Секта

См. раздел СЕКТЫ

***

Се́кта – 1) рели­ги­оз­ное тече­ние, отко­лов­ше­еся от основ­ного рели­ги­оз­ного направ­ле­ния, под­верг­шее суще­ствен­ной реви­зии его веро­уче­ние, создав­шее соб­ствен­ную орга­ни­за­цию; 2) рели­ги­оз­ная группа (община), обла­да­ю­щая соб­ствен­ным веро­уче­нием, создан­ным её осно­ва­те­лем (осно­ва­те­лями) с нуля или на осно­ва­нии заим­ство­ва­ний веро­учи­тель­ных поло­же­ний из других рели­ги­оз­ных учений, жестко обособ­ля­ю­щая себя от внеш­него мира, име­ю­щая во главе тота­ли­тар­ного лидера, поль­зу­ю­ще­гося мани­пу­ля­тив­ными и иными сред­ствами для под­дер­жа­ния стро­гой внут­рен­ней дис­ци­плины и экс­плу­а­та­ции адеп­тов.

В хри­сти­ан­ском истол­ко­ва­нии поня­тие «секта» чрез­вы­чайно тесно свя­зано с поня­тием ереси и лже­уче­ния (лож­ного учения). Дли­тель­ное время слова «ересь» и «секта» рас­смат­ри­ва­лись в хри­сти­ан­ском бого­сло­вии как сино­нимы. Незна­чи­тель­ному раз­гра­ни­че­нию эти тер­мины под­верг­лись в Новое время, когда слово «секта» стало обо­зна­чать группу или орга­ни­за­цию, а «ересь» – ее учение. Однако в гре­че­ском пра­во­слав­ном бого­сло­вии до сего­дняш­него дня в обоих зна­че­ниях исполь­зу­ется лишь слово «ересь».

С точки зрения Пра­во­сла­вия, секта всегда несет отри­ца­ние хри­сти­ан­ской дог­ма­тики, извра­ще­ние основ хри­сти­ан­ского веро­уче­ния. Такое отри­ца­ние может быть скры­тым или откры­тым. В первом случае, секта стре­мится сохра­нить види­мую пре­ем­ствен­ность с хри­сти­ан­ством, исполь­зует хри­сти­ан­скую сим­во­лику и тексты. К таким сектам отно­сятся Сви­де­тели Иеговы, мор­моны, муниты и пр. В доре­во­лю­ци­он­ной России к ним при­над­ле­жали, напри­мер, хлысты и скопцы. Эти секты стре­мятся назвать себя хри­сти­а­нами, исполь­зуют Библию, однако пере­смат­ри­вают хри­сто­ло­гию – основу хри­сти­ан­ского веро­уче­ния, отри­цают догмат о Вопло­ще­нии Сына Божьего. Во втором случае отвер­же­ние хри­сти­ан­ской дог­ма­тики про­ис­хо­дит открыто и секта, как пра­вило, имеет откро­венно язы­че­ские истоки, пред­став­ляя собой одну из форм совре­мен­ного неоязы­че­ства (напри­мер, «Меж­ду­на­род­ное обще­ство созна­ния Кришны», «АУМ Син­рикё» и пр.). Такая секта уже не псевдо­хри­сти­ан­ское учение, а, обычно, «оско­лок» одной или несколь­ких язы­че­ских рели­гий.

При этом для всех сект свой­стве­нен:

  1. моло­дой исто­ри­че­ский воз­раст;
  2. пре­уве­ли­чен­ное пред­став­ле­ние о лич­но­сти лидера, с кото­рого только и начи­на­ется исто­рия секты;
  3. док­три­наль­ный кон­фликт с хри­сти­ан­ством как след­ствие отри­ца­ния хри­сти­ан­ского веро­уче­ния.

Секты не сле­дует путать с ино­сла­вием. Если секты для Пра­во­сла­вия явля­ются прин­ци­пи­аль­ным ино­ве­рием (то есть иной рели­гией), то ино­сла­вие в той или иной сте­пени сохра­няет основ­ные Дог­маты хри­сти­ан­ства.

***

Учение Иисуса Христа об отно­ше­нии к сек­тан­там.

свя­щен­ник Олег Сте­няев

В насто­я­щее время совре­мен­ными рели­гио­ве­дами дела­ется попытка внутри Церкви под­ме­нить пра­во­слав­ную тер­ми­но­ло­гию свет­ской и секу­ля­ри­зи­ро­вать саму стра­те­гию цер­ков­ной про­по­веди в среде заблуд­ших. Вытес­ня­ется тра­ди­ци­он­ное для Церкви деле­ние ере­ти­ков по трем чинам, и на перед­ний план выхо­дят соци­аль­ный, уго­лов­ный, меди­цин­ский и пра­во­вой аспекты в оценке и клас­си­фи­ка­ции того или иного не пра­во­слав­ного веро­уче­ния. Такие состо­яв­ши­еся поня­тия, как «тота­ли­тар­ные» секты, «деструк­тив­ные» культы и т. д., ни в коей мере не отве­чают рели­ги­оз­ным и веро­учи­тель­ным оцен­кам ложных веро­уче­ний, и пере­ме­щают про­блему пре­одо­ле­ния сек­тант­ской экс­пан­сии, из плос­ко­сти рели­ги­оз­ной в плос­кость поли­ти­че­скую. Здесь на перед­ний план выхо­дит соци­аль­ная оценка каких-либо сек­тант­ских веро­уче­ний и, таким обра­зом, раз­мы­ва­ется пред­став­ле­ние о любой секте именно как о группе людей, одер­жи­мой той или иной ересью. Уже сейчас актив­ность про­ве­де­ния мис­си­о­нер­ской работы с какой-нибудь сек­тант­ской груп­пой обу­слов­ли­ва­ется не пагуб­но­стью ее заблуж­де­ний (ересей), а именно соци­аль­ной респек­та­бель­но­стью или нере­спек­та­бель­но­стью. Таким обра­зом, целые рели­ги­оз­ные группы ино­слав­ных (по пре­иму­ще­ству) и сек­тан­тов ока­зы­ва­ются вне поля мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти Церкви. И все вни­ма­ние сосре­до­та­чи­ва­ется на мало­чис­лен­ных мар­ги­наль­ных груп­пах, не име­ю­щих такого же обшир­ного рас­про­стра­не­ния на тер­ри­то­рии нашей страны, как като­лики, люте­ране, бап­ти­сты, адвен­ти­сты и пяти­де­сят­ники.

Подоб­ное новое направ­ле­ние в оте­че­ствен­ной мис­сио­ло­гии уже полу­чило наиме­но­ва­ние в духов­ных школах Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви как «тота­ли­тар­ная теория».

Без сомне­ния, любое отступ­ле­ние от истины заслу­жи­вает при­сталь­ного вни­ма­ния со сто­роны пра­во­слав­ного мис­си­о­нера. Но при этом нельзя забы­вать, что миссия свя­щен­ника, и миссия врача, тем более сле­до­ва­теля про­ку­ра­туры, есть разные миссии, кото­рые, сле­до­ва­тельно, и исполь­зуют разные методы и под­ходы в осу­ществ­ле­нии своей работы. Не дело свя­щен­ника зани­маться сыском, и не дело сыс­каря – духов­ни­че­ство.

Но, с другой сто­роны, деле­ние заблуд­ших на «деструк­тив­ных» и «неде­струк­тив­ных» обес­пе­чи­вает по отно­ше­нию к одним актив­ность, а по отно­ше­нию к другим – полную лояль­ность или даже эку­ме­ни­че­скую веро­тер­пи­мость, что входит в про­ти­во­ре­чие с самим духом пра­во­слав­ного апо­сто­лата, при­зван­ного про­тя­нуть руку помощи каж­дому заблуд­шему. О тер­пи­мом отно­ше­нии к ере­ти­кам и нетер­пи­мом отно­ше­нии к их ересям св. Иоанн Зла­то­уст учил: «Ере­ти­че­ские учения, несо­глас­ные с при­ня­тыми нами, должно про­кли­нать и нече­сти­вые дог­маты обли­чать, но людей нужно вся­че­ски щадить и молиться об их спа­се­нии»1. Эти слова и сего­дня звучат доста­точно акту­ально.

Непра­во­слав­ное отно­ше­ние к сектам воз­никло в резуль­тате силь­ного вли­я­ния аме­ри­кан­ских рели­гио­вед­че­ских школ и направ­ле­ний. Изжить этот виток секу­ля­ри­за­ции – и озна­чает воз­вра­ще­ние к биб­лей­скому и свя­то­оте­че­скому отно­ше­нию к сек­тан­там, ере­ти­кам и заблуд­шим.

Сама мис­си­о­нер­ская работа с заблуд­шими не должна при­об­ре­тать формы край­ней нетер­пи­мо­сти и даже враж­деб­но­сти, что, без сомне­ния, будет про­ти­во­ре­чить духу хри­сти­ан­ской любви и еван­гель­ской откры­то­сти. Именно секу­ля­ри­за­ция раз­лич­ных форм мис­си­о­нер­ской работы с сек­тан­тами при­вно­сит в созна­ние отдельно взятых горе-мис­си­о­не­ров дух мир­ской нетер­пи­мо­сти и агрес­сии по отно­ше­нию к заблуд­шим. В основ­ном подоб­ным духом нетер­пи­мо­сти к отпав­шим зара­жены нео­фиты. Войдя в Цер­ковь, они так и не изба­ви­лись от пост­ком­му­ни­сти­че­ского метода веде­ния борьбы с «оппо­зи­ци­о­не­рами» самыми дикими и бес­сер­деч­ными мето­дами. Их «мис­си­о­нер­ская» дея­тель­ность сво­дится только к сбору ком­про­мата на заблуд­ших и орга­ни­за­ции их травли в судах и СМИ, с при­вле­че­нием служб без­опас­но­сти и зако­но­да­тель­ных орга­нов власти.

Св. Иоанн Зла­то­уст, рас­суж­дая о пра­во­слав­ных и сек­тан­тах, утвер­ждает: «И не говори мне таких бес­сер­деч­ных слов: «Что мне забо­титься? У меня нет с ним ничего общего». У нас нет ничего общего только с дья­во­лом, со всеми же людьми мы имеем очень много общего. Они имеют одну и ту же с нами при­роду, насе­ляют одну и ту же землю, пита­ются одной и той же пищей, имеют Одного и Того же Вла­дыку, полу­чили одни и те же законы, при­зы­ва­ются к тому же самому добру, как и мы. Не будем поэтому гово­рить, что у нас нет с ними ничего общего, потому что это голос сата­нин­ский, дья­воль­ское бес­че­ло­ве­чие. Не станем же гово­рить этого и пока­жем подо­ба­ю­щую бра­тьям забот­ли­вость. А я обещаю со всей уве­рен­но­стью и руча­юсь всем вам, что если все вы захо­тите раз­де­лить между собою заботу о спа­се­нии оби­та­ю­щих в городе, то послед­ний скоро испра­вится весь… Раз­де­лим между собою заботу о спа­се­нии наших бра­тьев. Доста­точно одного чело­века, вос­пла­ме­нен­ного рев­но­стью, чтобы испра­вить весь народ. И когда налицо не один, не два и не три, а такое мно­же­ство могу­щих при­нять на себя заботу о нера­ди­вых, то не по чему иному, как по нашей лишь бес­печ­но­сти, а отнюдь не по сла­бо­сти, многие поги­бают и падают духом. Не без­рас­судно ли, на самом деле, что если мы увидим драку на пло­щади, то бежим и мирим деру­щихся,— да что я говорю – драку? Если увидим, что упал осел, то все спешим про­тя­нуть руку, чтобы под­нять его на ноги; а о гиб­ну­щих бра­тьях не забо­тимся? Хуля­щий святую веру – тот же упав­ший осел; подойди же, под­ними его и словом, и делом, и кро­то­стью, и силою; пусть раз­но­об­разно будет лекар­ство. И если мы устроим так свои дела, будем искать спа­се­ния и ближ­ним, то вскоре станем желан­ными и люби­мыми и для самих тех, кто полу­чает исправ­ле­ние»2.

Опре­де­ле­ние Архи­ерей­ского Собора Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви «О псевдо­хри­сти­ан­ских сектах, неоязы­че­стве и оккуль­тизме» (декабрь 1994 г.), в част­но­сти, уточ­няет: «В то же время Архи­ерей­ский Собор при­зы­вает всех верных чад Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви широко про­по­ве­до­вать Еван­ге­лие Гос­пода нашего Иисуса Христа, созда­вать кате­хи­зи­че­ские школы, разъ­яс­нять людям пагуб­ность лже­уче­ний, помо­гать тем, кто вре­менно осту­пился, под­дав­шись про­па­ганде сек­тант­ских про­по­вед­ни­ков. Однако про­ти­во­сто­я­ние ложным взгля­дам не должно сопро­вож­даться нетер­пи­мым отно­ше­нием к самим носи­те­лям несов­ме­сти­мых с хри­сти­ан­ством учений… Мы при­зы­ваем всех членов Церкви молиться о про­све­ще­нии одер­жи­мых лож­ными уче­ни­ями и твердо хра­нить пере­дан­ное нам…»

Ап. Петр писал о своем Боже­ствен­ном Учи­теле: «Ибо вы к тому при­званы, потому что и Хри­стос… нам пример, дабы мы шли по следам Его» (1Пет. 2:21).

Иссле­дуя отно­ше­ние Сына Божия к сек­тан­там Его вре­мени, мы сумеем отде­лить рели­гио­вед­че­ские пле­велы все­ян­ные на ниве рос­сий­ского апо­сто­лата от доброй пше­ницы Еван­гель­ского Пра­во­слав­ного Бла­го­вест­во­ва­ния.

Биб­лей­ское учение о сама­ря­нах (с учетом выше обо­зна­чен­ных про­блем) заслу­жи­вает нашего осо­бого вни­ма­ния. Сама­ряне: этни­че­ско-рели­ги­оз­ная группа, клас­си­че­ская секта внутри иуда­изма. Данная этни­че­ская группа воз­никла из сме­ше­ния евреев, насе­ляв­ших Север­ное (Изра­иль­ское) цар­ство, с пере­се­лен­цами из разных обла­стей асси­рий­ской импе­рии (4Цар.17:24; 1Езд. 4:9–10), кото­рые и засе­лили опу­стев­шие (после изгна­ния евреев в Вави­лон) города Сама­рии. Пер­во­на­чально сама­ряне окорм­ля­лись иудей­скими свя­щен­ни­ками (леви­тами – 4Цар.17:27), но позже они создали свое соб­ствен­ное свя­щен­ство, аль­тер­на­тив­ное иудей­скому. Есть у сама­рян и свой соб­ствен­ный (аль­тер­на­тив­ный) текст Торы (Пяти­кни­жия Моисея), извест­ное «Сама­рян­ское Пяти­кни­жие». Данный текст имеет отли­чия от масо­рет­ского (еврей­ского) текста пяти первых книг Библии. Так, напри­мер, назва­ние горы «Гевал» (Втор. 27:4) заме­нено на «Гари­зим» и т. д. – всего около 6 тыс. несов­па­де­ний. Сама­ряне еже­годно празд­нуют на горе Гари­зим Пасху и др. рели­ги­оз­ные празд­ники, уста­нов­лен­ные в Книге Левит.

Хри­стос вос­при­ни­мал сама­рян именно как отступ­ни­ков от истин­ной веры Изра­иля. Отправ­ляя уче­ни­ков на про­по­ведь, Он гово­рил им: «… на путь к языч­ни­кам не ходите, и в город Сама­рян­ский не вхо­дите» (Мф. 10:5). Подоб­ное низ­ве­де­ние ере­ти­ков сама­рян до поло­же­ния нече­сти­вых языч­ни­ков наглядно харак­те­ри­зует глу­бину их заблуж­де­ний. В беседе с сама­рян­кой, отве­чая на ее вопрос, какая из двух вер более соот­вет­ствует истине (сама­рян­ство или иуда­изм), Гос­подь со всею опре­де­лен­но­стью заяв­лял: «Вы не знаете, чему кла­ня­е­тесь, а мы знаем, чему кла­ня­емся, ибо спа­се­ние от Иудеев» (Ин. 4:22); здесь Он отож­деств­ляет Себя Самого, сло­вами «мы знаем», с вет­хо­за­вет­ною верою и прямо про­ти­во­по­став­ляет ее заблуж­де­ниям сама­рян. К тому же сами сама­ряне про­яв­ляли агрес­сию по отно­ше­нию к Сыну Божию, видя в нем только пра­во­вер­ного иудея. Ска­зано: «но там не при­няли Его, потому что Он имел вид путе­ше­ству­ю­щего в Иеру­са­лим» (Лук. 9:53). Послед­няя исто­рия заслу­жи­вает осо­бен­ного нашего вни­ма­ния.

Неже­ла­ние со сто­роны сама­рян при­нять Христа в свое селе­ние, так как «Он имел вид путе­ше­ству­ю­щего в Иеру­са­лим», наткну­лось на резкий про­тест со сто­роны апо­сто­лов Иакова и Иоанна, сии «сыны Громов» потре­бо­вали свести огонь на головы сек­тан­тов-сама­рян: «Гос­поди! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истре­бил их, как и Илия сделал? Но Он, обра­тив­шись к ним, запре­тил им и сказал: не знаете, какого вы духа» (Лк. 9:54–55). Иногда мы, хри­сти­ане, дей­стви­тельно забы­ваем, в каком вре­мени живем и каким духом дви­жимы. Пра­во­слав­ная Тол­ко­вая Библия Лопу­хина пояс­няет: «На гнев­ное заяв­ле­ние сынов Заве­де­е­вых, кото­рых Сам Гос­подь назвал сынами грома (Мк. 3:17), желав­ших, подобно Илии-про­року, низ­ве­сти огонь на нера­зум­ных сама­рян, Гос­подь отве­чает, что они не пони­мают, оче­видно, что, как уче­ники Христа, живу­щие уже в Новом Завете, а не в Ветхом, как Илия, они не должны при­бе­гать к тем суро­вым мерам вра­зум­ле­ния, к каким при­бе­гали про­роки Вет­хого Завета. И Илия также имел в себе Духа Божия, но Тот Дух был иной, иначе про­яв­ля­ю­щий Себя, чем Дух, под дей­ствием Кото­рого нахо­дятся уче­ники Христа»3.

Гос­подь не оста­вил «сынов Гро­мо­вых» без настав­ле­ния и вра­зу­мил их сле­ду­ю­щими сло­вами: «Сын Чело­ве­че­ский пришел не губить души чело­ве­че­ские, а спа­сать» (Лк. 9:56). Святые Отцы пояс­няют: «Но Гос­подь, пока­зы­вая им, что Его Закон выше жизни Или­и­ной, запре­щает им и отво­дит их от такого образа мыслей, и, напро­тив, научает их пере­но­сить обиды с кро­то­стью»4.

Беседа Сына Божия с сама­рян­кой при­несла куда боль­ший резуль­тат. Ска­зано: «И многие Сама­ряне из города того уве­ро­вали в Него по слову жен­щины, сви­де­тель­ство­вав­шей, что Он сказал ей все, что она сде­лала. И потому, когда пришли к Нему Сама­ряне, то про­сили Его побыть у них; и Он пробыл там два дня. И еще боль­шее число уве­ро­вали по Его слову» (Ин. 4:39–41).

Извест­ная притча о Добром Сама­ря­нине (Лк. 10:30–37) есть не что иное, как притча о «добром ере­тике и сек­танте». Именно так она и вос­при­ни­ма­лась совре­мен­ни­ками Иисуса Христа. Гос­подь в нрав­ствен­ном отно­ше­нии ставит сек­танта сама­ря­нина выше и пра­во­вер­ного свя­щен­ника, и пра­во­вер­ного левита. Именно «добрый сама­ря­нин» ока­зался под­лин­ным ближ­ним для постра­дав­шего от раз­бой­ни­ков. Увы! Но и в наше время многие сек­танты в нрав­ствен­ном смысле стоят намного выше своих бого­слов­ских про­тив­ни­ков. Многие из тех обви­не­ний, кото­рые неко­то­рые пра­во­слав­ные рели­гио­веды воз­во­дят против сек­тан­тов, могут в боль­шей мере быть исполь­зо­ваны против нас самих.

Сама­ряне пред­став­ля­ются в Еван­ге­лиях и более бла­го­дар­ными по отно­ше­нию ко Христу. Из десяти очи­щен­ных про­ка­жен­ных только один вер­нулся ко Христу «и пал ниц к ногам Его, бла­го­даря Его; и это был Сама­ря­нин» (Лук. 17:16).

Еван­гель­ское учение о сама­ря­нах и есть Еван­гель­ское учение об отно­ше­нии Христа к сек­тан­там (ере­ти­кам). Ни в коей мере не усту­пая им пер­вен­ство веры, Сын Божий, однако, часто ставит их в пример для самих пра­во­вер­ных и выстра­и­вает мис­си­о­нер­скую работу с ними с пози­ции вни­ма­тель­ного и даже люб­ве­обиль­ного отно­ше­ния к ним самим. Воз­можно, именно из-за такой нрав­ственно выве­рен­ной системы отно­ше­ний с сама­ря­нами для неко­то­рых иудеев Хри­стос и Сам выгля­дит как «Сама­ря­нин». Ска­зано: «…Иудеи отве­чали и ска­зали Ему: не правду ли мы гово­рим, что Ты Сама­ря­нин…» (Ин. 8:48).

Мис­си­о­нер только тогда будет иметь успех в про­по­веди, когда поста­ра­ется насколько воз­можно отож­де­ствить себя с объ­ек­том про­по­веди. Хри­стос это сделал все­цело. Ска­зано: «Он, будучи обра­зом Божиим, не почи­тал хище­нием быть равным Богу; но уни­чи­жил Себя Самого, приняв образ раба, сде­лав­шись подоб­ным чело­ве­кам и по виду став как чело­век» (Фил. 2:6–7).

Только та про­по­ведь будет услы­шана, кото­рая учи­ты­вает все, даже субъ­ек­тив­ные, осо­бен­но­сти объ­екта про­по­веди. Ска­зано: «Ибо, будучи сво­бо­ден от всех, я всем пора­бо­тил себя, дабы больше при­об­ре­сти: для Иудеев я был как Иудей, чтобы при­об­ре­сти Иудеев; для под­за­кон­ных был как под­за­кон­ный, чтобы при­об­ре­сти под­за­кон­ных; для чуждых закона – как чуждый закона, – не будучи чужд закона пред Богом, но под­за­ко­нен Христу,— чтобы при­об­ре­сти чуждых закона; для немощ­ных был как немощ­ный, чтобы при­об­ре­сти немощ­ных. Для всех я сде­лался всем, чтобы спасти по край­ней мере неко­то­рых» (1Кор. 9:19–22). Ап. Павел ради дела бла­го­вест­во­ва­ния отож­деств­лял себя даже с фари­се­ями (этими после­до­ва­тель­ными вра­гами Христа и хри­сти­ан­ства); одна­жды он (ап. Павел) запи­сал о себе: «обре­зан­ный в вось­мой день, из рода Изра­и­лева, колена Вени­а­ми­нова, Еврей от Евреев, по учению фари­сей» (Фил. 3:5).

Нам трудно до конца понять всю сте­пень само­отож­деств­ле­ния самого себя с заблуд­шими в жизни ап. Павла; иногда это дохо­дило и до само­от­ре­че­ния во Христе, когда он (Павел) писал: «Я желал бы сам быть отлу­чен­ным от Христа за бра­тьев моих, родных мне по плоти… (Рим. 9:3). Иными сло­вами, он сам был готов нахо­диться в аду, только бы знать, что братья его, родные по плоти, нахо­дятся в раю. А Сам Сын Божий и сошел во ад, приняв на себя грехи мира «…и нахо­дя­щимся в тем­нице духам, сойдя, про­по­ве­дал» (1Пет. 3:19). Слу­же­ние про­по­веди заблуд­шим всегда должно носить жерт­вен­ный харак­тер, так как это было и у Христа, так как это было и у ап. Павла, ска­зав­шего: «Посему умоляю вас: под­ра­жайте мне, как я Христу» (1Кор. 4:16).

По учению апо­сто­лов, «ере­тика, после пер­вого и вто­рого вра­зум­ле­ния, отвра­щайся» (Тит. 3:10). «После пер­вого и вто­рого», — то есть, необ­хо­димо упо­тре­бить мак­си­мум усилий. Апо­столы не реко­мен­дуют про­яв­лять и чрез­мер­ную враж­деб­ность по отно­ше­нию к отпав­шим: «Если же кто не послу­шает слова нашего в сем посла­нии, того имейте на заме­ча­нии и не сооб­щай­тесь с ним, чтобы усты­дить его. Но не счи­тайте его за врага, а вра­зум­ляйте, как брата» (2Фес. 3:14–15). Так же ап. Павел реко­мен­дует про­яв­лять мило­сер­дие и к нахо­дя­щимся под дис­ци­пли­нар­ным (кано­ни­че­ским) запре­ще­нием: «Для такого довольно сего нака­за­ния от многих, так что вам лучше уже про­стить его и уте­шить, дабы он не был погло­щен чрез­мер­ною печа­лью. И потому прошу вас ока­зать ему любовь» (2Кор. 2:6).

Общая тональ­ность рели­ги­оз­ных собе­се­до­ва­ний (даже нося­щих обли­чи­тель­ный харак­тер) не должна пере­хо­дить в грубые формы. Ска­зано: «Гос­пода Бога свя­тите в серд­цах ваших; будьте всегда готовы вся­кому, тре­бу­ю­щему у вас отчета в вашем упо­ва­нии, дать ответ с кро­то­стью и бла­го­го­ве­нием» (1Пет. 3:15). Но подоб­ное внешне мягкое отно­ше­ние к ере­ти­кам нико­гда в апо­столь­ском учении все же не пере­хо­дило пре­де­лов доз­во­лен­ного.

Апо­стол Любви Иоанн Бого­слов учил: «Кто при­хо­дит к вам и не при­но­сит сего учения, того не при­ни­майте в дом и не при­вет­ствуйте его. Ибо при­вет­ству­ю­щий его участ­вует в злых делах его» (2Ин. 1:10–11). Ап. Иуда при­зы­вал гну­шаться «…даже одеж­дою, кото­рая осквер­нена плотью» (Иуд. 1:23), Конечно, здесь име­ются в виду руга­тели, «…посту­па­ю­щие по своим нече­сти­вым похо­тям» (Иуд. 1:18). Но и весь стро­гий тон посла­ния ап. Иуды не избе­жал напо­ми­на­ния о мило­сер­дии к отпав­шим: «И к одним будьте мило­стивы, с рас­смот­ре­нием…» (Иуд. 1:22).

Ярким при­ме­ром отли­чия «тота­ли­тар­ной теории» виде­ния про­по­веди по отно­ше­нию к заблуд­шим может послу­жить и повест­во­ва­ние из древ­него пате­рика, кото­рым я и хочу завер­шить данный доклад: «Гово­рили об авве Мака­рии Еги­пет­ском, что одна­жды, вос­ходя из скита на гору Нит­рий­скую, будучи близок к месту, он сказал своему уче­нику: «Пройди немного вперед». И когда ученик прошел немного вперед, он встре­тил эллина – это был жрец Педала, кото­рый нес боль­шую вязанку дров для сожже­ния и бежал. И закри­чав ему, брат сказал: «Ах ты, демон! Куда ты бежишь?» И вер­нув­шись, жрец пошел к брату, нанес ему удары и оста­вил его напо­ло­вину мерт­вым. Потом, подняв дрова, он снова побе­жал. И пройдя немного вперед, авва Мака­рий встре­тил его и сказал ему: «Здрав­ствуй, здрав­ствуй, тру­до­лю­бец!» И жрец, уди­вив­шись, пошел к нему и сказал: «Что доб­рого ты нашел во мне, что почтил меня при­вет­ствием?» Старец сказал ему: «Я видел, что ты утруж­да­ешь себя; но не знаешь ли ты, что ты утруж­да­ешь себя напрасно?» Он сказал: «Я уми­лился от при­вет­ствия, и узнал я, что ты – слу­жи­тель вели­кого Бога; но другой монах, злой, кото­рого я встре­тил, оскор­бил меня, и я избил его до смерти». И старец узнал, что это был ученик его. И взявши его ноги, жрец гово­рил: «Я не отпущу тебя, если ты не сде­ла­ешь меня мона­хом». И они пошли к месту, где нахо­дился брат, при­вели его в цер­ковь горы; и когда уви­дели там жреца, были изум­лены. Они кре­стили его, сде­лали мона­хом, и мно­же­ство элли­нов сде­ла­лись хри­сти­а­нами из-за него.

Авва Мака­рий гово­рил: «Слово худое делает добрых худыми; подоб­ным обра­зом и доброе слово делает худых доб­рыми»5.

При­ме­ча­ния:

1. Иоанн Зла­то­уст, свт. Тво­ре­ния. СПб., 1898. Т. 1. С. 766. 
2. Иоанн Зла­то­уст, свт. Тво­ре­ния. СПб. Т. 2. С. 25–26.
3. Тол­ко­вая Библия. Изд. пре­ем­ни­ков А.П. Лопу­хина. Сток­гольм, 1987. Т.З. С. 186. 
4. Ком­мен­та­рий блж. Фео­фи­лакта на Лк. 9, 56
5. Мака­рий Еги­пет­ский, прп. Тво­ре­ния. Биб­лио­тека Отцов и Учи­те­лей Церкви. М.: Палом­ник, 2002.

Рели­гия и право, № 1(40), 2007. С. 5–7

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки