Почему Халкидонский Собор считается Вселенским?

Православный христианин
- Здесь нужно различать две вещи: результаты богословского диалога и общецерковный акт о восстановлении общения. Диалог закончился, и все православные Церкви, и восточные, и "ориентальные", заявили о том, что не существует вероучительных различий
«…В связи с тем, что РПЦ считает ААЦ конфессией, стоящей на позициях, несовместимых с православной верой, верующих ААЦ нельзя поминать в православных храмах, погребать по православному обряду, совершать над ними другие Таинства. Соответственно, и участие православного в армянском богослужении является поводом для его отлучения от Церкви — до принесения покаяния в содеянном грехе…».
Читать подробнее
 
Армянская Апостольская Церковь
«…В связи с тем, что РПЦ считает ААЦ конфессией, стоящей на позициях, несовместимых с православной верой, верующих ААЦ нельзя поминать в православных храмах, погребать по православному обряду, совершать над ними другие Таинства. Соответственно, и участие православного в армянском богослужении является поводом для его отлучения от Церкви — до принесения покаяния в содеянном грехе…».
Читать подробнее
Читайте лучше комментарии к статье:
E47791FC-A5F9-44DB-B219-FAB501076BE5.jpeg
 
Православный христианин
Читайте лучше комментарии к статье:
Простите, а ВЫ и на Суде Божием будете оправдываться этими людьми?
Сколько можно повторять, если сам Григорий Просветитель Армении утверждает:
Так как ААЦ
отклонилась от правил мудрости, которые взяты из божественных писаний, из книг, изреченных [Св.] Духом. И если кто-нибудь сверх этого бросит в слух внимающих какие-либо подобные семена, такие да будут прокляты (ср. Гал. 1.8-9) ...
Св. Григорий Просветитель
Это же утверждает Православная Церковь :
«Отвергающим таинства святой Христовой Церкви : анафема».
«Отвергающим Соборы святых отцов и их Предания, согласующие Божественному откровению, благочестно хранимая: анафема.

Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что́ мы благовествовали вам, да будет анафема. Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что́ вы приняли, да будет анафема (
Гал.1:8-9).
 
Крещён в Православии
Скажите, Тигран, а сколько ипостасей у Иисуса Христа?
Одна ипостась Слова воплощенного.
Т.е. до Воплощения Слово не являлся ничьей ипостасью?
В человеке тоже 2 природы - души и тела
Т.е. Вы хотите сказать, что у животных тоже две природы: души и тела?
А не лучше ли считать так: душа и тело составляют природу человека. Ведь, человек по природе своей никуда не исчезает, когда умрет и лишается тела.
 
Православный христианин
Ну тогда мы говорим о разных «волях». У нас воля - это конкретное побуждение к действию.
Ну Вы же приняли формулу Максима Исповедника о природной воле, признав что она принадлежит всем людям.Побуждение к действию прирожденно человеку, а не есть результат личного опыта.
Природная воля указывает на способность волить.Что присуще каждой человеческой личности.Во Христе природная воля неискаженная грехом человеческой природы, стремилась к благу без рассуждений.Почему Христос и принял Крестную смерть.
Кондак - Вознесы́йся на Крест во́лею....

Без наличия у Христа природной воли человека, невозможно говорить о спасении как таковом.
 

Анатолий Митрофанов

Участник, заслуживающий доверия
Православный христианин
Ну тогда мы говорим о разных «волях». У нас воля - это конкретное побуждение к действию.
Да поможет Вам тут Кураев :) В смысле отличать природную волю от гномической. Приведу отрывок, но и весь конспект советую прочесть. Мне он очень нравится. Кстати и про ипостась есть. Ссылка: https://omiliya.org/article/o-filiokve-protodiakon-andrei-kuraev
Итак цитата:
"Теперь надо будет обратиться к учению Максима Исповедника. Учение о двух волях Максима Исповедника знаете? Две воли, которые есть в каждом человеке. «Фелима физике» — природная воля и «фелима гномике» — личная воля или проэрисес. Личная воля или произволение. Что это такое. В каждом из нас постоянно заседает некий парламент. Скажем, наступает вечер. И в человеческой душе начинается гвалт. Разные фракции требуют своего. Например, фракция головы говорит: «Нужно пойти в библиотеку, почитать что-нибудь». Фракция сердца робко возвышает голос, говорит: «Слушай. Книжки и так читаешь. Помолиться бы надо. На службочку забежать». Фракция желудка говорит, «да вы что, ребята. Поесть надо». Есть еще фракция радикальных демократов, которая предлагает им вообще молчать. Так вот. Этот парламентский базар, он происходит в душе каждого человека. А моя личность им отвечает знаменитым тезисом советской продавщицы: вас много, я одна. Это вопль моей несчастной личности перед лицом этих фракций. Да подождите, с кем я должна сочетаться, чтобы этот волевой импульс реализовать. Потому что это действительно парламент. А личность — это спикер. И если спикер не вставит этот вопрос в повестку дня, и не объявит голосования, ничего не получится. Нет природы без ипостаси. Великая формула Аристотеля, которая потом повторялась отцами восточной церкви. Не может быть реализован никакой природный импульс, если он не воипостазирован. Вот великий термин Леонтия Византийского «воипостазирование». Так вот. Моя воля. Природная воля. Желудка, например. Мне подсказывает: «Надо поесть». В этом есть какая-то греховность? Ни малейшей греховности. А где рождается грех? Грех рождается тогда, когда моя личностная воля предлагает неверный путь к достижению природного блага. То, что я хочу поесть, в том греха нет. Но если я достану сэндвич и буду его жевать перед Царскими вратами во время херувимской, это будет грех. Почему? Потому что не вовремя и некстати. Почему? Потому что тогда я глушу более высокий импульс. Ради того, чтобы дать волю более низкому. Вот тогда и происходит грех.

Что еще можно сказать. Я хочу есть. Но мой желудок, как правило, не подсказывает мне, что именно я хочу есть. И каким именно образом? Другие инстанции отвечают на вопрос, как я удовлетворю жажду желудка. Я могу пойти попросить милостыню. Могу пойти пофлиртовать с девушкой, которая работает в столовой. Могу пойти обокрасть первоклассника. Много интересных вещей я могу сделать. Могу киоск ограбить. Много вариантов. Но желудок мне не диктует. Моя природа не диктует мне грабить первоклассника или еще что-то. Она говорит «дай поесть». От личного произволения зависит, какой путь для удовлетворения этого желания я изберу."
 

Анатолий Митрофанов

Участник, заслуживающий доверия
Православный христианин
На Суде Божьем я буду оправдываться жертвой Иисуса Христа. Этого вполне достаточно)
Брат, искренне желаю тебе спасения, но все таки еще и хорошо блюсти в чистоте и веру. Кто будет веровать и крестится спасен будет. Но веровать правильно. Не всякая вера ведет ко спасению.
 
Православный христианин
На Суде Божьем я буду оправдываться жертвой Иисуса Христа. Этого вполне достаточно)
Мне Вас искренне жаль, но слова Григория Просветителя, который насадил у Вас веру православную и слова ап. Павла:
Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что́ мы благовествовали вам, да будет анафема. Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что́ вы приняли, да будет анафема (Гал.1:8-9).
Не дают Вам права так говорить.
Если не покаетесь в своей ереси то нет Вам спасения.
Священное Писание прямо говорит, что предающиеся «ереси… Царствия Божия не наследуют» (Гал.5:20–21). «Ересь» – это не ругательство, это слово, обозначающее повреждение догматов веры. Ересь – это ложь о Боге или о совершаемом Им деле спасения, и поскольку Бог есть истина (см. Ин.14:6, 3:33), а спасение есть соединение с Богом, то невозможно спастись еретику, как невозможно лжи соединиться с истиной.

Еще ученик апостола Иоанна священномученик Игнатий Богоносец пишет: «Не обольщайтесь, братья мои! растлевающие домы Царствия Божия не наследят. Но если делающие это в отношении к плоти подвергаются смерти, то не гораздо ли более, – если кто злым учением растлевает веру Божию, за которую Иисус Христос распят? Такой человек, как скверный, пойдет в неугасимый огонь, равно как и тот, кто его слушает»
[Св. Игнатий Богоносец. Послание к эфесянам, 16 // Ранние отцы Церкви. Брюссель, 1988. С. 108].

Преподобный Антоний Великий говорит: «Кто не содержит правой веры, тот приуготовляет пищу неспящим червям и жертву князю темниц адских; дух его чужд жизни вечной» [Цит. по: свт. Игнатий (Брянчанинов). Отечник. М., 1993. Сс. 1–2]. А, по словам святого аввы Агафона: «ересь есть отчуждение от Бога. Еретик отлучается от Бога живого и истинного, и приобщается диаволу и ангелам его. Отлученный от Христа уже не имеет Бога, Которого он мог бы умолить о грехах своих, и во всех отношениях есть погибший» [Цит. по: Указ. соч. С. 43].

То же мы видим и у святителя Иоанна Златоуста: «Нам известно, что спасение является уделом только Единой Церкви и, что никто вне Соборной Церкви и веры не может иметь участие во Христе или спастись… ересям мы не допускаем иметь надежду на спасение, но ставим их совершенно вне этой надежды, так как они не имеют и малейшего общения со Христом» [Свт. Иоанн Златоуст. 1-е слово на Пасху // Творения. Т. 8. СПб., 1902].
 
Армянская Апостольская Церковь
Как человеку, Ему не хотелось умирать, но Он подчинил свою человеческую волю Божественной, потому что как Сын Божий Он для этого и пришел.
Если Вы считаете, что Христос боялся умирать, потому что боялся Своей смерти, то Вы умаляете человеческий подвиг Христа. Апостолы не пошли бы за Человеком, который боится смерти, хотя Сам говорит, что верующий в Него - оживет и не вкусит смерть.

Христос по плоти боится идти на крест, не потому что боится Сам умереть, но потому что боится за людей вокруг него. Одни люди, которых Он бесконечно любит, хотят распять Его. Другие бесконечно дорогие Ему люди (Апостолы) - предают Его и по сути переходят на противоположную сторону. Господь боится исключительно за Свою паству. Вот подробное толкование:
 
Армянская Апостольская Церковь
Брат, искренне желаю тебе спасения, но все таки еще и хорошо блюсти в чистоте и веру. Кто будет веровать и крестится спасен будет. Но веровать правильно. Не всякая вера ведет ко спасению.
Мне Вас искренне жаль, но слова Григория Просветителя, который насадил у Вас веру православную и слова ап. Павла:
Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что́ мы благовествовали вам, да будет анафема. Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что́ вы приняли, да будет анафема (Гал.1:8-9).
Не дают Вам права так говорить.
Если не покаетесь в своей ереси то нет Вам спасения.
Священное Писание прямо говорит, что предающиеся «ереси… Царствия Божия не наследуют» (Гал.5:20–21). «Ересь» – это не ругательство, это слово, обозначающее повреждение догматов веры. Ересь – это ложь о Боге или о совершаемом Им деле спасения, и поскольку Бог есть истина (см. Ин.14:6, 3:33), а спасение есть соединение с Богом, то невозможно спастись еретику, как невозможно лжи соединиться с истиной.

Еще ученик апостола Иоанна священномученик Игнатий Богоносец пишет: «Не обольщайтесь, братья мои! растлевающие домы Царствия Божия не наследят. Но если делающие это в отношении к плоти подвергаются смерти, то не гораздо ли более, – если кто злым учением растлевает веру Божию, за которую Иисус Христос распят? Такой человек, как скверный, пойдет в неугасимый огонь, равно как и тот, кто его слушает»
[Св. Игнатий Богоносец. Послание к эфесянам, 16 // Ранние отцы Церкви. Брюссель, 1988. С. 108].

Преподобный Антоний Великий говорит: «Кто не содержит правой веры, тот приуготовляет пищу неспящим червям и жертву князю темниц адских; дух его чужд жизни вечной» [Цит. по: свт. Игнатий (Брянчанинов). Отечник. М., 1993. Сс. 1–2]. А, по словам святого аввы Агафона: «ересь есть отчуждение от Бога. Еретик отлучается от Бога живого и истинного, и приобщается диаволу и ангелам его. Отлученный от Христа уже не имеет Бога, Которого он мог бы умолить о грехах своих, и во всех отношениях есть погибший» [Цит. по: Указ. соч. С. 43].

То же мы видим и у святителя Иоанна Златоуста: «Нам известно, что спасение является уделом только Единой Церкви и, что никто вне Соборной Церкви и веры не может иметь участие во Христе или спастись… ересям мы не допускаем иметь надежду на спасение, но ставим их совершенно вне этой надежды, так как они не имеют и малейшего общения со Христом» [Свт. Иоанн Златоуст. 1-е слово на Пасху // Творения. Т. 8. СПб., 1902].
Мои Православные Братья!

Я Вас прекрасно понимаю. Вы верите в то, что именно в Православии пребывает полнота Истины. Я это уважаю. Более того, я признаю, что ПЦ - действительно Церковь Божия. Это признают все «Ориентальные» Церкви. Даже католики признают, что ПЦ - действительно Церковь, хоть и не имеет полного общения с католичеством. Мы (армяне) не считаем Вас еретиками или «заблудшими». Мы даже не переманиваем у ПЦ паству, хотя многие русские (как ни странно!) хотят ходить в Армянскую Церковь. Армянские священники всегда настаивают на том, чтобы они ходили именно в ПЦ, т.к. только там литургия на русском языке.

Но прежде чем обвинять кого-то в ереси, умейте понимать других. Церковь и раскололась, и раскалывается каждый день из-за того, что разные люди не могут или не хотят слушать и слышать других людей, считают своё мнение единственно верным, хотя Церковь разделилась в их вопросе. Даже Святые Отцы (как наши общие, так и не общие) имели разные мнения по многим ключевым вопросам христианства. Если бы они жили сегодня, то их бы назвали еретиками, и святыми бы они уже не стали. Примером тому может служить учение Осипова о конечных мучениях в аду. Многие Святые Отцы действительно говорили в пользу этого учения, однако еретиками мы их не считаем и не говорим, что они вне Церкви. Я уже не говорю про то, что многие Святые Отцы говорили даже в пользу главенства Рима и т.д. Можете подискутировать с католиками)))

Чтобы решить подобные вопросы, где нет единства мнения Отцов, нужно созывать Вселенский Собор. Но чтобы Собор был действительно Вселенским, нужно, чтобы его признала собственно полнота христианства во Вселенной) Если нет единства в принятии Собора (как это было в Халкидоне, ибо признал его полностью только Рим) - то нужно не начинать войну, не предавать анафеме друг друга, не начинать гонения, не раскалывать Церковь, а продолжать диалог в Лоне Вселенской Церкви, пока не определится истина и не исчезнет ложь, либо пока не станет ясно, что Бог не дал нам ответ на поставленный вопрос. Таким принципам придерживалась и придерживается ААЦ. Когда сирийцы стали следовать заблуждению Севира, армяне не отвернулись от них, но начали диалог, в котором смогли показать и доказать православное учение. Копты до сих пор следуют учению Севира, но армяне не разрывают с ними евхаристического общения уже 1500 лет. Кто знает, может они в будущем тоже пересмотрят своё мнение...

Если мы вернёмся к нашим разногласиям между ААЦ и ПЦ - то их нет в плане вероучения. Есть разногласия в плане терминологий слов «ипостась», «лицо», «воля», «действие». Отсюда и разные христологические формулы. Но они разные только на словах, но не по смыслу. Если же мы будем придираться к терминологии, то таким же образом можно придираться и к обрядам, языку богослужения и т.д., что, конечно же, абсурд и ключничестово в чистом виде. А ключничество - это первый шаг к сектанству и фанатизму.

Так соглашение смешанной межцерковной богословской комиссии в Шамбези, призванной положить конец конфессиональному противостоянию, дала свое заключение:

«В свете нашего Согласованного Заявления по христологии, так же как и вышеприведенных общих положений, мы теперь ясно осознали, что обе семьи (Церквей) всегда сохраняли верно одну и ту же подлинную православную христологическую веру и неразрушенную преемственность Апостольского Предания, хотя они и могли использовать по-разному христологические термины. Именно эта общая вера и преемственная верность Апостольскому Преданию должны стать основой нашего единства и общения».

Мысля в том же направлении, но уже конкретно об ААЦ, говорил и Ваш Патриарх Московский и всея Руси Кирилл:

«С Армянской Церковью все очень просто. Сейчас закончился богословский диалог между православными и так называемыми ориентальными Церквами. Вся трагедия взаимоотношений восточных Православных Церквей, к которым относимся и мы, и ориентальных Православных Церквей в том, что между нами различия — в терминологии, а не в сути вероучения. И вот сейчас закончился официальный диалог, и обе стороны через этот диалог заявили о полном православии другой стороны. С догматами у членов Армянской Церкви все в полном порядке».

Основная проблема Шамбезийских соглашений - это их компромиссность. И как мы все это понимаем, именно против этого и вопиют ключники. Мол они не хотели бы свою "чистую, доставшуюся от Апостолов" веру смешивать с "монофизитской ересью" (которой на самом деле нет). Ведь о том и вопит Лурье в унисон с подпевающим ему Кураевым, про "станут ли они монофизитами". Ключники считают, что если они согласятся на даже компромиссное, усредненное учение (50 на 50), то уже этим предадут истину и станут "монофизитами". А потому, их рецепт только тот, что они не могут ни буквы изменить в своем учении, но что "монофизиты" должны отвергнуть свое и тупо принять "православное".

Я, конечно же, являюсь радикальнейшим противником ключников и прочих тупоголовых фанатиков, но причины неприятия Шамбези вижу тоже в неприемлемости компромиссов, предлагающих гибридные учения. Естественно, что миафизиты-дохалкидонцы считают свое учение наиболее качественным, из которого не стоило бы что-то удалять, заполняя место удаленного чем-то чужим. Разница разве что в том, что дохалкидонцы не говорят, мол, что смешение их учения с учением диофизитов-халкидонитов ввергнет в ересь, но то точно такая замена убавит качества, так это несомненно. Так вот и вопрос - а стоит ли формальное единство в учении между поместными Церквями того, чтоб пожертвовать одной из сторон абсолютной истиной? Уверен, что нет.

Но! Я же при этом являюсь горячим сторонником Единства Церкви. Так что же делать для воссоединения Церкви, коль компромиссный гибрид учения не годится, и каждая сторона считает свою версию лучшей и чистейшей? Ответ проще, чем могло бы показаться в самом оптимистическом представлении. Нужно просто оставить учения как есть, восстановив единство без предусловия единства в учениях (терминологии). Ведь на самом деле, в сути, в стержне Предания, мы едины и всегда были едины, но отличаемся только в подробностях. Эти подробности тоже важны, но не настолько, чтоб ошибающуюся сторону всю в целом отправить в ад.

Таким образом, объединив Вселенскую Церковь вокруг общего Ядра веры, признать непреложными догматами только то, что есть общего. А это, без сомнения, есть именно то Предание, что пришло к нам от общего древнего неразделенного состояния. И составляет по общему объему 99% веры. А вот то, чем мы отличаемся, то все позднее, то, о чем так и не смогли договориться и о чем теперь вопят ключники, на самом деле в вопросах реальной веры обычного христианина практически ничего не значат. Никакой нормальный человек не ходит день и ночь словоблудия о природах, волях и сущностях. Это удел идиотов и борящихся с ними антиидиотов. Нормальному же обычному человеку достаточно просто веровать во Христа, Который есть Бог и Человек в одном Лице. Все остальное к профессиональным богословам.

Таким образом, в Единой для всех Церкви, не запрещая ни чьих этих "второстепенных" подробностей, оставить их как возможные богословские варианты одного и того же учения, предоставив о том спорить, обсуждать и развивать богословам, но не парить головы простым людям. Восстановленный Соборный Разум Церкви тогда очень быстро все устроит в лучшем виде, ибо Дух Святой, не действующий там, где амбиции и разлад, вернется в помощь верным. Когда-то и фарисеи с саддукеями верили об одних и тех же вещах по разному, но умудрялись быть членами одной Ветхозаветной Церкви. А тут проблемы куда меньшие, чем признание или отвержение воскресения мертвых. Если не делить Христианство на внутренние враждующие партии, но предоставить изучать богословам разных народов все исторические богословские доктрины, как возможные и приемлемые варианты, то при помощи Божьей, сложится общее для всех учение и в вопросах второстепенных, но уже не как вынужденный гибрид-компромисс, а как естественное стремление к лучшему из того, что есть. Т.е., если что-то правильнее в халкидонизме, то примется это всеми, без давления и принуждения. А если что лучшее в дохалкидонстве, то оно.

В заключение я хочу сказать, что не надо жалеть меня за то, что я армянин. Давайте лучше молиться о Единстве Церкви и за друг друга, чтобы мы поменьше грешили против нашего Господа!) :)
 
Православный христианин
Мои Православные Братья!

Я Вас прекрасно понимаю. Вы верите в то, что именно в Православии пребывает полнота Истины. Я это уважаю. Более того, я признаю, что ПЦ - действительно Церковь Божия. Это признают все «Ориентальные» Церкви. Даже католики признают, что ПЦ - действительно Церковь, хоть и не имеет полного общения с католичеством. Мы (армяне) не считаем Вас еретиками или «заблудшими». Мы даже не переманиваем у ПЦ паству, хотя многие русские (как ни странно!) хотят ходить в Армянскую Церковь. Армянские священники всегда настаивают на том, чтобы они ходили именно в ПЦ, т.к. только там литургия на русском языке.

Но прежде чем обвинять кого-то в ереси, умейте понимать других. Церковь и раскололась, и раскалывается каждый день из-за того, что разные люди не могут или не хотят слушать и слышать других людей, считают своё мнение единственно верным, хотя Церковь разделилась в их вопросе. Даже Святые Отцы (как наши общие, так и не общие) имели разные мнения по многим ключевым вопросам христианства. Если бы они жили сегодня, то их бы назвали еретиками, и святыми бы они уже не стали. Примером тому может служить учение Осипова о конечных мучениях в аду. Многие Святые Отцы действительно говорили в пользу этого учения, однако еретиками мы их не считаем и не говорим, что они вне Церкви. Я уже не говорю про то, что многие Святые Отцы говорили даже в пользу главенства Рима и т.д. Можете подискутировать с католиками)))

Чтобы решить подобные вопросы, где нет единства мнения Отцов, нужно созывать Вселенский Собор. Но чтобы Собор был действительно Вселенским, нужно, чтобы его признала собственно полнота христианства во Вселенной) Если нет единства в принятии Собора (как это было в Халкидоне, ибо признал его полностью только Рим) - то нужно не начинать войну, не предавать анафеме друг друга, не начинать гонения, не раскалывать Церковь, а продолжать диалог в Лоне Вселенской Церкви, пока не определится истина и не исчезнет ложь, либо пока не станет ясно, что Бог не дал нам ответ на поставленный вопрос. Таким принципам придерживалась и придерживается ААЦ. Когда сирийцы стали следовать заблуждению Севира, армяне не отвернулись от них, но начали диалог, в котором смогли показать и доказать православное учение. Копты до сих пор следуют учению Севира, но армяне не разрывают с ними евхаристического общения уже 1500 лет. Кто знает, может они в будущем тоже пересмотрят своё мнение...

Если мы вернёмся к нашим разногласиям между ААЦ и ПЦ - то их нет в плане вероучения. Есть разногласия в плане терминологий слов «ипостась», «лицо», «воля», «действие». Отсюда и разные христологические формулы. Но они разные только на словах, но не по смыслу. Если же мы будем придираться к терминологии, то таким же образом можно придираться и к обрядам, языку богослужения и т.д., что, конечно же, абсурд и ключничестово в чистом виде. А ключничество - это первый шаг к сектанству и фанатизму.

Так соглашение смешанной межцерковной богословской комиссии в Шамбези, призванной положить конец конфессиональному противостоянию, дала свое заключение:

«В свете нашего Согласованного Заявления по христологии, так же как и вышеприведенных общих положений, мы теперь ясно осознали, что обе семьи (Церквей) всегда сохраняли верно одну и ту же подлинную православную христологическую веру и неразрушенную преемственность Апостольского Предания, хотя они и могли использовать по-разному христологические термины. Именно эта общая вера и преемственная верность Апостольскому Преданию должны стать основой нашего единства и общения».

Мысля в том же направлении, но уже конкретно об ААЦ, говорил и Ваш Патриарх Московский и всея Руси Кирилл:

«С Армянской Церковью все очень просто. Сейчас закончился богословский диалог между православными и так называемыми ориентальными Церквами. Вся трагедия взаимоотношений восточных Православных Церквей, к которым относимся и мы, и ориентальных Православных Церквей в том, что между нами различия — в терминологии, а не в сути вероучения. И вот сейчас закончился официальный диалог, и обе стороны через этот диалог заявили о полном православии другой стороны. С догматами у членов Армянской Церкви все в полном порядке».

Основная проблема Шамбезийских соглашений - это их компромиссность. И как мы все это понимаем, именно против этого и вопиют ключники. Мол они не хотели бы свою "чистую, доставшуюся от Апостолов" веру смешивать с "монофизитской ересью" (которой на самом деле нет). Ведь о том и вопит Лурье в унисон с подпевающим ему Кураевым, про "станут ли они монофизитами". Ключники считают, что если они согласятся на даже компромиссное, усредненное учение (50 на 50), то уже этим предадут истину и станут "монофизитами". А потому, их рецепт только тот, что они не могут ни буквы изменить в своем учении, но что "монофизиты" должны отвергнуть свое и тупо принять "православное".

Я, конечно же, являюсь радикальнейшим противником ключников и прочих тупоголовых фанатиков, но причины неприятия Шамбези вижу тоже в неприемлемости компромиссов, предлагающих гибридные учения. Естественно, что миафизиты-дохалкидонцы считают свое учение наиболее качественным, из которого не стоило бы что-то удалять, заполняя место удаленного чем-то чужим. Разница разве что в том, что дохалкидонцы не говорят, мол, что смешение их учения с учением диофизитов-халкидонитов ввергнет в ересь, но то точно такая замена убавит качества, так это несомненно. Так вот и вопрос - а стоит ли формальное единство в учении между поместными Церквями того, чтоб пожертвовать одной из сторон абсолютной истиной? Уверен, что нет.

Но! Я же при этом являюсь горячим сторонником Единства Церкви. Так что же делать для воссоединения Церкви, коль компромиссный гибрид учения не годится, и каждая сторона считает свою версию лучшей и чистейшей? Ответ проще, чем могло бы показаться в самом оптимистическом представлении. Нужно просто оставить учения как есть, восстановив единство без предусловия единства в учениях (терминологии). Ведь на самом деле, в сути, в стержне Предания, мы едины и всегда были едины, но отличаемся только в подробностях. Эти подробности тоже важны, но не настолько, чтоб ошибающуюся сторону всю в целом отправить в ад.

Таким образом, объединив Вселенскую Церковь вокруг общего Ядра веры, признать непреложными догматами только то, что есть общего. А это, без сомнения, есть именно то Предание, что пришло к нам от общего древнего неразделенного состояния. И составляет по общему объему 99% веры. А вот то, чем мы отличаемся, то все позднее, то, о чем так и не смогли договориться и о чем теперь вопят ключники, на самом деле в вопросах реальной веры обычного христианина практически ничего не значат. Никакой нормальный человек не ходит день и ночь словоблудия о природах, волях и сущностях. Это удел идиотов и борящихся с ними антиидиотов. Нормальному же обычному человеку достаточно просто веровать во Христа, Который есть Бог и Человек в одном Лице. Все остальное к профессиональным богословам.

Таким образом, в Единой для всех Церкви, не запрещая ни чьих этих "второстепенных" подробностей, оставить их как возможные богословские варианты одного и того же учения, предоставив о том спорить, обсуждать и развивать богословам, но не парить головы простым людям. Восстановленный Соборный Разум Церкви тогда очень быстро все устроит в лучшем виде, ибо Дух Святой, не действующий там, где амбиции и разлад, вернется в помощь верным. Когда-то и фарисеи с саддукеями верили об одних и тех же вещах по разному, но умудрялись быть членами одной Ветхозаветной Церкви. А тут проблемы куда меньшие, чем признание или отвержение воскресения мертвых. Если не делить Христианство на внутренние враждующие партии, но предоставить изучать богословам разных народов все исторические богословские доктрины, как возможные и приемлемые варианты, то при помощи Божьей, сложится общее для всех учение и в вопросах второстепенных, но уже не как вынужденный гибрид-компромисс, а как естественное стремление к лучшему из того, что есть. Т.е., если что-то правильнее в халкидонизме, то примется это всеми, без давления и принуждения. А если что лучшее в дохалкидонстве, то оно.

В заключение я хочу сказать, что не надо жалеть меня за то, что я армянин. Давайте лучше молиться о Единстве Церкви и за друг друга, чтобы мы поменьше грешили против нашего Господа!) :)
Христианство Армении. Армянская Апостольская Церковь.
«…Армянская Церковь официально отпала от Православия, уклонилась к монофизитству и выделилась в особую церковь, вероисповедание которой именуют григорианским. Монофизитский католикос Авраам инициировал гонения на православных, заставляя всех клириков либо предать анафеме Халкидонский собор, либо покинуть страну.
Справедливости ради, надо сказать, что сама Армянская церковь считает себя не монофизитской, но "миафизисткой". Увы, разбор еще и этого положения потребовал бы слишком сложных и длинных объяснений на уровне старших курсов Духовной Академии. Достаточно сказать лишь то, что все богословы и Католической и Православной Церквей считают и армян, и египетских христиан-коптов еретиками-монофизитами без вариантов…».

все богословы и Католической и Православной Церквей считают и армян, и египетских христиан-коптов еретиками-монофизитами без вариантов

«… Ересь, будучи грехом тяжким, грехом смертным, врачуется быстро и решительно, как грех ума, искренним, от всего сердца преданием ее анафеме. Святой Иоанн Лествичник сказал: «Святая Соборная Церковь принимает еретиков, когда они искренно предадут анафеме свою ересь [Слово 15, гл. 49], и немедленно удостаивает их Святых Таин...».
Подробнее:

Это же подтверждает:
доцент кафедры математической кибернетики факультета прикладной математики и информатики Российско-Армянского Университета протоиерей Арсений Григорянц
«...Поскольку все мы были русскоязычными, читали, в основном, литературу на русском языке. Конечно, нас сразу же стал интересовать вопрос о разделении между Армянской церковью и семьей Православных церквей, и мы начали читать книги армянских историков опять же в русском переводе.
Одной из таких книг была «История страны Алуанк» Мовсеса Каланкатуаци, армянского историка VII века. Он был ревностным сторонником армянской веры и выбора Армянской церкви и описывал как раз период напряжения в спорах, приведших к разделению.
Мовсес Каланкатуаци описывает спор греков с армянами по поводу неполных девяти чинов иерархии у армян. Смысл аргумента греков в том, что церковная иерархия подобно ангельской должна состоять из девяти чинов, а святой Григорий Просветитель был рукоположен в Кесарии только в архиепископа, следовательно Армянская церковь, не имея иерархической полноты, является частью Вселенской церкви и должна подчиняться одному из Патриархов.
Удивительно, что автор, будучи сторонником армянской позиции, признает поражение армян в этом споре, но делает парадоксальный с логической точки зрения вывод: раз мы не смогли ответить грекам, значит нужно самочинно восполнить иерархию, чтобы лишить греков этого аргумента. Это и произошло в истории.
Честно говоря, я был удивлен вышеприведенным рассуждением: с одной стороны — признание неправоты, и тут же – автор оправдывает искусственный способ её устранения. Мне казалось очевидным, что в Церкви ничего не может делаться самочинно.
И логические противоречия в рассуждения сторонника армянской церкви для меня, как математика, были более весомым аргументом, чем сложные хитросплетения терминов в учении о двух природах Христа, которое было мне малопонятно.
Это наблюдение подвигло меня к дальнейшему изучению вопроса. Как я относился тогда к догматическим различиям? Да так, как относятся сегодня многие люди: «Принципиальной разницы нет. Малопонятные философские нюансы не должны мешать братскому единству в любви Христовой».
Но еще один случай заставил меня серьезно задуматься, правильно ли я рассуждаю. Читая житие преподобного Саввы Освященного из декабрьской минеи Дмитрия Ростовского, я был поражен следующим фактом: когда под давлением императора была предпринята попытка принудить Патриарха константинопольского к отвержению Халкидона, преподобный Савва собрал тысячи монахов из пустыни и пришел в столицу для защиты веры.
Я был поражен: подвижник, который с младых ногтей не покидал пустыни, посвятив себя служению Богу, из-за вопросов, казавшихся мне малопонятным философским словопрением, не имеющим отношения к глубинам веры, оставил пустыню и с тысячами монахов пришел в столицу.
Тогда я осознал, что хотя и не понимаю сути и глубины вопросов на которые дал ответ Халкидон, но все же эти вопросы исключительно важны для спасения души. Опять простая логика: ради чего подвижник, оставивший мир для спасения души, может снова вернуться в мир? Только ради того, что может этому спасению помешать.
И, наконец, третий текст, заставивший меня сильно задуматься о вреде мысленного заблуждения – это сказание об авве Агафоне:
«Говорили об авве Агафоне: «Пришли к нему некие, услышав, что он имеет великую рассудительность. Желая испытать его, не рассердится ли он, спрашивают его: «Ты — Агафон? Мы слышали о тебе, что ты блудник и гордец». «Да, это правда», — отвечал он». Потом пришедшие обвиняли авву ещё во всяких разных грехах, и он всё признавал, но вот обвинению в ереси активно воспротивился.
Он отвечал им: «Первые пороки я признаю за собой, ибо это признание полезно моей душе, а признание себя еретиком значит отлучение от Бога, а я не хочу быть отлученным от моего Бога».

Я считал, что ересь – упорство в неправомыслии – это один из грехов, но не из ряда вон выходящий. И вот я вижу святого, который принял все, но отказался только от того, что он еретик. Тут пришло осознание, того насколько тяжко упорство в неправомыслии.
Вот, возможно, основные сдвиги в сознании, которые привели меня в православие.
Легко сказать: «Братская любовь во Христе выше всех разногласий». Но духовное братство во Христе подразумевает единомыслие в Истине. Если нет единомыслия, нет ни любви, ни братства. Нет ничего проще, чем сказать: «братья, мы заблуждались, а теперь возвращаемся к общему единству». И все разделения отойдут. Но сегодня разговор пытаются вести в русле: «и вы правы, и мы правы». А это значит, что все остаются при своем мнении, а значит и разделение остается
...».
 
Армянская Апостольская Церковь
Христианство Армении. Армянская Апостольская Церковь.
«…Армянская Церковь официально отпала от Православия, уклонилась к монофизитству и выделилась в особую церковь, вероисповедание которой именуют григорианским. Монофизитский католикос Авраам инициировал гонения на православных, заставляя всех клириков либо предать анафеме Халкидонский собор, либо покинуть страну.
Справедливости ради, надо сказать, что сама Армянская церковь считает себя не монофизитской, но "миафизисткой". Увы, разбор еще и этого положения потребовал бы слишком сложных и длинных объяснений на уровне старших курсов Духовной Академии. Достаточно сказать лишь то, что все богословы и Католической и Православной Церквей считают и армян, и египетских христиан-коптов еретиками-монофизитами без вариантов…».



«… Ересь, будучи грехом тяжким, грехом смертным, врачуется быстро и решительно, как грех ума, искренним, от всего сердца преданием ее анафеме. Святой Иоанн Лествичник сказал: «Святая Соборная Церковь принимает еретиков, когда они искренно предадут анафеме свою ересь [Слово 15, гл. 49], и немедленно удостаивает их Святых Таин...».

Подробнее:

Это же подтверждает:
доцент кафедры математической кибернетики факультета прикладной математики и информатики Российско-Армянского Университета протоиерей Арсений Григорянц
«...Поскольку все мы были русскоязычными, читали, в основном, литературу на русском языке. Конечно, нас сразу же стал интересовать вопрос о разделении между Армянской церковью и семьей Православных церквей, и мы начали читать книги армянских историков опять же в русском переводе.
Одной из таких книг была «История страны Алуанк» Мовсеса Каланкатуаци, армянского историка VII века. Он был ревностным сторонником армянской веры и выбора Армянской церкви и описывал как раз период напряжения в спорах, приведших к разделению.
Мовсес Каланкатуаци описывает спор греков с армянами по поводу неполных девяти чинов иерархии у армян. Смысл аргумента греков в том, что церковная иерархия подобно ангельской должна состоять из девяти чинов, а святой Григорий Просветитель был рукоположен в Кесарии только в архиепископа, следовательно Армянская церковь, не имея иерархической полноты, является частью Вселенской церкви и должна подчиняться одному из Патриархов.
Удивительно, что автор, будучи сторонником армянской позиции, признает поражение армян в этом споре, но делает парадоксальный с логической точки зрения вывод: раз мы не смогли ответить грекам, значит нужно самочинно восполнить иерархию, чтобы лишить греков этого аргумента. Это и произошло в истории.
Честно говоря, я был удивлен вышеприведенным рассуждением: с одной стороны — признание неправоты, и тут же – автор оправдывает искусственный способ её устранения. Мне казалось очевидным, что в Церкви ничего не может делаться самочинно.
И логические противоречия в рассуждения сторонника армянской церкви для меня, как математика, были более весомым аргументом, чем сложные хитросплетения терминов в учении о двух природах Христа, которое было мне малопонятно.
Это наблюдение подвигло меня к дальнейшему изучению вопроса. Как я относился тогда к догматическим различиям? Да так, как относятся сегодня многие люди: «Принципиальной разницы нет. Малопонятные философские нюансы не должны мешать братскому единству в любви Христовой».
Но еще один случай заставил меня серьезно задуматься, правильно ли я рассуждаю. Читая житие преподобного Саввы Освященного из декабрьской минеи Дмитрия Ростовского, я был поражен следующим фактом: когда под давлением императора была предпринята попытка принудить Патриарха константинопольского к отвержению Халкидона, преподобный Савва собрал тысячи монахов из пустыни и пришел в столицу для защиты веры.
Я был поражен: подвижник, который с младых ногтей не покидал пустыни, посвятив себя служению Богу, из-за вопросов, казавшихся мне малопонятным философским словопрением, не имеющим отношения к глубинам веры, оставил пустыню и с тысячами монахов пришел в столицу.
Тогда я осознал, что хотя и не понимаю сути и глубины вопросов на которые дал ответ Халкидон, но все же эти вопросы исключительно важны для спасения души. Опять простая логика: ради чего подвижник, оставивший мир для спасения души, может снова вернуться в мир? Только ради того, что может этому спасению помешать.
И, наконец, третий текст, заставивший меня сильно задуматься о вреде мысленного заблуждения – это сказание об авве Агафоне:
«Говорили об авве Агафоне: «Пришли к нему некие, услышав, что он имеет великую рассудительность. Желая испытать его, не рассердится ли он, спрашивают его: «Ты — Агафон? Мы слышали о тебе, что ты блудник и гордец». «Да, это правда», — отвечал он». Потом пришедшие обвиняли авву ещё во всяких разных грехах, и он всё признавал, но вот обвинению в ереси активно воспротивился.
Он отвечал им: «Первые пороки я признаю за собой, ибо это признание полезно моей душе, а признание себя еретиком значит отлучение от Бога, а я не хочу быть отлученным от моего Бога».

Я считал, что ересь – упорство в неправомыслии – это один из грехов, но не из ряда вон выходящий. И вот я вижу святого, который принял все, но отказался только от того, что он еретик. Тут пришло осознание, того насколько тяжко упорство в неправомыслии.
Вот, возможно, основные сдвиги в сознании, которые привели меня в православие.
Легко сказать: «Братская любовь во Христе выше всех разногласий». Но духовное братство во Христе подразумевает единомыслие в Истине. Если нет единомыслия, нет ни любви, ни братства. Нет ничего проще, чем сказать: «братья, мы заблуждались, а теперь возвращаемся к общему единству». И все разделения отойдут. Но сегодня разговор пытаются вести в русле: «и вы правы, и мы правы». А это значит, что все остаются при своем мнении, а значит и разделение остается
...».
«С догматами у членов Армянской Церкви все в полном порядке» - Патриарх Кирилл. Не будьте ключником. Лучше слушайте своего Патриарха!)
 
Армянская Апостольская Церковь
Христианство Армении. Армянская Апостольская Церковь.
«…Армянская Церковь официально отпала от Православия, уклонилась к монофизитству и выделилась в особую церковь, вероисповедание которой именуют григорианским. Монофизитский католикос Авраам инициировал гонения на православных, заставляя всех клириков либо предать анафеме Халкидонский собор, либо покинуть страну.
Справедливости ради, надо сказать, что сама Армянская церковь считает себя не монофизитской, но "миафизисткой". Увы, разбор еще и этого положения потребовал бы слишком сложных и длинных объяснений на уровне старших курсов Духовной Академии. Достаточно сказать лишь то, что все богословы и Католической и Православной Церквей считают и армян, и египетских христиан-коптов еретиками-монофизитами без вариантов…».



«… Ересь, будучи грехом тяжким, грехом смертным, врачуется быстро и решительно, как грех ума, искренним, от всего сердца преданием ее анафеме. Святой Иоанн Лествичник сказал: «Святая Соборная Церковь принимает еретиков, когда они искренно предадут анафеме свою ересь [Слово 15, гл. 49], и немедленно удостаивает их Святых Таин...».

Подробнее:

Это же подтверждает:
доцент кафедры математической кибернетики факультета прикладной математики и информатики Российско-Армянского Университета протоиерей Арсений Григорянц
«...Поскольку все мы были русскоязычными, читали, в основном, литературу на русском языке. Конечно, нас сразу же стал интересовать вопрос о разделении между Армянской церковью и семьей Православных церквей, и мы начали читать книги армянских историков опять же в русском переводе.
Одной из таких книг была «История страны Алуанк» Мовсеса Каланкатуаци, армянского историка VII века. Он был ревностным сторонником армянской веры и выбора Армянской церкви и описывал как раз период напряжения в спорах, приведших к разделению.
Мовсес Каланкатуаци описывает спор греков с армянами по поводу неполных девяти чинов иерархии у армян. Смысл аргумента греков в том, что церковная иерархия подобно ангельской должна состоять из девяти чинов, а святой Григорий Просветитель был рукоположен в Кесарии только в архиепископа, следовательно Армянская церковь, не имея иерархической полноты, является частью Вселенской церкви и должна подчиняться одному из Патриархов.
Удивительно, что автор, будучи сторонником армянской позиции, признает поражение армян в этом споре, но делает парадоксальный с логической точки зрения вывод: раз мы не смогли ответить грекам, значит нужно самочинно восполнить иерархию, чтобы лишить греков этого аргумента. Это и произошло в истории.
Честно говоря, я был удивлен вышеприведенным рассуждением: с одной стороны — признание неправоты, и тут же – автор оправдывает искусственный способ её устранения. Мне казалось очевидным, что в Церкви ничего не может делаться самочинно.
И логические противоречия в рассуждения сторонника армянской церкви для меня, как математика, были более весомым аргументом, чем сложные хитросплетения терминов в учении о двух природах Христа, которое было мне малопонятно.
Это наблюдение подвигло меня к дальнейшему изучению вопроса. Как я относился тогда к догматическим различиям? Да так, как относятся сегодня многие люди: «Принципиальной разницы нет. Малопонятные философские нюансы не должны мешать братскому единству в любви Христовой».
Но еще один случай заставил меня серьезно задуматься, правильно ли я рассуждаю. Читая житие преподобного Саввы Освященного из декабрьской минеи Дмитрия Ростовского, я был поражен следующим фактом: когда под давлением императора была предпринята попытка принудить Патриарха константинопольского к отвержению Халкидона, преподобный Савва собрал тысячи монахов из пустыни и пришел в столицу для защиты веры.
Я был поражен: подвижник, который с младых ногтей не покидал пустыни, посвятив себя служению Богу, из-за вопросов, казавшихся мне малопонятным философским словопрением, не имеющим отношения к глубинам веры, оставил пустыню и с тысячами монахов пришел в столицу.
Тогда я осознал, что хотя и не понимаю сути и глубины вопросов на которые дал ответ Халкидон, но все же эти вопросы исключительно важны для спасения души. Опять простая логика: ради чего подвижник, оставивший мир для спасения души, может снова вернуться в мир? Только ради того, что может этому спасению помешать.
И, наконец, третий текст, заставивший меня сильно задуматься о вреде мысленного заблуждения – это сказание об авве Агафоне:
«Говорили об авве Агафоне: «Пришли к нему некие, услышав, что он имеет великую рассудительность. Желая испытать его, не рассердится ли он, спрашивают его: «Ты — Агафон? Мы слышали о тебе, что ты блудник и гордец». «Да, это правда», — отвечал он». Потом пришедшие обвиняли авву ещё во всяких разных грехах, и он всё признавал, но вот обвинению в ереси активно воспротивился.
Он отвечал им: «Первые пороки я признаю за собой, ибо это признание полезно моей душе, а признание себя еретиком значит отлучение от Бога, а я не хочу быть отлученным от моего Бога».

Я считал, что ересь – упорство в неправомыслии – это один из грехов, но не из ряда вон выходящий. И вот я вижу святого, который принял все, но отказался только от того, что он еретик. Тут пришло осознание, того насколько тяжко упорство в неправомыслии.
Вот, возможно, основные сдвиги в сознании, которые привели меня в православие.
Легко сказать: «Братская любовь во Христе выше всех разногласий». Но духовное братство во Христе подразумевает единомыслие в Истине. Если нет единомыслия, нет ни любви, ни братства. Нет ничего проще, чем сказать: «братья, мы заблуждались, а теперь возвращаемся к общему единству». И все разделения отойдут. Но сегодня разговор пытаются вести в русле: «и вы правы, и мы правы». А это значит, что все остаются при своем мнении, а значит и разделение остается
...».
Ну Вы же приняли формулу Максима Исповедника о природной воле, признав что она принадлежит всем людям.Побуждение к действию прирожденно человеку, а не есть результат личного опыта.
Природная воля указывает на способность волить.Что присуще каждой человеческой личности.Во Христе природная воля неискаженная грехом человеческой природы, стремилась к благу без рассуждений.Почему Христос и принял Крестную смерть.
Кондак - Вознесы́йся на Крест во́лею....

Без наличия у Христа природной воли человека, невозможно говорить о спасении как таковом.
Я, кстати, уточнил насчёт ипостаси. У Христа одна ипостась Слова. Что очень важно, в отличие от природы, ААЦ ни в коем случае не говорит о соединении двух ипостасей. Однако, ипостась Слова - богочеловеческая. Если сказать - ипостась Христа чисто божественная, и ни в коем случае не человеческая - это все равно, что сказать - Христос, который и есть Ипостась, чисто Бог, и ни в коем случае не человек.
 
Православный христианин
Я, кстати, уточнил насчёт ипостаси. У Христа одна ипостась Слова. Что очень важно, в отличие от природы, ААЦ ни в коем случае не говорит о соединении двух ипостасей. Однако, ипостась Слова - богочеловеческая. Если сказать - ипостась Христа чисто божественная, и ни в коем случае не человеческая - это все равно, что сказать - Христос, который и есть Ипостась, чисто Бог, и ни в коем случае не человек.
Простите, если Вам не понятно, то изучите для начала:
Образ ипостасного соединения двух естеств в Господе Иисусе Христе
В этой статье все подробно и понятно объяснено, именно на словах Евангельских, которые толкуют св. отцы, но не от себя как это делаете Вы, а от Духа Святаго.
А, что утверждаете Вы ересь.

«...Ипостасью Богочеловека Иисуса Христа в Православии признается Ипостась Сына Божия, Нетварного Божественного Логоса. К Ипостаси Иисуса Христа прилагается наименование единой и сложной.
Как объясняет православное богословие единство Ипостаси Христа и что понимает под сложностью?
В Богочеловеке Иисусе Христе нет двух лиц или ипостасей. В Нем единое Лицо – Лицо Сына Божия. Лицо Сына Божия объединяет в Себе две природы – Божественную и человеческую. Сложной Ипостась Иисуса Христа названа как составленная, сложенная (отсюда – «сложность») из двух природ, то есть как двуприродная Ипостась. Прежде воплощения Ипостась Сына Божьего именуется простой, поскольку Она не пребывала в двух природах, была одноприродной Божественной Ипостасью. После Воплощения Ипостась Сына Божьего названа сложной, поскольку Она усвоила, восприняла человеческое естество, соединила в Себе две природы.
«Соединение совершилось по сочетанию, то есть в единстве Ипостаси, непреложно, неслиянно, неизменно, нераздельно и неразлучно. И в двух естествах, пребывающих совершенными, исповедуем одну Ипостась Сына Божия воплотившегося, признавая в Нем ту же самую Ипостась Божества и человечества Его, и исповедуя, что оба естества остаются в Нем целыми по соединению.
Мы не полагаем каждое естество отдельно и порознь, но признаем их взаимно соединенными в одной сложной Ипостаси. Мы признаем это соединение существенным, то есть истинным, а не воображаемым. Существенным же считаем не в том смысле, что два естества составили одно сложное естество, но в том, что они соединились между собой в одну сложную Ипостась Сына Божьего и сохранили свое существенное различие. Ибо созданное осталось созданным, и не созданное – не созданным; смертное сохранилось смертным и бессмертное – бессмертным; описуемое – описуемым, неописуемое – неописуемым; видимое – видимым и невидимое – невидимым. «Одно блистает чудесами, а другое подверглось оскорблениям».
Св. Иоанн Дамаскин.
Точное изложение православной веры. Книга 3. Глава III. О двух естествах (во Христе), против монофизитов.

«Итак, мы говорим, что Божеская Ипостась Бога Слова прежде всякого времени и вечно существовала – простая, не сложная, не созданная, бестелесная, невидимая, не осязаемая, неописуемая, имеющая все, что имеет Отец, как единосущная Отцу, отличающаяся от Отчей ипостаси образом рождения и (личным) свойством, совершенная, никогда не отступающая от ипостаси Отчей. Напоследок же Слово, не отступив от недр Отчих, неописуемо, бессеменно и непостижимо, как Оно Само ведает, вселилось в утробу Святой Девы и в самой предвечной Ипостаси восприняло Себе плоть от Святой Девы.
И находясь во чреве Святой Богородицы, Бог Слово был, конечно, также во всем и выше всего, но в Ней (преимущественнее) действием воплощения. Итак, Бог Слово воплотился, восприняв от Богородицы начаток нашего состава – плоть, оживленную душею мыслящею и разумною, так что сама Ипостась Бога Слова соделалась Ипостасью для плоти, и прежде бывшая простою, Ипостась Слова соделалась сложною – именно сложенною из двух совершенных естеств – Божества и человечества».
Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Книга 3. Глава VII. Глава VII. Об одной сложной ипостаси Бога Слова.

«Тот, Кто ныне человек, а был и несложен, был прост по природе и по Ипостаси; ведь Он был только Бог, не облеченный в тело и в то, что относится к телу, хотя бы ныне приятием плоти, обладающей разумной душой, Он и сделался тем, чем не был – сложной Ипостасью, оставшись тем, чем Он был – простым по природе, дабы спасти тебя, человека».
Св. Григорий Богослов
Читать подробнее
 
Святая Русь
Православный христианин
«С догматами у членов Армянской Церкви все в полном порядке» - Патриарх Кирилл. Не будьте ключником. Лучше слушайте своего Патриарха!)
Возможно, он это сказал как дипломат на встрече с армянами, а не как епископ. Да и говорил ли он это? Епископ такого сказать не мог.
 
Православный христианин
«С догматами у членов Армянской Церкви все в полном порядке» - Патриарх Кирилл. Не будьте ключником. Лучше слушайте своего Патриарха!)
Сентябрь 1991 года.
"Эти церкви (монофизитские) нельзя назвать еретическими, монофизитскими, потому что они никогда не исповедывали единой природы Христа. Вся трагедия взаимоотношений "восточных" православных церквей, к которым относимся и мы, и "ориентальных" православных церквей (это условные обозначения, ведь "ориентальные" в переводе и значит "восточные") в том, что между нами различия - в терминологии, а не в сути вероучения."Митрополит Кирилл (Гундяеев)

Русская православная церковь на Архиерейском соборе 1997 года отметила, что Шамбезийское заявление «не должно рассматриваться как окончательный документ, достаточный для восстановления полного общения между Православной Церковью и Древними Восточными Церквами»
 
Православный христианин
Возможно, он это сказал как дипломат на встрече с армянами, а не как епископ. Да и говорил ли он это? Епископ такого сказать не мог.
Просто некоторые вырывают только то, что понравилось.
«- Здесь нужно различать две вещи: результаты богословского диалога и общецерковный акт о восстановлении общения. Диалог закончился, и все православные Церкви, и восточные, и "ориентальные" заявили о том, что не существует вероучительных различий. Но дальше результат этого диалога должен быть принят Церквами и должен быть произведен соборный акт, признающий результаты этого диалога, причем всеправославный соборный акт. Кстати, по всей вероятности на следующий год будет собрано Всеправославное совещание в Шамбези именно по этому вопросу (см. ответ #100). И в настоящий момент я бы сказал так: в случае крайней нужды, смертельной нужды можно причастить армянина, он не является еретиком. Но иметь нормальное евхаристическое общение до общецерковного примерения, - рано...».
Патриарх Кирилл об экуменизме и отношениях с инославием
8 дек, 2008 at 1:15 PM

Но иметь нормальное евхаристическое общение до общецерковного примерения, - рано
Вот это-то они почему-то скрывают?
 
Православный христианин
«С догматами у членов Армянской Церкви все в полном порядке» - Патриарх Кирилл. Не будьте ключником. Лучше слушайте своего Патриарха!)
Простите, ВЫ простите скрываете его слова:
...Но иметь нормальное евхаристическое общение до общецерковного примерения, - рано..
 
Сверху