О тонкости перевода богослужебных текстов

Алек­сей Суб­о­чев

Одним из самых спор­ных и в общем то непо­нят­ных мест в бого­слу­же­нии явля­ется Херу­вим­ская песнь в Литур­гии Иоанна Зла­то­уста, и в нашей совре­мен­ной прак­тике и в Литур­гии Васи­лия Вели­кого. В первую оче­редь это конечно же свя­зано со словом “дори­но­сима” — из-за того что это спе­ци­фи­че­ский необыч­ный термин, его пере­вод не так то и прост, и всегда вызы­вает споры. Мой насто­я­тель к при­меру вообще счи­тает что это пере­во­дить не нужно, проще выучить слово, чем спо­рить как его пере­во­дить. Я с такой пози­цией не согла­сен, но и все име­ю­щи­еся пере­воды, меня тоже не очень устра­и­вают. Сейчас будем раз­би­раться почему и в чем про­блема.

Итак вон она в исход­ном сла­вян­ском тексте: “Иже Херу­вимы тайно обра­зу­юще и живо­тво­ря­щей Троице Три­свя­тую песнь при­пе­ва­юще, всякое ныне житей­ское отло­жим попе­че­ние. Яко да Царя всех поды­мем, ангель­скими неви­димо дори­но­сима чинми. Алли­луиа, алли­луиа, алли­луиа.”

Текст в общем то всем уже давно при­выч­ный, но от этого не менее непо­нят­ный. Тут еще есть тон­кость, что из-за изна­чально непра­виль­ного пере­вода с гре­че­ского на сла­вян­ский, по боль­шин­ству семи­на­рий и статей по поводу тол­ко­ва­ния этого текста гуляет ошибка свя­зан­ная со словом “поды­мем”. С дори­но­сима — все не так сложно, “дори — ” копье по гре­че­ски. Копье­носцы. В итоге была фак­ти­че­ски при­ду­мана версия, что пол­ко­вод­цев под­ни­мали на щите на копьях, в три­умфе и вно­сили в город. И поэтому “поды­мем” — “копье­нос­цами”.
На самом деле нет. Для того что бы это понять нужно обра­титься к гре­че­скому тексту, вот он:

Οἱ τὰ Χερουβεὶμ μυστικῶς εἰκονίζοντες, καὶ τῇ ζωοποιῷ Τριάδι τὸν τρισάγιον ὕμνον προσᾴδοντες, πᾶσαν τὴν βιωτικὴν ἀποθώμεθα μέριμναν, ὡς τὸν Βασιλέα τῶν ὅλων ὑποδεξόμενοι, ταῖς ἀγγελικαῖς ἀοράτως δορυφορούμενον τάξεσιν. Ἀλληλούϊα.

Обра­тимся ко второй части песни Херу­ви­мов — ὠς τὸν βασιλέα τῶν ὃλων ὑποδεξόμενοι ταῖς ἀγγελικαῖς ἀοράτως δορυφορούμενον τάξεσιν
ὠς τὸν βασιλέα τῶν ὃλων ὑποδεξόμενοι (ос тон васи­лэа тон олон ипо­дек­со­мени) — “ос” с при­ча­стием буду­щего вре­мени “ипо­дек­со­мени” несет в себе идею цели дей­ствия. “Ипо­де­хо­май” озна­чает “при­ни­мать у себя”, “вос­при­ни­мать”. То есть пере­во­дить это надо так: “чтобы вос­при­нять” — кого? “тон васи­леа тон олон” — царя всех, то есть все­об­щего царя, Царя всего сотво­рен­ного.
Но ника­кого дей­ствия по поводу “под­ни­ма­ния” тут нет. При­нять, вос­при­нять. Под­ни­мать по гре­че­ски — αύξηση — совсем другой глагол.

Вот так невер­ный изна­чально пере­вод и не самое хоро­шее знание гре­че­ского порож­дает живу­чий миф о под­ни­ма­нии на щитах. Такое под­ни­ма­ние иногда слу­ча­лось конечно в Рим­ской Импе­рии, очень сильно куль­турно свя­зан­ной с антич­ным миром, спар­тан­цами и прочей гре­че­ской куль­ту­рой, где под­ня­тие на щите было как раз при­выч­ным обря­дом, но в Визан­тии уже нет, за всю больше чем 1000 летнюю исто­рию Визан­тии это слу­ча­лось всего несколько раз.
А вот другое пони­ма­ние слова δορυφορούμενον — (дори­фо­ру­ме­нон) — это обыч­ные тело­хра­ни­тели Импе­ра­тора, вроде коро­лев­ской гвар­дии той же англий­ской короны, или швей­цар­ские гвар­дейцы Папы. И сопро­вож­де­ние Импе­ра­тора рядами таких вот тор­же­ственно одетых воинов с копьями — было для визан­тий­цев куда более при­выч­ным и понят­ным обра­зом (осо­бенно с актив­ным уча­стием Импе­ра­тора в бого­слу­же­ниях Вели­кой Церкви — Святой Софии), как для жите­лей Москвы при­вы­чен образ кор­те­жей ФСО с мигал­ками, сразу понятно кто едет. Ну может быть без такого вызы­ва­е­мого нега­тива.
Вот на вло­жен­ном рисунке как раз справа и стоит тот самый копье­но­сец. Вот пред­став­ля­ете Визан­тию, Святую Софию, и сопро­вож­да­е­мый вот такими вот тор­же­ствен­ными высо­кими вои­нами, со щитами и копьями входит тор­же­ственно одетый Импе­ра­тор.

Об этом гово­рит и пере­вод:
ταῖς ἀγγελικαῖς ἀοράτως δορυφορούμενον τάξεσιν (тэс анге­ли­кэс аора­тос дори­фо­рум­энон так­се­син).
“Дори­фо­ру­ме­нон” — при­ча­стие в вини­тель­ном падеже, что ука­зы­вает на его связь с “Царем всех”. Чтобы нам встре­тить Царя — какого? “Дори­фо­ру­ме­нон”. Вари­ант непол­ного пере­вода в цер­ков­но­сла­вян­ском “дори­но­си­мый” — то есть “копье­но­си­мый”. Есть такое тол­ко­ва­ние этого тер­мина, что вое­на­чаль­ника или пол­ко­водца ста­вили на щит, щит под­ни­мали на копья, тор­же­ственно, чтобы всем его было видно. То есть цер­ков­но­сла­вян­ский пере­вод имеет в виду именно это. На самом деле “дори­форэо” — глагол, от кото­рого обра­зо­вано при­ча­стие — значит бук­вально “быть тело­хра­ни­те­лем, копье­нос­цем при ком-то”. То есть Царь, сопро­вож­да­е­мый охра­ной — “так­се­син”, воин­ством. Воин­ством каким? — “анге­ли­кэс”. И как эти ангелы Его сопро­вож­дают? “Аора­тос”, то есть неви­димо.

Вот такой вот смысл у ори­ги­наль­ного текста. То есть если дословно пере­ве­сти с гре­че­ского Херу­вим­скую песнь на рус­ский язык полу­ча­ется вот такой вот смысл:

“Мы, кото­рые таин­ствен­ным обра­зом воз­во­димся до чина Херу­ви­мов и поем тор­же­ствен­ную песнь живо­тво­ря­щей Троице (вместе с этими же херу­ви­мами и сера­фи­мами — как равные), давайте отло­жим (на неко­то­рое время) всякую нашу житей­скую заботу, чтобы при­нять у себя Царя всех, неви­димо окру­жен­ного вой­сками анге­лов.” (с) — Авгу­ста А.

И вот теперь этот смысл нужно пере­дать в виде бого­слу­жеб­ного гимна. Давайте срав­ним пере­воды кото­рые у нас уже име­ются.

Пере­вод о. Геор­гия Кочет­кова:
Херу­ви­мов в таин­стве изоб­ра­жая
и живо­тво­ря­щей Троице
Три­свя­тую песнь вос­пе­вая,
всякое ныне житей­ское
отло­жим попе­че­ние,
дабы при­нять нам Царя всего сущего,
стра­жей ангель­ской
незримо сопро­вож­да­е­мого,
Алли­луйя, Алли­луйя, Алли­луйя.

Лично мне в этом пере­вод не нра­вится слово “в таин­стве”, какое Таин­ство име­ется ввиду, у этого слова в рус­ском языке другой смысл. И этого смысла там нет. Так же кажется тяже­ло­вес­ным “Царь всего сущего”, излишне усло­жен­ный пере­вод. Но это уже субъ­ек­тивно.

Пере­вод Амро­сия Тим­рота:
Мы, Херу­ви­мов таин­ственно изоб­ра­жая и живо­тво­ря­щей Троице Три­свя­тую песнь вос­пе­вая, всякое ныне житей­ское отло­жим попе­че­ние.
Чтобы при­нять Царя всего, Ангель­скими пол­ками неви­димо сопро­вож­да­е­мого. Алли­луия, алли­луия, алли­луия

Здесь в первой части идет послов­ное сле­до­ва­ние гре­че­скому ори­ги­налу, но конец сма­зы­ва­ется, откуда то берутся какие то полки, кото­рых в ори­ги­нале нет.

Пере­вод Анри Вол­хон­ского:
Мы же, херу­ви­мов тайно обра­зуя
И живо­тво­ря­щей Троице три­свя­тую песнь вос­пе­вая,
Всякое ныне житей­ское отло­жим попе­че­ние.
Дабы при­нять все­об­щего Царя,
ангель­скою стра­жей неви­димо воз­не­сен­ного.
Алли­луйя, алли­луйя, алли­луйя.

Вот это один из лучших вари­ан­тов, мак­си­мально при­бли­жено к нашей идее цер­ковно-рус­ского языка, первая часть вообще иде­альна на мой вкус, а вот вторая часть опять мимо, куда там кого воз­не­сен­ного, зачем. Нет, тоже неудачно.

Пере­вод о. Силу­ана (Тума­нова):
Херу­ви­мам таин­ственно упо­доб­ля­ясь и живо­тво­ря­щей Троице вос­пе­вая Три­свя­тую песнь, всякое житей­ское отло­жим ныне попе­че­ние, дабы достойно при­нять Царя всех, шеству­ю­щего незримо с Ангель­скими воин­ствами. Алли­луйя, алли­луйя, алли­луйя.

Здесь спорно “шеству­ю­щего незримо”, в ори­ги­нале незримо все таки ангель­ские чины идут, а не Царь, ну это все детали.

Пере­вод еп. Алек­сандра (Миле­анта):
Мы, таин­ственно изоб­ра­жая херу­ви­мов и вос­пе­вая живо­тво­ря­щей Троице три­свя­тую песнь, отло­жим теперь все житей­ские заботы,
Чтобы при­нять Царя всех, Кото­рого неви­димо сопро­вож­дают ангель­ские чины. Алли­луия, алли­луйя, алли­луйя.

Тут не знаю, по мне так смысла пере­вода “попе­че­ния” на “житей­ские заботы” я не вижу, слово в общем вполне себе понят­ное для рус­ского слуха.

Пере­вод о Фео­фана (Ада­менко):
Мы Херу­ви­мов таин­ственно изоб­ра­жа­ю­щие и Живо­тво­ря­щей Троице Три­свя­тую песнь поющие, всякое ныне житей­ское отло­жим попе­че­ние
Да вос­при­и­мем Царя всех, неви­димо сопро­вож­да­е­мого Ангель­скими чинами. Алли­луия, алли­луйя, алли­луйя.

Этот пере­вод один из самых старых, но одно­вре­менно он и один из самых лучших. Пожа­луй у меня к нему только одно заме­ча­ние, он не рит­ми­зо­ван, и выпа­дает из при­выч­ной рит­мики сла­вян­ского текста.

Один из совре­мен­ных пере­во­дов, тут вообще пред­ла­га­ется иной образ:
Мы же, херуви́мов в та́инстве явля́я
и животворя́щей Тро́ице
Трисвяту́ю песнь воспева́я,
вся́кое ны́ не жите́йское
отло́жим попече́ние.
Да́бы приня́ть нам Царя́ всех,
А́нгельской стра́жей незри́мо носи́мого.
Аллилу́йя, аллилу́йя, аллилу́йя.

Здесь идет аллю­зия на про­рока Исайю, и образ Херу­ви­мов несу­щих пре­стол Славы Все­выш­него, инте­рес­ный образ, хоть и не сов­па­дает со смыс­лом ори­ги­наль­ного текста.

Вообще это довольно суще­ствен­ная про­блема, как пере­дать образ, кото­рый визан­тий­цам был вполне себе близок и поня­тен, а кому не поня­тен, вот тебе Визан­тия, вот Святая София, приди и посмотри, каждое Вос­кре­се­нье и в празд­ники Литур­гия. А для нас этот образ уже ничего и не гово­рит, с копье­нос­цами.
И даже сами греки, пере­водя этот текст для своих англо­языч­ных при­хо­дов, в общем от этого образа отка­за­лись, упро­стив текст:

Let us, who mystically represent the Cherubim and who sing the thrice-holy hymn to the life-creating Trinity, now lay aside every worldly care. So that we may receive the King of all who is invisibly escorted by the angelic hosts. Alleluia. Alleluia. Alleluia.

Вот так вот просто escorted by the angelic hosts. Все. Ника­ких тебе копий и всего такого.

Рус­ские, пере­водя на англий­ский — пере­вод РПЦЗ все таки сде­лали более тор­же­ствен­ный, но и более тяже­ло­вес­ный текст: Let us, who mystically represent the Cherubim and chant the thrice-holy hymne unto the life-creating Trinity, now lay aside all eartly care. That we may receive the King of all, who cometh invisibly upborne in triumph by the ranks of angels. Alleluia. Alleluia. Alleluia.

Здесь пыта­ются сохра­нить образ тор­же­ствен­ного сопро­вож­де­ния исполь­зуя термин “триумф”, три­ум­фаль­ного шествия. Инте­рес­ная находка, можно поду­мать как его исполь­зо­вать.

В итоге от раз­мыш­ле­ний над всеми этими пере­во­дами, роди­лась своя версия пере­вода. Первая часть мне очень нра­вится у Анри Вол­хон­ского, а вот вторую я уже пред­ла­гаю свою:

Мы же, херу­ви­мов тайно обра­зуя
И живо­тво­ря­щей Троице три­свя­тую песнь вос­пе­вая,
Всякое ныне житей­ское отло­жим попе­че­ние. И да при­и­мем Царя всех, сопро­вож­да­е­мого незримо всем ангель­ским чином.
Алли­луйя, алли­луйя, алли­луйя.

Попро­буйте про­чи­тать это вслух. Сна­чала сла­вян­ский текст:
“Иже Херу­вимы тайно обра­зу­юще и живо­тво­ря­щей Троице Три­свя­тую песнь при­пе­ва­юще, всякое ныне житей­ское отло­жим попе­че­ние. Яко да Царя всех поды­мем, ангель­скими неви­димо дори­но­сима чинми. Алли­луиа, алли­луиа, алли­луиа.”

а потом мой:

“Мы же, образ херу­ви­мов таин­ственно являя
И живо­тво­ря­щей Троице три­свя­тую песнь вос­пе­вая,
Всякое ныне житей­ское отло­жим попе­че­ние. И да при­и­мем Царя всех, сопро­вож­да­е­мого незримо всем ангель­ским чином.
Алли­луйя, алли­луйя, алли­луйя.”

По моему мне вполне уда­лось сохра­нить рит­мику, и при этом сде­лать вполне понят­ный текст.

Пере­вод о. Силу­ана (Тума­нова) v2.0

Херу­ви­мам таин­ственно упо­доб­ля­ясь и живо­тво­ря­щей Троице Три­свя­тую песнь вос­пе­вая, всякое житей­ское отло́жим ныне попе­че­ние, и достойно примем Царя всех, шеству­ю­щего с неви­ди­мыми Ангель­скими силами. Алли­луйя, алли­луйя, алли­луйя.

И еще одна версия пере­вода:
Мы же, херу­ви­мов таин­ственно образ являя
И живо­тво­ря­щей Троице три­свя­тую песнь вос­пе­вая,
Всякое ныне житей­ское отло­жим попе­че­ние. Дабы Царя всех при­нять, ангель­скими незримо хра­ни­мого чинами.
Алли­луйя, алли­луйя, алли­луйя.

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки