Азбука веры Православная библиотека святитель Афанасий Великий О жизни и творениях семи знаменитейших отцов Церкви
Распечатать

Н.Ф. Раевский

О жизни и творениях семи знаменитейших отцов Церкви

Содержание

Понятие о наименовании Отцов Церкви, мужей Апостольских и Церковных писателей I. Св. Афанасии Великий II. Св. Кирилл Иерусалимский III. Св. Василий Великий и Св. Григорий Богослов IV. Жизнь Св. Григория Богослова по смерти Василия Великого V. Св. Амвросий Медиоланский VI. Св. Иоанн Златоуст VII. Св. Иоанн Дамаскин  

 

Его Императорскому Высочеству Благоверному Государю Великому князю Михаилу Павловичу

Ваше императорское высочество!

С святою ревностию Благовернаго Сына Церкви, исполняя предначертания Благочестивейшаго Государя, Ваше Императорское Высочество положили преподавание Закона Божия главным основанием воспитания в Военно-Учебных Заведениях, вверенных главному Начальству Вашего Императорского Высочества, и щедрою рукою даровали постоянныя и верныя средства к благотворному действию Божественнаго учения на сердца юношей.

Удостоенный благодетельною волею Вашего Императорскаго Высочества участвовать в исполнении священнаго долга Христианскаго воспитания с глубочайшею признательностию осмеливаюсь принести Вашему Ииператорскому Высоччеству малый опыт труда моего, составленный по программе, одобренной Святейшим Правительствующим Синодом, и утвержденной Вашим Императорским Высочеством для Военно-Учебных Заведений.

Ваше Императорское Высочество! удостойте принять сие приношение, как один из плодов, посеянных и возращаемых с благословения Божия Вашим Императорским Высочеством.

Вашего Императорскаго Высочества всепреданнейший слуга и богомолец

Протоиерей Николай Раевский.

1847 года. Марта 18

Понятие о наименовании Отцов Церкви, мужей Апостольских и Церковных писателей

Хотя с кончиною Св. Апостолов Церковь лишилась непосредственных самовидцев и служителей И. Христа; но Господь, пекущийся о своей Церкви, и после их, время от времени, воздвигал людей, которые с ревностию в великою пользою для Церкви потрудились, проповедуя и сохраняя преданное Апостолам учение, хотя и не имели в такой степени даров благодати, в какой были они в Апостолах. Таковые хранители Апостольского учения являлись преимущественно между Епископами, как преемниками звания Апостолов. Церковь наименовала Отцами ее тех из них, которые, по суду ее, верно передавали словом и писанием содержимое ею, принятое от Апостолов, учение, и служили примером святой жизни. Те из Св. Отцов Церкви, которые были самовидцами Апостолов, именуются мужами Апостольскими; те же писатели, которые, хотя содействовали сохранению Апостольского учения, но не прославлены в Церкви или относительно своего православия, или относительно святости жизни, именуются только церковными писателями.

К мужам Апостольским относятся: Св. Климент Римский, ученик Апостолов Петра и Павла, Св. Игнатий Антиохийский (Богоносец) и Св. Поликарп Смирнский, ученики Св. Иоанна Богослова.

Ряд Отцов Церкви начинают: Св. Иустин Философ, Св. Иреней Лионский, Св. Григорий Неокесарийский чудотворец, жившие во 2-м и 3-м веках по Р. X. Но преимущественно 4-й Христианский век, объемлющий начало торжества Христианской веры в Римской Империи, есть век Отцов Церкви. В этот век Церковь как бы собрала плоды, которые она со скорбями и болезнями посеяла в предыдущие веки.

Чтобы дать понятие о жизни и творениях Отцов Церкви, для примера ограничимся изложением понятия о жизни и творениях немногих из Отцов 4-го века, а именно: 1) Св. Афанасия Александрийского, 2) Св. Кирилла Иерусалимского, 3) Св. Василия Великого, 4) Св. Григория Богослова, 5) Св. Амвросия Медиоланского, 6) Св. Иоанна Златоустого и 7) жившего в 8-м веке – Св. Иоанна Дамаскина.

Все они особенно уважаются Православною Церковью; а трое из них, именно: Св. Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст, почтены титлом Вселенских великих учителей Церкви.

I. Св. Афанасии Великий

Жизнь Св. Афанасия.

Св. Афанасий родился в Александрии около 296 года по Р. X. от христианских родителей. Юность свою он провел при Св. Александре, Епископе Александрийском, и частью при одном из первых Христианских пустынников – Св. Антонии. Здесь, сверх образования себя науками, он приобрел непреклонную твердость в Православной вере, и высоту духовного просвещения, по коим Церковь наименовала его Великим. В молодых летах он поставлен был диаконом, и сопровождал своего Епископа на Никейский Собор. Здесь с такою силою он опровергал Ария, утверждая единосущие Сына Божия со Отцом, что ариане почитали его главным виновником своего поражения. По возвращении с Собора, на 28-м году своей жизни, он возведен был на престол Александрийской Церкви. Ариане преследовали его всеми кознями, клеветами, насилием, полагая, наверное, что с падением Афанасия пало бы и православие в империи. Оттого вся жизнь его была цепью бедствий и изгнаний, среди коих более и более возрастали твердость его веры и ревность об истине. Константин Великий, по клеветам ариан, сослал его в Галлию, впрочем, как полагал сам Афанасий, для того, чтобы спасти его от неистовых преследований со стороны ариан. Дети Константина, по смерти отца, возвратили Афанасия своей пастве (338); но, покровительствуемые Констанцием, ариане низложили его с престола, и он должен был два раза искать себе спасения и оправдания в Риме у Папы Юлия. Собор Сардикийский (344) торжественно оправдал Афанасия, и Констанций, против внутреннего своего желания, возвратил его в Александрию. Видя его непреклонность против ариан, он приказал отряду войска захватить его в храме (356); но любовь православных спасла его от верной погибели, и он, снова лишенный престола, среди тяжких бедствий и опасностей, скрывался в пустыне Верхнего Египта до смерти Констанция. При Юлиане, возвратившись в Александрию, он воспользовался кратким временем мира, чтобы умирить не только свою, но и прочие Церкви, потрясенные арианством, и возвратить к Православию уклонившихся от оного епископов по страху гонений. Но, преследуемый язычниками, должен был опять скрыться в пустыне. Утешенный покровительством Иовиана в краткое его царствование, при арианине Валенте снова доведен был до того, что четыре месяца скрывался в надгробном памятнике отца своего, за городом. Общее негодование заставило Валента вызвать Святителя к пастве; после чего, изнуренный трудами, изгнаниями и бедствиями, старец скоро окончил тягостную жизнь тела (373), не преставая до смерти призывать к исповеданию Божества Христова против ариан.

Творения Св. Афанасия

Творения Св. Афанасия многочисленны. Одни из них опровергают заблуждения и ереси, противные Православной вере другие содержат историю. К первым принадлежат: 1) две книги к язычникам, из коих в первой он обличает язычество, во второй рассуждает о воплощении Сына Божия, с опровержением иудеев в язычников; 2) четыре слова против ариан, книга о Св. Троице, и многие другие, писанные или против ариан, или против погрешающих в учении о воплощении Сына Божия. В исторических своих творениях Св. Афанасий описывает исключительно историю своего времени.

Символ Св. Афанасия

В Православной Церкви весьма уважается Символ, называемый Афанасьевым.

«Иже хощет спастися, прежде всех подобает ему держати Кафолическую веру, ея же аще кто целы и непорочны не соблюдает, кроме всякаго недоумения во веки погибнет. Вера же Кафолическая сия есть: да единаго Бога в Троице, и Троицу во единице почитаем, ниже сливающе ипостаси, ниже существо разделяюще. Ина бо есть ипостась Отча, ина Сыновня, ина Св. Духа: но Отчее, и Сыновнее, и Св. Духа едино есть Божество, равна слава, соприсносущно величество».

Потом, изложив учение о Св. Троице, излагает учение о Христе, и оканчивает символ учением о будущей вечной жизни.

Места из творений Св. Афанасия. Сила и слава распятого Богочеловека.

Приведем для примера два места из творения Св. Афанасия против язычников,

1-е, где он опровергает возражение язычников о страдании и смерти Богочеловека.

«Язычники обыкновенно возражают нам, укоряя нас распятием И. Христа; но в этом-то самом они и достойны сожаления, что унижают крест, и им укоряют нас, не примечая того, что сила его наполнила всю вселенную, и что чрез него Божество особенно ясно открыло себя человекам. Ибо если с явлением креста пало идолопоклонство, прогнаны гибельныя мечты, порожденныя диаволом, повсюду покланяются Христу, повсюду чрез Heгo познают Бога, враги Христианства посрамляются, или сами покоряются Евангелию, то спросим их: неужели это есть дело человеческое? Не должно ли вернее согласиться, что восшедший на крест есть Божие Слово, и Спаситель мира (из 1-й книги к язычникам).

2-е, где Св. Афанасий из порядка творения доказывает бытие Единого Творца.

Доказательство бытия Единого Бога из рассматривания тварей

«Св. Павел пишет к Римлянам: «Невидимое Божие с сотворения мира сделалось видимым чрез рассматривание тварей» (Рим. 1:20). В самом деле, кто, – смотря на свод небесный, на течение солнца и луны, на разнообразные пути звезд, сохраняющих в самом разнообразии движения постоянный, одинаковый порядок, – не заключит сам собою, что они не сами по себе существуют, но есть Некто Другой, устроивший их, Творец? Кто, примечая, как зима уступает весне, весна – лету, лето – осени, и как, будучи противоположны по своему влиянию (ибо зима охлаждает, лето согревает, весна производит, осень разрушает), одинаково служат на пользу человеку, – кто не согласится, что есть Некто Превосходнейший всего этого, все уравновешивающий, всем управляющий, хотя Он и не видим? Кто, – замечая плодородие земли, падающий с неба дождь, течение рек, быстроту ручьев, рождение животных от различных полов, замечая во всем этом, что предметы совершенно разные и даже противные один другому, подчинены одинаковому постоянному порядку, – кто не убедится, что есть Единая Сила, все сие сочетавшая и всем по воле своей правящая? Если бы кто вошел в город, где в добром порядке живет множество разных людей, больших и малых, богатых и бедных, молодых и старых, ученых и необразованных, и притом живет так, что все состояния прекрасно уравновешены, и ни богатые не оскорбляют бедных, ни сильные слабых, ни юноши старцев: то конечно он отнес бы этот порядок к тому, что здесь есть начальник, хотя бы его и не видал; поелику беспорядок есть выражение безначалия, а порядок обнаруживает начальника. Так и прекрасивое устройство вселенной открывает нам верховного правителя всего – Бога, и притом не многих богов, но единого. Ибо если бы много было правителей мира, тогда бы не было настоящего, прекрасного порядка. Многобожие все равно, что безбожие; так, как где много начальников, там все равно что нет начальника, ибо там один будет уничтожать дело другого». (Из той же книги).

В пространном Православном Катехизисе свидетельство Св. Афанасия полагается в основание исчисления Св. книг Ветхого Завета. Память Св. Афанасия совершается 18-го числа января и 2-го мая.

Некоторые из творений Св. Афанасия переведены на русский язык и изданы в ежемесячных книжках Христианского Чтения.

II. Св. Кирилл Иерусалимский

Жизнь Св. Кирилла

Св. Кирилл, Архиепископ Иерусалимский, сперва был диаконом, и потом пресвитером в Иерусалиме, и в царствование Констанция поставлен епископом. Он был близок к Св. Афанасию местом своего служения, духом благочестия и самыми бедствиями своей жизни. При Констанции он два раза изгоняем был из своей паствы по проискам и клеветам арианина Акакия, епископа Кесарии Палестинской. В вину ему, кроме Православия, поставляемо было то, что он во время голода расточил для бедных сокровища Церкви, и не пощадил для сего даже богатой ризы, завещанной Иерусалимскому храму Константином Великим. Возвращенный при Юлиане, он снова был заточен при Валенте, и возвращен Феодосием Великим. Глубоким старцем он присутствовал на 2-м Вселенском Соборе, который именовал его благочестивейшим, и защитником веры Православной. Он скончался в 386 году на 70-м году своей жизни. Память его совершается 18-го марта.

События в Иерусалиме, ознаменовавшие епископство Св. Кирилла

Бог благословил его епископство двумя достопамятными знамениями. В правление Констанция он, вместе со всеми жителями Иерусалима, был свидетелем явления на небеси знамения светоносного креста, который от Голгофы простирался до горы Елеонской, о чем Св. Кирилл тогда же писал Императору Констанцию. Другое знамение было при Юлиане. С намерением осмеять Христиан, Юлиан призвал иудеев восстановить ветхозаветный храм в Иерусалиме. Напрасно Св. Кирилл напоминал пророчество Спасителя, что в основаниях храма не останется камня на камене. Иудеи со всею ревностью приступили к делу; разрыли оставшиеся на месте храма развалины, хотели полагать основание, как клубки огня, выходившего из вырытых ими рвов, привели в ужас и разогнали строителей; землетрясение разметало приготовленные материалы, и таким образом снова оправдались над Иерусалимом слова Богочеловека. Это событие засвидетельствовали не только современные писатели Церкви, но и очевидец, писатель языческий Аммиан Марцеллин.

Творения Св. Кирилла

Св. Кирилл принес великую пользу Церкви всех времен своими огласительными и тайноводственными поучениями. В звании пресвитера, исполняя обязанность руководствовать принимающих Св. Крещение, он говорил 18-ть огласительных поучений готовящимся к крещению. В них он показал необходимость покаяния, и обращения к Богу, и силу крещения, и изложил Православное учение по руководству Символа Веры. В пяти тайноводственных поучениях он изложил принявшим Крещение дух и обряды таинств: Крещения, Миропомазания и Причащения; причем объяснил и Литургию, вместе с молитвою Господней. Св. Кирилл проповедовал в духе простоты и силы Апостольской, утверждая свои слова во множестве приводимыми им изречениями Св. Писания (по переводу 70-ти). Чтение сих поучений особенно ясно показывает, что Православная Церковь доныне соблюдает твердо не только догматы веры, но и св. обряды, заповеданные ей древнею Церковью.

Места из творений Св. Кирилла

Так, например, говорит он о необходимости Символа Веры:

«Веру, как в учении, так и в исповедании старайся иметь и держать ту только, которая ныне сообщается тебе Церковью, и которая утверждена всем Писанием. поелику же не все могут читать Писания, но иным неумение, a другим какие-либо занятия препятствуют познать оные; то, чтобы неведением не погубить души, мы в немногих стихах заключаем все учение веры; и желательно, чтобы вы при самом чтении заметили его, и сами по себе со всем тщанием повторили, не начертывая оного на бумаге, но воспоминанием напечатлевая оное на сердце».

Излагая учение о Боге и о Сыне Божием, Св. Кирилл особенно убеждает иметь смирение и сознание своего бессилия в исследовании о Божестве:

Об ограниченности наших понятий о Божестве

«Мы говорим не все, сколько бы надлежало говорить о Боге, но сколько возможно для естества человеческого, и сколько слабость наша снести может. Ибо мы не изъясняем, что такое есть Бог, но искренно признаемся, что мы не имеем совершенного ведения о Нем. Ибо в вещах Божественных великое есть знание «сознавать свое незнание» (стр. 98).

О том, что не должно дозволять себе излишнего любопытства в учении о Боге

«И сам Дух Св. не изъяснил в Писании рождения Сына от Отца. Итак, для чего ты любопытствуешь о том, чего и Дух Св. не сказал в Писании? Не зная и написанного, ты любопытствуешь о том, что не написано. В Божественном Писании много находится предметов для изыскания. И написанного мы не понимаем. Для чего же любопытствовать нам о том, чего не написано? Не стыдись своего незнания, ибо ты знаешь того, чего не знают и Ангелы» (стр. 195).

Об обязанности детей к родителям

Говоря о том же предмете, Св. Кирилл делает следующее нравственное приложение: «Чтя Отца пренебесного, да чтим и отцов наших по плоти. Превосходное и первое дело благочестия Христианского есть почитать родителей, вознаграждать труды, понесенные ими при воспитании нашем, и всеми силами стараться о доставлении им успокоения. Ибо мы, хотя бы весьма многое им возвратили, не можем возвратить им главного дара – жизни». (Стр. 141 и 142).

О сохранении тела в непорочности

Говоря о будущем воскресении тела, он прибавляет следующее:

«Будем, братия, хранить тела свои, и не станем употреблять их во зло, как чужие, так как говаривали еретики. Ибо надлежит нам дать ответ Господу во всем, что мы сделали в теле. Не говори: никто меня не видит, и не думай, что нет свидетеля дел твоих. Человека свидетеля часто нет: но Творец, не ложный свидетель, видит все дела твои; притом и скверны греховные остаются на теле. Грех уязвляет душу и тело, и знаки бывших ран остаются у души и тела». (Стр. 423).

О совершении и силе бескровной жертвы, приносимой за Литургиею

Из объяснения Литургии приведем одно место: «Освятив себя духовными песнями, мы молим человеколюбца Бога, да ниспошлет Св. Духа на предлежащие Дары, да сотворит хлеб убо – тело Христово, а вино – кровь Христову. Ибо всеконечно то, чего коснется Дух Св. освящается и прелагается. Потом по совершении духовныя Жертвы безкровныя службы, при той же самой Жертве умилостивительной, молим Бога о всеобщем мире Церквей, о благосостоянии мира, о царях, о воинах и сподвижниках, о находящихся в немощах, об утомляемых трудами, и вообще о всех, требующих помощи, молимся мы все, и сию приносим жертву. После поминаем и прежде почивших, во-первых, патриархов, пророков, апостолов, мучеников, чтобы их молитвами и предстательством принял Бог моление наше. Потом вспоминаем и о преставшихся Св. Отцах, и вообще о всех из нас прежде почивших, веруя, что превеликая будет польза душам, о коих моление возносится в то время, как святая предлежит и страшная Жертва. Даже и за усопших, если они и грешники, принося Богу молитвы, приносим Христа, закланного за наши прегрешения, умилостивляя за них и за нас человеколюбца Бога».

Кроме сего, из творений Св. Кирилла в Пространном Катехизисе приведены свидетельства о том, что есть вера, о числе книг Св. Писания Ветхого Завета, и о силе креста.

Последний перевод творений Св. Кирилла на русском языке издан с благословения Св. Синода в 1822 году.

III. Св. Василий Великий и Св. Григорий Богослов

Воспитание Св. Василия и Св. Григория

Св. Василий Великий и Св. Григорий Богослов были родом из Каппадокии, дети достаточных и благочестивых родителей, к тому же Григорий сын епископа города Назианза. Первые чувства благочестия раскрыли в Василии сестра его, Макрина, в Григории – мать его, Нонна. После начального образования в отечественных городах, они встретились в Афинах, привлеченные сюда любовью к просвещению. Здесь они узнали и полюбили друг друга неразрывною любовью. Григорий, уже по смерти Василия, часто утешал себя воспоминаниями прекрасных лет своей юности, проведенных с Василием в Афинах. Так писал он в одном своем творении: «Когда, по прошествии некоторого времени (пребывания в Афинах), открыли мы друг другу желания свои и предмет оных – любомудрие, тогда уже стали мы друг для друга все: и товарищи, и сотрапезники, и родные; имея одну цель, мы беспрестанно возрастали в пламенной любви друг к другу. Нами водили равные надежды, и в деле самом завистливом – в учении; но далеко была от нас зависть; оба мы домогались не того, чтобы которому либо из нас стать первым, но каким бы образом уступить первенство друг другу; потому, что каждый из нас славу друга почитал собственною своею. У обоих нас одно было упражнение – добродетель, и одно усилие – до отшествия отсюда, отрешаясь от здешнего, жить для будущих надежд. Мы вели дружбу и с товарищами, но не с наглыми, а с целомудренными, не с задорными, но с миролюбивыми, с которыми можно было дружиться не без пользы; ибо мы знали, что легче заимствовать порок, нежели передать добродетель. Что касается до уроков, то мы любили не столько приятнейшие, сколько совершеннейшие; потому, что и сие способствует молодым людям к образованью себя в добродетели, или в пороке. Нам известны были две дороги: одна – эта первая и превосходнейшая, вела к нашим священным храмам, и к тамошним учителям; другая – это вторая и неравного достоинства с первою, вела к наставникам наук внешних. Другие же дороги – на праздники, на зрелища, в народные стечения, на пиршества, предоставляли мы желающим. У других бывают прозвания или отцовские, или от своего звания и занятия; у нас одно великое дело и имя – быть и именоваться Христианами. Хотя для других (не без основания так думают люди благочестивые) душепагубны Афины; ибо там более идолов, чем в целой Элладе; напротив, живя в Афинах, мы утверждались в вере, потому что узнали обманчивость и лживость идолов, и там научились презирать демонов, где им удивляются. (Творения Св. Отцов, год II, книжка 3-я, стр. 75 и 76-я).

Живя в Афинах, Василий и Григорий усовершенствовали себя во всех родах наук, какие были только тогда в просвещенной Греции. Учители их были язычники; но Святые, имея доброе основание, положенное в них дома, все приобретенное от них употребили на усовершенствование себя в добродетельной жизни, и на пользу Церкви. У одних учителей и вместе со Святыми учился Юлиан, будущий Император и отступник; учители языческие были причиною его отступничества. Наученный подобными примерами, Св. Василий впоследствии советовал с большою осторожностью пользоваться языческою ученостью, но не отрицал пользы ее.

Отличительные качества Св. Василия и Св. Григория

По окончании воспитания Василий и Григорий возвратились к своим семействам, и вскоре оба приняли Св. Крещение. Имея одну цель жизни и одно воспитание, руководимые одним Духом Божиим, на пути жизни они отличались друг от друга характером своей деятельности. Св. Василий показал в себе ум глубокий и спокойный, волю твердую, человека, рожденного повелевать другими; в Св. Григории, при тонком и возвышенном уме и живом воображении, преобладало нежное, чувствительное сердце. Св. Василий, далеко объемля взором судьбы Церкви, действует ко благу ее сильными средствами Пастыря; Св. Григорий, следуя внушению нежного сердца, предан семейной любви и дружбе, и для него лучшее средство к устроению блага Церкви состоит в том, чтобы жертвовать собою, где только необходима сия жертва. Св. Григорий пленяет и увлекает своим живым, красноречивым словом; Св. Василий пишет языком законодательным. Чем более опасностей, тем Василий делается выше и непреклоннее; Григорий в бедствии действует до толе, доколе может убеждать людей высотою своей любви; когда люди не внимают его убеждениям, – с растерзанным сердцем удаляется в уединение, плачет пред Богом, и изливает грусть в пленительных песнях поэзии. Св. Василий действовал по слову Апостола: «вся могу о укрепляющем мя Христе» (Фил. 4:13); Св. Григорий олицетворял слова того же Апостола: любы долготерпит, милосердствует, не ищет своих си, вся покрывает, всему веру емлет, вся уповает, вся терпит. (1Кор. 8: 4–6).

Пребывание Святых в пустыне

По принятии Св. Крещения, Св. Григорий жил дома для состарившихся родителей; Св. Василий путешествовал по Египту и Палестине, и изучал у Христианских пустынников примеры строгих добродетелей, и власти духа над плотью. По возвращении в Каппадокию, он удаляется в уединенное, приятное место соседней области Понта, голосом дружбы призывает туда Григория; здесь оба изнуряют плоть постом, бдением, молитвою и телесными трудами, и углубляются в познание Св. Писания и творений предшествовавших им Отцов Церкви и толкователей Св. Писания. Памятником их занятий осталось, составление ими из оных, извлечение под именем Добротолюбия. Сим примером Св. Василий и Св. Григорий показали возможность совмещать ученые богословские труды с подвигами иночества, и положили начало воспитания и образования юношества при монастырях; ибо к ним собралось множество учеников, которые желали жить по их примеру и руководству. Св. Василий написал для них многие нравоучения о благочестии, называемые Аскетическими, и монашеский устав. Сей устав впоследствии сделался законом для всего монашества восточного.

В правление Юлиана, оба они посвящены были в пресвитеры. Св. Григорий против своей воли рукоположен был в Назианзе своим отцом; Св. Василий в Кесарии –епископом Евсевием. После сего они еще раз сошлись в своей любимой пустыне: Григорий, удаляясь от невольно возложенного на него пресвитерства, Василий от малодушной зависти своего епископа. Но скоро повиновение отцу вызвало Григория из пустыни; Василий оставил ее, вызванный на помощь своим епископом, когда, в правление Валента, Церкви угрожало сильное гонение от ариан. Василий сделался правою рукою и единственным советником своего Архипастыря; Григорий, содействуя престарелому своему отцу, укреплял и Василия в его подвигах частою перепискою с ним.

Св. Василий на престоле епископском

По смерти Евсевия, Св. Василий, особенно содействием отца Св. Григория, был поставлен архиепископом Кесарии Каппадокийской. Видя настоящие бедствия Церкви и сознавая ответственность свою, как Пастыря одной из старших Церквей, Св. Василий укрепил себя сношением со Св. Афанасием Александрийским, у коего нашел себе лестное ободрение, с Дамасом Папою Римским, с соседними епископами и впоследствии со Св. Амвросием Медиоланским.

В то же время Св. Василий приложил все попечение о внутреннем благоустройстве Кесарийской Церкви, чему он много содействовал еще будучи пресвитером. Он сделал Богослужение в Кесарии отменно благолепным и величественным, примером своим призывая своих сослужителей во время Божественной службы забывать все земное; написал молитвы для совершения Литургии, которые доселе сохранялись от Апостолов изустно; определил строгие правила подчиненности вверенных ему епископов, пресвитеров и прочего причта; написал многие правила церковного благочиния и суда; путешествовал для устройства окрестных церквей; неутомимо проповедовал Слово Божие; подавал и писал ищущим у него советы, увещания, наставления, утешения и ободрения; соделался защитником вдов, бедных и угнетаемых; во время голода был питателем жителей Кесарии, и не только христиан, но и язычников; учредил для нищих и больных богадельню и вместе больницу, которая была столь обширна, что казалась целым городом, и в которой сам он нередко ходил за больными. Вообще Кесарийская Церковь при Св. Василии служила примером благоустройства, и Православная Церковь многие из его правил и учреждений поставила законом для всех времен.

Мужество Св. Василия в борьбе с арианами

Св. Василий устроял Церковь среди непрерывных опасностей и окруженный множеством врагов. Император Валент, ревностный поборник арианства, изгнал в заточение всех почти православных пастырей Восточных Церквей; ту же участь готовил он н Св. Василию. По его поручению, префект Модест употребил все меры обольщения и угроз, чтобы отвлечь Василия от Православной Никейской веры, но все было напрасно.

«Я не боюсь отнятия имущества, – отвечал Св. Василий. – Кто ничего у себя не имеет, у того нечего описывать; разве потребуешь и этого волосяного рубища, и немногих книг, в которых все мои пожитки. Изгнания не знаю, потому что не связан никаким местом. И то, на котором теперь живу, не мое, и всякое другое, куда меня переселят, будет мое. Лучше сказать: везде Божие место. А истязания что возьмут, когда нет у меня и тела? Смерть же для меня благодеяние: она скорее препошлет меня к Богу, для Которого живу и тружусь, для Которого большею частью самого себя я уже умер, и к Которому давно поспешаю». Модест давал еще времени Св. Василию на размышление; он отвечал: «Я одинаков и ныне, и завтра». (Твор. Св. Отц. год II, кн. 3, стр. 105).

Прибывший вскоре за сим в Кесарию Валент два раза присутствовал при православном Богослужении, которое совершал Василий. Святитель принял дары, принесенные Церкви Императором, и беседовал с ним внутри алтаря. Благоговение Василия в священнослужении и исцеление молитвами его единственного сына Валентова сделали глубокое впечатление в сердце Валента, но не на долго. Святитель во всю жизнь должен был ожидать козней от епископов арианских, имевших сильное влияние на Валента. Впрочем, мужество Святителя не только спасло его и его Церковь, но имело благодетельное влияние и на всю Церковь; ибо, по смерти Св. Афанасия, последовавшей в сие время, он сделался опорою и средоточием всех православных пастырей Востока, и не дал арианству поглотить малое стадо верных.

Св. Василий перенес также различные огорчения от своих со-епископов. Например, по проискам их, в его области, Кесарии, сделано было другое архиепископство; значительная часть церквей от Св. Василия перешла к архиепископу Тианы. Тогда Святитель пожертвовал чувствованиями своей дружбы благу Церкви, посвятив Св. Григория, против его желания, епископом в ничтожный городок на пределах Тианской и Кесарийской Церквей – Сасимы. Впрочем, Григорий не мог вступить в исправление своей пастырской обязанности, но успел примирить с Василием архиепископа Тианы.

Злейшим врагом Св. Василия был Евстафий, епископ Севастийский, прежде весьма уважаемый и любимый им за строгую жизнь, но потом обнаруживший себя упорным арианином и лицемером, и сеявший во всю жизнь Святителя клеветы против него и распри, даже между самыми близкими для него людьми и родными. Но, к утешению Василия, не было у него недостатка в отличных людях, содействовавших ему и высоко чтивших его. Таковы были: Св. Амфилохий Иконийский и Св. Ефрем Едесский, в смиренном сане диакона заслуживший высокое титло Отца Церкви. Последний приходил издалека в Кесарию, чтобы насладиться духовною беседою с ее архипастырем, и удивляться благочинию Церкви Кесарийской.

Кончина Св. Василия

Св. Василий пережил Валента, падшего в войне с готфами, и услышал о вступлении на престол Грациана, ревностного к православию, который повелел возвратить заточенных епископов. Это успокоило Василия; но вскоре этот Св. муж успокоился от всех житейских страданий. Болезни от юности, труды учения, всегдашние церковные занятия, составление глубокомысленных творений и множество весьма тяжких неприятностей, которые с самого начала его архиепископства почти непрерывно терзали его сердце, – все это совершенно истощило его силы, сами по себе весьма слабые, и он, после предшествовавших частых болезней, впал в последнюю, которая в первый день 379 года прекратила жизнь его, на 50-м году от рождения. День погребения Св. Василия вполне обнаружил, как горячо любила его Кесария. При выносе тела его, тысячи всякого рода и возраста людей, дотоле незнаемых, окружали гроб и теснили друг друга, желая коснуться хотя к одеждам его, как некогда к Апостольским. Язычники и иудеи разделяли горесть осиротевшей паствы. Церковь наименовала Василия Великим, и с самой кончины празднует память его 1-го числа Января.

Творения Св. Василия

Творения Св. Василия разнообразны. В одних он объясняет Св. Писание, например, в Беседах на многие псалмы, и на книгу Пророка Исайи, и в беседах на Шестоднев, где он глубокими своими познаниями природы объясняет шестидневное творение, описанное Моисеем; в других он обличает современных еретиков, напр., в трех книгах против Евномия, злейшего арианина, и в книге о Св. Духе к Св. Амфилохию. В сих книгах он раскрыл необходимость дополнить в Символе Никейском учение о Св. Духе, и это дополнение, согласно с его учением, сделано было на 2-м Вселенском Соборе. Кроме сего, после него остаются пространные и краткие монашеские правила, несколько бесед догматического и нравственного содержания, более 300 писем к разным лицам, и молитвы Литургии.

Места из творений Св. Василия Великого. Доказательство премудрости Божией в составе человека

Приведем некоторые места из его творений.

1) Из беседы его на слова Св. Писания: внемли себе. «Точное наблюдение себя самого даст тебе достаточное руководство и к познанию Бога. Ибо если внемлешь себе, ты не будешь иметь нужды искать следов Зиждителя в устройстве вселенной, но в себе самом, как бы в малом каком-то мире, усмотришь великую премудрость своего Создателя. Из бесплотности находящейся в тебе души уразумевай, что и Бог бесплотен. Знай, что Он не ограничен местом; потому что и твой ум не имеет особенного пребывания в каком-нибудь месте, находится же в месте только по причине соединения с телом. Веруй, что Бог невидим, познав собственную свою душу; потому что она непостижима телесными очами. Дивись Художнику, как силу твоей души привязал Он к телу; рассмотри, какая сила сообщается телу душою, и какое сочувствие возвращается от тела к душе, какие в ней сокровищницы для изучаемого; как душа, поползнувшаяся в плотские страсти, губит собственную свою красоту, и как опять, очистившись от греховного срама, чрез добродетель восходит до уподобления Творцу». Внемли, если угодно тебе, по рассмотрении души и устройству тела, и подивись, какое приличное виталище устроил разумной душе наилучший Художник. Из всех животных одному человеку дал Он прямое положение тела, чтобы, по самому наружному виду, мог ты разуметь, что жизнь твоя ведет начало свыше. Все четвероногие смотрят в землю и потуплены к чреву; а у человека взор отверст к небу, чтобы не предавался чреву и плотским страстям, но имел всецелое стремление к горнему шествию. Потом, поместив голову на самом верху тела, Бог водрузил в ней наиболее достойные чувства. Там зрение, слух, вкус, обоняние; все они размещены вблизи друг от друга. И при таком стеснении их в малом пространстве, ни одно не препятствует действию соседнего с ним чувства. Глаза заняли самую высшую стражбу, чтобы ни одна часть тела не преграждала им света, и чтобы, находясь под небольшим прикрытием бровей, они могли прямо устремляться с горней высоты. Опять слух открыт не по прямой черте, но звуки, носящиеся в воздухе, принимает в извитый ход. И высочайшая премудрость видна в том, что и голос проходит беспрепятственно, или лучше сказать, звучит преломляясь в изгибах. Изучи природу языка, как он нежен и гибок, и по разнообразию движений достаточен для всякой потребности слова. Зубы суть вместе и орудия голоса, доставляя крепкую опору языку, и вместе служат при вкушении пищи; одни рассекают, другие измельчают ее. И, таким образом, рассматривая все с надлежащим рассуждением, и изучая втягивание воздуха легкими, сохранение теплоты в сердце, орудия пищеварения, проводники крови, во всем этом усмотришь неизследимую премудрость своего Творца; так что и сам ты скажешь с Пророком: удивися разум Твой от мене. (Пс. 138:6)».

Сия часть беседы Св. Василия дает понятие и о содержании бесед его на Шестоднев, и о достоинстве их.

Описание истинного отшельника

2) Чтобы иметь понятие о правилах Св. Василия для иноков, возьмем из одного его письма сделанное им описание истинного отшельника: «Выйти из мира, – писал он, – не то значит, чтобы удалиться от него телом, но освободить душу свою от порабощения заботам житейским. Занятие отшельника есть подражание Ангелам в непрестанной молитве и славословии. Восходит ли солнце, и он встает для труда; не прерывая умственной молитвы, он размышляет над чтением Св. Писаний, чтобы пробрести добродетель и направить жизнь свою по примеру святых; потом молитва следует за чтением, чтобы сделать оное действительнее. Разговоры инока должны быть чужды всякого пустословия и спора, скромны, тихи и приветливы; смирение его обнаруживается в осанке, поступи, потупленном взоре самой простой одежде, едва достаточной, чтобы прикрыться от холода и жара; в пище надлежит искать только удовлетворения голода: довольно хлеба и воды с немногими овощами, но и вкушая ее без жадности, надобно размышлять духовно, начиная и оканчивая трапезу молитвою. Из двадцати четырех часов дня один только пусть определится для забот телесных; сон же будет краток, легок, и полночь отшельнику должна быть как утро для прочих, чтобы в безмолвии природы с бόльшим вниманием размышлял он о средствах к очищению грехов своих и усовершенствованию в добродетели».

И так Св. Василии вообще советовал иноку то, что истинное Христианское любомудрие советует каждому Христианину, непризванному к тяжелым телесным трудам в обществе.

О посте

Весьма замечательны две беседы Св. Василия о посте. По уставу Церкви их положено читать в начале Великого Поста, и из их содержания составлено даже несколько церковных песней, которые поются во время поста. Так он пишет о посте: «Пост не новое изобретение; пост – дар древний, драгоценность Отцев. Все, отличающееся древностью почтенно. Уважь седину поста. Он современен человечеству. Пост узаконен в Раю; ибо заповедь, данная Адаму: не снесте от древа, – есть узаконение поста и воздержания. Мы повреждены грехом; уврачуемся покаянием; а покаяние без поста «не полно».

«Пост отражает искушения, укрепляет подвизающихся в благочестии, блюститель трезвости, наставник целомудрия; он во бранях совершает дела доблественные, во время мира учит безмолвию. Пост – приращение домов, матерь здравия, воспитатель юности, украшение старцев, надежный хранитель супружества».

«Впрочем, для похвального поста недостаточно одно воздержание от яств; но будем поститься постом приятным, благоугодным Богу. Истинный пост – удаление от зла, воздержание языка, подавление в себе гнева, отлучение похотей, злословия, лжи, клятвопреступления. Воздержание от сего есть истинный пост». (Твор. Св. Отц., год IV, кн. 3, стр. 1–29).

Утешение матери, оплакивающей смерть сына

4) Весьма трогательно в беседе Св. Василия о благодарении Богу, утешение матери, оплакивающей смерть единственного сына. Так говорит он, обращаясь к ней:

«Был у тебя сын, юноша, единственный преемник имения, утешение старости, украшение рода, цвет сверстников, подпора дома, – и он-то в самом прелестном возрасте похищен смертью; возможно ли, спросишь ты меня, возможно ли в такой скорби не предаваться слезам и отчаянию? возможно ли в это время приносить Богу благодарения? Возможно, если рассудишь, что твоему дитяти ближайший отец, разумнейший попечитель и домостроитель жизни – Бог. Почему же разумному Владыке не дозволяем распоряжаться своим достоянием, как Ему угодно, но досадуем, как лишаемые собственности, и сожалеем об умирающих, как будто им делается обида? А ты рассуждай, что дитя не умерло, но отдано назад; что друг не скончался, но отправился в путь, и ушел от тебя несколько вперед по той же дороге, по которой и нам идти необходимо будет надобно. Когда в первый раз известили тебя о рождении сына, тогда если бы кто спросил у тебя: что такое родилось? не сказала ли бы ты, что родился человек? А если человек, то конечно и смертный. Что же тут необыкновенного, если смертный умер? Что из окружающего нас постоянно? Что по природе своей неподвижно и неизменно? Возведи взор на небо, посмотри на землю: и они не вечны. Что ж удивительного, если мы, составляя часть мира, испытываем свойственное миру? (Той же книжки стр. 69 и 70).

Мысли Св. Василия о богатстве

5) В беседе к обогащающимся Св. Василий так определяет цену богатства: «Всмотрись, человек, в природу богатства. Что тебя так удивляет в золоте? Золото – камень, серебро – камень, жемчуг – камень, камень и всякий из камней: хризолит, яхонт, аметист.... Щадила ли кого смерть ради богатства? Миновала ли кого болезнь ради денег? Долго ли золоту быть силками для душ, удою смерти, приманкою греха? Кто отец лжи, ненависти, браней, убийств, клятвопреступлений? Не богатство ли? Не старание ли о богатстве? Что с вами делается, люди? Кто вашу собственность обратил в средство уловлять вас? Имение дано вам в пособие жизни, а не в напутие злу, на искупление души, а не в повод к погибели. (Toй же книжки стр. 114 и далее).

В пространном Катехизисе из творений Св. Василия приведены места: о Богопознании естественном, о достоинстве предания, о силе молитвы у гроба мучеников и молитвы за умерших и о том, что значит отвергнуться самого себя.

Творения Св. Василия В., многократно переводимые на русский язык, ныне напечатаны в новом переводе, в повременном издании 1845 и 1846 годов, под названием: «Творения Св. Отцов в русском переводе».

IV. Жизнь Св. Григория Богослова по смерти Василия Великого

Св. Григорий в Константинополе

Св. Григорий, после краткого пребывания в Сиасимах, проводил свою жизнь то в одной Исаврийской пустыне, то в Назианзе, управляя Церковью Назианскою по смерти своего отца. Вскоре после кончины Василия Великого, Промысл Божий вызвал его на самое высокое служение во Вселенской Церкви. После гонения от ариан при Валенте, Церковь в Константинополе находилась в самом бедственном положении – ею владели ариане; не многие православные не имели у себя ни одного храма для священных собраний, ни епископа. Св. Григорий, по слезному приглашению их, и по совету Св. Мелетия, Архиепископа Антиохийского, отправился в Константинополь, открыл в одном частном доме малую церковь, под наименованием церкви Воскресения, в надежде воскресения православия в Константинополе. Здесь раздалось его высокое, пламенное, трогательное слово; здесь в пяти беседах о Богословии, он изложил православное учение о непостижимости существа Божия, о тайне Св. Троицы, о Божестве Сына Божия и Св. Духа; здесь, в беседах на Богоявление, уяснил он тайну воплощения и силу Крещения. С тех пор Церковь усвоила ему имя Богослова, – имя, которое никому доселе не было усвоено, кроме возлюбленного ученика Иисуса Христа – Иоанна. Велика была любовь к нему Православных; но жестока и ненависть еретиков, неоднократно покушавшихся на жизнь его. Здесь он резко испытал и неверность друзей в лице Максима, которого он любил как философа и друга, и который до такой степени обманул его, что, тайно собрав несколько епископов, склонил их посвятить себя епископом Константинополю; но был изгнан из города с бесчестием. Наконец Император Феодосий, по восшествии своем на престол, прибыв в первый раз в Константинополь, узнал достоинства Григория и народную к нему любовь, отнял у ариан главный Константинопольский храм, и державною рукою ввел в него Святителя. В этот день торжества веры, Святитель еще более раскрыл в себе сокровища любви Христианской, простив юношу, покушавшегося убить его, – и не взыскивая достояния церкви, расхищенного арианами.

Св. Григорий оставляет Константинополь

Скоро, для умирения Церкви, собрался в Константинополе, по желанию Феодосия, второй Вселенский Собор. Председателем его вначале был Св. Мелетий; по кончине его, председательство перешло к Св. Григорию, и вскоре обнаружилось разногласие присутствовавших на Соборе. Некоторые из Египетских епископов требовали, чтобы Св. Григорий оставил кафедру Константинопольскую, на основании правила Церкви, запрещавшего епископу переходить с одной кафедры на другую. Другие, присутствовавшие на Соборе, полагали, что, для достоинств Святителя и пользы Церкви, должно сделать исключение из общего правила. Григорий несколько времени ожидал примирения разногласных; но когда в одно заседание Собора спор этот сделался особенно горячим, он, для умирения Церкви, принес редкую жертву. Он стал посреди собрания и воскликнул: «Отцы и братия! если ради меня сие волнение, я не лучше Пророка Ионы, выбросьте меня, чтобы утишить бурю». С сими словами он оставил собрание, просил у Феодосия согласия на оставление им кафедры Константинопольской, на что Феодосий согласился с великим сожалением. Григорий пробыл в Константинополе до окончания Собора, трогательно простился с рыдающею паствою и удалился на родину. Проезжая Кесарию, на могиле Василия произнес ему похвальное слово, где вспомнил сладостные годы своей молодости и цену дружества. Поставив Назианской Церкви благочестивого епископа, он водворился в родовом поместье отца, достиг глубокой старости, часто между учеными трудами оплакивая, в духе Иова и Экклезиаста, изменившие ему мечты блестящей молодости, и тяжкий опыт многострадального странствия, среди смятений земного поприща.

Творения Св. Григория

Творения Св. Григория преимущественно состоят из бесед его, говоренных им в разных обстоятельствах его жизни. Известнейшие между ними суть упомянутые нами беседы о Богословии. Кром сего, после него осталось более 200 писем, относящихся к современным богословским и нравственным вопросам, и до 200 стихов молитвенного содержания.

Его наставление рассуждающим о догматах веры

Замечательно, что хотя Св. Григорий с великою любовью и воодушевлением исследовал глубокие тайны Христианской веры и проповедовал о них, но он сам часто давал замечать, что не для всех Христиан полезно самим рассуждать о высоких догматах веры или даже углубляться в исследования о них, сделанные мужами опытными. Он сравнивал сии догматы с золотом, которое дорого только по редкости, составляет преимущество немногих и приобретается с великим трудом, между тем не есть металл, необходимый для всех: «Поучайся в Божественном, – говорит он, – но не выходи из пределов; говори о духовном и, если можно, о сем одном; говори чаще, нежели переводишь дыхание; но, размышляя о том, что тебе заповедано, не любопытствуй о естестве Отца, о рождении Единородного Сына, о силе и славе Духа, об Едином в трех Божестве… Держись речений, которые приняты тобою с воспитанием, а слово предоставь мудрейшим. Довольно, чтобы в тебе было основание, а надстраивает пусть Художник. Довольно с тебя – подкрепить сердце хлебом, а другие снеди уступи богатым. Никто из здравомыслящих не осудит тебя, питающегося не дорогими яствами; но осудит, если, пока можешь, не предложишь хлеба и не напоишь водой ученика Христова или кого другого. Не усиливайся быть мудрее мудрого. И то мудрость, чтобы знать самого себя, но не превозноситься, и не подвергнуться тому же, что бывает с голосом, который совершенно теряется, если чрезмерно напряжен. Лучше, будучи мудрым, уступать по скромности, нежели, будучи невеждою, надуваться по дерзости. Скорость твоя да простирается только до исповедания веры, если сие потребуется от тебя; а в том, что далее сего, будь медлен; ибо там медленность и здесь поспешность сопряжены с опасностью. Какая беда тебе, если не во всяком собеседовании удержишь за собою верх, или не при всяком предложении или вопросе будешь иметь первенство, напротив того, другие окажутся более тебя мудрыми или смелыми? Благодарение Богу, что дает и превосходные дары, и умеет спасать общими средствами. (Слово 32-е, Твор. Св. Отц., 1844 года, книж. 1-я, стр. 152 и 153).

Стихотворения Св. Григория

Для чувствительного сердца приятно будет прочитать стихотворения его старости, напр.

К себе самому:

Где крылатыя мои речи? – в воздухе.

Где цвет моей юности? – погиб.

Где слава? – сокрылась в неизвестности.

Где крепость хорошо сложенных членов? – сокрушена болезнию.

Где имение и богатство? – иное взял Бог, a другое зависть передала в хищныя руки злодеев.

А родители и священная двоица1 единокровных сошли в могилу.

Осталась у меня одна родина; но и оттуда изгнал меня злобный демон, воздвигнув против меня черныя волны. Теперь я одинокий странник, скитаюсь на чужой стороне, влача скорбную жизнь и дряхлую старость; не имею у себя ни престола, ни града, ни чад, хотя обременен заботами о чадах, и непрестанно скитаясь, день за днем провожу на ногах.

Где сброшу с себя это тело? Какая земля, какая страннолюбивая могила укроет меня в себе? Кто положит перст на мои померкающия очи? Конечно, одного малодушнаго озабочивает мысль: гробу ли предадут мою плоть – это бездыханное бремя, или останется непогребенною в добычу зверям? Все равно: последний день, по Божию мановению, соберет всех вместе от концов земли, как бы кто ни умер.

Одно извлекает у меня слезы и приводит в страх – это суд Божий, огненныя реки и страшныя темныя бездны.

Христе Царю! Ты мое отечество, моя крепость, мое блаженство, – мое все! О, если бы в Тебе обрести мне успокоение жизни и награждение за все заботы! (Твор. Св. Отц., 1844, кн. 4, стр. 326.)

Плач о собственных своих бедствиях

В другом стихотворении Св. Григорий спрашивает себя: «Почему я один шел скорбным путем, и здесь и там меняя образ многотрудной жизни? Ни однажды не мог твердо установить на земле легкой стопы своей, но одни бедствия беспрестанно препровождают меня к большим бедствиям? Ты научи меня, Премудрость, отчего на мне такое бремя? Отчего благочестивые в трудах, а погибающие не знают трудов? Наказание ли это за грех или угли, которыми очищается жизнь, как золото в горниле? Все это известно Тебе одному, Царь мой, Слово, потому что Ты управляешь целым миром по великим и сокровенным законам, из которых разве малый некоторый отблеск вполне доходит до нас, покрытых брением и имеющих близорукие глаза.

Но я утружден жизнию; едва перевожу дыхание на земле, уязвляемый множеством бедствий от врагов и от друзей. Потому плачу и припадаю к Твоим коленам: подай мертвецу Твоему кончину жизни, подай утружденному отдохновение, и возведи меня к легчайшей жизни, для которой терплю скорби и перенес тысячи горестей; восхитив в Ангельские лики, приблизь путника к небесному чертогу, где слава Единого Великого Бога, сияющего в трех светах. (Там же, стр. 324).

Св. Григорий скончался в 388-м году. Церковь празднует память его 25-го января. Творения его изданы на русском языке в «Творениях Св. Отцев в русском переводе» за 1843 и 1844-й годы. В Пространном Катехизисе приведено его свидетельство о чудодействе Святых по преставлении своем.

V. Св. Амвросий Медиоланский

Жизнь Св. Амвросия

Св. Амвросий Медиоланский, сын знатного отца, управлявшего Галлиею, получил самое тщательное воспитание в Риме, и управлял несколькими областями в Верхней Италии, коих главным городом был Медиолан. В зрелых летах, заслужив общее к себе уважение мудрым правлением, он однажды, по случаю избрания епископа в Медиолане, присутствовал на совещании об этом Христиан, для соблюдения порядка, будучи сам еще язычником. Когда избиратели, состоявшие из Православных и ариан, не могли согласиться между собою в избрании; и Амвросий стал убеждать их к миру, тогда сперва один неизвестный, подобный детскому, голос, потом многие, и наконец все избиратели единогласно провозгласили: «Амвросия епископом». Напрасно притворною строгостью и удалением из города он старался отклонить от себя этот сан: общее желание Медиолана и изволение Императора Валентиниана победили его сопротивление. В несколько дней он принял Св. Крещение и поставление, сперва на низшие степени служения Церкви, и потом на степень епископа. Родом близкий к Царям, он и на престоле епископском, с добродетелями, свойственными епископу, с самою строгою жизнью, показал высокий дух царский в твердой воле и непреклонной ревности о Православной вере, утесняемой язычниками и арианами. В продолжении своего епископства он был постоянным другом и советником Царей, и не только в Римской империи, но и в соседних царствах.

Противодействие Амвросия язычникам

Несколько раз сенаторы Римские, из язычников, домогались при Амвросии, восстановления в Сенате жертвенника победы; всякий раз Амвросий успешно останавливал покушения их ходатайством перед Грацианом Валентинианом II и Феодосием.

Борьба Амвросия с арианами и преданность царствующему дому

Борьба Амвросия с арианами была труднее, потому что им покровительствовала Юстина, мать малолетнего Валентиниана II, зараженная арианством на своей родине, у Готфов. Св. Амвросий показал всю свою преданность Юстине и сыну ее, когда военачальник Максим, умертвивший старшего ее сына, Грациана, шел с войском из Галлии в Италию, чтобы отнять достояние и жизнь у младшего. Амвросий без страха явился в стан Максима, и сильным обличительным словом склонил его к миру, и заградил от него Италию, впрочем, не сообщался с ним в Св. Тайнах, как с убийцею законного Государя.

Вскоре после сего Юстина требовала у него одной православной церкви для ариан. Когда Амвросий, по законам Церкви и общего права, не мог исполнить сего требования, ариане покушались отнять Церковь силою, угрожали Амвросию ссылкою и смертью. Но общая любовь Православных неусыпно охраняла своего Архипастыря; ему оставалось только удерживать негодование Православных и внушать им обязанности повиновения власти. Через год ариане с большею силою возобновили свое покушение; но Амвросий и теперь остался также непоколебимым любовью Православных.

Еще не кончились козни ариан, как услышали в Медиолане, что Максим снова угрожает Италии и Валентиниану. Архипастырь забыл несправедливость, сделанную против него Юстиною, и во второй раз явился пред гордым возмутителем, увещевал его к раскаянию и повиновению законному Государю, и еще раз спас Империю и Царицу с ее сыном.

Усердие Амвросия к Императору Феодосию

Когда Феодосий Великий, победив Максима, многократно проводил время в Медиолане, Св. Амвросий пользовался глубоким его уважением, и свое влияние на Феодосия обращал ко благу его и Империи. Доказательством сего особенно служит следующее событие, достопамятное во Всемирной Истории. В Фессалонике произошло возмущение, во время которого было умерщвлено несколько чиновников правительства. По повелению раздраженного Феодосия отряд войска неожиданно вступил в город и перебил до 7000 жителей, виноватых и невинных. Когда же через несколько времени после сего Амвросий раскрыл ему виновность его неправосудия, Феодосий внял совету пастыря, смирил себя, принес общественное покаяние и, приступив к Св. Тайнам, дал обет – на всю жизнь – не спешить исполнением смертных приговоров. Умирая, Феодосий поручил Амвросию детей своих, и на руках его испустил последнее дыхание. Амвросий, попечением своим об Онорие, исполнил завещание усопшего.

Слава Амвросия и кончина

Амвросий имел попечение не только о Медиоланской, но в о многих других Церквах, и слава о нем простиралась за пределы Империи. Его ревностью арианство пало во всей Италии; многие из пресвитеров его поставлены им епископами в разных областях Запада. Короли Франков приписывали победу Римлян его святым молитвам. Королева Маркоманнов, Фритигильда, получила от него наставление в Христианской вере и убедила мужа и народ принять Христианскую веру.

В глубокой старости он провидел свою кончину, и, укрепленный в молитве видением самого И. Христа, с миром перешел в вечную жизнь. Церковь совершает память его 7-го декабря.

Творения Св. Амвросия

Св. Амвросий оставил весьма много духовных творений, писанных на латинском языке. В некоторых из них он объясняет или целые книги Св. Писаная, или отдельные события Свящ. Истории, указывая в них не только исторический, но и таинственный смысл; в других раскрывает догматы веры, напр., в пяти книгах о Вере, писанных им для Императора Грациана; в третьих преподает правила нравственности. Из последних наиболее известны три книги его о Должностях. В них говорит он о том, что честно и полезно для успеха в добродетельной жизни.

Места из творений Св. Амвросия

Замечательно, как Св. Амвросий определяет мужество.

Определение мужества:

Истинное мужество состоит в том, когда кто побеждает самого себя, воздерживает гнев, не увлекается временными выгодами, не скорбит в несчастии, не забывается в счастии, и на перемену обстоятельств смотрит не более, как на перемену ветра. Что выше и славнее, как поработить плоть управлению разума, для того, чтобы она во всех предприятиях верно исполняла волю души? (стр. 44). Истинное мужество неусыпно в трудах, твердо в бедствиях, строго против наслаждений плоти; ничто так не противно мужеству, как быть побежденному корыстью. Воины, жадные к добыче, часто погибают между пораженными ими неприятелями. Забывая свою победу и бросаясь на корысть, они часто дают случай снова напасть на них неприятелям, уже обратившимся в бегство (стр. 47).

Советы юношам

Из советов, которые Св. Амвросий дает юношам, заметим особенно два следующие: «Должно наблюдать строгую осторожность в выборе людей, с которыми желаем обращаться; всего лучше иметь обращение со старцами испытанной добродетели. Конечно, обращение с равными себе приятнее, но со старшими безопаснее. Под их руководством нравы юношей делаются кроткими и укрепляются в благочестии. Незнающий местности обыкновенно идет в путь со знающими ее; так и юноши должны вступать в новый для них путь жизни под руководством старцев, и их иметь наставниками и свидетелями своей жизни» (стр. 54).

Другой совет:

«Храните, дети мои, дружество с братиею; нет ничего в свете прекраснее дружества: оно утешение жизни, когда имеешь кому открыть сердце, сообщить тайное и поверить сокровенное; когда имеешь верного собрата, который сорадуется твоему счастью, сострадает несчастию, подает советы в опасности. Перенесите за друга, если нужно, и горесть; дружество отыскивается не деньгами, но любовью, не ценою, но доброжелательством. Богатые часто бывают без друзей, тогда как бедные не имеют в них недостатка; ибо где находится хитрое ласкательство, там нет истинного дружества» (стр. 122 и 123).

Книга Св. Амвросия о Должностях находится и на русском языке. В Православной Церкви еще известна песнь его: «Тебе Бога хвалим».

VI. Св. Иоанн Златоуст

Воспитание его и первые подвиги

Св. Иоанн, наименованный за свое красноречие Златоустым, родился в Антиохии. Отец его был главнокомандующим Римского войска в Сирии. Лишившись отца вскоре после своего рождения, он был единственным предметом попечений безмерно любившей его матери. Она поручила образование его ума лучшим наставникам того времени и, в числе их, известному ритору язычнику Ливанию. По окончании воспитания Иоанн не долго медлил в избрании пути жизни; возлюбив всем сердцем учение И. Христа, он углубился в чтение Св. книг, и принял намерение посвятить себя Богу в уединении. Св. Мелетий, Архиепископ Антиохийский, узнав Иоанна, полюбил его отечески, наставлял в вере, крестил и сделал чтецом Антиохийской церкви, когда ему было не более 22-х лет от роду. С сего времени глубокое благочестие было душою всех его действий. Он никогда не божился, не клялся, никого не порицал, никогда не говорил лжи, никому не желал зла, и всегда был предан Богомыслию. Обладая редким даром слова, он употребил великие усилия, чтобы пробрести добродетель молчания. Из любви к уединению и подвижнической жизни, Иоанн с одним своим другом решился было оставить дом матери. Но ее слезы и убеждения тронули сердце Иоанна; он остался при ней для утешения последних дней ее, и послушанием к ней начал свое служение Богу. Когда, через три года, скончалась мать его, он роздал бедным и Церкви свое имение, удалился в пустыню, где четыре года, под руководством опытного старца, проводил время в бдении, чтении Св. Писания, молитв и трудах. После сего, приучив тело свое ко всем лишениям суровой пустыннической жизни, еще два года провел в одной пещере. Наконец, чувствуя расстройство своего здоровья, он возвратился в Антиохию. Св. Мелетий посвятил его в диакона и чрез пять лет Св. Флавиан в пресвитера.

Пресвитерство Св. Иоанна

В 12 лет своего пресвитерства, по воле епископа, он непрестанно проповедовал слово Божие Антиохийским Христианам, беседуя с ними по нескольку раз в неделю, а иногда и ежедневно. Поучения его были весьма красноречивы и убедительны, и как он был весьма святой жизни, то и они сильно действовали на его слушателей, так что они нередко прерывали слово его или громкими рукоплесканиями или рыданием. Когда одна женщина из народа, назвав его Златоустым, жаловалась, что она многого не понимает в его проповеди, с тех пор он дал новую силу своему красноречию, сделав оное отменно простым и удобопонятным.

Беседы Златоустого во время возмущения в Антиохи

Особенно благодетельно было Антиохийцам красноречие Иоанна, когда по случаю чрезвычайного налога, произошло в Антиохии возмущение, и буйный народ поругался статуям Императора Феодосия и недавно умершей супруги его. Правительство города преследовало виновных допросами, заключением в темницы, лишением имения, пытками, казнями. Еще большего ожидали Антиохияне от праведного гнева Императора; они были в отчаянии; многие бежали из города, чтобы спасти, по крайней мере, жизнь свою. Тогда Иоанн сильным своим красноречием, то изображал заслуженное бедствие города и виновность преступления, то успокаивал народ упованием на Бога и на милость Государя, то внушал ничтожность богатства и мирских выгод, которые не могут помочь человеку даже во временном несчастии, то представлял слушателям, как страшен должен быть гнев Божий, когда так страшен гнев царский, и всякий раз увещевал их подвигами добродетели, особенно милосердия, загладить вину свою пред Богом и Государем. Иоанн успокаивал народ, доколе, по наказании главных виновников, Архиепископ Флавиан не возвратился из Константинополя от Феодосия с прощением прочему народу Антиохийскому.

Описание бедствия и виновности жителей Антиохии

«Что мне сказать, чем начать свою беседу?», – говорил Иоанн в начале бедствия. «Теперь время не речи, а слез, – не слов, а стенаний, – не проповеди, но молитвенного сокрушения. Столь велика прошедшая дерзость! На земле нет для нас врача, разве только на небе. Кто вас очаровал, возлюбленные? Народ, толико благонравный и кроткий, вдруг ныне рассвирепел и отважился на такие наглости, о которых и говорить стыдно. Я терзаюсь и стенаю не о великости ожидаемого мщения, но о чрезвычайности прошедшего бешенства. Ибо хотя бы Царь и не разгневался и отложил казнь, но скажите, как нам нести бесчестие, которым покрыл нас сей случай. Город, толико обширный, глава всего Востока, трепещет уничтожения; недавно многочадный, стал бесчаден, и нет помогающего. поелику оскорбленный не имеет на земле себе равного: он царь, верх и глава всех людей, живущих на земле; посему-то нам остается только прибегнуть к Царю небесному.

Недавно произнес я вам пространную беседу; вы выслушали меня с глубоким вниманием, и это было для меня наградою; но я искал тогда от вас и другой награды: я желал, чтобы вы образумили и наказали городских нечестивцев, дерзающих возносить хулу на Бога. Я не думаю, чтобы сие сказано было от меня самого; это вложил во уста мои Бог, провидевший то, что имело последовать. Ибо если бы мы наказали тех, которые дерзнули на такое беззаконие, то, конечно, не случилось бы с нами того, что теперь случилось. Смотрите! Преступление произошло от немногих, а вина пала на всех; за их дерзость сами несем наказание. Но если бы, предупредив сие, мы укротили их или выслали из города, то не были бы принуждены трепетать от настоящего страха. \

Виновность неостановивших возмущение

Что предрекал я, то и случилось: вот мы уже несем казнь за свою беспечность. Ты презрел поносимого Бога, – и вот Он попустил быть оскорбленным Царю, дабы мы все без исключения подверглись крайней опасности.

Вот мы, совершенно невинные, страшимся и трепещем не менее тех, которые дерзнули на преступление, трепещем, чтобы гнев Царя не отяготел и на нас вместе с ними. Теперь не послужит тебе в оправдание, если скажешь: «Я не был дома, не хотел возмущения и не был соучастником оного». «За сие-то и терпи наказание и терпи смертную казнь, – скажут тебе, – что ты не был, не воспрепятствовал, не удержал бунтующих, не стал до крови за честь Царя». Ты не был в обществ мятежных? Хвалю и радуюсь; но ты не остановил случившегося, и потому осуждаешься.

Увещание Златоустого не бояться смерти

Иоанн так поучал Христиан не бояться смерти: «Скажите мне, что страшного имеет смерть? И. Христос говорит: веруй в Мя, аще и умрет, оживет (Ин. 11:25). Ужели учение Господа – басни? Если ты Христианин, то должен веровать Христу, и если веруешь, то покажи сие на самом деле, и именно презрением смерти. Ибо сие должно нас отличать от неверных. Они справедливо боятся смерти, не имея надежды воскреснуть; а ты, имея сию надежду, как можешь бояться смерти, подобию неверующему? Сказать ли тебе, возлюбленный, почему мы боимся смерти? Потому, что не имеем любви к царствию небесному, потому, что не живем благочестиво и не имеем чистой совести; а не то бы смерть не устрашила нас. «Ибо живущего в Добродетели ничто не может тревожить».

Св. Иоанн архиепископ в Константинополе

Святая, мудрая и благодетельная жизнь Иоанна и редкое его красноречие прибрели ему всеобщую любовь жителей Антиохии, и пронесли славу по всей Империи. Император Аркадий избрал его в Архиепископа Константинопольского по смерти Нектария, в 397 году. Правителю Антиохии дано было приказание, вызвать Иоанна хитростью за город и препроводить в Константинополь. Невольно явившись в столице, где недавно утвердившаяся Церковь считала до 100 тысяч членов, но была окружена множеством язычников, сильных ариан и других еретиков, где законы, нравы и обычаи были еще полуязыческие и полухристианские, где при слабом Аркадии, многие пороки оставались ненаказанными, и даже были покровительствуемы двором, Иоанн стал действовать с обыкновенным своим мужеством, упованием на Бога и отеческою неутомимою ревностью о спасении вверенной ему паствы. Пример Христианской жизни он прежде всего показал в самом себе: он уничтожил всякую роскошь, которая вкралась было в дом архиепископов при его предшественниках, довольствовался скудною пищею и простою одеждою; время, остающееся ему от исполнения ближайших своих обязанностей, он употреблял на бдение, молитву и составление бессмертных своих творений, редко посещая общество преданных ему людей. Того же требовал он и от своих пресвитеров и прочих членов клира; то кротостью, то мерами строгости он вел их к тому, чтобы и они были примером пастве. На народ он действовал ревностным священнослужением, благодетельными учреждениями и неутомимым проповеданием.

Попечение Иоанна:

1) об исправлении семейной жизни христиан

Исправление народа он начал исправлением его семейной жизни и преследованием роскоши в домах и одежде. Он призывал отцов ceмейств к тому, чтобы они часто совершали дома общую молитву, наипаче во время ночи. «Ночь не для того, – говорил он, – чтобы всю ее проводить во сне и бездействии. Церковь Божия встает среди ночи, –восстань и ты, посмотри на хор звезд, обрати внимание на глубокое молчание, великую тишину: подивись домостроительству Владыки Твоего. Тогда бывает душа чище, легче, возвышеннее и быстрее. Преклони колена, воздохни и моли Владыку твоего о помиловании. Он преклоняется наипаче ночными молитвами. И ты, муж, исполняй сие, не одна жена. Дом, состоящий из мужей и жен, да будет у вас церковью. Не думай, чтобы сему препятствовало то, что ты муж один, и она жена твоя одна. Ибо идеже еста два или трие собрании во имя Мое, – говорит Господь, – ту есмь посреде их (Мф. 8:20). А где Христос посреди, там множество Ангелов и Архангелов. Ежели у тебя и дети есть, разбуди и детей; таким образом семейство сделается настоящею Церковью во время ночи. Если же они еще молоды, и не могут переносить бдения, то пусть участвуют с тобою в первой и второй молитве, и потом дай им покой. Только вставай, только поставь себе это в обычай. «Нет сокровищницы лучше сей, которая вмещает таковыя молитвы» (Беседа на Деян. 12:1–6.

2) об удалении роскоши и пристрастия к зрелищам

Со всею ревностью проповедовал Св. Златоуст об обязанности родителей воспитывать детей своих в страхе Божием и приучать их из детства к строгому благоговению в храме Божием. Роскошь он преследовал везде; особенно сильно и резко говорил он против роскоши и нескромности в одежде женского пола; ибо в этом видел он языческое бесстыдство и опасность соблазна. С такою же ревностью восставал он против легкомысленной привязанности некоторых Христиан к зрелищам; ибо зрелища служили продолжением языческого богослужения, губили время и имение зрителей, часто подавали повод к распрям, возмущениям и убийствам, и сеяли семена развращения и упадка семейной нравственности.

Его убеждения к сострадательности

Вместо того, Златоуст призывал свою паству жертвовать временем и богатством на дела милосердия. Кажется, он никогда не был так красноречив, как когда возбуждал сострадание к несчастным, представляя легкость подвигов благотворения, и высокую награду, приготовленную милостивым. Как везде, так и здесь он предшествовал своим примером. Он построил и содержал в Константинополе многие больницы и, в числе их, одну близ главной церкви, и поручил оные людям примерного человеколюбия и благоразумия; кроме того, он построил еще две больницы для чужестранцев. Он умолял каждого устроить в собственном доме хотя одну комнату для убогих, отлагая для них еженедельно какое-либо малое пособие от своих избытков. «Много ли нищих в городе в сравнении с богатыми? – восклицал он, – всех удовлетворить можно, и еще пребыть в довольстве; тогда не останется между нами не только убогих, но и язычников, ибо все обратятся к Богу столь благим примером».

Обращение его с неверными

С язычниками, арианами и другими еретиками Св. Златоуст обращался с великою снисходительностью и мудростью: он сожалел о них, опровергал их заблуждения, но не раздражал и не огорчал их, а старался привлечь их к себе любовью, чего он и действительно достиг. «Покажи к заблуждающему любовь, – говорил он, – чтобы поврежденное не погибло, но лучше исцелилось. Покажи, что ты от великого расположения хочешь свое добро сделать общим. Удаляясь от учения, несогласного с преданием Апостольским, людей надлежит как можно щадить, и молиться о их спасении». (Слово об анафеме).

Действуя подобными средствами, Златоуст пробрел общую любовь православного народа, и уважение язычников и еретиков. Действием его пастырской ревности изменился вообще вид Константинополя, приняв вид вполне Христианского города.

Попечение его о других Церквах

Св. Иоанн заботился об устройстве не только Константинопольской Церкви, но и прочих Церквей своего патриархатства, устрояя порядок в Церквах Фракии, части Азии, прилежащей к Архипелагу и Понта; посылал одного епископа для наставления готфов, а другого для наставления кочующих Скифов. Пресвитера Констация с несколькими другими миссионерами посылал в Финикию для обращения идолопоклонников. Палестина, Персия и многие другие страны ощутили также благотворные действия его ревности.

Заслуги Иоанна к престолу

В отношении к Императору Аркадию и высшим сановникам двора, Св. Иоанн сколько был чужд лицемерного человекоугодия, столько же ревностен в исполнении истинных обязанностей пастыря и подданного. Евтропий, первый министр Аркадия, отнял у церквей право убежища, издревле им принадлежавшее. Златоуст противостоял ему. В последствии Евтропий, лишенный всех милостей Государя и обреченный на смерть, сам искал спасения в церкви. Иоанн защитил его сильным словом своим к народу, – и спас ему жизнь. Низвергший Евтропия, предводитель отряда готфов, арианин Гайнас требовал у Аркадия церкви для ариан в Константинополе. Аркадий страшился отказом раздражить буйного готфа. Златоуст отвечал ему перед лицем безмолвного Аркадия, что Гайнас вполне награжден за свои заслуги милостями царскими, и не должен принуждать Аркадия быть несправедливым к Православным своим подданным. Когда Гайнас открыто возмутился против Аркадия и угрожал со своими готфами Константинополю, Иоанн, по желанию Аркадия, отправился беззащитный в стан мстительного готфа, и своим увещанием отвратил его от Константинополя.

Преследование Иоанна

При всех своих заслугах Церкви и отечеству, Иоанн, подобно многим великим мужам, жертвовавшим собою для блага ближних, был гоним завистью, клеветою, злобою, которые довели его до преждевременной, страдальческой кончины. Первые враги его были из Константинопольского клира и епископов других церквей. Когда Иоанн обличал и судил их пороки, они клеветали на него пред народом; но когда клевета была обличена жизнью Иоанна, они употребляли коварные меры, чтобы подвергнуть его гневу Императора Аркадия и супруги его. Они переносили ко двору всякое слово из поучений, которое можно было истолковать превратно. Когда Иоанн говорил о сребролюбии и бесстыдной роскоши в одежде, они внушили Императрице Евдоксии, что слова Иоанна относятся к ней. Личные враги Иоанна при дворе, против коих он часто должен был защищать права Церкви, успели возбудить против него сильный гнев Евдоксии. Она, с согласия супруга, призвала в Константинополь Александрийского Архиепископа Феофила, который еще вначале противился избранию Иоанна и был непримиримым врагом его. Под председательством Феофила составлен был беззаконный собор в местечке Дуба; одни и те же лица были доносчиками и судиями. Когда Иоанн не явился на собор, требуя, чтобы удалены были с него известные личные враги его, собор заочно осудил его и признал достойным заточения. Иоанн готовился к этому, утешал верных ему, говоря, что Церковь не им началась, не им и кончится. Вечером взят он был вооруженною рукою и отправлен на Азиатский берег. Но в ту же ночь произошло землетрясение в Константинополе. Устрашенная Евдоксия молила Аркадия и написала Иоанну о возвращении его, что Иоанн и исполнил. С восторгом встретила его паства, и убедила его войти в свой храм, и утешить ее благодарственным словом Богу. Иоанн продолжал действовать так же, как прежде, и прежняя ненависть снова разразилась над ним. Через год собран был более многочисленный собор, который осудил теперь Иоанна за то, что он из прежнего изгнания возвратился на свою кафедру без нового оправдания собором, хотя сие возвращение произошло по воле Императора, и по желанию всей Константинопольской Церкви. Иоанн осужден был на изгнание в Кукуз, дикое местечко в Армении. Тайно от народа он отдал себя в руки присланных воинов и оставил Константинополь, сопровождаемый глубокою горестью преданных ему епископов, именитых жен и народа, которые, по удалении его, потерпели жестокое гонение.

Страдания и кончина его

Участие людей благомыслящих сопровождало его и в изгнании. Когда он выходил из Кесарии, народ с плачем взывал: «Лучше бы сокрылось солнце, чем умолкли уста Иоанновы». И из заточения он продолжал назидать и утешать Церковь, имея сношения с отдаленными пределами Империи. Но и враги Иоанна не успокоились, доколе не довели его до смерти. Они переводили его из места в место, заставляли идти пешком под палящим солнцем полудня, или среди пронзительного холода горных ночей, несмотря на припадки снедающей его болезни среди лишений всякого рода. Наконец, когда, на 4-м году изгнания, он шел в Питиунт (Пицунда в нынешней Абхазии), он почувствовал приближение давно ожидаемой смерти, приобщился Св. Таин, и с последними словами: «Слава Богу о всем, аминь» испустил дух – в местечке Комане на 10-м году своего епископства и 53-м году жизни (407 года, 14-го сентября). Св. тело его перенесено было в Константинополь чрез 30 -ть лет по его кончине. Память его совершается 13-го числа ноября, и 27-го января, и вместе с Василием Великим и Григорием Богословом – 30 января.

Творения Златоустого

Красноречие Иоанна всегда возбуждало к себе благоговейное удивление всех любителей слова. Оно просто, так что самые отвлеченные предметы делает как бы осязаемыми, чуждо всякого вида учености, хотя было плодом глубокого познания учения Церкви, человеческого сердца и всех наук, сильно, исполнено убеждения, невольно движущего сердце, и всегда направлено к нравственному назиданию. Творения его весьма многочисленны. Он изъяснил в беседах с нравственными приложениями книги Св. Писания, а именно: Книгу Бытия, многие Псалмы, часть Пророка Исайи, все Евангелие от Матфея и Иоанна, Деяния Св. Апостол и все послания Aп. Павла. Кроме того, есть много бесед его на отдельные изречения Писания, много слов похвальных, защитительных, обличительных, множество назидательных писем. Более обширные его творения суть книги о Священстве, произведение первых лет Христианской жизни Иоанна, против иудеев, о промысле, о непостижимости существа Божия и другие. Ему же принадлежат молитвы Литургии, обыкновенно совершаемой Православною Церковью.

У Св. Иоанна были некоторые, особенно им любимые мысли. Так, кроме увещания к сострадательности, он с особенным участием сердца проповедовал о высоком достоинстве пустынножительства, о заслугах Ап. Павла. К Св. Павлу он имел отлично высокое благоговение, и не находил слов для выражения его достоинств. Сохранилось предание, что когда Златоуст изъяснял послания Павловы, то видали самого Св. Павла, беседующего с ним; оттого древние говаривали: Златоустовы уста – Павловы уста. Св. Златоуст любил также раскрывать следующую мысль, что не богатство причиною нашего удовольствия и не бедность – печали, но мысли наши, и что кто сам себе не делает обиды, того никто обидеть не может.

Места из творений Златоустого:

1) о том, что причина наших радостей и горестей находится в нас самих

Много смятения в жизни нашей, говорил он в одной беседе; всегдашние возмущения тревожат пребывание наше на земле; но, смотри, какое крайнее безумие наше! все мы равно плачем, имея не одни и те же, но противные побуждения. Если бы самые обстоятельства были причиною наших слез, то зачем бы в равной мере оплакивать то, что противно между собою. Если бедность – несчастие, то никогда не должен был бы крушиться богатый; если несчастие – быть бездетным, то многочадный должен бы радоваться; если управление общественными делами и начальствование есть состояние завидное, то всем надлежало бы убегать жизни беззаботной и спокойной. Но теперь, когда видим, что богатые и бедные равно плачут, когда плачет и начальник и подчиненный, бездетный и отец многих детей, – то не будем винить за беспорядок самые вещи, но тех, которые не умеют пользоваться ими, как должно. Если мысли наши хорошо будут устроены, то хотя бы бесчисленные отовсюду воздвигались бури, мы всегда будем стоять в тишине; если же нет в душе нашей спокойствия, то хотя бы отовсюду способствовал нам благоприятный ветер, мы ни мало не будем счастливее тех, кой сражаются с бурею. Сколько таких, которые легко переносят бедность, и не перестают за свою участь благодарить Бога? Сколько и таких, которые, живя в богатстве и в изобилии, не благодарят, но хулят Господа? Сколько таких, которые, не потерпев никакого несчастия, обвиняют Всемирный Промысл? Сколько и таких, которые, сидя целую жизнь в темнице, более благодушны, чем живущие на свободе и в безопасности? Видишь, что состояние души и собственный разум причиною той и другой участи, а не самое существо вещей». (Из 1-го слова о судьбе и о Промысле).

2) Сравнение добродетельной жизни с даром чудес

В 33-й беседе на Евангелие от Матфея весьма поучительно говорит Св. Златоуст о том, что добродетельная жизнь лучше дара чудотворения. «Вам, может быть, хотелось бы видеть, – говорит он, – такие знамения, какие творили Апостолы, проповедуя Евангелие? Но вы самым ясным образом доказываете и свое благородство, и свою любовь к Богу, когда верите Ему, не имея от него никаких залогов. И вот почему Бог не творит ныне знамений. Не домогайся быть свидетелем воскресения какого-нибудь одного мертвеца, когда знаешь, что ныне вся вселенная воскресает. Не желай быть очевидцем прозрения какого-нибудь слепца, когда знаешь, что ныне все получают прозрение и лучшее, и полезнейшее; научись смотреть на все оком здравого смысла, исправь зрение твое. Ежели бы все мы жили так, как должно, то язычники удивлялись бы нам гораздо больше, чем чудотворцам. Ибо знамения нередко бывают подозрительны, иногда почитают их призраком, или производят от злого духа, хотя такие подозрения и не имеют места касательно наших чудес. Напротив того, непорочное житие не боится подобной клеветы: добродетель заграждает уста всех порицателей. Знамения иногда другому доставляли пользу, а тому, кто творил их, причиняли вред, – надмив его гордостью или тщеславием. Напротив, от добрых дел нельзя опасаться ничего подобного: они полезны и тем, которые творят их, и другим многим».

«Итак, будем творить добрые дела со всем рачением. Если ты из жестокосердого сделался милосердым, то ты исцелил сухую руку. Если, оставив зрелища, стал ходить в церковь, то ты выпрямил хромую ногу. Если ты отвратил взор свой от чужой красоты, то ты даровал прозрение слепым очам. Если вместо сатанинских песен ты изучил духовые песнопения, то ты, немой, заговорил. Вот чудеса величайшие! Вот знамения необычайные! Если мы будем творить такие знамения, то и сами соделаемся людьми великими и дивными, и всех порочных приведем к добродетели».

3) О повиновении власти

В изъяснении, которое Св. Златоуст делает на слова Апостола Павла к Римлянам: «всяка душа властем предержащим да повинуется», – видна глубокая покорность его поставленной от Бога власти. Так пишет он: «Апостол, желая внушить, что заповедь его простирается не на одних мирских людей, но на всех, и на священников и на монахов, объявляет о том наперед, говоря так: всяка душа властем предержащим да повинуется. Хотя б ты был Апостол, хотя бы Евангелист, хотя бы Пророк, хотя бы другой кто, – повинуйся. Подчинение власти не подрывает благочестия. Первое основание такого установления, удовлетворяющее разуму верных, состоит в том, что власти учреждены от Бога; т. е. что есть начальства, что одни начальствуют, а другие подчинены им, и что нет такого неустройства, чтобы происходило что-нибудь по случаю и без порядка, чтобы народы носились туда и сюда подобно волнам – все сие я называю делом премудрости Божией».

Вообще из творений Св. Отец творения Св. Иоанна Златоустого наиболее употребляются для чтения в Православной Церкви.

Они от самого начала Христианства в России многократно по частям переводимы были на Богослужебный и на народный язык. Последний перевод бесед его на Евангелиста Матфея и послания Св. Апостола Павла издается, с благословения Св. Синода, в Москве с 1839-го года.

VII. Св. Иоанн Дамаскин

Жизнь Св. Иоанна Дамаскина

Иоанн Дамаскин родился в городе Дамаске. Вскоре после завоевания сего города Аравитянами, отец Иоанна был важным чиновником Калифа Дамасского, хотя оставался Христианином. Воспитателем Иоанна был выкупленный отцем его пленник, благочестивый и просвещенный монах Козьма. От него Иоанн получил основательное познание философии, физики, математики и других наук, вместе с глубоким познанием Св. Писания и творений Св. Отцов Церкви. С образованием ума он соединил строгую добродетельную жизнь. Калиф приблизил его к себе, поручая ему важные государственные тайны. В это время царствовавший в Константинополе Лев Исаврийский воздвиг гонение на святые иконы, преследуя чтителей их изгнанием и казнями. Ревнуя о Православной вере, Иоанн из Дамаска написал, одно за другим, несколько посланий к Православным в Империи. В этих посланиях он и писанием и преданием утверждал почитание св. икон, и возбуждал Православных к страданию за истину. Послания Иоанна имели сильное действие в Греции; тогда при Дворе Льва сделан был злой умысел к погублению Святого: составлено было подложное письмо, писанное под его руку, в котором он открывал Императору верные средства завоевать себе Дамаск, и отправлено к Калифу, как будто бы в предостережение последнего. Калиф, увлеченный порывом гнева, велел отсечь Иоанну правую руку. Но сила Божия открыла невинность Иоанна: он в молитвах пал пред иконою Богоматери, и в следующую ночь отсеченная рука приросла к своему месту. Испытав суету мирского величия, Иоанн не согласился остаться долее при Дворе, но удалился в монастырь Св. Саввы, недалеко от Иерусалима. Здесь, после того, как он продолжительными опытами послушания и самоотвержения доказал высоту своего смирения, Матерь Божия в откровении призвала его к составлению священных песней – в назидание Церкви. Первые воспетые им песни посвящены были утешению одного сотрудника Иоанна, горько плакавшего о смерти своего брата; в сих песнях выражается вообще грустный взор Иоанна на жизнь. Первая из этих песней есть следующая: «Кая житейская сладость пребывает печали непричастна? Кая ли слава стоит на земле непреложна? Вся сени немощнейша; вся соий прелестнейша; единем мгновением и сия вся смерть приемлет. Но во свете, Христе, лица Твоего, и в наслаждении Твоея красоты, его же избрал еси, упокой, яко человеколюбец»2.

Сии и другие, тогда составленные им песни поются до ныне при погребении усопших.

Много песней написал Св. Дамаскин во славу Божией Матери. Между ними особенно известна песнь, начинающаяся сими словами: «О Тебе радуется, благодатная, всякая тварь».

Также Иоанн составил много песней в воспоминание воскресения Христова. поелику на Востоке при Богослужении употреблялось тогда восемь напевов, то он на каждый из них составил столько воскресных песней, что его песней каждого напева достаточно было для вечерней и утренней службы воскресного дня. Собрание сих песней называется Октоих (осьмогласник). Из них в Катехизисе приводится песнь: «во гроб плотски...» Канон, воспеваемый Церковью на Св. Пасху, есть также произведение Св. Дамаскина.

Еще довольно песней Иоанна и на другие праздники. Все они проникнуты Духом Св. Писания и Св. Отцов, и часто даже повторяют самые слова их. Сладость песней Иоанна усвоила ему имя «Златоструйного Учителя».

Книга Дамаскина о Православной вере

Книга Св. Дамаскина о Православной вере по преимуществу дает ему право на имя учителя веры Христовой. В сей книге он изложил истины веры, сколько ясно, столько же и точно, и притом в порядке последовательного размышления, и в такой полноте, в какой не были оные собраны ни в одной книге прежде его. Истины слова Божия Св. Дамаскин объясняет самим словом Божиим, и вместе с сим призывает в пособие здравое размышление, просвещенное светом откровения. Св. Дамаскин соединил в своей книге во едино все бывшие до него соборные и отеческие определения догматов веры, не всегда, впрочем, в точности приводя слова Отцов Церкви, а повторяя только смысл их.

Последний перевод сей книги на русский язык, по благословению Св. Синода, издан в 1844 году.

Слова Св. Иоанна Дамаскина о святых иконах так высоко ценит Православная Церковь, что некоторые из них прилагаются в издании к Православному исповеданию Кафолической Восточной Церкви (Петра Могилы.)

Кончина Иоанна

Св. Иоанн, приближаясь к старости, рукоположен был в Иерусалиме в пресвитера; но, любя тишину и уединение, возвратился в прежнюю свою обитель, из которой и перешел к безмятежной небесной жизни. Память его совершается 4-го декабря.

В пространном Катехизисе из творений Дамаскина приводится исчисление книг Св. Писания Ветхого Завета, и свидетельство его о святых мощах и о пресуществлении.

В заключение учения об Отцах Церкви приведем из 3-го слова Св. Иоанна Дамаскина об иконах его увещание к Православным Христианам.

«Будем стоять, братия, – говорит он, – на камне веры и преданий Церкви, не преступая пределов, положенных Св. Отцами нашими, не попуская вводить новости и разорять здание Святой Соборной и Апостольской Церкви Божией. Ибо если всякому, кто захочет, позволено будет отваживаться на сие, то мало-помалу все тело Церкви разрушится. Будем покланяться и служить единому Творцу и Создателю, как по естеству своему достопоклоняемому Богу; будем покланяться и Св. Богородице, не как Богу, но как Матери Божией по плоти; будем покланяться и Святым, как избранным друзьям Божиим, и имеющим дерзновение к Богу. Братия! Христианин познается от веры. Кто с верою приходит, тот получает великую пользу; а сумняйся ничего не получит, ибо все святые верою угодили Богу».

* * *

1

Брат и сестра.

2

Преложение: «Какое наслаждение в жизни остается недоступным печали? Какое величие на земле пребывает непоколебимым? Все ничтожнее тени; все обманчивее сновидений. Одно мгновение – и все сие делается жертвою смерти. Христе человеколюбче! Избранного Тобою упокой во свете Твоего лица, и в наслаждении Твоею красотою».


Источник: О жизни и творениях семи знаменитейших отцов церкви : Составлено по программе, одобренной Святейшим правительствующим Синодом для воен.-учеб. заведений / [Прот. Николай Раевский]. - Санкт-Петербург : тип. воен.-учеб. заведений, 1847. - [6], 71 с. (Авт. указан в конце посвящ.).

Комментарии для сайта Cackle