Алексей Субочев
О тонкости перевода богослужебных текстов

Одним из самых спорных и в общем то непонятных мест в богослужении является Херувимская песнь в Литургии Иоанна Златоуста, и в нашей современной практике и в Литургии Василия Великого. В первую очередь это конечно же связано со словом “дориносима” — из-за того что это специфический необычный термин, его перевод не так то и прост, и всегда вызывает споры. Мой настоятель к примеру вообще считает что это переводить не нужно, проще выучить слово, чем спорить как его переводить. Я с такой позицией не согласен, но и все имеющиеся переводы, меня тоже не очень устраивают. Сейчас будем разбираться почему и в чем проблема.

Итак вон она в исходном славянском тексте: “Иже Херувимы тайно образующе и животворящей Троице Трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. Яко да Царя всех подымем, ангельскими невидимо дориносима чинми. Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.”

Текст в общем то всем уже давно привычный, но от этого не менее непонятный. Тут еще есть тонкость, что из-за изначально неправильного перевода с греческого на славянский, по большинству семинарий и статей по поводу толкования этого текста гуляет ошибка связанная со словом “подымем”. С дориносима — все не так сложно, “дори — ” копье по гречески. Копьеносцы. В итоге была фактически придумана версия, что полководцев поднимали на щите на копьях, в триумфе и вносили в город. И поэтому “подымем” — “копьеносцами”.
На самом деле нет. Для того чтобы это понять нужно обратиться к греческому тексту, вот он:

Οἱ τὰ Χερουβεὶμ μυστικῶς εἰκονίζοντες, καὶ τῇ ζωοποιῷ Τριάδι τὸν τρισάγιον ὕμνον προσᾴδοντες, πᾶσαν τὴν βιωτικὴν ἀποθώμεθα μέριμναν, ὡς τὸν Βασιλέα τῶν ὅλων ὑποδεξόμενοι, ταῖς ἀγγελικαῖς ἀοράτως δορυφορούμενον τάξεσιν. Ἀλληλούϊα.

Обратимся ко второй части песни Херувимов — ὠς τὸν βασιλέα τῶν ὃλων ὑποδεξόμενοι ταῖς ἀγγελικαῖς ἀοράτως δορυφορούμενον τάξεσιν
ὠς τὸν βασιλέα τῶν ὃλων ὑποδεξόμενοι (ос тон василэа тон олон иподексомени) — “ос” с причастием будущего времени “иподексомени” несет в себе идею цели действия. “Иподехомай” означает “принимать у себя”, “воспринимать”. То есть переводить это надо так: “чтобы воспринять” — кого? “тон василеа тон олон” — царя всех, то есть всеобщего царя, Царя всего сотворенного.
Но никакого действия по поводу “поднимания” тут нет. Принять, воспринять. Поднимать по гречески — αύξηση — совсем другой глагол.

Вот так неверный изначально перевод и не самое хорошее знание греческого порождает живучий миф о поднимании на щитах. Такое поднимание иногда случалось конечно в Римской Империи, очень сильно культурно связанной с античным миром, спартанцами и прочей греческой культурой, где поднятие на щите было как раз привычным обрядом, но в Византии уже нет, за всю больше чем 1000 летнюю историю Византии это случалось всего несколько раз.
А вот другое понимание слова δορυφορούμενον — (дорифоруменон) — это обычные телохранители Императора, вроде королевской гвардии той же английской короны, или швейцарские гвардейцы Папы. И сопровождение Императора рядами таких вот торжественно одетых воинов с копьями — было для византийцев куда более привычным и понятным образом (особенно с активным участием Императора в богослужениях Великой Церкви — Святой Софии), как для жителей Москвы привычен образ кортежей ФСО с мигалками, сразу понятно кто едет. Ну может быть без такого вызываемого негатива.
Вот на вложенном рисунке как раз справа и стоит тот самый копьеносец. Вот представляете Византию, Святую Софию, и сопровождаемый вот такими вот торжественными высокими воинами, со щитами и копьями входит торжественно одетый Император.

Об этом говорит и перевод:
ταῖς ἀγγελικαῖς ἀοράτως δορυφορούμενον τάξεσιν (тэс ангеликэс аоратос дорифорумэнон таксесин).
“Дорифоруменон” — причастие в винительном падеже, что указывает на его связь с “Царем всех”. Чтобы нам встретить Царя — какого? “Дорифоруменон”. Вариант неполного перевода в церковнославянском “дориносимый” — то есть “копьеносимый”. Есть такое толкование этого термина, что военачальника или полководца ставили на щит, щит поднимали на копья, торжественно, чтобы всем его было видно. То есть церковнославянский перевод имеет в виду именно это. На самом деле “дорифорэо” — глагол, от которого образовано причастие — значит буквально “быть телохранителем, копьеносцем при ком-то”. То есть Царь, сопровождаемый охраной — “таксесин”, воинством. Воинством каким? — “ангеликэс”. И как эти ангелы Его сопровождают? “Аоратос”, то есть невидимо.

Вот такой вот смысл у оригинального текста. То есть если дословно перевести с греческого Херувимскую песнь на русский язык получается вот такой вот смысл:

“Мы, которые таинственным образом возводимся до чина Херувимов и поем торжественную песнь животворящей Троице (вместе с этими же херувимами и серафимами — как равные), давайте отложим (на некоторое время) всякую нашу житейскую заботу, чтобы принять у себя Царя всех, невидимо окруженного войсками ангелов.” (с) — Августа А.

И вот теперь этот смысл нужно передать в виде богослужебного гимна. Давайте сравним переводы которые у нас уже имеются.

Перевод о. Георгия Кочеткова:
Херувимов в таинстве изображая
и животворящей Троице
Трисвятую песнь воспевая,
всякое ныне житейское
отложим попечение,
дабы принять нам Царя всего сущего,
стражей ангельской
незримо сопровождаемого,
Аллилуйя, Аллилуйя, Аллилуйя.

Лично мне в этом перевод не нравится слово “в таинстве”, какое Таинство имеется ввиду, у этого слова в русском языке другой смысл. И этого смысла там нет. Так же кажется тяжеловесным “Царь всего сущего”, излишне усложенный перевод. Но это уже субъективно.

Перевод Амросия Тимрота:
Мы, Херувимов таинственно изображая и животворящей Троице Трисвятую песнь воспевая, всякое ныне житейское отложим попечение.
Чтобы принять Царя всего, Ангельскими полками невидимо сопровождаемого. Аллилуия, аллилуия, аллилуия

Здесь в первой части идет пословное следование греческому оригиналу, но конец смазывается, откуда то берутся какие то полки, которых в оригинале нет.

Перевод Анри Волхонского:
Мы же, херувимов тайно образуя
И животворящей Троице трисвятую песнь воспевая,
Всякое ныне житейское отложим попечение.
Дабы принять всеобщего Царя,
ангельскою стражей невидимо вознесенного.
Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя.

Вот это один из лучших вариантов, максимально приближено к нашей идее церковно-русского языка, первая часть вообще идеальна на мой вкус, а вот вторая часть опять мимо, куда там кого вознесенного, зачем. Нет, тоже неудачно.

Перевод о. Силуана (Туманова):
Херувимам таинственно уподобляясь и животворящей Троице воспевая Трисвятую песнь, всякое житейское отложим ныне попечение, дабы достойно принять Царя всех, шествующего незримо с Ангельскими воинствами. Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя.

Здесь спорно “шествующего незримо”, в оригинале незримо все таки ангельские чины идут, а не Царь, ну это все детали.

Перевод еп. Александра (Милеанта):
Мы, таинственно изображая херувимов и воспевая животворящей Троице трисвятую песнь, отложим теперь все житейские заботы,
Чтобы принять Царя всех, Которого невидимо сопровождают ангельские чины. Аллилуия, аллилуйя, аллилуйя.

Тут не знаю, по мне так смысла перевода “попечения” на “житейские заботы” я не вижу, слово в общем вполне себе понятное для русского слуха.

Перевод о Феофана (Адаменко):
Мы Херувимов таинственно изображающие и Животворящей Троице Трисвятую песнь поющие, всякое ныне житейское отложим попечение
Да восприимем Царя всех, невидимо сопровождаемого Ангельскими чинами. Аллилуия, аллилуйя, аллилуйя.

Этот перевод один из самых старых, но одновременно он и один из самых лучших. Пожалуй у меня к нему только одно замечание, он не ритмизован, и выпадает из привычной ритмики славянского текста.

Один из современных переводов, тут вообще предлагается иной образ:
Мы же, херуви́мов в та́инстве явля́я
и животворя́щей Тро́ице
Трисвяту́ю песнь воспева́я,
вся́кое ны́ не жите́йское
отло́жим попече́ние.
Да́бы приня́ть нам Царя́ всех,
А́нгельской стра́жей незри́мо носи́мого.
Аллилу́йя, аллилу́йя, аллилу́йя.

Здесь идет аллюзия на пророка Исайю, и образ Херувимов несущих престол Славы Всевышнего, интересный образ, хоть и не совпадает со смыслом оригинального текста.

Вообще это довольно существенная проблема, как передать образ, который византийцам был вполне себе близок и понятен, а кому не понятен, вот тебе Византия, вот Святая София, приди и посмотри, каждое Воскресенье и в праздники Литургия. А для нас этот образ уже ничего и не говорит, с копьеносцами.
И даже сами греки, переводя этот текст для своих англоязычных приходов, в общем от этого образа отказались, упростив текст:

Let us, who mystically represent the Cherubim and who sing the thrice-holy hymn to the life-creating Trinity, now lay aside every worldly care. So that we may receive the King of all who is invisibly escorted by the angelic hosts. Alleluia. Alleluia. Alleluia.

Вот так вот просто escorted by the angelic hosts. Все. Никаких тебе копий и всего такого.

Русские, переводя на английский — перевод РПЦЗ все таки сделали более торжественный, но и более тяжеловесный текст: Let us, who mystically represent the Cherubim and chant the thrice-holy hymne unto the life-creating Trinity, now lay aside all eartly care. That we may receive the King of all, who cometh invisibly upborne in triumph by the ranks of angels. Alleluia. Alleluia. Alleluia.

Здесь пытаются сохранить образ торжественного сопровождения используя термин “триумф”, триумфального шествия. Интересная находка, можно подумать как его использовать.

В итоге от размышлений над всеми этими переводами, родилась своя версия перевода. Первая часть мне очень нравится у Анри Волхонского, а вот вторую я уже предлагаю свою:

Мы же, херувимов тайно образуя
И животворящей Троице трисвятую песнь воспевая,
Всякое ныне житейское отложим попечение. И да приимем Царя всех, сопровождаемого незримо всем ангельским чином.
Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя.

Попробуйте прочитать это вслух. Сначала славянский текст:
“Иже Херувимы тайно образующе и животворящей Троице Трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. Яко да Царя всех подымем, ангельскими невидимо дориносима чинми. Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.”

а потом мой:

“Мы же, образ херувимов таинственно являя
И животворящей Троице трисвятую песнь воспевая,
Всякое ныне житейское отложим попечение. И да приимем Царя всех, сопровождаемого незримо всем ангельским чином.
Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя.”

По моему мне вполне удалось сохранить ритмику, и при этом сделать вполне понятный текст.

Перевод о. Силуана (Туманова) v2.0

Херувимам таинственно уподобляясь и животворящей Троице Трисвятую песнь воспевая, всякое житейское отло́жим ныне попечение, и достойно примем Царя всех, шествующего с невидимыми Ангельскими силами. Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя.

И еще одна версия перевода:
Мы же, херувимов таинственно образ являя
И животворящей Троице трисвятую песнь воспевая,
Всякое ныне житейское отложим попечение. Дабы Царя всех принять, ангельскими незримо хранимого чинами.
Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя.

Каналы АВ
TG: t.me/azbyka
Viber: vb.me/azbyka