Гнев

***

Гнев – 1) гнев Божий — Боже­ствен­ное дей­ствие; образно выра­жа­е­мая реак­ция Бога на грех; 2) силь­ная сте­пень воз­буж­де­ния есте­ствен­ной для чело­века раз­дра­жи­тель­ной силы души, обу­слов­лен­ная недо­воль­ством по отно­ше­нию к кому-либо, чему-либо; 3) гре­хов­ная страсть, свя­зан­ная с силь­ной под­вер­жен­но­стью чело­века гнев­ли­вому чув­ству (согласно рас­про­стра­нен­ному в аске­ти­че­ской лите­ра­туре утвер­жде­нию, гнев входит в состав восьми наи­бо­лее пагуб­ных стра­стей).

Как тако­вой, гнев не явля­ется заве­домо бого­про­тив­ным: он может слу­жить к совер­ше­нию добрых дел, но также может вести и к худым целям. Гос­подь запре­щал не всякий гнев, но – «напрас­ный» гнев (Мф.5:22). И апо­стол гово­рит: «гне­ва­ясь не согре­шайте» (Еф.4:26), – ука­зы­вая таким обра­зом на то, что гнев может и не быть обу­слов­лен грехом.

Гнев как грех – извра­щен­ное про­яв­ле­ние «раз­дра­жи­тель­ной части» души. Разум­ный гнев дан чело­веку Богом как оружие, как сила души для про­ти­во­сто­я­ния злу. В резуль­тате гре­хо­па­де­ния эта сила души извра­ти­лась и стала, у боль­шин­ства людей, наи­худ­шим поро­ком.

По соглас­ному мнению Святых отцов, выра­же­ния Свя­щен­ного Писа­ния о гневе Божием имеют пере­нос­ный, антро­по­морф­ный смысл.

***

…Вы слы­шали, что ска­зано: люби ближ­него твоего и нена­видь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, бла­го­слов­ляйте про­кли­на­ю­щих вас, бла­го­тво­рите нена­ви­дя­щим вас и моли­тесь за оби­жа­ю­щих вас и гоня­щих вас, да будете сынами Отца вашего Небес­ного, ибо Он пове­ле­вает солнцу Своему вос­хо­дить над злыми и доб­рыми и посы­лает дождь на пра­вед­ных и непра­вед­ных (Мф.5:43–45).

От глупых и неве­же­ствен­ных состя­за­ний укло­няйся, зная, что они рож­дают ссоры; рабу же Гос­пода не должно ссо­риться, но быть при­вет­ли­вым ко всем, учи­тель­ным, незло­би­вым, с кро­то­стью настав­лять про­тив­ни­ков, не даст ли им Бог пока­я­ния к позна­нию истины, чтобы они осво­бо­ди­лись от сети диа­вола, кото­рый уловил их в свою волю (2Тим.2:23–26).

***

про­то­и­е­рей Вале­риан Кре­че­тов:
Перед тем, как что-нибудь ска­зать, говори всегда про себя: «Гос­поди, бла­го­слови!» Даже если у тебя все внутри заки­пело, прежде чем все выска­зать, скажи: «Гос­поди, бла­го­слови!» Ну смо­жешь ли ты ругаться после этого? Да навер­няка не смо­жешь. Рот сам собой закро­ется.

схи­и­гу­мен Савва (Оста­пенко):
Ни с кем нельзя гово­рить повы­шен­ным тоном. Если вдруг заки­пел в сердце гнев, надо знать, что это от дья­вола, ибо от Бога на душе всегда мир, тишина, покой. 

бла­жен­ный Диадох Фоти­кий­ский:
Иногда гнев при­но­сит вели­чай­шую пользу… когда мы невоз­му­тимо поль­зу­емся им против нече­сти­вых или каким бы то ни было обра­зом нагло посту­па­ю­щих, дабы они или были спа­сены или при­сты­жены.

св. Иоанн Дамас­кин:
Суще­ствует три вида гнева: раз­дра­же­ние, злоба и мсти­тель­ность. Раз­дра­же­нием назы­ва­ется гнев, начи­на­ю­щийся и воз­буж­да­ю­щийся. Злобою – гнев дли­тель­ный, или зло­па­мят­ство; мсти­тель­ность есть гнев, выжи­да­ю­щий случай для мщения.

прп. авва Доро­фей:
Невоз­можно кому-либо раз­гне­ваться на ближ­него, если сердце его сперва не воз­не­сётся над ним, если он не уни­чи­жит его, и не сочтёт себя высшим его.

свт. Иоанн Зла­то­уст:
Когда кто-нибудь оскорб­ляет тебя, смотри не на обид­чика, а на дви­жу­щего им демона и весь свой гнев излей на этого послед­него, а того, кто воз­буж­да­ется им, пожа­лей.

свя­щен­ник Алек­сандр Ель­ча­ни­нов:
Когда тебя охва­тит чув­ство злобы к кому-либо, то пред­ставь себе, что и ты и он должны уме­реть, – и как перед этим станет ничтожна его вина и как не права твоя злоба, как бы она ни была права фор­мально.

свя­ти­тель Феофан, затвор­ник Вышен­ский:
Гнев и обид­чи­вость от само­лю­бия, по кото­рому мы при­знаем себя сто­я­щими немало; потому, когда кто дерз­нет не воз­дать нам долж­ного, кипя­тимся и замыш­ляем отмще­ние… Поста­рай­тесь делать так, чтобы, и минуты не про­пус­кая, взяться за себя и разо­рить свой само­цен. Поло­жите зако­ном:

  1. всякую минуту ждать непри­ят­ность и, когда придет, встре­чать ее, как ждан­ную гостью;
  2. когда деется что, гото­вое огор­чить и раз­дра­жить вас, скорее бегите вни­ма­нием к сердцу и, сколько можете, напря­гай­тесь не допус­кать воз­ро­диться тем чув­ствам. Напря­гай­тесь и моли­тесь. Если не допу­стите поро­диться тем чув­ствам, всему конец; ибо всё от чувств;
  3. не смот­рите на обид­чика и обиду; тут вы най­дете только боль­шую опору обид­чи­во­сти и мести; но выбросьте это из головы. Это очень важно. Если не будет этого, чув­ство злости не может улечься;
  4. ко всем молот­кам сим при­ло­жите: дер­жать любов­ный взор, любов­ный тон речи, любов­ное обра­ще­ние и, глав­ное, все­воз­можно избе­гайте чем-либо напом­нить оби­дев­шим вас о их неспра­вед­ли­во­сти.

преп. Иосиф Исих­аст:
Когда найдёт на тебя гнев – крепко закрой рот и не говори с оскорб­ля­ю­щим, или позо­ря­щим, или обли­ча­ю­щим, или вся­че­ски тебя иску­ша­ю­щим без при­чины. И этот змей взо­вьется в сердце, под­ни­мется к горлу и, поскольку ты не даешь ему выхода, задох­нется и лопнет. И когда это повто­рится несколько раз – станет слабее и пре­кра­тится совсем. Это я нашел во многих и вели­ких испы­та­ниях.

***

Архи­манд­рит Рафаил (Каре­лин):

Гнев­ли­вый похож на бомбу, кото­рая может взо­рваться в каждое мгно­ве­ние. Если даже гнев­ли­вый прав, то его слова, напо­ен­ные злобой как ядом, не вос­при­мет другой чело­век – он поста­ра­ется защи­титься от них как чере­паха, кото­рая втя­ги­вает голову в пан­цирь: ведь чело­век, кото­рого бьют во время драки, не думает, кто прав и кто вино­ват, а ста­ра­ется защи­титься от ударов. Не только внут­рен­нее состо­я­ние раз­гне­ван­ного чело­века, но его внеш­ний вид ста­но­вится похо­жим на зверя. Если бы он в это время взгля­нул в зер­кало, то не узнал бы самого себя в суще­стве, у кото­рого оска­лены зубы как клыки, глаза мечут искры, лицо покрас­нело, будто залито баг­ро­вой крас­кой. Нередко чело­век кор­чится и делает стран­ные дви­же­ния, как тря­сется боль­ной во время лихо­радки.

Неко­то­рые счи­тают, что гнев, в отли­чие от других стра­стей, не дает даже иллю­зор­ного насла­жде­ния. Но нам кажется, что это не так. В состо­я­нии ярости чело­век пере­жи­вает темное зве­ри­ное насла­жде­ние, будто он поедает свою добычу и отда­ется этому чув­ству как сла­до­стра­стию.

Гнев имеет много раз­но­вид­но­стей. Это змей, кото­рый порож­дает дете­ны­шей, более ядо­ви­тых и опас­ных, чем он. Эти зме­е­ныши: ярость, нена­висть, зависть, рев­ность, зло­па­мят­ство, кото­рые делают несчаст­ным как самого чело­века, так и его близ­ких.

Гнев легко соче­та­ется с дру­гими стра­стями и тогда появ­ля­ется целый спектр цветов и оттен­ков, как при пре­лом­ле­нии луча через кри­сталл.

Соче­та­ние гнева со ску­по­стью порож­дает нена­висть к нищим. Скупец смот­рит на них как на агрес­со­ров, кото­рые поку­ша­ются на его иму­ще­ство и бла­го­по­лу­чие. Он назы­вает их без­дель­ни­ками, лице­ме­рами, обман­щи­ками, туне­яд­цами, пара­зи­тами обще­ства, пияв­ками, при­со­сав­шимся к телу чест­ных тру­же­ни­ков и пьющим их кровь. В душе он готов, чтобы всех нищих сослали бы на какой нибудь необи­та­е­мый остров, или пере­стре­ляли бы как бро­дя­чих собак, из-за кото­рых люди боятся ходить по улице. Когда он слышит о воров­стве и гра­бе­жах, то первая мысль – что его могут обо­красть и лишить денег, и он зара­нее пере­жи­вает воз­мож­ную про­пажу, как жрец, у кото­рого воры похи­тили идолов из капища. Он воз­му­ща­ется, почему законы снис­хо­ди­тельны к ворам и думает: как было бы хорошо, если у нас, как в неко­то­рых мусуль­ман­ских стра­нах, рубили бы руки и резали уши, а раз­бой­ни­ков, как в старой Англии, сжи­гали бы живьем. В незна­ко­мом чело­веке, кото­рый слу­чайно оста­но­вился у ворот, он, подо­зре­вает зло­умыш­лен­ника.

Гнев, соеди­нен­ный с печа­лью, порож­дает раз­дра­жи­тель­ность, досаду, ропот и хро­ни­че­ское недо­воль­ство всем и всеми.

Гнев, соеди­нен­ный с уны­нием, порож­дает нена­висть и пре­зре­ние к самой жизни, про­тест против про­мысла Божьего, хулу на Бога, и нередко агрес­сив­ный атеизм. Такое состо­я­ние явля­ется пред­вест­ни­ком отча­я­ния и бывает одной из причин само­убий­ства.

Гнев, соеди­нен­ный с тще­сла­вием, порож­дает зависть, зло­па­мят­ство и мсти­тель­ность. Для такого чело­века враг уже тот, кто в чем-то пре­взо­шел или опе­ре­дил его. Он готов упо­тре­бить против своего «сопер­ника» самые низкие сред­ства: язви­тель­ные насмешки, сплетни, кле­вету и донос.

Гнев, соеди­нен­ный с гор­ды­ней порож­дает нена­висть к чело­ве­че­ству, фана­тизм и бес­по­щад­ность. Эти две стра­сти звучат в пафосе три­бу­нов рево­лю­ций. Когда такие люди захва­ты­вают власть, то они ста­но­вятся пер­ма­нент­ными убий­цами и мани­а­каль­ными некро­ма­нами, осо­бенно, если к этому еще при­бав­ля­ется пара­но­и­че­ский страх за соде­ян­ные пре­ступ­ле­ния. По пре­да­нию, таким стра­хом был обу­ре­ваем Каин после убий­ства Авеля. Он дрожал как лист и посто­янно пере­хо­дил с места на место, словно пре­сле­ду­е­мый неви­ди­мыми мсти­те­лями, как при­зра­ком уби­того брата: то он пря­тался за сте­нами постро­ен­ного им города, то блуж­дал в горах и скры­вался в чащах лесов, пока не был убит слу­чай­ной стре­лой Ламеха, при­няв­шего его за зверя.

Рим­ский импе­ра­тор Кали­гула – садист и пара­ноик на троне рим­ских цеза­рей – гово­рил, что жалеет о том, что у чело­ве­че­ства нет единой шеи, чтобы отру­бить ему голову одним ударом меча.

Ярость пред­став­ляет собой высший накал гнева. Ярый озна­чает «огнен­ный». В состо­я­ние ярости у чело­века про­яв­ля­ется демо­ни­че­ский импульс раз­ру­ше­ния, более страш­ный, чем инстинкт зверя, почув­ство­вав­шего кровь. В этом состо­я­нии он не жалеет ни своей, ни чужой жизни. Алек­сандр Маке­дон­ский, назван­ный Вели­ким, за свою жизнь не про­иг­рал ни одной битвы, но часто терпел пора­же­ния от соб­ствен­ного гнева. Одна­жды, в состо­я­нии вне­зап­ной ярости, он убил своего луч­шего друга, с кото­рым был нераз­лу­чен как Ахилл с Патро­к­лом, а затем сам ужас­нулся своему поступку и горько опла­ки­вал уби­того.

Из других порож­де­ний гнева упо­мя­нем сле­ду­ю­щие стра­сти:

Зло­па­мят­ство – ока­ме­нев­ший гнев; он таится в глу­би­нах сердца и в любое время может вспых­нуть, как тле­ю­щие под пеплом угли, если на них бро­сить хво­рост.

Мсти­тель­ность – посто­ян­ное жела­ние при­чи­нить зло своему обид­чику. Под­вер­жен­ный этой стра­сти похож на ноч­ного убийцу, кото­рый, спря­тав нож в склад­ках одежды, высле­жи­вает жертву. Если в состо­я­нии ярости чело­век бро­са­ется на врага, не таясь и не пря­чась, а лицом к лицу, то мсти­тель обычно нано­сит удар в спину.

Зависть – это скорбь о чужой радо­сти и радость о чужой скорби.

Рев­ность – след­ствие безум­ной при­вя­зан­но­сти к чело­веку и страх поте­рять пред­мет своей страст­ной любви. Это змея, живу­щая в сердце и посто­янно куса­ю­щая его. Для рев­ни­вого смерть лучше потери своего кумира.

Есть еще один вид гнева – холод­ное рав­но­ду­шие, это огонь, пре­вра­тив­шийся в лед. Хри­сти­а­нам запо­ве­дано забы­вать обиды, а в этом случае чело­век ста­ра­ется забыть не обиду, а обид­чика, изгнать его из своего сердца, вычерк­нуть имя его из памяти. Это без­раз­ли­чие похоже на холод клинка, а не на хри­сти­ан­ское про­ще­ние, когда враг ста­но­вится другом; оно скорее напо­ми­нает буд­дий­ское рав­но­ду­шие и пре­зре­ние сто­и­ков, для кото­рых мстить это уни­зить себя: муд­рецу срав­няться с невеж­дой, ари­сто­крату духа – с воню­чим пле­беем.

К греху гнева при­над­ле­жит также жесто­кое отно­ше­ние к живот­ным: жела­ние мучить и при­чи­нять боль без­за­щит­ным суще­ствам. Напри­мер, ребе­нок отры­вает голову у куклы, затем мучает кошку, бро­сает кам­нями в собаку, отры­вает крылья у бабо­чек. Он начи­нает испы­ты­вать насла­жде­ния, при­чи­няя боль другим. Из таких людей часто вырас­тают маньяки и сади­сты, кото­рые не только уби­вают, но под­вер­гают пыткам свои жертвы.

Как бороться со стра­стью гнева? Прежде всего, мол­ча­нием. Если гнев под­сту­пил к твоему горлу, то оста­нови его, запри как пой­ман­ного скор­пи­она в банке, не всту­пай в это время в раз­го­вор, хотя бы это было так трудно, как не вскрик­нуть при ожоге. В страст­ном состо­я­нии нельзя ни ска­зать, ни сде­лать ничего доб­рого, кроме одного: успо­ко­ить самого себя. Правда, ска­зан­ная с раз­дра­же­нием и злобой, звучит как ложь. Если чело­век сумел про­мол­чать во время гнева, то это – первая победа. Тогда ему станет радостно на душе, что на этот раз демону не уда­лось обма­нуть его. Успо­ко­ив­шись, он найдет другие слова, чтобы ска­зать чело­веку то, что хотел. […]

Для борьбы с гневом необ­хо­дима пере­мена нрав­ствен­ных ори­ен­ти­ров чело­века. Одной из причин гнева явля­ется разрыв между жела­нием и воз­мож­но­стью. Поэтому в борьбе с гневом надо рас­смот­реть наши жела­ния и стрем­ле­ния – пра­вильны ли они. Ложное жела­ние, осно­ван­ное на стра­сти, вызы­вает ложные пред­став­ле­ния. Чело­век попа­дает в область иллю­зий, обра­зами кото­рой пита­ются ум и сердце. Неис­пол­нен­ное жела­ние порож­дает про­тест, как волна, уда­рив­ша­яся о камень – обрат­ную волну. Поэтому, чтобы бороться с гневом, необ­хо­димо опре­де­лить глав­ную цель жизни и под­чи­нить ей свои душев­ные силы. Для этого надо очи­щать ум от фан­та­зий и вооб­ра­же­ний, кото­рые порож­дают иллю­зию мысли, а сердце – от гор­до­сти и при­тя­за­ний на особое место в мире.

Итак, борьбу с гневом надо начать с исправ­ле­нием мыс­лен­ной силы – ума, затем – жела­тель­ной силы (область эмоций), а потом – раз­дра­жи­тель­ной силы (реак­тив­ной силы души).

Для борьбы с гневом, также как с дру­гими стра­стями, необ­хо­дима внут­рен­няя молитва. Если невоз­можно отло­жить спор на время, когда пол­но­стью успо­ко­ится сердце, то надо поло­жить себе пра­вило: 33 раза ска­зать Иису­сову молитву, прежде чем отве­тить чело­веку. Можно также читать стих псалма: «Положи, Гос­поди, хра­не­ние устом моим, и дверь ограж­де­ния о устах моих».

Суще­ствуют два вида гнева: есте­ствен­ный и гре­хов­ный. Есте­ствен­ный гнев явля­ется необ­хо­ди­мым свой­ством чело­ве­че­ской души, защи­ща­ю­щим ее от втор­же­ния неви­ди­мых духов­ных змей – как иммун­ная система защи­щает орга­низм чело­века от болез­не­твор­ных начал. Это гнев против демона и греха. Он явля­ется стра­жем души; без него невоз­можна чистота сердца, стя­жа­ние бла­го­дати и любовь к Богу. О таком гневе напи­сано в Библии: «Гне­вай­тесь и не согре­шайте».

Без гнева невоз­можно очи­щать душу от стра­стей и изго­нять нечи­стые помысли во время молитвы. Без свя­того гнева сама любовь дегра­ди­рует в рав­но­ду­шие и попу­ще­ние греху. Многие объ­яс­няют свое без­раз­ли­чие снис­хо­ди­тель­но­стью и мило­сер­дием, но на самом деле в их душе погас святой гнев к греху, и исчезла любовь к Богу. В борьбе суще­ствует прием: обра­щать силу про­тив­ника против него самого. В духов­ной борьбе надо научиться обра­щать святой гнев против страст­ного, извра­щен­ного гнева. Вели­кое искус­ство гне­ваться на гнев. Вна­чале это пока­жется пара­док­саль­ным: как можно огнем тушить огонь, ветром оста­нав­ли­вать ветер и рекой пре­граж­дать поток другой реки? Но упраж­не­ния в этом искус­стве и опыт – научат, что надо делать. Нужно гне­ваться на гнев, как на позор­ное состо­я­ние бого­по­доб­ной души.

При этом обна­жа­ется при­чина греха, кото­рая ранее было скрыта от чело­века. Если можно упо­тре­бить такое срав­не­ние, то гнев, под­чи­нен­ный разуму, подо­бен при­ру­чен­ному льву, кото­рый защи­щает своего хозя­ина от хищных зверей.

В насто­я­щее время стали рас­про­стра­няться восточ­ные учения, где борьба со стра­стями, в том числе с гневом, осно­вана на пороч­ных антро­по­ло­ги­че­ских пред­по­сы­лок, а именно, что само тело чело­века будто явля­ется злом и поэтому эмо­ци­о­наль­ную сферу сле­дует не очи­щать от стра­стей, а уни­что­жать. При уни­что­же­нии есте­ствен­ного гнева насту­пает состо­я­ние эмо­ци­о­наль­ного без­раз­ли­чия, при­туп­ля­ется отвра­ще­ние к греху и посте­пенно сти­ра­ется гра­ница между добром и злом.

Борьба с гневом явля­ется в тоже время про­буж­де­нием, осво­бож­де­нием и вос­ста­нов­ле­нием есте­ствен­ного гнева в его в преж­них закон­ных гра­ни­цах. Это необ­хо­димо для исце­ле­ния и воз­рож­де­ния всей три­ме­рии чело­века. Чело­век, овла­дев­ший искус­ством гне­ваться на гнев, сможет подав­лять вспышки этой стра­сти вна­чале, как тушат водой заго­ра­ю­щийся огонь.

Пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник пишет, что есть люди от при­роды незло­би­вые и гнев­ли­вые, но он больше убла­жает вторых, если они через труды и подвиги побе­дили свою страсть. 

***

См. также: РАЗ­ДРА­ЖИ­ТЕЛЬ­НОСТЬ.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки