Я от­дал на би­че­ва­ние / и ли­ца Мо­е­го не от­вра­тил от опле­ва­ний, / пред­стал на суд Пи­ла­та и Крест пре­тер­пел / ра­ди спа­се­ния мира.
Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Та­же Еван­ге­лие 10‑е,
от Мар­ка, за­ча­ло 69:

И чи­та­ет де­ся­тое Евангелие
от Мар­ка, за­ча­ло 69А

Во вре­мя оно, при­и­де Иосиф, иже от Ари­ма­фея, бла­го­об­ра­зен со­вет­ник, иже и той бе чая Цар­ствия Бо­жия, дерз­нув вни­де к Пи­ла­ту, и про­си те­ло Иису­со­ва. Пи­лат же ди­ви­ся, аще уже ум­ре: и при­звав сот­ни­ка, во­про­си его: аще уже ум­ре? И уве­дев от сот­ни­ка, да­де те­ло Иоси­фо­ви. И ку­пив пла­ща­ни­цу, и снем Его, об­вит пла­ща­ни­цею, и по­ло­жи Его во гроб, иже бе из­се­чен от ка­мене: и при­ва­ли ка­мень над две­ри гро­ба. Ма­рия же Маг­да­ли­на, и Ма­рия Иоси­е­ва зря­сте, где Его полагаху. В то вре­мя при­шел Иосиф из Ари­ма­феи, вид­ный член со­ве­та, ко­то­рый и сам пре­бы­вал в ожи­да­нии Цар­ства Бо­жия. Он осме­лил­ся вой­ти к Пи­ла­ту и по­про­сил те­ло Иису­са. Пи­лат уди­вил­ся, что Он уже мертв; и при­звав сот­ни­ка, спро­сил его: дав­но ли Он умер? И узнав от сот­ни­ка, да­ро­вал те­ло Иоси­фу. И ку­пив по­лот­но, он снял Его, об­вил по­лот­ном и по­ло­жил Его в гроб­ни­цу, ко­то­рая бы­ла вы­се­че­на в ска­ле; и при­ва­лил ка­мень ко вхо­ду в гроб­ни­цу. Ма­рия же Маг­да­ли­на и Ма­рия Иоси­то­ва смот­ре­ли, где Он был по­ло­жен.   Мк 15:43–47
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!
Та­же Сла­ва в выш­них Бо­гу: Свя­щен­ник же ек­те­нию: Ис­пол­ним утрен­нюю мо­лит­ву: И про­чее по обы­чаю, и по воз­гла­се: Яко Бог милости: Сла­во­сло­вие все­днев­ное, ек­те­ния про­си­тель­ная [и мо­лит­ва 12].
По­сле мо­лит­вы гла­во­пре­клон­ной – Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Абие Еван­ге­лие 11‑е,
от Иоан­на, за­ча­ло 62:

И чи­та­ет один­на­дца­тое Евангелие
от Иоан­на, за­ча­ло 62

Во вре­мя оно, мо­ли Пи­ла­та Иосиф, иже от Ари­ма­фея, сый уче­ник Иису­сов, по­та­ен же стра­ха ра­ди иудей­ска, да воз­мет те­ло Иису­со­во: и по­ве­ле Пи­лат. При­и­де же и взят те­ло Иису­со­во. При­и­де же и Ни­ко­дим, при­ше­дый ко Иису­со­ви но­щию преж­де, но­ся сме­ше­ние смир­не­но и алой­но, яко литр сто. При­я­ста же те­ло Иису­со­во, и об­ви­ста е ри­за­ми со аро­ма­ты, яко­же обы­чай есть иудеом по­гре­ба­ти. Бе же на ме­сте, иде­же рас­пят­ся, верт, и в вер­те гроб нов, в нем­же ни­ко­ли­же ник­то­же по­ло­жен бе. Ту убо пят­ка ра­ди иудей­ска, яко близ бя­ше гроб, по­ло­жи­ста Иисуса. В то вре­мя по­про­сил Пи­ла­та Иосиф из Ари­ма­феи, быв­ший уче­ни­ком Иису­са, но тай­ным из стра­ха пе­ред Иуде­я­ми, взять те­ло Иису­са. И раз­ре­шил Пи­лат. При­шел он и взял те­ло Его. При­шел же и Ни­ко­дим, при­хо­див­ший к Нему в пер­вый раз но­чью, и при­нес со­став из смир­ны и алоя око­ло ста фун­тов. Взя­ли они те­ло Иису­са и об­ви­ли Его пе­ле­на­ми, с бла­го­во­ни­я­ми, как обык­но­вен­но по­гре­ба­ют Иудеи. Был же сад на том ме­сте, где Он рас­пят был, и в са­ду гроб­ни­ца но­вая, в ко­то­рой еще ни­кто не был по­ло­жен. Там-то ра­ди пят­ни­цы Иудей­ской, так как близ­ко бы­ла гроб­ни­ца, по­ло­жи­ли Иису­са.   Ин 19:38–42
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!

И по­ем сти­хи­ры самогласны,
оба ли­ка вку­пе. Глас 1:

Сти­хи­ры на стиховне
Глас 1

Вся тварь из­ме­ня­ше­ся стра­хом, / зря­щи Тя на Кре­сте ви­си­ма, Хри­сте: / солн­це омра­ча­ше­ся, / и зем­ли ос­но­ва­ния со­тря­са­ху­ся, / вся со­стра­да­ху Со­здав­ше­му вся. / Во­лею нас ра­ди пре­тер­пе­вый, / Гос­по­ди, сла­ва Тебе. Все тво­ре­ние из­ме­ня­лось от стра­ха, / ви­дя Те­бя, Хри­сте, ви­ся­щим на Кре­сте: / солн­це омра­ча­лось и ос­но­ва­ния зем­ли ко­ле­ба­лись, / все со­стра­да­ло Со­здав­ше­му все. / Доб­ро­воль­но все за нас пре­тер­пев­ший, / Гос­по­ди, сла­ва Тебе!
Глас 2. Стих: Раз­де­ли­ша ри­зы Моя се­бе, / и о одеж­ди Мо­ей ме­та­ша жребий. Глас 2. Стих: Раз­де­ли­ли одеж­ды мои се­бе / и об оде­я­нии мо­ём бро­са­ли жре­бий.   Пс 21:19
Лю­дие зло­че­сти­вии и без­за­кон­нии, / вскую по­уча­ют­ся тщет­ным? / Вскую Жи­во­та всех на смерть осу­ди­ша? / Ве­лие чу­до, яко Со­зда­тель ми­ра / в ру­ки без­за­кон­ных пре­да­ет­ся, / и на дре­во воз­вы­ша­ет­ся Че­ло­ве­ко­лю­бец, / да яже во аде уз­ни­ки сво­бо­дит зо­ву­щия: / дол­го­тер­пе­ли­ве Гос­по­ди, сла­ва Тебе. На­род нече­сти­вый и пре­ступ­ный / для че­го за­мыш­ля­ет тщет­ное? / Для че­го Жизнь всех он на смерть осу­дил? / Ве­ли­кое чу­до, – / ибо Тво­рец ми­ра в ру­ки без­за­кон­ных пре­да­ет­ся / и на Дре­во под­ни­ма­ет­ся Че­ло­ве­ко­лю­бец, / что­бы осво­бо­дить на­хо­див­ших­ся во аде уз­ни­ков, вос­кли­цав­ших: / “Дол­го­тер­пе­ли­вый Гос­по­ди, сла­ва Тебе!”
Стих: Да­ша в снедь Мою желчь, / и в жаж­ду Мою на­по­и­ша Мя оцта. Стих: Да­ли мне в пи­щу желчь, / и в жаж­де мо­ей на­по­и­ли ме­ня ук­су­сом.   Пс 68:22
Днесь зря­щи Тя, Непо­роч­ная Де­ва, / на Кре­сте Сло­ве воз­вы­ша­е­ма, / ры­да­ю­щи ма­тер­нею утро­бою, / уязв­ля­ше­ся серд­цем гор­це, / и сте­ня­щи бо­лез­нен­но из глу­би­ны ду­ши, / ли­це со вла­сы тер­за­ю­щи. / Тем­же и пер­си би­ю­щи, взы­ва­ше жа­лост­но: / увы Мне, Бо­же­ствен­ное Ча­до, / увы Мне, Све­те ми­ра, / что за­шел еси от очию Мо­ею, Агн­че Бо­жий? / Тем­же во­ин­ства без­п­лот­ных, / тре­пе­том со­дер­жи­ми бя­ху, гла­го­лю­ще: / Непо­сти­жи­ме Гос­по­ди, сла­ва Тебе. В сей день непо­роч­ная Де­ва, / ви­дя Те­бя, Сло­во, на Кре­сте ви­ся­щим, / скор­бя ма­те­рин­скою ду­шою, / уязв­ля­лась серд­цем горь­ко, / и, сте­ная му­чи­тель­но из глу­би­ны ду­ши, / ли­цо и во­ло­сы тер­зая, со­кру­ша­лась. / По­то­му, уда­ряя Се­бя в грудь, / Она и вос­кли­ца­ла жа­лост­но: / “Увы Мне, Бо­же­ствен­ное Ди­тя! / Увы Мне, Свет ми­ра! / Что же Ты скрыл­ся с глаз Мо­их, Аг­нец Бо­жий?” / От­то­го и во­ин­ства бес­плот­ных, / тре­пе­том охва­чен­ные, воз­гла­ша­ли: / “Непо­сти­жи­мый Гос­по­ди, сла­ва Тебе!”
Стих: Бог же, Царь наш преж­де ве­ка, / со­де­ла спа­се­ние по­сре­де земли. Стих: Бог же, Царь наш преж­де ве­ка, / со­де­лал спа­се­ние по­сре­ди зем­ли.   Пс 73:12
На дре­ве ви­дя­щи ви­си­ма, Хри­сте, / Те­бе, всех Зи­жди­те­ля и Бо­га, / без­се­мен­но Рожд­шая Тя во­пи­я­ше горь­ко: / Сыне Мой, где доб­ро­та зай­де зра­ка Тво­е­го? / Не терп­лю зре­ти Тя непра­вед­но рас­пи­на­е­ма: / пот­щи­ся убо, во­ста­ни, яко да ви­жу и Аз / Твое из мерт­вых три­днев­ное Воскресение. Ви­дя ви­ся­щим на Дре­ве, Хри­сте, / Те­бя, всех Со­зда­те­ля и Бо­га, / Ро­див­шая Те­бя без се­ме­ни взы­ва­ла горь­ко: / “Сын Мой, ку­да скры­лась кра­со­та об­ли­ка Тво­е­го? / Не вы­но­шу ви­деть Те­бя рас­пи­на­е­мым непра­вед­но; / по­спе­ши же, вос­стань, / что­бы и Я смог­ла уви­деть / Твое вос­кре­се­ние из мерт­вых в тре­тий день!”
Сла­ва, глас 8: Гос­по­ди, вос­хо­дя­щу Ти на Крест, / страх и тре­пет на­па­де на тварь, / и зем­ли убо воз­бра­нял еси по­гло­ти­ти рас­пи­на­ю­щих Тя, / аду же по­ве­ле­вал еси ис­пу­сти­ти уз­ни­ки, / на об­нов­ле­ние че­ло­ве­ков. / Су­дие жи­вых и мерт­вых, / жизнь при­шел еси по­да­ти, а не смерть. / Че­ло­ве­ко­люб­че, сла­ва Тебе. Сла­ва, глас 8: Гос­по­ди, ко­гда Ты вос­хо­дил на Крест / страх и тре­пет на­пал на все тво­ре­ние. / И зем­ле Ты за­пре­ща­ешь по­гло­тить рас­пи­нав­ших Те­бя, / но аду по­ве­ле­ва­ешь уз­ни­ков от­пу­стить, / для воз­рож­де­ния смерт­ных. / Ты, Су­дия жи­вых и мерт­вых, / при­шел да­ро­вать жизнь, а не смерть. / Че­ло­ве­ко­лю­бец, сла­ва Тебе!
И ныне, глас 6: Уже ома­ка­ет­ся трость из­ре­че­ния, от су­дей непра­вед­ных, / Иисус су­димь бы­ва­ет, и осуж­да­ет­ся на крест, / и страж­дет тварь, на Кре­сте ви­дя­щи Гос­по­да. / Но есте­ством те­ле­се, мене ра­ди страж­дай, / Бла­гий Гос­по­ди, сла­ва Тебе. И ныне, глас 6: Уже об­ма­ки­ва­ет­ся трост­ни­ко­вое пе­ро / для под­пи­са­ния при­го­во­ра су­дья­ми непра­вед­ны­ми, / и Иису­са су­дят и осуж­да­ют на Крест. / И стра­да­ет все тво­ре­ние, ви­дя на Кре­сте Гос­по­да. / Но ра­ди ме­ня те­лес­ною при­ро­дой страж­ду­щий, / бла­гой Гос­по­ди, сла­ва Тебе!
Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Та­же Еван­ге­лие 12‑е,
от Мат­феа, за­ча­ло 114:

И чи­та­ет двенадцатое
Еван­ге­лие от Мат­фея, за­ча­ло 114

Во утрий день, иже есть по пят­це, со­бра­ша­ся ар­хи­ерее и фа­ри­сее к Пи­ла­ту, гла­го­лю­ще: гос­по­ди, по­мя­ну­хом, яко льстец он ре­че, еще сый жив: по три­ех днех во­ста­ну. По­ве­ли убо утвер­ди­ти гроб до тре­ти­я­го дне, да не ка­ко при­шед­ше уче­ни­цы Его но­щию, укра­дут Его, и ре­кут лю­дем: во­ста от мерт­вых, и бу­дет по­след­няя лесть гор­ша пер­выя. Ре­че же им Пи­лат: има­те ку­сто­дию, иди­те, утвер­ди­те, яко­же ве­сте. Они же шед­ше утвер­ди­ша гроб, зна­ме­нав­ше ка­мень с кустодиею. На дру­гой день, ко­то­рый при­хо­дит­ся по­сле пят­ни­цы, со­бра­лись пер­во­свя­щен­ни­ки и фа­ри­сеи к Пи­ла­ту и ска­за­ли: гос­по­дин, мы вспом­ни­ли, что об­ман­щик тот ска­зал, еще бу­дучи в жи­вых: “че­рез три дня вос­ста­ну”. По­ве­ли по­это­му охра­нять гроб­ни­цу до тре­тье­го дня, что­бы уче­ни­ки, при­дя, не укра­ли Его, и не ска­за­ли бы на­ро­ду: “вос­стал из мерт­вых”; и бу­дет по­след­ний об­ман ху­же пер­во­го. Ска­зал им Пи­лат: име­е­те стра­жу; иди­те, охра­няй­те, как зна­е­те. И они по­шли и охра­ня­ли гроб­ни­цу, за­пе­ча­тав ка­мень и при­ста­вив стра­жу.   Мф 27:62–66
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!
Та­же Бла­го есть ис­по­ве­да­ти­ся Гос­по­де­ви, и пе­ти име­ни Тво­е­му, Выш­ний, воз­ве­ща­ти за­ут­ра ми­лость Твою, и ис­ти­ну Твою на вся­ку нощь. За­тем: Бла­го есть сла­вить Гос­по­да и петь име­ни Тво­е­му, Все­выш­ний, воз­ве­щать ран­ним утром ми­лость Твою и ис­ти­ну Твою во вся­кую ночь.   Пс 91:2–3
Три­свя­тое. По От­че наш: Три­свя­тое. Сла­ва, и ныне: Пре­свя­тая Тро­и­ца: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Сла­ва, и ныне: От­че наш: Свя­щен­ник: Ибо Твоё есть Цар­ство: Хор: Аминь.

Тро­парь, глас 4:

Иску­пил ны еси от клят­вы за­кон­ныя / чест­ною Тво­ею Кро­вию, / на Кре­сте при­гвоз­ди­вся, и ко­пи­ем про­бод­ся, / без­смер­тие ис­то­чил еси че­ло­ве­ком, / Спа­се наш, сла­ва Тебе.

Тро­парь, глас 4

Иску­пил Ты нас от про­кля­тия за­ко­на / дра­го­цен­ною Сво­ею Кро­вию: / ко Кре­сту при­гвож­ден­ный и ко­пьем прон­зен­ный, / Ты лю­дям ис­то­чил бес­смер­тие. / Спа­си­тель наш, сла­ва Тебе!

Та­же ек­те­ния обычная. Ек­те­ния су­гу­бая, мо­лит­ва 4 и от­пуст. Пер­вый час со­вер­ша­ем отдельно.

И от­пуст:

Иже опле­ва­ния и би­е­ния, и за­у­ше­ния, и Крест, и смерть пре­тер­пе­вый за спа­се­ние ми­ра, Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, мо­лит­ва­ми Пре­чи­стыя Сво­ея Ма­те­ре, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­стол, свя­тых пра­вед­ных Бо­го­отец Иоаки­ма и Ан­ны, и всех свя­тых, по­ми­лу­ет и спа­сет нас, яко Благ и Человеколюбец.

От­пуст

Опле­ва­ния, и би­че­ва­ние, и за­у­ше­ния, и Крест, и смерть пре­тер­пев­ший за спа­се­ние ми­ра, Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, по мо­лит­вам Пре­чи­стой Сво­ей Ма­те­ри, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­сто­лов, свя­тых и пра­вед­ных бо­го­от­цов Иоаки­ма и Ан­ны и всех свя­тых, по­ми­лу­ет и спа­сёт нас, как бла­гой и Человеколюбец.

Пер­вый же час не со­во­куп­ля­ем ныне, но о вто­ром ча­се дне.

СКА­ЗА­НИЕ ЧАСОВ
СВЯ­ТА­ГО И ВЕ­ЛИ­КА­ГО ПЯТКА,

ПО­СЛЕ­ДО­ВА­НИЕ ЧАСОВ
ВЕ­ЛИ­КОЙ ПЯТНИЦЫ

Тво­ре­ние Ки­рил­ла, ар­хи­епи­ско­па Александрийскаго. Тво­ре­ние свя­то­го Ки­рил­ла, ар­хи­епи­ско­па Александрийского.

О ВТО­РОМ ЧА­СЕ ДНЕ

ЧАС ПЕР­ВЫЙ

Клеплет, и об­ла­чит­ся свя­щен­ник, и, бла­го­сло­вив­шу ему, на­чи­на­ем: Ца­рю Небес­ный: Три­свя­тое. Пре­свя­тая Тро­и­це: От­че наш: Воз­гла­ше­ние: Яко Твое есть Цар­ство: Гос­по­ди, по­ми­луй, 12. Сла­ва, и ныне: При­и­ди­те, по­кло­ним­ся: три­жды. И гла­го­лем псал­мы сия, яже зде изъявляются. Свя­щен­ник: Бла­го­сло­вен Бог наш все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков. Чтец: Аминь. Сла­ва Те­бе, Бо­же наш сла­ва Тебе.

Царь Небес­ный: Три­свя­тое. Сла­ва, и ныне: Пре­свя­тая Тро­и­ца: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Сла­ва, и ныне: От­че наш:Свя­щен­ник: Ибо Твоё есть Цар­ство: Чтец: Аминь. Гос­по­ди, по­ми­луй. (12)Сла­ва, и ныне: При­ди­те, по­кло­ним­ся: (3)

Пса­лом 5:

Гла­го­лы моя вну­ши, Гос­по­ди, ра­зу­мей зва­ние мое. Вон­ми гла­су мо­ле­ния мо­е­го, Ца­рю мой и Бо­же мой, яко к Те­бе по­мо­лю­ся, Гос­по­ди. За­ут­ра услы­ши глас мой, за­ут­ра пред­ста­ну Ти, и узри­ши мя. Яко Бог, не хо­тяй без­за­ко­ния, Ты еси, не при­се­лит­ся к Те­бе лу­кав­ну­яй, ни­же пре­бу­дут без­за­кон­ни­цы пред очи­ма Тво­има. Воз­не­на­ви­дел еси вся, де­ла­ю­щия без­за­ко­ние. По­гу­би­ши вся, гла­го­лю­щия лжу, му­жа кро­вей и льсти­ва гну­ша­ет­ся Гос­подь. Аз же мно­же­ством ми­ло­сти Тво­ея, вни­ду в дом Твой, по­кло­ню­ся ко хра­му свя­то­му Тво­е­му, в стра­се Тво­ем. Гос­по­ди, на­ста­ви мя прав­дою Тво­ею, враг мо­их ра­ди ис­пра­ви пред То­бою путь мой. Яко несть во устех их ис­ти­ны, серд­це их су­ет­но, гроб от­верст гор­тань их, язы­ки сво­и­ми льща­ху. Су­ди им, Бо­же, да от­па­дут от мыс­лей сво­их, по мно­же­ству нече­стия их из­ри­ни я, яко пре­о­гор­чи­ша Тя, Гос­по­ди. И да воз­ве­се­лят­ся вси, упо­ва­ю­щии на Тя, во век воз­ра­ду­ют­ся, и все­ли­ши­ся в них. И по­хва­лят­ся о Те­бе лю­бя­щии Имя Твое. Яко Ты бла­го­сло­ви­ши пра­вед­ни­ка, Гос­по­ди, яко ору­жи­ем бла­го­во­ле­ния вен­чал еси нас.

Пса­лом 5

Сло­ва мои услышь, Гос­по­ди, ура­зу­мей вопль мой, внем­ли гла­су мо­ле­ния мо­е­го, Царь мой и Бог мой, ибо к Те­бе по­мо­люсь я, Гос­по­ди. Ра­но утром услышь го­лос мой, ра­но утром пред­ста­ну Те­бе и бу­ду взи­рать. Ибо Ты Бог, не же­ла­ю­щий без­за­ко­ния, не по­се­лит­ся при Те­бе тво­ря­щий зло, не пре­бу­дут и без­за­кон­ни­ки пред оча­ми Тво­и­ми; воз­не­на­ви­дел Ты всех, де­ла­ю­щих без­за­ко­ние. Ты по­гу­бишь всех, го­во­ря­щих ложь; кро­во­жад­ным и ко­вар­ным гну­ша­ет­ся Гос­подь. Я же по мно­же­ству ми­ло­сти Тво­ей вой­ду в дом Твой, по­кло­нюсь пред хра­мом свя­тым Тво­им в стра­хе Тво­ём. Гос­по­ди, по­ве­ди ме­ня в прав­де Тво­ей ра­ди вра­гов мо­их, на­правь пред То­бою путь мой. Ибо нет в устах их ис­ти­ны, серд­це их су­ет­но, гроб от­кры­тый – гор­тань их, язы­ка­ми сво­и­ми об­ма­ны­ва­ли. Осу­ди их, Бо­же, да от­ста­нут они от за­мыс­лов сво­их, по мно­же­ству нече­стия их из­го­ни их, ибо они огор­чи­ли Те­бя, Гос­по­ди. И да воз­ве­се­лят­ся все на­де­ю­щи­е­ся на Те­бя, во­век воз­ра­ду­ют­ся, и Ты по­се­лишь­ся сре­ди них, и бу­дут хва­лить­ся То­бою лю­бя­щие имя Твоё. Ибо Ты бла­го­сло­вишь пра­вед­ни­ка, Гос­по­ди, как ору­жи­ем бла­го­во­ле­ния Ты огра­дил нас.

Пса­лом 2:

Вскую ша­та­ша­ся язы­цы, и лю­дие по­учи­ша­ся тщет­ным? Пред­ста­ша ца­рие зе­мстии, и кня­зи со­бра­ша­ся вку­пе на Гос­по­да и на Хри­ста Его. Рас­торг­нем узы их, и от­вер­жем от нас иго их. Жи­вый на Небе­сех по­сме­ет­ся им, и Гос­подь по­ру­га­ет­ся им. То­гда воз­гла­го­лет к ним гне­вом Сво­им и яро­стию Сво­ею смя­тет я. Аз же по­став­лен есмь Царь от Него над Си­о­ном, го­рою свя­тою его, воз­ве­ща­яй по­ве­ле­ние Гос­подне. Гос­подь ре­че ко Мне: Сын Мой еси Ты, Аз днесь ро­дих Тя. Про­си от Мене, и дам Ти язы­ки до­сто­я­ние Твое, и одер­жа­ние Твое кон­цы зем­ли. Упа­се­ши я жез­лом же­лез­ным, яко со­су­ды ску­дель­ни­чи со­кру­ши­ши я. И ныне, ца­рие, ра­зу­мей­те, на­ка­жи­те­ся вси су­дя­щии зем­ли. Ра­бо­тай­те Гос­по­де­ви со стра­хом, и ра­дуй­те­ся Ему с тре­пе­том. При­и­ми­те на­ка­за­ние, да не ко­гда про­гне­ва­ет­ся Гос­подь, и по­гиб­не­те от пу­ти пра­вед­но­го, егда воз­го­рит­ся вско­ре ярость Его. Бла­же­ни вси на­де­ю­щи­е­ся Нань.

Пса­лом 2

Для че­го разъ­яри­лись языч­ни­ки и на­ро­ды за­мыс­ли­ли тщет­ное? Пред­ста­ли ца­ри зем­ные и кня­зья со­бра­лись вме­сте про­тив Гос­по­да и про­тив По­ма­зан­ни­ка Его: “Рас­торг­нем узы их и сбро­сим с се­бя иго их!” Жи­ву­щий на небе­сах осме­ёт их, и Гос­подь опо­зо­рит их. То­гда об­ра­тит­ся к ним во гне­ве Сво­ём и в яро­сти Сво­ей сму­тит их. Я же по­став­лен Им ца­рём над Си­о­ном, го­рою свя­тою Его; воз­ве­щаю по­ве­ле­ние Гос­подне: Гос­подь ска­зал Мне: “Ты – Сын Мой, Я се­го­дня ро­дил Те­бя. Про­си у Ме­ня, и дам Те­бе на­ро­ды в на­сле­дие Твоё, и во вла­де­ние Твоё – кон­цы зем­ли. Бу­дешь па­сти их жез­лом же­лез­ным, как со­су­ды гор­шеч­ни­ка со­кру­шишь их”. И ныне, ца­ри, пой­ми­те, на­учи­тесь, все судьи зем­ли. Слу­жи­те Гос­по­ду со стра­хом и ра­дуй­тесь пред Ним с тре­пе­том. При­ми­те на­став­ле­ние, что­бы не про­гне­вал­ся Гос­подь, и вы по­гиб­не­те, сбив­шись с пу­ти пра­вед­но­го, ко­гда вско­ре воз­го­рит­ся ярость Его. Бла­жен­ны все на­де­ю­щи­е­ся на Него!

Пса­лом 21:

Бо­же, Бо­же мой, вон­ми ми, вскую оста­вил мя еси? Да­ле­че от спа­се­ния мо­е­го сло­ве­са гре­хо­па­де­ний мо­их. Бо­же мой, воз­зо­ву во дни, и не услы­ши­ши, и в но­щи, и не в безу­мие мне. Ты же во Свя­тем жи­ве­ши, хва­ло Из­ра­и­ле­ва. На Тя упо­ва­ша от­цы на­ши, упо­ва­ша, и из­ба­вил еси я. К Те­бе воз­зва­ша, и спа­со­ша­ся, на Тя упо­ва­ша, и не по­сты­де­ша­ся. Аз же есмь червь, а не че­ло­век, по­но­ше­ние че­ло­ве­ков и уни­чи­же­ние лю­дей. Вси ви­дя­щии мя по­ру­га­ша ми ся, гла­го­ла­ша уст­на­ми, по­ки­ва­ша гла­вою. Упо­ва на Гос­по­да, да из­ба­вит его, да спа­сет его, яко хо­щет его. Яко Ты еси ис­тор­гий мя из чре­ва, упо­ва­ние мое от сос­цу ма­те­ре мо­ея. К Те­бе при­вер­жен есмь от ло­же­сн, от чре­ва ма­те­ре мо­ея, Бог мой еси Ты. Да не от­сту­пи­ши от мене, яко скорбь близ, яко несть по­мо­га­яй ми. Обы­до­ша мя тель­цы мно­зи, юн­цы туч­нии одер­жа­ша мя. От­вер­зо­ша на мя уста своя, яко лев вос­хи­ща­яй и ры­ка­яй. Яко во­да из­ли­ях­ся, и раз­сы­па­ша­ся вся ко­сти моя, бысть серд­це мое яко воск, та­яй по­сре­де чре­ва мо­е­го. Из­с­ше яко ску­дель кре­пость моя, и язык мой при­льпе гор­та­ни мо­е­му, и в персть смер­ти свел мя еси. Яко обы­до­ша мя пси мно­зи, сонм лу­ка­вых одер­жа­ша мя, ис­ко­па­ша ру­це мои и но­зе мои. Ис­че­то­ша вся ко­сти моя, тии же смот­ри­ша, и пре­зре­ша мя. Раз­де­ли­ша ри­зы моя се­бе, и о одеж­ди мо­ей ме­та­ша жре­бий. Ты же, Гос­по­ди, не уда­ли по­мощь Твою от мене, на за­ступ­ле­ние мое вон­ми. Из­ба­ви от ору­жия ду­шу мою, и из ру­ки пе­сии еди­но­род­ную мою. Спа­си мя от уст льво­вых и от рог еди­но­рожь сми­ре­ние мое. По­вем имя Твое бра­тии мо­ей, по­сре­де церкве вос­пою Тя. Бо­я­щи­и­ся Гос­по­да, вос­хва­ли­те Его, все се­мя Иа­ко­в­ле, про­сла­ви­те Его, да убо­ит­ся же от Него все се­мя Из­ра­и­ле­во. Яко не уни­чи­жи, ни­же него­до­ва мо­лит­вы ни­ща­го, ни­же от­вра­ти ли­це Свое от мене, и егда воз­звах к Нему, услы­ша мя. От Те­бе по­хва­ла моя, в церк­ви ве­ли­цей ис­по­вем­ся Те­бе, мо­лит­вы моя воз­дам пред бо­я­щи­ми­ся Его. Ядят убо­зии, и на­сы­тят­ся, и вос­хва­лят Гос­по­да взыс­ка­ю­щии Его, жи­ва бу­дут серд­ца их в век ве­ка. По­мя­нут­ся и об­ра­тят­ся ко Гос­по­ду вси кон­цы зем­ли, и по­кло­нят­ся пред Ним вся оте­че­ствия язык. Яко Гос­подне есть цар­ствие, и Той об­ла­да­ет язы­ки. Ядо­ша и по­кло­ни­ша­ся вси туч­нии зем­ли, пред Ним при­па­дут вси низ­хо­дя­щии в зем­лю, и ду­ша моя то­му жи­вет. И се­мя мое по­ра­бо­та­ет Ему, воз­ве­стит Гос­по­де­ви род гря­ду­щий. И воз­ве­стят прав­ду Его лю­дем рожд­шым­ся, яже со­тво­ри Господь.

Пса­лом 21

Бо­же, Бо­же мой, внем­ли мне, для че­го Ты оста­вил ме­ня? Уда­ли­ла ме­ня от спа­се­ния ви­на гре­хо­па­де­ний мо­их. Бо­же мой, я бу­ду взы­вать днём – и Ты не услы­шишь; и но­чью – и это не в нера­зу­мие мне. Но Ты жи­вёшь во свя­ти­ли­ще, По­хва­ла Из­ра­и­ля! На Те­бя упо­ва­ли от­цы на­ши; упо­ва­ли, и Ты из­ба­вил их; к Те­бе воз­зва­ли – и спас­лись, на Те­бя упо­ва­ли – и не по­сты­ди­лись. А я червь, а не че­ло­век, по­но­ше­ние для лю­дей и ни­что­же­ство в на­ро­де! Все взи­ра­ю­щие на ме­ня по­глу­ми­лись на­до мною, го­во­ри­ли уста­ми, ки­ва­ли го­ло­вою: “Он упо­вал на Гос­по­да, пусть из­ба­вит его, пусть спа­сёт его, ибо он уго­ден Ему!” Ибо Ты – из­влек­ший ме­ня из чре­ва, на­деж­да моя от сос­цов ма­те­ри мо­ей, на Те­бя остав­лен я от утро­бы, от чре­ва ма­те­ри мо­ей – Ты Бог мой. Не от­сту­пи от ме­ня, ибо скорбь близ­ка, ибо нет по­мощ­ни­ка мне. Окру­жи­ло ме­ня мно­же­ство тель­цов, бы­ки туч­ные об­сту­пи­ли ме­ня, от­кры­ли про­тив ме­ня уста свои, как лев, хва­та­ю­щий и ры­ча­щий. Я раз­лил­ся, как во­да, и рас­сы­па­лись все ко­сти мои; ста­ло серд­це моё, как воск, та­ю­щий сре­ди внут­рен­но­сти мо­ей. Ис­сох­ла, как че­ре­пок, си­ла моя, и язык мой при­лип к гор­та­ни мо­ей, и в прах смер­ти Ты низ­вёл ме­ня. Ибо окру­жи­ло ме­ня мно­же­ство псов, сбо­ри­ще зло­де­ев об­сту­пи­ло ме­ня, прон­зи­ли ру­ки мои и но­ги мои. Пе­ре­счи­та­ли все ко­сти мои, са­ми же на­блю­да­ли и взи­ра­ли на ме­ня. Раз­де­ли­ли одеж­ды мои се­бе и об оде­я­нии мо­ём бро­са­ли жре­бий. Ты же, Гос­по­ди, не уда­ляй по­мощь Твою от ме­ня, к за­ступ­ле­нию ме­ня об­ра­тись! Из­бавь от ме­ча ду­шу мою и из ру­ки пса – оди­но­кую мою. Спа­си ме­ня из па­сти льва, и от ро­гов еди­но­ро­гов ме­ня, сми­рен­но­го. Воз­ве­щу имя Твоё бра­тьям мо­им, по­сре­ди со­бра­ния вос­пою Те­бя. Бо­я­щи­е­ся Гос­по­да, вос­хва­ли­те Его, всё се­мя Иа­ко­ва, про­славь Его, да убо­ит­ся Его всё се­мя Из­ра­и­ля! Ибо Он не пре­не­брёг, и не воз­не­го­до­вал на мо­ле­ние ни­ще­го, и не от­вра­тил ли­ца Сво­е­го от ме­ня, и ко­гда я воз­звал к Нему, услы­шал ме­ня. От Те­бя – хва­ла моя, в со­бра­нии ве­ли­ком я про­слав­лю Те­бя, обе­ты мои воз­дам пред бо­я­щи­ми­ся Его. Бу­дут есть бед­ные и на­сы­тят­ся, и вос­хва­лят Гос­по­да ищу­щие Его: бу­дут жи­вы серд­ца их во век ве­ка. Вспом­нят и об­ра­тят­ся к Гос­по­ду все кон­цы зем­ли, и по­кло­нят­ся пред Ним все пле­ме­на на­ро­дов, ибо Гос­подне Цар­ство, и Он вла­ды­че­ству­ет над на­ро­да­ми. По­ели и по­кло­ни­лись все туч­ные зем­ли; пред Ним при­па­дут все нис­хо­дя­щие в зем­лю. И ду­ша моя для Него жи­вёт, и се­мя моё бу­дет слу­жить Ему, воз­ве­ще­но бу­дет Гос­по­ду о ро­де гря­ду­щем; и воз­ве­стят они прав­ду Его на­ро­ду, ко­то­рый ро­дит­ся, – что со­тво­рил Господь.

Сла­ва, и ныне, ал­ли­лу­иа, три­жды. Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды. Сла­ва, и ныне: Ал­ли­лу­ия, ал­ли­лу­ия, ал­ли­лу­ия, сла­ва Те­бе, Бо­же. (3) Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Слава:

Сла­ва, тро­парь, глас 1:

Тро­парь, глас 1

Распен­шу­ся Те­бе, Хри­сте, по­ги­бе му­чи­тель­ство, / по­пра­на бысть си­ла вра­жия: / ни­же бо Ан­гел, ни­же че­ло­век, / но Сам Гос­по­ди спасл еси нас, сла­ва Тебе. Когда был рас­пят Ты, Хри­сте, / со­кру­ше­но бы­ло са­мо­вла­стие, / по­вер­же­на си­ла вра­га; / ибо ни Ан­гел, ни че­ло­век, / но Сам Ты, Гос­по­ди, спас нас, сла­ва Тебе!
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Что Тя на­ре­чем, о Бла­го­дат­ная? / Небо, яко воз­си­я­ла еси Солн­це Прав­ды. / Рай, яко про­зяб­ла еси цвет нетле­ния. / Де­ву, яко пре­бы­ла еси нетлен­на. / Чи­стую Ма­терь, яко име­ла еси на свя­тых Тво­их объ­я­ти­ях Сы­на, всех Бо­га. / То­го мо­ли спа­сти­ся ду­шам нашим. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Как на­звать нам Те­бя, о Бла­го­дат­ная? / Небом? Ибо чрез Те­бя вос­си­я­ло Солн­це прав­ды. / Ра­ем? Ибо из­рас­ти­ла Ты Цвет нетле­ния. / Де­вой? Ибо Ты пре­бы­ла нетлен­ной. / Чи­стой Ма­те­рью? Ибо дер­жа­ла во свя­тых Тво­их объ­я­ти­ях Сы­на, всех Бо­га. / Его мо­ли о спа­се­нии душ наших.
Та­же по­ем тро­па­ри три от дву­на­де­ся­ти, по­вто­ря­ю­ще я. Гла­го­лем же пер­вый без сти­ха, та­ко бо тво­рим и в про­чих ча­сех в пер­вый тро­парь. Во вто­рый же, гла­го­лет на­чен­ший лик стих, и по­ет и. Та­же па­ки дру­гий лик стих, и по­ет и той и. Тре­тий же гла­го­лем на Сла­ву, и на И ныне. За­тем по­ем три тро­па­ря из две­на­дца­ти, по­вто­ряя их дважды.

Сти­хи­ра са­мо­глас­на пер­ва­го ча­са, глас 8:

Сти­хи­ры пер­во­го ча­са, глас 8.

Днесь цер­ков­ная за­ве­са / на об­ли­че­ние без­за­кон­ных раз­ди­ра­ет­ся, / и солн­це лу­чи своя скры­ва­ет, / Вла­ды­ку зря распинаема. В сей день за­ве­са хра­ма / во об­ли­че­ние без­за­кон­ным раз­ры­ва­ет­ся, / и солн­це лу­чи свои скры­ва­ет, / Вла­ды­ку ви­дя рас­пи­на­е­мым. (2)
И па­ки ту­ю­же дру­гий лик. Та­же гла­го­лет стих пер­вый лик: Вскую ша­та­ша­ся язы­цы, и лю­дие по­учи­ша­ся тщетным? Стих: Для че­го разъ­яри­лись языч­ни­ки / и на­ро­ды за­мыс­ли­ли тщет­ное?   Пс 2:1
И по­ем на­сто­я­щий тро­парь: Яко ов­ча на за­ко­ле­ние / ве­ден был еси, Хри­сте Ца­рю, / и яко аг­нец незло­би­вый / при­гвоз­дил­ся еси Кре­сту, от без­за­кон­ных му­жей, / грех ра­ди на­ших, Человеколюбче. Как ов­ца на за­кла­ние / Ты ве­ден был, Царь Хри­стос, / и, как крот­кий аг­нец, при­гвож­ден был ко Кре­сту пре­ступ­ны­ми людь­ми / за гре­хи на­ши, Человеколюбец.
Стих: Пред­ста­ша ца­рие зе­мстии, и кня­зи со­бра­ша­ся вку­пе на Гос­по­да и на Хри­ста Его. Стих: Пред­ста­ли ца­ри зем­ные и кня­зья со­бра­лись вме­сте / про­тив Гос­по­да и про­тив По­ма­зан­ни­ка Его.   Пс 2:2
И по­ет па­ки и дру­гий лик той­же стих. Та­же пер­вый лик. Как ов­ца на заклание:
Сла­ва: Ем­шим Тя без­за­кон­ным, / пре­тер­пе­вая, си­це во­пи­ял еси, Гос­по­ди: / аще и по­ра­зи­сте Пас­ты­ря, / и рас­то­чи­сте два­на­де­сять овец, уче­ни­ки Моя, / мо­жах вя­щ­ши, неже­ли два­на­де­ся­те ле­гео­нов пред­ста­ви­ти Ан­ге­лов. / Но дол­го­терп­лю, да ис­пол­нят­ся, / яже явих вам про­ро­ки Мо­и­ми, / без­вест­ная и тай­ная: / Гос­по­ди, сла­ва Тебе. Сла­ва: К схва­тив­шим Те­бя пре­ступ­ни­кам / Ты, все тер­пя, так взы­вал Гос­по­ди: / “Хо­тя вы и по­ра­зи­ли Пас­ты­ря / и рас­се­я­ли две­на­дцать овец, уче­ни­ков Мо­их, / Я мог бы вы­ста­вить бо­лее две­на­дца­ти ле­ги­о­нов Ан­ге­лов. / Од­на­ко Я яв­ляю дол­го­тер­пе­ние, / что­бы ис­пол­ни­лось то, что от­крыл Я вам че­рез про­ро­ков Мо­их, / со­кры­тое и тай­ное”. / Гос­по­ди, сла­ва Те­бе! (2)
И ныне: па­ки тойже. И ныне: К схва­тив­шим Те­бя преступникам:

Про­ки­мен про­ро­че­ства, глас 4:

Про­ки­мен, глас 4

Серд­це его / собра без­за­ко­ние се­бе. Стих: Бла­жен ра­зу­ме­ва­яй на ни­ща и убога. Серд­це его / со­би­ра­ло се­бе без­за­ко­ние. Стих: Бла­жен по­мыш­ля­ю­щий о ни­щем и бед­ном.   Пс 40:7Б, 2А

Про­ро­че­ства За­ха­ри­и­на чтение:
[Гла­ва 11, ст. 10 – 13]

Про­ро­че­ства За­ха­рии чтение

Та­ко гла­го­лет Гос­подь: при­и­му жезл Мой доб­рый, и от­вер­гу его, еже ра­зо­ри­ти за­вет Мой, его­же за­ве­щах ко всем лю­дем. И ра­зо­рит­ся в день оный, и ура­зу­ме­ют ха­на­неи ов­цы хра­ни­мыя Мне, зане сло­во Гос­подне есть. И ре­ку к ним: аще доб­ро пред ва­ми есть, да­ди­те мзду Мою, или от­ре­цы­те­ся: и по­ста­ви­ша мзду Мою три­де­сять среб­ре­ник. И ре­че Гос­подь ко мне: вло­жи я в гор­ни­ло, и смот­ри аще ис­ку­ше­но есть, им­же об­ра­зом ис­ку­шен бых о них. И при­ях три­де­сять среб­ре­ник, и вло­жих их в храм Гос­по­день в горнило. Так го­во­рит Гос­подь: Возь­му жезл Мой пре­крас­ный и от­верг­ну его, что­бы уни­что­жить за­вет Мой, ко­то­рый за­клю­чил Я со все­ми на­ро­да­ми. И он уни­что­жен бу­дет в день тот, и по­зна­ют Ха­на­неи, ов­цы, хра­ни­мые для Ме­ня, что это – сло­во Гос­подне. И ска­жу им: “Ес­ли это хо­ро­шо в гла­зах ва­ших, то дай­те пла­ту Мою, или от­ка­жи­те”. И они на­зна­чи­ли пла­ту Мою – трид­цать среб­рен­ни­ков. И ска­зал Гос­подь мне: “Опу­сти их в гор­ни­ло, – и Я по­смот­рю, под­лин­но ли оно, так же, как Я был ис­пы­тан за них!” И взял я трид­цать среб­рен­ни­ков и бро­сил их в дом Гос­по­день, в гор­ни­ло, [как ука­зал мне Гос­подь].   Зах 11:10–13

Та­же Апо­стол к Галатом,
за­ча­ло 215, от полу:

Апо­стол. По­сла­ние к Галатам,
за­ча­ло 215Б

Бра­тие, мне да не бу­дет хва­ли­ти­ся, ток­мо о Кре­сте Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, Им­же мне мир рас­пя­ся, и аз ми­ру. О Хри­сте бо Иису­се ни об­ре­за­ние что мо­жет, ни необ­ре­за­ние, но но­ва тварь. И ели­цы пра­ви­лом сим жи­тель­ству­ют, мир на них и ми­лость, и на Из­ра­и­ли Бо­жии. Про­чее тру­ды да ник­то­же ми да­ет: аз бо яз­вы Гос­по­да Иису­са на те­ле мо­ем но­шу. Бла­го­дать Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, со ду­хом ва­шим, бра­тие, аминь. Бра­тья, что­бы я по­хва­лил­ся, да не бу­дет, раз­ве толь­ко кре­стом Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, ко­то­рым для ме­ня мир рас­пят, и я – для ми­ра. Ибо ни об­ре­за­ние ни­че­го не зна­чит, ни необ­ре­за­ние, но но­вая тварь. И на всех, ко­то­рые бу­дут по­сту­пать по это­му пра­ви­лу, мир на них и ми­лость, и на Из­ра­и­ля Бо­жия! От­ныне пусть ни­кто не при­чи­ня­ет мне стра­да­ний, ибо я ра­ны Иису­са на те­ле мо­ем но­шу. Бла­го­дать Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста с ду­хом ва­шим, бра­тья, аминь.   Гал 6:14–18

Та­же Еван­ге­лие от Матфеа,
за­ча­ло 110:

Еван­ге­лие от Матфея,
за­ча­ло 110А

Во вре­мя оно, утру быв­шу, со­вет со­тво­ри­ша вси ар­хи­ерее и стар­цы люд­стии на Иису­са, яко уби­ти Его. И свя­зав­ше Его ве­до­ша, и пре­да­ша Его Пон­тий­ско­му Пи­ла­ту иге­мо­ну. То­гда ви­дев Иуда пре­да­вый Иису­са, яко осу­ди­ша Его, рас­ка­яв­ся воз­вра­ти три­де­сять среб­ре­ни­ки ар­хи­ере­ем и стар­цем, гла­го­ля: со­гре­ших, пре­дав кровь непо­вин­ную. Они же ре­ша: что есть нам? Ты узри­ши. И по­верг среб­ре­ни­ки в церк­ви, оты­де, и шед уда­ви­ся. Ар­хи­ерее же при­ем­ше среб­ре­ни­ки, ре­ша: недо­стой­но есть вло­жи­ти их в кор­ва­ну, по­не­же це­на кро­ве есть. Со­вет же со­твор­ше, ку­пи­ша ими се­ло ску­дель­ни­че, в по­гре­ба­ние стран­ным. Тем­же на­ре­че­ся се­ло то, се­ло кро­ве, до се­го дне. То­гда сбыст­ся ре­чен­ное Иере­ми­ем про­ро­ком, гла­го­лю­щим: и при­я­ша три­де­сять среб­ре­ник, це­ну Це­нен­на­го, Его­же це­ни­ша от сы­нов Из­ра­и­лев. И да­ша я на се­ле ску­дель­ни­чи, яко­же ска­за мне Гос­подь. Иисус же ста пред иге­мо­ном. И во­про­си Его иге­мон, гла­го­ля: Ты ли еси Царь Иудей­ский? Иисус же ре­че ему: ты гла­го­ле­ши. И егда Нань гла­го­ла­ху ар­хи­ерее и стар­цы, ни­че­со­же от­ве­ща­ва­ше. То­гда гла­го­ла Ему Пи­лат: не слы­ши­ши ли, ко­ли­ко на Тя сви­де­тель­ству­ют? И не от­ве­ща ему ни к еди­но­му гла­го­лу, яко ди­ви­ти­ся иге­мо­ну зе­ло. На всяк же празд­ник обы­чай бе иге­мо­ну от­пу­ща­ти еди­на­го на­ро­ду связ­ня, его­же хо­тя­ху. Имя­ху же то­гда свя­за­на на­ро­чи­та, гла­го­ле­ма­го Ва­рав­ву. Со­бран­ным же им, ре­че им Пи­лат: ко­го хо­ще­те от обою от­пу­щу вам; Ва­рав­ву ли, или Иису­са гла­го­ле­ма­го Хри­ста? Ве­дя­ше бо, яко за­ви­сти ра­ди пре­да­ша Его. Се­дя­щу же ему на су­ди­щи, посла к нему же­на его, гла­го­лю­щи: ни­что­же те­бе, и Пра­вед­ни­ку То­му, мно­го бо по­стра­дах днесь во сне Его ра­ди. Ар­хи­ерее же и стар­цы на­у­сти­ша на­ро­ды, да ис­про­сят Ва­рав­ву, Иису­са же по­гу­бят. От­ве­щав же иге­мон ре­че им: ко­го хо­ще­те от обою от­пу­щу вам? Они же ре­ша: Ва­рав­ву. Гла­го­ла им Пи­лат: что убо со­тво­рю Иису­су, гла­го­ле­мо­му Хри­сту? Гла­го­ла­ша ему вси: да рас­пят бу­дет. Иге­мон же ре­че: кое убо зло со­тво­ри? Они же из­ли­ха во­пи­я­ху, гла­го­лю­ще: да про­пят бу­дет. Ви­дев же Пи­лат, яко ни­что­же успе­ва­ет, но па­че мол­ва бы­ва­ет, при­емь во­ду, умы ру­це пред на­ро­дом, гла­го­ля: непо­ви­нен есмь от кро­ве Пра­вед­на­го Се­го, вы узри­те. И от­ве­щав­ше вси лю­дие, ре­ша: кровь Его на нас, и на ча­дех на­ших. То­гда от­пу­сти им Ва­рав­ву: Иису­са же бив, пре­да­де им, да Его про­п­нут. То­гда во­и­ни иге­мо­но­вы, при­ем­ше Иису­са на су­ди­ще, со­бра­ша Нань все мно­же­ство во­ин. И со­влек­ше Его, оде­я­ша Его хла­ми­дою черв­ле­ною. И сплет­ше ве­нец от тер­ния, воз­ло­жи­ша на гла­ву Его, и трость в дес­ни­цу Его. И по­клонь­ше­ся на ко­ле­ну пред Ним, ру­га­ху­ся Ему, гла­го­лю­ще: ра­дуй­ся, Ца­рю Иудей­ский. И плю­нув­ше Нань, при­я­ша трость, и би­я­ху по гла­ве Его. И егда по­ру­га­ша­ся Ему, со­вле­ко­ша с Него баг­ря­ни­цу, и об­ле­ко­ша Его в ри­зы Его, и ве­до­ша Его на про­пя­тие. Ис­хо­дя­ще же об­ре­то­ша че­ло­ве­ка Ки­ри­ней­ска, име­нем Си­мо­на: и се­му за­де­ша по­не­сти крест Его. И при­шед­ше на ме­сто на­ри­ца­е­мое Гол­го­фа, еже есть Кра­ни­е­во ме­сто, да­ша Ему пи­ти оцет с жел­чию сме­шен, и вкушь не хо­тя­ше пи­ти. Рас­пен­шии же Его раз­де­ли­ша ри­зы Его, верг­ше жре­бия. И се­дя­ще стре­жа­ху Его ту. И воз­ло­жи­ша вер­ху гла­вы Его ви­ну Его на­пи­са­ну: Сей есть Иисус, Царь Иудей­ский. То­гда рас­пя­ша с Ним два раз­бой­ни­ка: еди­на­го одес­ную, и еди­на­го ошу­юю. Ми­мо­хо­дя­щии же ху­ля­ху Его, по­ки­ва­ю­ще гла­ва­ми сво­и­ми, и гла­го­лю­ще: разо­ря­яй цер­ковь и тре­ми день­ми со­зи­да­яй, спа­си­ся Сам: аще Сын еси Бо­жий, сни­ди со кре­ста. Та­кож­де же и ар­хи­ерее ру­га­ю­ще­ся с книж­ни­ки, и стар­цы, и фа­ри­сеи, гла­го­ла­ху: иныя спа­се, Се­бе ли не мо­жет спа­сти? Аще Царь Из­ра­и­лев есть, да сни­дет ныне со кре­ста, и ве­ру­ем в Него. Упо­ва на Бо­га: да из­ба­вит ныне Его, аще хо­щет Ему: ре­че бо, яко Бо­жий есмь Сын. Тож­де же и раз­бой­ни­ка рас­пя­тая с Ним по­но­ша­ста Ему. От ше­ста­го же ча­са тьма бысть по всей зем­ли, до ча­са де­вя­та­го. О де­вя­тем же ча­се возо­пи Иисус гла­сом ве­ли­им, гла­го­ля: Или, Или, ли­ма са­вах­фа­ни? Еже есть, Бо­же Мой, Бо­же Мой, вскую Мя еси оста­вил? Нецыи же от ту сто­я­щих слы­шав­ше, гла­го­ла­ху, яко Илию гла­ша­ет Сей. И абие тек един от них, и при­ем гу­бу, ис­пол­нив же оц­та, и вон­зе на трость, на­па­я­ше Его. Про­чии же гла­го­ла­ху: оста­ви, да ви­дим, аще при­и­дет Илиа спа­сти Его. Иисус же, па­ки возо­пив гла­сом ве­ли­им, ис­пу­сти дух. И се, за­ве­са цер­ков­ная раз­д­рася на двое, с выш­ня­го края до ниж­ня­го; и зем­ля по­тря­се­ся, и ка­ме­ние рас­па­де­ся. И гро­би от­вер­зо­ша­ся, и мно­га те­ле­са усоп­ших свя­тых во­ста­ша. И из­шед­ше из гроб по вос­кре­се­нии Его, вни­до­ша во свя­тый град, и яви­ша­ся мно­зем. Сот­ник же и иже с ним стре­гу­щии Иису­са, ви­дев­ше трус и быв­шая, убо­я­ша­ся зе­ло, гла­го­лю­ще: во­ис­тин­ну Бо­жий Сын бе Сей. Бя­ху же ту и же­ны мно­ги из­да­ле­че зря­ще, яже идо­ша по Иису­се от Га­ли­леи, слу­жа­ще Ему. В ни­х­же бе Ма­рия Маг­да­ли­на и Ма­рия Иа­ков­ля, и Иосии ма­ти, и ма­ти сы­ну Зеведеову. В то вре­мя, ко­гда на­сту­пи­ло утро, все пер­во­свя­щен­ни­ки и ста­рей­ши­ны на­род­ные, со­брав­шись, по­ста­но­ви­ли пре­дать Иису­са смер­ти. И свя­зав Его, от­ве­ли и пе­ре­да­ли Пон­тию Пи­ла­ту, пра­ви­те­лю. То­гда Иуда, пре­дав­ший Его, уви­дев, что Он осуж­ден, рас­ка­ял­ся и воз­вра­тил трид­цать среб­ре­ни­ков пер­во­свя­щен­ни­кам и ста­рей­ши­нам, го­во­ря: со­гре­шил я, пре­дав кровь невин­ную. Они же ска­за­ли: ка­кое нам де­ло? Смот­ри сам. И бро­сив среб­ре­ни­ки в хра­ме, он ушел и по­ве­сил­ся. Пер­во­свя­щен­ни­ки же, взяв среб­ре­ни­ки, ска­за­ли: нель­зя вло­жить их в хра­мо­вую каз­ну, так как это це­на кро­ви. И при­няв ре­ше­ние, ку­пи­ли на них по­ле гор­шеч­ни­ка, как ме­сто по­гре­бе­ния для чу­же­стран­цев. По­то­му и на­зы­ва­ет­ся по­ле то По­лем Кро­ви до се­го дня. То­гда ис­пол­ни­лось ска­зан­ное чрез Иере­мию про­ро­ка: и взя­ли трид­цать среб­ре­ни­ков, це­ну Оце­нен­но­го, Ко­то­ро­го оце­ни­ли сы­ны Из­ра­и­ле­вы, и да­ли их за по­ле гор­шеч­ни­ка, как по­ве­лел мне Гос­подь. Иисус же был по­став­лен пе­ред пра­ви­те­лем. И спро­сил Его пра­ви­тель: Ты Царь Иудей­ский? Иисус же ска­зал: ты го­во­ришь. И на об­ви­не­ние Его пер­во­свя­щен­ни­ка­ми и ста­рей­ши­на­ми Он ни­че­го не от­ве­тил. То­гда го­во­рит Ему Пи­лат: не слы­шишь, сколь­ко про­тив Те­бя сви­де­тель­ству­ют? И Он не от­ве­тил ему ни на од­но сло­во, так что пра­ви­тель весь­ма удив­лял­ся. На празд­ник же имел пра­ви­тель обы­чай от­пус­кать в уго­ду на­ро­ду од­но­го уз­ни­ка, ко­то­ро­го они хо­те­ли. Был то­гда у них уз­ник из­вест­ный, по име­ни Ва­рав­ва. По­это­му, ко­гда они со­бра­лись, Пи­лат им ска­зал: ко­го хо­ти­те, что­бы я от­пу­стил вам: Ва­рав­ву, или Иису­са, на­зы­ва­е­мо­го Хри­стом? Ибо он знал, что пре­да­ли Его из за­ви­сти. И ко­гда он си­дел на су­дей­ском ме­сте, же­на его по­сла­ла ему ска­зать: не де­лай ни­че­го Пра­вед­ни­ку То­му! Я се­го­дня в сно­ви­де­нии мно­го по­стра­да­ла из-за Него. Меж­ду тем пер­во­свя­щен­ни­ки и ста­рей­ши­ны убе­ди­ли на­род по­тре­бо­вать Ва­рав­ву и по­гу­бить Иису­са. И от­ве­тил им пра­ви­тель: ко­го из дво­их хо­ти­те, что­бы я от­пу­стил вам? Они ска­за­ли: Ва­рав­ву. Го­во­рит им Пи­лат: что же мне де­лать с Иису­сом, на­зы­ва­е­мым Хри­стом? Го­во­рят все: да бу­дет рас­пят! Он ска­зал: ка­кое же зло Он сде­лал? Но они еще силь­нее кри­ча­ли: да бу­дет рас­пят! Уви­дев же, что ни­что не по­мо­га­ет, но да­же на­чи­на­ет­ся воз­му­ще­ние, Пи­лат взял во­ды, умыл ру­ки пе­ред на­ро­дом и ска­зал: неви­но­вен я в кро­ви Пра­вед­ни­ка Это­го, смот­ри­те са­ми. И весь на­род от­ве­тил: кровь Его на нас и на де­тях на­ших. То­гда он от­пу­стил им Ва­рав­ву, Иису­са же по би­че­ва­нии пре­дал на рас­пя­тие. То­гда во­и­ны пра­ви­те­ля, взяв Иису­са в пре­то­рию, со­бра­ли во­круг Него всю ко­гор­ту и, раз­дев Его, на­де­ли на Него плащ алый; и спле­тя ве­нец из тер­ния, воз­ло­жи­ли на го­ло­ву Его и вло­жи­ли трость в пра­вую ру­ку Его и, пре­кло­нив пе­ред Ним ко­ле­ни, над­ру­га­лись над Ним, го­во­ря: да здрав­ству­ет Царь Иудей­ский! И опле­вав Его, взя­ли трость и би­ли Его по го­ло­ве. И ко­гда над­ру­га­лись над Ним, сня­ли с Него плащ, и оде­ли Его в одеж­ды Его, и от­ве­ли Его на рас­пя­тие. Вы­хо­дя же встре­ти­ли они Ки­ри­не­яни­на, по име­ни Си­мо­на; его и за­ста­ви­ли взять крест Его. И при­дя на ме­сто, на­зы­ва­е­мое Гол­го­фа, что зна­чит Лоб­ное ме­сто, да­ли Ему пить ви­на, сме­шан­но­го с жел­чью; и от­ве­дав, Он не за­хо­тел пить. Рас­пяв же Его, они раз­де­ли­ли меж­ду со­бой одеж­ды Его, бро­сая жре­бий; и, си­дя, сте­рег­ли Его там. И по­ста­ви­ли над го­ло­вой Его над­пись с обо­зна­че­ни­ем ви­ны Его: Это – Иисус, Царь Иудей­ский. То­гда рас­пи­на­ют с Ним двух раз­бой­ни­ков: од­но­го спра­ва, и дру­го­го сле­ва. А про­хо­жие ху­ли­ли Его, ки­вая го­ло­ва­ми сво­и­ми и го­во­ря: Раз­ру­ша­ю­щий храм и в три дня Воз­дви­га­ю­щий! Спа­си Се­бя Са­мо­го, ес­ли Ты Сын Бо­жий, и сой­ди с кре­ста. По­доб­ным об­ра­зом и пер­во­свя­щен­ни­ки, из­де­ва­ясь вме­сте с книж­ни­ка­ми и ста­рей­ши­на­ми, го­во­ри­ли: дру­гих спас, Се­бя Са­мо­го не мо­жет спа­сти! Он Царь Из­ра­и­лев, пусть сой­дет те­перь с кре­ста, и уве­ру­ем в Него; Он воз­ло­жил упо­ва­ние на Бо­га; пусть из­ба­вит Его те­перь, ес­ли Он уго­ден Ему. Ибо ска­зал Он: “Я Бо­жий Сын”. Так­же и раз­бой­ни­ки, рас­пя­тые с Ним, по­но­си­ли Его. От ше­сто­го же ча­са тьма на­сту­пи­ла по всей зем­ле до ча­са де­вя­то­го. А око­ло де­вя­то­го ча­са возо­пил Иисус гром­ким го­ло­сом: Или, Или! ле­ма са­вах­фа­ни? то есть: Бо­же Мой, Бо­же Мой! Для че­го Ты Ме­ня оста­вил? Неко­то­рые же из сто­яв­ших там, услы­шав, ска­за­ли: Илию зо­вет Он. И тот­час по­бе­жал один из них, взял губ­ку, на­пол­нил ук­су­сом и, на­ткнув на трость, да­вал Ему пить. Про­чие же ска­за­ли: оставь; по­смот­рим, при­дет ли Илия, что­бы спа­сти Его. Иисус же сно­ва возо­пил гром­ким го­ло­сом и от­дал дух. И вот, за­ве­са хра­ма разо­рва­лась свер­ху до­ни­зу на­двое; и зем­ля по­тряс­лась; и кам­ни рас­се­лись; и гроб­ни­цы от­кры­лись; и мно­гие те­ла усоп­ших свя­тых вос­ста­ли; и вый­дя из гроб­ниц по вос­ста­нии Его, во­шли они в свя­той го­род и яви­лись мно­гим. Сот­ник же и вме­сте с ним сте­ре­гу­щие Иису­са, уви­дев зем­ле­тря­се­ние и все про­ис­хо­дя­щее, устра­ши­лись силь­но, го­во­ря: во­ис­ти­ну был Он Бо­жий Сын. И мно­го жен­щин смот­ре­ло из­да­ли. Они по­сле­до­ва­ли за Иису­сом из Га­ли­леи, слу­жа Ему; меж­ду ни­ми бы­ли Ма­рия Маг­да­ли­на и Ма­рия, мать Иа­ко­ва и Иоси­фа, и мать сы­но­вей Зе­ве­де­е­вых.   Мф 27:1–56
Та­же: Сто­пы моя на­пра­ви по сло­ве­си Тво­е­му и да не об­ла­да­ет мною вся­кое без­за­ко­ние. Из­ба­ви мя от кле­ве­ты че­ло­ве­че­ския, и со­хра­ню за­по­ве­ди Твоя. Ли­це Твое про­све­ти на ра­ба Тво­е­го и на­учи мя оправ­да­ни­ем Твоим. Сто­пы мои на­правь по сло­ву Тво­е­му, и да не овла­де­ет мною ни­ка­кое без­за­ко­ние. Из­бавь ме­ня от кле­ве­ты че­ло­ве­че­ской, и со­хра­ню за­по­ве­ди Твои. Яви свет ли­ца Тво­е­го ра­бу Тво­е­му и на­учи ме­ня по­ве­ле­ни­ям Тво­им.   Пс 118:133–135
Да ис­пол­нят­ся уста моя хва­ле­ния Тво­е­го, Гос­по­ди, яко да вос­пою сла­ву Твою, весь день ве­ли­ко­ле­пие Твое. Да на­пол­нят­ся уста мои хва­лою Те­бе, Гос­по­ди, что­бы мне вос­пе­вать сла­ву Твою, весь день – ве­ли­ко­ле­пие Твоё.   Пс 70:8
Три­свя­тое и по От­че наш: Свя­щен­ник: Яко Твое есть Царство: Три­свя­тое. Сла­ва, и ныне: Пре­свя­тая Тро­и­ца: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Сла­ва, и ныне: От­че наш: Свя­щен­ник: Ибо Твоё есть Цар­ство: Чтец: Аминь.

Кондак, глас 8:

Кондак, глас 8

Нас ра­ди Рас­пя­та­го, при­и­ди­те, вси вос­по­им. / То­го бо ви­де Ма­рия на дре­ве, и гла­го­ла­ше: / аще и рас­пя­тие тер­пи­ши, / Ты еси Сын и Бог Мой. При­ди­те все, Рас­пя­то­го за нас вос­по­ем. / Ибо Ма­рия уви­де­ла Его на Дре­ве и вос­кли­ца­ла: / “Хо­тя Ты и рас­пя­тие пре­тер­пе­ва­ешь, / Ты – Сын и Бог мой”.
Та­же Гос­по­ди, по­ми­луй, 40. Гос­по­ди, по­ми­луй. (40)
И мо­лит­ву сию: Иже на вся­кое вре­мя и на вся­кий час, на Небе­си и на зем­ли, по­кла­ня­е­мый и сла­ви­мый, Хри­сте Бо­же, Дол­го­тер­пе­ли­ве, Мно­го­мило­сти­ве, Мно­го­бла­го­у­тробне, Иже пра­вед­ныя лю­бяй и греш­ныя ми­лу­яй, Иже вся зо­вый ко спа­се­нию обе­ща­ния ра­ди бу­ду­щих благ. Сам, Гос­по­ди, при­и­ми и на­ша в час сей мо­лит­вы и ис­пра­ви жи­вот наш к за­по­ве­дем Тво­им, ду­ши на­ша освя­ти, те­ле­са очи­сти, по­мыш­ле­ния ис­пра­ви, мыс­ли очи­сти и из­ба­ви нас от вся­кия скор­би, зол и бо­лез­ней, огра­ди нас свя­ты­ми Тво­и­ми Ан­ге­лы, да опол­че­ни­ем их со­блю­да­е­ми и на­став­ля­е­ми, до­стиг­нем в со­еди­не­ние ве­ры и в ра­зум непри­ступ­ныя Тво­ея сла­вы, яко бла­го­сло­вен еси во ве­ки ве­ков, аминь. И мо­лит­ву: Во вся­кое вре­мя и на вся­кий час при­ни­ма­ю­щий по­кло­не­ние и про­слав­ле­ние на небе и на зем­ле Хри­сте Бо­же, дол­го­тер­пе­ли­вый, мно­го­мило­сти­вый, ми­ло­серд­ней­ший, лю­бя­щий пра­вед­ных и ми­лу­ю­щий греш­ных, всех при­зы­ва­ю­щий ко спа­се­нию обе­ща­ни­ем бу­ду­щих благ! Сам, Гос­по­ди, при­ми в час сей и на­ши мо­лит­вы и на­правь жизнь на­шу к за­по­ве­дям Тво­им: ду­ши на­ши освя­ти, те­ла очи­сти, по­мыш­ле­ния ис­правь, мыс­ли очи­сти и из­бавь нас от вся­кой скор­би, бед и му­ки. Огра­ди нас свя­ты­ми Тво­и­ми Ан­ге­ла­ми, что­бы опол­че­ни­ем их хра­ни­мые и на­став­ля­е­мые до­стиг­ли мы еди­не­ния в ве­ре и ра­зу­ме­ния непри­ступ­ной Тво­ей сла­вы, ибо Ты бла­го­сло­вен во ве­ки ве­ков. Аминь.
Гос­по­ди, по­ми­луй (3)Сла­ва, и ныне: Гос­по­ди, по­ми­луй (3)Сла­ва, и ныне:
Чест­ней­шую Хе­ру­вим / и слав­ней­шую без срав­не­ния Се­ра­фим, / без ис­тле­ния Бо­га Сло­ва рожд­шую, / су­щую Бо­го­ро­ди­цу, Тя величаем. Че­стью выс­шую Хе­ру­ви­мов / и несрав­нен­но слав­ней­шую Се­ра­фи­мов, / дев­ствен­но Бо­га-Сло­во ро­див­шую, / ис­тин­ную Бо­го­ро­ди­цу – Те­бя величаем.
Име­нем Гос­под­ним бла­го­сло­ви, отче. Име­нем Гос­под­ним бла­го­сло­ви, отче.
Свя­щен­ник воз­гла­ша­ет: Бо­же, ущед­ри ны и бла­го­сло­ви ны, про­све­ти ли­це Твое на ны и по­ми­луй ны. Свя­щен­ник: Бо­же, сжаль­ся над на­ми и бла­го­сло­ви нас; яви нам свет ли­ца Тво­е­го и по­ми­луй нас.
Чтец: Аминь.
Та­же мо­лит­ву сию: Хри­сте, Све­те ис­тин­ный, про­све­ща­яй и освя­ща­яй вся­ка­го че­ло­ве­ка, гря­ду­ща­го в мир, да зна­ме­на­ет­ся на нас свет Ли­ца Тво­е­го, да в нем узрим Свет непри­ступ­ный, и ис­пра­ви сто­пы на­ша к де­ла­нию за­по­ве­дей Тво­их мо­лит­ва­ми Пре­чи­стыя Тво­ея Ма­те­ре и всех Тво­их свя­тых, аминь. Свя­щен­ник: Хри­сте, Свет ис­тин­ный, про­све­ща­ю­щий и освя­ща­ю­щий вся­ко­го че­ло­ве­ка при­хо­дя­ще­го в мир! За­пе­чат­лей на нас свет ли­ца Тво­е­го, да узрим в нем свет непри­ступ­ный, и на­правь сто­пы на­ши к ис­пол­не­нию за­по­ве­дей Тво­их, по мо­лит­вам Пре­чи­стой Тво­ей Ма­те­ри и всех Тво­их свя­тых. Аминь.

ПО­СЕМ ПО­ЕМ ТРЕ­ТИЙ ЧАС.

Гла­го­лем: При­и­ди­те, по­кло­ним­ся Ца­ре­ви на­ше­му Бо­гу. При­и­ди­те, по­кло­ним­ся и при­па­дем Хри­сту, Ца­ре­ви на­ше­му Бо­гу. При­и­ди­те, по­кло­ним­ся и при­па­дем Са­мо­му Хри­сту, Ца­ре­ви и Бо­гу нашему.

ЧАС ТРЕ­ТИЙ

При­ди­те, по­кло­ним­ся Ца­рю на­ше­му, Бо­гу! При­ди­те, по­кло­ним­ся и при­па­дем ко Хри­сту, Ца­рю, на­ше­му Бо­гу! При­ди­те, по­кло­ним­ся и при­па­дем к Са­мо­му Хри­сту, Ца­рю и Бо­гу нашему!

И пса­лом 34:

Су­ди, Гос­по­ди, оби­дя­щыя мя, по­бо­ри бо­рю­щыя мя. При­и­ми ору­жие и щит, и во­ста­ни в по­мощь мою. Из­су­ни мечь, и за­клю­чи со­про­тив го­ня­щих мя. Рцы ду­ши мо­ей: спа­се­ние твое есмь Аз. Да по­сты­дят­ся и по­сра­мят­ся ищу­щии ду­шу мою, да воз­вра­тят­ся вспять, и по­сты­дят­ся мыс­ля­щии ми злая. Да бу­дут яко прах пред ли­цем вет­ра, и Ан­гел Гос­по­день оскорб­ляя их. Да бу­дет путь их тьма и пол­зок, и Ан­гел Гос­по­день по­го­ня­яй их. Яко туне скры­ша ми па­гу­бу се­ти сво­ея, всуе по­но­си­ша ду­ши мо­ей. Да при­и­дет ему сеть, юже не весть, и ло­вит­ва, юже скры, да объ­и­мет и, и в сеть да впа­дет в ню. Ду­ша же моя воз­ра­ду­ет­ся о Гос­по­де, воз­ве­се­лит­ся о спа­се­нии Его. Вся ко­сти моя ре­кут: Гос­по­ди, Гос­по­ди, кто­по­до­бен Те­бе? Из­бав­ля­яй ни­ща из ру­ки крепль­ших его, и ни­ща и убо­га от рас­хи­ща­ю­щих его. Во­став­ше на мя сви­де­те­ле непра­вед­нии, яже не ве­дях, во­про­ша­ху мя. Воз­да­ша ми лу­ка­вая воз бла­гая, и без­ча­дие ду­ши мо­ей. Аз же, вне­гда они сту­жа­ху ми, об­ла­чах­ся во вре­ти­ще, и сми­рях по­стом ду­шу мою, и мо­лит­ва моя в нед­ро мое воз­вра­тит­ся. Яко ближ­не­му, яко бра­ту на­ше­му, та­ко уго­ждах, яко пла­ча и се­туя, та­ко сми­рях­ся. И на мя воз­ве­се­ли­ша­ся, и со­бра­ша­ся, со­бра­ша­ся на мя ра­ны, и не по­знах, раз­де­ли­ша­ся, и не уми­ли­ша­ся. Ис­ку­си­ша мя, под­раж­ни­ша мя под­раж­не­ни­ем, по­скре­же­та­ша на мя зу­бы сво­и­ми. Гос­по­ди, ко­гда узри­ши? Устрой ду­шу мою от зло­дей­ства их, от лев еди­но­род­ную мою. Ис­по­вем­ся Те­бе в церк­ви мно­зе, в лю­дех тяж­цех вос­хва­лю Тя. Да не воз­ра­ду­ют­ся о мне враж­ду­ю­щии ми непра­вед­но, нена­ви­дя­щии мя туне и по­ми­за­ю­щии очи­ма. Яко мне убо мир­ная гла­го­ла­ху, и на гнев ле­сти по­мыш­ля­ху. Раз­ши­ри­ша на мя уста своя, ре­ша: бла­го­же, бла­го­же, ви­де­ша очи на­ши. Ви­дел еси, Гос­по­ди, да не пре­мол­чи­ши. Гос­по­ди, не от­сту­пи от мене. Во­ста­ни, Гос­по­ди, и вон­ми су­ду мо­е­му, Бо­же мой и Гос­по­ди мой, на прю мою. Су­ди ми, Гос­по­ди, по прав­де Тво­ей, Гос­по­ди Бо­же мой, и да не воз­ра­ду­ют­ся о мне. Да не ре­кут в серд­цах сво­их: бла­го­же, бла­го­же ду­ши на­шей, ни­же да ре­кут: по­жро­хом его. Да по­сты­дят­ся и по­сра­мят­ся вку­пе ра­ду­ю­щи­и­ся злом мо­им, да об­ле­кут­ся в студ и срам ве­ле­ре­чу­ю­щии на мя. Да воз­ра­ду­ют­ся и воз­ве­се­лят­ся хо­тя­щии прав­ды мо­ея, и да ре­кут вы­ну, да воз­ве­ли­чит­ся Гос­подь, хо­тя­щии ми­ра ра­бу Его. И язык мой по­учит­ся прав­де Тво­ей, весь день хва­ле Твоей.

Пса­лом 34

Су­ди, Гос­по­ди, обид­чи­ков мо­их, сра­зись с во­ю­ю­щи­ми со мной, возь­мись за ору­жие и щит и вос­стань на по­мощь мне! Из­вле­ки меч и стань пре­гра­дой для пре­сле­ду­ю­щих ме­ня, ска­жи ду­ше мо­ей: “Я – спа­се­ние твоё”. Да усты­дят­ся и по­сра­мят­ся ищу­щие ду­шу мою, да об­ра­тят­ся на­зад и по­сты­дят­ся за­мыш­ля­ю­щие мне зло. Да бу­дут они, как прах пред ли­цом вет­ра, и Ан­гел Гос­по­день да из­го­нит их; да бу­дет путь их тё­мен и сколь­зок, и Ан­гел Гос­по­день да пре­сле­ду­ет их. Ибо они без при­чи­ны скры­ли мне по­ги­бель – сеть свою, тщет­но по­но­си­ли ду­шу мою. Да на­стиг­нет их сеть, ко­то­рой не зна­ют они, и ло­вуш­ка, ко­то­рую скры­ли они, да за­хва­тит их, и в сеть – да па­дут в неё! Ду­ша же моя воз­ра­ду­ет­ся о Гос­по­де, на­сла­дит­ся спа­се­ни­ем от Него; все ко­сти мои ска­жут: “Гос­по­ди, Гос­по­ди, кто по­до­бен Те­бе, из­бав­ля­ю­ще­му ни­ще­го от ру­ки силь­ней­ших его, и ни­ще­го и бед­но­го – от гра­би­те­лей его”. Вос­ста­ли на ме­ня сви­де­те­ли непра­вед­ные, о чём я не знал, во­про­ша­ли ме­ня, воз­да­ли мне злом за доб­ро, и без­дет­но­стью – ду­ше мо­ей. Я же, ко­гда они до­са­жда­ли мне, оде­вал­ся в ру­би­ще, и сми­рял в по­сте ду­шу мою, но мо­лит­ва моя в ло­но моё воз­вра­ща­лась. Как ближ­не­му, как бра­ту на­ше­му, так я уго­ждал, как скор­бя­щий и се­ту­ю­щий – так я сми­рял­ся. И они воз­ра­до­ва­лись и со­бра­лись про­тив ме­ня, со­бра­ли на ме­ня уда­ры – а я и не знал. Они раз­де­ли­лись, но не смяг­чи­лись: ис­ку­ша­ли ме­ня, на­сме­я­лись на­до мною с глум­ле­ни­ем, скре­же­та­ли на ме­ня зу­ба­ми сво­и­ми. Гос­по­ди, ко­гда Ты это уви­дишь? От­ве­ди ду­шу мою от зло­действ их, от львов – оди­но­кую мою. Я про­слав­лю Те­бя, Гос­по­ди, в со­бра­нии ве­ли­ком, сре­ди на­ро­да силь­но­го вос­хва­лю Те­бя! Да не воз­ра­ду­ют­ся обо мне враж­ду­ю­щие про­тив ме­ня непра­вед­но, нена­ви­дя­щие ме­ня без при­чи­ны и под­ми­ги­ва­ю­щие гла­за­ми. Ибо мне они о ми­ре го­во­ри­ли – но во гне­ве ко­вар­ства из­мыш­ля­ли, рас­кры­ли на ме­ня уста свои, ска­за­ли: “Хо­ро­шо же, хо­ро­шо же, ви­де­ли гла­за на­ши”. Ты ви­дел это, Гос­по­ди! Не про­мол­чи. Гос­по­ди, не от­сту­пи от ме­ня. Про­бу­дись, Гос­по­ди, и об­ра­тись к су­ду мо­е­му, Бо­же мой и Гос­по­ди мой, – к тяж­бе мо­ей! Рас­су­ди ме­ня по прав­де Тво­ей, Гос­по­ди, Бо­же мой, и да не воз­ра­ду­ют­ся они о мне, да не ска­жут в серд­цах сво­их: “Хо­ро­шо же, хо­ро­шо же ду­ше на­шей”, и да не ска­жут: “Мы по­гло­ти­ли его”. Да усты­дят­ся и по­сра­мят­ся вме­сте ра­ду­ю­щи­е­ся несча­стьям мо­им; да об­ле­кут­ся в стыд и по­зор ве­ли­ча­ю­щи­е­ся на­до мной. Да воз­ра­ду­ют­ся и воз­ве­се­лят­ся же­ла­ю­щие оправ­да­ния мо­е­го, и да го­во­рят все­гда: “Да воз­ве­ли­чит­ся Гос­подь” же­ла­ю­щие ми­ра ра­бу Его. И язык мой бу­дет про­по­ве­до­вать прав­ду Твою, весь день – хва­лу Твою.

Пса­лом 108:

Бо­же, хва­лы мо­ея не пре­мол­чи. Яко уста греш­ни­ча, и уста льсти­ва­го на мя от­вер­зо­ша­ся, гла­го­ла­ша на мя язы­ком льсти­вым. И сло­ве­сы нена­вист­ны­ми обы­до­ша мя, и бра­ша­ся со мною туне. Вме­сто еже лю­би­ти мя, обо­лга­ху мя, аз же мо­лях­ся, и по­ло­жи­ша на мя злая за бла­гая, и нена­висть за воз­люб­ле­ние мое. По­ста­ви на него греш­ни­ка, и диа­вол да ста­нет одес­ную его. Вне­гда су­ди­ти­ся ему, да изы­дет осуж­ден, и мо­лит­ва его да бу­дет в грех. Да бу­дут дние его ма­ли, и епи­скоп­ство его да при­и­мет ин. Да бу­дут сы­но­ве его си­ри, и же­на его вдо­ва. Дви­жу­ще­ся да пре­се­лят­ся сы­но­ве его и вос­про­сят, да из­гна­ни бу­дут из до­мов сво­их. Да взы­щет за­и­мо­да­вец вся, ели­ка суть его, и да вос­хи­тят чуждии тру­ды его. Да не бу­дет ему за­ступ­ни­ка, ни­же да бу­дет ущед­ря­яй си­ро­ты его. Да бу­дут ча­да его в по­губ­ле­ние, в ро­де еди­ном да по­тре­бит­ся имя его. Да вос­по­мя­нет­ся без­за­ко­ние отец его пред Гос­по­дем, и грех ма­те­ре его да не очи­стит­ся. Да бу­дут пред Гос­по­дем вы­ну, и да по­тре­бит­ся от зем­ли па­мять их. За­не­же не по­мя­ну со­тво­ри­ти ми­лость, и по­гна че­ло­ве­ка ни­ща и убо­га, и уми­ле­на серд­цем умерт­ви­ти. И воз­лю­би клят­ву, и при­и­дет ему, и не вос­хо­те бла­го­сло­ве­ния, и уда­лит­ся от него. И об­ле­че­ся в клят­ву яко в ри­зу, и вни­де яко во­да во утро­бу его, и яко елей в ко­сти его. Да бу­дет ему яко ри­за, в ню­же об­ла­чит­ся, и яко по­яс, им­же вы­ну опо­я­су­ет­ся. Сие де­ло обо­лга­ю­щих мя у Гос­по­да, и гла­го­лю­щих лу­ка­вая на ду­шу мою. И ты, Гос­по­ди, Гос­по­ди, со­тво­ри со мною имене ра­ди Тво­е­го, яко бла­га ми­лость Твоя. Из­ба­ви мя, яко нищ и убог есмь аз, и серд­це мое смя­те­ся внутрь мене. Яко сень, вне­гда укло­ни­ти­ся ей, отъ­ях­ся, стря­сох­ся яко пру­зи. Ко­ле­на моя из­не­мо­го­ста от по­ста, и плоть моя из­ме­ни­ся елеа ра­ди. И аз бых по­но­ше­ние им, ви­де­ша мя, по­ки­ва­ша гла­ва­ми сво­и­ми. По­мо­зи ми, Гос­по­ди Бо­же мой, и спа­си мя по ми­ло­сти Тво­ей. И да ра­зу­ме­ют, яко ру­ка Твоя сия, и Ты, Гос­по­ди, со­тво­рил еси ю. Про­к­ле­нут тии, и Ты бла­го­сло­ви­ши, во­ста­ю­щии на мя да по­сты­дят­ся, раб же Твой воз­ве­се­лит­ся. Да об­ле­кут­ся обо­лга­ю­щии мя в сра­мо­ту, и одеж­дут­ся, яко одеж­дею, сту­дом сво­им. Ис­по­вем­ся Гос­по­де­ви зе­ло усты мо­и­ми, и по­сре­де мно­гих вос­хва­лю Его. Яко пред­ста одес­ную убо­га­го, еже спа­сти от го­ня­щих ду­шу мою.

Пса­лом 108

Бо­же, на хва­лу мою не про­мол­чи! Ибо уста греш­ни­ка и уста ко­вар­но­го про­тив ме­ня от­верз­лись, на­го­во­ри­ли на ме­ня язы­ком ко­вар­ным, и сло­ва­ми нена­ви­сти окру­жи­ли ме­ня, и во­е­ва­ли со мной без при­чи­ны. Вме­сто люб­ви ко мне кле­ве­та­ли на ме­ня, а я мо­лил­ся; и воз­да­ли мне злом за доб­ро и нена­ви­стью за лю­бовь мою. По­ставь над ним греш­ни­ка, и кле­вет­ник да ста­нет спра­ва от него, ко­гда бу­дет он су­дить­ся, да вый­дет осуж­дён­ным, и мо­лит­ва его да бу­дет в грех. Да бу­дут дни его крат­ки, и долж­ность его да при­мет дру­гой; да бу­дут сы­но­вья его си­ро­та­ми, и же­на его – вдо­вою; ски­та­ясь, да пе­ре­се­лят­ся сы­но­вья его, и ни­щен­ству­ют, да бу­дут из­гна­ны из раз­ва­лин сво­их. Да взы­щет за­и­мо­да­вец всё, что есть у него, и пусть раз­гра­бят чу­жие тру­ды его; да не бу­дет у него за­ступ­ни­ка, и да не бу­дет ми­лу­ю­ще­го си­рот его; пусть ро­дят­ся де­ти его на по­ги­бель, в од­ном по­ко­ле­нии да из­гла­дит­ся имя его. Да вос­по­мя­нет­ся без­за­ко­ние от­цов его пред Гос­по­дом, и грех ма­те­ри его да не из­гла­дит­ся; да пре­бу­дут пред Гос­по­дом все­гда, и да ис­тре­бит­ся с зем­ли па­мять о них за то, что не по­ду­мал он ока­зать ми­лость и пре­сле­до­вал че­ло­ве­ка бед­но­го, и ни­ще­го, и со­кру­шён­но­го серд­цем, что­бы умерт­вить его. И воз­лю­бил он про­кля­тие, и оно при­дёт к нему, и не вос­хо­тел бла­го­сло­ве­ния, и оно уда­лит­ся от него. И одел­ся он про­кля­ти­ем, как одеж­дой, и во­шло оно, как во­да, во внут­рен­но­сти его и, как елей, в ко­сти его; да бу­дет она ему как одеж­да, в ко­то­рую он об­ла­ча­ет­ся, и как по­яс, ко­то­рым все­гда опо­я­сы­ва­ет­ся. Это – участь кле­ве­щу­щих на ме­ня от Гос­по­да и го­во­ря­щих злое на ду­шу мою. И Ты, Гос­по­ди, Гос­по­ди, со­тво­ри со мною ра­ди име­ни Тво­е­го, ибо бла­го – ми­лость Твоя. Из­бавь ме­ня, ибо нищ и бе­ден я, и серд­це моё сму­ще­но во мне. Как тень, ко­гда укло­ня­ет­ся она, я ис­чез, стрях­ну­ли ме­ня, как са­ран­чу; ко­ле­ни мои осла­бе­ли от по­ста, и плоть моя из­ме­ни­лась, ибо нет елея. И я стал по­но­ше­ни­ем для них: уви­де­ли ме­ня, по­ка­ча­ли го­ло­ва­ми сво­и­ми. По­мо­ги мне, Гос­по­ди, Бо­же мой, спа­си ме­ня по ми­ло­сти Тво­ей, и да по­зна­ют, что это – Твоя ру­ка и Ты, Гос­по­ди, со­де­лал это. Про­кля­нут они, а Ты бла­го­сло­вишь; вос­ста­ю­щие на ме­ня да по­сты­дят­ся, раб же Твой воз­ве­се­лит­ся. Пусть оде­нут­ся кле­ве­щу­щие на ме­ня в стыд и да об­ле­кут­ся, как одеж­дой, по­зо­ром сво­им. Я усерд­но про­слав­лю Гос­по­да уста­ми мо­и­ми и по­сре­ди мно­гих вос­хва­лю Его, ибо пред­стал Он спра­ва от бед­но­го, что­бы спа­сти от го­ни­те­лей ду­шу мою.

Пса­лом 50:

По­ми­луй мя, Бо­же, по ве­ли­цей ми­ло­сти Тво­ей, и по мно­же­ству щед­рот Тво­их очи­сти без­за­ко­ние мое. Наи­па­че омый мя от без­за­ко­ния мо­е­го, и от гре­ха мо­е­го очи­сти мя. Яко без­за­ко­ние мое аз знаю, и грех мой пре­до мною есть вы­ну. Те­бе еди­но­му со­гре­ших и лу­ка­вое пред То­бою со­тво­рих. Яко да оправ­ди­ши­ся во сло­ве­сех Тво­их, и по­бе­ди­ши вне­гда су­ди­ти Ти. Се бо в без­за­ко­ни­их за­чат есмь, и во гре­сех ро­ди мя ма­ти моя. Се бо ис­ти­ну воз­лю­бил еси, без­вест­ная и тай­ная пре­муд­ро­сти Тво­ея явил ми еси. Окро­пи­ши мя ис­со­пом, и очи­щу­ся; омы­еши мя, и па­че сне­га убе­лю­ся. Слу­ху мо­е­му да­си ра­дость и ве­се­лие, воз­ра­ду­ют­ся ко­сти сми­рен­ныя. От­вра­ти ли­це Твое от грех мо­их, и вся без­за­ко­ния моя очи­сти. Серд­це чи­сто со­зи­жди во мне, Бо­же, и Дух прав об­но­ви во утро­бе мо­ей. Не от­вер­жи мене от ли­ца Тво­е­го, и Ду­ха Тво­е­го Свя­та­го не оты­ми от мене. Воз­даждь ми ра­дость спа­се­ния Тво­е­го, и Ду­хом Вла­дыч­ним утвер­ди мя. На­учу без­за­кон­ныя пу­тем Тво­им, и нече­сти­вии к Те­бе об­ра­тят­ся. Из­ба­ви мя от кро­вей, Бо­же, Бо­же спа­се­ния мо­е­го, воз­ра­ду­ет­ся язык мой прав­де Тво­ей. Гос­по­ди, устне мои от­вер­зе­ши, и уста моя воз­ве­стят хва­лу Твою. Яко аще бы вос­хо­тел еси жерт­вы, дал бых убо, все­со­жже­ния не бла­го­во­ли­ши. Жерт­ва Бо­гу дух со­кру­шен, серд­це со­кру­шен­но и сми­рен­но Бог не уни­чи­жит. Убла­жи, Гос­по­ди, бла­го­во­ле­ни­ем Тво­им Си­о­на, и да со­зи­ждут­ся сте­ны Иеру­са­лим­ския. То­гда бла­го­во­ли­ши жерт­ву прав­ды, воз­но­ше­ние и все­со­же­га­е­мая, то­гда воз­ло­жат на ол­тарь Твой тельцы.

Пса­лом 50

По­ми­луй ме­ня, Бо­же, по ве­ли­кой ми­ло­сти Тво­ей и по мно­же­ству щед­рот Тво­их из­гладь без­за­ко­ние моё; со­вер­шен­но омой ме­ня от без­за­ко­ния мо­е­го, и от гре­ха мо­е­го очи­сти ме­ня. Ибо без­за­ко­ние моё я знаю, и грех мой все­гда пре­до мною. Те­бе, Еди­но­му, я со­гре­шил и злое пред То­бою со­тво­рил, – да бу­дешь оправ­дан в сло­вах Тво­их и по­бе­дишь, ес­ли всту­пят с То­бою в суд. Ибо вот, я в без­за­ко­ни­ях за­чат, и во гре­хах ро­ди­ла ме­ня мать моя. Ибо вот, Ты ис­ти­ну воз­лю­бил, со­кры­тое и тай­ное пре­муд­ро­сти Тво­ей мне от­крыл. Ты окро­пишь ме­ня ис­со­пом – и бу­ду очи­щен; омо­ешь ме­ня – и сде­ла­юсь бе­лее сне­га, дашь мне услы­шать ра­дость и ве­се­лие – воз­ра­ду­ют­ся ко­сти уни­жен­ные. От­вра­ти ли­цо Твоё от гре­хов мо­их и все без­за­ко­ния мои из­гладь. Серд­це чи­стое со­тво­ри во мне, Бо­же, и Дух Пра­вый об­но­ви внут­ри ме­ня. Не от­ринь ме­ня от ли­ца Тво­е­го и Ду­ха Тво­е­го Свя­то­го не от­ни­ми от ме­ня. Воз­вра­ти мне ра­дость спа­се­ния Тво­е­го и Ду­хом Вла­ды­че­ствен­ным утвер­ди ме­ня. На­учу без­за­кон­ных пу­тям Тво­им, и нече­сти­вые к Те­бе об­ра­тят­ся. Из­бавь ме­ня от кро­вей, Бо­же, Бо­же спа­се­ния мо­е­го, воз­ра­ду­ет­ся язык мой прав­де Тво­ей. Гос­по­ди, Ты от­кро­ешь уста мои, и уста мои воз­ве­стят хва­лу Твою. Ибо ес­ли бы жерт­вы Ты вос­хо­тел, я дал бы её, – к все­со­жже­ни­ям не бу­дешь бла­го­во­лить. Жерт­ва Бо­гу – дух со­кру­шён­ный, серд­ца со­кру­шён­но­го и сми­рен­но­го Бог не пре­зрит. Обла­го­де­тель­ствуй, Гос­по­ди, во бла­го­во­ле­нии Тво­ём Си­он, и да бу­дут воз­двиг­ну­ты сте­ны Иеру­са­ли­ма, – то­гда при­мешь бла­го­склон­но жерт­ву прав­ды, воз­но­ше­ние и все­со­жже­ния, то­гда воз­ло­жат на ал­тарь Твой тельцов.

Сла­ва, и ныне, ал­ли­лу­иа, три­жды. Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды. Сла­ва, и ныне: Ал­ли­лу­ия, ал­ли­лу­ия, ал­ли­лу­ия, сла­ва Те­бе, Бо­же. (3) Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Слава:

Сла­ва, тро­парь, глас 6:

Тро­парь, глас 6

Госпо­ди, осу­ди­ша Тя иудее на смерть, Жизнь всех, / иже Черм­ное мо­ре жез­лом про­шед­ший, / на Кре­сте Тя при­гвоз­ди­ша: / и иже от ка­мене мед ссав­шии, / желчь Те­бе при­не­со­ша. / Но во­лею пре­тер­пел еси, / да нас сво­бо­ди­ши от ра­бо­ты вра­жия, / Хри­сте Бо­же, сла­ва Тебе. Госпо­ди, осу­ди­ли Те­бя Иудеи на смерть, Жизнь всех; / Крас­ное мо­ре, рас­се­чен­ное жез­лом, как по су­ше пе­ре­шед­шие / ко Кре­сту Те­бя при­гвоз­ди­ли; / и из ска­лы ме­да на­пив­ши­е­ся, / желчь Те­бе под­нес­ли. / Но Ты все доб­ро­воль­но пре­тер­пел, / что­бы осво­бо­дить нас от раб­ства вра­гу, / Хри­сте Бо­же, сла­ва Тебе!
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­це, Ты еси ло­за ис­тин­ная, / воз­рас­тив­шая нам Плод жи­во­та, / Те­бе мо­лим­ся: / мо­ли­ся, Вла­ды­чи­це, со свя­ты­ми апо­сто­лы / по­ми­ло­ва­ти ду­ши наша. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­ца, Ты – Ло­за ис­тин­ная, / воз­рас­тив­шая нам жиз­ни Плод; / Те­бя умо­ля­ем: хо­да­тай­ствуй, Вла­ды­чи­ца / с Апо­сто­ла­ми и все­ми свя­ты­ми / о по­ми­ло­ва­нии душ наших.
И по­ем три тро­па­ри от дву­на­де­ся­ти, по­вто­ря­ю­ще я. За­тем по­ем три тро­па­ря из две­на­дца­ти, по­вто­ряя их дважды.

Глас 8:

Сти­хи­ры тре­тье­го ча­са, глас 8

Стра­ха ра­ди иудей­ска­го, / друг Твой и ближ­ний Петр от­вер­же­ся Те­бе, Гос­по­ди, / и ры­дая си­це во­пи­я­ше: / слез мо­их не пре­мол­чи, / рех бо со­хра­ни­ти ве­ру Щед­ре, и не со­хра­них: / и на­ше по­ка­я­ние та­кож­де при­и­ми, и по­ми­луй нас. Из-за стра­ха пред Иуде­я­ми / друг Твой и близ­кий Петр / от­рек­ся от Те­бя, Гос­по­ди, / и, ры­дая, так взы­вал: / “Не про­мол­чи, ви­дя сле­зы мои, Ми­ло­серд­ный, / ибо я ска­зал, что со­хра­ню вер­ность и не со­хра­нил!” / И на­ше по­ка­я­ние так же при­ми и по­ми­луй нас. (2)
Па­ки той­же. Та­же стих: Гла­го­лы моя вну­ши Гос­по­ди, ра­зу­мей зва­ние мое. Стих: Сло­ва мои услышь, Гос­по­ди, / ура­зу­мей вопль мой.   Пс 5:2
Преж­де Чест­на­го Тво­е­го Кре­ста, / во­и­ном ру­га­ю­щим­ся Те­бе, Гос­по­ди, / ум­ная во­ин­ства див­ля­ху­ся: / об­ло­жил­ся бо еси вен­цем по­ру­га­ния, / зем­лю жи­во­пи­са­вый цве­ты, / баг­ря­ни­цею по­ру­га­ния оде­ял­ся еси, / об­ла­ки оде­ва­яй твердь. / Та­ко­вым бо смот­ре­ни­ем ра­зу­ме­ся Твое бла­го­у­тро­бие, Хри­сте, / ве­лия Твоя ми­лость, сла­ва Тебе. Преж­де свя­щен­но­го Тво­е­го Кре­ста, / ко­гда во­и­ны из­де­ва­лись над То­бою, Гос­по­ди, / неве­ще­ствен­ные во­ин­ства по­ра­жа­лись: / ибо увен­чан был вен­цом глум­ле­ния, / Ты, зем­лю рас­пи­сав­ший цве­та­ми, / и плащ осме­я­ния имел на Се­бе, / об­ла­ка­ми оде­ва­ю­щий твердь. / Под­лин­но, че­рез та­кой Твой про­мысл / ста­ло из­вест­но бла­го­сер­дие Твое, Хри­сте; / ве­ли­ка Твоя ми­лость, сла­ва Тебе!
Стих: Вон­ми гла­су мо­ле­ния мо­е­го, Ца­рю мой и Бо­же мой. Стих: Внем­ли гла­су мо­ле­ния мо­е­го, / Царь мой и Бог мой.   Пс 5:3А
И па­ки тойже. Преж­де свя­щен­но­го Тво­е­го Креста:
Сла­ва, глас 5: Вле­комь на Крест, си­це во­пи­ял еси, Гос­по­ди: / за кое де­ло хо­ще­те Мя рас­пя­ти, иудее? / Яко раз­слаб­лен­ныя ва­ша стяг­нух, / зане мерт­ве­цы аки от сна воз­ста­вих, / кро­во­то­чи­вую ис­це­лих, ха­на­нею по­ми­ло­вах. / За кое де­ло хо­ще­те Мя уби­ти, иудее? / Но узри­те, в Него­же ныне про­бо­да­е­те Хри­ста, беззаконнии. Сла­ва, глас 5: Вле­ко­мый на Крест так взы­вал Ты, Гос­по­ди: / “За ка­кое де­ло, Иудеи, / вы хо­ти­те рас­пять Ме­ня? / За то ли, что Я рас­слаб­лен­ных ва­ших укре­пил? / За то ли, что мерт­вых, как от сна вос­кре­сил? / Кро­во­то­чи­вую ис­це­лил, ха­на­не­ян­ку по­ми­ло­вал, – / за ка­кое де­ло, Иудеи, / вы хо­ти­те убить Ме­ня? / Но вы бу­де­те смот­реть на То­го, Ко­го ныне прон­за­е­те, / на Хри­ста, беззаконники!”
И ныне, па­ки тойже. И ныне: Вле­ко­мый на Крест так взы­вал Ты, Господи:

Про­ки­мен, глас 4:

Яко Аз на ра­ны го­тов, / и бо­лезнь Моя пре­до Мною есть вы­ну. Стих: Гос­по­ди, да не яро­стию Тво­ею об­ли­чи­ши мене, ни­же гне­вом Тво­им на­ка­же­ши мене.

Про­ки­мен, глас 4

Ибо я к уда­рам го­тов, / и стра­да­ние моё все­гда пре­до мною. Стих: Гос­по­ди, не об­ли­чи ме­ня в яро­сти Тво­ей и не на­ка­жи ме­ня гне­вом Тво­им.   Пс 37:18, 2

Про­ро­че­ства Ис­а­и­и­на чтение:
[Гла­ва 50, ст. 4 – 11]

Про­ро­че­ства Ис­а­ии чтение

Гос­подь да­ет мне язык на­уче­ния, еже ра­зу­ме­ти, егда по­до­ба­ет ре­щи сло­во: по­ло­жи мя утро утро, при­ло­жи ми ухо, еже слы­ша­ти, и на­ка­за­ние Гос­подне от­вер­за­ет уши мои, аз же не про­тив­лю­ся, ни про­ти­во­гла­го­лю. Пле­щи мои вдах на ра­ны, и ла­ни­те мои на за­у­ше­ния, ли­ца же мо­е­го не от­вра­тих от сту­да за­пле­ва­ний. И Гос­подь Гос­подь по­мощ­ник ми бысть: се­го ра­ди не усра­мих­ся, но по­ло­жих ли­це свое, аки твер­дый ка­мень, и ра­зу­мех, яко не по­сты­жду­ся. Зане при­бли­жа­ет­ся оправ­да­вый мя. Кто пряй­ся со мною? Да со­про­ти­во­ста­нет мне куп­но. И кто су­дяй­ся со мною? Да при­бли­жит­ся ко мне. Се Гос­подь Гос­подь по­мо­жет ми. Кто озло­бит мя? Се вси вы яко ри­за обет­ша­е­те, и яко мо­лие изъ­яст вы. Кто в вас бо­яй­ся Гос­по­да? Да по­слу­ша­ет гла­са от­ро­ка Его. Хо­дя­щии во тьме, и несть им све­та, на­дей­те­ся на имя Гос­подне и утвер­ди­те­ся о Бо­зе. Се вси вы ог­нь ражди­за­е­те, и укреп­ля­е­те пла­мень: хо­ди­те све­том ог­ня ва­ше­го, и пла­ме­нем, его­же раз­же­го­сте. Мене ра­ди бы­ша сия вам, в пе­ча­ли успнете. Гос­подь да­ет Мне язык на­уче­ния, что­бы знать, ко­гда сле­ду­ет ска­зать сло­во. Он по­ста­вил Ме­ня ра­но утром, дал Мне ухо, что­бы слы­шать. И на­став­ле­ние Гос­подне от­кры­ва­ет Мои уши, Я же не про­тив­люсь и не про­ти­во­ре­чу. Спи­ну Мою Я от­дал на ра­ны, а ще­ки Мои – на уда­ры; ли­ца же Мо­е­го не от­вра­тил от сты­да опле­ва­ний. И Гос­подь, Гос­подь по­мощ­ни­ком Мо­им сде­лал­ся: по­то­му Я не был по­срам­лен, но по­ста­вил ли­цо Моё, как твер­дую ска­лу, и по­знал, что не по­сты­жусь, ибо при­бли­жа­ет­ся Оправ­дав­ший Ме­ня. Кто – всту­па­ю­щий в тяж­бу со Мною? Пусть про­ти­во­ста­нет со Мною вме­сте. И кто – всту­па­ю­щий в тяж­бу со Мною? Пусть при­бли­зит­ся ко Мне. Вот, Гос­подь, Гос­подь по­мо­жет Мне: кто при­чи­нит Мне зло? Вот, все вы, как одеж­да, об­вет­ша­е­те и как бы моль съест вас. Кто сре­ди вас – бо­я­щий­ся Гос­по­да? Пусть по­слу­ша­ет­ся гла­са От­ро­ка Его. Те, кто хо­дит во мра­ке и нет у них све­та! По­ло­жи­тесь на имя Гос­подне и утвер­ди­тесь в Бо­ге. Вот, все вы, [как] огонь раз­жи­га­е­те, и уси­ли­ва­е­те пла­мя, – хо­ди­те при све­те ог­ня ва­ше­го и пла­ме­ни, ко­то­рое за­жгли! За Ме­ня сде­ла­лось это с ва­ми: в скор­би усне­те!   Ис 50:4–11

Та­же Апостол,
к Рим­ля­ном по­сла­ния, за­ча­ло 88 от полу:

Апо­стол
По­сла­ние к Рим­ля­нам, за­ча­ло 88Б

Бра­тие, Хри­стос су­щим нам немощ­ным, по вре­ме­ни за нече­сти­вых ум­ре. Ед­ва бо за пра­вед­ни­ка кто умрет: за бла­га­го бо негли кто и дерз­нет умре­ти. Со­став­ля­ет же Свою лю­бовь в нас Бог, яко еще греш­ни­ком су­щим нам, Хри­стос за ны ум­ре. Мно­го же убо па­че оправ­да­ни быв­ше ныне Кро­вию Его, спа­сем­ся Им от гне­ва. Аще бо вра­зи быв­ше, при­ми­ри­хом­ся Бо­гу смер­тию Сы­на Его, мно­жае па­че при­ми­рив­ше­ся, спа­сем­ся в жи­во­те Его. Бра­тья, Хри­стос, ко­гда мы бы­ли еще немощ­ны, в уста­нов­лен­ное вре­мя умер за нече­сти­вых. Ведь ед­ва ли кто умрёт за пра­вед­но­го. Мо­жет быть за ко­го-ни­будь доб­ро­го кто-то и дер­за­ет уме­реть. Но Бог Свою лю­бовь к нам до­ка­зы­ва­ет тем, что Хри­стос умер за нас, ко­гда еще мы бы­ли греш­ни­ка­ми. По­это­му, оправ­дан­ные те­перь кро­вью Его, мы тем бо­лее бу­дем чрез Него спа­се­ны от гне­ва. Ибо ес­ли, бу­дучи вра­га­ми, мы бы­ли при­ми­ре­ны с Бо­гом чрез смерть Сы­на Его, – тем бо­лее, при­ми­рен­ные, бу­дем мы спа­се­ны в жиз­ни Его.   Рим 5:6–11

Еван­ге­лие от Марка,
за­ча­ло 66, 67 и 68, в ряд:

Еван­ге­лие от Марка,
за­ча­ло 66, 67Б

Во вре­мя оно, со­вет со­тво­ри­ша ар­хи­ерее со стар­цы и книж­ни­ки, и весь сонм, свя­зав­ше Иису­са ве­до­ша и пре­да­ша Его Пи­ла­ту. И во­про­си Его Пи­лат: Ты ли еси Царь Иудей­ский? Он же от­ве­щав ре­че ему: ты гла­го­ле­ши. И гла­го­ла­ху на Него ар­хи­ерее мно­го. Пи­лат же па­ки во­про­си Его, гла­го­ля: не от­ве­ща­ва­е­ши ли ни­что­же? Виждь, ко­ли­ка на Тя сви­де­тел­ству­ют. Иисус же кто­му ни­что­же от­ве­ща, яко ди­ви­ти­ся Пи­ла­ту. На всяк же празд­ник от­пу­ща­ше им еди­на­го связ­ня, его­же про­ша­ху. Бе же на­ри­ца­е­мый Ва­рав­ва со сков­ни­ки сво­и­ми свя­зан, иже в ко­ве убий­ство со­тво­ри­ша. И возо­пив на­род на­ча про­си­ти, яко­же все­гда тво­ря­ше им. Пи­лат же от­ве­ща им, гла­го­ля: хо­ще­те ли, пу­щу вам Ца­ря Иудей­ска? Ве­дя­ше бо, яко за­ви­сти ра­ди пре­да­ша Его ар­хи­ерее. Ар­хи­ерее же по­ма­ну­ша на­ро­ду, да па­че Ва­рав­ву пу­стит им. Пи­лат же от­ве­щав па­ки ре­че им: что убо хо­ще­те со­тво­рю, Его­же гла­го­ле­те Ца­ря Иудей­ска? Они же па­ки возо­пи­ша гла­го­лю­ще: про­п­ни Его. Пи­лат же гла­го­ла­ше им: что бо зло со­тво­ри? Они же из­ли­ха во­пи­я­ху: про­п­ни Его. Пи­лат же хо­тя на­ро­ду хо­те­ние со­тво­ри­ти, пу­сти им Ва­рав­ву, и пре­да­де Иису­са, бив, да про­п­нут Его. Во­и­ни же ве­до­ша Его внутрь дво­ра, еже есть пре­тор, и со­зва­ша всю спи­ру. И об­ле­ко­ша Его в пре­пря­ду, и воз­ло­жи­ша на Него сплет­ше тер­нов ве­нец, и на­ча­ша це­ло­ва­ти Его, и гла­го­ла­ти: ра­дуй­ся, Ца­рю Иудей­ский. И би­я­ху Его по гла­ве тро­стию, и плю­ва­ху на Него, и пре­ги­ба­ю­ще ко­ле­на по­кла­ня­ху­ся Ему. И егда по­ру­га­ша­ся Ему, со­вле­ко­ша с Него пре­пря­ду, и об­ле­ко­ша Его в ри­зы Своя; и из­ве­до­ша Его, да про­п­нут Его. И за­де­ша ми­мо­хо­дя­щу неко­е­му Си­мо­ну Ки­ри­нею, [гря­ду­щу с се­ла, от­цу Алек­сан­дро­ву и Ру­фо­ву,] да воз­мет крест Его. И при­ве­до­ша Его на Гол­го­фу ме­сто, еже есть ска­за­е­мо, Лоб­ное ме­сто. И да­я­ху Ему пи­ти есмир­нис­ме­но ви­но. Он же не при­ят. И рас­пен­шии Его раз­де­ли­ша ри­зы Его, ме­та­ю­ще жре­бий о них, кто что воз­мет. Бе же час тре­тий, и рас­пя­ша Его. И бе на­пи­са­ние ви­ны Его на­пи­са­но: Царь Иудейск. И с Ним рас­пя­ша два раз­бой­ни­ка, еди­на­го одес­ную, и еди­на­го ошу­юю Его. И сбыст­ся Пи­са­ние, еже гла­го­лет: и со без­за­кон­ны­ми вме­ни­ся. И ми­мо­хо­дя­щии ху­ля­ху Его, по­ки­ва­ю­ще гла­ва­ми сво­и­ми, и гла­го­лю­ще: уа, разо­ря­яй цер­ковь, и тре­ми день­ми со­зи­да­яй, спа­си­ся Сам, и сни­ди со кре­ста. Та­ко­же и ар­хи­ерее ру­га­ю­ще­ся, друг ко дру­гу с книж­ни­ки, гла­го­ла­ху: ины спа­се, Се­бе ли не мо­жет спа­сти? Хри­стос, Царь Из­ра­и­лев, да сни­дет ныне с кре­ста, да ви­дим и ве­ру имем Ему. И рас­пя­тая с Ним по­но­ша­ста Ему. Быв­шу же ча­су ше­сто­му, тьма бысть по всей зем­ли до ча­са де­вя­та­го. И в час де­вя­тый возо­пи Иисус гла­сом ве­ли­им, гла­го­ля: Елои, Елои, ли­ма са­вах­фа­ни; еже есть ска­за­е­мо: Бо­же Мой, Бо­же Мой, поч­то Мя оста­вил еси. И нецыи от пред­сто­я­щих слы­шав­ше, гла­го­ла­ху: се Илию гла­сит. Тек же един, и на­пол­нив гу­бу оц­та, и воз­ложь на трость, на­по­я­ше его, гла­го­ля: оста­ви­те, да ви­дим, аще при­и­дет Илия сня­ти Его. Иисус же пущь глас ве­лий, изд­ше. И за­ве­са цер­ков­ная раз­д­рася на двое, свы­ше до ни­зу. Ви­дев же сот­ник сто­яй пря­мо ему, яко та­ко возо­пив изд­ше, ре­че: во­ис­тин­ну Че­ло­век Сей, Сын бе Бо­жий. Бя­ху же и же­ны из­да­ле­ча зря­ще, в ни­х­же бе Ма­рия Маг­да­ли­на, и Ма­рия Иа­ко­ва Ма­ла­го, и Иосии ма­ти, и Са­ло­мия. Иже и егда бе в Га­ли­леи, хож­да­ху по Нем, и слу­жа­ху Ему; и ины мно­гия, яже взы­до­ша с Ним во Иерусалим. В то вре­мя пер­во­свя­щен­ни­ки со ста­рей­ши­на­ми и книж­ни­ка­ми и весь си­нед­ри­он со­ста­ви­ли со­ве­ща­ние и, свя­зав Иису­са, от­ве­ли и пре­да­ли Пи­ла­ту. Пи­лат спро­сил Его: Ты Царь Иудей­ский? Он же ска­зал ему в от­вет: ты го­во­ришь. И пер­во­свя­щен­ни­ки об­ви­ня­ли Его во мно­гом. Пи­лат же опять спро­сил Его: Ты ни­че­го не от­ве­ча­ешь? ви­дишь, как мно­го про­тив Те­бя об­ви­не­ний. Но Иисус и на это ни­че­го не от­ве­чал, так что Пи­лат ди­вил­ся. На вся­кий же празд­ник от­пус­кал он им од­но­го уз­ни­ка, о ко­то­ром про­си­ли. То­гда был в узах некто, по име­ни Ва­рав­ва, со сво­и­ми со­общ­ни­ка­ми, ко­то­рые во вре­мя мя­те­жа сде­ла­ли убий­ство. И на­род на­чал кри­чать и про­сить Пи­ла­та о том, что он все­гда де­лал для них. Он ска­зал им в от­вет: хо­ти­те ли, от­пу­щу вам Ца­ря Иудей­ско­го? Ибо знал, что пер­во­свя­щен­ни­ки пре­да­ли Его из за­ви­сти. Но пер­во­свя­щен­ни­ки воз­бу­ди­ли на­род про­сить, что­бы от­пу­стил им луч­ше Ва­рав­ву. Пи­лат, от­ве­чая, опять ска­зал им: что же хо­ти­те, что­бы я сде­лал с Тем, Ко­то­ро­го вы на­зы­ва­е­те Ца­рем Иудей­ским? Они опять за­кри­ча­ли: рас­пни Его. Пи­лат ска­зал им: ка­кое же зло сде­лал Он? Но они еще силь­нее за­кри­ча­ли: рас­пни Его. То­гда Пи­лат, же­лая сде­лать угод­ное на­ро­ду, от­пу­стил им Ва­рав­ву, а Иису­са, бив, пре­дал на рас­пя­тие. Во­и­ны от­ве­ли Его внутрь дво­ра, то есть в пре­то­рию, и со­бра­ли весь полк, и оде­ли Его в баг­ря­ни­цу, и, сплет­ши тер­но­вый ве­нец, воз­ло­жи­ли на Него; и на­ча­ли при­вет­ство­вать Его: ра­дуй­ся, Царь Иудей­ский! И би­ли Его по го­ло­ве тро­стью, и пле­ва­ли на Него, и, ста­но­вясь на ко­ле­ни, кла­ня­лись Ему. Ко­гда же на­сме­я­лись над Ним, сня­ли с Него баг­ря­ни­цу, оде­ли Его в соб­ствен­ные одеж­ды Его и по­ве­ли Его, что­бы рас­пять Его. И за­ста­ви­ли про­хо­дя­ще­го неко­е­го Ки­ри­не­яни­на Си­мо­на, от­ца Алек­сан­дро­ва и Ру­фо­ва, иду­ще­го с по­ля, нести крест Его. И при­ве­ли Его на ме­сто Гол­го­фу, что зна­чит: Лоб­ное ме­сто. И да­ва­ли Ему пить ви­но со смир­ною; но Он не при­нял. Рас­пяв­шие Его де­ли­ли одеж­ды Его, бро­сая жре­бий, ко­му что взять. Был час тре­тий, и рас­пя­ли Его. И бы­ла над­пись ви­ны Его: Царь Иудей­ский. С Ним рас­пя­ли двух раз­бой­ни­ков, од­но­го по пра­вую, а дру­го­го по ле­вую сто­ро­ну Его. И сбы­лось сло­во Пи­са­ния: и к зло­де­ям при­чтен. Про­хо­дя­щие зло­сло­ви­ли Его, ки­вая го­ло­ва­ми сво­и­ми и го­во­ря: э! раз­ру­ша­ю­щий храм, и в три дня со­зи­да­ю­щий! спа­си Се­бя Са­мо­го и сой­ди со кре­ста. По­доб­но и пер­во­свя­щен­ни­ки с книж­ни­ка­ми, на­сме­ха­ясь, го­во­ри­ли друг дру­гу: дру­гих спа­сал, а Се­бя не мо­жет спа­сти. Хри­стос, Царь Из­ра­и­лев, пусть сой­дет те­перь с кре­ста, что­бы мы ви­де­ли, и уве­ру­ем. И рас­пя­тые с Ним по­но­си­ли Его. В ше­стом же ча­су на­ста­ла тьма по всей зем­ле и про­дол­жа­лась до ча­са де­вя­то­го. В де­вя­том ча­су возо­пил Иисус гром­ким го­ло­сом: Элои! Элои! лам­ма са­вах­фа­ни? – что зна­чит: Бо­же Мой! Бо­же Мой! для че­го Ты Ме­ня оста­вил? Неко­то­рые из сто­яв­ших тут, услы­шав, го­во­ри­ли: вот, Илию зо­вет. А один по­бе­жал, на­пол­нил губ­ку ук­су­сом и, на­ло­жив на трость, да­вал Ему пить, го­во­ря: по­стой­те, по­смот­рим, при­дет ли Илия снять Его. Иисус же, воз­гла­сив гром­ко, ис­пу­стил дух. И за­ве­са в хра­ме раз­дра­лась на­двое, свер­ху до­ни­зу. Сот­ник, сто­яв­ший на­про­тив Его, уви­дев, что Он, так воз­гла­сив, ис­пу­стил дух, ска­зал: ис­тин­но Че­ло­век Сей был Сын Бо­жий. Бы­ли тут и жен­щи­ны, ко­то­рые смот­ре­ли из­да­ли: меж­ду ни­ми бы­ла и Ма­рия Маг­да­ли­на, и Ма­рия, мать Иа­ко­ва мень­ше­го и Иосии, и Са­ло­мия, ко­то­рые и то­гда, как Он был в Га­ли­лее, сле­до­ва­ли за Ним и слу­жи­ли Ему, и дру­гие мно­гие, вме­сте с Ним при­шед­шие в Иеру­са­лим.   Мк 15:16–41
И по­сем чтем по ска­за­нии, еже от Мат­феа, сло­во крестное.
Та­же: Гос­подь Бог бла­го­сло­вен, бла­го­сло­вен Гос­подь день дне, по­спе­шит нам Бог спа­се­ний на­ших, Бог наш, Бог спасати. Гос­подь Бог бла­го­сло­вен, бла­го­сло­вен Гос­подь на вся­кий день, даст успех нам Бог спа­се­ния на­ше­го. Бог наш – Бог во спа­се­ние.   Пс 67:20, 21
Три­свя­тое. И по От­че наш: Три­свя­тое. Сла­ва, и ныне: Пре­свя­тая Тро­и­ца: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Сла­ва, и ныне: От­че наш: Свя­щен­ник: Ибо Твоё есть Цар­ство: Чтец: Аминь.

Кондак, глас 8:

Нас ра­ди Рас­пя­та­го, при­и­ди­те, вси вос­по­им. / То­го бо ви­де Ма­рия на дре­ве, и гла­го­ла­ше: / аще и рас­пя­тие тер­пи­ши, / Ты еси Сын и Бог Мой.

Кондак, глас 8

При­ди­те все, Рас­пя­то­го за нас вос­по­ем. / Ибо Ма­рия уви­де­ла Его на Дре­ве и вос­кли­ца­ла: / “Хо­тя Ты и рас­пя­тие пре­тер­пе­ва­ешь, / Ты – Сын и Бог мой”.

Гос­по­ди, по­ми­луй, 40. Гос­по­ди, по­ми­луй. (40)
Мо­лит­ва: Иже на вся­кое вре­мя и на вся­кий час, на Небе­си и на зем­ли, по­кла­ня­е­мый и сла­ви­мый, Хри­сте Бо­же, Дол­го­тер­пе­ли­ве, Мно­го­мило­сти­ве, Мно­го­бла­го­у­тробне, Иже пра­вед­ныя лю­бяй и греш­ныя ми­лу­яй, Иже вся зо­вый ко спа­се­нию обе­ща­ния ра­ди бу­ду­щих благ. Сам, Гос­по­ди, при­и­ми и на­ша в час сей мо­лит­вы и ис­пра­ви жи­вот наш к за­по­ве­дем Тво­им, ду­ши на­ша освя­ти, те­ле­са очи­сти, по­мыш­ле­ния ис­пра­ви, мыс­ли очи­сти и из­ба­ви нас от вся­кия скор­би, зол и бо­лез­ней, огра­ди нас свя­ты­ми Тво­и­ми Ан­ге­лы, да опол­че­ни­ем их со­блю­да­е­ми и на­став­ля­е­ми, до­стиг­нем в со­еди­не­ние ве­ры и в ра­зум непри­ступ­ныя Тво­ея сла­вы, яко бла­го­сло­вен еси во ве­ки ве­ков, аминь. Во вся­кое вре­мя и на вся­кий час при­ни­ма­ю­щий по­кло­не­ние и про­слав­ле­ние на небе и на зем­ле Хри­сте Бо­же, дол­го­тер­пе­ли­вый, мно­го­мило­сти­вый, ми­ло­серд­ней­ший, лю­бя­щий пра­вед­ных и ми­лу­ю­щий греш­ных, всех при­зы­ва­ю­щий ко спа­се­нию обе­ща­ни­ем бу­ду­щих благ! Сам, Гос­по­ди, при­ми в час сей и на­ши мо­лит­вы и на­правь жизнь на­шу к за­по­ве­дям Тво­им: ду­ши на­ши освя­ти, те­ла очи­сти, по­мыш­ле­ния ис­правь, мыс­ли очи­сти и из­бавь нас от вся­кой скор­би, бед и му­ки. Огра­ди нас свя­ты­ми Тво­и­ми Ан­ге­ла­ми, что­бы опол­че­ни­ем их хра­ни­мые и на­став­ля­е­мые до­стиг­ли мы еди­не­ния в ве­ре и ра­зу­ме­ния непри­ступ­ной Тво­ей сла­вы, ибо Ты бла­го­сло­вен во ве­ки ве­ков. Аминь.
Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды. Сла­ва, и ныне. Гос­по­ди, по­ми­луй (3)Сла­ва, и ныне:
Чест­ней­шую Хе­ру­вим / и слав­ней­шую без срав­не­ния Се­ра­фим, / без ис­тле­ния Бо­га Сло­ва рожд­шую, / су­щую Бо­го­ро­ди­цу, Тя величаем. Че­стью выс­шую Хе­ру­ви­мов / и несрав­нен­но слав­ней­шую Се­ра­фи­мов, / дев­ствен­но Бо­га-Сло­во ро­див­шую, / ис­тин­ную Бо­го­ро­ди­цу – Те­бя величаем.
Име­нем Гос­под­ним бла­го­сло­ви, отче. Име­нем Гос­под­ним бла­го­сло­ви, отче.
Иерей: Бо­же, ущед­ри ны и бла­го­сло­ви ны, про­све­ти ли­це Твое на ны и по­ми­луй ны. Свя­щен­ник: Бо­же, сжаль­ся над на­ми и бла­го­сло­ви нас; яви нам свет ли­ца Тво­е­го и по­ми­луй нас.
Чтец: Аминь.

Мо­лит­ва свя­то­го Мардария

Вла­ды­ко Бо­же От­че Все­дер­жи­те­лю, Гос­по­ди Сыне Еди­но­род­ный Иису­се Хри­сте, и Свя­тый Ду­ше, Еди­но Бо­же­ство, еди­на си­ла, по­ми­луй мя греш­на­го и ими­же ве­си судь­ба­ми спа­си мя недо­стой­на­го ра­ба Тво­е­го, яко бла­го­сло­вен еси во ве­ки ве­ков, аминь. Вла­ды­ка Бо­же, От­че Все­дер­жи­тель, Гос­по­ди, Сын Еди­но­род­ный Иису­се Хри­сте и Дух Свя­той! Еди­ное Бо­же­ство, еди­ная Си­ла, по­ми­луй ме­ня греш­но­го, и Те­бе из­вест­ны­ми пу­тя­ми спа­си ме­ня, недо­стой­но­го ра­ба Тво­е­го, ибо Ты бла­го­сло­вен во ве­ки ве­ков. Аминь.

И АБИЕ ПО­ЕМ ШЕ­СТЫЙ ЧАС.

ЧАС ШЕ­СТОЙ

Гла­го­лем: При­и­ди­те, по­кло­ним­ся Ца­ре­ви на­ше­му Бо­гу. При­и­ди­те, по­кло­ним­ся и при­па­дем Хри­сту, Ца­ре­ви на­ше­му Бо­гу. При­и­ди­те, по­кло­ним­ся и при­па­дем Са­мо­му Хри­сту, Ца­ре­ви и Бо­гу на­ше­му. И псал­мы. При­ди­те, по­кло­ним­ся Ца­рю на­ше­му, Бо­гу! При­ди­те, по­кло­ним­ся и при­па­дем ко Хри­сту, Ца­рю, на­ше­му Бо­гу! При­ди­те, по­кло­ним­ся и при­па­дем к Са­мо­му Хри­сту, Ца­рю и Бо­гу нашему!

Пса­лом 53:

Бо­же, во имя Твое спа­си мя, и в си­ле Тво­ей су­ди ми. Бо­же, услы­ши мо­лит­ву мою, вну­ши гла­го­лы уст мо­их. Яко чуждии во­ста­ша на мя, и креп­цыи взыс­ка­ша ду­шу мою, и не пред­ло­жи­ша Бо­га пред со­бою. Се бо Бог по­мо­га­ет ми, и Гос­подь За­ступ­ник ду­ши мо­ей. От­вра­тит злая вра­гом мо­им, ис­ти­ною Тво­ею по­тре­би их. Во­лею по­жру Те­бе, ис­по­вем­ся име­ни Тво­е­му, Гос­по­ди, яко бла­го. Яко от вся­кия пе­ча­ли из­ба­вил мя еси, и на вра­ги моя воз­зре око мое.

Пса­лом 53

Бо­же, име­нем Тво­им спа­си ме­ня и си­лою Тво­ею су­ди ме­ня. Бо­же, услышь мо­лит­ву мою, вник­ни в сло­ва уст мо­их. Ибо чу­жие вос­ста­ли на ме­ня, и силь­ные ис­ка­ли ду­шу мою, и не пред­ста­ви­ли Бо­га пред со­бою. Но вот, Бог по­мо­га­ет мне, и Гос­подь – за­ступ­ник ду­ши мо­ей. Об­ра­тит Он зло на вра­гов мо­их: ис­ти­ною Тво­ею ис­тре­би их. Я усерд­но при­не­су жерт­ву Те­бе, про­слав­лю имя Твоё, Гос­по­ди, ибо оно бла­го, ибо от вся­кой скор­би Ты из­ба­вил ме­ня, и на вра­гов мо­их смот­ре­ло око моё.

Пса­лом 139:

Из­ми мя, Гос­по­ди, от че­ло­ве­ка лу­ка­ва, от му­жа непра­вед­на из­ба­ви мя. Иже по­мыс­ли­ша неправ­ду в серд­це, весь день опол­ча­ху бра­ни. Изо­ст­ри­ша язык свой, яко зми­ин, яд ас­пи­дов под уст­на­ми их. Со­хра­ни мя, Гос­по­ди, из ру­ки греш­ни­чи, от че­ло­век непра­вед­ных из­ми мя, иже по­мыс­ли­ша за­пя­ти сто­пы моя. Скры­ша гор­дии сеть мне, и ужы пре­пя­ша сеть но­га­ма мо­има. При сте­зи со­блаз­ны по­ло­жи­ша ми. Рех Гос­по­де­ви: Бог мой еси Ты, вну­ши, Гос­по­ди, глас мо­ле­ния мо­е­го. Гос­по­ди, Гос­по­ди, си­ло спа­се­ния мо­е­го, осе­нил еси над гла­вою мо­ею в день бра­ни. Не пре­даждь мене, Гос­по­ди, от же­ла­ния мо­е­го греш­ни­ку: по­мыс­ли­ша на мя, не оста­ви мене, да не ко­гда воз­не­сут­ся. Гла­ва окру­же­ния их, труд устен их по­кры­ет я. Па­дут на них уг­лия ог­нен­ная, низ­ло­жи­ши я в страстех, и не по­сто­ят. Муж язы­чен не ис­пра­вит­ся на зем­ли: му­жа непра­вед­на злая уло­вят во ис­тле­ние. По­знах, яко со­тво­рит Гос­подь суд ни­щым и месть убо­гим. Оба­че пра­вед­нии ис­по­ве­дят­ся име­ни Тво­е­му, и все­лят­ся пра­вии с ли­цем Твоим.

Пса­лом 139

Уда­ли ме­ня, Гос­по­ди, от че­ло­ве­ка зло­го, от му­жа непра­вед­но­го из­бавь ме­ня, ко­то­рые за­ду­ма­ли неправ­ду в серд­це, це­лый день го­то­ви­лись к бит­вам: за­ост­ри­ли язык свой, как у змеи, яд ас­пи­дов в устах их. Со­хра­ни ме­ня, Гос­по­ди, от ру­ки греш­ни­ка, от лю­дей непра­вед­ных из­бавь ме­ня, ко­то­рые за­ду­ма­ли по­ко­ле­бать сто­пы мои. Скры­ли гор­дые сеть для ме­ня, и вер­ви на­тя­ну­ли, сил­ки но­гам мо­им; на пу­ти за­пад­ню устро­и­ли мне. Я ска­зал Гос­по­ду: “Бог мой – Ты; услышь, Гос­по­ди, глас мо­ле­ния мо­е­го!” Гос­по­ди, Гос­по­ди, си­ла спа­се­ния мо­е­го, Ты осе­нил над го­ло­вою мо­ею в день бит­вы. Не пре­дай ме­ня, Гос­по­ди, про­тив же­ла­ния мо­е­го греш­но­му. За­мыс­ли­ли про­тив ме­ня, не оставь ме­ня, что­бы они не воз­ве­ли­чи­лись. Глав­ное для сбо­ри­ща их – труд уст их – по­стиг­нет их; па­дут на них уг­ли ог­нен­ные, Ты низ­верг­нешь их, и в несча­стьях не усто­ят. Муж зло­языч­ный не пре­успе­ет на зем­ле, му­жа непра­вед­но­го зло уло­вит в по­ги­бель. Я по­знал, что со­тво­рит Гос­подь суд ни­щим и тяж­бу бед­ных. Так, пра­вед­ные про­сла­вят имя Твоё, и пря­мо­душ­ные по­се­лят­ся пред ли­цом Твоим.

Пса­лом 90:

Жи­вый в по­мо­щи Выш­ня­го, в кро­ве Бо­га Небес­на­го во­дво­рит­ся. Ре­чет Гос­по­де­ви: за­ступ­ник мой еси, и при­бе­жи­ще мое, Бог мой, и упо­ваю на Него. Яко Той из­ба­вит тя от се­ти лов­чи, и от сло­ве­се мя­теж­на. Плещ­ма Сво­има осе­нит тя, и под кри­ле Его на­де­е­ши­ся, ору­жи­ем обы­дет тя ис­ти­на Его. Не убо­и­ши­ся от стра­ха нощ­на­го, от стре­лы, ле­тя­щия во дни, от ве­щи, во тьме пре­хо­дя­щия, от сря­ща и бе­са по­лу­ден­на­го. Па­дет от стра­ны тво­ея ты­ся­ща, и тьма одес­ную те­бе, к те­бе же не при­бли­жит­ся. Оба­че очи­ма тво­има смот­ри­ши и воз­да­я­ние греш­ни­ков узри­ши. Яко Ты, Гос­по­ди, упо­ва­ние мое, Выш­ня­го по­ло­жил еси при­бе­жи­ще Твое. Не при­и­дет к те­бе зло, и ра­на не при­бли­жит­ся те­ле­си тво­е­му. Яко Ан­ге­лом Сво­им за­по­весть о те­бе, со­хра­ни­ти тя во всех пу­тех тво­их. На ру­ках воз­мут тя, да не ко­гда пре­ткне­ши о ка­мень но­гу твою. На ас­пи­да и ва­си­лис­ка на­сту­пи­ши, и по­пе­ре­ши льва и змия. Яко на Мя упо­ва, и из­бав­лю и; по­крыю и, яко позна имя Мое. Воз­зо­вет ко Мне, и услы­шу его; с ним есмь в скор­би, из­му его и про­слав­лю его. Дол­го­тою дней ис­пол­ню его и яв­лю ему спа­се­ние Мое.

Пса­лом 90

Жи­ву­щий по­мо­щью Все­выш­не­го под кро­вом Бо­га небес­но­го во­дво­рит­ся. Ска­жет Гос­по­ду: “За­ступ­ник мой Ты и при­бе­жи­ще моё, Бог мой и упо­ваю на Него”. Ибо Он из­ба­вит те­бя от се­ти лов­цов и от ве­сти тре­вож­ной. За пле­ча­ми Сво­и­ми со­кро­ет те­бя, и под кры­лья­ми Его бу­дешь без­опа­сен, – как ору­жие окру­жит те­бя ис­ти­на Его. Не убо­ишь­ся от стра­ха ноч­но­го, от стре­лы, ле­тя­щей днём; от опас­но­сти, во тьме блуж­да­ю­щей, от несча­стья и де­мо­на по­лу­ден­но­го. Па­дет ря­дом с то­бою ты­ся­ча, и де­сять ты­сяч спра­ва от те­бя, но к те­бе не при­бли­зят­ся. Толь­ко оча­ми тво­и­ми по­смот­ришь и воз­да­я­ние греш­ни­ков уви­дишь. Ибо Ты, Гос­по­ди, на­деж­да моя! Все­выш­не­го сде­лал ты при­бе­жи­щем тво­им. Не под­сту­пит­ся к те­бе зло, и бич не при­бли­зит­ся к шат­ру тво­е­му, ибо Он Ан­ге­лам Сво­им за­по­ве­да­ет о те­бе со­хра­нить те­бя на всех пу­тях тво­их, – на ру­ках по­не­сут те­бя, что­бы ты не спо­ткнул­ся о ка­мень но­гою тво­ею. На ас­пи­да и ва­си­лис­ка на­сту­пишь и по­пи­рать бу­дешь льва и дра­ко­на. “Ибо на Ме­ня он упо­вал, и из­бав­лю его, при­крою его, ибо он по­знал имя Моё. При­зо­вёт Ме­ня, и услы­шу его, с ним Я в скор­би, из­бав­лю его и про­слав­лю его, дол­го­ден­стви­ем ис­пол­ню его и яв­лю ему спа­се­ние Моё”.

Сла­ва, и ныне: Ал­ли­лу­иа, три­жды. Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды. Сла­ва, и ныне: Ал­ли­лу­ия, ал­ли­лу­ия, ал­ли­лу­ия, сла­ва Те­бе, Бо­же. (3) Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Слава:

Сла­ва, тро­парь, глас 2:

Спа­се­ние со­де­лал еси по­сре­де зем­ли, Хри­сте Бо­же, / на Кре­сте пре­чи­стеи ру­це Твои про­стерл еси, / со­би­рая вся язы­ки, зо­ву­щия: / Гос­по­ди, сла­ва Тебе.

Тро­парь, глас 2

Спа­се­ние со­вер­шил Ты по­сре­ди зем­ли, Хри­сте Бо­же: / на Кре­сте про­стер пре­чи­стые ру­ки Твои, / со­би­рая все на­ро­ды, взы­ва­ю­щие: / “Гос­по­ди, сла­ва Тебе!”

И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Яко не има­мы дерз­но­ве­ния за пре­мно­гия гре­хи на­ша, / Ты иже от Те­бе Рожд­ша­го­ся мо­ли, Бо­го­ро­ди­це Де­во, / мно­го бо мо­жет мо­ле­ние Ма­тер­нее ко бла­го­сер­дию Вла­ды­ки. / Не пре­зри греш­ных моль­бы, Все­чи­стая, / яко ми­ло­стив есть и спа­сти мо­гий, / Иже и стра­да­ти о нас изволивый. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Нет у нас дерз­но­ве­ния из-за мно­же­ства со­гре­ше­ний на­ших, / но Ты умо­ли от Те­бя Рож­ден­но­го, Бо­го­ро­ди­ца Де­ва! / Ибо си­лу мно­гую име­ет мо­ле­ние Ма­те­ри ко бла­го­склон­но­му Вла­ды­ке. / Не пре­зри моль­бы греш­ных, Все­чи­стая, / ибо ми­ло­стив и име­ет си­лу спа­сать / Тот, Кто при­нял за нас страдание.
И по­ем 3 тро­па­ри от дву­на­де­ся­ти, глас 8, по­вто­ря­ю­ще я.

За­тем по­ем три тро­па­ря из две­на­дца­ти, по­вто­ряя их дважды.

Сти­хи­ры ше­сто­го ча­са, глас 8

Сия гла­го­лет Гос­подь иудеом: / лю­дие Мои, что со­тво­рих вам? / Или чим вам сту­жих? / Слеп­цы ва­ша про­све­тих, про­ка­жен­ныя очи­стих, / му­жа су­ща на од­ре ис­пра­вих. / Лю­дие Мои, что со­тво­рих вам? / Или что Мне воз­да­сте? / За ман­ну желчь, за во­ду оцет: / за еже лю­би­ти Мя, ко Кре­сту Мя при­гвоз­ди­сте. / Кто­му не терп­лю про­чее, / при­зо­ву Моя язы­ки, / и тии Мя про­сла­вят со От­цем и Ду­хом, / и Аз им да­рую жи­вот вечный. Так го­во­рит Гос­подь Иуде­ям: / “На­род Мой, что сде­лал Я те­бе, / или чем те­бе до­са­дил? / Слеп­цам тво­им Я дал уви­деть свет; / про­ка­жен­ных тво­их очи­стил; / че­ло­ве­ка, ле­жав­ше­го на од­ре, воз­двиг. / На­род Мой, что сде­лал Я те­бе / и чем Ты Мне от­пла­тил? / За ман­ну – жел­чью, за во­ду – ук­су­сом; / вме­сто люб­ви ко Мне / ко Кре­сту Ме­ня при­гвоз­ди­ли. / Уже не вы­но­шу бо­лее: / при­зо­ву Мо­их языч­ни­ков, / и те Ме­ня про­сла­вят со От­цом и Ду­хом, / и Я да­рую им жизнь веч­ную!” (2)
Стих: Да­ша в снедь Мою желчь, и в жаж­ду Мою на­по­и­ша Мя оцта. Стих: И да­ли мне в пи­щу желчь, / и в жаж­де мо­ей на­по­и­ли ме­ня ук­су­сом.   Пс 68:22
За­ко­но­по­лож­ни­цы Из­ра­и­ле­вы, иудее и фа­ри­сее, / лик апо­столь­ский во­пи­ет к вам: / се Храм, Его­же вы ра­зо­ри­сте: / се Аг­нец, Его­же вы рас­пя­сте, гро­бу пре­да­сте, / но вла­стию Сво­ею вос­кре­се. / Не льсти­те­ся, иудее: / Той бо есть, Иже в мо­ри спа­сый, / и в пу­сты­ни пи­тавый. / Той есть Жи­вот, и Свет, и Мир мирови. За­ко­но­да­те­ли Из­ра­и­ля, Иудеи и фа­ри­сеи, / сонм Апо­сто­лов взы­ва­ет к вам: / “Вот Храм, Ко­то­рый вы раз­ру­ши­ли, / вот Аг­нец, Ко­то­ро­го вы рас­пя­ли, и гро­бу пре­да­ли; / но Он вос­крес Соб­ствен­ною вла­стью. / Не за­блуж­дай­тесь, Иудеи, / ибо Он – спас­ший вас в мо­ре / и в пу­стыне на­пи­тав­ший; / Он – жизнь, и свет, и мир для мiра!”
Стих: Спа­си мя, Бо­же, яко вни­до­ша во­ды до ду­ши моея. Стих: Спа­си ме­ня, Бо­же, / ибо до­шли во­ды до ду­ши мо­ей.   Пс 68:2
Па­ки ту­юж­де стихиру. За­ко­но­да­те­ли Из­ра­и­ле­вы, Иудеи и фарисеи:
Сла­ва, глас 5: При­и­ди­те, хри­сто­нос­нии лю­дие, / ви­дим, что со­ве­ща Иуда пре­да­тель, / со свя­щен­ни­ки без­за­кон­ны­ми на Спа­са на­ше­го: / днесь по­вин­на смер­ти, Без­смерт­на­го Сло­ва со­тво­ри­ша, / и Пи­ла­ту пре­дав­ше, на ме­сте лоб­нем рас­пя­ша. / И сия страж­да во­пи­я­ше Спас наш, гла­го­ля: / оста­ви им, От­че, грех сей, / да ра­зу­ме­ют язы­цы из мерт­вых Мое Воскресение. Сла­ва, глас 5: При­ди­те, хри­сто­нос­ный на­род, / по­смот­рим, о чем сго­во­рил­ся Иуда-пре­да­тель / с пре­ступ­ны­ми свя­щен­ни­ка­ми про­тив Спа­си­те­ля на­ше­го: / в сей день они бес­смерт­ное Сло­во / при­зна­ли до­стой­ным смер­ти / и, пре­дав Пи­ла­ту, рас­пя­ли на лоб­ном ме­сте. / И пре­тер­пе­вая это, взы­вал Спа­си­тель наш го­во­ря: / “Про­сти им, От­че, этот грех, / что­бы языч­ни­ки по­зна­ли / Мое вос­кре­се­ние из мертвых!”
И ныне, той­же. И ныне: При­ди­те, хри­сто­нос­ный народ:

Про­ки­мен, глас 4:

Гос­по­ди Гос­подь наш, / яко чуд­но имя Твое по всей зем­ли. Стих: Яко взят­ся ве­ли­ко­ле­пие Твое пре­вы­ше небес.

Про­ки­мен, глас 4

Гос­по­ди, Гос­подь наш, / как чуд­но имя Твоё по всей зем­ле. Стих: Ибо пре­воз­нес­лось ве­ли­ко­ле­пие Твоё пре­вы­ше небес.   Пс 8:2

Про­ро­че­ства Ис­а­и­и­на чтение:
[Гла­ва 52]

Про­ро­че­ства Ис­а­ии чтение

Та­ко гла­го­лет Гос­подь: се ура­зу­ме­ет от­рок Мой, и воз­не­сет­ся и про­сла­вит­ся зе­ло. Яко­же ужас­нут­ся о Те­бе мно­зи, та­ко обез­сла­вит­ся от че­ло­век вид Твой, и сла­ва Твоя от сы­нов че­ло­ве­че­ских. Та­ко уди­вят­ся язы­цы мно­зи о Нем, и за­гра­дят ца­рие уста своя: яко им­же не воз­ве­сти­ся о Нем, узрят, и иже не слы­ша­ша, ура­зу­ме­ют. Гос­по­ди, кто ве­ро­ва слу­ху на­ше­му? И мыш­ца Гос­под­ня ко­му от­кры­ся? Воз­ве­сти­хом, яко От­ро­ча пред ним, яко ко­рень в зем­ли жаж­ду­щей, несть ви­да Ему, ни­же сла­вы: и ви­де­хом Его, и не имя­ше ви­да, ни доб­ро­ты. Но вид Его без­че­стен, ума­лен па­че всех сы­нов че­ло­ве­че­ских: че­ло­век в яз­ве сый, и ве­дый тер­пе­ти бо­лезнь, яко от­вра­ти­ся Ли­це Его, без­чест­но бысть, и не вме­ни­ся. Сей гре­хи на­ша но­сит, и о нас бо­лез­ну­ет, и мы вме­ни­хом Его бы­ти в тру­де, и в яз­ве от Бо­га, и во озлоб­ле­нии. Той же яз­вен бысть за гре­хи на­ша, и му­чен бысть за без­за­ко­ния на­ша, на­ка­за­ние ми­ра на­ше­го на Нем, яз­вою Его мы ис­це­ле­хом. Вси яко ов­цы за­блу­ди­хом: че­ло­век от пу­ти сво­е­го за­блу­ди, и Гос­подь пре­да­де Его грех ра­ди на­ших. И Той, зане озлоб­лен бысть, и не от­вер­за­ет уст Сво­их: яко ов­ча на за­ко­ле­ние ве­де­ся, и яко аг­нец пред стри­гу­щим Его без­гла­сен, та­ко не от­вер­за­ет уст Сво­их. Во сми­ре­нии Его суд Его взят­ся, род же Его кто ис­по­весть? Яко взем­лет­ся от зем­ли жи­вот Его, ра­ди без­за­ко­ний лю­дей Мо­их ве­де­ся на смерть. И дам лу­ка­выя вме­сто по­гре­бе­ния Его, и бо­га­тыя вме­сто смер­ти Его: яко без­за­ко­ния не со­тво­ри, ни­же об­ре­те­ся лесть во устех Его. И Гос­подь хо­щет очи­сти­ти Его от яз­вы: аще даст­ся о гре­се, ду­ша ва­ша узрит се­мя дол­го­жи­вот­ное. И хо­щет Гос­подь ру­кою Сво­ею отъ­я­ти бо­лезнь от ду­ши Его, яви­ти Ему свет, и со­зда­ти ра­зу­мом, оправ­да­ти пра­вед­на­го бла­го­слу­жа­ща мно­гим, и гре­хи их Той по­не­сет. Се­го ра­ди Той на­сле­дит мно­гих, и креп­ких раз­де­лит ко­ры­сти: зане пре­да­на бысть на смерть ду­ша Его, и со без­за­кон­ны­ми вме­ни­ся, и Той гре­хи мно­гих воз­не­се, и за без­за­ко­ния их пре­дан бысть. Воз­ве­се­ли­ся, непло­ды нераж­да­ю­щая, воз­гла­си и возо­пий, нечре­во­бо­лев­шая, яко мно­га ча­да пу­стыя па­че, неже­ли иму­щая мужа. Так го­во­рит Гос­подь: Вот, ура­зу­ме­ет От­рок Мой, и воз­не­сет­ся, и про­сла­вит­ся, [и воз­вы­сит­ся] весь­ма. На­столь­ко изу­мят­ся о Те­бе мно­гие, на­сколь­ко бес­сла­вен бу­дет у лю­дей вид Твой, и сла­ва Твоя – у сы­нов че­ло­ве­че­ских! Так уди­вят­ся на­ро­ды мно­гие о Нем, и удер­жат ца­ри уста свои; ибо те, ко­му не бы­ло воз­ве­ще­но о Нем, уви­дят, и те, кто не слы­ша­ли, ура­зу­ме­ют. Гос­по­ди! Кто по­ве­рил слы­шан­но­му от нас? И мыш­ца Гос­под­ня ко­му от­кры­лась? Воз­ве­сти­ли мы, что Он – как ди­тя пред Ним, как ко­рень в зем­ле жаж­ду­щей; нет ни ви­да у Него, ни сла­вы. И мы уви­де­ли Его, и не имел Он ни ви­да, ни кра­со­ты: но вид Его бес­че­стен, [и] ума­лен боль­ше, чем у всех сы­нов че­ло­ве­че­ских. Че­ло­век, пре­бы­ва­ю­щий в стра­да­нии, и уме­ю­щий пе­ре­но­сить недуг; ибо от­вер­ну­лось от нас ли­цо Его, Он был обес­че­щен и вме­нен в ни­что. Он гре­хи на­ши несет, и за нас му­чит­ся; и мы со­чли, что Он пре­бы­ва­ет в скор­би, и в по­ра­же­нии Бо­гом, и в бед­ствии. Но Он был из­ра­нен за гре­хи на­ши и из­му­чен за без­за­ко­ния на­ши; на­ка­за­ние ми­ра на­ше­го на Нём, яз­вою Его мы ис­це­ли­лись. Все мы, как ов­цы, за­блу­ди­лись, че­ло­век с пу­ти сво­е­го сбил­ся. И Гос­подь пре­дал Его за гре­хи на­ши, и Сам Он от из­ну­ре­ния не от­кры­ва­ет уст Сво­их. Как ов­ца на за­кла­ние Он был при­ве­ден, и как аг­нец пе­ред стри­гу­щим без­гла­сен, так Он не от­вер­за­ет уст Сво­их. В уни­же­нии Его в пра­во­су­дии Ему бы­ло от­ка­за­но; но род Его кто изъ­яс­нит? Ибо от­тор­га­ет­ся от зем­ли жизнь Его: из-за без­за­ко­ний на­ро­да Мо­е­го ве­ден был на смерть. И дам злых за по­гре­бе­ние Его, и бо­га­тых за смерть Его, ибо Он без­за­ко­ния не сде­лал, и не на­шлось об­ма­на в устах Его, – и Гос­подь же­ла­ет очи­стить Его от по­ра­же­ния. Ес­ли вы да­ди­те жерт­ву за грех, ду­ша ва­ша уви­дит се­мя дол­го­веч­ное. И хо­чет Гос­подь ру­кою Сво­ею из­ба­вить от скор­би ду­шу Его, по­ка­зать Ему свет и со­здать ра­зу­мом, – оправ­дать Пра­вед­но­го, хо­ро­шо слу­жа­ще­го мно­гим: и гре­хи их Он Сам по­не­сет. По­то­му Он возь­мет в на­сле­дие мно­гих, и раз­де­лит до­бы­чу силь­ных, за то, что пре­да­на бы­ла на смерть ду­ша Его, и к без­за­кон­ным был при­чис­лен, и Сам гре­хи мно­гих воз­нес, и за гре­хи их был пре­дан. Воз­ве­се­лись, неплод­ная, не рож­да­ю­щая; вос­клик­ни и воз­гла­си, не му­чив­ша­я­ся ро­да­ми; по­то­му что мно­го де­тей у по­ки­ну­той, боль­ше, чем у име­ю­щей му­жа!   Ис 52:13–15; 53:1–12; 54:1

Апо­стол
ко Ев­ре­ем, за­ча­ло 306:

Апо­стол
По­сла­ние к Ев­ре­ям, за­ча­ло 306

Бра­тие, свя­тяй и освя­ща­е­мии от Еди­на­го вси: ея­же ра­ди ви­ны не сты­дит­ся бра­тию на­ри­ца­ти их, гла­го­ля: Воз­ве­щу имя Твое бра­тии Мо­ей, по­сре­де Церкве вос­пою Тя. И па­ки: Аз бу­ду на­де­я­ся Нань. И па­ки: се Аз и де­ти, яже Ми дал есть Бог. По­не­же убо де­ти при­об­щи­ша­ся пло­ти и кро­ви, и Той при­ис­кренне при­об­щи­ся тех­же, да смер­тию упразд­нит иму­ща­го дер­жа­ву смер­ти, си­речь диа­во­ла. И из­ба­вит сих, ели­цы стра­хом смер­ти чрез все жи­тие по­вин­ни бе­ша ра­бо­те. Не от Ан­гел убо ко­гда при­ем­лет, но от Се­мене Ав­ра­амо­ва при­ем­лет. От­ню­ду­же дол­жен бе по все­му по­до­би­ти­ся бра­тии, да ми­ло­стив бу­дет и ве­рен пер­во­свя­щен­ник в тех, яже к Бо­гу, во еже очи­сти­ти гре­хи люд­ския. В нем­же бо по­стра­да, Сам ис­ку­шен быв, мо­жет и ис­ку­ша­е­мым помощи. Бра­тья, и Освя­ща­ю­щий и освя­ща­е­мые, все – от Од­но­го: по этой при­чине Он не сты­дит­ся на­зы­вать их бра­тья­ми, го­во­ря: “Воз­ве­щу имя Твоё бра­тьям Мо­им; по­сре­ди со­бра­ния вос­пою Те­бя”. И еще: “Я бу­ду упо­вать на Него”. И еще: “Вот Я и де­ти, ко­то­рых Мне дал Бог”. По­это­му, как де­ти при­част­ны кро­ви и пло­ти, так и Он стал общ­ни­ком кро­ви и пло­ти, что­бы чрез смерть упразд­нить име­ю­ще­го власть над смер­тью, то есть диа­во­ла, и осво­бо­дить всех тех, ко­то­рые в стра­хе смер­ти бы­ли всю жизнь под­вер­же­ны раб­ству. Ибо, несо­мнен­но, Он не при­ро­ду ан­ге­лов при­ни­ма­ет, но се­мя Ав­ра­амо­во при­ни­ма­ет. По­это­му Он дол­жен был во всем быть по­доб­ным бра­тьям, что­бы стать ми­ло­сти­вым и вер­ным Пер­во­свя­щен­ни­ком в слу­же­нии пред Бо­гом для уми­ло­стив­ле­ния за гре­хи на­ро­да. Ибо, как Он по­стра­дал, Сам быв ис­ку­шён, то мо­жет ис­ку­ша­е­мым по­мочь.   Евр 2:11–18

Та­же Еван­ге­лие от Луки,
за­ча­ло 111:

Еван­ге­лие от Луки,
за­ча­ло 111

Во вре­мя оно, ве­дя­ху со Иису­сом и ина два зло­дея с Ним уби­ти. И егда при­и­до­ша на ме­сто, на­ри­ца­е­мое Лоб­ное, ту рас­пя­ша Его и зло­дея, ова­го убо одес­ную, а дру­га­го ошу­юю. Иисус же гла­го­ла­ше: От­че, от­пу­сти им: не ве­дят бо что тво­рят. Раз­де­ля­ю­ще же ри­зы Его, ме­та­ху жре­бия. И сто­я­ху лю­дие зря­ще. Ру­га­ху­ся же и кня­зи с ни­ми, гла­го­лю­ще: иныя спа­се, да спа­сет и Се­бе, аще Той есть Хри­стос Бо­жий из­бран­ный. Ру­га­ху­ся же Ему и во­и­ни, при­сту­па­ю­ще, и оцет при­де­ю­ще Ему. И гла­го­ла­ху: аще Ты еси Царь Иудейск, спа­си­ся Сам. Бе же и на­пи­са­ние на­пи­са­но над Ним пис­ме­ны ел­лин­ски­ми, и рим­ски­ми, и ев­рей­ски­ми: Сей есть Царь Иудейск. Един же от обе­ше­ною зло­дею ху­ля­ше Его, гла­го­ля: аще Ты еси Хри­стос, спа­си Се­бе и наю. От­ве­щав же дру­гий, пре­ща­ше ему, гла­го­ля: ни ли ты бо­и­ши­ся Бо­га, яко в том­же осуж­ден еси? И мы убо в прав­ду: до­стой­ная бо по де­лом наю вос­при­ем­ле­ва: Сей же ни еди­на­го зла со­тво­ри. И гла­го­ла­ше Иису­со­ви: по­мя­ни мя, Гос­по­ди, егда при­и­де­ши во Цар­ствии Си. И ре­че ему Иисус: аминь гла­го­лю те­бе, днесь со Мною бу­де­ши в раи. Бе же час яко ше­стый, и тьма бысть по всей зем­ли до ча­са де­вя­та­го. И по­мер­че солн­це, и за­ве­са цер­ков­ная раз­д­рася по­сре­де. И воз­глашь гла­сом ве­ли­им Иисус, ре­че: От­че, в ру­це Твои пре­даю дух Мой. И сия рек изд­ше. Ви­дев же сот­ник быв­шее, про­сла­ви Бо­га, гла­го­ля: во­ис­тин­ну Че­ло­век Сей пра­ве­ден бе. И вси при­шед­шии на­ро­ди на по­зор сей, ви­дя­ще бы­ва­ю­щая, би­ю­ще пер­си своя, воз­вра­ща­ху­ся. Сто­я­ху же вси зна­е­мии Его из­да­ле­ча, и же­ны спо­след­ство­вав­шия Ему от Га­ли­леи, зря­ще сих. В то вре­мя ве­ли и двух дру­гих зло­де­ев на смерть вме­сте с Иису­сом. И ко­гда при­шли на ме­сто, на­зы­ва­е­мое Лоб­ным, там рас­пя­ли Его и зло­де­ев: од­но­го спра­ва, дру­го­го сле­ва. Иисус же го­во­рил: От­че, про­сти им, ибо не зна­ют они, что де­ла­ют. И де­ля меж­ду со­бой одеж­ды Его, бро­са­ли жре­бий. И сто­ял на­род и смот­рел. Глу­ми­лись же и на­чаль­ни­ки, го­во­ря: дру­гих спас, пусть спа­сет Се­бя Са­мо­го, ес­ли Он Хри­стос Бо­жий, Из­бран­ник. Над­ру­га­лись над Ним и во­и­ны, под­хо­дя, под­но­ся Ему ук­сус и го­во­ря: ес­ли Ты Царь Иудей­ский, спа­си Се­бя Са­мо­го. Бы­ла же и над­пись над Ним пись­ме­на­ми гре­че­ски­ми, рим­ски­ми и ев­рей­ски­ми: Это – Царь Иудей­ский. И один из по­ве­шен­ных зло­де­ев ху­лил Его: раз­ве Ты не Хри­стос? Спа­си Се­бя Са­мо­го и нас. Дру­гой же, уко­ряя, ска­зал ему в от­вет: не бо­ишь­ся ты Бо­га, ведь сам ты при­го­во­рен к то­му же. И мы-то – спра­вед­ли­во, ибо до­стой­ное по де­лам на­шим по­лу­ча­ем. Он же ни­че­го дур­но­го не сде­лал. И го­во­рил он: Иисус, вспом­ни обо мне, ко­гда Ты при­дешь как Царь. И ска­зал ему Иисус: Ис­тин­но го­во­рю те­бе: се­го­дня со Мною бу­дешь в раю. И бы­ло уже око­ло ше­сто­го ча­са, и тьма на­сту­пи­ла по всей зем­ле до ча­са де­вя­то­го, так как не ста­ло солн­ца. И разо­рва­лась за­ве­са хра­ма по­сре­дине. И воз­гла­сив гром­ким го­ло­сом, Иисус ска­зал: От­че, в ру­ки Твои пре­даю дух Мой. И ска­зав это, ис­пу­стил по­след­ний вздох. Уви­дев же про­ис­шед­шее, сот­ник про­слав­лял Бо­га, го­во­ря: дей­стви­тель­но, Че­ло­век Этот пра­ве­ден был. И весь на­род, со­брав­ший­ся на это зре­ли­ще, уви­дев про­ис­шед­шее, воз­вра­щал­ся, бия се­бя в грудь. Сто­я­ли же по­одаль все знав­шие Его, и жен­щи­ны, по­сле­до­вав­шие за Ним из Га­ли­леи, ви­де­ли это.   Лк 23:32–49
И по­сем чтение.
Та­же: Ско­ро да пред­ва­рят ны щед­ро­ты Твоя, Гос­по­ди, яко об­ни­ща­хом зе­ло; по­мо­зи нам, Бо­же, Спа­се наш, сла­вы ра­ди Имене Тво­е­го, Гос­по­ди, из­ба­ви нас и очи­сти гре­хи на­ша, Имене ра­ди Твоего.

Три­свя­тое. По От­че наш:

Ско­ро да встре­тит нас со­стра­да­ние Твоё, Гос­по­ди, ибо мы об­ни­ща­ли весь­ма. По­мо­ги нам, Бо­же, Спа­си­тель наш, ра­ди сла­вы име­ни Тво­е­го, Гос­по­ди, из­бавь нас, и про­сти гре­хи на­ши ра­ди име­ни Тво­е­го.   Пс 78:8б, 9

Три­свя­тое. Сла­ва, и ныне: Пре­свя­тая Тро­и­ца: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Сла­ва, и ныне: От­че наш:

Свя­щен­ник: Ибо Твоё есть Цар­ство: Чтец: Аминь.

Кондак, глас 8:

Нас ра­ди Рас­пя­та­го, при­и­ди­те, вси вос­по­им. / То­го бо ви­де Ма­рия на дре­ве, и гла­го­ла­ше: / аще и рас­пя­тие тер­пи­ши, / Ты еси Сын и Бог Мой.

Кондак, глас 8

При­ди­те все, Рас­пя­то­го за нас вос­по­ем. / Ибо Ма­рия уви­де­ла Его на Дре­ве и вос­кли­ца­ла: / “Хо­тя Ты и рас­пя­тие пре­тер­пе­ва­ешь, / Ты – Сын и Бог мой”.

Гос­по­ди, по­ми­луй, 40. Гос­по­ди, по­ми­луй. (40)
Мо­лит­ва: Иже на вся­кое вре­мя и на вся­кий час, на Небе­си и на зем­ли, по­кла­ня­е­мый и сла­ви­мый, Хри­сте Бо­же, Дол­го­тер­пе­ли­ве, Мно­го­мило­сти­ве, Мно­го­бла­го­у­тробне, Иже пра­вед­ныя лю­бяй и греш­ныя ми­лу­яй, Иже вся зо­вый ко спа­се­нию обе­ща­ния ра­ди бу­ду­щих благ. Сам, Гос­по­ди, при­и­ми и на­ша в час сей мо­лит­вы и ис­пра­ви жи­вот наш к за­по­ве­дем Тво­им, ду­ши на­ша освя­ти, те­ле­са очи­сти, по­мыш­ле­ния ис­пра­ви, мыс­ли очи­сти и из­ба­ви нас от вся­кия скор­би, зол и бо­лез­ней, огра­ди нас свя­ты­ми Тво­и­ми Ан­ге­лы, да опол­че­ни­ем их со­блю­да­е­ми и на­став­ля­е­ми, до­стиг­нем в со­еди­не­ние ве­ры и в ра­зум непри­ступ­ныя Тво­ея сла­вы, яко бла­го­сло­вен еси во ве­ки ве­ков, аминь. Во вся­кое вре­мя и на вся­кий час при­ни­ма­ю­щий по­кло­не­ние и про­слав­ле­ние на небе и на зем­ле Хри­сте Бо­же, дол­го­тер­пе­ли­вый, мно­го­мило­сти­вый, ми­ло­серд­ней­ший, лю­бя­щий пра­вед­ных и ми­лу­ю­щий греш­ных, всех при­зы­ва­ю­щий ко спа­се­нию обе­ща­ни­ем бу­ду­щих благ! Сам, Гос­по­ди, при­ми в час сей и на­ши мо­лит­вы и на­правь жизнь на­шу к за­по­ве­дям Тво­им: ду­ши на­ши освя­ти, те­ла очи­сти, по­мыш­ле­ния ис­правь, мыс­ли очи­сти и из­бавь нас от вся­кой скор­би, бед и му­ки. Огра­ди нас свя­ты­ми Тво­и­ми Ан­ге­ла­ми, что­бы опол­че­ни­ем их хра­ни­мые и на­став­ля­е­мые до­стиг­ли мы еди­не­ния в ве­ре и ра­зу­ме­ния непри­ступ­ной Тво­ей сла­вы, ибо Ты бла­го­сло­вен во ве­ки ве­ков. Аминь.
Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды. Сла­ва, и ныне. Гос­по­ди, по­ми­луй (3)Сла­ва, и ныне:
Чест­ней­шую Хе­ру­вим / и слав­ней­шую без срав­не­ния Се­ра­фим, / без ис­тле­ния Бо­га Сло­ва рожд­шую, / су­щую Бо­го­ро­ди­цу, Тя величаем. Че­стью выс­шую Хе­ру­ви­мов / и несрав­нен­но слав­ней­шую Се­ра­фи­мов, / дев­ствен­но Бо­га-Сло­во ро­див­шую, / ис­тин­ную Бо­го­ро­ди­цу – Те­бя величаем.
Име­нем Гос­под­ним бла­го­сло­ви, отче. Име­нем Гос­под­ним бла­го­сло­ви, отче.
Иерей: Бо­же, ущед­ри ны и бла­го­сло­ви ны, про­све­ти ли­це Твое на ны и по­ми­луй ны. Свя­щен­ник: Бо­же, сжаль­ся над на­ми и бла­го­сло­ви нас; яви нам свет ли­ца Тво­е­го и по­ми­луй нас.
Чтец: Аминь.

Та­же мо­лит­ва свя­та­го Ве­ли­ка­го Василиа:

Мо­лит­ва свя­то­го Ва­си­лия Великого

Бо­же и Гос­по­ди Сил, и всея тва­ри Со­де­те­лю, Иже за ми­ло­сер­дие без­при­клад­ныя ми­ло­сти Тво­ея, Еди­но­род­на­го Сы­на Тво­е­го, Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, низ­по­сла­вый на спа­се­ние ро­да на­ше­го, и Чест­ным Его Кре­стом, ру­ко­пи­са­ние грех на­ших рас­тер­за­вый и по­бе­ди­вый тем на­ча­ла и вла­сти тьмы. Сам, Вла­ды­ко Че­ло­ве­ко­люб­че, при­и­ми и нас греш­ных бла­го­дар­ствен­ныя сия и мо­леб­ныя мо­лит­вы, и из­ба­ви нас от вся­ка­го все­гу­би­тель­на­го и мрач­на­го пре­гре­ше­ния, и всех озло­би­ти нас ищу­щих, ви­ди­мых и неви­ди­мых враг. При­гвоз­ди стра­ху Тво­е­му пло­ти на­ша, и не укло­ни сер­дец на­ших в сло­ве­са, или по­мыш­ле­ния лу­кав­ствия, но лю­бо­вию Тво­ею уяз­ви ду­ши на­ша, да, к Те­бе все­гда взи­ра­ю­ще, и еже от Те­бе све­том на­став­ля­е­ми, Те­бе непри­ступ­на­го и прис­но­сущ­на­го зря­ще Све­та, непре­стан­ное Те­бе ис­по­ве­да­ние и бла­го­да­ре­ние воз­сы­ла­ем Без­на­чаль­но­му От­цу, со Еди­но­род­ным Тво­им Сы­ном, и Все­свя­тым, и Бла­гим, и Жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков, аминь. Бо­же и Гос­по­ди Сил и все­го тво­ре­ния Со­зда­тель, по ми­ло­сер­дию бес­при­мер­ной ми­ло­сти Тво­ей, Еди­но­род­но­го Сы­на Тво­е­го, Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста нис­по­слав­ший для спа­се­ния ро­да на­ше­го и свя­щен­ным Его Кре­стом ру­ко­пи­са­ние гре­хов на­ших разо­рвав­ший и им же вос­тор­же­ство­вав­ший над на­чаль­ства­ми и вла­сти­те­ля­ми тьмы! Сам, че­ло­ве­ко­лю­би­вый Вла­ды­ка, при­ми эти бла­го­дар­ствен­ные и мо­леб­ные про­ше­ния и от нас греш­ных, и из­бавь нас от вся­ко­го ги­бель­но­го и мрач­но­го со­гре­ше­ния и от всех стре­мя­щих­ся при­чи­нить нам зло ви­ди­мых и неви­ди­мых вра­гов. При­гвоз­ди стра­хом пред То­бою плоть на­шу и не дай укло­нить­ся серд­цам на­шим к сло­вам или по­мыс­лам по­роч­ным, но лю­бо­вью к Те­бе уяз­ви ду­ши на­ши, что­бы мы, к Те­бе все­гда взи­ра­ю­щие и ис­хо­дя­щим от Те­бя све­том на­прав­ля­е­мые, со­зер­цая Те­бя, непри­ступ­ный и веч­ный Свет, непре­стан­ное сла­во­сло­вие и бла­го­да­ре­ние Те­бе вос­сы­ла­ли, без­на­чаль­но­му От­цу с Еди­но­род­ным Тво­им Сы­ном и все­свя­тым, и бла­гим, и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом, ныне, и все­гда, и во ве­ки ве­ков. Аминь.

СО­ВО­КУП­ЛЯ­ЕМ ЖЕ И ДЕ­ВЯ­ТЫЙ ЧАС.

ЧАС ДЕ­ВЯ­ТЫЙ

Гла­го­лем: При­и­ди­те, по­кло­ним­ся Ца­ре­ви на­ше­му Бо­гу. При­и­ди­те, по­кло­ним­ся и при­па­дем Хри­сту, Ца­ре­ви на­ше­му Бо­гу. При­и­ди­те, по­кло­ним­ся и при­па­дем Са­мо­му Хри­сту, Ца­ре­ви и Бо­гу нашему. При­ди­те, по­кло­ним­ся Ца­рю на­ше­му, Бо­гу! При­ди­те, по­кло­ним­ся и при­па­дем ко Хри­сту, Ца­рю, на­ше­му Бо­гу! При­ди­те, по­кло­ним­ся и при­па­дем к Са­мо­му Хри­сту, Ца­рю и Бо­гу нашему!

Пса­лом 68:

Спа­си, мя, Бо­же, яко вни­до­ша во­ды до ду­ши мо­ея. Уг­ле­бох в ти­ме­нии глу­би­ны, и несть по­сто­я­ния. При­и­дох во глу­би­ны мор­ския, и бу­ря по­то­пи мя. Утру­дих­ся зо­вый, из­мол­че гор­тань мой, ис­чезо­сте очи мои, от еже упо­ва­ти ми на Бо­га мо­е­го. Умно­жи­ша­ся па­че влас гла­вы мо­ея нена­ви­дя­щии мя туне, укре­пи­ша­ся вра­зи мои, из­го­ня­щии мя непра­вед­но: яже не вос­хи­щах, то­гда воз­да­ях. Бо­же, Ты уве­дел еси безу­мие мое, и пре­гре­ше­ния моя от Те­бе не ута­и­ша­ся. Да не по­сты­дят­ся о мне тер­пя­щии Те­бе, Гос­по­ди, Гос­по­ди сил, ни­же да по­сра­мят­ся о мне ищу­щии Те­бе, Бо­же Из­ра­и­лев. Яко Те­бе ра­ди пре­тер­пех по­но­ше­ние, по­к­ры сра­мо­та ли­це мое. Чуждь бых бра­тии мо­ей, и стра­нен сы­но­вом матepe мо­ея. Яко рев­ность до­му Тво­е­го сне­де мя, и по­но­ше­ния по­но­ся­щих Ти на­па­до­ша на мя. И по­крых по­стом ду­шу мою, и бысть в по­но­ше­ние мне. И по­ло­жих оде­я­ние мое вре­ти­ще, и бых им в прит­чу. О мне глум­ля­ху­ся се­дя­щии во вра­тех, и о мне по­я­ху пи­ю­щии ви­но. Аз же мо­лит­вою мо­ею к Те­бе, Бо­же, вре­мя бла­го­во­ле­ния; Бо­же, во мно­же­стве ми­ло­сти Тво­ея услы­ши мя, во ис­тине спа­се­ния Тво­е­го. Спа­си мя от бре­ния, да не уг­леб­ну, да из­бав­лю­ся от нена­ви­дя­щих мя и от глу­бо­ких вод. Да не по­то­пит мене бу­ря вод­ная, ни­же да по­жрет мене глу­би­на, ни­же све­дет о мне ро­вен­ник уст сво­их. Услы­ши мя, Гос­по­ди, яко бла­га ми­лость Твоя, по мно­же­ству щед­рот Тво­их при­з­ри на мя. Не от­вра­ти ли­ца Тво­е­го от от­ро­ка Тво­е­го, яко скорб­лю, ско­ро услы­ши мя. Вон­ми ду­ши мо­ей, и из­ба­ви ю; враг мо­их ра­ди из­ба­ви мя. Ты бо ве­си по­но­ше­ние мое, и студ мой, и сра­мо­ту мою, пред То­бою вси оскорб­ля­ю­щии мя. По­но­ше­ние ча­я­ше ду­ша моя и страсть; и ждах со­скор­бя­ща­го, и не бе, и уте­ша­ю­щих, и не об­ре­тох. И да­ша в снедь мою желчь, и в жаж­ду мою на­по­и­ша мя оц­та. Да бу­дет тра­пе­за их пред ни­ми в сеть, и в воз­да­я­ние, и в со­блазн. Да по­мра­чат­ся очи их, еже не ви­де­ти, и хре­бет их вы­ну сля­цы. Про­лей на ня гнев Твой, и ярость гне­ва Тво­е­го да по­стиг­нет их. Да бу­дет двор их пуст, и в жи­ли­щах их да не бу­дет жи­вый. Зане его­же Ты по­ра­зил еси, тии по­гна­ша, и к бо­лез­ни язв мо­их при­ло­жи­ша. При­ло­жи без­за­ко­ние к без­за­ко­нию их, и да не вни­дут в прав­ду Твою. Да по­тре­бят­ся от кни­ги жи­вых, и с пра­вед­ны­ми да не на­пи­шут­ся. Нищ и бо­ляй есмь аз, спа­се­ние Твое, Бо­же, да при­и­мет мя. Вос­хва­лю имя Бо­га мо­е­го с пес­нию, воз­ве­ли­чу Его во хва­ле­нии. И угод­но бу­дет Бо­гу па­че тель­ца юна, ро­ги из­но­ся­ща и паз­нок­ти. Да узрят ни­щии и воз­ве­се­лят­ся: взы­щи­те Бо­га, и жи­ва бу­дет ду­ша ва­ша. Яко услы­ша убо­гия Гос­подь, и око­ван­ныя Своя не уни­чи­жи. Да вос­хва­лят Его небе­са и зем­ля, мо­ре и вся жи­ву­щая в нем. Яко Бог спа­сет Си­о­на, и со­зи­ждут­ся гра­ди Иудей­стии, и все­лят­ся та­мо, и на­сле­дят и. И се­мя ра­бов Тво­их удер­жит и, и лю­бя­щии имя Твое все­лят­ся в нем.

Пса­лом 68

Спа­си ме­ня, Бо­же, ибо до­шли во­ды до ду­ши мо­ей. Я был вверг­нут в глу­бо­кую ти­ну, и не на чем стать, во­шёл в глу­би­ны мо­ря, и бу­ря по­то­пи­ла ме­ня. Устал я кри­чать, охрип­ла гор­тань моя, по­мерк­ли гла­за мои от ожи­да­ния Бо­га мо­е­го. Ста­ло боль­ше, чем во­лос на го­ло­ве мо­ей, нена­ви­дя­щих ме­ня на­прас­но, укре­пи­лись вра­ги мои, из­го­ня­ю­щие ме­ня непра­вед­но; за то, что не по­хи­тил, я воз­ме­щал. Бо­же, Ты по­знал безу­мие моё, и со­гре­ше­ния мои не со­кры­лись от Те­бя. Да не по­сты­дят­ся о мне на­де­ю­щи­е­ся на Те­бя, Гос­по­ди, Гос­по­ди сил, да не по­сра­мят­ся о мне ищу­щие Те­бя, Бо­же Из­ра­и­лев! Ибо ра­ди Те­бя я пре­тер­пел по­но­ше­ние; по­крыл стыд ли­цо моё. Чу­жим я стал для бра­тьев мо­их и по­сто­рон­ним для сы­нов ма­те­ри мо­ей, ибо рев­ность о до­ме Тво­ём сне­да­ет ме­ня, и по­но­ше­ния по­но­ся­щих Те­бя па­ли на ме­ня. И сми­рил я в по­сте ду­шу мою, – и это ста­ло в по­но­ше­ние мне; и воз­ло­жил на се­бя, как одеж­ду, ру­би­ще, – и стал для них прит­чей. О мне тол­ко­ва­ли си­дя­щие у во­рот, и обо мне пе­ли пью­щие ви­но, я же с мо­лит­вой мо­ей к Те­бе, Гос­по­ди; во вре­мя бла­го­во­ле­ния, Бо­же, по мно­же­ству ми­ло­сти Тво­ей, услышь ме­ня в ис­тине спа­се­ния Тво­е­го. Спа­си ме­ня из ти­ны, что­бы мне не увяз­нуть, да из­бав­люсь от нена­ви­дя­щих ме­ня и из глу­бо­ких вод; да не по­то­пит ме­ня бу­ря на во­дах, и да не по­гло­тит ме­ня глу­би­на, и да не со­мкнёт на­до мною про­пасть зе­ва сво­е­го. Услышь ме­ня, Гос­по­ди, ибо бла­га ми­лость Твоя, по мно­же­ству со­стра­да­ния Тво­е­го взгля­ни на ме­ня. Не от­вра­ти ли­ца Тво­е­го от от­ро­ка Тво­е­го, ибо я скорб­лю, ско­ро услышь ме­ня, внем­ли ду­ше мо­ей и ис­ку­пи её, ра­ди вра­гов мо­их из­бавь ме­ня. Ибо Ты зна­ешь по­но­ше­ние моё, и стыд мой, и по­срам­ле­ние моё; пред То­бою все тес­ня­щие ме­ня. По­но­ше­ния и несча­стья ожи­да­ла ду­ша моя, и ждал я со­стра­да­ю­ще­го, и не бы­ло его, и уте­ши­те­лей – и не на­шёл, и да­ли мне в пи­щу желчь, и в жаж­де мо­ей на­по­и­ли ме­ня ук­су­сом. Да ста­нет их тра­пе­за се­тью для них, и воз­да­я­ни­ем, и за­пад­нёй, да по­мра­чат­ся гла­за их, что­бы не ви­деть, и хре­бет их со­гни на­все­гда. Из­лей на них гнев Твой, и ярость гне­ва Тво­е­го да на­стиг­нет их. Да бу­дет двор их пу­стым, и в шат­рах их да не бу­дет жи­ву­ще­го, ибо, ко­го Ты по­ра­зил, они ста­ли гнать и к бо­ли ран мо­их при­ба­ви­ли. При­бавь без­за­ко­ние к без­за­ко­нию их, и да не вой­дут они в прав­ду Твою, да из­гла­дят­ся из кни­ги жи­вых, и с пра­вед­ны­ми да не на­пи­шут­ся. Нищ и стра­даю я: спа­се­ние Твоё, Бо­же, да под­дер­жит ме­ня. Вос­хва­лю имя Бо­га мо­е­го с пес­нью, воз­ве­ли­чу Его в сла­во­сло­вии, и угод­нее это бу­дет Бо­гу, чем те­лец мо­ло­дой, с под­рас­та­ю­щи­ми ро­га­ми и ко­пы­та­ми. Да уви­дят это ни­щие и воз­ве­се­лят­ся; взы­щи­те Бо­га, и жи­ва бу­дет ду­ша ва­ша. Ибо услы­шал бед­ных Гос­подь и уз­ни­ков Сво­их не пре­зрел. Да вос­хва­лят Его небе­са и зем­ля, мо­ре и всё дви­жу­щи­е­ся в нём. Ибо Бог спа­сёт Си­он, и об­стро­ят­ся го­ро­да Иудей­ские, и по­се­лят­ся там, и на­сле­ду­ют его, и се­мя ра­бов Его овла­де­ет им, и лю­бя­щие имя Его бу­дут оби­тать в нём.

Пса­лом 69:

Бо­же, в по­мощь мою вон­ми, Гос­по­ди, по­мо­щи ми пот­щи­ся. Да по­сты­дят­ся и по­сра­мят­ся ищу­щии ду­шу мою, да воз­вра­тят­ся вспять, и по­сты­дят­ся хо­тя­щии ми злая. Да воз­вра­тят­ся абие сты­дя­ще­ся, гла­го­лю­щии ми: бла­го­же, бла­го­же. Да воз­ра­ду­ют­ся и воз­ве­се­лят­ся о Те­бе вси ищу­щии Те­бе, Бо­же, и да гла­го­лют вы­ну, да воз­ве­ли­чит­ся Гос­подь, лю­бя­щии спа­се­ние Твое. Аз же нищ есмь и убог. Бо­же, по­мо­зи ми, По­мощ­ник мой, и Из­ба­ви­тель мой еси Ты, Гос­по­ди, не закосни.

Пса­лом 69

Бо­же, на по­мощь мне об­ра­тись, Гос­по­ди, по­мочь мне по­спе­ши. Да усты­дят­ся и по­сра­мят­ся ищу­щие ду­шу мою, да об­ра­тят­ся вспять и по­сты­дят­ся же­ла­ю­щие мне зла, да воз­вра­тят­ся тот­час со сты­дом го­во­ря­щие мне: “Хо­ро­шо же, хо­ро­шо же!” Да воз­ра­ду­ют­ся и воз­ве­се­лят­ся о Те­бе все ищу­щие Те­бя, Бо­же, и да го­во­рят непре­стан­но: “Да воз­ве­ли­чит­ся Гос­подь” лю­бя­щие спа­се­ние Твоё. Я же бе­ден и нищ; Бо­же, по­мо­ги мне. По­мощ­ник мой и из­ба­ви­тель мой – Ты; Гос­по­ди, не замедли!

Пса­лом 85:

При­к­ло­ни, Гос­по­ди, ухо Твое и услы­ши мя, яко нищ и убог есмь аз. Со­хра­ни ду­шу мою, яко пре­по­до­бен есмь; спа­си ра­ба Тво­е­го, Бо­же мой, упо­ва­ю­ща­го на Тя. По­ми­луй мя, Гос­по­ди, яко к Те­бе воз­зо­ву весь день. Воз­ве­се­ли ду­шу ра­ба Тво­е­го, яко к Те­бе взях ду­шу мою. Яко Ты, Гос­по­ди, благ, и кро­ток, и мно­го­мило­стив всем, при­зы­ва­ю­щим Тя. Вну­ши, Гос­по­ди, мо­лит­ву мою, и вон­ми гла­су мо­ле­ния мо­е­го. В день скор­би мо­ея воз­звах к Те­бе, яко услы­шал мя еси. Несть по­до­бен Те­бе в бо­зех, Гос­по­ди, и несть по де­лом Тво­им. Вси язы­цы, ели­ки со­тво­рил еси, при­и­дут, и по­кло­нят­ся пред То­бою, Гос­по­ди, и про­сла­вят Имя Твое, яко ве­лий еси Ты, и тво­ряй чу­де­са, Ты еси Бог един. На­ста­ви мя, Гос­по­ди, на путь Твой, и пой­ду во ис­тине Тво­ей: да воз­ве­се­лит­ся серд­це мое бо­я­ти­ся Имене Тво­е­го. Ис­по­вем­ся Те­бе, Гос­по­ди Бо­же мой, всем серд­цем мо­им и про­слав­лю Имя Твое в век. Яко ми­лость Твоя ве­лия на мне, и из­ба­вил еси ду­шу мою от ада пре­ис­под­ней­ша­го. Бо­же, за­ко­но­пре­ступ­ни­цы во­ста­ша на мя, и сонм дер­жав­ных взыс­ка­ша ду­шу мою, и не пред­ло­жи­ша Те­бе пред со­бою. И Ты, Гос­по­ди Бо­же мой, щед­рый и ми­ло­сти­вый, дол­го­тер­пе­ли­вый, и мно­го­мило­сти­вый, и ис­тин­ный, при­з­ри на мя и по­ми­луй мя, даждь дер­жа­ву Твою от­ро­ку Тво­е­му, и спа­си сы­на ра­бы Тво­ея. Со­тво­ри со мною зна­ме­ние во бла­го, и да ви­дят нена­ви­дя­щии мя и по­сты­дят­ся, яко Ты, Гос­по­ди, по­мо­гл ми, и уте­шил мя еси.

Пса­лом 85

Скло­ни, Гос­по­ди, ухо Твоё и услышь ме­ня, ибо я бе­ден и нищ. Со­хра­ни ду­шу мою, ибо я бла­го­че­стив, спа­си ра­ба Тво­е­го, Бо­же мой, упо­ва­ю­ще­го на Те­бя. По­ми­луй ме­ня, Гос­по­ди, ибо бу­ду взы­вать к Те­бе весь день. Воз­ве­се­ли ду­шу ра­ба Тво­е­го, ибо к Те­бе, Гос­по­ди, я воз­вы­сил ду­шу мою. Ибо Ты, Гос­по­ди, благ, и кро­ток, и мно­го­мило­стив ко всем при­зы­ва­ю­щим Те­бя. Услышь, Гос­по­ди, мо­лит­ву мою и внем­ли гла­су мо­ле­ния мо­е­го. В день скор­би мо­ей я воз­звал к Те­бе, ибо Ты услы­шал ме­ня. Нет по­доб­но­го Те­бе сре­ди бо­гов, Гос­по­ди, и нет рав­но­го по де­лам Тво­им. Все на­ро­ды, сколь­ко Ты их со­тво­рил, при­дут и по­кло­нят­ся пред То­бою, Гос­по­ди, и про­сла­вят имя Твоё. Ибо ве­лик Ты, и тво­ришь чу­де­са, Ты – Бог еди­ный. На­правь ме­ня, Гос­по­ди, на путь Твой, и бу­ду хо­дить в ис­тине Тво­ей. Да воз­ве­се­лит­ся серд­це моё, в стра­хе име­ни Тво­е­го. Ис­по­ве­да­юсь Те­бе, Гос­по­ди, Бо­же мой, всем серд­цем мо­им и про­слав­лю имя Твоё во­век, ибо ве­ли­ка ми­лость Твоя ко мне, и из­ба­вил Ты ду­шу мою из ада глу­бо­чай­ше­го. Бо­же, за­ко­но­пре­ступ­ни­ки вос­ста­ли на ме­ня, и сбо­ри­ще силь­ных ис­ка­ло ду­ши мо­ей, и не пред­ста­ви­ли Те­бя пред со­бою. И Ты, Гос­по­ди, Бо­же мой, щед­рый и ми­ло­сти­вый, дол­го­тер­пе­ли­вый и мно­го­мило­сти­вый и ис­тин­ный, взгля­ни на ме­ня и по­ми­луй ме­ня, дай си­лу Твою от­ро­ку Тво­е­му и спа­си сы­на ра­бы­ни Тво­ей. Со­тво­ри на мне зна­ме­ние ко бла­гу, и да уви­дят нена­ви­дя­щие ме­ня и по­сты­дят­ся, ибо Ты, Гос­по­ди, по­мог мне и уте­шил ме­ня. Со­тво­ри на мне зна­ме­ние ко бла­гу, и да уви­дят нена­ви­дя­щие ме­ня и по­сты­дят­ся, ибо Ты, Гос­по­ди, по­мог мне и уте­шил меня.

Сла­ва, и ныне, Ал­ли­лу­иа, три­жды. Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды. Сла­ва, и ныне: Ал­ли­лу­ия, ал­ли­лу­ия, ал­ли­лу­ия, сла­ва Те­бе, Бо­же. (3) Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Слава:

Сла­ва, тро­парь, глас 8:

Видя раз­бой­ник / На­чаль­ни­ка Жиз­ни на Кре­сте ви­ся­ща, гла­го­ла­ше: / аще не бы Бог был во­пло­щ­ся, Иже с на­ми рас­п­ный­ся, / не бы солн­це лу­чи [своя] по­та­и­ло, / ни­же бы зем­ля тре­пе­щу­щи тряс­ла­ся. / Но вся тер­пяй, по­мя­ни мя, Гос­по­ди, во Цар­ствии Твоем.

Тро­парь, глас 8

Видя На­чаль­ни­ка жиз­ни / на Кре­сте по­ве­шен­ным, раз­бой­ник го­во­рил: / “Ес­ли бы Рас­пя­тый с на­ми не был Бо­гом во­пло­щен­ным, / солн­це не со­кры­ло бы лу­чей сво­их / и зем­ля бы в тре­пе­те не со­тря­са­лась. / Но, все тер­пя­щий Гос­по­ди, / по­мя­ни ме­ня во Цар­ствии Твоём!”

И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Иже нас ра­ди рож­дей­ся от Де­вы / и рас­пя­тие пре­тер­пев, Бла­гий, / ис­про­вер­гий смер­тию смерть и вос­кре­се­ние яв­лей яко Бог, / не пре­зри, яже со­здал еси ру­кою Тво­ею. / Яви че­ло­ве­ко­лю­бие Твое, Ми­ло­сти­ве. / При­и­ми рожд­шую Тя Бо­го­ро­ди­цу, мо­ля­щу­ю­ся за ны. / И спа­си, Спа­се наш, лю­ди отчаянныя. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Ра­ди нас рож­ден­ный от Де­вы и рас­пя­тие пре­тер­пев­ший, / нис­про­верг­ший смер­тью смерть и явив­ший вос­кре­се­ние как Бог, / не пре­зри, Бла­гой, со­здан­ных ру­кою Тво­ею; / яви че­ло­ве­ко­лю­бие Твоё, Ми­ло­сти­вый, / при­ми ро­див­шую Те­бя Бо­го­ро­ди­цу, хо­да­тай­ству­ю­щую за нас, / и спа­си, Спа­си­тель наш, лю­дей отчаявшихся.
И по­ем тро­па­ри три от дву­на­де­ся­ти, глас 7: За­тем по­ем три тро­па­ря из две­на­дца­ти, по­вто­ряя их дважды.

Сти­хи­ры де­вя­то­го ча­са, глас 7

Ужас бе ви­де­ти? / небе­се и зем­ли Твор­ца на Кре­сте ви­ся­ща, / солн­це по­мерк­шее, день же па­ки в нощь пре­ло­ж­ший­ся, / и зем­лю из гро­бов воз­сы­ла­ю­щу те­ле­са мерт­вых: / с ни­ми­же по­кла­ня­ем­ся Те­бе, спа­си нас. (2) Страш­но бы­ло ви­деть / Твор­ца неба и зем­ли ви­ся­щим на Кре­сте, / солн­це по­мра­чен­ным, / день сно­ва пре­вра­тив­шим­ся в ночь, / и зем­лю из гроб­ниц вы­сы­ла­ю­щую те­ла мерт­вых; / с ни­ми мы по­кло­ня­ем­ся Те­бе, / спа­си нас, Гос­по­ди! (2)
Стих: Раз­де­ли­ша ри­зы Моя се­бе, / и о одеж­ди Мо­ей ме­та­ша жребий. Стих: Раз­де­ли­ли одеж­ды мои се­бе / и об оде­я­нии мо­ём бро­са­ли жре­бий.   Пс 21:19
Глас 2: Егда на Кре­сте при­гвоз­ди­ша без­за­кон­нии Гос­по­да сла­вы, во­пи­я­ше к ним: / чим вас оскор­бих? Или о чем про­гне­вах? / Преж­де Мене кто вас из­ба­ви от скор­би? / И ныне что Мне воз­да­е­те, злая за бла­гая? / За столп ог­нен­ный, на Кре­сте Мя при­гвоз­ди­сте: / за об­лак, гроб Мне ис­ко­па­сте: / за ман­ну, желчь Мне при­не­со­сте: / за во­ду, оц­том Мя на­по­и­сте. / Про­чее при­зо­ву язы­ки, / и тии Мя про­сла­вят / со От­цем и со Свя­тым Духом. Ко­гда ко Кре­сту при­гвоз­ди­ли без­за­кон­ни­ки Те­бя, Гос­по­да сла­вы, / Ты взы­вал к ним: / “Чем Я вас огор­чил или чем про­гне­вал? / Кто боль­ше Ме­ня вас из­бав­лял от скор­би? / И ныне чем вы Мне воз­да­е­те? – Злом за бла­го! / За столп ог­нен­ный ко Кре­сту Ме­ня при­гвоз­ди­ли; / за об­ла­ко вы­ко­па­ли Мне мо­ги­лу; / за ман­ну желчь Мне под­нес­ли; / за во­ду ук­су­сом Ме­ня на­по­и­ли. / От­ныне Я при­зы­ваю языч­ни­ков / и они Ме­ня про­сла­вят со От­цом и Свя­тым Духом!”
Стих: Да­ша в снедь Мою желчь, / и в жаж­ду Мою на­по­и­ша Мя оцта. Стих: И да­ли мне в пи­щу желчь, / и в жаж­де мо­ей на­по­и­ли ме­ня ук­су­сом.   Пс 68:22
И па­ки тойже. Ко­гда ко Кре­сту пригвоздили:
Сла­ва, глас 6: Днесь ви­сит на дре­ве, / Иже на во­дах зем­лю по­ве­си­вый: / вен­цем от тер­ния об­ла­га­ет­ся, / Иже ан­ге­лов Царь: / в лож­ную баг­ря­ни­цу об­ла­чит­ся, / оде­ва­яй небо об­ла­ки: / за­у­ше­ние при­ят, Иже во Иор­дане сво­бо­ди­вый Ада­ма: / гвоздь­ми при­гвоз­ди­ся Же­них Цер­ков­ный: / ко­пи­ем про­бо­де­ся Сын Де­выя. / По­кла­ня­ем­ся Cтрас­тем Тво­им, Хри­сте. / По­кла­ня­ем­ся Страс­тем Тво­им, Хри­сте. / По­кла­ня­ем­ся Cтрас­тем Тво­им, Хри­сте. / По­ка­жи нам и слав­ное Твое Воскресение. Сла­ва, глас 6: В сей день по­ве­шен на Дре­ве / на во­дах зем­лю по­ве­сив­ший; / вен­цом из тер­ний вен­ча­ет­ся / Ан­ге­лов Царь; / в лож­ную баг­ря­ни­цу об­ле­ка­ет­ся / По­кры­ва­ю­щий небо об­ла­ка­ми; / при­нял по ли­цу удар / в Иор­дане осво­бо­див­ший Ада­ма; / гвоз­дя­ми был при­гвож­ден Же­них Церк­ви; / ко­пьем был прон­зен Сын Де­вы. / По­кло­ня­ем­ся стра­да­ни­ям Тво­им, Хри­сте. / По­кло­ня­ем­ся стра­да­ни­ям Тво­им, Хри­сте. / По­кло­ня­ем­ся стра­да­ни­ям Тво­им, Хри­сте. / По­ка­жи нам и слав­ное Твое воскресение!
И ныне, той­же. И ныне: В сей день по­ве­шен на Древе:

Про­ки­мен, глас 6:

Ре­че бе­зу­мен в серд­це сво­ем: / несть Бог. Стих: Несть тво­ряй бла­го­сты­ню, несть до единаго.

Про­ки­мен, глас 6

Ска­зал безум­ный в серд­це сво­ём: / “Нет Бо­га!”. Стих: Нет де­ла­ю­ще­го доб­ро, нет ни од­но­го.   Пс 13:1А, 3Б

Про­ро­че­ства Иере­ми­и­на чтение:
[Гла­ва 11, ст. 18 – 23; гла­ва 12, ст. 1 – 15]

Про­ро­че­ства Иере­мии чтение

Гос­по­ди, ска­жи ми, и ура­зу­мею: то­гда ви­дех на­чи­на­ния их. Аз же яко аг­ня незло­би­вое ве­до­мое на за­ко­ле­ние не ра­зу­мех, яко на мя по­мыс­ли­ша по­мысл лу­ка­вый, гла­го­лю­ще: при­и­ди­те и вло­жим дре­во в хлеб его, и ис­тре­бим его от зем­ли жи­ву­щих, и имя его да не по­мя­нет­ся кто­му. Гос­подь Са­ва­оф, су­дяй пра­вед­но, ис­пы­ту­яй серд­ца и утро­бы, да ви­жду мще­ние Твое на них, яко к Те­бе от­крых оправ­да­ние мое. Се­го ра­ди сия гла­го­лет Гос­подь на му­жы Ана­фоф­ски ищу­щия ду­ши мо­ея, гла­го­лю­щия: да не про­ро­че­ству­е­ши о име­ни Гос­под­ни: аще ли же ни, умре­ши в ру­ках на­ших. Се­го ра­ди сия гла­го­лет Гос­подь сил: се Аз по­се­щу на них: юно­ши их ме­чем умрут, и сы­но­ве их и дще­ри их скон­ча­ют­ся гла­дом. И остан­ка не бу­дет от них, на­ве­ду бо злая на жи­ву­щия во Ана­фо­фе, в ле­то по­се­ще­ния их. Пра­ве­ден еси Гос­по­ди, яко от­ве­щаю к Те­бе, оба­че судь­бы воз­гла­го­лю к Те­бе: что яко путь нече­сти­вых спе­ет­ся? Уго­бзи­ша­ся вси тво­ря­щии без­за­ко­ния? На­са­дил еси их, и уко­ре­ни­ша­ся: ча­да со­тво­ри­ша, и со­тво­ри­ша плод: близ еси Ты уст их, да­ле­че же от утроб их. И Ты, Гос­по­ди, ра­зу­ме­е­ши мя, ви­дел мя еси, и ис­ку­сил еси серд­це мое пред То­бою, со­бе­ри их яко ов­цы на за­ко­ле­ние, и очи­сти их в день за­ко­ле­ния их. До­ко­ле пла­ка­ти имать зем­ля, и тра­ва вся сель­ная из­схнет от зло­бы жи­ву­щих на ней? По­ги­бо­ша ско­ти и пти­цы, яко ре­ко­ша: не узрит Бог пу­тей на­ших. Но­зи твои те­кут, и раз­слаб­ля­ют тя. Иди­те, со­бе­ри­те вся зве­ри сель­ныя, и да при­и­дут сне­сти е. Пас­ты­рие мно­зи рас­тли­ша ви­но­град Мой, осквер­ни­ша часть Мою, да­ша часть же­ла­е­мую Мою в пу­сты­ню непро­ход­ную. По­ло­жи­ша в по­треб­ле­ние па­гу­бы. Яко сия гла­го­лет Гос­подь о всех со­се­дех лу­ка­вых, при­ка­са­ю­щих­ся на­сле­дию Мо­е­му, еже раз­де­лих лю­дем Мо­им Из­ра­и­лю: се Аз ис­торг­ну их от зем­ли их, и дом Иудин из­верг­ну от сре­ды их. И бу­дет егда ис­торг­ну их, об­ра­щу­ся и по­ми­лую их, и все­лю их, ко­го­ждо в до­сто­я­ние свое, и ко­го­ждо в зем­лю свою. Гос­по­ди, от­крой мне, и я по­знаю: то­гда я уви­дел за­ня­тия их. Я же, как аг­нец без­злоб­ный, ве­до­мый на за­кла­ние, не по­знал, (что) про­тив ме­ня они за­мыс­ли­ли за­мы­сел злой, го­во­ря: “При­ди­те, и вло­жим де­ре­во в хлеб его, и ис­тре­бим его с зем­ли жи­вых, и имя его не вспом­нит­ся бо­лее”. Гос­по­ди Сил, Су­дя­щий пра­вед­но, ис­пы­ты­ва­ю­щий внут­рен­но­сти и серд­ца! Да уви­жу я мще­ние Твое над ни­ми, ибо Те­бе от­крыл я оправ­да­ние моё. По­то­му так го­во­рит Гос­подь о му­жах Ана­фо­фа, ищу­щих ду­ши мо­ей, го­во­ря­щих: “Не про­ро­че­ствуй во имя Гос­по­да, а ес­ли не так, умрешь от рук на­ших”, – (по­то­му так го­во­рит Гос­подь Сил:) вот Я по­се­щу их: юно­ши их от ме­ча умрут; и сы­но­вья их и до­че­ри их скон­ча­ют­ся от го­ло­да. И остат­ка не бу­дет от них; ибо Я на­ве­ду бед­ствия на оби­та­ю­щих в Ана­фо­фе в год по­се­ще­ния их. Пра­ве­ден Ты, Гос­по­ди в том, что смо­гу оправ­ды­вать­ся пред То­бою; и од­на­ко о су­дах бу­ду го­во­рить с То­бою: по­че­му это путь нече­сти­вых успе­шен? Про­цве­та­ют все, по­сту­па­ю­щие ве­ро­лом­но! Ты на­са­дил их, и они уко­ре­ни­лись, де­тей ро­ди­ли и при­нес­ли плод. Бли­зок Ты к устам их, но да­лёк от сер­дец их. И Ты, Гос­по­ди, зна­ешь ме­ня; по­знал ме­ня и ис­пы­тал серд­це моё пред То­бою. Со­бе­ри их, как овец на за­кла­ние, (и) очи­сти их на день за­кла­ния их! До­ко­ле бу­дет го­ре­вать зем­ля, и вся тра­ва по­ле­вая сох­нуть от зло­бы оби­та­ю­щих на ней ? Ис­чез­ли скот и пти­цы, ибо они ска­за­ли: “Не уви­дит Бог пу­тей на­ших”. – Твои но­ги бе­гут, и рас­слаб­ля­ют те­бя. (При­ди­те), со­бе­ри­те всех зве­рей по­ле­вых, и пусть при­дут по­жрать ее! Пас­ту­хи мно­го­чис­лен­ные ис­пор­ти­ли ви­но­град­ник Мой, осквер­ни­ли удел Мой, пре­вра­ти­ли удел во­жде­лен­ный Мой в пу­сты­ню непро­хо­ди­мую, об­рек­ли на ис­треб­ле­ние па­губ­ное. Ибо так го­во­рит Гос­подь обо всех со­се­дях злых, при­ка­са­ю­щих­ся к на­сле­дию Мо­е­му, ко­то­рое Я раз­де­лил на­ро­ду Мо­е­му, Из­ра­и­лю: “Вот, Я ис­торг­ну их из зем­ли их, и (дом) Иудин из­го­ню из сре­ды их. И бу­дет по­сле из­гна­ния Мною их, воз­вра­щу и по­ми­лую их, и по­се­лю их: каж­до­го в удел его и каж­до­го в зем­лю его”.   Иер 11:18–23; 12:1–11, 14–15

Апо­стол
ко Ев­ре­ем, за­ча­ло 324:

Апо­стол
По­сла­ние к Ев­ре­ям, за­ча­ло 324

Бра­тие, иму­ще дерз­но­ве­ние вхо­ди­ти во свя­тая Кро­вию Иисус Хри­сто­вою, пу­тем но­вым и жи­вым, его­же об­но­вил есть нам за­ве­сою, си­речь пло­тию Сво­ею, и Иереа ве­ли­ка над до­мом Бо­жи­им. Да при­сту­па­ем со ис­тин­ным серд­цем во из­ве­ще­нии ве­ры, окроп­ле­ни серд­ца от со­ве­сти лу­ка­выя, и из­мо­ве­ни те­ле­са во­дою чи­стою. Да дер­жим ис­по­ве­да­ние упо­ва­ния неуклон­ное: ве­рен бо есть Обе­ща­вый. И да ра­зу­ме­ва­ем друг дру­га в по­ощ­ре­нии люб­ве и доб­рых дел. Не остав­ля­ю­ще со­бра­ния сво­е­го, яко­же есть неким обы­чай, но (друг дру­га) под­ви­за­ю­ще: и то­ли­ка па­че, ели­ко ви­ди­те при­бли­жа­ю­щ­ся день (суд­ный). Во­лею бо со­гре­ша­ю­щим нам по при­я­тии ра­зу­ма ис­ти­ны, кто­му о гре­сех не об­ре­та­ет­ся жерт­ва. Страш­но же некое ча­я­ние су­да, и ог­ня рев­ность, по­я­сти хо­тя­ща­го со­про­тив­ныя. От­вергл­ся кто за­ко­на Мо­и­сео­ва, без ми­ло­сер­дия при двою или три­ех сви­де­те­лех уми­ра­ет. Ко­ли­ко, мни­те, гор­шия спо­до­бит­ся му­ки, иже Сы­на Бо­жия по­пра­вый, и Кровь за­вет­ную сквер­ну воз­мнив, в ней­же освя­ти­ся, и Ду­ха бла­го­да­ти уко­ри­вый. Ве­мы бо Рек­ша­го: Мне от­мще­ние, Аз воз­дам, гла­го­лет Гос­подь. И па­ки: яко су­дит Гос­подь лю­дем Сво­им. Страш­но есть еже впа­сти в ру­це Бо­га Живаго. Бра­тья, имея дерз­но­ве­ние вхо­дить во свя­ти­ли­ще кро­вью Иису­са, пу­тем но­вым и жи­вым, ко­то­рый Он вновь от­крыл нам че­рез за­ве­су, то есть плоть Свою, и имея Свя­щен­ни­ка ве­ли­ко­го над до­мом Бо­жи­им, – бу­дем при­сту­пать с ис­крен­ним серд­цем в пол­но­те ве­ры, кроп­ле­ни­ем очи­стив серд­ца от лу­ка­вой со­ве­сти и омыв те­ло во­дою чи­стой. Бу­дем дер­жать­ся ис­по­ве­да­ния на­деж­ды неуклон­но, ибо ве­рен Обе­щав­ший; и бу­дем вни­ма­тель­ны друг ко дру­гу, по­ощ­ряя к люб­ви и доб­рым де­лам, не остав­ляя со­бра­ния сво­е­го, как есть у неко­то­рых обы­чай, но при­зы­вая к бод­ро­сти, и тем бо­лее, чем бли­же вы ви­ди­те День. Ибо ес­ли, по­лу­чив по­зна­ние ис­ти­ны, мы про­из­воль­но гре­шим, то не оста­ет­ся уже жерт­вы за грех, но некое страш­ное ожи­да­ние су­да и ярость ог­ня, го­то­во­го по­жрать про­тив­ни­ков. Че­ло­век, от­верг­ший За­кон Мо­и­се­ев, без ми­ло­сер­дия под­вер­га­ет­ся смер­ти на ос­но­ва­нии по­ка­за­ний двух или трех сви­де­те­лей; на­сколь­ко худ­ше­го на­ка­за­ния, ду­ма­е­те вы, бу­дет до­сто­ин тот, кто по­прал Сы­на Бо­жия и кровь за­ве­та, ко­то­рою был освя­щен, не по­чтив ее как свя­ты­ню и оскор­бив Ду­ха Свя­то­го. Ибо мы зна­ем То­го, Кто ска­зал: “Мне от­мще­ние, Я воз­дам”; и еще: “Бу­дет су­дить Гос­подь на­род Свой”. Страш­но впасть в ру­ки Бо­га Жи­во­го!   Евр 10:19–31

Еван­ге­лие от Иоанна,
за­ча­ло 59, 60, 61:

Еван­ге­лие от Иоанна,
за­ча­ло 59Б

Во вре­мя оно, ве­до­ша Иису­са от Ка­иа­фы в пре­тор. Бе же утро: и тии не вни­до­ша в пре­тор, да не осквер­нят­ся, но да ядят фас­ку. Изы­де же Пи­лат к ним вон, и ре­че: кую речь при­но­си­те на Че­ло­ве­ка Се­го? От­ве­ща­ша и ре­ша ему: аще не бы был Сей зло­дей, не бы­хом пре­да­ли Его те­бе. Ре­че же им Пи­лат: по­и­ми­те Его вы, и по за­ко­ну ва­ше­му су­ди­те Ему. Ре­ша же ему иудее: нам не до­сто­ит уби­ти ни­ко­го­же. Да сло­во Иису­со­во сбу­дет­ся, еже ре­че, на­зна­ме­нуя, ко­ею смер­тию хо­тя­ше умре­ти. Вни­де убо па­ки Пи­лат в пре­тор, и гла­си Иису­са, и ре­че Ему: Ты ли еси Царь Иудейск? От­ве­ща ему Иисус: о се­бе ли ты сие гла­го­ле­ши, или инии те­бе ре­ко­ша о Мне? От­ве­ща Пи­лат: еда аз жи­до­вин есмь? Род Твой и ар­хи­ерее пре­да­ша Тя мне, что еси со­тво­рил? От­ве­ща Иисус: Цар­ство Мое несть от ми­ра се­го; аще от ми­ра се­го бы­ло бы Цар­ство Мое, слу­ги Мои убо под­ви­за­ли­ся бы­ша, да не пре­дан бых был иудеом. Ныне же Цар­ство Мое несть от­сю­ду. Ре­че же Ему Пи­лат: убо Царь ли еси Ты? От­ве­ща Иисус: ты гла­го­ле­ши, яко Царь есмь Аз. Аз на сие ро­дих­ся, и на сие при­и­дох в мир, да сви­де­тель­ствую ис­ти­ну: и всяк, иже есть от ис­ти­ны, по­слу­ша­ет гла­са Мо­е­го. Гла­го­ла Ему Пи­лат: что есть ис­ти­на? И сие рек, па­ки изы­де ко иудеом, и гла­го­ла им: аз ни еди­ныя ви­ны об­ре­таю в Нем. Есть же обы­чай вам, да еди­на­го вам от­пу­щу на Пас­ху: хо­ще­те ли убо, да от­пу­щу вам Ца­ря Иудей­ска? Возо­пи­ша же па­ки вси, гла­го­лю­ще: не Се­го, но Ва­рав­ву. Бе же Ва­рав­ва разбойник. В то вре­мя ве­дут Иису­са от Ка­иа­фы в пре­то­рию. Бы­ло утро, и са­ми они не во­шли в пре­то­рию, что­бы не осквер­нить­ся, но есть пас­ху. Вы­шел к ним Пи­лат на­ру­жу и го­во­рит: ка­кое об­ви­не­ние вы­став­ля­е­те вы про­тив Это­го Че­ло­ве­ка? От­ве­ти­ли они и ска­за­ли ему: ес­ли бы Он не де­лал зла, мы не пре­да­ли бы Его те­бе. Ска­зал им то­гда Пи­лат: возь­ми­те Его вы и по за­ко­ну ва­ше­му су­ди­те Его. Ска­за­ли ему Иудеи: нам не раз­ре­ша­ет­ся каз­нить ни­ко­го; да ис­пол­нит­ся сло­во Иису­са, ко­то­рое Он ска­зал, да­вая по­нять, ка­кою смер­тью пред­сто­я­ло Ему уми­рать. То­гда Пи­лат во­шел сно­ва в пре­то­рию и при­звал Иису­са и ска­зал Ему: Ты – Царь Иудей­ский? От­ве­тил Иисус: от се­бя ли ты это го­во­ришь, или дру­гие ска­за­ли те­бе о Мне? От­ве­тил Пи­лат: раз­ве я Иудей? На­род Твой и пер­во­свя­щен­ни­ки пре­да­ли Те­бя мне. Что Ты сде­лал? От­ве­тил Иисус: Цар­ство Мое не от ми­ра се­го. Ес­ли бы от ми­ра се­го бы­ло Цар­ство Мое, слу­жи­те­ли Мои бо­ро­лись бы за то, что­бы Я не был пре­дан Иуде­ям. Те­перь же Цар­ство Мое не от­сю­да. Ска­зал Ему то­гда Пи­лат: зна­чит, Ты, все-та­ки, Царь? От­ве­тил Иисус: ты го­во­ришь, что Я Царь. Я на то ро­дил­ся и на то при­шел в мир, что­бы сви­де­тель­ство­вать об ис­тине. Вся­кий, кто от ис­ти­ны, слу­ша­ет Мо­е­го го­ло­са. Го­во­рит Ему Пи­лат: что есть ис­ти­на? И ска­зав это, он сно­ва вы­шел к Иуде­ям и го­во­рит им: я ни­ка­кой не на­хо­жу в Нем ви­ны. Есть же обык­но­ве­ние у вас, что­бы я од­но­го от­пус­кал вам на Пас­ху. Итак, хо­ти­те, что­бы я от­пу­стил вам Ца­ря Иудей­ско­го? То­гда за­кри­ча­ли они сно­ва, го­во­ря: не Это­го, но Ва­рав­ву. Был же Ва­рав­ва разбойник.
То­гда убо Пи­лат по­ят Иису­са, и би Его. И во­и­ни сплет­ше ве­нец от тер­ния, воз­ло­жи­ша Ему на гла­ву, и в ри­зу баг­ря­ну об­ле­ко­ша Его. И гла­го­ла­ху: ра­дуй­ся, Ца­рю Иудей­ский. И би­я­ху Его по ла­ни­то­ма. Изы­де убо па­ки вон Пи­лат, и гла­го­ла им: се из­во­жду Его вам вон, да ра­зу­ме­е­те, яко в Нем ни еди­ныя ви­ны об­ре­таю. Изы­де же вон Иисус, но­ся тер­но­вен ве­нец, и баг­ря­ну ри­зу. И гла­го­ла им: се Че­ло­век. Егда же ви­де­ша Его ар­хи­ерее и слу­ги, возо­пи­ша гла­го­лю­ще: рас­пни, рас­пни Его. Гла­го­ла им Пи­лат: по­и­ми­те Его вы, и рас­пни­те. Аз бо не об­ре­таю в Нем ви­ны. От­ве­ща­ша ему иудее: мы за­кон има­мы, и по за­ко­ну на­ше­му дол­жен есть умре­ти, яко Се­бе Сы­на Бо­жия со­тво­ри. Егда же слы­ша Пи­лат сие сло­во, па­че убо­я­ся. И вни­де в пре­тор па­ки, и гла­го­ла Иису­со­ви: от­ку­ду еси Ты? Иисус же от­ве­та не да­де ему. Гла­го­ла же Ему Пи­лат: мне ли не гла­го­ле­ши? Не ве­си ли, яко власть имам рас­пя­ти Тя, и власть имам пу­сти­ти Тя? От­ве­ща Иисус: не има­ши вла­сти ни еди­ныя на Мне, аще не бы ти да­но свы­ше: се­го ра­ди пре­да­вый Мя те­бе, бо­лий грех имать. От се­го ис­ка­ше Пи­лат пу­сти­ти Его. Иудее же во­пи­я­ху, гла­го­лю­ще: аще Се­го пу­сти­ши, неси друг ке­са­рев. Всяк, иже ца­ря се­бе тво­ряй, про­ти­вит­ся ке­са­рю. Пи­лат же слы­шав сие сло­во, из­ве­де вон Иису­са, и се­де на су­ди­щи, на ме­сте гла­го­ле­мем Ли­фо­стро­тон, ев­рей­ски же Гав­ва­фа. Бе же пя­ток Пас­це, час же яко ше­стый. И гла­го­ла Иудеом: се Царь ваш. Они же во­пи­я­ху: воз­ми, воз­ми, рас­пни Его. Гла­го­ла им Пи­лат: Ца­ря ли ва­ше­го рас­пну? От­ве­ща­ша ар­хи­ерее: не има­мы ца­ря, ток­мо ке­са­ря. То­гда же пре­да­де Его им, да рас­пнет­ся. По­ем­ше же Иису­са, и ве­до­ша. И но­ся крест Свой, изы­де в гла­го­ле­мое Лоб­ное ме­сто, еже гла­го­лет­ся ев­рей­ски Гол­го­фа. Иде­же про­пя­ша Его и с Ним ина два, сю­ду и сю­ду, по­сре­де же Иису­са. На­пи­са же и тит­ла Пи­лат, и по­ло­жи на кре­сте. Бе же на­пи­са­но: Иисус На­зо­ря­нин, Царь Иудей­ский. Се­го же тит­ла мно­зи что­ша от Иудей, яко близ бе ме­сто гра­да, иде­же про­пя­ша Иису­са. И бе на­пи­са­но: ев­рей­ски, гре­че­ски, рим­ски. Гла­го­ла­ху же Пи­ла­ту ар­хи­ерее иудей­стии: не пи­ши, Царь Иудей­ский, но яко Сам ре­че: Царь есмь Иудей­ский. От­ве­ща Пи­лат: еже пи­сах, пи­сах. Во­и­ни же, егда про­пя­ша Иису­са, при­я­ша ри­зы Его, и со­тво­ри­ша че­ты­ри ча­сти, кое­муж­до во­и­ну часть, и хи­тон. Бе же хи­тон не швен, свы­ше ис­ткан весь. Ре­ша же к се­бе: не пре­де­рем его, но мет­нем жре­бия о нем, ко­му бу­дет: да сбу­дет­ся Пи­са­ние, гла­го­лю­щее: раз­де­ли­ша ри­зы Моя се­бе, и о има­тис­ме Мо­ей ме­та­ша жре­бия. Во­и­ни же убо сия со­тво­ри­ша. Сто­я­ху же при кре­сте Иису­со­ве Ма­ти Его и сест­ра Ма­те­ре Его, Ма­рия Клео­по­ва, и Ма­рия Маг­да­ли­на. Иисус же ви­дев Ма­терь, и уче­ни­ка сто­я­ща, его­же люб­ля­ше, гла­го­ла Ма­те­ри Сво­ей: Же­но, се сын Твой. По­том же гла­го­ла уче­ни­ку: се Ма­ти твоя. И от то­го ча­са по­ят Ю уче­ник во своя си. По­сем ве­дый Иисус, яко вся уже со­вер­ши­ша­ся, да сбу­дет­ся Пи­са­ние, гла­го­ла: жаж­ду. Со­суд же сто­я­ше полн оц­та. Они же ис­пол­нив­ше гу­бу оц­та, и на трость вонзше, при­де­ша ко устом Его. Егда же при­ят оцет Иисус, ре­че: со­вер­ши­ша­ся, и при­к­лонь гла­ву, пре­да­де дух. Иудее же, по­не­же пя­ток бе, да не оста­нут на кре­сте те­ле­са в суб­бо­ту, бе бо ве­лик день тоя суб­бо­ты, мо­ли­ша Пи­ла­та, да пре­би­ют го­ле­ни их, и воз­мут. При­и­до­ша же во­и­ни, и пер­во­му убо пре­би­ша го­ле­ни, и дру­го­му рас­пя­то­му с Ним. На Иису­са же при­шед­ше, яко ви­де­ша Его уже умер­ша, не пре­би­ша Ему го­ле­ний. Но един от во­ин ко­пи­ем реб­ра Ему про­бо­де, и абие изы­де кровь и во­да. И ви­де­вый сви­де­тел­ство­ва, и ис­тин­но есть сви­де­тель­ство его, и той весть, яко ис­ти­ну гла­го­лет, да вы ве­ру име­те. Бы­ша бо сия, да сбу­дет­ся Пи­са­ние: кость не со­кру­шит­ся от Него. И па­ки дру­гое Пи­са­ние гла­го­лет: воз­зрят Нань, Его­же прободоша. То­гда взял Пи­лат Иису­са и под­верг би­че­ва­нию. И во­и­ны, спле­тя ве­нец из тер­ния, воз­ло­жи­ли Ему на го­ло­ву, и в оде­я­ние пур­пур­ное об­ла­чи­ли Его, и под­хо­ди­ли к Нему и го­во­ри­ли: да здрав­ству­ет Царь Иудей­ский! И би­ли Его по ли­цу. И сно­ва вы­шел Пи­лат на­ру­жу и го­во­рит им: вот, я вы­во­жу Его к вам, что­бы вы зна­ли, что я ни­ка­кой ви­ны не на­хо­жу в Нем. Вы­шел то­гда Иисус на­ру­жу в тер­но­вом вен­це и пур­пур­ном оде­я­нии. И го­во­рит им Пи­лат: вот Че­ло­век. Ко­гда же уви­де­ли Его пер­во­свя­щен­ни­ки и слу­жи­те­ли, они за­кри­ча­ли: рас­пни, рас­пни. Го­во­рит им Пи­лат: возь­ми­те Его вы и рас­пни­те, ибо я не на­хо­жу в Нем ви­ны. От­ве­ти­ли ему Иудеи: у нас есть За­кон, и по За­ко­ну Он дол­жен уме­реть, по­то­му что сде­лал Се­бя Сы­ном Бо­жи­им. Ко­гда услы­шал Пи­лат это сло­во, он еще силь­нее устра­шил­ся, и во­шел в пре­то­рию сно­ва и го­во­рит Иису­су: от­ку­да Ты? Иисус же от­ве­та не дал ему. Го­во­рит Ему то­гда Пи­лат: мне ли не го­во­ришь? Раз­ве Ты не зна­ешь, что я власть имею от­пу­стить Те­бя, и власть имею рас­пять Те­бя? От­ве­тил ему Иисус: ты не имел бы на­до Мной ни­ка­кой вла­сти, ес­ли бы не бы­ло да­но те­бе свы­ше. По­это­му тот, кто Ме­ня пре­дал те­бе, боль­ший грех име­ет. С это­го вре­ме­ни Пи­лат ис­кал от­пу­стить Его. Но Иудеи за­кри­ча­ли, го­во­ря: ес­ли ты Это­го от­пу­стишь, ты не друг ке­са­рю. Вся­кий де­ла­ю­щий се­бя ца­рем, вос­ста­ет про­тив ке­са­ря. Пи­лат, услы­шав эти сло­ва, вы­вел Иису­са на­ру­жу и сел для вер­ше­ния су­да на ме­сто, на­зы­ва­е­мое “Ка­мен­ным по­мо­стом”, а по-ев­рей­ски Гав­ва­фа. Бы­ла же пят­ни­ца пе­ред Пас­хой, око­ло ше­сто­го ча­са. И го­во­рит он Иуде­ям: вот Царь ваш. То­гда за­кри­ча­ли они: до­лой, до­лой, рас­пни Его! Го­во­рит им Пи­лат: Ца­ря ли ва­ше­го рас­пну? От­ве­ти­ли пер­во­свя­щен­ни­ки: нет у нас ца­ря, кро­ме ке­са­ря. То­гда он пре­дал Его им на рас­пя­тие. Итак, взя­ли Иису­са и по­ве­ли. И неся Се­бе крест, Он вы­шел на ме­сто, на­зы­ва­е­мое Лоб­ным, ко­то­рое по-ев­рей­ски на­зы­ва­ет­ся Гол­го­фа, где Его рас­пя­ли, и с Ним двух дру­гих, по обе Его сто­ро­ны, по­сре­дине же Иису­са. И сде­лал над­пись на дос­ке Пи­лат и по­ста­вил на кре­сте. Бы­ло же на­пи­са­но: Иисус На­зо­рей, Царь Иудей­ский. Эту над­пись на дос­ке мно­гие про­чли из Иуде­ев, по­то­му что близ­ко бы­ло от го­ро­да то ме­сто, где был рас­пят Иисус, и бы­ло на­пи­са­но по-ев­рей­ски, по-рим­ски, по-гре­че­ски. Го­во­ри­ли же Пи­ла­ту пер­во­свя­щен­ни­ки Иудей­ские: не пи­ши “Царь Иудей­ский”, но: “Он ска­зал: Я Царь Иудей­ский”. От­ве­тил Пи­лат: что я на­пи­сал, то на­пи­сал. Во­и­ны же, ко­гда рас­пя­ли Иису­са, взя­ли одеж­ды Его и раз­де­ли­ли на че­ты­ре ча­сти, каж­до­му во­и­ну по ча­сти, и хи­тон. Был же хи­тон не сши­тый, тка­ный це­ли­ком с са­мо­го вер­ха. Ска­за­ли они друг дру­гу: не бу­дем рвать его, но бро­сим о нем жре­бий, чей бу­дет. Да ис­пол­нит­ся Пи­са­ние: Раз­де­ли­ли одеж­ды Мои меж­ду со­бою и об оде­я­нии Мо­ем бро­си­ли жре­бий. Во­и­ны это сде­ла­ли. Сто­я­ли же у кре­ста Иису­са Ма­терь Его и сест­ра Ма­те­ри Его, Ма­рия Клео­по­ва и Ма­рия Маг­да­ли­на. Иисус же, уви­дев Ма­терь и уче­ни­ка, близ сто­я­ще­го, ко­то­ро­го Он лю­бил, го­во­рит Ма­те­ри: Жен­щи­на, вот сын Твой. По­том го­во­рит уче­ни­ку: вот Ма­терь твоя. И с то­го ча­са взял уче­ник Ее к се­бе. По­сле это­го Иисус, зная, что уже все со­вер­ши­лось, го­во­рит, дабы свер­ши­лось Пи­са­ние: жаж­ду. Сто­ял тут со­суд, пол­ный ук­су­са. То­гда на­ткнув на ко­пье губ­ку, пол­ную ук­су­са, под­нес­ли к Его устам. И ко­гда вку­сил Иисус ук­су­са, Он ска­зал: со­вер­ши­лось. И скло­нив го­ло­ву, пре­дал дух. А так как бы­ла пят­ни­ца, то Иудеи, что­бы те­ла не оста­лись на кре­сте в суб­бо­ту – ибо день той суб­бо­ты был день ве­ли­кий, – по­про­си­ли Пи­ла­та пе­ре­бить у них го­ле­ни и снять их. Итак, при­шли во­и­ны, и у пер­во­го пе­ре­би­ли го­ле­ни, и у дру­го­го, рас­пя­то­го с Ним. При­дя же к Иису­су, они, ко­гда уви­де­ли, что Он уже умер, не пе­ре­би­ли у Него го­ле­ней, но один из во­и­нов ко­пьем прон­зил Ему реб­ра, и вы­шла тот­час кровь и во­да. И ви­дев­ший за­сви­де­тель­ство­вал, и ис­тин­но его сви­де­тель­ство, и он зна­ет, что ис­тин­ное го­во­рит, что­бы и вы ве­ри­ли. Ибо про­изо­шло это, да ис­пол­нит­ся Пи­са­ние: кость Его да не со­кру­шит­ся. И еще дру­гое Пи­са­ние го­во­рит: Бу­дут смот­реть на То­го, Ко­го прон­зи­ли.   Ин 18:28–19:37
Та­же пред­ла­га­ет­ся чте­ние: Сло­во крестное.
Та­же: Не пре­даждь нас до кон­ца Имене Тво­е­го ра­ди, и не ра­зо­ри за­ве­та Тво­е­го, и не от­ста­ви ми­ло­сти Тво­ея от нас Ав­ра­ама ра­ди, воз­люб­лен­на­го от Те­бе, и за Иса­а­ка, ра­ба Тво­е­го, и Из­ра­и­ля, свя­та­го Твоего. Не пре­дай нас до кон­ца ра­ди име­ни Тво­е­го, и не раз­рушь за­ве­та Тво­е­го. Не от­ни­ми от нас ми­ло­сти Тво­ей ра­ди Ав­ра­ама, воз­люб­лен­но­го То­бою, ра­ди Иса­а­ка, ра­ба Тво­е­го, и Из­ра­и­ля, свя­то­го Тво­е­го.   Дан 3:34,35
Три­свя­тое. По От­че наш: Три­свя­тое. Сла­ва, и ныне: Пре­свя­тая Тро­и­ца: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Сла­ва, и ныне: От­че наш:

Свя­щен­ник: Ибо Твоё есть Цар­ство: Чтец: Аминь.

Кондак, глас 8:

Нас ра­ди Рас­пя­та­го, при­и­ди­те, вси вос­по­им. / То­го бо ви­де Ма­рия на дре­ве, и гла­го­ла­ше: / аще и рас­пя­тие тер­пи­ши, / Ты еси Сын и Бог Мой.

Кондак, глас 8

При­ди­те все, Рас­пя­то­го за нас вос­по­ем. / Ибо Ма­рия уви­де­ла Его на Дре­ве и вос­кли­ца­ла: / “Хо­тя Ты и рас­пя­тие пре­тер­пе­ва­ешь, / Ты – Сын и Бог мой”.

Гос­по­ди, по­ми­луй, 40. Гос­по­ди, по­ми­луй. (40)
Мо­лит­ва: Иже на вся­кое вре­мя и на вся­кий час, на Небе­си и на зем­ли, по­кла­ня­е­мый и сла­ви­мый, Хри­сте Бо­же, Дол­го­тер­пе­ли­ве, Мно­го­мило­сти­ве, Мно­го­бла­го­у­тробне, Иже пра­вед­ныя лю­бяй и греш­ныя ми­лу­яй, Иже вся зо­вый ко спа­се­нию обе­ща­ния ра­ди бу­ду­щих благ. Сам, Гос­по­ди, при­и­ми и на­ша в час сей мо­лит­вы и ис­пра­ви жи­вот наш к за­по­ве­дем Тво­им, ду­ши на­ша освя­ти, те­ле­са очи­сти, по­мыш­ле­ния ис­пра­ви, мыс­ли очи­сти и из­ба­ви нас от вся­кия скор­би, зол и бо­лез­ней, огра­ди нас свя­ты­ми Тво­и­ми Ан­ге­лы, да опол­че­ни­ем их со­блю­да­е­ми и на­став­ля­е­ми, до­стиг­нем в со­еди­не­ние ве­ры и в ра­зум непри­ступ­ныя Тво­ея сла­вы, яко бла­го­сло­вен еси во ве­ки ве­ков, аминь. Во вся­кое вре­мя и на вся­кий час при­ни­ма­ю­щий по­кло­не­ние и про­слав­ле­ние на небе и на зем­ле Хри­сте Бо­же, дол­го­тер­пе­ли­вый, мно­го­мило­сти­вый, ми­ло­серд­ней­ший, лю­бя­щий пра­вед­ных и ми­лу­ю­щий греш­ных, всех при­зы­ва­ю­щий ко спа­се­нию обе­ща­ни­ем бу­ду­щих благ! Сам, Гос­по­ди, при­ми в час сей и на­ши мо­лит­вы и на­правь жизнь на­шу к за­по­ве­дям Тво­им: ду­ши на­ши освя­ти, те­ла очи­сти, по­мыш­ле­ния ис­правь, мыс­ли очи­сти и из­бавь нас от вся­кой скор­би, бед и му­ки. Огра­ди нас свя­ты­ми Тво­и­ми Ан­ге­ла­ми, что­бы опол­че­ни­ем их хра­ни­мые и на­став­ля­е­мые до­стиг­ли мы еди­не­ния в ве­ре и ра­зу­ме­ния непри­ступ­ной Тво­ей сла­вы, ибо Ты бла­го­сло­вен во ве­ки ве­ков. Аминь.
Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды. Сла­ва, и ныне. Гос­по­ди, по­ми­луй (3)Сла­ва, и ныне:
Чест­ней­шую Хе­ру­вим / и слав­ней­шую без срав­не­ния Се­ра­фим, / без ис­тле­ния Бо­га Сло­ва рожд­шую, / су­щую Бо­го­ро­ди­цу, Тя величаем.

Име­нем Гос­под­ним бла­го­сло­ви, отче.

Иерей: Бо­же, ущед­ри ны и бла­го­сло­ви ны, про­све­ти ли­це Твое на ны и по­ми­луй ны.

Че­стью выс­шую Хе­ру­ви­мов / и несрав­нен­но слав­ней­шую Се­ра­фи­мов, / дев­ствен­но Бо­га-Сло­во ро­див­шую, / ис­тин­ную Бо­го­ро­ди­цу – Те­бя величаем.

Име­нем Гос­под­ним бла­го­сло­ви, отче.

Свя­щен­ник: Бо­же, сжаль­ся над на­ми и бла­го­сло­ви нас; яви нам свет ли­ца Тво­е­го и по­ми­луй нас.

Чтец: Аминь.

И мо­лит­ва:

Мо­лит­ва свя­то­го Ва­си­лия Великого

Вла­ды­ко Гос­по­ди Иису­се Хри­сте Бо­же наш, дол­го­тер­пе­вый о на­ших со­гре­ше­ни­их, и да­же до ны­неш­ня­го ча­са при­ве­дый нас, вонь­же на жи­во­тво­ря­щем дре­ве ви­ся, бла­го­ра­зум­но­му раз­бой­ни­ку, иже в рай пу­те­со­тво­рил еси вход, и смер­тию смерть раз­ру­шил еси, очи­сти нас греш­ных, и недо­стой­ных раб Тво­их: со­гре­ши­хом бо и без­за­кон­но­ва­х­ом, и несмы до­стой­ни воз­ве­сти оче­са на­ша, и воз­зре­ти на вы­со­ту небес­ную, зане оста­ви­хом путь прав­ды Тво­ея, и хо­ди­хом в во­лях сер­дец на­ших. Но мо­лим Твою без­мер­ную бла­гость, по­ща­ди нас, Гос­по­ди, по мно­же­ству ми­ло­сти Тво­ея, и спа­си нас имене Тво­е­го ра­ди свя­та­го, яко ис­чез­о­ша в су­е­те дние на­ши. Из­ми нас из ру­ки со­про­тив­на­го, и оста­ви нам гре­хи на­ша, и умерт­ви плот­ское на­ше муд­ро­ва­ние, да вет­ха­го от­ло­жив­ше че­ло­ве­ка, в но­ва­го об­ле­цем­ся, и Те­бе по­жи­вем на­ше­му Вла­ды­це и Бла­го­де­те­лю: и та­ко Тво­им по­сле­ду­ю­ще по­ве­ле­ни­ем, в веч­ный по­кой до­стиг­нем, иде­же есть всех ве­се­ля­щих­ся жи­ли­ще. Ты бо еси во­ис­тин­ну ис­тин­ное ве­се­лие, и ра­дость лю­бя­щих Тя, Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву воз­сы­ла­ем, со Без­на­чаль­ным Тво­им От­цем, и Пре­свя­тым, и Бла­гим, и Жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков, аминь. Вла­ды­ка Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Бо­же наш, дол­го­тер­пе­ли­вый к со­гре­ше­ни­ям на­шим и да­же до ны­неш­не­го ча­са до­вед­ший нас, ко­гда Ты, ви­ся на жи­во­тво­ря­щем Дре­ве ука­зал бла­го­ра­зум­но­му раз­бой­ни­ку путь ко вхо­ду в рай и смер­тью уни­что­жил смерть. Будь ми­ло­стив нам, греш­ным и недо­стой­ным ра­бам Тво­им, ибо мы со­гре­ши­ли и со­вер­ши­ли без­за­ко­ние и не до­стой­ны под­нять гла­за на­ши и по­смот­реть на вы­со­ту небес­ную, ибо мы оста­ви­ли путь прав­ды Тво­ей и ста­ли хо­дить по же­ла­ни­ем сер­дец на­ших. Но умо­ля­ем Твою бес­при­мер­ную бла­гость: по­ща­ди нас, Гос­по­ди, по мно­же­ству ми­ло­сти Тво­ей и спа­си нас ра­ди име­ни Тво­е­го свя­то­го, ибо оску­де­ли в су­е­те дни на­ши. Из­бавь нас из ру­ки про­тив­ни­ка и про­сти нам со­гре­ше­ния на­ши и умерт­ви на­ше плот­ское по­мыш­ле­ние, что­бы сло­жив с се­бя вет­хо­го че­ло­ве­ка, мы об­лек­лись в но­во­го и ста­ли жить для Те­бя, на­ше­го Вла­ды­ки и Бла­го­де­те­ля. И так, сле­дуя Тво­им по­ве­ле­ни­ям, до­стиг­ли ме­ста веч­но­го по­коя, где всех ве­се­ля­щих­ся жи­ли­ще. Ибо Ты – дей­стви­тель­но ис­тин­ное ве­се­лие и ра­дость лю­бя­щих Те­бя, Хри­сте Бо­же наш и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем с без­на­чаль­ным Тво­им От­цом и все­свя­тым, и бла­гим, и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом ныне, и все­гда, и во ве­ки ве­ков. Аминь.
Та­же бла­жен­ны ско­ро: Во Цар­ствии Тво­ем, егда при­и­де­ши: Сла­ва, и ныне: По­мя­ни нас, Гос­по­ди: Лик небес­ный: Сла­ва: Лик свя­тых Ан­гел: И ныне: Ве­рую во Еди­на­го Бо­га: Осла­би, оста­ви: По­сем От­че наш: И кондак: Нас ра­ди Рас­пя­та­го: Гос­по­ди, по­ми­луй, 40. И мо­лит­ва: Все­свя­тая Тро­и­це: Та­же Бу­ди имя Гос­подне: три­жды. Сла­ва, и ныне: Бла­го­слов­лю Гос­по­да на вся­кое вре­мя: И от­пуст. И чи­та­ем Бла­жен­ны: Во Цар­ствии Тво­ём по­мя­ни нас: Сла­ва, и ныне: По­мя­ни нас, Гос­по­ди: Хор небес­ный вос­пе­ва­ет Те­бя: Сла­ва: Хор свя­тых Ан­ге­лов и Ар­хан­ге­лов: И ныне: Ве­рую во еди­но­го Бо­га: От­пу­сти, оставь, про­сти: От­че наш: И кондак: При­ди­те все, Рас­пя­то­го за нас: Гос­по­ди, по­ми­луй. (40) И мо­лит­ва: Все­свя­тая Тро­и­ца, еди­но­сущ­ная дер­жа­ва: Да бу­дет имя Гос­подне бла­го­сло­вен­но: (3). Сла­ва, и ныне: Бу­ду бла­го­слов­лять Гос­по­да во вся­кое вре­мя: И от­пуст тот же, что на утрене.
По­до­ба­ет же и сие ве­да­ти, яко при­я­хом в Па­ле­стине, в сей свя­тый день Ве­ли­ка­го Пят­ка, не тво­ри­ти Пре­ждес­вя­щен­ную, ни­же па­ки со­вер­шен­ную Ли­тур­гию, но ни­же тра­пе­зу по­став­ля­ем, ни­же ядим в сей день рас­пя­тия. Аще же кто бу­дет мно­го­не­мо­щен, или пре­ста­рел­ся, и не мо­гий пре­бы­ти по­стен, да­ет­ся ему хлеб и во­да, по за­хож­де­нии солн­ца. Си­це бо при­я­хом от свя­тых за­по­ве­дей свя­тых апо­стол, не ясти в Ве­ли­кий Пя­ток. Гос­подне бо сло­во, еже ре­че к фа­ри­се­ем Гос­подь: яко егда оты­мет­ся от них Же­них, то­гда по­стят­ся в тыя дни. Зде бла­жен­ней­шии апо­сто­ли вос­при­я­ша, и сие об­ря­ще­ши во апо­столь­ских пре­да­ни­их, вни­ма­тель­но сия про­хо­дя. Но и пра­виль­ное по­сла­ние свя­тей­ша­го ар­хи­епи­ско­па Алек­сан­дрий­ска­го Ди­о­ни­сиа яве сие предпоставляет.

ВО СВЯ­ТЫЙ И ВЕ­ЛИ­КИЙ ПЯТОК
ВЕЧЕРА,

В СВЯ­ТУЮ И ВЕ­ЛИ­КУЮ ПЯТНИЦУ
НА ВЕ­ЛИ­КОЙ ВЕЧЕРНЕ

о де­ся­том ча­се дне клеплет. И бла­го­сло­вив­шу свя­щен­ни­ку, на­чи­на­ю­щу­ся светильничному,

На Гос­по­ди, воз­звах, по­ста­вим сти­хов 6: И по­ем сти­хи­ры са­мо­глас­ны. Глас 1:

На “Гос­по­ди воз­звах” сти­хи­ры на 6. Глас 1

Вся тварь из­ме­ня­ше­ся стра­хом, / зря­щи Тя на Кре­сте ви­си­ма, Хри­сте: / солн­це омра­ча­ше­ся, и зем­ли ос­но­ва­ния со­тря­са­ху­ся, / вся со­стра­да­ху Со­здав­ше­му вся. / Во­лею нас ра­ди пре­тер­пе­вый / Гос­по­ди, сла­ва Те­бе. (2) Все тво­ре­ние из­ме­ня­лось от стра­ха, / ви­дя Те­бя, Хри­сте, ви­ся­щим на Кре­сте: / солн­це омра­ча­лось и ос­но­ва­ния зем­ли ко­ле­ба­лись, / все со­стра­да­ло Со­здав­ше­му все. / Доб­ро­воль­но все за нас пре­тер­пев­ший, / Гос­по­ди, сла­ва Те­бе! (2)
Глас 2: Лю­дие зло­че­сти­вии и без­за­кон­нии, / вскую по­уча­ют­ся тщет­ным? / Вскую Жи­во­та всех на смерть осу­ди­ша? / Ве­лие чу­до, / яко Со­зда­тель ми­ра в ру­ки без­за­кон­ных пре­да­ет­ся, / и на дре­во воз­вы­ша­ет­ся Че­ло­ве­ко­лю­бец, / да яже во аде уз­ни­ки сво­бо­дит, зо­ву­щия: / Дол­го­тер­пе­ли­ве Гос­по­ди, сла­ва Тебе. Глас 2: На­род нече­сти­вый и пре­ступ­ный / для че­го за­мыш­ля­ет тщет­ное? / Для че­го Жизнь всех он на смерть осу­дил? / Ве­ли­кое чу­до, – / ибо Тво­рец ми­ра в ру­ки без­за­кон­ных пре­да­ет­ся / и на Дре­во под­ни­ма­ет­ся Че­ло­ве­ко­лю­бец, / что­бы осво­бо­дить на­хо­див­ших­ся во аде уз­ни­ков, вос­кли­цав­ших: / “Дол­го­тер­пе­ли­вый Гос­по­ди, сла­ва Тебе!”
Днесь, зря­щи Тя, Непо­роч­ная Де­ва, / на Кре­сте Сло­ве воз­вы­ша­е­ма, / ры­да­ю­щи ма­тер­нею утро­бою, / уязв­ля­ше­ся серд­цем гор­це, / и сте­ня­щи бо­лез­нен­но из глу­би­ны ду­ши, / ли­це со вла­сы тер­за­ю­щи. / Тем­же и пер­си би­ю­щи, взы­ва­ше жа­лост­но: / увы Мне, Бо­же­ствен­ное Ча­до! / Увы Мне, Све­те ми­ра! / Что за­шел еси от очию Мо­ею, Агн­че Бо­жий? / Тем­же во­ин­ства без­п­лот­ных, / тре­пе­том со­дер­жи­ми бя­ху, гла­го­лю­ще: / Непо­сти­жи­ме Гос­по­ди, сла­ва Тебе. В сей день непо­роч­ная Де­ва, / ви­дя Те­бя, Сло­во, на Кре­сте ви­ся­щим, / скор­бя ма­те­рин­скою ду­шою, / уязв­ля­лась серд­цем горь­ко, / и, сте­ная му­чи­тель­но из глу­би­ны ду­ши, / ли­цо и во­ло­сы тер­зая, со­кру­ша­лась. / По­то­му, уда­ряя Се­бя в грудь, / Она и вос­кли­ца­ла жа­лост­но: / “Увы Мне, Бо­же­ствен­ное Ди­тя! / Увы Мне, Свет ми­ра! / Что же Ты скрыл­ся с глаз Мо­их, Аг­нец Бо­жий?” / От­то­го и во­ин­ства бес­плот­ных, / тре­пе­том охва­чен­ные, воз­гла­ша­ли: / “Непо­сти­жи­мый Гос­по­ди, сла­ва Тебе!”
На дре­ве ви­дя­щи ви­си­ма, Хри­сте, / Те­бе всех Зи­жди­те­ля и Бо­га, / без­се­мен­но Рожд­шая Тя во­пи­я­ше горь­ко: / Сыне Мой, где доб­ро­та зай­де зра­ка Тво­е­го? / Не терп­лю зре­ти Тя непра­вед­но рас­пи­на­е­ма. / Пот­щи­ся убо, во­ста­ни, яко да ви­жу и Аз / Твое из мерт­вых три­днев­ное Воскресение. Ви­дя ви­ся­щим на Дре­ве, Хри­сте, / Те­бя, всех Со­зда­те­ля и Бо­га, / Ро­див­шая Те­бя без се­ме­ни взы­ва­ла горь­ко: / “Сын Мой, ку­да скры­лась кра­со­та об­ли­ка Тво­е­го? / Не вы­но­шу ви­деть Те­бя рас­пи­на­е­мым непра­вед­но; / по­спе­ши же, вос­стань, / что­бы и Я смог­ла уви­деть / Твое вос­кре­се­ние из мерт­вых в тре­тий день!”
Глас 6: Днесь Вла­ды­ка тва­ри пред­сто­ит Пи­ла­ту, / и Кре­сту пре­да­ет­ся Зи­жди­тель всех, / яко аг­нец при­во­димь Сво­ею во­лею: / гвоздь­ми при­гвож­да­ет­ся, и в реб­ра про­бо­да­ет­ся, / и гу­бою на­по­я­ет­ся ман­ну одо­жди­вый, / по ла­ни­те за­уша­ет­ся Из­ба­ви­тель ми­ра, / и от Сво­их раб по­ру­га­ет­ся Со­зда­тель всех. / О Вла­дыч­ня­го Че­ло­ве­ко­лю­бия! / О рас­пи­на­ю­щих мо­ля­ше Сво­е­го От­ца, гла­го­ля: От­че, / оста­ви им грех сей: / не ве­дят бо без­за­кон­нии, / что непра­вед­ное содевают. Глас 6: В сей день Вла­ды­ка тво­ре­ния сто­ит пе­ред Пи­ла­том / и Кре­сту пре­да­ет­ся Тво­рец все­го, / как аг­нец, при­во­ди­мый по Соб­ствен­ной во­ле; / гвоз­дя­ми при­гвож­да­ет­ся и в реб­ра прон­за­ет­ся, / и к губ­ке уста­ми при­ка­са­ет­ся до­ждем про­лив­ший ман­ну; / по ще­кам уда­ря­ют Ис­ку­пи­те­ля ми­ра, / и осме­и­ва­ет­ся Соб­ствен­ны­ми ра­ба­ми Со­зда­тель все­го. / О че­ло­ве­ко­лю­бие Вла­ды­ки! / За рас­пи­на­ю­щих мо­лил Он Сво­е­го От­ца, воз­гла­шая: / “Про­сти им этот грех, / ибо не ве­да­ют без­за­кон­ни­ки, / что непра­вед­но совершают!”
Сла­ва, глас той­же: О ка­ко без­за­кон­ное сон­ми­ще, / Ца­ря тва­ри осу­ди на смерть, / не усты­дев­ся бла­го­де­я­ния, / яже вос­по­ми­ная пре­дутвер­жда­ше, гла­го­ля к ним: / лю­дие Мои, что со­тво­рих вам? / Не чу­дес ли ис­пол­них Иудею? / Не мерт­ве­цы ли вос­кре­сих еди­нем сло­вом? / Не вся­кую ли бо­лезнь ис­це­лих и недуг? / Что убо Ми воз­да­е­те? / Вскую не помни­те Мя? / За ис­це­ле­ния ра­ны Мне на­ло­жив­ше, / за жи­вот умерщ­вля­ю­ще, / ве­ша­ю­ще на дре­ве, яко зло­дея, Бла­го­де­те­ля: / яко без­за­кон­на, За­ко­но­дав­ца: / яко осуж­ден­на, всех Ца­ря. / Дол­го­тер­пе­ли­ве Гос­по­ди, сла­ва Тебе. Сла­ва: О, как пре­ступ­ное сбо­ри­ще / Ца­ря все­го тво­ре­ния осу­ди­ло на смерть, / не усты­див­шись бла­го­де­я­ний, / на­по­ми­ная о ко­то­рых, Он им в предо­сте­ре­же­ние воз­гла­шал: / “На­род Мой, что сде­лал Я вам? / Не на­пол­нил ли Я чу­де­са­ми Иудею? / Не вос­кре­сил ли мерт­вых од­ним сло­вом? / Не ис­це­лил ли вся­кую немощь и бо­лезнь? / Чем же вы воз­да­е­те Мне? / Для че­го вы не помни­те Ме­ня, / за ис­це­ле­ния на­не­ся Мне ра­ны, / за жизнь умерщ­вляя, / ве­шая на Дре­ве Бла­го­де­те­ля, как зло­дея, / За­ко­но­да­те­ля как пре­ступ­ни­ка, / Ца­ря все­го, как осуж­ден­но­го?” / Дол­го­тер­пе­ли­вый Гос­по­ди, сла­ва Тебе!
И ныне, глас той­же: Страш­ное и пре­слав­ное та­ин­ство днесь дей­ству­е­мо зрит­ся: / неося­за­е­мый удер­жа­ва­ет­ся: / вя­жет­ся, раз­ре­ша­яй Ада­ма от клят­вы: / ис­пы­ту­яй серд­ца и утро­бы, непра­вед­но ис­пы­ту­ет­ся: / в тем­ни­це за­тво­ря­ет­ся, Иже без­дну за­тво­ри­вый: / Пи­ла­ту пред­сто­ит, Ему­же тре­пе­том пред­сто­ят небес­ныя си­лы: / за­уша­ет­ся ру­кою со­зда­ния Со­зда­тель: / на дре­во осуж­да­ет­ся, су­дяй жи­вым и мерт­вым: / во гро­бе за­клю­ча­ет­ся Ра­зо­ри­тель ада. / Иже вся тер­пяй ми­ло­серд­но / и всех спа­сый от клят­вы, / Незло­би­ве Гос­по­ди, сла­ва Тебе. И ныне: Страш­ное и необы­чай­ное та­ин­ство / в сей день пред на­ши­ми гла­за­ми со­вер­ша­ет­ся: / Неося­за­е­мый удер­жи­ва­ет­ся, / свя­зы­ва­ет­ся Осво­бож­да­ю­щий Ада­ма от про­кля­тия; / Ис­пы­ты­ва­ю­щий серд­ца и внут­рен­но­сти непра­вед­но до­пра­ши­ва­ет­ся; / в тем­ни­цу за­клю­ча­ет­ся За­мкнув­ший без­дну; / сто­ит пе­ред Пи­ла­том / Тот, Ко­му с тре­пе­том пред­сто­ят Си­лы Небес­ные; / ру­кою со­зда­ния уда­ря­ет­ся Со­зда­тель; / на Дре­во осуж­да­ет­ся Су­дия жи­вых и мерт­вых; / гро­бу пре­да­ет­ся Раз­ру­ши­тель ада. / Все пе­ре­но­ся­щий по со­стра­да­нию / и всех спас­ший от про­кля­тия, / без­злоб­ный Гос­по­ди, сла­ва Тебе!
Вход со Еван­ге­ли­ем. Све­те тихий: Вход с Еван­ге­ли­ем. Свет от­рад­ный свя­той славы:

Про­ки­мен, глас 4:

Раз­де­ли­ша ри­зы Моя се­бе, / и о одеж­ди Мо­ей ме­та­ша жре­бий. Стих: Бо­же, Бо­же Мой, вон­ми Ми, вскую оста­вил Мя еси?

Про­ки­мен, глас 4

Раз­де­ли­ли одеж­ды мои се­бе / и об оде­я­нии мо­ём бро­са­ли жре­бий. Стих: Бо­же, Бо­же мой, внем­ли мне, для че­го Ты оста­вил ме­ня?   Пс 21:19, 2А

Ис­хо­да чтение:
[Гла­ва 33, ст. 11 – 23]

1. Ис­хо­да чтение

Гла­го­ла Гос­подь к Мо­и­сею ли­цем к ли­цу, яко­же аще бы кто воз­гла­го­лал к сво­е­му дру­гу, и от­пу­ща­ше­ся в полк: слу­га же Иисус сын На­вин, юно­ша не ис­хож­да­ше из ски­нии. И ре­че Мо­и­сей ко Гос­по­ду: се Ты мне гла­го­ле­ши, из­ве­ди лю­ди сия. Ты же не явил ми еси, ко­го по­сле­ши со мною. Ты же мне ре­кл еси: вем тя па­че всех, и бла­го­дать има­ши у Мене. Аще убо об­ре­тох бла­го­дать пред То­бою, яви ми Те­бе Са­ма­го, да ра­зум­но ви­жду Тя: яко да об­рет бу­ду бла­го­дать пред То­бою, и да по­знаю, яко лю­дие Твои язык ве­лик сей. Го­во­рил Гос­подь с Мо­и­се­ем ли­цом к ли­цу, как ес­ли бы кто го­во­рил со сво­им дру­гом; и он уда­лял­ся в стан; слу­жи­тель же его, Иисус, сын На­вин, юно­ша, не от­хо­дил от ски­нии. И ска­зал Мо­и­сей Гос­по­ду: “Вот, Ты мне го­во­ришь: Вы­ве­ди этот на­род; а не от­крыл Ты мне, ко­го по­шлешь со мною; но Ты мне ска­зал: Я знаю те­бя бли­же всех, и ты име­ешь бла­го­во­ле­ние у Ме­ня. Итак, ес­ли я об­рел бла­го­во­ле­ние пред То­бою, по­ка­жи мне Се­бя Са­мо­го, дабы я во­очию уви­дел Те­бя, что­бы мог я об­ре­сти бла­го­во­ле­ние в очах Тво­их; и что­бы я по­знал, что Твои лю­ди – этот ве­ли­кий народ”.
И гла­го­ла [ему Гос­подь]: Аз Сам преды­ду пред То­бою, и упо­кою тя. И ре­че к Нему Мо­и­сей: аще Сам Ты не иде­ши с на­ми, да не из­ве­де­ши мя от­сю­ду. И ка­ко ве­до­мо бу­дет во­ис­тин­ну, яко об­ре­тох бла­го­дать у Те­бе, аз же и лю­дие Твои, то­чию иду­щу Ти с на­ми; и про­слав­лен бу­ду, аз же и лю­дие Твои, па­че всех язык, ели­цы суть на зем­ли? Ре­че же Гос­подь к Мо­и­сею: и сие те­бе сло­во, еже ре­кл еси, со­тво­рю: об­рел бо сей бла­го­дать пре­до Мною, и вем тя па­че всех. И гла­го­ла Мо­и­сей: по­ка­жи ми сла­ву Твою. И ре­че [Гос­подь к Мо­и­сею]: Аз преды­ду пред то­бою сла­вою Мо­ею, и воз­зо­ву о име­ни Мо­ем, Гос­подь пред то­бою: и по­ми­лую, его­же аще ми­лую: и ущед­рю, его­же аще щед­рю. И ре­че: не воз­мо­же­ши ви­де­ти Ли­ца Мо­е­го, не бо узрит че­ло­век Ли­це Мое, и жив бу­дет. И ре­че Гос­подь: се ме­сто у Мене, и ста­не­ши на ка­ме­ни. Егда же прейдет Сла­ва Моя, и по­ло­жу тя в раз­се­лине ка­мене, и по­крыю ру­кою Мо­ею над то­бою, дон­де­же ми­мо­иду. И оты­му ру­ку Мою, и то­гда узри­ши зад­няя Моя: Ли­це же Мое не явит­ся Тебе. И го­во­рит: “Я Сам пой­ду пред то­бою и упо­кою те­бя”. И ска­зал Ему: “Ес­ли Ты Сам не пой­дешь с на­ми, то и не вы­во­ди ме­ня от­сю­да. И как бу­дет из­вест­но по­ис­ти­не, что об­ре­ли бла­го­во­ле­ние у Те­бя и я, и на­род Твой, ес­ли не по то­му, что Ты пой­дешь с на­ми? И бу­дем то­гда про­слав­ле­ны и я, и на­род Твой бо­лее всех пле­мен, сколь­ко их есть на зем­ле”. Ска­зал же Гос­подь Мо­и­сею: “И это сло­во, ко­то­рое ска­зал ты, ис­пол­ню те­бе, ибо об­рел ты бла­го­во­ле­ние в очах Мо­их, и Я знаю те­бя бли­же всех”. И го­во­рит Мо­и­сей: “По­ка­жи мне сла­ву Свою”. И ска­зал: “Я прой­ду пред то­бою во сла­ве Мо­ей и на­зо­ву имя “Гос­подь” пред то­бою; и ко­го бу­ду ми­ло­вать – по­ми­лую, и ко­го бу­ду жа­леть – по­жа­лею!” И ска­зал: “Не смо­жешь ты уви­деть ли­ца Мо­е­го: ведь не мо­жет че­ло­век уви­деть ли­цо Мое и жить”. И ска­зал Гос­подь: “Вот ме­сто у Ме­ня, и стань здесь на ска­ле; ко­гда же бу­дет про­хо­дить сла­ва Моя, Я и по­ме­щу те­бя в от­вер­стии ска­лы, и по­крою ру­кою Мо­ей над то­бою, до­ко­ле не прой­ду; и сни­му ру­ку Мою, и то­гда ты уви­дишь то, что сза­ди у Ме­ня, а ли­цо Моё не бу­дет ви­ди­мо те­бе”.   Исх 33:11–23

Про­ки­мен, глас 4:

Су­ди, Гос­по­ди, оби­дя­щия мя, / по­бо­ри бо­рю­щия мя. Стих: При­и­ми ору­жие и щит, и во­ста­ни в по­мощь мою.

Про­ки­мен, глас 4

Су­ди, Гос­по­ди, обид­чи­ков мо­их, / сра­зись с во­ю­ю­щи­ми со мной. Стих: Возь­мись за ору­жие и щит и вос­стань на по­мощь мне.   Пс 34:1, 2

Иова чте­ние:
[Гла­ва 42, ст. 12 – 17]

2. Иова чтение

Гос­подь бла­го­сло­ви по­след­няя Иов­ля, неже преж­няя: бя­ху же ско­ти его, овец че­ты­ре­на­де­сять ты­сящ, вель­блю­дов шесть ты­сящ, су­пруг во­лов ты­ся­ща, ослиц стад­ных ты­ся­ща. Ро­ди­ша же ся ему сы­но­ве сед­мь, и дще­ри три. И на­ре­че первую убо, День: вто­рую же Кас­сию: тре­тию же, Амал­фе­ев рог. И не об­ре­то­ша­ся по­доб­нии в ле­по­те дще­рем Иовле­вым в под­не­бес­ней: да­де же им отец на­сле­дие в бра­тии их. По­жи­ве же Иов по яз­ве лет сто сед­мь­де­сят: всех же лет по­жи­ве две­сти че­ты­ре­де­сять осмь. И ви­де Иов сы­ны своя, и сы­ны сы­нов сво­их, да­же до чет­вер­то­го ро­да. И скон­ча­ся Иов стар, и ис­полнь дней. Пи­са­но же есть па­ки, во­ста­ти ему, с ни­ми­же Гос­подь воз­ста­вит и: та­ко тол­ку­ет­ся от сир­ския кни­ги. В зем­ли убо жи­вый Ав­си­ти­дий­стей, на пре­де­лех Иду­меи и Ара­вии: преж­де же бя­ше имя ему Иовав. Взем же же­ну арав­ля­ны­ню, ро­ди сы­на, ему­же имя Ен­нон. Бе же той от­ца убо За­ре­фа, Ис­а­во­вых сы­нов сын, ма­те­ре же Во­сор­ры, яко­же бы­ти ему пя­то­му от Авраама. Бла­го­сло­вил Гос­подь по­след­ние дни Иова бо­лее, неже­ли преж­ние. Бы­ло же ско­та у него: овец че­тыр­на­дцать ты­сяч, вер­блю­дов шесть ты­сяч, ты­ся­ча пар во­лов, ослиц на паст­би­ще ты­ся­ча. Рож­да­ют­ся же у него семь сы­но­вей и три до­че­ри. И на­звал он первую День, вто­рую же – Кас­сия, а тре­тью – Рог Изоби­лия*. И не на­шлось та­ких, как до­че­ри Иова, пре­крас­нее их, в под­не­бес­ной; и дал им отец на­след­ство меж­ду бра­тья­ми (их). И про­жил Иов по­сле сво­е­го бед­ствия сто семь­де­сят лет, а все­го про­жил он две­сти со­рок лет. И уви­дел Иов сы­но­вей сво­их, и сы­но­вей у сы­но­вей сво­их до чет­вер­то­го ро­да. И скон­чал­ся Иов ста­рым и ис­пол­нен­ным дня­ми. На­пи­са­но же, что он вновь вос­ста­нет с те­ми, ко­го вос­кре­ша­ет Гос­подь. О нём тол­ку­ет­ся в Си­рий­ской кни­ге, что жил он в зем­ле Ав­си­ти­дий­ской на пре­де­лах Иду­меи и Ара­вии: преж­де же бы­ло имя ему Иовав. И взяв же­ну Ара­ви­тян­ку, рож­да­ет он сы­на, ко­то­ро­му имя Ен­нон. А сам он был от от­ца За­ре­фа**, сы­нов Ис­а­во­вых сын, ма­те­ри же Во­сор­ры, так что был он пя­тым от Ав­ра­ама.   Иов 42:12–17

*с греч. букв.: Рог Амалфеи

**греч. Заре

Про­ро­че­ства Ис­а­и­и­на чтение:
[Гла­ва 52, ст. 13 – 15; 53:1 – 12; 54:1]

3. Про­ро­че­ства Ис­а­ии чтение

Та­ко гла­го­лет Гос­подь: се ура­зу­ме­ет от­рок Мой, и воз­не­сет­ся и про­сла­вит­ся зе­ло. Яко­же ужас­нут­ся о Те­бе мно­зи, та­ко обез­сла­вит­ся от че­ло­век вид Твой, и сла­ва Твоя от сы­нов че­ло­ве­че­ских. Та­ко уди­вят­ся язы­цы мно­зи о Нем, и за­гра­дят ца­рие уста своя. Яко им­же не воз­ве­сти­ся о Нем, узрят, и иже не слы­ша­ша, ура­зу­ме­ют. Гос­по­ди, кто ве­ро­ва слу­ху на­ше­му? И мыш­ца Гос­под­ня ко­му от­кры­ся? Воз­ве­сти­хом, яко От­ро­ча пред ним, яко ко­рень в зем­ли жаж­ду­щей, несть ви­да Ему, ни­же сла­вы: и ви­де­хом Его, и не имя­ше ви­да, ни доб­ро­ты. Но вид Его без­че­стен, ума­лен па­че всех сы­нов че­ло­ве­че­ских: че­ло­век в яз­ве сый, и ве­дый тер­пе­ти бо­лезнь, яко от­вра­ти­ся Ли­це Его, без­чест­но бысть, и не вме­ни­ся. Сей гре­хи на­ша но­сит, и о нас бо­лез­ну­ет, и мы вме­ни­хом Его бы­ти в тру­де, и в яз­ве от Бо­га, и во озлоб­ле­нии. Той же яз­вен бысть за гре­хи на­ша, и му­чен бысть за без­за­ко­ния на­ша, на­ка­за­ние ми­ра на­ше­го на Нем, яз­вою Его мы ис­це­ле­хом. Вси яко ов­цы за­блу­ди­хом: че­ло­век от пу­ти сво­е­го за­блу­ди, и Гос­подь пре­да­де Его грех ра­ди на­ших. И Той, зане озлоб­лен бысть, и не от­вер­за­ет уст Сво­их: яко ов­ча на за­ко­ле­ние ве­де­ся, и яко аг­нец пред стри­гу­щим Его без­гла­сен, та­ко не от­вер­за­ет уст Сво­их. Во сми­ре­нии Его суд Его взят­ся, род же Его кто ис­по­весть? Яко взем­лет­ся от зем­ли жи­вот Его, ра­ди без­за­ко­ний лю­дей Мо­их ве­де­ся на смерть. И дам лу­ка­выя вме­сто по­гре­бе­ния Его, и бо­га­тыя вме­сто смер­ти Его: яко без­за­ко­ния не со­тво­ри, ни­же об­ре­те­ся лесть во устех Его. И Гос­подь хо­щет очи­сти­ти Его от яз­вы: аще даст­ся о гре­се, ду­ша ва­ша узрит се­мя дол­го­жи­вот­ное. И хо­щет Гос­подь ру­кою Сво­ею отъ­я­ти бо­лезнь от ду­ши Его, яви­ти Ему свет, и со­зда­ти ра­зу­мом, оправ­да­ти пра­вед­на­го бла­го­слу­жа­ща мно­гим, и гре­хи их Той по­не­сет. Се­го ра­ди Той на­сле­дит мно­гих, и креп­ких раз­де­лит ко­ры­сти: зане пре­да­на бысть на смерть ду­ша Его, и со без­за­кон­ны­ми вме­ни­ся, и Той гре­хи мно­гих воз­не­се, и за без­за­ко­ния их пре­дан бысть. Воз­ве­се­ли­ся непло­ды, нераж­да­ю­щая, воз­гла­си и возо­пий, нечре­во­бо­лев­шая, яко мно­га ча­да пу­стыя па­че, неже­ли иму­щая мужа. Так го­во­рит Гос­подь: Вот, ура­зу­ме­ет От­рок Мой, и воз­не­сет­ся, и про­сла­вит­ся, [и воз­вы­сит­ся] весь­ма. На­столь­ко изу­мят­ся о Те­бе мно­гие, на­сколь­ко бес­сла­вен бу­дет у лю­дей вид Твой, и сла­ва Твоя – у сы­нов че­ло­ве­че­ских! Так уди­вят­ся на­ро­ды мно­гие о Нем, и удер­жат ца­ри уста свои; ибо те, ко­му не бы­ло воз­ве­ще­но о Нем, уви­дят, и те, кто не слы­ша­ли, ура­зу­ме­ют. Гос­по­ди! Кто по­ве­рил слы­шан­но­му от нас? И мыш­ца Гос­под­ня ко­му от­кры­лась? Воз­ве­сти­ли мы, что Он – как ди­тя пред Ним, как ко­рень в зем­ле жаж­ду­щей; нет ни ви­да у Него, ни сла­вы. И мы уви­де­ли Его, и не имел Он ни ви­да, ни кра­со­ты: но вид Его бес­че­стен, [и] ума­лен боль­ше, чем у всех сы­нов че­ло­ве­че­ских. Че­ло­век, пре­бы­ва­ю­щий в стра­да­нии, и уме­ю­щий пе­ре­но­сить недуг; ибо от­вер­ну­лось от нас ли­цо Его, Он был обес­че­щен и вме­нен в ни­что. Он гре­хи на­ши несет, и за нас му­чит­ся; и мы со­чли, что Он пре­бы­ва­ет в скор­би, и в по­ра­же­нии Бо­гом, и в бед­ствии. Но Он был из­ра­нен за гре­хи на­ши и из­му­чен за без­за­ко­ния на­ши; на­ка­за­ние ми­ра на­ше­го на Нём, яз­вою Его мы ис­це­ли­лись. Все мы, как ов­цы, за­блу­ди­лись, че­ло­век с пу­ти сво­е­го сбил­ся. И Гос­подь пре­дал Его за гре­хи на­ши, и Сам Он от из­ну­ре­ния не от­кры­ва­ет уст Сво­их. Как ов­ца на за­кла­ние Он был при­ве­ден, и как аг­нец пе­ред стри­гу­щим без­гла­сен, так Он не от­вер­за­ет уст Сво­их. В уни­же­нии Его в пра­во­су­дии Ему бы­ло от­ка­за­но; но род Его кто изъ­яс­нит? Ибо от­тор­га­ет­ся от зем­ли жизнь Его: из-за без­за­ко­ний на­ро­да Мо­е­го ве­ден был на смерть. И дам злых за по­гре­бе­ние Его, и бо­га­тых за смерть Его, ибо Он без­за­ко­ния не сде­лал, и не на­шлось об­ма­на в устах Его, – и Гос­подь же­ла­ет очи­стить Его от по­ра­же­ния. Ес­ли вы да­ди­те жерт­ву за грех, ду­ша ва­ша уви­дит се­мя дол­го­веч­ное. И хо­чет Гос­подь ру­кою Сво­ею из­ба­вить от скор­би ду­шу Его, по­ка­зать Ему свет и со­здать ра­зу­мом, – оправ­дать Пра­вед­но­го, хо­ро­шо слу­жа­ще­го мно­гим: и гре­хи их Он Сам по­не­сет. По­то­му Он возь­мет в на­сле­дие мно­гих, и раз­де­лит до­бы­чу силь­ных, за то, что пре­да­на бы­ла на смерть ду­ша Его, и к без­за­кон­ным был при­чис­лен, и Сам гре­хи мно­гих воз­нес, и за гре­хи их был пре­дан. Воз­ве­се­лись, неплод­ная, не рож­да­ю­щая; вос­клик­ни и воз­гла­си, не му­чив­ша­я­ся ро­да­ми; по­то­му что мно­го де­тей у по­ки­ну­той, боль­ше, чем у име­ю­щей му­жа!   Ис 52:13–15; 53:1–12; 54:1

Про­ки­мен Апо­сто­ла, глас 6:

По­ло­жи­ша Мя в ро­ве пре­ис­под­нем, / в тем­ных и се­ни смерт­ней. Стих: Гос­по­ди Бо­же спа­се­ния Мо­е­го, во дни воз­звах и в но­щи пред Тобою.

Про­ки­мен, глас 6

По­ло­жи­ли ме­ня во рве глу­бо­чай­шем, / во тьме и те­ни смерт­ной. Стих: Гос­по­ди, Бо­же спа­се­ния мо­е­го, днём я взы­вал, и в но­чи – пред То­бою.   Пс 87:7, 2

Апо­стол
к Ко­рин­фя­нам, за­ча­ло 125:

Апо­стол
Пер­вое по­сла­ние к Ко­рин­фя­нам, за­ча­ло 125Б

Бра­тие, сло­во крест­ное по­ги­ба­ю­щим убо юрод­ство есть, а спа­са­е­мым нам си­ла Бо­жия есть. Пи­са­но бо есть: по­губ­лю пре­муд­рость пре­муд­рых, и ра­зум ра­зум­ных от­вер­гу. Где пре­мудр? Где книж­ник? Где со­во­прос­ник ве­ка се­го? Не обуи ли Бог пре­муд­рость ми­ра се­го? По­не­же бо в пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей не ра­зу­ме мир пре­муд­ро­стию Бо­га, бла­го­из­во­лил Бог буй­ством про­по­ве­ди спа­сти ве­ру­ю­щих. По­не­же и иудее зна­ме­ния про­сят, и ел­ли­ни пре­муд­ро­сти ищут: Мы же про­по­ве­ду­ем Хри­ста рас­пя­та, иуде­ем убо со­блазн, ел­ли­ном же безу­мие. Са­мем же зван­ным, иуде­ем же и ел­ли­ном, Хри­ста, Бо­жию си­лу и Бо­жию пре­муд­рость. Зане бу­ее Бо­жие, пре­муд­рее че­ло­век есть, и немощ­ное Бо­жие креп­чае че­ло­век есть. Ви­ди­те бо зва­ние ва­ше, бра­тие, яко не мно­зи ли пре­муд­ри по пло­ти; не мно­зи силь­ни; не мно­зи ли бла­го­род­ни. Но буяя ми­ра из­бра Бог, да пре­муд­рыя по­сра­мит, и немощ­ная ми­ра из­бра Бог, да по­сра­мит креп­кая. И ху­до­род­ная ми­ра, и уни­чи­жен­ная из­бра Бог, и не су­щая, да су­щая упразд­нит, яко да не по­хва­лит­ся вся­ка плоть пред Бо­гом. Из него­же вы есте о Хри­сте Иису­се, иже бысть нам пре­муд­рость от Бо­га, прав­да же и освя­ще­ние, и из­бав­ле­ние. Да, яко­же пи­шет­ся, хва­ляй­ся, о Гос­по­де да хвалится. Бра­тья, сло­во о кре­сте для по­ги­ба­ю­щих есть безу­мие, для нас же, спа­са­е­мых, есть си­ла Бо­жия. Ибо на­пи­са­но: “По­губ­лю муд­рость муд­ре­цов, и ра­зум ра­зум­ных от­верг­ну”. Где муд­рец? Где книж­ник? Где со­во­прос­ник ве­ка се­го? Не об­ра­тил ли Бог муд­рость ми­ра в безу­мие? Ведь по­сколь­ку мир сво­ей муд­ро­стью не по­знал Бо­га в пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей, – бла­го­угод­но бы­ло Бо­гу безу­ми­ем про­по­ве­ди спа­сти ве­ру­ю­щих. Ибо и Иудеи тре­бу­ют зна­ме­ний, и Эл­ли­ны ищут муд­ро­сти, мы же про­по­ве­ду­ем Хри­ста рас­пя­то­го, для Иуде­ев со­блазн, а для языч­ни­ков безу­мие, для са­мих же при­зван­ных, как Иуде­ев, так и Эл­ли­нов, Хри­ста – Бо­жию си­лу и Бо­жию пре­муд­рость, по­то­му что безум­ное Бо­жие муд­рее лю­дей, и немощ­ное Бо­жие силь­нее лю­дей. Ибо смот­ри­те, бра­тья, на при­зва­ние ва­ше: не мно­го муд­рых по пло­ти, не мно­го силь­ных, не мно­го бла­го­род­ных. Но безум­ное ми­ра из­брал Бог, что­бы по­сра­мить муд­рых, и немощ­ное ми­ра из­брал Бог, что­бы по­сра­мить силь­ное, и без­род­ное ми­ра и уни­чи­жен­ное из­брал Бог, и не-су­щее, что­бы упразд­нить су­щее, дабы не по­хва­ли­лась пред Бо­гом ни­ка­кая плоть. Но от Него – вы во Хри­сте Иису­се, Ко­то­рый стал для нас пре­муд­ро­стью от Бо­га, и пра­вед­но­стью, и освя­ще­ни­ем, и ис­куп­ле­ни­ем, что­бы, как на­пи­са­но: “Хва­ля­щий­ся да хва­лит­ся Господом”.
И аз при­шед к вам, бра­тие, при­и­дох не по пре­вос­ход­но­му сло­ве­си, или пре­муд­ро­сти, воз­ве­щая вам сви­де­тель­ство Бо­жие. Не су­дих бо ве­де­ти что в вас, то­чию Иису­са Хри­ста, и Се­го распята. И при­дя к вам, бра­тья, я при­шел не в пре­иму­ще­стве сло­ва или муд­ро­сти, воз­ве­щая вам сви­де­тель­ство Бо­жие. Ибо я рас­су­дил ни­че­го не знать у вас, кро­ме Иису­са Хри­ста, и Иису­са Хри­ста рас­пя­то­го.   1 Кор 1:18–2:2

Ал­ли­лу­иа, глас 1:

Спа­си Мя, Бо­же, яко вни­до­ша во­ды до ду­ши Мо­ея. Стих: По­но­ше­ние ча­я­ше ду­ша моя и страсть. Стих: Да по­мра­чат­ся очи их, еже не видети.

Ал­ли­лу­ия, глас 5

Стих: Спа­си ме­ня, Бо­же, ибо до­шли во­ды до ду­ши мо­ей. Стих: По­но­ше­ния и несча­стья ожи­да­ла ду­ша моя. Стих: Да по­мра­чат­ся гла­за их, что­бы не ви­деть.   Пс 68:2, 21А, 24А

Еван­ге­лие от Матфеа,
за­ча­ло 110:

Еван­ге­лие от Матфея,
за­ча­ло 110Б

Во вре­мя оно, со­вет со­тво­ри­ша вси ар­хи­ерее и стар­цы люд­стии на Иису­са, яко уби­ти Его. И свя­зав­ше Его ве­до­ша, и пре­да­ша Его Пон­тий­ско­му Пи­ла­ту иге­мо­ну. То­гда ви­дев Иуда пре­да­вый Иису­са, яко осу­ди­ша Его, рас­ка­яв­ся воз­вра­ти три­де­сять среб­ре­ни­ки ар­хи­ере­ем и стар­цем, гла­го­ля: со­гре­ших, пре­дав кровь непо­вин­ную. Они же ре­ша: что есть нам? Ты узри­ши. И по­верг среб­ре­ни­ки в церк­ви, оты­де, и шед уда­ви­ся. Ар­хи­ерее же при­ем­ше среб­ре­ни­ки, ре­ша: недо­стой­но есть вло­жи­ти их в кор­ва­ну, по­не­же це­на кро­ве есть. Со­вет же со­твор­ше, ку­пи­ша ими се­ло ску­дель­ни­че, в по­гре­ба­ние стран­ным. Тем­же на­ре­че­ся се­ло то, се­ло кро­ве, до се­го дне. То­гда сбыст­ся ре­чен­ное Иере­ми­ем про­ро­ком, гла­го­лю­щим: и при­я­ша три­де­сять среб­ре­ник, це­ну Це­нен­на­го, Его­же це­ни­ша от сы­нов Из­ра­и­лев. И да­ша я на се­ле ску­дель­ни­чи, яко­же ска­за мне Гос­подь. Иисус же ста пред иге­мо­ном. И во­про­си Его иге­мон, гла­го­ля: Ты ли еси Царь Иудей­ский? Иисус же ре­че ему: ты гла­го­ле­ши. И егда Нань гла­го­ла­ху ар­хи­ерее и стар­цы, ни­че­со­же от­ве­ща­ва­ше. То­гда гла­го­ла Ему Пи­лат: не слы­ши­ши ли, ко­ли­ко на Тя сви­де­тель­ству­ют? И не от­ве­ща ему ни к еди­но­му гла­го­лу, яко ди­ви­ти­ся иге­мо­ну зе­ло. На всяк же празд­ник обы­чай бе иге­мо­ну от­пу­ща­ти еди­на­го на­ро­ду связ­ня, его­же хо­тя­ху. Имя­ху же то­гда свя­за­на на­ро­чи­та, гла­го­ле­ма­го Ва­рав­ву. Со­бран­ным же им, ре­че им Пи­лат: ко­го хо­ще­те от обою от­пу­щу вам; Ва­рав­ву ли, или Иису­са гла­го­ле­ма­го Хри­ста? Ве­дя­ше бо, яко за­ви­сти ра­ди пре­да­ша Его. Се­дя­щу же ему на су­ди­щи, посла к нему же­на его, гла­го­лю­щи: ни­что­же те­бе, и Пра­вед­ни­ку То­му, мно­го бо по­стра­дах днесь во сне Его ра­ди. Ар­хи­ерее же и стар­цы на­у­сти­ша на­ро­ды, да ис­про­сят Ва­рав­ву, Иису­са же по­гу­бят. От­ве­щав же иге­мон ре­че им: ко­го хо­ще­те от обою от­пу­щу вам? Они же ре­ша: Ва­рав­ву. Гла­го­ла им Пи­лат: что убо со­тво­рю Иису­су, гла­го­ле­мо­му Хри­сту? Гла­го­ла­ша ему вси: да рас­пят бу­дет. Иге­мон же ре­че: кое убо зло со­тво­ри? Они же из­ли­ха во­пи­я­ху, гла­го­лю­ще: да про­пят бу­дет. Ви­дев же Пи­лат, яко ни­что­же успе­ва­ет, но па­че мол­ва бы­ва­ет, при­емь во­ду, умы ру­це пред на­ро­дом, гла­го­ля: непо­ви­нен есмь от кро­ве Пра­вед­на­го Се­го, вы узри­те. И от­ве­щав­ше вси лю­дие, ре­ша: кровь Его на нас, и на ча­дех на­ших. То­гда от­пу­сти им Ва­рав­ву: Иису­са же бив, пре­да­де им, да Его про­п­нут. То­гда во­и­ни иге­мо­но­вы, при­ем­ше Иису­са на су­ди­ще, со­бра­ша Нань все мно­же­ство во­ин. И со­влек­ше Его, оде­я­ша Его хла­ми­дою черв­ле­ною. И сплет­ше ве­нец от тер­ния, воз­ло­жи­ша на гла­ву Его, и трость в дес­ни­цу Его. И по­клонь­ше­ся на ко­ле­ну пред Ним, ру­га­ху­ся Ему, гла­го­лю­ще: ра­дуй­ся, Ца­рю Иудей­ский. И плю­нув­ше Нань, при­я­ша трость, и би­я­ху по гла­ве Его. И егда по­ру­га­ша­ся Ему, со­вле­ко­ша с Него баг­ря­ни­цу, и об­ле­ко­ша Его в ри­зы Его, и ве­до­ша Его на про­пя­тие. Ис­хо­дя­ще же об­ре­то­ша че­ло­ве­ка Ки­ри­ней­ска, име­нем Си­мо­на: и се­му за­де­ша по­не­сти крест Его. И при­шед­ше на ме­сто на­ри­ца­е­мое Гол­го­фа, еже есть Кра­ни­е­во ме­сто, да­ша Ему пи­ти оцет с жел­чию сме­шен, и вкушь не хо­тя­ше пи­ти. Рас­пен­шии же Его раз­де­ли­ша ри­зы Его, верг­ше жре­бия. И се­дя­ще стре­жа­ху Его ту. И воз­ло­жи­ша вер­ху гла­вы Его ви­ну Его на­пи­са­ну: Сей есть Иисус, Царь Иудей­ский. То­гда рас­пя­ша с Ним два раз­бой­ни­ка: еди­на­го одес­ную, и еди­на­го ошуюю. В то вре­мя все пер­во­свя­щен­ни­ки и ста­рей­ши­ны на­род­ные, со­брав­шись, по­ста­но­ви­ли пре­дать Иису­са смер­ти. И свя­зав Его, от­ве­ли и пе­ре­да­ли Пи­ла­ту, пра­ви­те­лю. То­гда Иуда, пре­дав­ший Его, уви­дев, что Он осуж­ден, рас­ка­ял­ся и воз­вра­тил трид­цать среб­ре­ни­ков пер­во­свя­щен­ни­кам и ста­рей­ши­нам, го­во­ря: со­гре­шил я, пре­дав кровь невин­ную. Они же ска­за­ли: ка­кое нам де­ло? Смот­ри сам. И бро­сив среб­ре­ни­ки в хра­ме, он ушел и по­ве­сил­ся. Пер­во­свя­щен­ни­ки же, взяв среб­ре­ни­ки, ска­за­ли: нель­зя вло­жить их в хра­мо­вую каз­ну, так как это це­на кро­ви. И при­няв ре­ше­ние, ку­пи­ли на них по­ле гор­шеч­ни­ка, как ме­сто по­гре­бе­ния для чу­же­стран­цев. По­то­му и на­зы­ва­ет­ся по­ле то По­лем Кро­ви до се­го дня. То­гда ис­пол­ни­лось ска­зан­ное чрез Иере­мию про­ро­ка: и взя­ли трид­цать среб­ре­ни­ков, це­ну Оце­нен­но­го, Ко­то­ро­го оце­ни­ли сы­ны Из­ра­и­ле­вы, и да­ли их за по­ле гор­шеч­ни­ка, как по­ве­лел мне Гос­подь. Иисус же был по­став­лен пе­ред пра­ви­те­лем. И спро­сил Его пра­ви­тель: Ты Царь Иудей­ский? Иисус же ска­зал: ты го­во­ришь. И на об­ви­не­ние Его пер­во­свя­щен­ни­ка­ми и ста­рей­ши­на­ми Он ни­че­го не от­ве­тил. То­гда го­во­рит Ему Пи­лат: не слы­шишь, сколь­ко про­тив Те­бя сви­де­тель­ству­ют? И Он не от­ве­тил ему ни на од­но сло­во, так что пра­ви­тель весь­ма удив­лял­ся. На празд­ник же имел пра­ви­тель обы­чай от­пус­кать в уго­ду на­ро­ду од­но­го уз­ни­ка, ко­то­ро­го они хо­те­ли. Был то­гда у них уз­ник из­вест­ный, по име­ни Ва­рав­ва. По­это­му, ко­гда они со­бра­лись, Пи­лат им ска­зал: ко­го хо­ти­те, что­бы я от­пу­стил вам: Ва­рав­ву, или Иису­са, на­зы­ва­е­мо­го Хри­стом? Ибо он знал, что пре­да­ли Его из за­ви­сти. И ко­гда он си­дел на су­дей­ском ме­сте, же­на его по­сла­ла ему ска­зать: не де­лай ни­че­го Пра­вед­ни­ку То­му! Я се­го­дня в сно­ви­де­нии мно­го по­стра­да­ла из-за Него. Меж­ду тем пер­во­свя­щен­ни­ки и ста­рей­ши­ны убе­ди­ли на­род по­тре­бо­вать Ва­рав­ву и по­гу­бить Иису­са. И от­ве­тил им пра­ви­тель: ко­го из дво­их хо­ти­те, что­бы я от­пу­стил вам? Они ска­за­ли: Ва­рав­ву. Го­во­рит им Пи­лат: что же мне де­лать с Иису­сом, на­зы­ва­е­мым Хри­стом? Го­во­рят все: да бу­дет рас­пят! Он ска­зал: ка­кое же зло Он сде­лал? Но они еще силь­нее кри­ча­ли: да бу­дет рас­пят! Уви­дев же, что ни­что не по­мо­га­ет, но да­же на­чи­на­ет­ся воз­му­ще­ние, Пи­лат взял во­ды, умыл ру­ки пе­ред на­ро­дом и ска­зал: неви­но­вен я в кро­ви Пра­вед­ни­ка Это­го, смот­ри­те са­ми. И весь на­род от­ве­тил: кровь Его на нас и на де­тях на­ших. То­гда он от­пу­стил им Ва­рав­ву, Иису­са же по би­че­ва­нии пре­дал на рас­пя­тие. То­гда во­и­ны пра­ви­те­ля, взяв Иису­са в пре­то­рию, со­бра­ли во­круг Него всю ко­гор­ту и, раз­дев Его, на­де­ли на Него плащ алый; и спле­тя ве­нец из тер­ния, воз­ло­жи­ли на го­ло­ву Его и вло­жи­ли трость в пра­вую ру­ку Его и, пре­кло­нив пе­ред Ним ко­ле­ни, над­ру­га­лись над Ним, го­во­ря: да здрав­ству­ет Царь Иудей­ский! И опле­вав Его, взя­ли трость и би­ли Его по го­ло­ве. И ко­гда над­ру­га­лись над Ним, сня­ли с Него плащ, и оде­ли Его в одеж­ды Его, и от­ве­ли Его на рас­пя­тие. Вы­хо­дя же встре­ти­ли они Ки­ри­не­яни­на, по име­ни Си­мо­на; его и за­ста­ви­ли взять крест Его. И при­дя на ме­сто, на­зы­ва­е­мое Гол­го­фа, что зна­чит Лоб­ное ме­сто, да­ли Ему пить ви­на, сме­шан­но­го с жел­чью; и от­ве­дав, Он не за­хо­тел пить. Рас­пяв же Его, они раз­де­ли­ли меж­ду со­бой одеж­ды Его, бро­сая жре­бий; и, си­дя, сте­рег­ли Его там. И по­ста­ви­ли над го­ло­вой Его над­пись с обо­зна­че­ни­ем ви­ны Его: Это – Иисус, Царь Иудей­ский. То­гда рас­пи­на­ют с Ним двух раз­бой­ни­ков: од­но­го спра­ва, и дру­го­го слева.
Един же от обе­ше­ною зло­дею ху­ля­ше Его, гла­го­ля: аще Ты еси Хри­стос, спа­си Се­бе и наю. От­ве­щав же дру­гий, пре­ща­ше ему, гла­го­ля: ни ли ты бо­и­ши­ся Бо­га, яко в том­же осуж­ден еси? И мы убо в прав­ду: до­стой­ная бо по де­лом наю вос­при­ем­ле­ва: Сей же ни еди­на­го зла со­тво­ри. И гла­го­ла­ше Иису­со­ви: по­мя­ни мя, Гос­по­ди, егда при­и­де­ши во Цар­ствии Си. И ре­че ему Иисус: аминь гла­го­лю те­бе, днесь со Мною бу­де­ши в раи. А про­хо­жие ху­ли­ли Его, ки­вая го­ло­ва­ми сво­и­ми и го­во­ря: Раз­ру­ша­ю­щий храм и в три дня Воз­дви­га­ю­щий! Спа­си Се­бя Са­мо­го, ес­ли Ты Сын Бо­жий, и сой­ди с кре­ста. По­доб­ным об­ра­зом и пер­во­свя­щен­ни­ки, из­де­ва­ясь вме­сте с книж­ни­ка­ми и ста­рей­ши­на­ми, го­во­ри­ли: дру­гих спас, Се­бя Са­мо­го не мо­жет спа­сти! Он Царь Из­ра­и­лев, пусть сой­дет те­перь с кре­ста, и уве­ру­ем в Него; Он воз­ло­жил упо­ва­ние на Бо­га; пусть из­ба­вит Его те­перь, ес­ли Он уго­ден Ему. Ибо ска­зал Он: “Я Бо­жий Сын”.
Ми­мо­хо­дя­щии же ху­ля­ху Его, по­ки­ва­ю­ще гла­ва­ми сво­и­ми, и гла­го­лю­ще: разо­ря­яй цер­ковь и тре­ми день­ми со­зи­да­яй, спа­си­ся Сам: аще Сын еси Бо­жий, сни­ди со кре­ста. Та­кож­де же и ар­хи­ерее ру­га­ю­ще­ся с книж­ни­ки, и стар­цы, и фа­ри­сеи, гла­го­ла­ху: иныя спа­се, Се­бе ли не мо­жет спа­сти? Аще Царь Из­ра­и­лев есть, да сни­дет ныне со кре­ста, и ве­ру­ем в Него. Упо­ва на Бо­га: да из­ба­вит ныне Его, аще хо­щет Ему: ре­че бо, яко Бо­жий есмь Сын. И один из по­ве­шен­ных зло­де­ев ху­лил Его: раз­ве Ты не Хри­стос? Спа­си Се­бя Са­мо­го и нас. Дру­гой же, уко­ряя, ска­зал ему в от­вет: не бо­ишь­ся ты Бо­га, ведь сам ты при­го­во­рен к то­му же. И мы-то – спра­вед­ли­во, ибо до­стой­ное по де­лам на­шим по­лу­ча­ем. Он же ни­че­го дур­но­го не сде­лал. И го­во­рил он: Иисус, вспом­ни обо мне, ко­гда Ты при­дешь как Царь. И ска­зал ему Иисус: Ис­тин­но го­во­рю те­бе: се­го­дня со Мною бу­дешь в раю.
Тож­де же и раз­бой­ни­ка рас­пя­тая с Ним по­но­ша­ста Ему. От ше­ста­го же ча­са тьма бысть по всей зем­ли, до ча­са де­вя­та­го. О де­вя­тем же ча­се возо­пи Иисус гла­сом ве­ли­им, гла­го­ля: Или, Или, ли­ма са­вах­фа­ни? Еже есть, Бо­же Мой, Бо­же Мой, вскую Мя еси оста­вил? Нецыи же от ту сто­я­щих слы­шав­ше, гла­го­ла­ху, яко Илию гла­ша­ет Сей. И абие тек един от них, и при­ем гу­бу, ис­пол­нив же оц­та, и вон­зе на трость, на­па­я­ше Его. Про­чии же гла­го­ла­ху: оста­ви, да ви­дим, аще при­и­дет Илиа спа­сти Его. Иисус же, па­ки возо­пив гла­сом ве­ли­им, ис­пу­сти дух. И се, за­ве­са цер­ков­ная раз­д­рася на двое, с выш­ня­го края до ниж­ня­го; и зем­ля по­тря­се­ся, и ка­ме­ние рас­па­де­ся. И гро­би от­вер­зо­ша­ся, и мно­га те­ле­са усоп­ших свя­тых во­ста­ша. И из­шед­ше из гроб по вос­кре­се­нии Его, вни­до­ша во свя­тый град, и яви­ша­ся мно­зем. Сот­ник же и иже с ним стре­гу­щии Иису­са, ви­дев­ше трус и быв­шая, убо­я­ша­ся зе­ло, гла­го­лю­ще: во­ис­тин­ну Бо­жий Сын бе Сей. От ше­сто­го же ча­са тьма на­сту­пи­ла по всей зем­ле до ча­са де­вя­то­го. А око­ло де­вя­то­го ча­са возо­пил Иисус гром­ким го­ло­сом: Или, Или! ле­ма са­вах­фа­ни? то есть: Бо­же Мой, Бо­же Мой! Для че­го Ты Ме­ня оста­вил? Неко­то­рые же из сто­яв­ших там, услы­шав, ска­за­ли: Илию зо­вет Он. И тот­час по­бе­жал один из них, взял губ­ку, на­пол­нил ук­су­сом и, на­ткнув на трость, да­вал Ему пить. Про­чие же ска­за­ли: оставь; по­смот­рим, при­дет ли Илия, что­бы спа­сти Его. Иисус же сно­ва возо­пил гром­ким го­ло­сом и от­дал дух. И вот, за­ве­са хра­ма разо­рва­лась свер­ху до­ни­зу на­двое; и зем­ля по­тряс­лась; и кам­ни рас­се­лись; и гроб­ни­цы от­кры­лись; и мно­гие те­ла усоп­ших свя­тых вос­ста­ли; и вый­дя из гроб­ниц по вос­ста­нии Его, во­шли они в свя­той го­род и яви­лись мно­гим. Сот­ник же и вме­сте с ним сте­ре­гу­щие Иису­са, уви­дев зем­ле­тря­се­ние и все про­ис­хо­дя­щее, устра­ши­лись силь­но, го­во­ря: во­ис­ти­ну был Он Бо­жий Сын.
Иудее же, по­не­же пя­ток бе, да не оста­нут на кре­сте те­ле­са в суб­бо­ту, бе бо ве­лик день тоя суб­бо­ты, мо­ли­ша Пи­ла­та, да пре­би­ют го­ле­ни их, и воз­мут. При­и­до­ша же во­и­ни, и пер­во­му убо пре­би­ша го­ле­ни, и дру­го­му рас­пя­то­му с Ним. На Иису­са же при­шед­ше, яко ви­де­ша Его уже умер­ша, не пре­би­ша Ему го­ле­ний. Но един от во­ин ко­пи­ем реб­ра Ему про­бо­де, и абие изы­де кровь и во­да. И ви­де­вый сви­де­тель­ство­ва, и ис­тин­но есть сви­де­тель­ство его, и той весть, яко ис­ти­ну гла­го­лет, да вы ве­ру име­те. Бы­ша бо сия, да сбу­дет­ся Пи­са­ние: кость не со­кру­шит­ся от Него. И па­ки дру­гое Пи­са­ние гла­го­лет: воз­зрят Нань, Его­же прободоша. А так как бы­ла пят­ни­ца, то Иудеи, что­бы те­ла не оста­лись на кре­сте в суб­бо­ту – ибо день той суб­бо­ты был день ве­ли­кий, – по­про­си­ли Пи­ла­та пе­ре­бить у них го­ле­ни и снять их. Итак, при­шли во­и­ны, и у пер­во­го пе­ре­би­ли го­ле­ни, и у дру­го­го, рас­пя­то­го с Ним. При­дя же к Иису­су, они, ко­гда уви­де­ли, что Он уже умер, не пе­ре­би­ли у Него го­ле­ней, но один из во­и­нов ко­пьем прон­зил Ему реб­ра, и вы­шла тот­час кровь и во­да. И ви­дев­ший за­сви­де­тель­ство­вал, и ис­тин­но его сви­де­тель­ство, и он зна­ет, что ис­тин­ное го­во­рит, что­бы и вы ве­ри­ли. Ибо про­изо­шло это, да ис­пол­нит­ся Пи­са­ние: кость Его да не со­кру­шит­ся. И еще дру­гое Пи­са­ние го­во­рит: Бу­дут смот­реть на То­го, Ко­го пронзили.
Бя­ху же ту и же­ны мно­ги из­да­ле­че зря­ще, яже идо­ша по Иису­се от Га­ли­леи, слу­жа­ще Ему. В ни­х­же бе Ма­рия Маг­да­ли­на и Ма­рия Иа­ков­ля, и Иосии ма­ти, и ма­ти сы­ну Зе­ве­део­ву. Поз­де же быв­шу, при­и­де че­ло­век бо­гат от Ари­ма­феа, име­нем Иосиф, иже и той учи­ся у Иису­са. Сей при­ступль к Пи­ла­ту, про­си те­ле­се Иису­со­ва. То­гда Пи­лат по­ве­ле да­ти те­ло. И при­емь те­ло Иосиф, об­вит е пла­ща­ни­цею чи­стою, и по­ло­жи е в но­вем сво­ем гро­бе, иже из­се­че в ка­ме­ни. И во­зва­лив ка­мень ве­лий над две­ри гро­ба, оти­де. Бе же ту Ма­рия Маг­да­ли­на, и дру­гая Ма­рия, се­дя­ще пря­мо гроба. И мно­го жен­щин смот­ре­ло из­да­ли. Они по­сле­до­ва­ли за Иису­сом из Га­ли­леи, слу­жа Ему; меж­ду ни­ми бы­ли Ма­рия Маг­да­ли­на и Ма­рия, мать Иа­ко­ва и Иоси­фа, и мать сы­но­вей Зе­ве­де­е­вых. С на­ступ­ле­ни­ем же ве­че­ра при­шел бо­га­тый че­ло­век из Ари­ма­феи, име­нем Иосиф, ко­то­рый и сам был уче­ни­ком Иису­са; явив­шись к Пи­ла­ту, он по­про­сил те­ло Иису­са. То­гда Пи­лат по­ве­лел его вы­дать. И взяв те­ло, Иосиф обер­нул его в чи­стое по­лот­но и по­ло­жил в но­вой сво­ей гроб­ни­це, ко­то­рую он вы­сек в ска­ле, и, при­ва­лив боль­шой ка­мень ко вхо­ду гроб­ни­цы, ушел. А Ма­рия Маг­да­ли­на и дру­гая Ма­рия си­де­ли там на­про­тив гроб­ни­цы.   Мф 27:1–43; Лк 23:39–43; Мф 27:45–54; Ин 19:31–37; Мф 27:55–61
Та­же обыч­ная ек­те­ния: Рцем вси от всея ду­ши: И по­том: Спо­до­би, Гос­по­ди: Ис­пол­ним ве­чер­нюю мо­лит­ву: И про­чая. Су­гу­бая ек­те­ния. Спо­до­би, Гос­по­ди, в ве­чер сей: Ек­те­ния Про­си­тель­ная. И да­лее как обыч­но. И по­сле воз­гла­са поем:

И по воз­гла­се по­ем от сти­хов­ных сти­хир по­доб­ны 4. Глас 2:

Сти­хи­ры на сти­ховне, глас 2

Егда от дре­ва Тя мерт­ва, / Ари­ма­фей снят всех Жи­во­та, / смир­ною и пла­ща­ни­цею Тя, Хри­сте, об­вив, / и лю­бо­вию под­ви­за­ше­ся, / серд­цем и уст­на­ми / Те­ло нетлен­ное Твое об­ло­бы­за­ти. / Оба­че одер­жимь стра­хом, / ра­ду­я­ся, во­пи­я­ше Ти: / сла­ва сниз­хож­де­нию Тво­е­му, Человеколюбче. Ко­гда с Дре­ва мерт­вым, / Ари­ма­фе­я­нин снял Те­бя, Жизнь всех, / он со смир­ною и по­лот­ном / Те­бя, Хри­сте, при­го­то­вил к по­гре­бе­нию / и с лю­бо­вью по­ры­вал­ся серд­цем и уста­ми / те­ло Твое нетлен­ное об­ло­бы­зать, / но, сдер­жи­ва­ясь стра­хом, / ра­дост­но взы­вал к Те­бе: / “Сла­ва снис­хож­де­нию Тво­е­му, Человеколюбец!”
Стих: Гос­подь во­ца­ри­ся, в ле­по­ту облечеся. Стих: Гос­подь во­ца­рил­ся, / бла­го­ле­пи­ем об­лек­ся.   Пс 92:1А
Егда во гро­бе но­ве / за всех по­ло­жил­ся еси, Из­ба­ви­те­лю всех, / ад все­смех­ли­вый, ви­дев Тя, ужа­се­ся, / ве­реи со­кру­ши­ша­ся, сло­ми­ша­ся вра­та, / гро­би от­вер­зо­ша­ся, / мерт­вии во­ста­ша, / то­гда Адам, бла­го­дар­ствен­но ра­ду­я­ся, / во­пи­я­ше Те­бе: / сла­ва сниз­хож­де­нию Тво­е­му, Человеколюбче. Ко­гда в гроб­ни­це но­вой / за весь мiр Ты был по­ло­жен, Ис­ку­пи­тель всех, / ад, вся­че­ско­го осме­я­ния до­стой­ный, / Те­бя уви­дев, устра­шил­ся, / за­со­вы бы­ли раз­би­ты, слом­ле­ны вра­та, / гроб­ни­цы от­верз­лись, мерт­вые вос­ста­ва­ли. / То­гда Адам с бла­го­дар­но­стью / ра­дост­но взы­вал к Те­бе: / “Сла­ва снис­хож­де­нию Тво­е­му, Человеколюбец!”
Стих: Ибо утвер­ди все­лен­ную, яже не подвижится. Стих: Ибо Он утвер­дил все­лен­ную, / и она не по­ко­леб­лет­ся.   Пс 92:1В
Егда во гро­бе плот­ски / хо­тя за­клю­чил­ся еси, / Иже есте­ством Бо­же­ства / пре­бы­ва­яй Неопи­сан­ный и Неопре­де­лен­ный, / смер­ти за­клю­чил еси со­кро­ви­ща, / и адо­ва вся ис­то­щил еси, Хри­сте, цар­ствия: / то­гда и суб­бо­ту сию / Бо­же­ствен­на­го бла­го­сло­ве­ния и сла­вы, / и Тво­ея свет­ло­сти спо­до­бил еси. Ко­гда в гроб­ни­це пло­тию / Ты доб­ро­воль­но за­клю­чен был, Хри­сте, / по при­ро­де Бо­же­ствен­ной оста­ва­ясь вез­де­су­щим, / и, неопре­де­ли­мый, внут­рен­ние по­кои смер­ти за­тво­рил / и опу­сто­шил все цар­ские чер­то­ги ада, / то­гда и эту суб­бо­ту / Бо­же­ствен­ным бла­го­сло­ве­ни­ем, и сла­вой, / и Тво­им си­я­ни­ем Ты почтил.
Стих: До­му Тво­е­му по­до­ба­ет свя­ты­ня, Гос­по­ди, в дол­го­ту дний. Стих: До­му Тво­е­му по­до­ба­ет свя­ты­ня, / Гос­по­ди, на дол­гие дни.   Пс 92:5Б
Егда си­лы зря­ху Тя, Хри­сте, / яко пре­лест­ни­ка от без­за­кон­ных окле­ве­та­е­ма, / ужа­са­ху­ся неиз­гла­го­лан­но­му дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, / и ка­мень гро­ба ру­ка­ми за­пе­ча­тан­ный, / ими­же Твоя нетлен­ная реб­ра про­бо­до­ша. / Оба­че на­ше­му спа­се­нию / ра­ду­ю­ще­ся во­пи­я­ху Ти: / сла­ва сниз­хож­де­нию Тво­е­му, / Человеколюбче. Ко­гда Си­лы небес­ные / со­зер­ца­ли Те­бя, Хри­сте, / как об­ман­щи­ка без­за­кон­ны­ми лож­но об­ви­ня­е­мым, / и ка­мень гро­ба, за­пе­ча­тан­ный ру­ка­ми, / ко­то­рые Твои нетлен­ные реб­ра прон­зи­ли ко­пьем, / тре­пе­та­ли они пред неслы­хан­ным дол­го­тер­пе­ни­ем Тво­им; / но вме­сте и спа­се­нию на­ше­му ра­ду­ясь, взы­ва­ли Те­бе: / “Сла­ва снис­хож­де­нию Тво­е­му, Человеколюбец!”
Сла­ва, и ныне, глас 5: Те­бе оде­ю­ща­го­ся све­том, яко ри­зою, / снем Иосиф с дре­ва с Ни­ко­ди­мом / и, ви­дев мерт­ва на­га непо­гре­бе­на, / бла­го­серд­ный плач вос­при­им, / ры­дая, гла­го­ла­ше: / увы мне, Слад­чай­ший Иису­се! / Его­же вма­ле солн­це на Кре­сте ви­си­ма узрев­шее / мра­ком об­ла­га­ше­ся, / и зем­ля стра­хом ко­ле­ба­ше­ся, / и раз­ди­ра­ше­ся цер­ков­ная за­ве­са, / но се ныне ви­жу Тя, / мене ра­ди во­лею подъ­ем­ша смерть. / Ка­ко по­гре­бу Тя, Бо­же мой, / или ка­кою пла­ща­ни­цею об­вию? / Ко­има ли ру­ка­ма при­кос­ну­ся нетлен­но­му Тво­е­му Те­лу? / Или кия пес­ни вос­пою Тво­е­му ис­хо­ду, Щед­ре? / Ве­ли­чаю Стра­сти Твоя, / пес­но­слов­лю и по­гре­бе­ние Твое со Вос­кре­се­ни­ем, зо­вый: / Гос­по­ди, сла­ва Тебе. Сла­ва, и ныне, глас 5: Те­бя, оде­ва­ю­ще­го­ся све­том, как одеж­дою, / Иосиф, сняв с Дре­ва с Ни­ко­ди­мом, / и ви­дя мерт­вым, на­гим, не по­гре­бен­ным, / на­чав в глу­бо­ком со­стра­да­нии по­гре­баль­ный плач, / с ры­да­ни­я­ми воз­гла­шал: / “Увы мне, Слад­чай­ший Иису­се! / Тот, Ко­го недав­но узрев ви­ся­щим на Кре­сте, / солн­це мра­ком об­ле­ка­лось, / и зем­ля от стра­ха ко­ле­ба­лась, / и раз­ры­ва­лась за­ве­са хра­ма. / Но вот, я ныне ви­жу Те­бя / ра­ди ме­ня доб­ро­воль­но при­няв­шим смерть. / Как я бу­ду по­гре­бать Те­бя, Бо­же мой, / или как по­лот­ном обо­вью? / И ка­ки­ми ру­ка­ми при­кос­нусь к нетлен­но­му Тво­е­му те­лу? / Или ка­кие пес­ни бу­ду петь ра­ди Тво­ей кон­чи­ны, Ми­ло­серд­ный? / Про­слав­ляю стра­да­ния Твои, / вос­пе­ваю и Твое по­гре­бе­ние с вос­кре­се­ни­ем, вос­кли­цая: / Гос­по­ди, сла­ва Тебе!”
[Во вре­мя пе­ния по­след­ней сти­хи­ры от­кры­ва­ют­ся Цар­ские вра­та и со­вер­ша­ет­ся трое­крат­ное каж­де­ние во­круг Пре­сто­ла, на ко­то­ром ле­жит св. Плащаница.]
Та­же Ныне от­пу­ща­е­ши: Три­свя­тое. По От­че наш: Ныне от­пус­ка­ешь: Три­свя­тое по От­че наш:

Тро­парь, глас 2:

Бла­го­об­раз­ный Иосиф / с дре­ва снем Пре­чи­стое Те­ло Твое, / пла­ща­ни­цею чи­стою об­вив, / и во­ня­ми, во гро­бе но­ве по­крыв положи.

Тро­па­ри, глас 2

Бла­го­род­ный Иосиф, / с дре­ва сняв пре­чи­стое те­ло Твое, / чи­стым по­лот­ном об­вив / и по­ма­зав бла­го­во­ни­я­ми, / в гроб­ни­це но­вой положил.

Сла­ва, и ныне, дру­гий тро­парь: Ми­ро­но­си­цам же­нам при гро­бе пред­став Ан­гел, во­пи­я­ше: / ми­ра мерт­вым суть при­лич­на. / Хри­стос же ис­тле­ния яви­ся чуждь. Сла­ва, и ныне: Же­нам-ми­ро­но­си­цам / пред­став у гроб­ни­цы, Ан­гел вос­кли­цал: / “Ми­ро при­ли­че­ству­ет мерт­вым, / Хри­стос же явил­ся тле­нию неподвластным”.
[Во вре­мя пе­ния тро­па­рей св. Пла­ща­ни­ца вы­но­сит­ся из ал­та­ря се­вер­ны­ми вра­та­ми и по­ла­га­ет­ся в цен­тре хра­ма; за­тем со­вер­ша­ет­ся её каж­де­ние и, по обы­чаю, про­из­но­сит­ся проповедь ]
Пре­муд­рость. Свя­щен­ник: Пре­муд­рость. И да­лее как обычно.

И от­пуст:

Иже нас ра­ди, че­ло­ве­ков, и на­ше­го ра­ди спа­се­ния страш­ныя Стра­сти и Жи­во­тво­ря­щий Крест, и воль­ное по­гре­бе­ние пло­тию из­во­ли­вый, Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, мо­лит­ва­ми Пре­чи­стыя Сво­ея Ма­те­ре, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­стол, свя­тых пра­вед­ных Бо­го­отец Иоаки­ма и Ан­ны, и всех свя­тых, по­ми­лу­ет и спа­сет нас, яко Благ и Человеколюбец.

От­пуст

Ра­ди нас, лю­дей, и на­ше­го ра­ди спа­се­ния страш­ные стра­да­ния, и Жи­во­тво­ря­щий Крест, и доб­ро­воль­ное по­гре­бе­ние по пло­ти при­нять бла­го­во­лив­ший Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, по мо­лит­вам Пре­чи­стой Сво­ей Ма­те­ри, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­сто­лов, свя­тых и пра­вед­ных бо­го­от­цов Иоаки­ма и Ан­ны и всех свя­тых, по­ми­лу­ет и спа­сёт нас, как бла­гой и Человеколюбец.

Пер­вый же час не со­во­куп­ля­ем ныне, но о вто­ром ча­се дне.

ВО СВЯ­ТЫЙ И ВЕ­ЛИ­КИЙ ПЯТОК
ПО­ВЕ­ЧЕ­РИЕ ПО­ЕМ В КЕЛЛИАХ,

В СВЯ­ТУЮ И ВЕ­ЛИ­КУЮ ПЯТНИЦУ
НА ПОВЕЧЕРИИ

на нем­же по­ем ка­нон о рас­пя­тии Гос­под­ни и на плач Пре­свя­тыя Бо­го­ро­ди­цы. Ир­мос по два­жды, тро­па­ри на 4: по­сле­ди же ир­мос оба ли­ка вку­пе. Тво­ре­ние Си­мео­на Ло­го­фе­та. Глас 6. По­ве­че­рие же ма­лое со­вер­ша­ем в ке­льях и на нем по­ем ка­нон о рас­пя­тии Гос­под­нем и на плач Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Ир­мос два­жды, тро­па­ри на 4, в кон­це же пес­ни тот же ир­мос оба хо­ра вме­сте. Тво­ре­ние Си­мео­на Ло­го­фе­та. Глас 6.

Песнь 1.

Ир­мос: Яко по су­ху, пе­ше­ше­ство­вав Из­ра­иль / по без­дне сто­па­ми, / го­ни­те­ля фа­ра­о­на / ви­дя по­топ­ля­е­ма, / Бо­гу / по­бед­ную песнь / по­им, вопияше.

Песнь 1

Ир­мос: Как по су­ше про­шел Из­ра­иль / по без­дне сто­па­ми, / и взы­вал, го­ни­те­ля фа­ра­о­на ви­дя уто­пав­шим: / “Бо­гу по­бед­ную песнь воспоем!”

За­пев: Сла­ва Те­бе, Бо­же наш, сла­ва Тебе. За­пев: Сла­ва Те­бе, Бо­же наш, сла­ва Тебе.
Обе­ше­на яко ви­де на Кре­сте, Сы­на и Гос­по­да, / Де­вая Чи­стая, тер­за­ю­щи­ся, во­пи­я­ше гор­це, / со дру­ги­ми же­на­ми, сте­ня­щи, глаголаше. Когда уви­де­ла по­ве­шен­ным на Кре­сте / Сы­на Сво­е­го и Гос­по­да / Де­ва Чи­стая, тер­за­ясь, взы­ва­ла горь­ко / с дру­ги­ми же­на­ми / и со сто­ном возглашала.
Ви­жу Тя ныне, / воз­люб­лен­ное Мое Ча­до и лю­би­мое, на Кре­сте ви­ся­ща, / и уязв­ля­ю­ся гор­це серд­цем, ре­че Чи­стая, / но даждь сло­во, Бла­гий, Ра­бе Твоей. “Ви­жу Те­бя ныне, / до­ро­гое Мое Ча­до и лю­би­мое, / на Кре­сте ви­ся­щим, / и уязв­ля­юсь горь­ко серд­цем”, – ве­ща­ла Чи­стая, – / “но дай сло­во, Бла­гой, Ра­бе Твоей!”
Сла­ва: Во­лею, Сыне Мой и Твор­че, / тер­пи­ши на дре­ве лю­тую смерть, Де­ва гла­го­ла­ше, / пред­сто­я­щи у Кре­ста со воз­люб­лен­ным учеником. Сла­ва: “Доб­ро­воль­но, Сын Мой и Тво­рец, / тер­пишь Ты на Дре­ве лю­тую смерть”, / – Де­ва вос­кли­ца­ла, пред­стоя у Кре­ста / с воз­люб­лен­ным учеником.
И ныне: Ныне Мо­е­го ча­я­ния, ра­до­сти и ве­се­лия, / Сы­на Мо­е­го и Гос­по­да ли­ше­на бых: / увы Мне, бо­лез­ную серд­цем, / Чи­стая, пла­чу­щи, глаголаше. И ныне: “Ныне Мо­ей на­деж­ды, ра­до­сти и ве­се­лья / – Сы­на Мо­е­го и Гос­по­да – я ли­ши­лась; / увы Мне! Скорб­лю серд­цем”, / – Чи­стая с пла­чем возглашала.

Песнь 3.

Ир­мос: Несть свят, / яко­же Ты, Гос­по­ди Бо­же мой, / воз­не­сый рог вер­ных Тво­их, Бла­же, / и утвер­ди­вый нас на ка­ме­ни / ис­по­ве­да­ния Твоего.

Песнь 3

Ир­мос: Нет свя­то­го, / как Ты, Гос­по­ди Бо­же мой, / воз­вы­сив­ший до­сто­ин­ство вер­ных Те­бе, Бла­гой, / и утвер­див­ший нас на камне / ис­по­ве­да­ния Твоего.

Стра­ха ра­ди иудей­ска Петр скры­ся, / и вси от­бе­го­ша вер­нии, остав­ль­ше Хри­ста, / Де­ва, ры­да­ю­щи, глаголаше. “Из стра­ха пред Иуде­я­ми Петр скрыл­ся, / и бе­жа­ли все вер­ные, оста­вив Хри­ста”, / – Де­ва с ры­да­ни­я­ми возглашала.
О страш­ном Тво­ем рож­де­стве и стран­ном, Сыне Мой, / па­че всех ма­те­рей воз­ве­ли­че­на бых Аз, / но увы Мне, ныне Тя ви­дя­щи на дре­ве, рас­па­ла­ю­ся утробою. В по­вер­га­ю­щем в тре­пет и необы­чай­ном / рож­де­стве Тво­ем, Сын Мой, / бо­лее всех ма­те­рей Я воз­ве­ли­чи­лась. / Но, увы Мне! Ныне ви­дя Те­бя на Дре­ве, / раз­го­ра­юсь внутренне.
Сла­ва: Хо­щу утро­бу Мою на ру­ку, / има­же яко Мла­ден­ца дер­жах, / с дре­ва при­я­ти, ве­ща­ше Чи­стая, / но ник­то­же, увы Мне, Се­го даде. Сла­ва: “Стрем­люсь Серд­це Мое с Дре­ва при­нять на ру­ки, / ко­то­ры­ми Мла­ден­цем Его дер­жа­ла. / Но, увы Мне”, – ве­ща­ла Чи­стая, – / “ни­кто Мне Его не дает”.
И ныне: Се Свет Мой слад­кий, / На­деж­да и Жи­вот Мой Бла­гий, / Бог Мой уга­се на Кре­сте, / рас­па­ла­ю­ся утро­бою, Де­ва сте­ня­щи глаголаше. И ныне: “Вот, Свет Мой слад­кий, / На­деж­да и Жизнь Моя Бла­гая, / Бог Мой угас на Кре­сте; / раз­го­ра­юсь внут­ренне!” – / Де­ва, со сто­ном восклицала.

Песнь 4.

Ир­мос: Хри­стос моя си­ла, / Бог и Гос­подь, / чест­ная Цер­ковь / Бо­го­леп­но по­ет, взы­ва­ю­щи, / от смыс­ла чи­ста о Гос­по­де празднующи.

Песнь 4

Ир­мос: “Хри­стос – моя си­ла, / Бог и Гос­подь”, / – свя­тая Цер­ковь бла­го­го­вей­но по­ет, / воз­гла­шая от чи­сто­го ра­зу­ма, / в Гос­по­де торжествуя.

Солн­це не за­хо­дяй, Бо­же Пре­веч­ный, / и Твор­че всех тва­рей Гос­по­ди, / ка­ко тер­пи­ши страсть на Кре­сте? / Чи­стая пла­чу­щи глаголаше. “Солн­це не за­хо­дя­щее, Бо­же Пред­веч­ный / и Со­зда­тель всех тво­ре­ний, Гос­по­ди! / Как Ты тер­пишь стра­да­ние на Кре­сте?” / – Чи­стая с пла­чем возглашала.
Пла­чу­щи, гла­го­ла­ше Бра­ко­не­ис­кус­ная ко бла­го­об­раз­но­му: / пот­щи­ся, Иоси­фе, к Пи­ла­ту при­сту­пи­ти, / и ис­про­си сня­ти со дре­ва Учи­те­ля Твоего. С пла­чем об­ра­ща­лась бра­ка не по­знав­шая / к по­чтен­но­му со­вет­ни­ку: / “По­спе­ши, Иосиф, к Пи­ла­ту при­сту­пить / и по­про­си снять с Дре­ва Учи­те­ля Твоего”.
Сла­ва: Ви­дев Пре­чи­стую гор­це сле­зя­щу, Иосиф сму­ти­ся, / и пла­ча­ся при­сту­пи к Пи­ла­ту, / даждь ми, во­пия с пла­чем, Те­ло Бо­га моего. Сла­ва: Уви­дев Пре­чи­стую, горь­ко сле­зы лью­щую, / Иосиф сму­тил­ся и в сле­зах при­сту­пил к Пи­ла­ту: / “Дай мне”, – вос­кли­цая с пла­чем, – / “Те­ло Бо­га моего!”
И ныне: Уяз­ве­на Тя ви­дя­щи, и без сла­вы, на­га на дре­ве, Ча­до Мое, / утро­бою рас­па­ла­ю­ся, ры­да­ю­щи яко Ма­ти, / Де­ва провещаваше. И ныне: “Уязв­лен­ным Те­бя ви­дя, / и бес­слав­ным, на­гим на Дре­ве, Ча­до Мое, / внут­ренне раз­го­ра­юсь, ры­дая как Ма­терь”, – / Де­ва вещала.

Песнь 5.

Ир­мос: Бо­жи­им / све­том Тво­им, Бла­же, / утрен­ню­ю­щих Ти ду­ши / лю­бо­вию оза­ри, мо­лю­ся, / Тя ве­де­ти, Сло­ве Бо­жий, / ис­тин­на­го Бо­га, / от мра­ка гре­хов­на­го взывающа.

Песнь 5

Ир­мос: Бо­же­ствен­ным све­том Сво­им, Бла­гой, / ду­ши с рас­све­та к Те­бе стре­мя­щих­ся / лю­бо­вью оза­ри, – мо­люсь я, – / что­бы знать Те­бя, Сло­во Бо­жие, ис­тин­но­го Бо­га, / от мра­ка гре­хов / к Се­бе призывающего.

Рас­тер­за­яся и ры­дая, и ди­вя­ся вку­пе с Ни­ко­ди­мом, / снят Иосиф, и уце­ло­вав Пре­чи­стое Те­ло, / ры­да­ше и сте­ня­ше, и поя Его яко Бога. Тер­за­ясь, и ры­дая, и изум­ля­ясь, вме­сте с Ни­ко­ди­мом / снял Иосиф Те­ло Пре­чи­стое, / и це­ло­вал Его с ры­да­ни­я­ми и сто­ном, / и вос­пе­вал Его как Бога.
При­им­ши Его с пла­чем Ма­ти неис­ку­со­муж­ная, / по­ло­жи на ко­ле­ну, / мо­ля­щи Его со сле­за­ми и об­ло­бы­за­ю­щи, / гор­це же ры­да­ю­щи и восклицающи. При­няв Его с пла­чем, не знав­шая му­жа Ма­терь, / к Се­бе по­ло­жи­ла на ко­ле­ни, / мо­ля Его со сле­за­ми и ло­бы­зая, / и горь­ко ры­дая, и восклицая.
Сла­ва: Еди­ну На­деж­ду и Жи­вот, Вла­ды­ко Сыне Мой и Бо­же, / во очию свет Ра­ба Твоя имех, / ныне же ли­ше­на бых Те­бе, / слад­кое Мое Ча­до и любимое. Сла­ва: Еди­ную На­деж­ду и Жизнь, Вла­ды­ка, / Сын Мой и Бо­же, свет в очах Мо­их име­ла Я, Ра­ба Твоя; / ныне же ли­ше­на Те­бя, / слад­кое Мое Ча­до и любимое!
И ныне: Бо­лез­ни и скор­би, и воз­ды­ха­ния об­ре­то­ша Мя, / увы Мне, Чи­стая гор­це ры­да­ю­щи гла­го­ла­ше, / ви­дя­щи Тя, Ча­до Мое воз­люб­лен­ное, на­га и уеди­не­на, / и во­ня­ми по­ма­за­на мертвеца. И ныне: “Му­ки, и скор­би, и воз­ды­ха­ния / по­стиг­ли Ме­ня, увы Мне”, / – Чи­стая, горь­ко ры­дая, воз­гла­ша­ла, / – “ко­гда ви­жу Те­бя, Ча­до Мое воз­люб­лен­ное, на­гим, и оди­но­ким, / и аро­ма­та­ми по­ма­зан­ным мертвецом!”

Песнь 6.

Ир­мос: Жи­тей­ское мо­ре, / воздви­за­е­мое зря на­па­стей бу­рею, / к ти­хо­му при­ста­ни­щу Тво­е­му при­тек, во­пию Ти: / воз­ве­ди от тли жи­вот мой, / Многомилостиве.

Песнь 6

Ир­мос: Жи­тей­ское мо­ре ви­дя / под­ни­ма­ю­ще­е­ся вол­на­ми ис­ку­ше­ний, / я, к ти­хой при­ста­ни Тво­ей при­бег­нув, взы­ваю Те­бе: / “Воз­ве­ди от ги­бе­ли жизнь мою, / Многомилостивый!”

Мерт­ва Тя зрю, Че­ло­ве­ко­люб­че, / ожи­вив­ша­го мерт­выя, и со­дер­жа­ща вся, / уязв­ля­ю­ся лю­те утро­бою. / Хо­те­ла бых с То­бою умре­ти, Пре­чи­стая гла­го­ла­ше, / не терп­лю бо без ды­ха­ния мерт­ва Тя видети. “Мерт­вым Те­бя ви­дя, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / ожи­вив­ше­го мерт­вых и дер­жа­ще­го все, / уязв­ля­юсь тяж­ко серд­цем. / Хо­те­ла бы с То­бою уме­реть”, – Пре­чи­стая воз­гла­ша­ла, – / “ведь Я не в си­лах со­зер­цать Те­бя / без­ды­хан­ным, мертвым!”
Див­лю­ся, зря­щи Тя, / Пре­б­ла­гий Бо­же, и Пре­щед­рый Гос­по­ди, / без сла­вы, и без ды­ха­ния, и без­об­раз­на, / и пла­чу­ся, дер­жа­щи Тя, / яко не на­де­ях­ся, увы Мне, / ви­де­ти Тя, Сыне Мой и Боже. “Удив­ля­юсь, со­зер­цая Те­бя, / Пре­бла­гой Бо­же и Все­ми­ло­серд­ный Гос­по­ди, / без сла­вы, и без ды­ха­ния, и без об­ра­за; / и пла­чу, дер­жа Те­бя, / ибо не ду­ма­ла – увы Мне – та­ким Те­бя узреть, / Сын Мой и Боже!”
Сла­ва: Не из­гла­го­ле­ши ли Ра­бе Тво­ей сло­ва, Сло­ве Бо­жий? / Не ущед­ри­ши ли, Вла­ды­ко, Те­бе Рожд­шую, / гла­го­ла­ше Чи­стая, ры­да­ю­щи и пла­чу­щи, / об­ло­бы­за­ю­щи Те­ло Гос­по­да Своего. Сла­ва: “Не про­из­не­сешь ли сло­ва / Ра­бе Тво­ей, Сло­во Бо­жие? / Не сжа­лишь­ся ли, Вла­ды­ка, над Те­бя Ро­див­шей?” – воз­гла­ша­ла Чи­стая, с ры­да­ни­я­ми и пла­чем / ло­бы­зая Те­ло Гос­по­да Своего.
И ныне: По­мыш­ляю, Вла­ды­ко, / яко кто­му слад­ка­го Тво­е­го не услы­шу гла­са, / ни доб­ро­ты Ли­ца Тво­е­го узрю, / яко­же преж­де Ра­ба Твоя: / ибо за­шел еси, Сыне Мой, от очию Моею. И ныне: По­мыш­ляю, Вла­ды­ка, / что не услы­шу боль­ше слад­ко­го Тво­е­го гла­са, / и кра­со­ты ли­ца Тво­е­го / Я, Ра­ба Твоя, как преж­де не узрю: / ибо за­шел Ты, Сын Мой, / со­крыв­шись от очей Моих.

Кондак, глас 8:

Нас ра­ди Рас­пя­та­го, при­и­ди­те, вси вос­по­им, / То­го бо ви­де Ма­рия на дре­ве, и гла­го­ла­ше: / аще и рас­пя­тие тер­пи­ши, / Ты еси Сын и Бог Мой.

Кондак, глас 8

При­ди­те все, Рас­пя­то­го за нас вос­по­ем. / Ибо Ма­рия уви­де­ла Его на Дре­ве и вос­кли­ца­ла: / “Хо­тя Ты и рас­пя­тие пре­тер­пе­ва­ешь, / Ты – Сын и Бог мой”.

Икос: Сво­е­го Агн­ца Аг­ни­ца зря­щи, к за­ко­ле­нию вле­ко­ма, / по­сле­до­ва­ше Ма­рия про­стер­ты­ми вла­сы / со ине­ми же­на­ми, сия во­пи­ю­щи: / ка­мо иде­ши, Ча­до? / Че­со ра­ди ско­рое те­че­ние со­вер­ша­е­ши? / Еда дру­гий брак па­ки есть в Кане, и та­мо ныне тщи­ши­ся, / да от во­ды им ви­но со­тво­ри­ши? / Иду ли с То­бою, Ча­до, или па­че по­жду Те­бе? / Даждь Ми сло­во, Сло­ве, / не мол­ча ми­мо­иди Мене, Чи­сту со­блю­дый Мя: / Ты бо еси Сын и Бог Мой. Икос: Аг­ни­ца – Ма­рия, / ви­дя Агн­ца Сво­е­го, на за­кла­ние вле­ко­мо­го, / тер­за­ясь, сле­до­ва­ла за Ним с дру­ги­ми жен­щи­на­ми, так взы­вая: / “Ку­да Ты идешь, Ди­тя? / Че­го ра­ди путь ско­рый со­вер­ша­ешь? / Не сно­ва ли иной брак в Кане, / и Ты ныне ту­да спе­шишь, / что­бы из во­ды ви­но им со­тво­рить? / Пой­ти ли Мне с То­бой, Ди­тя, / или луч­ше по­до­ждать Те­бя? / Ска­жи Мне сло­во, Сло­во Бо­жие! / Не прой­ди мол­ча ми­мо Ме­ня / Ты, со­хра­нив­ший Ме­ня чи­стой, / ибо Ты – Сын и Бог Мой!”

Песнь 7.

Ир­мос: Ро­со­да­тель­ну убо пещь / со­де­ла Ан­гел / пре­по­доб­ным от­ро­ком, / хал­деи же опа­ля­ю­щее / ве­ле­ние Бо­жие / му­чи­те­ля уве­ща во­пи­ти: / бла­го­сло­вен еси, Бо­же отец наших.

Песнь 7

Ир­мос: Ро­со­нос­ною со­де­лал печь / Ан­гел для бла­го­че­сти­вых от­ро­ков, / а Бо­жие ве­ле­ние, хал­де­ев опа­ляв­шее, / му­чи­те­ля убе­ди­ло взы­вать: / “Бла­го­сло­вен Ты, Бо­же от­цов наших!”

Где, Сыне Мой и Бо­же, бла­го­ве­ще­ние древ­нее, / еже Ми Гав­ри­ил гла­го­ла­ше; / Ца­ря Тя, Сы­на и Бо­га Выш­ня­го на­ри­ца­ше: / ныне же ви­жу Тя, Све­те Мой слад­кий, / на­га и уязв­ле­на мертвеца. Где, Сын Мой и Бо­же, бла­го­ве­стие дав­нее, / ко­то­рое воз­ве­щал Мне Гав­ри­ил? / Ца­рем и Сы­ном Бо­га Все­выш­не­го он на­ре­кал Те­бя; / ныне же ви­жу Те­бя, Свет Мой слад­кий, / на­гим и по­кры­тым ра­на­ми мертвецом.
Из­бав­ля­яй бо­лез­ни, ныне при­и­ми Мя с То­бою, Сыне Мой и Бо­же, / да сни­ду, Вла­ды­ко, во ад с То­бою и Аз, / не оста­ви Мене еди­ну, уже бо жи­ти не терп­лю, / не ви­дя­щи Те­бе слад­ка­го Мо­е­го Света. Из­бав­ляя от му­ки, / ныне возь­ми Ме­ня с Со­бою, Сын Мой и Бо­же, / да сой­ду и Я, Вла­ды­ка, с То­бой во ад: / не оставь Ме­ня од­ну, / ибо уже жить не мо­гу, / не ви­дя Те­бя, слад­ко­го Мо­е­го Света.
Сла­ва: С дру­ги­ми же­на­ми ми­ро­но­си­ца­ми, / ры­да­ю­щи Непо­роч­ная гор­це, / и но­си­ма ви­дя­щи Хри­ста, гла­го­ла­ше: увы Мне, что ви­жу! / Ка­мо иде­ши ныне, Сыне Мой, / а Мене еди­ну оставляеши? Сла­ва: С дру­ги­ми же­на­ми ми­ро­но­си­ца­ми / Непо­роч­ная с ры­да­ни­ем горь­ким, / взи­рая, как несут ко гро­бу те­ло Хри­ста, / вос­кли­ца­ла: “Увы Мне, что ви­жу! / Ку­да Ты идешь ныне, Сын Мой, / а Ме­ня од­ной оставляешь?”
И ныне: Из­не­мо­га­ю­щи и ры­да­ю­щи Непо­роч­ная, ми­ро­но­си­цам гла­го­ла­ше: / сры­дай­те Ми, и спла­чи­те­ся гор­це: / се бо Свет Мой слад­кий, и Учи­тель ваш гро­бу предается. И ныне: Из­не­мо­гая и ры­дая, Непо­роч­ная / ми­ро­но­си­цам воз­гла­ша­ла: / “Ры­дай­те со Мною вме­сте и плачь­те горь­ко: / ибо вот, Свет Мой слад­кий / и Учи­тель ваш гро­бу предается!”

Песнь 8.

Ир­мос: Из пла­мене пре­по­доб­ным ро­су ис­то­чил еси, / и пра­вед­на­го жерт­ву во­дою по­па­лил еси: / вся бо тво­ри­ши, Хри­сте, ток­мо еже хо­те­ти. / Тя пре­воз­но­сим во вся веки.

Песнь 8

Ир­мос: Из пла­ме­ни Ты для бла­го­че­сти­вых ро­су ис­то­чил, / и жерт­ву пра­вед­ни­ка во­дою по­па­лил: / ибо все Ты со­вер­ша­ешь, Хри­сте, од­ним Сво­им хо­те­ни­ем. / Те­бя мы пре­воз­но­сим во все века.

Де­ву ры­да­ю­щу Иосиф ви­дев, / рас­тер­за­ше­ся весь, и во­пи­я­ше горь­ко: / ка­ко Тя, о Бо­же мой, ныне по­гре­бу раб Твой? / Ка­ки­ми пла­ща­ни­ца­ми об­вию Те­ло Твое? Де­ву ры­да­ю­щей уви­дев, Иосиф / рас­тер­зал се­бя весь и взы­вал горь­ко: / “Как Те­бя, о Бо­же мой, / ныне по­гре­бу, я раб Твой? / Ка­ки­ми пла­ща­ни­ца­ми обо­вью Те­ло Твое?”
Па­че ума пре­взы­де стран­ное Твое ви­де­ние, / но­ся­ща­го тварь всю Гос­по­да: / се­го ра­ди Иосиф яко мерт­ва Тя на ру­ку сво­ею, / и с Ни­ко­ди­мом но­сит и погребает. Пре­взо­шел пре­де­лы ума необы­чай­ный об­лик / Те­бя, все тво­ре­ние но­ся­ще­го Гос­по­да; / по­то­му что Те­бя как мерт­во­го Иосиф на сво­их ру­ках / вме­сте с Ни­ко­ди­мом но­сит и погребает.
Сла­ва: Стран­ную ви­жу и пре­слав­ную тай­ну, / Де­ва во­пи­я­ше Сы­ну и Гос­по­ду: / ка­ко в ху­дом гро­бе по­ла­га­е­ши­ся, / мерт­выя по­ве­ле­ни­ем воз­став­ля­яй во гробех? Сла­ва: “Необы­чай­ную ви­жу и пре­слав­ную тай­ну”, / – Де­ва воз­гла­ша­ла Сы­ну и Гос­по­ду, – / как в ни­чтож­ном гро­бе по­ла­га­ют Те­бя, / по­ве­ле­ни­ем Сво­им воз­дви­га­ю­ще­го мерт­вых из гробов?”
И ныне: Ни от гро­ба Тво­е­го во­ста­ну, Ча­до Мое, / ни сле­зы то­ча­щи пре­ста­ну Ра­ба Твоя, / дон­де­же и Аз сни­ду во ад: / не мо­гу бо тер­пе­ти раз­лу­че­ния Тво­е­го, Сыне Мой. И ныне: “Ни от гро­ба Тво­е­го не отой­ду, Ча­до Мое, / ни пре­кра­щу про­ли­вать сле­зы, Ра­ба Твоя, / до­ко­ле и Я не сой­ду во ад: / ибо не мо­гу тер­петь раз­лу­ки с То­бою, Сын Мой!”

Песнь 9.

Ир­мос: Бо­га / че­ло­ве­ком не воз­мож­но ви­де­ти, / на Него же не сме­ют чи­ни Ан­ге­льстии взи­ра­ти; / То­бою бо, Все­чи­стая, яви­ся че­ло­ве­ком / Сло­во во­пло­щен­но, / Его же ве­ли­ча­ю­ще, / с Небес­ны­ми вои / Тя ублажаем.

Песнь 9

Ир­мос: Невоз­мож­но лю­дям уви­деть Бо­га, / на Ко­то­ро­го не сме­ют пол­ки Ан­ге­лов взгля­нуть; / но чрез Те­бя, Все­чи­стая, / ста­ло ви­ди­мым для смерт­ных Сло­во во­пло­щен­ное. / Его ве­ли­чая, / мы вме­сте с небес­ны­ми во­ин­ства­ми / Те­бя восхваляем.

Ра­дость Мне ни­ко­ли­же от­се­ле при­кос­нет­ся, / ры­да­ю­щи, гла­го­ла­ше Непо­роч­ная: / Свет Мой и Ра­дость Моя во гроб зай­де: / но не остав­лю Его еди­на­го, / зде же умру, и спо­гре­бу­ся Ему. “Ра­дость ко Мне ни­ко­гда не при­бли­зит­ся от­ныне”, / – ры­дая, вос­кли­ца­ла Непо­роч­ная, – “Свет Мой и Ра­дость Моя во гроб за­шла; / но не остав­лю Его од­но­го, / здесь же умру и по­гре­бе­на бу­ду с Ним!”
Ду­шев­ную Мою язву ныне ис­це­ли, Ча­до Мое, / Пре­чи­стая во­пи­я­ше сле­зя­щи: / вос­крес­ни, и уто­ли Мою бо­лезнь и пе­чаль, / мо­же­ши бо, Вла­ды­ко, ели­ко хо­ще­ши, и тво­ри­ши, / аще и по­гребл­ся еси волею. “Ду­шев­ную Мою язву / ныне ис­це­ли, Ча­до Мое”, / – со сле­за­ми Пре­чи­стая взы­ва­ла, – / “вос­крес­ни и уто­ли Мою му­ку и пе­чаль, / ибо Ты мо­жешь все, Вла­ды­ка, и тво­ришь, что хо­чешь, / хо­тя и был по­гре­бен добровольно!”.
Сла­ва: О ка­ко ута­и­ла­ся Те­бе есть без­дна щед­рот, / Ма­те­ри в тайне из­ре­че Гос­подь; / тварь бо Мою хо­тя спа­сти, из­во­лих умре­ти, / но и вос­крес­ну, и Те­бе воз­ве­ли­чу, / яко Бог небе­се и земли. Сла­ва: “О, как ута­и­лась от Те­бя без­дна ми­ло­сер­дия!” – / Ма­те­ри втайне из­рек Гос­подь, – / ведь бла­го­во­лил Я уме­реть, Мое тво­ре­ние спа­сти же­лая; / но и вос­крес­ну, и Те­бя воз­ве­ли­чу, / как Бог неба и земли!”
И ныне: Вос­пою ми­ло­сер­дие Твое, Че­ло­ве­ко­люб­че, / и по­кла­ня­ю­ся бо­гат­ству ми­ло­сти Тво­ея, Вла­ды­ко: / со­зда­ние бо Твое хо­тя спа­сти, / смерть подъ­ял еси, ре­че Пре­чи­стая: / но Вос­кре­се­ни­ем Тво­им, Спа­се, по­ми­луй всех нас. И ныне: “Вос­пе­ваю ми­ло­сер­дие Твое, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / и по­кло­ня­юсь бо­гат­ству ми­ло­сти Тво­ей, Вла­ды­ка: / ибо же­лая спа­сти Твое со­зда­ние, / Ты при­нял смерть”, – воз­гла­си­ла Пре­чи­стая, – / “но Вос­кре­се­ни­ем Тво­им, Спа­си­тель, / по­ми­луй всех нас!”
Та­же за До­стой­но: Ир­мос: Бо­га че­ло­ве­ком не воз­мож­но ви­де­ти: Три­свя­тое. По От­че наш: Кондак: Нас ра­ди Рас­пя­та­го: Гос­по­ди, по­ми­луй, 40. Иже на вся­кое вре­мя: Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды. Сла­ва, и ныне: Чест­ней­шую Хе­ру­вим: Име­нем Гос­под­ним бла­го­сло­ви, от­че. Иерей: Мо­лит­ва­ми свя­тых отец на­ших: И мо­лит­ва: Несквер­ная, Неблаз­ная: И от­пуст. Так­же вме­сто До­стой­но есть: по­вто­ря­ем ир­мос: Невоз­мож­но лю­дям уви­деть Бо­га: По­сле Три­свя­то­го Кондак: При­ди­те все, Рас­пя­то­го за нас вос­по­ем: И обыч­ное окон­ча­ние ма­ло­го повечерия.
По­лу­нощ­ни­цу же по­ем в келлиах. По­лу­нощ­ни­цу же по­ем в кельях.
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки