Что такое православная духовность?

На вопросы отве­чают свя­щен­но­слу­жи­тели и миряне

Про­то­и­е­рей Андрей Лоба­шин­ский,
бла­го­чин­ный Мало­я­ро­сла­вец­кого округа

Отец Андрей, как чело­веку в нашем сует­ном мире при­об­ре­сти «мир и духов­ную тишину в сердце»?

– Отве­тить на этот вопрос, значит, попы­таться в несколь­ких словах пере­дать весь опыт духо­нос­цев Пра­во­слав­ной Церкви… Все, навер­ное, помнят призыв батюшки пре­по­доб­ного Сера­фима Саров­ского к необ­хо­ди­мо­сти стя­жа­ния мир­ного духа, речь идет о стя­жа­нии Свя­того Духа, что соб­ственно и явля­ется целью созна­тель­ной хри­сти­ан­ской жизни… Однако этой цели доби­ва­ются еди­ницы, потому что, если Еван­ге­лие Гос­пода нашего Иисуса Христа не ста­но­вится «единым на потребу», т.е. уни­каль­ным Откро­ве­нием о мире и чело­веке и един­ствен­ным руко­во­дя­щим прин­ци­пом жизни веру­ю­щего чело­века, его глав­ной забо­той, болью и любо­вью, то и вся его жизнь по-преж­нему при­над­ле­жит только ему самому, а не Его Созда­телю, Спа­си­телю и Про­мыс­ли­телю, и чело­век оста­ется в том же замкну­том, пороч­ном кругу земной жизни – уми­ра­ния. Поэтому мирный дух в сердце хри­сти­а­нина – это итог и резуль­тат жизни во Христе и ради Христа, как и сви­де­тель­ствует св. апо­стол Павел: «и уже не я живу, но живет во мне Хри­стос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, воз­лю­бив­шего меня и пре­дав­шего Себя за меня» (Гал. 2:20–21) Для нас зача­стую дело пред­став­ля­ется таким обра­зом, что эти слова апо­стола ника­ким обра­зом не каса­ются нашей хри­сти­ан­ской жизни, а ведь это совер­шенно не так, ведь тот же апо­стол сказал: «Посему умоляю вас: под­ра­жайте мне, как я Христу» (1Кор.14:16). Мир и тишина в сердце рож­да­ются после бурь и тревог, сомне­ний и иску­ше­ний, тягот страд­ного и крест­ного пути хри­сти­а­нина, когда он спо­койно и непо­ко­ле­бимо чув­ствует при­сут­ствие Сына Божия в своем сердце, даю­щего мир Божий, пре­вос­хо­дя­щий всякую тре­вогу и сомне­ние. За это стоит бороться…

– Что такое пра­во­слав­ная духов­ность?

– Вообще-то на эту тему напи­саны целые биб­лио­теки книг… И отве­тить на этот вопрос можно весьма разным спо­со­бом, в зави­си­мо­сти от того, какое содер­жа­ние мы будем вкла­ды­вать в этот термин. Можно рас­суж­дать о пра­во­слав­ной духов­но­сти, как о собор­ном духов­ном опыте святых отцов Пра­во­слав­ной Церкви, и тогда это станет темой целой книги, можно также гово­рить о неко­то­рой мето­до­ло­гии пра­во­слав­ной аске­тики, кото­рая при­суща духов­ным настав­ле­ниям пре­по­доб­ных отцов, уместно будет при этом оста­но­виться на внеш­них устой­чи­вых при­ме­тах, замет­ных в духов­ном облике святых Пра­во­сла­вия – и в каждом случае, гово­рить или писать на любую из этих тем будет сложно, потому что право гово­рить об этом достойно, озна­чает обла­да­ние духов­ным правом на такое сви­де­тель­ство. Поэтому зара­нее хочу ска­зать, что мои заметки носят харак­тер наблю­де­ний и раз­мыш­ле­ний над про­чи­тан­ным…

В первую оче­редь, надо со всей опре­де­лен­но­стью ска­зать, что первым усло­вием под­лин­но­сти духов­но­сти, о кото­рой мы гово­рим, явля­ется чистота веры. Совер­шенно не слу­чайно пра­во­слав­ный Символ веры вклю­чен не только в после­до­ва­ние Боже­ствен­ной Литур­гии, но и в каждое келей­ное молит­вен­ное пра­вило, как напо­ми­на­ние о том, что наша молитва и духов­ное усилие только тогда бого­угодны, когда они совер­ша­ются на твер­дом осно­ва­нии пра­во­слав­ного веро­ис­по­ве­да­ния.

Кратко сум­ми­руя настав­ле­ния и духов­ные советы духо­нос­ных отцов, отме­тим в их духов­ном опыте роль трез­ве­ния, то есть очень осто­рож­ного и вни­ма­тель­ного под­хода к встрече с духов­ным миром, преду­смат­ри­ва­ю­щего изряд­ную долю само­кри­тики и недо­ве­рия к данным чело­ве­че­ских ощу­ще­ний и настро­е­ний, а также стрем­ле­ние к «цар­скому пути» аске­ти­че­ского подвига, т.е. подвига без край­но­стей и, выра­жа­ясь совре­мен­ным языком», без экс­тре­мизма, и, без­условно, нали­чие такого миро­вос­при­я­тия, кото­рое преп. Исаак Сирин назвал «серд­цем милу­ю­щим», когда весь твар­ный мир и все чело­ве­че­ство вос­при­ни­ма­ется подвиж­ни­ком как объект сер­деч­ной состра­да­ю­щей молитвы о его спа­се­нии и при­ве­де­нии к позна­нию любя­щего Бога. И отме­тим также, что весь путь духов­ного подвига пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина должен про­хо­дить в атмо­сфере глу­бо­кого пока­я­ния, спо­соб­ного при­ве­сти к боже­ствен­ному сми­ре­нию.

В совре­мен­ном мире этот скром­ный, сми­рен­ный облик пра­во­слав­ной духов­но­сти, к вели­кому сожа­ле­нию, нахо­дит все меньше цени­те­лей и тем более после­до­ва­те­лей, так как наши совре­мен­ники настой­чиво ищут мак­си­мально острых ощу­ще­ний и впе­чат­ле­ний, ярких обра­зов во всех без исклю­че­ния обла­стях жизни, не исклю­чая рели­ги­оз­ную сферу, нахо­дясь под вли­я­нием новой куль­туры, ори­ен­ти­ру­ю­щей чело­века на все­це­лую кон­цен­тра­цию на внеш­нем, плот­ском, чув­ствен­ном аспекте бытия, и люди неиз­бежно зара­жа­ются этим мен­та­ли­те­том, этим настро­е­нием, этим губи­тель­ным духом. Вообще наблю­дая духов­ные про­цессы в совре­мен­ном мире, невольно вспо­ми­на­ешь гени­аль­ный образ двух градов блаж. Авгу­стина, града Божия и града зем­ного – двух циви­ли­за­ци­он­ных про­ек­тов, борю­щихся в чело­ве­че­ском сооб­ще­стве с самого начала исто­ри­че­ского пути мира. Оби­та­те­лей одного из них – Божи­его, отли­чает, согласно Авгу­стину, любовь к Богу до нена­ви­сти к себе, а дру­гого – зем­ного – любовь к себе до нена­ви­сти к Богу.

И как раз в утрате ощу­ще­ния неот­мир­но­сти хри­сти­ан­ского пути, при­над­леж­но­сти всего хри­сти­ан­ства к дру­гому граж­дан­ству – небес­ному, его устрем­лен­но­сти к гор­нему Иеру­са­лиму заклю­ча­ется внут­рен­няя при­чина, пре­пят­ству­ю­щая нашим совре­мен­ни­кам вер­нуться на путь под­лин­ного пости­же­ния духа и опыта пра­во­слав­ных святых. Для при­мера скажу – нам свой­ственно увле­каться, в част­но­сти, лич­но­стями святых, избрав­ших подвиг юрод­ства Христа ради, не потому, что мы видим в нем способ скрыть от рав­но­душ­ного взора сердце, пла­ме­не­ю­щее любо­вью к Богу и людям, а вслед­ствие инте­реса к вол­ну­ю­щему вооб­ра­же­ние экс­цен­трич­ному образу свя­то­сти, перед кото­рым мы почти по-язы­че­ски бла­го­го­веем. А нам стоит всегда пом­нить, что хри­сти­ан­ский путь – это не способ пуб­лич­ной пре­зен­та­ции своих или даже чужих духов­ных дости­же­ний, а наобо­рот, тесная дорога само­огра­ни­че­ния и непо­каз­ного сми­ре­ния.

Важно еще и то, что гово­рить о пра­во­слав­ной духов­но­сти можно по-насто­я­щему в том только случае, если мы будем иметь в виду опыт истин­ных носи­те­лей Св. Духа, что только и поз­во­ляет нам гово­рить о духов­но­сти, как обла­сти дей­ствий-энер­гий Свя­того Духа, «Иже везде Сый и вся испол­няяй», вво­дя­щего чело­века в таин­ство иного, духов­ного мира, в начало того состо­я­ния обо­же­ния, кото­рое уго­то­вано всем спа­сен­ным. Для нас, совре­мен­ных людей Церкви, этот опыт стал прак­ти­че­ски непо­сред­ственно недо­сту­пен, как в силу охва­тив­шего очень многих хри­стиан плот­ского образа мыслей и дей­ствий, так и после­до­вав­шей после деся­ти­ле­тий гос­под­ства без­бож­ного режима тра­ги­че­ской утраты пре­ем­ства духов­ного подвиж­ни­че­ства, а также гос­под­ства все­об­держ­ного само­лю­бия, страш­ного духов­ного порога, о кото­рый спо­ты­ка­ется боль­шин­ство совре­мен­ных людей, даже ищущих созна­тель­ной хри­сти­ан­ской жизни и подвига. В связи с этим мне не совсем умест­ными видятся те непре­кра­ща­ю­щи­еся дис­кус­сии о послу­ша­нии и духов­ном руко­вод­стве в совре­мен­ной цер­ков­ной жизни среди пра­во­слав­ных хри­стиан, подав­ля­ю­щее боль­шин­ство кото­рых и не нуж­да­ются в таком руко­вод­стве, тогда как они в состо­я­нии вос­при­нять необ­хо­ди­мую и доступ­ную им духов­ную помощь из ука­за­ний своей сове­сти, совета житей­ски опыт­ных бла­го­го­вей­ных хри­стиан и Слова Божия. Выс­шего этого мы сейчас просто недо­стойны. К сожа­ле­нию, боль­шин­ство из нас разу­чи­лись быть как уче­ни­ками, так и учи­те­лями в духов­ной жизни, и стали не спо­собны под­дер­жи­вать тот уро­вень духов­ных отно­ше­ний, необ­хо­ди­мый для того, чтобы эти отно­ше­ния были обо­юдно спа­си­тельны и пло­до­носны.

Но про­блема все же суще­ствует… И хотя, по дра­го­цен­ному сви­де­тель­ству преп. Сера­фима Саров­ского, доне­сен­ного до нас вдовой Н.В. Мото­ви­лова, в мире под­ви­за­ется очень мало хри­стиан, кото­рых можно назвать духов­ными, неко­то­рые, наи­бо­лее само­от­вер­жен­ные и спо­соб­ные к любви к Богу хри­сти­ане, по-преж­нему ищут совер­шен­ства. И тогда, когда чело­век на этом пути к совер­шен­ному Бого­об­ще­нию бла­го­датно и само­от­вер­женно пере­сту­пает все бес­ко­нечно труд­ные пороги само­лю­бия, жало­сти к себе, иску­ше­ний духом вре­мени и начи­нает духовно под­ви­заться, то помощь опыт­ного духов­ного руко­во­ди­теля ему ста­но­вится абсо­лютна необ­хо­дима, потому что «брань против… духов злобы под­не­бес­ной» (Еф. 6:12), кото­рую он начи­нает вести, чрез­вы­чайна опасна, и велика веро­ят­ность паде­ния в бездну пре­ле­сти без ограж­да­ю­щей руки духов­ного настав­ника, «ибо не только самое настав­ле­ние нена­ви­дит лука­вый, но даже и самый голос, про­из­но­ся­щий оное, нена­ви­дит» (авва Доро­фей, поуче­ние 5) – так велика и высока роль духов­ного отца. И твердо верю – Гос­подь всегда найдет способ помочь само­от­вер­женно и сми­ренно под­ви­за­ю­ще­муся чело­веку обре­сти такого руко­во­ди­теля, кото­рому дове­рять полно и до конца будет есте­ственно и вся­че­ски оправ­данно опытом, и кото­рый будет в состо­я­нии помочь «пройти огонь и воду» (см.Пс.65:12) и обре­сти тот бла­го­дат­ный покой, кото­рый есть тишина и мир о Дусе Святе… И тогда чело­век, уже опытно при­кос­нув­шийся к бла­го­дати Свя­того Духа, ста­но­вится под­линно духов­ным.

К этому мне хоте­лось бы доба­вить еще одно, думаю, важное сооб­ра­же­ние. Если пра­во­слав­ный чело­век придет к внут­рен­ней необ­хо­ди­мо­сти не доволь­ство­ваться про­стым испол­не­нием фор­маль­ных правил пра­во­слав­ной цер­ков­ной жизни, то он столк­нется с насущ­ной потреб­но­стью лич­ного внут­рен­него подвига, без кото­рого в совре­мен­ном мире остаться хри­сти­а­ни­ном не по назва­нию, а по содер­жа­нию, прак­ти­че­ски невоз­можно. И тогда он ему при­дется зна­ко­миться с осно­вами пра­во­слав­ной духов­но­сти, кото­рая начи­на­ется с пока­ян­ной борьбы со стра­стями, а завер­ша­ется, по выра­же­нию преп. Иустина Попо­вича, «охри­сто­со­в­ле­нием» чело­века. И этот путь и есть пра­во­слав­ная духов­ность, кото­рая есть «свет миру» (Мф. 5:14).

Все выше­ска­зан­ное не должно пони­маться таким обра­зом, что путь духов­ной жизни для нас прак­ти­че­ски закрыт. Это, конечно, не так. Весь духов­ный опыт Церкви гово­рит о том, что всем веру­ю­щим во спа­си­тель­ное имя Иисуса Христа и жела­ю­щим насле­до­вать спа­се­ние пред­ле­жит вели­чай­ший жиз­нен­ный подвиг, и мы при­званы этот путь пройти до конца, а лучше ска­зать, до начала той жизни, кото­рая нико­гда не кон­ча­ется и не ума­ля­ется. Но надо иметь и твер­дую реши­мость, и дерз­но­ве­ние веры, чтобы на этот путь всту­пить.

Про­то­и­е­рей Сергий Виш­ня­ков,
бла­го­чин­ный Обнин­ского округа

Сре­до­то­чием пра­во­слав­ной духов­но­сти явля­ется Бого­че­ло­век,
в то время как другие рели­гии замы­ка­ются на чело­веке.
Мит­ро­по­лит Иеро­фей (Влахос)

– Отец Сергий, что такое в вашем пони­ма­нии пра­во­слав­ная духов­ность?

– Нужно ого­во­риться, что такое духов­ность, потому что иногда даже пра­во­слав­ные хри­сти­ане пони­мают её неверно. Свет­ские же люди под духов­но­стью часто под­ра­зу­ме­вают пра­виль­ное эсте­ти­че­ское вос­пи­та­ние. Духов­ными людьми они оши­бочно назы­вают мир­ских поэтов, писа­те­лей, худож­ни­ков, дея­те­лей куль­туры.

Итак, что такое пра­во­слав­ная духов­ность? Слово «духов­ность» про­ис­хо­дит от слова «дух». Как известно, чело­век состоит из духа, души и тела. Дух – это то, что воз­во­дит чело­века к Богу. Значит, говоря о духов­но­сти, мы, в первую оче­редь, имеем в виду Дух Божий, дела­ю­щий нас Божьими. Дру­гими сло­вами, духов­ность – это путь, конеч­ная цель кото­рого – дости­же­ние обожения. То есть соеди­не­ния с Богом именно в Духе Святом. Как сказал А.И. Осипов: «Духов­ность – это Бого­по­до­бие. Духов­ность чело­века опре­де­ля­ется сте­пе­нью Бого­по­до­бия». Поэтому под «пра­во­слав­ной духов­но­стью» мы будем пони­мать то, что нас при­во­дит к еди­не­нию с Богом.

Пра­во­слав­ную духов­ность необ­хо­димо отли­чать от душев­но­сти. К сожа­ле­нию, про­блема нашей совре­мен­ной Церкви в том, что многие люди именно этого и не раз­ли­чают. Что это озна­чает? От при­хо­жан часто можно услы­шать: мне нра­вится цер­ков­ное пение, инте­рьер храма, мне по душе такой-то мона­стырь, мне нра­вится батюшка… Обра­тите вни­ма­ние: «Мне нра­вится…»! И когда с такими веру­ю­щими начи­на­ешь гово­рить о более серьез­ных поня­тиях, выяс­ня­ется, что они ходят в храм по сле­ду­ю­щим при­чи­нам: чтобы само­утвер­диться – обычно это люди кри­зис­ного воз­раста; чтобы просто не сидеть дома (напри­мер, пен­си­о­неры), а для неко­то­рых посе­ще­ние церкви и вовсе при­рав­ни­ва­ется к увле­че­нию, хобби, сродни тому, что кто-то ходит в Клуб вете­ра­нов, песни петь, а кто-то зани­ма­ется выши­ва­нием. Есть такие «веру­ю­щие» и это не секрет. Но самое страш­ное, что они не хотят даже сами себе в этом при­знаться. То есть путают душев­ность с духов­но­стью.

– Как чело­веку в нашем сует­ном мире при­об­ре­сти мир и духов­ную тишину в сердце?

– По сути, первый вопрос пере­кли­ка­ется со вторым: как при­об­ре­сти душев­ный мир и тишину в сердце, то есть что нужно делать, чтобы стя­жать пра­во­слав­ную духов­ность. А мно­гого для этого и не тре­бу­ется. Всё у нас на самом деле есть: Еван­ге­лие, молит­во­слов, где в конце Вечер­них молитв напи­сано еже­днев­ное испо­ве­да­ние грехов, и так далее. Сле­до­ва­тельно, чтобы быть духов­ным, пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном, надо еже­дневно, еже­се­кундно себя про­ве­рять – соот­вет­ствует ли мой дух Духу Божию, спо­соб­ствует ли мой образ жизни очи­ще­нию сердца от стра­стей, есть ли в моем сердце пока­я­ние. Еже­дневно ана­ли­зи­руя свое пове­де­ние, мы осо­знаем, что сде­лали хоро­шего и пло­хого, что могли сде­лать хоро­шего, а не сде­лали и что сде­лали пло­хого, а могли от этого воз­дер­жаться. Если чело­век каждый день так себя про­ве­ряет, то посте­пенно он начи­нает пре­об­ра­жаться из номи­наль­ного веру­ю­щего в пра­во­слав­ного… Если веру­ю­щий этим живет, и не просто живет, а, видя свои грехи, ста­ра­ется изо всех сил испра­виться, то это уже первая сту­пень к духов­но­сти. Ведь раз есть борьба с грехом, то это уже пока­я­ние – изме­не­ние созна­ния. Всё… Но опять-таки, как духов­ность при­об­ре­сти? Конечно же, духов­ность при­об­ре­та­ется не тео­ре­ти­че­скими зна­ни­ями. Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов гово­рит, что Еван­ге­лие – это книга Жизни, поэтому читать ее надо жизнью. Дру­гими сло­вами, ника­кая теория не заме­нит прак­ти­че­ского знания. Как отме­тил про­фес­сор А.И. Осипов, бесы намного лучше нас знают Писа­ние, однако же, по-бесов­ски. Не зря Апо­стол учил: «Знание над­ме­вает, а любовь нази­дает». От нас же тре­бу­ется другое – про­стота и искрен­ность, жить по сове­сти.

Как при­об­ре­сти мир и духов­ную тишину в сердце?.. Мир при­об­ре­та­ется очень просто: вслед­ствие жизни по Еван­ге­лию и от пони­ма­ния того, что всё про­ис­хо­дит по воле Божией. Без воли Божией, как известно, ни один волос с головы не упадет, ника­кая про­блема не слу­чится. Но к вели­кому сожа­ле­нию, люди обычно забы­вают, что скорби и бла­го­ден­ствие – это дей­ствия той же самой Божией Любви к чело­веку. Если мы думаем, что в жизни всё про­ис­хо­дит слу­чайно или что Гос­подь нас нака­зы­вает, то эти убеж­де­ния будут оши­боч­ными. Потому что, так думая, можно далеко зайти. Духов­ный чело­век счи­тает, что Гос­подь даже скорби нам попус­кает по Своей любви для нашей же пользы, и в этом обя­за­тельно есть Божий про­мы­сел. Такой взгляд на жизнь и есть та соль, кото­рая предо­хра­няет мир от гни­е­ния и по-дру­гому име­ну­ется хри­сти­ан­ским сми­ре­нием. Через пока­я­ние чело­век укра­ша­ется еще и сми­ре­нием, кото­рое явля­ется дове­рием Про­мыслу Божьему и назы­ва­ется миром в душе. Сми­рен­ный чело­век уже ни о чем сует­ном не бес­по­ко­ится. Однако, есть край­но­сти, такие как бес­печ­ность: а чего здесь вол­но­ваться, Бог Сам всё устра­и­вает… Нет-нет-нет! Должна быть золо­тая сере­дина – с одной сто­роны, на Бога надейся, а сам не плошай, с другой – без Бога не до порога. То есть, необ­хо­димо сора­бот­ни­че­ство Бога и чело­века. А тишина в сердце – это абсо­лют­ное без­мол­вие, когда сердце не шумит от стра­стей. Ибо в сердце при­сут­ствует бес­по­кой­ство, когда в нем – стра­сти. Напри­мер, рас­сер­ди­лись на кого-то, а потом всю ночь не могли уснуть – всё внутри бур­лило; либо с кем-то пору­га­лись и не знаете, как замо­лить вину – опять же бес­по­кой­ство… В прин­ципе, вопросы-то про­стые, но они вечные, акту­аль­ные.

– Каким должен быть чело­век, чтобы можно было назвать его духов­ным?

– Конечно же, живу­щим по-хри­сти­ан­ски, стре­мя­щимся к Богу. Есть ли такие люди? Да, разу­ме­ется… Духов­ный – это не тот, кто гово­рит о Боге, а кто живет Богом и идет к Нему. Люди, коих я встре­чал на своем жиз­нен­ном пути и о кото­рых мог бы ска­зать, что они духов­ные, обла­дали уди­ви­тель­ной про­сто­той. У них была муд­рость…

– Как ска­зано в Писа­нии: «Не отхо­дите от про­стоты Хри­сто­вой…»

– Да. Один ува­жа­е­мый батюшка гово­рил: «Вы дума­ете, что сейчас мир спа­са­ется молит­вами свя­щен­ни­ков и архи­ереев – нет. Он спа­са­ется молит­вами ста­ри­ков и ста­ру­ше­чек, непри­мет­ных миру». Мило­стью Божией я таких ста­ри­ков и ста­ру­ше­чек встре­чаю в своей жизни. Они очень про­стые, неза­мет­ные. Поэтому я боюсь гово­рить о ком-либо, духов­ный это чело­век или нет. Бог смот­рит не на лицо, а на сердце… Истин­ная духов­ность чув­ству­ется… Поэтому я этот вопрос оста­вил бы без ответа…

Отмечу лишь: слава Богу, людей, стре­мя­щихся жить духовно, много. Но еще раз повто­рюсь: эти креп­кие пра­во­слав­ные не ста­ра­ются быть на виду и навя­зы­вать кому-либо свое пони­ма­ние веры и духов­но­сти. Они непри­метны для окру­жа­ю­щих, потому что рабо­тают над собой и ведут насто­я­щую духов­ную жизнь: «до крови» борются со своими стра­стями и похо­тями и не заме­чают грехов других. С другой сто­роны, сейчас суще­ствует немало людей, счи­та­ю­щих себя пра­во­слав­ными, у кото­рых вся их вера заклю­ча­ется только в словах, а не в делах. «Духов­ность» же иных «веру­ю­щих» состоит лишь во внеш­нем дела­нии, а не во внут­рен­нем. Зато, с каким напо­ром и одер­жи­мо­стью они про­па­ган­ди­руют свою «истин­ную» веру! А копни поглубже – у них ни веры, ни любви Хри­сто­вой нет… Духов­ный чело­век – тот, кто живет по-хри­сти­ан­ски. Понятно, что в нем при­сут­ствует Дух Божий. Таких людей спустя время име­но­вали пре­по­доб­ными, то есть упо­до­бив­ши­мися Богу.

Раньше тех, кто жил духовно, назы­вали рабами Божьими, потому что они тру­ди­лись в Боге и ради Бога, стре­ми­лись вполне пре­даться Его святой воле. Ныне же, в силу нашей душев­но­сти, поня­тие «раб Божий» деваль­ви­ро­ва­лось (обес­це­ни­лось), поте­ряло свою зна­чи­мость. И вы знаете, какое слово сейчас начали упо­треб­лять люди, кото­рые более-менее пра­вильно раз­мыш­ляют, – «адек­ват­ный». Что это озна­чает? Дать пра­виль­ную оценку про­ис­хо­дя­щему собы­тию или состо­я­нию своей души. То есть, не впадая в край­но­сти – в правые и левые – дер­жаться сред­него пути, может быть, и хро­мать на нем, но зная точно этот путь…

Пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский учил: реши­мо­сти нам не хва­тает. Была б реши­мость, всё бы было. А мы мало­верны и бояз­ливы. И тут воз­ни­кает еще одна слож­ность. Знаете, чего мы боимся? Мы стра­шимся нару­шить свой мнимый покой: а вдруг мы не потя­нем, или что-то с нами слу­чится. Обра­тите вни­ма­ние на вопрос, кото­рый задаем сами себе: «А вдруг с нами что-то слу­чится?» То есть мы сразу же выпа­даем из потока воли Божией, думая, что не Про­мы­сел Божий, а какой-то случай дей­ствует в нашей жизни… И начи­наем пере­стра­хо­вы­ваться, то есть вместо сми­рен­ного упо­ва­ния на Бога пола­гаться на соб­ствен­ные силы. Вот в чем беда.

У каж­дого чело­века есть совесть и свой­ство себя оправ­ды­вать. Надо же оправ­дать своё мало­ду­шие – я же веру­ю­щим счи­та­юсь. И воз­ни­кает еще одна про­блема: многие люди начи­нают грех воз­во­дить в рамки нормы. Это назы­ва­ется обмир­ще­ние: то, что пред­ла­гает не Бог, а мир, лежа­щий во зле, ста­но­вится нор­маль­ным. Тот же «теп­лохлад­ный» покой, тот же внут­рен­ний ком­форт: ну, можно немножко погу­лять, раз­ве­яться, немножко то, немного это… Но почему-то, рас­суж­дая таким обра­зом, выбор часто дела­ется не в пользу Бога, а в пользу мира. То есть за рамки доз­во­лен­ного мы пока вроде не вышли, но, вместе с тем, в совре­мен­ном чело­веке пре­об­ла­дает нега, рас­слаб­ле­ние, осуж­де­ние, зло­сло­вие, веще­лю­бие…

Есть золо­тая сере­дина – всё поз­во­ли­тельно, но не всё полезно, и этого сле­дует твердо при­дер­жи­ваться. Духов­ный чело­век нико­гда не забы­вает: «кто хочет быть другом миру, тот ста­но­вится врагом Богу» (Иак. 4:4).

Игумен Игна­тий (Душеин),
бла­го­чин­ный VIII округа Калуж­ской Епар­хии

Как чело­веку в нашем сует­ном мире при­об­ре­сти «мир и духов­ную тишину в сердце» (свя­щен­ник Андрей Постер­нак поже­лал, «чтобы радость Хри­стова Рож­де­ства, мир и духов­ная тишина были в сердце у каж­дого чело­века»)?

– «Я побе­дил мир» – сказал Гос­подь. Эти слова отно­сятся именно к миру греха. Теперь наси­лие греха, его власть над чело­ве­ком не незыб­лема.

В другом месте Еван­ге­лия читаем: «Мир Мой остав­ляю Вам». Теперь каждый чело­век может стать сопри­част­ни­ком этого дара – мира душев­ного.

Апо­стол Павел гово­рит, что нет ничего, спо­соб­ного отлу­чить чело­века от Любви Божией. То есть ника­кие внеш­ние при­чины: соблазны, суета, при­род­ные ката­клизмы, соци­аль­ные потря­се­ния, дефолты и выборы-пере­вы­боры – не могут поме­шать нашему духовно-нрав­ствен­ному само­опре­де­ле­нию. Только наше соб­ствен­ное пове­де­ние может нас или при­бли­зить, или отда­лить от Бога. И запо­веди можно испол­нять везде.

Соб­ственно, многой суеты мы можем сами избе­жать. Ну, напри­мер: кто нас застав­ляет смот­реть теле­ви­зор, слу­шать радио? Ведь мы знаем, что абсо­лютно ничего в духов­ном плане полез­ного там не найти, а грязи нахва­таться – легко и просто. Но, тем не менее, очень редко даже среди пра­во­слав­ных най­дется чело­век, кото­рый бы хотя бы постом отка­зался от этого…

Я своим при­хо­жа­нам прямо говорю: отка­заться от теле­ви­зора постом – выше, чем не пить молока и не есть мяса, так как Бог смот­рит в сердце, а не в желу­док.

Так что многое зави­сит от нас самих. Мы ведь сами впус­каем в себя малень­кие при­чины боль­ших про­блем духа – не храним себя, своих чувств и мыслей.

Что каса­ется того, что мы отри­нуть не в силах… Я уверен, что тому, кто доб­ро­вольно отме­тает всякую грязь, созна­тельно не при­ни­мает ее в себя, Гос­подь помо­жет не испач­каться в ней и невольно.

– Что такое в Вашем пони­ма­нии пра­во­слав­ная духов­ность?

– Это – обя­за­тельно – при­част­ность Духу Свя­тому. Это – не куль­тура и даже не нрав­ствен­ность, не обра­зо­ван­ность и не эру­ди­ро­ван­ность. Все пере­чис­лен­ное может быть в какой угодно рели­гии и даже без нее. Духов­ность в пра­во­слав­ном пони­ма­нии – сопри­част­ность Богу, созна­тель­ное дви­же­ние к Нему, бли­зость Его, При­ча­стие Ему.

– Каким должен быть чело­век, чтобы можно было назвать его духов­ным?

– Насто­я­щий пра­во­слав­ный чело­век и есть духов­ный чело­век! Так как все Пра­во­сла­вие наце­лено, по слову пре­по­доб­ного Сера­фима, на «стя­жа­ние Духа Свя­таго». Другое дело, что не всякий декла­ри­ру­ю­щий себя пра­во­слав­ным к этому Духу имеет отно­ше­ние. Мы не можем уви­деть сте­пень при­об­щен­но­сти чело­века к Духу Божию, однако есть кри­те­рии, по кото­рым можно кое-какие суж­де­ния об этом иметь.

«Древо позна­ется по плодам» – сказал Гос­подь, а святой апо­стол Павел пере­чис­лил эти плоды: «Плод же духа: любовь, радость, мир, дол­го­тер­пе­ние, бла­гость, мило­сер­дие, вера, кро­тость, воз­дер­жа­ние…»

Часто мы видим в окру­жа­ю­щих такие плоды? Очень не часто. Так что все мы сейчас еще не духов­ные люди, мы, в лучшем случае – войны духов­ной брани, в худшем – ее инва­лиды. Нам бы сми­ре­ние эле­мен­тар­ное…

Вспом­ним заклю­чи­тель­ные слова Вели­кого Пока­ян­ного Канона пре­по­доб­ного Андрея Крит­ского: «Достой­ных пока­я­ния плодов не истяжи от мене, ибо кре­пость моя во мне оскуде; сердце мне даруй присно сокру­шен­ное, нищету же духов­ную: да сия Тебе при­несу яко при­ят­ную жертву, Едине Спасе».

Иерей Сергий Бала­хо­нов

– Отец Сергий, как чело­веку в нашем сует­ном мире при­об­ре­сти «мир и духов­ную тишину в сердце»?

– Жизнью по запо­ве­дям Еван­ге­лия, хра­не­нием сове­сти. «Мир много любя­щим закон Твой, и несть им соблазна» (Пс. 118:165).

– Что такое пра­во­слав­ная духов­ность?

– В моем пони­ма­нии это, прежде всего, истин­ная духов­ность, в смысле при­об­щен­но­сти чело­века к Истине, то есть ко Христу. А это, в свою оче­редь, под­ра­зу­ме­вает многое – и все­це­лое послу­ша­ние Матери-Церкви, и обще­ние со Хри­стом в Ее Таин­ствах, и духов­ное дела­ние в соот­вет­ствии с уче­нием святых Отцов Пра­во­слав­ной Церкви, и многое другое. Все, чему учит Единая, Святая, Собор­ная и Апо­столь­ская Цер­ковь.

– Каким должен быть чело­век, чтобы можно было назвать его духов­ным?

– Духов­ный, по моему мнению, это такой чело­век, в кото­ром оби­тает и дей­ствует Дух Святой, так что чело­ве­че­ская воля всегда послушно сора­бо­тает Ему. Как писал о себе Апо­стол Павел: «И уже не я живу, но живет во мне Хри­стос» (Гал. 2:20). А узнать о чело­веке, духов­ный он или нет, можно по плодам Духа: «Плод же духов­ный есть любы, радость, мир, дол­го­тер­пе­ние, бла­гость, мило­сер­дие, вера, кро­тость, воз­дер­жа­ние» (Гал. 5:22).

Cвя­щен­ник Псково-Печер­ского мона­стыря

– Ска­жите, пожа­луй­ста, что такое в Вашем пони­ма­нии пра­во­слав­ная духов­ность и каким должен быть чело­век, чтобы можно было назвать его духов­ным?

– Если Вы жела­ете иметь образ совер­шен­ного чело­века, то образ его Вам хорошо изве­стен: это Бого­че­ло­век Иисус Хри­стос. В Нем нес­литно и нераз­дельно соеди­ни­лись Совер­шен­ный Бог и Совер­шен­ный Чело­век. «Совер­шен­ный» в прямом смысле этого слова. Ибо когда Он плотию Своею стра­дал на Кресте, то в миг уми­ра­ния про­из­нес: «совер­ши­лось» (Ин. 19:30). А пра­во­слав­ная духов­ность осу­ществ­ля­ется в Церкви Хри­сто­вой, живет в ее Таин­ствах и обря­дах, в ее молит­вах и ее учении, ибо по Писа­нию «Цер­ковь есть Тело Хри­стово» (Кол. 1:24). И всякий хри­сти­а­нин, кре­ще­ный в Пра­во­слав­ной Церкви, живу­щий по Еван­гель­ским Хри­сто­вым запо­ве­дям, пита­ю­щий себя бла­го­да­тию Божией в Таин­ствах Церкви, упо­доб­ля­ется Христу, по мере веры своей и своего усер­дия. Такого хри­сти­а­нина Цер­ковь счи­тает истинно духов­ным и при­чис­ляет к ликам святых. Поэтому, чтобы полу­чить пред­мет­ное пред­став­ле­ние о пра­во­слав­ной духов­но­сти и об образе жизни духов­ного чело­века надо читать жития святых, таких как Свя­ти­тель Нико­лай или пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский. И если по силам своим под­ра­жать их житию, то они помо­гут и Вам стать похо­жими на них своими свя­тыми молит­вами.

Про­то­и­е­рей Андрей Боль­ша­нин,
насто­я­тель храма св. Васи­лия Вели­кого, г. Псков

Как чело­веку в нашем сует­ном мире при­об­ре­сти «мир и духов­ную тишину в сердце»?

– Это стя­жать очень трудно из-за мало­ве­рия и мно­го­по­пе­чи­тель­но­сти. Хри­стос – Мир наш, так что при­об­ре­сти нужно Гос­пода в сердце своем. А сред­ство к этому одно – чистота сер­деч­ная. Моли­тесь, при­ча­щай­тесь, бере­гите глаза от сует­ного, читайте духов­ные книги – то есть живите верой.

– Ува­жа­е­мый батюшка, ска­жите, пожа­луй­ста, что такое в Вашем пони­ма­нии пра­во­слав­ная духов­ность и каким должен быть чело­век, чтобы можно было назвать его духов­ным?

– «По любви между вами узнают, что вы мои уче­ники» – гово­рит наш Гос­подь – вот вам и духов­ность, так что тру­ди­тесь.

Вадим Балыт­ни­ков, кан­ди­дат юри­ди­че­ских наук, г. Москва

– Как чело­веку при­об­ре­сти мир и духов­ную тишину в сердце? Что такое пра­во­слав­ная духов­ность? Каким должен быть чело­век, чтобы можно было назвать его духов­ным?

– Мне кажется, что на все эти вопросы в какой-то мере можно дать единый ответ.

Святой Апо­стол и Еван­ге­лист Иоанн Бого­слов посто­янно повто­рял вели­кие слова «Любите друг друга». «Любите друг друга, как Я воз­лю­бил вас» – с этими слова Хри­стос обра­щался к своим уче­ни­кам. «Воз­люби Бога своего и ближ­него своего» – вот две запо­веди, в испол­не­нии кото­рых заклю­ча­ется весь Закон Божий.

Любовь, кото­рая, согласно пра­во­слав­ному учению, пред­став­ляет собой «бытие одного для дру­гого» есть основа всякой духов­ной жизни. Духов­ный чело­век – это прежде всего любя­щий чело­век. Под­лин­ная пра­во­слав­ная духов­ность – это прежде всего хри­сти­ан­ская любовь к Богу и людям. Истинно духов­ный чело­век в нашей земной жизни – это чело­век, кото­рый живет для Бога и ближ­них.

Что каса­ется того, как чело­веку в нашем сует­ном мире при­об­ре­сти мир и духов­ную тишину в сердце, то мне вспо­ми­на­ется совет, кото­рый давал в таких слу­чаях мит­ро­по­лит Сурож­ский Анто­ний. Разу­ме­ется, он давал этот совет не только от своего лица – он опи­рался на опыт тысяч святых, веками испол­няв­ших его на деле.

Так вот он гово­рил, что для того, чтобы обре­сти мир и внут­рен­нюю тишину, мы должны прежде поста­раться при­слу­шиться к тому, что гово­рит нам Гос­подь. Поста­раться понять, чего хочет от каж­дого из нас Хри­стос Спа­си­тель. Вслу­ши­ваться и извне и изнутри, то есть искать этого пони­ма­ния одно­вре­менно и в Писа­нии, и в жизни Церкви, и осо­зна­нии самих себя, и в молит­вах к Богу. И глав­ное пони­мать, что это ни какое-то разо­вое дей­ствие – это задача всей жизни.

Ведь мир и духов­ная тишина рож­да­ются в сердце от при­сут­ствия в нем Бога… Архи­манд­рит Иоанн Кре­стьян­кин любил повто­рять боже­ствен­ные слова, обра­щен­ные ко всем нам: «Сыне! Дай мне сердце свое! А все осталь­ное Я сам дам тебе».

Если мы, как хозя­ева, всегда будем готовы при­ни­мать в своих серд­цах Небес­ного Гостя – Христа, всегда будем стре­мится слу­шать, а глав­ное – испол­нять Его слово, то Он дарует нам и мир, и духов­ную тишину, и бес­чис­лен­ное мно­же­ство иных даров.

Нина Изю­мова, г. Тби­лиси

– Как чело­веку при­об­ре­сти мир и духов­ную тишину в сердце?

– Поста­ра­юсь отве­тить на Ваши вопросы, хотя совсем не уве­рена, что уро­вень моей духов­ной зре­ло­сти давал бы право гово­рить на такие темы пуб­лично. Но Гос­подь спо­до­бил меня близко общаться с истинно пра­во­слав­ными людьми, и я, по мере сил, ста­ра­юсь учиться у них.

Радость Хри­стова Рож­де­ства воз­ни­кает как под­лин­ное личное пере­жи­ва­ние, если любишь Его и если в твоем уме и сердце твердо живет убеж­де­ние, что никто и нико­гда не делал и не гово­рил ничего, что было бы лучше, вернее и выше того, что делал и гово­рил Он. Тогда чело­век, по мере сил, ста­ра­ется выпол­нять запо­веди Христа, а мир и духов­ная тишина сни­зой­дут в душу такого чело­века, какие бы испы­та­ния ни были ему посланы. Ведь запо­веди просто-напро­сто ука­зы­вают, как надо вести себя, чтобы быть спо­соб­ным радо­ваться жизни. Мне кажется, что многие люди зани­мают свою жизнь тем, что якобы ищут некий путь (конечно, мето­дом пре­лест­ных проб и соблаз­ни­тель­ных ошибок!), кото­рый должен при­ве­сти их к сча­стью, хотя в глу­бине души пре­красно знают, что путь этот суще­ствует извечно и указан нам со всей опре­де­лен­но­стью. Беда в том, что мы не хотим идти этим путем. Ведь удо­воль­ствие – вот оно, здесь и сейчас, а награда за отказ от него – где-то вдали, да и будет ли она?! Блж. Авгу­стин опи­сы­вал, как он молил Бога изба­вить его от блуд­ного греха, а какой-то голо­сок рядом попис­ки­вал: «Но не сейчас, а попозже».

Но в то же время запо­веди нельзя выпол­нять, если можно так ска­зать, меха­ни­че­ски. Надо делать это со сми­ре­нием, и выпол­няя одни, не нару­шать другие. Вот пример. Я знаю одну хоро­шую семью. У мужа, назо­вем его Гриша, на работе был сослу­жи­вец, Борис, кото­рый поме­нял мно­же­ство жен и любов­ниц и, с высоты своего «бога­того» опыта, любил посме­и­ваться над Гришей. Неда­ром Юнг писал, что высо­кая нрав­ствен­ность одних вызы­вает взрыв амо­раль­но­сти в других. Так и вышло. Одна­жды они вместе поехали в коман­ди­ровку, где в гости­нице им при­шлось жить в одном номере. И вот среди ночи Борис привел двух дам. Позна­ко­мив Гришу с одной из них, он уеди­нился с другой, украд­кой под­смат­ри­вая за това­ри­щем. Вна­чале все шло таким обра­зом, что Борис уже тор­же­ство­вал «победу». Гриша веж­ливо и дру­же­любно принял «гостью», усадил ее за стол, уго­стил чаем с кон­фе­тами, бесе­дуя с ней. Обрывки тихого раз­го­вора, кото­рые смог уло­вить Борис, повергли его, однако, в сомне­ния. Гриша рас­ска­зы­вал о своей семье, попутно рас­спра­ши­вая жен­щину о ее жизни, с уча­стием и инте­ре­сом. Вне­запно Борис услы­шал ее всхли­пы­ва­ния и вслед за тем – успо­ка­и­ва­ю­щий голос Гриши. Пол­ночи про­сто­яли они у окна, и как только рас­свело, Гриша про­во­дил жен­щину и усадил в такси. Инци­дент был исчер­пан… Рас­ска­зал о слу­чив­шемся (точнее, о неслу­чив­шемся) Борис, опять же с шут­ками и при­ба­ут­ками. А дальше про­изо­шло страш­ное. Борис, чело­век еще далеко не старый, стал забы­вать слова и в тече­ние несколь­ких меся­цев вообще лишился дара речи. Потом он вышел из дома и не вер­нулся. Поиски, пред­при­ня­тые семьей, не дали резуль­тата. Бог ли нака­зал Бориса или он сам раз­ру­шил свою душу? А в дом Гриши пришли невестки, кото­рые стали ему как родные дочери, и появи­лось четыре внука. Кстати, перед сва­дьбами сыно­вей, испо­ве­до­ва­лись и при­ча­ща­лись не только моло­дые, но их роди­тели. Само собой разу­ме­ется, что дом каждый раз освя­щался. Живут они, как в пого­ворке: «А хозяин во дому, как Адам в раю, а хозяйка во дому, как оладья в меду». Я люблю бывать у них. Чуть гость – все за стол. Домаш­нее вино­град­ное вино и хлеб всегда най­дутся, отец с сыно­вьями поют народ­ные и цер­ков­ные песни, а иконы со стен бла­го­слов­ляют «малую цер­ковь».

Гриша не был с дет­ства веру­ю­щим чело­ве­ком, а поститься начал просто по просьбе жены. Теперь он, улы­ба­ясь, гово­рит, что это был не пост, а диета. Вера пришла позже, думаю, бла­го­даря выпол­не­нию запо­ве­дей. А недавно слу­чи­лось сле­ду­ю­щее. Гриша с семьей был на даче и почув­ство­вал недо­мо­га­ние. И вдруг он услы­шал внутри себя голос, ска­зав­ший ему: «Немед­ленно садись за руль и поез­жай домой, иначе ты нико­гда сюда не вер­нешься». Он едва успел дое­хать, как поте­рял созна­ние – ока­за­лась болезнь, тре­бу­ю­щая немед­лен­ной опе­ра­ции. Слава Богу, успели. Гриша убеж­ден, что его спас Бог.

– Что такое пра­во­слав­ная духов­ность?

– Пра­во­слав­ная духов­ность – это Бого­об­ще­ние, причем, без экзаль­та­ции, без потери себя. Для пра­во­слав­ного чело­века оно совер­ша­ется в ясном уме и твер­дой памяти, т.е. в таком состо­я­нии, когда чело­век – вполне чело­век, а не медиум, не дух, не одер­жи­мый. В послед­них слу­чаях мы имеем дело с оккуль­тиз­мом, а духи, с кото­рыми обща­ется чело­век, вполне инфер­нальны.

Чем выше уро­вень духов­но­сти, тем явствен­нее кон­такт с Богом. Если в душе воз­никла потреб­ность в молитве, это озна­чает, что душа желает Бого­об­ще­ния. Я нико­гда не забуду, как много лет назад, когда сыну было около четы­рех лет, мой отец вошел в ком­нату с тор­же­ствен­ным и радост­ным лицом и про­из­нес: «Твой сын стал чело­ве­ком: он молится». Мне кажется, этим все ска­зано!

– Каким должен быть чело­век, чтобы можно было назвать его духов­ным?

– При­зна­юсь, на этот вопрос у меня нет ответа. Точнее, тео­ре­ти­че­ски отве­тить на него можно, но прак­ти­че­ски ска­зать о том или ином чело­веке, духо­вен он или нет, я не дерзну. В жизни у меня бывали тяже­лые испы­та­ния, и люди, кото­рых я счи­тала без­ду­хов­ными, про­яв­ляли чудеса мило­сер­дия, такта и любви. Но если гово­рить вообще, а не о кон­крет­ном чело­веке, мне кажется, что важ­ней­шим про­яв­ле­нием духов­но­сти явля­ется дар, несмотря ни на что, радостно при­ни­мать Божий мир. Вспом­ним, что путь Ивана Кара­ма­зова к пре­ступ­ле­нию и безу­мию начи­на­ется с непри­я­тия Божьего мира, но выяс­ня­ется, что герой не очень-то знаком с Божьими уста­нов­ле­ни­ями. Ведь, не согла­ша­ясь при­нять ту конеч­ную гар­мо­нию, где мать обни­мется с мучи­те­лем своего сына, он спорит совсем не с Иису­сом Хри­стом, Кото­рый такой «гар­мо­нии», как известно, не обещал, а с ересью (напри­мер, ори­ге­нов­ской). Так из-за незна­ния азов пра­во­сла­вия в душе Ивана начи­на­ется бунт, в конеч­ном счете, ее раз­ру­ша­ю­щий. Поэтому мне пред­став­ля­ется, что пра­во­сла­вие, по самому своему назва­нию, есть бого­слов­ская рели­гия. Прежде всего, надо понять, изу­чить, осмыс­лить, что такое Божий мир в пра­во­слав­ном пони­ма­нии, чтобы, нако­нец, достичь того состо­я­ния, когда смо­жешь радостно и, глав­ное, очень осо­знанно, повто­рить вслед за Твор­цом, «что это хорошо». Может, такое вос­при­я­тие и есть духов­ность?..

Повто­рюсь: я поста­ра­лась отве­тить на задан­ные вопросы, не выходя за рамки соб­ствен­ного (увы, очень незна­чи­тель­ного) духов­ного опыта. Буду рада, если кто-то сможет извлечь из напи­сан­ного хоть какую-то пользу…

Евге­ний Дани­лов, поэт, теле- и радио­жур­на­лист, г. Москва

– Как чело­веку в нашем сует­ном мире при­об­ре­сти мир и духов­ную тишину в сердце?

– Это очень тяжело при­об­ре­сти в нашем секу­ля­ри­зо­ван­ном и анти­хри­сти­ан­ском мире. Но стре­миться надо. Поста­раться отойти от мира и от мир­ского. Быть ближе к рус­ской при­роде, пере­браться в сель­скую мест­ность, если это воз­можно. Или хотя бы почаще из города выби­раться в глушь и тишину. Читать духов­ную лите­ра­туру, тво­ре­ния Отцов Церкви, читать духов­ную поэзию и слу­шать духов­ные пес­но­пе­ния. Быть воцер­ко­в­лен­ным, почаще ходить в Цер­ковь. Пути-то все известны, только узки они, эти пути ко Спа­се­нию, и идти ими нелегко. И – выста­и­вать, несмотря ни на что…

– Что такое в Вашем пони­ма­нии пра­во­слав­ная духов­ность и каким должен быть чело­век, чтобы можно было назвать его духов­ным?

– Испо­ве­да­ние Христа, сле­до­ва­ние заве­там Пра­во­сла­вия. Соблю­де­ния обря­дов, постов и – самое глав­ное – сле­до­ва­ние в жизни Еван­ге­лию. Послед­нее самое тяже­лое. Чело­век носит крест на груди, ходит на службы, а к людям, в том числе и самым близ­ким, отно­сится отнюдь не по-хри­сти­ан­ски. Чистое хан­же­ство и фари­сей­ство полу­ча­ется. И пока­зуш­ная псев­до­ду­хов­ность. Неда­ром в Еван­ге­лии так много гово­рится Хри­стом именно о книж­ни­ках и фари­сеях. Первые пре­красно знают тра­ди­цию, вторые пре­красно знают закон, но ни те, ни другие им, к сожа­ле­нию, не сле­дуют. Добрее надо быть, сооб­ра­зуя свои поступки с запо­ве­дями Божьими. Не раз­дра­жаться, не гне­ваться на ближ­них. Проще отно­ситься к поте­рям, прежде всего, мате­ри­аль­ным. Бог дал, Бог и взял, как гово­рится. Опять же, в жизни это не всегда просто. Не казаться, а быть. Не пока­зуш­ни­чать, но быть есте­ствен­ным. Это трудно, но стре­миться к этому надо.

вопросы зада­вал Андрей Сигу­тин

Для раз­мыш­ле­ния:
«Согласно Апо­столу Павлу, духов­ный чело­век – это тот, кто стал сыном Божиим по бла­го­дати… Ибо все, води­мые Духом Божиим, суть сыны Божии ((Рим. 8)… Свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий, иссле­дуя, что значат слова: «чело­век ста­но­вится храмом Все­свя­того Духа», бого­дух­но­венно учит, что храмом Свя­того Духа явля­ется чело­век, чей ум не под­вер­жен сму­ще­ниям от иску­ше­ний и от посто­ян­ных забот, но стре­мится к Богу и обща­ется с Ним. Таким обра­зом, духов­ный чело­век имеет внутри себя Духа Свя­того, что под­твер­жда­ется его непре­стан­ным памя­то­ва­нием о Боге… При­об­ще­ние Все­свя­тому Духу пре­об­ра­жает чело­века из плот­ского в духов­ного, и потому, согласно пра­во­слав­ному учению, духов­ный чело­век есть по пре­иму­ще­ству святой… В этом смысле пра­во­слав­ная духов­ность не абстрактна, но вопло­ща­ется в лич­но­стях святых. Сле­до­ва­тельно, святые – это не просто хоро­шие, высо­ко­нрав­ствен­ные люди в стро­гом смысле слова, это не просто те, у кого хоро­ший харак­тер, но те, в ком дей­ствует Все­свя­той Дух…
Таким обра­зом, пра­во­слав­ная духов­ность – это опыт жизни во Христе, атмо­сфера нового чело­века, воз­рож­ден­ного бла­го­да­тью Божией. Речь идет не об абстракт­ном эмо­ци­о­наль­ном и пси­хо­ло­ги­че­ском состо­я­нии, но о еди­не­нии чело­века с Богом».
Мит­ро­по­лит Иеро­фей (Влахос)

Впер­вые опуб­ли­ко­вано в Калуж­ском епар­хи­аль­ном жур­нале
«Пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин»

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки