священномученик Арсений (Мацеевич)

Увещание к раскольнику

Увещание бывшему Мошенского монастыря игумену Иоасафу, за раскол в соловецком в заключении держащемуся, мною нижайшим в тойже обители соловецкой сочиненное.

Увещание это составлено в 1734 году, когда Арсений Мациевич был еще иеромонахом соловецкого монастыря, как видно из надписи в начале и подписи в конце увещания.

Аще и довольно бы чрез толикое время не точию от Мене, но и от прочих душеполезного тебе увещания, дабы ты оставил своя суемудренная глаголы, и помянул, откуду спаде, покаялбыся еси и первая дела сотворил, сиречь Церкви Божией, от неяже духовне тайнами святыми в веру Христову рожден еси, паки бы приобщился еси: по толиком же увещании, а наипаче долготерпении Божии несть в тебе отнюдь ко исправлению и истинному вразумлению надежды. Однакож, понеже везде писание божественное поучает, и под неубежимым от Бога штрафом одолжает неусыпное о братнем спасении имети попечение, еже столп Церкве, Златоуст святый, во многих своих словесех изъясняя и в книзе Маргарит в слове первом о богатом и о Лазаре пространно о том же разглагольствуя, сице речь свою заключает: «толика Христу сотворшу и рекшу, не бысть уньший Иуда, не от советовавшаго немощи, но от своего лукавства, Христос же, и сия вся проведый, не преста из начала даже до конца яже от себе вся показуя. Сия же убо и нам ведущим, часто и всегда неприлежныя от братий наших управляти должно есть, аще и никийже от советования бывает прибыток. Аще бо еже тогда слово ведущее таковаго того хотяща быти толикое, о иже, ничтоже хотящим приплодити от наказования сего, устрои промышление, которыя убо мы достойны будем милости, егда, ниже вещем збытие ведуще, сице о братнем спасении разленимся, от перваго или втораго советования тех оставляющее». Дозде Златоуст. Того ради, таковым претительным словом, паче же самого Спасителя образом поощрен и устрашен, дерзаю мое к тебе писати слово прележащее с доводами, не от своего ума, ниже от гнилых каких кривотолковых, или паче безтолковых источников, но от писания божественнаго и от истиннаго исповедания православнаго показуя тебе и изъясняя неправое твое мудрствование и крайнее заблуждение, на путь же правый всячески тя наставляя, котораго показания, изъяснения и наставления приняти и не приняти в твоей лежит воли; точию именем Божиим тебе молю и заклинаю, благоволи своея же ради лучшия пользы сие мое к тебе писание прочести или послушати. Аще же со вниманием ниже прочести ниже послушати восхощеши, то за сие самое Божий противник безответне осудишися, именем Божиим молящаго и заклинающаго тя презревый, последовательно имя Божие обезчестивый и поругавый; Бог же поругаем не бывает. Аще же и досадное что в писании том обрящеши, то да не опечалишися помянув, яко ты без соравнения больши Церкви нашей и самому Христу досаждавши, таковую святыню без Бога хулящ, в нейже всю силу веры и спасения нашего полагаем, и даже до крове стати готовы есьмы. Моя же совесть о твоей досаде нимало зазору имать: примером бо апостола, Галатов сицевыми словеси досадными укаряющаго, тебе досаждает: о несмысленнии Галате! кто вы прельстил есть не покарятися истине, имже пред очима Иисус Христос прежде написан бысть в вас распят (Гал. 3, 1). О таковой Галатов укоризне и досаде Златоуст святый, апостола извиняя, глаголет: «аще же несмысленных нарицает, не чудися: не бо преступая Христов закон глаголющий, не глаголати юрода брата своего, но и зело соблюдая, – сие творит; не просто речеся: зовый брата своего юрода, но иже туне зовет». Дозде Златоуст. Моей убо совести должно сия внимати; тебе же псаломское слово до сердца приемшу: накажет мя праведник милостию и обличит мя, елей же грешнаго да не намастит главы моея (Псал. 140, 5), паче же слово Христово: горе, егда рекут вам добре вси человецы (Лук. 6, 26), должно пишемых от Мене, аще и со мнимою досадою, без всякаго опечаления внятно послушати.

Во первых разсуди здравым разумом, кая твоего мудрствования и исповедания правость? по вся дни в символе чтеши: «во едину святую соборную и апостольскую Церковь», а сказываешь, что Церкви нету, власти апостольския, сиречь священства, и строения апостольскаго, сиречь таин святых нету. Кая убо в тебе вера к словесем Христовым, евангельским да апостольским реченным: се Аз с вами есмь вся дни до скончания века (Матф. 28, 20); и паки: на сем камени созижду Церковь мою и врата адова не одолеют ей (Матф. 16, 18); кая вера ко оным Павла апостола, к Ефесеем в главе 5-й, словесем: Тому слава в Церкви о Христе Иисусе во вся роды века веков аминь (Ефес. 3, 21), которыи словеса Златоуст святый в беседех своих сице изъясняя: «слава Его в Церкви, добре тако рече, сия бо весть едина пребывати выну, понеже сия выну стоит, хощет, да Той прославляется от нас до скончания; сие бо яви рек: во вся роды века». Дозде Златоуст.

Разсмотри убо апостольскии и Златоустова словеса, не явственно ли поучают, яко того ради Христос от нас до скончания века имать славитися, понеже Церковь выну пребывает; последовательно аще Церкви нету, ниже Христос может быти славимый и давно уже, по твоему мудрствованию, на земли не славится. Ты же кроме Церкви како, умствуеши, Его прославляеши, и како посему не отметнии у тебе помянутыя Христовы, евангельския и апостольския словеса.

Но вем твое мнение, яко на первенствующую Церковь, сиречь на апостолов и на святых отец, вселенския и поместныя соборы совершающих, ссылаешися, аки бы сих крепко держишися и сих Церковь соборную апостольскую в символе веры исповедуеши. Таковому твоему исповеданию и мы не спорим; но сия Церковь давно уже на небеса прейде со Христом царствовати и торжествовати. Аще убо она точию прешедшая на небеса, а не оставльшая по ней на земли до скончания века, наследне и другопреемательне пребывати имущая, Церковь в символе веры исповедуется; то како сия заповедь Христова, необходимо верным до скончания века на земли к хранению преданная, остоится: аще согрешит к тебе брат твой, повеждь Церкви, аще и Церковь преслушает, буди тебе якоже язычник и мытарь (Матф. 18, 15 и 17)? Виждь убо, коликим штрафом Христос претит, во еже Церкви повиноватися и покарятися. Обаче кто речет, яко сими своими словесы божественными исправление братняго согрешения и инаго подобнаго случая решение на небо посылает, глаголя: повеждь Церкви. Не на небеси такожде, но на земли живущую Церковь Павел апостол, в первом к Тимофею послании во главе 3-й, столпом и утверждением истины исповедует, и како подобает в дому Божии жити, яже есть Церковь Бога жива, столп и утверждение истины (2Тим. 3, 15). Тойже апостол в приведенных вышше к Ефесеом словесех не небесную, но земную Церковь по истине разумеет, глаголющь: Тому слава в Церкви о Христе Иисусе во вся роды века веков: на небеси бо яко ни женятся, ни посягают, сице ниже раждаются; того ради роды, во вся веки раждающиися, быти на небеси не могут; аще и обретаются, то от земли преселившиися; от земли же не отъинуду, точию от Церкви на небо преселяются, понеже, по словеси Христову, кто вне Церкви, тот якоже язычник и мытарь. Сам такожде Христос не о небесной, но о земной Церкви в евангелии глаголет: на семь камени созижду Церковь мою и врата адова не одолеют ей; не небесная бо, но земная Церковь со враты адовыми борется и до скончания века боротися не престанет; того ради обычно Церковь воююща нарицается; на небеси же не воюющая, но торжествующая. Аще же сия точию, яже убо на небо преселися, святая соборная и апостольская Церковь в символе веры исповедуется, то почто там же глаголется: «исповедую едино крещение во оставление грехов»? Всякому известно, яко на небеси не крещают, ниже иных каких таинств совершают, например, брака, больным елеосвящения и прочая; но вси седьмочисленнии таинства на земли совершаются, совершаются же не у татар и жидов, или в иных каких иноверцов, раскольников и еретиков, но в единой святой соборной апостольской Церкве, юже символ веры исповедует. Например убо самого тебе вопросити, кого себе ты быти исповедуеши? Вем, яко православнаго, крещеннаго и миропомазаннаго христианина речеши, да к сему еще и священника; не речеши же, яко на небеси тебе крестили, но на земли. На земли же от кого получил еси крещение, миропомазание и священство, аще не от Церкви святыя соборныя апостольския, в символе веры исповедуемыя? Кроме бо ея кое таинство правильно получитися может, Христу во евангелии явно громогласящу: аще кто Церковь преслушает, буди тебе якоже язычник и мытарь? От Церкве убо апостольския, в символе веры исповедуемыя, получил еси христианскую печать и прочая таинства. Но не сходил с небес никакий апостол, ниже от древних святых отец, на соборах бывших, святитель, во еже бы тебе крестити, миропомазовати, или в священство хиротонисати, крестил же тебе и миропомазывал тот же поп сельский или градский, а хиротонисал и на игуменскую власть церковную производил архиерей переяславский покойный Кирилл Шумлянский. (зри). Смотри убо, кое твое заблуждение; исповедуя, яко Церкви соборныя апостольския на земли нету, самого себе не христианина быти изъявляеши, но по словеси евангельскому мытаря и язычника, а по нашему поганина и бусорманина; к сему не точию символ веры, Павла апостола, но и самого Христа лжива твориши.

Удивительная вещь, исповедуеши, что Церкви нету, священства нету, таин святых нету, апостольскии словеса низнать к чему приводиши: вы есте Церкви Бога жива (2Кор. 6, 16), а так и сам на тое толку не даси, что болтаеши, едина бо се безтолковая химера или небылица, сиречь, яко Церковь у тебе несть и нету.

В номоканоне, в правиле 203 пишется: «второкрещаются паки, ихже ложне творящиися, по истине же не сущии священницы крестиша»; тое же обращеши там же в правиле 231 в вопросе кир-Симеона солунскаго о священстве, в правиле же 232 о сих, иже без повеления и заповеди святительския действуют; тое же разсуждение в правиле 260 на вопрос Зилы епископа: «елика аще крещают не священники, мужие же и жены, или иноцы, что достоит творити»? таков Мануила патриарха константинопольскаго ответ: «аще умрет крестивыйся прежде, нежели постигнути священнику, божественная благодать совершает, и аще ли же жив будет, да паки поставит его священник в купель и молитвы и миро по обычаю творит»; тожде и Никифор патриарх цареградский глаголет. Дозде номоканон. Вселенский учитель Златоуст святый, в беседах своих на послании 2 к Тимофею, в нравоучении 2, сице поучает: «не веси, что есть священник? ангел Господень есть; еда бо своя глаголет? аще не радиши о нем, не о нем (нерадиши), но о рукоположившем его Бозе. И откуду явленно, яко Бог рукоположил есть, и рече? Тем же аще не таково имаши мнение, надежда твоя истощися; аще бо тем ничтоже Бог действует, ниже баню имаши, ниже тайнам причащаешися, ниже благословения приимаешь, убо ни христианин еси». Дозде Златоуст.

Виждь убо, что здесь крепко накрепко утверждается единогласным с правилами и с многими учительми церковными свидетельством, сиречь аще нету священства, нету никаких таинств, ниже крещения, ниже Христианства. Паче же всего сам Христос в евангелии необходимо закрепляет, аще кто Церковь преслушает, буди тебе якоже язычник и мытарь. Ты же раскольнически(м) и еретическим духом дышущь и беснующься, исповедуя, яко Церкви нету, священства нету, таин святых нету, почему еще на слова апостольския ссылаешися, вы есте Церкви Бога жива? какова же у тебе будет Церковь? Яве, яко не христианская; видиши бо сам от писания христианскаго, яко без священства крещение не крещением, и тайны не тайнами, последовательно Церковь не Церковию; без Церкви же всяк, якоже язычник и мытарь; а у тебе все вопреки без священства и без всех таинств христианских Христианство и без Церкви Церковь, слово в слово якоже бы кто сказывал без солнца день, или паче без дня день и без всякаго света свет, а не тьму и нощь. Что таковому ответствовать? поистине аки неистовому в глаза только плюнуть, и все тут.

(Зри). Приводиши слова апостольския: вы есте Церкви Бога жива, сииже словеса почто умалчиваеши: вы есте тело Христово и уди отчасти (1Кор. 12, 27); к Ефесеем же в главе 1-й тойже апостол о Христе сице глаголет: Того даде главу вышше всех Церкви, яже есть тело Его (Ефес. 1, 22 и 23); которыи словеса Златоуст святый сице изъявляет: «да не убо слышав главу, начальство точию вознепщуеши, но и утверждение, ниже яко начальника точию, но яко телессе видиши главу, исполнение, рече, исполняющаго всяческая во всех, аки не довлеющу сему показати сродство и близкость, что глаголет? Исполнение Христово Церковь; ибо исполнение главе тело есть и исполнение телу – глава». Сими убо апостольскими и Злотоустаго словесы явственно извествуется, яко Церковь есть телом Христовым и таковым телом, яко без нея Христу аки неполну и несвершенну быти; последовательно аще кто Христа исповедует, Церковь же Его не исповедует, или паче весьма отмещет, сиречь едину главу без тела баснословящь, еже тойже Златоуст апостольскии словеса в послании 1 к Коринфом, в главе 12: вся же уды тела, многия сущия, едино есть тело, тако и Христос (1Кор. 12, 12), изъясняя известнее подтверждает глаголя»: «достояше рещи: тако и Церковь, сие бо бе последовательно, то убо не глаголет, вместо же оной Христа полагает, на высоту возводя слово и множае посрамляя слышателя; а еже глаголет сие есть: тако и Христово тело, еже Церковь, якоже бо тело и глава един есть человек, тако Церковь и Христа едино быти глаголет; темже вместо Христа, вместо Церкве положи, тело Его тако именуя». Дозде Златоуст.

Понеже убо Церковь единаго Христа тело, и никтоже от человек, аще и начальнейший, точию Христос глава Церкви; того ради аще и лукавии человецы в Церкве, якоже между апостолами Иуда, несть Церковь хулима, от главы бо ей, от неяже духовне во едино с нею тело раждаются, похвала. Не чрез иное же Церковь телом Христовым бывает и раждается, точию чрез единочисленныя таины церковныя, кровавыми заслугами Христовыми уставленныя, сии речь: крещение, миропомазание, причащение, покаяние, священство, честный брак, елеосвящение. По общему бо веры православныя исповеданию, уставишася сия таинства из самаго начала в новом завете, да будут ими знамение и святых сынов Божиих; сии речь, сынов Церкве православныя кафолическия и апостольския: зане иже употребляет тайны сия, яко подобает, есть в Церкви Божии истинный искренний уд ея и по благодати сын Божий; уставишася, да имамы неблазненное знамение в Бога веры нашея и есьмы известни верою и добрыми делы, да спасемся в вечную жизнь, последовательно без сих таин ниже вера, ниже дела благая известны; напоследок уставишася сия таинства, да имамы врачества несомненная изгоняти немощи грехов наших; уставишася, якоже речеся, от самого Христа Спасителя, иже есть Церкве глава, Его кровавыми заслугами, вся бо таинства от Христоваго на кресте прободеннаго ребра истекоша, якоже книга Маргарит в слове о вочеловечении Господни свидетельствует: «зряше, рече, Бог ребро от Адама приемлемо и в жену прелагаемо, и предвиде паки ребро Христово, произносящее нам тайныя дары, воду и кровь, от нихже ово есть образ бани, ово же таин залог, и не толико оказуя язву, елику умысли лечбу». Дозде Маргарит. Сему согласуя Дамаскин святый в главе 3, во вторник в каноне вечернем Деву Богородицу под крестом плачущу сице приводит: «овдовевшая, Сыну мой, невестныя одежды божественная Церковь от ребр святыя крове одеянна; аз же болезную, вся болезни зрящи на кресте, Слову мати рыдающи глаголаше». Начальнейшии тайны, чрез них же Церковь бывает телом Христовым, крещение, миропомазание, евхаристия, сии речь, тело и кровь Христова под видом хлеба и вина. Крещением бо первобытне в живот со Христом раждаемся, и во Христа одеваемся, апостолу глаголющу: елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся (Гал. 3, 27). Миропомазанием причастники Духа святаго сотворшеся, в божественной благодати растем и ею крепко в мужи совершенныя, в воины Христовы печатлеемся; силою бо Духа Святаго, в миропомазании на нас излиявшагося, в вере Господни утверждаемся; и тако есмы крепцы и тверди, яко не может повредити весьма мысленный враг души нашея. Имамы бо несуменно якоже в послании 2, во главе 1 к Коринфяном сице к нам апостола глаголющаго: извествуяй же нас с вами во Христа, и помазавый нас Бог, и запечатлевый, и давый обручение Духа в сердца наша (2Кор. 1, 21 и 22).

Сия апостольская словеса до твоея раскольническия церкви не могут глаголатися, понеже таковыя тайны невозможно ей отнюдь где взяти. К сему же еще твоя церковь, или паче нечестивая родня раскольническая богохульными усты своими, адовыми челюстьми песиими толикую божественную тайну, сии речь миропомазание святое безбожне злословит, печатию антихристовою нарицающи. Наша же Церковь Христова правоверная, тайною крещения и миропомазания духовное от Христа рождение с печатию христианскою совершенною приемши и в совершенный со Христом возраст пришедши, яко да в том возрасте выну живет, преуспевает, гладом не умирает, Христу аки рождение лозе прицеплена будет и с Ним в последний день воскреснет; безсмертныя пищи, от самого Христа данныя, яже есть тело Его, под видом хлеба и вина причащается. Сам бо Христос во евангелии глаголет: ядый мою плоть, и пияй мою кровь, имать живот вечный, и Аз воскрешу его в последний день (Иоан. 6, 64). И паки: ядый мою плоть, и пияй мою кровь, во мне пребывает, и Аз в нем (Иоан. 6, 56). Наипаче убо таковыя ради тайны оныя апостольския, якоже в главе 5-й к Ефесеом, сице и к нашей Церкви словеса надлежат: зане уды есмы тела Его, от плоти Его и от костей Его (Ефес. 5, 30); которые словеса Златоуст святый сице разсуждает: «что есть: от плоти Его? сии речь приискренне из Него, и из всецелаго существа Его; и како Христовы уды? тако есмы, зане якоже и Той быхом крещением; и како от плоти? весте, елицы причащаетеся таин, от сего бо абие паки образуемся». Дозде Златоуст. Виждь убо, чрез что по равноапостольному разсуждению златоустовому уды Христовы в Церкви бываем; сии речь, якоже чрез крещение, сице и чрез причащение таин святых тела и крови Христовы. Последовательно якоже крещение, сице и таин святых причащение крайне нам есть ко спасению нужное, еже от самих словес Христовых явственно повествуется; понеже единым примером глаголется и равным необходимым прещением заповедь полагается: аще кто не родится водою и Духом, не может внити в царствие Божие (Иоан. 3, 5); и: аще не снесте плоти Сына человеческаго, ни пиете крове Его, живота не имате в себе (Иоан, 6, 53). Телу естественный живот душа; что убо тело без души, аще не труп мертвый? Тое же самое и еще горшее душа, вышеестенный живот свой отмещущая, сии речь плоти Сына Божия не ядущая и крове Его не пиющая. Таковую убо необходимую в той тайне нужду и заповедь Христову Церковь сохраняющи и соблюдающи не точию мужей возрастных, но и младенцев, по древнему своему апостольскому указанию, после крещения, тела и крове Христовы необходимо велит причащати. Того ради Василий великий в первых своих главизнах во главе 20 написа, яко подобает верующим Господеви крещатися во имя Отца и Сына и Святаго Духа, и тем же евангельским свидетельством слово свое заключи: аще кто не родится водою и Духом, не может внити в царство Божие; во главе 21-й непосредственне пишет, яко нужно есть к самой вечней жизни причащение тела и крове Христовы; которое свое изречение оным же единым словом Христовым подтверждает: аминь аминь глаголю вам, аще не снесте плоти Сына человеческаго, ни пиете крове Его, живота не имате в себе. При конце же первых сих своих главизн той же учитель, что есть свойственно христианину, вопрос творя после свойства крещения, таковое свойство полагает и таковый ответ творит: «еже очиститися, рече, от всякия скверны плоти и духа кровию Христовою, совершати же святыню во страсе Божии и любви Господни, и не имети скверн или враски или что таковых; но быти святу и непорочну, и тако ясти тело Христово и пити кровь Его: ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет» (1Кор. 11, 29). Дозде Василий. Емуже Златоуст согласуя и евангельский и апостольскии словеса добре разсмотряя в беседах своих апостольских на послание 1-е к Коринфом во нравоучении 24 сице глаголет: «якоже кроме разсуждения приступати, беда есть, тако и еже не приобщатися тайней вечери оной, глад и смерть: сия бо трапеза души нашея жилы, мысли союз, дерзновения вина, упование, спасение, свет и живот». Дозде Златоуст.

Твоей убо раскольнической церкви кое может быти упование, свет, живот и спасение? Не паче ли смерть и погибель вечная? Толь бо ко спасению нужныя трапезы Господни твоя церковь лишенна не точию сию трапезу измещет, но и безбожне хулит. Како убо твоя церковь может быти невеста Христова или тело Христово, яже безкровней жертве телу Христову существенне преобразующему враг и самая злоба преисподняя? Вси христиане правовернии от самаго первоначальнаго веку своего даже и доныне апостолам и евангелистам и учителем церковным последующе о даре Владычняго тела и крове купно со ангелы Христа Спаса благодарят, и якоже воплощение Его, тако и сицевый дар ко спасению крайне нужден быти исповедуют. Твоя же церковь ненуждную и непотребную вещь тело и кровь Христову быти судит, и вместо толикаго дара и таинства богоявленскую воду предпочитает. Оле заблуждения! Во первых бо откуду твоей церкве богоявленская вода возмется, аще в ней нет священства; к сему по какому разуму и по какому писанию мощно соравнити воду богоявленскую тела и крове Христова таинству? Речеши, яко в номоканоне и требнике пишет: «духовник кающемуся сице глаголет: чадо, толика лета, повелевают божественнии и священнии закони, да не причастишися божественных таин; точию да пиеши агиазму велику». От сих убо самых словес не явственно(ли) есть, агиазма, сии речь вода богоявленская причащению таин святых соравнитися отнюдь не может и вместо сих не вменится, понеже кающийся от таин святых по правилам на время за епитимию в наказание и казнь отлучается, от агиазмы же не отлучается. Кому бо агиазма возбраняется? не точию верным, но и неверным и на исцеление ради большаго Христоваго прославления датися может, и не точию человеком, но и скотом преподается. По самому разуму разсудиши, кое например царское питие или кое брашно, аще и предражайшее, может ли соравнятися царской крови или телу царскому? Сице и вода богоявленская аще и не последнюю благодать Божию в себе заключающая, однакож сего действа, еже тело и кровь Христова нам преподает, отнюдь преподати не может. Не глаголет бо апостол, яко вода богоявленская, но кровь Иисуса Христа Сына Его очищает нас от всякаго греха (1Иоан. 1, 7), – 1-е послание Иоанново, глава 1-я, не богоявленскою водою, но кровию Христовою Церковь стяжанную быти исповедует. Твоя посему церковь мнимою точию богоявленскою водою, а не кровию Христовою стяжанна, и онаго гимна церковнаго во гласе радования воспевати не могущая: «возопиша с веселием праведных души, ныне миру завет новый завещается и кроплением да обновятся людие Божия крове». Сам Христос во евангелии глаголет: хлеб, егоже Аз дам, плоть моя есть, юже Аз дам за живот мира (Иоан. 6, 51). Кая же отрада и утеха во Христа верующим ради агиазмы, а наипаче мнимыя, от оных словес апостольских в послании 1 к Коринфом во главе 10 реченных: чаша благословения, юже благословляем, не общение ли крове Христовы есть? хлеб, егоже ломим, не общение ли телу Христову есть? яко един хлеб, едино тело есмы мнози (1Кор. 10, 16 и 17); которые словеса Златоуст святый сице изъясняет: «что бо глаголю общение, рече? само есмы оно тело; что бо есть хлеб? тело Христово; что же бывают приемлющии? тело Христово, не телеса многая, но тело едино». Дозде Златоуст. Виждь убо, чрез что бывает Церковь телом Христовым, сии речь не чрез агиазму, но чрез причащение тела и крове Христовы под видом хлеба и вина. Того ради кая твоя церковь, яже несть телом Христовым, и кая твоя во Христа вера, яже утехи и отрады от помянутых апостольских и Златоустаго словес, паче от самого Христа, не имать, имать же крайнюю по своей вере нужду сия словеса от апостола выскребати, аки непотребная? выскребавшей же что последует, аще не новая мзда, от апостола в послании ко Евреем в главе 10 воспоминаемая: отверглся кто закона Моисеова, без милосердия при двою или трех свидителех умирает; колико, мните, горшия сподобится муки, иже Сына Божиа поправый и кровь заветную скверну возмнев, в нейже освятися, и Духа благодати укоривый (Евр. 10, 28 и 29)? Что есть заветную Сына Божия кровь вменяти в скверну? Златоуст ответствует глаголя: «что есть скверную? нечистую, или ничтоже множае имущую от прочих». Ты же, окаянне, эхиднино порождение раскольническое, како кровь Сына Божия вменяеши, на чашу в крови Его освященную и на престоле в Церкви нашей приносимую песиими усты своими, бесовских горшими, – увыи бесовский порок! – клевещущий? О горе окаянству твоему и толикому дерзновению! Оле же чудеснаго над тобою долготерпения Божия! Ирод, не дав славы Богу, червями изъяден быв издше; ты же за толикую хулу еще вскоре не погибаеши; довлело бы тебе не веровати и сим яд свой печатлети, безбожне же хулиши. Подобало бы тебе воспоминания Христоваго устыдетися, понеже хлеб и вино во пречистых тайнах, иже на престоле, не во иное чье, точию в воспоминание Христово приносится, словесы же Христовыми и Святаго Духа призыванием и обычными апостол и святых отец взятыми молитвами освящается; обаче вся сия у тебе в презрении и попрании. Что же за благословная вина безбожнаго твоего на тайны святыя злохуления, аще не едино крайне пребезумное упорство и суемудрие, еже никаковаго ответа достойное? Однакоже да не разгордится, но да укротится и в конец расторгнется аспидов язык велеречивый, толь дерзостно на Сына Божия, в безкровней жертве утаеннаго, врущий и блядословящий, нуждает сию вину, или паче едину хулу твою изследовати и всесовершенно обличити.

Самая первейшая твоего злохуления на таины святыя вина, яко на проскомидии и на ектении, по твоему мнению, еретиков возносят; того ради безкровная жертва, понеже не за благочестивых, но за еретиков приносится, несть благочестивая, но еретическая и еще множае, якоже не стыдишися, ниже ужасаешися безсовестне глаголати, бесовская. Се ли убо от писания твое мудрствование и се ли благословная твоего злохуления вина? Несть ли по сему твоему мудрствованию и самая первоначальная, яже на тайней вечери, жертва хулима и укоряема? Такожде и яже на кресте крововая? За кого бо Христос умре, как ты веруеши? За благочестивых ли, за святых и праведных? Не паче ли, по апостолу, за нечестивых, грешных и беззаконных? Апостол бо в послании к Римляном во главе 5 явственно поучает, яко Христос за нечестивых умре, праведник за неправедники. На тайной вечери, по чину Мельхиседекову, безкровную рукама своима Христос жертву совершая, егда претвори хлеб в тело свое и вино в кровь свою, разсмотри, что глаголаше: приимите и ядите, сие есть тело мое за вы ломимое; пиите от нея вси, сия есть кровь моя, яже за вы и за многия изливаемая (Матф. 26, 20–28. Марк 14, 22–24. 1Кор. 11, 24. 25). К кому убо сия Христова словеса, аще не ко апостолом, тогда Ему присутствующим? Между апостолами не бысть ли тогда Иуда? Что убо можешь ли от сих словес выключити предателя Иуду, – сие есть тело мое, за вы ломимое, и сия есть кровь моя, за вы изливаемая? Единым разве упрямством своим будешь выключати; писанием же божественным сего отнюдь не утвердиши. Аще бо от сих словес: сие есть тело мое, за вы ломимое, и сия есть кровь моя, за вы изливаемая, – Иуда Христо-предатель выключен, то прежде от сих словес: приимите, и ядите, и пийте от нея вси, – должен выключитися; но по писанию от сих словес не выключается, понеже по писанию бысть общник таин святых – тела и крови Христовы с прочими апостолами; еже наипаче от евангелиста Луки явственно показуется. Того ради Златоуст святый в беседах своих на послание 1-е к Коринфом на главу 11, оный апостольский стих изъясняя, сходящимся вам вкупе, несть вечерю Господню ясти (1Кор. 11, 20), сице поучает: «помысли среднее Учителя и предателя; но обаче и он с ними возлежаше, и ниже сего изгна, но и от солила ему преподаде и тайнам общника сотвори». Дозде Златоуст. Безкровная жертва, в Церкви нашей приносимая, тая же есть, яже на тайней вечери самым Христом бяше приносимая, по общему православныя нашея веры исповеданию, и по того же Златоустаго на послание 2-е к Тимофею во нравоучении 2 богословию: «хощу рещи, но не чудитеся, ниже смущайтеся. Что же сие есть? Принос тожде есть, аще и случивыйся принесет, аще и Павел, аще и Петр, тойжде есть, егоже Христос учеником даде, и егоже ныне священницы творят, ни чим же сей меньши онаго; зане и сего не человецы освящают, но сам Той, иже и онаго освятивый. Якоже бо глаголы, яже Бог провеща, таяжде суть, яже священник и ныне глаголет; сице и принос тойжде есть, и крещение, еже даде, – сице все от веры есть». Дозде Златоуст. Аще убо принос, сии речь, безкровная жертва, в Церкви нашей приносимая, тобою хулима, то по сему Златоустаго словеси и самая первоначальная, яже на тайней вечери, жертва от твоея хулы како может быти выключена? Аще посему у тебе нашей жертве измена, яко о беззаконниках и еретиках приносится; оная же самым Христом приносимая и о Иуде предателе, не точию паче всех еретиков, но и паче всех человек злейшем, сице якоже о прочих апостолах, еда ли не приношашеся, яже тебе от писания явственно показася? Что убо противо сих речеши? Иуду разве бе добрейши и православным сделаеши, иже есть твой побратим, всем сый раскольникам и еретикам по достоинству глава? Понеже первый в первоначальней о Христе Церкви апостольской словесем Христовым не уверова и о тайнах еретичествовати нача, егда бо извести Христос евхаристии тайну словесы: хлеб, его же Аз дам, плоть моя есть, тогда о Иуде прочим засвидетельствова учеником: суть от вас нецыи, иже не веруют; ведяше бо, рече, искони Иисус, кто суть не верующии и кто есть предаяй Его. (Иоан. 6, 64)

Что же прочее вем, яко тебе новое и необычное мнится быти исповедание, во еже о Иуде самому Христу жертву приносити. Но скажи, за кого от человек Христос не пожреся и себе не даждь на избавление, апостолу в послании 1 к Тимофею во главе 2 явственно глаголющу: Иисус Христос давый себе искупление за всех (1Тим. 2, 5. 6); который словеса Златоуст святый, посмотри, како разсуждает: «что убо и за еллины ли, рцы ми? Ей. И Христос убо умре и за еллины; ты же ли и помолитися не терпиши? Како убо, рече, не вероваша? Зане не хотеша». Дозде Златоуст. По его же словесех в еллинах не заключается ли Нерон, Диоклитиан, Максимиан и прочии всесквернии и пренечестивии мучители, за них же всех даде себе Христос на искупление. Чуднейшую вещь тебе скажу. Во времена таковых мучителей Церковь апостольская при повседневных своих службах и безкровной жертве за оных мучителей слово в слово так молилася, как бы ныне за нашу православную власть Высочайшую молимся. Откуду же сие явленно? Возми туюжде главу апостольскую и разсмотри, в какой силе помянутыи словеса апостол написа, сии речь, поучая верных за вся человеки молитися, а наипаче иже на власти суть, на власти же еллины; того ради и Златоуст святый в помянутом толковании своем наведе: «ты же ли помолитися не терпиши», сии речь, за еллины. Возми к сему Златоустаго и разсмотри, какий из самаго начала тоей апостольской главе толк преподает, от котораго толкования да не чудишися мною реченным; краткости ради некоторыи нужнейшии словеса тебе предложу. Из самаго начала на помянутую апостольскую 2, яже к Тимофею, главу сице Златоуст написа: «якоже общий некий отец вселенней всей священник есть; о всех убо достоит ему промышляти, якоже и Бог, емуже освящается; сего ради апостол глаголет: молю убо прежде всех творити моления и молитвы»; паки тамже: «что есть еже прежде всех? сии речь в служении повседневном». И паки: «но негли речет кто, яко не за всех рече, но за верных; что убо егда глаголет, за царей? Не быша бо тогда благочестивии царие, но даже до многаго времени произыдоша нечестивии, (нечестивых) приимающе»; и паки: «таже, понеже лепо бе христианстей души утернати, сия слышащей, и не преступати наказания, аще о еллине во время таин достоит моление приносити, зри, что глаголет и како полагает прибыток, да поне сице приимем наказание, да тихое, рече, и 6езмолвное житие поживем». Дозде Златоуст. Сим Златоустовым толкованием не явственно ли изъясняется, кое в помянутой главе апостольское умствование? Сии речь: да не смущается правоверная душа, егда услышит не точию во время буди ли каких молитв церковных, но и во время божественных таин, сии речь во время литургии поминаемых еллинов, некрещенных, сих, иже на власти суть пребывают, паче же да приемлют таковую заповедь и наказание. Во времена же апостолов кто бяше на царской власти, аще не первейший Нерон, Дометиан, Траян и прочий, по Златоустову глаголу, царие даже до много времени происходящии нечестивии нечестивых приимающии? Се убо имаши во всем согласное апостолу и Златоусту сходство мною глаголанных.

Но вем о еретиках и антихристе тебе печаль того ради, понеже подобный подобнаго или без меры любит, или без меры ненавидит. Прочти убо того же Златоустаго на тую же главу апостольскую беседу 7-ю, тамо увидиши, яко и еретицы от тех же молитв церковных не выключаются; сице бо пишется: «аще ли же о еллинех молитися подобает, и яко о еретицех явленно есть; о всех бо человецех молитися достоит, а не отгонити. Сие же и инако добро от еже тогожде нам естества приобщатися; и Бог же похваляет и приемлет благоразумие и любление же ко друг другу». Дозде Златоуст. Противо таковых, паче солнца яснейших, от писания доводов что еще станеши убо глаголати? По обычному своему разве здору будеши баснословити, яко еретика и еллина еретическою и еллинскою титлою в молитвах церковных надлежит возносити? Но не о сем нам исперва слово; но сия глаголемых сила, во еже показати от писания, яко аще и о нечестивых при безкровной жертве молитва приносится, и имена их воспоминаются, жертва посему не может быти хулима, ниже отметна, еже тебе благодатию Божиею довольно показася. Каковою же титлою имена в церкви возносити и воспоминати, в том аки не нужном обхождении апостол и Златоуст святый никоего же оберегательства преподает, но единому разсуждению разума оставляет; разум же поучает, яко последнее есть варварство со укоризною и безчестием буди ли за кого, а наипаче за властелинов соборне молебствовати; лучше посему, по твоему же мошенскому самому грубому и безчеловечному аще справлятися узаконению, то всячески надобно оное апостольское наказание отбросити: воздадите всем должная: емуже урок, урок; а емуже дань, дань; а емуже страх, страх, и емуже честь, честь (Римл. 13, 7). В Петровом же послании тоежде самое: всех почитайте, братство возлюбите, Бога бойтеся, царя чтите (1Петр. 2, 17). Во 2 же послании к Солуняном в сих словесех апостольских: тайна уже деется беззакония (2Сол. 2, 7), посмотри, что Златоуст усмотрует, сии речь, яко Нерон бяше образ антихриста, и явленне сего апостол не восхоте глаголати; чесо ради слыши Златоустаго, сице гадательствующаго: «тако убо покровенне рече и явленна того, сии речь Нерона, не восхоте сотворити, не боязни ради, но наказуя нас излишния вражды не приимати, егда ничтоже будет принуждающее». Дозде Златоуст.

Довольно убо безумие твое, истине противящееся и, елика не весть, хулящее явленно: подобает точию воспомянути апостола Иоанна богослова; чесо ради в послании своем 1-м главе 5-й написа: есть грех к смерти, не о том глаголю, да молится (1Иоан. 5, 16); несть же апостол апостолу противен: оба единым Духом Святым глаголавшии. Довольный на сие толк в киевском требнике могилевском в наказании о власти, от Бога архиереом данной, при конце обретается, идеже, по единогласному богословов сказанию, не иный грех к смерти разумеется, точию когда кто в великой противности с Богом, или с Церковию сице, якоже и ты ныне обретаешися, без покаяния и обращения умирает и о таковом недостоит молитися, ниже безкровныя жертвы приносити. Того ради апостольскии Иоанновы приведены словеса; не иного чего поучают, точию яко о умершем не всяко подобает молитися. Павел же святый поучает, яко за вся человеки живыя подобает без сумнения молитися; которых обоих апостолов заповедь Церковь наша, добре разсмотряющи, в своем исповедании в заповеди шестой церковной поучает, яко за усопшие, иже отъидоша от жизни сея с верою православною, за еретики же и схизматики, да обратятся в православную веру, прежде неже отъидут от присущия жизни, должно всеблагаго Бога умоляти. Здесь разсудиши, коль крепкая апостольская заповедь о нечестивых, без покаяния умерших, не молитися: есть грех, рече, к смерти, не о том глаголю, да молится; которая заповедь до оных словес Христовых, во евангелии реченных, обычно отсылается: иже аще речет слово на Сына человеческаго, отпустится ему; а иже речет на Духа Святаго, не отпустится ему ни в сий век, ни в будущий (Матф. 12, 32). Однакож, по свидетельству общему летописцев церковных синаксаря в неделю первую поста, не отметна бяше молитва, но паче услышана о умершем нечестивом еретике царе Феофиле иконоборце и мучителе, от архиереов и всего причта церковнаго творимая; и яко истинно есть и незазорно, свидетель восток и весь запад. О сем глаголет неложный учитель церковный Иоанн святый Дамаскин в слове своем о умерших в соборнике в субботу мясопустную написанном, идеже неизследимым судьбам Божиим и непостижимому Его милосердию удивляяся, сице речь свою заключает: «дивен еси, Владыко, и чудна дела твоя, и твое неизглаголанное благоутробие славим, яко всегда к человеколюбию преклоняешися». Дозде Дамаскин. Аще убо превысокопарныи орлы богословы, Церковь утверждающи, в глубину писания Божия вникше, ум свой сопрятуют; ты же един крот слепый, едину землю роющий, и столько в писании разсудити могущий, сколько оная простая пословица (. . . . . .) разсуждает, откуду таково разсуждение восприял еси, во еже по своему уму писание Божие толковати, и совершеннаго толковника церковнаго вся законы и тайны Божия добре ведущаго себе тщеславити и высокоумствовати? Сколько же слепый крот от земли добраго может вырыти, столько ты от писания богомудраго сего можеши изрещи и утвердити. Воззри убо, кроте слепый, хотя мало на свет правды истинный, и виждь, яко Церковь наша по чину и заповедем Божиим, апостолов и святых отец преданием вся творит, аще кого-нибудь на ектениях и проскомидии при безкровной жертве, Бога умилостивляя, поминая. Того ради заройся в землю и молчи, и устне свои вечною немотою свяжи, во еже тебе на Церковь и безкровную жертву больши клеветати и безбожныя хулы не произносити: праздна бо и весьма суетна твоя хулы и клеветы.

В первом наветовании довольно изъявися сила, подобает убо другий твой на тайны злохульный навет обличити и безделен показати, сии речь, яко вси ныне у тебе еретицы и недостойныи тайны освящают; того ради, по твоему умствованию, или паче зловерию, тайны тайнами не могут быти и совершатися. Во первых убо, безпрекословное догма полагается, яко к совершению и строению таин крайне нуждный священник, по чину церковному хиротонисан, и без извержения и отлучения внутрь Церкви между правоверными пребывающь, Златоусту в Павловом к Ефесеом послании во нравоучении 11-м на схизматики от ветхаго завета – Корреа, Дафана и Авирона во образ приводящу: «аще всякому лет есть исполняти своя руце по древних речению, и священниками быти, да приступают вси, туне жертвенник сей создан бысть, туне исполнение церковное, туне священников число, да отымем тая, и да растлим». Дозде Златоуст. От которых его словес явственное известие, яко аще в ветхом завете не всякому, но емуже закон повелевает, должно бяше священническую службу совершати, кольми паче в новом завете. Того ради в номоканоне, в правиле 231, кир Симеоном солунским пишется: «аще нецы попущением Божиим в толико дерзнутие приидоша, яко еже неверне и злочестиве; неверие бо есть вещь таковая, еже кроме священства прияти хиротонию, священная действовати; таковыи не токмо велие и неисчетное томление подымут, на божественная сице зле похуливше (ниже бо гласы божественнии (от них), ниже божественная дела, понеже благодати рукоположения не имут), но и месть приимут за прельстившихся от них, или негде крещенных или рукоположенных: сии бо ни хиротонисанныи, ни крещенныи суть: ничто же бо дает не имеяй, и никто же приемлет что от неимущаго, аще и мнится имети». Там же непосредственне в правиле 232 пишется: «подобен есть согрешению нерукоположне действующаго и иже без повеления и заповеди святительския действует». Дозде номоканон и Симеон.

Не к чему много от писания приводити; общее есть и самодревнее от Христа и апостолов указание, самем простейшим людинам в Церкви православной известное, яко не священному человеку нельзя никаких таинств церковных совершати; а якоже не священному, сице и от священства отлученному, или изверженному. Довольно такожде мною от писания исперва показася, яко без священства ниже крещение, ниже прочии таинства, ниже Церковь, ниже Христианство. В самом бо начале Церковь свою Христос созидая и православных собрание невесту и тело свое в вечныя роды утверждая, единым апостолом даде власть крестити, вязати и решити и вся тайны Божия строити, якоже во евангелии и апостоле явственно видети. Архиереи же и апостольстии наследницы, апостольскую власть чрез другопреемательное рукоположение приемшии: апостоли бо не отъидоша от жизни сея, иных вместо себе не хиротонисавше; хиротонисаннии же от апостолов архиереи, подобне наследников по себе не оставльше, такожде не отъидоша; и таковым образом во всяком веце и роде архиерейская и священническая власть апостольская в Церкви соблюдеся и до нашего века, и даже до скончания века пребывати будет, по неложному Христовому апостолом обещанию: се Аз с вами во вся дни до скончания века (Матф. 28, 20). Како мощно Христу со апостолами на земли до скончания века пребывати, аще, апостолом давно уже от земли на небеса представльшимся, ниже власть апостольская, ниже наследницы апостольстии пребывают? Таковую убо власть апостольскую инии правильно, инии неправильно, достойне и не достойне получают; о рукоположенных правильно несть никому же от правоверных сумнительства; о сих же, иже неправильно рукополагаются, услышим, что помяну Симеон солунский; в помянутом 231 в номоканоне правиле написа: «всяк не по правилом рукоположенный святитель, или священник, или причетник, или духовнаго служения слуга, действует убо рукоположения благодать за приходящих спасение; и кождо по вере приемлет, и ни един есть непричастен, и рукополагаемый от них рукоположеннии суть, и разрешеннии от грех, или связаннии, разрешеннии суть и тайны же вси тайны: не человек бо действует, но сквозе орудие благодать. Горе же орудию оному, еже чрез волю действующаго действует, и горе человеку оному – презирателеви толиких». Дозде Симеон. Таковому исповеданию согласует Златоуст святый в беседах своих на Павлово к Тимофею послание 2-е, во нравоучении 2-м, глаголя: «что убо, рече, всех ли Бог рукополагает, и недостойных? Всех убо Бог не рукополагает, всеми же действует, аще тии были б и недостойнии, за еже спастися людем: аще бо чрез осла и чрез Валаама, сквернаго человека, людей ради глаголаше, много паче чрез священника. Что бо не творит Бог спасения ради нашего, что бо ли не вещает, чрез кого же ли не действует? Чрез Иуду действоваше, и чрез пророчествующих, им же глаголет: не вем вас, отъидыте от Мене делающии беззаконие (Матф. 7, 23); и иннии бесы изгнаша; много паче священниками действовати имать». Паки той же учитель в том же нравоучении сице возглашает: «рцы ми: зол ли есть священник? и что сие? иже бо несть зол, той ли тебе дарует велия благая? Никакоже: противу твоей веры все действуется; ниже праведник пользовати что имать, не сущу ти верну; ниже злый повредит нечто, сущу тебе верну. Кравами действоваше Бог у кивота, егда хотяше спасти люди. Еда бо житие священническое, егда бо добродетель толикое нечто споспешествует? Немощно сицевым, яже дарует Бог, еже от священническия добродетели совершатися: все благодати есть; сего есть отверсти точию уста, все же Бог соделовает, образование токмо священник исполняет». Дозде Златоуст.

Виждь убо, кроте слепый и невидущий, согласуется ли хотя мало твое умствование толикому от писания разуму и приводу? Ты усматриваеши во архиереех и священниках, дабы было святое, еще же не человеческое, но серафимское житие; а здесь крепко накрепко единаго повелеваешь смотрити рукоположения, не внимая правильное или неправильное; ты большую, или паче всю силу священническому житию таинам Божиим совершатися; а здесь единому Богу все восписуется, и яко священническая добродетель отнюдь тайнам не поспешествует, но едина благодать Божия все совершает. Тебе странно и невозможно мнится, дабы чрез лукаваго архиерея или священника тайны совершалися; а здесь примером Иуды, со апостолы чудодействующаго, и примером сквернаго Валаама идолослужителя и иных беззаконников, именем Господним пророчествующих и бесы изгонящих, без препятия за иных спасение совершаются. Якоже бо добродетель архиерейская или священническая ничтоже к тайнам поспешествует, сице ниже злоба и лукавство повредити может; понеже в тайнах ничтоже человеческое, но все Божие, сии речь, великаго Бога Спаса нашего Иисуса Христа Архиерея вышняго и вечнаго, к Нему же в божественной литургии, во время херувимския песни, священник или архиерей сице молится: «Ты бо еси приносяй и приносимый, приемляй и раздаваемый, Христе Боже наш». А понеже сам Христос, Архиерей сый и священник во веки по чину Мельхиседекову, безкровную жертву приносит и сам в ней приносится; того ради священник земный человек, по глаголу Златоустову, уста точию отверзаяй и образование исполняяй, или, по глаголу Симеона солунскаго, аки едино орудие престолу предстоит, сии речь, аки на ковальне млат, или сшивающейся одежде игла. Млат аще железный, аще златый, или сребренный; подобне и игла равное кузнечному, или портному делу приносят, сице и священник делу служения, аще лукавый, аще благочестивый будет. у тебе ради лукаваго священника, а наипаче архиереа, всии лукавии, сквернии и нечестивии; а здесь Златоуст, видиши, что говорит: «ниже праведник пользовати что может, не сущу ти верну; ниже злый повредит нечто, сущу тебе верну; противу твоей веры все, рече, действуется»; еже и преподобный Анастасий Синаит в прологу марта 22: «тем же, братие, никогоже осуждаем, да не осужденнии будем; паче же иерея да не осуждаем, аще и видим его что сотворша; и не рцы, яко грешен есть и недостойне служит, но приступи с чистою совестию и причастися божественных таин, да святыню получиши; аще бо и ангел есть приносяй безкровную жертву, ты же недостойне приходиши, никакоже и ангел от грех очистит; истинною убо о Иуде послушествует, и яко от пречистых рук Владыки Христа пресвятый хлеб прият, и абие вниде в него сатана за недостоинство его». Дозде Анастасий.

От таковаго пресветлаго божественных свидетелей облока мощно бы тебе, несмысленный кроте и скоте, грубость свою и крайнее в писании неискуство и невежество спознати; мощно бы тебе довольно увидети, в коликой пребываеши тме, заблуждении и слепоте; однако же ради лучшаго твоего просвещения привожду еще Златоустаго словеса от беседы осьмыя на Павлово 1-е к Коринфяном послание, идеже со утверждением апостольских к Ефесеом во главе 4-й словес пишется: яко той, рече, даде овых убо апостолы, овых пророки, овых же пастыри и учители к совершению святых, в дело служения (Ефес. 4, 11. 12); понеже аще бы не сие было, ничтоже бы возбранило всем растлитися. Случается бо начальствующим быти злым и скверным, начинаемым же кротким и смиренным, и людинином убо во благоговении жити, священником же в лукавстве; и не имяше ниже крещения быти, ниже тело Христово, ниже принос онеми, аще бо везде достоинства благодать искала. Ныне же и недостойными Бог действовати обыче, и ничим же крещения благодать от жития священническаго повреждается». Дозде Златоуст. Сия со утверждением апостольских словес Златоустаго словеса не явственный ли тебе рожен, ересь и раскольство твое до конца закалающий? у тебе бо давно уже все растлилось; давно уже Церковь с тайнами своими погибла, а наипаче тело Христово, в безкровной жертве приносимое; а здесь смотри, по православному исповеданию, ниже во ум хощет Златоуст святый сего принимати, прилагает же тамо же глаголати: «сия же глаголю, да не кто от предстоящих, житие испытуяяй священническое, соблазнится о совершаемых тайнах: ничто же бо человек вводит, но все Божия силы дело есть, и той есть тайно-водяй». Дозде Златоуст. Воспомяни убо, нечестивый раскольниче, прежде мною глаголанная и виждь, яко таковым златоглаголивым богомудрым словесем во всем суть согласна. Чия же, аще не твоя безбожная на тайны святыя хула, таковому пребожественному учению противу рожна перущая, отнюдь бо божественных вещей от человеческаго нрава не разделяющая, и божественный, апостольский, паче же Христов в человецех сан, власть, но власти же дело служения и таин святых совершение с лукавством человеческим во едино смешающая, все же прегрубым гадаринским умствованием, а не писанием утверждающая? И несть удивительно; якоже бо гадаринскому животному в мори от бесов, по повелению Христову, утопшему не возможно бяше зрети на солнце, сице тебе таковому же скоту и варварину не возможно взглянути на прямой толк писания святаго и правде Божией повинутися.

Довольно тебе от писания показася, яко благодать Божия чрез и недостойных, чрез лукавых и добрых, чрез правильно и неправильно рукоположенных архиереов и священников равно действует и тайны совершает. Предлежит еще показати, яко и чрез еретиков, донележе, всей Церкви совершенно не объявленным, всенародным проклятием не отлученны, архиерейства или священства не обнаженными и на престоле православном вместо православных обретающиися, тое же самое за приходящих спасение благодать Божия творит. Является сие в первых от Иуды и Каиафы, иже без сумнения не меньши бяху еретиков, но по многой части злейший, однакож благодать Божия чрез них действоваше; и Златоуст святый их мнократне в пример приводит, во еже чрез лукавых священников подобне благодати Божией действовати; якоже наипаче во нравоучении 3-м на Павлово послание к Колосаем видети, идеже о Каиафе сице написа: «и Каиафа пророчествова, Христоубийца сый и недостоин священническаго сына». О Иуде же в помянутом прежде нравоучении 2-м на Павлово к Тимофею послание 2-е видехом, что написа. Не точию от Златоустаго, но и от Евангелия, без всякаго учителей свидетельства, якоже о Иуде, сице и о Каиафе тоеже самое видети. Не неприлично есть такожде воспомянути оных книжников и фарисеев, на Христа убивственною злобою дышущих, Веелзевулом хулящих; паче таковыя же хулы кая может быти ересь пущая, разве твоя раскольническая, то же Христа Сына Божия, в пречистых тайнах утаеннаго, подобне хулящая и нестерпимо блядословящая? Однако же помянутыи хулители и беззаконницы фарисеи и книжницы от Христа во Евангелии сице почитаеми: на Моиесови седалищи седоша книжници и фарисее; вся убо, елика глаголют вам блюсти, блюдите, по делом же их не творите (Матф 23, 2. 3); которых книжников и фарисеов Златоуст святый яко Иуду и Каиафу к тому же священнослужения делу на многих местах в беседах своих апостольских приводит, а наипаче во нравоучении 21 на Павлово к Коринфом послание 1-е, на послание к Галатом в сказании на главу 1-ю стих 7-й, на послание к Колосаем в нравоучении 3-м, на послание к Солуняном в беседе 10-й.

Что же прочее возмем, увидим предложенных явственное показание. Во первых чрез Сергия патриарха константинопольскаго не действоваше ли благодать Божия, егда ради молитв его соборных, (молитвы же соборныя без литургии не совершахуся; еще же невозможно, дабы многыи, смерть пред очима видяще, таин святых не причащалися), ради молитв, глаголю, Сергия патриарха соборных и всенародных преславное от Бога и Богородицы в Константинополи сотворися чудо, сиречь: тмочисленным персским и скифским воинством в мори с кораблями погрязнути? Таковаго чудеси воспоминание Церковь от рода в род в субботу пятую поста с акафистом Богородичным празднует; Сергия же патриарха с прочими еретиками проклинает: той бо бяше монотелицкия, сиречь, единовольническия ереси начальник, которую его ересь даже на шестом соборе усмотрили; до шестаго же собора после Сергия бяше на престоле константинопольстем Пирр, после Пирра же Павел, после Павла Петр, все Сергию единомысленнии; после Петра же Георгий, паки патриарх православный и на соборе председатель; после Сергия убо аще и не бяше убо собор, однакож про помянутую ересь бе в Церкви возмущение, понеже в ту пору и преподобный Максим исповедник пострада; живу же сущу Сергию, даже до кончины его, малое было, а множае не было о том еретичестве известие; на соборе стало совершенное разсмотрение, от кого монотелицкая ересь произошла и началась, идеже по письмам, друг до друга писуемым, уведомилися, яко и Онорий папа римский с Сергием единожитель, томуже Сергию бе единомысленник. Чудесная убо вещь, яко того веку самыи первоначальныи архиереи, сиречь, папа римский и Сергий патриарх константинопольский бяху еретици, вместо православных вменяющиися; однакож ради их ереси вся Церковь не бяше еретическая, подобне и хиротония, чрез них даемая; а яко благодать Божия ради архиерейства чрез них действоваше, мощно от помянутаго чудеси видети. Таковая повесть аще и всея Церкви соборныя, однакож тебе, раскольниче, может быти странная, понеже столько у тебе о летописцох церковных известия, сколько у слепорожденнаго о различных цветах, или у глухаго о мусикиях. Возми убо синаксарь в субботу первую поста, и тамо увидиши, кому Феодор святый великомученик явися: Евдоксию константинопольскому патриарху, ересию же арианину, якоже в минеи четьи марта 18, в житии святаго Кирилла иерусалимскаго видети, кроме бо арианския ереси иное тогда не бяше. В помянутом же синаксаре сице пишет: «градскому архиерею Евдоксию, аще и не православному бывающу, посылает всевидящее око Божие великаго своего страстотерпца Феодора, от тиранскаго чина тирона именуема, и убо яве, а не во сне тому представ сице некако рече: елико скоро востав Христово собери стадо и повелевай тверде никомуже ничтоже на торжищи предложенных купити: жертв бо кровьми сие осквернишася от нечестиваго царя, сиречь, Иулиана отступника». Дозде синаксарь. Видиши убо, Евдоксий архиерей волк и еретик, а стадо Христово однако православное, а не еретическое; ради коего православия святый мученик Феодор помянутому архиерею, аще и еретику, является; понеже не иный бяше тому стаду архиерей, точию он, и не иному, точию ему вси повиновахуся. Аще бо бы не повиновалися, то внегда ему созывати всех и известити явленное: никтоже бы послушал и уверовал; последовательно ниже бы святый мученик Феодор архиерею Евдоксию, но иному кому явился. Повинующеся же и послушающе Евдоксия архиерея всии тогдашнии константинопольстии христиане православнии, како ты мнишь, не причащалися ли многи от руку его божественных таин, ради гонения належащаго, а наипаче ради святыя четыредесятницы, тогда настоящея, аще же не от него, то всеконечне от хиротонисанных от него?

Не к чему много от древних летописцев церковных приводити сказания; довлеет нам домашний образец в книзе преподобнаго Иосифа волоцкаго, егоже память септемвриа 9 дня, о новогородцких еретиках, написанныя во дни великаго князя Иоанна Васильевича в лето от создания мира 6979, от воплощения 1471 явльшияся. Тую преподобнаго Иосифа книгу нарочно я к тебе послал, дабы ты вразумился и Церкви Божия, а наипаче таин святых хулити престал. Видиши бо, яко благодатию Божиею ныне таковаго бездействия в Церкви нашей российской не слышно и не имеется, каково в ту пору имелося; сии речь протопопы соборныя на Москве тогда жиды, и нецыи от архимандритов духа тогож, и от священнаго чина многии, от мирских же начальных також число не малое; а от простых чинов нечего и воспоминати; паче же всего первоначальный вместо патриарха на Руси архиерей митрополит московский Зосима, под егоже началом и благословением всии архиереи российстии, самый всесквернейший человек и того же жидовскаго зловерия поборник и учитель. Продолжалося таковыя ереси и зловерия преспеяние, по свидетельству Иосифа преподобнаго, тридесять четыре годов, даже до Симона митрополита московскаго, после Зосимы наставшаго. Зосима же как окончася, преподобный Иосиф умолча, точию по сказкам его знатно, что ему Зосиме окаянному даже до смерти, Божиим попущением, время служило, понеже не воспоминается быти извержен или заточен. Толиким убо беззаконникам и зловерникам, их же зловерия и беззакония, по свидетельству того же преподобнаго, воспоминати ужасно, чрез толикое время тогда в Церкви нашей, якоже от мирскаго, сице и от духовнаго чина без выключки святительскаго, умножающимся и преспевающим, для чего правоверныя по вере тогда и Церкви ревнующия Даниловских и Керженских скитов себе не собирали и в крайнее отчаяние не приходили, во еже сказывати так, как бы ныне сонмище раскольническое сказываете, уже Церкви пропала, нету архиереов, ни священников, ниже таин Божиих? Для чего ради первоначальнаго архиереа, толь всесквернаго богохульника и еретика, всии архиереи и вся Церковь не была еретическая и тайны святыя не были ни от кого же хулимы, хотя нельзя, дабы тот архиерей на ектениях и на проскомидиах не был поминаем и хиротония от него же происходила, прочии архиереи на собор к нему же собиралися, собравшеся без соборнаго с ним совокупнаго не быти служения?

Приметил еси в помянутой книжице, в сказании о новоявльшихся новгородских еретиках Зосимы окаяннаго словеса: «яко аще еретик будет святитель или священник, и аще кого отлучит или не благословит, последует Божественный суд его суду». Дозде Зосима. Кто не весть, яко сия словеса окаянный ради прикровения злобы своея глаголаше? Но на сие его коварство имамы довольное от святых правило, яко безсловесное отлучение, аще и православнаго архиереа, ничтоже есть: на отлучившаго бо возвращается. А наипаче в номоканонном правиле 245 довольное о том разсуждение. Тебе же к чему тыя, окаяннаго Зосимы, еретическая слова примечати; тебе никто же, но сам себе от Церкви и от таин Божиих отлучаеши Церковь Божию и тайны, якоже тот Зосима, хулящь. Видиши, яко там написано, что тот Зосима многих по злобе своей, не терпя обличения, от божественнаго причащения отлучал; отлучал по истине нуждею и насилием; того ради явственно, яко аще правовернии обличали того Зосиму, аки волка и еретика, однакож ради его ереси Церкви и таин святых не гнушалися, но паче превеликую к ним ревность имели; последовательно мощно видеть, яко в ту пору правовернии, по Бозе и Церкви ревнующии, не были таковаго умствования и исповедания, якоже вы ныне, раскольническа. Всю книгу преподобнаго Иосифа чол еси; обаче видел ли еси его хотя едино слово или речь, твоему умствованию согласную, во еже таин святых и всея Церкви гнушатися ради еретика, воровским образом в Церкви держащагося? Не паче ли воров еретиков таково умышление, во еже верных от Церкви и от таин святых отвратити, и своему приклонити единомыслию, якоже и новгородцкия еретицы чего желаху и чего поучаху, аще не сего, дабы вси Сына Божия Иисуса Христа Господа, и жертву Его безкровную и вся божественныя вещи, от него Церкви преданныя, отвергли и отметнули; вместо же сих жидовскую жертву жрали, и жидовския обычаи и исповедании приняли? На таковую убо ересь и зловерие Иосиф преподобный ополчаяся довольная в книжице своей верным к наставлению и утверждению словеса написа; в седьмом же слове своем, о поклонении и почитании якоже прочих божественных вещей, сице и таин божественных пиша, сице глаголет: «прежде священия пребывает хлеб и вода и вино; по священии же молитвами священническими и пришествием Святаго Духа бывают освященна и обоженна, и претворяются в плоть и кровь Христову. И не яко от проста человека от священника приемлем, но яко от самаго серафима и с лжицы тоя огненныя, страхом и трепетом. Аще и житие неисправлено мнится нам имети; но нам недостойно есть осуждати сих: ин бо есть сих судия, иже сокровенных зритель; тебе же всяк да будет достоин, точию да не будет явственно от Церкви отлучен. Аще бо и житием кто кого преходит, но Святаго Духа печать и дар равно подает. Смотри же сице: ов убо имать злат перстень, ов железен, и един образ царский имать, изваянный во обою перстеню, посем воском вообразится; рцы, аще еси премудр, кая есть часть железу, кая же ли печать злату? Не можеши убо разлучити, понеже утвари различие есть, а не образу. Тако и зде человеческое различие есть, а не духовныя благодати; не омалит бо ся Святаго Духа дар недостоинством священническим, аще бо и не во всех Бог благоволит, но во всех действует. Ты же не суди судиом, осужден сый, и не паси пастыря, овча сый, ниже глаголи, яко той достойнейший, сей же не таково имать достоинство; но да будет ти всяк достоин, точию да не будет еретическое имея учительство; аще ли же имать, таковаго блюдемся не принимати учения, ниже причащения». Дозде преподобный Иосиф.

По сим богомудрым и богословским словесем правляется ли хотя мало твоя раскольническая вера, или паче, диавольская химера? Есть ли в ней, хотя малое, на пастырский, сиречь священнический и архиерейский сан разсмотрение, во еже бы овцам пастырей не осуждати, жития их и достоинства не ценити, но на едину напечатавшуюся в них божественную рукоположения благодать взирати, и сию во всех равную к совершению таин веровати и почитати? Есть ли в твоей вере хотя един, чтоб себе узнал быти овцою управляемою, а не правящею, ключа разумения и ключа власти вязати и решити в Церкви не имущею? Не вси ли в твоей вере пастыри церковнии, правители и учители, знающии и не знающии грамоту, мужики и бабы последнейшии, баснями и колдовством веру вашу утверждающии? Тебе самаго спросити, кто еси и кого ся сам твориши? И тебе овцою самаго себе нарещи, большим пастырем и церковным правителем подлежащаго, не дай Боже сего и слышати; но что ты сам больший пастырь, и самая верховная на земли Церкви глава, вторый нисский богослов, или златоустый, учитель, с небес от Бога данный и посланный, или вторый папа римский, кому б подчнятися или в равенсте быти отнюдь на земле не имущь, разве на небеси. На сих бо точию архиереев и пастырей, которыи на соборах были и на небеса пришли, ссылаешися и сим точию глаголеши себе повиноватися, а на земли в нынешнем веку нету во всей подсолнечной святейшаго, благочестивейшаго и богомудрейшаго, паче тебе, пастыря и учителя; к сему чуть не настоит нужда тебе, якоже Талмута или Махмет, по баснословию жидовскому и басурманскому, самому Богу советоватися, как бы Церковь управляти и каким бы нарочитым мужем сию вручить просити б тебе. Чесо ради Церкви святой не приобщаешися, иныя благословнейшия вины не покажеши, точию понеже никогоже в Церкви от пастырей добраго видишь; вси у тебе волцы, вси умом, верою и житием растленныи. Того ради видно дело, яко у тебе совет паче Божия совета, вящши паче Бога Церковь управляти, и пастырей избирати искуснейшии.

Несть удивительно, яко Церковь и тайны божественныя от тебе хулимы, понеже паче Епикуреа горше у тебе умствование, Промысл Божий от Церкви весьма отмещущее. Псаломник бо глаголет: не воздремлет, ниже уснет храняй Израиля (Псал. 120, 4), сии речь Церковь свою; а у тебе давно уже Господь Бог воздремася и всех, кроме тебе единаго и кроме Керженской и Даниловской родни твоей, хранити поперастал, уже всемогущаго обещания своего и клятвы давно позабыл, по писанному во евангелии: не изнеможет у Бога всяк глагол (Лук. 1, 37); сих глаголов содержати отнюдь не могущ: аще забуду тебе, Иерусалиме, забвена буди десница моя; прильпни язык мой гортани моему (Псал. 136, 5. 6); аще забудет жена отрочате своего, но Аз не забуду тебе (Иса. 49, 15), глаголет Господь; и паки: на сем камени созижду Церковь, и врата адова не одолеют ей (Матф. 16, 18). Аще убо таковыя множайшия глаголы божественныя у тебе в подзоре и отнюдь невероятны, то о таковом богословском утверждении нечего и воспоминати, сиречь, яко, по приведенному святых отец свидетельству, благодать Божия чрез достойных и недостойных архиереев и священников тайны совершает и равнодействует; и за таковый сан должно архиереев и священников почитати и не осуждати. Тебе бо и твоему раскольническому богоборному сонмищу кто на зоилских песиих зубах, аще не сан архиерейский и священнический; не глаголю, архиереи и священницы, но сан божественный архиерейский и священнический? Аще бо и очюнь книгу Маргарит чтете и будто от всего усердия приемлете, обаче столько вам от нея вразумления, сколько сове или попугаю от некоторых словес изучения. Явственно бо Златоуст святый в помянутой книге, в слове третием о Озии царе, написа: «не убо аще видиши иереа недостойна, священство оглаголуй, не бо достоит оглаголовати то, но иже зле доброе содержащаго; понеже Иуда предатель бысть, но не апостольства оглаголание се, но онаго нрава; и ты убо священничество не оболгуй, но иже зле доброе содержажащаго; понеже егда тебе кто беседует и глаголет, виден ли еси сего христианина, рече: аз же не о лицех, но о вещех беседую; понеже колики врачеве убийца быша, и смертоносная былия даша человеком вместо лечбы? но не художество оглаголую, но иже зле художества приемлющаго; колицы корабленицы потопиша корабли? но не плавательство, но злый нрав онех; аще христианин есть зол, не веление оглаголуй и священство». Дозде Златоуст. Кое убо от сих словес твоему раскольничеству вразумление, или мудрости стяжание? Мудрость воистину велеречивая, на разум Божий возвышающаяся и крайне пребезумная, сими златоустывыми словесы в вас раскольниках ясно обличается; понеже не смыслите отнюдь разумети, во еже божественную вещь от человеческаго права и несовершенства разделити; каково убо у вас разделение и на божественную вещь или паче на самаго Бога разсмотрение, егда не точию архиерейство и священство ради человеческих нравов отмещете, но и самыя престрашныя тайны божественныя хулите? Богомудрый муж преподобный Иосиф волоцкий в помянутых словесех своих поучает: «ниже глаголи, яко той достойнейший, сии речь, архиерей и священник, сей же не таково имать достоинство; но да будет ти всяк достоин, точию да не будет еретическое имея учительство; аще ли же имать, таковаго блюдемся не приимати учения, ниже причащения». Прежде тойжде преподобный рече: «тебе же да будет всяк достоин, точию да не будет явственно от Церкви отлучен». Твоя убо паче всех богословов преблагоразумная мошенническая мудрость от Ноева ковчега, сиречь, от врана, в ковчеге Ноем испущеннаго, взятая, сию заповедь, во еже от еретика не приимати учения и причащения, добре затвердила; а на сию заповедь: «да будет ти всяк достоин», сиречь, архиерей и священник, ниже посмотрила; еще же и сия выключка: «точию да не будет явственно от Церкви отлучен», не совсем твоему благоразумию сходна. у тебе бо кто только сделал что достойное отлучению, то уже отлучен силою седьми соборов и твоею высшеначальною бо собора властию; а здесь видишь, не сказует, да не будет сотворивый достойное отлучению, но «да не будет явственно от Церкви отлучен», сии речь, судом духовным, церковным, якоже преподобный Анастасий Синаита, в прологе апреля пятаго приводимый, поучает глаголя: «речеши, не подлежит ли судом церковным и каноном иерей, но да не тобою тако судится или испытается, но от Бога или от большаго святителя». Дозде Анастасий. Таковаго убо отлучения донележе священник не имать, смотри, что тойжде преподобный тамже пишет: «иереа же Божия о тайных или явленных гресех, елика на него слышиши, не осуди, ни рцы, грешен есть, и приступает к тайнам и не приходит дар Святаго Духа; ничтоже таковаго помышляй». Преподобному Анастасию Иосиф преподобный согласуя не иного чего, точию того же самаго в помянутом своем слове поучает, сии речь, донележе явственным судом священник или архиерей от Церкве не отлучен, да будет ти, рече, всяк достоин; и не достойно нам есть своим судом таковых осуждати, но веровати, яко не умалится Духа Святаго дар недостоинством священническим. Аще бо и не во всех Бог благоволит, но во всех действует. О священнике или архиереи еретике не глаголет такожде преподобный Иосиф просто, точию да не будет еретик; но что, точию да не будет еретическое имея учительство, сиречь, да не будет явственный Церкве противник, еще же и гонитель Церкве, еще же и церковное учение хулящь, свое же еретическое вместо православнаго узаконяющь не иным по истине, точию таким же, якоже ты, образом. Ты бо, многообразный еретик сый, явственно с Церковию борешися и матерь свою, духовне в Христианство родившую тя, оплеваеши. Како же многообразный, сам посмотри: поучая Церковь быти при единых несвященных, последовательно ниже правильно крещенных мужиках, безглавный Севир, и бездельный Лютор и Кальвин; Промысл Божий и неусыпное хранительство от Церкве отметая, безбожный еси Епикурий, нечестивый еси анфропоморфит и зловерный Талмут и Махмет; тайны Божия и жертву безкровную хулящь, вторый еси новгородцкий еретик, жид и антихрист. И яко истинни суть вся сия о тебе глаголемая, сам разсуди: каким бы образом обращати тебе жида в Христианство и поучати, дабы сице веровал апостолу и евангелию, яко небо и земля прейдет, а написанная во апостоле и евангелии не прейдут и изменитися не могут; у тебе же самаго о пречистых тела и крове Христовых тайнах, апостолом и евангелием свидетельствованных, измена, и сим, например, словесем Христовым: аще не снесте плоти Сына человеческаго и не пиете крове Его, живота не имате в себе (Иоан. 6, 53), никая же вера. Сия и множайшая евангельская и апостольская о пречистых тайнах словеса как бы ты могл, жидовин, протолковати, яко суть истинна и неизменяема? Приступающим такожде до твоея веры чуть не таковое же, якоже и в жидовстве, отрицание, сиречь, Церковь тую ж и тайны тыя ж, что и жиды хулят, хулиши; словом рещи: якоже у жидов, сице и у твоея веры закон изнеможе, апостол и евангелие праздно, писание все небреженно, пророцы изнемогаша и все праведное слово о Церкви Христовой, якоже о Христе глаголющее, изчезе и унивочтожеся, понеже Церковь со всею начальнейшею святынею своею у тебе погибла. О таковых убо еретиках, апостол и евангелие к своей погибели явственно развращающих и отмещущих, аще в священническом, аще во архиерейском сане обретшихся, Иосиф преподобный написа: «аще, рече, имать еретическое учительство, таковаго блюдемся не приимати учения, ниже причащения». Еще же там же приложи: «и не токмо не приобещна имети, но и осуждати и всею силою обличати, яко да не гибели его причастницы будем». От тоя гибели и нас Бог да сохранит.

Тебе, в непоследнейшей ереси и зловерии обретающемуся, сие, по силе нашей, составляется обличение и наказание; однакож и таковыя еретицы, аще где возстанут и появятся, ради их еретичества Церковь, в стране той сущая, не у вскоре порокуется, разве еретическое их учение сице в вечныя роды затвердится, якоже в Риме и прочих странах, от того же преподобнаго Иосифа в последнем слове исчисляемых; а донележе аще не затвердится и соборным проклятием не отвержется, но точию Церковию возмущает, то Церковь Церковию, а еретики еретиками. Обычно бо Церкви с еретиками, первейшими адовыми враты боротися, еже от всех церковных явственно показуется; наченьши бо от самых апостолов даже до Константина, царя равноапостольнаго, от Константина даже до благочестивыя царицы Феодоры, жены иконоборца Феофила, сколько бяше еретиков, еще же самых первоначальных архиереов, которые, донележе жити, еретичеством своим Церковь Божию возмущали? Но понеже благодатию Божию одолети не могли, того ради не опорочили, но паче светлейшу Церковь соделали. Подобное и в нашей России, во времена новгородцких еретиков видети, их же время аще и на тридесять и вящше годов пробавилося, однакож понеже злобы своея, молитвами чудотворцев российских, не возмогло вовсе укрепити, Церкви Российской никоего же вреда и порока не принесло. Надеюсь, когда б твое благоразумие в ту пору жил, и толикое лукавых человеков в Церкви умножение увидел, без сумнения бы горшее беззаконие к беззаконию прилагал, не еретиков бо, но Церковь и тайны Божия, еретикам пособствуя, якоже и нынеча или еще пуще, хулил бы еси; ради толикаго бо первоначальнаго архиереа, сии речь, митрополита всероссийскаго, почитай всю патриаршую власть имущаго, Зосимы окаяннаго, еретика новогородцкаго и человека пресквернаго, како бы тебе возможно прочих архиереов и священников русских, под его же властию и благословением пребывающих, от того же еретичества выключати? Преподобный Иосиф волоцкий довольно писал о нечестии и еретичестве помянутаго Зосимы, свидетельствуя, яко не после, но из самаго начала утаен еретик на митрополию взят и посвящен. Миротворный же круг пасхальный на осьмую от создания мира тысячу, по благословению того Зосимы, Геннадий архиепископ новгородцкий и преподобный Иосиф вместе слагали, в третием Зосимина архиерейства году, и надлежащую титлу ему Зосиме архиерейскую в том крузе изобразили, еяже и после не отменили и никто же отменити дерзнул.

Вемы убо, яко всяк еретик всезлобный (по) подобию твоему, раскольниче, Церкве противник аще архиерей, аще священник, по обычному божественному определению не точию архиерейства и священства, но и печати христианския чужд и обнажен, по словеси самаго Христа Спасителя: аще и Церковь преслушает, буди тебе яко язычник и мытарь (Матф. 18, 17). Но обаче по особенному высше обычному Божиему делу и потому различному от Писания свидетельству, не инако о лукавом архиереи и священнике и о еретике разсуждати, точию якоже о Иуде Христовом предатели. Иуду сам всеведущее око Иисус Христос Господь у евангелиста Иоанна во главе шестой диаволом нарече; нарече же не туне, но ради сущаго в нем и уже вогнездившагося, вместо апостольскаго, нрава диавольскаго, по писанному там же: сей бо, рече, хотяше его предати (Иоан. 6, 71), сии речь, самою вещию лукавое христопредательства похотение (показал), еретик и раскольник бывый, словесем Христовым, тогда глаголанным, не уверовав: хлеб, его же Аз дам, плоть моя есть, юже Аз дам за живот мира. Аще не снесте плоти Сына человеческаго, ни пиете крове Его, живота не имате в себе. ядый мою плоть и пияй мою кровь во Мне прибывает, и Аз в нем, имать живот вечный, и Аз воскрешу его в последний день (Иоан. 6, 51–54. 56). Когда и в кое время сия словеса Христос рече, и Иуду ради еретичества и неверия к таковым словесем диаволом нарече, посмотрим во Евангелии, сии речь, после чудеснаго пять тысящей пятьма хлебы насыщения нарече, воистину по мнозем о нем долготерпении. О превеликия ревности! Того ради по таковом Христовом неложном изречении чего надеется, точию яко уже не с Христом, но горее, неже язычнику и мытарю, Иуде часть со диаволом. Однакож посмотрим в прочии евангелисты и яснее увидим, коликое время до страстей Христовых пробавилось от помянутаго Христоваго на пустыни пятьтысячному народу чудеси, и от Иуды власть апостольская не отымалась, но в том же лику апостольском бяше и по особенному, необычному Христовому долготерпению тот же един от дванадесяти апостол крайнея на тайней вечери благодати апостольския отнюдь не лишенный, сиречь, тела и крове Христовы причащения. Когда убо крайне благодати апостольския Иуда отпаде и лишися, сии речь, когда себе крайне от Христа и апостолов отлучи и ко христоубийцам иудеом притече: тогда и диавол в онь вниде, также своим си орудием пооблада в самовольное удавление и в вечную погибель его привед, – слово в слово якоже ныне раскольщиков, родню твою любую до самовольнаго сожигательства приводит. А донележе Иуда крайне лика апостольскаго не отлучися, ниже диавол дерзну всесовершенно на него, аще и на своего сый истаго раба, наскочити, еже Златоуст святый разсуждая, на послание Павлово к Филипписиом во нравоучении шестом, сице глаголет: «на Иуду диавол наскакаяй не смеяше его прияти всецела и внити в онь, донележе его от священнаго лика отлучи Христос; тогда убо отвне сражашеся, внутрь же внити не смеяше. Повнегда же виде отторженна бывша от священнаго стада, всякаго волка зельнее наскакаше, и не первее отступи, донележе уби его смертию сугубою». Дозде Златоуст.

Виждь убо, нечестивый раскольниче, Иудин преемниче, коликая сила священнаго стада придержатися, сопротивне же коль несомненная пагубы от него отлучитися. Архиереи же и священницы что, аще не священное стадо апостольское на месте апостолов основание и утверждение Церкви апостольския? Без них же якоже исперва, сице и до скончания века Церковь апостольская отнюдь быти не могущая, якоже в начале нашего слова известихом и довольно Писанием божественным утвердихом. Здесь же ради лучшаго утверждения словеса номоканоннаго 278-го правила приводятся: «ко богопроповедником рече Господь апостолом: вы есте соль земли (Матф. 5, 13), и елика свяжете и елика разрешите на земли, разрешена суть на небеси (Матф. 18, 18). Тем же от божественных отец наших узаконися, да исповедающимся примирители бывают епископы, приемшии апостольское место от Бога; освященнии же инок или поп, множае паче не священный, чрез волю епископскую Богови примирити не может исповедающагося». Дозде номоканон. Отметающу убо тебе раскольнику и отлучающуся всех архиереов и священников, положенных от Христа в службу примирения на месте апостолов, почему надеятися Христу примиритися и спастися? Суетне точию высокоумствуеши, самою же вещию предлежит тебе крайнее отчаяние и со отпадшим лика апостольска Иудою дружество совокупное; во чию бо область Иуда прииде, совершенно апостольскаго стада и лика священнаго Христом отлучен, в той, а не в иной области и ты ныне пребываеши тоя же Церкви апостольския совершенно отлучився, последовательно той же погибели, еще же и самовольнаго удавления надлежит тебе без сумнения надеятися и боятися. Сице убо, якоже о тебе и якоже о Иуде, о всяком лукавом, а наипаче еретике архиереи и священнике подобает разсуждати; донележе внутрь Церкви на власти архиерейской и священнической таким же Иудиным, хотя воровским образом содержится, дотоль власть его архиерейская и священническая не должна порочиться и строительство таин Божиих не должно отметатися, якоже и во Иуде власть апостольская не бысть порокуема, ниже отметаема, по высше приведенным Златоустовым от Маргарита словесем. К лучшему изъяснению тоя тайны домашний тебе гражданский пример приведу. Мазепа, бывший вождь и правитель малороссийский, изменил блаженныя памяти императору Петру первому; донележе измены своея не объявил, по власти своей многих судил, и многим грамотныя крепости и решение давал, которыя крепости и доныне содержатся, указом государевым уже после измены затвержены и по ним до сих пор действуется. Егда же Мазепина измена объявилася, тогда от него все правительство отъятся и после того, аще кому что присудил, все вотще. Подобне всяк еретик и раскольщик, аще архиерей, аще священник, да разсуждается: что бо еретик и раскольщик, аще не тот же Христов и Церкве Христовы изменник и бунтовщик? Всех убо архиереов и священников Златоуст святый, в нравоучении третьем на послание Павлово к Колосаем, на себе приводя, сице глаголет: «не мене пренебрегаеши, но священство; аще узриши сего мя обнаженна, тогда пренебрези, тогда ниже аз приемлю повелевати; но донележе на престоле сем седим, донележе председание имамы, имамы и достоинство и крепость, аще и недостойны есмы; аще Моисеов престол тако бяше говеин, яко онаго ради послушатися, множае паче Христов престол; онаго мы восприяхом, от сего вещаем, от негоже и Христос положи в нас службу примирения». Дозде Златоуст. Той же учитель в том же нравоучении примером чудесне проглаголавшаго осла Валаамова и самаго Валаама волхва, пользы ради израильтеския пророчествующаго, крепко доводит, яко Господь Бог, егоже свойство миловати и спасати, присный обычай имать и чрез лукавых и недостойных священников за многих спасение действовати. По сем приводит Каина, Фараона, Новходоносора, Валтасара и волсви, тайну воплощения увидевшии, к ним же всем не по достоинству, но за иных любовь Господь Бог глаголаше и своя открываше таинства; приводит и самаго диавола, к немуже Господь Бог Иова ради глагола; напоследок приводит Каиафу христоубийцу и сице речь свою заключает: «Каиафа пророчествова, христоубийца сый и недостоин (священническаго ради сана); глаголется же и Аарон сего ради не быти прокажен; почто бо, рцы ми, обоим оклеветавшим, сиречь Моисея, она сиречь Мариам казнь прият? Не чудися; аще бо во внешних сановех и безчисленне кто оглаголуется, не первее на судище приводится, донележе отложит начальство, да не и оно с ним укаряется; много паче в начальстве духовном, аще и кто любо есть, действует Божия благодать, да не вся погибли быша; егда же то отложит, или отшед от жития сего, аще и пребывает зде, тогда убо лютейшую приимет казнь. Не мните же от нас сим глаголатися; Божия благодать есть и в недостойнем действующи, не нас ради, но вас ради». Дозде Златоуст.

Довлеет убо нам на утверждение толикое противо богохульному твоему расколу и еретичеству от Писания показание, яко ради лукавых архиереов и священников не может порочитися архиерейство и священство, якоже не опорочилась власть апостольская и прочии апостоли ради Иуды зловерника и христопредателя; кольми паче тайны самым Христом чрез архиерея и священника, аки чрез некое орудие, совершаемии, или вся Церковь, ейже един Христос глава, како может быти порокуема или отметаема? Довлеет к нашему утверждению от Писания показание, яко человеколюбивый Бог ради многаго народа, паче же правовернаго, во Христа без всякия ереси и раскола верующаго, чрез правильно и неправильно рукоположенных архиереев и священников и чрез таковых злобников и еретиков, якоже Иуда и Каиафа, действует и самым делом, якоже чрез Иуду и Каиафу, сице и чрез Евдоксиа арианина и чрез Сергия единовольца действоваше. Невозможно же глаголати, яко чрез Зосиму жидовина, окаяннаго митрополита всероссийскаго, отнюдь не действоваше. Напоследок довлеет нам на утверждение, яко по многократном Златоустовом речении и общем православныя веры исповедании невозможно глаголати, дабы все погибло, сии речь ко спасению нам нуждное, Христом преданное, кровию Его стяжанное, седмочисленное таинство церковное, верных в живот вечный раждающее и со Христом примиряющее и соединяющее; между тайнами же превосходительнейшая тайна тело и кровь Христова под видом хлеба и вина. А у тебе, раскольниче, давно уже все погибло; того ради сам на ся сказываешь, яко сын еси погибельный и уд Христов быти не могущий; и что есть твоея веры основание и утверждение, аще не сие, во еже веровати, яко же все погибло и ничего не осталось верным исперва от Христа к спасению преданнаго? Како убо посему может быти твоя вера старинная, аще не благодати Божия, в старину при Христе и апостолех и после апостолов веруемыя, лишенна? Того ради явственно есть, яко твоя вера не от Христа, ниже от апостол взятая, последовательно не старинная, но новая, Христом и апостолами не проповедуемая, но паче Христу и апостолом противная, еще же самая прелесть диавольская: понеже сие едино утверждает, еже несть, сии речь, несть Церкви, несть священства, несть таин божественных и прочая; а еже есть, сего не являет, ниже объявити может. На таковое же коварство посмотрим, что Златоуст святый на Павлово к Ефесеом послание в беседе 13 глаголет: «аще отъимеши личину и обнажиши обличие, узриши прелесть: прелесть бо се есть, егда еже что есть, не является, но еже не есть показуется; сице и приумышления бывают». Дозде Златоуст. Толк сим златоглаголивым словесем там же на берегу написаны словеса: «сицевая прелесть у еретиков». Твоея же раскольническия веры каков, аще не таковый же плод прелестный, бесовский, злоковарный, не на том, еже есть, но на том, еже несть, всячески спасение утверждающий? Что есть крайнее наше спасение и вечный живот? Сам Христос во Евангелии велегласно воплит, глаголя: ядый мою плоть, и пияй мою кровь, во Мне пребывает и Аз в нем, имать живот вечный, и Аз воскрешу его в последний день (Иоан. 6, 56. 54); отлучающимся и не причащающимся таковаго пренебеснаго и крайне душеспасительнаго брашна и пития вси жилы потрясает, глаголя: аще не снесте плоти Сына человеческаго и не пиете крове Его, живота не имате в себе (Иоан. 6, 53). И якоже отлучающихся, сице и причащающихся недостойне Павел апостол, Христова уста сый, страшно и трепетно, даже до умертвия и разделения души поражает, глаголя: иже аще яст хлеб сей, или пиет чашу Господню недостойне, повинен будет телу и крови Господни: ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет не разсуждая тела Господня (1Кор. 11, 27. 29). У твоея же раскольническия веры вся таковая существенная и божественная сила спасения отметна, еще же и нестерпимо адовыми, антихристовыми усты хулима; на кое же есть и на кую силу переведена? Отъими личину и явственно узриши и уразумееши, сиречь, единыя воды мнимыя богоявленския, аки скоту хлевному, и в том всю силу спасения веровати и полагати, которую воду, – оле заблуждения! – родня твоя раскольническая на жидовския опресноки переводити обыкла; – многим бо своим единомысленникам, в далеком разстоянии обретающимся, хотящи безбедно сию воду препослати, в муку месит и опресноки и причащение делает. Се ли убо есть существо спасения, Христом нам преданнаго, апостолами, и евангелистами и пророками свидетельствованнаго? В притчах Соломоновых в главе 9-й пишется: премудрость созда себе храм, и утверди столпов седмь; закла своя жертвенная, и черпа в чаши своей вино, и уготова свою трапезу; посла своя рабы, созывающи с высоким проповеданием на чашу, глаголющи: иже есть безумен, да уклонится ко мне, и хотящим ума рече: приидите ядите мой хлеб, пийте вино, еже черпах вам (Притч. 9, 1–5). Кто есть сия Премудрость, аще не ипостасная, Отеческая, Слово и Сын Божий именуемая, к нейже Церковь вопиет: «не мудростию и силою и богатством хвалимся, но твоею Отчею ипостасною Мудростию Божиею»? Седьмостолпный храм что, аще не Церковь божественная, таинствы седьмочисленными Духа Святаго даров седмь (на) верных возводящая и изливающая Церковь, тоеюже Мудростию Божиею – Иисус Христос Господом нашим в целости и без вреда всякаго своего столпа до скончания века нерушимо утверждена, по оному всегдашнему пению: «содетельная и содержительная всех Божия Мудросте и сила, непреклонну, недвижиму Церковь утверди»? Что есть: закла своя жертвенная? Сии речь, по апостолу, пасха наша за ны пожреся Христос (1Кор. 5, 7). Кую же уготова трапезу? Яве есть от апостола и евангелиста, яко не мнимую воду богоявленскую, но тайныя вечери трапезу пребезсмерную и животворящую, на нейже, предлагая хлеб, всех созывает и глаголет: приимите, ядите: сие есть тело мое; чашу же вином растворенную предлагая, глаголет: пиите от нея вси: сия есть кровь моя (Матф. 26, 26–28). у тебе бо, раскольниче, несозданная Мудрость Божия, сице верных по вся дни до скончания века апостольскими, евангельскими и пророческими словесы до своея трапезы созывающая, давно уже безгласна, трапезою толь пребезсмертною оскудевшая и в конец сию погубльшая: понеже у тебе тот хлеб давно уже изъяден и вино испито, сии речь, тела и крове Христовы под видом хлеба и вина отнюдь ничего не стало. Того ради таковое о том хлебе свидетельство, на литургии издревле во время киноника священником глаголемое, весьма есть ложно: «раздробляется и разделяется Агнец Божий, раздробляемый и неразделяемый, всегда ядомый и никогда же скончаваемый, но причащающияся ему освящаяй». К сему всех таин божественных церковнии столпы седмеричнии у тебе, раскольниче, давно уже поломаны, и вся Церковь до основания разорена. Того ради Премудрость Божия, по твоему суемудрию, не точию безгласна, но и объюродевшая, мужу юродивому уподоблена, иже, по евангельскому словеси, созда храмину свою на песце, а не на твердом камени, и сниде дождь, и приидоша реки, и возвеяша ветри, и опрошася храмине той и падеся (Матф. 7, 26. 27). Апостол явственно в послании 1-м к Коринфом в главе 11-й глаголет: елижды бо аще ясте хлеб сей и чашу сию пиете, смерть Господню возвещаете, дóндеже приидет (1Кор. 11, 26); которые словеса Златоуст святый сице изъясняет: «елижды аще ясте, смерть Господню возвещаете: и сия и оная есть вечеря; таже показуяй, яко до скончания та пребывает, рече: донележе аще приидет». Дозде Златоуст. Смотри убо, пренечестивый раскольниче, какова твоя вера, какова совесть и какова дерзость, толикую на тайны святыя хулу блюющая, дело не человеческое, но единаго Господа, ради человеческаго спасения до скончания века в Церкви утвержденное, отвергающая и ругающая, сии речь, чашу крове Господни, в нюже ангели приникнути желают, чашею бесовскою – увы! – нарицающая. Верую Богу моему, яко тот твой злоскверный хульный язык, аще не покаешися, будет живо червми снедаем и на том прежний завет мой с тобою утверждаю.

Сказываеши, будто во исповедании твоем святых отец крепко предержишися; но не довольно ли приведенными писаниями обличаешися, яко не точию святыя отцы – столпы церковныя, но и евангелисты и апостоли баснь у тебе едина, и столько на них смотришь и смотрити можешь, сколько сова на солнце. Едины некакия числа у тебе твердо закреплены, о которых не точию святым отцем, но и апостолом самем Христом любопытствовати отказано; и о таковых числах, якоже ты суемудрствуеши, сам Христос, Премудрость Божия, ипостасная, не устыдеся в Евангелии свидетельствовати, яко кроме Отца небеснаго не точию ангели, но ниже Он сам, Сын сый Отцу единосущный, знает и ведает; о дни же, рече, том или о часе никто же весть, ни ангели, иже суть на небесех, ни Сын, токмо Отец (Марк. 13, 32). О коем Божием таинстве мощно Сыну не знати, иже есть тойже един со Отцем и Святым Духом Бог, иже на ином месте глаголет: никтоже знает Сына, токмо Отец, ни Отца кто знает, токмо Сын (Матф. 11, 27)? Знает убо без сумнения о последнем дни, но ради Себе, а не ради нас; того ради к нам в Евангелии глаголет, яко не знает. Ты убо, свиния гадаринская, откуду таковую мудрость почерпл еси, еяже ниже апостоли, ниже ангели знают, и сам Христос в Себе весьма утаевает и устави никоему же созданию сию открывати? Известив евангельским словом, яко не знает, и после воскресения своего, в Деяниях апостольских о всех последних временах и летах тайну твердо закрепив и запечатлив, ко апостолом глагола: несть ваша разумети времена и лета, яже Отец положи во своей власти (Деян. 1, 7). Послал я к тебе книжицу преподобнаго Иосифа волоцкаго ово того ради, дабы ты же таин святых поперестал хулити, ово того ради, дабы такожде оставил еси баснотворное твое о неизвестных числах суемудрие. Виждь бо, что тот преподобный в слове осьмом против новгородцких еретиков пишет, которые еретицы по подобным, якоже ты, числам разсуждающе, баснословили, яко уже время втораго Христова пришествия прииде. Поучает убо пространно преподобный Иосиф в помянутом слове от апостольскаго, евангельскаго и святых отец писания, яко (день) втораго пришествия Христова весьма сокровен; поучает такожде, яко настоящий век не по седмим тысящам годов седмеричный нарицается; но ово того ради, яко седмеричное у Бога предпочтено, ово того ради, яко в шестих днях мир сей создан, в седьмом же дни благословен, и седьмими днями или седмицами до скончания века течение свое совершает. За долготу подлинным преподобнаго Иосифа словес приводити недосужно, однакож на обличение твое нужда нечто привести. Во первых убо, множество в помянутом слове святых отец свидетельств преподобный восминая, пишет: «и святый Исаак, рече, Сирин глаголет: «в сем веце несть осьмый»; зри, что глаголет: яко в сем веце несть осьмый, сии речь, несть осьмый век; но аще и осьмая тысяща настанет, но век седмеричен есть». Паки там же: «рекл же есть Соломон: даждь часть седмим (Еккл. 11, 2), сиречь, седмеричному веку сему; ибо от начала мира сего седмеричное число Бог паче всех числ предпочте; того ради седмеричен век сей именовася: в шесть бо дний составив же, и вообразив и украсив всякими виды мира сего, сотворил, и в седьмый день от дел почивает, сии речь, в субботу; суббота еврейски покой именуется; по субботе же паки начинается первый день, сиречь неделя, и доходит паки до седьмаго дня, сии речь до субботы, и тако обращается седмица, от недельнаго дне начинается и даже до субботы достизает. И тако Бог повеле всему миру в нынешнем веце сими седьмими деньми строитися». Паки там же: седьмый бо сей век, иже седмицами числится; а егда же приидет будущий век, иже не числится ни седмицами, ни деньми, ни нощьми, ни западом, солнце бо разоряется, имуще незаходимаго солнца; того ради нарекоша того осьмый век, занеже по седмеричночисленном сем веце настанет». Дозде преподобный Иосиф. Тот же богомудрый муж в том же своем слове некоего премудраго старца, некую книгу, глаголемую зерцало, написавшаго, приводит; идеже душа с телом о кончине мира разглагольствует, котораго разглагольствия некая нужнейшая словеса краткости ради зде полагаю: «душа: ни, рабуни моя, не оставляй, но рцы ми к сим мало о последних нынешняго века и кончине его, когда и како, и какова есть, и когда антихрист приидет он; чаяние бо его страшит мя и смущает. Желаю уведети истинное, рабы(ни), о сем; да не како, обрет не научену, прельстит мя льстец Плоть: иже откуда и како приидет, се убо реку тебе; а еже когда, никакоже не ведомо есть сие: многажды о сем вопросиша Христа апостоли и ученицы Его, но не рече им когда; рече бо сице к ним глаголя: никто весть никакоже онаго дне, ни ангели самыя, но Отец мой един; и како еже утаил есть Он, аз скажу? По домыслу убо реша мнози и многия, госпоже; нецы убо мечташася, от еже в шестих днех миру всему, рече, создатися и быти от Бога содетеля и зиждителя всех, ночи же в седьмый, в шестой убо тысущи, протчее скончавающейся, быти скончанию общему и всяческому; солгаше же тии обаче, яко же яве бо есть. Паки друзии: понеже есть седморичен настоящий век, убо лепо есть ему довлети же и пребывати, дóндеже седьмая тысяща вся скончается; но и се речение не благословно мнится мне. Иныи паки присно сущее и божественное свидетельство от откровения Иоанна богослова приводят; глаголют бо, яко в нем явственне прорече, яко покланяем непорочный Агнец тысящу лет, госпоже, Христа проявляя; но и зверь, убо диавола глаголю, связан будет тысящу лет, потом же разрешится, прельстит же люди мнози от язык и еврей. Но ниже тыя истинно рекоша, любимая; лет бо тысяща на не уставнем приемлются, якоже навыкох от многих, госпоже. Се бо от Христа даже до ныне скончашася тысяща лет, еще и сто и три над сим даже до нынешняго лета. К сим же и друзии многая, якоже прилучися, прорекоша, умысливше о кончине века; но да престанут сия, нелепо бо есть та писати, яко ничтоже известно в сих изобретатися, сущее бо баснь. Покоряю же ся Григорию богослову, вящше паче инех всех, и речению его, сице глаголющему: яко подобает наполнится вышнему (миру): Христос велит и никтоже ин; наполняет же ся от спасаемых, святых же и праведных подвизающихся; сих всех души совокупляются тамо, и место и число наполняют оно, от негоже испаде зле иже иногда десница и со всем воинством и множеством ангельским, их же возможе злейший привлещи с собою; внегда убо наполнится число онех, ожидай скончания настоящаго века». Сия и множайшая премудрый он старец изрече, егоже речь преподобный Иосиф заключая сице глаголет: «познавай убо, яко святый старец той, иже сие написавый, бяше в лето шесть-тысящное и шесть сот третие, отселе за четыреста лет. Зри, и в тех летах злаголаху нецыи самосмышлением, яко седьмая тысяча скончается, тогда будет всемирный конец. Премудрый же он старец не прият сего во свидетельство, но отрече, понеже не рече сего кто от святых апостол, или от святых богоносных отец наших; по нецыи, рече, по домыслу рекоша, сии речь, мнением. Аще ли же и инии приводят во свидетельство, еже в мясопустном синаксаре написа Никифор Ксанфопул; той бо рече: «глаголет же ся, яко по седми тысящь лет будет приход Его»; виждь, что рече: глаголет же ся, а не вемы, кто глаголет; не убо рече: глаголет пророк, или апостол, или кто от прочих святых: обычай бо есть божественному Писанию глаголати тако о недоведомых вещех; сие убо речение ничтоже имать известно». Дозде преподобный Иосиф. Аще убо толиких богомудрых мужей, якоже Никифора Ксанфопула, егоже синаксари от всея Церкве приемлемы, неизвестное речение, еще же и отметное, о втором Христовом пришествии, или антихристе, в коей тысяще лет будет, провозвещающее, потому отметное, понеже на самосмышлении, а не на основании апостол и пророк, или соборном свидетельстве прочих святых отец утвержденное; о твоих же раскольнических числах что рещи, которыя не точию тысящу, но и самый год о антихристе именно проглаголют? Проглаголют же не богомудрых каких мужей, от Церкве свидетельствованных, усты, но таковых Церкви противников и баснотворников, якоже блаженныя памяти преосвященный Стефан, рязанский митрополит, в книжице своей о знамениих антихриста в преддверии глав, сиречь, во основании глаголемых, в вопросе пятом написа: «подобное, рече, суемудрствие случися видети на тетрадках некоего супротивника, идеже от различных образов седмины лет исчисляет: ово от седмидесяти и седми родов Христовых, якоже чтется у Луки святаго, ово от седми хлебов евангельских, ово от седми кошниц и прочая; также от письмен, яже в венце Христове, о Ѵ21; ɴ, и от титлы Иисусовы, яже на кресте: ї ɴ ц ї. Дерзне же, окаянный, и имени Иисусову, о нем же всяко колено преклоняется, буесловием своим коснутися, глаголя: яко сие пресвятое имя: ИсѴ55; являет двести десять лет над тысящу исполнившихся. И прочия нелепыя глаголы отрыгне сердце его лукаво. Но якоже Иисус ответа не даде на безумныя глаголы Иродовы, тако ниже сие буесловие ответа достойно, вся бо она лжеучения суть, аки паучина, мухи точию уловляюща, зане не на писаниих божественных, ниже на толковании отцев святых светил церковных утверждаются, но от кичения разума любопытнаго и суемудраго, аки блато от гнилаго источника, происходят». Дозде преосвященный Стефан. Не надобно убо и твоим числам, раскольниче, большаго ответа, точию тот же самый довлеет; понеже и твои числа не лучшим, точию таковым же суть блатом и чуть не от того же противника, преосвященным воспоминаемаго, аки от гнилаго источника произшедшии.

Ложни и посему твоя числа являются, яко поучают, акибы разрешен был сатана, тысящи лет от рождества Христова скончавшейся и Риму от православия отпадшу. Сия же ложь самым апокалиптическим Иоанна святаго откровением обличается; посмотри бо, что в Апокалипсисе во главе 20-й пишется: егда скончается тысяща лет, разрешен будет сатана от темницы своея, и изыдет прельстити языки, сущия на четырех углах земли, Гога и Магога, собрати их на брань, их же число яко песок морский (Апок. 20, 7). Видиши убо, чесо ради разрешен будет сатана, сиречь, да прельстит скифския языки, Гога и Магога, во еже в том численном воинстве изыти им и собратися на брань к пленению и опустошению всея вселенныя; которых языков Гогу(?) еще и в очи не видели, точию слышно, яко в каспийских горах в Индии восточной живут, по глаголу Андрея кесарийскаго, самою Божественною рукою, ко еже обдержати вселенную всю, удержаемы и воспящаемы даже до разрешения диавола. Дозде Андрей кесарийский. Таяж апокалипсическая глава в самом начале свидетельствует, яко связа ангел змию древнюю, еже есть диавол и сатана, дóндеже скончается тысяща лет; и по сих подобает ему отрешену быти на мало время (Апок. 20, 2. 3); от падения же римскаго коликое время прейде, всяк здравым разумом видит и знает. О помянутых же скифских языках, сии речь, о Гоге и Магоге, Андрей святый кесарийский в толковании своем на помянутую главу апокалипсическую разсуждая, из главы 38 Иезекиилевы различная различных мнения разрешая глаголет: «а яко паче последним летам сравняет и согласуется сих, сиречь, скифских языков Гога и Магога пришествие, явленно есть. Первое убо, яко нигдеже есть писано, дабы когда скифския языки брань подвигнути на иудеи, но самыя окрест живущия внезапнаго благоденствия сих завидящия; второе же, за еже письмо есть о Гоге, яко от дний древних уготовится и в последняя времена приидет; третие же, за еже в настоящем откровении пророчествующим будущая писаны суть при конце века сего Гогу и Магогу приити». Дозде Андрей святый кесарийский. Видиши убо, яко твои числа, или паче сам ты, нечестивый раскольниче, с твоими бездельными числами противо явственнаго Писания божественнаго на свою главу весьма лжеши и без ума врущь, новым пророком себе несмыслам и невеждам поставити хотящь; химеру и небылицу, якоже Махмет и жидовский Талмуд, болтаеши. Видиши, яко помянутая в Апокалепси тысяща лет не может в определенном своем времени прииматися, точию в неуставном и неопределенном до страшнаго суда, аще и многотысящными леты текущим приемлятся, еже тебе от книжицы преподобнаго Иосифа волоцкаго показася богомудрым старец, преподобным Иосифом воспоминаемый, якоже от словес его видети бяше, и триста годов после окончившияся от рождества Христова тысящи; преподобный же Иосиф после его в четыреста годов, последовательно многолетне после падения римскаго жиста. Для чего убо тоя апокалипсическия тысящи о падении римском не протолковаста, но на неуставном времени сию разумети утвердиста? Един бо точию Ориген сию апокалипсическую тысящу лет в определенном быти времени подлинно утверждаше, и оттуду конец вечной муце быти поучаше.

Ложнии твои числа и оттуду являются, яко сказываеши, будто по сих исчислению и исполнению церковь на Москве недавними леты от молнии сгорела, котораго случая, по твоему глаголу, отнюдь прежде не бывало. От рождества Христова 1701 году месяца септемвриа в 6-й день, в соловецком монастыре, при Фирсе архимандрите, на церковь Спасову соборную, на предел архангела Михаила, (попущением) Божиим, во время литургии, гром и молния удари и служащему священнику башмак на ноге, без вреда ноги и без вреда самаго священника, оный созже; пред царскими же враты, против архимандричья места, большую плинфу каменную из помосту подняло и ребром поставило. Подобный случай в книжице, «Новое небо» именуемой, видети; идеже в чудах Богородичных, от образов ея, в чуде пятом пишется, яко на острове, нарицаемом Тумба, церковь, в честь архангелу Михаилу построенна, громом и молниею созжена, единой точию Богородичной иконе чудесне целой оставшей. Видиши убо, яко издревле таковым случаям бывати, во еже церквам Божиим и святыням, за грехи наши, Божиим попущением, от молнии и грома пораженным быти и сгарати.

Того ради числа твои кругом лживы; кроме паучины, добраго основания отнюдь не имущи; паче Махметоваго и жидов прорицания худейши или равныи: Махмет бо своим алкораном, якоже ты своими числами, много такоже прорицает; по свидетельству же летописцов церковных и синаксаря в неделю первую поста, – жиды волхвы Льву Конону Исавру, ослы пасущему, о царстве прорекоша, еже и сбыстся; их же сбытия Лев пастух, послежде царь сый, убоявся, во всем нечестивому их совету повинуяся, и посему на Церковь иконоборное гонение (воздвиже) и погибе. Не инаго убо и тебе с твоими числами конца надеятися, аще не вразумишися; от плодов бо таковыи же волшебныи, диавольскии, на пагубу душам безумным и неутвержденным устроенныя, числа твои быти познаваются. Аще же крепко толь пребаснотворных числ твоих предержишися, Апостол, Евангелие и все Писание божественное ради их смышления отвергая, однакож ниже по сим совершенно исправляешися: числа бо твоя поучают, яко Церкви нашей не у кончина, но еще в пятдесятом или в ином каком году приидет и тогда Церковь наша до основания разорится; Церковь же сия, юже нашею нарицаеши, не иная есть, точию от неяже и ты духовне в веру Христову рожден еси, Церковь воистину сионская, мати всем нам, яже аще и будет гонима и разоряема, то не от добрых и благочестивых людей, но от сих, им же всегда глас божественный претит, глаголя: «ненавидящии Сиона посрамитеся от Господа, яко трава бо огнем будете изсохшия». Ты же посему не той же ли еси сионский, паче же Божий враг и ненавистник, прежде времени Церковь, матерь свою, мысленный Сион, оставляя и о разорении ея, еще не сущем, радуяся, за нюже и в самом разорении должно умирати и даже до последния черты ея предержатися? Убо и по твоим числам заблуждение твое на явь выходит и довольно обличается. Чудесная вещь: староверцом нарицаешися и сказываеши, будто за старину страждеши, ничесого новаго хотящь принимати; а числа, от века в Церкви неслыханныя, ни от коего же апостола или евангелиста, ниже от соборов святых, отец свидетельствованныя, точию не знать от кого, многим после Христа, апостолов, евангелистов и после всех соборов мимошедшим, вновь на Руси сочиненныя и, кроме вас раскольников, никомуже известныя, всеусердне приемлеши и паче всея старины, сии речь, паче словес Христовых, сим новоизобретенным числам веруеши, и самою вещию за тыя числа суеверныя, а не за веру Христову страждеши. Каким убо образом веру твою быти старинну, отнюдь новаго не приемлющую, довести и показати можеши? Сим разве словом апостольским в Петровом послании втором в главе 2-ой изреченным, покажеши: быша же и лживы пророцы в людех, яко же и в вас будут лживыи учители, иже внесут ереси погибели, искупльшаго их Владыки отметающеся, приводяще себе скору погибель; и многи последуют их нечистотам, имиже путь истинный похулится; и в преумножении льстивых словес вас уловят, их же суд искони не коснит, и погибель их не дремлет (2Петр. 2, 1–3)? Посему убо и аз сознаваю веру твою быти старинную, числами такожде старинными прорицающую, еще бо от самого апостола Петра предвиденную и предреченную; таковая же твоя вера старинная от самаго старейшаго отца лжи – сатаны изобретенная.

Смотри, что действует, новую Духа Святаго благодать прогонит, еже бысть явственным образом. По твоему же сказанию, в твоем монастыре мошенском, идеже когда тую старинную веру вновь приняли есте, древнюю же православных веру, никогдаже стареющуяся, но всегда новую, понеже от новыя благодати взятую, отметнули есте; тогда божественный, во время древния православныя веры возгнездившийся во алтаре вашем церковном невидимо, огнь тою своею старою верою видимо прогнали есте; явственно бо и видимым образом огнь, или паче Духа Святаго благодать в виде огня, от алтаря вашего церковнаго, последовательно и от вас самех взятся и на небо взыде; которому чудеси ты сам свидетельствовати не отрицаешися; точию удивительная вещь, яко заблуждения своего не познаваеши, но от превеликаго о себе высокоумия, без меры паче фарисея умом ослеплен, в знамение своея святости сие чудо полагати дерзаеши и не стыдишися. Но се и рабенок может разсудити, яко святости ради таковый огнь приходит, а не отходит. Святыи быша апостоли, и Дух Святый в видении огненных язык на них сниде; свят бысть Илия, и молитвою своею огнь с небесе сведе, полена, воду и вся жертвенная на олтари попаляющь; свят бысть Гедеон, и прикосновением ангельским возгореся огнь от камене и созже мяса и опресноки, Гедеоном в жертву принесенныя; свят бысть преподобный Феодосей печерский, и огнем, с небесе сшедшим, всяко терние, тростие и хврастие попаляющим и всяку влагу и источник изсушающим, показа ему Господь Бог место, к созданию церкве Богородичныя печерския угодное; в Маккавейских книгах вторых в главе 2-й пишется: Моисей моляшеся ко Господу, и сниде огнь с небесе, и пояде жертву; такожде и Соломон, и сниде огнь с небесе и позже всесозжение (2 Макк. 2, 10); не ради святости, но ради умножившагося в Константинополи беззакония и ради грядущаго гнева Божия отыде от Софии церкве константинопольския огнь и на высоту взятся, после котораго турок бисурман, неделю спустя, град Константин плени и церковь Софийскую на бисурманский мечеть обрати. Во Иерусалиме во время пленения вавилонскаго виде пророк Иезикииль, яко взятся от града слава Господня, по писанному в главе 11-й: и взыде слава Господня от среды града на восток (Иезек. 11, 23); почто же изыде, посмотри в той же главе и подлинно вину увеси: мечь наведу на вас, глаголет Адонаи Господь, изведу вас от среды града, и предам вас в руце чуждих и сотворю в вас суд, мечем падете, на горах израилевых сужду вам, и увесте, яко Аз Господь (Иезек. 11, 8–10); прочти от самаго начала тую главу Иезикиилеву, или паче все пророчество, и явственно узриши, яко изыде тамо слава Господня от Иерусалима града, оставляющи не ради святости, но ради богоотступства и идолослужения, ради различнаго беззакония, пророком обличаемаго. В том же Иерусалиме, в церкви святая святых, во время Титоваго разорения подобное быти явление историографы пишут и свидетельствуют; в самый бо праздник опресноков в девятый час нощи необычайным образом светлость велия внезапу явися окрест алтаря и окрест всея церкве, и бяше та светлость полчаса и паки внезапу исчезе; в праздник же пентикостии вшедше священницы, по обычаю прежде всех, в церковь святая святых и се грохов и шум малый услышаша, и по шуме глас бысть: «преселимся отсюду». Таковое явление иудеом Христовым убийцам, Мессии праваго и веры правыя отступльшим, явственное обличение в твоем же мошенском монастыре божественнаго огня от церкве на небеса взятие и преселение по чесому мощно утверждати, яко раскольническия твоея святости и правости есть знамение? несть ли сие не точию противо Писания, но и противо разума утверждение? и не живым ли гласом таковый огнь на всех вас раскольников, якоже на богоборцов иудеов, Христово слово евангельское вопиет: се оставляется дом ваш пуст (Матф. 23, 38)? Не может бо здесь здравый последнейший разум иное что толковати, кроме сего: огнь от церкве вашея отъиде, благодать Божия от вас отъятся; после котораго огня отшествия молитва и литургия, в церкви вашей совершаемая, без сумнения, благодати Божия пуста, и ты тояж благодати пуст и вконец обнажен. По твоему глаголу, две недели или вящше после помянутаго огня спустя, указом государевым или паче гневом Божиим из монастыря нечаянно взят и до сих пор в нерешимых видимых и невидимых страждуще и оное Ездры слово пророческое в книгах третиих в главе 7-й реченное на себе исполняющь: иже нечестиво сотвориша, и тесноты пострадаша, и пространная не узрят (3Ездр. 7, 18). В тех же книгах в главе 16-й пишется: горе, иже стиснутся от грех своих и отягчатся от беззаконий своих; им же образом нива стиснется от дубравы и тернием осяжется стезя ея, по коей не пройдет человек, и затворится, и послется на пожжение огню (3Ездр. 16, 78. 79). Подобное во Иовых книгах в главе 24-й видети: в теснинах без правды преседаша, путь же праведен не ведеша; иже из града и из домов своих изгоними бываху, на земли сущим им, и не разумеша, пути же праведнаго не ведеша, ни по гостинницам его ходиша; разумев же их дела, предаст их во тму, и в нощи будут (Иов. 24, 11–14). Паче же всего апостол громогласно вопиет: аще и постраждет кто, не венчается, аще незаконно мучен будет (2Тим. 2, 5). Якоже убо Церковь святая, мати чадолюбивая, главе своей Христу Спасителю, смерти, грешника не хотящему, последующая, всем неверным, а наипаче еретикам и раскольникам, от веры отступльшим, желает истиннаго обращения и вразумления, сице и аз тогоже самаго всем желаю, а наипаче тебе, к немуже сие пишу и составляю. Таковое же мое усогубляю желание тебе начальнейшему в церкви мошенской, небеснаго огня прогонителю и посему казни Божия в самом начале обещнику, желаю, дабы тот огнь возвратился, сердце твое согрел, и разум просветил и на первом истиннаго познания и православнаго исповедания степени, от негоже испал еси, поставил, во еже тебе заблуждение свое и гнев над собою Божий, такожде и долготерпение познати, Церкви святой и тайнам святым приобщитися, а грядущия престрашныя казни вечныя, вне Церкви и вне телесе Христова пребывающим уготованныя, убегнути и спасение получити, благодатию и человеколюбием общаго всем человеком Спасителя Господа нашего Иисуса Христа, емуже, Главе Церкве нашея соборныя, буди со Отцем и Святым Духом в Церкви слава во вся роды века веков. Аминь.

У подлиннаго увещания композитера рукою пишется сице: Иеромонах Арсений Мациевич, слова Божия проповедник. От воплощения Бога Слова 1734 года маия 31 дня.


Источник: Православный Собеседник, Т.3. 1861

Вам может быть интересно:

1. Апологетик Арефа, архиепископ Кесарийский

2. Беседа против корыстолюбия святитель Астерий Амасийский

3. Обновление человечества: [Вступительная лекция] священномученик Александр Туберовский

4. Царь бичей священномученик Аркадий (Остальский)

5. О мерах и весах святитель Епифаний Кипрский

6. О сквернословии епископ Арсений (Жадановский)

7. Замечания на ответы старообрядца Е.Н. Оленина иерей Иоанн Орфанитский

8. Слово в день памяти святителя Воронежского Митрофана святитель Антоний (Смирницкий), архиепископ Воронежский и Задонский

9. Станем добре, станем со страхом, вонмем священномученик Андроник (Никольский)

10. Слово на день первомученика Стефана, или толкование на текст: Отче, если возможно, да минует Меня чаша сия святитель Амфилохий Иконийский

Комментарии для сайта Cackle