прот. Дионисий Свечников и Наталья Ярасова
Как бороться с матом

про­то­и­е­рей Дио­ни­сий Свеч­ни­ков и
Ната­лья Яра­сова, пси­хо­лог-кон­суль­тант
Мис­си­о­нер­ского отдела Туль­ской епар­хии для «Азбуки веры»

По послед­ним ста­ти­сти­че­ским данным в России 18% опро­шен­ных людей мате­рится еже­дневно и еще 19% — несколько раз в неделю. Социо­логи отме­чают, что упо­треб­ле­ние матер­ных выра­же­ний напря­мую зави­сит от поло­же­ния в стране: чем страш­нее жить, тем больше мате­рятся люди. Это про­ис­хо­дит от того, что они очень напу­ганы и выплес­ки­вают таким спо­со­бом свой страх.

Но мат может быть и «нормой жизни» чело­века. Фор­ми­ро­ва­ние мата как при­вычки начи­на­ется обычно в под­рост­ко­вом воз­расте, или даже в дет­стве. Но если малень­кий ребе­нок слепо повто­ряет матер­ные слова за роди­те­лями, то под­ро­сток с помо­щью мата само­утвер­жда­ется. Это свя­зано с чув­ством неуве­рен­но­сти в себе, в своем буду­щем.

В обще­стве бытует мнение, что матер­щин­ники имеют недо­ста­точ­ный сло­вар­ный запас, чтобы при­лич­ным обра­зом выра­зить свои эмоции. В реаль­но­сти же мате­рятся люди самого раз­ного уровня эру­ди­ции и широты кру­го­зора. И хотя мат больше рас­про­стра­нен среди мало­об­ра­зо­ван­ного насе­ле­ния, в неко­то­рых соци­аль­ных груп­пах даже «на нём раз­го­ва­ри­вают», нельзя объ­яс­нить матер­щину только лишь малым лек­си­че­ским запа­сом.

Зачем и почему люди мате­рятся

Сред­не­ста­ти­сти­че­ский рос­сий­ский матер­щин­ник — это семей­ный муж­чина до 45 лет с высшим обра­зо­ва­нием и довольно высо­ким уров­нем еже­ме­сяч­ного дохода. Среди женщин в 2–3 раза меньше матер­щин­ниц. А почти 80% женщин старше 55 лет кате­го­ри­че­ски не при­ем­лют мат.

Что инте­ресно, муж­чины чаще всего руга­ются матом для защиты — от реаль­ной угрозы, от соб­ствен­ного страха или чтобы скрыть свою зани­жен­ную само­оценку (то есть многие муж­чины мате­рятся, как и под­ростки, для само­утвер­жде­ния).

Так почему же довольно успеш­ные люди нуж­да­ются в таких сло­вес­ных защи­тах? Согласно опро­сам, матер­щин­ники обычно убеж­дены, что мат — это отлич­ный способ снять напря­же­ние и что матер­ная речь лучше дохо­дит до «неко­то­рых», так их лучше пони­мают. Спе­ци­а­ли­сты утвер­ждают, что мат выпол­няет несколько функ­ций:

  • Помо­гает адап­ти­ро­ваться к стрессу, снять напря­же­ние;
  • Помо­гает опо­знать «своих» и утвер­диться в команд­ной роли;
  • Служит для уси­ле­ния эмо­ци­о­нально-эро­ти­че­ской выра­зи­тель­но­сти речи и как фольк­лор­ное раз­вле­че­ние;
  • Сопро­вож­дает неудо­вле­тво­рен­ную сек­су­аль­ность;
  • Явля­ется сред­ством подав­ле­ния сопер­ни­ков.
  • При этом мат — симп­том дегра­да­ции сло­вес­но­сти и куль­тур­ных тра­ди­ций.

С точки зрения пси­хо­ло­гии склон­ность к упо­треб­ле­нию мата тесно свя­зана с уров­нем эмо­ци­о­наль­ного интел­лекта. Поня­тие эмо­ци­о­наль­ного интел­лекта исполь­зуют в прак­ти­че­ской пси­хо­ло­гии для обо­зна­че­ния сово­куп­но­сти навы­ков чело­века, свя­зан­ных со спо­соб­но­стью рас­по­зна­вать и пони­мать эмоции — как свои, так и чужие, а также управ­лять эмо­ци­о­наль­ным состо­я­нием, уста­нав­ли­вать и укреп­лять эмо­ци­о­наль­ные связи.

Эмо­ци­о­наль­ный интел­лект под­ра­зу­ме­вает нали­чие у чело­века сле­ду­ю­щих качеств:

  • эмо­ци­о­наль­ная осо­знан­ность;
  • само­ува­же­ние;
  • спо­соб­ность заме­чать и пони­мать чув­ства других людей (эмпа­тия);
  • соци­аль­ная ответ­ствен­ность;
  • умение кон­струк­тивно общаться и отсут­ствие страха перед близ­кими отно­ше­ни­ями;
  • стрес­со­устой­чи­вость и реа­ли­стич­ная оценка дей­стви­тель­но­сти;
  • гиб­кость и спо­соб­ность сдер­жи­вать и кор­рек­ти­ро­вать свои эмоции, мысли, пове­де­ние;
  • умение фор­му­ли­ро­вать и решать про­блемы;
  • опти­мизм и спо­соб­ность чув­ство­вать удо­вле­тво­рен­ность жизнью и др.

И, в самом деле, заяд­лые матер­щин­ники в боль­шин­стве слу­чаев имеют спе­ци­фи­че­ский эмо­ци­о­наль­ный интел­лект: у них недо­ста­точ­ный уро­вень эмпа­тии, они не имеют при­вычки ста­вить себя на место собе­сед­ника и сочув­ство­вать людям, зача­стую они с нега­ти­вом отно­сятся к окру­жа­ю­щим (даже если пре­зен­туют себя общи­тель­ными людьми), редко пред­ла­гают свою помощь, пре­не­бре­жи­тельно отно­сятся к чув­ствам других людей — даже жены, детей, роди­те­лей.

Воз­можно, читая эти слова, склон­ные к сквер­но­сло­вию люди воз­му­тятся — мол, ничего подоб­ного. Однако такова реаль­ность — боль­шин­ство людей не одоб­ряют мат вообще или, как мини­мум, в обще­ствен­ных местах, но убеж­ден­ных матер­щин­ни­ков это не вол­нует, они отста­и­вают свое право мате­риться где угодно, и так и делают, не счи­та­ясь с жела­ни­ями и чув­ствами окру­жа­ю­щих. В боль­шин­стве горо­дов России мат слышен на улице, в транс­порте, в мага­зи­нах. При­сут­ствие женщин и детей сквер­но­сло­вов не оста­нав­ли­вает, а попытки оста­но­вить ругань могут вызвать агрес­сив­ную реак­цию.

Пси­хо­ло­ги­че­ский эффект мата

Многие матер­щин­ники сдер­жи­ва­ются в обще­ствен­ных местах, однако в своей ком­па­нии исполь­зо­вать мат не стес­ня­ются. Ста­ти­стика неумо­лима — сквер­но­сло­вят люди чаще в домаш­них усло­виях, среди близ­ких. На работе из-за началь­ства, кли­ен­тов или других причин люби­тели нецен­зурно выра­жаться не могут дать себе волю, поэтому «отыг­ры­ва­ются» дома. Во многих семьях, где есть чело­век, руга­ю­щийся матом, на этой почве воз­ни­кает огром­ное коли­че­ство про­блем

В отли­чие от жен­ского мата, кото­рый нередко явля­ется спо­со­бом сбро­сить напря­же­ние «в пустоту», муж­ской мат чаще агрес­си­вен и направ­лен на других людей. Причем, если даже бран­ные слова без­ад­ресны, агрес­сия может про­явиться в ответ на просьбу род­ствен­ни­ков не мате­риться.

«Посто­янно мне грубит»; «мат и бес­ко­неч­ное хам­ство в мою сто­рону»; «мате­рит послед­ними сло­вами»; «во всем меня вино­ва­той делает»; «обма­те­рит, а ты еще и вино­ва­той оста­ёшься»; «обзы­вает матом, гово­рит такие вещи, что врагу не поже­ла­ешь»; «я его скоро воз­не­на­вижу»; «долго тер­пела и пугала раз­во­дом»; «поду­мы­ваю о раз­воде»; «после раз­вода, когда говорю об али­мен­тах и помощи с детьми, мате­рит меня» — это всего несколько при­ме­ров жалоб женщин на пове­де­ние мужей.

Сто­рон­ники мата нередко исполь­зуют в каче­стве аргу­мента иссле­до­ва­ния зару­беж­ных ученых, кото­рые, якобы, дока­зы­вают пользу матер­ных слов.

Пси­хо­логи Ричард Сти­венс и Олли Роберт­сон из Уни­вер­си­тета Кила (Вели­ко­бри­та­ния), про­вели ряд экс­пе­ри­мен­тов, резуль­таты кото­рых были опуб­ли­ко­ваны в жур­нале Frontiers in Psychology. Сна­чала ученые под­твер­дили, что ругань спо­собна ока­зы­вать обез­бо­ли­ва­ю­щий эффект в экс­тре­маль­ных ситу­а­циях. Затем они попы­та­лись опре­де­лить меха­низмы этого явле­ния, про­ве­ряя извест­ные гипо­тезы о том, что обез­бо­ли­ва­ние про­ис­хо­дит за счет эмо­ци­о­наль­ной реак­ции или же за счет отвле­че­ния вни­ма­ния. При этом про­во­дили срав­не­ние реак­ций на тра­ди­ци­он­ный мат, на при­ду­ман­ные новые руга­тель­ства и на нор­маль­ные слова.  

В экс­пе­ри­менте при­няли уча­стие 92 доб­ро­вольца, сред­ний воз­раст 27 лет. Им пред­ла­га­лось опу­стить руку в ледя­ную воду и выкри­ки­вать матер­ные слова и слова созвуч­ные им. Когда боль невоз­можно будет тер­петь, испы­ту­е­мым нужно было выдер­нуть руку из холод­ной жид­ко­сти. При этом про­во­ди­лись замеры сер­деч­ной дея­тель­но­сти и опросы. Было уста­нов­лено, что боле­вой порог и устой­чи­вость к боли повы­ша­лись только у тех, кто мате­рился. А вновь создан­ные руга­тель­ства, как и нор­маль­ные слова, не ока­зы­вали вли­я­ния на боле­вой порог и устой­чи­вость к боли. В резуль­тате иссле­до­ва­ния уста­нов­лено, что обез­бо­ли­ва­ние про­ис­хо­дит не за счет отвле­че­ния вни­ма­ния, а, скорее всего, за счет эмо­ци­о­наль­ного воз­буж­де­ния. Причем вновь создан­ные руга­тель­ства вызы­вали эмо­ци­о­нально выра­жен­ную, но скорее юмо­ри­сти­че­скую реак­цию, и это не влияло на вос­при­я­тие боли. Соот­вет­ственно, можно пред­по­ло­жить, что обез­бо­ли­ва­ю­щий эффект связан именно с тем эмо­ци­о­наль­ным воз­буж­де­нием, кото­рое вызы­вает в чело­веке упо­треб­ле­ние матер­ных слов. Бран­ная речь в созна­нии тесно свя­зана с агрес­сив­но­стью, сек­су­аль­но­стью и с юмором, вдо­ба­вок при­сут­ствует соб­ствен­ная эмо­ци­о­наль­ная реак­ция на исполь­зо­ва­ния табу­и­ро­ван­ных, запре­щен­ных в при­лич­ном обще­стве слов. Поскольку зна­чи­мого вли­я­ния юмора на изме­не­ние боле­вого порога и устой­чи­во­сти к боли не выяв­лено, скорее всего, мат ока­зы­вает воз­дей­ствие на вос­при­я­тие боли через агрес­сию, сек­су­аль­ное воз­буж­де­ние и напря­же­ние от совер­ше­ния запрет­ного.

Все это согла­су­ется с физио­ло­гией чело­века: обез­бо­ли­ва­ние вызы­ва­ется выра­бот­кой гор­мо­нов эндор­фи­нов. Эти гор­моны вбра­сы­ва­ются в кровь под воз­дей­ствием трех видов эмоций: гнев, смех, сек­су­аль­ное воз­буж­де­ние.

Рос­сий­ский нев­ро­лог, ней­ро­фи­зио­лог Алек­сандр Будик в беседе на радио Sputnik  пояс­нил, что орга­низм вос­при­ни­мает мат как агрес­сию, кото­рая поз­во­ляет частично заглу­шить боль. Обсцен­ная (ненор­ма­тив­ная) лек­сика акти­ви­рует работу цен­траль­ной нерв­ной системы, поскольку агрес­сия при­во­дит орга­низм в состо­я­ние стресса. На фоне стресса чело­век, дей­стви­тельно, может не заме­тить даже очень острую боль. Похо­жее состо­я­ние испы­ты­вают спортс­мены, про­дол­жая бороться даже после полу­че­ния травмы. «Что в обыч­ном состо­я­нии для чело­века будет силь­ная боль, то в воз­буж­ден­ном состо­я­нии он не почув­ствует», — объ­яс­нил врач.

«Юмо­ри­сти­че­ское» вли­я­ние мата, хоть он и не бло­ки­рует боле­вые чув­ства, тоже оче­видно — смех, свя­зан­ный с матом, спо­соб­ствует сбросу напря­же­ния в экс­тре­маль­ных ситу­а­циях.

Рос­сий­ский ученый Л. Китаев-Смык про­во­дил иссле­до­ва­ния пози­тив­ного и нега­тив­ного вли­я­ния матер­ной речи при под­го­товке меж­пла­нет­ного полета, в хирур­ги­че­ском отде­ле­нии Инсти­тута им. Н.В. Скли­фо­сов­ского, в боевых усло­виях на Север­ном Кав­казе и в рос­сий­ских тюрь­мах. В ходе наблю­де­ний ученый со своими еди­но­мыш­лен­ни­ками убе­дился в том, что мат спо­соб­ствует выра­ботке эндор­фи­нов всеми тремя эмо­ци­о­наль­ными путями: мат агрес­си­вен, матер­ные шутки смешны, причем сам мат, по опре­де­ле­нию, осно­ван на грубой сек­су­аль­но­сти. Поэтому мат бло­ки­рует гор­моны стресса и спо­со­бен умень­шить страх и боль. Однако Китаев-Смык под­чер­ки­вает, что сек­су­а­ли­за­ция речи может быть целе­со­об­разна только в ситу­а­ции стресса и только в муж­ской ком­па­нии, а в обы­ден­ной жизни она нано­сит суще­ствен­ный вред.

Несо­мненно, нельзя без­на­ка­занно часто или посто­янно нахо­диться в состо­я­нии агрес­сив­ного стресса или сек­су­аль­ного воз­буж­де­ния. Это вредно для орга­низма, так как создает лишнюю нагрузку на нерв­ную и сер­деч­но­со­су­ди­стую системы. Посто­ян­ное упо­треб­ле­ние мата под­дер­жи­вает в пси­хике чело­века более или менее выра­жен­ную фоно­вую сек­су­ально-окра­шен­ную агрес­сив­ность, а это может в опре­де­лен­ной сте­пени исто­щить нерв­ную систему.

Вдо­ба­вок  было уста­нов­лено, что мат с его эро­ти­че­ской подо­плё­кой спо­соб­ствует выра­ботке муж­ских гор­мо­нов андро­ге­нов. У мужчин избы­точ­ная выра­ботка андро­ге­нов может остаться без серьез­ных нега­тив­ных послед­ствий, однако жен­скому орга­низму допол­ни­тель­ная выра­ботка андро­ге­нов нано­сит одно­знач­ный вред. Не менее опасен мат для детей и под­рост­ков. Грубые сек­су­аль­ные руга­тель­ства вредно влияют на ста­нов­ле­ние неокреп­шей пси­хики ребенка.

Мат — это всегда эмо­ци­о­нально окра­шен­ная речь: даже при иллю­зии «спо­кой­ного» исполь­зо­ва­ния бран­ных слов перед самым их упо­треб­ле­нием, в момент выбора слов, есть побуж­де­ние, крат­ко­вре­мен­ное эмо­ци­о­наль­ное пере­жи­ва­ние. При исполь­зо­ва­нии мата это агрес­сивно-сек­су­аль­ное побуж­де­ние. И посред­ством эмо­ци­о­наль­ного зара­же­ния мат ока­зы­вает силь­ное вли­я­ние на тех, кто нахо­дится рядом с мате­ря­щимся.

Многие люди болез­ненно вос­при­ни­мают мат. Кто-то счи­тает, что мат — это при­знак низ­кого уровня куль­туры, кто-то убеж­ден в его пси­хи­че­ской и духов­ной опас­но­сти. Столк­но­ве­ние с матер­щин­ни­ками у таких людей вызы­вает состо­я­ние дис­ком­форта, тре­вож­но­сти, даже если мате­рятся не в их адрес. Чело­век, «настро­ен­ный» на чистоту речи от бран­ных слов может даже забо­леть, если вынуж­ден при­сут­ство­вать рядом с посто­янно бра­ня­щимся матер­щин­ни­ком.

О том, какое вли­я­ние матер­ная речь ока­зы­вает на пси­хику самого чело­века, хорошо сказал доктор пси­хо­ло­ги­че­ских наук, про­фес­сор, заве­ду­ю­щего кафед­рой пси­хо­ло­гии и педа­го­гики Алтай­ской ака­де­мии эко­но­мики и права Борис Алек­се­е­вич Сос­нов­ский: «Какова речь — таково и мыш­ле­ние. И что пло­хого, что я матом руга­юсь? Да у меня пси­хика уже вся другая. Вместо того, чтобы опи­сать нечто кра­си­вое, я сказал — такая-то мать. И все закры­лось. Нет ничего, ничего больше не вижу. Нет всех нюан­сов. Мне нра­вится, как над этим явле­нием изде­ва­лись Ильф и Петров. К при­меру, образ Эллочки Людо­едочки. Неболь­шого сло­вар­ного запаса ей хва­тало, чтобы обхо­диться в мире. То же самое и с матом. Огра­ни­че­ния, кото­рые накла­ды­вает эта лек­сика на пси­хику, потря­са­ю­щие. Это гигант­ские потери. Про­ис­хо­дит не только редук­ция речи, но и редук­ция мысли, чело­ве­че­ской пси­хики. В данной связи мат не уни­ка­лен. При­кольно, клёво. Если бы эти слова засо­ряли только язык. Они засо­ряют пси­хику. Это потеря лич­ност­ная».

Неко­то­рые иссле­до­ва­ния под­тал­ки­вают к мысли, что мат акти­ви­зи­рует в мозге иные отделы, чем весь осталь­ной сло­вар­ный запас. По словам Ричарда Сти­венса, автора книги «Белая ворона: почему хорошо быть плохим», об иссле­до­ва­ниях кото­рого уже шла речь,  мозг обра­ба­ты­вает брань иначе, чем обыч­ную речь. За послед­нюю отве­чают кора голов­ного мозга и ряд кон­крет­ных участ­ков в его левом полу­ша­рии, в то время как брань ассо­ци­и­ру­ется с более «при­ми­тив­ными» отде­лами мозга. «У людей, стра­да­ю­щих афа­зией (нару­ше­ни­ями сфор­ми­ро­вав­шейся речи), обычно есть повре­жде­ния левого полу­ша­рия мозга и затруд­не­ния с речью. Но есть и немало опи­сан­ных слу­чаев афазии, при кото­рых паци­енты могли довольно сво­бодно поль­зо­ваться сте­рео­ти­пи­че­ским языком — то есть петь песни или сквер­но­сло­вить», — гово­рит Сти­венс. «Иссле­до­ва­ния паци­ен­тов с син­дро­мом Туретта, при кото­ром иногда наблю­да­ется импуль­сив­ное вле­че­ние к брани, дают осно­ва­ния пола­гать, что матер­ная ругань свя­зана с более глу­бо­кими отде­лами мозга — с его под­кор­ко­выми ядрами».

Рос­сий­ские медики давно обна­ру­жили, что когда чело­век вос­ста­нав­ли­ва­ется после инсульта или инфаркта, пер­выми сло­вами у него нередко бывают матер­ные. Это такая при­ми­тив­ная речь, поз­во­ля­ю­щая рабо­тать мозгу по упро­щен­ной схеме, вдо­ба­вок снижая страх и вос­при­я­тие боли.

Духов­ное осмыс­ле­ние мата

Про­блема мата тре­бует и духов­ной оценки. «От избытка сердца гово­рят уста» (Мф.12:34) — утвер­жда­ется в Свя­щен­ном Писа­нии. Если сердце чело­века обу­ре­вают нечи­стые стра­сти, то они неми­ну­емо выплес­ки­ва­ются наружу. Про­яв­ляться это может как в словах, так и в дей­ствиях. Слово — это, с одной сто­роны, дело про­стое, но в то же время и слож­ное. Каза­лось бы, что может быть проще ска­зать что-то, бол­тать — не мешки тас­кать. Но послед­ствия у всего лишь одного слова могут быть очень раз­ными. Слово может быть сози­да­тель­ным, а может быть и раз­ру­ши­тель­ным. Одним всего лишь словом можно выра­зить любовь, и также одним словом объ­явить войну. Слово живо­тво­рит и слово уби­вает.

Сквер­но­сло­вие — это раз­ру­ши­тель­ное слово. Вот, что гово­рит об этом апо­стол Иаков: «Так и язык — неболь­шой член, но много делает. Посмотри, неболь­шой огонь как много веще­ства зажи­гает! И язык — огонь, при­краса неправды; язык в таком поло­же­нии нахо­дится между чле­нами нашими, что осквер­няет все тело и вос­па­ляет круг жизни, будучи сам вос­па­ляем от геенны» (Иак.3:5–6). Неве­ро­ятно глу­бо­кая и точная оценка того, как много значит и может слово. Это неуди­ви­тельно, ведь «словом Гос­под­ним небеса утвер­ди­шася, и духом уст Его вся сила их» (Пс.32:6). Бог сотво­рил все сущее Словом. Чело­век, создан по образу и подо­бию Божию, наде­лен даром слова и должен заду­мы­ваться о том, что про­из­но­сит. Неда­ром гласит народ­ная муд­рость: «слово не воро­бей, выле­тит — не пой­ма­ешь». Гос­подь Иисус Хри­стос ука­зы­вает на стро­гость Суда Божьего за сквер­но­сло­вие: «Вы слы­шали, что ска­зано древним: «не убивай, кто же убьет, под­ле­жит суду». А Я говорю вам, что всякий, гне­ва­ю­щийся на брата своего напрасно, под­ле­жит суду; кто же скажет брату своему: «рака», под­ле­жит синед­ри­ону; а кто скажет: «безум­ный», под­ле­жит геенне огнен­ной» (Мф.5:21-22).

Доброе слово дает добрый плод, худое слово — худой плод, а сквер­но­сло­вие не может дать ничего, кроме скверны, кото­рая осквер­няет, в первую оче­редь того, кто его про­из­но­сит. Также оно дей­ствует и на окру­жа­ю­щих.

Совре­мен­ные иссле­до­ва­тели отно­сят про­ис­хож­де­ние мата к язы­че­ским вре­ме­нам. Мат был частью закли­на­ний, обра­щен­ных к язы­че­ским боже­ствам, матер­ные слова были свя­заны с риту­аль­ным при­зва­нием демо­нов. Его исполь­зо­ва­ние в оби­ходе, осо­бенно дома, было недо­пу­стимо, так как могло навлечь беду. Вот что пишет об этом гнус­ном пороке епи­скоп Вар­нава (Беляев): «Сквер­но­сло­вие — гнус­ный порок, кото­рый в Свя­щен­ном Писа­нии при­рав­ни­ва­ется к смерт­ному греху (Еф.5:4-5). От него стонет Земля Рус­ская, им рас­тлены души… Сквер­ные чудо­вищ­ные пред­ло­же­ния суть на самом деле «свя­щен­ные», «молит­вен­ные» фор­мулы, обра­щен­ные к срам­ным демо­нам. Хри­сти­а­нин! Упо­треб­ляя их, кому ты слу­жишь вместо Бога! Ты не просто совер­ша­ешь лег­ко­мыс­лен­ное дело, не просто грубую шутку допус­ка­ешь, но ты про­из­но­сишь  страш­ные закли­на­ния, ты накли­ка­ешь и при­вле­ка­ешь гнус­ней­ших бесов, ты в это время сатане при­но­сишь про­ти­во­есте­ствен­ную сло­вес­ную жертву!.. Ты дела­ешься, не зная и не желая этого, кол­ду­ном, магом, чаро­деем».

К сожа­ле­нию, склон­ность людей к сле­до­ва­нию стра­стям не всегда усми­ря­ется настав­ле­ни­ями Церкви. Поэтому в XV веке на Руси необ­хо­ди­мость огра­ни­чить пагуб­ное вли­я­ние мата при­вела к появ­ле­нию пер­вого зако­но­да­тель­ного запрета на матер­ные выра­же­ния. Его ввел вели­кий князь Васи­лий III еще в 1480 году. Его сын Иван Гроз­ный велел «кли­кать по торгам», чтобы мос­ко­виты «матерны бы не бра­ни­лись и вся­кими б непо­треб­ными речами сквер­ными друг друга не уко­ряли».

Однако люди про­дол­жали мате­риться. Извест­ный автор рас­ска­зов о своем путе­ше­ствии с посоль­ством в Россию немец Адам Оле­а­рий в XVII веке писал: «Малые дети, еще не уме­ю­щие назвать ни Бога, ни мать, ни отца, уже имеют на устах непо­треб­ные слова». Несмотря на то, что записи Оле­а­рия явно пред­взяты и служат цели пока­зать Россию стра­ной диких вар­ва­ров, не стоит сомне­ваться, что про­блема мата в нашей стране стояла остро, так как на это ука­зы­вают и другие источ­ники.

Позд­нее законы пред­пи­сы­вали более суро­вые нака­за­ния за матер­щину. В 1648 году царь Алек­сей Михай­ло­вич издал указ, чтобы «песней бесов­ских не пели, матерны и всякою непо­треб­ной лаею не бра­ни­лися… А которы люди учнут кого бра­нить матерны и всяко лаею — и тем людям за такие супро­тив­ные хри­сти­ан­скому закону за неистов­ства быти от Нас в вели­кой опале и в жесто­ком нака­за­ньи».

Законы, вве­ден­ные Петром I, допус­кали острог и физи­че­ское нака­за­ния для того, «кто  дру­гого не оду­мав­шись с сердца, или опа­мя­то­ва­ясь, бран­ными сло­вами выбра­нит», если он не рас­ка­ется и не попро­сит хри­сти­ан­ского про­ще­ния, или не запла­тит день­гами, если «жестоко бранил».

Если же брань была матер­ной и оскор­би­тель­ной для веры, то нака­за­ние было жесто­ким: «кто Пре­свя­тую Матерь Божию Деву Марию и святых руга­тель­ными сло­вами поно­сит»,  «кто имя Божие… и службу Божию поно­сит, и руга­ется слову Божию и святым таин­ствам… хотя сие в пиан­стве или трез­вом уме учи­нится: тогда ему язык рас­ка­лен­ным желе­зом про­жжен, и потом отсе­чена голова да будет».

Должно осо­зна­вать, что матер­щина осно­вана, в первую оче­редь, на гнусно-оскор­би­тель­ном упо­треб­ле­нии слова «мать». То, что дорого чело­веку, что явля­ется для него одним из самых высо­ких поня­тий, низ­во­дится до цинич­ного, вуль­гар­ного и уни­чи­жи­тель­ного упо­треб­ле­ния. А.П. Чехов писал: «Сколько ост­ро­умия, злости и душев­ной нечи­стоты потра­чено, чтобы при­ду­мать эти гадкие слова и фразы, име­ю­щие целью оскор­бить и осквер­нить чело­века во всем, что ему свято, дорого и любо».

А поскольку мат имеет риту­аль­ное про­ис­хож­де­ние, то направ­лен он не против некой абстракт­ной матери, а, в первую оче­редь, против Той, кто наи­бо­лее дорога хри­сти­а­нину — Пре­свя­той Бого­ро­дицы. Неуди­ви­тельно, что ярые матер­щин­ники не спо­собны к дея­тель­ной и осо­знан­ной молитве. Нельзя одними и те же устами при­зы­вать имя Божие и Его Пре­чи­стой Матери и мате­риться.

Свя­щен­ник Алек­сандр Шум­ский опи­сы­вает один инте­рес­ный опыт: «Раз я одному сквер­но­слову сказал: «Вот ты можешь часами ругаться матом, не испы­ты­ва­ешь ника­кой труд­но­сти, чтобы эти слова про­из­но­сить. А попро­буй хотя бы одну минуту гово­рить: «Гос­поди, поми­луй!» Два слова — всего одну минуту!» И он не смог. Он разо­злился и еще меня матом обру­гал после этого. Вот такой печаль­ный экс­пе­ри­мент. Попроси чело­века пару минут вместо сквер­но­сло­вия помо­литься — хотя бы на спор. Ведь не про­из­не­сет даже корот­кую Иису­сову молитву. Будет еще злиться и драться поле­зет».

Но если в раз­го­вор­ной речи мат еще может быть связан с крат­ко­вре­мен­ным эмо­ци­о­наль­ным поры­вом, то исполь­зо­ва­ние мата в пись­мен­ной речи явно сви­де­тель­ствует об уко­ре­не­нии стра­сти.

С широ­ким рас­про­стра­не­нием кни­го­пе­ча­та­ния и появ­ле­нием раз­лич­ных жур­на­лов и газет про­блема мата остро встала и для пись­мен­ного слова. Неофи­ци­ально еще в XVIII веке исполь­зо­ва­ние бран­ных слов в печат­ных книгах и т.п. счи­та­лось недо­пу­сти­мым. А в XIX веке в нашей стране появился новый госу­дар­ствен­ный орган — цен­зура. Помимо идей­ной про­верки тек­стов, цен­зура не пус­кала в печать и матер­ную лек­сику. Именно с того вре­мени мат назы­вают еще и «нецен­зур­ной лек­си­кой».

Что делать матер­щин­ни­кам и как жить со сквер­но­сло­вом

Все­сто­ронне рас­смот­рев про­блему мата и сквер­но­сло­вия, необ­хо­димо дать совет тем, кто, будучи под­вер­жен гнус­ному пороку, хочет иско­ре­нить его из своей жизни.

Каждый чело­век, поз­во­ля­ю­щий себе хотя бы иногда матер­ное словцо, оправ­ды­ва­ясь стрес­сом, должен задать себе вопрос: можно ли исполь­зо­вать крат­ко­вре­мен­ный боле­уто­ли­тель, если при этом раз­ру­ша­ешь свою душу? Воз­мож­ный обез­бо­ли­ва­щий и обес­стра­ши­ва­ю­щий эффект мата слиш­ком крат­ко­вре­мен­ный. А духов­ный вред матер­ной речи — огро­мен. Пагуб­ное воз­дей­ствие на пси­хику, на душу чело­века ока­зы­вает и мат сам по себе, и та сек­су­ально-окра­шен­ная агрес­сия, кото­рую он с собой несет. Поэтому, несо­мненно, стоит пре­не­бречь воз­мож­ными «выго­дами» мата. «Ибо что пользы чело­веку при­об­ре­сти весь мир, а себя самого погу­бить или повре­дить себе?» (Лк.9:24-25)

Как и всякий грех, сквер­но­сло­вие тре­бует искрен­него пока­я­ния и твер­дого наме­ре­ния больше не гре­шить. Испо­ведь — первым делом. Молитва очень важна. Во-первых, молить Гос­пода помочь изба­виться от греха сквер­но­сло­вия. Во-вторых, в тот самый момент, когда с языка готово уже сорваться бран­ное слово, нужно в уме про­из­не­сти Иису­сову молитву или хотя бы корот­кое «Гос­поди, поми­луй». В‑третьих, быть очень вни­ма­тель­ными к соб­ствен­ным мыслям. Многие люди, не про­из­нося мат устами, в уме мате­рятся как сапож­ники.

Ото­всюду должно иско­ре­нять мат — с языка, из ума, из сердца. Будучи своего рода анти­мо­лит­вой, мат иско­ре­няем молит­вой, пока­я­нием и воз­дер­жа­нием языка. Нужно дер­жать в уме настав­ле­ние апо­стола Павла: «Ника­кое гнилое слово да не исхо­дит из уст ваших, а только доброе для нази­да­ния в вере, дабы оно достав­ляло бла­го­дать слу­ша­ю­щим. И не оскорб­ляйте Свя­таго Духа Божия, Кото­рым вы запе­чат­лены в день искуп­ле­ния» (Еф.4:29-30).

Если затруд­ни­тельно сразу раз и навсе­гда пере­стать мате­риться, то весьма полез­ным будет начать хотя бы с обя­за­тель­ства обуз­ды­вать свой язык в дни мно­го­днев­ных постов. Мат, будучи гнус­ной при­выч­кой, будет иско­ре­няться, встре­чая сопро­тив­ле­ние ума.  

Серьез­ной про­бле­мой явля­ется нали­чие в семье матер­щин­ника. Как пра­вило, это муж, хотя и жены нынче не сильно отстают от супру­гов. Бороться с матом в семье необ­хо­димо. Для того чтобы выбрать стра­те­гию пове­де­ния с матер­щин­ни­ком, нужно оце­нить ситу­а­цию: понять отно­ше­ние чело­века к мату и его готов­ность сопро­тив­ляться пороку.

Можно выде­лить несколько вари­ан­тов матер­щины.

  1. Мат без ярко выра­жен­ной агрес­сив­ной подо­плеки:
  • Если чело­век изредка исполь­зует матер­ные слова в стрес­со­вых ситу­а­циях или для выра­же­ния особо ярких эмоций.
  • Чело­век мате­рится регу­лярно, но без осо­знан­ной агрес­сив­но­сти, то самое «он на нём раз­го­ва­ри­вает».
  1. Агрес­сив­ный мат:
  • Чело­век сбра­сы­вает свою агрес­сию матом, но обра­щает брань «в воздух» или на отсут­ству­ю­щих, не напа­дая на кон­крет­ного чело­века, нахо­дя­ще­гося рядом.
  • Чело­век мате­рит того, кто рядом, агрес­сивно сло­весно напа­дает на него, оскорб­ляет.

При этом стоит учи­ты­вать, хочет ли чело­век избав­ляться от мата (хочет, но пока не полу­ча­ется) или же не хочет, осо­бенно, если попытки оста­но­вить мат при­во­дят к агрес­сив­ной реак­ции и опас­но­сти наси­лия.

Если чело­век не про­яв­ляет агрес­сии, то воору­жив­шись аргу­мен­тами данной статьи, стоит пытаться вра­зум­лять матер­щин­ника. Если удастся зало­жить зерно сомне­ния в его душу, то оно может дать добрые всходы. Тогда нема­лое зна­че­ние будет играть жела­ние самого матер­щин­ника изба­виться от греха. Хотя бы малое, даже просто выска­зан­ное, при долж­ном усер­дии оно при­не­сет плоды.

Если матер­щин­ник упор­ствует в своем грехе, оста­но­вить мат не уда­ется, но он не напа­дает агрес­сивно на других людей, то можно поста­раться отне­стись к этому, как к испы­та­нию соб­ствен­ной души, к тому, удастся ли удер­жать самого себя от стра­стей гнев­ли­во­сти, обиды и т.п., взра­щи­вать в себе тер­пе­ние, сми­ре­ние. Сми­ре­ние в данном случае не озна­чает совер­шен­ное при­ня­тие мата как нормы и мол­ча­ли­вое согла­сие с ним. Необ­хо­димо молиться, осо­бенно в моменты иску­ше­ний, и за самого матер­щин­ника. Особо усердно нужно молиться, если мат непо­сред­ственно связан с кощун­ством, оста­но­вить кото­рое чело­век не в силах. Про­из­не­се­ние в уме Иису­со­вой молитвы будет пра­виль­ным отве­том на мат.

Если же сквер­но­слов агрес­си­вен и мат — актив­ная сто­рона домаш­него наси­лия, то стоит рас­смат­ри­вать ситу­а­цию именно как про­блему наси­лия. (Домаш­нее наси­лие: хри­сти­ан­ское осмыс­ле­ние)

Очень важно пом­нить, что нельзя ста­вить знак равен­ства между матом и матер­щин­ни­ком. Бороться надо с грехом, а не с чело­ве­ком. Мат — это порок, гре­хов­ная страсть. Ведь собрав волю в кулак, при­неся пока­я­ние в сквер­но­сло­вии и укре­пив­шись молит­вой, чело­век может навсе­гда побе­дить грех. Лишь бы было жела­ние.

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки