Страстная седмица. Великая Пятница

• Утреня
• 1‑й час
• 3‑й час
• 6‑й час
• 9‑й час
• Великая вечерня
• Малое повечерие

Церковнославянский Русский

ПОСЛЕДОВАНИЕ СВЯТЫХ
И СПАСИТЕЛЬНЫХ СТРАСТЕЙ
ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА

ПОСЛЕДОВАНИЕ СВЯТЫХ
И СПАСИТЕЛЬНЫХ СТРАСТЕЙ
ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА

ВО СВЯТЫЙ И ВЕЛИКИЙ ЧЕТВЕРТОК
ВЕЧЕРА, ВО 2‑Й ЧАС НОЩИ

ВО СВЯТУЮ И ВЕЛИКУЮ ПЯТНИЦУ
НА УТРЕНИ

знаменует. И собравшимся нам во храм, благословившу священнику поем начало по обычаю, якоже в четверток 5‑й седмицы. Таже шестопсалмие. Посем ектения великая, и по возгласе поем, Аллилуиа, на глас 8. Начало обычное, [после первой ектении молитвы не читаем]; шестопсалмие; после великой ектении [молитва 1; и] Аллилуия со стихами, глас 8.

И тропарь глас 8:

Егда славнии ученицы / на умовении Вечери просвещахуся, / тогда Иуда злочестивый / сребролюбием недуговав омрачашеся, / и беззаконным судиям Тебе праведнаго Судию предает. / Виждь имений рачителю, / сих ради удавление употребивша! / Бежи несытыя души, / Учителю таковая дерзнувшия: / Иже о всех благий, Господи слава Тебе.

Трижды, косно и со сладкопением.

Тропарь, глас 8

Когда славные ученики / при умовении на вечере просвещались, / тогда Иуда нечестивый, заболевший сребролюбием, омрачался / и беззаконным судьям Тебя, Праведного Судию, предает. / Смотри, любитель стяжаний, / на удавление из-за них стяжавшего! / Беги от ненасытной души, / на такое против Учителя дерзнувшей! / Господи, ко всем благой, слава Тебе! (3)

Таже ектения малая. И даются свещи братии от екклисиарха. Затем малая ектения, [молитва 9, и возглас: Ибо свят Ты, Боже наш, и во святых почиваешь, и Тебе славу воссылаем: ]
И глаголет Священник: И о сподобитися нам слышанию Святаго Евангелия Господа Бога молим. Священник: Дабы удостоиться нам услышать святое Евангелие, Господа Бога молим.
Хор: Господи, помилуй. (трижды) Хор: Господи, помилуй. (3)
Священник: Премудрость, прости! Услышим Святаго Евангелия. Мир всем. Священник: Премудрость! Станем благоговейно. Услышим святое Евангелие. Мир всем.
Хор: И духови твоему. Хор: И духу твоему.
Священник: От Иоанна Святаго Евангелия чтение. Священник: От Иоанна святого Евангелия чтение.
Хор: Слава Тебе, Господи, слава Тебе. Хор: Слава Тебе, Господи, слава Тебе.
Священник: Вонмем. Священник: Будем внимать.

И чтет первое Евангелие
от Иоанна, завета Святых Страстей, зачало 46:

И читает первое Евангелие
от Иоанна, зачало 46

Рече Господь Своим учеником: ныне прославися Сын Человеческий, и Бог прославися о Нем. Аще Бог прославися о Нем, и Бог прославит Его в Себе, и абие прославит Его. Чадца, еще с вами мало есмь: взыщете Мене, и якоже рех иудеом, яко аможе Аз иду, вы не можете приити, и вам глаголю ныне. Заповедь новую даю вам, да любите друг друга: якоже возлюбих вы, да и вы любите себе. О сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою. Глагола Ему Симон Петр: Господи, камо идеши? Отвеща ему Иисус: аможе Аз иду, не можеши ныне по Мне ити, последи же по Мне идеши. Глагола Ему Петр: Господи, почто не могу ныне по Тебе ити? Ныне душу мою за Тя положу. Отвеща ему Иисус: душу ли твою за Мя положиши? Аминь, аминь глаголю тебе: не возгласит алектор, дондеже отвержешися Мене трищи. Сказал Господь Своим ученикам: Ныне прославлен Сын Человеческий, и Бог прославлен в Нем. Если Бог прославлен в Нем, то и Бог прославит Его в Себе, и тотчас прославит Его. Дети Мои, еще недолго Я с вами. Будете искать Меня, и, как Я сказал Иудеям; “куда Я иду, вы не можете пойти”, так и вам говорю теперь. Заповедь новую даю вам: да любите друг друга; как Я возлюбил вас, и вы да любите друг друга. По этому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою. Говорит Ему Симон Петр: Господи, куда Ты идешь? Ответил Ему Иисус: куда Я иду, ты не можешь теперь последовать за Мною, но последуешь после. Говорит Ему Петр: Господи, почему я не могу за Тобой последовать теперь? Я душу мою за Тебя положу. Отвечает Иисус: душу твою за Меня положишь? Истинно, истинно говорю тебе: петух не пропоет, как ты отречешься от Меня трижды.
Да не смущается сердце ваше: веруйте в Бога, и в Мя веруйте: В дому Отца Моего обители многи суть: аще ли же ни, рекл бых вам: иду уготовати место вам. И аще уготовлю место вам, паки прииду, и поиму вы к Себе: да идеже есмь Аз и вы будете. И аможе Аз иду, весте, и путь весте. Глагола Ему Фома: Господи, не вемы, камо идеши; и како можем путь ведети? Глагола ему Иисус: Аз есмь путь, и истина, и живот: никтоже приидет ко Отцу, токмо Мною. Аще Мя бысте знали, и Отца Моего знали бысте убо: и отселе познасте Его, и видесте Его. Глагола Ему Филипп: Господи, покажи нам Отца, и довлеет нам. Глагола ему Иисус: толико время с вами есмь, и не познал еси Мене, Филиппе? Видевый Мене, виде Отца: и како ты глаголеши, покажи нам Отца? Не веруеши ли, яко Аз во Отце, и Отец во Мне есть? Глаголы, яже Аз глаголю вам, о Себе не глаголю: Отец же во Мне пребываяй, Той творит дела. Веруйте Мне, яко Аз во Отце, и Отец во Мне: аще ли же ни, за та дела веру имите Ми. Аминь, аминь глаголю вам: веруяй в Мя, дела, яже Аз творю, и той сотворит, и больша сих сотворит, яко Аз ко Отцу Моему гряду. И еже аще что просите от Отца о имени Моем, то сотворю, да прославится Отец в Сыне. И аще чесо просите во имя Мое, Аз сотворю. Аще любите Мя, заповеди Моя соблюдите. И Аз умолю Отца, и иного Утешителя даст вам, да будет с вами в век, Дух истины, Егоже мир не может прияти, яко не видит Его, ниже знает Его: вы же знаете Его, яко в вас пребывает, и в вас будет. Не оставлю вас сиры: прииду к вам. Еще мало, и мир ктому не видит Мене, вы же видите Мя, яко Аз живу, и вы живи будете. В той день разумеете вы, яко Аз во Отце Моем, и вы во Мне, и Аз в вас. Имеяй заповеди Моя и соблюдаяй их, той есть любяй Мя, а любяй Мя возлюблен будет Отцем Моим, и Аз возлюблю его, и явлюся ему Сам. Глагола Ему Иуда, не Искариотский: Господи, и что бысть, яко нам хощеши явитися, а не мирови? Отвеща Иисус, и рече ему: аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет: и Отец Мой возлюбит его, и к нему приидема, и обитель у него сотворима. Не любяй Мя, словес Моих не соблюдает: и слово, еже слышасте, несть Мое, но пославшаго Мя Отца. Сия глаголах вам в вас сый: Утешитель же, Дух Святый, Егоже послет Отец во имя Мое, Той вы научит всему, и воспомянет вам вся, яже рех вам. Мир оставляю вам, мир Мой даю вам: не якоже мир дает, Аз даю вам. Да не смущается сердце ваше, ни устрашает. Слышасте, яко Аз рех вам: иду и прииду к вам. Аще бысте любили Мя, возрадовалися бысте убо, яко рех: иду ко Отцу: яко Отец Мой болий Мене есть. И ныне рех вам, прежде даже не будет, да, егда будет, веру имете. Ктому не много глаголю с вами: грядет бо сего мира князь, и во Мне не имать ничесоже. Но да разумеет мир, яко люблю Отца, и якоже заповеда Мне Отец, тако творю: востаните, идем отсюду. Да не смущается сердце ваше: веруйте в Бога и в Меня веруйте. В доме Отца Моего обителей много. А если бы не было, разве Я сказал бы вам: иду приготовить место вам? И когда пойду и приготовлю место вам, снова приду и возьму вас к Себе, чтобы, где Я, и вы были. А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете. Говорит Ему Фома: Господи, мы не знаем, куда Ты идешь: как же нам знать путь? Говорит ему Иисус: Я – путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу иначе, как чрез Меня. Если бы вы знали Меня, то и Отца Моего знали бы. И отныне вы знаете Его и видели Его. Говорит Ему Филипп: Господи, покажи нам Отца, и этого нам довольно. Говорит ему Иисус: столько времени Я с вами, и ты не познал Меня, Филипп? Кто Меня увидел, увидел Отца. Как же ты говоришь: “покажи нам Отца”? Не веришь ты, что Я в Отце, и Отец во Мне? Те слова, которые Я говорю вам, Я не от Себя говорю: Отец, во Мне пребывающий, творит дела Свои. Верьте Мне, что Я в Отце, и Отец во Мне. Если же нет, по самым делам верьте. Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня будет творить дела, которые Я творю, и большие этих будет творить, потому что Я иду к Отцу. И о чем ни попросите во имя Мое, Я сотворю, чтобы прославлен был Отец в Сыне. Если о чем попросите Меня во имя Мое, Я сотворю. Если любите Меня, заповеди Мои соблюдите. И Я умолю Отца, и другого Утешителя даст вам, чтобы был с вами вовек, Духа Истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает; вы же знаете Его, потому что Он с вами пребывает и в вас будет. Не оставлю вас сиротами: приду к вам. Еще недолго, и уже мир Меня не видит; но вы видите Меня, потому что Я живу, и вы жить будете. В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас. Имеющий заповеди Мои и соблюдающий их, тот и есть любящий Меня. А любящий Меня возлюблен будет Отцом Моим, и Я возлюблю его и явлю ему Себя. Говорит Ему Иуда, не Искариот: Господи, что это, что Ты нам хочешь являть Себя, а не миру? Ответил Иисус и сказал ему: если кто любит Меня, слово Мое соблюдет, и Отец Мой возлюбит его, и к нему Мы придем и обитель Себе у него сотворим. Не любящий Меня слов Моих не соблюдает. А слово, которое вы слышите, не Мое, но пославшего Меня Отца. Это Я сказал вам, с вами пребывая. Утешитель же, Дух Святой, Которого пошлет Отец во имя Мое, Он вас научит всему и напомнит вам все, что сказал вам Я. Мир оставляю вам, мир Мой даю вам: не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не робеет. Вы слышали, что Я сказал вам: “ухожу и приду к вам”. Если бы вы любили Меня, вы возрадовались бы, что Я иду к Отцу, потому что Отец больше Меня. И теперь Я сказал вам прежде, чем сбылось, чтобы, когда сбудется, вы уверовали. Я уже не буду много говорить с вами: ибо идет князь мира, и во Мне не имеет ничего. Но чтобы мир узнал, что Я люблю Отца и, как заповедал Мне Отец, так творю: вставайте, идем отсюда.
Аз есмь лоза истинная, и Отец Мой делатель есть: Всяку розгу о Мне не творящую плода, измет ю, и всяку творящую плод, отребит ю, да множайший плод принесет. Уже вы чисти есте за слово, еже глаголах вам. Будите во Мне, и Аз в вас. Якоже розга не может плода сотворити о себе, аще не будет на лозе, тако и вы, аще во Мне не пребудете. Аз есмь лоза, вы же рождие; и иже будет во Мне, и Аз в нем, той сотворит плод мног, яко без Мене не можете творити ничесоже. Аще кто во Мне не пребудет, извержется вон, якоже розга, и изсышет: и собирает ю, и во огнь влагают, и сгарает. Аще пребудете во Мне, и глаголы Мои в вас пребудут: емуже аще хощете, просите, и будет вам. О сем прославися Отец Мой, да плод мног сотворите, и будете Мои ученицы. Якоже возлюби Мя Отец, и Аз возлюбих вас: будите в любви Моей. Аще заповеди Моя соблюдете, пребудете в любви Моей, якоже Аз заповеди Отца Моего соблюдох, и пребываю в Его любви. Сия глаголах вам, да радость Моя в вас будет, и радость ваша исполнится. Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, якоже возлюбих вы. Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя. Вы друзи Мои есте, аще творите, елика Аз заповедаю вам. Не ктому вас глаголю рабы, яко раб не весть, что творит господь его: вас же рекох други, яко вся, яже слышах от Отца Моего, сказах вам. Не вы Мене избрасте, но Аз избрах вас, и положих вас, да вы идете и плод принесете, и плод ваш пребудет, да, егоже аще просите от Отца во имя Мое, даст вам. Сия заповедаю вам, да любите друг друга. Аще мир вас ненавидит, ведите, яко Мене прежде вас возненавиде. Аще от мира бысте были, мир убо свое любил бы: якоже от мира несте, но Аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир. Поминайте слово, еже Аз рех вам: несть раб болий господа своего. Аще Мене изгнаша, и вас изженут: аще слово Мое соблюдоша, и ваше соблюдут. Но сия вся творят вам за имя Мое, яко не ведят Пославшаго Мя. Аще не бых пришел и глаголал им, греха не быша имели: ныне же вины не имут о гресе своем. Ненавидяй Мене, и Отца Моего ненавидит. Аще дел не бых сотворил в них, ихже ин никтоже сотвори, греха не быша имели: ныне же и видеша, и возненавидеша Мене и Отца Моего. Но да сбудется слово, писанное в законе их, яко возненавидеша Мя туне. Егда же приидет Утешитель, Егоже Аз послю вам от Отца, Дух истины, Иже от Отца исходит, Той свидетельствует о Мне. И вы же свидетельствуете, яко искони со Мною есте. Я – истинная виноградная лоза, и Отец Мой – виноградарь. Всякую ветвь на Мне, не приносящую плода, Он удаляет, и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы больший плод приносила. Вы уже чисты чрез слово, которое Я сказал вам. Пребудьте во Мне, и Я – в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собой, если не пребывает на лозе, так не можете и вы, если во Мне не пребываете. Я – лоза, вы – ветви. Пребывающий во Мне и Я в нем, – тот приносит много плода, потому что без Меня не можете творить ничего. Если кто не пребывает во Мне, – он выброшен вон, как ветвь, и засох; и собирают их и в огонь бросают, и они сгорают. Если пребудете во Мне, и слова Мои в вас пребудут, – о всем, что хотите, просите, и будет вам. В том слава Отца Моего, чтобы вы много плода приносили и стали Моими учениками. Как возлюбил Меня Отец, и Я вас возлюбил: пребудьте в любви Моей. Если вы заповеди Мои соблюдете, вы пребудете в любви Моей, как Я заповеди Отца Моего соблюл и пребываю в Его любви. Это сказал Я вам, чтобы радость Моя в вас была, и радость ваша была полна. Это – заповедь Моя: да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Больше той любви никто не имеет, как кто душу свою положит за друзей своих. Вы друзья Мои, если делаете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, потому что раб не знает, что делает его господин; но вас Я назвал друзьями, потому что все, что услышал от Отца Моего, Я поведал вам. Не вы Меня избрали, но Я избрал вас и поставил вас, чтобы вы шли и плод приносили, и плод ваш пребывал бы, чтобы, о чем бы ни попросили вы Отца во имя Мое, дал Он вам. Это и заповедую вам: да любите друг друга. Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня он прежде вас возненавидел. Если бы вы от мира были, мир любил бы свое. А так как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, поэтому ненавидит вас мир. Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, и вас будут гнать; если слово Мое соблюли, и ваше будут соблюдать. Но это все будут делать вам за имя Мое, потому что не знают Пославшего Меня. Если бы Я не пришел и не говорил им, они не имели бы греха; теперь же извинения не имеют в грехе своем. Ненавидящий Меня и Отца Моего ненавидит. Если бы Я не сотворил между ними дел, каких никто другой не сотворил, они не имели бы греха; теперь же и видели и возненавидели и Меня и Отца Моего. Но да исполнится слово, в Законе их написанное: “Возненавидели Меня напрасно”. Когда придет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух Истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне. Но и вы свидетельствуйте, потому что от начала вы со Мною.
Сия глаголах вам, да не соблазнитеся. От сонмищ ижденут вы, но приидет час, да всяк, иже убиет вы, мнится службу приносити Богу. И сия сотворят, яко не познаша Отца, ни Мене. Но сия глаголах вам, да егда приидет час, поминайте сия, яко Аз рех вам. Сих же вам исперва не рех, яко с вами бех. Ныне же иду к Пославшему Мя, и никтоже от вас вопрошает Мене, камо идеши? Но яко сия глаголах вам, скорби исполних сердца ваша. Но Аз истину вам глаголю, уне есть вам, да Аз иду: аще бо не иду Аз, Утешитель не приидет к вам. Аще ли же иду, послю Его к вам. И пришед Он, обличит мир о гресе, и о правде, и о суде. О гресе убо, яко не веруют в Мя. О правде же, яко ко Отцу Моему иду, и ктому не видите Мене. О суде же, яко князь мира сего осужден бысть. Еще много имам глаголати вам, но не можете носити ныне. Егда же приидет Он, Дух истины, наставит вы на всяку истину: не от Себе бо глаголати имать, но елика аще услышит, глаголати имать, и грядущая возвестит вам. Он Мя прославит, яко от Моего приимет, и возвестит вам. Вся, елика имать Отец, Моя суть: сего ради рех, яко от Моего приимет, и возвестит вам. Вмале, и ктому не видите Мене: и паки вмале, и узрите Мя, яко иду ко Отцу. Реша же от ученик Его к себе: что есть сие, еже глаголет нам, вмале, и не видите Мене; и паки, вмале и узрите Мя; и яко Аз иду ко Отцу? Глаголаху убо, что сие есть, еже глаголет, вмале; не вемы, что глаголет. Разуме же Иисус, яко хотяху Его вопрошати, и рече им: о сем ли стязаетеся между собою, яко рех: вмале, и не видите Мене: и паки, вмале, и узрите Мя? Аминь, аминь глаголю вам, яко восплачетеся и возрыдаете вы, а мир возрадуется; вы же печальни будете, но печаль ваша в радость будет. Жена, егда раждает, скорбь имать, яко прииде год ея: егда же родит отроча, ктому не помнит скорби за радость, яко родися человек в мир. И вы же печаль имате убо ныне: паки же узрю вы, и возрадуется сердце ваше, и радости вашея никтоже возмет от вас. И в той день Мене не вопросите ничесоже. Аминь, аминь глаголю вам, яко елика аще чесо просите от Отца во имя Мое, даст вам. Доселе не просисте ничесоже во имя Мое: просите, и приимете, да радость ваша исполнена будет. Сия в притчах глаголах вам, но приидет час, егда ктому в притчах не глаголю вам, но яве о Отце возвещу вам. В той день во имя Мое вопросите, и не глаголю вам, яко Аз умолю Отца о вас. Сам бо Отец любит вы, яко вы Мене возлюбисте, и веровасте, яко Аз от Бога изыдох. Изыдох от Отца, и приидох в мир: и паки оставляю мир, и иду ко Отцу. Глаголаша Ему ученицы Его: се ныне не обинуяся глаголеши, а притчи никоеяже не глаголеши. Ныне вемы, яко веси вся, и не требуеши, да кто Тя вопрошает: о сем веруем, яко от Бога изшел еси. Отвеща им Иисус: ныне ли веруете? Се грядет час, и ныне прииде, да разыдетеся кождо во своя, и Мене единаго оставите: и несмь един, яко Отец со Мною есть. Сия глаголах вам, да во Мне мир имате. В мире скорбни будете, но дерзайте, яко Аз победих мир. Это Я сказал вам, чтобы вас не ввели в соблазн. Будут отлучать вас от синагог; но приходит час, когда всякий, кто убьет вас, будет думать, что он приносит службу Богу. И это они будут делать, потому что не познали ни Отца, ни Меня. Но это Я сказал вам, чтобы вы помнили, когда придет тому час, что о том Я сказал вам. А не сказал вам этого сначала, потому что был с вами. Теперь же иду к Пославшему Меня, и никто из вас не спрашивает Меня: куда идешь? Но от того, что Я это высказал вам, печаль наполнила ваше сердце. Но Я истину говорю вам: лучше вам, чтобы Я ушел. Ибо, если Я не уйду, Утешитель не придет к вам; если же пойду, пошлю Его к вам. И придя, Он явит миру его заблуждение о грехе, и о праведности, и о суде: о грехе, что не веруют в Меня; о праведности же, что Я к Отцу иду, и больше вы не видите Меня; о суде же, что князь мира сего осужден. Еще многое имею вам сказать, но теперь вам не под силу. Когда же придет Он, Дух Истины, Он введет вас во всю истину, ибо Он не будет говорить от Себя, но будет говорить то, что слышит, и грядущее возвестит вам. Он Меня прославит, оттого что от Моего возьмет и возвестит вам. Все, что имеет Отец, Мое. Поэтому Я сказал, что от Моего возьмет и возвестит вам. Недолго уже, и вы не видите Меня, и опять недолго, и вы увидите Меня. Сказали тогда некоторые из учеников друг другу: что это Он говорит нам: “недолго уже, и вы не видите Меня, и опять недолго, и вы увидите Меня”, и: “Я иду к Отцу”? Итак, они говорили: что это такое, что Он говорит: “недолго”? Не знаем, что Он говорит. Узнал Иисус, что хотели Его спрашивать, и сказал им: о том ли вы рассуждаете друг с другом, что Я сказал: “недолго уже, и вы не видите Меня; и опять недолго, и вы увидите Меня”? Истинно, истинно говорю вам: вы будете плакать и рыдать, а мир будет радоваться; вы печальны будете, но печаль ваша в радость обратится. Женщина, когда рождает, печаль имеет, потому что пришел час ее; когда же родит дитя, уже не помнит скорби от радости, что родился человек в мир. И вы теперь печаль имеете; но Я снова увижу вас, и возрадуется ваше сердце, и радости вашей никто не отнимет у вас. И в тот день вы Меня не спросите ни о чем. Истинно, истинно говорю вам: если о чем попросите Отца, даст вам во имя Мое. Доныне вы не просили ни о чем во имя Мое: просите и получите, чтобы радость ваша была полна. Это Я в притчах сказал вам: наступает час, когда Я уже не в притчах буду говорить вам, но открыто об Отце возвещу вам. В тот день будете просить во имя Мое, и не говорю вам, что Я буду молить Отца о вас. Ибо Сам Отец любит вас, потому что вы Меня возлюбили и уверовали, что Я от Бога исшел. Исшел от Отца и пришел в мир; снова оставляю мир и иду к Отцу. Говорят ученики Его: вот теперь Ты открыто говоришь, и притчи никакой не говоришь. Теперь мы знаем, что Ты знаешь все, и не имеешь нужды, чтобы кто Тебя вопрошал. По этому веруем, что Ты от Бога исшел. Ответил им Иисус: теперь веруете? Вот приходит час, и пришел, что вы рассеетесь, каждый к себе, и Меня оставите одного; но Я не один, потому что Отец со Мною. Это сказал Я вам, чтобы вы во Мне мир имели. В мире скорбь имеете; но дерзайте: Я победил мир.
Сия глагола Иисус, и возведе очи Свои на небо, и рече: Отче, прииде час, прослави Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тя. Якоже дал еси Ему власть всякия плоти, да всяко еже дал еси Ему, даст им живот вечный. Се же есть живот вечный, да знают Тебе единаго истиннаго Бога, и Егоже послал еси Иисус Христа. Аз прославих Тя на земли, дело соверших, еже дал еси Мне да сотворю. И ныне прослави Мя Ты, Отче, у Тебе Самаго славою, юже имех у Тебе прежде мир не бысть. Явих имя Твое человеком, ихже дал еси Мне от мира: Твои беша, и Мне их дал еси, и слово Твое сохраниша. Ныне разумеша, яко вся, елика дал еси Мне, от Тебе суть. Яко глаголы, ихже дал еси Мне, дах им, и тии прияша, и разумеша воистинну, яко от Тебе изыдох, и вероваша, яко Ты Мя посла. Аз о сих молю: не о всем мире молю, но о тех, ихже дал еси Мне, яко Твои суть. И Моя вся, Твоя суть, и Твоя Моя: и прославихся в них. И ктому несмь в мире, и сии в мире суть, и Аз к Тебе гряду. Отче Святый, соблюди их во имя Твое, ихже дал еси Мне, да будут едино, якоже и Мы. Егда бех с ними в мире, Аз соблюдах их во имя Твое: ихже дал еси Мне, сохраних, и никтоже от них погибе, токмо сын погибельный, да сбудется Писание. Ныне же к Тебе гряду, и сия глаголю в мире, да имут радость Мою исполнену в себе. Аз дах им слово Твое, и мир возненавиде их, яко не суть от мира, якоже и Аз от мира несмь. Не молю, да возмеши их от мира, но да соблюдеши их от неприязни. От мира не суть, якоже и Аз от мира несмь. Святи их во истину Твою: слово Твое истина есть. Якоже Мене послал еси в мир, и Аз послах их в мир. И за них Аз свящу Себе, да и тии будут священи во истину. Не о сих же молю токмо, но и о верующих словесе их ради в Мя. Да вси едино суть, якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут: да и мир веру имет, яко Ты Мя послал еси. И Аз славу, юже дал еси Мне, дах им: да будут едино, якоже Мы едино есма. Аз в них, и Ты во Мне, да будут свершени во едино, и да разумеет мир, яко Ты Мя посла, и возлюбил еси их, якоже Мене возлюбил еси. Отче, ихже дал еси Мне, хощу, да идеже есмь Аз, и тии будут со Мною, да видят славу Мою, юже дал еси Мне, яко возлюбил Мя еси прежде сложения мира. Отче праведный, и мир Тебе не позна, Аз же Тя познах, и сии познаша, яко Ты Мя посла. И сказах им имя Твое, и скажу, да любы, еюже Мя еси возлюбил, в них будет, и Аз в них. И сия рек Иисус, изыде со ученики Своими на он пол потока Кедрска, идеже бе вертоград, воньже вниде Сам и ученицы Его. Это изрек Иисус и, подняв глаза Свои к небу, сказал: Отче, пришел час. Прославь Твоего Сына, чтобы Сын прославил Тебя, так как Ты дал Ему власть над всякою плотью, чтобы всем, кого даровал Ты Ему, дал Он жизнь вечную. А жизнь вечная в том, чтобы знали Тебя, единого истинного Бога, и Кого Ты послал: Иисуса Христа. Я Тебя прославил на земле, совершив дело, которое Ты дал Мне сотворить. И теперь, прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого, славою, которую Я имел, когда мира еще не было, у Тебя. Я явил Твое имя людям, которых Ты дал Мне от мира. Твои были они, и Мне Ты их дал, и слово Твое они соблюли. Теперь познали они, что все, что Ты дал Мне, – от Тебя, потому что слова, которые Ты дал Мне, Я дал им, и они приняли и познали воистину, что Я от Тебя исшел, и уверовали, что Ты Меня послал. Я о них молю, не о мире молю, но о тех, кого Ты даровал Мне, потому что они – Твои; и все Мое – Твое, и Твое – Мое, и Я прославлен в них. И Я уже не в мире, а они в мире, и Я к Тебе иду. Отче Святой, соблюди их во имя Твое, которое Ты дал Мне, чтобы они были едино, как Мы. Когда Я был с ними, Я соблюдал их во имя Твое, которое Ты дал Мне, и сохранил, и никто из них не погиб, кроме сына погибели, дабы исполнилось Писание. Теперь же к Тебе иду, и говорю это в мире, чтобы радость Моя в них была полна. Я дал им слово Твое, и мир возненавидел их, потому что они не от мира, как Я не от мира. Я не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы соблюл их от лукавого. Они не от мира, как Я не от мира. Освяти их истиною: слово Твое – истина. Как Ты послал Меня в мир, – и Я послал их в мир; и за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною. И не о них только молю, но и о верующих в Меня по слову их, чтобы все едино были, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, чтобы и они в нас были, чтобы веровал мир, что Ты Меня послал. И славу, которую Ты даровал Мне, Я даровал им, да будут едино, как Мы едино. Я в них, и Ты во Мне, да будут они совершенны во едино, чтобы знал мир, что Ты Меня послал и возлюбил их, как Меня возлюбил. Отче! То, что Ты даровал Мне, – хочу, чтобы, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты даровал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основания мира. Отче праведный, и мир Тебя не познал, но Я Тебя познал, и они познали, что Ты Меня послал. И Я поведал им имя Твое и поведаю, чтобы любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них была, и Я в них. Сказав это, Иисус вышел с учениками Своими на ту сторону потока Кедрона, где был сад, в который вошел Сам и ученики Его.   Ин 13:31Б-18:1
И скончавшуся Евангелию, поем: Слава долготерпению Твоему, Господи. И абие поем антифоны, повторяюще вся тропари. И по окончании чтения поем: Слава долготерпению Твоему, Господи!

Антифон 1.

Глас 8: Князи людстии собрашася на Господа, / и на Христа Его.

Антифон 1, глас 8

Князья народов собрались против Господа /и против Помазанника Его. (2)

Тойже: Слово законопреступное возложиша на Мя, / Господи, Господи, не остави Мене. Слово беззаконное возвели на Меня, – / Господи, Господи, не оставь Меня. (2)
Чувствия наша чиста Христови представим, / и яко друзи Его, души наша пожрем Его ради, / и не попеченьми житейскими соугнетаемся, яко Иуда, / но в клетех наших возопиим: / Отче наш, Иже на небесех, / от лукаваго избави нас. Чувства наши чистыми Христу предоставим / и, как друзья Его, души наши принесем в жертву за Него, / и не будем подавляемы заботами житейскими как Иуда, / но во внутренних покоях наших воскликнем: / “Отче наш, Который на небесах, / от лукавого избавь нас!” (2)
Слава, Богородичен: Дева родила еси Неискусобрачная, / и Дева пребыла еси Мати Безневестная, / Богородице Марие: / Христа Бога нашего моли спастися нам. Слава, Богородичен: Ты родила, Дева, мужа не знавшая, / и Девою осталась, Матерь безбрачная, / Богородица Мария: Христа Бога нашего моли / о спасении нашем.
И ныне, тойже. И ныне: повторяем то же.

Антифон 2.

Глас 6: Тече глаголя Иуда беззаконным книжником: / что мне хощете дати, и аз вам предам Его? / Среди же совещавающих Сам стоял еси невидимо Совещаваемый: / Сердцеведче, пощади души наша.

Антифон 2, глас 6

Поспешил Иуда / к беззаконным книжникам и сказал: / “Что вы мне хотите дать, / и я вам предам Его?” / А среди совещавшихся / невидимо стоял Ты Сам, о Ком было совещание. / Сердцеведец, пощади души наши! (2)

Милостию Богови послужим, якоже Мария на вечери, / и не стяжим сребролюбия, яко Иуда: / да всегда со Христом Богом будем. С милосердием Богу послужим, / как Мария на вечере, / и не впадем в сребролюбие, как Иуда, / чтобы быть нам всегда со Христом Богом. (2)
Слава, Богородичен: Егоже родила еси, Дево, неизреченно, / выну яко Человеколюбца не престай молящи, / да от бед спасет вся к Тебе прибегающия. Слава, Богородичен: Рожденного Тобою, Дева, неизреченно / не прекращай постоянно молить, как Человеколюбца, / чтобы спас Он от бед / к Тебе прибегающих.
И ныне, тойже. И ныне: повторяем то же.

Антифон 3.

Глас 2: Лазарева ради востания, Господи, / осанна Тебе зваху дети еврейския, Человеколюбче. / Беззаконный же Иуда не восхоте разумети.

Антифон 3, глас 2

Из-за воскрешения Лазаря, Господи, / “Осанна” восклицали дети еврейские / Тебе, Человеколюбец. / Но преступный Иуда не захотел вразумиться. (2)

На вечери Твоей, Христе Боже, / учеником Твоим предглаголал еси: / един от вас предаст Мя. / Беззаконный же Иуда не восхоте разумети. На вечере Твоей, Христе Боже, / ученикам Твоим Ты предсказывал: / “Один из вас предаст Меня”. / Но преступный Иуда не захотел вразумиться. (2)
Иоанну вопросившу: / Господи, предаяй Тя кто есть? / Того хлебом показал еси. / Беззаконный же Иуда не восхоте разумети. Когда спросил Иоанн: / “Господи, кто предающий Тебя?” / Ты хлебомего указал. / Но преступный Иуда не захотел вразумиться. (2)
На тридесятих сребреницех, Господи, / и на лобзании льстивном, / искаху иудее убити Тя. / Беззаконный же Иуда не восхоте разумети. С помощью тридцати сребренников, Господи, / и поцелуя коварного, / стремились Иудеи убить Тебя. / Но преступный Иуда не захотелвразумиться. (2)
На умовении Твоем, Христе Боже, / учеником Твоим повелел еси: / сице творите, якоже видите. / Беззаконный же Иуда не восхоте разумети. При совершении Тобою омовения, Христе Боже, / учеников Твоих Ты увещал: / “Делайте так, как вы видите”. / Но преступный Иуда не захотел вразумиться. (2)
Бдите и молитеся, да не внидете в напасть, / учеником Твоим, Христе Боже наш, глаголал еси. / Беззаконный же Иуда не восхоте разумети. “Бодрствуйте и молитесь, / чтобы не впасть вам в искушение”, / ученикам Твоим говорил Ты, Христе Боже наш. / Но преступный Иуда не захотел вразумиться. (2)
Слава, Богородичен: Спаси от бед рабы Твоя, Богородице, / яко все по Бозе к Тебе прибегаем, / яко нерушимей стене и предстательству. Слава, Богородичен: Спаси от бед рабов Твоих, Богородица, / ибо мы все после Бога к Тебе прибегаем, / как к нерушимой стене и Защитнице.
И ныне, тойже. И ныне: повторяем то же.
Затем малая ектения, [молитва 3] и возглас: Ибо Твоя власть, и Твое царство, и сила, и слава:

Седален. Глас 7:

Седален, глас 7

[Не седим же на сицевых седальнах, за еже священнику кадити святый олтарь, но, стояще, поем я.] Священник кадит алтарь, а мы стоя поем:
На вечери ученики питая, / притворение предания ведый, / на ней Иуду обличил еси, / неисправленна убо сего ведый: / познати же всем хотя, яко волею предался еси, / да мир исхитиши от чуждаго: / Долготерпеливе, слава Тебе. На вечере учеников питая / и зная предательский замысел, / Ты на ней Иуду изобличил; / хотя и видел его неисправимым, / но этим хотел показать всем, / что Ты был предан добровольно, / чтобы мiр отнять у неприятеля. / Долготерпеливый, слава Тебе!
Слава, конец. Слава: Чтобы мiр отнять у неприятеля. / Долготерпеливый, слава Тебе!
И ныне, весь. И ныне: повторяем весь седален.
Таже И о сподобитися нам: Священник: Дабы удостоиться нам услышать святое Евангелие:

И чтет священник второе Евангелие,
от Иоанна, зачало 58:

И читает второе Евангелие
от Иоанна, зачало 58

Во время оно, изыде Иисус со ученики Своими на он пол потока Кедрска, идеже бе вертоград, воньже вниде Сам и ученицы Его. Ведяше же Иуда предаяй Его место, яко множицею собирашеся Иисус ту со ученики Своими. Иуда убо приемь спиру, и от архиерей и фарисей слуги, прииде тамо со светилы и свещами и оружии. Иисус же ведый вся грядущая Нань, изшед рече им: кого ищете? Отвещаша Ему: Иисуса Назореа. Глагола им Иисус: Аз есмь. Стояше же и Иуда, иже предаяше Его, с ними. Да якоже рече им, Аз есмь. Идоша вспять, и падоша на земли. Паки убо вопроси их Иисус: кого ищете? Они же реша: Иисуса Назореа. Отвеща Иисус: рех вам, яко Аз есмь. Аще убо Мене ищете, оставите сих ити. Да сбудется слово, еже рече, яко ихже дал еси Мне, не погубих от них никогоже. Симон же Петр, имый нож, извлече его, и удари архиереова раба, и уреза ему ухо десное. Бе же имя рабу Малх. Рече же Иисус Петрови: вонзи нож в ножницу. Чашу, юже даст Мне Отец, не имам ли пити ея? Спира же и тысящник, и слуги иудейския яша Иисуса, и связаша Его. И ведоша Его ко Анне первее: бе бо тесть Каиафе, иже бе архиерей лету тому. Бе же Каиафа давый совет иудеом, яко уне есть единому человеку умрети за люди. По Иисусе же идяше Симон Петр, и другий ученик: ученик же той бе знаемь архиереови, и вниде со Иисусом во двор архиереов. Петр же стояше при дверех вне. Изыде убо ученик той, иже бе знаемь архиереови, и рече двернице, и введе Петра. Глагола же раба дверница Петрови: еда и ты ученик еси Человека Сего? Глагола он: несмь. Стояху же раби и слуги огнь сотворше, яко зима бе, и греяхуся. Бе же с ними Петр стоя, и греяся. Архиерей же вопроси Иисуса о ученицех Его, и о учении Его. Отвеща ему Иисус: Аз не обинуяся глаголах миру. Аз всегда учах на сонмищах, и в церкви, идеже всегда иудее снемлются, и тай не глаголах ничесоже. Что Мя вопрошаеши? Вопроси слышавших, что глаголах им: се сии ведят, яже рех Аз. Сия же рекшу Ему, един от предстоящих слуг удари в ланиту Иисуса, рек: тако ли отвещаваеши архиереови? Отвеща ему Иисус: аще зле глаголах, свидетельствуй о зле; аще ли добре, что Мя биеши? Посла же Его Анна связана к Каиафе архиереови. Бе же Симон Петр стоя и греяся. Реша же ему: еда и ты от ученик Его еси? Он же отвержеся, и рече: несмь. Глагола един от раб архиереовых, южика сый, емуже Петр уреза ухо: не аз ли тя видех в вертограде с Ним? Паки убо Петр отвержеся, и абие петел возгласи. Ведоша же Иисуса от Каиафы в претор. Бе же утро: и тии не внидоша в претор, да не осквернятся, но да ядят фаску. В то время Иисус вышел с учениками Своими на ту сторону потока Кедрона, где был сад, в который вошел Сам и ученики Его. Знал же и Иуда, предававший Его, это место, потому что часто собирался там Иисус с учениками Своими. Итак, Иуда, взяв когорту, а от первосвященников и фарисеев – служителей, приходит туда с фонарями и факелами и оружием. Иисус же, зная все предстоящее Ему, вышел и говорит им: кого ищете? Ответили Ему: Иисуса Назорея. Говорит им Иисус: Я есмь. Стоял же и Иуда, предававший Его, с ними. Итак, когда Он сказал им: Я есмь, они отступили назад и упали на землю. Тогда Он снова спросил их кого ищете? Они сказали: Иисуса Назорея. Ответил Иисус: Я сказал вам, что Я есмь. Итак, если Меня ищете, оставьте этих, пусть идут. Да исполнится слово, которое Он сказал: из тех, кого Ты даровал Мне, Я не погубил никого. Симон же Петр, у которого был меч, обнажил его и ударил первосвященникова раба, и отсек ему правое ухо; было же имя рабу Малх. Сказал Иисус Петру: вложи меч в ножны. Чашу, которую дал Мне Отец, неужели Я не стану пить ее? Итак, когорта и трибун и служители Иудейские взяли Иисуса и связали Его, и отвели Его сперва к Анне, ибо он был тесть Каиафы, который был на тот год первосвященником. Был же Каиафа тот, кто дал совет Иудеям, что лучше одному человеку умереть за народ. Следовал за Иисусом Симон Петр и другой ученик. Ученик же тот был известен первосвященнику и вошел вместе с Иисусом во двор первосвященника; а Петр стоял у двери снаружи. Вышел тогда тот ученик, другой, известный первосвященнику, и сказал привратнице и ввел Петра. Говорит тогда Петру служанка-привратница: и ты не из учеников ли Этого Человека? Говорит он: нет. И стояли рабы и служители: они разожгли уголья, потому что было холодно, и грелись. А с ними и Петр стоял и грелся. Первосвященник же спросил Иисуса об учениках Его и об учении Его. Ответил ему Иисус: Я все открыто сказал миру; Я всегда учил в синагогах и в храме, где все Иудеи собираются, и тайно не говорил ничего. Почему ты Меня спрашиваешь? Спроси слышавших, что Я говорил им. Они знают, что сказал Я. Когда же Он сказал это, один из служителей, стоявший по близости, ударил Иисуса в лицо и сказал: так-то отвечаешь Ты первосвященнику? Ответил ему Иисус: если Я плохо сказал, свидетельствуй о том, что плохо. Если хорошо, почему ты Меня бьешь? Тогда послал Его Анна связанным к Каиафе, первосвященнику. А Симон Петр все стоял и грелся. Сказали тогда ему: и ты не из учеников ли Его? Он отрекся и сказал: нет. Говорит один из рабов первосвященника, родственник того, кому Петр отсек ухо: не я ли тебя видел в саду с Ним? Тогда снова отрекся Петр, и тотчас пропел петух. Итак, ведут Иисуса от Каиафы в преторию. Было утро, и сами они не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но есть пасху.   Ин 18:1–28
И по окончании чтения поем: Слава долготерпению Твоему, Господи!

По Евангелии же поем антифон 4.

Антифон 4, глас 5

Глас 5: Днесь Иуда оставляет Учителя, / и приемлет диавола, / ослепляется страстию сребролюбия, / отпадает Света омраченный: / како бо можаше зрети, / Светило продавый на тридесятих сребреницех? / Но нам возсия Страдавый за мир. / К Немуже возопиим: / пострадавый и сострадавый человеком, / Господи, слава Тебе. В сей день Иуда покидает Учителя / и принимает в себя диавола, / ослепляется страстью сребролюбия / и, объятый мраком, лишается света; / ибо как мог видеть / продавший Светило за тридцать сребреников? / Но нам воссиял Пострадавший за мiр, / Которому мы возгласим: / “Пострадавший и людям сострадавший / Господи, слава Тебе!” (2)
Днесь Иуда притворяет богочестие, / и отчуждается дарования, / сый ученик бывает предатель: / во обычном лобзании лесть покрывает, / и предпочитает Владычния любве, / несмысленно работати сребролюбию, / наставник быв соборища беззаконнаго: / мы же имуще спасение Христа, / Того прославим. В сей день Иуда притворяется богобоязненным / и лишается дара благодатного; / оставаясь учеником, становится предателем: / в дружественном нраве скрывает коварство / и безрассудно предпочитает любви Владыки тридцать сребренников, / став для преступного синедриона проводником; / мы же, имея спасением Христа, / Его прославим. (2)
Глас 1: Братолюбие стяжим яко во Христе братия, / а не немилостивное еже к ближним нашим: / да не яко раб осудимся немилостивый, пенязей ради, / и яко Иуда раскаявшеся, ничтоже пользуемся. Глас 1: Братскую любовь приобретем, / как братья во Христе, / и не будем бессердечны к ближним нашим, / чтобы не быть осужденными из-за денег, как раб немилостивый, / и не раскаяться, как Иуда, без всякой пользы. (2)
Слава, Богородичен: Преславная о Тебе глаголашася везде, / яко родила еси плотию всех Творца, / Богородице Марие, / Всепетая и Неискусобрачная. Слава, Богородичен: Преславное было о Тебе сказано повсюду, – / что зачала Ты по плоти всех Творца, / Богородица Мария, всепрославленная / и брака не познавшая.
И ныне, тойже. И ныне: повторяем то же.

Антифон 5.

Глас 6: Ученик Учителя соглашаше цену, / и на тридесятих сребреницех продаде Господа, / лобзанием льстивным предая Его / беззаконником на смерть.

Антифон 5, глас 6

Ученик договаривается о цене Учителя / и за тридцать сребреников продал Господа, / коварным поцелуем предав Его / беззаконникам на смерть. (2)

Днесь глаголаше Зиждитель небесе и земли Своим учеником: / приближися час, и приспе Иуда предаяй Мене, / да никтоже отвержется Мене, / видя Мя на Кресте посреде двою разбойнику: / стражду бо яко человек, / и спасу яко Человеколюбец, в Мя верующия. В сей день говорил Создатель неба и земли Своим ученикам: / “Близок час, и подоспел Иуда, предающий Меня; / пусть никто от Меня не отречется, / видя Меня на Кресте посреди двух разбойников: / ведь Я страдаю как человек, / и спасаю, как Человеколюбец, / в Меня верующих. (2)
Слава, Богородичен: Неизреченно в последняя заченшая, / и рождшая Создателя Твоего, / Того моли спастися душам нашим. Слава, Богородичен: Неизреченно в дни последние зачавшая, / и родившая Создателя Твоего! / Дева, спасай Тебя величающих.
И ныне, тойже. И ныне: повторяем то же.

Антифон 6.

Глас 7: Днесь бдит Иуда предати Господа, / Превечнаго Спаса мира, / Иже от пяти хлеб насытившаго множества. / Днесь беззаконный отметается Учителя, / ученик быв, Владыку предаде: / сребром продаде, манною насытившаго человека.

Антифон 6, глас 7

В сей день бодрствует Иуда, / чтобы предать Господа, / Предвечного Спасителя мира, / пятью хлебами множество людей насытившего. / В сей день беззаконник отрекается от Учителя: / будучи учеником, он предал Владыку, / продал за серебро / манною насытившего человека. (2)

Днесь Кресту пригвоздиша иудее Господа, / пресекшаго море жезлом, / и проведшаго их в пустыню. / Днесь копием ребра Его прободоша, / язвами ранившаго их ради Египта: / и желчию напоиша, / манну пищу им одождившаго. В сей день ко Кресту пригвоздили Иудеи Господа, / рассекшего море жезлом / и проведшего их в пустыне. / В сей день копьем пронзили ребра Его, / казнями поразившего за них Египет, / и желчью напоили / манну в пищу дождем им пролившего. (2)
Господи, на страсть вольную пришед, / вопиял еси учеником Твоим: / аще и единаго часа не возмогосте бдети со Мною, / како обещастеся умрети Мене ради? / Поне Иуду зрите, како не спит, / но тщится предати Мя беззаконным. / Востаните, молитеся, / да не кто Мене отвержется, зря Мене на Кресте. / Долготерпеливе, слава Тебе. Господи, к добровольному страданию приблизившись, / взывал Ты ученикам Твоим: / “Если и одного часа не смогли бодрствовать со Мною, / как вы обещали умереть за Меня? / Хоть на Иуду посмотрите, как он не спит, / но спешит предать Меня беззаконникам. / Воспряньте, помолитесь, чтобы никто не отрекся от Меня, / видя Меня на Кресте!” / Долготерпеливый, слава Тебе! (2)
Слава, Богородичен: Радуйся, Богородице, / Невместимаго в небесех вместившая во утробе Твоей: / радуйся, Дево, пророков проповедание, / Еюже нам возсия Еммануил: / радуйся, Мати Христа Бога. Слава, Богородичен: Радуйся Богородица, / Невмещаемого небесами вместившая во чреве Твоем. / Радуйся Дева, пророков проповедь, / Та, чрез Которую воссиял нам Эммануил. / Радуйся Матерь Христа Бога!
И ныне, тойже. И ныне: повторяем то же.
Затем малая ектения, [молитва 2] и возглас: Ибо благословенно и прославлено всесвященное и величественное имя Твое, Отца, и Сына, и Святого Духа ныне, и всегда, и во веки веков.

Седален, глас 7:

Кий тя образ, Иудо, предателя Спасу содела? / Еда от лика тя апостольска разлучи? / Еда дарования исцелений лиши? / Еда со онеми вечеряв, тебе от трапезы отрину? / Еда иных ноги умыв, твои же презре? / О коликих благ непамятлив был еси! / И твой убо неблагодарный обличается нрав. / Того же безмерное проповедуется долготерпение, / и велия милость.

Седален, глас 7

Каким образом, Иуда, / ты предателем Спасителя сделался? / Разве Он Тебя от сонма Апостолов отлучил? / Разве дара исцелений лишил? / Разве совершив с теми вечерю, / тебя от трапезы отстранил? / Разве омыв ноги другим, твои обошел? / О, сколько ты благодеяний забыл, / и теперь твой неблагодарный обличается нрав, / Его же несравненное долготерпение возвещается / и великая милость.

Слава, и ныне, тойже. Слава, и ныне: повторяем то же.
Священник: Дабы удостоиться нам услышать святое Евангелие:

Евангелие 3‑е
от Матфеа, зачало 109:

И читает третье Евангелие
от Матфея, зачало 109

Во время оно, воини емше Иисуса ведоша к Каиафе архиереови, идеже книжницы и старцы собрашася. Петр же идяше по Нем издалеча, до двора архиереова: и вшед внутрь, седяше со слугами, видети кончину. Архиерее же и старцы, и сонм весь, искаху лжесвидетельства на Иисуса, яко да убиют Его, и не обретаху: и многим лжесвидетелем приступльшим, не обретоша. Послежде же приступиша два лжесвидетеля, реста: Сей рече, могу разорити церковь Божию, и треми деньми создати ю. И востав архиерей, рече Ему: ничесоже ли отвещаваеши, что сии на Тя свидетельствуют? Иисус же молчаше. И отвещав архиерей, рече Ему: заклинаю Тя Богом живым, да речеши нам, аще Ты еси Христос, Сын Божий? Глагола ему Иисус: ты рече. Обаче глаголю вам: отселе узрите Сына Человеческаго седяща одесную силы, и грядуща на облацех небесных. Тогда архиерей растерза ризы своя, глаголя, яко хулу глагола, что еще требуем свидетелей; се ныне слышасте хулу Его. Что ся вам мнит? Они же отвещавше, реша: повинен есть смерти. Тогда заплеваша лице Его, и пакости Ему деяху, овии же за ланиту удариша, глаголюще: прорцы нам, Христе, кто есть ударей Тя? Петр же вне седяше во дворе, и приступи к нему едина рабыня, глаголющи: и ты бе со Иисусом Галилейским. Он же отвержеся пред всеми, глаголя: не вем, что глаголеши. Изшедшу же ему ко вратом, узре его другая, и глагола им ту: и сей бе со Иисусом Назореом. И паки отвержеся с клятвою, яко не знаю Человека. По мале же приступивше стоящии, реша Петрови: воистинну и ты от них еси, ибо беседа твоя яве тя творит. Тогда начат ротитися и клятися, яко не знаю Человека. И абие петел возгласи. И помяну Петр глагол Иисусов, реченный ему, яко прежде даже петел не возгласит, трикраты отвержешися Мене. И изшед вон плакася горько. В то время воины, взявшие Иисуса, отвели Его к Каиафе первосвященнику, где собраны были книжники и старейшины. Петр же следовал за Ним издали, до двора первосвященника; и войдя внутрь, сидел вместе со служителями, чтобы видеть конец. Первосвященники же и синедрион в полном составе искали лжесвидетельства против Иисуса, чтобы предать Его смерти. И не нашли, хотя и много явилось лжесвидетелей. Наконец подошли двое и сказали: Он говорил: “Я могу разрушить храм Божий и в три дня воздвигнуть его”. И встав, первосвященник сказал Ему: Ты ничего не отвечаешь? Что они против Тебя свидетельствуют? Иисус же молчал. И первосвященник сказал Ему: заклинаю Тебя Богом Живым, скажи нам: Ты ли Христос, Сын Божий? Говорит ему Иисус: ты сказал. Но Я говорю вам: отныне будете видеть Сына Человеческого, восседающего по правую сторону Силы и грядущего на облаках небесных. Тогда первосвященник разодрал одежды свои и сказал: Он произнес хулу! Какая нам еще нужда в свидетелях? Вот теперь вы слышали хулу! Как вам кажется? Они же ответили: повинен смерти. Тогда плюнули Ему в лицо и заушили Его; другие же били Его, говоря: прореки нам, Христос, кто ударил Тебя? Петр же сидел снаружи, на дворе. И подошла к нему одна служанка и сказала: и ты был с Иисусом Галилеянином. Но он отрекся перед всеми и сказал: не знаю, что ты говоришь. Когда же он прошел в ворота, увидела его другая, и говорит находящимся там: этот был с Иисусом Назореем. И он снова отрекся с клятвой: я не знаю Этого Человека. Немного же спустя подошли стоявшие и сказали Петру: поистине и ты из них, ибо и говор твой обличает тебя. Тогда начал он усиленно клясться: я не знаю Этого Человека. И тотчас пропел петух. И вспомнил Петр слово, сказанное Иисусом: прежде чем пропоет петух, ты трижды отречешься от Меня. И выйдя вон, плакал горько.   Мф 26:57–75
И по окончании чтения поем: Слава долготерпению Твоему, Господи!

Антифон 7.

Глас 8: Емшим Тя беззаконным, / претерпевая, сице вопиял еси, Господи: / аще и поразисте Пастыря, / и расточисте дванадесять овец ученики Моя, / можах вящше, нежели дванадесять легеонов представити Ангелов. / Но долготерплю, да исполнятся, / яже явих вам пророки Моими, / безвестная и тайная: / Господи, слава Тебе.

Антифон 7, глас 8

К схватившим Тебя преступникам / Ты, все терпя, так взывал Господи: / “Хотя вы и поразили Пастыря / и рассеяли двенадцать овец, учеников Моих, / Я мог бы выставить более двенадцати легионов Ангелов. / Однако Я являю долготерпение, / чтобы исполнилось то, что открыл Я вам через пророков Моих, / сокрытое и тайное”. / Господи, слава Тебе! (2)

Трищи отвергся Петр, / абие реченное ему разуме, / но принесе к Тебе слезы покаяния: / Боже, очисти мя, и спаси мя. В третий раз отрекшись, Петр / тотчас понял сказанное ему, / но принес Тебе слезы покаяния: / “Боже, будь милостив ко мне, и спаси меня!” (2)
Слава, Богородичен: Яко врата спасительная, / и рай красный, и Света присносущнаго облак, / сущую Святую Деву, воспоим вси / глаголюще Ей, еже радуйся. Слава, Богородичен: Как врата спасительные, и рай прекрасный, / и Света вечного облако, / святую Деву все воспоем, / возглашая Ей: “Радуйся!”
И ныне, тойже. И ныне: повторяем то же.

Антифон 8.

Глас 2: Рцыте, беззаконнии, / что слышасте от Спаса нашего? / Не закон ли положи, и пророческая учения? / Како убо помыслисте Пилату предати, / Иже от Бога, Бога Слова, / и Избавителя душ наших?

Антифон 8, глас 2

Скажите, беззаконники, / что услышали вы от Спасителя нашего? / Не изъяснил ли Он Закон и пророков наставления? / Как же вы замыслили предать Пилату / Того, Кто от Бога, Бога-Слово, / Искупителя душ наших? (2)

Да распнется, вопияху / Твоих дарований присно наслаждающиися, / и злодея вместо Благодетеля / прошаху прияти, праведников убийцы: / молчал же еси Христе, терпя их суровство, / пострадати хотя и спасти нас, / яко Человеколюбец. “Да будет распят!”, – кричали / всегда Твоими дарами наслаждающиеся, / и отпустить им злодея вместо Благодетеля / просили убийцы праведников; / Ты же молчал Христе, бесчинство их терпя, / желая пострадать и спасти нас, как Человеколюбец. (2)
Слава, Богородичен: Яко не имамы дерзновения за премногия грехи наша, / Ты, Иже от Тебе Рождшагося, моли, Богородице Дево: / много бо может моление Матернее ко благосердию Владыки. / Не презри грешных мольбы, Всечистая, / яко Милостив есть, и спасти могий, / Иже и страдати о нас изволивый. Слава, Богородичен: Нет у нас дерзновения из-за множества согрешений наших, / но Ты умоли от Тебя Рожденного, Богородица Дева! / Ибо силу многую имеет моление Матери ко благосклонному Владыке. / Не презри мольбы грешных, Всечистая, / ибо милостив и имеет силу спасать / Тот, Кто принял за нас страдание.
И ныне, тойже. И ныне: повторяем то же.

Антифон 9.

Глас 3: Поставиша тридесять сребреников, цену цененнаго, / Егоже оцениша от сынов Израилевых. / Бдите и молитеся, да не внидете во искушение, / дух убо бодр, плоть же немощна: / сего ради бдите.

Антифон 9, глас 3

Назначили тридцать сребренников, / цену Оцененного, / Которого оценили они / от имени сынов Израилевых. / Бодрствуйте и молитесь, / чтобы не впасть в искушение: / дух бодр, плоть же немощна. / Поэтому бодрствуйте! (2)

Даша в снедь Мою желчь, / и в жажду Мою напоиша Мя оцта: / Ты же, Господи, / возстави мя, и воздам им. Дали Мне в пищу желчь, / и в жажде Моей напоили меня уксусом: / но Ты, Господи, восставь Меня, / и Я воздам им. (2)
Слава, Богородичен: Иже от язык, поем Тя, Богородице Чистая, / яко Христа Бога нашего родила еси, / от клятвы человеки Тобою свобождшаго. Слава, Богородичен: Мы, призванные от народов, / воспеваем Тебя, Богородица чистая, / ибо Ты родила Христа Бога нашего, / от проклятия людей чрез Тебя освободившего.
И ныне, тойже. И ныне: повторяем то же.
Затем малая ектения, [молитва 5] и возглас: Ибо Ты Бог наш:

Седален, глас 8:

Окако Иуда иногда Твой ученик, / предательству поучашеся на Тя, / свечеря льстивно, наветник и неправедник, / шед, рече священником: / что ми подаете, и предам вам Онаго, / закон разорившаго, и осквернившаго субботу? / Долготерпеливе Господи, слава Тебе.

Седален, глас 8

О, как Иуда, некогда Твой ученик, / замыслил против Тебя предательство! / Коварно разделив с Тобою вечерю, / злоумышленник и беззаконник, / пошел и сказал священникам: / “Что вы дадите мне, и я вам предам Его, / нарушившего закон и осквернившего субботу?” / Долготерпеливый Господи, слава Тебе!

Слава, и ныне, тойже. Слава, и ныне: повторяем то же.
Священник: Дабы удостоиться нам услышать святое Евангелие:

Евангелие 4‑е,
от Иоанна, зачало 59:

И читает четвертое Евангелие
от Иоанна, зачало 59А

Во время оно, ведоша Иисуса от Каиафы в претор. Бе же утро: и тии не внидоша в претор, да не осквернятся, но да ядят фаску. Изыде же Пилат к ним вон, и рече: кую речь приносите на Человека Сего? Отвещаша и реша ему: аще не бы был Сей злодей, не быхом предали Его тебе. Рече же им Пилат: поимите Его вы, и по закону вашему судите Ему. Реша же ему иудее: нам не достоит убити никогоже. Да слово Иисусово сбудется, еже рече, назнаменуя, коею смертию хотяше умрети. Вниде убо паки Пилат в претор, и гласи Иисуса, и рече Ему: Ты ли еси Царь Иудейск? Отвеща ему Иисус: о себе ли ты сие глаголеши, или инии тебе рекоша о Мне? Отвеща Пилат: еда аз жидовин есмь? Род Твой и архиерее предаша Тя мне, что еси сотворил? Отвеща Иисус: Царство Мое несть от мира сего; аще от мира сего было бы Царство Мое, слуги Мои убо подвизалися быша, да не предан бых был иудеом. Ныне же Царство Мое несть отсюду. Рече же Ему Пилат: убо Царь ли еси Ты? Отвеща Иисус: ты глаголеши, яко Царь есмь Аз. Аз на сие родихся, и на сие приидох в мир, да свидетельствую истину: и всяк, иже есть от истины, послушает гласа Моего. Глагола Ему Пилат: что есть истина? И сие рек, паки изыде ко иудеом, и глагола им: аз ни единыя вины обретаю в Нем. Есть же обычай вам, да единаго вам отпущу на Пасху: хощете ли убо, да отпущу вам Царя Иудейска? Возопиша же паки вси, глаголюще: не Сего, но Варавву. Бе же Варавва разбойник. В то время ведут Иисуса от Каиафы в преторию. Было утро, и сами они не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но есть пасху. Вышел к ним Пилат наружу и говорит: какое обвинение выставляете вы против Этого Человека? Ответили они и сказали ему: если бы Он не делал зла, мы не предали бы Его тебе. Сказал им тогда Пилат: возьмите Его вы и по закону вашему судите Его. Сказали ему Иудеи: нам не разрешается казнить никого; да исполнится слово Иисуса, которое Он сказал, давая понять, какою смертью предстояло Ему умирать. Тогда Пилат вошел снова в преторию и призвал Иисуса и сказал Ему: Ты – Царь Иудейский? Ответил Иисус: от себя ли ты это говоришь, или другие сказали тебе о Мне? Ответил Пилат: разве я Иудей? Народ Твой и первосвященники предали Тебя мне. Что Ты сделал? Ответил Иисус: Царство Мое не от мира сего. Если бы от мира сего было Царство Мое, служители Мои боролись бы за то, чтобы Я не был предан Иудеям. Теперь же Царство Мое не отсюда. Сказал Ему тогда Пилат: значит, Ты, все-таки, Царь? Ответил Иисус: ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине. Всякий, кто от истины, слушает Моего голоса. Говорит Ему Пилат: что есть истина? И сказав это, он снова вышел к Иудеям и говорит им: я никакой не нахожу в Нем вины. Есть же обыкновение у вас, чтобы я одного отпускал вам на Пасху. Итак, хотите, чтобы я отпустил вам Царя Иудейского? Тогда закричали они снова, говоря: не Этого, но Варавву. Был же Варавва разбойник.
Тогда убо Пилат поят Иисуса, и би Его. И воини сплетше венец от терния, возложиша Ему на главу, и в ризу багряну облекоша Его. И глаголаху: радуйся, Царю Иудейский. И бияху Его по ланитома. Изыде убо паки вон Пилат, и глагола им: се извожду Его вам вон, да разумеете, яко в Нем ни единыя вины обретаю. Изыде же вон Иисус, нося терновен венец, и багряну ризу. И глагола им: се Человек. Егда же видеша Его архиерее и слуги, возопиша глаголюще: распни, распни Его. Глагола им Пилат: поимите Его вы, и распните. Аз бо не обретаю в Нем вины. Отвещаша ему иудее: мы закон имамы, и по закону нашему должен есть умрети, яко Себе Сына Божия сотвори. Егда же слыша Пилат сие слово, паче убояся. И вниде в претор паки, и глагола Иисусови: откуду еси Ты? Иисус же ответа не даде ему. Глагола же Ему Пилат: мне ли не глаголеши? Не веси ли, яко власть имам распяти Тя, и власть имам пустити Тя? Отвеща Иисус: не имаши власти ни единыя на Мне, аще не бы ти дано свыше: сего ради предавый Мя тебе, болий грех имать. От сего искаше Пилат пустити Его. Иудее же вопияху, глаголюще: аще Сего пустиши, неси друг кесарев. Всяк, иже царя себе творяй, противится кесарю. Пилат же слышав сие слово, изведе вон Иисуса, и седе на судищи, на месте глаголемем Лифостротон, еврейски же Гаввафа. Бе же пяток Пасце, час же яко шестый. И глагола Иудеом: се Царь ваш. Они же вопияху: возми, возми, распни Его. Глагола им Пилат: Царя ли вашего распну? Отвещаша архиерее: не имамы царя, токмо кесаря. Тогда же предаде Его им, да распнется. Тогда взял Пилат Иисуса и подверг бичеванию. И воины, сплетя венец из терния, возложили Ему на голову, и в одеяние пурпурное облачили Его, и подходили к Нему и говорили: да здравствует Царь Иудейский! И били Его по лицу. И снова вышел Пилат наружу и говорит им: вот, я вывожу Его к вам, чтобы вы знали, что я никакой вины не нахожу в Нем. Вышел тогда Иисус наружу в терновом венце и пурпурном одеянии. И говорит им Пилат: вот Человек. Когда же увидели Его первосвященники и служители, они закричали: распни, распни. Говорит им Пилат: возьмите Его вы и распните, ибо я не нахожу в Нем вины. Ответили ему Иудеи: у нас есть Закон, и по Закону Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим. Когда услышал Пилат это слово, он еще сильнее устрашился, и вошел в преторию снова и говорит Иисусу: откуда Ты? Иисус же ответа не дал ему. Говорит Ему тогда Пилат: мне ли не говоришь? Разве Ты не знаешь, что я власть имею отпустить Тебя, и власть имею распять Тебя? Ответил ему Иисус: ты не имел бы надо Мной никакой власти, если бы не было дано тебе свыше. Поэтому тот, кто Меня предал тебе, больший грех имеет. С этого времени Пилат искал отпустить Его. Но Иудеи закричали, говоря: если ты Этого отпустишь, ты не друг кесарю. Всякий делающий себя царем, восстает против кесаря. Пилат, услышав эти слова, вывел Иисуса наружу и сел для вершения суда на место, называемое “Каменным помостом”, а по-еврейски Гаввафа. Была же пятница перед Пасхой, около шестого часа. И говорит он Иудеям: вот Царь ваш. Тогда закричали они: долой, долой, распни Его! Говорит им Пилат: Царя ли вашего распну? Ответили первосвященники: нет у нас царя, кроме кесаря. Тогда он предал Его им на распятие.   Ин 18:28–19:16А
И по окончании чтения поем: Слава долготерпению Твоему, Господи!

Антифон 10.

Антифон 10, глас 6

Глас 6: Одеяйся светом, яко ризою, / наг на суде стояше, / и в ланиту ударение прият от рук, ихже созда: / беззаконнии же людие на Кресте пригвоздиша Господа Славы: / тогда завеса церковная раздрася, / солнце померче, не терпя зрети Бога досаждаема, / Егоже трепещут всяческая. Тому поклонимся. Одевающийся светом, как одеждою, / предстоял на суде обнаженным / и принял удар по щеке / от рук, которые создал, / а беззаконный народ / пригвоздил ко Кресту Господа славы. / Тогда завеса храма разорвалась; / солнце померкло, не вынося видеть оскорбляемым Бога, / пред Которым трепещет весь мiр. / Ему поклонимся! (2)
Ученик отвержеся, / разбойник возопи: / помяни мя, Господи, / во Царствии Твоем. Ученик отрекся, / разбойник же воззвал: / “Помяни меня, Господи, / во Царствии Твоем!” (2)
Слава, Богородичен: Умири мир, от Девы изволивый, Господи, / плоть носити за рабы, / да согласно Тебе славословим, Человеколюбче. Слава, Богородичен: Мiр умиротвори, Господи, / благоволивший плоть от Девы носить за рабов, / чтобы мы согласно / славословили Тебя, Человеколюбец.
И ныне, тойже. И ныне: повторяем то же.

Антифон 11.

Глас 6: За благая, яже сотворил еси, Христе, роду еврейскому, / распяти Тя осудиша, / оцта и желчи напоивше Тя. / Но даждь им, Господи, по делом их, / яко не разумеша Твоего снизхождения.

Антифон 11, глас 6

За благодеяния, которые Ты, Христе, / соделал роду еврейскому, / они на распятие Тебя осудили, / уксусом и желчью Тебя напоив. / Но воздай им, Господи, по делам их, / ибо не поняли они Твоего снисхождения. (2)

О предательстве не довольни быша, Христе, роди еврейстии, / но покиваху главами своими, / хулу и ругание приносяще. / Но даждь им, Господи, по делом их, / яко не разумеша Твоего смотрения. На предательстве не успокоились, Христе, / отпрыски евреев, / но качали головами своими, / глумление и насмешки принося. / Но воздай им, Господи, по делам их, / ибо не поняли они Твоего промышления. (2)
Ниже земля яко потрясеся, / ниже камение яко разседеся, евреов увещаша, / ниже церковная завеса, ниже мертвых воскресение. / Но даждь им, Господи, по делом их, / яко тщетным на Тя поучишася. Ни земля содрогнувшаяся, / ни камни распавшиеся / евреев не убедили, / ни завеса храма, ни мертвых воскресение. / Но воздай им, Господи, по делам их, / ибо тщетное против Тебя замыслили. (2)
Слава, Богородичен: Бога от Тебе воплощеннаго / познахом, Богородице Дево, / Едина Чистая, Едина Благословенная: / тем непрестанно Тя, воспевающе, величаем. Слава, Богородичен: Бога, от Тебя воплощенного, / мы познали, Богородица Дева, / единая чистая, единая благословенная; / потому непрестанно Тебя в песнях величаем.
И ныне, тойже. И ныне: повторяем то же.

Антифон 12.

Глас 8: Сия глаголет Господь иудеом: / людие Мои, что сотворих вам? / Или чим вам стужих? / Слепцы ваша просветих, / прокаженныя очистих, / мужа, суща на одре, возставих. / Людие Мои, что сотворих вам? / И что Ми воздасте? / За манну желчь: за воду оцет: / за еже любити Мя, ко Кресту Мя пригвоздисте. / Ктому не терплю прочее, / призову Моя языки, / и тии Мя прославят со Отцем и Духом, / и Аз им дарую живот вечный.

Антифон 12, глас 8

Так говорит Господь Иудеям: / “Народ Мой, что сделал Я тебе, / или чем тебе досадил? / Слепцам твоим Я дал увидеть свет; / прокаженных твоих очистил; / человека, лежавшего на одре, воздвиг. / Народ Мой, что сделал Я тебе / и чем Ты Мне отплатил? / За манну – желчью, за воду – уксусом; / вместо любви ко Мне / ко Кресту Меня пригвоздили. / Уже не выношу более: / призову Моих язычников, / и те Меня прославят со Отцом и Духом, / и Я дарую им жизнь вечную!” (2)

Днесь церковная завеса / на обличение беззаконных раздирается, / и солнце лучи своя скрывает, / Владыку зря распинаема. В сей день завеса храма / во обличение беззаконным разрывается, / и солнце лучи свои скрывает, / Владыку видя распинаемым. (2)
Законоположницы Израилевы, иудее и фарисее, / лик апостольский вопиет к вам: / се Храм, Егоже вы разористе, / се Агнец, Егоже вы распясте, и гробу предасте, / но властию Своею воскресе. / Не льститеся, иудее: / Той бо есть, Иже в мори спасый, / и в пустыни питавый. / Той есть Живот, и Свет, и Мир мирови. Законодатели Израиля, Иудеи и фарисеи, / сонм Апостолов взывает к вам: / “Вот Храм, Который вы разрушили, / вот Агнец, Которого вы распяли и гробу предали; / но Он воскрес Собственною властью. / Не заблуждайтесь, Иудеи, / ибо Он – спасший вас в море / и в пустыне напитавший; / Он – жизнь, и свет, и мир для мiра!” (2)
Слава, Богородичен: Радуйся, врата Царя Славы, / яже Вышний Един пройде, / и паки запечатленна остави, / во спасение душ наших. Слава, Богородичен: Радуйся, врата Царя славы, / которыми прошел один Всевышний / и оставил их по-прежнему запечатанными / для спасения душ наших.
И ныне, тойже. И ныне: повторяем то же.
Затем малая ектения, [молитва 7] и возглас: Да будет могущество Царства Твоего благословенно и прославлено, Отца, и Сына, и Святого Духа, ныне и всегда, и во веки веков.

Седален, глас 8:

Егда предстал еси Каиафе, Боже, / и предался еси Пилату, Судие, / небесныя силы от страха поколебашася. / Егда же вознеслся еси на древо, / посреде двою разбойнику, / вменился еси с беззаконными, Безгрешне, / за еже спасти человека. / Незлобиве Господи, слава Тебе.

Седален, глас 8

Когда предстал Ты, Боже, пред Каиафой, / и был предан Пилату, Судия, / силы небесные от страха поколебались; / тогда же Ты и возвышен был на Древе / между двух разбойников / и причислен к беззаконным, Безгрешный, / чтобы спасти человека. / Беззлобный Господи, слава Тебе!

Слава, и ныне, тойже. Слава, и ныне: повторяем то же.
Священник: Дабы удостоиться нам услышать святое Евангелие:

Евангелие 5‑е,
от Матфеа, зачало 111:

И читает пятое Евангелие
от Матфея, зачало 111

Во время оно, видев Иуда предавый Иисуса, яко осудиша Его, раскаявся возврати тридесять сребреники архиереем и старцем, глаголя: согреших, предав кровь неповинную. Они же реша: что есть нам? Ты узриши. И поверг сребреники в церкви, отыде, и шед удавися. Архиерее же приемше сребреники, реша: недостойно есть вложити их в корвану, понеже цена крове есть. Совет же сотворше, купиша ими село скудельниче, в погребание странным. Темже наречеся село то, село крове, до сего дне. Тогда сбыстся реченное Иеремием пророком, глаголющим: и прияша тридесять сребреник, цену Цененнаго, Егоже цениша от сынов Израилев. И даша я на селе скудельничи, якоже сказа мне Господь. Иисус же ста пред игемоном. И вопроси Его игемон, глаголя: Ты ли еси Царь Иудейский? Иисус же рече ему: ты глаголеши. И егда Нань глаголаху архиерее и старцы, ничесоже отвещаваше. Тогда глагола Ему Пилат: не слышиши ли, колико на Тя свидетельствуют? И не отвеща ему ни к единому глаголу, яко дивитися игемону зело. На всяк же праздник обычай бе игемону отпущати единаго народу связня, егоже хотяху. Имяху же тогда связана нарочита, глаголемаго Варавву. Собранным же им, рече им Пилат: кого хощете от обою отпущу вам; Варавву ли, или Иисуса глаголемаго Христа? Ведяше бо, яко зависти ради предаша Его. Седящу же ему на судищи, посла к нему жена его, глаголющи: ничтоже тебе, и Праведнику Тому, много бо пострадах днесь во сне Его ради. Архиерее же и старцы наустиша народы, да испросят Варавву, Иисуса же погубят. Отвещав же игемон рече им: кого хощете от обою отпущу вам? Они же реша: Варавву. Глагола им Пилат: что убо сотворю Иисусу, глаголемому Христу? Глаголаша ему вси: да распят будет. Игемон же рече: кое убо зло сотвори? Они же излиха вопияху, глаголюще: да пропят будет. Видев же Пилат, яко ничтоже успевает, но паче молва бывает, приемь воду, умы руце пред народом, глаголя: неповинен есмь от крове Праведнаго Сего, вы узрите. И отвещавше вси людие, реша: кровь Его на нас, и на чадех наших. Тогда отпусти им Варавву: Иисуса же бив, предаде им, да Его пропнут. Тогда воини игемоновы, приемше Иисуса на судище, собраша Нань все множество воин. И совлекше Его, одеяша Его хламидою червленою. И сплетше венец от терния, возложиша на главу Его, и трость в десницу Его. И поклоньшеся на колену пред Ним, ругахуся Ему, глаголюще: радуйся, Царю Иудейский. И плюнувше Нань, прияша трость, и бияху по главе Его. И егда поругашася Ему, совлекоша с Него багряницу, и облекоша Его в ризы Его, и ведоша Его на пропятие. Исходяще же обретоша человека Киринейска, именем Симона: и сему задеша понести крест Его. В то время Иуда, предавший Иисуса, увидев, что Он осужден, раскаялся и возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали: какое нам дело? Смотри сам. И бросив сребреники в храме, он ушел и повесился. Первосвященники же, взяв сребреники, сказали: нельзя вложить их в храмовую казну, так как это цена крови. И приняв решение, купили на них поле горшечника, как место погребения для чужестранцев. Потому и называется поле то Полем Крови до сего дня. Тогда исполнилось сказанное чрез Иеремию пророка: и взяли тридцать сребреников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израилевы, и дали их за поле горшечника, как повелел мне Господь. Иисус же был поставлен перед правителем. И спросил Его правитель: Ты Царь Иудейский? Иисус же сказал: ты говоришь. И на обвинение Его первосвященниками и старейшинами Он ничего не ответил. Тогда говорит Ему Пилат: не слышишь, сколько против Тебя свидетельствуют? И Он не ответил ему ни на одно слово, так что правитель весьма удивлялся. На праздник же имел правитель обычай отпускать в угоду народу одного узника, которого они хотели. Был тогда у них узник известный, по имени Варавва. Поэтому, когда они собрались, Пилат им сказал: кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом? Ибо он знал, что предали Его из зависти. И когда он сидел на судейском месте, жена его послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому! Я сегодня в сновидении много пострадала из-за Него. Между тем первосвященники и старейшины убедили народ потребовать Варавву и погубить Иисуса. И ответил им правитель: кого из двоих хотите, чтобы я отпустил вам? Они сказали: Варавву. Говорит им Пилат: что же мне делать с Иисусом, называемым Христом? Говорят все: да будет распят! Он сказал: какое же зло Он сделал? Но они еще сильнее кричали: да будет распят! Увидев же, что ничто не помогает, но даже начинается возмущение, Пилат взял воды, умыл руки перед народом и сказал: невиновен я в крови Праведника Этого, смотрите сами. И весь народ ответил: кровь Его на нас и на детях наших. Тогда он отпустил им Варавву, Иисуса же по бичевании предал на распятие. Тогда воины правителя, взяв Иисуса в преторию, собрали вокруг Него всю когорту и, раздев Его, надели на Него плащ алый; и сплетя венец из терния, возложили на голову Его и вложили трость в правую руку Его и, преклонив перед Ним колени, надругались над Ним, говоря: да здравствует Царь Иудейский! И оплевав Его, взяли трость и били Его по голове. И когда надругались над Ним, сняли с Него плащ, и одели Его в одежды Его, и отвели Его на распятие. Выходя же встретили они Киринеянина, по имени Симона; его и заставили взять крест Его.   Мф 27:3–32
И по окончании чтения поем: Слава долготерпению Твоему, Господи!

Антифон 13.

Глас 6: Собрание иудейское у Пилата / испросиша распяти Тя, Господи: / вины бо в Тебе не обретше, / повиннаго Варавву свободиша, / и Тебе, Праведнаго, осудиша, / сквернаго убийства грех наследовавше. / Но даждь им, Господи, воздаяние их, / яко тщетным на Тя поучишася.

Антифон 13, глас 6

Скопище Иудеев / потребовало от Пилата распять Тебя, Господи. / И вот, не найдя в Тебе вины, / виновного Варавву освободили, / а Тебя, Праведника, осудили, / обвинение в убийстве получив в удел. / Но воздай им, Господи, воздаяние их, / ибо тщетное против Тебя замыслили. (2)

Егоже вся ужасаются и трепещут, / и всяк язык поет, Христа, / Божию Силу и Божию Премудрость, / священницы за ланиту удариша, / и даша Ему желчь: / и вся пострадати изволи, / спасти ны хотя от беззаконий наших Своею Кровию, / яко Человеколюбец. Того, пред Кем все содрогается и трепещет, / и Кого воспевает всякий язык, / Христа, Божию Силу и Божию Премудрость, / священники били по лицу и желчи Ему дали; / и все претерпеть Он благоволил, / желая нас спасти от беззаконий наших Своею кровию, / как Человеколюбец. (2)
Слава, Богородичен: Богородице, рождшая словом паче слова, / Создателя Своего, / Того моли спасти души наша. Слава, Богородичен: Богородица, чрез слово / родившая превыше разума Создателя Своего, / моли Его спасти души наши.
И ныне, тойже. И ныне: повторяем то же.

Антифон 14.

Глас 8: Господи, Иже разбойника спутника приемый, / в крови руце осквернившаго, / и нас с ним причти, / яко Благ и Человеколюбец.

Антифон 14, глас 8

Господи, принявший в спутники разбойника, / кровью руки осквернившего, / и нас с ним сопричти, / как благой и Человеколюбец. (2)

Мал глас испусти разбойник на кресте, / велию веру обрете / во едином мгновении спасеся / и первый, райская врата отверз, вниде. / Иже того покаяние восприемый, / Господи, слава Тебе. Малый возглас издал разбойник на кресте, / но великую веру обнаружил, / в одно мгновение был спасен, / и первый, врата рая открыв, в него вошел; / Господи, покаяние его принявший, / слава Тебе! (2)
Слава, Богородичен: Радуйся, Ангелом радость мира приемшая. / Радуйся, рождшая Творца Твоего и Господа. / Радуйся, сподобльшаяся быти Мати Божия. Слава, Богородичен: Радуйся, чрез Ангела радость мiру принявшая; / радуйся, родившая Творца Твоего и Господа; / радуйся, удостоенная стать / Матерью Христа Бога.
И ныне, тойже. И ныне: повторяем то же.

Антифон 15.

Глас 6: Днесь висит на древе, / Иже на водах землю повесивый: / венцем от терния облагается, / Иже Ангелов Царь; / в ложную багряницу облачается, / одеваяй небо облаки; / заушение прият, Иже во Иордане свободивый Адама; / гвоздьми пригвоздися Жених Церковный; / копием прободеся Сын Девы. / Покланяемся страстем Твоим, Христе. / Покланяемся страстем Твоим, Христе. / Покланяемся страстем Твоим, Христе, / покажи нам и славное Твое Воскресение.

Антифон 15, глас 6

В сей день повешен на Древе / на водах землю повесивший; / венцом из терний венчается / Ангелов Царь; / в ложную багряницу облекается / Покрывающий небо облаками; / принял по лицу удар / в Иордане освободивший Адама; / гвоздями был пригвожден Жених Церкви; / копьем был пронзен Сын Девы. / Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. / Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. / Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. / Покажи нам и славное Твое воскресение! (2)

Не яко иудее празднуем, / ибо Пасха наша за ны пожреся Христос, / но очистим сами себе от всякия скверны, / и чисте помолимся Ему: / воскресни, Господи, спаси нас, / яко Человеколюбец. Не будем подобно Иудеям праздновать: / ибо Пасха наша, Христос Бог, был заклан за нас; / но очистим себя от всякой скверны, / и искренно помолимся Ему: / “Воскресни, Господи, спаси нас, / как Человеколюбец!” (2)
Крест Твой, Господи, / жизнь и заступление людем Твоим есть, / и нань надеющеся, / Тебе распятаго Бога нашего поем, помилуй нас. Крест Твой, Господи – / жизнь и воскресение для народа Твоего; / и на него надеясь, / Тебя, распятого Бога нашего мы воспеваем: / “Помилуй нас!” (2)
Слава, Богородичен: Видящи Тя висима, Христе, / Тебе Рождшаявопияше: / что странное еже вижду таинство, Сыне Мой? / Како на древе умираеши плотию водружен, / Жизни Подателю? Слава, Богородичен: Видя висящим Тебя, Христе, / Родившая Тебя взывала: / “Что за неслыханное таинство, / которое Я вижу, Сын Мой? / Как Ты умираешь на Древе плотью пригвожденный, / жизни Податель?
И ныне, тойже. И ныне: повторяем то же.
Затем малая ектения, [молитва 8] и возглас: Ибо благословенно всесвятое имя Твое и прославлено Царство Твое, Отца, и Сына, и Святого Духа, ныне и всегда, и во веки веков.

Седален, глас 4:

Искупил ны еси от клятвы законныя, / честною Твоею Кровию, / на Кресте пригвоздився, и копием прободся, / безсмертие источил еси человеком, / Спасе наш, слава Тебе.

Седален, глас 4

Искупил Ты нас от проклятия закона / драгоценною Своею Кровию: / ко Кресту пригвожденный и копьем пронзенный, / Ты людям источил бессмертие. / Спаситель наш, слава Тебе!

Слава, и ныне, тойже. Слава, и ныне: повторяем то же.
Священник: Дабы удостоиться нам услышать святое Евангелие:

Евангелие 6‑е,
от Марка, зачало 67:

И читает шестое Евангелие
от Марка, зачало 67А

Во время оно, воини ведоша Иисуса внутрь двора, еже есть претор, и созваша всю спиру. И облекоша Его в препряду, и возложиша на Него сплетше тернов венец, и начаша целовати Его, и глаголати: радуйся, Царю Иудейский. И бияху Его по главе тростию, и плюваху на Него, и прегибающе колена покланяхуся Ему. И егда поругашася Ему, совлекоша с Него препряду, и облекоша Его в ризы Своя; и изведоша Его, да пропнут Его. И задеша мимоходящу некоему Симону Киринею, [грядущу с села, отцу Александрову и Руфову,] да возмет крест Его. И приведоша Его на Голгофу место, еже есть сказаемо, Лобное место. И даяху Ему пити есмирнисмено вино. Он же не прият. И распеншии Его разделиша ризы Его, метающе жребий о них, кто что возмет. Бе же час третий, и распяша Его. И бе написание вины Его написано: Царь Иудейск. И с Ним распяша два разбойника, единаго одесную, и единаго ошуюю Его. И сбыстся Писание, еже глаголет: и со беззаконными вменися. И мимоходящии хуляху Его, покивающе главами своими, и глаголюще: уа, разоряяй церковь, и треми деньми созидаяй, спасися Сам, и сниди со креста. Такоже и архиерее ругающеся, друг ко другу с книжники, глаголаху: ины спасе, Себе ли не может спасти? Христос, Царь Израилев, да снидет ныне с креста, да видим и веру имем Ему. В то время воины отвели Иисуса внутрь двора, то есть в преторию. И созывают всю когорту, и одевают Его в пурпур и, сплетя терновый венец, надевают на Него. И начали приветствовать Его: да здравствует Царь Иудейский! И били Его по голове тростью, и плевали на Него и, опускаясь на колени, поклонялись Ему. Когда же надругались над Ним, сняли с Него пурпур и одели Его в одежды Его. И выводят Его, чтобы распять Его. И заставляют некоего прохожего, Симона Киринеянина, идущего с поля, отца Александра и Руфа, взять крест Его. И приводят Его на место Голгофу, что значит в переводе: “Лобное место”. И давали Ему вино со смирной; но Он не принял. И распинают Его и делят между собой одежды Его, бросая о них жребий, кому что взять. Был же час третий, когда распяли Его. И стояло обозначение вины Его в надписи: Царь Иудейский. И с Ним распинают двух разбойников, одного справа и другого слева от Него. И прохожие хулили Его, кивая головами своими и говоря: О, Разрушающий храм и Воздвигающий в три дня! Спаси Себя Самого, сойди с креста. Подобным образом и первосвященники, издеваясь вместе с книжниками, говорили друг другу: других спас, Себя Самого не может спасти! Христос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, чтобы мы увидели, и уверовали.   Мк 15:16–32А
И по окончании чтения поем: Слава долготерпению Твоему, Господи!

Таже блаженны,
поставим стихов 8, глас 4:

Блаженны на 8,
глас 4

Во Царствии Твоем помяни нас, Господи, егда приидеши, во Царствии Твоем. Во Царствии Твоём помяни нас, Господи, когда придешь во Царствии Твоём.
Блажени нищии духом, яко тех есть Царство Небесное. Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.
Блажени плачущии, яко тии утешатся. Блаженны скорбящие, ибо они утешатся.
Блажени кротции, яко тии наследят землю. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
Блажени алчущии и жаждущии правды, яко тии насытятся. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
Древом Адам рая бысть изселен, / древом же крестным разбойник в рай вселися. / Ов убо вкушь, заповедь отверже Сотворшаго, / ов же сраспинаемь, Бога Тя исповеда таящагося: / помяни и нас, Спасе, во Царствии Твоем. Из-за дерева Адам / выслан был из рая, / а через древо Крестное / разбойник в рай вселился; / первый вкусив плод, отверг заповедь Творца; / а второй, с Тобою распинаемый, / Богом исповедал Сокровенного, взывая: / “Помяни меня во Царствии Твоем!”
Блажени милостивии, яко тии помиловани будут. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.
Закону Творца от ученика купиша беззаконнии и, / яко законопреступника, Того Пилатову судищу представиша, зовуще: / распни, в пустыни сим Маннодавшаго. / Мы же, праведнаго разбойника подражавше, верою зовем: / помяни и нас, Спасе, во Царствии Твоем. Творца Закона / у ученика купили беззаконные, / и как преступника, поставили Его пред судилищем Пилата, / взывая: “Распни!” – / в пустыне манну им подавшего. / Мы же, праведному разбойнику подражая, / с верою восклицаем: / “Помяни и нас во Царствии Твоем!”
Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.
Богоубийц собор, иудейский язык беззаконный, / к Пилату неистовне зовый, и глаголаше: / распни Христа неповиннаго, / Варавву же паче нам отпусти. / Мы же вещаим к Нему разбойника благоразумнаго глас: / помяни и нас, Спасе, во Царствии Твоем. Толпа богоубийц, / Иудейское племя беззаконное, / неистово крича, к Пилату обращалось: / “Распни Христа неповинного / и лучше Варавву нам отпусти!” / Мы же возглашаем / вопль благоразумного разбойника к Нему: / “Помяни и нас во Царствии Твоем!”
Блажени миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.
Живоносная Твоя ребра, / яко из Едема источник источающая, / Церковь Твою, Христе, яко словесный напаяет рай, / отсюду разделяяся яко в начала, в четыри Евангелия, / мир напаяя, тварь веселя, и языки верно научая / покланятися Царствию Твоему. Живоносные Твои ребра / подобны источнику, бьющему из Эдема, / который Церковь Твою, Христе, напояет, как духовный рай, / отсюда разделяясь, как на потоки, на четыре Евангелия, / мир орошая, творение веселя, / и народы верно научая / поклоняться Царствию Твоему.
Блажени изгнани правды ради, яко тех есть Царство Небесное. Блаженны гонимые за правду, ибо их есть Царство Небесное.
Распялся еси мене ради, / да мне источиши оставление: / прободен был еси в ребра, да капли жизни источиши ми: / гвоздьми пригвоздился еси, / да аз глубиною Страстей Твоих / к высоте державы Твоея уверяемь, зову Ти: / Живодавче Христе, слава Кресту, Спасе, и страсти Твоей. Ты был распят за меня, / чтобы мне источить прощение; / был пронзен в ребра, / чтобы струи жизни мне извести; / был гвоздями пригвожден, / чтобы я, глубиною Твоих страданий / в высоте могущества Твоего удостоверяемый, / восклицал Тебе, Податель жизниХристе: / “Слава и Кресту, Спаситель, / и страданию Твоему!”
Блажени есте, егда поносят вам, и изженут, и рекут всяк зол глагол на вы, лжуще Мене ради. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня.
Распинаему Тебе, Христе, / вся тварь, видящи, трепеташе, / основания земли колебахуся страхом державы Твоея, / светила скрывахуся, и церковная раздрася завеса, / горы вострепеташа, и камение разседеся, / и разбойник верный зовет с нами, Спасе: / еже помяни во Царствии Твоем. При распятии Твоем Христе, / все творение, видя это, трепетало, / основания земли сотрясались / в страхе могущества Твоего; / светила скрывались, и завеса храма разорвалась, / горы задрожали и камни распались; / и разбойник верующий / восклицает с нами Тебе, Спаситель: / “Помяни (нас во Царствии Твоем)!”
Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на Небесех. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах.
Рукописание наше на Кресте растерзал еси, Господи, / и, вменився в мертвых, тамошняго мучителя связал еси, / избавль всех от уз смертных Воскресением Твоим, / имже просветихомся, Человеколюбче Господи, и вопием Тебе: / помяни и нас, Спасе, во Царствии Твоем. Рукописание против нас / на Кресте разорвал Ты, Господи, / и, причтенный к мертвым, / тамошнего мучителя связал, / избавив всех от уз смерти Воскресением Своим, / которым мы просветились, Христе Боже наш, / и взываем Тебе: / “Помяни и нас, (Спаситель), во Царствии Твоем!”
Слава: Отца, и Сына, и Духа Святаго / вси единомудренно, вернии, славословити достойно помолимся, / Единицу Божества, в Триех сущую Ипостасех, / неслиянну пребывающу, просту, нераздельну и неприступну, / Еюже избавляемся огненнаго мучения. Слава: Единодушно помолимся, все верные, / чтобы нам достойно славословить / Отца, и Сына и Духа Святого, / Единицу Божества, в трех Лицах существующую, / неслиянно пребывающую, простую, нераздельную и неприступную, / Которою мы избавляемся от огненного наказания.
И ныне, Богородичен: Матерь Твою, Христе, / плотию безсеменно рождшую Тя, и Деву воистинну, / и по рождестве пребывшую нетленну, / Сию Тебе приводим в молитву, Владыко Многомилостиве, / прегрешений прощению дароватися всегда зовущим: / помяни нас, Спасе, во Царствии Твоем. И ныне, Богородичен: Матерь Твою, Христе, / по плоти без семени родившую Тебя, и Деву истинную, / и после родов пребывшую неповрежденной, – / Ее мы побуждаем к ходатайству / пред Тобою, Владыка Многомилостивый! / Прощение согрешений даруй непрестанно восклицающим: / “Помяни и нас во Царствии Твоём!”
Затем малая ектения, [молитва 11] и возглас: Ибо Тебя хвалят все Силы небесные, и Тебе славу воссылаем, Отцу, и Сыну, и Святому Духу ныне, и всегда, и во веки веков.

Прокимен, глас 4

Разделиша ризы Моя себе, / и о одежди Моей меташа жребий. Стих: Боже, Боже Мой, вонми Ми, вскую оставил Мя еси?

Прокимен, глас 4

Разделили одежды мои себе / и об одеянии моём бросали жребий. Стих: Боже, Боже мой, внемли мне, для чего Ты оставил меня?   Пс 21:19, 2А

Священник: Дабы удостоиться нам услышать святое Евангелие:

Евангелие 7‑е,
от Матфеа, зачало 113:

И читает седьмое Евангелие
от Матфея, зачало 113

Во время оно, пришедше воини на место нарицаемое Голгофа, еже есть Краниево место, даша Иисусу пити оцет с желчию смешен, и вкушь не хотяше пити. Распеншии же Его разделиша ризы Его, вергше жребия. И седяще стрежаху Его ту. И возложиша верху главы Его вину Его написану: Сей есть Иисус, Царь Иудейский. Тогда распяша с Ним два разбойника: единаго одесную, и единаго ошуюю. Мимоходящии же хуляху Его, покивающе главами своими, и глаголюще: разоряяй церковь и треми деньми созидаяй, спасися Сам: аще Сын еси Божий, сниди со креста. Такожде же и архиерее ругающеся с книжники, и старцы, и фарисеи, глаголаху: иныя спасе, Себе ли не может спасти? Аще Царь Израилев есть, да снидет ныне со креста, и веруем в Него. Упова на Бога: да избавит ныне Его, аще хощет Ему: рече бо, яко Божий есмь Сын. Тожде же и разбойника распятая с Ним поношаста Ему. От шестаго же часа тьма бысть по всей земли, до часа девятаго. О девятем же часе возопи Иисус гласом велиим, глаголя: Или, Или, лима савахфани? Еже есть, Боже Мой, Боже Мой, вскую Мя еси оставил? Нецыи же от ту стоящих слышавше, глаголаху, яко Илию глашает Сей. И абие тек един от них, и прием губу, исполнив же оцта, и вонзе на трость, напаяше Его. Прочии же глаголаху: остави, да видим, аще приидет Илиа спасти Его. Иисус же, паки возопив гласом велиим, испусти дух. И се, завеса церковная раздрася на двое, с вышняго края до нижняго; и земля потрясеся, и камение распадеся. И гроби отверзошася, и многа телеса усопших святых восташа. И изшедше из гроб по воскресении Его, внидоша во святый град, и явишася мнозем. Сотник же и иже с ним стрегущии Иисуса, видевше трус и бывшая, убояшася зело, глаголюще: воистинну Божий Сын бе Сей. В то время, воины, придя на место, называемое Голгофа, что значит Лобное место, дали Иисусу пить вина, смешанного с желчью; и отведав, Он не захотел пить. Распяв же Его, они разделили между собой одежды Его, бросая жребий; и, сидя, стерегли Его там. И поставили над головой Его надпись с обозначением вины Его: Это – Иисус, Царь Иудейский. Тогда распинают с Ним двух разбойников: одного справа, и другого слева. А прохожие хулили Его, кивая головами своими и говоря: Разрушающий храм и в три дня Воздвигающий! Спаси Себя Самого, если Ты Сын Божий, и сойди с креста. Подобным образом и первосвященники, издеваясь вместе с книжниками и старейшинами, говорили: других спас, Себя Самого не может спасти! Он Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, и уверуем в Него; Он возложил упование на Бога; пусть избавит Его теперь, если Он угоден Ему. Ибо сказал Он: “Я Божий Сын”. Также и разбойники, распятые с Ним, поносили Его. От шестого же часа тьма наступила по всей земле до часа девятого. А около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лема савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил? Некоторые же из стоявших там, услышав, сказали: Илию зовет Он. И тотчас побежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наткнув на трость, давал Ему пить. Прочие же сказали: оставь; посмотрим, придет ли Илия, чтобы спасти Его. Иисус же снова возопил громким голосом и отдал дух. И вот, завеса храма разорвалась сверху донизу надвое; и земля потряслась; и камни расселись; и гробницы открылись; и многие тела усопших святых восстали; и выйдя из гробниц по восстании Его, вошли они в святой город и явились многим. Сотник же и вместе с ним стерегущие Иисуса, увидев землетрясение и все происходящее, устрашились сильно, говоря: воистину был Он Божий Сын.   Мф 27:33–54
И по окончании чтения поем: Слава долготерпению Твоему, Господи!
И полагается чтение. Таже псалом 50. И псалом 50. [Молитва 10]
Священник: Дабы удостоиться нам услышать святое Евангелие:

И посем Евангелие 8‑е,
от Луки, зачало 111:

И читает восьмое Евангелие
от Луки, зачало 111

Во время оно, ведяху со Иисусом и ина два злодея с Ним убити. И егда приидоша на место, нарицаемое Лобное, ту распяша Его и злодея, оваго убо одесную, а другаго ошуюю. Иисус же глаголаше: Отче, отпусти им: не ведят бо что творят. Разделяюще же ризы Его, метаху жребия. И стояху людие зряще. Ругахуся же и князи с ними, глаголюще: иныя спасе, да спасет и Себе, аще Той есть Христос Божий избранный. Ругахуся же Ему и воини, приступающе, и оцет придеюще Ему. И глаголаху: аще Ты еси Царь Иудейск, спасися Сам. Бе же и написание написано над Ним писмены еллинскими, и римскими, и еврейскими: Сей есть Царь Иудейск. Един же от обешеною злодею хуляше Его, глаголя: аще Ты еси Христос, спаси Себе и наю. Отвещав же другий, прещаше ему, глаголя: ни ли ты боишися Бога, яко в томже осужден еси? И мы убо в правду: достойная бо по делом наю восприемлева: Сей же ни единаго зла сотвори. И глаголаше Иисусови: помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Си. И рече ему Иисус: аминь глаголю тебе, днесь со Мною будеши в раи. Бе же час яко шестый, и тьма бысть по всей земли до часа девятаго. И померче солнце, и завеса церковная раздрася посреде. И возглашь гласом велиим Иисус, рече: Отче, в руце Твои предаю дух Мой. И сия рек издше. Видев же сотник бывшее, прослави Бога, глаголя: воистинну Человек Сей праведен бе. И вси пришедшии народи на позор сей, видяще бывающая, биюще перси своя, возвращахуся. Стояху же вси знаемии Его издалеча, и жены споследствовавшия Ему от Галилеи, зряще сих. В то время вели и двух других злодеев на смерть вместе с Иисусом. И когда пришли на место, называемое Лобным, там распяли Его и злодеев: одного справа, другого слева. Иисус же говорил: Отче, прости им, ибо не знают они, что делают. И деля между собой одежды Его, бросали жребий. И стоял народ и смотрел. Глумились же и начальники, говоря: других спас, пусть спасет Себя Самого, если Он Христос Божий, Избранник. Надругались над Ним и воины, подходя, поднося Ему уксус и говоря: если Ты Царь Иудейский, спаси Себя Самого. Была же и надпись над Ним письменами греческими, римскими и еврейскими: Это – Царь Иудейский. И один из повешенных злодеев хулил Его: разве Ты не Христос? Спаси Себя Самого и нас. Другой же, укоряя, сказал ему в ответ: не боишься ты Бога, ведь сам ты приговорен к тому же. И мы-то – справедливо, ибо достойное по делам нашим получаем. Он же ничего дурного не сделал. И говорил он: Иисус, вспомни обо мне, когда Ты придешь как Царь. И сказал ему Иисус: Истинно говорю тебе: сегодня со Мною будешь в раю. И было уже около шестого часа, и тьма наступила по всей земле до часа девятого, так как не стало солнца. И разорвалась завеса храма посредине. И возгласив громким голосом, Иисус сказал: Отче, в руки Твои предаю дух Мой. И сказав это, испустил последний вздох. Увидев же происшедшее, сотник прославлял Бога, говоря: действительно, Человек Этот праведен был. И весь народ, собравшийся на это зрелище, увидев происшедшее, возвращался, бия себя в грудь. Стояли же поодаль все знавшие Его, и женщины, последовавшие за Ним из Галилеи, видели это.   Лк 23:32–49
И по окончании чтения поем: Слава долготерпению Твоему, Господи!

И абие поем трипеснец,

Трипеснец

Творение господина Космы: ирмосы по дважды, тропари на 12. Последи же ирмос оба лика вкупе. Акростихис, или краегранесие трипеснца есть: Просавватон те: еже есть, Предсубботие же. Глас 6. Св. Космы Маиумского, глас 6, ирмосы дважды, тропари на 12. В конце песни оба хора вместе исполняют ирмос.

Песнь 5

{Π} Ирмос: К Тебе утренюю, / милосердия ради Себе истощившему непреложно / и до страстей безстрастно преклоншемуся, / Слове Божий, / мир подаждь ми падшему, Человеколюбче.

Песнь 5

Ирмос: С раннего утра я стремлюсь к Тебе, Слово Божие, / по милосердию без изменения Самого Себя уничижившему / и до страданий бесстрастно преклонившемуся; / мир даруй мне, падшему, Человеколюбец.

{Ρ} Умывше ноги, и предочистившеся / таинства причащением Божественнаго ныне, Христе, Твоего, / служителие от Сиона на Елеонскую гору великую с Тобою взыдоша, / поюще Тя, Человеколюбче. Ныне с омытыми ногами и уже очищенные / причащением божественного таинства, / служители Твои, Христе, взошли с Тобою / с Сиона на великую гору Елеонскую, / воспевая Тебя, Человеколюбец.
{Ο} Зрите, рекл еси, друзи, не бойтеся: / ныне бо приближися час, яту Ми быти, и убиену рукама беззаконных: / вси же расточитеся, Мене оставивше, / ихже соберу проповедати Мя, Человеколюбца. “Смотрите”, – сказал Ты, – друзья, не ужасайтесь; / ибо ныне приблизился час / быть Мне взятым и убитым руками беззаконных; / вы же все рассеетесь, Меня оставив, / но Я вас соберу провозгласить / обо Мне – Человеколюбце”.
Затем малая ектения, [молитва 6] и возглас: Ибо Ты Царь мира и Спаситель душ наших, и Тебе славу воссылаем, Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и всегда, и во веки веков.

Кондак, глас 8:

Нас ради Распятаго, / приидите, вси воспоим, / Того бо виде Мария на древе, и глаголаше: / аще и распятие терпиши, / Ты еси Сын и Бог Мой.

Кондак, глас 8

Придите все, Распятого за нас воспоем. / Ибо Мария увидела Его на Древе и восклицала: / “Хотя Ты и распятие претерпеваешь, / Ты – Сын и Бог мой”.

Икос: Своего Агнца Агница зрящи к заколению влекома, / последоваше Мария простертыми власы со инеми женами, сия вопиющи: / камо идеши, Чадо? / Чесо ради скорое течение совершаеши? / Еда другий брак паки есть в Кане Галилейстей, / и тамо ныне тщишися, да от воды им вино сотвориши ? / Иду ли с Тобою, Чадо, или паче пожду Тебе? / Даждь Ми слово, Слове, / не молча мимоиди Мене, Чисту соблюдый Мя: / Ты бо еси Сын и Бог Мой. Икос: Агница – Мария, / видя Агнца Своего, на заклание влекомого, / терзаясь, следовала за Ним с другими женщинами, так взывая: / “Куда Ты идешь, Дитя? / Чего ради путь скорый совершаешь? / Не снова ли иной брак в Кане, / и Ты ныне туда спешишь, / чтобы из воды вино им сотворить? / Пойти ли Мне с Тобой, Дитя, / или лучше подождать Тебя? / Скажи Мне слово, Слово Божие! / Не пройди молча мимо Меня / Ты, сохранивший Меня чистой, / ибо Ты – Сын и Бог Мой!”
Синаксарий.

Песнь 8

{Σ} Ирмос: Столп злобы богопротивныя, / божественнии отроцы обличиша, / на Христа же шатающееся беззаконных соборище, / советует тщетная, / убити поучается / живот держащаго дланию. / Егоже вся тварь благословит, / славящи во веки.

Песнь 8

Ирмос: Столп с мерзостью богопротивною / Божественные отроки предали позору; / а неистовствующий против Христа / синедрион беззаконных замышляет тщетное, / убить старается Держащего жизнь в руке Своей, / Которого все творение благословляет, / прославляя вовеки.

{Α} От веждей учеником ныне сон, рекл еси, Христе, отрясите, / в молитве же бдите, да не в напасть внидете, и наипаче Симоне: / крепчайшему бо болий искус. / Разумей Мя, Петре: / Егоже вся тварь благословит, славящи во веки. “С очей ваших”, – сказал Ты, Христе, ученикам, – / “стряхните ныне сон и бодрствуйте в молитве, / чтобы не впасть вам в искушение; / особенно же ты, Симон; / ведь сильнейшему б‘ольшее испытание; / познай Петр, Меня, / Которого все творение благословляет, / прославляя вовеки!”
{Β} Скверна слова устен, никогдаже изреку Тебе, Владыко, / с Тобою умру яко благоразумен, / аще и вси отвергутся, возопи Петр. / Ни плоть, ниже кровь, но Отец Твой откры ми Тя: / Егоже вся тварь благословит, славящи во веки. “Негодное слово никогда / не выйдет из уст моих; / с Тобой умру, Владыка, как благомыслящий, / хотя бы все отреклись”, – воскликнул Петр; – / “не плоть и кровь, но Отец Твой мне открыл Тебя, / Которого все творение благословляет, / прославляя вовеки!”
{Β} Глубину премудрости Божественныя и разума, не всю испытал еси, / бездну же Моих судеб не постигл еси, человече, Господь рече. / Плоть убо сый, не хвалися, / трижды бо отвержешися Мене: / Егоже вся тварь благословит, славящи во веки. “Не всю глубину / Божественной премудрости и знания ты исследовал / и бездны судов Моих не постиг Ты, человек”, – сказал Господь; – / “итак, будучи плотью, не хвались; / ибо трижды отречешься от Меня, / Которого все творение благословляет, / прославляя вовеки!”
{Α} Отрицаешися, Симоне Петре, еже сотвориши скоро, якоже речеся, / и к тебе отроковица, едина пришедши устрашит тя, Господь рече. / Горце прослезив, обрящеши Мя обаче Милостива: / Егоже вся тварь благословит, славящи во веки. “Отказываешься ты, Симон Петр, / но скоро убедишься в том, что сказано; / и одна лишь подошедшая к тебе служанка / еще раньше устрашит тебя”, – сказал Господь; – / “однако, заплакав горько, ты милостивым найдешь Меня, / Которого все творение благословляет, / прославляя вовеки!”

Песнь 9

{Τ} Ирмос: Честнейшую Херувим, / и славнейшую без сравнения Серафим, / без истления Бога Слова рождшую, / сущую Богородицу, Тя величаем.

Песнь 9

Ирмос: Честью высшую Херувимов / и несравненно славнейшую Серафимов, / девственно Бога-Слово родившую, / истинную Богородицу – / Тебя величаем.

{Ο} Пагубное соборище богомерзских, / лукавнующих богоубийц сонмище, / предста, Христе, Тебе, / и яко неправедника влечаше Зиждителя всех, Егоже величаем. Губительный отряд богоненавистников, / синагога подлых богоубийц / предстали пред Тобою, Христе, / и как преступника влекли Создателя всего, / Которого мы величаем.
{Ν} Закона не разумеюще нечестивии, / гласом пророческим поучающеся вотще, / яко овча влечаху Тя, всех Владыку, неправедно заклати, Егоже величаем. Нечестивцы, Закона не понимавшие / и изречения пророков изучавшие напрасно, / как овцу влекли, чтобы неправедно заклать / Тебя, Владыку всех, / Которого мы величаем.
{Τ} Языком изданную жизнь, / с книжники убити священницы предаху, / уязвлени самозавистною злобою, / естеством Животодавца, Егоже величаем. Данную народам Жизнь священники с книжниками, / подвигнутые собственной завистливою злобой, / отдали на убиение, – Подателя жизни по естеству, / Которого мы величаем.
{Ε} Обыдоша яко пси мнози, / и удариша, Царю, ланиту Твою заушением, вопрошаху Тя, / Тебе же ложна свидетельствоваху: / и, вся претерпев, всех спасл еси. Окружили Тебя, как псы многие, / стали бить Тебя, Царь, ударяя по щеке, / допрашивали Тебя и ложно на Тебя свидетельствовали, / и все претерпев, Ты спас всех.

Таже ексапостиларий, трижды:

Ексапостиларий

Разбойника благоразумнаго / во едином часе раеви сподобил еси, Господи, / и мене древом крестным / просвети, и спаси мя. Разбойника благоразумного / в тот же день Ты рая удостоил, Господи. / И меня древом Крестным просвети / и спаси меня. (3)
Священник: Дабы удостоиться нам услышать святое Евангелие:

Таже Евангелие 9‑е,
от Иоанна, зачало 61:

И читает девятое Евангелие
от Иоанна, зачало 61А

Во время оно, стояху при Кресте Иисусове Мати Его, и сестра Матере Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус же видев Матерь, и ученика стояща, егоже любляше, глагола Матери Своей: Жено, се, сын Твой. Потом глагола ученику: се, Мати твоя. И от того часа поят Ю ученик во своя си. Посем ведый Иисус, яко вся уже совершишася, да сбудется Писание, глагола: жажду. Сосуд же стояше полн оцта. Они же исполнивше губу оцта, и на трость вонзше, придеша ко устом Его. Егда же прият оцет Иисус, рече: совершишася. И преклонь главу, предаде дух. Иудее же, понеже пяток бе, да не останут на кресте телеса в субботу, бе бо велик день тоя субботы, молиша Пилата, да пребиют голени их, и возмут. Приидоша же воини, и первому убо пребиша голени, и другому распятому с Ним. На Иисуса же пришедше, яко видеша Его уже умерша, не пребиша Ему голений. Но един от воин копием ребра Ему прободе, и абие изыде кровь и вода. И видевый свидетельствова, и истинно есть свидетельство его, и той весть, яко истину глаголет, да вы веру имете. Быша бо сия, да сбудется Писание: кость не сокрушится от Него. И паки другое Писание глаголет: воззрят Нань, Егоже прободоша. В то время стояли у креста Иисуса Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова и Мария Магдалина. Иисус же, увидев Матерь и ученика, близ стоящего, которого Он любил, говорит Матери: Женщина, вот сын Твой. Потом говорит ученику: вот Матерь твоя. И с того часа взял ученик Ее к себе. После этого Иисус, зная, что уже все совершилось, говорит, дабы свершилось Писание: жажду. Стоял тут сосуд, полный уксуса. Тогда наткнув на копье губку, полную уксуса, поднесли к Его устам. И когда вкусил Иисус уксуса, Он сказал: совершилось. И склонив голову, предал дух. А так как была пятница, то Иудеи, чтобы тела не остались на кресте в субботу – ибо день той субботы был день великий, – попросили Пилата перебить у них голени и снять их. Итак, пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним. Придя же к Иисусу, они, когда увидели, что Он уже умер, не перебили у Него голеней, но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и вышла тотчас кровь и вода. И видевший засвидетельствовал, и истинно его свидетельство, и он знает, что истинное говорит, чтобы и вы верили. Ибо произошло это, да исполнится Писание: кость Его да не сокрушится. И еще другое Писание говорит: Будут смотреть на Того, Кого пронзили.   Ин 19:25–37
И по окончании чтения поем: Слава долготерпению Твоему, Господи!
И абие: Всякое дыхание:

На глас 3, поставим стихи 4.
И поем стихиры самогласны три, повторяюще первый:

На “хвалите” стихиры
на 4, глас 3 Византийца

Два и лукавная сотвори, перворожденный сын Мой Израиль: / Мене остави Источника воды животныя, / и ископа себе кладенец сокрушенный: / Мене на древе распят, / Варавву же испроси, и отпусти. / Ужасеся небо о сем, и солнце лучи скры: / ты же, Израилю, не усрамился еси, / но смерти Мя предал еси. / Остави им, Отче Святый, / не ведят бо, что сотвориша. Два злых дела совершил / первородный сын Мой, Израиль: / он оставил Меня, Источник воды живой, / и вырыл себе колодец разбитый; / Меня распял на Древе, / а Варавву выпросил и освободил. / Изумилось при этом небо / и солнце сокрыло свои лучи. / Ты же, Израиль, не устыдился, но смерти предал Меня. / Прости им, Отче Святой, / ибо они не знают, что соделали. (2)
Кийждо уд святыя Твоея плоти, безчестие нас ради претерпе: / терние, глава; лице, оплевания; челюсти, заушения; / уста, во оцте растворенную желчь вкусом; / ушеса, хуления злочестивая; / плещи, биения; и рука, трость; / всего телесе протяжения на Кресте; / членове, гвоздия; и ребра, копие. / Пострадавый за ны, и от страстей свободивый нас, / снизшедый к нам человеколюбием, и вознесый нас, / Всесильне Спасе, помилуй нас. Студита: Каждый член святого Твоего тела / претерпел бесчестие за нас: / глава – терния, лицо – оплевания, / щеки – удары, / уста – вкус в уксусерастворенной желчи, / уши – нечестивые поношения, / спина – бичевание, и рука – трость, / все тело – растяжение на Кресте, / конечности – гвозди, и ребра – копье. / Пострадавший за нас / и от страданий освободивший нас, / сошедший к нам по человеколюбию и вознесший нас, / всесильный Спаситель, помилуй нас!
Распеншуся Ти, Христе, вся тварь, видящи, трепеташе, / основания земли позыбашася страхом державы Твоея: / Тебе бо вознесшуся днесь, род еврейский погибе, / церковная завеса раздрася на двое, / и мертвии от гробов воскресоша: / сотник, видев чудо, ужасеся. / Предстоящи же Мати Твоя вопияше, рыдающи матерски: / како не возрыдаю, и утробы Моея не бию, / зрящи Тя нага, яко осуждена, на древе висяща? / Распныйся и погребыйся, и воскресый из мертвых, / Господи, слава Тебе. Византийца: Когда Ты, Христе, был распят, / все творение видя это затрепетало, / основания земли потряслись в страхе могущества Твоего. / Ибо когда Ты в сей день был вознесен, род евреев погиб, / завеса храма разорвалась надвое, / гробницы открылись, / и мертвые воскресли из могил; / сотник, увидев чудо, ужаснулся. / Предстоящая же Матерь Твоя, / рыдая в материнской скорби, взывала: / “Как Мне не плакать / и не бить Себя от горя в грудь, / видя Тебя, как осужденного, / обнаженным, висящим на Кресте?” / Распятый и погребенный и воскресший из мертвых, / Господи, слава Тебе.
Слава, глас 6: Совлекоша с Мене ризы Моя, / и облекоша Мя в ризу червлену, / возложиша на главу Мою венец от терний, / и в десную Мою руку вдаша трость, / да сокрушу их, яко сосуды скудельничи. Слава, глас 6: Совлекли с Меня одежды Мои / и облекли Меня в плащ багряный, / возложили на голову Мою венец из терний / и в правую Мою руку дали трость, / чтобы Я сокрушил их, как сосуды горшечника.
И ныне, глас тойже: Плещи Моя дах на раны, / лица же Моего не отвратих от заплеваний, / судищу Пилатову предстах, и Крест претерпех / за спасение мира. И ныне, глас тот же, Андрея Критского: Спину Мою Я отдал на бичевание / и лица Моего не отвратил от оплеваний, / предстал на суд Пилата и Крест претерпел / ради спасения мира.
Священник: Дабы удостоиться нам услышать святое Евангелие:

Таже Евангелие 10‑е,
от Марка, зачало 69:

И читает десятое Евангелие
от Марка, зачало 69А

Во время оно, прииде Иосиф, иже от Аримафея, благообразен советник, иже и той бе чая Царствия Божия, дерзнув вниде к Пилату, и проси тело Иисусова. Пилат же дивися, аще уже умре: и призвав сотника, вопроси его: аще уже умре? И уведев от сотника, даде тело Иосифови. И купив плащаницу, и снем Его, обвит плащаницею, и положи Его во гроб, иже бе изсечен от камене: и привали камень над двери гроба. Мария же Магдалина, и Мария Иосиева зрясте, где Его полагаху. В то время пришел Иосиф из Аримафеи, видный член совета, который и сам пребывал в ожидании Царства Божия. Он осмелился войти к Пилату и попросил тело Иисуса. Пилат удивился, что Он уже мертв; и призвав сотника, спросил его: давно ли Он умер? И узнав от сотника, даровал тело Иосифу. И купив полотно, он снял Его, обвил полотном и положил Его в гробницу, которая была высечена в скале; и привалил камень ко входу в гробницу. Мария же Магдалина и Мария Иоситова смотрели, где Он был положен.   Мк 15:43–47
И по окончании чтения поем: Слава долготерпению Твоему, Господи!
Таже Слава в вышних Богу: Священник же ектению: Исполним утреннюю молитву: И прочее по обычаю, и по возгласе: Яко Бог милости: Славословие вседневное, ектения просительная [и молитва 12].
После молитвы главопреклонной – Священник: Дабы удостоиться нам услышать святое Евангелие:

Абие Евангелие 11‑е,
от Иоанна, зачало 62:

И читает одиннадцатое Евангелие
от Иоанна, зачало 62

Во время оно, моли Пилата Иосиф, иже от Аримафея, сый ученик Иисусов, потаен же страха ради иудейска, да возмет тело Иисусово: и повеле Пилат. Прииде же и взят тело Иисусово. Прииде же и Никодим, пришедый ко Иисусови нощию прежде, нося смешение смирнено и алойно, яко литр сто. Прияста же тело Иисусово, и обвиста е ризами со ароматы, якоже обычай есть иудеом погребати. Бе же на месте, идеже распятся, верт, и в верте гроб нов, в немже николиже никтоже положен бе. Ту убо пятка ради иудейска, яко близ бяше гроб, положиста Иисуса. В то время попросил Пилата Иосиф из Аримафеи, бывший учеником Иисуса, но тайным из страха перед Иудеями, взять тело Иисуса. И разрешил Пилат. Пришел он и взял тело Его. Пришел же и Никодим, приходивший к Нему в первый раз ночью, и принес состав из смирны и алоя около ста фунтов. Взяли они тело Иисуса и обвили Его пеленами, с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи. Был же сад на том месте, где Он распят был, и в саду гробница новая, в которой еще никто не был положен. Там-то ради пятницы Иудейской, так как близко была гробница, положили Иисуса.   Ин 19:38–42
И по окончании чтения поем: Слава долготерпению Твоему, Господи!

И поем стихиры самогласны,
оба лика вкупе. Глас 1:

Стихиры на стиховне
Глас 1

Вся тварь изменяшеся страхом, / зрящи Тя на Кресте висима, Христе: / солнце омрачашеся, / и земли основания сотрясахуся, / вся сострадаху Создавшему вся. / Волею нас ради претерпевый, / Господи, слава Тебе. Все творение изменялось от страха, / видя Тебя, Христе, висящим на Кресте: / солнце омрачалось и основания земли колебались, / все сострадало Создавшему все. / Добровольно все за нас претерпевший, / Господи, слава Тебе!
Глас 2. Стих: Разделиша ризы Моя себе, / и о одежди Моей меташа жребий. Глас 2. Стих: Разделили одежды мои себе / и об одеянии моём бросали жребий.   Пс 21:19
Людие злочестивии и беззаконнии, / вскую поучаются тщетным? / Вскую Живота всех на смерть осудиша? / Велие чудо, яко Создатель мира / в руки беззаконных предается, / и на древо возвышается Человеколюбец, / да яже во аде узники свободит зовущия: / долготерпеливе Господи, слава Тебе. Народ нечестивый и преступный / для чего замышляет тщетное? / Для чего Жизнь всех он на смерть осудил? / Великое чудо, – / ибо Творец мира в руки беззаконных предается / и на Древо поднимается Человеколюбец, / чтобы освободить находившихся во аде узников, восклицавших: / “Долготерпеливый Господи, слава Тебе!”
Стих: Даша в снедь Мою желчь, / и в жажду Мою напоиша Мя оцта. Стих: Дали мне в пищу желчь, / и в жажде моей напоили меня уксусом.   Пс 68:22
Днесь зрящи Тя, Непорочная Дева, / на Кресте Слове возвышаема, / рыдающи матернею утробою, / уязвляшеся сердцем горце, / и стенящи болезненно из глубины души, / лице со власы терзающи. / Темже и перси биющи, взываше жалостно: / увы Мне, Божественное Чадо, / увы Мне, Свете мира, / что зашел еси от очию Моею, Агнче Божий? / Темже воинства безплотных, / трепетом содержими бяху, глаголюще: / Непостижиме Господи, слава Тебе. В сей день непорочная Дева, / видя Тебя, Слово, на Кресте висящим, / скорбя материнскою душою, / уязвлялась сердцем горько, / и, стеная мучительно из глубины души, / лицо и волосы терзая, сокрушалась. / Потому, ударяя Себя в грудь, / Она и восклицала жалостно: / “Увы Мне, Божественное Дитя! / Увы Мне, Свет мира! / Что же Ты скрылся с глаз Моих, Агнец Божий?” / Оттого и воинства бесплотных, / трепетом охваченные, возглашали: / “Непостижимый Господи, слава Тебе!”
Стих: Бог же, Царь наш прежде века, / содела спасение посреде земли. Стих: Бог же, Царь наш прежде века, / соделал спасение посреди земли.   Пс 73:12
На древе видящи висима, Христе, / Тебе, всех Зиждителя и Бога, / безсеменно Рождшая Тя вопияше горько: / Сыне Мой, где доброта зайде зрака Твоего? / Не терплю зрети Тя неправедно распинаема: / потщися убо, востани, яко да вижу и Аз / Твое из мертвых тридневное Воскресение. Видя висящим на Древе, Христе, / Тебя, всех Создателя и Бога, / Родившая Тебя без семени взывала горько: / “Сын Мой, куда скрылась красота облика Твоего? / Не выношу видеть Тебя распинаемым неправедно; / поспеши же, восстань, / чтобы и Я смогла увидеть / Твое воскресение из мертвых в третий день!”
Слава, глас 8: Господи, восходящу Ти на Крест, / страх и трепет нападе на тварь, / и земли убо возбранял еси поглотити распинающих Тя, / аду же повелевал еси испустити узники, / на обновление человеков. / Судие живых и мертвых, / жизнь пришел еси подати, а не смерть. / Человеколюбче, слава Тебе. Слава, глас 8: Господи, когда Ты восходил на Крест / страх и трепет напал на все творение. / И земле Ты запрещаешь поглотить распинавших Тебя, / но аду повелеваешь узников отпустить, / для возрождения смертных. / Ты, Судия живых и мертвых, / пришел даровать жизнь, а не смерть. / Человеколюбец, слава Тебе!
И ныне, глас 6: Уже омакается трость изречения, от судей неправедных, / Иисус судимь бывает, и осуждается на крест, / и страждет тварь, на Кресте видящи Господа. / Но естеством телесе, мене ради страждай, / Благий Господи, слава Тебе. И ныне, глас 6: Уже обмакивается тростниковое перо / для подписания приговора судьями неправедными, / и Иисуса судят и осуждают на Крест. / И страдает все творение, видя на Кресте Господа. / Но ради меня телесною природой страждущий, / благой Господи, слава Тебе!
Священник: Дабы удостоиться нам услышать святое Евангелие:

Таже Евангелие 12‑е,
от Матфеа, зачало 114:

И читает двенадцатое
Евангелие от Матфея, зачало 114

Во утрий день, иже есть по пятце, собрашася архиерее и фарисее к Пилату, глаголюще: господи, помянухом, яко льстец он рече, еще сый жив: по триех днех востану. Повели убо утвердити гроб до третияго дне, да не како пришедше ученицы Его нощию, украдут Его, и рекут людем: воста от мертвых, и будет последняя лесть горша первыя. Рече же им Пилат: имате кустодию, идите, утвердите, якоже весте. Они же шедше утвердиша гроб, знаменавше камень с кустодиею. На другой день, который приходится после пятницы, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату и сказали: господин, мы вспомнили, что обманщик тот сказал, еще будучи в живых: “через три дня восстану”. Повели поэтому охранять гробницу до третьего дня, чтобы ученики, придя, не украли Его, и не сказали бы народу: “восстал из мертвых”; и будет последний обман хуже первого. Сказал им Пилат: имеете стражу; идите, охраняйте, как знаете. И они пошли и охраняли гробницу, запечатав камень и приставив стражу.   Мф 27:62–66
И по окончании чтения поем: Слава долготерпению Твоему, Господи!
Таже Благо есть исповедатися Господеви, и пети имени Твоему, Вышний, возвещати заутра милость Твою, и истину Твою на всяку нощь. Затем: Благо есть славить Господа и петь имени Твоему, Всевышний, возвещать ранним утром милость Твою и истину Твою во всякую ночь.   Пс 91:2–3
Трисвятое. По Отче наш: Трисвятое. Слава, и ныне: Пресвятая Троица: Господи, помилуй. (3) Слава, и ныне: Отче наш: Священник: Ибо Твоё есть Царство: Хор: Аминь.

Тропарь, глас 4:

Искупил ны еси от клятвы законныя / честною Твоею Кровию, / на Кресте пригвоздився, и копием прободся, / безсмертие источил еси человеком, / Спасе наш, слава Тебе.

Тропарь, глас 4

Искупил Ты нас от проклятия закона / драгоценною Своею Кровию: / ко Кресту пригвожденный и копьем пронзенный, / Ты людям источил бессмертие. / Спаситель наш, слава Тебе!

Таже ектения обычная. Ектения сугубая, молитва 4 и отпуст. Первый час совершаем отдельно.

И отпуст:

Иже оплевания и биения, и заушения, и Крест, и смерть претерпевый за спасение мира, Христос, истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матере, святых славных и всехвальных Апостол, святых праведных Богоотец Иоакима и Анны, и всех святых, помилует и спасет нас, яко Благ и Человеколюбец.

Отпуст

Оплевания, и бичевание, и заушения, и Крест, и смерть претерпевший за спасение мира, Христос, истинный Бог наш, по молитвам Пречистой Своей Матери, святых славных и всехвальных Апостолов, святых и праведных богоотцов Иоакима и Анны и всех святых, помилует и спасёт нас, как благой и Человеколюбец.

Первый же час не совокупляем ныне, но о втором часе дне.

СКАЗАНИЕ ЧАСОВ
СВЯТАГО И ВЕЛИКАГО ПЯТКА,

ПОСЛЕДОВАНИЕ ЧАСОВ
ВЕЛИКОЙ ПЯТНИЦЫ

Творение Кирилла, архиепископа Александрийскаго. Творение святого Кирилла, архиепископа Александрийского.

О ВТОРОМ ЧАСЕ ДНЕ

ЧАС ПЕРВЫЙ

Клеплет, и облачится священник, и, благословившу ему, начинаем: Царю Небесный: Трисвятое. Пресвятая Троице: Отче наш: Возглашение: Яко Твое есть Царство: Господи, помилуй, 12. Слава, и ныне: Приидите, поклонимся: трижды. И глаголем псалмы сия, яже зде изъявляются. Священник: Благословен Бог наш всегда, ныне и присно, и во веки веков. Чтец: Аминь. Слава Тебе, Боже наш слава Тебе.

Царь Небесный: Трисвятое. Слава, и ныне: Пресвятая Троица: Господи, помилуй. (3) Слава, и ныне: Отче наш:Священник: Ибо Твоё есть Царство: Чтец: Аминь. Господи, помилуй. (12)Слава, и ныне: Придите, поклонимся: (3)

Псалом 5:

Глаголы моя внуши, Господи, разумей звание мое. Вонми гласу моления моего, Царю мой и Боже мой, яко к Тебе помолюся, Господи. Заутра услыши глас мой, заутра предстану Ти, и узриши мя. Яко Бог, не хотяй беззакония, Ты еси, не приселится к Тебе лукавнуяй, ниже пребудут беззаконницы пред очима Твоима. Возненавидел еси вся, делающия беззаконие. Погубиши вся, глаголющия лжу, мужа кровей и льстива гнушается Господь. Аз же множеством милости Твоея, вниду в дом Твой, поклонюся ко храму святому Твоему, в страсе Твоем. Господи, настави мя правдою Твоею, враг моих ради исправи пред Тобою путь мой. Яко несть во устех их истины, сердце их суетно, гроб отверст гортань их, языки своими льщаху. Суди им, Боже, да отпадут от мыслей своих, по множеству нечестия их изрини я, яко преогорчиша Тя, Господи. И да возвеселятся вси, уповающии на Тя, во век возрадуются, и вселишися в них. И похвалятся о Тебе любящии Имя Твое. Яко Ты благословиши праведника, Господи, яко оружием благоволения венчал еси нас.

Псалом 5

Слова мои услышь, Господи, уразумей вопль мой, внемли гласу моления моего, Царь мой и Бог мой, ибо к Тебе помолюсь я, Господи. Рано утром услышь голос мой, рано утром предстану Тебе и буду взирать. Ибо Ты Бог, не желающий беззакония, не поселится при Тебе творящий зло, не пребудут и беззаконники пред очами Твоими; возненавидел Ты всех, делающих беззаконие. Ты погубишь всех, говорящих ложь; кровожадным и коварным гнушается Господь. Я же по множеству милости Твоей войду в дом Твой, поклонюсь пред храмом святым Твоим в страхе Твоём. Господи, поведи меня в правде Твоей ради врагов моих, направь пред Тобою путь мой. Ибо нет в устах их истины, сердце их суетно, гроб открытый – гортань их, языками своими обманывали. Осуди их, Боже, да отстанут они от замыслов своих, по множеству нечестия их изгони их, ибо они огорчили Тебя, Господи. И да возвеселятся все надеющиеся на Тебя, вовек возрадуются, и Ты поселишься среди них, и будут хвалиться Тобою любящие имя Твоё. Ибо Ты благословишь праведника, Господи, как оружием благоволения Ты оградил нас.

Псалом 2:

Вскую шаташася языцы, и людие поучишася тщетным? Предсташа царие земстии, и князи собрашася вкупе на Господа и на Христа Его. Расторгнем узы их, и отвержем от нас иго их. Живый на Небесех посмеется им, и Господь поругается им. Тогда возглаголет к ним гневом Своим и яростию Своею смятет я. Аз же поставлен есмь Царь от Него над Сионом, горою святою его, возвещаяй повеление Господне. Господь рече ко Мне: Сын Мой еси Ты, Аз днесь родих Тя. Проси от Мене, и дам Ти языки достояние Твое, и одержание Твое концы земли. Упасеши я жезлом железным, яко сосуды скудельничи сокрушиши я. И ныне, царие, разумейте, накажитеся вси судящии земли. Работайте Господеви со страхом, и радуйтеся Ему с трепетом. Приимите наказание, да не когда прогневается Господь, и погибнете от пути праведного, егда возгорится вскоре ярость Его. Блажени вси надеющиеся Нань.

Псалом 2

Для чего разъярились язычники и народы замыслили тщетное? Предстали цари земные и князья собрались вместе против Господа и против Помазанника Его: “Расторгнем узы их и сбросим с себя иго их!” Живущий на небесах осмеёт их, и Господь опозорит их. Тогда обратится к ним во гневе Своём и в ярости Своей смутит их. Я же поставлен Им царём над Сионом, горою святою Его; возвещаю повеление Господне: Господь сказал Мне: “Ты – Сын Мой, Я сегодня родил Тебя. Проси у Меня, и дам Тебе народы в наследие Твоё, и во владение Твоё – концы земли. Будешь пасти их жезлом железным, как сосуды горшечника сокрушишь их”. И ныне, цари, поймите, научитесь, все судьи земли. Служите Господу со страхом и радуйтесь пред Ним с трепетом. Примите наставление, чтобы не прогневался Господь, и вы погибнете, сбившись с пути праведного, когда вскоре возгорится ярость Его. Блаженны все надеющиеся на Него!

Псалом 21:

Боже, Боже мой, вонми ми, вскую оставил мя еси? Далече от спасения моего словеса грехопадений моих. Боже мой, воззову во дни, и не услышиши, и в нощи, и не в безумие мне. Ты же во Святем живеши, хвало Израилева. На Тя уповаша отцы наши, уповаша, и избавил еси я. К Тебе воззваша, и спасошася, на Тя уповаша, и не постыдешася. Аз же есмь червь, а не человек, поношение человеков и уничижение людей. Вси видящии мя поругаша ми ся, глаголаша устнами, покиваша главою. Упова на Господа, да избавит его, да спасет его, яко хощет его. Яко Ты еси исторгий мя из чрева, упование мое от сосцу матере моея. К Тебе привержен есмь от ложесн, от чрева матере моея, Бог мой еси Ты. Да не отступиши от мене, яко скорбь близ, яко несть помогаяй ми. Обыдоша мя тельцы мнози, юнцы тучнии одержаша мя. Отверзоша на мя уста своя, яко лев восхищаяй и рыкаяй. Яко вода излияхся, и разсыпашася вся кости моя, бысть сердце мое яко воск, таяй посреде чрева моего. Изсше яко скудель крепость моя, и язык мой прильпе гортани моему, и в персть смерти свел мя еси. Яко обыдоша мя пси мнози, сонм лукавых одержаша мя, ископаша руце мои и нозе мои. Исчетоша вся кости моя, тии же смотриша, и презреша мя. Разделиша ризы моя себе, и о одежди моей меташа жребий. Ты же, Господи, не удали помощь Твою от мене, на заступление мое вонми. Избави от оружия душу мою, и из руки песии единородную мою. Спаси мя от уст львовых и от рог единорожь смирение мое. Повем имя Твое братии моей, посреде церкве воспою Тя. Боящиися Господа, восхвалите Его, все семя Иаковле, прославите Его, да убоится же от Него все семя Израилево. Яко не уничижи, ниже негодова молитвы нищаго, ниже отврати лице Свое от мене, и егда воззвах к Нему, услыша мя. От Тебе похвала моя, в церкви велицей исповемся Тебе, молитвы моя воздам пред боящимися Его. Ядят убозии, и насытятся, и восхвалят Господа взыскающии Его, жива будут сердца их в век века. Помянутся и обратятся ко Господу вси концы земли, и поклонятся пред Ним вся отечествия язык. Яко Господне есть царствие, и Той обладает языки. Ядоша и поклонишася вси тучнии земли, пред Ним припадут вси низходящии в землю, и душа моя тому живет. И семя мое поработает Ему, возвестит Господеви род грядущий. И возвестят правду Его людем рождшымся, яже сотвори Господь.

Псалом 21

Боже, Боже мой, внемли мне, для чего Ты оставил меня? Удалила меня от спасения вина грехопадений моих. Боже мой, я буду взывать днём – и Ты не услышишь; и ночью – и это не в неразумие мне. Но Ты живёшь во святилище, Похвала Израиля! На Тебя уповали отцы наши; уповали, и Ты избавил их; к Тебе воззвали – и спаслись, на Тебя уповали – и не постыдились. А я червь, а не человек, поношение для людей и ничтожество в народе! Все взирающие на меня поглумились надо мною, говорили устами, кивали головою: “Он уповал на Господа, пусть избавит его, пусть спасёт его, ибо он угоден Ему!” Ибо Ты – извлекший меня из чрева, надежда моя от сосцов матери моей, на Тебя оставлен я от утробы, от чрева матери моей – Ты Бог мой. Не отступи от меня, ибо скорбь близка, ибо нет помощника мне. Окружило меня множество тельцов, быки тучные обступили меня, открыли против меня уста свои, как лев, хватающий и рычащий. Я разлился, как вода, и рассыпались все кости мои; стало сердце моё, как воск, тающий среди внутренности моей. Иссохла, как черепок, сила моя, и язык мой прилип к гортани моей, и в прах смерти Ты низвёл меня. Ибо окружило меня множество псов, сборище злодеев обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои. Пересчитали все кости мои, сами же наблюдали и взирали на меня. Разделили одежды мои себе и об одеянии моём бросали жребий. Ты же, Господи, не удаляй помощь Твою от меня, к заступлению меня обратись! Избавь от меча душу мою и из руки пса – одинокую мою. Спаси меня из пасти льва, и от рогов единорогов меня, смиренного. Возвещу имя Твоё братьям моим, посреди собрания воспою Тебя. Боящиеся Господа, восхвалите Его, всё семя Иакова, прославь Его, да убоится Его всё семя Израиля! Ибо Он не пренебрёг, и не вознегодовал на моление нищего, и не отвратил лица Своего от меня, и когда я воззвал к Нему, услышал меня. От Тебя – хвала моя, в собрании великом я прославлю Тебя, обеты мои воздам пред боящимися Его. Будут есть бедные и насытятся, и восхвалят Господа ищущие Его: будут живы сердца их во век века. Вспомнят и обратятся к Господу все концы земли, и поклонятся пред Ним все племена народов, ибо Господне Царство, и Он владычествует над народами. Поели и поклонились все тучные земли; пред Ним припадут все нисходящие в землю. И душа моя для Него живёт, и семя моё будет служить Ему, возвещено будет Господу о роде грядущем; и возвестят они правду Его народу, который родится, – что сотворил Господь.

Слава, и ныне, аллилуиа, трижды. Господи, помилуй, трижды. Слава, и ныне: Аллилуия, аллилуия, аллилуия, слава Тебе, Боже. (3) Господи, помилуй. (3) Слава:

Слава, тропарь, глас 1:

Тропарь, глас 1

Распеншуся Тебе, Христе, погибе мучительство, / попрана бысть сила вражия: / ниже бо Ангел, ниже человек, / но Сам Господи спасл еси нас, слава Тебе. Когда был распят Ты, Христе, / сокрушено было самовластие, / повержена сила врага; / ибо ни Ангел, ни человек, / но Сам Ты, Господи, спас нас, слава Тебе!
И ныне, Богородичен: Что Тя наречем, о Благодатная? / Небо, яко возсияла еси Солнце Правды. / Рай, яко прозябла еси цвет нетления. / Деву, яко пребыла еси нетленна. / Чистую Матерь, яко имела еси на святых Твоих объятиях Сына, всех Бога. / Того моли спастися душам нашим. И ныне, Богородичен: Как назвать нам Тебя, о Благодатная? / Небом? Ибо чрез Тебя воссияло Солнце правды. / Раем? Ибо израстила Ты Цвет нетления. / Девой? Ибо Ты пребыла нетленной. / Чистой Матерью? Ибо держала во святых Твоих объятиях Сына, всех Бога. / Его моли о спасении душ наших.
Таже поем тропари три от двунадесяти, повторяюще я. Глаголем же первый без стиха, тако бо творим и в прочих часех в первый тропарь. Во вторый же, глаголет наченший лик стих, и поет и. Таже паки другий лик стих, и поет и той и. Третий же глаголем на Славу, и на И ныне. Затем поем три тропаря из двенадцати, повторяя их дважды.

Стихира самогласна перваго часа, глас 8:

Стихиры первого часа, глас 8.

Днесь церковная завеса / на обличение беззаконных раздирается, / и солнце лучи своя скрывает, / Владыку зря распинаема. В сей день завеса храма / во обличение беззаконным разрывается, / и солнце лучи свои скрывает, / Владыку видя распинаемым. (2)
И паки туюже другий лик. Таже глаголет стих первый лик: Вскую шаташася языцы, и людие поучишася тщетным? Стих: Для чего разъярились язычники / и народы замыслили тщетное?   Пс 2:1
И поем настоящий тропарь: Яко овча на заколение / веден был еси, Христе Царю, / и яко агнец незлобивый / пригвоздился еси Кресту, от беззаконных мужей, / грех ради наших, Человеколюбче. Как овца на заклание / Ты веден был, Царь Христос, / и, как кроткий агнец, пригвожден был ко Кресту преступными людьми / за грехи наши, Человеколюбец.
Стих: Предсташа царие земстии, и князи собрашася вкупе на Господа и на Христа Его. Стих: Предстали цари земные и князья собрались вместе / против Господа и против Помазанника Его.   Пс 2:2
И поет паки и другий лик тойже стих. Таже первый лик. Как овца на заклание:
Слава: Емшим Тя беззаконным, / претерпевая, сице вопиял еси, Господи: / аще и поразисте Пастыря, / и расточисте дванадесять овец, ученики Моя, / можах вящши, нежели дванадесяте легеонов представити Ангелов. / Но долготерплю, да исполнятся, / яже явих вам пророки Моими, / безвестная и тайная: / Господи, слава Тебе. Слава: К схватившим Тебя преступникам / Ты, все терпя, так взывал Господи: / “Хотя вы и поразили Пастыря / и рассеяли двенадцать овец, учеников Моих, / Я мог бы выставить более двенадцати легионов Ангелов. / Однако Я являю долготерпение, / чтобы исполнилось то, что открыл Я вам через пророков Моих, / сокрытое и тайное”. / Господи, слава Тебе! (2)
И ныне: паки тойже. И ныне: К схватившим Тебя преступникам:

Прокимен пророчества, глас 4:

Прокимен, глас 4

Сердце его / собра беззаконие себе. Стих: Блажен разумеваяй на нища и убога. Сердце его / собирало себе беззаконие. Стих: Блажен помышляющий о нищем и бедном.   Пс 40:7Б, 2А

Пророчества Захариина чтение:
[Глава 11, ст. 10 – 13]

Пророчества Захарии чтение

Тако глаголет Господь: прииму жезл Мой добрый, и отвергу его, еже разорити завет Мой, егоже завещах ко всем людем. И разорится в день оный, и уразумеют хананеи овцы хранимыя Мне, зане слово Господне есть. И реку к ним: аще добро пред вами есть, дадите мзду Мою, или отрецытеся: и поставиша мзду Мою тридесять сребреник. И рече Господь ко мне: вложи я в горнило, и смотри аще искушено есть, имже образом искушен бых о них. И приях тридесять сребреник, и вложих их в храм Господень в горнило. Так говорит Господь: Возьму жезл Мой прекрасный и отвергну его, чтобы уничтожить завет Мой, который заключил Я со всеми народами. И он уничтожен будет в день тот, и познают Хананеи, овцы, хранимые для Меня, что это – слово Господне. И скажу им: “Если это хорошо в глазах ваших, то дайте плату Мою, или откажите”. И они назначили плату Мою – тридцать сребренников. И сказал Господь мне: “Опусти их в горнило, – и Я посмотрю, подлинно ли оно, так же, как Я был испытан за них!” И взял я тридцать сребренников и бросил их в дом Господень, в горнило, [как указал мне Господь].   Зах 11:10–13

Таже Апостол к Галатом,
зачало 215, от полу:

Апостол. Послание к Галатам,
зачало 215Б

Братие, мне да не будет хвалитися, токмо о Кресте Господа нашего Иисуса Христа, Имже мне мир распяся, и аз миру. О Христе бо Иисусе ни обрезание что может, ни необрезание, но нова тварь. И елицы правилом сим жительствуют, мир на них и милость, и на Израили Божии. Прочее труды да никтоже ми дает: аз бо язвы Господа Иисуса на теле моем ношу. Благодать Господа нашего Иисуса Христа, со духом вашим, братие, аминь. Братья, чтобы я похвалился, да не будет, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я – для мира. Ибо ни обрезание ничего не значит, ни необрезание, но новая тварь. И на всех, которые будут поступать по этому правилу, мир на них и милость, и на Израиля Божия! Отныне пусть никто не причиняет мне страданий, ибо я раны Иисуса на теле моем ношу. Благодать Господа нашего Иисуса Христа с духом вашим, братья, аминь.   Гал 6:14–18

Таже Евангелие от Матфеа,
зачало 110:

Евангелие от Матфея,
зачало 110А

Во время оно, утру бывшу, совет сотвориша вси архиерее и старцы людстии на Иисуса, яко убити Его. И связавше Его ведоша, и предаша Его Понтийскому Пилату игемону. Тогда видев Иуда предавый Иисуса, яко осудиша Его, раскаявся возврати тридесять сребреники архиереем и старцем, глаголя: согреших, предав кровь неповинную. Они же реша: что есть нам? Ты узриши. И поверг сребреники в церкви, отыде, и шед удавися. Архиерее же приемше сребреники, реша: недостойно есть вложити их в корвану, понеже цена крове есть. Совет же сотворше, купиша ими село скудельниче, в погребание странным. Темже наречеся село то, село крове, до сего дне. Тогда сбыстся реченное Иеремием пророком, глаголющим: и прияша тридесять сребреник, цену Цененнаго, Егоже цениша от сынов Израилев. И даша я на селе скудельничи, якоже сказа мне Господь. Иисус же ста пред игемоном. И вопроси Его игемон, глаголя: Ты ли еси Царь Иудейский? Иисус же рече ему: ты глаголеши. И егда Нань глаголаху архиерее и старцы, ничесоже отвещаваше. Тогда глагола Ему Пилат: не слышиши ли, колико на Тя свидетельствуют? И не отвеща ему ни к единому глаголу, яко дивитися игемону зело. На всяк же праздник обычай бе игемону отпущати единаго народу связня, егоже хотяху. Имяху же тогда связана нарочита, глаголемаго Варавву. Собранным же им, рече им Пилат: кого хощете от обою отпущу вам; Варавву ли, или Иисуса глаголемаго Христа? Ведяше бо, яко зависти ради предаша Его. Седящу же ему на судищи, посла к нему жена его, глаголющи: ничтоже тебе, и Праведнику Тому, много бо пострадах днесь во сне Его ради. Архиерее же и старцы наустиша народы, да испросят Варавву, Иисуса же погубят. Отвещав же игемон рече им: кого хощете от обою отпущу вам? Они же реша: Варавву. Глагола им Пилат: что убо сотворю Иисусу, глаголемому Христу? Глаголаша ему вси: да распят будет. Игемон же рече: кое убо зло сотвори? Они же излиха вопияху, глаголюще: да пропят будет. Видев же Пилат, яко ничтоже успевает, но паче молва бывает, приемь воду, умы руце пред народом, глаголя: неповинен есмь от крове Праведнаго Сего, вы узрите. И отвещавше вси людие, реша: кровь Его на нас, и на чадех наших. Тогда отпусти им Варавву: Иисуса же бив, предаде им, да Его пропнут. Тогда воини игемоновы, приемше Иисуса на судище, собраша Нань все множество воин. И совлекше Его, одеяша Его хламидою червленою. И сплетше венец от терния, возложиша на главу Его, и трость в десницу Его. И поклоньшеся на колену пред Ним, ругахуся Ему, глаголюще: радуйся, Царю Иудейский. И плюнувше Нань, прияша трость, и бияху по главе Его. И егда поругашася Ему, совлекоша с Него багряницу, и облекоша Его в ризы Его, и ведоша Его на пропятие. Исходяще же обретоша человека Киринейска, именем Симона: и сему задеша понести крест Его. И пришедше на место нарицаемое Голгофа, еже есть Краниево место, даша Ему пити оцет с желчию смешен, и вкушь не хотяше пити. Распеншии же Его разделиша ризы Его, вергше жребия. И седяще стрежаху Его ту. И возложиша верху главы Его вину Его написану: Сей есть Иисус, Царь Иудейский. Тогда распяша с Ним два разбойника: единаго одесную, и единаго ошуюю. Мимоходящии же хуляху Его, покивающе главами своими, и глаголюще: разоряяй церковь и треми деньми созидаяй, спасися Сам: аще Сын еси Божий, сниди со креста. Такожде же и архиерее ругающеся с книжники, и старцы, и фарисеи, глаголаху: иныя спасе, Себе ли не может спасти? Аще Царь Израилев есть, да снидет ныне со креста, и веруем в Него. Упова на Бога: да избавит ныне Его, аще хощет Ему: рече бо, яко Божий есмь Сын. Тожде же и разбойника распятая с Ним поношаста Ему. От шестаго же часа тьма бысть по всей земли, до часа девятаго. О девятем же часе возопи Иисус гласом велиим, глаголя: Или, Или, лима савахфани? Еже есть, Боже Мой, Боже Мой, вскую Мя еси оставил? Нецыи же от ту стоящих слышавше, глаголаху, яко Илию глашает Сей. И абие тек един от них, и прием губу, исполнив же оцта, и вонзе на трость, напаяше Его. Прочии же глаголаху: остави, да видим, аще приидет Илиа спасти Его. Иисус же, паки возопив гласом велиим, испусти дух. И се, завеса церковная раздрася на двое, с вышняго края до нижняго; и земля потрясеся, и камение распадеся. И гроби отверзошася, и многа телеса усопших святых восташа. И изшедше из гроб по воскресении Его, внидоша во святый град, и явишася мнозем. Сотник же и иже с ним стрегущии Иисуса, видевше трус и бывшая, убояшася зело, глаголюще: воистинну Божий Сын бе Сей. Бяху же ту и жены многи издалече зряще, яже идоша по Иисусе от Галилеи, служаще Ему. В нихже бе Мария Магдалина и Мария Иаковля, и Иосии мати, и мати сыну Зеведеову. В то время, когда наступило утро, все первосвященники и старейшины народные, собравшись, постановили предать Иисуса смерти. И связав Его, отвели и передали Понтию Пилату, правителю. Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, раскаялся и возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали: какое нам дело? Смотри сам. И бросив сребреники в храме, он ушел и повесился. Первосвященники же, взяв сребреники, сказали: нельзя вложить их в храмовую казну, так как это цена крови. И приняв решение, купили на них поле горшечника, как место погребения для чужестранцев. Потому и называется поле то Полем Крови до сего дня. Тогда исполнилось сказанное чрез Иеремию пророка: и взяли тридцать сребреников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израилевы, и дали их за поле горшечника, как повелел мне Господь. Иисус же был поставлен перед правителем. И спросил Его правитель: Ты Царь Иудейский? Иисус же сказал: ты говоришь. И на обвинение Его первосвященниками и старейшинами Он ничего не ответил. Тогда говорит Ему Пилат: не слышишь, сколько против Тебя свидетельствуют? И Он не ответил ему ни на одно слово, так что правитель весьма удивлялся. На праздник же имел правитель обычай отпускать в угоду народу одного узника, которого они хотели. Был тогда у них узник известный, по имени Варавва. Поэтому, когда они собрались, Пилат им сказал: кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом? Ибо он знал, что предали Его из зависти. И когда он сидел на судейском месте, жена его послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому! Я сегодня в сновидении много пострадала из-за Него. Между тем первосвященники и старейшины убедили народ потребовать Варавву и погубить Иисуса. И ответил им правитель: кого из двоих хотите, чтобы я отпустил вам? Они сказали: Варавву. Говорит им Пилат: что же мне делать с Иисусом, называемым Христом? Говорят все: да будет распят! Он сказал: какое же зло Он сделал? Но они еще сильнее кричали: да будет распят! Увидев же, что ничто не помогает, но даже начинается возмущение, Пилат взял воды, умыл руки перед народом и сказал: невиновен я в крови Праведника Этого, смотрите сами. И весь народ ответил: кровь Его на нас и на детях наших. Тогда он отпустил им Варавву, Иисуса же по бичевании предал на распятие. Тогда воины правителя, взяв Иисуса в преторию, собрали вокруг Него всю когорту и, раздев Его, надели на Него плащ алый; и сплетя венец из терния, возложили на голову Его и вложили трость в правую руку Его и, преклонив перед Ним колени, надругались над Ним, говоря: да здравствует Царь Иудейский! И оплевав Его, взяли трость и били Его по голове. И когда надругались над Ним, сняли с Него плащ, и одели Его в одежды Его, и отвели Его на распятие. Выходя же встретили они Киринеянина, по имени Симона; его и заставили взять крест Его. И придя на место, называемое Голгофа, что значит Лобное место, дали Ему пить вина, смешанного с желчью; и отведав, Он не захотел пить. Распяв же Его, они разделили между собой одежды Его, бросая жребий; и, сидя, стерегли Его там. И поставили над головой Его надпись с обозначением вины Его: Это – Иисус, Царь Иудейский. Тогда распинают с Ним двух разбойников: одного справа, и другого слева. А прохожие хулили Его, кивая головами своими и говоря: Разрушающий храм и в три дня Воздвигающий! Спаси Себя Самого, если Ты Сын Божий, и сойди с креста. Подобным образом и первосвященники, издеваясь вместе с книжниками и старейшинами, говорили: других спас, Себя Самого не может спасти! Он Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, и уверуем в Него; Он возложил упование на Бога; пусть избавит Его теперь, если Он угоден Ему. Ибо сказал Он: “Я Божий Сын”. Также и разбойники, распятые с Ним, поносили Его. От шестого же часа тьма наступила по всей земле до часа девятого. А около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лема савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил? Некоторые же из стоявших там, услышав, сказали: Илию зовет Он. И тотчас побежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наткнув на трость, давал Ему пить. Прочие же сказали: оставь; посмотрим, придет ли Илия, чтобы спасти Его. Иисус же снова возопил громким голосом и отдал дух. И вот, завеса храма разорвалась сверху донизу надвое; и земля потряслась; и камни расселись; и гробницы открылись; и многие тела усопших святых восстали; и выйдя из гробниц по восстании Его, вошли они в святой город и явились многим. Сотник же и вместе с ним стерегущие Иисуса, увидев землетрясение и все происходящее, устрашились сильно, говоря: воистину был Он Божий Сын. И много женщин смотрело издали. Они последовали за Иисусом из Галилеи, служа Ему; между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Иакова и Иосифа, и мать сыновей Зеведеевых.   Мф 27:1–56
Таже: Стопы моя направи по словеси Твоему и да не обладает мною всякое беззаконие. Избави мя от клеветы человеческия, и сохраню заповеди Твоя. Лице Твое просвети на раба Твоего и научи мя оправданием Твоим. Стопы мои направь по слову Твоему, и да не овладеет мною никакое беззаконие. Избавь меня от клеветы человеческой, и сохраню заповеди Твои. Яви свет лица Твоего рабу Твоему и научи меня повелениям Твоим.   Пс 118:133–135
Да исполнятся уста моя хваления Твоего, Господи, яко да воспою славу Твою, весь день великолепие Твое. Да наполнятся уста мои хвалою Тебе, Господи, чтобы мне воспевать славу Твою, весь день – великолепие Твоё.   Пс 70:8
Трисвятое и по Отче наш: Священник: Яко Твое есть Царство: Трисвятое. Слава, и ныне: Пресвятая Троица: Господи, помилуй. (3) Слава, и ныне: Отче наш: Священник: Ибо Твоё есть Царство: Чтец: Аминь.

Кондак, глас 8:

Кондак, глас 8

Нас ради Распятаго, приидите, вси воспоим. / Того бо виде Мария на древе, и глаголаше: / аще и распятие терпиши, / Ты еси Сын и Бог Мой. Придите все, Распятого за нас воспоем. / Ибо Мария увидела Его на Древе и восклицала: / “Хотя Ты и распятие претерпеваешь, / Ты – Сын и Бог мой”.
Таже Господи, помилуй, 40. Господи, помилуй. (40)
И молитву сию: Иже на всякое время и на всякий час, на Небеси и на земли, покланяемый и славимый, Христе Боже, Долготерпеливе, Многомилостиве, Многоблагоутробне, Иже праведныя любяй и грешныя милуяй, Иже вся зовый ко спасению обещания ради будущих благ. Сам, Господи, приими и наша в час сей молитвы и исправи живот наш к заповедем Твоим, души наша освяти, телеса очисти, помышления исправи, мысли очисти и избави нас от всякия скорби, зол и болезней, огради нас святыми Твоими Ангелы, да ополчением их соблюдаеми и наставляеми, достигнем в соединение веры и в разум неприступныя Твоея славы, яко благословен еси во веки веков, аминь. И молитву: Во всякое время и на всякий час принимающий поклонение и прославление на небе и на земле Христе Боже, долготерпеливый, многомилостивый, милосерднейший, любящий праведных и милующий грешных, всех призывающий ко спасению обещанием будущих благ! Сам, Господи, прими в час сей и наши молитвы и направь жизнь нашу к заповедям Твоим: души наши освяти, тела очисти, помышления исправь, мысли очисти и избавь нас от всякой скорби, бед и муки. Огради нас святыми Твоими Ангелами, чтобы ополчением их хранимые и наставляемые достигли мы единения в вере и разумения неприступной Твоей славы, ибо Ты благословен во веки веков. Аминь.
Господи, помилуй (3)Слава, и ныне: Господи, помилуй (3)Слава, и ныне:
Честнейшую Херувим / и славнейшую без сравнения Серафим, / без истления Бога Слова рождшую, / сущую Богородицу, Тя величаем. Честью высшую Херувимов / и несравненно славнейшую Серафимов, / девственно Бога-Слово родившую, / истинную Богородицу – Тебя величаем.
Именем Господним благослови, отче. Именем Господним благослови, отче.
Священник возглашает: Боже, ущедри ны и благослови ны, просвети лице Твое на ны и помилуй ны. Священник: Боже, сжалься над нами и благослови нас; яви нам свет лица Твоего и помилуй нас.
Чтец: Аминь.
Таже молитву сию: Христе, Свете истинный, просвещаяй и освящаяй всякаго человека, грядущаго в мир, да знаменается на нас свет Лица Твоего, да в нем узрим Свет неприступный, и исправи стопы наша к деланию заповедей Твоих молитвами Пречистыя Твоея Матере и всех Твоих святых, аминь. Священник: Христе, Свет истинный, просвещающий и освящающий всякого человека приходящего в мир! Запечатлей на нас свет лица Твоего, да узрим в нем свет неприступный, и направь стопы наши к исполнению заповедей Твоих, по молитвам Пречистой Твоей Матери и всех Твоих святых. Аминь.

ПОСЕМ ПОЕМ ТРЕТИЙ ЧАС.

Глаголем: Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу. Приидите, поклонимся и припадем Христу, Цареви нашему Богу. Приидите, поклонимся и припадем Самому Христу, Цареви и Богу нашему.

ЧАС ТРЕТИЙ

Придите, поклонимся Царю нашему, Богу! Придите, поклонимся и припадем ко Христу, Царю, нашему Богу! Придите, поклонимся и припадем к Самому Христу, Царю и Богу нашему!

И псалом 34:

Суди, Господи, обидящыя мя, побори борющыя мя. Приими оружие и щит, и востани в помощь мою. Изсуни мечь, и заключи сопротив гонящих мя. Рцы души моей: спасение твое есмь Аз. Да постыдятся и посрамятся ищущии душу мою, да возвратятся вспять, и постыдятся мыслящии ми злая. Да будут яко прах пред лицем ветра, и Ангел Господень оскорбляя их. Да будет путь их тьма и ползок, и Ангел Господень погоняяй их. Яко туне скрыша ми пагубу сети своея, всуе поносиша души моей. Да приидет ему сеть, юже не весть, и ловитва, юже скры, да объимет и, и в сеть да впадет в ню. Душа же моя возрадуется о Господе, возвеселится о спасении Его. Вся кости моя рекут: Господи, Господи, ктоподобен Тебе? Избавляяй нища из руки крепльших его, и нища и убога от расхищающих его. Воставше на мя свидетеле неправеднии, яже не ведях, вопрошаху мя. Воздаша ми лукавая воз благая, и безчадие души моей. Аз же, внегда они стужаху ми, облачахся во вретище, и смирях постом душу мою, и молитва моя в недро мое возвратится. Яко ближнему, яко брату нашему, тако угождах, яко плача и сетуя, тако смиряхся. И на мя возвеселишася, и собрашася, собрашася на мя раны, и не познах, разделишася, и не умилишася. Искусиша мя, подражниша мя подражнением, поскрежеташа на мя зубы своими. Господи, когда узриши? Устрой душу мою от злодейства их, от лев единородную мою. Исповемся Тебе в церкви мнозе, в людех тяжцех восхвалю Тя. Да не возрадуются о мне враждующии ми неправедно, ненавидящии мя туне и помизающии очима. Яко мне убо мирная глаголаху, и на гнев лести помышляху. Разшириша на мя уста своя, реша: благоже, благоже, видеша очи наши. Видел еси, Господи, да не премолчиши. Господи, не отступи от мене. Востани, Господи, и вонми суду моему, Боже мой и Господи мой, на прю мою. Суди ми, Господи, по правде Твоей, Господи Боже мой, и да не возрадуются о мне. Да не рекут в сердцах своих: благоже, благоже души нашей, ниже да рекут: пожрохом его. Да постыдятся и посрамятся вкупе радующиися злом моим, да облекутся в студ и срам велеречующии на мя. Да возрадуются и возвеселятся хотящии правды моея, и да рекут выну, да возвеличится Господь, хотящии мира рабу Его. И язык мой поучится правде Твоей, весь день хвале Твоей.

Псалом 34

Суди, Господи, обидчиков моих, сразись с воюющими со мной, возьмись за оружие и щит и восстань на помощь мне! Извлеки меч и стань преградой для преследующих меня, скажи душе моей: “Я – спасение твоё”. Да устыдятся и посрамятся ищущие душу мою, да обратятся назад и постыдятся замышляющие мне зло. Да будут они, как прах пред лицом ветра, и Ангел Господень да изгонит их; да будет путь их тёмен и скользок, и Ангел Господень да преследует их. Ибо они без причины скрыли мне погибель – сеть свою, тщетно поносили душу мою. Да настигнет их сеть, которой не знают они, и ловушка, которую скрыли они, да захватит их, и в сеть – да падут в неё! Душа же моя возрадуется о Господе, насладится спасением от Него; все кости мои скажут: “Господи, Господи, кто подобен Тебе, избавляющему нищего от руки сильнейших его, и нищего и бедного – от грабителей его”. Восстали на меня свидетели неправедные, о чём я не знал, вопрошали меня, воздали мне злом за добро, и бездетностью – душе моей. Я же, когда они досаждали мне, одевался в рубище, и смирял в посте душу мою, но молитва моя в лоно моё возвращалась. Как ближнему, как брату нашему, так я угождал, как скорбящий и сетующий – так я смирялся. И они возрадовались и собрались против меня, собрали на меня удары – а я и не знал. Они разделились, но не смягчились: искушали меня, насмеялись надо мною с глумлением, скрежетали на меня зубами своими. Господи, когда Ты это увидишь? Отведи душу мою от злодейств их, от львов – одинокую мою. Я прославлю Тебя, Господи, в собрании великом, среди народа сильного восхвалю Тебя! Да не возрадуются обо мне враждующие против меня неправедно, ненавидящие меня без причины и подмигивающие глазами. Ибо мне они о мире говорили – но во гневе коварства измышляли, раскрыли на меня уста свои, сказали: “Хорошо же, хорошо же, видели глаза наши”. Ты видел это, Господи! Не промолчи. Господи, не отступи от меня. Пробудись, Господи, и обратись к суду моему, Боже мой и Господи мой, – к тяжбе моей! Рассуди меня по правде Твоей, Господи, Боже мой, и да не возрадуются они о мне, да не скажут в сердцах своих: “Хорошо же, хорошо же душе нашей”, и да не скажут: “Мы поглотили его”. Да устыдятся и посрамятся вместе радующиеся несчастьям моим; да облекутся в стыд и позор величающиеся надо мной. Да возрадуются и возвеселятся желающие оправдания моего, и да говорят всегда: “Да возвеличится Господь” желающие мира рабу Его. И язык мой будет проповедовать правду Твою, весь день – хвалу Твою.

Псалом 108:

Боже, хвалы моея не премолчи. Яко уста грешнича, и уста льстиваго на мя отверзошася, глаголаша на мя языком льстивым. И словесы ненавистными обыдоша мя, и брашася со мною туне. Вместо еже любити мя, оболгаху мя, аз же моляхся, и положиша на мя злая за благая, и ненависть за возлюбление мое. Постави на него грешника, и диавол да станет одесную его. Внегда судитися ему, да изыдет осужден, и молитва его да будет в грех. Да будут дние его мали, и епископство его да приимет ин. Да будут сынове его сири, и жена его вдова. Движущеся да преселятся сынове его и воспросят, да изгнани будут из домов своих. Да взыщет заимодавец вся, елика суть его, и да восхитят чуждии труды его. Да не будет ему заступника, ниже да будет ущедряяй сироты его. Да будут чада его в погубление, в роде едином да потребится имя его. Да воспомянется беззаконие отец его пред Господем, и грех матере его да не очистится. Да будут пред Господем выну, и да потребится от земли память их. Занеже не помяну сотворити милость, и погна человека нища и убога, и умилена сердцем умертвити. И возлюби клятву, и приидет ему, и не восхоте благословения, и удалится от него. И облечеся в клятву яко в ризу, и вниде яко вода во утробу его, и яко елей в кости его. Да будет ему яко риза, в нюже облачится, и яко пояс, имже выну опоясуется. Сие дело оболгающих мя у Господа, и глаголющих лукавая на душу мою. И ты, Господи, Господи, сотвори со мною имене ради Твоего, яко блага милость Твоя. Избави мя, яко нищ и убог есмь аз, и сердце мое смятеся внутрь мене. Яко сень, внегда уклонитися ей, отъяхся, стрясохся яко прузи. Колена моя изнемогоста от поста, и плоть моя изменися елеа ради. И аз бых поношение им, видеша мя, покиваша главами своими. Помози ми, Господи Боже мой, и спаси мя по милости Твоей. И да разумеют, яко рука Твоя сия, и Ты, Господи, сотворил еси ю. Прокленут тии, и Ты благословиши, востающии на мя да постыдятся, раб же Твой возвеселится. Да облекутся оболгающии мя в срамоту, и одеждутся, яко одеждею, студом своим. Исповемся Господеви зело усты моими, и посреде многих восхвалю Его. Яко предста одесную убогаго, еже спасти от гонящих душу мою.

Псалом 108

Боже, на хвалу мою не промолчи! Ибо уста грешника и уста коварного против меня отверзлись, наговорили на меня языком коварным, и словами ненависти окружили меня, и воевали со мной без причины. Вместо любви ко мне клеветали на меня, а я молился; и воздали мне злом за добро и ненавистью за любовь мою. Поставь над ним грешника, и клеветник да станет справа от него, когда будет он судиться, да выйдет осуждённым, и молитва его да будет в грех. Да будут дни его кратки, и должность его да примет другой; да будут сыновья его сиротами, и жена его – вдовою; скитаясь, да переселятся сыновья его, и нищенствуют, да будут изгнаны из развалин своих. Да взыщет заимодавец всё, что есть у него, и пусть разграбят чужие труды его; да не будет у него заступника, и да не будет милующего сирот его; пусть родятся дети его на погибель, в одном поколении да изгладится имя его. Да воспомянется беззаконие отцов его пред Господом, и грех матери его да не изгладится; да пребудут пред Господом всегда, и да истребится с земли память о них за то, что не подумал он оказать милость и преследовал человека бедного, и нищего, и сокрушённого сердцем, чтобы умертвить его. И возлюбил он проклятие, и оно придёт к нему, и не восхотел благословения, и оно удалится от него. И оделся он проклятием, как одеждой, и вошло оно, как вода, во внутренности его и, как елей, в кости его; да будет она ему как одежда, в которую он облачается, и как пояс, которым всегда опоясывается. Это – участь клевещущих на меня от Господа и говорящих злое на душу мою. И Ты, Господи, Господи, сотвори со мною ради имени Твоего, ибо благо – милость Твоя. Избавь меня, ибо нищ и беден я, и сердце моё смущено во мне. Как тень, когда уклоняется она, я исчез, стряхнули меня, как саранчу; колени мои ослабели от поста, и плоть моя изменилась, ибо нет елея. И я стал поношением для них: увидели меня, покачали головами своими. Помоги мне, Господи, Боже мой, спаси меня по милости Твоей, и да познают, что это – Твоя рука и Ты, Господи, соделал это. Проклянут они, а Ты благословишь; восстающие на меня да постыдятся, раб же Твой возвеселится. Пусть оденутся клевещущие на меня в стыд и да облекутся, как одеждой, позором своим. Я усердно прославлю Господа устами моими и посреди многих восхвалю Его, ибо предстал Он справа от бедного, чтобы спасти от гонителей душу мою.

Псалом 50:

Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое. Наипаче омый мя от беззакония моего, и от греха моего очисти мя. Яко беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну. Тебе единому согреших и лукавое пред Тобою сотворих. Яко да оправдишися во словесех Твоих, и победиши внегда судити Ти. Се бо в беззакониих зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя. Се бо истину возлюбил еси, безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси. Окропиши мя иссопом, и очищуся; омыеши мя, и паче снега убелюся. Слуху моему даси радость и веселие, возрадуются кости смиренныя. Отврати лице Твое от грех моих, и вся беззакония моя очисти. Сердце чисто созижди во мне, Боже, и Дух прав обнови во утробе моей. Не отвержи мене от лица Твоего, и Духа Твоего Святаго не отыми от мене. Воздаждь ми радость спасения Твоего, и Духом Владычним утверди мя. Научу беззаконныя путем Твоим, и нечестивии к Тебе обратятся. Избави мя от кровей, Боже, Боже спасения моего, возрадуется язык мой правде Твоей. Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою. Яко аще бы восхотел еси жертвы, дал бых убо, всесожжения не благоволиши. Жертва Богу дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. Ублажи, Господи, благоволением Твоим Сиона, и да созиждутся стены Иерусалимския. Тогда благоволиши жертву правды, возношение и всесожегаемая, тогда возложат на олтарь Твой тельцы.

Псалом 50

Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей и по множеству щедрот Твоих изгладь беззаконие моё; совершенно омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисти меня. Ибо беззаконие моё я знаю, и грех мой всегда предо мною. Тебе, Единому, я согрешил и злое пред Тобою сотворил, – да будешь оправдан в словах Твоих и победишь, если вступят с Тобою в суд. Ибо вот, я в беззакониях зачат, и во грехах родила меня мать моя. Ибо вот, Ты истину возлюбил, сокрытое и тайное премудрости Твоей мне открыл. Ты окропишь меня иссопом – и буду очищен; омоешь меня – и сделаюсь белее снега, дашь мне услышать радость и веселие – возрадуются кости униженные. Отврати лицо Твоё от грехов моих и все беззакония мои изгладь. Сердце чистое сотвори во мне, Боже, и Дух Правый обнови внутри меня. Не отринь меня от лица Твоего и Духа Твоего Святого не отними от меня. Возврати мне радость спасения Твоего и Духом Владычественным утверди меня. Научу беззаконных путям Твоим, и нечестивые к Тебе обратятся. Избавь меня от кровей, Боже, Боже спасения моего, возрадуется язык мой правде Твоей. Господи, Ты откроешь уста мои, и уста мои возвестят хвалу Твою. Ибо если бы жертвы Ты восхотел, я дал бы её, – к всесожжениям не будешь благоволить. Жертва Богу – дух сокрушённый, сердца сокрушённого и смиренного Бог не презрит. Облагодетельствуй, Господи, во благоволении Твоём Сион, и да будут воздвигнуты стены Иерусалима, – тогда примешь благосклонно жертву правды, возношение и всесожжения, тогда возложат на алтарь Твой тельцов.

Слава, и ныне, аллилуиа, трижды. Господи, помилуй, трижды. Слава, и ныне: Аллилуия, аллилуия, аллилуия, слава Тебе, Боже. (3) Господи, помилуй. (3) Слава:

Слава, тропарь, глас 6:

Тропарь, глас 6

Господи, осудиша Тя иудее на смерть, Жизнь всех, / иже Чермное море жезлом прошедший, / на Кресте Тя пригвоздиша: / и иже от камене мед ссавшии, / желчь Тебе принесоша. / Но волею претерпел еси, / да нас свободиши от работы вражия, / Христе Боже, слава Тебе. Господи, осудили Тебя Иудеи на смерть, Жизнь всех; / Красное море, рассеченное жезлом, как по суше перешедшие / ко Кресту Тебя пригвоздили; / и из скалы меда напившиеся, / желчь Тебе поднесли. / Но Ты все добровольно претерпел, / чтобы освободить нас от рабства врагу, / Христе Боже, слава Тебе!
И ныне, Богородичен: Богородице, Ты еси лоза истинная, / возрастившая нам Плод живота, / Тебе молимся: / молися, Владычице, со святыми апостолы / помиловати души наша. И ныне, Богородичен: Богородица, Ты – Лоза истинная, / возрастившая нам жизни Плод; / Тебя умоляем: ходатайствуй, Владычица / с Апостолами и всеми святыми / о помиловании душ наших.
И поем три тропари от двунадесяти, повторяюще я. Затем поем три тропаря из двенадцати, повторяя их дважды.

Глас 8:

Стихиры третьего часа, глас 8

Страха ради иудейскаго, / друг Твой и ближний Петр отвержеся Тебе, Господи, / и рыдая сице вопияше: / слез моих не премолчи, / рех бо сохранити веру Щедре, и не сохраних: / и наше покаяние такожде приими, и помилуй нас. Из-за страха пред Иудеями / друг Твой и близкий Петр / отрекся от Тебя, Господи, / и, рыдая, так взывал: / “Не промолчи, видя слезы мои, Милосердный, / ибо я сказал, что сохраню верность и не сохранил!” / И наше покаяние так же прими и помилуй нас. (2)
Паки тойже. Таже стих: Глаголы моя внуши Господи, разумей звание мое. Стих: Слова мои услышь, Господи, / уразумей вопль мой.   Пс 5:2
Прежде Честнаго Твоего Креста, / воином ругающимся Тебе, Господи, / умная воинства дивляхуся: / обложился бо еси венцем поругания, / землю живописавый цветы, / багряницею поругания одеялся еси, / облаки одеваяй твердь. / Таковым бо смотрением разумеся Твое благоутробие, Христе, / велия Твоя милость, слава Тебе. Прежде священного Твоего Креста, / когда воины издевались над Тобою, Господи, / невещественные воинства поражались: / ибо увенчан был венцом глумления, / Ты, землю расписавший цветами, / и плащ осмеяния имел на Себе, / облаками одевающий твердь. / Подлинно, через такой Твой промысл / стало известно благосердие Твое, Христе; / велика Твоя милость, слава Тебе!
Стих: Вонми гласу моления моего, Царю мой и Боже мой. Стих: Внемли гласу моления моего, / Царь мой и Бог мой.   Пс 5:3А
И паки тойже. Прежде священного Твоего Креста:
Слава, глас 5: Влекомь на Крест, сице вопиял еси, Господи: / за кое дело хощете Мя распяти, иудее? / Яко разслабленныя ваша стягнух, / зане мертвецы аки от сна возставих, / кровоточивую исцелих, хананею помиловах. / За кое дело хощете Мя убити, иудее? / Но узрите, в Негоже ныне прободаете Христа, беззаконнии. Слава, глас 5: Влекомый на Крест так взывал Ты, Господи: / “За какое дело, Иудеи, / вы хотите распять Меня? / За то ли, что Я расслабленных ваших укрепил? / За то ли, что мертвых, как от сна воскресил? / Кровоточивую исцелил, хананеянку помиловал, – / за какое дело, Иудеи, / вы хотите убить Меня? / Но вы будете смотреть на Того, Кого ныне пронзаете, / на Христа, беззаконники!”
И ныне, паки тойже. И ныне: Влекомый на Крест так взывал Ты, Господи:

Прокимен, глас 4:

Яко Аз на раны готов, / и болезнь Моя предо Мною есть выну. Стих: Господи, да не яростию Твоею обличиши мене, ниже гневом Твоим накажеши мене.

Прокимен, глас 4

Ибо я к ударам готов, / и страдание моё всегда предо мною. Стих: Господи, не обличи меня в ярости Твоей и не накажи меня гневом Твоим.   Пс 37:18, 2

Пророчества Исаиина чтение:
[Глава 50, ст. 4 – 11]

Пророчества Исаии чтение

Господь дает мне язык научения, еже разумети, егда подобает рещи слово: положи мя утро утро, приложи ми ухо, еже слышати, и наказание Господне отверзает уши мои, аз же не противлюся, ни противоглаголю. Плещи мои вдах на раны, и ланите мои на заушения, лица же моего не отвратих от студа заплеваний. И Господь Господь помощник ми бысть: сего ради не усрамихся, но положих лице свое, аки твердый камень, и разумех, яко не постыждуся. Зане приближается оправдавый мя. Кто пряйся со мною? Да сопротивостанет мне купно. И кто судяйся со мною? Да приближится ко мне. Се Господь Господь поможет ми. Кто озлобит мя? Се вси вы яко риза обетшаете, и яко молие изъяст вы. Кто в вас бояйся Господа? Да послушает гласа отрока Его. Ходящии во тьме, и несть им света, надейтеся на имя Господне и утвердитеся о Бозе. Се вси вы огнь раждизаете, и укрепляете пламень: ходите светом огня вашего, и пламенем, егоже разжегосте. Мене ради быша сия вам, в печали успнете. Господь дает Мне язык научения, чтобы знать, когда следует сказать слово. Он поставил Меня рано утром, дал Мне ухо, чтобы слышать. И наставление Господне открывает Мои уши, Я же не противлюсь и не противоречу. Спину Мою Я отдал на раны, а щеки Мои – на удары; лица же Моего не отвратил от стыда оплеваний. И Господь, Господь помощником Моим сделался: потому Я не был посрамлен, но поставил лицо Моё, как твердую скалу, и познал, что не постыжусь, ибо приближается Оправдавший Меня. Кто – вступающий в тяжбу со Мною? Пусть противостанет со Мною вместе. И кто – вступающий в тяжбу со Мною? Пусть приблизится ко Мне. Вот, Господь, Господь поможет Мне: кто причинит Мне зло? Вот, все вы, как одежда, обветшаете и как бы моль съест вас. Кто среди вас – боящийся Господа? Пусть послушается гласа Отрока Его. Те, кто ходит во мраке и нет у них света! Положитесь на имя Господне и утвердитесь в Боге. Вот, все вы, [как] огонь разжигаете, и усиливаете пламя, – ходите при свете огня вашего и пламени, которое зажгли! За Меня сделалось это с вами: в скорби уснете!   Ис 50:4–11

Таже Апостол,
к Римляном послания, зачало 88 от полу:

Апостол
Послание к Римлянам, зачало 88Б

Братие, Христос сущим нам немощным, по времени за нечестивых умре. Едва бо за праведника кто умрет: за благаго бо негли кто и дерзнет умрети. Составляет же Свою любовь в нас Бог, яко еще грешником сущим нам, Христос за ны умре. Много же убо паче оправдани бывше ныне Кровию Его, спасемся Им от гнева. Аще бо врази бывше, примирихомся Богу смертию Сына Его, множае паче примирившеся, спасемся в животе Его. Братья, Христос, когда мы были еще немощны, в установленное время умер за нечестивых. Ведь едва ли кто умрёт за праведного. Может быть за кого-нибудь доброго кто-то и дерзает умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда еще мы были грешниками. Поэтому, оправданные теперь кровью Его, мы тем более будем чрез Него спасены от гнева. Ибо если, будучи врагами, мы были примирены с Богом чрез смерть Сына Его, – тем более, примиренные, будем мы спасены в жизни Его.   Рим 5:6–11

Евангелие от Марка,
зачало 66, 67 и 68, в ряд:

Евангелие от Марка,
зачало 66, 67Б

Во время оно, совет сотвориша архиерее со старцы и книжники, и весь сонм, связавше Иисуса ведоша и предаша Его Пилату. И вопроси Его Пилат: Ты ли еси Царь Иудейский? Он же отвещав рече ему: ты глаголеши. И глаголаху на Него архиерее много. Пилат же паки вопроси Его, глаголя: не отвещаваеши ли ничтоже? Виждь, колика на Тя свидетелствуют. Иисус же ктому ничтоже отвеща, яко дивитися Пилату. На всяк же праздник отпущаше им единаго связня, егоже прошаху. Бе же нарицаемый Варавва со сковники своими связан, иже в кове убийство сотвориша. И возопив народ нача просити, якоже всегда творяше им. Пилат же отвеща им, глаголя: хощете ли, пущу вам Царя Иудейска? Ведяше бо, яко зависти ради предаша Его архиерее. Архиерее же помануша народу, да паче Варавву пустит им. Пилат же отвещав паки рече им: что убо хощете сотворю, Егоже глаголете Царя Иудейска? Они же паки возопиша глаголюще: пропни Его. Пилат же глаголаше им: что бо зло сотвори? Они же излиха вопияху: пропни Его. Пилат же хотя народу хотение сотворити, пусти им Варавву, и предаде Иисуса, бив, да пропнут Его. Воини же ведоша Его внутрь двора, еже есть претор, и созваша всю спиру. И облекоша Его в препряду, и возложиша на Него сплетше тернов венец, и начаша целовати Его, и глаголати: радуйся, Царю Иудейский. И бияху Его по главе тростию, и плюваху на Него, и прегибающе колена покланяхуся Ему. И егда поругашася Ему, совлекоша с Него препряду, и облекоша Его в ризы Своя; и изведоша Его, да пропнут Его. И задеша мимоходящу некоему Симону Киринею, [грядущу с села, отцу Александрову и Руфову,] да возмет крест Его. И приведоша Его на Голгофу место, еже есть сказаемо, Лобное место. И даяху Ему пити есмирнисмено вино. Он же не прият. И распеншии Его разделиша ризы Его, метающе жребий о них, кто что возмет. Бе же час третий, и распяша Его. И бе написание вины Его написано: Царь Иудейск. И с Ним распяша два разбойника, единаго одесную, и единаго ошуюю Его. И сбыстся Писание, еже глаголет: и со беззаконными вменися. И мимоходящии хуляху Его, покивающе главами своими, и глаголюще: уа, разоряяй церковь, и треми деньми созидаяй, спасися Сам, и сниди со креста. Такоже и архиерее ругающеся, друг ко другу с книжники, глаголаху: ины спасе, Себе ли не может спасти? Христос, Царь Израилев, да снидет ныне с креста, да видим и веру имем Ему. И распятая с Ним поношаста Ему. Бывшу же часу шестому, тьма бысть по всей земли до часа девятаго. И в час девятый возопи Иисус гласом велиим, глаголя: Елои, Елои, лима савахфани; еже есть сказаемо: Боже Мой, Боже Мой, почто Мя оставил еси. И нецыи от предстоящих слышавше, глаголаху: се Илию гласит. Тек же един, и наполнив губу оцта, и возложь на трость, напояше его, глаголя: оставите, да видим, аще приидет Илия сняти Его. Иисус же пущь глас велий, издше. И завеса церковная раздрася на двое, свыше до низу. Видев же сотник стояй прямо ему, яко тако возопив издше, рече: воистинну Человек Сей, Сын бе Божий. Бяху же и жены издалеча зряще, в нихже бе Мария Магдалина, и Мария Иакова Малаго, и Иосии мати, и Саломия. Иже и егда бе в Галилеи, хождаху по Нем, и служаху Ему; и ины многия, яже взыдоша с Ним во Иерусалим. В то время первосвященники со старейшинами и книжниками и весь синедрион составили совещание и, связав Иисуса, отвели и предали Пилату. Пилат спросил Его: Ты Царь Иудейский? Он же сказал ему в ответ: ты говоришь. И первосвященники обвиняли Его во многом. Пилат же опять спросил Его: Ты ничего не отвечаешь? видишь, как много против Тебя обвинений. Но Иисус и на это ничего не отвечал, так что Пилат дивился. На всякий же праздник отпускал он им одного узника, о котором просили. Тогда был в узах некто, по имени Варавва, со своими сообщниками, которые во время мятежа сделали убийство. И народ начал кричать и просить Пилата о том, что он всегда делал для них. Он сказал им в ответ: хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского? Ибо знал, что первосвященники предали Его из зависти. Но первосвященники возбудили народ просить, чтобы отпустил им лучше Варавву. Пилат, отвечая, опять сказал им: что же хотите, чтобы я сделал с Тем, Которого вы называете Царем Иудейским? Они опять закричали: распни Его. Пилат сказал им: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее закричали: распни Его. Тогда Пилат, желая сделать угодное народу, отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие. Воины отвели Его внутрь двора, то есть в преторию, и собрали весь полк, и одели Его в багряницу, и, сплетши терновый венец, возложили на Него; и начали приветствовать Его: радуйся, Царь Иудейский! И били Его по голове тростью, и плевали на Него, и, становясь на колени, кланялись Ему. Когда же насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, одели Его в собственные одежды Его и повели Его, чтобы распять Его. И заставили проходящего некоего Киринеянина Симона, отца Александрова и Руфова, идущего с поля, нести крест Его. И привели Его на место Голгофу, что значит: Лобное место. И давали Ему пить вино со смирною; но Он не принял. Распявшие Его делили одежды Его, бросая жребий, кому что взять. Был час третий, и распяли Его. И была надпись вины Его: Царь Иудейский. С Ним распяли двух разбойников, одного по правую, а другого по левую сторону Его. И сбылось слово Писания: и к злодеям причтен. Проходящие злословили Его, кивая головами своими и говоря: э! разрушающий храм, и в три дня созидающий! спаси Себя Самого и сойди со креста. Подобно и первосвященники с книжниками, насмехаясь, говорили друг другу: других спасал, а Себя не может спасти. Христос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, чтобы мы видели, и уверуем. И распятые с Ним поносили Его. В шестом же часу настала тьма по всей земле и продолжалась до часа девятого. В девятом часу возопил Иисус громким голосом: Элои! Элои! ламма савахфани? – что значит: Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? Некоторые из стоявших тут, услышав, говорили: вот, Илию зовет. А один побежал, наполнил губку уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить, говоря: постойте, посмотрим, придет ли Илия снять Его. Иисус же, возгласив громко, испустил дух. И завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу. Сотник, стоявший напротив Его, увидев, что Он, так возгласив, испустил дух, сказал: истинно Человек Сей был Сын Божий. Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия, которые и тогда, как Он был в Галилее, следовали за Ним и служили Ему, и другие многие, вместе с Ним пришедшие в Иерусалим.   Мк 15:16–41
И посем чтем по сказании, еже от Матфеа, слово крестное.
Таже: Господь Бог благословен, благословен Господь день дне, поспешит нам Бог спасений наших, Бог наш, Бог спасати. Господь Бог благословен, благословен Господь на всякий день, даст успех нам Бог спасения нашего. Бог наш – Бог во спасение.   Пс 67:20, 21
Трисвятое. И по Отче наш: Трисвятое. Слава, и ныне: Пресвятая Троица: Господи, помилуй. (3) Слава, и ныне: Отче наш: Священник: Ибо Твоё есть Царство: Чтец: Аминь.

Кондак, глас 8:

Нас ради Распятаго, приидите, вси воспоим. / Того бо виде Мария на древе, и глаголаше: / аще и распятие терпиши, / Ты еси Сын и Бог Мой.

Кондак, глас 8

Придите все, Распятого за нас воспоем. / Ибо Мария увидела Его на Древе и восклицала: / “Хотя Ты и распятие претерпеваешь, / Ты – Сын и Бог мой”.

Господи, помилуй, 40. Господи, помилуй. (40)
Молитва: Иже на всякое время и на всякий час, на Небеси и на земли, покланяемый и славимый, Христе Боже, Долготерпеливе, Многомилостиве, Многоблагоутробне, Иже праведныя любяй и грешныя милуяй, Иже вся зовый ко спасению обещания ради будущих благ. Сам, Господи, приими и наша в час сей молитвы и исправи живот наш к заповедем Твоим, души наша освяти, телеса очисти, помышления исправи, мысли очисти и избави нас от всякия скорби, зол и болезней, огради нас святыми Твоими Ангелы, да ополчением их соблюдаеми и наставляеми, достигнем в соединение веры и в разум неприступныя Твоея славы, яко благословен еси во веки веков, аминь. Во всякое время и на всякий час принимающий поклонение и прославление на небе и на земле Христе Боже, долготерпеливый, многомилостивый, милосерднейший, любящий праведных и милующий грешных, всех призывающий ко спасению обещанием будущих благ! Сам, Господи, прими в час сей и наши молитвы и направь жизнь нашу к заповедям Твоим: души наши освяти, тела очисти, помышления исправь, мысли очисти и избавь нас от всякой скорби, бед и муки. Огради нас святыми Твоими Ангелами, чтобы ополчением их хранимые и наставляемые достигли мы единения в вере и разумения неприступной Твоей славы, ибо Ты благословен во веки веков. Аминь.
Господи, помилуй, трижды. Слава, и ныне. Господи, помилуй (3)Слава, и ныне:
Честнейшую Херувим / и славнейшую без сравнения Серафим, / без истления Бога Слова рождшую, / сущую Богородицу, Тя величаем. Честью высшую Херувимов / и несравненно славнейшую Серафимов, / девственно Бога-Слово родившую, / истинную Богородицу – Тебя величаем.
Именем Господним благослови, отче. Именем Господним благослови, отче.
Иерей: Боже, ущедри ны и благослови ны, просвети лице Твое на ны и помилуй ны. Священник: Боже, сжалься над нами и благослови нас; яви нам свет лица Твоего и помилуй нас.
Чтец: Аминь.

Молитва святого Мардария

Владыко Боже Отче Вседержителю, Господи Сыне Единородный Иисусе Христе, и Святый Душе, Едино Божество, едина сила, помилуй мя грешнаго и имиже веси судьбами спаси мя недостойнаго раба Твоего, яко благословен еси во веки веков, аминь. Владыка Боже, Отче Вседержитель, Господи, Сын Единородный Иисусе Христе и Дух Святой! Единое Божество, единая Сила, помилуй меня грешного, и Тебе известными путями спаси меня, недостойного раба Твоего, ибо Ты благословен во веки веков. Аминь.

И АБИЕ ПОЕМ ШЕСТЫЙ ЧАС.

ЧАС ШЕСТОЙ

Глаголем: Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу. Приидите, поклонимся и припадем Христу, Цареви нашему Богу. Приидите, поклонимся и припадем Самому Христу, Цареви и Богу нашему. И псалмы. Придите, поклонимся Царю нашему, Богу! Придите, поклонимся и припадем ко Христу, Царю, нашему Богу! Придите, поклонимся и припадем к Самому Христу, Царю и Богу нашему!

Псалом 53:

Боже, во имя Твое спаси мя, и в силе Твоей суди ми. Боже, услыши молитву мою, внуши глаголы уст моих. Яко чуждии восташа на мя, и крепцыи взыскаша душу мою, и не предложиша Бога пред собою. Се бо Бог помогает ми, и Господь Заступник души моей. Отвратит злая врагом моим, истиною Твоею потреби их. Волею пожру Тебе, исповемся имени Твоему, Господи, яко благо. Яко от всякия печали избавил мя еси, и на враги моя воззре око мое.

Псалом 53

Боже, именем Твоим спаси меня и силою Твоею суди меня. Боже, услышь молитву мою, вникни в слова уст моих. Ибо чужие восстали на меня, и сильные искали душу мою, и не представили Бога пред собою. Но вот, Бог помогает мне, и Господь – заступник души моей. Обратит Он зло на врагов моих: истиною Твоею истреби их. Я усердно принесу жертву Тебе, прославлю имя Твоё, Господи, ибо оно благо, ибо от всякой скорби Ты избавил меня, и на врагов моих смотрело око моё.

Псалом 139:

Изми мя, Господи, от человека лукава, от мужа неправедна избави мя. Иже помыслиша неправду в сердце, весь день ополчаху брани. Изостриша язык свой, яко змиин, яд аспидов под устнами их. Сохрани мя, Господи, из руки грешничи, от человек неправедных изми мя, иже помыслиша запяти стопы моя. Скрыша гордии сеть мне, и ужы препяша сеть ногама моима. При стези соблазны положиша ми. Рех Господеви: Бог мой еси Ты, внуши, Господи, глас моления моего. Господи, Господи, сило спасения моего, осенил еси над главою моею в день брани. Не предаждь мене, Господи, от желания моего грешнику: помыслиша на мя, не остави мене, да не когда вознесутся. Глава окружения их, труд устен их покрыет я. Падут на них углия огненная, низложиши я в страстех, и не постоят. Муж язычен не исправится на земли: мужа неправедна злая уловят во истление. Познах, яко сотворит Господь суд нищым и месть убогим. Обаче праведнии исповедятся имени Твоему, и вселятся правии с лицем Твоим.

Псалом 139

Удали меня, Господи, от человека злого, от мужа неправедного избавь меня, которые задумали неправду в сердце, целый день готовились к битвам: заострили язык свой, как у змеи, яд аспидов в устах их. Сохрани меня, Господи, от руки грешника, от людей неправедных избавь меня, которые задумали поколебать стопы мои. Скрыли гордые сеть для меня, и верви натянули, силки ногам моим; на пути западню устроили мне. Я сказал Господу: “Бог мой – Ты; услышь, Господи, глас моления моего!” Господи, Господи, сила спасения моего, Ты осенил над головою моею в день битвы. Не предай меня, Господи, против желания моего грешному. Замыслили против меня, не оставь меня, чтобы они не возвеличились. Главное для сборища их – труд уст их – постигнет их; падут на них угли огненные, Ты низвергнешь их, и в несчастьях не устоят. Муж злоязычный не преуспеет на земле, мужа неправедного зло уловит в погибель. Я познал, что сотворит Господь суд нищим и тяжбу бедных. Так, праведные прославят имя Твоё, и прямодушные поселятся пред лицом Твоим.

Псалом 90:

Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится. Речет Господеви: заступник мой еси, и прибежище мое, Бог мой, и уповаю на Него. Яко Той избавит тя от сети ловчи, и от словесе мятежна. Плещма Своима осенит тя, и под криле Его надеешися, оружием обыдет тя истина Его. Не убоишися от страха нощнаго, от стрелы, летящия во дни, от вещи, во тьме преходящия, от сряща и беса полуденнаго. Падет от страны твоея тысяща, и тьма одесную тебе, к тебе же не приближится. Обаче очима твоима смотриши и воздаяние грешников узриши. Яко Ты, Господи, упование мое, Вышняго положил еси прибежище Твое. Не приидет к тебе зло, и рана не приближится телеси твоему. Яко Ангелом Своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих. На руках возмут тя, да не когда преткнеши о камень ногу твою. На аспида и василиска наступиши, и попереши льва и змия. Яко на Мя упова, и избавлю и; покрыю и, яко позна имя Мое. Воззовет ко Мне, и услышу его; с ним есмь в скорби, изму его и прославлю его. Долготою дней исполню его и явлю ему спасение Мое.

Псалом 90

Живущий помощью Всевышнего под кровом Бога небесного водворится. Скажет Господу: “Заступник мой Ты и прибежище моё, Бог мой и уповаю на Него”. Ибо Он избавит тебя от сети ловцов и от вести тревожной. За плечами Своими сокроет тебя, и под крыльями Его будешь безопасен, – как оружие окружит тебя истина Его. Не убоишься от страха ночного, от стрелы, летящей днём; от опасности, во тьме блуждающей, от несчастья и демона полуденного. Падет рядом с тобою тысяча, и десять тысяч справа от тебя, но к тебе не приблизятся. Только очами твоими посмотришь и воздаяние грешников увидишь. Ибо Ты, Господи, надежда моя! Всевышнего сделал ты прибежищем твоим. Не подступится к тебе зло, и бич не приблизится к шатру твоему, ибо Он Ангелам Своим заповедает о тебе сохранить тебя на всех путях твоих, – на руках понесут тебя, чтобы ты не споткнулся о камень ногою твоею. На аспида и василиска наступишь и попирать будешь льва и дракона. “Ибо на Меня он уповал, и избавлю его, прикрою его, ибо он познал имя Моё. Призовёт Меня, и услышу его, с ним Я в скорби, избавлю его и прославлю его, долгоденствием исполню его и явлю ему спасение Моё”.

Слава, и ныне: Аллилуиа, трижды. Господи, помилуй, трижды. Слава, и ныне: Аллилуия, аллилуия, аллилуия, слава Тебе, Боже. (3) Господи, помилуй. (3) Слава:

Слава, тропарь, глас 2:

Спасение соделал еси посреде земли, Христе Боже, / на Кресте пречистеи руце Твои простерл еси, / собирая вся языки, зовущия: / Господи, слава Тебе.

Тропарь, глас 2

Спасение совершил Ты посреди земли, Христе Боже: / на Кресте простер пречистые руки Твои, / собирая все народы, взывающие: / “Господи, слава Тебе!”

И ныне, Богородичен: Яко не имамы дерзновения за премногия грехи наша, / Ты иже от Тебе Рождшагося моли, Богородице Дево, / много бо может моление Матернее ко благосердию Владыки. / Не презри грешных мольбы, Всечистая, / яко милостив есть и спасти могий, / Иже и страдати о нас изволивый. И ныне, Богородичен: Нет у нас дерзновения из-за множества согрешений наших, / но Ты умоли от Тебя Рожденного, Богородица Дева! / Ибо силу многую имеет моление Матери ко благосклонному Владыке. / Не презри мольбы грешных, Всечистая, / ибо милостив и имеет силу спасать / Тот, Кто принял за нас страдание.
И поем 3 тропари от двунадесяти, глас 8, повторяюще я.

Затем поем три тропаря из двенадцати, повторяя их дважды.

Стихиры шестого часа, глас 8

Сия глаголет Господь иудеом: / людие Мои, что сотворих вам? / Или чим вам стужих? / Слепцы ваша просветих, прокаженныя очистих, / мужа суща на одре исправих. / Людие Мои, что сотворих вам? / Или что Мне воздасте? / За манну желчь, за воду оцет: / за еже любити Мя, ко Кресту Мя пригвоздисте. / Ктому не терплю прочее, / призову Моя языки, / и тии Мя прославят со Отцем и Духом, / и Аз им дарую живот вечный. Так говорит Господь Иудеям: / “Народ Мой, что сделал Я тебе, / или чем тебе досадил? / Слепцам твоим Я дал увидеть свет; / прокаженных твоих очистил; / человека, лежавшего на одре, воздвиг. / Народ Мой, что сделал Я тебе / и чем Ты Мне отплатил? / За манну – желчью, за воду – уксусом; / вместо любви ко Мне / ко Кресту Меня пригвоздили. / Уже не выношу более: / призову Моих язычников, / и те Меня прославят со Отцом и Духом, / и Я дарую им жизнь вечную!” (2)
Стих: Даша в снедь Мою желчь, и в жажду Мою напоиша Мя оцта. Стих: И дали мне в пищу желчь, / и в жажде моей напоили меня уксусом.   Пс 68:22
Законоположницы Израилевы, иудее и фарисее, / лик апостольский вопиет к вам: / се Храм, Егоже вы разористе: / се Агнец, Егоже вы распясте, гробу предасте, / но властию Своею воскресе. / Не льститеся, иудее: / Той бо есть, Иже в мори спасый, / и в пустыни питавый. / Той есть Живот, и Свет, и Мир мирови. Законодатели Израиля, Иудеи и фарисеи, / сонм Апостолов взывает к вам: / “Вот Храм, Который вы разрушили, / вот Агнец, Которого вы распяли, и гробу предали; / но Он воскрес Собственною властью. / Не заблуждайтесь, Иудеи, / ибо Он – спасший вас в море / и в пустыне напитавший; / Он – жизнь, и свет, и мир для мiра!”
Стих: Спаси мя, Боже, яко внидоша воды до души моея. Стих: Спаси меня, Боже, / ибо дошли воды до души моей.   Пс 68:2
Паки туюжде стихиру. Законодатели Израилевы, Иудеи и фарисеи:
Слава, глас 5: Приидите, христоноснии людие, / видим, что совеща Иуда предатель, / со священники беззаконными на Спаса нашего: / днесь повинна смерти, Безсмертнаго Слова сотвориша, / и Пилату предавше, на месте лобнем распяша. / И сия стражда вопияше Спас наш, глаголя: / остави им, Отче, грех сей, / да разумеют языцы из мертвых Мое Воскресение. Слава, глас 5: Придите, христоносный народ, / посмотрим, о чем сговорился Иуда-предатель / с преступными священниками против Спасителя нашего: / в сей день они бессмертное Слово / признали достойным смерти / и, предав Пилату, распяли на лобном месте. / И претерпевая это, взывал Спаситель наш говоря: / “Прости им, Отче, этот грех, / чтобы язычники познали / Мое воскресение из мертвых!”
И ныне, тойже. И ныне: Придите, христоносный народ:

Прокимен, глас 4:

Господи Господь наш, / яко чудно имя Твое по всей земли. Стих: Яко взятся великолепие Твое превыше небес.

Прокимен, глас 4

Господи, Господь наш, / как чудно имя Твоё по всей земле. Стих: Ибо превознеслось великолепие Твоё превыше небес.   Пс 8:2

Пророчества Исаиина чтение:
[Глава 52]

Пророчества Исаии чтение

Тако глаголет Господь: се уразумеет отрок Мой, и вознесется и прославится зело. Якоже ужаснутся о Тебе мнози, тако обезславится от человек вид Твой, и слава Твоя от сынов человеческих. Тако удивятся языцы мнози о Нем, и заградят царие уста своя: яко имже не возвестися о Нем, узрят, и иже не слышаша, уразумеют. Господи, кто верова слуху нашему? И мышца Господня кому открыся? Возвестихом, яко Отроча пред ним, яко корень в земли жаждущей, несть вида Ему, ниже славы: и видехом Его, и не имяше вида, ни доброты. Но вид Его безчестен, умален паче всех сынов человеческих: человек в язве сый, и ведый терпети болезнь, яко отвратися Лице Его, безчестно бысть, и не вменися. Сей грехи наша носит, и о нас болезнует, и мы вменихом Его быти в труде, и в язве от Бога, и во озлоблении. Той же язвен бысть за грехи наша, и мучен бысть за беззакония наша, наказание мира нашего на Нем, язвою Его мы исцелехом. Вси яко овцы заблудихом: человек от пути своего заблуди, и Господь предаде Его грех ради наших. И Той, зане озлоблен бысть, и не отверзает уст Своих: яко овча на заколение ведеся, и яко агнец пред стригущим Его безгласен, тако не отверзает уст Своих. Во смирении Его суд Его взятся, род же Его кто исповесть? Яко вземлется от земли живот Его, ради беззаконий людей Моих ведеся на смерть. И дам лукавыя вместо погребения Его, и богатыя вместо смерти Его: яко беззакония не сотвори, ниже обретеся лесть во устех Его. И Господь хощет очистити Его от язвы: аще дастся о гресе, душа ваша узрит семя долгоживотное. И хощет Господь рукою Своею отъяти болезнь от души Его, явити Ему свет, и создати разумом, оправдати праведнаго благослужаща многим, и грехи их Той понесет. Сего ради Той наследит многих, и крепких разделит корысти: зане предана бысть на смерть душа Его, и со беззаконными вменися, и Той грехи многих вознесе, и за беззакония их предан бысть. Возвеселися, неплоды нераждающая, возгласи и возопий, нечревоболевшая, яко многа чада пустыя паче, нежели имущая мужа. Так говорит Господь: Вот, уразумеет Отрок Мой, и вознесется, и прославится, [и возвысится] весьма. Настолько изумятся о Тебе многие, насколько бесславен будет у людей вид Твой, и слава Твоя – у сынов человеческих! Так удивятся народы многие о Нем, и удержат цари уста свои; ибо те, кому не было возвещено о Нем, увидят, и те, кто не слышали, уразумеют. Господи! Кто поверил слышанному от нас? И мышца Господня кому открылась? Возвестили мы, что Он – как дитя пред Ним, как корень в земле жаждущей; нет ни вида у Него, ни славы. И мы увидели Его, и не имел Он ни вида, ни красоты: но вид Его бесчестен, [и] умален больше, чем у всех сынов человеческих. Человек, пребывающий в страдании, и умеющий переносить недуг; ибо отвернулось от нас лицо Его, Он был обесчещен и вменен в ничто. Он грехи наши несет, и за нас мучится; и мы сочли, что Он пребывает в скорби, и в поражении Богом, и в бедствии. Но Он был изранен за грехи наши и измучен за беззакония наши; наказание мира нашего на Нём, язвою Его мы исцелились. Все мы, как овцы, заблудились, человек с пути своего сбился. И Господь предал Его за грехи наши, и Сам Он от изнурения не открывает уст Своих. Как овца на заклание Он был приведен, и как агнец перед стригущим безгласен, так Он не отверзает уст Своих. В унижении Его в правосудии Ему было отказано; но род Его кто изъяснит? Ибо отторгается от земли жизнь Его: из-за беззаконий народа Моего веден был на смерть. И дам злых за погребение Его, и богатых за смерть Его, ибо Он беззакония не сделал, и не нашлось обмана в устах Его, – и Господь желает очистить Его от поражения. Если вы дадите жертву за грех, душа ваша увидит семя долговечное. И хочет Господь рукою Своею избавить от скорби душу Его, показать Ему свет и создать разумом, – оправдать Праведного, хорошо служащего многим: и грехи их Он Сам понесет. Потому Он возьмет в наследие многих, и разделит добычу сильных, за то, что предана была на смерть душа Его, и к беззаконным был причислен, и Сам грехи многих вознес, и за грехи их был предан. Возвеселись, неплодная, не рождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что много детей у покинутой, больше, чем у имеющей мужа!   Ис 52:13–15; 53:1–12; 54:1

Апостол
ко Евреем, зачало 306:

Апостол
Послание к Евреям, зачало 306

Братие, святяй и освящаемии от Единаго вси: еяже ради вины не стыдится братию нарицати их, глаголя: Возвещу имя Твое братии Моей, посреде Церкве воспою Тя. И паки: Аз буду надеяся Нань. И паки: се Аз и дети, яже Ми дал есть Бог. Понеже убо дети приобщишася плоти и крови, и Той приискренне приобщися техже, да смертию упразднит имущаго державу смерти, сиречь диавола. И избавит сих, елицы страхом смерти чрез все житие повинни беша работе. Не от Ангел убо когда приемлет, но от Семене Авраамова приемлет. Отнюдуже должен бе по всему подобитися братии, да милостив будет и верен первосвященник в тех, яже к Богу, во еже очистити грехи людския. В немже бо пострада, Сам искушен быв, может и искушаемым помощи. Братья, и Освящающий и освящаемые, все – от Одного: по этой причине Он не стыдится называть их братьями, говоря: “Возвещу имя Твоё братьям Моим; посреди собрания воспою Тебя”. И еще: “Я буду уповать на Него”. И еще: “Вот Я и дети, которых Мне дал Бог”. Поэтому, как дети причастны крови и плоти, так и Он стал общником крови и плоти, чтобы чрез смерть упразднить имеющего власть над смертью, то есть диавола, и освободить всех тех, которые в страхе смерти были всю жизнь подвержены рабству. Ибо, несомненно, Он не природу ангелов принимает, но семя Авраамово принимает. Поэтому Он должен был во всем быть подобным братьям, чтобы стать милостивым и верным Первосвященником в служении пред Богом для умилостивления за грехи народа. Ибо, как Он пострадал, Сам быв искушён, то может искушаемым помочь.   Евр 2:11–18

Таже Евангелие от Луки,
зачало 111:

Евангелие от Луки,
зачало 111

Во время оно, ведяху со Иисусом и ина два злодея с Ним убити. И егда приидоша на место, нарицаемое Лобное, ту распяша Его и злодея, оваго убо одесную, а другаго ошуюю. Иисус же глаголаше: Отче, отпусти им: не ведят бо что творят. Разделяюще же ризы Его, метаху жребия. И стояху людие зряще. Ругахуся же и князи с ними, глаголюще: иныя спасе, да спасет и Себе, аще Той есть Христос Божий избранный. Ругахуся же Ему и воини, приступающе, и оцет придеюще Ему. И глаголаху: аще Ты еси Царь Иудейск, спасися Сам. Бе же и написание написано над Ним писмены еллинскими, и римскими, и еврейскими: Сей есть Царь Иудейск. Един же от обешеною злодею хуляше Его, глаголя: аще Ты еси Христос, спаси Себе и наю. Отвещав же другий, прещаше ему, глаголя: ни ли ты боишися Бога, яко в томже осужден еси? И мы убо в правду: достойная бо по делом наю восприемлева: Сей же ни единаго зла сотвори. И глаголаше Иисусови: помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Си. И рече ему Иисус: аминь глаголю тебе, днесь со Мною будеши в раи. Бе же час яко шестый, и тьма бысть по всей земли до часа девятаго. И померче солнце, и завеса церковная раздрася посреде. И возглашь гласом велиим Иисус, рече: Отче, в руце Твои предаю дух Мой. И сия рек издше. Видев же сотник бывшее, прослави Бога, глаголя: воистинну Человек Сей праведен бе. И вси пришедшии народи на позор сей, видяще бывающая, биюще перси своя, возвращахуся. Стояху же вси знаемии Его издалеча, и жены споследствовавшия Ему от Галилеи, зряще сих. В то время вели и двух других злодеев на смерть вместе с Иисусом. И когда пришли на место, называемое Лобным, там распяли Его и злодеев: одного справа, другого слева. Иисус же говорил: Отче, прости им, ибо не знают они, что делают. И деля между собой одежды Его, бросали жребий. И стоял народ и смотрел. Глумились же и начальники, говоря: других спас, пусть спасет Себя Самого, если Он Христос Божий, Избранник. Надругались над Ним и воины, подходя, поднося Ему уксус и говоря: если Ты Царь Иудейский, спаси Себя Самого. Была же и надпись над Ним письменами греческими, римскими и еврейскими: Это – Царь Иудейский. И один из повешенных злодеев хулил Его: разве Ты не Христос? Спаси Себя Самого и нас. Другой же, укоряя, сказал ему в ответ: не боишься ты Бога, ведь сам ты приговорен к тому же. И мы-то – справедливо, ибо достойное по делам нашим получаем. Он же ничего дурного не сделал. И говорил он: Иисус, вспомни обо мне, когда Ты придешь как Царь. И сказал ему Иисус: Истинно говорю тебе: сегодня со Мною будешь в раю. И было уже около шестого часа, и тьма наступила по всей земле до часа девятого, так как не стало солнца. И разорвалась завеса храма посредине. И возгласив громким голосом, Иисус сказал: Отче, в руки Твои предаю дух Мой. И сказав это, испустил последний вздох. Увидев же происшедшее, сотник прославлял Бога, говоря: действительно, Человек Этот праведен был. И весь народ, собравшийся на это зрелище, увидев происшедшее, возвращался, бия себя в грудь. Стояли же поодаль все знавшие Его, и женщины, последовавшие за Ним из Галилеи, видели это.   Лк 23:32–49
И посем чтение.
Таже: Скоро да предварят ны щедроты Твоя, Господи, яко обнищахом зело; помози нам, Боже, Спасе наш, славы ради Имене Твоего, Господи, избави нас и очисти грехи наша, Имене ради Твоего.

Трисвятое. По Отче наш:

Скоро да встретит нас сострадание Твоё, Господи, ибо мы обнищали весьма. Помоги нам, Боже, Спаситель наш, ради славы имени Твоего, Господи, избавь нас, и прости грехи наши ради имени Твоего.   Пс 78:8б, 9

Трисвятое. Слава, и ныне: Пресвятая Троица: Господи, помилуй. (3) Слава, и ныне: Отче наш:

Священник: Ибо Твоё есть Царство: Чтец: Аминь.

Кондак, глас 8:

Нас ради Распятаго, приидите, вси воспоим. / Того бо виде Мария на древе, и глаголаше: / аще и распятие терпиши, / Ты еси Сын и Бог Мой.

Кондак, глас 8

Придите все, Распятого за нас воспоем. / Ибо Мария увидела Его на Древе и восклицала: / “Хотя Ты и распятие претерпеваешь, / Ты – Сын и Бог мой”.

Господи, помилуй, 40. Господи, помилуй. (40)
Молитва: Иже на всякое время и на всякий час, на Небеси и на земли, покланяемый и славимый, Христе Боже, Долготерпеливе, Многомилостиве, Многоблагоутробне, Иже праведныя любяй и грешныя милуяй, Иже вся зовый ко спасению обещания ради будущих благ. Сам, Господи, приими и наша в час сей молитвы и исправи живот наш к заповедем Твоим, души наша освяти, телеса очисти, помышления исправи, мысли очисти и избави нас от всякия скорби, зол и болезней, огради нас святыми Твоими Ангелы, да ополчением их соблюдаеми и наставляеми, достигнем в соединение веры и в разум неприступныя Твоея славы, яко благословен еси во веки веков, аминь. Во всякое время и на всякий час принимающий поклонение и прославление на небе и на земле Христе Боже, долготерпеливый, многомилостивый, милосерднейший, любящий праведных и милующий грешных, всех призывающий ко спасению обещанием будущих благ! Сам, Господи, прими в час сей и наши молитвы и направь жизнь нашу к заповедям Твоим: души наши освяти, тела очисти, помышления исправь, мысли очисти и избавь нас от всякой скорби, бед и муки. Огради нас святыми Твоими Ангелами, чтобы ополчением их хранимые и наставляемые достигли мы единения в вере и разумения неприступной Твоей славы, ибо Ты благословен во веки веков. Аминь.
Господи, помилуй, трижды. Слава, и ныне. Господи, помилуй (3)Слава, и ныне:
Честнейшую Херувим / и славнейшую без сравнения Серафим, / без истления Бога Слова рождшую, / сущую Богородицу, Тя величаем. Честью высшую Херувимов / и несравненно славнейшую Серафимов, / девственно Бога-Слово родившую, / истинную Богородицу – Тебя величаем.
Именем Господним благослови, отче. Именем Господним благослови, отче.
Иерей: Боже, ущедри ны и благослови ны, просвети лице Твое на ны и помилуй ны. Священник: Боже, сжалься над нами и благослови нас; яви нам свет лица Твоего и помилуй нас.
Чтец: Аминь.

Таже молитва святаго Великаго Василиа:

Молитва святого Василия Великого

Боже и Господи Сил, и всея твари Содетелю, Иже за милосердие безприкладныя милости Твоея, Единороднаго Сына Твоего, Господа нашего Иисуса Христа, низпославый на спасение рода нашего, и Честным Его Крестом, рукописание грех наших растерзавый и победивый тем начала и власти тьмы. Сам, Владыко Человеколюбче, приими и нас грешных благодарственныя сия и молебныя молитвы, и избави нас от всякаго всегубительнаго и мрачнаго прегрешения, и всех озлобити нас ищущих, видимых и невидимых враг. Пригвозди страху Твоему плоти наша, и не уклони сердец наших в словеса, или помышления лукавствия, но любовию Твоею уязви души наша, да, к Тебе всегда взирающе, и еже от Тебе светом наставляеми, Тебе неприступнаго и присносущнаго зряще Света, непрестанное Тебе исповедание и благодарение возсылаем Безначальному Отцу, со Единородным Твоим Сыном, и Всесвятым, и Благим, и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно, и во веки веков, аминь. Боже и Господи Сил и всего творения Создатель, по милосердию беспримерной милости Твоей, Единородного Сына Твоего, Господа нашего Иисуса Христа ниспославший для спасения рода нашего и священным Его Крестом рукописание грехов наших разорвавший и им же восторжествовавший над начальствами и властителями тьмы! Сам, человеколюбивый Владыка, прими эти благодарственные и молебные прошения и от нас грешных, и избавь нас от всякого гибельного и мрачного согрешения и от всех стремящихся причинить нам зло видимых и невидимых врагов. Пригвозди страхом пред Тобою плоть нашу и не дай уклониться сердцам нашим к словам или помыслам порочным, но любовью к Тебе уязви души наши, чтобы мы, к Тебе всегда взирающие и исходящим от Тебя светом направляемые, созерцая Тебя, неприступный и вечный Свет, непрестанное славословие и благодарение Тебе воссылали, безначальному Отцу с Единородным Твоим Сыном и всесвятым, и благим, и животворящим Твоим Духом, ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь.

СОВОКУПЛЯЕМ ЖЕ И ДЕВЯТЫЙ ЧАС.

ЧАС ДЕВЯТЫЙ

Глаголем: Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу. Приидите, поклонимся и припадем Христу, Цареви нашему Богу. Приидите, поклонимся и припадем Самому Христу, Цареви и Богу нашему. Придите, поклонимся Царю нашему, Богу! Придите, поклонимся и припадем ко Христу, Царю, нашему Богу! Придите, поклонимся и припадем к Самому Христу, Царю и Богу нашему!

Псалом 68:

Спаси, мя, Боже, яко внидоша воды до души моея. Углебох в тимении глубины, и несть постояния. Приидох во глубины морския, и буря потопи мя. Утрудихся зовый, измолче гортань мой, исчезосте очи мои, от еже уповати ми на Бога моего. Умножишася паче влас главы моея ненавидящии мя туне, укрепишася врази мои, изгонящии мя неправедно: яже не восхищах, тогда воздаях. Боже, Ты уведел еси безумие мое, и прегрешения моя от Тебе не утаишася. Да не постыдятся о мне терпящии Тебе, Господи, Господи сил, ниже да посрамятся о мне ищущии Тебе, Боже Израилев. Яко Тебе ради претерпех поношение, покры срамота лице мое. Чуждь бых братии моей, и странен сыновом матepe моея. Яко ревность дому Твоего снеде мя, и поношения поносящих Ти нападоша на мя. И покрых постом душу мою, и бысть в поношение мне. И положих одеяние мое вретище, и бых им в притчу. О мне глумляхуся седящии во вратех, и о мне пояху пиющии вино. Аз же молитвою моею к Тебе, Боже, время благоволения; Боже, во множестве милости Твоея услыши мя, во истине спасения Твоего. Спаси мя от брения, да не углебну, да избавлюся от ненавидящих мя и от глубоких вод. Да не потопит мене буря водная, ниже да пожрет мене глубина, ниже сведет о мне ровенник уст своих. Услыши мя, Господи, яко блага милость Твоя, по множеству щедрот Твоих призри на мя. Не отврати лица Твоего от отрока Твоего, яко скорблю, скоро услыши мя. Вонми души моей, и избави ю; враг моих ради избави мя. Ты бо веси поношение мое, и студ мой, и срамоту мою, пред Тобою вси оскорбляющии мя. Поношение чаяше душа моя и страсть; и ждах соскорбящаго, и не бе, и утешающих, и не обретох. И даша в снедь мою желчь, и в жажду мою напоиша мя оцта. Да будет трапеза их пред ними в сеть, и в воздаяние, и в соблазн. Да помрачатся очи их, еже не видети, и хребет их выну сляцы. Пролей на ня гнев Твой, и ярость гнева Твоего да постигнет их. Да будет двор их пуст, и в жилищах их да не будет живый. Зане егоже Ты поразил еси, тии погнаша, и к болезни язв моих приложиша. Приложи беззаконие к беззаконию их, и да не внидут в правду Твою. Да потребятся от книги живых, и с праведными да не напишутся. Нищ и боляй есмь аз, спасение Твое, Боже, да приимет мя. Восхвалю имя Бога моего с песнию, возвеличу Его во хвалении. И угодно будет Богу паче тельца юна, роги износяща и пазнокти. Да узрят нищии и возвеселятся: взыщите Бога, и жива будет душа ваша. Яко услыша убогия Господь, и окованныя Своя не уничижи. Да восхвалят Его небеса и земля, море и вся живущая в нем. Яко Бог спасет Сиона, и созиждутся гради Иудейстии, и вселятся тамо, и наследят и. И семя рабов Твоих удержит и, и любящии имя Твое вселятся в нем.

Псалом 68

Спаси меня, Боже, ибо дошли воды до души моей. Я был ввергнут в глубокую тину, и не на чем стать, вошёл в глубины моря, и буря потопила меня. Устал я кричать, охрипла гортань моя, померкли глаза мои от ожидания Бога моего. Стало больше, чем волос на голове моей, ненавидящих меня напрасно, укрепились враги мои, изгоняющие меня неправедно; за то, что не похитил, я возмещал. Боже, Ты познал безумие моё, и согрешения мои не сокрылись от Тебя. Да не постыдятся о мне надеющиеся на Тебя, Господи, Господи сил, да не посрамятся о мне ищущие Тебя, Боже Израилев! Ибо ради Тебя я претерпел поношение; покрыл стыд лицо моё. Чужим я стал для братьев моих и посторонним для сынов матери моей, ибо ревность о доме Твоём снедает меня, и поношения поносящих Тебя пали на меня. И смирил я в посте душу мою, – и это стало в поношение мне; и возложил на себя, как одежду, рубище, – и стал для них притчей. О мне толковали сидящие у ворот, и обо мне пели пьющие вино, я же с молитвой моей к Тебе, Господи; во время благоволения, Боже, по множеству милости Твоей, услышь меня в истине спасения Твоего. Спаси меня из тины, чтобы мне не увязнуть, да избавлюсь от ненавидящих меня и из глубоких вод; да не потопит меня буря на водах, и да не поглотит меня глубина, и да не сомкнёт надо мною пропасть зева своего. Услышь меня, Господи, ибо блага милость Твоя, по множеству сострадания Твоего взгляни на меня. Не отврати лица Твоего от отрока Твоего, ибо я скорблю, скоро услышь меня, внемли душе моей и искупи её, ради врагов моих избавь меня. Ибо Ты знаешь поношение моё, и стыд мой, и посрамление моё; пред Тобою все теснящие меня. Поношения и несчастья ожидала душа моя, и ждал я сострадающего, и не было его, и утешителей – и не нашёл, и дали мне в пищу желчь, и в жажде моей напоили меня уксусом. Да станет их трапеза сетью для них, и воздаянием, и западнёй, да помрачатся глаза их, чтобы не видеть, и хребет их согни навсегда. Излей на них гнев Твой, и ярость гнева Твоего да настигнет их. Да будет двор их пустым, и в шатрах их да не будет живущего, ибо, кого Ты поразил, они стали гнать и к боли ран моих прибавили. Прибавь беззаконие к беззаконию их, и да не войдут они в правду Твою, да изгладятся из книги живых, и с праведными да не напишутся. Нищ и страдаю я: спасение Твоё, Боже, да поддержит меня. Восхвалю имя Бога моего с песнью, возвеличу Его в славословии, и угоднее это будет Богу, чем телец молодой, с подрастающими рогами и копытами. Да увидят это нищие и возвеселятся; взыщите Бога, и жива будет душа ваша. Ибо услышал бедных Господь и узников Своих не презрел. Да восхвалят Его небеса и земля, море и всё движущиеся в нём. Ибо Бог спасёт Сион, и обстроятся города Иудейские, и поселятся там, и наследуют его, и семя рабов Его овладеет им, и любящие имя Его будут обитать в нём.

Псалом 69:

Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися. Да постыдятся и посрамятся ищущии душу мою, да возвратятся вспять, и постыдятся хотящии ми злая. Да возвратятся абие стыдящеся, глаголющии ми: благоже, благоже. Да возрадуются и возвеселятся о Тебе вси ищущии Тебе, Боже, и да глаголют выну, да возвеличится Господь, любящии спасение Твое. Аз же нищ есмь и убог. Боже, помози ми, Помощник мой, и Избавитель мой еси Ты, Господи, не закосни.

Псалом 69

Боже, на помощь мне обратись, Господи, помочь мне поспеши. Да устыдятся и посрамятся ищущие душу мою, да обратятся вспять и постыдятся желающие мне зла, да возвратятся тотчас со стыдом говорящие мне: “Хорошо же, хорошо же!” Да возрадуются и возвеселятся о Тебе все ищущие Тебя, Боже, и да говорят непрестанно: “Да возвеличится Господь” любящие спасение Твоё. Я же беден и нищ; Боже, помоги мне. Помощник мой и избавитель мой – Ты; Господи, не замедли!

Псалом 85:

Приклони, Господи, ухо Твое и услыши мя, яко нищ и убог есмь аз. Сохрани душу мою, яко преподобен есмь; спаси раба Твоего, Боже мой, уповающаго на Тя. Помилуй мя, Господи, яко к Тебе воззову весь день. Возвесели душу раба Твоего, яко к Тебе взях душу мою. Яко Ты, Господи, благ, и кроток, и многомилостив всем, призывающим Тя. Внуши, Господи, молитву мою, и вонми гласу моления моего. В день скорби моея воззвах к Тебе, яко услышал мя еси. Несть подобен Тебе в бозех, Господи, и несть по делом Твоим. Вси языцы, елики сотворил еси, приидут, и поклонятся пред Тобою, Господи, и прославят Имя Твое, яко велий еси Ты, и творяй чудеса, Ты еси Бог един. Настави мя, Господи, на путь Твой, и пойду во истине Твоей: да возвеселится сердце мое боятися Имене Твоего. Исповемся Тебе, Господи Боже мой, всем сердцем моим и прославлю Имя Твое в век. Яко милость Твоя велия на мне, и избавил еси душу мою от ада преисподнейшаго. Боже, законопреступницы восташа на мя, и сонм державных взыскаша душу мою, и не предложиша Тебе пред собою. И Ты, Господи Боже мой, щедрый и милостивый, долготерпеливый, и многомилостивый, и истинный, призри на мя и помилуй мя, даждь державу Твою отроку Твоему, и спаси сына рабы Твоея. Сотвори со мною знамение во благо, и да видят ненавидящии мя и постыдятся, яко Ты, Господи, помогл ми, и утешил мя еси.

Псалом 85

Склони, Господи, ухо Твоё и услышь меня, ибо я беден и нищ. Сохрани душу мою, ибо я благочестив, спаси раба Твоего, Боже мой, уповающего на Тебя. Помилуй меня, Господи, ибо буду взывать к Тебе весь день. Возвесели душу раба Твоего, ибо к Тебе, Господи, я возвысил душу мою. Ибо Ты, Господи, благ, и кроток, и многомилостив ко всем призывающим Тебя. Услышь, Господи, молитву мою и внемли гласу моления моего. В день скорби моей я воззвал к Тебе, ибо Ты услышал меня. Нет подобного Тебе среди богов, Господи, и нет равного по делам Твоим. Все народы, сколько Ты их сотворил, придут и поклонятся пред Тобою, Господи, и прославят имя Твоё. Ибо велик Ты, и творишь чудеса, Ты – Бог единый. Направь меня, Господи, на путь Твой, и буду ходить в истине Твоей. Да возвеселится сердце моё, в страхе имени Твоего. Исповедаюсь Тебе, Господи, Боже мой, всем сердцем моим и прославлю имя Твоё вовек, ибо велика милость Твоя ко мне, и избавил Ты душу мою из ада глубочайшего. Боже, законопреступники восстали на меня, и сборище сильных искало души моей, и не представили Тебя пред собою. И Ты, Господи, Боже мой, щедрый и милостивый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, взгляни на меня и помилуй меня, дай силу Твою отроку Твоему и спаси сына рабыни Твоей. Сотвори на мне знамение ко благу, и да увидят ненавидящие меня и постыдятся, ибо Ты, Господи, помог мне и утешил меня. Сотвори на мне знамение ко благу, и да увидят ненавидящие меня и постыдятся, ибо Ты, Господи, помог мне и утешил меня.

Слава, и ныне, Аллилуиа, трижды. Господи, помилуй, трижды. Слава, и ныне: Аллилуия, аллилуия, аллилуия, слава Тебе, Боже. (3) Господи, помилуй. (3) Слава:

Слава, тропарь, глас 8:

Видя разбойник / Начальника Жизни на Кресте висяща, глаголаше: / аще не бы Бог был воплощся, Иже с нами распныйся, / не бы солнце лучи [своя] потаило, / ниже бы земля трепещущи тряслася. / Но вся терпяй, помяни мя, Господи, во Царствии Твоем.

Тропарь, глас 8

Видя Начальника жизни / на Кресте повешенным, разбойник говорил: / “Если бы Распятый с нами не был Богом воплощенным, / солнце не сокрыло бы лучей своих / и земля бы в трепете не сотрясалась. / Но, все терпящий Господи, / помяни меня во Царствии Твоём!”

И ныне, Богородичен: Иже нас ради рождейся от Девы / и распятие претерпев, Благий, / испровергий смертию смерть и воскресение явлей яко Бог, / не презри, яже создал еси рукою Твоею. / Яви человеколюбие Твое, Милостиве. / Приими рождшую Тя Богородицу, молящуюся за ны. / И спаси, Спасе наш, люди отчаянныя. И ныне, Богородичен: Ради нас рожденный от Девы и распятие претерпевший, / ниспровергший смертью смерть и явивший воскресение как Бог, / не презри, Благой, созданных рукою Твоею; / яви человеколюбие Твоё, Милостивый, / прими родившую Тебя Богородицу, ходатайствующую за нас, / и спаси, Спаситель наш, людей отчаявшихся.
И поем тропари три от двунадесяти, глас 7: Затем поем три тропаря из двенадцати, повторяя их дважды.

Стихиры девятого часа, глас 7

Ужас бе видети? / небесе и земли Творца на Кресте висяща, / солнце померкшее, день же паки в нощь преложшийся, / и землю из гробов возсылающу телеса мертвых: / с нимиже покланяемся Тебе, спаси нас. (2) Страшно было видеть / Творца неба и земли висящим на Кресте, / солнце помраченным, / день снова превратившимся в ночь, / и землю из гробниц высылающую тела мертвых; / с ними мы поклоняемся Тебе, / спаси нас, Господи! (2)
Стих: Разделиша ризы Моя себе, / и о одежди Моей меташа жребий. Стих: Разделили одежды мои себе / и об одеянии моём бросали жребий.   Пс 21:19
Глас 2: Егда на Кресте пригвоздиша беззаконнии Господа славы, вопияше к ним: / чим вас оскорбих? Или о чем прогневах? / Прежде Мене кто вас избави от скорби? / И ныне что Мне воздаете, злая за благая? / За столп огненный, на Кресте Мя пригвоздисте: / за облак, гроб Мне ископасте: / за манну, желчь Мне принесосте: / за воду, оцтом Мя напоисте. / Прочее призову языки, / и тии Мя прославят / со Отцем и со Святым Духом. Когда ко Кресту пригвоздили беззаконники Тебя, Господа славы, / Ты взывал к ним: / “Чем Я вас огорчил или чем прогневал? / Кто больше Меня вас избавлял от скорби? / И ныне чем вы Мне воздаете? – Злом за благо! / За столп огненный ко Кресту Меня пригвоздили; / за облако выкопали Мне могилу; / за манну желчь Мне поднесли; / за воду уксусом Меня напоили. / Отныне Я призываю язычников / и они Меня прославят со Отцом и Святым Духом!”
Стих: Даша в снедь Мою желчь, / и в жажду Мою напоиша Мя оцта. Стих: И дали мне в пищу желчь, / и в жажде моей напоили меня уксусом.   Пс 68:22
И паки тойже. Когда ко Кресту пригвоздили:
Слава, глас 6: Днесь висит на древе, / Иже на водах землю повесивый: / венцем от терния облагается, / Иже ангелов Царь: / в ложную багряницу облачится, / одеваяй небо облаки: / заушение прият, Иже во Иордане свободивый Адама: / гвоздьми пригвоздися Жених Церковный: / копием прободеся Сын Девыя. / Покланяемся Cтрастем Твоим, Христе. / Покланяемся Страстем Твоим, Христе. / Покланяемся Cтрастем Твоим, Христе. / Покажи нам и славное Твое Воскресение. Слава, глас 6: В сей день повешен на Древе / на водах землю повесивший; / венцом из терний венчается / Ангелов Царь; / в ложную багряницу облекается / Покрывающий небо облаками; / принял по лицу удар / в Иордане освободивший Адама; / гвоздями был пригвожден Жених Церкви; / копьем был пронзен Сын Девы. / Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. / Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. / Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. / Покажи нам и славное Твое воскресение!
И ныне, тойже. И ныне: В сей день повешен на Древе:

Прокимен, глас 6:

Рече безумен в сердце своем: / несть Бог. Стих: Несть творяй благостыню, несть до единаго.

Прокимен, глас 6

Сказал безумный в сердце своём: / “Нет Бога!”. Стих: Нет делающего добро, нет ни одного.   Пс 13:1А, 3Б

Пророчества Иеремиина чтение:
[Глава 11, ст. 18 – 23; глава 12, ст. 1 – 15]

Пророчества Иеремии чтение

Господи, скажи ми, и уразумею: тогда видех начинания их. Аз же яко агня незлобивое ведомое на заколение не разумех, яко на мя помыслиша помысл лукавый, глаголюще: приидите и вложим древо в хлеб его, и истребим его от земли живущих, и имя его да не помянется ктому. Господь Саваоф, судяй праведно, испытуяй сердца и утробы, да вижду мщение Твое на них, яко к Тебе открых оправдание мое. Сего ради сия глаголет Господь на мужы Анафофски ищущия души моея, глаголющия: да не пророчествуеши о имени Господни: аще ли же ни, умреши в руках наших. Сего ради сия глаголет Господь сил: се Аз посещу на них: юноши их мечем умрут, и сынове их и дщери их скончаются гладом. И останка не будет от них, наведу бо злая на живущия во Анафофе, в лето посещения их. Праведен еси Господи, яко отвещаю к Тебе, обаче судьбы возглаголю к Тебе: что яко путь нечестивых спеется? Угобзишася вси творящии беззакония? Насадил еси их, и укоренишася: чада сотвориша, и сотвориша плод: близ еси Ты уст их, далече же от утроб их. И Ты, Господи, разумееши мя, видел мя еси, и искусил еси сердце мое пред Тобою, собери их яко овцы на заколение, и очисти их в день заколения их. Доколе плакати имать земля, и трава вся сельная изсхнет от злобы живущих на ней? Погибоша скоти и птицы, яко рекоша: не узрит Бог путей наших. Нози твои текут, и разслабляют тя. Идите, соберите вся звери сельныя, и да приидут снести е. Пастырие мнози растлиша виноград Мой, оскверниша часть Мою, даша часть желаемую Мою в пустыню непроходную. Положиша в потребление пагубы. Яко сия глаголет Господь о всех соседех лукавых, прикасающихся наследию Моему, еже разделих людем Моим Израилю: се Аз исторгну их от земли их, и дом Иудин извергну от среды их. И будет егда исторгну их, обращуся и помилую их, и вселю их, когождо в достояние свое, и когождо в землю свою. Господи, открой мне, и я познаю: тогда я увидел занятия их. Я же, как агнец беззлобный, ведомый на заклание, не познал, (что) против меня они замыслили замысел злой, говоря: “Придите, и вложим дерево в хлеб его, и истребим его с земли живых, и имя его не вспомнится более”. Господи Сил, Судящий праведно, испытывающий внутренности и сердца! Да увижу я мщение Твое над ними, ибо Тебе открыл я оправдание моё. Потому так говорит Господь о мужах Анафофа, ищущих души моей, говорящих: “Не пророчествуй во имя Господа, а если не так, умрешь от рук наших”, – (потому так говорит Господь Сил:) вот Я посещу их: юноши их от меча умрут; и сыновья их и дочери их скончаются от голода. И остатка не будет от них; ибо Я наведу бедствия на обитающих в Анафофе в год посещения их. Праведен Ты, Господи в том, что смогу оправдываться пред Тобою; и однако о судах буду говорить с Тобою: почему это путь нечестивых успешен? Процветают все, поступающие вероломно! Ты насадил их, и они укоренились, детей родили и принесли плод. Близок Ты к устам их, но далёк от сердец их. И Ты, Господи, знаешь меня; познал меня и испытал сердце моё пред Тобою. Собери их, как овец на заклание, (и) очисти их на день заклания их! Доколе будет горевать земля, и вся трава полевая сохнуть от злобы обитающих на ней ? Исчезли скот и птицы, ибо они сказали: “Не увидит Бог путей наших”. – Твои ноги бегут, и расслабляют тебя. (Придите), соберите всех зверей полевых, и пусть придут пожрать ее! Пастухи многочисленные испортили виноградник Мой, осквернили удел Мой, превратили удел вожделенный Мой в пустыню непроходимую, обрекли на истребление пагубное. Ибо так говорит Господь обо всех соседях злых, прикасающихся к наследию Моему, которое Я разделил народу Моему, Израилю: “Вот, Я исторгну их из земли их, и (дом) Иудин изгоню из среды их. И будет после изгнания Мною их, возвращу и помилую их, и поселю их: каждого в удел его и каждого в землю его”.   Иер 11:18–23; 12:1–11, 14–15

Апостол
ко Евреем, зачало 324:

Апостол
Послание к Евреям, зачало 324

Братие, имуще дерзновение входити во святая Кровию Иисус Христовою, путем новым и живым, егоже обновил есть нам завесою, сиречь плотию Своею, и Иереа велика над домом Божиим. Да приступаем со истинным сердцем во извещении веры, окроплени сердца от совести лукавыя, и измовени телеса водою чистою. Да держим исповедание упования неуклонное: верен бо есть Обещавый. И да разумеваем друг друга в поощрении любве и добрых дел. Не оставляюще собрания своего, якоже есть неким обычай, но (друг друга) подвизающе: и толика паче, елико видите приближающся день (судный). Волею бо согрешающим нам по приятии разума истины, ктому о гресех не обретается жертва. Страшно же некое чаяние суда, и огня ревность, поясти хотящаго сопротивныя. Отверглся кто закона Моисеова, без милосердия при двою или триех свидетелех умирает. Колико, мните, горшия сподобится муки, иже Сына Божия поправый, и Кровь заветную скверну возмнив, в нейже освятися, и Духа благодати укоривый. Вемы бо Рекшаго: Мне отмщение, Аз воздам, глаголет Господь. И паки: яко судит Господь людем Своим. Страшно есть еже впасти в руце Бога Живаго. Братья, имея дерзновение входить во святилище кровью Иисуса, путем новым и живым, который Он вновь открыл нам через завесу, то есть плоть Свою, и имея Священника великого над домом Божиим, – будем приступать с искренним сердцем в полноте веры, кроплением очистив сердца от лукавой совести и омыв тело водою чистой. Будем держаться исповедания надежды неуклонно, ибо верен Обещавший; и будем внимательны друг ко другу, поощряя к любви и добрым делам, не оставляя собрания своего, как есть у некоторых обычай, но призывая к бодрости, и тем более, чем ближе вы видите День. Ибо если, получив познание истины, мы произвольно грешим, то не остается уже жертвы за грех, но некое страшное ожидание суда и ярость огня, готового пожрать противников. Человек, отвергший Закон Моисеев, без милосердия подвергается смерти на основании показаний двух или трех свидетелей; насколько худшего наказания, думаете вы, будет достоин тот, кто попрал Сына Божия и кровь завета, которою был освящен, не почтив ее как святыню и оскорбив Духа Святого. Ибо мы знаем Того, Кто сказал: “Мне отмщение, Я воздам”; и еще: “Будет судить Господь народ Свой”. Страшно впасть в руки Бога Живого!   Евр 10:19–31

Евангелие от Иоанна,
зачало 59, 60, 61:

Евангелие от Иоанна,
зачало 59Б

Во время оно, ведоша Иисуса от Каиафы в претор. Бе же утро: и тии не внидоша в претор, да не осквернятся, но да ядят фаску. Изыде же Пилат к ним вон, и рече: кую речь приносите на Человека Сего? Отвещаша и реша ему: аще не бы был Сей злодей, не быхом предали Его тебе. Рече же им Пилат: поимите Его вы, и по закону вашему судите Ему. Реша же ему иудее: нам не достоит убити никогоже. Да слово Иисусово сбудется, еже рече, назнаменуя, коею смертию хотяше умрети. Вниде убо паки Пилат в претор, и гласи Иисуса, и рече Ему: Ты ли еси Царь Иудейск? Отвеща ему Иисус: о себе ли ты сие глаголеши, или инии тебе рекоша о Мне? Отвеща Пилат: еда аз жидовин есмь? Род Твой и архиерее предаша Тя мне, что еси сотворил? Отвеща Иисус: Царство Мое несть от мира сего; аще от мира сего было бы Царство Мое, слуги Мои убо подвизалися быша, да не предан бых был иудеом. Ныне же Царство Мое несть отсюду. Рече же Ему Пилат: убо Царь ли еси Ты? Отвеща Иисус: ты глаголеши, яко Царь есмь Аз. Аз на сие родихся, и на сие приидох в мир, да свидетельствую истину: и всяк, иже есть от истины, послушает гласа Моего. Глагола Ему Пилат: что есть истина? И сие рек, паки изыде ко иудеом, и глагола им: аз ни единыя вины обретаю в Нем. Есть же обычай вам, да единаго вам отпущу на Пасху: хощете ли убо, да отпущу вам Царя Иудейска? Возопиша же паки вси, глаголюще: не Сего, но Варавву. Бе же Варавва разбойник. В то время ведут Иисуса от Каиафы в преторию. Было утро, и сами они не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но есть пасху. Вышел к ним Пилат наружу и говорит: какое обвинение выставляете вы против Этого Человека? Ответили они и сказали ему: если бы Он не делал зла, мы не предали бы Его тебе. Сказал им тогда Пилат: возьмите Его вы и по закону вашему судите Его. Сказали ему Иудеи: нам не разрешается казнить никого; да исполнится слово Иисуса, которое Он сказал, давая понять, какою смертью предстояло Ему умирать. Тогда Пилат вошел снова в преторию и призвал Иисуса и сказал Ему: Ты – Царь Иудейский? Ответил Иисус: от себя ли ты это говоришь, или другие сказали тебе о Мне? Ответил Пилат: разве я Иудей? Народ Твой и первосвященники предали Тебя мне. Что Ты сделал? Ответил Иисус: Царство Мое не от мира сего. Если бы от мира сего было Царство Мое, служители Мои боролись бы за то, чтобы Я не был предан Иудеям. Теперь же Царство Мое не отсюда. Сказал Ему тогда Пилат: значит, Ты, все-таки, Царь? Ответил Иисус: ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине. Всякий, кто от истины, слушает Моего голоса. Говорит Ему Пилат: что есть истина? И сказав это, он снова вышел к Иудеям и говорит им: я никакой не нахожу в Нем вины. Есть же обыкновение у вас, чтобы я одного отпускал вам на Пасху. Итак, хотите, чтобы я отпустил вам Царя Иудейского? Тогда закричали они снова, говоря: не Этого, но Варавву. Был же Варавва разбойник.
Тогда убо Пилат поят Иисуса, и би Его. И воини сплетше венец от терния, возложиша Ему на главу, и в ризу багряну облекоша Его. И глаголаху: радуйся, Царю Иудейский. И бияху Его по ланитома. Изыде убо паки вон Пилат, и глагола им: се извожду Его вам вон, да разумеете, яко в Нем ни единыя вины обретаю. Изыде же вон Иисус, нося терновен венец, и багряну ризу. И глагола им: се Человек. Егда же видеша Его архиерее и слуги, возопиша глаголюще: распни, распни Его. Глагола им Пилат: поимите Его вы, и распните. Аз бо не обретаю в Нем вины. Отвещаша ему иудее: мы закон имамы, и по закону нашему должен есть умрети, яко Себе Сына Божия сотвори. Егда же слыша Пилат сие слово, паче убояся. И вниде в претор паки, и глагола Иисусови: откуду еси Ты? Иисус же ответа не даде ему. Глагола же Ему Пилат: мне ли не глаголеши? Не веси ли, яко власть имам распяти Тя, и власть имам пустити Тя? Отвеща Иисус: не имаши власти ни единыя на Мне, аще не бы ти дано свыше: сего ради предавый Мя тебе, болий грех имать. От сего искаше Пилат пустити Его. Иудее же вопияху, глаголюще: аще Сего пустиши, неси друг кесарев. Всяк, иже царя себе творяй, противится кесарю. Пилат же слышав сие слово, изведе вон Иисуса, и седе на судищи, на месте глаголемем Лифостротон, еврейски же Гаввафа. Бе же пяток Пасце, час же яко шестый. И глагола Иудеом: се Царь ваш. Они же вопияху: возми, возми, распни Его. Глагола им Пилат: Царя ли вашего распну? Отвещаша архиерее: не имамы царя, токмо кесаря. Тогда же предаде Его им, да распнется. Поемше же Иисуса, и ведоша. И нося крест Свой, изыде в глаголемое Лобное место, еже глаголется еврейски Голгофа. Идеже пропяша Его и с Ним ина два, сюду и сюду, посреде же Иисуса. Написа же и титла Пилат, и положи на кресте. Бе же написано: Иисус Назорянин, Царь Иудейский. Сего же титла мнози чтоша от Иудей, яко близ бе место града, идеже пропяша Иисуса. И бе написано: еврейски, гречески, римски. Глаголаху же Пилату архиерее иудейстии: не пиши, Царь Иудейский, но яко Сам рече: Царь есмь Иудейский. Отвеща Пилат: еже писах, писах. Воини же, егда пропяша Иисуса, прияша ризы Его, и сотвориша четыри части, коемуждо воину часть, и хитон. Бе же хитон не швен, свыше исткан весь. Реша же к себе: не предерем его, но метнем жребия о нем, кому будет: да сбудется Писание, глаголющее: разделиша ризы Моя себе, и о иматисме Моей меташа жребия. Воини же убо сия сотвориша. Стояху же при кресте Иисусове Мати Его и сестра Матере Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус же видев Матерь, и ученика стояща, егоже любляше, глагола Матери Своей: Жено, се сын Твой. Потом же глагола ученику: се Мати твоя. И от того часа поят Ю ученик во своя си. Посем ведый Иисус, яко вся уже совершишася, да сбудется Писание, глагола: жажду. Сосуд же стояше полн оцта. Они же исполнивше губу оцта, и на трость вонзше, придеша ко устом Его. Егда же прият оцет Иисус, рече: совершишася, и приклонь главу, предаде дух. Иудее же, понеже пяток бе, да не останут на кресте телеса в субботу, бе бо велик день тоя субботы, молиша Пилата, да пребиют голени их, и возмут. Приидоша же воини, и первому убо пребиша голени, и другому распятому с Ним. На Иисуса же пришедше, яко видеша Его уже умерша, не пребиша Ему голений. Но един от воин копием ребра Ему прободе, и абие изыде кровь и вода. И видевый свидетелствова, и истинно есть свидетельство его, и той весть, яко истину глаголет, да вы веру имете. Быша бо сия, да сбудется Писание: кость не сокрушится от Него. И паки другое Писание глаголет: воззрят Нань, Егоже прободоша. Тогда взял Пилат Иисуса и подверг бичеванию. И воины, сплетя венец из терния, возложили Ему на голову, и в одеяние пурпурное облачили Его, и подходили к Нему и говорили: да здравствует Царь Иудейский! И били Его по лицу. И снова вышел Пилат наружу и говорит им: вот, я вывожу Его к вам, чтобы вы знали, что я никакой вины не нахожу в Нем. Вышел тогда Иисус наружу в терновом венце и пурпурном одеянии. И говорит им Пилат: вот Человек. Когда же увидели Его первосвященники и служители, они закричали: распни, распни. Говорит им Пилат: возьмите Его вы и распните, ибо я не нахожу в Нем вины. Ответили ему Иудеи: у нас есть Закон, и по Закону Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим. Когда услышал Пилат это слово, он еще сильнее устрашился, и вошел в преторию снова и говорит Иисусу: откуда Ты? Иисус же ответа не дал ему. Говорит Ему тогда Пилат: мне ли не говоришь? Разве Ты не знаешь, что я власть имею отпустить Тебя, и власть имею распять Тебя? Ответил ему Иисус: ты не имел бы надо Мной никакой власти, если бы не было дано тебе свыше. Поэтому тот, кто Меня предал тебе, больший грех имеет. С этого времени Пилат искал отпустить Его. Но Иудеи закричали, говоря: если ты Этого отпустишь, ты не друг кесарю. Всякий делающий себя царем, восстает против кесаря. Пилат, услышав эти слова, вывел Иисуса наружу и сел для вершения суда на место, называемое “Каменным помостом”, а по-еврейски Гаввафа. Была же пятница перед Пасхой, около шестого часа. И говорит он Иудеям: вот Царь ваш. Тогда закричали они: долой, долой, распни Его! Говорит им Пилат: Царя ли вашего распну? Ответили первосвященники: нет у нас царя, кроме кесаря. Тогда он предал Его им на распятие. Итак, взяли Иисуса и повели. И неся Себе крест, Он вышел на место, называемое Лобным, которое по-еврейски называется Голгофа, где Его распяли, и с Ним двух других, по обе Его стороны, посредине же Иисуса. И сделал надпись на доске Пилат и поставил на кресте. Было же написано: Иисус Назорей, Царь Иудейский. Эту надпись на доске многие прочли из Иудеев, потому что близко было от города то место, где был распят Иисус, и было написано по-еврейски, по-римски, по-гречески. Говорили же Пилату первосвященники Иудейские: не пиши “Царь Иудейский”, но: “Он сказал: Я Царь Иудейский”. Ответил Пилат: что я написал, то написал. Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон. Был же хитон не сшитый, тканый целиком с самого верха. Сказали они друг другу: не будем рвать его, но бросим о нем жребий, чей будет. Да исполнится Писание: Разделили одежды Мои между собою и об одеянии Моем бросили жребий. Воины это сделали. Стояли же у креста Иисуса Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова и Мария Магдалина. Иисус же, увидев Матерь и ученика, близ стоящего, которого Он любил, говорит Матери: Женщина, вот сын Твой. Потом говорит ученику: вот Матерь твоя. И с того часа взял ученик Ее к себе. После этого Иисус, зная, что уже все совершилось, говорит, дабы свершилось Писание: жажду. Стоял тут сосуд, полный уксуса. Тогда наткнув на копье губку, полную уксуса, поднесли к Его устам. И когда вкусил Иисус уксуса, Он сказал: совершилось. И склонив голову, предал дух. А так как была пятница, то Иудеи, чтобы тела не остались на кресте в субботу – ибо день той субботы был день великий, – попросили Пилата перебить у них голени и снять их. Итак, пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним. Придя же к Иисусу, они, когда увидели, что Он уже умер, не перебили у Него голеней, но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и вышла тотчас кровь и вода. И видевший засвидетельствовал, и истинно его свидетельство, и он знает, что истинное говорит, чтобы и вы верили. Ибо произошло это, да исполнится Писание: кость Его да не сокрушится. И еще другое Писание говорит: Будут смотреть на Того, Кого пронзили.   Ин 18:28–19:37
Таже предлагается чтение: Слово крестное.
Таже: Не предаждь нас до конца Имене Твоего ради, и не разори завета Твоего, и не отстави милости Твоея от нас Авраама ради, возлюбленнаго от Тебе, и за Исаака, раба Твоего, и Израиля, святаго Твоего. Не предай нас до конца ради имени Твоего, и не разрушь завета Твоего. Не отними от нас милости Твоей ради Авраама, возлюбленного Тобою, ради Исаака, раба Твоего, и Израиля, святого Твоего.   Дан 3:34,35
Трисвятое. По Отче наш: Трисвятое. Слава, и ныне: Пресвятая Троица: Господи, помилуй. (3) Слава, и ныне: Отче наш:

Священник: Ибо Твоё есть Царство: Чтец: Аминь.

Кондак, глас 8:

Нас ради Распятаго, приидите, вси воспоим. / Того бо виде Мария на древе, и глаголаше: / аще и распятие терпиши, / Ты еси Сын и Бог Мой.

Кондак, глас 8

Придите все, Распятого за нас воспоем. / Ибо Мария увидела Его на Древе и восклицала: / “Хотя Ты и распятие претерпеваешь, / Ты – Сын и Бог мой”.

Господи, помилуй, 40. Господи, помилуй. (40)
Молитва: Иже на всякое время и на всякий час, на Небеси и на земли, покланяемый и славимый, Христе Боже, Долготерпеливе, Многомилостиве, Многоблагоутробне, Иже праведныя любяй и грешныя милуяй, Иже вся зовый ко спасению обещания ради будущих благ. Сам, Господи, приими и наша в час сей молитвы и исправи живот наш к заповедем Твоим, души наша освяти, телеса очисти, помышления исправи, мысли очисти и избави нас от всякия скорби, зол и болезней, огради нас святыми Твоими Ангелы, да ополчением их соблюдаеми и наставляеми, достигнем в соединение веры и в разум неприступныя Твоея славы, яко благословен еси во веки веков, аминь. Во всякое время и на всякий час принимающий поклонение и прославление на небе и на земле Христе Боже, долготерпеливый, многомилостивый, милосерднейший, любящий праведных и милующий грешных, всех призывающий ко спасению обещанием будущих благ! Сам, Господи, прими в час сей и наши молитвы и направь жизнь нашу к заповедям Твоим: души наши освяти, тела очисти, помышления исправь, мысли очисти и избавь нас от всякой скорби, бед и муки. Огради нас святыми Твоими Ангелами, чтобы ополчением их хранимые и наставляемые достигли мы единения в вере и разумения неприступной Твоей славы, ибо Ты благословен во веки веков. Аминь.
Господи, помилуй, трижды. Слава, и ныне. Господи, помилуй (3)Слава, и ныне:
Честнейшую Херувим / и славнейшую без сравнения Серафим, / без истления Бога Слова рождшую, / сущую Богородицу, Тя величаем.

Именем Господним благослови, отче.

Иерей: Боже, ущедри ны и благослови ны, просвети лице Твое на ны и помилуй ны.

Честью высшую Херувимов / и несравненно славнейшую Серафимов, / девственно Бога-Слово родившую, / истинную Богородицу – Тебя величаем.

Именем Господним благослови, отче.

Священник: Боже, сжалься над нами и благослови нас; яви нам свет лица Твоего и помилуй нас.

Чтец: Аминь.

И молитва:

Молитва святого Василия Великого

Владыко Господи Иисусе Христе Боже наш, долготерпевый о наших согрешениих, и даже до нынешняго часа приведый нас, воньже на животворящем древе вися, благоразумному разбойнику, иже в рай путесотворил еси вход, и смертию смерть разрушил еси, очисти нас грешных, и недостойных раб Твоих: согрешихом бо и беззаконновахом, и несмы достойни возвести очеса наша, и воззрети на высоту небесную, зане оставихом путь правды Твоея, и ходихом в волях сердец наших. Но молим Твою безмерную благость, пощади нас, Господи, по множеству милости Твоея, и спаси нас имене Твоего ради святаго, яко исчезоша в суете дние наши. Изми нас из руки сопротивнаго, и остави нам грехи наша, и умертви плотское наше мудрование, да ветхаго отложивше человека, в новаго облецемся, и Тебе поживем нашему Владыце и Благодетелю: и тако Твоим последующе повелением, в вечный покой достигнем, идеже есть всех веселящихся жилище. Ты бо еси воистинну истинное веселие, и радость любящих Тя, Христе Боже наш, и Тебе славу возсылаем, со Безначальным Твоим Отцем, и Пресвятым, и Благим, и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно, и во веки веков, аминь. Владыка Господи Иисусе Христе, Боже наш, долготерпеливый к согрешениям нашим и даже до нынешнего часа доведший нас, когда Ты, вися на животворящем Древе указал благоразумному разбойнику путь ко входу в рай и смертью уничтожил смерть. Будь милостив нам, грешным и недостойным рабам Твоим, ибо мы согрешили и совершили беззаконие и не достойны поднять глаза наши и посмотреть на высоту небесную, ибо мы оставили путь правды Твоей и стали ходить по желанием сердец наших. Но умоляем Твою беспримерную благость: пощади нас, Господи, по множеству милости Твоей и спаси нас ради имени Твоего святого, ибо оскудели в суете дни наши. Избавь нас из руки противника и прости нам согрешения наши и умертви наше плотское помышление, чтобы сложив с себя ветхого человека, мы облеклись в нового и стали жить для Тебя, нашего Владыки и Благодетеля. И так, следуя Твоим повелениям, достигли места вечного покоя, где всех веселящихся жилище. Ибо Ты – действительно истинное веселие и радость любящих Тебя, Христе Боже наш и Тебе славу воссылаем с безначальным Твоим Отцом и всесвятым, и благим, и животворящим Твоим Духом ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь.
Таже блаженны скоро: Во Царствии Твоем, егда приидеши: Слава, и ныне: Помяни нас, Господи: Лик небесный: Слава: Лик святых Ангел: И ныне: Верую во Единаго Бога: Ослаби, остави: Посем Отче наш: И кондак: Нас ради Распятаго: Господи, помилуй, 40. И молитва: Всесвятая Троице: Таже Буди имя Господне: трижды. Слава, и ныне: Благословлю Господа на всякое время: И отпуст. И читаем Блаженны: Во Царствии Твоём помяни нас: Слава, и ныне: Помяни нас, Господи: Хор небесный воспевает Тебя: Слава: Хор святых Ангелов и Архангелов: И ныне: Верую во единого Бога: Отпусти, оставь, прости: Отче наш: И кондак: Придите все, Распятого за нас: Господи, помилуй. (40) И молитва: Всесвятая Троица, единосущная держава: Да будет имя Господне благословенно: (3). Слава, и ныне: Буду благословлять Господа во всякое время: И отпуст тот же, что на утрене.
Подобает же и сие ведати, яко прияхом в Палестине, в сей святый день Великаго Пятка, не творити Преждесвященную, ниже паки совершенную Литургию, но ниже трапезу поставляем, ниже ядим в сей день распятия. Аще же кто будет многонемощен, или престарелся, и не могий пребыти постен, дается ему хлеб и вода, по захождении солнца. Сице бо прияхом от святых заповедей святых апостол, не ясти в Великий Пяток. Господне бо слово, еже рече к фарисеем Господь: яко егда отымется от них Жених, тогда постятся в тыя дни. Зде блаженнейшии апостоли восприяша, и сие обрящеши во апостольских преданиих, внимательно сия проходя. Но и правильное послание святейшаго архиепископа Александрийскаго Дионисиа яве сие предпоставляет.

ВО СВЯТЫЙ И ВЕЛИКИЙ ПЯТОК
ВЕЧЕРА,

В СВЯТУЮ И ВЕЛИКУЮ ПЯТНИЦУ
НА ВЕЛИКОЙ ВЕЧЕРНЕ

о десятом часе дне клеплет. И благословившу священнику, начинающуся светильничному,

На Господи, воззвах, поставим стихов 6: И поем стихиры самогласны. Глас 1:

На “Господи воззвах” стихиры на 6. Глас 1

Вся тварь изменяшеся страхом, / зрящи Тя на Кресте висима, Христе: / солнце омрачашеся, и земли основания сотрясахуся, / вся сострадаху Создавшему вся. / Волею нас ради претерпевый / Господи, слава Тебе. (2) Все творение изменялось от страха, / видя Тебя, Христе, висящим на Кресте: / солнце омрачалось и основания земли колебались, / все сострадало Создавшему все. / Добровольно все за нас претерпевший, / Господи, слава Тебе! (2)
Глас 2: Людие злочестивии и беззаконнии, / вскую поучаются тщетным? / Вскую Живота всех на смерть осудиша? / Велие чудо, / яко Создатель мира в руки беззаконных предается, / и на древо возвышается Человеколюбец, / да яже во аде узники свободит, зовущия: / Долготерпеливе Господи, слава Тебе. Глас 2: Народ нечестивый и преступный / для чего замышляет тщетное? / Для чего Жизнь всех он на смерть осудил? / Великое чудо, – / ибо Творец мира в руки беззаконных предается / и на Древо поднимается Человеколюбец, / чтобы освободить находившихся во аде узников, восклицавших: / “Долготерпеливый Господи, слава Тебе!”
Днесь, зрящи Тя, Непорочная Дева, / на Кресте Слове возвышаема, / рыдающи матернею утробою, / уязвляшеся сердцем горце, / и стенящи болезненно из глубины души, / лице со власы терзающи. / Темже и перси биющи, взываше жалостно: / увы Мне, Божественное Чадо! / Увы Мне, Свете мира! / Что зашел еси от очию Моею, Агнче Божий? / Темже воинства безплотных, / трепетом содержими бяху, глаголюще: / Непостижиме Господи, слава Тебе. В сей день непорочная Дева, / видя Тебя, Слово, на Кресте висящим, / скорбя материнскою душою, / уязвлялась сердцем горько, / и, стеная мучительно из глубины души, / лицо и волосы терзая, сокрушалась. / Потому, ударяя Себя в грудь, / Она и восклицала жалостно: / “Увы Мне, Божественное Дитя! / Увы Мне, Свет мира! / Что же Ты скрылся с глаз Моих, Агнец Божий?” / Оттого и воинства бесплотных, / трепетом охваченные, возглашали: / “Непостижимый Господи, слава Тебе!”
На древе видящи висима, Христе, / Тебе всех Зиждителя и Бога, / безсеменно Рождшая Тя вопияше горько: / Сыне Мой, где доброта зайде зрака Твоего? / Не терплю зрети Тя неправедно распинаема. / Потщися убо, востани, яко да вижу и Аз / Твое из мертвых тридневное Воскресение. Видя висящим на Древе, Христе, / Тебя, всех Создателя и Бога, / Родившая Тебя без семени взывала горько: / “Сын Мой, куда скрылась красота облика Твоего? / Не выношу видеть Тебя распинаемым неправедно; / поспеши же, восстань, / чтобы и Я смогла увидеть / Твое воскресение из мертвых в третий день!”
Глас 6: Днесь Владыка твари предстоит Пилату, / и Кресту предается Зиждитель всех, / яко агнец приводимь Своею волею: / гвоздьми пригвождается, и в ребра прободается, / и губою напояется манну одождивый, / по ланите заушается Избавитель мира, / и от Своих раб поругается Создатель всех. / О Владычняго Человеколюбия! / О распинающих моляше Своего Отца, глаголя: Отче, / остави им грех сей: / не ведят бо беззаконнии, / что неправедное содевают. Глас 6: В сей день Владыка творения стоит перед Пилатом / и Кресту предается Творец всего, / как агнец, приводимый по Собственной воле; / гвоздями пригвождается и в ребра пронзается, / и к губке устами прикасается дождем проливший манну; / по щекам ударяют Искупителя мира, / и осмеивается Собственными рабами Создатель всего. / О человеколюбие Владыки! / За распинающих молил Он Своего Отца, возглашая: / “Прости им этот грех, / ибо не ведают беззаконники, / что неправедно совершают!”
Слава, глас тойже: О како беззаконное сонмище, / Царя твари осуди на смерть, / не устыдевся благодеяния, / яже воспоминая предутверждаше, глаголя к ним: / людие Мои, что сотворих вам? / Не чудес ли исполних Иудею? / Не мертвецы ли воскресих единем словом? / Не всякую ли болезнь исцелих и недуг? / Что убо Ми воздаете? / Вскую не помните Мя? / За исцеления раны Мне наложивше, / за живот умерщвляюще, / вешающе на древе, яко злодея, Благодетеля: / яко беззаконна, Законодавца: / яко осужденна, всех Царя. / Долготерпеливе Господи, слава Тебе. Слава: О, как преступное сборище / Царя всего творения осудило на смерть, / не устыдившись благодеяний, / напоминая о которых, Он им в предостережение возглашал: / “Народ Мой, что сделал Я вам? / Не наполнил ли Я чудесами Иудею? / Не воскресил ли мертвых одним словом? / Не исцелил ли всякую немощь и болезнь? / Чем же вы воздаете Мне? / Для чего вы не помните Меня, / за исцеления нанеся Мне раны, / за жизнь умерщвляя, / вешая на Древе Благодетеля, как злодея, / Законодателя как преступника, / Царя всего, как осужденного?” / Долготерпеливый Господи, слава Тебе!
И ныне, глас тойже: Страшное и преславное таинство днесь действуемо зрится: / неосязаемый удержавается: / вяжется, разрешаяй Адама от клятвы: / испытуяй сердца и утробы, неправедно испытуется: / в темнице затворяется, Иже бездну затворивый: / Пилату предстоит, Емуже трепетом предстоят небесныя силы: / заушается рукою создания Создатель: / на древо осуждается, судяй живым и мертвым: / во гробе заключается Разоритель ада. / Иже вся терпяй милосердно / и всех спасый от клятвы, / Незлобиве Господи, слава Тебе. И ныне: Страшное и необычайное таинство / в сей день пред нашими глазами совершается: / Неосязаемый удерживается, / связывается Освобождающий Адама от проклятия; / Испытывающий сердца и внутренности неправедно допрашивается; / в темницу заключается Замкнувший бездну; / стоит перед Пилатом / Тот, Кому с трепетом предстоят Силы Небесные; / рукою создания ударяется Создатель; / на Древо осуждается Судия живых и мертвых; / гробу предается Разрушитель ада. / Все переносящий по состраданию / и всех спасший от проклятия, / беззлобный Господи, слава Тебе!
Вход со Евангелием. Свете тихий: Вход с Евангелием. Свет отрадный святой славы:

Прокимен, глас 4:

Разделиша ризы Моя себе, / и о одежди Моей меташа жребий. Стих: Боже, Боже Мой, вонми Ми, вскую оставил Мя еси?

Прокимен, глас 4

Разделили одежды мои себе / и об одеянии моём бросали жребий. Стих: Боже, Боже мой, внемли мне, для чего Ты оставил меня?   Пс 21:19, 2А

Исхода чтение:
[Глава 33, ст. 11 – 23]

1. Исхода чтение

Глагола Господь к Моисею лицем к лицу, якоже аще бы кто возглаголал к своему другу, и отпущашеся в полк: слуга же Иисус сын Навин, юноша не исхождаше из скинии. И рече Моисей ко Господу: се Ты мне глаголеши, изведи люди сия. Ты же не явил ми еси, кого послеши со мною. Ты же мне рекл еси: вем тя паче всех, и благодать имаши у Мене. Аще убо обретох благодать пред Тобою, яви ми Тебе Самаго, да разумно вижду Тя: яко да обрет буду благодать пред Тобою, и да познаю, яко людие Твои язык велик сей. Говорил Господь с Моисеем лицом к лицу, как если бы кто говорил со своим другом; и он удалялся в стан; служитель же его, Иисус, сын Навин, юноша, не отходил от скинии. И сказал Моисей Господу: “Вот, Ты мне говоришь: Выведи этот народ; а не открыл Ты мне, кого пошлешь со мною; но Ты мне сказал: Я знаю тебя ближе всех, и ты имеешь благоволение у Меня. Итак, если я обрел благоволение пред Тобою, покажи мне Себя Самого, дабы я воочию увидел Тебя, чтобы мог я обрести благоволение в очах Твоих; и чтобы я познал, что Твои люди – этот великий народ”.
И глагола [ему Господь]: Аз Сам предыду пред Тобою, и упокою тя. И рече к Нему Моисей: аще Сам Ты не идеши с нами, да не изведеши мя отсюду. И како ведомо будет воистинну, яко обретох благодать у Тебе, аз же и людие Твои, точию идущу Ти с нами; и прославлен буду, аз же и людие Твои, паче всех язык, елицы суть на земли? Рече же Господь к Моисею: и сие тебе слово, еже рекл еси, сотворю: обрел бо сей благодать предо Мною, и вем тя паче всех. И глагола Моисей: покажи ми славу Твою. И рече [Господь к Моисею]: Аз предыду пред тобою славою Моею, и воззову о имени Моем, Господь пред тобою: и помилую, егоже аще милую: и ущедрю, егоже аще щедрю. И рече: не возможеши видети Лица Моего, не бо узрит человек Лице Мое, и жив будет. И рече Господь: се место у Мене, и станеши на камени. Егда же прейдет Слава Моя, и положу тя в разселине камене, и покрыю рукою Моею над тобою, дондеже мимоиду. И отыму руку Мою, и тогда узриши задняя Моя: Лице же Мое не явится Тебе. И говорит: “Я Сам пойду пред тобою и упокою тебя”. И сказал Ему: “Если Ты Сам не пойдешь с нами, то и не выводи меня отсюда. И как будет известно поистине, что обрели благоволение у Тебя и я, и народ Твой, если не по тому, что Ты пойдешь с нами? И будем тогда прославлены и я, и народ Твой более всех племен, сколько их есть на земле”. Сказал же Господь Моисею: “И это слово, которое сказал ты, исполню тебе, ибо обрел ты благоволение в очах Моих, и Я знаю тебя ближе всех”. И говорит Моисей: “Покажи мне славу Свою”. И сказал: “Я пройду пред тобою во славе Моей и назову имя “Господь” пред тобою; и кого буду миловать – помилую, и кого буду жалеть – пожалею!” И сказал: “Не сможешь ты увидеть лица Моего: ведь не может человек увидеть лицо Мое и жить”. И сказал Господь: “Вот место у Меня, и стань здесь на скале; когда же будет проходить слава Моя, Я и помещу тебя в отверстии скалы, и покрою рукою Моей над тобою, доколе не пройду; и сниму руку Мою, и тогда ты увидишь то, что сзади у Меня, а лицо Моё не будет видимо тебе”.   Исх 33:11–23

Прокимен, глас 4:

Суди, Господи, обидящия мя, / побори борющия мя. Стих: Приими оружие и щит, и востани в помощь мою.

Прокимен, глас 4

Суди, Господи, обидчиков моих, / сразись с воюющими со мной. Стих: Возьмись за оружие и щит и восстань на помощь мне.   Пс 34:1, 2

Иова чтение:
[Глава 42, ст. 12 – 17]

2. Иова чтение

Господь благослови последняя Иовля, неже прежняя: бяху же скоти его, овец четыренадесять тысящ, вельблюдов шесть тысящ, супруг волов тысяща, ослиц стадных тысяща. Родиша же ся ему сынове седмь, и дщери три. И нарече первую убо, День: вторую же Кассию: третию же, Амалфеев рог. И не обретошася подобнии в лепоте дщерем Иовлевым в поднебесней: даде же им отец наследие в братии их. Поживе же Иов по язве лет сто седмьдесят: всех же лет поживе двести четыредесять осмь. И виде Иов сыны своя, и сыны сынов своих, даже до четвертого рода. И скончася Иов стар, и исполнь дней. Писано же есть паки, востати ему, с нимиже Господь возставит и: тако толкуется от сирския книги. В земли убо живый Авситидийстей, на пределех Идумеи и Аравии: прежде же бяше имя ему Иовав. Взем же жену аравляныню, роди сына, емуже имя Еннон. Бе же той отца убо Зарефа, Исавовых сынов сын, матере же Восорры, якоже быти ему пятому от Авраама. Благословил Господь последние дни Иова более, нежели прежние. Было же скота у него: овец четырнадцать тысяч, верблюдов шесть тысяч, тысяча пар волов, ослиц на пастбище тысяча. Рождаются же у него семь сыновей и три дочери. И назвал он первую День, вторую же – Кассия, а третью – Рог Изобилия*. И не нашлось таких, как дочери Иова, прекраснее их, в поднебесной; и дал им отец наследство между братьями (их). И прожил Иов после своего бедствия сто семьдесят лет, а всего прожил он двести сорок лет. И увидел Иов сыновей своих, и сыновей у сыновей своих до четвертого рода. И скончался Иов старым и исполненным днями. Написано же, что он вновь восстанет с теми, кого воскрешает Господь. О нём толкуется в Сирийской книге, что жил он в земле Авситидийской на пределах Идумеи и Аравии: прежде же было имя ему Иовав. И взяв жену Аравитянку, рождает он сына, которому имя Еннон. А сам он был от отца Зарефа**, сынов Исавовых сын, матери же Восорры, так что был он пятым от Авраама.   Иов 42:12–17

*с греч. букв.: Рог Амалфеи

**греч. Заре

Пророчества Исаиина чтение:
[Глава 52, ст. 13 – 15; 53:1 – 12; 54:1]

3. Пророчества Исаии чтение

Тако глаголет Господь: се уразумеет отрок Мой, и вознесется и прославится зело. Якоже ужаснутся о Тебе мнози, тако обезславится от человек вид Твой, и слава Твоя от сынов человеческих. Тако удивятся языцы мнози о Нем, и заградят царие уста своя. Яко имже не возвестися о Нем, узрят, и иже не слышаша, уразумеют. Господи, кто верова слуху нашему? И мышца Господня кому открыся? Возвестихом, яко Отроча пред ним, яко корень в земли жаждущей, несть вида Ему, ниже славы: и видехом Его, и не имяше вида, ни доброты. Но вид Его безчестен, умален паче всех сынов человеческих: человек в язве сый, и ведый терпети болезнь, яко отвратися Лице Его, безчестно бысть, и не вменися. Сей грехи наша носит, и о нас болезнует, и мы вменихом Его быти в труде, и в язве от Бога, и во озлоблении. Той же язвен бысть за грехи наша, и мучен бысть за беззакония наша, наказание мира нашего на Нем, язвою Его мы исцелехом. Вси яко овцы заблудихом: человек от пути своего заблуди, и Господь предаде Его грех ради наших. И Той, зане озлоблен бысть, и не отверзает уст Своих: яко овча на заколение ведеся, и яко агнец пред стригущим Его безгласен, тако не отверзает уст Своих. Во смирении Его суд Его взятся, род же Его кто исповесть? Яко вземлется от земли живот Его, ради беззаконий людей Моих ведеся на смерть. И дам лукавыя вместо погребения Его, и богатыя вместо смерти Его: яко беззакония не сотвори, ниже обретеся лесть во устех Его. И Господь хощет очистити Его от язвы: аще дастся о гресе, душа ваша узрит семя долгоживотное. И хощет Господь рукою Своею отъяти болезнь от души Его, явити Ему свет, и создати разумом, оправдати праведнаго благослужаща многим, и грехи их Той понесет. Сего ради Той наследит многих, и крепких разделит корысти: зане предана бысть на смерть душа Его, и со беззаконными вменися, и Той грехи многих вознесе, и за беззакония их предан бысть. Возвеселися неплоды, нераждающая, возгласи и возопий, нечревоболевшая, яко многа чада пустыя паче, нежели имущая мужа. Так говорит Господь: Вот, уразумеет Отрок Мой, и вознесется, и прославится, [и возвысится] весьма. Настолько изумятся о Тебе многие, насколько бесславен будет у людей вид Твой, и слава Твоя – у сынов человеческих! Так удивятся народы многие о Нем, и удержат цари уста свои; ибо те, кому не было возвещено о Нем, увидят, и те, кто не слышали, уразумеют. Господи! Кто поверил слышанному от нас? И мышца Господня кому открылась? Возвестили мы, что Он – как дитя пред Ним, как корень в земле жаждущей; нет ни вида у Него, ни славы. И мы увидели Его, и не имел Он ни вида, ни красоты: но вид Его бесчестен, [и] умален больше, чем у всех сынов человеческих. Человек, пребывающий в страдании, и умеющий переносить недуг; ибо отвернулось от нас лицо Его, Он был обесчещен и вменен в ничто. Он грехи наши несет, и за нас мучится; и мы сочли, что Он пребывает в скорби, и в поражении Богом, и в бедствии. Но Он был изранен за грехи наши и измучен за беззакония наши; наказание мира нашего на Нём, язвою Его мы исцелились. Все мы, как овцы, заблудились, человек с пути своего сбился. И Господь предал Его за грехи наши, и Сам Он от изнурения не открывает уст Своих. Как овца на заклание Он был приведен, и как агнец перед стригущим безгласен, так Он не отверзает уст Своих. В унижении Его в правосудии Ему было отказано; но род Его кто изъяснит? Ибо отторгается от земли жизнь Его: из-за беззаконий народа Моего веден был на смерть. И дам злых за погребение Его, и богатых за смерть Его, ибо Он беззакония не сделал, и не нашлось обмана в устах Его, – и Господь желает очистить Его от поражения. Если вы дадите жертву за грех, душа ваша увидит семя долговечное. И хочет Господь рукою Своею избавить от скорби душу Его, показать Ему свет и создать разумом, – оправдать Праведного, хорошо служащего многим: и грехи их Он Сам понесет. Потому Он возьмет в наследие многих, и разделит добычу сильных, за то, что предана была на смерть душа Его, и к беззаконным был причислен, и Сам грехи многих вознес, и за грехи их был предан. Возвеселись, неплодная, не рождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что много детей у покинутой, больше, чем у имеющей мужа!   Ис 52:13–15; 53:1–12; 54:1

Прокимен Апостола, глас 6:

Положиша Мя в рове преисподнем, / в темных и сени смертней. Стих: Господи Боже спасения Моего, во дни воззвах и в нощи пред Тобою.

Прокимен, глас 6

Положили меня во рве глубочайшем, / во тьме и тени смертной. Стих: Господи, Боже спасения моего, днём я взывал, и в ночи – пред Тобою.   Пс 87:7, 2

Апостол
к Коринфянам, зачало 125:

Апостол
Первое послание к Коринфянам, зачало 125Б

Братие, слово крестное погибающим убо юродство есть, а спасаемым нам сила Божия есть. Писано бо есть: погублю премудрость премудрых, и разум разумных отвергу. Где премудр? Где книжник? Где совопросник века сего? Не обуи ли Бог премудрость мира сего? Понеже бо в премудрости Божией не разуме мир премудростию Бога, благоизволил Бог буйством проповеди спасти верующих. Понеже и иудее знамения просят, и еллини премудрости ищут: Мы же проповедуем Христа распята, иудеем убо соблазн, еллином же безумие. Самем же званным, иудеем же и еллином, Христа, Божию силу и Божию премудрость. Зане буее Божие, премудрее человек есть, и немощное Божие крепчае человек есть. Видите бо звание ваше, братие, яко не мнози ли премудри по плоти; не мнози сильни; не мнози ли благородни. Но буяя мира избра Бог, да премудрыя посрамит, и немощная мира избра Бог, да посрамит крепкая. И худородная мира, и уничиженная избра Бог, и не сущая, да сущая упразднит, яко да не похвалится всяка плоть пред Богом. Из негоже вы есте о Христе Иисусе, иже бысть нам премудрость от Бога, правда же и освящение, и избавление. Да, якоже пишется, хваляйся, о Господе да хвалится. Братья, слово о кресте для погибающих есть безумие, для нас же, спасаемых, есть сила Божия. Ибо написано: “Погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну”. Где мудрец? Где книжник? Где совопросник века сего? Не обратил ли Бог мудрость мира в безумие? Ведь поскольку мир своей мудростью не познал Бога в премудрости Божией, – благоугодно было Богу безумием проповеди спасти верующих. Ибо и Иудеи требуют знамений, и Эллины ищут мудрости, мы же проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для язычников безумие, для самих же призванных, как Иудеев, так и Эллинов, Христа – Божию силу и Божию премудрость, потому что безумное Божие мудрее людей, и немощное Божие сильнее людей. Ибо смотрите, братья, на призвание ваше: не много мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных. Но безумное мира избрал Бог, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное, и безродное мира и уничиженное избрал Бог, и не-сущее, чтобы упразднить сущее, дабы не похвалилась пред Богом никакая плоть. Но от Него – вы во Христе Иисусе, Который стал для нас премудростью от Бога, и праведностью, и освящением, и искуплением, чтобы, как написано: “Хвалящийся да хвалится Господом”.
И аз пришед к вам, братие, приидох не по превосходному словеси, или премудрости, возвещая вам свидетельство Божие. Не судих бо ведети что в вас, точию Иисуса Христа, и Сего распята. И придя к вам, братья, я пришел не в преимуществе слова или мудрости, возвещая вам свидетельство Божие. Ибо я рассудил ничего не знать у вас, кроме Иисуса Христа, и Иисуса Христа распятого.   1 Кор 1:18–2:2

Аллилуиа, глас 1:

Спаси Мя, Боже, яко внидоша воды до души Моея. Стих: Поношение чаяше душа моя и страсть. Стих: Да помрачатся очи их, еже не видети.

Аллилуия, глас 5

Стих: Спаси меня, Боже, ибо дошли воды до души моей. Стих: Поношения и несчастья ожидала душа моя. Стих: Да помрачатся глаза их, чтобы не видеть.   Пс 68:2, 21А, 24А

Евангелие от Матфеа,
зачало 110:

Евангелие от Матфея,
зачало 110Б

Во время оно, совет сотвориша вси архиерее и старцы людстии на Иисуса, яко убити Его. И связавше Его ведоша, и предаша Его Понтийскому Пилату игемону. Тогда видев Иуда предавый Иисуса, яко осудиша Его, раскаявся возврати тридесять сребреники архиереем и старцем, глаголя: согреших, предав кровь неповинную. Они же реша: что есть нам? Ты узриши. И поверг сребреники в церкви, отыде, и шед удавися. Архиерее же приемше сребреники, реша: недостойно есть вложити их в корвану, понеже цена крове есть. Совет же сотворше, купиша ими село скудельниче, в погребание странным. Темже наречеся село то, село крове, до сего дне. Тогда сбыстся реченное Иеремием пророком, глаголющим: и прияша тридесять сребреник, цену Цененнаго, Егоже цениша от сынов Израилев. И даша я на селе скудельничи, якоже сказа мне Господь. Иисус же ста пред игемоном. И вопроси Его игемон, глаголя: Ты ли еси Царь Иудейский? Иисус же рече ему: ты глаголеши. И егда Нань глаголаху архиерее и старцы, ничесоже отвещаваше. Тогда глагола Ему Пилат: не слышиши ли, колико на Тя свидетельствуют? И не отвеща ему ни к единому глаголу, яко дивитися игемону зело. На всяк же праздник обычай бе игемону отпущати единаго народу связня, егоже хотяху. Имяху же тогда связана нарочита, глаголемаго Варавву. Собранным же им, рече им Пилат: кого хощете от обою отпущу вам; Варавву ли, или Иисуса глаголемаго Христа? Ведяше бо, яко зависти ради предаша Его. Седящу же ему на судищи, посла к нему жена его, глаголющи: ничтоже тебе, и Праведнику Тому, много бо пострадах днесь во сне Его ради. Архиерее же и старцы наустиша народы, да испросят Варавву, Иисуса же погубят. Отвещав же игемон рече им: кого хощете от обою отпущу вам? Они же реша: Варавву. Глагола им Пилат: что убо сотворю Иисусу, глаголемому Христу? Глаголаша ему вси: да распят будет. Игемон же рече: кое убо зло сотвори? Они же излиха вопияху, глаголюще: да пропят будет. Видев же Пилат, яко ничтоже успевает, но паче молва бывает, приемь воду, умы руце пред народом, глаголя: неповинен есмь от крове Праведнаго Сего, вы узрите. И отвещавше вси людие, реша: кровь Его на нас, и на чадех наших. Тогда отпусти им Варавву: Иисуса же бив, предаде им, да Его пропнут. Тогда воини игемоновы, приемше Иисуса на судище, собраша Нань все множество воин. И совлекше Его, одеяша Его хламидою червленою. И сплетше венец от терния, возложиша на главу Его, и трость в десницу Его. И поклоньшеся на колену пред Ним, ругахуся Ему, глаголюще: радуйся, Царю Иудейский. И плюнувше Нань, прияша трость, и бияху по главе Его. И егда поругашася Ему, совлекоша с Него багряницу, и облекоша Его в ризы Его, и ведоша Его на пропятие. Исходяще же обретоша человека Киринейска, именем Симона: и сему задеша понести крест Его. И пришедше на место нарицаемое Голгофа, еже есть Краниево место, даша Ему пити оцет с желчию смешен, и вкушь не хотяше пити. Распеншии же Его разделиша ризы Его, вергше жребия. И седяще стрежаху Его ту. И возложиша верху главы Его вину Его написану: Сей есть Иисус, Царь Иудейский. Тогда распяша с Ним два разбойника: единаго одесную, и единаго ошуюю. В то время все первосвященники и старейшины народные, собравшись, постановили предать Иисуса смерти. И связав Его, отвели и передали Пилату, правителю. Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, раскаялся и возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали: какое нам дело? Смотри сам. И бросив сребреники в храме, он ушел и повесился. Первосвященники же, взяв сребреники, сказали: нельзя вложить их в храмовую казну, так как это цена крови. И приняв решение, купили на них поле горшечника, как место погребения для чужестранцев. Потому и называется поле то Полем Крови до сего дня. Тогда исполнилось сказанное чрез Иеремию пророка: и взяли тридцать сребреников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израилевы, и дали их за поле горшечника, как повелел мне Господь. Иисус же был поставлен перед правителем. И спросил Его правитель: Ты Царь Иудейский? Иисус же сказал: ты говоришь. И на обвинение Его первосвященниками и старейшинами Он ничего не ответил. Тогда говорит Ему Пилат: не слышишь, сколько против Тебя свидетельствуют? И Он не ответил ему ни на одно слово, так что правитель весьма удивлялся. На праздник же имел правитель обычай отпускать в угоду народу одного узника, которого они хотели. Был тогда у них узник известный, по имени Варавва. Поэтому, когда они собрались, Пилат им сказал: кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом? Ибо он знал, что предали Его из зависти. И когда он сидел на судейском месте, жена его послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому! Я сегодня в сновидении много пострадала из-за Него. Между тем первосвященники и старейшины убедили народ потребовать Варавву и погубить Иисуса. И ответил им правитель: кого из двоих хотите, чтобы я отпустил вам? Они сказали: Варавву. Говорит им Пилат: что же мне делать с Иисусом, называемым Христом? Говорят все: да будет распят! Он сказал: какое же зло Он сделал? Но они еще сильнее кричали: да будет распят! Увидев же, что ничто не помогает, но даже начинается возмущение, Пилат взял воды, умыл руки перед народом и сказал: невиновен я в крови Праведника Этого, смотрите сами. И весь народ ответил: кровь Его на нас и на детях наших. Тогда он отпустил им Варавву, Иисуса же по бичевании предал на распятие. Тогда воины правителя, взяв Иисуса в преторию, собрали вокруг Него всю когорту и, раздев Его, надели на Него плащ алый; и сплетя венец из терния, возложили на голову Его и вложили трость в правую руку Его и, преклонив перед Ним колени, надругались над Ним, говоря: да здравствует Царь Иудейский! И оплевав Его, взяли трость и били Его по голове. И когда надругались над Ним, сняли с Него плащ, и одели Его в одежды Его, и отвели Его на распятие. Выходя же встретили они Киринеянина, по имени Симона; его и заставили взять крест Его. И придя на место, называемое Голгофа, что значит Лобное место, дали Ему пить вина, смешанного с желчью; и отведав, Он не захотел пить. Распяв же Его, они разделили между собой одежды Его, бросая жребий; и, сидя, стерегли Его там. И поставили над головой Его надпись с обозначением вины Его: Это – Иисус, Царь Иудейский. Тогда распинают с Ним двух разбойников: одного справа, и другого слева.
Един же от обешеною злодею хуляше Его, глаголя: аще Ты еси Христос, спаси Себе и наю. Отвещав же другий, прещаше ему, глаголя: ни ли ты боишися Бога, яко в томже осужден еси? И мы убо в правду: достойная бо по делом наю восприемлева: Сей же ни единаго зла сотвори. И глаголаше Иисусови: помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Си. И рече ему Иисус: аминь глаголю тебе, днесь со Мною будеши в раи. А прохожие хулили Его, кивая головами своими и говоря: Разрушающий храм и в три дня Воздвигающий! Спаси Себя Самого, если Ты Сын Божий, и сойди с креста. Подобным образом и первосвященники, издеваясь вместе с книжниками и старейшинами, говорили: других спас, Себя Самого не может спасти! Он Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, и уверуем в Него; Он возложил упование на Бога; пусть избавит Его теперь, если Он угоден Ему. Ибо сказал Он: “Я Божий Сын”.
Мимоходящии же хуляху Его, покивающе главами своими, и глаголюще: разоряяй церковь и треми деньми созидаяй, спасися Сам: аще Сын еси Божий, сниди со креста. Такожде же и архиерее ругающеся с книжники, и старцы, и фарисеи, глаголаху: иныя спасе, Себе ли не может спасти? Аще Царь Израилев есть, да снидет ныне со креста, и веруем в Него. Упова на Бога: да избавит ныне Его, аще хощет Ему: рече бо, яко Божий есмь Сын. И один из повешенных злодеев хулил Его: разве Ты не Христос? Спаси Себя Самого и нас. Другой же, укоряя, сказал ему в ответ: не боишься ты Бога, ведь сам ты приговорен к тому же. И мы-то – справедливо, ибо достойное по делам нашим получаем. Он же ничего дурного не сделал. И говорил он: Иисус, вспомни обо мне, когда Ты придешь как Царь. И сказал ему Иисус: Истинно говорю тебе: сегодня со Мною будешь в раю.
Тожде же и разбойника распятая с Ним поношаста Ему. От шестаго же часа тьма бысть по всей земли, до часа девятаго. О девятем же часе возопи Иисус гласом велиим, глаголя: Или, Или, лима савахфани? Еже есть, Боже Мой, Боже Мой, вскую Мя еси оставил? Нецыи же от ту стоящих слышавше, глаголаху, яко Илию глашает Сей. И абие тек един от них, и прием губу, исполнив же оцта, и вонзе на трость, напаяше Его. Прочии же глаголаху: остави, да видим, аще приидет Илиа спасти Его. Иисус же, паки возопив гласом велиим, испусти дух. И се, завеса церковная раздрася на двое, с вышняго края до нижняго; и земля потрясеся, и камение распадеся. И гроби отверзошася, и многа телеса усопших святых восташа. И изшедше из гроб по воскресении Его, внидоша во святый град, и явишася мнозем. Сотник же и иже с ним стрегущии Иисуса, видевше трус и бывшая, убояшася зело, глаголюще: воистинну Божий Сын бе Сей. От шестого же часа тьма наступила по всей земле до часа девятого. А около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лема савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил? Некоторые же из стоявших там, услышав, сказали: Илию зовет Он. И тотчас побежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наткнув на трость, давал Ему пить. Прочие же сказали: оставь; посмотрим, придет ли Илия, чтобы спасти Его. Иисус же снова возопил громким голосом и отдал дух. И вот, завеса храма разорвалась сверху донизу надвое; и земля потряслась; и камни расселись; и гробницы открылись; и многие тела усопших святых восстали; и выйдя из гробниц по восстании Его, вошли они в святой город и явились многим. Сотник же и вместе с ним стерегущие Иисуса, увидев землетрясение и все происходящее, устрашились сильно, говоря: воистину был Он Божий Сын.
Иудее же, понеже пяток бе, да не останут на кресте телеса в субботу, бе бо велик день тоя субботы, молиша Пилата, да пребиют голени их, и возмут. Приидоша же воини, и первому убо пребиша голени, и другому распятому с Ним. На Иисуса же пришедше, яко видеша Его уже умерша, не пребиша Ему голений. Но един от воин копием ребра Ему прободе, и абие изыде кровь и вода. И видевый свидетельствова, и истинно есть свидетельство его, и той весть, яко истину глаголет, да вы веру имете. Быша бо сия, да сбудется Писание: кость не сокрушится от Него. И паки другое Писание глаголет: воззрят Нань, Егоже прободоша. А так как была пятница, то Иудеи, чтобы тела не остались на кресте в субботу – ибо день той субботы был день великий, – попросили Пилата перебить у них голени и снять их. Итак, пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним. Придя же к Иисусу, они, когда увидели, что Он уже умер, не перебили у Него голеней, но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и вышла тотчас кровь и вода. И видевший засвидетельствовал, и истинно его свидетельство, и он знает, что истинное говорит, чтобы и вы верили. Ибо произошло это, да исполнится Писание: кость Его да не сокрушится. И еще другое Писание говорит: Будут смотреть на Того, Кого пронзили.
Бяху же ту и жены многи издалече зряще, яже идоша по Иисусе от Галилеи, служаще Ему. В нихже бе Мария Магдалина и Мария Иаковля, и Иосии мати, и мати сыну Зеведеову. Позде же бывшу, прииде человек богат от Аримафеа, именем Иосиф, иже и той учися у Иисуса. Сей приступль к Пилату, проси телесе Иисусова. Тогда Пилат повеле дати тело. И приемь тело Иосиф, обвит е плащаницею чистою, и положи е в новем своем гробе, иже изсече в камени. И возвалив камень велий над двери гроба, отиде. Бе же ту Мария Магдалина, и другая Мария, седяще прямо гроба. И много женщин смотрело издали. Они последовали за Иисусом из Галилеи, служа Ему; между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Иакова и Иосифа, и мать сыновей Зеведеевых. С наступлением же вечера пришел богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф, который и сам был учеником Иисуса; явившись к Пилату, он попросил тело Иисуса. Тогда Пилат повелел его выдать. И взяв тело, Иосиф обернул его в чистое полотно и положил в новой своей гробнице, которую он высек в скале, и, привалив большой камень ко входу гробницы, ушел. А Мария Магдалина и другая Мария сидели там напротив гробницы.   Мф 27:1–43; Лк 23:39–43; Мф 27:45–54; Ин 19:31–37; Мф 27:55–61
Таже обычная ектения: Рцем вси от всея души: И потом: Сподоби, Господи: Исполним вечернюю молитву: И прочая. Сугубая ектения. Сподоби, Господи, в вечер сей: Ектения Просительная. И далее как обычно. И после возгласа поем:

И по возгласе поем от стиховных стихир подобны 4. Глас 2:

Стихиры на стиховне, глас 2

Егда от древа Тя мертва, / Аримафей снят всех Живота, / смирною и плащаницею Тя, Христе, обвив, / и любовию подвизашеся, / сердцем и устнами / Тело нетленное Твое облобызати. / Обаче одержимь страхом, / радуяся, вопияше Ти: / слава снизхождению Твоему, Человеколюбче. Когда с Древа мертвым, / Аримафеянин снял Тебя, Жизнь всех, / он со смирною и полотном / Тебя, Христе, приготовил к погребению / и с любовью порывался сердцем и устами / тело Твое нетленное облобызать, / но, сдерживаясь страхом, / радостно взывал к Тебе: / “Слава снисхождению Твоему, Человеколюбец!”
Стих: Господь воцарися, в лепоту облечеся. Стих: Господь воцарился, / благолепием облекся.   Пс 92:1А
Егда во гробе нове / за всех положился еси, Избавителю всех, / ад всесмехливый, видев Тя, ужасеся, / вереи сокрушишася, сломишася врата, / гроби отверзошася, / мертвии восташа, / тогда Адам, благодарственно радуяся, / вопияше Тебе: / слава снизхождению Твоему, Человеколюбче. Когда в гробнице новой / за весь мiр Ты был положен, Искупитель всех, / ад, всяческого осмеяния достойный, / Тебя увидев, устрашился, / засовы были разбиты, сломлены врата, / гробницы отверзлись, мертвые восставали. / Тогда Адам с благодарностью / радостно взывал к Тебе: / “Слава снисхождению Твоему, Человеколюбец!”
Стих: Ибо утверди вселенную, яже не подвижится. Стих: Ибо Он утвердил вселенную, / и она не поколеблется.   Пс 92:1В
Егда во гробе плотски / хотя заключился еси, / Иже естеством Божества / пребываяй Неописанный и Неопределенный, / смерти заключил еси сокровища, / и адова вся истощил еси, Христе, царствия: / тогда и субботу сию / Божественнаго благословения и славы, / и Твоея светлости сподобил еси. Когда в гробнице плотию / Ты добровольно заключен был, Христе, / по природе Божественной оставаясь вездесущим, / и, неопределимый, внутренние покои смерти затворил / и опустошил все царские чертоги ада, / тогда и эту субботу / Божественным благословением, и славой, / и Твоим сиянием Ты почтил.
Стих: Дому Твоему подобает святыня, Господи, в долготу дний. Стих: Дому Твоему подобает святыня, / Господи, на долгие дни.   Пс 92:5Б
Егда силы зряху Тя, Христе, / яко прелестника от беззаконных оклеветаема, / ужасахуся неизглаголанному долготерпению Твоему, / и камень гроба руками запечатанный, / имиже Твоя нетленная ребра прободоша. / Обаче нашему спасению / радующеся вопияху Ти: / слава снизхождению Твоему, / Человеколюбче. Когда Силы небесные / созерцали Тебя, Христе, / как обманщика беззаконными ложно обвиняемым, / и камень гроба, запечатанный руками, / которые Твои нетленные ребра пронзили копьем, / трепетали они пред неслыханным долготерпением Твоим; / но вместе и спасению нашему радуясь, взывали Тебе: / “Слава снисхождению Твоему, Человеколюбец!”
Слава, и ныне, глас 5: Тебе одеющагося светом, яко ризою, / снем Иосиф с древа с Никодимом / и, видев мертва нага непогребена, / благосердный плач восприим, / рыдая, глаголаше: / увы мне, Сладчайший Иисусе! / Егоже вмале солнце на Кресте висима узревшее / мраком облагашеся, / и земля страхом колебашеся, / и раздирашеся церковная завеса, / но се ныне вижу Тя, / мене ради волею подъемша смерть. / Како погребу Тя, Боже мой, / или какою плащаницею обвию? / Коима ли рукама прикоснуся нетленному Твоему Телу? / Или кия песни воспою Твоему исходу, Щедре? / Величаю Страсти Твоя, / песнословлю и погребение Твое со Воскресением, зовый: / Господи, слава Тебе. Слава, и ныне, глас 5: Тебя, одевающегося светом, как одеждою, / Иосиф, сняв с Древа с Никодимом, / и видя мертвым, нагим, не погребенным, / начав в глубоком сострадании погребальный плач, / с рыданиями возглашал: / “Увы мне, Сладчайший Иисусе! / Тот, Кого недавно узрев висящим на Кресте, / солнце мраком облекалось, / и земля от страха колебалась, / и разрывалась завеса храма. / Но вот, я ныне вижу Тебя / ради меня добровольно принявшим смерть. / Как я буду погребать Тебя, Боже мой, / или как полотном обовью? / И какими руками прикоснусь к нетленному Твоему телу? / Или какие песни буду петь ради Твоей кончины, Милосердный? / Прославляю страдания Твои, / воспеваю и Твое погребение с воскресением, восклицая: / Господи, слава Тебе!”
[Во время пения последней стихиры открываются Царские врата и совершается троекратное каждение вокруг Престола, на котором лежит св. Плащаница.]
Таже Ныне отпущаеши: Трисвятое. По Отче наш: Ныне отпускаешь: Трисвятое по Отче наш:

Тропарь, глас 2:

Благообразный Иосиф / с древа снем Пречистое Тело Твое, / плащаницею чистою обвив, / и вонями, во гробе нове покрыв положи.

Тропари, глас 2

Благородный Иосиф, / с древа сняв пречистое тело Твое, / чистым полотном обвив / и помазав благовониями, / в гробнице новой положил.

Слава, и ныне, другий тропарь: Мироносицам женам при гробе представ Ангел, вопияше: / мира мертвым суть прилична. / Христос же истления явися чуждь. Слава, и ныне: Женам-мироносицам / представ у гробницы, Ангел восклицал: / “Миро приличествует мертвым, / Христос же явился тлению неподвластным”.
[Во время пения тропарей св. Плащаница выносится из алтаря северными вратами и полагается в центре храма; затем совершается её каждение и, по обычаю, произносится проповедь ]
Премудрость. Священник: Премудрость. И далее как обычно.

И отпуст:

Иже нас ради, человеков, и нашего ради спасения страшныя Страсти и Животворящий Крест, и вольное погребение плотию изволивый, Христос, истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матере, святых славных и всехвальных Апостол, святых праведных Богоотец Иоакима и Анны, и всех святых, помилует и спасет нас, яко Благ и Человеколюбец.

Отпуст

Ради нас, людей, и нашего ради спасения страшные страдания, и Животворящий Крест, и добровольное погребение по плоти принять благоволивший Христос, истинный Бог наш, по молитвам Пречистой Своей Матери, святых славных и всехвальных Апостолов, святых и праведных богоотцов Иоакима и Анны и всех святых, помилует и спасёт нас, как благой и Человеколюбец.

Первый же час не совокупляем ныне, но о втором часе дне.

ВО СВЯТЫЙ И ВЕЛИКИЙ ПЯТОК
ПОВЕЧЕРИЕ ПОЕМ В КЕЛЛИАХ,

В СВЯТУЮ И ВЕЛИКУЮ ПЯТНИЦУ
НА ПОВЕЧЕРИИ

на немже поем канон о распятии Господни и на плач Пресвятыя Богородицы. Ирмос по дважды, тропари на 4: последи же ирмос оба лика вкупе. Творение Симеона Логофета. Глас 6. Повечерие же малое совершаем в кельях и на нем поем канон о распятии Господнем и на плач Пресвятой Богородицы. Ирмос дважды, тропари на 4, в конце же песни тот же ирмос оба хора вместе. Творение Симеона Логофета. Глас 6.

Песнь 1.

Ирмос: Яко по суху, пешешествовав Израиль / по бездне стопами, / гонителя фараона / видя потопляема, / Богу / победную песнь / поим, вопияше.

Песнь 1

Ирмос: Как по суше прошел Израиль / по бездне стопами, / и взывал, гонителя фараона видя утопавшим: / “Богу победную песнь воспоем!”

Запев: Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе. Запев: Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.
Обешена яко виде на Кресте, Сына и Господа, / Девая Чистая, терзающися, вопияше горце, / со другими женами, стенящи, глаголаше. Когда увидела повешенным на Кресте / Сына Своего и Господа / Дева Чистая, терзаясь, взывала горько / с другими женами / и со стоном возглашала.
Вижу Тя ныне, / возлюбленное Мое Чадо и любимое, на Кресте висяща, / и уязвляюся горце сердцем, рече Чистая, / но даждь слово, Благий, Рабе Твоей. “Вижу Тебя ныне, / дорогое Мое Чадо и любимое, / на Кресте висящим, / и уязвляюсь горько сердцем”, – вещала Чистая, – / “но дай слово, Благой, Рабе Твоей!”
Слава: Волею, Сыне Мой и Творче, / терпиши на древе лютую смерть, Дева глаголаше, / предстоящи у Креста со возлюбленным учеником. Слава: “Добровольно, Сын Мой и Творец, / терпишь Ты на Древе лютую смерть”, / – Дева восклицала, предстоя у Креста / с возлюбленным учеником.
И ныне: Ныне Моего чаяния, радости и веселия, / Сына Моего и Господа лишена бых: / увы Мне, болезную сердцем, / Чистая, плачущи, глаголаше. И ныне: “Ныне Моей надежды, радости и веселья / – Сына Моего и Господа – я лишилась; / увы Мне! Скорблю сердцем”, / – Чистая с плачем возглашала.

Песнь 3.

Ирмос: Несть свят, / якоже Ты, Господи Боже мой, / вознесый рог верных Твоих, Блаже, / и утвердивый нас на камени / исповедания Твоего.

Песнь 3

Ирмос: Нет святого, / как Ты, Господи Боже мой, / возвысивший достоинство верных Тебе, Благой, / и утвердивший нас на камне / исповедания Твоего.

Страха ради иудейска Петр скрыся, / и вси отбегоша вернии, оставльше Христа, / Дева, рыдающи, глаголаше. “Из страха пред Иудеями Петр скрылся, / и бежали все верные, оставив Христа”, / – Дева с рыданиями возглашала.
О страшном Твоем рождестве и странном, Сыне Мой, / паче всех матерей возвеличена бых Аз, / но увы Мне, ныне Тя видящи на древе, распалаюся утробою. В повергающем в трепет и необычайном / рождестве Твоем, Сын Мой, / более всех матерей Я возвеличилась. / Но, увы Мне! Ныне видя Тебя на Древе, / разгораюсь внутренне.
Слава: Хощу утробу Мою на руку, / имаже яко Младенца держах, / с древа прияти, вещаше Чистая, / но никтоже, увы Мне, Сего даде. Слава: “Стремлюсь Сердце Мое с Древа принять на руки, / которыми Младенцем Его держала. / Но, увы Мне”, – вещала Чистая, – / “никто Мне Его не дает”.
И ныне: Се Свет Мой сладкий, / Надежда и Живот Мой Благий, / Бог Мой угасе на Кресте, / распалаюся утробою, Дева стенящи глаголаше. И ныне: “Вот, Свет Мой сладкий, / Надежда и Жизнь Моя Благая, / Бог Мой угас на Кресте; / разгораюсь внутренне!” – / Дева, со стоном восклицала.

Песнь 4.

Ирмос: Христос моя сила, / Бог и Господь, / честная Церковь / Боголепно поет, взывающи, / от смысла чиста о Господе празднующи.

Песнь 4

Ирмос: “Христос – моя сила, / Бог и Господь”, / – святая Церковь благоговейно поет, / возглашая от чистого разума, / в Господе торжествуя.

Солнце не заходяй, Боже Превечный, / и Творче всех тварей Господи, / како терпиши страсть на Кресте? / Чистая плачущи глаголаше. “Солнце не заходящее, Боже Предвечный / и Создатель всех творений, Господи! / Как Ты терпишь страдание на Кресте?” / – Чистая с плачем возглашала.
Плачущи, глаголаше Браконеискусная ко благообразному: / потщися, Иосифе, к Пилату приступити, / и испроси сняти со древа Учителя Твоего. С плачем обращалась брака не познавшая / к почтенному советнику: / “Поспеши, Иосиф, к Пилату приступить / и попроси снять с Древа Учителя Твоего”.
Слава: Видев Пречистую горце слезящу, Иосиф смутися, / и плачася приступи к Пилату, / даждь ми, вопия с плачем, Тело Бога моего. Слава: Увидев Пречистую, горько слезы льющую, / Иосиф смутился и в слезах приступил к Пилату: / “Дай мне”, – восклицая с плачем, – / “Тело Бога моего!”
И ныне: Уязвена Тя видящи, и без славы, нага на древе, Чадо Мое, / утробою распалаюся, рыдающи яко Мати, / Дева провещаваше. И ныне: “Уязвленным Тебя видя, / и бесславным, нагим на Древе, Чадо Мое, / внутренне разгораюсь, рыдая как Матерь”, – / Дева вещала.

Песнь 5.

Ирмос: Божиим / светом Твоим, Блаже, / утреннюющих Ти души / любовию озари, молюся, / Тя ведети, Слове Божий, / истиннаго Бога, / от мрака греховнаго взывающа.

Песнь 5

Ирмос: Божественным светом Своим, Благой, / души с рассвета к Тебе стремящихся / любовью озари, – молюсь я, – / чтобы знать Тебя, Слово Божие, истинного Бога, / от мрака грехов / к Себе призывающего.

Растерзаяся и рыдая, и дивяся вкупе с Никодимом, / снят Иосиф, и уцеловав Пречистое Тело, / рыдаше и стеняше, и поя Его яко Бога. Терзаясь, и рыдая, и изумляясь, вместе с Никодимом / снял Иосиф Тело Пречистое, / и целовал Его с рыданиями и стоном, / и воспевал Его как Бога.
Приимши Его с плачем Мати неискусомужная, / положи на колену, / молящи Его со слезами и облобызающи, / горце же рыдающи и восклицающи. Приняв Его с плачем, не знавшая мужа Матерь, / к Себе положила на колени, / моля Его со слезами и лобызая, / и горько рыдая, и восклицая.
Слава: Едину Надежду и Живот, Владыко Сыне Мой и Боже, / во очию свет Раба Твоя имех, / ныне же лишена бых Тебе, / сладкое Мое Чадо и любимое. Слава: Единую Надежду и Жизнь, Владыка, / Сын Мой и Боже, свет в очах Моих имела Я, Раба Твоя; / ныне же лишена Тебя, / сладкое Мое Чадо и любимое!
И ныне: Болезни и скорби, и воздыхания обретоша Мя, / увы Мне, Чистая горце рыдающи глаголаше, / видящи Тя, Чадо Мое возлюбленное, нага и уединена, / и вонями помазана мертвеца. И ныне: “Муки, и скорби, и воздыхания / постигли Меня, увы Мне”, / – Чистая, горько рыдая, возглашала, / – “когда вижу Тебя, Чадо Мое возлюбленное, нагим, и одиноким, / и ароматами помазанным мертвецом!”

Песнь 6.

Ирмос: Житейское море, / воздвизаемое зря напастей бурею, / к тихому пристанищу Твоему притек, вопию Ти: / возведи от тли живот мой, / Многомилостиве.

Песнь 6

Ирмос: Житейское море видя / поднимающееся волнами искушений, / я, к тихой пристани Твоей прибегнув, взываю Тебе: / “Возведи от гибели жизнь мою, / Многомилостивый!”

Мертва Тя зрю, Человеколюбче, / оживившаго мертвыя, и содержаща вся, / уязвляюся люте утробою. / Хотела бых с Тобою умрети, Пречистая глаголаше, / не терплю бо без дыхания мертва Тя видети. “Мертвым Тебя видя, Человеколюбец, / оживившего мертвых и держащего все, / уязвляюсь тяжко сердцем. / Хотела бы с Тобою умереть”, – Пречистая возглашала, – / “ведь Я не в силах созерцать Тебя / бездыханным, мертвым!”
Дивлюся, зрящи Тя, / Преблагий Боже, и Прещедрый Господи, / без славы, и без дыхания, и безобразна, / и плачуся, держащи Тя, / яко не надеяхся, увы Мне, / видети Тя, Сыне Мой и Боже. “Удивляюсь, созерцая Тебя, / Преблагой Боже и Всемилосердный Господи, / без славы, и без дыхания, и без образа; / и плачу, держа Тебя, / ибо не думала – увы Мне – таким Тебя узреть, / Сын Мой и Боже!”
Слава: Не изглаголеши ли Рабе Твоей слова, Слове Божий? / Не ущедриши ли, Владыко, Тебе Рождшую, / глаголаше Чистая, рыдающи и плачущи, / облобызающи Тело Господа Своего. Слава: “Не произнесешь ли слова / Рабе Твоей, Слово Божие? / Не сжалишься ли, Владыка, над Тебя Родившей?” – возглашала Чистая, с рыданиями и плачем / лобызая Тело Господа Своего.
И ныне: Помышляю, Владыко, / яко ктому сладкаго Твоего не услышу гласа, / ни доброты Лица Твоего узрю, / якоже прежде Раба Твоя: / ибо зашел еси, Сыне Мой, от очию Моею. И ныне: Помышляю, Владыка, / что не услышу больше сладкого Твоего гласа, / и красоты лица Твоего / Я, Раба Твоя, как прежде не узрю: / ибо зашел Ты, Сын Мой, / сокрывшись от очей Моих.

Кондак, глас 8:

Нас ради Распятаго, приидите, вси воспоим, / Того бо виде Мария на древе, и глаголаше: / аще и распятие терпиши, / Ты еси Сын и Бог Мой.

Кондак, глас 8

Придите все, Распятого за нас воспоем. / Ибо Мария увидела Его на Древе и восклицала: / “Хотя Ты и распятие претерпеваешь, / Ты – Сын и Бог мой”.

Икос: Своего Агнца Агница зрящи, к заколению влекома, / последоваше Мария простертыми власы / со инеми женами, сия вопиющи: / камо идеши, Чадо? / Чесо ради скорое течение совершаеши? / Еда другий брак паки есть в Кане, и тамо ныне тщишися, / да от воды им вино сотвориши? / Иду ли с Тобою, Чадо, или паче пожду Тебе? / Даждь Ми слово, Слове, / не молча мимоиди Мене, Чисту соблюдый Мя: / Ты бо еси Сын и Бог Мой. Икос: Агница – Мария, / видя Агнца Своего, на заклание влекомого, / терзаясь, следовала за Ним с другими женщинами, так взывая: / “Куда Ты идешь, Дитя? / Чего ради путь скорый совершаешь? / Не снова ли иной брак в Кане, / и Ты ныне туда спешишь, / чтобы из воды вино им сотворить? / Пойти ли Мне с Тобой, Дитя, / или лучше подождать Тебя? / Скажи Мне слово, Слово Божие! / Не пройди молча мимо Меня / Ты, сохранивший Меня чистой, / ибо Ты – Сын и Бог Мой!”

Песнь 7.

Ирмос: Росодательну убо пещь / содела Ангел / преподобным отроком, / халдеи же опаляющее / веление Божие / мучителя увеща вопити: / благословен еси, Боже отец наших.

Песнь 7

Ирмос: Росоносною соделал печь / Ангел для благочестивых отроков, / а Божие веление, халдеев опалявшее, / мучителя убедило взывать: / “Благословен Ты, Боже отцов наших!”

Где, Сыне Мой и Боже, благовещение древнее, / еже Ми Гавриил глаголаше; / Царя Тя, Сына и Бога Вышняго нарицаше: / ныне же вижу Тя, Свете Мой сладкий, / нага и уязвлена мертвеца. Где, Сын Мой и Боже, благовестие давнее, / которое возвещал Мне Гавриил? / Царем и Сыном Бога Всевышнего он нарекал Тебя; / ныне же вижу Тебя, Свет Мой сладкий, / нагим и покрытым ранами мертвецом.
Избавляяй болезни, ныне приими Мя с Тобою, Сыне Мой и Боже, / да сниду, Владыко, во ад с Тобою и Аз, / не остави Мене едину, уже бо жити не терплю, / не видящи Тебе сладкаго Моего Света. Избавляя от муки, / ныне возьми Меня с Собою, Сын Мой и Боже, / да сойду и Я, Владыка, с Тобой во ад: / не оставь Меня одну, / ибо уже жить не могу, / не видя Тебя, сладкого Моего Света.
Слава: С другими женами мироносицами, / рыдающи Непорочная горце, / и носима видящи Христа, глаголаше: увы Мне, что вижу! / Камо идеши ныне, Сыне Мой, / а Мене едину оставляеши? Слава: С другими женами мироносицами / Непорочная с рыданием горьким, / взирая, как несут ко гробу тело Христа, / восклицала: “Увы Мне, что вижу! / Куда Ты идешь ныне, Сын Мой, / а Меня одной оставляешь?”
И ныне: Изнемогающи и рыдающи Непорочная, мироносицам глаголаше: / срыдайте Ми, и сплачитеся горце: / се бо Свет Мой сладкий, и Учитель ваш гробу предается. И ныне: Изнемогая и рыдая, Непорочная / мироносицам возглашала: / “Рыдайте со Мною вместе и плачьте горько: / ибо вот, Свет Мой сладкий / и Учитель ваш гробу предается!”

Песнь 8.

Ирмос: Из пламене преподобным росу источил еси, / и праведнаго жертву водою попалил еси: / вся бо твориши, Христе, токмо еже хотети. / Тя превозносим во вся веки.

Песнь 8

Ирмос: Из пламени Ты для благочестивых росу источил, / и жертву праведника водою попалил: / ибо все Ты совершаешь, Христе, одним Своим хотением. / Тебя мы превозносим во все века.

Деву рыдающу Иосиф видев, / растерзашеся весь, и вопияше горько: / како Тя, о Боже мой, ныне погребу раб Твой? / Какими плащаницами обвию Тело Твое? Деву рыдающей увидев, Иосиф / растерзал себя весь и взывал горько: / “Как Тебя, о Боже мой, / ныне погребу, я раб Твой? / Какими плащаницами обовью Тело Твое?”
Паче ума превзыде странное Твое видение, / носящаго тварь всю Господа: / сего ради Иосиф яко мертва Тя на руку своею, / и с Никодимом носит и погребает. Превзошел пределы ума необычайный облик / Тебя, все творение носящего Господа; / потому что Тебя как мертвого Иосиф на своих руках / вместе с Никодимом носит и погребает.
Слава: Странную вижу и преславную тайну, / Дева вопияше Сыну и Господу: / како в худом гробе полагаешися, / мертвыя повелением возставляяй во гробех? Слава: “Необычайную вижу и преславную тайну”, / – Дева возглашала Сыну и Господу, – / как в ничтожном гробе полагают Тебя, / повелением Своим воздвигающего мертвых из гробов?”
И ныне: Ни от гроба Твоего востану, Чадо Мое, / ни слезы точащи престану Раба Твоя, / дондеже и Аз сниду во ад: / не могу бо терпети разлучения Твоего, Сыне Мой. И ныне: “Ни от гроба Твоего не отойду, Чадо Мое, / ни прекращу проливать слезы, Раба Твоя, / доколе и Я не сойду во ад: / ибо не могу терпеть разлуки с Тобою, Сын Мой!”

Песнь 9.

Ирмос: Бога / человеком не возможно видети, / на Него же не смеют чини Ангельстии взирати; / Тобою бо, Всечистая, явися человеком / Слово воплощенно, / Его же величающе, / с Небесными вои / Тя ублажаем.

Песнь 9

Ирмос: Невозможно людям увидеть Бога, / на Которого не смеют полки Ангелов взглянуть; / но чрез Тебя, Всечистая, / стало видимым для смертных Слово воплощенное. / Его величая, / мы вместе с небесными воинствами / Тебя восхваляем.

Радость Мне николиже отселе прикоснется, / рыдающи, глаголаше Непорочная: / Свет Мой и Радость Моя во гроб зайде: / но не оставлю Его единаго, / зде же умру, и спогребуся Ему. “Радость ко Мне никогда не приблизится отныне”, / – рыдая, восклицала Непорочная, – “Свет Мой и Радость Моя во гроб зашла; / но не оставлю Его одного, / здесь же умру и погребена буду с Ним!”
Душевную Мою язву ныне исцели, Чадо Мое, / Пречистая вопияше слезящи: / воскресни, и утоли Мою болезнь и печаль, / можеши бо, Владыко, елико хощеши, и твориши, / аще и погреблся еси волею. “Душевную Мою язву / ныне исцели, Чадо Мое”, / – со слезами Пречистая взывала, – / “воскресни и утоли Мою муку и печаль, / ибо Ты можешь все, Владыка, и творишь, что хочешь, / хотя и был погребен добровольно!”.
Слава: О како утаилася Тебе есть бездна щедрот, / Матери в тайне изрече Господь; / тварь бо Мою хотя спасти, изволих умрети, / но и воскресну, и Тебе возвеличу, / яко Бог небесе и земли. Слава: “О, как утаилась от Тебя бездна милосердия!” – / Матери втайне изрек Господь, – / ведь благоволил Я умереть, Мое творение спасти желая; / но и воскресну, и Тебя возвеличу, / как Бог неба и земли!”
И ныне: Воспою милосердие Твое, Человеколюбче, / и покланяюся богатству милости Твоея, Владыко: / создание бо Твое хотя спасти, / смерть подъял еси, рече Пречистая: / но Воскресением Твоим, Спасе, помилуй всех нас. И ныне: “Воспеваю милосердие Твое, Человеколюбец, / и поклоняюсь богатству милости Твоей, Владыка: / ибо желая спасти Твое создание, / Ты принял смерть”, – возгласила Пречистая, – / “но Воскресением Твоим, Спаситель, / помилуй всех нас!”
Таже за Достойно: Ирмос: Бога человеком не возможно видети: Трисвятое. По Отче наш: Кондак: Нас ради Распятаго: Господи, помилуй, 40. Иже на всякое время: Господи, помилуй, трижды. Слава, и ныне: Честнейшую Херувим: Именем Господним благослови, отче. Иерей: Молитвами святых отец наших: И молитва: Нескверная, Неблазная: И отпуст. Также вместо Достойно есть: повторяем ирмос: Невозможно людям увидеть Бога: После Трисвятого Кондак: Придите все, Распятого за нас воспоем: И обычное окончание малого повечерия.
Полунощницу же поем в келлиах. Полунощницу же поем в кельях.