Библиотеке требуются волонтёры

Ипостась

Аудио-версия статьи

***

Ипоста́сь – (от греч. ὑπόστασις ипо­ста­сис ипо­стась) – 1) бого­слов­ский термин, обо­зна­ча­ю­щий кон­крет­ное лицо (лич­ность), инди­ви­дуум, пред­мет, в кото­ром дей­стви­тель­ным и кон­крет­ным обра­зом осу­ществ­ля­ется сущ­ность; 2) основа, осу­ществ­ле­ние (Евр.11:1).

В Новом Завете слово «ипо­стась» упо­треб­ля­ется 5 раз, исклю­чи­тельно в посла­ниях ап. Павла. Во 2Кор. это слово исполь­зу­ется во вспо­мо­га­тель­ном смысле: «…чтобы, когда придут со мною Маке­до­няне и найдут вас него­то­выми, не оста­лись в стыде мы, – не говорю «вы», – похва­лив­шись с такою уве­рен­но­стью (ἐν τῇ ὑποστάσει ταύτῃ)» (2Кор 9:4); «Что скажу, то скажу не в Гос­поде, но как бы в нера­зу­мии при такой отваж­но­сти (ἐν ταύτῃ τῇ ὑποστάσει) на похвалу» (2Кор.11:17).

Трижды слово «ипо­стась» упо­треб­лено в Посла­нии к Eвреям. В одном случае оно исполь­зу­ется без особой семан­ти­че­ской нагрузки: «Ибо мы сде­ла­лись при­част­ни­ками Христу, если только нача­тую жизнь (τὴν ἀρχὴν τῆς ὑποστάσεως) твердо сохра­ним до конца» (Евр.3:14). В другом месте Посла­ния слово при­ме­ня­ется для опре­де­ле­ния поня­тия веры: «Вера же есть осу­ществ­ле­ние (ὑπόστασις) ожи­да­е­мого и уве­рен­ность в неви­ди­мом» (Евр.11:1). Это же слово упо­треб­ля­ется для харак­те­ри­стики отно­ше­ний Отца и Сына: «Сей, будучи сияние славы и образ ипо­стаси (χαρακτὴρ τῆς ὑποστάσεως) Его» (Евр.1:3). Это един­ствен­ное место сино­даль­ного текста Свящ. Писа­ния, в к‑ром слово «ипо­стась» остав­лено без пере­вода; ему посвя­щено боль­шое коли­че­ство свя­то­оте­че­ских тол­ко­ва­ний, раз­ви­вав­шихся в кон­тек­сте учения о Св. Троице.

Поня­тие «ипо­стась» в оби­ход­ном языке озна­чало просто суще­ство­ва­ние. Попа­дая в фило­со­фию, оно стало при­ни­мать зна­че­ние инди­ви­ду­аль­ного бытия. Смысл этого поня­тия был пре­об­ра­зо­ван пра­во­слав­ным бого­сло­вием Вели­ких Кап­па­до­кий­цев: св. Васи­лия Вели­кого, св. Гри­го­рия Бого­слова и св. Гри­го­рия Нис­ского.

Прежде всего, Вели­кие Кап­па­до­кийцы после­до­ва­тельно раз­гра­ни­чили смысл поня­тий «сущ­ность» (при­рода, есте­ство) и «ипо­стась». Следуя их пони­ма­нию, раз­ли­чие между сущ­но­стью и ипо­ста­сью есть раз­ли­чие между общим и осо­бен­ным (част­ным).

«Во Св. Троице иное есть общее, а иное осо­бен­ное: общее при­пи­сы­ва­ется суще­ству, а ипо­стась озна­чает осо­бен­ность каж­дого Лица», – учит св. Васи­лий Вели­кий. «Первое, – гово­рит также св. Гри­го­рий Бого­слов, – озна­чает при­роду Боже­ства, а послед­нее – личные свой­ства Трех». Св. Гри­го­рий Нис­ский разъ­яс­нял, что три Ипо­стаси отно­сятся к отлич­ному в Боге, а Бог есть имя единой и нераз­ли­чи­мой сущ­но­сти.

Отож­де­ствив Лицо и Ипо­стась, Вели­кие Кап­па­до­кийцы ввели новое поня­тие – «лич­ность», кото­рого не знал язы­че­ский мир. Следуя их мысли, лич­ность не явля­ется частью сущ­но­сти или при­роды, не сво­дится к при­род­ному бытию, не мыс­лится в при­род­ных кате­го­риях.

Боже­ствен­ные Лица, по словам уче­ника Вели­ких Кап­па­до­кий­цев свт. Амфи­ло­хия Ико­ний­ского, есть способ бытия Боже­ствен­ной при­роды. Это значит, что единый Бог хри­сти­ан­ства не явля­ется без­лич­ной сущ­но­стью фило­соф­ских спе­ку­ля­ций, не есть абстрак­ция, лишен­ная живого лич­ного отно­ше­ния к чело­веку. Он имеет кон­крет­ное Личное (Ипо­стас­ное) суще­ство­ва­ние, Его при­рода суще­ствует лично, она – живое личное бытие. При этом личное суще­ство­ва­ние создав­шего мир Бога пре­вы­шает чело­ве­че­ский разум. Чело­ве­че­ский разум тварен, а создав­ший его Бог бес­ко­нечно пре­вос­хо­дит твар­ное есте­ство, рас­кры­ва­ясь чело­веку в непо­сти­жи­мом един­стве нераз­дель­ных Боже­ствен­ных Лиц Троицы, Кото­рая есть Начало всего, Творец мира.

Ипо­ста­сью Бого­че­ло­века Иисуса Христа в Пра­во­сла­вии при­зна­ется Ипо­стась Сына Божия, Нетвар­ного Боже­ствен­ного Логоса. К Ипо­стаси Иисуса Христа при­ла­га­ется наиме­но­ва­ние единой и слож­ной.

***

Как объ­яс­няет пра­во­слав­ное бого­сло­вие един­ство Ипо­стаси Христа и что пони­мает под слож­но­стью?

В Бого­че­ло­веке Иисусе Христе нет двух лиц или ипо­ста­сей. В Нем единое Лицо – Лицо Сына Божия. Лицо Сына Божия объ­еди­няет в Себе две при­роды – Боже­ствен­ную и чело­ве­че­скую. Слож­ной Ипо­стась Иисуса Христа названа как состав­лен­ная, сло­жен­ная (отсюда – «слож­ность») из двух природ, то есть как дву­при­род­ная Ипо­стась. Прежде вопло­ще­ния Ипо­стась Сына Божьего име­ну­ется про­стой, поскольку Она не пре­бы­вала в двух при­ро­дах, была одно­при­род­ной Боже­ствен­ной Ипо­ста­сью. После Вопло­ще­ния Ипо­стась Сына Божьего названа слож­ной, поскольку Она усво­ила, вос­при­няла чело­ве­че­ское есте­ство, соеди­нила в Себе две при­роды.
«Соеди­не­ние совер­ши­лось по соче­та­нию, то есть в един­стве Ипо­стаси, непре­ложно, нес­ли­янно, неиз­менно, нераз­дельно и нераз­лучно. И в двух есте­ствах, пре­бы­ва­ю­щих совер­шен­ными, испо­ве­дуем одну Ипо­стась Сына Божия вопло­тив­ше­гося, при­зна­вая в Нем ту же самую Ипо­стась Боже­ства и чело­ве­че­ства Его, и испо­ве­дуя, что оба есте­ства оста­ются в Нем целыми по соеди­не­нию.
Мы не пола­гаем каждое есте­ство отдельно и порознь, но при­знаем их вза­имно соеди­нен­ными в одной слож­ной Ипо­стаси. Мы при­знаем это соеди­не­ние суще­ствен­ным, то есть истин­ным, а не вооб­ра­жа­е­мым. Суще­ствен­ным же счи­таем не в том смысле, что два есте­ства соста­вили одно слож­ное есте­ство, но в том, что они соеди­ни­лись между собой в одну слож­ную Ипо­стась Сына Божьего и сохра­нили свое суще­ствен­ное раз­ли­чие. Ибо создан­ное оста­лось создан­ным, и не создан­ное – не создан­ным; смерт­ное сохра­ни­лось смерт­ным и бес­смерт­ное – бес­смерт­ным; опи­су­е­мое – опи­су­е­мым, неопи­су­е­мое – неопи­су­е­мым; види­мое – види­мым и неви­ди­мое – неви­ди­мым. «Одно бли­стает чуде­сами, а другое под­верг­лось оскорб­ле­ниям».
Св. Иоанн Дамас­кин. Точное изло­же­ние пра­во­слав­ной веры. Книга 3. Глава III. О двух есте­ствах (во Христе), против моно­фи­зи­тов.

«Итак, мы гово­рим, что Боже­ская Ипо­стась Бога Слова прежде вся­кого вре­мени и вечно суще­ство­вала – про­стая, не слож­ная, не создан­ная, бес­те­лес­ная, неви­ди­мая, не ося­за­е­мая, неопи­су­е­мая, име­ю­щая все, что имеет Отец, как еди­но­сущ­ная Отцу, отли­ча­ю­ща­яся от Отчей ипо­стаси обра­зом рож­де­ния и (личным) свой­ством, совер­шен­ная, нико­гда не отсту­па­ю­щая от ипо­стаси Отчей. Напо­сле­док же Слово, не отсту­пив от недр Отчих, неопи­су­емо, бес­се­менно и непо­сти­жимо, как Оно Само ведает, все­ли­лось в утробу Святой Девы и в самой пред­веч­ной Ипо­стаси вос­при­няло Себе плоть от Святой Девы.
И нахо­дясь во чреве Святой Бого­ро­дицы, Бог Слово был, конечно, также во всем и выше всего, но в Ней (пре­иму­ще­ствен­нее) дей­ствием вопло­ще­ния. Итак, Бог Слово вопло­тился, вос­при­няв от Бого­ро­дицы нача­ток нашего состава – плоть, ожив­лен­ную душею мыс­ля­щею и разум­ною, так что сама Ипо­стась Бога Слова соде­ла­лась Ипо­ста­сью для плоти, и прежде бывшая про­стою, Ипо­стась Слова соде­ла­лась слож­ною – именно сло­жен­ною из двух совер­шен­ных естеств – Боже­ства и чело­ве­че­ства».
Св. Иоанн Дамас­кин. Точное изло­же­ние пра­во­слав­ной веры. Книга 3. Глава VII. Глава VII. Об одной слож­ной ипо­стаси Бога Слова.

«Тот, Кто ныне чело­век, а был и несло­жен, был прост по при­роде и по Ипо­стаси; ведь Он был только Бог, не обле­чен­ный в тело и в то, что отно­сится к телу, хотя бы ныне при­я­тием плоти, обла­да­ю­щей разум­ной душой, Он и сде­лался тем, чем не был – слож­ной Ипо­ста­сью, остав­шись тем, чем Он был – про­стым по при­роде, дабы спасти тебя, чело­века».
Св. Гри­го­рий Бого­слов

***

Что такое сущ­ность, ипо­стась?

А. М. Леонов
Пре­по­да­ва­тель Дог­ма­ти­че­ского Бого­сло­вия (СПб ПИРиЦИ)

Ипо­стась – дог­ма­ти­че­ский термин, обо­зна­ча­ю­щий лицо, инди­ви­дуум, пред­мет (кон­рет­ный объект), рас­смат­ри­ва­е­мый как пред­ста­ви­тель того или иного наи­бо­лее видо­вого (низ­шего) вида (то есть вида, не под­раз­де­ля­ю­ще­гося на другие виды), в кото­ром кон­крет­ным дей­стви­тель­ным обра­зом осу­ществ­ля­ется при­рода (сущ­ность, есте­ство).

Сущ­ность – бытие, харак­те­ри­зу­е­мое опре­де­лен­ными сущ­ност­ными раз­ли­чи­ями, осу­ществ­ля­ю­ще­еся в ипо­ста­сях того или иного наи­бо­лее видо­вого вида.

В свое время извест­ный фило­соф Антич­но­сти, ученик Пла­тона, Ари­сто­тель Ста­ги­рит, иссле­дуя общее и част­ное, харак­те­ри­зу­ю­щее пред­меты бытия, мыслил: «Первая сущ­ность – это та, кото­рая своя у каждой вещи, кото­рая не при­суща дру­гому, а все­об­щее обще: ибо все­об­щим назы­ва­ется то, что по своей при­роде при­суще мно­гому. Поэтому, у чего же оно будет сущ­но­стью? Или у всех вещей, [кото­рые им объ­ем­лются], или у одной. Но у всех оно быть сущ­но­стью не может. А если оно [будет ею] у одной, тогда и все осталь­ные будут этой вещью; ведь если у чего-нибудь сущ­ность – одна, и суть бытия – одна, то и сами такие вещи – одно… Ведь все равно все­об­щее будет сущ­но­стью чего-нибудь, подобно тому как чело­век есть сущ­ность [того отдель­ного] чело­века, в кото­ром он нахо­дится.. Все­об­щее будет сущ­но­стью (возь­мем для при­мера живот­ное) – у того, в чем оно нахо­дится как при­су­щее соб­ственно ему» [1, с. 200].

Пони­мая, что абсо­лютно у каж­дого пред­ста­ви­теля того или иного вида (как то: чело­век, собака, конь) наряду с общим фор­ми­ру­ю­щим нача­лом есть нечто осо­бен­ное (част­ное), Ари­сто­тель заме­тил: «невоз­можно и нелепо, чтобы эта вот вещь и сущ­ность, состоя из чего-нибудь, состо­яли бы при этом не из сущ­но­стей и того, что дается само­сто­я­тельно… Не пред­став­ля­ется воз­мож­ным, чтобы сущ­ность состо­яла из сущ­но­стей, кото­рые нахо­ди­лись бы в ней [в состо­я­нии] полной осу­ществ­лен­но­сти: то, что в этом состо­я­нии осу­ществ­лен­но­сти обра­зует две вещи, нико­гда не может пред­став­лять собою в том же состо­я­нии одну вещь» [1, с. 200–201]. Выра­жа­ясь доступ­ней (и, пере­ходя на пример): если при­знать что у каж­дого чело­века сущ­ность сугубо инди­ви­ду­аль­ная, свой­ствен­ная исклю­чи­тельно только ему, то полу­чится, что люди – раз­но­сущ­ностны (сколько людей – столько и сущ­но­стей), или, дру­гими сло­вами, имеют раз­лич­ные обра­зу­ю­щие и фор­ми­ру­ю­щее «начала», а не одно. Но тогда воз­ни­кает вопрос: почему все мы – (в равной сте­пени) люди, почему все мы имеем нечто единое, общее, свой­ствен­ное каж­дому (из нас) (в силу чего мы, соб­ственно, и назы­ва­емся людьми)? С другой сто­роны, если при­знать, что все мы есть исклю­чи­тельно сущ­ность, и при этом не при­нять в сооб­ра­же­ние, что любой чело­век, наряду с общей и единой для всех чело­вес­кой сущ­но­стью заклю­чает в себе, и являет собой что-то осо­бен­ное, – как объ­яс­нить, почему мы пред­став­ляем собой мно­же­ство, а не некий едино-един­ствен­ный сущ­ност­ный суб­страт, и при этом, каждый – свое­об­ра­зен? Итак, в любом пред­ста­ви­теле того или иного вида, будь то чело­век, собака или конь, есть нечто общее, что, в общем-то, и объ­еди­няет их в единый вид; но есть и осо­бен­ное, отли­ча­ю­щее одного инди­ви­ду­ума от дру­гого (других). В силу этого, о каждом чело­веке, собаке или коне можно ска­зать как о пред­ста­ви­теле вида: «тот-то и тот-то – чело­век; это – собака; это – конь» и, опять же, можно ска­зать по-дру­гому: «это – Петр, отли­ча­ю­щийся тем-то и тем-то от Павла и прочих людей; это – Белка, отли­ча­ю­ща­яся тем-то и тем-то от Стрелки и прочих собак; это – Буце­фал (Βουκεφάλας), отли­ча­ю­щийся тем-то и тем-то от прочих коней»…

Позже, с при­ше­ствием в мир Иску­пи­теля и обра­зо­ва­нием Церкви, появи­лась необ­хо­ди­мость ответа на куда более воз­вы­шен­ный и вос­тре­бо­ван­ный вопрос: каким обра­зом Бог еди­ни­чен и вместе с тем тро­и­чен, ведь «три» – не «один», «еди­ница» – не «три»? Именно эту про­блему стре­ми­лись раз­ре­шить Святые Отцы, вводя в обиход бого­слов­ского сло­во­упо­треб­ле­ния поня­тия «сущ­ность», «при­рода», «есте­ство», «инди­ви­дуум», «лицо», «ипо­стась». Вот, что по дан­ному поводу пишет прее­по­доб­ный Иоанн Дамас­кин: «Язы­че­ские фило­софы… раз­ли­чали суб­стан­цию (сущ­ность – греч. ουσια) и при­роду (φυσις). Именно, суб­стан­цией они назы­вали бытие вообще, при­ро­дой же суб­стан­цию, оформ­лен­ную сущ­ност­ными раз­ли­чи­ями и обла­да­ю­щую, наряду с бытием вообще, каче­ствен­ной опре­де­лен­но­стью бытия: разум­ную или нера­зум­ную, смерт­ную или бес­смерт­ную, или, как скажем мы, то, самое неиз­мен­ное и непре­лож­ное начало, при­чину и силу, вло­жен­ную в каждый вид Твор­цом для дви­же­ния… Это они назвали при­ро­дою, то есть самые низшие виды, напри­мер: ангела, чело­века, собаку, вола и т. п., как более общие, чем ипо­стаси, и охва­ты­ва­ю­щие их, заклю­ча­ясь в каждой охва­ты­ва­е­мой ими ипо­стаси равным и неиз­мен­ным обра­зом. Так что ипо­ста­сью они назвали более част­ное; более же общее и охва­ты­ва­ю­щее ипо­стаси они назвали при­ро­дою, нако­нец, суще­ство­ва­ние вообще они назвали суб­стан­цией. Но Святые Отцы, отка­зав­шись от про­стран­ных сло­во­пре­ний, общее и о многих пред­ме­тах выска­зы­ва­е­мое, то есть низший вид, назвали суб­стан­цией (ουσιαν), при­ро­дою (φυσιν) и формою (μορφην), напри­мер, – ангела, чело­века, собаку и т. п… Еди­нич­ное же они назвали инди­ви­ду­у­мом (άτομον) (прим.: термин «инди­ви­и­дуум» введен в науч­ный обиход Цице­ро­ном в каче­стве латин­ского ана­лога гре­че­ского экви­ва­лента [2, с. 404] – А. Л.), лицом, ипо­ста­сью, напри­мер, Петра, Павла. Ипо­стась же должна иметь суб­стан­цию с акци­ден­ци­ями, суще­ство­вать сама по себе и созер­цаться через ощу­ще­ние или акту­ально (ενεργεια)» [3, с. 84]. К ска­зан­ному сле­дует доба­вить, что поня­тие «prosopon» – лич­ность, лицо, при­ло­жимо не ко всяким ипо­ста­сям, а только к разумно-сво­бод­ным: к Богу, анге­лам, людям и бесам.

Итак, общее неиз­мен­ное «начало», охва­ты­ва­ю­щее инди­ви­ду­умы, пред­став­ля­ю­щие тот или иной низший вид, и объ­еди­ня­ю­щее их как вид, назы­ва­ется при­ро­дой, есте­ством или сущ­но­стью. В этом зна­че­нии «вид» и «при­рода» – сино­нимы (ср. преп. Ана­ста­сий Синаит: «согласно святым отцам, лицо или ипо­стась есть нечто осо­бен­ное по срав­не­нию с общим, ибо при­рода есть некое общее начало в каждой вещи, а ипо­стаси суть отдель­ные особи» [5, с. 225–226], а также: Феодор Абу-Курра: «Всякая вещь, кото­рая опре­де­ля­ется, как наи­бо­лее видо­вой вид, после назы­ва­ния вида, зовется при­ро­дой и сущ­но­стью. Поэтому и все, что в равной мере его раз­де­ляет, назы­ва­ется еди­но­при­род­ным и еди­но­сущ­ным, напри­мер, “чело­век”. Ибо он опре­де­ля­ется, как наи­бо­лее видо­вой вид. Поэтому одно­вре­менно с тем, как назы­ва­ется вид, назы­ва­ется при­рода и сущ­ность для того, что ими харак­те­ри­зу­ется… Отсюда все, кто оди­на­ково при­над­ле­жат ему, – еди­но­при­родны и еди­но­сущны» [4, с. 175].). В данном кон­тек­сте «начало» – это «сущ­ност­ный логос» – Боже­ствен­ные идеи о том или ином есте­стве, созер­ца­е­мые Все­дер­жи­те­лем от веч­но­сти, акту­а­ли­зи­ро­ван­ные же и осу­ществ­ля­ю­щи­еся в кон­крет­ных ипо­ста­сях (того или иного) наи­бо­лее видо­вого вида (так, чело­ве­че­ское есте­ство осу­ществ­ля­ется в кон­крет­ных инди­ви­ду­у­мах-людях, ангель­ское в анге­лах). Ипо­стась же, как счи­тает свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий: «есть не поня­тие сущ­но­сти неопре­де­лен­ное, по общ­но­сти озна­ча­е­мого ни на чем не оста­нав­ли­ва­ю­ще­еся, но такое поня­тие, кото­рое види­мыми отли­чи­тель­ными свой­ствами изоб­ра­жает и очер­ты­вает в каком-нибудь пред­мете общее и неопре­де­лен­ное» [6, с. 101].

Из всего выше­из­ло­жен­ного ясно: дей­стви­тель­ным или реаль­ным бытием при­рода обла­дает, осу­ществ­ля­ясь в ипо­ста­сях, инди­ви­ду­у­мах, лицах (см., напр. Преп. Иоанн Дамас­кин: «При­рода усмат­ри­ва­ется или одним только умо­зре­нием (ибо сама по себе она не суще­ствует), или вместе во всех одно­род­ных ипо­ста­сях, связуя их, и [тогда] назы­ва­ется при­ро­дой, усмат­ри­ва­е­мой в роде; или она же цело­купно с при­со­еди­не­нием при­вхо­дя­щих при­зна­ков в одной ипо­стаси и назы­ва­ется при­ро­дой, усмат­ри­ва­е­мой в неде­ли­мом суще­стве (инди­ви­ду­уме – А. Л)» [3, с. 250].

Инди­ви­ду­аль­ные ипо­стас­ные отли­чия, харак­те­ри­зу­ю­щие того или иного пред­ста­ви­теля вида, назы­вают «акци­ден­ци­ями» (от. лат. «аccidentia» случай, слу­чай­ность). По сви­де­тель­ству пре­по­доб­ного Иоанна Дамас­кина: «Две ипо­стаси не могут не раз­ли­чаться между собой акци­ден­ци­ями, раз они раз­ли­ча­ются друг от друга числом. Сле­дует заме­тить, что отли­чи­тель­ные свой­ства – это акци­ден­ции, харак­те­ри­зу­ю­щие ипо­стась» [3, с. 84]. Отме­тим, что Лица Пре­свя­той Троицы также имеют личные или ипо­стас­ные осо­бен­но­сти: Бог Отец – без­на­ча­лен, ни от кого не рож­да­ется и не исхо­дит; Сын вечно (вне­вре­менно) рож­да­ется от Бога Отца; Святой Дух вечно исхо­дит от Отца. Данные осо­бен­но­сти назы­ва­ются лич­ными или ипо­стас­ными свой­ствами. Однако их не назы­вают акци­ден­ци­ями, ибо в Боге нет ничего нанос­ного или же слу­чай­ного («Бог не чело­век, чтоб Ему лгать, и не сын чело­ве­че­ский, чтоб Ему изме­няться. Он ли скажет и не сде­лает? будет гово­рить и не испол­нит?» (Чис.23:19); «Я – Гос­подь, Я не изме­ня­юсь; посему вы, сыны Иакова, не уни­что­жи­лись» (Мал.3:6); «Всякое даяние доброе и всякий дар совер­шен­ный нис­хо­дит свыше, от Отца светов, у Кото­рого нет изме­не­ния и ни тени пере­мены» (Иак.1:17)). У твар­ных же существ акци­ден­ции не только «при­сут­ствуют», но и не посто­янны (измен­чивы). Так, скажем, на про­тя­же­нии жизни чело­век, растет, обо­га­ща­ется зна­ни­ями; меня­ется цвет его кожи (загар) и волос (седина), харак­тер, воле­вые и мораль­ные каче­ства, и пр.

  1. Ари­сто­тель. Мета­фи­зика. М.: Изд. Эксмо, 2006.
  2. Куз­не­цов С. Боль­шой тол­ко­вый сло­варь. СПб.: Изд. Норинт, 1998.
  3. Преп. Иоанн Дамас­кин. Тво­ре­ния пре­по­доб­ного Иоанна Дамас­кина. Источ­ник знания. Изд. Индрик, 2002.
  4. Леон­тий Иеру­са­лим­ский. Феодор Абу-Курра. Леон­тий Визан­тий­ский. Поле­ми­че­ские сочи­не­ния. Крас­но­дар: Изд. Текст, 2011.
  5. Пре­по­доб­ный Ана­ста­сий Синаит. Избран­ные тво­ре­ния. М.: Изд. Палом­ник; Сибир­ская бла­го­звон­ница, 2003.
  6. Свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий. Письма. М.: Изд. Мос­ков­ского подво­рья Свято-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой Лавры, 2007.

***

См. ВОИ­ПО­СТА­ЗИ­РО­ВА­НИЕ, ИПО­СТАС­НОЕ СОЕДИ­НЕ­НИЕ, ПРО­СТАЯ ИПО­СТАСЬ, СЛОЖ­НАЯ ИПО­СТАСЬ

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки