Братская исповедь

Братская исповедь

Иером. Евтихий (Очкивский)
(2 голоса5.0 из 5)

Зарисовка о монашеской жизни и братской исповеди в монастыре.

 

Тихий летний вечер. Уже не жарко. Хотя здесь всегда не особо жарко. Толстые стены, постройки XVII века, не успевают за лето прогреться до конца. Хотя и сырости здесь не чувствуется. Это старинная монашеская трапезная. Она представляет из себя церковь, посвящённую великомученице Варваре. Небольшой алтарь, роспись на стенах, всё как в обычной церкви. Необычно то, что окна большие и посредине вдоль стен стоят длинные столы, а возле алтаря поперёк церкви стол поменьше — настоятеля. Он обычно сидит на трапезе лицом к братии и спиной к алтарю.

Но сейчас не время трапезы. Монотонный голос монаха слышится под сводами храма-трапезной. Это читается монашеское правило. Оно нехитрое. Повечерие с тремя канонами, которые обычно верующие читают перед Причастием. Только канон Богородице берут на каждый день особый, из специальной книги — Октоиха. По-церковнославянски он называется «Осьмогласник», другими словами «Пение на восемь гласов (ладов)». Кто немного знаком с музыкой, тот знает, что такое музыкальный лад, а другие, наверное, слышали о миноре и мажоре. Так вот, в православном пении не два, а целых восемь музыкальных ладов. Они называются гласами и чередуются каждую неделю. Вот под эти восемь гласов святой преподобный Иоанн Дамаскин написал молитвенные песнопения на каждый день. В том числе каноны Богородице для монашеских повечерий. Они очень умилительны. На все потребности монашеской души.

Есть, кроме канона Богородице, и другие небольшие отличия монашеского правила от правила ко Причастию. Покаянный канон ко Господу чередуется по дням с Умилительным к Иисусу Христу, а канон Ангелу-Хранителю иногда заменяется канонами святому Иоанну Крестителю или святителю Николаю Мирликийскому. Сегодня среда и как раз читается святому Николе. После повечерия будут читать вечерние молитвы, а потом Псалтырь, пока не закончится исповедь.

По средам вечером братская исповедь. Братский духовник здесь, в трапезной, принимает еженедельную исповедь братии. Потому и монашеское правило здесь читают. Обычно оно после вечерней трапезы проходит в маленькой церкви Похвалы Богородицы. Она такая «уютная» какая-то, «добрая» по-матерински. Но сегодня правило — здесь, в трапезной.

Духовник, седой батюшка с немного нездоровой внешностью, принимает исповедь братии. Монахи, послушники, а то и иеродиаконы подходят к столу, на котором лежат Евангелие и Крест, рядом сидит батюшка, становятся на колени  и исповедуются. После исповеди многие задают вопросы и духовник неторопливо и обстоятельно отвечает на них. Очереди как таковой нет, никто особо не торопится, и при случае, если два брата подходят, кто-то уступает другому. Некоторые, правда, настоятельно хотели подойти первыми. Это из старшей братии. Многие из них ушли уже в кельи. У кого-то трудные послушания и им разрешается не ходить  на братские правила, они их читают в келье на своё усмотрение. Некоторые, правда, по лености и нерадению ушли. Братия всякая бывает. Их здесь, в монастыре, больше сотни. Помощники благочинного, конечно, смотрят за младшей братией и понуждают ходить на правила. Но не грозно, не с насилием. Некоторые братья вообще не ходят. Но и продвижения по монашеской лестнице у них нет. Они так и остаются послушниками без подрясника. В некоторых монастырях их называют трудниками, но здесь все послушники. Они несут свои послушания, делают какие-то монастырские работы по благословению, их терпят и за них молятся. Многие из них потом избавляются от своего нерадения и становятся отличными монахами. В монастыре так часто бывает. Пришёл человек такой ревностный, а через полгода смотришь — он уже и с кровати слезть не хочет, когда ко всенощной звонят. А другой, наоборот, никак не мог в половине пятого на полунощницу встать, а сейчас смотришь — он уже иеродиакон, хороший иконописец. Пути Господни неисповедимы, потому и терпят братию.

Вот подошёл к батюшке послушник в халате. Здесь есть такая особенность: прежде чем новоначального послушника облачают в подрясник, сначала ему дают чёрный халат. Он в нём не дрова рубит, а в храм и на трапезу ходит. Привыкает к монашеской одежде. Если послушник в халате, значит он здесь уже не первый месяц, значит он нормально несёт послушания, ходит на правила, на братские трапезы, не ссорится с братией и начальством монастырским. Другими словами, подаёт надежды, что будет хорошим монахом, а может, и священнослужителем.

Послушник этот старается часто исповедоваться, чтобы не забыть никакой грех. Хотя, казалось бы, какие в монастыре могут быть грехи? Но он кается в гордости, обидах, памятозлобии, тщеславии. Все эти грехи в мыслях, в душе. Наружно их может и не видно, но внутри, в виде назойливых злых мыслей, они живут и рвутся наружу. И если не чистить их с помощью исповеди и молитвы, то они завладеют человеком, понудят на грех. В монастырской тишине эти помыслы обретают какую-то особенную силу, чуть ли не физическую. Конечно, на исповеди все помыслы перечислять не надо, сейчас и в монастырях редко практикуется откровение помыслов, но сами страсти, которые возбуждают эти помыслы, назвать нужно.

После исповеди послушник задал вопрос батюшке о чтении святоотеческих книг.

— А что ты сейчас читаешь? — спросил духовник.

— Мне благословили почитать «Лествицу».

— Это монашеская азбука, с неё надо начинать познание монашеской жизни.

— Но мне хочется читать «Добротолюбие», о молитве, — пожаловался послушник.

— «Добротолюбие» — очень хороший сборник слов святых отцов о монашеской жизни. Но там много статей написано для безмолвников и уже изрядно преуспевших монахов. Новоначальный многое поймёт там неправильно, не имея нужного опыта в духовной жизни, сообразуясь со своими мирскими понятиями. Эта неправость может иметь очень трагические последствия. Некоторые повреждались духовно и, вместо преуспеяния в молитве и общении с Богом, низводились к общению с бесами и прелести. Потому эту книгу, вернее сборник, надо читать уже имея солидный духовный опыт. Чтобы его приобрести, надо начинать чтение с таких книг, как «Лествица», «Душеполезные поучения аввы Дорофея». Это азбука, без которой двигаться дальше, не зная духовных букв, нельзя. Параллельно с этими книгами можно понемногу начинать читать святителя Игнатия Брянчанинова. Начать лучше всего с 5-го и 6-го томов. Это «Приношение современному монашеству» и «Отечник». Первую книгу надо читать не спеша, делая пометки и выписки в тетрадку, как в школе. Вторую можно читать, как будет читаться, как будет время. Это выписки из житий святых отцов-монахов с комментариями самого святителя. Самый лучший пример для новоначального монаха. Ещё хорошо бы почитать святителя Феофана Затворника.

— Я слышал, что святители в чём-то были несогласны. Говорят, что они противоречат друг другу,— возразил послушник.

— Да, был у них богословский спор относительно духовного тела, как его понимать. Но для нас эти споры не имеют такого значения, как все остальные труды обоих святителей. Между ними нет противоречия. Они говорят об одном и том же, только заходя с разных сторон. Святитель Феофан выступает против условных саддукеев и старается в своих слушателях возбудить ревность по Богу, отрезвить их от нерадения, от формального следования обряду. Святитель Игнатий выступает против условных фарисеев  и старается остудить пыл гордых и тщеславных ревнителей не по разуму. Но оба они хотят привести слушателей к среднему, царскому пути спасения.

— А что у святителя Феофана прочитать?

— У него много хороших книг, но я бы посоветовал начать с «Что такое духовная жизнь, и как на неё настроиться», а также «Слова о покаянии, причащении Святых Христовых Тайн и исправлении жизни». Эти книги легко читаются, мысли, высказанные святителем, хорошо усваиваются. Последняя книга приспособлена ко дням Великого поста и неделям подготовительным к нему. Очень хорошо описана подготовка к исповеди, Причастию, о хранении себя после Причастия. Вот так. Помоги тебе Господь.

Батюшка встаёт, читает разрешительную молитву. Послушник встаёт с колен, целует Крест, Евангелие, берёт благословение и задумчиво уходит. К столу подходит монах небольшого роста, немного хромает. Исповедь идёт дальше, а брат за аналоем читает уже кафизмы. Корабль спасения тихо и спокойно плывёт по назначению.

Комментировать