Как не попасть в секту

диакон Андрей

Оглав­ле­ние:


Виньетка

Как отли­чить под­делки от под­лин­ного Пре­да­ния Церкви? Нередко сего­дня пра­во­славно-рус­скими тра­ди­ци­ями назы­ва­ются те язы­че­ские пред­рас­судки, с кото­рыми Цер­ковь веками боро­лась. Бого­сло­вие сего­дня — это не отвле­чен­ность и не пред­мет заня­тий узкого круга про­фес­си­о­на­лов. Бого­сло­вие — это вопрос рели­ги­оз­ной без­опас­но­сти, вопрос просто лич­ного выжи­ва­ния.

Уве­рен­ность нынеш­него рос­си­я­нина в том, что любая дорога ведет к Храму, что любая «духов­ность» — это благо, делает его без­за­щит­ным перед любым гуру, кото­рый подой­дет к нему с каким бы то ни было «писа­нием» в руке. А, значит, пора не просто заяв­лять о своей сим­па­тии к «духов­ным сокро­ви­щам пра­во­сла­вия», а при­ло­жить усилия к дей­стви­тель­ному озна­ком­ле­нию с ними.

А для этого необ­хо­димо знание своего рода правил «тех­ники без­опас­но­сти», соблю­де­ние кото­рых жела­тельно при сопри­кос­но­ве­нии с рели­ги­оз­ной про­по­ве­дью.

Пра­вило первое:

Навсе­гда запом­нить, что «духов­ность» — слово дву­ли­кое. Оно лишь ука­зы­вает на вдох­но­вен­ность как на источ­ник полу­че­ния знания или источ­ник моти­ва­ции. Но оно не руча­ется за доб­ро­ка­че­ствен­ность того, что именно сооб­ща­ется чело­веку. Есть вдох­но­ве­ние добра. Есть вдох­но­ве­ние зла. И самое страш­ное: игры в пере­оде­ва­ние — люби­мое заня­тие темной духов­но­сти. Высоц­кий пел: «Не все то, что сверху — от Бога». Не все то, что гово­рит о духов­но­сти, ведет к Богу. Не все рели­ги­оз­ные пути при­во­дят к добру. И, значит, не очень стоит дове­рять тем дамам-тео­со­фи­ням, что с при­ды­ха­нием наста­и­вают на равной духов­ной ода­рен­но­сти всех пона­слышке извест­ных им рели­ги­оз­ных путей.

Пра­вило второе:

Если Вы еще не нашли в себе реши­мо­сти или внут­рен­него опыта, необ­хо­ди­мых для вхож­де­ния в серьез­ную рели­ги­оз­ную жизнь, если Вы ощу­ща­ете себя не то что ате­и­стом, но просто чело­ве­ком, лишен­ным дара веры — все же сде­лайте свой выбор. Не в том смысле, что вот немед­ленно, сейчас же про­чи­тайте «Символ веры». Нет, выбе­рите и осо­знайте — во что вы верить не хотите и в какой рели­ги­оз­ной тра­ди­ции Вы не жела­ете ока­заться ни при каких обсто­я­тель­ствах. Попро­буйте ска­зать в своем сердце: «Если когда-нибудь мне пона­до­бится обра­титься к Богу и к вере, я хотел бы молиться как пра­во­слав­ный, но я не хотел бы стать членом таких-то сект».

Между этими Вашими сло­вами и реаль­ным вхож­де­нием в цер­ков­ную общину может пройти не один деся­ток лет. Но если Вы, напри­мер, решили (даже не из-за бого­слов­ских аргу­мен­тов, а просто в силу семей­ной или наци­о­наль­ной тра­ди­ции), что Вы будете пра­во­слав­ным — все эти пред­сто­я­щие Вам годы Вы смо­жете защи­щать себя от слиш­ком навяз­чи­вых пред­ло­же­ний «покло­ниться богу Кришне», «узнать имя Гос­пода Иеговы», «после­до­вать живому про­року Божией Матери Иоанну», и даже пойти «биб­лей­ским путем новой жизни», на кото­рый при­гла­шает Вас оче­ред­ной аме­ри­кан­ский аги­та­тор.

Пра­вило третье:

Всегда про­сите пред­ста­виться своего собе­сед­ника. Беды Фауста стали неот­вра­тимы тогда, когда он удо­вле­тво­рился уклон­чи­вым отве­том Мефи­сто­феля («Как ты зовешься?» — «Мелоч­ный вопрос!»). Не удо­вле­тво­ряй­тесь само­пред­став­ле­нием про­по­вед­ника («Мы — «Цер­ковь Христа!»). Про­сите более четко рас­ска­зать об исто­рии его общины, пону­дите ясно выска­зать ее отно­ше­ние к Пра­во­сла­вию. Так Вы защи­тите свою сво­боду выбора — ибо очень многие про­по­вед­ники как раз желают, чтобы пона­чалу Вы и не заме­тили, что Вам пред­ла­гают выбор и отре­че­ние от тра­ди­ци­он­ной веры Вашего народа.

Пра­вило чет­вер­тое:

Имейте в виду, что рели­ги­оз­ная миссия часто при­кры­ва­ется сугубо свет­скими наиме­но­ва­ни­ями. Если Вас при­гла­шают на бес­плат­ные курсы англий­ского языка — почти навер­няка ока­жется, что это оче­ред­ная секта, кото­рая просто соби­ра­ется по англий­ски читать Вам Библию (или книгу Мор­мона), поти­хо­нечку разъ­яс­няя, что жить Вы должны так, как Вам гово­рят на этих уроках. В резуль­тате за «бес­плат­ные курсы» люди платят своими душами, а затем и день­гами — ибо в боль­шой части про­те­стант­ских объ­еди­не­ний дей­ствует прин­цип «деся­тины»: обя­за­тель­ных регу­ляр­ных взно­сов на цер­ков­ные нужды. Другое люби­мое при­кры­тие — «эко­ло­ги­че­ские форумы», «школы обще­ния» и т. п.

Язы­че­ский оккуль­тизм Штей­нера при­кры­ва­ется, напри­мер, вывес­кой гума­ни­тар­ного дви­же­ния «Новый Акро­поль». Секта Муна дей­ствует под вывес­кой Меж­ду­на­род­ного фонда обра­зо­ва­ния и Меж­ду­на­род­ного дви­же­ния «Жен­щины за мир во всем мире» [Кри­ти­че­ское сопо­став­ле­ние учения Муна с хри­сти­ан­ством про­ве­дено в статье А. Бес­смерт­ного-Анзи­ми­рова «Гос­по­дин вто­рого при­ше­ствия?» (Наука и рели­гия. № 9, 1993). Для полу­че­ния просто объ­ек­тив­ной инфор­ма­ции о секте Муна вполне можно вос­поль­зо­ваться кни­гами Л. Н. Мит­ро­хина «Рели­гии «нового века» (М., 1985) и «Рели­ги­оз­ные культы в США» (М., 1984)].

Кроме того, муни­сты часто про­по­ве­дуют на улицах под видом тор­гов­цев знач­ками и наклей­ками, исполь­зуя каждый кон­такт для завя­зы­ва­ния более близ­кого зна­ком­ства и при­гла­ше­ний на «вечера дружбы».

Пра­вило пятое:

Помните, что неожи­дан­ное раду­шие, выка­зы­ва­е­мое Вам вашими новыми зна­ко­мыми не всегда явля­ется про­яв­ле­нием искрен­него бла­го­рас­по­ло­же­ния. Вы инте­ре­су­ете сек­тан­тов не сами по себе; не то, что в Вас есть сейчас, радует их. Зача­стую это просто радость о новой добыче. Раду­шие и вос­торг, кото­рый они выка­зы­вают Вам, зача­стую выхо­дят за разум­ные пре­делы. Но смысл у них один: при­вя­зать Вас к себе, к новой общине, к новым зна­ко­мым. В секте Муна есть термин, очень точно выра­жа­ю­щий суть этих отно­ше­ний с новыми зна­ко­мыми: «бом­бар­ди­ровка любо­вью» [К. Боа. Лаби­ринты веры. М., 1992, с.205.]. «Неужели никто не гово­рил Вам, что Вы так умны!»; «Откуда у Вас такое умение оде­ваться!»: «Такое ощу­ще­ние, что Вы знаете несрав­ненно больше того, что дают Вам в Вашей школе!».

Пра­вило шестое:

При раз­го­воре с про­по­вед­ни­ком ста­рай­тесь выяс­нить не только то, что есть общего у его веры с дру­гими кон­фес­си­ями, но и отли­чия. Они могут пока­заться Вам незна­чи­тель­ными, на их незна­чи­тель­но­сти может наста­и­вать сам про­по­вед­ник. Но в конце концов, если они так незна­чимы, — зачем же из-за них они отде­ли­лись от всей Церкви? Помните фран­цуз­скую посло­вицу: «Дьявол пря­чется в мело­чах».

Пра­вило седь­мое:

Если аргу­менты Вашего собе­сед­ника из непра­во­слав­ной общины пока­за­лись Вам убе­ди­тель­ными — все же помед­лите с при­ня­тием окон­ча­тель­ного реше­ния. Напри­мер, если Вам гово­рят, что Библия запре­щает писать иконы и молиться за усоп­ших роди­те­лей — най­дите свя­щен­ника, или чело­века, осве­дом­лен­ного в осно­вах пра­во­слав­ного бого­сло­вия, или хотя бы соот­вет­ству­ю­щую книгу и выслу­шайте аргу­менты сто­роны, обви­нен­ной Вашим новым зна­ко­мым.

Пра­вило вось­мое:

Не состав­ляйте Своего пред­став­ле­ния о той или иной кон­фес­сии только на осно­ва­нии анек­до­тов о недо­сто­ин­стве ее слу­жи­те­лей. Срав­ни­вайте не грехи людей, а основы веро­уче­ний.

Пра­вило девя­тое:

Не счи­тайте раз­го­вор о веро­учи­тель­ных отли­чиях про­яв­ле­нием «рели­ги­оз­ного фана­тизма» или «нетер­пи­мо­сти». Не пока­жется же Вам носи­те­лем тота­ли­тар­ного созна­ния фило­соф, разъ­яс­ня­ю­щий, чем учение Канта отли­ча­ется от фило­со­фии Ницше! Изу­чать исто­рию фило­со­фии, огра­ни­чив­шись лишь раз­го­во­рами о том, что Кант и Ницше были нем­цами, а кроме того — фило­со­фами, и оба что-то писали по вопро­сам веры — это поверх­ност­ное, а потому и бес­по­лез­ное заня­тие. Изу­чать исто­рию рели­гии только для того, чтобы ска­зать, что все рели­гии при­зы­вали к миру и любви — заня­тие еще в доба­вок и небез­опас­ное (вспом­ните «Белое брат­ство» с «Бого­ро­дич­ным цен­тром»). Раз­ница рели­гий — это исто­ри­че­ский факт. Счи­тать, что он исчез­нет только потому, что Вы не будете его заме­чать — слегка наивно.

Пра­вило деся­тое:

Когда Вам будут гово­рить, что Учи­тель такой-то нашел путь к объ­еди­не­нию всех рели­гий — обра­тите вни­ма­ние на то стран­ное обсто­я­тель­ство, что всякая про­по­ведь уни­фи­ка­ции про­во­ци­рует прежде всего оче­ред­ное раз­ме­же­ва­ние. Помните, что любая такая ини­ци­а­тива, на самом деле, ставит целью выта­щить Вас из Вашей при­выч­ной рели­ги­оз­ной среды. Пре­по­доб­ный Мун не объ­еди­нил хри­стиан и инду­сов. Он лишь создал обособ­лен­ное дви­же­ние, члены кото­рого не явля­ются ни теми, ни дру­гими, и свы­сока смот­рят на обыч­ных веру­ю­щих.

Пра­вило один­на­дца­тое:

При­знайте за каждой рели­ги­оз­ной общи­ной право самой опре­де­лять свои соб­ствен­ные гра­ницы. Если Вы услы­шите, что Папа Рим­ский объ­явил такое-то учение выхо­дя­щим за рамки като­ли­че­ства — не счи­тайте, будто Вы лучше знаете като­ли­че­ство, чем Папа и не стре­ми­тесь его под­прав­лять. Точно так же, если Вы услы­шите, что пра­во­слав­ные бого­словы не согласны с каким-то уче­нием Рим­ского Папы — поверьте, что у них есть не менее отъ­ем­ле­мое право опре­де­лять, что согласно с пра­во­сла­вием, а что несов­ме­стимо с ним.

Пра­вило две­на­дца­тое:

Будьте просто трезвы. Не спу­тайте пси­хи­че­ское вооду­шев­ле­ние, есте­ствен­ное при боль­ших собра­ниях, сопро­вож­да­е­мых гром­кой музы­кой и энер­гич­ной речью, с таин­ством вхож­де­ния Христа в свя­тыню чело­ве­че­ского сердца. Если Вы попали на собра­ние сек­тан­тов, то хотя бы не выхо­дите в ответ на их финаль­ный призыв к сцене для при­ня­тия их «кре­ще­ния». Ведь если Вы под­да­ди­тесь эффекту толпы и в конце экзаль­ти­ро­ван­ной про­по­веди согла­си­тесь стать членом сек­тант­ской общины — Вы отлу­чите себя от Пра­во­слав­ной Церкви.

В каче­стве ком­мен­та­рия к этому пра­вилу при­веду рас­сказ о том, как закон­чи­лось два года назад одно сильно раз­ре­кла­ми­ро­ван­ное про­те­стант­ское шоу в Буда­пеште. Сек­танты сняли для него цен­траль­ный ста­дион города. Поскольку Вен­грия — като­ли­че­ская страна, они при­гла­сили на свое меро­при­я­тие и като­ли­че­ского свя­щен­ника. Вен­гер­ские като­лики неплохо под­го­то­ви­лись к высадке аме­ри­кан­ского десанта и поэтому свя­щен­ник, бывший на ста­ди­оне, полу­чив слово, сказал лишь несколько слов о пользе веры и Еван­ге­лия и попро­сил собрав­шихся по окон­ча­нии ста­ди­он­ного дей­ства по дороге домой зайти в като­ли­че­ские храмы, окру­жав­шие ста­дион…

В самих храмах к этому тоже под­го­то­ви­лись изрядно. Двери были открыты. Храмы были осве­щены. Свя­щен­ники ждали людей. И вот, когда люди, выйдя со ста­ди­она, напол­нили церкви, свя­щен­ники к ним обра­ти­лись с про­стыми вопро­сами. «Братья и сестры! Вам пол­тора часа гово­рили о любви. Это очень хорошо. Но ска­жите, вы полю­били кого-то за эти пол­тора часа? В вас просну­лось состра­да­ние? Ваше виде­ние мира, чело­века, себя стало глубже? Нет? Ну что же, кон­церт он и есть кон­церт, а теперь давайте мы с вами помо­лимся уже все­рьез о том, чтобы Гос­подь умно­жил в нас веру…»

Выше при­ве­дены общие пра­вила защиты нецер­ков­ным чело­ве­ком своей души от сект. Еще два кон­крет­ных совета я могу дать тем, кто хотят знать, как отли­чить хри­сти­ан­ство и пра­во­сла­вие от под­де­лок под них. Если Вы хотите узнать, каково отно­ше­ние обра­тив­ше­гося к Вам хри­сти­ан­ского про­по­вед­ника к Пра­во­сла­вию — есть совсем про­стой способ пону­дить его к чест­ному объ­яв­ле­нию его кон­фес­си­о­наль­ной пози­ции. Попро­сите его пере­кре­ститься. И попро­сите его поце­ло­вать обра­зок Божией Матери. Если он отка­жется — значит это пред­ста­ви­тель одной из мно­го­чис­лен­ных анти­пра­во­славно-про­те­стант­ских общин. А дальше — это уже выбор Вашей сво­боды: пой­дете ли Вы за ним сразу, решите дей­ство­вать так, как реко­мен­до­вано в Пра­виле 7, или вспом­ните о том, о чем шла речь в Пра­виле 2.

Есть и кри­те­рий, по кото­рому можно узнать, насколько Ваш собе­сед­ник далек от хри­сти­ан­ства. Попро­сите его пояс­нить — зачем Хри­стос умер на кресте и почему Он назы­ва­ется Спа­си­те­лем. Хри­сти­а­нин скажет, что в конце концов, Хри­стос спа­сает нас от небы­тия и спа­сает ценой соб­ствен­ной крест­ной жертвы. Не хри­сти­а­нин скажет, что Иисус — это Учи­тель, кото­рый спасал нас от тьмы незна­ния и без­нрав­ствен­но­сти… А вот зачем он все же пошел на Крест — оста­нется без пояс­не­ний. Напомню лишь, что Сам Хри­стос сказал «На час сей Я и пришел в мир» не перед нача­лом оче­ред­ной про­по­веди, а перед казнью… Здесь стоит пом­нить, что хотя у чело­века есть право про­по­ве­до­вать что угодно — у него нет права (по край­ней мере нрав­ствен­ного) на явную ложь. Он может изла­гать любое воз­зре­ние, он не может лишь утвер­ждать, что это (то есть пони­ма­ние хри­сти­ан­ства, лишен­ное пони­ма­ния Креста) и есть воз­зре­ние Самого Христа.

Я пола­гаю, что даже в самых свет­ских школах дети всех вер и наци­о­наль­но­стей должны знать очень близко к тексту, жела­тельно наизусть, один спе­ци­фи­че­ски хри­сти­ан­ский текст. Это — 24 глава Еван­ге­лия от Матфея.

«Когда же сидел Он на горе Еле­он­ской, то при­сту­пили к Нему уче­ники наедине, и спро­сили: скажи нам, когда это будет, и какой при­знак Твоего при­ше­ствия и кон­чины века? Иисус сказал им в ответ: бере­ги­тесь, чтобы кто не пре­льстил вас. Ибо многие придут под именем Моим, и будут гово­рить „я Хри­стос“, и многих пре­льстят… Тогда, если кто скажет вам: „Вот, здесь Хри­стос“, или „там“, — не верьте. Ибо вос­ста­нут лжехри­сты и лже­про­роки, и дадут вели­кие зна­ме­ния и чудеса, чтобы пре­льстить, если воз­можно, и избран­ных. Вот, Я напе­ред сказал вам. Итак, если скажут вам: „Вот, Он в пустыне“, — не выхо­дите; „Вот, Он в пота­ен­ных местах“, — не верьте. Ибо как молния исхо­дит от востока и видна бывает даже до запада, так будет при­ше­ствие Сына Чело­ве­че­ского. И вдруг, после скорби дней тех, солнце померк­нет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небес­ные поко­леб­лются. Тогда явится зна­ме­ние Сына Чело­ве­че­ского на небе; и тогда вос­пла­чут все пле­мена земные, и увидят Сына Чело­ве­че­ского, гря­ду­щего на обла­ках небес­ных с силою и славою вели­кою. О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небес­ные, а только Отец мой один. Итак, бодр­ствуйте, ибо не знаете в кото­рый час Гос­подь ваш при­и­дет. Потому и вы будьте готовы, ибо в кото­рый час не дума­ете, при­и­дет Сын Чело­ве­че­ский».

Весьма многие секты выдают своих гуру за «Хри­стов»: и Мун, и Вис­са­рион, и «Белое брат­ство» и многие иные. Даже если в городе нет трам­вая — каждый школь­ник должен знать, что обхо­дить трам­вай на оста­новке надо спе­реди. Точно также это пра­вило рели­ги­оз­ной без­опас­но­сти должен знать каждый чело­век: если про­по­вед­ник гово­рит, что он знает вновь при­шед­шего Христа — значит, это не хри­сти­а­нин, но сек­тант. Если про­по­вед­ник уве­ряет, что он точно знает дату конца света значит, он не хри­сти­а­нин, но сек­тант.

И даже если он сам настой­чиво реко­мен­дует себя в каче­стве самого что ни на есть «живого» и «насто­я­щего» хри­сти­а­нина (не то, что эти пра­во­слав­ные) — он все равно всего лишь сек­тант. А дальше это уже дело сво­боды каждой души: хочешь риск­нуть и обойти трам­вай сзади — твое дело. Хочешь попро­бо­вать жизнь в секте — твой риск. Но во всяком случае это будет ситу­а­ция откры­того выбора: ты с хри­сти­а­нами или с сектой.

А если вдруг, при раз­ду­мьях о жела­тель­но­сти все­об­щего рели­ги­оз­ного урав­не­ния, на Вас найдет оче­ред­ной при­ступ раз­дра­же­ния по поводу «нетер­пи­мого хри­сти­ан­ства» (в полном соот­вет­ствии с изло­жен­ным в пра­виле 10) — заду­май­тесь над тем, что Хри­стос и апо­столы про­по­ве­до­вали не в Совет­ской России, а в глу­боко рели­ги­оз­ном мире. И этот глу­боко рели­ги­оз­ный мир по своим глу­боко рели­ги­оз­ным моти­вам их рас­пи­нал…

В отли­чие от нынеш­него ате­и­сти­че­ского — тот мир живого язы­че­ства почув­ство­вал раз­ницу.

В чем сила новых рели­ги­оз­ных тече­ний

– В чем, на Ваш взгляд, сила новых рели­ги­оз­ных тече­ний?

– Отча­сти в при­ми­ти­визме. То, что просто, ста­но­вится эффектно в совре­мен­ном мире. У сек­тан­тов под­го­то­вить про­по­вед­ника совсем не сложно. Почи­тал, поучил Библию – и вперед с пес­нями («с гус­лями»). А Пра­во­сла­вие – это целая биб­лио­тека. Надо знать исто­рию Церкви, наше бого­слу­же­ние, тво­ре­ния святых Отцов, фило­со­фию и исто­рию рели­гии.

Глав­ная при­чина успеха всех этих новых тече­ний в их тех­но­ло­гич­но­сти. В Пра­во­сла­вии есть фун­да­мен­таль­ная неяс­ность, даже для нас самих. Любой пра­во­слав­ный чело­век, если его спро­сить, – как он пришел в Цер­ковь, скажет вам: «Да я не знаю, меня Гос­подь Сам привел». Здесь есть какая-то тайна лич­ного обра­ще­ния. А в сектах, напро­тив, все очень тех­но­ло­гично – вот тебе мантра, вот тебе гуру, вот тебе путь. Все это очень при­вле­кает совре­мен­ного чело­века. Но есть немно­гие, кого эта тех­но­ло­ги­че­ская пред­ска­зу­е­мость отпу­ги­вает. Вот их, тех, кто знает вкус сво­боды, при­тя­ги­вает Пра­во­сла­вие.

В любом случае рост сект – это обли­чие нас. Думаю, пора сво­ра­чи­вать деся­ти­лет­нюю шар­манку о том, какие секты страш­ные. Это звучит уже неубе­ди­тельно. Просто Гос­подь бро­сает нам вызов: «Научи­тесь быть хри­сти­а­нами без над­зора госу­дар­ства, научи­тесь сви­де­тель­ство­вать созна­тельно и открыто о своей вере.

– И все же секты гораздо актив­нее завле­кают к себе моло­дежь…

– Завле­кать-то мы как раз и не хотим. Но должны быть места воз­мож­ных встреч моло­дежи и ее куль­туры с Пра­во­сла­вием.

– Неужели сего­дня нельзя единым фрон­том высту­пить против агрес­сии сек­тан­тов в России?

– Я знаю только одно сред­ство про­ти­во­сто­я­ния всем сектам – это наше сви­де­тель­ство о Пра­во­сла­вии. Но почему же мы сами сего­дня так нелю­бо­пытны по отно­ше­нию к нашей соб­ствен­ной вере? Нелю­бо­пыт­ство даже самих пра­во­слав­ных к своей вере пора­жает.

– Россия мно­го­про­фес­си­о­наль­ная страна. Кто настроен наи­бо­лее агрес­сивно по отно­ше­нию к пра­во­слав­ной куль­туре?

– Самое агрес­сив­ное воз­дей­ствие на куль­туру вообще идет со сто­роны хам­ства. Выставка «Осто­рожно, рели­гия!» пока­зала, что для тех, кто ее орга­ни­зо­вы­вал, ника­ких нрав­ствен­ных огра­ни­че­ний прин­ци­пи­ально не суще­ствует. Одно дело, когда чело­век нецен­зурно бра­нится в силу того, что он просто раз­го­ва­ри­вает, другое дело писа­тель, кото­рый вла­деет всей пол­но­той языка, но созна­тельно изби­рает пря­мо­ли­ней­ную матер­щину.

– Сек­танты – Ваши люби­мые слу­ша­тели. В чем чаще всего они обви­няют Пра­во­слав­ную Цер­ковь?

– Набор их упре­ков всегда оди­на­ко­вый: начи­ная с: «Почему у вас попы такие тол­стые?» – и кончая: «Зачем иконы дела­ете?».

Но есть две вещи, на кото­рые в дис­пу­тах я реа­ги­рую довольно резко. Первое – я сразу оса­жи­ваю, когда сек­танты начи­нают пере­ска­зы­вать свою био­гра­фию в шаб­лон­ном стиле: «Я был неве­ру­ю­щим. Был греш­ни­ком, даже курил, а потом я уве­ро­вал и стал святым, и теперь у меня грехов нет, и я счаст­лив и спасен». Агит­штампы мне не инте­ресны, и я пред­по­чи­таю время на них не тра­тить. Второе – мне не нра­вится, когда они начи­нают рас­ска­зы­вать исто­рии про нас, есте­ственно, зер­кально пере­вер­ну­тые. Мол, у вас попы пья­ницы… Да в России столько водки нет, чтобы число пьяных попов соот­вет­ство­вало рас­ска­зам сек­тан­тов!

– Но недо­стой­ные слу­жи­тели все-таки есть в Церкви?

– Есть. Отвечу теми сло­вами, кото­рые Клиф­форд Саймак вложил в уста муд­рого епи­скопа. «Цер­ковь мно­го­лика, – про­из­нес епи­скоп, в ней нахо­дят приют самые разные люди: про­свет­лен­ные, как недавно почив­ший отшель­ник, и, к сожа­ле­нию, отъ­яв­лен­ные мер­завцы. Она слиш­ком велика, и ей уже не под силу изго­нять тех, кто ее поро­чит; она их не заме­чает ».

– А как сек­танты реа­ги­руют на Вашу кри­тику?

– По-раз­ному. Есть такие, кото­рые сразу заре­ка­ются кри­ти­ко­вать Пра­во­сла­вие. Есть такие, кото­рые просто пере­хо­дят в Пра­во­сла­вие. Есть сек­танты, кото­рые начи­нают активно зани­маться диф­фа­ма­цией, то есть рас­про­стра­няют про меня все­воз­мож­ные дурные небы­лицы (Кураев мол, к погро­мам при­зы­вает!).

Самая тро­га­тель­ная реак­ция – это когда сек­танты обе­щают обо мне помо­литься. Они гово­рят: «Ну не может такой умный чело­век остаться в этом дре­му­чем Пра­во­сла­вии! Мы о Вас помо­лимся, и Вы обя­за­тельно к нам перей­дете!»

Уже несколько лет меня зава­ли­вает пись­мами один тихий оккультно-поме­шан­ный из Обнин­ска. Он даже при­слал мне график моей жизни: в 2010 г. я должен буду защи­тить док­тор­скую дис­сер­та­цию на тему «Тон­кого мира» по мате­ри­а­лам «Диа­гно­стики кармы» Сергея Лаза­рева, в 2016 г. мне пред­стоит стать пат­ри­ар­хом Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви и начать менять ее в сто­рону сли­я­ния с оккуль­тиз­мом. Кон­ча­ется этот график так: «2042. Ты помер, а я уже пять лет в новом теле».

– В чело­ве­че­ской исто­рии посто­янно идет про­цесс вза­и­мо­сли­я­ния и вза­и­мо­про­ник­но­ве­ния куль­тур, это неиз­бежно и есте­ственно. О вли­я­нии Запада на Россию гово­риться очень много, на эту тему напи­сано гро­мад­ное коли­че­ство трудов, но в послед­нее время оче­видно и вли­я­ние Востока, я имею в виду чуть ли не поваль­ное увле­че­ние так назы­ва­е­мой восточ­ной муд­ро­стью. Похоже, что об этом как раз мало кто заду­мы­вался все­рьез.

– Вот еще одна загадка в нынеш­нем поло­же­нии дел в России. Вли­я­ния Востока нет. То, что назы­ва­ется «восточ­ной муд­ро­стью», при­хо­дит с Запада. Я могу это объ­яс­нить только тем, что в тече­нии многих веков на Западе суще­ство­вали очаги непри­я­тия хри­сти­ан­ства, кото­рые при начале актив­ных кон­так­тов Европы и Востока пере­няли неко­то­рые, созвуч­ные их соб­ствен­ному язы­че­ству, идеи восточ­ной фило­со­фии. Не поль­зу­ясь дове­рием и сим­па­тией в хри­сти­ан­ской куль­туре Запада, эти язы­че­ско-анти­хри­сти­ан­ские анклавы в запад­ной жизни сде­лали вид, будто они про­по­ве­дуют не свои соб­ствен­ные док­трины, а всего лишь зна­ко­мят евро­пей­цев с «муд­ро­стью Востока». Так запад­ный «эзо­те­ризм» начал рас­про­стра­нять идеи «эзо­те­ризма» восточ­ного. Те же Рерихи и Бла­ват­ская про­по­ве­дуют на самом деле обыч­ную масон­скую фило­со­фию. А при этом они гово­рят, что про­по­ве­дуют фило­со­фию восточ­ных «махатм». К при­меру, фун­да­мен­таль­ное восточ­ное убеж­де­ние — что Бог не явля­ется сво­бод­ной и разум­ной лич­но­стью. Где именно в запад­ной фило­со­фии, в запад­ной интел­лек­ту­аль­ной куль­туре сохра­ня­лась эта идея? В каб­ба­ли­стике. Оче­видно, каб­ба­ли­сти­че­ские кружки для того, чтобы рас­про­стра­нить свое вли­я­ние на хри­сти­ан­скую среду, создали поле инте­реса к восточ­ной язы­че­ской фило­со­фии, кото­рая в чем-то была ближе им, чем хри­сти­ан­ство. Поэтому мы сего­дня видим такой стран­ный фено­мен — учи­те­лей все­воз­мож­ных тибет­ских, китай­ских, индий­ских «муд­ро­стей» с чисто запад­ными лицами. В наши дни для про­па­ганды Востока гораздо больше сделал Гол­ли­вуд, чем сами китай­ские или тибет­ские монахи.

— А как отно­сится Пра­во­слав­ная Цер­ковь к диа­не­тико-сай­ен­то­ло­ги­че­ской орга­ни­за­ции Хаб­барда?

Это одно­значно рели­ги­оз­ная орга­ни­за­ция. И про­по­ве­дует она док­трины, абсо­лютно несов­ме­сти­мые с хри­сти­ан­ством, в кото­рых весьма мало науч­ного эле­мента и очень много мифо­ло­гии. И очень много кон­троля над жизнью чело­века.

— Но пред­ста­ви­тели «Сай­ен­то­ло­ги­че­ской церкви» утвер­ждают, что к ним может при­хо­дить любой чело­век, даже веру­ю­щий: и хри­сти­а­нин, и мусуль­ма­нин.

Это заяв­ле­ние надо пони­мать так, что они готовы устро­ить про­мывку мозгов любому чело­веку… И любого чело­века осво­бо­дить от его преж­них убеж­де­ний и преж­них прин­ци­пов.

— Можно ли счи­тать хри­сти­ан­скими книги про сибир­скую отшель­ницу Ана­ста­сию?

—Я с неко­то­рым вос­хи­ще­нием смотрю на рас­про­стра­не­ние книг «про Ана­ста­сию». Мне всегда при­ятно смот­реть на работу про­фес­си­о­на­лов. А серия эта рас­кру­чи­ва­ется вполне про­фес­си­о­нально. Это чисто ком­мер­че­ский проект, и учиться по этим книгам можно только этому — агрес­сив­ному вхож­де­нию в рынок и вымы­ва­нию денег из кар­ма­нов людей.

Если бы я одна­жды воз­меч­тал стать мил­ли­о­не­ром, и причем достичь мил­ли­он­ного состо­я­ния путем работы на книж­ном рынке, я бы прежде всего занялся маркетингом—то есть иссле­до­ва­нием того, что более всего рас­ку­па­ется в сего­дняш­них книж­ных мага­зи­нах. Этот анализ довольно ясно пока­зы­вает, что наи­бо­лее тираж­ными и доход­ными в 90‑е гг. стали книги по двум направ­ле­ниям: эро­тика и мистика. Именно это сего­дня «пипл хавает» с особым аппе­ти­том и финан­со­вой жерт­вен­но­стью.

Так вот, если бы я решил состря­пать бро­шюрку с мил­ли­он­ным тира­жом, эта бро­шюрка должна была бы слить в один флакон эти две супер­мод­ные темы. Ее иде­аль­ное назва­ние могло быть выдер­жано в стиле — «Как достичь оргазма Вели­ким постом». Но именно в этом жанре рабо­тает г‑н Пуза­ков, пишу­щий под псев­до­ни­мом «Вла­ди­мир Мегре».

Немного попу­ляр­ной эко­ло­гии, немного эро­тики под кед­рами на таеж­ной опушке, много-много мистики — и вот готов про­да­ва­е­мый про­дукт. Про­дать обыч­ную кед­ро­вую шишку за 50 дол­ла­ров не удастся. А вот если к этой шишке при­це­пить уве­си­стый миф про «зве­ня­щие кедры», то и такая цена суе­ве­рам не пока­жется чрез­мер­ной.

О. Иоанн Охло­быстин когда-то (точнее — тогда, когда он еще не был свя­щен­ни­ком и звался еще Иваном) рас­ска­зы­вал мне о том, как он вышел из оче­ред­ного своего финан­со­вого кри­зиса. К вечеру ему нужно было найти некую сумму для воз­врата ста­рого долга. Все гоно­рары со всех теат­ров и кино­сту­дий уже давно были полу­чены и потра­чены. Где же взять тре­бу­е­мую сумму? И тогда Иван у себя на под­мос­ков­ной даче взял обыч­ное полено, рас­ще­пил его, каждую щепочку завер­нул в цел­ло­фан, затем все настру­ган­ное сложил в рюкзак и поехал в Москву. В Москве же, на бли­жай­шей стан­ции метро, в под­зем­ном пере­ходе он выва­лил содер­жи­мое рюк­зака на пол и в обра­зо­вав­шу­юся кучку воткнул таб­личку с над­пи­сью: «Частицы свя­щен­ного дерева дум-дум. Исце­ляет от всех болез­ней!». К вечеру моск­вичи, жаж­ду­щие здо­ро­вья и «духов­но­сти», рас­ку­пили все полено…

Ана­ли­зи­ро­вать содер­жа­ние ком­мер­че­ского культа Вла­ди­мира Пуза­кова-Мегре — значит недо­пу­стимо уни­жать досто­ин­ство бого­слов­ского разума.

Одна­жды и сам Пуза­ков при­знался, что при­ду­мал свою геро­иню. Некая питер­ская «рери­ховка» (Ольга Сту­кова) решила сама напи­сать книжку про Ана­ста­сию. Пуза­ков подал на нее в суд: мол, нару­шены его автор­ские права. Однако ответ­чица исхо­дила из того, что не может быть моно­поль­ного права одного чело­века опи­сы­вать некую реку, гору или реально суще­ству­ю­щего дру­гого чело­века. Пози­ция здра­вая. Но Пуза­ков-Мегре нашел способ ее обойти: в иско­вом заяв­ле­нии, подан­ном им в мае 2001 г. в Куй­бы­шев­ский рай­он­ный суд Петер­бурга, он напи­сал: «Книги Мегре явля­ются лите­ра­турно-худо­же­ствен­ными тек­стами, кото­рые можно отне­сти к науч­ной фан­та­стике»?. Иными сло­вами, все напи­сан­ное — автор­ский вымы­сел и ничего больше.

В этой фан­тазме пред­ла­га­ется дикая смесь язы­че­ских и оккульт­ных идей с хри­сти­ан­ской тер­ми­но­ло­гией. Даже шаро­вая молния, пред­став­ля­ю­щая бога Ана­ста­сии, остав­ляет после себя запах «ладана и серы»**.

Что Пуза­ков через свою Ана­ста­сию про­по­ве­дует язы­че­ство, не слиш­ком им скры­ва­ется. Культ Ана­ста­сии он вполне ясно про­ти­во­по­став­ляет Еван­ге­лию: «Данный образ по своему пси­хо­ло­ги­че­скому воз­дей­ствию пре­вос­хо­дит на несколько поряд­ков все ранее извест­ные, вклю­чая клас­си­че­ские и биб­лей­ские». Ока­зы­ва­ется, святые рав­ноап­о­столь­ные Кирилл и Мефо­дий «по при­казу» ввели новую пись­мен­ность, чтобы лишить славян «знаний о пер­во­ис­то­ках», «чтобы жрецам иным народы под­чи­ня­лись». О пра­во­слав­ных палом­ни­ках, отправ­ля­ю­щихся в Святую Землю, читаем: «А рос­си­яне едут за три­де­вять земель, чужим богам покло­няться». «Своих» богов Пуза­ков увидел в камнях Гелен­джика.

Мегре пре­тен­дует на то, что он «пере­дает откро­ве­ние». Поскольку ему отчего-то кажется, что Пророк обязан быть кос­но­язычно-пре­вы­спрен­ним, то он и коре­жит рус­ский язык под при­гре­зив­ши­еся ему «про­ро­че­ские стан­дарты»: «Сего­дня день настал, когда необ­хо­димо поду­мать всей пастве испо­ве­да­ний разных, как лиде­ров духов­ных от беды спасти». Кстати, тот же прием исполь­зо­ван в «Звезд­ных войнах» — магистр Йодо гово­рит с такими же инвер­си­ями, что по замыслу сце­на­ри­ста должно при­да­вать его речи сакраль­ное зву­ча­ние…

По спра­вед­ли­вому заклю­че­нию восто­ко­веда свя­щен­ника Петра Ива­нова, «к сожа­ле­нию, для зна­чи­тель­ной части после­до­ва­те­лей нового культа совер­шенно без­раз­лично то, насколько про­ти­во­ре­чиво или бес­смыс­ленно то учение, кото­рому они сле­дуют. Они чув­ствуют себя вполне ком­фортно в атмо­сфере эмо­ци­о­наль­ного и духов­ного хаоса».

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки