Объяснение Пасхального канона


Миха­ил Зеленый

Неко­то­рое вре­мя назад мне дове­лось вести заня­тия в при­ход­ской вос­крес­ной шко­ле для взрос­лых, на кото­рых раз­би­рал­ся пас­халь­ный канон пре­по­доб­но­го Иоан­на Дамас­ки­на. К этим заня­ти­ям был под­го­тов­лен содер­жа­щий крат­кий ком­мен­та­рий на каж­дый ирмос и тро­парь кон­спект-пре­зен­та­ция. Он был состав­лен на осно­ве трех ком­мен­та­ри­ев — «Тол­ко­ва­ния на канон Пас­хи» пре­по­доб­но­го Нико­ди­ма Свя­то­гор­ца, «Объ­яс­не­ния Пас­халь­но­го кано­на» свя­щен­ни­ка Миха­и­ла Асму­са и «Крат­ко­го ком­мен­та­рия к кано­ну Пас­хи» свя­щен­ни­ка Миха­и­ла Жел­то­ва. В сво­ём кон­спек­те я поста­рал­ся по воз­мож­но­сти крат­ко изло­жить и сум­ми­ро­вать то, что почерп­нул в трех этих тру­дах. Дол­жен отме­тить, что в про­цес­се под­го­тов­ки кон­спек­та я и сам узнал мно­го для себя ново­го в, каза­лось бы, столь зна­ко­мом и вро­де бы понят­ном тексте.

По завер­ше­нии цик­ла заня­тий у меня воз­ник­ло жела­ние поде­лить­ся сво­им тру­дом с более широ­ким кру­гом тех, кого он мог бы заинтересовать.

Высту­пая в роли попу­ля­ри­за­то­ра, я ни в коей мере не пре­тен­дую на ори­ги­наль­ность или новиз­ну дела рук сво­их и осо­знаю его сугу­бо ком­пи­ля­тив­ный харак­тер, но, как мне пред­став­ля­ет­ся, для попу­ляр­ной или учеб­ной лите­ра­ту­ры это ни в коей мере не явля­ет­ся недостатком.

Объ­ём­ные тру­ды напо­до­бие «Тол­ко­ва­ния» пре­по­доб­но­го Нико­ди­ма оси­лят, ска­жем чест­но, дале­ко не все, а вот крат­кий дай­джест, в кото­ром сжа­то, про­стым совре­мен­ным язы­ком, но одно­вре­мен­но и без излиш­не­го упро­щен­че­ства изло­же­ны важ­ней­шие их мыс­ли, име­ют шан­сы быть куда более востребованным.

Объяснение Пасхального канона

Сло­во свя­ти­те­ля Гри­го­рия, напи­сан­ное в IV веке, и Пас­халь­ный канон пре­по­доб­но­го Иоан­на Дамас­ки­на, создан­ный при­мер­но через три с поло­ви­ной сто­ле­тия, тес­но свя­за­ны меж­ду собой. Канон содер­жит несколь­ко бук­валь­ных цитат из свя­ти­те­ля Гри­го­рия, так что под­лин­ное осмыс­ле­ние кано­на невоз­мож­но без зна­ком­ства с Пас­халь­ны­ми Сло­ва­ми Вели­ко­го Кап­па­до­кий­ца (1‑ми 45‑м), а так­же с рядом дру­гих его празд­нич­ных Слов (в част­но­сти, на Рож­де­ство Хри­сто­во и на Пятидесятницу),

По Типи­ко­ну поло­же­но читать раз­би­тое на части 45‑е Сло­во свя­ти­те­ля Гри­го­рия после каж­дой пес­ни, а в слу­чае сов­па­де­ния Пас­хи с Бла­го­ве­ще­ни­ем (Кирио­пас­ха) — ещё и 1 ‑е сло­во, аллю­зии на кото­рое есть и в каноне, и в сти­хи­рах Пас­хи («и нена­ви­дя­щим нас про­стим вся воскресением»).

Песнь 1, ирмос

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иером. Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловя­ги­на
Вос­кре­се­ния день, / про­све­тим­ся, людие. / Пас­ха, Гос­под­ня Пас­ха: / от смер­ти бо к жиз­ни, / и от зем­ли к небе­си, / Хри­стос Бог нас пре­ве­де, / побед­ную поющия. Вос­кре­се­ния день! Про­си­я­ем, люди! / Пас­ха! Гос­под­ня Пас­ха! / Ибо от смер­ти к жиз­ни и с зем­ли к небе­сам / Хри­стос Бог нас пере­вел, / песнь побед­ную поющих. Вос­кре­се­ния день, про­све­тим­ся, люди: Пас­ха, Гос­под­ня Пас­ха, ибо от смер­ти к жиз­ни и от зем­ли к небу Хри­стос Бог нас пере­вел, побед­ную песнь воспевающих. Вос­кре­се­ния день! Про­све­тим­ся, люди! Пас­ха! Гос­под­ня Пас­ха! Ибо от смер­ти к жиз­ни и от зем­ли на небо Хри­стос Бог пре­вел нас, пою­щих (песнь) победную.

Ирмос 1‑й пес­ни любо­го кано­на отсы­ла­ет к Пес­ни Мои­сея из Кни­ги Исход (мы её слы­шим на Литур­гии Вели­кой Суб­бо­ты в кон­це 6‑й паре­мии), вос­пе­той изра­иль­тя­на­ми в бла­го­дар­ность Богу, Кото­рый пере­вёл их через Черм­ное (Крас­ное) море, изба­вив таким обра­зом от гнав­ше­го­ся за ними еги­пет­ско­го войска.

Нача­ло ирмо­са заим­ство­ва­но из сле­ду­ю­ще­го места из 1‑го Сло­ва свт. Гри­го­рия: «Вос­кре­се­ния день — бла­го­при­ят­ное нача­ло. Про­све­тим­ся тор­же­ством и обы­мем друг дру­га». Свя­ти­тель Гри­го­рий, а за ним при. Иоанн Дамас­кин, при­зы­ва­ют нас про­све­тить­ся све­том Вос­кре­се­ния Христова.

Сло­во «Пас­ха» — гре­че­ское про­из­но­ше­ние древ­не­ев­рей­ско­го сло­ва «песах», бук­валь­но озна­ча­ю­ще­го «пере­ход»: евре­ев, томив­ших­ся в еги­пет­ском раб­стве, Гос­подь вывел из Егип­та. В свя­зи с этим и был уста­нов­лен празд­ник вет­хо­за­вет­ной Пас­хи, во дни кото­ро­го Гос­подь Иисус Хри­стос был рас­пят и воскрес.

Связь с темой Пес­ни Мои­сея осу­ществ­ля­ет­ся как через смысл сло­ва «Пас­ха», так и через сло­ва «Хри­стос Бог нас пре­ве­де». Но если евре­ев в Вет­хом Заве­те Бог вывел из Егип­та и пере­вёл через Черм­ное море, то Пас­ха Ново­го Заве­та — это пере­ход от смер­ти к жиз­ни и от зем­ли на небо, т. к. Хри­стос («небес­ный чело­век» соглас­но 1 Кор 15:47 48) Сво­им вос­кре­се­ни­ем откры­ва­ет «путь вся­кой пло­ти к вос­кре­се­нию из мёрт­вых» (1 Кор. 15:22 — «Как в Ада­ме все уми­ра­ют, так во Хри­сте все ожи­вут») и воз­во­дит нас на небо (см. Флп 3:20: «Наше же житель­ство — на небесах…»).

Побед­ную пою­щия. побед­ная песнь (эпи­ни­кий) — гимн, вос­пе­ва­ю­щий ту или иную побе­ду (осо­бый жанр древ­не­гре­че­ской лите­ра­ту­ры). Име­ет­ся в виду песнь, вос­пе­тая при пере­хо­де через Черм­ное море (ещё одна связь с про­ро­че­ской песнью).

Песнь 1, тропарь 1

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловя­ги­на
Очи­стим чув­ствия, и узрим / непри­ступ­ным све­том / Вос­кре­се­ния, Хри­ста / бли­ста­ю­ща­ся, / и радуй­те­ся, реку­ща, / ясно да услы­шим, / побед­ную ноюще. Очи­стим чув­ства и уви­дим / непри­ступ­ным све­том вос­кре­се­ния / сия­ю­ще­го Хри­ста, / и гово­ря­ще­го: «Радуй­тесь!» / ясно услы­шим, / вос­пе­вая песнь победную. Очи­стим чув­ства и уви­дим, как непри­ступ­ным све­том Вос­кре­се­ния Хри­стос бли­ста­ет и как «Радуй­тесь!» гово­рит — ясно услы­шим мы, побед­ную песнь воспевающие. Очи­стим чув­ства, и мы узрим Хри­ста, сия­ю­ща­го непри­ступ­ным све­том вос­кре­се­ния и «радуй­тесь» явствен­но услы­шим от него, вос­пе­вая (песнь) победную.

Тема све­та, нача­тая в ирмо­се, про­дол­жа­ет­ся в пер­вом тро­па­ре (вооб­ще гово­ря, эта тема бук­валь­но про­ни­зы­ва­ет весь канон и упо­ми­на­ет­ся во всех пес­нях, кро­ме 6‑й, ирмос кото­рой посвя­щен соше­ствию Хри­ста во ад). Свет Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва, о кото­ром здесь гово­рит­ся, мож­но уви­деть, толь­ко очи­стив чув­ства, а так­же ум и серд­це в соот­вет­ствии с извест­ны­ми сло­ва­ми Хри­ста «Бла­жен­ны чистые серд­цем, ибо они Бога узрят» (Мф 5:8). Таким обра­зом, под­лин­ное празд­но­ва­ние Пас­хи воз­мож­но лишь через «очи­ще­ние чувств», то есть пока­я­ние, доб­ро­де­тель­ную жизнь и аске­ти­че­ский подвиг.

При. Нико­дим Свя­то­го­рец счи­та­ет, что в этом тро­па­ре прп. Иоанн заим­ство­вал мысль об очи­ще­нии чувств из Сло­ва на Пас­ху свт. Гри­го­рия: «Соблю­да­ет­ся до пято­го дня (агнец, при­но­си­мый в жерт­ву на Пас­ху, кото­рый и про­об­ра­зу­ет Хри­ста); может быть пото­му, что жерт­ва моя есть очи­сти­тель­ная для (пяти) чувств, от кото­рых мое паде­ние и в кото­рых брань, так как они при­ем­лют в себе жало греха».

Непри­ступ­ным све­том — эти сло­ва взя­ты из 1 Тим 6:15, где о Боге Отце гово­рит­ся, что Он живёт «во све­те неприступном».

Радуй­сте­ся, реку­ща — см. Мф 28:9: «Когда же шли они воз­ве­стить уче­ни­кам Его, и се Иисус встре­тил их и ска­зал: радуй­тесь! И они, при­сту­пив, ухва­ти­лись за ноги Его и покло­ни­лись Ему».

Побед­ную пою­щия — риф­ма к окон­ча­нию ирмо­са (сле­ду­ет отме­тить, что в гре­че­ских кано­нах тро­па­ри рит­ми­че­ски подоб­ны ирмо­су соот­вет­ству­ю­щей пес­ни; к сожа­ле­нию, в сла­вян­ском пере­во­де эта связь обыч­но утрачивается).

Песнь 1, тропарь 2

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Небе­са убо достой­но да весе­лят­ся, / зем­ля же да раду­ет­ся, / да празд­ну­ет же мир, / види­мый же весь и неви­ди­мый: / Хри­стос бо воста, / весе­лие вечное. Небе­са достой­но да весе­лят­ся, / зем­ля же да раду­ет­ся, / да празд­ну­ет и весь мир, / как види­мый, так и неви­ди­мый: / ибо Хри­стос вос­стал, весе­лье вечное. Небе­са по досто­ин­ству пусть воз­ве­се­лят­ся, а зем­ля воз­ра­ду­ет­ся, пусть же празд­ну­ет мир, и види­мый весь, и неви­ди­мый, ибо Хри­стос вос­стал, весе­лье вечное. Небе­са достой­но да весе­лят­ся, зем­ля — да раду­ет­ся, и да празд­ну­ет весь мир, види­мый и неви­ди­мый; ибо вос­стал Хри­стос — весе­лие вечное.

Небе­са убо достой­но да воз­ве­се­лят­ся, зем­ля же да раду­ет­ся — заим­ство­ва­но из Сло­ва свт. Гри­го­рия на Рож­де­ство Хри­сто­во, где он гово­рит сле­ду­ю­щее: «И что­бы ска­зать вме­сте: да воз­ве­се­лят­ся небе­са и да воз­ра­ду­ет­ся зем­ля ради Небес­но­го, потом Зем­но­го» (то есть Хри­ста), а Бого­слов в свою оче­редь заим­ству­ет это из Пс 95:11: «Да весе­лят­ся небе­са и да тор­же­ству­ет зем­ля; да шумит море и что напол­ня­ет его».

Да празд­ну­ет же мир, види­мый же весь и неви­ди­мый — заим­ство­ва­но из Сло­ва свт. Гри­го­рия на Пас­ху, где пока­зан явив­ший­ся свя­то­му ангел, кото­рый гово­рит: «Ныне спа­се­ние миру, види­мо­му и невидимому».

Хри­стос бо воста — заим­ство­ва­но из того же Сло­ва: «Хри­стос из мерт­вых (то есть вос­стал) — Совос­станъ­те с Ним и вы». Эта мысль свт. Гри­го­рия — аллю­зия на сло­ва ап. Пав­ла «Но Хри­стос вос­крес из мерт­вых, пер­ве­нец из умер­ших» (1 Кор 15:20), «Ибо если мы соеди­не­ны с Ним подо­би­ем смер­ти Его, то долж­ны быть соеди­не­ны и подо­би­ем вос­кре­се­ния» (Рим 6:5), «Если же Дух Того, Кто вос­кре­сил из мерт­вых Иису­са, живет в вас, то Вос­кре­сив­ший Хри­ста из мерт­вых ожи­вит и ваши смерт­ные тела Духом Сво­им, живу­щим в вас» (Рим 8:11), «Бог вос­кре­сил Гос­по­да, вос­кре­сит и нас силою Сво­ею» (1 Кор 6:14) и «Вер­но сло­во: если мы с Ним умер­ли, то с Ним и ожи­вем» (2 Тим 2:11).

Весе­лие веч­ное — заим­ство­ва­но из Сло­ва свт. Гри­го­рия на Пяти­де­сят­ни­цу, где Хри­стос назы­ва­ет­ся празд­ни­ком и радо­ва­ни­ем: «В Самом Сло­ве и Боге и Гос­по­де нашем Иису­се Хри­сте, истин­ном празд­ни­ке спа­са­е­мых и радовании».

Песнь 3, ирмос

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
При­и­ди­те, пиво пием новое, / не от камене неплод­на чудо­де­е­мое, / но нетле­ния источ­ник / из гро­ба одо­ждив­ша Хри­ста, / в Нем­же утверждаемся. При­ди­те, будем пить питие новое, / не из кам­ня бес­плод­но­го чудес­но изво­ди­мое, / но бес­смер­тия источ­ник, / про­лив­ший­ся из гро­ба Хри­стом, / на Кото­ром мы утверждаемся. При­ди­те, питье будем пить новое, изво­ди­мое чудес­ным обра­зом не из бес­плод­но­го кам­ня, но из гро­ба Хри­ста, дождем излив­ше­го источ­ник нетле­ния, — в Нем мы утверждаемся. При­и­ди­те, ста­нем пить питие новое, чудес­но изво­ди­мое не из кам­ня бес­плод­но­го, но из гро­ба, извед­ше­го источ­ник нетле­ния, (из гро­ба) Хри­ста, на кото­ром мы утверждаемся.

Здесь древ­нее чудо, когда во вре­мя стран­ствия изра­иль­тян по пустыне Бог по молит­ве Мои­сея извел воду из ска­лы — «неплод­на камене» (Исх 17:1–7), — срав­ни­ва­ет­ся с тем, как из камен­но­го гро­ба Хри­ста исте­ка­ет, слов­но дождь, источ­ник нетле­ния. О. Миха­ил Жел­тов в сво­ем ком­мен­та­рии отме­ча­ет, что темам дождя и стран­ствия по пустыне соот­вет­ству­ет, вооб­ще гово­ря, не 3‑я, а 2‑я биб­лей­ская песнь (Втор 32:1–43). Подоб­ный вопрос ста­вит и при. Нико­дим Свя­то­го­рец: поче­му в ирмо­се упо­ми­на­ет­ся новое питие, не име­ю­щее свя­зи с 3‑й про­ро­че­ской пес­нью (1 Цар 2:1–10)?

Он отве­ча­ет на свой вопрос так: связь с Пес­нью Анны осу­ществ­ля­ет­ся через сло­ва «в Нем­же утвер­жда­ем­ся», эта песнь начи­на­ет­ся со слов «воз­ра­до­ва­лось серд­це мое в Гос­по­де» (1 Цар 2:1), что в гре­че­ском пере­во­де Семи­де­ся­ти (а имен­но его чита­ли Иоанн Дамас­кин и Нико­дим Свя­то­го­рец), с кото­ро­го сде­лан цер­ков­но­сла­вян­ский пере­вод Вет­хо­го Заве­та, пере­да­но как «утвер­ди­ся серд­це мое въ Господе».

Посколь­ку камень тверд, здесь тоже мож­но вслед за прп. Нико­ди­мом усмот­реть связь с про­ро­че­ской пес­нью. А камень — извест­ный образ Хри­ста: см. Ис 28:16 — «вот, Я пола­гаю в осно­ва­ние на Сионе камень, — камень испы­тан­ный, кра­е­уголь­ный, дра­го­цен­ный, креп­ко утвер­жден­ный: веру­ю­щий в него не посты­дит­ся» и Ис 117:22 — «Камень, кото­рый отверг­ли стро­и­те­ли, соде­лал­ся гла­вою угла».

Обра­зы пития из кам­ня, пони­ма­е­мо­го в хри­сто­ло­ги­че­ском смыс­ле, мы видим у ап. Пав­ла: «и все пили одно и то же духов­ное питие: ибо пили из духов­но­го после­ду­ю­ще­го кам­ня; камень же был Хри­стос». (1 Кор 10:4). Тема пития от исто­ча­е­мо­го Хри­стом источ­ни­ка нетле­ния и бес­смер­тия — одна из сквоз­ных тем Еван­ге­лия от Иоан­на, напри­мер: «кто будет пить воду, кото­рую Я дам ему, тот не будет жаж­дать вовек; но вода, кото­рую Я дам ему, сде­ла­ет­ся в нем источ­ни­ком воды, теку­щей в жизнь веч­ную» (Ин 4:14), «кто жаж­дет, иди ко Мне и пей» (Ин 7:37) и т. п. А в све­те слов из того же Еван­ге­лия «Плоть Моя истин­но есть пища, и Кровь Моя истин­но есть питие» (Ин 6:55) сло­ва о новом питии из источ­ни­ка бес­смер­тия при­об­ре­та­ют несо­мнен­ный евха­ри­сти­че­ский смысл.

Песнь 3, тропарь 1

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Ныне вся испол­ни­ша­ся све­та, / небо же и зем­ля, и пре­ис­под­няя: / да празд­ну­ет убо вся тварь / воста­ние Хри­сто­во, / в нем­же утверждается. Ныне все испол­ни­лось све­та, / и небо, и зем­ля и пре­ис­под­няя: / пусть же празд­ну­ет все тво­ре­ние вос­ста­ние Хри­ста, / на кото­ром утверждается. Ныне все напол­ни­лось све­том: и небо, и зем­ля, и пре­ис­под­няя; поэто­му пусть празд­ну­ет все тво­ре­ние вос­ста­ние Хри­ста, в Кото­ром оно утверждается. Ныне все напол­ни­лось све­том — небо, зем­ля и (места) пре­ис­под­ние; да празд­ну­ет же вся тварь вос­ста­ние Хри­ста, на кото­ром она утверждена.

В этом тро­па­ре про­дол­жа­ет­ся рас­кры­тие темы све­та, о кото­рой уже гово­ри­лось. Пес­но­пи­сец отме­ча­ет, что после Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва све­том напол­ня­ют­ся не толь­ко небо и зем­ля, но и пре­ис­под­няя (ад), кото­рая была преж­де местом мра­ка. Но после того как Хри­стос сошел во ад, и пре­ис­под­няя напол­ни­лась све­том Само­го Боже­ства: как про­ро­че­ство­вал Иса­ия, «на живу­щих в стране тени смерт­ной свет вос­си­я­ет» (Ис 9:2). Это упразд­не­ние мра­ка при­но­сит радость всей тва­ри (см. Рим 8:19-19: «Ибо тварь с надеж­дою ожи­да­ет откро­ве­ния сынов Божи­их, пото­му что тварь поко­ри­лась суе­те не доб­ро­воль­но, но по воле поко­рив­ше­го ее, в надеж­де, что и сама тварь осво­бож­де­на будет от раб­ства тле­нию в сво­бо­ду сла­вы детей Божиих»).

В нем­же утвер­жда­ет­ся — при. Нико­дим пишет, что в неко­то­рых спис­ках сто­ит «в нем» (то есть Вос­кре­се­нии), одна­ко пра­виль­нее писать «в Нем» (то есть Хри­сте), соглас­но двум истол­ко­ва­те­лям кано­нов и в соот­вет­ствии с пес­нью Анны, в кото­рой пишет­ся: «Утвер­ди­ся серд­це мое в Господе».

Песнь 3, тропарь 2

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Вче­ра спо­гре­бох­ся Тебе Хри­сте, / сово­стаю днесь / вос­крес­шу Тебе, / срас­пи­нах­ся Тебе вче­ра, / Сам мя спро­сла­ви Спа­се во Цар­ствии Твоем. Вче­ра я погре­бал­ся с Тобою, Хри­сте, / — с Тобою вос­крес­шим в сей день вос­стаю; / рас­пи­нал­ся я с Тобою вче­ра: / Сам про­славь меня с Собой, Спа­си­тель, / в Цар­стве Твоем! Вче­ра я был пре­дан погре­бе­нию вме­сте с Тобой, Хри­сте — вос­стаю сего­дня вме­сте с Тобой, вос­крес­шим; я был рас­пят вме­сте с Тобой вче­ра — Сам меня ныне соп­ро­славь, Спа­си­тель, в Цар­ствии Твоем. Вче­ра я погре­бал­ся с Тобою, Хри­сте, сего­дня вос­стаю с Тобою вос­крес­шим; вче­ра я рас­пи­нал­ся с Тобою; про­славь же сам Ты, Спа­си­тель, и меня в Цар­ствии Твоем.

Этот тро­парь исполь­зу­ет выра­же­ния из 1‑го Сло­ва Гри­го­рия Бого­сло­ва: «Вче­ра я рас­пи­нал­ся со Хри­стом, сего­дня про­слав­ля­юсь с Ним; вче­ра уми­рал с Ним, сего­дня с Ним ожи­ваю; вче­ра погре­бал­ся с Ним, сего­дня с Ним вос­кре­саю». Сло­ва о рас­пя­тии, уми­ра­нии и погре­бе­нии со Хри­стом мож­но понять как ука­за­ние на служ­бы Страст­ной Седмицы.

Так­же мож­но в этом тро­па­ре уви­деть отсыл­ку к теме кре­ще­ния, совер­шав­ше­го­ся в древ­но­сти в вечер перед Пас­хой (кре­ще­ние огла­ша­е­мых ста­ра­лись при­уро­чить к вече­ру нака­нуне Пас­хи, что­бы их цер­ков­ная жизнь нача­лась на глав­ный празд­ник года) — «Итак мы погреб­лисъ с Ним кре­ще­ни­ем в смерть, дабы, как Хри­стос вос­крес из мерт­вых сла­вою Отца, так и нам ходить в обнов­лен­ной жиз­ни. Ибо если мы соеди­не­ны с Ним подо­би­ем смер­ти Его, то долж­ны быть соеди­не­ны и подо­би­ем вос­кре­се­ния» (Рим 6:4–5).

Срас­пи­нах­ся Тебе… Сам мя про­сла­ви… — см. «А если дети, то и наслед­ни­ки, наслед­ни­ки Божии, сона­след­ни­ки же Хри­сту, если толь­ко с Ним стра­да­ем, что­бы с Ним и про­сла­вить­ся» (Рим 8:17) и «если мы с Ним умер­ли, то с Ним и ожи­вем; если тер­пим, то с Ним и цар­ство­вать будем» (2 Тим 2:11–12).

Песнь 4, ирмос

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
На Боже­ствен­ней стра­жи / бого­гла­го­ли­вый Авва­кум / да ста­нет с нами, и пока­жет / све­то­нос­на Анге­ла, / ясно гла­го­лю­ща: / днесь спа­се­ние миру, / яко вос­кре­се Хри­стос, / яко всесилен. На боже­ствен­ной стра­же / Бого­сло­вес­ный Авва­кум да ста­нет с нами / и пока­жет све­то­нос­но­го Анге­ла, / ясно воз­гла­ша­ю­ще­го: / «В сей день — спа­се­ние миру, / ибо вос­крес Хри­стос, / как всемогущий». На боже­ствен­ной стра­же веща­ю­щий о Боге Авва­кум пусть вста­нет с нами и пока­жет све­то­нос­но­го анге­ла, гром­ко гово­ря­ще­го: «Сего­дня спа­се­ние миру, ибо вос­крес Хри­стос, пото­му что Он всесильный». Бого­гла­го­ли­вый Авва­кум да ста­нет с нами на Боже­ствен­ной стра­же и пока­жет све­то­нос­но­го Анге­ла, ясно вос­кли­ца­ю­ще­го: ныне спа­се­ние миру, ибо вос­крес Хри­стос, как всесильный.

Ирмо­сы 4‑й пес­ни отсы­ла­ют к Пес­ни про­ро­ка Авва­ку­ма (Авв 3:2–19) либо к дру­гим сти­хам кни­ги это­го про­ро­ка. В нашем слу­чае это 1‑й стих 2‑й гла­вы — «На стра­жу мою стал я и, стоя на башне, наблю­дал, что­бы узнать, что ска­жет Он во мне, и что мне отве­чать по жало­бе моей?»

Эти сло­ва Авва­ку­ма Гри­го­рий Бого­слов свя­зал в Сло­ве 45‑м на Пас­ху с темой Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва: «На стра­жи моей ста­ну, гово­рит чуд­ный Авва­кум. Ста­ну с ним ныне и я, по дан­ным мне от Духа вла­сти и созер­ца­нию; посмот­рю и узнаю, что будет мне пока­за­но и что воз­гла­го­ла­но. Я сто­ял и смот­рел: и вот, муж вос­шед­ший на обла­ка… и образ как образ Анге­ла… Он вос­клик­нул гром­ким голо­сом и ска­зал: “Ныне спа­се­ние миру, миру види­мо­му и миру неви­ди­мо­му!”» Таким обра­зом, про­ро­че­ское виде­ние Авва­ку­ма отне­се­но к анге­лу, воз­ве­ща­ю­ще­му о Вос­кре­се­нии Христовом.

Как мы видим, при. Иоанн Дамас­кин исполь­зу­ет в ирмо­се выра­же­ния свт. Гри­го­рия, но опус­ка­ет сло­ва анге­ла: «миру види­мо­му и миру неви­ди­мо­му», пото­му что он уже исполь­зо­вал их рань­ше в тро­па­ре пер­вой пес­ни, напи­сав: «да празд­ну­ет же мир, види­мый же весь и неви­ди­мый». К ска­зан­но­му свт. Гри­го­ри­ем Дамас­кин добав­ля­ет сло­ва «яко вос­кре­се Хри­стос, яко все­си­лен», спра­вед­ли­во усмат­ри­вая в Вос­кре­се­нии Хри­сто­вом сви­де­тель­ство Его всесилия.

Песнь 4, тропарь 1

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Муже­ский убо пол, / яко раз­вер­зый дев­ствен­ную утро­бу, / яви­ся Хри­стос: / яко чело­век же, / Агнец наре­че­ся: / непо­ро­чен же, / яко невку­сен сквер­ны, / наша Пас­ха, / и яко Бог исти­нен / совер­шен речеся. Мужем, как раз­верз­ший дев­ствен­ное чре­во, / явил­ся Хри­стос; / а как пред­ла­га­е­мый в пищу, назван Агн­цем, / непо­роч­ным же — как непри­част­ный скверне, / Он, наша Пас­ха; / и, как Бог истин­ный, / зовет­ся совершенным. Муж­ско­го пола, пото­му что Он рас­крыл дев­ству­ю­щую утро­бу, явил­ся Хри­стос; посколь­ку же Он — снедь (Рро­тОд), то был назван агн­цем, непо­роч­ным же — как не вку­сив­ший сквер­ны, наша Пас­ха, и посколь­ку Он Бог истин­ный, то совер­шен­ным назван. Наша Пас­ха — муже­ский пол, так как раз­верз­ший дев­ствен­ную утро­бу есть Хри­стос; Он назван агн­цем, как пред­ла­га­е­мый в снедь, — непо­роч­ным, как непри­част­ный нечи­сто­ты (гре­ха), а как истин­ный Бог — наре­чен совершенным.

Дан­ный тро­парь исполь­зу­ет то место из 45-го Сло­ва свт. Гри­го­рия, где алле­го­ри­че­ски истол­ко­вы­ва­ет­ся поло­же­ние Зако­на Мои­се­е­ва о агн­це, при­но­си­мом в жерт­ву на Пас­ху: «Для сего берет­ся овча — по незло­бию и как оде­я­ние древ­не­го обна­же­ния… Совер­шен­но — не толь­ко по Боже­ству, в срав­не­нии с Кото­рым ниче­го нет совер­шен­нее, но и по вос­при­ня­то­му (то есть по чело­ве­че­ству), кото­рое пома­за­но Боже­ством… Муже­ский пол — пото­му что по вели­кой вла­сти наси­ли­ем рас­тор­га­ет дев­ствен­ные и матер­ние узы, и рож­да­ет­ся от про­ро­чи­цы муже­ский пол, как бла­го­вест­ву­ет Иса­ия. Непо­роч­но и несквер­но, пото­му что вра­чу­ет от поро­ков и от сер­деч­ных немо­щей и скверн».

Этот агнец, при­но­си­мый в жерт­ву на празд­ник Пас­хи в Вет­хом Заве­те, был обра­зом Хри­ста, дей­стви­тель­но заклан­но­го в самый день Вели­кой Пят­ни­цы. Все необ­хо­ди­мые атри­бу­ты вет­хо­за­вет­но­го пас­халь­но­го агн­ца (совер­шен­ный, муже­ско­го пола, непо­роч­ный) пол­но­стью про­яви­лись во Хри­сте: как отверз­ший в Сво­ем рож­де­нии утро­бу Девы, Он пред­стал суще­ством муже­ско­го пола; а как суще­ство смерт­ное — был назван Иоан­ном Кре­сти­те­лем агн­цем (см. Ин 1:29: «На дру­гой день видит Иоанн иду­ще­го к нему Иису­са и гово­рит: вот Агнец Божий, Кото­рый берет на Себя грех мира»}.

Яко чело­век — при­выч­ный нам сла­вян­ский пере­вод сде­лан с гре­че­ских спис­ков, содер­жа­щих ошиб­ку, о кото­рой при. Нико­дим гово­рит в сво­ем тол­ко­ва­нии: вме­сто Рро­тОд (снедь) в них пишет­ся Рро­тО — чело­век, смерт­ный. Сле­ду­ет пони­мать это место как «яко снедь агнец наре­че­ся», как мы и видим во всех трех пере­во­дах на рус­ский язык. Сне­дью, пищей Хри­стос назы­ва­ет­ся в извест­ном месте из Еван­ге­лия от Иоан­на: «Ибо Плоть Моя истин­но есть пища, и Кровь Моя истин­но есть питие» (Ин 6:55).

Наша Пас­ха — так назы­ва­ет Хри­ста ап. Павел в 1 Кор 5:7: «…ибо Пас­ха наша, Хри­стос, заклан за нас» (пас­хой назы­вал­ся не толь­ко празд­ник, но и сама пас­халь­ная жертва).

Песнь 4, тропарь 2

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Яко еди­но­лет­ный агнец, / бла­го­сло­вен­ный нам венец Хри­стос, / волею за всех заклан бысть, / Пас­ха чисти­тель­ная, / и паки из гро­ба крас­ное / прав­ды нам воз­сия Солнце. Как одно­лет­ний агнец, / для нас — доб­рый венец, / Бла­го­сло­вен­ный доб­ро­воль­но зако­лот за всех, / как Пас­ха очи­сти­тель­ная, / и вновь вос­си­ял нам из гро­ба / пре­крас­ным прав­ды Солнцем. Как одно­лет­ний ягне­нок, бла­го­слов­ля­е­мый нами, венец бла­гой по доб­рой воле за всех был при­не­сен в жерт­ву, Пас­ха очи­сти­тель­ная / иску­пи­тель­ная, и сно­ва из гро­ба пре­крас­ное прав­ды нам вос­си­я­ло солнце. Бла­го­слов­ля­е­мый нами венец — Хри­стос, как одно­лет­ный агнец, доб­ро­воль­но заклал­ся за всех в очи­сти­тель­ную Пас­ху, и опять из гро­ба вос­си­ял нам, (как) пре­крас­ное солн­це правды.

В этом тро­па­ре про­дол­жа­ет­ся рас­кры­тие темы Хри­ста как Агн­ца Божия, беру­ще­го грех мира.

Еди­но­лет­ный — таков дол­жен быть соглас­но Зако­ну Мои­се­е­ву воз­раст агн­ца, при­но­си­мо­го в пас­халь­ную жерт­ву: «Агнец у вас дол­жен быть без поро­ка, муже­ско­го пола, одно­лет­ний; возь­ми­те его от овец, или от коз» (Исх 12:5).

Для истол­ко­ва­ния это­го непре­мен­но­го атри­бу­та пас­халь­но­го агн­ца пес­но­пи­сец исполь­зу­ет поня­тие бла­го­сло­вен­но­го вен­ца бла­го­сти Божи­ей, как на цер­ков­ном язы­ке име­ну­ет­ся годо­вой цикл, и рож­де­ствен­ский образ Солн­ца прав­ды при­ме­ни­тель­но ко Хри­сту вос­крес­ше­му: как еди­но­лет­ний ягне­нок, Хри­стос, став­ший для нас слов­но еди­ным бла­го­сло­вен­ным вен­цом бла­го­сти Божи­ей, доб­ро­воль­но отдал Себя на зако­ле­ние за всех, став не толь­ко Пас­хой, но и очи­сти­тель­ной жерт­вой, но сно­ва вос­си­я­ло для нас из гро­ба Солн­це пра­вед­но­сти. Еди­ный год зем­ной жиз­ни Спа­си­те­ля закон­чил­ся со смер­тью Его на Кре­сте, но в Вос­кре­се­нии начи­на­ет­ся для нас новый «год» Его бытия — в нашем сле­до­ва­нии путем Его праведности.

Бла­го­сло­вен­ный нам венец Хри­стос — см. Пс 64:12 соглас­но пере­во­ду П. Юнге­ро­ва с Сеп­ту­а­гин­ты: «Ты бла­го­сло­вишь венец лета бла­го­сти Тво­ей, и поля Твои напол­нят­ся туком».

Песнь 4, тропарь 3

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Бого­отец убо Давид / пред сен­ным ков­че­гом ска­ка­ше играя, / людие же Божии свя­тии, / обра­зов сбы­тие зря­ще, / весе­лим­ся Боже­ственне, / яко вос­кре­се Хри­стос, / яко Всесилен. Бого­отец Давид / пред ков­че­гом, подоб­ным тени, ска­кал, играя; / мы же, свя­той народ Божий, / испол­не­ние про­об­ра­зов видя, / воз­ра­ду­ем­ся бого­вдох­но­вен­но, /ибо вос­крес Хри­стос, как всемогущий. Бого­отец Давид перед сим­во­ли­че­ским ков­че­гом пры­гал, ска­ча, а мы, народ Божий свя­той, пред­зна­ме­но­ва­ний совер­ше­ние видя, да воз­ве­се­лим­ся бого­вдох­но­вен­но, пото­му что вос­крес Хри­стос, ибо Он всесильный. Бого­отец Давид в вос­тор­ге ска­кал пред пре­об­ра­зо­ва­тель­ным ков­че­гом: мы же, свя­тый народ Божий, видя испол­не­ние про­об­ра­зо­ва­ний, (тем более) да воз­ве­се­лим­ся свя­щен­но: ибо вос­крес Хри­стос, как всесильный.

В этом тро­па­ре Дамас­кин обра­ща­ет­ся к исто­рии Ков­че­га Заве­та. Неко­гда Ков­чег был захва­чен фили­стим­ля­на­ми, а потом чудес­ным обра­зом вновь осво­бож­дён из их рук и воз­вра­щён иуде­ям. Давид, воца­рив­шись в Иеру­са­ли­ме, пере­нёс его на то место, где впо­след­ствии его сыном Соло­мо­ном был постро­ен Храм Гос­по­день. Во вре­мя пере­не­се­ния Ков­че­га «Давид ска­кал из всей силы пред Гос­по­дом» (2 Цар 6:14), выра­жая тем самым свою радость о Нём.

В этой исто­рии пес­но­пи­сец видит образ Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва. Неко­гда пре­док Хри­ста по пло­ти царь Давид ска­кал в пляс­ке перед Ков­че­гом Вет­хо­го Заве­та, быв­ше­го лишь обра­зом и тенью Ново­го, мы же, свя­той народ Божий, видим перед собой вопло­ще­ние вет­хо­за­вет­ных про­об­ра­зов. Тем боль­шей радо­стью и весе­льем, соглас­но тол­ко­ва­нию прп. Нико­ди­ма, долж­ны мы исполниться.

Песнь 5, ирмос

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Утре­ню­ем утрен­нюю глу­бо­ку, / и вме­сто мира песнь при­не­сем Вла­ды­це, / и Хри­ста узрим / прав­ды Солн­це, / всем жизнь возсияюща. Бодр­ство­вать будем с ран­не­го утра / и, вме­сто мура, песнь при­не­сем Вла­ды­ке, / и Хри­ста узрим — прав­ды Солн­це, / всем жизнь излучающее. Вста­нем ран­ним / глу­бо­ким утром и вме­сто мира песнь при­не­сем Вла­ды­ке и Хри­ста уви­дим, прав­ды Солн­це, всем жизнь вос­си­я­ва­ю­ще­го / рождающего. Вос­ста­нем в глу­бо­кое утро, и вме­сто мира при­не­сем песнь Вла­ды­ке, и узрим Хри­ста — Солн­це прав­ды, — всех жиз­нию озаряющего.

Ирмос 5‑й пес­ни содер­жит пара­фраз 5‑й биб­лей­ской пес­ни, про­ро­ка Иса­ии (Ис 26:9–19): «От нощи утре­ню­ет дух мой к Тебе, Боже…» («Душею моею я стре­мил­ся к Тебе ночью, и духом моим я буду искать Тебя во внут­рен­но­сти моей с ран­не­го утра…» в сино­даль­ном пере­во­де, «От ночи дух мой стре­мит­ся к Тебе, Боже…» в пере­во­де И. Юнге­ро­ва). Сла­вян­ское сло­во «утре­не­ва­ти» бук­валь­но озна­ча­ет «при­сталь­но вгля­ды­вать­ся во вре­мя пред­рас­свет­ных суме­рек», а в пере­нос­ном — «рано встать от сна».

Вме­сто мира песнь при­не­сем Вла­ды­це — ноч­ное пение Вос­крес­ше­му Хри­сту соот­но­сит­ся с тем, как миро­но­си­цы рано утром при­хо­дят ко гро­бу Хри­ста: «В пер­вый же день неде­ли, очень рано, неся при­го­тов­лен­ные аро­ма­ты, при­шли они ко гро­бу» (Лк 24:1).

Прав­ды Солн­це — см. Мал. 4:2: «А для вас, бла­го­го­ве­ю­щие пред име­нем Моим, взой­дет Солн­це прав­ды и исце­ле­ние в лучах Его».

Песнь 5, тропарь 1

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Без­мер­ное Твое бла­го­у­тро­бие, / адо­вы­ми уза­ми содер­жи­мии зря­ще, / к све­ту идя­ху Хри­сте, / весе­лы­ми нога­ми, / Пас­ху хва­ля­ще вечную. Без­мер­ное Твое мило­сер­дие видя, Хри­сте, / свя­зан­ные уза­ми ада / к све­ту устрем­ля­лись / радост­ны­ми сто­па­ми, / вос­хва­ляя Пас­ху вечную. Без­мер­ное Твое бла­го­у­тро­бие видя, содер­жи­мые в адо­вых узах к све­ту спе­ши­ли, Хри­сте, радост­ной сто­пой, Пасхе руко­плес­кал вечной. Узрев без­мер­ное твое мило­сер­дие, содер­жи­мые в адо­вых узах радост­ны­ми сто­па­ми потек­ли к (Тебе) све­ту, Хри­сте, про­слав­ляя веч­ную Пасху.

Темой дан­но­го тро­па­ря явля­ет­ся соше­ствие Хри­сто­во во ад, осво­бо­див­шее содер­жа­щих­ся в нем узни­ков, — всех тех, кто умер до Хри­ста (тема соше­ствия во ад будет раз­ви­та в ирмо­се 6‑й пес­ни). Те, кто был свя­зан уза­ми ада, видят без­мер­ное Хри­сто­во мило­сер­дие, про­явив­ше­е­ся в том, что Хри­стос схо­дит во ад, что­бы нахо­дя­щих­ся там осво­бо­дить от тьмы и воз­ве­сти к све­ту Цар­ствия Небес­но­го, и видя это, с радо­стью спе­шат достиг­нуть вожде­лен­но­го света.

Соглас­но тол­ко­ва­нию при. Нико­ди­ма, обра­зы это­го тро­па­ря заим­ство­ва­ны из слов Псал­ти­ри и Кни­ги про­ро­ка Иса­ии, в кото­рых спра­вед­ли­во мож­но уви­деть про­ро­че­ство о соше­ствии Хри­ста во ад: Пс 145:7 — «Гос­подь раз­ре­ша­ет узни­ков» («Гос­подь решит око­ван­ных» по-сла­вян­ски) и Ис 49:8–9 — «во вре­мя бла­го­при­ят­ное Я услы­шал Тебя, и в день спа­се­ния помог Тебе; и Я буду охра­нять Тебя, и сде­лаю Тебя заве­том наро­да, что­бы вос­ста­но­вить зем­лю, что­бы воз­вра­тить наслед­ни­кам насле­дия опу­сто­шен­ные, ска­зать узни­кам: “выхо­ди­те”, и тем, кото­рые во тьме: “пока­жи­тесь”». Доба­вим к это­му, что о соше­ствии Хри­ста во ад гово­рит­ся в 1‑м Посла­нии Пет­ра: «пото­му что и Хри­стос, что­бы при­ве­сти нас к Богу, одна­жды постра­дал за гре­хи наши, пра­вед­ник за непра­вед­ных, быв умерщ­влен по пло­ти, но ожив духом, кото­рым Он и нахо­дя­щим­ся в тем­ни­це духам, сой­дя, про­по­ве­дал» (1 Пет 3:18- 19).

Пас­ху хва­ля­ще веч­ную — сно­ва обра­ще­ние к зна­че­нию сло­ва «пас­ха» как «пере­ход». Как при Мои­сее Гос­подь вывел народ Изра­иль­ский из Егип­та, так и Хри­стос выво­дит узни­ков из ада.

Песнь 5, тропарь 2

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
При­сту­пим све­ще­нос­нии, / исхо­дя­щу Хри­сту из гро­ба, яко жени­ху, / и спразд­ну­ем любо­праздн­ствен­ны­ми чин­ми / Пас­ху Божию спасительную. При­бли­зим­ся со све­тиль­ни­ка­ми в руках ко Хри­сту, / выхо­дя­ще­му из гро­ба, как жени­ху, / и отпразд­ну­ем вме­сте / с тор­же­ству­ю­щи­ми Небес­ны­ми пол­ка­ми / Пас­ху Божию спасительную. При­бли­зим­ся / при­сту­пим, нося­щие све­тиль­ни­ки, к Хри­сту, выхо­дя­ще­му из гро­ба, как к жени­ху, и будем празд­но­вать вме­сте с любя­щи­ми празд­не­ства чина­ми Пас­ху Божию спасительную. Со све­тиль­ни­ка­ми в руках пой­дем во сре­те­ние Хри­сту, исхо­дя­ще­му из гро­ба, как жени­ху, и с радост­но- празд­ну­ю­щи­ми чина­ми (Анге­лов) будем празд­но­вать спа­си­тель­ную Божию Пасху.

В этом тро­па­ре пес­но­пи­сец обра­ща­ет­ся к обра­зам прит­чи о 10 девах, при­ме­няя их к празд­но­ва­нию Пас­хи, кото­рое по обы­чаю с древ­но­сти сопро­вож­да­лось зажи­га­ни­ем боль­шо­го чис­ла све­тиль­ни­ков. «Пре­крас­но у нас и вче­ра бли­ста­ло и оси­я­ва­лосъ все све­том, каким напол­ни­ли мы и част­ные дома, и места обще­ствен­ные, щед­ры­ми огня­ми про­све­тив ночь» — гово­рит в Сло­ве на Пас­ху свя­ти­тель Гри­го­рий Бого­слов. Прит­ча о 10 девах, как и все прит­чи 25‑й гла­вы Еван­ге­лия от Мат­фея, носит, как извест­но, эсха­то­ло­ги­че­ский харак­тер. При­ме­не­ние обра­зов этой прит­чи к исхож­де­нию Хри­ста из гро­ба под­чёр­ки­ва­ет эсха­то­ло­ги­че­ское зна­че­ние Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва как нача­ла ново­го тво­ре­ния (ещё более явно это будет под­чёрк­ну­то во 2‑м тро­па­ре 7‑й песни).

Любо­праздн­ствен­ны­ми чин­ми — име­ют­ся в виду анге­лы, раду­ю­щи­е­ся о Вос­кре­се­нии Хри­сто­вом: «Ибо я уве­рен, что небес­ные силы раду­ют­ся и тор­же­ству­ют сего­дня с нами; пото­му что они чело­ве­ко­лю­би­вы и бого­лю­би­вы» (свт. Гри­го­рий Бого­слов, Сло­во на Рож­де­ство Хри­сто­во). «И если при обра­ще­нии одно­го греш­ни­ка быва­ет радость на зем­ле и на небе, то тем более будет радость на небе, когда вся все­лен­ная исторг­ну­та из рук дья­во­ла» (свт. Иоанн Зла­то­уст, Сло­во про­тив упи­ва­ю­щих­ся и на вос­кре­се­ние). Соеди­нить нашу радость с радо­стью анге­лов и при­зы­ва­ет нас Иоанн Дамаскин.

Песнь 6, ирмос

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Сниз­шел еси в пре­ис­под­няя зем­ли, / и сокру­шил еси вереи веч­ныя, / содер­жа­щия свя­зан­ныя, Хри­сте, / и трид­не­вен, яко от кита Иона, / вос­кресл еси от гроба. Сошел Ты в глу­бо­чай­шие места зем­ли / и сокру­шил засо­вы веч­ные, / дер­жав­шие заклю­чен­ных в око­вы, Хри­сте, / и на тре­тий день, как из кита Иона, / вос­крес из гроба. Ты сошел в пре­ис­под­ние места зем­ли и раз­ру­шил засо­вы веч­ные, кото­рые удер­жи­ва­ли свя­зан­ных, Хри­сте, и трид­не­вен, как из кита Иона, под­нял­ся из гроба. Снис­шел ты в пре­ис­под­ние (места) зем­ли, и сокру­шил веч­ные закле­пы, содер­жа­щие узни­ков, Хри­сте, и в тре­тий день, как Иона из кита, вышел из гроба.

Ирмо­сы 6‑й пес­ни кано­на исполь­зу­ют тему Пес­ни Ионы (2‑я гла­ва), кото­рую про­рок вос­пел во чре­ве кита. Как извест­но, Сам Хри­стос видел в про­ро­че­стве Ионы образ Сво­е­го погре­бе­ния и вос­кре­се­ния: «ибо как Иона был во чре­ве кита три дня и три ночи, так и Сын Чело­ве­че­ский будет в серд­це зем­ли три дня и три ночи» (Мф 12:40). Поэто­му не уди­ви­тель­но, что Иоанн Дамас­кин в этом ирмо­се соот­но­сит погру­же­ние Ионы на дно моря с соше­стви­ем Хри­ста во ад, а осво­бож­де­ние из чре­ва кита спу­стя три дня — с три­днев­ным Вос­кре­се­ни­ем Хри­сто­вым. Очень удач­но образ «верей веч­ных» из про­ро­че­ской пес­ни (Иона 2:7 — «снид­дхъ въ зем­лю, еяже вереи ея заклё­пи въчнш» по-сла­вян­ски, «До осно­ва­ния гор я нис­шел, зем­ля сво­и­ми запо­ра­ми навек загра­ди­ла меня» в рус­ском сино­даль­ном пере­во­де, «Я сошел в зем­лю, у кото­рой запо­ры на веки удер­жи­ва­ют» в пере­во­де И. Юнге­ро­ва) при­ме­ня­ет­ся к сокру­ше­нию Хри­стом адо­вых оков, удер­жи­вав­ших в аду умерших.

Впро­чем, пре­по­доб­ный Нико­дим в сво­ем тол­ко­ва­нии свя­зы­ва­ет сокру­ше­ние адо­вых уз не столь­ко с про­ро­че­ством Ионы, сколь­ко с про­ро­че­ством Иса­ии: «Я пой­ду пред тобою и горы уров­няю, мед­ные две­ри сокру­шу и запо­ры желез­ные сло­маю; и отдам тебе хра­ни­мые во тьме сокро­ви­ща и сокры­тые богат­ства» (Ис 45:2–3). Объ­яс­ня­ет это он тем, что в про­ро­че­стве Ионы гово­рит­ся о самих око­вах пре­ис­под­ней, но не гово­рит­ся об их сокру­ше­нии, о кото­ром ска­за­но в про­ро­че­стве Иса­ии. Таким обра­зом, спра­вед­ли­во видеть в ирмо­се соеди­не­ние обра­зов двух про­ро­честв подоб­но тому, напри­мер, как в ирмо­се 4‑й пес­ни кано­на Кос­мы Маюм­ско­го на Рож­де­ство Хри­сто­во обра­зы про­ро­че­ской пес­ни Авва­ку­ма соеди­ня­ют­ся с обра­за­ми про­ро­че­ства Иса­ии о Жез­ле от кор­ня Иес­се­е­ва и Дани­и­ла о камне нерукосечном.

Песнь 6, тропарь 1

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Сохра­нив цела зна­ме­ния Хри­сте, / вос­кресл еси от гро­ба, / клю­чи Девы не вре­ди­вый в рож­де­стве Тво­ем, / и отверзл еси нам рай­ския двери. Сохра­нив печа­ти целы­ми, Хри­сте, / Ты вос­стал из гро­ба, / заклю­чен­но­го чре­ва Девы / не повре­див­ший при рож­де­нии Тво­ем, / и открыл нам рай­ские двери. Сохра­нив печа­ти нетро­ну­ты­ми / целы­ми / непо­вре­жден­ны­ми, Хри­сте, Ты вос­стал из гро­ба, клю­чи Девы не раз­ру­шив­ший во вре­мя Сво­е­го рож­де­ния, и открыл нам рай­ские вра­та / двери. Не повре­див­ший заклю­чен­ной (утро­бы) Девы в рож­де­нии тво­ем, Хри­сте, ты вос­стал и из гро­ба, сохра­нив целы­ми печа­ти его, и отверз нам две­ри рая.

В этом тро­па­ре про­во­дит­ся парал­лель меж­ду дев­ствен­ным рож­де­ни­ем Хри­ста от Бого­ро­ди­цы и Его вос­кре­се­ни­ем из мёрт­вых. Как Бого­ро­ди­ца оста­лась Прис­но­де­вой и по Рож­де­стве, так и Хри­стос вышел из гро­ба, не повре­див печа­тей, постав­лен­ных на закры­ва­ю­щем гроб камне пер­во­свя­щен­ни­ка­ми с санк­ции Пилата.

То, что Хри­стос поки­нул гроб рань­ше, чем был отва­лен камень, мож­но понять из того, что соглас­но повест­во­ва­нию Еван­ге­лия от Мат­фея камень был отва­лен на гла­зах при­шед­ших к гро­бу Маг­да­ли­ны и «дру­гой Марии», а то, как Хри­стос выхо­дил из гро­ба, они не виде­ли — зна­чит, Он вышел из гро­ба рань­ше. Таким обра­зом, камень был отва­лен не для того, что­бы дать Хри­сту вый­ти из гро­ба (как мы зна­ем из опи­са­ния Его явле­ний по Вос­кре­се­нии, Он мог про­хо­дить через запер­тые две­ри), а для того, что­бы дать воз­мож­ность про­ник­нуть в гроб миро­но­си­цам, Пет­ру и Иоан­ну и таким обра­зом убе­дить­ся, что Тела Хри­сто­ва там нет. А в том, что Вос­крес­ший вышел из закры­то­го гро­ба, Дамас­кин видит образ отве­зе­ния Им рай­ских врат.

Песнь 6, тропарь 2

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Спа­се мой, / живое же и нежерт­вен­ное зако­ле­ние, / яко Бог Сам Себе / волею при­вел Отцу, / совос­кре­сил еси все­род­на­го Ада­ма, / вос­крес от гроба. Спа­си­тель мой, / живая и не зака­лы­ва­е­мая жерт­ва! / Сам Себя, как Бог, / доб­ро­воль­но при­не­ся Отцу, / Ты вос­кре­сил с Собою / обще­го родо­на­чаль­ни­ка Ада­ма, / вос­крес­нув из гроба. Спа­си­тель мой, живое и не при­не­сен­ное в жерт­ву жерт­вен­ное живот­ное, как Бог, Сам Себя доб­ро­воль­но при­во­дя к Отцу, Ты совос­кре­сил все­род­но­го в себе весь род Ада­ма, преж­де вос­крес­нув из гроба. Спа­си­тель мой, живая и, как Бог, неза­ка­ла­е­мая жерт­ва! Доб­ро­воль­но при­вед­ши себя к Отцу, и вос­став из гро­ба, ты вос­кре­сил вме­сте и родо­на­чаль­ни­ка Адама.

Этот тро­парь вос­хо­дит к сле­ду­ю­ще­му месту из Сло­ва свт. Гри­го­рия на Пас­ху: «Их (жерт­вы зако­на) не оста­вил Бог вовсе неосвя­щен­ны­ми, несо­вер­шен­ны­ми и огра­ни­чи­ва­ю­щи­ми­ся одним про­ли­ти­ем кро­ви; но к закон­ным жерт­вам при­со­еди­ня­ет­ся вели­кая и отно­си­тель­но к пер­во­му Есте­ству, так ска­зать, неза­ка­ла­е­мая Жерт­ва — очи­ще­ние не малой части все­лен­ной, и не на малое вре­мя, но цело­го мира и веч­ное». Хри­стос Сам Себя при­но­сит Отцу, подоб­но жерт­вен­но­му живот­но­му, будучи одно­вре­мен­но и зако­лот как жерт­ва, и не зако­лот: зако­лот по Сво­е­му чело­ве­че­ству, пото­му что по Сво­ей чело­ве­че­ской при­ро­де Он стра­да­ет и зака­ла­ет­ся как жерт­ва, а не зако­лот — по Сво­е­му Боже­ству, так как Боже­ствен­ная при­ро­да стра­да­ний не испы­ты­ва­ет (бес­страст­на).

Дру­гая мысль тро­па­ря — то, что Вос­кре­се­нию Хри­сто­ву при­об­ща­ет­ся Адам как родо­на­чаль­ник все­го чело­ве­че­ства: пло­дом доб­ро­воль­ной иску­пи­тель­ной жерт­вы Хри­ста явля­ет­ся то, что «как в Ада­ме все уми­ра­ют, так во Хри­сте все ожи­вут» (1 Кор 15:22), так как «если мы соеди­не­ны с Ним подо­би­ем смер­ти Его, то долж­ны быть соеди­не­ны и подо­би­ем вос­кре­се­ния» (Рим 6:5). Обе этих мыс­ли полу­чат свое раз­ви­тие в ирмо­се 7‑й песни.

Обра­тим так­же вни­ма­ние на то, что пред­став­ле­ние о Хри­сте как о Жерт­ве вос­хо­дит к Ново­му Заве­ту, см. Рим 3:25: «Кото­ро­го Бог пред­ло­жил в жерт­ву уми­ло­стив­ле­ния в Кро­ви Его через веру, для пока­за­ния прав­ды Его в про­ще­нии гре­хов, соде­лан­ных преж­де», Евр 9:11-12: «Но Хри­стос, Пер­во­свя­щен­ник буду­щих благ, при­дя с боль­шею и совер­шен­ней­шею ски­ни­ею, неру­ко­тво­рен­ною, то есть не тако­во­го устро­е­ния, ине с кро­вью коз­лов и тель­цов, но со Сво­ею Кро­вию, одна­жды вошел во свя­ти­ли­ще и при­об­рел веч­ное искуп­ле­ние» и т. и.

Песнь 7, ирмос

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Отро­ки от пещи изба­ви­вый, / быв Чело­век, / страж­дет яко смер­тен, / и стра­стию смерт­ное, / в нетле­ния обла­чит бла­го­ле­пие, / Един бла­го­сло­вен / отцев Бог, и препрославлен. Отро­ков из печи Изба­вив­ший, / став чело­ве­ком, / стра­да­ет как смерт­ный, / и Сво­им стра­да­ни­ем / обле­ка­ет смерт­ное в кра­со­ту бес­смер­тия, / Еди­ный бла­го­сло­вен­ный / Бог отцов и препрославленный. Тот, кто спас / осво­бо­дил детей из печи, став чело­век, стра­да­ет как смерт­ный и с помо­щью стра­да­ния смерт­ное оде­ва­ет в бла­го­ле­пие нетле­ния, один бла­го­сло­вен­ный отцов Бог и препрославленный. Изба­вив­ший отро­ков из пещи, соде­лав­шись чело­ве­ком, страж­дет как смерт­ный, и стра­да­ни­ем (сво­им) обле­ка­ет смерт­ное в кра­со­ту бес­смер­тия; един Бог отцев — бла­го­сло­вен и препрославлен.

Ирмо­сы 7‑й пес­ни исполь­зу­ет темы из 1‑й части Пес­ни Трех Отро­ков, кото­рую мы слы­шим в кон­це послед­ней паре­мии Литур­гии Вели­кой Суб­бо­ты. Неко­гда за отказ покло­нить­ся идо­лу три отро­ка изра­иль­ских были бро­ше­ны Наву­хо­до­но­со­ром в печь, отку­да их изба­вил Некто «подоб­ный Сыну Божию»: «Тогда Наву­хо­до­но­сор испол­нил­ся яро­сти…, и самым силь­ным мужам из вой­ска сво­е­го при­ка­зал свя­зать… и бро­сить их в печь, рас­ка­лен­ную огнем… Но Ангел Гос­по­день сошел в печь… и выбро­сил пла­мень огня из печи, и сде­лал, что в сре­дине печи был как бы шумя­щий влаж­ный ветер… Наву­хо­до­но­сор царь… ска­зал: вот, я вижу четы­рех мужей несвя­зан­ных, ходя­щих сре­ди огня, и нет им вре­да; и вид чет­вер­то­го подо­бен сыну Божию» (Дан 3:19—20, 49—50, 91—92).

В этом таин­ствен­ном Некто пра­во­мер­но видеть «вели­ко­го сове­та Анге­ла», как про­рок Иса­ия назы­ва­ет Еди­но­род­но­го Сына Божия (Ис 9:6). Тот, Кто изба­вил отро­ков от огнен­ной смер­ти, «Еди­ный Бог отцов», Сам стра­да­ет по-Сво­е­му как смерт­ный чело­век (отме­тим, что из печи вышли толь­ко трое отро­ков, но не Чет­вёр­тый — в этом мы можем усмот­реть таин­ствен­ное ука­за­ние на стра­да­ния Сына Божия и Его иску­пи­тель­ную смерть). Но тем самым Он обла­ча­ет смерт­ное в бла­го­ле­пие нетле­ния: «вы зна­е­те бла­го­дать Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста, что Он, будучи богат, обни­щал ради вас, дабы вы обо­га­ти­лись Его нище­тою» (2 Кор 8:9), «ибо тлен­но­му сему над­ле­жит облечь­ся в нетле­ние, и смерт­но­му сему облечь­ся в бес­смер­тие» (1 Кор 15:53). Так пре­по­доб­ный Иоанн искус­но соеди­ня­ет в этом ирмо­се тему 7‑й про­ро­че­ской пес­ни с темой Вос­кре­се­ния Христова.

Песнь 7, тропарь 1

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Жены с миры бого­муд­рыя в след Тебе теча­ху: / Его­же, яко мерт­ва, со сле­за­ми иска­ху, / покло­ни­ша­ся раду­ю­щи­я­ся Живо­му Богу, / и Пас­ху тай­ную / Тво­им, Хри­сте, уче­ни­ком благовестиша. Жены Бого­муд­рые / с бла­го­во­ни­я­ми вслед Тебе спе­ши­ли. / Но Кого они, как смерт­но­го, со сле­за­ми иска­ли, / Тому с радо­стью покло­ни­лись, как живо­му Богу, / и Пас­ху таин­ствен­ную / уче­ни­кам Тво­им, Хри­сте, благовествовали. Жен­щи­ны с миром бого­муд­рые за Тобой спе­ши­ли / бежа­ли; Кого они, как смерт­но­го, со сле­за­ми иска­ли, Тому покло­ни­лись с радо­стью — Живо­му Богу, и Пас­ху таин­ствен­ную Тво­им, Хри­сте, уче­ни­кам, благовествовали. Бого­муд­рые жены вслед за тобою спе­ши­ли с бла­го­вон­ны­ми мастя­ми; но кого они, как мерт­во­го, иска­ли со сле­за­ми, тому покло­ни­лись с радо­стию, (как) живо­му Богу, и уче­ни­кам тво­им, Хри­сте, воз­ве­сти­ли таин­ствен­ную Пасху.

В этом тро­па­ре мож­но най­ти две отсыл­ки к Свя­щен­но­му Писа­нию. Пер­вая из них доста­точ­но про­зрач­на — это повест­во­ва­ние о том, как жены-миро­но­си­цы при­шли ко Хри­сто­ву гро­бу: «И, вый­дя поспеш­но из гро­ба, они со стра­хом и радо­стью вели­кою побе­жа­ли воз­ве­стить уче­ни­кам Его. Когда же шли они воз­ве­стить уче­ни­кам Его, и се Иисус встре­тил их и ска­зал: радуй­тесь! И они, при­сту­пив, ухва­ти­лись за ноги Его и покло­ни­лись Ему» (Мф 28:8–9).

Вто­рая, куда менее оче­вид­ная ссыл­ка, на кото­рую обра­ща­ет вни­ма­ние при. Нико­дим — на сле­ду­ю­щее место из Пес­ни Пес­ней: «Имя твое — как раз­ли­тое миро; поэто­му деви­цы любят тебя. Вле­ки меня, мы побе­жим за тобою; царь ввел меня в чер­то­ги свои» (Песн 1:2–3). При всём раз­ли­чии (напри­мер, упо­ми­нав­ши­е­ся в Песне Пес­ней — юные девуш­ки, миро­но­си­цы же, оче­вид­но, не столь моло­ды) объ­еди­ня­ет их то, что в обо­их слу­ча­ях геро­и­ни были дви­жи­мы любовью.

Песнь 7, тропарь 2

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Смер­ти празд­ну­ем умерщ­вле­ние, / адо­во раз­ру­ше­ние, / ино­го жития веч­на­го нача­ло, / и игра­ю­ще поем Винов­на­го, / Еди­на­го бла­го­сло­вен­на­го / отцев Бога, и препрославленнаго. Смер­ти празд­ну­ем умерщ­вле­ние, / ада раз­ру­ше­ние, / иной — веч­ной — жиз­ни нача­ло, /ив вос­тор­ге вос­пе­ва­ем тому Винов­ни­ка / — Еди­но­го бла­го­сло­вен­но­го / Бога отцов и препрославленного. Смер­ти празд­ну­ем умерщ­вле­ние, ада раз­ру­ше­ние / уни­что­же­ние / убий­ство, ино­го жития веч­но­го нача­ток и, пры­гая / раду­ясь, вос­пе­ва­ем Того, Кто есть при­чи­на это­го, — Еди­но­го бла­го­сло­вен­но­го Бога отцов и препрославленного. Мы празд­ну­ем умерщ­вле­ние смер­ти, раз­ру­ше­ние ада, нача­ло дру­гой веч­ной жиз­ни, и в вос­тор­ге вос­пе­ва­ем Винов­ни­ка (сего), еди­но­го Бога отцев, бла­го­сло­вен­но­го и препрославленного.

В этом тро­па­ре крат­ко сум­ми­ру­ет­ся содер­жа­ние празд­ни­ка хри­сти­ан­ской Пас­хи: мы празд­ну­ем упразд­не­ние смер­ти, раз­ру­ше­ние ада как места при­ну­ди­тель­но­го пре­бы­ва­ния душ всех усоп­ших и нача­ло новой, веч­ной жиз­ни, кото­рую мы име­ем во Хри­сте: «Послед­ний же враг истре­бит­ся — смерть» — гово­рит апо­стол Павел (1 Кор 15:26). «От вла­сти ада Я искуп­лю их, от смер­ти избав­лю их. Смерть! где твое жало? ад! где твоя побе­да?» — гово­рит име­нем Гос­под­ним про­рок Осия (Ос 13:14). Нако­нец, Сам Хри­стос ска­зал: «Воля Послав­ше­го Меня есть та, что­бы вся­кий, видя­щий Сына и веру­ю­щий в Него, имел жизнь веч­ную; и Я вос­кре­шу его в послед­ний день» (Ин 6:40). Как же после это­го не вос­петь с лико­ва­ни­ем (бук­валь­но — с пляс­ка­ми) Ска­зав­ше­го это — Того, Кто есть при­чи­на (по-сла­вян­ски — «винов­но­го») столь вели­ких благодеяний?

Песнь 7, тропарь 3

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Яко воис­тин­ну свя­щен­ная, / и все­праздн­ствен­ная сия спа­си­тель­ная нощь, / и све­то­зар­ная, / све­то­нос­на­го дне, / воста­ния сущи про­воз­вест­ни­ца: / в ней­же без­дет­ный Свет из гро­ба плот­ски всем возсия. Поис­ти­не свя­щен­на /ив достой­на вся­ко­го тор­же­ства / эта ночь, спа­си­тель­ная и све­то­зар­ная, / све­то­нос­но­го дня вос­кре­се­ния пред­вест­ни­ца, / в кото­рую веч­ный Свет / из гро­ба во пло­ти для всех воссиял. Поис­ти­не свя­щен­на и вся явля­ет­ся празд­ни­ком эта спа­си­тель­ная ночь и све­то­зар­ная, кото­рая есть пред­воз­вест­ни­ца све­то­нос­но­го дня вос­ста­ния и в кото­рую вне­вре­мен­ный Свет из гро­ба плот­ски всем воссиял. Поис­ти­не свя­щен­на и достой­на вся­ко­го тор­же­ства сия спа­си­тель­ная и све­то­зар­ная ночь, пред­воз­вест­ни­ца све­то­нос­но­го дня вос­кре­се­ния, в кото­рую без­дет­ный Свет во пло­ти для всех вос­си­ял из гроба.

В этом тро­па­ре пес­но­пи­сец вновь воз­вра­ща­ет­ся к теме све­та Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва, кото­рый стал пред­воз­ве­ще­ни­ем бли­ста­тель­но­го дня все­об­ще­го вос­кре­се­ния из мерт­вых: «Как в Ада­ме все уми­ра­ют, так во Хри­сте все ожи­вут, каж­дый в сво­ем поряд­ке: пер­ве­нец Хри­стос, потом Хри­сто­вы, в при­ше­ствие Его» (1 Кор 15:22–24).

Как и мно­гие дру­гие тро­па­ри, пас­халь­но­го кано­на, дан­ный тро­парь пере­фра­зи­ру­ет 45‑е Сло­во свт. Гри­го­рия, а имен­но то место, где он гово­рит о иллю­ми­на­ции, устро­ен­ной тогдаш­ни­ми хри­сти­а­на­ми, зажи­гав­ши­ми мно­же­ство све­тиль­ни­ков и про­во­див­ши­ми пас­халь­ную ночь в бде­нии и ожи­да­нии Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва: «Пре­крас­но у нас и вче­ра бли­ста­ло и сия­ло все све­том, каким напол­ни­ли мы и част­ные дома, и места обще­ствен­ные, когда люди, вся­ко­го почти рода и вся­ко­го зва­ния, щед­ры­ми огня­ми осве­ти­ли ночь, в образ вели­ко­го све­та… Но пре­крас­нее и бли­ста­тель­нее нынеш­няя све­то­зар­но­стъ, пото­му что вче­раш­ний свет был пред­те­чей вели­ко­го и вос­крес­ше­го Све­та, и как бы пред­празд­нич­ным весе­льем; а ныне празд­ну­ем само вос­кре­се­ние, не ожи­да­е­мое еще, но уже совер­шив­ше­е­ся и при­ми­ря­ю­щее собой весь мир».

Разу­ме­ет­ся, свет этих све­тиль­ни­ков есть лишь образ того Све­та Истин­но­го, кото­рый, по сло­вам Еван­ге­ли­ста Иоан­на, «про­све­ща­ет вся­ко­го чело­ве­ка, гря­ду­ще­го в мир». (Ин 1:9). Так и празд­ник Пас­хи — толь­ко про­воз­вест­ник вели­ко­го дня все­об­ще­го вос­кре­се­ния, когда вся тварь будет избав­ле­на от раб­ства смер­ти (ср. Евр 2:15) и Бог отрёт вся­кую сле­зу с очей людей Сво­их (см. Откр 21:4).

Песнь 8, ирмос

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Сей наре­чен­ный и свя­тый день, / Един суб­бот Царь и Гос­подь, / празд­ни­ков празд­ник / и тор­же­ство есть тор­жеств, / вонь­же бла­го­сло­вим Хри­ста во веки. Этот желан­ный и свя­той день, / пер­вый от суб­бо­ты, цар­ствен­ный и глав­ный, / есть празд­ни­ков празд­ник / и тор­же­ство из тор­жеств. / В сей день бла­го­слов­ля­ем Хри­ста вовеки! Этот име­ни­тый / избран­ный и свя­той день, одна из суб­бот, цари­ца и гос­по­жа, празд­ни­ков празд­ник и тор­же­ство есть тор­жеств, — в этот день бла­го­сло­вим Хри­ста во веки. Сей име­ни­тый и свя­тый день, един­ствен­ный, царь и гос­подь суб­бот, празд­ник из празд­ни­ков и тор­же­ство из тор­жеств; — в сей (день) бла­го­сло­вим Хри­ста во веки.

Ирмос 8‑й пес­ни постро­ен вокруг цита­ты из 45-го Сло­ва Гри­го­рия Бого­сло­ва: «Пас­ха! Она у нас празд­ни­ков празд­ник и тор­же­ство тор­жеств; она настоль­ко пре­вос­хо­дит все тор­же­ства, не толь­ко чело­ве­че­ские и зем­ные…, но даже и Хри­сто­вы и для Хри­ста совер­ша­е­мые, насколь­ко солн­це пре­вос­хо­дит звез­ды» и обра­ща­ясь к теме Пес­ни Трех Отро­ков лишь в самом конце.

Един суб­бот — Хри­стос вос­крес в «еди­ну от суб­бот» (см. Мф 21:1), т. е. в пер­вый день иудей­ской сед­ми­цы. В повест­во­ва­нии Кни­ги Бытия о сотво­ре­нии мира день нача­ла тво­ре­ния назы­ва­ет­ся не пер­вым, а еди­ным (см. Быт 1:5- «… И был вечер, и было утро — день один»} в силу сво­ей уни­каль­но­сти — у него не было пред­ше­ству­ю­ще­го. Таким же един­ствен­ным, уни­каль­ным явля­ет­ся и день Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва — нача­ло ново­го тво­ре­ния: см. «Итак, кто во Хри­сте, тот новая тварь; древ­нее про­шло, теперь все новое» (2 Кор 5:17) или «И ска­зал Сидя­щий на пре­сто­ле: се, тво­рю все новое» (Откр 21:5).

Царь и Гос­подь — точ­нее, «цари­ца» (так в ори­ги­на­ле), что поза­им­ство­ва­но из Сло­ва в Неде­лю Новую Гри­го­рия Бого­сло­ва: «Цари­ца вре­мен (вес­на) цари­це дней (Пасхе) после­ду­ет и при­но­сит ей в дар все, что ни есть пре­крас­ней­ше­го и при­ят­ней­ше­го» (ср. 2‑й тро­парь 1‑й пес­ни кано­на на Неде­лю Фоми­ну). Пас­ха назы­ва­ет­ся «цари­цей дней» по сво­е­му пре­вос­ход­ству над дру­ги­ми празд­ни­ка­ми. Ещё инте­рес­но отме­тить, что в иудей­ской тра­ди­ции суб­бо­та (важ­ней­ший для Вет­хо­го Заве­та празд­ник) неред­ко име­ну­ет­ся Царицей-Субботой.

Празд­ни­ков празд­ник и тор­же­ство тор­жеств — удво­е­ние озна­ча­ет пре­вос­ход­ную сте­пень, ср. «Свя­тое Свя­тых» или «Песнь Песней».

Песнь 8, тропарь 1

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
При­и­ди­те, нова­го вино­гра­да рож­де­ния, / Боже­ствен­на­го весе­лия, / в наро­чи­том дни Вос­кре­се­ния, / Цар­ствия Хри­сто­ва при­об­щим­ся, / ною­ще Его / яко Бога во веки. При­ди­те, вку­сим ново­го пло­да / вино­град­ной лозы, / Боже­ствен­но­го весе­лья, / в слав­ный день вос­кре­се­ния, / и при­мем уча­стие в Цар­стве Хри­ста, / вос­пе­вая Его, как Бога, вовеки. При­ди­те — ново­го вино­гра­да пло­да, боже­ствен­но­го весе­лья, в слав­ный день вос­ста­ния Цар­ства и Хри­ста при­об­щим­ся, вос­пе­вая Его как Бога во веки. При­и­ди­те, при­об­щим­ся нова­го вино­град­на­го пло­да — боже­ствен­на­го весе­лия, в име­ни­тый день вос­кре­се­ния и цар­ствия Хри­ста, вос­пе­вая его, как Бога, во веки.

Этот тро­парь при­гла­ша­ет всех при­об­щить­ся Хри­сто­ву Цар­ству. Вино­град­ная лоза — древ­ний сим­вол Изра­и­ля (вспом­ним песнь про­ро­ка Иса­ии о вино­град­ни­ке — Ис 5:1–7), — в Новом Заве­те ста­но­вит­ся сим­во­лом Хри­ста: «Я есмь истин­ная вино­град­ная лоза, а Отец Мой — вино­гра­дарь» (Ин 15:1). Что­бы при­но­сить плод, необ­хо­ди­мо при­об­щить­ся Хри­сту: «Я есмь лоза, а вы вет­ви; кто пре­бы­ва­ет во Мне, и Я в нем, тот при­но­сит мно­го пло­да; ибо без Меня не може­те делать ниче­го». Соеди­няя эти обра­зы Еван­ге­лия от Иоан­на со сло­ва­ми Еван­ге­лия от Луки {«ска­зы­ваю вам, что не буду пить от пло­да вино­град­но­го, доко­ле не при­дет Цар­ствие Божие» — Лк 22:18), пре­по­доб­ный Иоанн Дамас­кин срав­ни­ва­ет день Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва с пло­дом вино­гра­да от ново­го уро­жая и при­зы­ва­ет вку­сить от него. Мож­но так­же уви­деть здесь отго­ло­сок слов апо­сто­ла Пав­ла о Хри­сте как о «начат­ке и пер­вен­це из мерт­вых» (см. Кол 1:18, 1 Кор 15:20).

Оче­вид­но, что и насто­я­щий тро­парь, подоб­но ирмо­су 3‑й пес­ни, име­ет несо­мнен­ный евха­ри­сти­че­ский смысл. Не уди­ви­тель­но, что в сво­ем ком­мен­та­рии пре­по­доб­ный Нико­дим насто­я­тель­но при­зы­ва­ет всех пра­во­слав­ных хри­сти­ан к при­ча­ще­нию Свя­тых Хри­сто­вых Таин на Пас­ху. Это явля­ет­ся искон­ной прак­ти­кой древ­ней Церк­ви, но к кон­цу XVIII века было, к сожа­ле­нию, доволь­но проч­но забы­то, и боль­шая часть хри­сти­ан при­ча­ща­лась все­го раз или два-три раза в год. Пре­по­доб­ный Нико­дим Свя­то­го­рец реши­тель­но высту­пал про­тив этой при­выч­ной, но, увы, пороч­ной прак­ти­ки, побуж­дая вер­нуть­ся к под­лин­но духов­но­му празд­но­ва­нию Пас­хи через при­ча­ще­ние в этот наро­чи­тый и свя­той день.

Песнь 8, тропарь 2

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Воз­ве­ди окрест очи твои, Сионе, и виждь: / се бо при­и­до­ша к тебе, / яко бого­свет­лая све­ти­ла, / от запа­да, и севе­ра, и моря, / и восто­ка чада твоя, / в тебе бла­го­сло­вя­щая Хри­ста во веки. Под­ни­ми очи твои, Сион, / и вокруг посмот­ри: / ибо вот, сошлись к тебе, / как боже­ствен­но сия­ю­щие све­ти­ла, / от запа­да, и севе­ра, / и моря и восто­ка дети твои, / бла­го­слов­ля­ю­щие в тебе Хри­ста вовеки. Под­ни­ми твои гла­за, Сион, и посмот­ри вокруг, ибо вот, при­шли к тебе исто­ча­ю­щие Боже­ствен­ный свет, слов­но све­ти­ла, с запа­да и севе­ра и от моря и с восто­ка чада твои, в тебе бла­го­слов­ля­ю­щие Хри­ста во веки. Воз­ве­ди взо­ры твои, Сион, вокруг себя и посмот­ри: вот стек­лись к тебе как бого­свет­лые све­ти­ла, от запа­да, севе­ра, моря и восто­ка, дети твои, бла­го­слов­ля­ю­щие в тебе Хри­ста во веки.

Дан­ный тро­парь содер­жит пара­фраз сле­ду­ю­щих слов про­ро­ка Иса­ии — «Воз­ве­ди очи твои и посмот­ри вокруг: все они соби­ра­ют­ся, идут к тебе; сыно­вья твои изда­ле­ка идут и доче­рей тво­их на руках несут» (Ис 60:4 — вхо­дит в состав 2‑й паре­мии Литур­гии Вели­кой Суб­бо­ты) и «Вот, одни при­дут изда­ле­ка; и вот, одни от севе­ра и моря, а дру­гие из зем­ли Синим» (Ис 49:12 — вхо­дит в состав послед­ней, 13‑й паре­мии Литур­гии наве­че­рия Бого­яв­ле­ния). Поня­тен инте­рес к теме Сио­на и Иеру­са­ли­ма под­ви­зав­ше­го­ся в оби­те­лях Свя­той зем­ли пре­по­доб­но­го Иоан­на Дамас­ки­на. Но, разу­ме­ет­ся, речь идёт не толь­ко и не столь­ко о зем­ных Сионе и Иеру­са­ли­ме, сколь­ко о Иеру­са­ли­ме Небес­ном, «схо­дя­щем свы­ше» (см. Откр 3:12, 21:2). Эта тема полу­чит своё даль­ней­шее раз­ви­тие в ирмо­се 9‑й песни.

Под чада­ми Сио­на, соби­ра­ю­щи­ми­ся к Небес­но­му Иеру­са­ли­му, пре­по­доб­ный Нико­дим в сво­ём тол­ко­ва­нии пони­ма­ет тех, кто оправ­дал­ся через веру и Свя­тое Кре­ще­ние. Све­ти­лами они назы­ва­ют­ся в соот­вет­ствии с еван­гель­ски­ми сло­ва­ми «тогда пра­вед­ни­ки вос­си­я­ют, как солн­це, в Цар­стве Отца их» (Мф 13:43), вос­хо­дя­щи­ми к про­ро­че­ству Дани­и­ла о том, что в Послед­ний Вели­кий День вос­кре­се­ния из мерт­вых «разум­ные будут сиять, как све­ти­ла на твер­ди, и обра­тив­шие мно­гих к прав­де — как звез­ды, вове­ки, навсе­гда» (Дан 12:3).

Песнь 8, тропарь 3 (троичен)

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Отче Все­дер­жи­те­лю, и Сло­ве, и Душе, / тре­ми соеди­ня­е­мое во Ипо­ста­сех Есте­ство, / Пре­су­ще­ственне и Пре­бо­же­ственне, / в Тя кре­сти­хом­ся, / и Тя бла­го­сло­вим во вся веки. Отец Все­дер­жи­тель, и Сло­во, и Дух, / Еди­ное в трех Лицах Суще­ство, / Все­выш­нее и Боже­ствен­ней­шее! / В Тебя мы кре­ще­ны / и Тебя бла­го­слов­ля­ем во все века. Отец Все­дер­жи­тель, и Сло­во, и Дух, в трех ипо­ста­сях объ­еди­ня­е­мое есте­ство, пре­вы­ше сущ­но­сти и пре­вы­ше Боже­ства, в Тебя мы кре­сти­лись и Тебя бла­го­слов­ля­ем во все веки. Отец Все­дер­жи­тель и Сло­во и Дух! Суще­ство еди­нич­ное в трех лицах, все­выш­нее и Боже­ствен­ней­шее! Мы в тебя кре­сти­лись и тебя будем бла­го­слов­лять во все веки.

Тро­и­чен вось­мой пес­ни, подоб­но вто­ро­му тро­па­рю тре­тьей пес­ни, обра­ща­ет­ся к теме кре­ще­ния, кото­рое, как уже гово­ри­лось выше, в древ­но­сти ста­ра­лись при­уро­чи­вать к вече­ру перед Пас­хой: «С вече­ра до пения пету­хов бодр­ствуя и … кре­стя огла­шен­ных сво­их, и про­чи­тав Еван­ге­лие … и пред­ло­жив наро­ду бесе­ду, пре­кра­щай­те сето­ва­ние ваше» («Апо­столь­ские поста­нов­ле­ния» — литур­ги­ко-кано­ни­че­ский памят­ник III—IV века, кни­га 5, гл. 19).

Связь тем Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва, кре­ще­ния и Свя­той Тро­и­цы мы видим повест­во­ва­нии Еван­ге­лия от Мат­фея о явле­нии вос­крес­ше­го Хри­ста один­на­дца­ти апо­сто­лам, поэто­му осо­бен­но умест­но вновь вспом­нить о кре­ще­нии имен­но в троичне:

Один­на­дцать же уче­ни­ков пошли в Гали­лею, на гору, куда пове­лел им Иисус, и, уви­дев Его, покло­ни­лись Ему, а иные усо­мни­лись. И при­бли­зив­шись Иисус ска­зал им: дана Мне вся­кая власть на небе и на зем­ле. Итак иди­те, научи­те все наро­ды, кре­стя их во имя Отца и Сына и Свя­та­го Духа, уча их соблю­дать всё, что Я пове­лел вам; и се, Я с вами во все дни до скон­ча­ния века. Аминь.

Отго­ло­сок послед­них слов это­го отрыв­ка «Я с вами во все дни до скон­ча­ния века» про­зву­чит в пер­вом тро­па­ре послед­ней, девя­той пес­ни. Как мы можем заме­тить, нечто подоб­ное встре­ча­ет­ся в пас­халь­ном каноне неод­но­крат­но: пре­по­доб­ный Иоанн неред­ко про­дол­жа­ет нача­тую им тему в одном из бли­жай­ших тро­па­рей или ирмосов.

Песнь 9, ирмос

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
Све­ти­ся, све­ти­ся, / новый Иеру­са­ли­ме: / сла­ва бо Гос­под­ня / на тебе воз­сия. / Ликуй ныне / и весе­ли­ся, Сионе. / Ты же, Чистая, кра­суй­ся, Бого­ро­ди­це, / о воста­нии Рож­де­ства Твоего. Све­тись, све­тись, новый Иеру­са­лим, / ибо сла­ва Гос­под­ня над тобою взо­шла! / Ликуй ныне и кра­суй­ся, Сион! /Ты же радуй­ся, Чистая Бого­ро­ди­ца, / о вос­кре­се­нии Рож­ден­но­го Тобой. Оза­ряй­ся све­том, оза­ряй­ся све­том / про­све­щай­ся, просвещайся/ све­тись, све­тись, новый Иеру­са­лим, ибо сла­ва Гос­под­ня на тебе вос­си­я­ла. Тан­цуй ныне и весе­лись, Сион, а Ты, Чистая, радуй­ся, Бого­ро­ди­це, о вос­ста­нии Рож­ден­но­го Тобой. Оза­ряй­ся све­том, оза­ряй­ся новый Иеру­са­лим: ибо сла­ва Гос­под­ня вос­си­я­ла над тобою; тор­же­ствуй ныне и весе­лись, Сион; и ты, Пре­чи­стая Бого­ро­ди­ца, радуй­ся о вос­ста­нии Рож­ден­но­го тобою!

Как уже гово­ри­лась, тема све­та про­хо­дит крас­ной нитью через весь канон Пас­хи. Сло­ва­ми «Вос­кре­се­ния день, про­све­тим­ся, людие» начи­на­ет­ся ирмос пер­вой пес­ни. Ирмос послед­ней, девя­той пес­ни вновь воз­вра­ща­ет­ся к ней, обра­зуя таким обра­зом inclusio (лите­ра­тур­ный при­ём, когда некая тема зву­чит в нача­ле и в кон­це про­из­ве­де­ния, как бы заклю­чая его в скоб­ки). И не будет непра­виль­ным ска­зать, что све­том, кото­рым хри­сти­ане при­зы­ва­ют­ся про­све­тить­ся, явля­ет­ся Неве­чер­ний Свет Цар­ствия Гос­под­ня, вос­хо­дя­щий над Новым Иерусалимом.

Сло­ва ирмо­са вос­хо­дят к про­ро­че­ству Иса­ии (Ис 60:16), кото­рое чита­ет­ся в каче­стве 2‑й паре­мии на Литур­гии Вели­кой Суб­бо­ты и к кото­ро­му пес­но­пи­сец уже обра­щал­ся во 2‑м тро­па­ре 8‑й пес­ни: «Вос­стань, све­тись, Иеру­са­лим, ибо при­шел свет твой, и сла­ва Гос­под­ня взо­шла над тобою» («Све­тись, све­тись…» соглас­но гре­че­ско­му пере­во­ду). А обра­ще­ние к Пре­чи­стой Деве обра­зу­ет необ­хо­ди­мую для ирмо­са 9‑й пес­ни связь с Пес­нью Бого­ро­ди­цы (Лк 1:46–55) — «Вели­чит душа Моя Гос­по­да, и воз­ра­до­вал­ся дух Мой о Боге, Спа­си­те­ле Моем». Вос­кре­се­ние Хри­сто­во, при­но­ся радость все­му миру, явля­ет­ся, разу­ме­ет­ся, сугу­бой радо­стью для Божи­ей Мате­ри, исце­ляя рану, нане­сён­ную смер­тью Сына Её душе (см. Лк 2:35 — «и Тебе Самой ору­жие прой­дет душу»).

Песнь 9, тропарь 1

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
О Боже­ствен­на­го, о любез­на­го, / о слад­чай­ша­го Тво­е­го гла­са! / С нами бо нелож­но / обе­щал­ся еси были, / до скон­ча­ния века Хри­сте: / Его­же, вер­нии, / утвер­жде­ние надеж­ди иму­ще, радуемся. О боже­ствен­ное, о воз­люб­лен­ное, / о слад­чай­шее Твое сло­во! / Ибо Ты не лож­но обе­щал / быть с нами до кон­чи­ны века Хри­сте! / Дер­жась его, как яко­ря надеж­ды нашей, / мы, вер­ные, радуемся! О Боже­ствен­ное, о любез­ное, о слад­чай­шее Твое воз­гла­ше­ние! Ибо с нами нелож­но Ты обе­щал­ся пре­быть до исхо­да века, Хри­сте. И в этом воз­гла­ше­нии мы, вер­ные, якорь надеж­ды имея, радуемся. О как боже­ствен­ны, любез­ны и пре­сла­дост­ны гла­го­лы твои, Хри­сте! Ты обе­щал­ся нелож­но с нами быть до кон­чи­ны века; имея их опо­рою надеж­ды, мы вер­ные радуемся.

Дан­ный тро­парь объ­еди­ня­ет обра­зы эпи­ло­га Еван­ге­лия от Мат­фея и Пес­ни Пес­ней: «Голос воз­люб­лен­но­го мое­го! … дай мне услы­шать голос твой, пото­му что голос твой сла­док и лице твое при­ят­но» (Песн 2:8, 14). На пер­вый взгляд, эти сло­ва опи­сы­ва­ет зем­ную любовь юно­ши и девуш­ки, одна­ко тра­ди­ци­он­но пони­ма­ет­ся в мисти­че­ском смыс­ле как ино­ска­за­ние о Боге и Церк­ви: «Посе­му оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать и при­ле­пит­ся к жене сво­ей, и будут двое одна плоть. Тай­на сия вели­ка; я гово­рю по отно­ше­нию ко Хри­сту и к Церк­ви» (Ефес 5:31–32).

В дан­ном слу­чае такая интер­пре­та­ция оче­вид­на из сле­ду­ю­щих слов, отсы­ла­ю­щих к фина­лу Еван­ге­лия от Мат­фея, где Хри­стос гово­рит: «Се, Я с вами во все дни до скон­ча­ния века» (Мф 28:20). Это обе­то­ва­ние Хри­ста не поки­дать Сво­их уче­ни­ков до скон­ча­ния века ста­но­вит­ся опор­ным пунк­том («утвер­жде­ни­ем» — бук­валь­но «яко­рем») жиз­ни хри­сти­а­ни­на во Хри­сте Вос­крес­шем: «дабы… твер­дое уте­ше­ние име­ли мы, при­бег­шие взять­ся за пред­ле­жа­щую надеж­ду, кото­рая для души есть как бы якорь без­опас­ный и креп­кий, и вхо­дит во внут­рен­ней­шее за заве­су, куда пред­те­чею за нас вошел Иисус, сде­лав­шись Пер­во­свя­щен­ни­ком навек по чину Мел­хи­се­де­ка» (Евр 6:18–20).

Песнь 9, тропарь 2

Цер­ков­но­сла­вян­ский Пере­вод иеро­мо­на­ха Амвро­сия (Тим­ро­та) Под­строч­ник Пере­вод Е. Ловягина
О Пас­ха велия и свя­щен­ней­шая, Хри­сте! / О муд­ро­сте, и Сло­ве Божий, и сило! / Пода­вай нам истее Тебе при­ча­ща­ти­ся, / в неве­чер­нем дни Цар­ствия Твоего. О Пас­ха вели­кая и свя­щен­ней­шая, Хри­сте! / О, Муд­рость, и Сло­во Божие, и Сила! / Даруй нам совер­шен­нее к Тебе при­об­щить­ся / в веч­но свет­лом дне Цар­ства Твоего. О Пас­ха вели­кая и свя­щен­ней­шая, Хри­сте! О муд­рость, и Сло­во Божие, и Сила! Пода­вай нам чище / совер­шен­нее Тебя при­ча­щать­ся в неве­чер­ний день Цар­ствия Твоего. О Пас­ха вели­кая и свя­щен­ней­шая, Хри­сте! О пре­муд­рость, Сло­во Божие и сила! Удо­стой нас совер­шен­нее при­об­щать­ся Тебя в без­ве­чер­ний день Цар­ствия Твоего.

Послед­ний тро­парь кано­на вновь пере­фра­зи­ру­ет свя­ти­те­ля Гри­го­рия: «Яо вели­кая и свя­щен­ная Пас­ха, и очи­ще­ние все­го мира! — буду бесе­до­вать с тобою, как с чем-то оду­шев­лен­ным. Сло­во Божие, и свет, и жизнь, и муд­рость, и сила! — раду­юсь всем тво­им наиме­но­ва­ни­ям; При­ча­стим­ся Пас­хи, ныне пока про­об­ра­зо­ва­телъ­но, хотя и откро­вен­нее, неже­ли в Вет­хом Заве­те… а впо­след­ствии и ско­ро при­ча­стим­ся совер­шен­нее и чище, когда Сло­во будет пить с нами сие “ново во Цар­ствии Отца” (Мф 26:2)».

О Пас­ха велия и свя­щен­ней­шая, Хри­сте — см. 1 Кор 5:7 «…ибо Пас­ха наша, Хри­стос, заклан за нас»’, к это­му месту из апо­сто­ла Пав­ла пес­но­пи­сец уже обра­щал­ся в 1‑м и 2‑м тро­па­рях 4‑й песни.

О муд­ре­е­те, и Сло­ве Божий, и сило — см. 1 Кор 1:23—24 «мы про­по­ве­ду­ем Хри­ста рас­пя­то­го, для Иуде­ев соблазн, а для Елли­нов безу­мие, для самих же при­зван­ных, Иуде­ев и Елли­нов, Хри­ста, Божию силу и Божию премудрость».

Пода­вай нам истее Тебе при­ча­ща­ти­ся — соглас­но свя­ти­те­лю Гри­го­рию, нынеш­нее при­об­ще­ние Хри­сту ещё лишь про­об­ра­зо­ва­тель­но по отно­ше­нию к совер­шен­но­му при­об­ще­нию в буду­щем веке. О том, что­бы нам спо­до­бит­ся это­го совер­шен­но­го при­об­ще­ния, и взы­ва­ет молит­вен­но пре­по­доб­ный Иоанн, обра­ща­ясь к оду­шев­лен­ной Пасхе — Христу.

В неве­чер­нем дни Цар­ствия Тво­е­го — т. е. нескон­ча­е­мом, не пере­хо­дя­щим в вечер и ночь. Эти­ми сло­ва­ми пре­по­доб­ный пес­но­пи­сец пока­зы­ва­ет, что празд­ник Свя­той Пас­хи, сто­я­щий вне ряда про­чих вели­ких празд­ни­ков, име­ет осо­бен­ную эсха­то­ло­ги­че­скую пер­спек­ти­ву, напо­ми­ная нам о цели наше­го зем­но­го бытия и щед­ро при­от­кры­вая нам заве­су буду­ще­го бла­жен­ства во Христе.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

«Азбука молитвы»
в Telegram.
t.me/azprayer
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки