Ложь во спасение, праведный гнев и белая зависть

Оглав­ле­ние


Ложь во спа­се­ние

Хри­стос одно­значно харак­те­ри­зует дья­вола как родо­на­чаль­ника лжи: когда гово­рит он ложь, гово­рит свое, ибо он лжец и отец лжи (Ин.8:44). 

«Ложъ во спа­се­ние» —  иска­жён­ная цитата из 32 псалма: Ложъ конь во спа­се­ние, во мно­же­стве же силы своея не спа­сется (Пс.32:16–17),  по-русски: Нена­дё­жен конь для спа­се­ния. (Ложъ — цер­ков­но­сла­вян­ское при­ла­га­тель­ное муж­ского рода, пере­ве­дён­ное в Сино­даль­ном пере­воде как «нена­дё­жен»). Другой пример упо­треб­ле­ния того же слова: Аз же рех во изступ­ле­нии моем: всяк чело­век ложъ (Пс. 115:2), то есть опять-таки «нена­дё­жен».

Ложь про­ти­во­есте­ственна и про­тивна спа­се­нию «Ложь заклю­чает двери к молитве. Ложь изго­няет веру из сердца чело­века. Гос­подь уда­ля­ется от чело­века, тво­ря­щего ложь» (свт. Феофан Затвор­ник). Что же каса­ется так назы­ва­е­мой уте­ши­тель­ной лжи, она часто бывает обу­слов­лена неуме­нием или него­тов­но­стью чело­века пред­ста­вить своему собе­сед­нику правду в той мере и в той форме, в кото­рой он спо­со­бен её при­нять. Иногда для этого не достаёт муд­ро­сти или муже­ства. Отсюда и оправ­да­тель­ный анту­раж для слу­чив­шейся лжи: ложь во спа­се­ние, ложь ради спо­кой­ствия или мило­сер­дия и т. д.

Иногда при­хо­дится слы­шать рас­суж­де­ния о том, что ложь бывает необ­хо­дима. Напри­мер, чтобы скрыть кого-либо от врагов или дать чело­веку спо­койно уме­реть. Это лукав­ство.

Лишь чело­веку с огра­ни­чен­ным лек­си­ко­ном неве­домо, что вовсе не обя­за­тельно всегда давать исклю­чи­тельно утвер­ди­тель­ный или отри­ца­тель­ный ответ. Послу­шайте выступ­ле­ния поли­ти­ков: часто их спра­ши­вают об одном, а они отве­чают совер­шенно о другом. Иногда дети задают наивно-бес­це­ре­мон­ные вопросы, но нам ни разу не при­хо­ди­лось слы­шать на них прямой ответ. В любой ситу­а­ции воз­можно укло­ниться от ответа, можно и про­мол­чать или заявить, что вы отка­зы­ва­е­тесь отве­чать. Несо­мненно, лгать проще, но это не реше­ние для хри­сти­а­нина.

Более страшно, когда люди лгут уми­ра­ю­щему, боясь “рас­кон­сер­ви­ро­вать” его душу и совесть на смерт­ном одре. Пусть чело­век погиб­нет для веч­но­сти, лишь бы не нерв­ни­чал и не пере­жи­вал, наде­ясь, что у него ещё есть время…

“Нет ничего сред­него между Исти­ной и ложью, но как нахо­дя­щийся вне света, по необ­хо­ди­мо­сти, будет во мраке, так и немного отсту­пив­ший от Истины, предо­став­лен под­ле­жать лжи, если будем гово­рить правду; и хотя воз­можно ска­зать, что между светом и тьмой есть сере­дина — назы­ва­е­мая вечер­ними и утрен­ними сумер­ками, однако, между Исти­ной и ложью, как бы кто ни ста­рался, не выду­мает нечто сред­нее” — свя­ти­тель Марк Эфес­ский.

Если же нам не хва­тило веры, или мы обрекли себя в ситу­а­цию, когда оста­ётся лишь выбор между боль­шим и мень­шим грехом, то после­дуем совету Аввы Доро­фея: «когда слу­чится такая вели­кая необ­хо­ди­мость укло­ниться от слова правды, то и тогда чело­век не должен оста­ваться бес­пе­чаль­ным, а должен каяться и пла­кать перед Богом и счи­тать такой случай вре­ме­нем иску­ше­ния».

Пра­вед­ный гнев

Из Свя­щен­ного Писа­ния мы знаем, что Хри­стос гне­вался на тор­гу­ю­щих в Иеру­са­лим­ском храме. Гне­вался Иоанн Кре­сти­тель, когда назы­вал фари­сеев, при­хо­дя­щих к нему, порож­де­ни­ями ехидны, то есть зме­и­ными отро­дьями, и спра­ши­вал их: кто внушил вам бежать от буду­щего гнева? Это все при­знаки гнева, кото­рый без­гре­шен, гнева, кото­рый рожден чув­ством нена­ви­сти ко греху, но любви к согре­ша­ю­щему и жела­нием ему спа­се­ния.

Пра­во­слав­ное учение о чело­веке гово­рит, что гнев как при­род­ная спо­соб­ность души был дан чело­веку вместе с такими силами, как разум и любовь. Гнев подо­бен сто­ро­же­вому псу, постав­лен­ному охра­нять дом. Если он без всякой пощады грызет воров и гра­би­те­лей, такой пес достоин похвалы, как помощ­ник и защит­ник. Но если он начи­нает бро­саться на гостей и слу­чай­ных про­хо­жих, то зани­ма­ется вре­ди­тель­ством.

У святых отцов есть поня­тие «пра­вед­ного гнева», когда гнев направ­лен на борьбу со стра­стями и явля­ется иммун­ной силой души.

Поэтому, вся­че­ски предо­сте­ре­гая от непра­вед­ного гнева на людей, святые не отвер­гали сам гнев, а лишь при­зы­вали дать ему верное направ­ле­ние. Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст гово­рил: «Ты гнев­лив? Будь таким по отно­ше­нию к своим грехам, бей свою душу, бичуй свою совесть, будь стро­гим судьей и гроз­ным кара­те­лем своих соб­ствен­ных грехов — вот польза гнева, для этого Бог и вложил его в нас».

«Раз­дра­жи­мость, или ярост­ная часть души, – гово­рил пр. Мака­рий Оптин­ский, – дана нам не для того, чтобы гне­ваться на ближ­него, а иметь рев­ность против греха».

Белая зависть

Зависть — это скорбь о бла­го­по­лу­чии ближ­него. Избе­гать зави­сти запо­ве­дано нам Богом через про­рока и Бого­видца Моисея в 10‑й запо­веди. Зависть не может быть белой. Зависть всегда оста­нется зави­стью, в какой бы цвет мы ее не рас­кра­ши­вали. 

«Белой зави­стью» можно счи­тать тот её вид, кото­рый описан в Сказке о рыбаке и рыбке – я не хочу чужого, я хочу такого же. Итог этой сказки хорошо изве­стен.

То, что под­ра­зу­ме­вают под белой зави­стью в полной мере выра­жает заме­ча­тель­ное слово сора­до­ва­ние.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки