Домашнее насилие: христианское осмысление

Домашнее насилие: христианское осмысление

(4 голоса5.0 из 5)

Про­то­и­е­рей Дио­ни­сий Свеч­ни­ков и пси­хо­лог Ната­лья Яра­со­ва для «Азбу­ки супружества»

По дан­ным Рос­ста­та, в Рос­сии чис­ло потер­пев­ших от семей­но­го наси­лия за год сопо­ста­ви­мо с насе­ле­ни­ем мало­го, а порой и сред­не­го горо­да. Соглас­но той же офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке тяже­лые трав­мы, в том чис­ле со смер­тель­ным исхо­дом, в семей­ных кон­флик­тах чаще полу­ча­ют муж­чи­ны, чем жен­щи­ны. Одна­ко это вовсе не пото­му, что жен­щи­ны более агрес­сив­ны, чем муж­чи­ны. Напро­тив: в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­ча­ев жерт­ва­ми семей­но­го наси­лия явля­ют­ся имен­но жен­щи­ны. По дан­ным ООН, домаш­нее наси­лие – столь же серьез­ная при­чи­на смер­ти и инва­лид­но­сти жен­щин, как и онко­ло­гия, и нано­сит боль­ший ущерб здо­ро­вью, чем ДТП и маля­рия вме­сте взятые.

Муж­чи­ны же гиб­нут обыч­но либо в резуль­та­те пья­ных ссор, либо когда жен­щи­на начи­на­ет защи­щать­ся – ведь защи­ща­ют­ся жен­щи­ны обыч­но с помо­щью тяже­лых пред­ме­тов и ножей. В нашей стране от 80 до 90% всех убийств, совер­ша­е­мых жен­щи­на­ми, про­изо­шли в резуль­та­те «пре­вы­ше­ния само­обо­ро­ны» в ситу­а­ции наси­лия. При этом более 80% этих жен­щин защи­ща­лись не от напав­ших на них ночью гра­би­те­лей, а от сво­их мужей и дру­гих близ­ких мужчин.

При этом сто­ит учесть, что общая ста­ти­сти­ка весь­ма услов­на – счи­та­ет­ся, что за помо­щью обра­ща­ет­ся не более 10% постра­дав­ших от семей­но­го наси­лия. Осо­бен­но, если всё огра­ни­чи­ва­ет­ся побо­я­ми, кото­рые на дан­ный момент выве­де­ны из раз­ря­да уго­лов­но­го пре­ступ­ле­ния и клас­си­фи­ци­ру­ют­ся как адми­ни­стра­тив­ные нарушения.

Тем более слож­но отсле­дить и как-то уре­гу­ли­ро­вать ситу­а­цию с эмо­ци­о­наль­ным наси­ли­ем в семье – ведь обыч­но нет ника­кой воз­мож­но­сти даже дока­зать сам факт тако­го наси­лия. Пси­хо­ло­ги­че­ское, эко­но­ми­че­ское, поло­вое наси­лие в рам­ках семьи чаще все­го оста­ет­ся про­бле­мой и горем отдель­но­го человека.

И почти един­ствен­ным спо­со­бом пре­кра­тить такие болез­нен­ные отно­ше­ния для жерт­вы видит­ся раз­вод. Если чело­век далёк от рели­гии, его мало забо­тят духов­ные аспек­ты рас­тор­же­ния бра­ка. Он будет руко­вод­ство­вать­ся, в первую оче­редь, сво­и­ми лич­ны­ми моти­ва­ми. И то – мно­гие жерт­вы тер­пят «до послед­не­го». А вот у хри­сти­ан, для кото­рых семья – это уста­нов­лен­ный Богом союз, воз­ни­ка­ет вопрос о допу­сти­мо­сти раз­во­да вооб­ще, даже в слу­чае наси­лия. Ведь хри­сти­а­нин дол­жен тер­петь. Как же быть в такой ситу­а­ции пра­во­слав­но­му чело­ве­ку? Попро­бу­ем разо­брать­ся в ситу­а­ции с двух сто­рон: пси­хо­ло­ги­че­ской и религиозной.

О семей­ном наси­лии: про­то­и­е­рей Дио­ни­сий Свеч­ни­ков, руко­во­ди­тель моло­деж­но­го отде­ла Бакин­ско-Азер­бай­джан­ской епар­хии, и Ната­лья Яра­со­ва, пси­хо­лог-кон­суль­тант Мис­си­о­нер­ско­го отде­ла Туль­ской епар­хии РПЦ МП.

Ната­лья: У меня на кон­суль­та­ци­ях ино­гда быва­ют жен­щи­ны, стал­ки­ва­ю­щи­е­ся с побо­я­ми, при этом за годы рабо­ты был лишь один муж­чи­на, кото­ро­го била жена. При этом физи­че­ское наси­лие от рук супру­га, всё же, не столь часто встре­ча­ет­ся в моей прак­ти­ке. А вот наси­лие пси­хо­ло­ги­че­ское, когда жен­щи­на стал­ки­ва­ет­ся с оскорб­ле­ни­я­ми, сек­су­аль­ным при­нуж­де­ни­ем, мате­ри­аль­ны­ми мани­пу­ля­ци­я­ми, тоталь­ным огра­ни­че­ни­ем обще­ния и кон­тро­лем пове­де­ния, раз­лич­ны­ми обви­не­ни­я­ми, убеж­де­ни­ем в её неаде­ват­но­сти, фор­ми­ро­ва­ни­ем состо­я­ния жерт­вы – это чуть ли не каж­дый вто­рой слу­чай. Муж­чи­ны с эмо­ци­о­наль­ным наси­ли­ем от жены стал­ки­ва­ют­ся реже, чаще это ситу­а­ции ревности.

Но пси­хо­ло­ги кри­зис­ных цен­тров гово­рят, что перед наси­ли­ем обыч­но гораз­до уяз­ви­мее имен­но жен­щи­ны. И они часто года­ми тер­пят такое отно­ше­ние – ради детей или по каким-то дру­гим причинам.

Но всё же при этом порой они заду­мы­ва­ют­ся о раз­во­де. И вот тут вста­ет вопрос – а мож­но ли пра­во­слав­ной жен­щине ини­ци­и­ро­вать раз­вод, если она стал­ки­ва­ет­ся с наси­ли­ем? А если это наси­лие не физи­че­ское, а эмоциональное?

Где та грань, на кото­рой закан­чи­ва­ет­ся семья и раз­ру­шен брак, а соот­вет­ствен­но, появ­ля­ет­ся какое-то оправ­да­ние раз­во­ду? Дей­стви­тель­но ли хри­сти­ан­ство тре­бу­ет тер­петь побои, неза­слу­жен­ные оскорб­ле­ния (реаль­ные бран­ные сло­ва, а не наду­ман­ные оби­ды)? Дей­стви­тель­но ли сто­ит жить на анти­де­прес­сан­тах, лишь бы не впасть в «грех раз­во­да» и не раз­ру­шить семью? Мож­но ли вооб­ще назвать семьей насиль­ствен­ные отно­ше­ния? Конеч­но, вопро­сов мно­го. Начать мож­но с про­стых, на пер­вый взгляд, отве­тов. Ска­жи­те, пожа­луй­ста, мож­но ли рас­торг­нуть цер­ков­ный брак по при­чине наси­лия в семье?

Отец Дио­ни­сий: Под­ня­тая тема слож­на и неод­но­знач­на, в ней мно­го аспек­тов, как духов­но­го, так и юри­ди­че­ско­го харак­те­ра. В общем, наси­лие – это пло­хо, это грех. Это зло, кото­рое раз­ру­ша­ет семьи и кото­ро­му вряд ли есть оправ­да­ние. Отве­чая на Ваш вопрос, сто­ит обра­тить вни­ма­ние на один важ­ный момент – Цер­ковь не рас­тор­га­ет бра­ки, она при­зна­ет брак фак­ти­че­ски раз­ру­шен­ным, пере­став­шим быть бра­ком в хри­сти­ан­ском пони­ма­нии, если гово­рить офи­ци­аль­ным язы­ком – утра­тив­шим кано­ни­че­скую силу. И, как след­ствие, может дать бла­го­сло­ве­ние на вступ­ле­ние во вто­рой цер­ков­ный брак тому из супру­гов, кото­рый не был вино­вен в рас­па­де­нии пер­во­го бра­ка. Цер­ковь, сре­ди про­чих осно­ва­ний для при­зна­ния бра­ка утра­тив­шим кано­ни­че­скую силу, ука­зы­ва­ет как одно из тако­вых «над­ле­жа­щим обра­зом удо­сто­ве­рен­ное пося­га­тель­ство одно­го из супру­гов на жизнь или здо­ро­вье дру­го­го супру­га либо детей». Пол­ный же спи­сок, утвер­жден­ный Архи­ерей­ским собо­ром РПЦ в 2017 году, выгля­дит так:

а) отпа­де­ние одно­го из супру­гов от Православия;

б) пре­лю­бо­де­я­ние одно­го из супру­гов (Мф.19:9) и про­ти­во­есте­ствен­ные пороки;

в) вступ­ле­ние одно­го из супру­гов в новый брак в соот­вет­ствии с граж­дан­ским законодательством;

г) неспо­соб­ность одно­го из супру­гов к брач­но­му сожи­тию, явив­ша­я­ся след­стви­ем наме­рен­но­го самокалечения;

д) забо­ле­ва­ние одно­го из супру­гов, кото­рое при про­дол­же­нии супру­же­ско­го сожи­тель­ства может нане­сти непо­пра­ви­мый вред дру­го­му супру­гу или детям;

е) меди­цин­ски засви­де­тель­ство­ван­ные хро­ни­че­ский алко­го­лизм или нар­ко­ма­ния супру­га, при его отка­зе от лече­ния и исправ­ле­ния обра­за жизни;

ж) без­вест­ное отсут­ствие одно­го из супру­гов, если оно про­дол­жа­ет­ся не менее трех лет при нали­чии офи­ци­аль­но­го сви­де­тель­ства упол­но­мо­чен­но­го госу­дар­ствен­но­го орга­на; ука­зан­ный срок сокра­ща­ет­ся до двух лет после окон­ча­ния воен­ных дей­ствий для супру­гов лиц, про­пав­ших без вести в свя­зи с тако­вы­ми, и до двух лет для супру­гов лиц, про­пав­ших без вести в свя­зи с ины­ми бед­стви­я­ми и чрез­вы­чай­ны­ми происшествиями;

з) зло­на­ме­рен­ное остав­ле­ние одно­го супру­га дру­гим (дли­тель­но­стью не менее года);

и) совер­ше­ние женой абор­та при несо­гла­сии мужа или при­нуж­де­ние мужем жены к аборту;

к) над­ле­жа­щим обра­зом удо­сто­ве­рен­ное пося­га­тель­ство одно­го из супру­гов на жизнь или здо­ро­вье дру­го­го супру­га либо детей;

л) неиз­ле­чи­мая тяж­кая душев­ная болезнь одно­го из супру­гов, насту­пив­шая в тече­ние бра­ка, под­твер­жда­е­мая меди­цин­ским сви­де­тель­ством и устра­ня­ю­щая воз­мож­ность про­дол­же­ния брач­ной жизни.

Свя­щен­но­слу­жи­те­лям вме­ня­ет­ся в обя­зан­ность вся­че­ски уве­ще­вать лиц, ищу­щих раз­во­да, не при­ни­мать поспеш­ных реше­ний, но, по воз­мож­но­сти, при­ми­рить­ся и сохра­нить свой брак. Одна­ко, в слу­чае с семей­ным наси­ли­ем все доволь­но слож­но, посколь­ку рас­ска­зы­ва­ют о нем постра­дав­шие супру­ги крайне неохот­но, ссы­ла­ясь на необ­хо­ди­мость «не выно­сить сор из избы». Увы, порой это­го сора скап­ли­ва­ет­ся столь­ко, что всю избу зава­ли­ва­ет и из окон выва­ли­ва­ет­ся – сохра­нить брак уже невоз­мож­но. Это, несо­мнен­но, тра­ге­дия, в кото­рой раз­мен­ной моне­той ста­но­вят­ся дети. Кото­рые, кста­ти, тоже часто ста­но­вят­ся объ­ек­та­ми семей­но­го насилия.

Ната­лья: Да, по ста­ти­сти­ке око­ло 60% муж­чин, изби­ва­ю­щих сво­их жен, бьют и сво­их детей. Да и жен­щи­ны неред­ко жесто­ки к сво­им детям. Но об этом тоже ста­ра­ют­ся умалчивать.

Мне кажет­ся, наси­лие в семье скры­ва­ют по раз­ным при­чи­нам. Людям стыд­но о таком рас­ска­зы­вать, вдо­ба­вок, ино­гда они боят­ся мести семей­но­го агрес­со­ра. А еще часто встре­ча­ет­ся очень инте­рес­ная реак­ция жертв наси­лия – они отри­ца­ют серьез­ность или даже само суще­ство­ва­ние про­бле­мы. Не будучи в подоб­ной ситу­а­ции, понять такое отно­ше­ние слож­но, но факт оста­ет­ся фак­том – мно­гие жен­щи­ны (посколь­ку более чем в 90% слу­ча­ев жерт­ва­ми семей­но­го наси­лия от рук парт­не­ра явля­ют­ся имен­но жен­щи­ны, то будем гово­рить имен­но так) склон­ны оправ­ды­вать насиль­ни­ка. Дети же вооб­ще бес­по­мощ­ны перед физи­че­ской жесто­ко­стью, а отли­чие эко­но­ми­че­ско­го и эмо­ци­о­наль­но­го наси­лия от нор­маль­но­го вос­пи­та­ния могут даже не осознавать.

Поэто­му давай­те обо­зна­чим – что же сто­ит назы­вать наси­ли­ем. В самом общем виде наси­лие – это при­ну­ди­тель­ное воз­дей­ствие на дру­го­го чело­ве­ка (или людей). Все­мир­ная орга­ни­за­ция здра­во­охра­не­ния опре­де­ля­ет наси­лие как «пред­на­ме­рен­ное при­ме­не­ние физи­че­ской силы или вла­сти, дей­стви­тель­ное или в виде угро­зы, направ­лен­ное про­тив себя, про­тив ино­го лица, груп­пы лиц или общи­ны, резуль­та­том кото­ро­го явля­ют­ся (либо име­ет­ся высо­кая сте­пень веро­ят­но­сти это­го) телес­ные повре­жде­ния, смерть, пси­хо­ло­ги­че­ская трав­ма, откло­не­ния в раз­ви­тии или раз­лич­но­го рода ущерб». То есть наси­лие тут пони­ма­ет­ся как кон­крет­ное насиль­ствен­ное действие.

В пси­хо­ло­гии в послед­ние деся­ти­ле­тия при­ня­то гово­рить об абью­зе (эбью­зе), или абью­зив­ных отно­ше­ни­ях (от англ. abusive relationships – уни­чи­жи­тель­ные отно­ше­ния). Это более широ­кое поня­тие, чем про­сто наси­лие, или насиль­ствен­ное дей­ствие. Абьюз – это в целом такие отно­ше­ния, в кото­рых чело­век допус­ка­ет жесто­кость в обще­нии и уни­же­ние парт­нё­ра. То есть учи­ты­ва­ет­ся не толь­ко при­ме­не­ние физи­че­ской силы (изби­е­ние или сек­су­аль­ное при­нуж­де­ние), но и дру­гие спо­со­бы жесто­ко­го власт­но­го поведения.

Тра­ди­ци­он­но выделяют:

  • физи­че­ское,
  • сек­су­аль­ное,
  • пси­хо­ло­ги­че­ское (эмо­ци­о­наль­ное),
  • эко­но­ми­че­ское насилие.

Чело­ве­ка, при­ме­ня­ю­ще­го насиль­ствен­ные мето­ды, назы­ва­ют абьюзером.

Не вся­кое агрес­сив­ное пове­де­ние сто­ит назы­вать абью­зом. Сто­ит еще раз под­черк­нуть, что насиль­ствен­ное пове­де­ние – это пред­на­ме­рен­ное агрес­сив­ное поведение.

И одно дело, когда речь идет о пси­хи­че­ски боль­ных людях, кото­рые не отве­ча­ют за свое пове­де­ние. Отно­ше­ние к боль­ным людям осо­бое. Даже закон спо­со­бен лишить их дее­спо­соб­но­сти и воз­мож­но­сти создать семью.

Но ведь про­бле­ма совсем в дру­гом. Хотя пси­хи­че­ские рас­строй­ства и явля­ют­ся ино­гда при­чи­ной наси­лия, абью­зив­ное отно­ше­ние (и наси­лие в част­но­сти) рас­про­стра­не­но сре­ди вро­де бы совер­шен­но нор­маль­ных людей. В пси­хо­ло­гии гово­рят об осо­бен­но­стях вос­пи­та­ния и, соот­вет­ствен­но, лич­но­сти абью­зе­ров (насиль­ни­ков). Полу­ча­ет­ся, что при­чи­ны про­бле­мы кро­ют­ся не толь­ко в каких-то внеш­них раз­дра­жи­те­лях, но и в самой душе человека?

Отец Дио­ни­сий: Несо­мнен­но! Как и вся­кий грех, наси­лие име­ет нача­ло, и кро­ет­ся оно в душе. Гор­ды­ня как при­чи­на мно­гих гре­хов и в этом слу­чае игра­ет не самую послед­нюю роль. Наси­лие – это само­утвер­жде­ние одно­го чело­ве­ка за счет дру­го­го. Изби­вая жену, муж пыта­ет­ся пока­зать свое мни­мое пре­вос­ход­ство над ней. Когда дохо­дит до руко­при­клад­ства, это уже ярко выра­жен­ная, гипер­тро­фи­ро­ван­ная фор­ма само­утвер­жде­ния. А ведь начи­на­ет­ся все с мораль­но­го, то есть пси­хо­ло­ги­че­ско­го, наси­лия. Сна­ча­ла один из супру­гов «давит авто­ри­те­том», про­тал­ки­вая свою пози­цию и застав­ляя дру­го­го согла­шать­ся с ней. А когда видит свою без­на­ка­зан­ность, то может пере­не­сти наси­лие и в физи­че­скую плоскость.

Если будем гово­рить о пра­во­слав­ных семьях, то тут есть свои осо­бен­но­сти. Посколь­ку семья, соглас­но пра­во­слав­но­му веро­уче­нию, – это малая Цер­ковь, то часто мужья этим поль­зу­ют­ся пре­врат­но. Самый про­стой при­мер – муж утвер­жда­ет, что жена долж­на ему во всем под­чи­нять­ся. Утвер­жде­ние свое он осно­вы­ва­ет на сло­вах апо­сто­ла Пав­ла: «Жены, пови­нуй­тесь сво­им мужьям, как Гос­по­ду, пото­му что муж есть гла­ва жены, как и Хри­стос гла­ва Церк­ви, и Он же Спа­си­тель тела. Но как Цер­ковь пови­ну­ет­ся Хри­сту, так и жены сво­им мужьям во всем» (Еф.5:22–24). Вро­де бы все пре­дель­но ясно, и апо­стол Павел вполне авто­ри­те­тен. Но ведь у тек­ста есть и про­дол­же­ние: «Мужья, люби­те сво­их жён, как и Хри­стос воз­лю­бил Цер­ковь и пре­дал Себя за неё… долж­ны мужья любить сво­их жён, как свои тела: любя­щий свою жену любит само­го себя. Ибо никто нико­гда не имел нена­ви­сти к сво­ей пло­ти, но пита­ет и гре­ет её, как и Гос­подь Цер­ковь… Так каж­дый из вас да любит свою жену, как само­го себя; а жена да боит­ся сво­е­го мужа» (Еф.5:25–33). Как видим, послу­ша­ние жены мужу долж­но неиз­мен­но сопро­вож­дать­ся любо­вью мужа к жене, и даже послед­ние сло­ва «жена да боит­ся сво­е­го мужа» в этом кон­тек­сте ни в коем разе не явля­ют­ся при­зы­вом к совер­ше­нию над ней наси­лия. Истин­ная любовь – это само­по­жерт­во­ва­ние ради пред­ме­та люб­ви. В чем же жерт­ва мужа, если он лупит жену, тре­буя от нее «послу­ша­ния по Писа­нию»? Раз­ве он ста­нет бить, уни­жать и мораль­но подав­лять само­го себя, сле­дуя все тому же при­зы­ву апо­сто­ла Пав­ла? Отнюдь, он про­сто выди­ра­ет кусо­чек из Писа­ния и трак­ту­ет в свою поль­зу, оправ­ды­вая свой грех, свою гор­ды­ню. Нали­цо про­стей­шая мани­пу­ля­ция с тек­стом, но она лежит в осно­ве цело­го «уче­ния», на осно­ва­нии кото­ро­го появи­лись посло­ви­цы: «Бьет – зна­чит любит», «свя­тым кула­ком по греш­ной шее», «бей бабу моло­том – будет баба золо­том», «люби жену, как душу, тря­си её как гру­шу», «мужу, что жену бьет, Бог пода­ет» и т.д.

А если вспом­ним люби­мую мно­ги­ми фра­зу «Послу­ша­ние пре­вы­ше поста и молит­вы», ее мно­гие тол­ку­ют, как в голо­ву при­дет, тре­буя бес­пре­ко­слов­но­го под­чи­не­ния. Но ведь она, в первую оче­редь, о послу­ша­нии Богу, а так­же о мона­ше­ском послу­ша­нии духов­ни­ку. Монах под­чи­ня­ет свою волю опыт­но­му духов­но­му настав­ни­ку, давая обет послу­ша­ния. Это созна­тель­ный выбор чело­ве­ка и ника­ко­го наси­лия в этом нет. Пере­не­се­ние же мона­стыр­ско­го уста­ва в семью апри­о­ри невоз­мож­но. Одна­ко эта фра­за проч­но уко­ре­ни­лась в цер­ков­ном оби­хо­де, ей успеш­но поль­зу­ют­ся мно­гие мани­пу­ля­то­ры – свя­щен­но­слу­жи­те­ли и миряне.

Таким обра­зом, домаш­нее наси­лие – это, несо­мнен­но, про­яв­ле­ние гор­ды­ни, под­креп­лен­ное в неко­то­рых слу­ча­ях извра­щен­ным пони­ма­ни­ем основ пра­во­слав­ной веры и непра­виль­ным тол­ко­ва­ни­ем тек­стов Свя­щен­но­го Писания.

Ната­лья: В моей прак­ти­ке еще неред­ко ссы­ла­ют­ся на Домо­строй, точ­но так­же выры­вая фра­зы из кон­тек­ста и пере­ви­рая смысл. Не гово­ря уж о том, что сле­по исполь­зо­вать для регу­ля­ции совре­мен­ной жиз­ни быто­вое руко­вод­ство, обра­щен­ное к людям совер­шен­но дру­гой эпо­хи, неразумно.

Но вооб­ще не сек­рет, что пра­во муж­чи­ны кон­тро­ли­ро­вать пове­де­ние сво­ей жены сло­жи­лось исто­ри­че­ски. Толь­ко в раз­ных стра­нах и раз­ных куль­тур­ных груп­пах этот кон­троль пони­мал­ся – и пони­ма­ет­ся – по-раз­но­му. Порой к жен­щине вооб­ще отно­си­лись как к соб­ствен­но­сти муж­чи­ны (а кое-где это есть до сих пор) – со все­ми выте­ка­ю­щи­ми. В пра­во­сла­вии отно­ше­ние к жен­щи­нам дру­гое, но даже при этом на Руси жен­щи­на обыч­но была в зави­си­мом, под­чи­нен­ном поло­же­нии. Но даже исто­ри­ки до сих пор спо­рят отно­си­тель­но того, были ли жен­щи­ны уни­же­ны или всё же защи­ще­ны пат­ри­ар­халь­но­стью семьи.

В совре­мен­ном мире свои усло­вия. Сей­час юри­ди­че­ски у муж­чин нет ника­ких прав «учить» и нака­зы­вать сво­их жен. На прак­ти­ке же муж­чи­ны порой при­сва­и­ва­ют себе это право.

Но что дей­стви­тель­но пора­жа­ет, так это вера самих жен­щин в то, что у муж­чин есть пра­во бить жену.

«Клас­си­че­ская» схе­ма при этом – муж гово­рит: «она сама вино­ва­та», «она меня про­во­ци­ру­ет» и т.д. А жен­щи­на реаль­но верит, что это она вино­ва­та в том, что муж ее бьёт.

Но на самом деле при­чи­на­ми любо­го наси­лия явля­ют­ся лишь агрес­сив­ность и жаж­да вла­сти насильника.

Поче­му у него воз­ни­ка­ет такая потреб­ность – вопрос отдель­ный. Напри­мер, чело­век может через насиль­ствен­ное пове­де­ние отыг­ры­вать свои пси­хо­трав­мы – таким пара­док­саль­ным спо­со­бом насиль­ник может избав­лять­ся от соб­ствен­ной боли. Оправ­ды­ва­ет ли это насиль­ни­ка? Ни в коем слу­чае! Чело­век дол­жен сам нести ответ­ствен­ность за свое пове­де­ние и за свое эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние, а не сры­вать­ся на дру­гих, делая их жерт­ва­ми сво­ей агрессии.

Но увы – для насиль­ни­ков харак­тер­ны неко­то­рые чер­ты личности:

  • внут­рен­нее убеж­де­ние, что дру­гих людей мож­но исполь­зо­вать для сво­их целей, вооб­ще сни­жен­ные нор­мы морали;
  • «нар­цис­сизм» – тре­бо­ва­ние осо­бо­го вни­ма­ния к себе;
  • сла­бая спо­соб­ность – и готов­ность – к сопе­ре­жи­ва­нию (пси­хо­па­ти­че­ский тип лич­но­сти) и отсут­ствие чув­ства вины (пери­о­ди­че­ские при­сту­пы «рас­ка­я­ния» в слу­чае регу­ляр­но­го наси­лия – все­го лишь сред­ство манипуляции).

Кста­ти, мно­гие спо­со­бы мани­пу­ля­ции явля­ют­ся эмо­ци­о­наль­ным наси­ли­ем. Самым фан­та­сти­че­ским из них явля­ет­ся «газ­лай­тинг» – это когда при помо­щи угроз, обви­не­ний или же искус­ных шуток чело­ве­ка застав­ля­ют сомне­вать­ся в соб­ствен­ной адек­ват­но­сти. Это при­во­дит к очень мучи­тель­ным эмо­ци­о­наль­ным послед­стви­ям для жерт­вы. Назва­ние этот мани­пу­ля­тив­ный про­цесс полу­чил от ста­рой пье­сы «Газо­вый свет», в кото­рой супруг дово­дил жену до сума­сше­ствия, в том чис­ле, меняя осве­ще­ние и убеж­дая жену, что ей все толь­ко кажется.

Целью газ­лай­тин­га обыч­но как раз явля­ет­ся отри­ца­ние сво­ей вины и убеж­де­ние жерт­вы в том, что ей все толь­ко кажется.

Если же абью­зе­ру не уда­ет­ся сде­лать вид, что ниче­го не про­ис­хо­дит, то он нахо­дит мно­же­ство «оправ­да­ний» сво­е­му насиль­ствен­но­му пове­де­нию. Вот при­мер­ный спи­сок поступ­ков, кото­рые чаще все­го вызы­ва­ют наси­лие со сто­ро­ны мужчин:

  • непод­чи­не­ние мужчине;
  • спо­ры;
  • еда, не при­го­тов­лен­ная вовремя;
  • недо­ста­точ­ный уход за детьми или домом;
  • рас­спра­ши­ва­ние мужа (парт­не­ра) о его зара­бот­ках или подружках;
  • уход куда-либо без раз­ре­ше­ния мужчины;
  • отказ муж­чине в сек­су­аль­ном контакте;
  • подо­зре­ние в невер­но­сти жены, ревность.

В моей прак­ти­ке при­чи­на­ми агрес­сии мужей по отно­ше­нию к сво­им женам были так­же задерж­ки жен­щи­ны на рабо­те, жела­ние про­ве­сти вре­мя в соц­се­тях, попыт­ки повли­ять на пове­де­ние муж­чи­ны, жало­бы жен­щи­ны сво­ей мате­ри или све­кро­ви на пове­де­ние мужа, «недо­стой­ное хри­сти­ан­ки» пове­де­ние жены – мат, куре­ние, и даже склон­ность жен­щи­ны к болезням.

Кста­ти, чаще все­го пер­вый эпи­зод наси­лия совер­ша­ет­ся в пери­од беременности.

А на то, как будет себя вести муж­чи­на, силь­но вли­я­ет то, в какой семье он вос­пи­ты­вал­ся. Дети из семьей, где абьюз был нор­мой, в сво­их семьях часто ста­но­вят­ся агрессорами.

Отец Дио­ни­сий: Хоро­шо, что мы кос­ну­лись темы детей. Ведь не толь­ко супру­ги ста­но­вят­ся жерт­ва­ми наси­лия. Дети стра­да­ют от него ничуть не мень­ше. Пра­во­слав­ное вос­пи­та­ние детей порой ста­но­вит­ся про­сто дик­тов­кой пра­вил пове­де­ния для ребен­ка, а их несо­блю­де­ние – пово­дом для нака­за­ния. Мне доволь­но часто при­хо­дит­ся наблю­дать семьи, в кото­рых ребе­нок с мла­ден­че­ства быва­ет с роди­те­ля­ми в хра­ме, рас­тет на гла­зах, а потом в какой-то момент, будучи под­рост­ком, вдруг про­па­да­ет. На вопро­сы о том, куда делось чадо, роди­те­ли ниче­го вра­зу­ми­тель­но­го ска­зать не могут, либо с сожа­ле­ни­ем, а порой и с раз­дра­же­ни­ем, отве­ча­ют, что чадо ходить в храм боль­ше не хочет.

Начи­на­ешь раз­би­рать­ся и ока­зы­ва­ет­ся, что с само­го дет­ства ребен­ка учи­ли не вере в Бога, а соблю­де­нию бес­ко­неч­но­го коли­че­ства пра­вил. Ребен­ка застав­ля­ли постить­ся по всей стро­го­сти, молить­ся вме­сте со взрос­лы­ми утром и вече­ром, выста­и­вать рядом с роди­те­ля­ми все служ­бы и т.д. Может быть, я несколь­ко утри­рую, и не во всех семьях про­ис­хо­дит все это в сово­куп­но­сти, но даже одно­го из пунк­тов, про­дол­жа­ю­ще­го­ся на про­тя­же­нии не одно­го года, вполне доста­точ­но, что­бы вызвать у ребен­ка устой­чи­вую «аллер­гию» на пра­во­сла­вие. Осо­бен­но если дела­лось это насиль­но, про­тив его желания.

Кто-то воз­ра­зит и ска­жет – ну а как же еще научить ребен­ка осно­вам пра­во­слав­ной веры, если не пока­зы­вать ее сво­им при­ме­ром и не при­учать к тому, что обы­ден­но для роди­те­лей? Все вер­но, свой при­мер – самый пра­виль­ный под­ход. Но, увы, дале­ко не все­гда он самый луч­ший. Это боль­шая про­бле­ма, когда люди под пра­во­сла­ви­ем пони­ма­ют некий свод пра­вил и ста­ра­ют­ся их соблю­дать по всей стро­го­сти. При­о­ри­тет отда­ет­ся внеш­ним про­яв­ле­ни­ям, а внут­рен­нее содер­жа­ние отхо­дит на вто­рой план.

Что гре­ха таить, таких пра­во­слав­ных, для кото­рых глав­ное – стро­гие посты, вычи­ты­ва­ние гипер­тро­фи­ро­ван­но­го домаш­не­го молит­вен­но­го пра­ви­ла, выста­и­ва­ние мно­го­ча­со­вых мона­стыр­ских служб, доста­точ­но мно­го. Все бы ниче­го, если люди были бы заня­ты исклю­чи­тель­но собой, а над всем пере­чис­лен­ным у них была любовь и забо­та о ближ­нем. Но ведь нет этой люб­ви и забо­ты. Роди­те­ли, устра­и­вая свою жизнь чуть ли не по мона­стыр­ско­му уста­ву, не успе­ва­ют в пол­ной мере зани­мать­ся детьми, и не нахо­дят ниче­го луч­ше­го, чем про­сто заста­вить ребен­ка зани­мать­ся тем же, чем зани­ма­ют­ся они сами. Ребе­нок, кото­ро­му хочет­ся общать­ся со сверст­ни­ка­ми, играть, бегать, шуметь, полу­ча­ет вме­сто это­го посты, молит­вы и мно­го­ча­со­вые служ­бы. А если начи­на­ет каприз­ни­чать, то его нака­зы­ва­ют, назы­вая это борь­бой с непо­слу­ша­ни­ем. Тогда у ребен­ка скла­ды­ва­ет­ся чет­кий ассо­ци­а­тив­ный ряд: молит­ва или нака­за­ние, служ­ба или нака­за­ние и т.д.

Немуд­ре­но, что когда ребе­нок под­рас­та­ет, то ему хочет­ся пре­кра­тить все это, и он выра­жа­ет про­тест, вплоть до пол­но­го отвра­ще­ния от Церк­ви и все­го, что с ней связано.

Дети очень чет­ко счи­ты­ва­ют искрен­ность и фальшь. Если ребен­ка не позна­ко­ми­ли с Богом, а вме­сто веры пред­ло­жи­ли свод пра­вил, то в под­рост­ко­вом воз­расте он нач­нет бороть­ся с эти­ми пра­ви­ла­ми. Ино­гда про­тест настоль­ко яркий, что уже в под­рост­ко­вом воз­расте ребе­нок пус­ка­ет­ся во все тяж­кие – алко­голь, нар­ко­ти­ки, бес­по­ря­доч­ные поло­вые свя­зи. А роди­те­ли хва­та­ют­ся за голо­ву – как же так, вос­пи­ты­ва­ли в стро­го­сти, а вырос­ло что? Но вырос­ло ров­но то, что вос­пи­та­ли. Любое навя­зы­ва­ние порож­да­ет сопро­тив­ле­ние, любое дей­ствие рож­да­ет про­ти­во­дей­ствие. Ред­ко потом дети, кото­рых в дет­стве «пере­кор­ми­ли» извра­щен­ным пра­во­сла­ви­ем, воз­вра­ща­ют­ся в Церковь.

А ведь это в рав­ной сте­пе­ни мож­но отне­сти не толь­ко к детям, но и к одно­му из супру­гов. Не все­гда оба супру­га име­ют еди­не­ние, гораз­до чаще один из них более «про­дви­нут» в сво­ем пони­ма­нии пра­во­сла­вия. Я знаю не один при­мер, когда жены, воцер­ко­вив­шись, начи­на­ют наси­ло­вать мужа и детей сво­им «пра­во­сла­ви­ем». Это, чаще все­го, раз­ру­шен­ные семьи и пол­но­стью отвра­щен­ные от Церк­ви дети. Пом­ню одну жен­щи­ну, муж кото­рой после ее актив­но­го воцер­ко­в­ле­ния при­хо­дил в храм и про­сил свя­щен­ни­ков пого­во­рить с ней, вра­зу­мить. Атмо­сфе­ра в семье ста­но­ви­лась невы­но­си­мой – жена забро­си­ла домаш­ние дела, пере­ста­ла уде­лять вре­мя мужу, отка­зы­ва­ла ему в супру­же­ской бли­зо­сти, ссы­ла­ясь на посты или под­го­тов­ку к при­ча­стию, ребе­нок рос при уча­ща­ю­щих­ся скан­да­лах и бес­ко­неч­ных «настав­ле­ни­ях». Сама же часто про­па­да­ла в хра­ме, под­вя­за­лась в нати­ра­нии до блес­ка под­свеч­ни­ков и полов, тас­ка­ла с собой ребен­ка-под­рост­ка. Ника­кие вра­зум­ле­ния не помог­ли. В ито­ге муж ушел, сын вырос и уехал за гра­ни­цу. Осо­зна­ние при­шло лет через 12–13, но раз­ру­шен­ную семью уже не вернуть.

Ната­лья: В Вашем при­ме­ре не по разу­му раде­ю­щая жен­щи­на хоть и позд­но, но осо­зна­ла свою ошиб­ку. Мне, к сожа­ле­нию, чаще при­хо­дит­ся иметь дело с людь­ми, упор­ству­ю­щи­ми в сво­ем насиль­ствен­ном пове­де­нии. Конеч­но, это зако­но­мер­но – к свя­щен­ни­кам при­хо­дят не толь­ко с про­бле­ма­ми, но и с пока­я­ни­ем, а к пси­хо­ло­гам чаще идут, что­бы спе­ци­а­лист решил про­бле­му, пере­вос­пи­тав ближ­не­го, а не что­бы испра­вить­ся самому.

А вот такое навя­зы­ва­ние рели­ги­оз­но­го обра­за жиз­ни явля­ет­ся раз­но­вид­но­стью эмо­ци­о­наль­но­го наси­лия. Рав­но как и обрат­ный про­цесс – запрет на рели­ги­оз­ность. Ино­гда муж запре­ща­ет жене ходить в храм и вооб­ще как-то про­яв­лять свою веру.

Хотя в таких рели­ги­оз­но раз­но­уров­не­вых семьях чаще про­ис­хо­дит скры­тый про­цесс дав­ле­ния: ника­ких запре­тов нет, но с той или иной сте­пе­нью регу­ляр­но­сти выра­жа­ет­ся пре­не­бре­жи­тель­ное отно­ше­ние к рели­гии и к вере. Всё на уровне вро­де бы без­обид­ной иро­нии, высме­и­ва­ния, насме­шек над про­яв­ле­ни­я­ми глу­по­сти веру­ю­щих, под­чер­ки­ва­ния при­ме­ров недо­стой­но­го пове­де­ния свя­щен­но­слу­жи­те­лей – не наро­чи­то, а при удоб­ном случае.

Но резуль­тат ино­гда такой же, как и при откры­том при­ме­не­нии газ­лай­тин­га – веру­ю­щий супруг посто­ян­но нахо­дит­ся в ощу­ще­нии, что вера – это глу­по и смеш­но, и раз он веру­ю­щий, зна­чит, глуп и сме­шон он сам.

Меха­низм это­го про­цес­са доволь­но сло­жен, но люди неред­ко инту­и­тив­но совер­ша­ют подоб­ные насиль­ствен­ные мани­пу­ля­ции. Инфор­ма­ция пере­да­ет­ся так, что через приз­му раз­лич­ных эффек­тов вос­при­я­тия она созда­ет у чело­ве­ка осо­бые состо­я­ния и убеж­де­ния. Напри­мер, дей­ству­ет эффект «обоб­ще­ния част­но­го слу­чая» – тут отдель­ные при­ме­ры несо­от­вет­ствия чело­ве­ка иде­а­лу хри­сти­а­ни­на выда­ют­ся за недо­стой­ность и несо­сто­я­тель­ность хри­сти­ан­ства в целом. Мол, раз отдель­ные люди не явля­ют­ся образ­цом хри­сти­ан­ства, зна­чит, все хри­сти­ане пло­хие, и хри­сти­а­ни­ном быть не нуж­но. Это мож­но срав­нить с тем, что раз годо­ва­лый ребе­нок смеш­но лепе­чет что-то и ходить не уме­ет, пада­ет все вре­мя, – зна­чит, всё чело­ве­че­ство не уме­ет раз­го­ва­ри­вать и ходить, а, сле­до­ва­тель­но, учить­ся гово­рить и ходить – не нуж­но и глупо.

И вро­де бы веру­ю­щий чело­век зна­ет, что Гос­подь при­шел спа­сать греш­ни­ков, и зна­чит – чело­ве­че­ская гре­хов­ность вовсе не про­ти­во­ре­чит вере, а как раз наобо­рот, явля­ет­ся при­чи­ной стрем­ле­ния к духов­но­му совер­шен­ство­ва­нию. И то, что не все­гда и не у всех это полу­ча­ет­ся – вовсе не пока­за­тель бес­смыс­лен­но­сти и лож­но­сти пра­во­сла­вия. Разу­мом чело­век может пони­мать это. Но жела­ние снять эмо­ци­о­наль­ное напря­же­ние от посто­ян­но­го про­ти­во­сто­я­ния застав­ля­ет чело­ве­ка неосо­знан­но искать выход. И ино­гда он отхо­дит от Церк­ви, от Бога – лишь бы не под­вер­гать­ся посто­ян­но­му эмо­ци­о­наль­но­му дав­ле­нию. Или же оста­ет­ся в про­ме­жу­точ­ном состо­я­нии фоно­во­го стра­да­ния – от веры чело­век не отка­зы­ва­ет­ся, но вынуж­ден быть жерт­вой эмо­ци­о­наль­но­го наси­лия из-за нее.

Еще отно­си­тель­но поста быва­ют раз­но­гла­сия. В неко­то­рых слу­ча­ях един­ствен­ный постя­щий­ся в семье посто­ян­но тер­пит нега­тив­ные выска­зы­ва­ния осталь­ных по пово­ду его раци­о­на, неред­ко с насмеш­ка­ми и уго­во­ра­ми «съесть кот­лет­ку». А постя­щи­е­ся неред­ко упре­ка­ют тех, кто не постит­ся. При­чем, вовсе не обя­за­тель­но дела­ют это откры­то – ино­гда доста­точ­но косых взгля­дов, тяже­лых вздо­хов и т.д. После опре­де­лен­ной чер­ты все это ста­но­вит­ся эмо­ци­о­наль­ным насилием.

Вооб­ще эмо­ци­о­наль­ное наси­лие может быть еще в виде откры­той или скры­той оби­ды, оскорб­ле­ний, угроз, мани­пу­ля­ций, шантажа.

А еще абьюз может скры­вать­ся под мас­кой забо­ты – такой вид пси­хо­ло­ги­че­ско­го наси­лия назы­ва­ет­ся гиперопекой.

Гипе­ро­пе­ка­ю­щее пове­де­ние в семье может быть у роди­те­лей – как подав­ля­ю­щий спо­соб вос­пи­та­ния реаль­ных детей или управ­ле­ния уже вырос­ши­ми детьми, у супру­гов – как кон­троль всей жиз­ни парт­не­ра, у детей по отно­ше­нию к поста­рев­шим родителям.

В подоб­ных отно­ше­ни­ях осо­бо ост­ро про­яв­ля­ет­ся одна из черт абью­за: жерт­ва семей­но­го наси­лия обыч­но силь­но зави­си­ма от сво­е­го насиль­ни­ка – эко­но­ми­че­ски, в быто­вом плане, эмо­ци­о­наль­но. При­вя­зан­ность жерт­вы к насиль­ни­ку зна­чи­тель­но огра­ни­чи­ва­ет воз­мож­но­сти выхо­да из абью­зив­ных отношений.

Отец Дио­ни­сий: Я думаю, что все вари­ан­ты и фор­мы домаш­не­го наси­лия вряд ли удаст­ся пере­чис­лить и подроб­но рас­смот­реть. Эмо­ци­о­наль­ное наси­лие, пожа­луй, наи­бо­лее рас­про­стра­не­но. Порой даже слож­но про­ве­сти грань – где наси­лие, а где про­сто мани­пу­ля­ция, настоль­ко все пере­пле­те­но и запу­та­но. Вот, к при­ме­ру, в пра­во­слав­ной сре­де часто встре­ча­ют­ся мани­пу­ля­ции с постом – один из супру­гов отка­зы­ва­ет дру­го­му в супру­же­ской бли­зо­сти, ссы­ла­ясь на пост. При этом истин­ные при­чи­ны могут быть с постом вооб­ще никак не свя­за­ны. Поэто­му на мани­пу­ля­то­ра могут не дей­ство­вать ссыл­ки на Свя­щен­ное Писа­ние или свя­тых отцов, он пре­сле­ду­ет свои цели. Хотя доступ­ней и оче­вид­ней реко­мен­да­ции по это­му вопро­су, чем у апо­сто­ла Пав­ла слож­но най­ти: «Во избе­жа­ние блу­да, каж­дый имей свою жену, и каж­дая имей сво­е­го мужа. Муж ока­зы­вай жене долж­ное бла­го­рас­по­ло­же­ние; подоб­но и жена – мужу. Жена не власт­на над сво­им телом, но муж; рав­но и муж не вла­стен над сво­им телом, но жена. Не укло­няй­тесь друг от дру­га, раз­ве по согла­сию, на вре­мя, для упраж­не­ния в посте и молит­ве, а потом опять будь­те вме­сте, что­бы не иску­шал вас сата­на невоз­дер­жа­ни­ем вашим» (1Кор.7:2–5). Вза­им­ное согла­сие, о кото­ром гово­рил апо­стол, мани­пу­ля­то­ром никак не учи­ты­ва­ет­ся. А быва­ет, что один из супру­гов, про­яв­ляя излиш­нее раде­ние во вре­мя воцер­ко­в­ле­ния, начи­на­ет жест­ко ста­вить перед фак­том невоз­мож­но­сти супру­же­ской бли­зо­сти во вре­мя поста дру­го­го супру­га, кото­рый, если и начал воцер­ков­лять­ся, но пока совсем не готов к пост­ным подви­гам. А быва­ет, что вто­рой супруг и вовсе не соби­ра­ет­ся воцер­ков­лять­ся, тогда ему совер­шен­но непо­нят­но, поче­му вдруг супру­же­ская бли­зость попа­да­ет под запрет на какое-то вре­мя. Все это про­во­ци­ру­ет скан­да­лы и может при­ве­сти к серьез­ным пси­хо­ло­ги­че­ским про­бле­мам в семье.

Дру­гая рас­про­стра­нен­ная фор­ма мани­пу­ли­ро­ва­ния – само­на­си­лие. Это доволь­но слож­ная ситу­а­ция эмо­ци­о­наль­но­го шан­та­жа, когда реаль­ное само­по­вре­жде­ние исполь­зу­ет­ся как сред­ство мани­пу­ля­ции. Чаще исполь­зу­ет­ся, что­бы удер­жать парт­не­ра от ухо­да или неже­ла­тель­ных поступ­ков, чем для дости­же­ния каких-то целей. Послед­ствия у это­го могут быть вооб­ще непредсказуемыми.

Сто­ит ли гово­рить, что домаш­нее наси­лие, в раз­лич­ных его фор­мах, силь­но отра­жа­ет­ся на детях? Дети как губ­ка впи­ты­ва­ют все, что видят вокруг, копи­ру­ют фор­мы пове­де­ния роди­те­лей. Напри­мер, дети, кото­рые видят, как отец часто бьет и мораль­но подав­ля­ет мать, начи­на­ют сами про­яв­лять агрес­сию по отно­ше­нию к мате­ри, бьют ее, раз­го­ва­ри­ва­ют свы­со­ка и т.д.

Ната­лья: Да, у наси­лия в любой его фор­ме мно­го слож­ных послед­ствий. Порой эта беда в семье вле­чет за собой дру­гие – алко­го­лизм, нар­ко­ма­нию, суициды.

Кста­ти, суще­ству­ет убеж­де­ние, что наси­лие харак­тер­но для пью­щих людей. Но треть насиль­ни­ков не пьет вооб­ще. И осталь­ные дале­ко не все­гда пья­ны. Для неко­то­рых муж­чин алко­голь сни­ма­ет внут­рен­ние запре­ты, но изде­ва­ют­ся над жен­щи­на­ми как пья­ные, так и трез­вые. Так что это все­го лишь миф. Как явля­ют­ся мифом и убеж­де­ния в том, что наси­лие харак­тер­но лишь для низ­ших сло­ев обще­ства, или что жен­щи­ны сами про­во­ци­ру­ют мужчин.

Это сво­е­го рода соци­аль­ные оправ­да­ния наси­лия. Тоже сво­е­го рода мани­пу­ля­ции, очень опас­ные, т.к. они спо­соб­ству­ют тому, что жерт­вы склон­ны умал­чи­вать о том, что под­вер­га­ют­ся наси­лию. Жерт­вы эле­мен­тар­но боят­ся, что им не пове­рят. А если пове­рят, то ска­жут, что они сами про­во­ци­ру­ют насиль­ни­ка, сами вино­ва­ты, а уж насиль­ник помо­жет им в этом убе­дить­ся. К сожа­ле­нию, род­ствен­ни­ки и зна­ко­мые тоже неред­ко обви­ня­ют жен­щи­ну в том, что она сама про­во­ци­ру­ет муж­чи­ну на наси­лие – неваж­но, сек­су­аль­ное или физи­че­ское (эмо­ци­о­наль­ное наси­лие обыч­но вооб­ще ста­ра­ют­ся не заме­чать), осо­бен­но если наси­лие с ней слу­чи­лось не впер­вые. Эта­кая пози­ция «сама-дура-вино­ва­та». Суще­ству­ет даже поня­тие, обо­зна­ча­ю­щее при­пи­сы­ва­ние жерт­ве частич­ной или пол­ной ответ­ствен­но­сти за про­изо­шед­шее с ней – вик­тим­блей­минг (обви­не­ние жерт­вы). Обви­не­ние жерт­вы как послед­ствие веры в спра­вед­ли­вый мир (раз изна­си­ло­ва­ли, зна­чит, для это­го есть при­чи­на) до сих пор оста­ет­ся широ­ко рас­про­стра­нен­ным явлением.

Но я рас­ска­жу одну исто­рию. Как-то в суде адво­кат под­во­дил все к тому, что жерт­ва сек­су­аль­но­го наси­лия была сама вино­ва­та – слиш­ком соблаз­ни­тель­но выгля­де­ла и вся­че­ски про­во­ци­ро­ва­ла муж­чи­ну. Про­ку­рор же ска­зал при­мер­но следующее:

– Вы утвер­жда­е­те, что девуш­ка была столь кра­си­ва и соблаз­ни­тель­на, что пре­ступ­ник не смог удер­жать­ся. Давай­те про­ве­дем ана­ло­гию. В юве­лир­ный мага­зин зашел вор и соблаз­нил­ся блес­ком брил­ли­ан­тов, украл их – не смог удер­жать­ся. Мож­но ли в такой ситу­а­ции ска­зать – брил­ли­ан­ты сами вино­ва­ты, что их укра­ли – они слиш­ком кра­си­вы? Это даже зву­чит глу­по. Вино­ва­ты не брил­ли­ан­ты, а вор. Но пой­дем даль­ше – мог ли он удер­жать­ся от кра­жи, если был в состо­я­нии силь­но­го душев­но­го вол­не­ния, аффек­та? Вы ска­же­те – не мог. Но тогда доба­вим усло­вий: а если бы вокруг вит­ри­ны сто­я­ло несколь­ко охран­ни­ков с ору­жи­ем? Сумел бы удер­жать­ся? Без­услов­но! Толь­ко сума­сшед­ший стал бы красть брил­ли­ан­ты на гла­зах у воору­жен­ной охра­ны, име­ю­щей пра­во стрелять.

Таким обра­зом, вино­ват все же пре­ступ­ник, сде­лав­ший пло­хой выбор.

Несколь­ко лет назад про­фес­сор Ф.В.Кондратьев рас­ска­зы­вал мне об извест­ном манья­ке Чика­ти­ло, пси­хи­ат­ри­че­скую экс­пер­ти­зу кото­ро­го он про­во­дил в свое вре­мя. Так вот он ска­зал, что хотя у Андрея Чика­ти­ло было сек­су­аль­ное рас­строй­ство, пси­хи­че­ским забо­ле­ва­ни­ем он не стра­дал и отлич­но кон­тро­ли­ро­вал свое пове­де­ние: когда мили­ция «вста­ла на его след», он пре­крас­но мас­ки­ро­вал­ся, пони­мая, что его ищут. То есть даже маньяк вполне отда­вал себе отчет в сво­их дей­стви­ях. Что уж гово­рить о людях, кото­рые не стра­да­ют ника­ки­ми извращениями.

То есть при нали­чии опре­де­лен­ных усло­вий пси­хи­че­ски здо­ро­вый чело­век вполне в состо­я­нии удер­жать­ся от испол­не­ния сво­е­го жела­ния. В иде­а­ле таким кон­тро­ле­ром явля­ет­ся совесть.

Имен­но сам чело­век несет ответ­ствен­ность за свои поступ­ки. И явля­ет­ся акси­о­мой то, что в наси­лии все­гда вино­ват насиль­ник.

При­чи­ной подоб­но­го пове­де­ния пси­хи­че­ски здо­ро­во­го чело­ве­ка явля­ет­ся серьез­ное душев­ное, духов­ное повре­жде­ние. У насиль­ни­ка слов­но отсут­ству­ют неко­то­рые мораль­ные струк­ту­ры, вме­сто них у него мно­же­ство хит­ро­стей для оправ­да­ния себя. И когда насиль­ник – пра­во­слав­ный чело­век, то нуж­но чет­ко пони­мать, что подоб­ное пове­де­ние никак не свя­за­но с верой, даже если он в свое оправ­да­ние при­во­дит раз­лич­ные выдерж­ки из Свя­щен­но­го Писа­ния или отдель­ные цита­ты свя­тых отцов. Наси­лие про­ти­во­ре­чит пра­во­слав­но­му уче­нию, в осно­ве кото­ро­го лежит Любовь.

К сожа­ле­нию, в пра­во­слав­ных семьях слиш­ком мно­го спо­со­бов заста­вить супру­га чув­ство­вать себя вино­ва­тым – отсыл­ка­ми к Биб­лии или же само­воль­ным тол­ко­ва­ни­ем тре­бо­ва­ния тер­петь (если не тер­пишь – пло­хая хри­сти­ан­ка). В резуль­та­те жерт­вы наси­лия часто дума­ют, что это с ними сами­ми что-то не так, они вели себя непра­виль­но. Из-за подоб­ных мани­пу­ля­ций и стра­хов жерт­ве очень слож­но вый­ти из ситу­а­ции наси­лия. И не надо забы­вать об уже упо­мя­ну­той зави­си­мо­сти от насиль­ни­ка. Жен­щи­ны до послед­не­го любят и оправ­ды­ва­ют сво­их мужчин-агрессоров.

Неред­ко жены тер­пят систе­ма­ти­че­ские побои, так как их мно­гое свя­зы­ва­ет с мужем-тира­ном. Часто – ради детей, что­бы у них был отец, была семья. О том, что семьей назвать такие отно­ше­ния нель­зя, а детям не нужен отец-насиль­ник, не полу­ча­ет­ся думать – слиш­ком мно­го стра­хов и стра­да­ний для разум­но­го рас­суж­де­ния. Вдо­ба­вок дети часто сами боят­ся поте­рять семью и мани­пу­ли­ру­ют мате­рью, вынуж­дая ее оста­вать­ся с насильником.

Меша­ет раз­ры­ву отсут­ствие отдель­ной жил­пло­ща­ди, пол­ная финан­со­вая зави­си­мость. Дети и пре­ста­ре­лые роди­те­ли обыч­но зави­си­мы настоль­ко, что раз­рыв отно­ше­ний с насиль­ни­ком для них невоз­мо­жен физи­че­ски. По край­ней мере, без помо­щи извне.

Семей­ное наси­лие обыч­но цик­лич­но. Сна­ча­ла нарас­та­ет напря­же­ние. На этой ста­дии про­ис­хо­дят мел­кие стыч­ки, незна­чи­тель­ные слу­чаи побо­ев (или кон­тро­ли­ру­ю­ще­го пове­де­ния). Жерт­вы наси­лия либо вооб­ще отри­ца­ют наси­лие в этот пери­од, либо при­ни­жа­ют его зна­чи­мость: все­го лишь синяк, мог­ло быть хуже и т.д. То есть жерт­ва защи­ща­ет насиль­ни­ка. Имен­но на этой ста­дии жерт­ва мог­ла бы изме­нить ситу­а­цию – потре­бо­вать изме­не­ния пове­де­ния, в край­нем слу­чае, если не добьет­ся резуль­та­та, окон­ча­тель­но уйти. Но иллю­зия отно­си­тель­но­го бла­го­по­лу­чия застав­ля­ет сохра­нять отношения.

Затем насту­па­ет фаза силь­но­го воз­буж­де­ния – кон­троль над ситу­а­ци­ей теря­ет­ся. Здесь обыч­но совер­ша­ют­ся тяж­кие изби­е­ния, серьез­ные эпи­зо­ды наси­лия. На этой ста­дии от пове­де­ния потер­пев­ше­го ниче­го не зави­сит, пре­кра­тить наси­лие может толь­ко сам нападающий.

А потом насту­па­ет тре­тья фаза – так назы­ва­е­мый «медо­вый месяц». В этот пери­од жесто­кость исче­за­ет, муж дарит жене подар­ки, обе­ща­ет, что подоб­ное нико­гда боль­ше не повто­рит­ся и т.д. Жен­щине хочет­ся верить в то, что с кош­ма­ром покон­че­но, она сама в этот пери­од любит мужа, верит в его любовь и искрен­ность. Это пери­од необы­чай­но­го покоя, люб­ви, пока­я­ния – в отдель­ных слу­ча­ях искрен­не­го, но чаще лишь вре­мен­но­го, не насто­я­ще­го. Отно­ше­ния наси­лия, абьюз – деструк­тив­ные по сути. Внеш­нее бла­го­по­лу­чие «медо­во­го меся­ца», доб­ро­та и вни­ма­ние супру­га свя­за­ны не с рас­ка­я­ни­ем и стрем­ле­ни­ем изме­нить жизнь к луч­ше­му, а с неже­ла­ни­ем агрес­со­ра отпу­стить жерт­ву, стрем­ле­ни­ем «загла­дить вину» и сохра­нить отношения.

Слу­чаи искрен­не­го пока­я­ния тоже быва­ют, но обыч­но эти ситу­а­ции исчер­пы­ва­ют­ся разо­вым наси­ли­ем. По-насто­я­ще­му рас­ка­яв­ший­ся чело­век при­ло­жит все силы, что­бы не повто­рить случившееся.

Если разо­вое наси­лие оста­лось без­на­ка­зан­ным (с внеш­ней сто­ро­ны или со сто­ро­ны дей­ствен­ной сове­сти чело­ве­ка), оно будет повто­рять­ся и усу­губ­лять­ся – это «клас­си­ка» домаш­не­го наси­лия. Повто­ре­ние цик­ла наси­лия неиз­беж­но. Про­дол­жи­тель­ность бла­го­по­луч­ных пери­о­дов при этом будет сокра­щать­ся, вплоть до исчез­но­ве­ния покоя, а агрес­сив­ные дей­ствия будут уси­ли­вать­ся вплоть до угро­зы жизни.

Отец Дио­ни­сий: Вы вер­но под­ме­ти­ли, что насто­я­щее рас­ка­я­ние – это не про­сто кон­ста­та­ция фак­та гре­ха. Хотя в слу­чае с наси­ли­ем такое осо­зна­ние со сто­ро­ны агрес­со­ра уже важ­но. Но его недо­ста­точ­но, если нет твер­до­го наме­ре­ния пре­кра­тить тер­ро­ри­зи­ро­вать близ­ких. Это, в общем, отно­сит­ся к любо­му гре­ху. Сна­ча­ла грех, потом его осо­зна­ние, осмыс­ле­ние, затем либо согла­сие с ним, либо жела­ние рас­стать­ся с ним, при­ла­гая духов­ные и физи­че­ские силы. Увы, в слу­чае с домаш­ним наси­ли­ем насто­я­щее пока­я­ние и исправ­ле­ние – ско­рее исклю­че­ние, чем пра­ви­ло. Выска­зан­ный выше посту­лат «в наси­лии все­гда вино­ват насиль­ник» очень точен и с духов­ной точ­ки зре­ния, посколь­ку насиль­ник идет на пово­ду у соб­ствен­ных гре­хов, про­яв­ляя свою сво­бод­ную волю. Он же сам и может поло­жить конец наси­лию – если пой­мет, что его сво­бо­да закан­чи­ва­ет­ся там, где начи­на­ет­ся сво­бо­да его жертвы.

А что пси­хо­ло­ги реко­мен­ду­ют делать в ситу­а­ции домаш­не­го насилия?

Ната­лья: Пер­вое – это вооб­ще осо­знать, что вы столк­ну­лись с наси­ли­ем. Цик­лич­ность наси­лия запу­ты­ва­ет жерт­ву, осо­бен­но в то вре­мя, когда пери­о­ды покоя доволь­но дли­тель­ные. В надеж­де, что все испра­вит­ся, чело­век может жить, под­вер­га­ясь наси­лию годами.

Эко­но­ми­че­ские и пси­хо­ло­ги­че­ские мани­пу­ля­ции вооб­ще труд­но дока­зать – их даже заме­тить не все­гда полу­ча­ет­ся – чело­век глу­бо­ко несча­стен, живет в посто­ян­ном стра­хе, но не может понять его при­чин. Ино­гда не без помо­щи агрес­со­ра счи­та­ет себя неадек­ват­ным, сума­сшед­шим даже.

Сек­су­аль­ное семей­ное наси­лие тоже часто встре­ча­ет­ся. Вы рас­ска­зы­ва­ли о ситу­а­ци­ях, где жен­щи­ны отка­зы­ва­ют супру­гу в бли­зо­сти, мани­пу­ли­руя им. В моей прак­ти­ке не реже встре­ча­ет­ся обрат­ная ситу­а­ция: муж­чи­на исполь­зу­ет «нена­вяз­чи­вое» при­нуж­де­ние к сек­су. Тут рабо­та­ет про­ти­во­по­лож­ная мани­пу­ля­ция: жен­щи­на не долж­на отка­зы­вать мужу в бли­зо­сти, ина­че она пло­хая жена. Важ­но отме­тить, что не каж­дая мани­пу­ля­ция явля­ет­ся наси­ли­ем. Наси­лие все­гда свя­за­но с власт­ным уни­же­ни­ем жерт­вы. Жен­щи­ны вынуж­де­ны под­чи­нять­ся муж­чи­нам в сек­су­аль­ном плане, в том чис­ле, испол­нять непри­ят­ные для них сек­су­аль­ные тре­бо­ва­ния супру­га. Неред­ко муж­чи­ны-агрес­со­ры тре­бу­ют сек­са непо­сред­ствен­но после скан­да­лов или наси­лия – когда жен­щи­на нега­тив­но отно­сит­ся к нему, оби­же­на или даже боит­ся. Такие ситу­а­ции вос­при­ни­ма­ют­ся непо­сред­ствен­но как сек­су­аль­ное наси­лие. К сожа­ле­нию, это доволь­но часто слу­ча­ет­ся. То есть нару­ше­ние пра­ви­ла «по вза­им­но­му согла­сию» пло­хо в обе стороны.

Отдель­ной страш­ной темой явля­ет­ся сек­су­аль­ное наси­лие в отно­ше­нии детей в семье.

Но каким бы не был вид наси­лия, для того, что­бы вырвать­ся из этой ситу­а­ции, необ­хо­ди­мо сам факт наси­лия признать.

И тут сто­ит ска­зать о том, что избе­гать наси­лия луч­ше про­фи­лак­ти­че­ски. В боль­шин­стве слу­ча­ев по ряду тре­вож­ных при­зна­ков мож­но опре­де­лить, что ваш парт­нер скло­нен к наси­лию, или даже, что наси­лие уже происходит.

При­зна­ка­ми воз­мож­но­го или уже совер­ша­ю­ще­го наси­лия являются:

  • жест­кий кон­троль кон­так­тов, запрет на обще­ние с дру­зья­ми или чле­на­ми семьи;
  • посто­ян­ный кон­троль место­на­хож­де­ния и времяпрепровождения;
  • при­нуж­де­ние нахо­дить­ся дома;
  • рев­ность;
  • неува­же­ние к потреб­но­стям и жела­ни­ям жертвы;
  • высо­кий уро­вень поло­вых сте­рео­ти­пов и уве­рен­ность муж­чи­ны в сво­ем пра­ве вос­пи­ты­вать женщину;
  • кон­троль рас­хо­дов и тре­бо­ва­ние отчи­ты­вать­ся в малей­ших тратах;
  • про­чи­ты­ва­ние сооб­ще­ний, про­вер­ка элек­трон­ной почты, про­слу­ши­ва­ние разговоров;
  • запрет с кем-то созва­ни­вать­ся, пере­пи­сы­вать­ся, поль­зо­вать­ся теле­фо­ном или соц­се­тя­ми вообще;
  • посто­ян­ные обви­не­ния жерт­вы в чем-то, даже незна­чи­тель­ном, назна­че­ние ее ответ­ствен­ным за любые неудачи;
  • кри­ти­ка в адрес жерт­вы по любым мелочам;
  • высме­и­ва­ние жерт­вы или важ­ных для нее вещей, осо­бен­но в при­сут­ствии посторонних;
  • агрес­сив­ное пове­де­ние под вли­я­ни­ем алко­го­ля или дру­гих пси­хо­ак­тив­ных веществ;
  • слу­чаи, когда чело­век бил или угро­жал уда­рить домаш­нее живот­ное (и вооб­ще жесто­кое обра­ще­ние с животными);
  • угро­зы при­чи­нить боль;
  • незна­чи­тель­ные эпи­зо­ды наси­лия – тол­ка­ние, гру­бое хва­та­ние за руки;
  • при­нуж­де­ние к сек­су без желания;
  • при­нуж­де­ние к чему-то непри­ят­но­му даже в желан­ных сек­су­аль­ных отношениях.

Осо­бен­но опас­ны угро­зы, когда в доме есть оружие.

В любой ситу­а­ции наси­лия есть четы­ре вари­ан­та поведения:

  1. тер­петь,
  2. сбе­жать, оста­вив наси­лие без­на­ка­зан­ным (за эмо­ци­о­наль­ное наси­лие нака­зать слож­но, но изби­е­ния вполне мож­но доказать),
  3. при­влечь посто­рон­них для физи­че­ской и юри­ди­че­ской помо­щи – осо­бен­но в ситу­а­ции физи­че­ско­го или сек­су­аль­но­го насилия,
  4. попро­бо­вать что-то изме­нить в самих отно­ше­ни­ях – само­сто­я­тель­но или при помо­щи психологов.

Послед­нее мож­но сде­лать, толь­ко если парт­нер при­знал, что он вино­ват в про­бле­ме, готов рабо­тать со спе­ци­а­ли­ста­ми и глав­ное – готов менять­ся сам, менять свое пове­де­ние. При­чем это не про­сто голо­слов­ные обе­ща­ния, а реаль­ные изменения.

Если же жерт­ва наси­лия при­гро­зи­ла ухо­дом, и супруг пообе­щал изме­нить­ся, но по фак­ту все оста­ет­ся, как есть, то жела­тель­но пре­рвать отно­ше­ния до тех пор, пока чело­век реаль­но не нач­нет исправ­лять­ся на посто­ян­ной осно­ве (а не на вре­мя «медо­во­го меся­ца»). Как отли­чить? Если чело­век повто­ря­ет насиль­ствен­ные дей­ствия, то ниче­го не изме­ни­лось и воз­мож­но, надо раз­ры­вать отно­ше­ния полностью.

Как толь­ко чело­век осо­знал, что столк­нул­ся с ситу­а­ци­ей наси­лия, ему жела­тель­но обра­тить­ся в кри­зис­ный центр. Они есть во мно­гих горо­дах. А для тех, у кого в горо­де нет подоб­ных учре­жде­ний, есть теле­фо­ны дове­рия феде­раль­ных цен­тров, кото­рые доступ­ны из любо­го рай­о­на. В дру­гих стра­нах этот вопрос так­же реша­ет­ся в раз­ных формах.

Дай Бог, что­бы не было пово­дов обра­щать­ся в мили­цию с тяж­ки­ми послед­стви­я­ми наси­лия, но ино­гда необ­хо­ди­мо и это.

Если один из супру­гов столк­нул­ся с ситу­а­ци­ей физи­че­ско­го наси­лия, то ему нуж­но сра­зу поза­бо­тить­ся о сво­ей без­опас­но­сти (и без­опас­но­сти детей) – если он в опас­но­сти, нуж­но уйти из дома, сбе­жать. Мож­но спря­тать­ся у сосе­дей, в тор­го­вом цен­тре, в кон­це кон­цов, в какой-то кана­ве. Нуж­но обра­тить­ся в поли­цию или, если необ­хо­ди­мо, в боль­ни­цу. Мож­но обра­тить­ся в кри­зис­ный центр – в ряде горо­дов есть даже убе­жи­ща для жертв насилия.

Если же нет воз­мож­но­сти уйти, нуж­но при­ло­жить уси­лия для того, что­бы не нака­лять обста­нов­ку – не давать агрес­со­ру новых пово­дов для наси­лия. Не надо в ситу­а­ции наси­лия отста­и­вать свою пози­цию, луч­ше уступить.

Если же в дан­ный момент нет непо­сред­ствен­ной угро­зы, то нуж­но совер­шить ряд дей­ствий по обес­пе­че­нию сво­ей без­опас­но­сти и предот­вра­ще­нию воз­мож­но­го наси­лия в буду­щем. Одним из таких дей­ствий будет взя­тие ситу­а­ции в свои руки: необ­хо­ди­мо узнать, что сто­ит делать в ситу­а­ции наси­лия, как обес­пе­чить без­опас­ность сво­их детей. Напри­мер, мож­но вос­поль­зо­вать­ся инструк­ци­ей, состав­лен­ной наци­о­наль­ным цен­тром по предот­вра­ще­нию наси­лия «Анна».

Одной из реко­мен­да­ций пси­хо­ло­гов в ситу­а­ции повто­ря­ю­ще­го­ся наси­лия явля­ет­ся про­стое сло­во: повзрос­лей­те! Необ­хо­ди­мо взять ответ­ствен­ность за свою жизнь на себя, осо­знать свое пра­во на пол­но­цен­ную жизнь, любовь, забо­ту, на ува­же­ние. Важ­но понять, что агрес­сор и насиль­ник не изме­нит­ся сам по себе. Пре­кра­тить само наси­лие без вме­ша­тель­ства посто­рон­них может лишь насиль­ник. Но мож­но пре­рвать сами насиль­ствен­ные отно­ше­ния, вырвав­шись из состо­я­ния эмо­ци­о­наль­ной уничтоженности.

Без­услов­но, сде­лать это непро­сто, ведь жерт­ва наси­лия обыч­но нахо­дит­ся в подав­лен­ном состо­я­нии, пол­на стра­хов, име­ет мате­ри­аль­ные и жилищ­ные про­бле­мы. Одна­ко сто­ит пони­мать, что наси­лие – это извест­ная про­бле­ма. Суще­ству­ют спо­со­бы ее реше­ния, и во мно­гих слу­ча­ях про­бле­ма не реша­ет­ся не пото­му, что ее невоз­мож­но решить, а пото­му что жерт­ва не верит в эту возможность.

Отец Дио­ни­сий: Воз­вра­ща­ясь к вопро­сам, задан­ным в самом нача­ле бесе­ды, необ­хо­ди­мо ска­зать, что домаш­не­му наси­лию нет ника­ко­го оправ­да­ния, каки­ми бы выдер­ну­ты­ми из кон­тек­ста цита­та­ми не пыта­лись его прикрыть.

Хри­сти­ан­ское тер­пе­ние – это не мол­ча­ли­вое согла­сие с насиль­ни­ком, ведь стра­да­ния, при­чи­ня­е­мые им, не Хри­ста и Еван­ге­лия ради. Хри­сти­ан­ское муче­ни­че­ство не име­ет ниче­го обще­го с мол­ча­ни­ем жерт­вы насиль­ни­ка. Не надо тер­петь побои и эмо­ци­о­наль­ное наси­лие, систе­ма­ти­че­ское мол­ча­ние порож­да­ет еще боль­шую агрес­сию и без­на­ка­зан­ность. И если не полу­ча­ет­ся решить про­бле­му домаш­не­го наси­лия внут­ри семьи, то необ­хо­ди­мо обра­щать­ся к специалистам.

Ната­лья: Мож­но ли ска­зать, что семей­ное наси­лие – это пока­за­тель того, что семьи как тако­вой нет? И если жерт­ва наси­лия решит­ся на раз­рыв отно­ше­ний, то ее нель­зя обви­нить за это в гре­хе раз­ру­ше­ния семьи?

Отец Дио­ни­сий: Тут есть опас­ность запу­тать­ся в фор­му­ли­ров­ках, посколь­ку рас­смат­ри­вать мож­но с раз­ных пози­ций. С точ­ки зре­ния зако­на семья есть, пока нет офи­ци­аль­но­го раз­во­да. С пози­ции цер­ков­но­го брач­но­го пра­ва – она тоже есть, пока не будет при­зна­ния бра­ка утра­тив­шим кано­ни­че­скую силу. Фак­ти­че­ски семья будет суще­ство­вать ров­но до того момен­та, пока супру­ги не разой­дут­ся. Семья, где про­ис­хо­дит домаш­нее наси­лие – это все же семья, но дела в ней тво­ря­щи­е­ся – ужас­ны. Конеч­но, необ­хо­ди­мо при­ло­жить мак­си­мум уси­лий, что­бы вра­зу­мить насиль­ни­ка и помочь жерт­ве. Это дело и госу­дар­ствен­ных служб, и пси­хо­ло­гов, и свя­щен­ни­ков. Посколь­ку вен­чан­ный брак – это союз супру­гов во Хри­сте, то молит­ва о мире в семье име­ет важ­ней­шее зна­че­ние. Тре­бо­вать от любо­го свя­щен­ни­ка про­фес­си­о­на­лиз­ма дипло­ми­ро­ван­но­го пси­хо­ло­га нель­зя, посколь­ку дале­ко не у всех свя­щен­ни­ков есть спе­ци­аль­ное обра­зо­ва­ние для ока­за­ния помо­щи в кри­зис­ной ситу­а­ции, а вопрос очень слож­ный, с мно­же­ством нюан­сов. Но любой свя­щен­ник может помо­лить­ся вме­сте с тем, кто стал жерт­вой домаш­не­го наси­лия, и пого­во­рить с тем, кто это наси­лие совер­шил. Помощь в кри­зис­ной ситу­а­ции долж­ны ока­зы­вать про­фес­си­о­на­лы. Если свя­щен­ник отправ­ля­ет за помо­щью к пси­хо­ло­гу, то это не пока­за­тель его неком­пе­тент­но­сти, а, наобо­рот, забо­та. Куда хуже будет, если батюш­ка, не пони­мая, как нуж­но посту­пать, нач­нет давать негра­мот­ные сове­ты, чем может серьез­но усу­гу­бить ситу­а­цию. Никто ведь, сло­мав ногу, не идет к свя­щен­ни­ку «лечить­ся молит­ва­ми», идут к вра­чу-трав­ма­то­ло­гу. Так­же и в ситу­а­ции, когда нуж­на серьез­ная пси­хо­ло­ги­че­ская помощь, то нуж­но обра­щать­ся к про­филь­но­му спе­ци­а­ли­сту, осо­бен­но, если свя­щен­ник сам сове­ту­ет это сделать.

Если ниче­го не помо­га­ет и наси­лие про­дол­жа­ет­ся, думаю, никто не впра­ве осу­дить жерт­ву в том, что она, ухо­дя от насиль­ни­ка, раз­ру­ша­ет брак. Когда речь идет о реаль­ной угро­зе жиз­ни, тут уж не о сохра­не­нии бра­ка надо думать, а о выживании.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки