О прак­тике цели­бата в Рус­ской Церкви

про­то­и­е­рей Максим Козлов

Мы при­гла­шаем наших авто­ров и чита­те­лей к обсуж­де­нию опуб­ли­ко­ван­ных доку­мен­тов Меж­со­бор­ного при­сут­ствия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви и начи­наем это обсуж­де­ние ста­тьей насто­я­теля храма святой муче­ницы Тати­аны об исто­рии и совре­мен­ной прак­тике руко­по­ло­же­ния без­брач­ного духо­вен­ства в Рус­ской Церкви.

Прак­тика цели­бата в Рус­ской Пра­во­слав­ной, в Рос­сий­ской еще Церкви, имеет свое кон­крет­ное начало. Это начало свя­зано с очень свет­лой лич­но­стью в исто­рии нашего духов­ного обра­зо­ва­ния и, можно ска­зать, в исто­рии подвиж­ни­че­ства и бла­го­че­стия нашей церкви. Это Алек­сандр Васи­лье­вич Гор­ский, мно­го­де­ся­ти­лет­ний про­фес­сор и мно­го­лет­ний ректор Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии, люби­мец свя­ти­теля Фила­рета (Дроз­дова), мит­ро­по­лита Мос­ков­ского и Коло­мен­ского. Соб­ственно, свя­ти­те­лем Фила­ре­том Алек­сандр Васи­лье­вич, дев­ствен­ник от чрева матери своея и чело­век, не желав­ший по своим сооб­ра­же­ниям при­ни­мать мона­ше­ство, был подвиг­нут свя­ти­те­лем Фила­ре­том к тому, чтобы писать про­ше­ние о цели­бат­ном руко­по­ло­же­нии. В ста­тусе миря­нина он не имел воз­мож­но­сти стать рек­то­ром духов­ной школы.

В обос­но­ва­ние этой совер­шенно новой тогда для Рос­сий­ской церкви прак­тики мит­ро­по­лит Фила­рет напи­сал целый трак­тат о при­ме­рах цели­бат­ных руко­по­ло­же­ний, кото­рые были в Древ­ней Церкви и в позд­ней­шей цер­ков­ной исто­рии. Этот трак­тат был подан свя­ти­те­лем как доклад­ная записка в Синод, сопро­вож­да­ю­щая про­ше­ние о руко­по­ло­же­нии Гор­ского в цели­бате и о назна­че­нии его рек­то­ром. Этот трак­тат был опуб­ли­ко­ван потом, в част­но­сти, в изда­нии Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии с назва­нием «При­бав­ле­ния к тво­ре­ниям святых отцов и учи­те­лей Церкви». Соб­ственно, до рево­лю­ции других извест­ных при­ме­ров цели­бат­ных руко­по­ло­же­ний нет.

После рево­лю­ции, даже точнее, после первых деся­ти­ле­тий совет­ской власти, когда в 40‑е годы стали воз­можны новые руко­по­ло­же­ния духо­вен­ства — не еди­нич­ные, а уже коли­че­ственно при­мет­ные, доста­точно мас­со­вые — встал вопрос о том, что многие из желав­ших руко­по­ла­гаться имели кано­ни­че­ские пре­пят­ствия к тому, чтобы при­ни­мать сан, всту­пая в брак. Так сло­жи­лось по про­жи­тым деся­ти­ле­тиям в усло­виях без­бож­ной соци­а­ли­сти­че­ской дей­стви­тель­но­сти. Многие нахо­ди­лись в раз­воде, в том числе, между прочим, и потому, что их, как веру­ю­щих, остав­ляли жены, кото­рые от веры отошли или их убеж­де­ний не раз­де­ляли, или в силу других кол­ли­зий. И они жениться перед руко­по­ло­же­нием не могли, а к мона­ше­ству либо при­зва­ния не имели, либо не могли пойти в монахи: в какой-то момент даже свя­щен­ни­ком было проще ока­заться, чем в мона­стыре. И вот тогда в доста­точно при­мет­ном коли­че­стве была воз­об­нов­лена прак­тика цели­бат­ных руко­по­ло­же­ний. В разной мере она теп­ли­лась и в после­ду­ю­щие 50‑е, 60‑е, 70‑е годы.

Новая довольно мас­со­вая волна пошла, когда возник новый всплеск по коли­че­ству хиро­то­ний, в конце 80‑х — начале 90‑х годов, когда опять в Цер­ковь пришли поко­ле­ния желав­ших послу­жить ей, но до того имев­ших внеш­ние пре­пят­ствия от вла­стей. Они в зна­чи­тель­ной части пришли с теми же про­бле­мами: кто-то был раз­ве­ден, кто-то имел другие при­чины, по кото­рым в жена­том состо­я­нии руко­по­ла­гаться не мог. Часть этих людей пошли путем при­ня­тия мона­ше­ства и слу­же­ния в мона­сты­рях, но опре­де­лен­ная часть при­ни­мала и при­ни­мает сейчас сан как цели­бат­ные кли­рики.

Конечно, навер­ное, тре­бу­ется особое вни­ма­тель­ное рас­суж­де­ние и духов­ника, и пра­вя­щего архи­ерея о таких руко­по­ло­же­ниях. На сего­дня — вот уже в послед­ние лет десять — не вполне ста­но­вится понят­ным, почему чело­век, не име­ю­щий при­зва­ния и реши­мо­сти нести крест семей­ной жизни и при этом не име­ю­щий при­зва­ния и реши­мо­сти подъ­ять на себя иеро­мо­на­ше­ство, счи­тает себя при­год­ным на слу­же­ние в этом сред­нем, «ни рыба ни мясо», состо­я­нии. Он и как глава своей домаш­ней церкви не может дать при­мера при­хо­жа­нам и другим людям, и не имеет воз­мож­но­сти раз­де­лить с людьми, кото­рых он окорм­ляет, общие радо­сти и скорби семей­ного бытия. С другой сто­роны, не реша­ется этот чело­век дать и другой пример — отре­че­ния от земных попе­че­ний. Иногда люди руко­по­ла­га­ются цели­батно и при­ни­мают мона­ше­ство потом. Если этот чело­век уходит в мона­стырь — понятно, что почему-то он не имел такого стрем­ле­ния пер­во­на­чально и как-то дорос до него. А если он таким обра­зом легче ста­но­вится игу­ме­ном или архи­манд­ри­том, то не очень понятно, что это за путь такой к мона­ше­ству: без послу­ша­ния, без про­хож­де­ния пер­во­на­чаль­ных его сту­пе­ней, когда сна­чала нужно в коров­нике поуби­раться или кир­пи­чики покласть. Хорош будет тот архи­манд­рит, кото­рый сам нико­гда прежде послуш­ни­ком не был, сам не знает, что такое послу­ша­ние.

Поэтому с цели­бат­ным духо­вен­ством воз­ни­кают у меня вопросы, и я знаю, что у многих людей они воз­ни­кают. Знаю вполне добрых, искрен­них, хоро­ших цели­бат­ных батю­шек, но не вполне пони­маю, почему хиро­то­нии таких людей про­дол­жа­ются в те новей­шие 5–10 лет, когда резоны, кото­рые были в преды­ду­щие деся­ти­ле­тия, как кажется, почти все уже отпали.

В послед­ние два деся­ти­ле­тия, к сожа­ле­нию, слу­ча­лось, что при общей нехватке духо­вен­ства семи­на­рист или просто моло­дой бла­го­че­сти­вый чело­век, желав­ший свя­щен­ства, но затруд­няв­шийся с поис­ком супруги,  в два­дцать лет цели­бат­ным обра­зом при­ни­мал сан и отправ­лялся слу­жить на приход. Это более чем соблаз­ни­тельно, и — конечно, воз­раст­ная планка для такого руко­по­ло­же­ния должна быть не ниже, чем для мона­ше­ского пострига. В мона­ше­ском постриге, кроме выпуск­ни­ков духов­ной школы, она опре­де­лена в 30 лет, и для цели­бата я бы поста­вил не меньше 30 лет для свя­щен­ни­че­ской хиро­то­нии. Как чело­век поне­сет это воз­дер­жа­ние в ситу­а­ции при­ход­ской жизни, что труд­нее, чем в мона­стыре, как он оста­нется бес­страст­ным, — пред­ста­вить могу с трудом.

Про­блема сего­дня усу­губ­ля­ется тем, что наши буду­щие пас­тыри — в основ­ном из тех поко­ле­ний, кото­рые пришли в семи­на­рию сразу после школы, а в лучшем случае после сред­него спе­ци­аль­ного или выс­шего учеб­ного заве­де­ния или после воору­жен­ных сил. То есть в каких-то ситу­а­циях это может быть чело­век 21, 23‑х лет, или 24–26-ти лет. Не все в этом воз­расте, в осо­бен­но­сти в первой воз­раст­ной кате­го­рии, готовы и к созда­нию семьи, и тем более к ответ­ствен­ному испол­не­нию пас­тыр­ских душе­по­пе­чи­тель­ных обя­зан­но­стей. Про­блема состоит в том, что у нас нет на сего­дня обще­цер­ков­ного реше­ния о том, как быть с этими выпуск­ни­ками духов­ных школ, кото­рые и учи­лись хорошо, и маль­чики хоро­шие, но и жену он буду­щую себе еще не нашел, и к мона­ше­ству не имеет при­зва­ния, и осо­знан­ного жела­ния цели­бата в 22 года у него нет.

Понятна скорбь архи­ереев, кото­рые учили-учили, вкла­ды­вали-вкла­ды­вали деньги в эти семи­на­рии, в этих семи­на­ри­стов, а там из всего курса 2–3 чело­века готовы сан при­нять, а мест свя­щен­ни­че­ских столько сво­бод­ных. Архи­ерей в скорби: что же я их всех учу, если потом все равно при­хо­дится неиз­вестно кого, при­хо­дя­щих из сосед­них епар­хий, с непо­нятно какой репу­та­цией при­ни­мать и с риском для при­хо­дов назна­чать. Но понятно и то, что, навер­ное, пра­вильно идти не путем насто­я­ния: вот тебе пол­года, решай — в монахи, в цели­баты или женись, а если не решишь, то будет тебе ана­фема маранафа, будешь мне яко языч­ник и мытарь. Веро­ятно, нужно найти некую воз­мож­ность их инкор­по­ри­ро­ва­ния в те или иные цер­ков­ные струк­туры для полез­ного цер­ков­ного труда, свя­зан­ного ли со свя­щен­но­слу­же­нием, с рабо­той в тех или иных цер­ков­ных инсти­ту­циях, кото­рые бы дали им воз­мож­ность и жиз­ненно опре­де­литься, встать на ноги, и повзрос­леть немного для буду­щего свя­щен­но­слу­же­ния.

16 декабря 2010 года пре­зи­диум Меж­со­бор­ного при­сут­ствия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви поста­но­вил при­нять в первом чтении проект доку­мента «Кри­те­рии хиро­то­нии без­брач­ных лиц, не состо­я­щих в мона­ше­стве», напра­вить его на отзыв в епар­хии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви и опуб­ли­ко­вать с целью про­ве­де­ния обще­ствен­ной дис­кус­сии, по итогам кото­рой пере­дать доку­мент на второе чтение в пленум Меж­со­бор­ного при­сут­ствия.

Пояс­ни­тель­ная записка к про­екту

Кано­ни­че­ский мате­риал по вопросу кри­те­риев хиро­то­нии не состо­я­щих в мона­ше­стве без­брач­ных лиц даёт сле­ду­ю­щие основ­ные нормы:

  •  прин­ци­пи­аль­ное утвер­жде­ние исклю­чи­тель­но­сти подоб­ной хиро­то­нии (запрет на развод, понуж­де­ние к выбору в вопросе семей­ного поло­же­ния до хиро­то­нии в Ап., 5; Анкир., 10; Карф., 20); 
  •  при­зна­ние обя­за­тель­но­сти цели­бата для кан­ди­дата в клир не отве­ча­ю­щим древним кано­ни­че­ским пра­ви­лам Церкви (Трул., 13); 
  •  запрет на изме­не­ние без­брач­ного ста­туса после хиро­то­нии (Ап., 26; Неокес., 1; Трул., 6);
  •  запрет на про­жи­ва­ние цели­бат­ного кли­рика с осо­бами жен­ского пола после хиро­то­нии (I Вс., 3).

Члены комис­сии обсу­дили вопросы о воз­раст­ном и обра­зо­ва­тель­ном цензе для руко­по­ло­же­ния в без­брач­ном состо­я­нии, о порядке при­ня­тия реше­ния о руко­по­ло­же­нии лица в без­брач­ном состо­я­нии. Было при­нято к све­де­нию реше­ние Все­рос­сий­ского Цер­ков­ного Собора 1917–1918 гг., «в изме­не­ние уста­нов­лен­ного в Рус­ской Церкви порядка, по коему воз­ве­де­ние в сан диа­кона и свя­щен­ника лиц, не обя­зан­ных супру­же­ством и не состо­я­щих в ино­че­стве, доз­во­ля­ется лишь по дости­же­нии ими сорока лет, допу­стить посвя­ще­ние в сан диа­кона и свя­щен­ника в без­брач­ном состо­я­нии лиц, достиг­ших трид­ца­ти­лет­него воз­раста, по особ­ли­вом испы­та­нии со сто­роны руко­по­ла­га­ю­щего епи­скопа». Данное реше­ние было затем под­твер­ждено поста­нов­ле­нием Вре­мен­ного Пат­ри­ар­шего Синода «О без­брач­ном духо­вен­стве, не достиг­шем соро­ка­лет­него воз­раста (от 2 января 1931 года, No. 2)».

В ходе обсуж­де­ния про­екта доку­мента было ука­зано, что основ­ным кри­те­рием для хиро­то­нии в без­брач­ном состо­я­нии должен быть доста­точ­ный жиз­нен­ный и цер­ков­ный опыт кан­ди­дата к хиро­то­нии, под­твер­жден­ный духов­ни­ком и закреп­лен­ный про­хож­де­нием очного обра­зо­ва­ния в духов­ной школе. При отсут­ствии такого обра­зо­ва­ния необ­хо­димо, как мини­мум, полное заоч­ное семи­нар­ское обра­зо­ва­ние и про­хож­де­ние цер­ков­но­слу­жи­тель­ской прак­тики под руко­вод­ством опыт­ного свя­щен­ника, могу­щего пере­дать кан­ди­дату свой опыт цер­ков­ной жизни.

«О хиро­то­нии без­брач­ных лиц, не состо­я­щих в мона­ше­стве»

  1. При­знать, что прак­тика хиро­то­нии без­брач­ных лиц, не состо­я­щих в мона­ше­стве, а осо­бенно лиц, ранее не состо­яв­ших в браке, должна рас­смат­ри­ваться как исклю­чи­тель­ная.
  2. Хиро­то­нии без­брач­ных лиц, не состо­я­щих в мона­ше­стве, совер­шать не ранее дости­же­ния ими 30-лет­него воз­раста. Тако­вые лица должны обла­дать доста­точ­ным жиз­нен­ным и духов­ным опытом.
  3. Кан­ди­дат на хиро­то­нию в без­брач­ном состо­я­нии без при­ня­тия мона­ше­ства должен прежде хиро­то­нии полу­чить полное семи­нар­ское или ака­де­ми­че­ское обра­зо­ва­ние. В том случае, если это обра­зо­ва­ние полу­ча­ется им заочно, он должен пройти не менее чем двух­лет­нюю прак­тику (с полной нагруз­кой) в каче­стве цер­ков­но­слу­жи­теля при кафед­раль­ном соборе, мно­го­штат­ном город­ском при­ходе или епар­хи­аль­ном мона­стыре, под руко­вод­ством опыт­ного свя­щен­но­слу­жи­теля.
  4. Хиро­то­нию без­брач­ных лиц, не состо­я­щих в мона­ше­стве, совер­шать лишь после изу­че­ния кан­ди­да­туры епар­хи­аль­ным сове­том, на осно­ва­нии пись­мен­ного обос­но­ван­ного про­ше­ния кан­ди­дата на свя­щен­ный сан, встречи с ним и пись­мен­ной реко­мен­да­ции его духов­ника, а также рек­тора духов­ной школы, где обу­чался кан­ди­дат, либо насто­я­теля храма или мона­стыря, при кото­ром он про­хо­дил прак­тику.
  5. Список кли­ри­ков, руко­по­ло­жен­ных в без­брач­ном состо­я­нии и без при­ня­тия при этом мона­ше­ских обетов, вклю­чать в еже­год­ные епар­хи­аль­ные отчеты, направ­ля­е­мые на имя Пат­ри­арха Мос­ков­ского и всея Руси, с ука­за­нием для каж­дого такого кли­рика даты рож­де­ния и обра­зо­ва­ния, а также крат­ким изло­же­нием причин руко­по­ло­же­ния в без­брач­ном состо­я­нии.

Интер­нет-изда­ние «Татья­нин день»

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки