святитель Филарет Московский (Дроздов)

Период первый. Откуда начинается церковная история?

История Церкви начинается вместе с историею мира. Самое творение мира можно рассматривать как некоторое приготовление к созданию Церкви: потому что конец, для которого устроено царство натуры, находится в Царстве Благодати.2

Откуда можно знать о начале мира?

По разуму известно, что мир от Бога должен иметь свое начало, и наши времена еще не весьма удалены от своего начала, что с вероятностью доказывается общим в народах преданием о начале вещей известным происхождением народов и государств, ходом и состоянием искусств и наук, ограниченным продолжением историй и самых басен, в каких только скрывались когда – либо истинные события3. Но верное и определительное о сотворении мира понятие заимствуется единственно из Св. Писания4.

Порядок и продолжение творения

В книге Бытия описывается совершение сего великого дела словом Божиим, в продолжении шести дней. Может быть Творец хотел чрез сие разделение творения показать нам, что совершает его с такою же совершенною свободою, как и всемогуществом, и что каждая тварь, не только бытием, но и всеми своими совершенствами Ему единому обязана. Может быть, самой природе давал Он испытывать силы постепенно ей сообщаемые, и освящал её законы, вводя в них действия Своей всевластной воли. Но какая бы ни была сокровенная причина этой постепенности в творении, по крайней мере, сливать его в одно нераздельное мгновение, или представлять образование земли следствием одного механизма натуры5 , значило бы слишком самопроизвольно уклоняться от простого смысла Св. Писания, и забывать, что творение мира есть таинство, которое мы по Апостолу6 разумеваем верою.

Первый день мира

В начале, когда еще не было дней и времени, Бог произвел небо и землю, под именем коих вообще можно разуметь всецелый состав мира, еще необразованный и неукрашенный. Хотя, впрочем, некоторые учители, как то Августин, Григорий Б(огослов) и Дамаскин не без основания отделяют здесь небо, потому что ему не приписывается того нестроения, в каком представляется земля, и заключают под именем его высший Духовный мир и жилище блаженных, которого, по их мнению, Божественный Писатель одною только чертою коснулся, предоставляя подробность видению избранных. Сначала земля была невидима и не устроена, ничто не имело еще определеннаго качества, и не было утверждено на известном основании. Поэтому вся эта масса, не имеющая никакой твердости, наименована бездною и водою. Дух Божий, Дух Святой осенял ее, и вливал в нее образовательную и живоносную силу. Действительное образование началось произведением света, который отделяясь, вероятно, с первой минуты своего бытия начал сосредоточиваться; вместе с этим последовало некоторое движение, подобное тому, какое ныне примечается в телах небесных, и первый период этого движения, вместе с предшествовавшим ему мраком, составилось в то, что в Св. Писании в первый раз именовано вечером и утром, и днем не только первым, но единым и как бы единственным.

Вторый

В следующий день Бог разделил воды твердью. Можно думать, что то были первоначальные воды, содержавшие в себе вещество темных тел небесных, которые теперь плотнее сложившись около своих центров, и заключаясь в постоянных пределах, оставили более удобопроницаемое для света пространство, или твердь. Твердь же означает у священного Писателя не только воздушное небо, которое носит облачные воды, но и звездное, на котором в продолжении творения поставлены светила.

Третий

В творении третьего дня Повествователь ограничивает взоры наши одною нашею планетою. В этот день собственные воды ее, отделясь образовали моря и другия себе вместилища; явилась суша, вместе с разнообразием гор и долин; и, чтобы приготовить пищу для будущих жителей своих, земля произвела травы, древа и все принадлежащее к царству растительному. Без сомнения, к сему времени отнести должно также сотворение царства ископаемого, хотя повествователь умалчивает о нем, занимаясь только наиболее видимыми предметами.

Четвертый

В четвертый день, конечно через совершенное в известных местах сосредоточение сотворенного уже прежде света, устроены на тверди светила. В числе их солнце и луна, по отношении к земле, названы великими. Намерение сотворения их относительно к земле Моисей показывает то, чтобы, при постоянном видимом движении, первое составляло и определяло дни, а другая, от времени до времени, умеряла темноту ночей; и дабы последующие твари, наиболее разумные, находили в них способ измерять свое время.

Пятый

В пятый день, снабженная всеми потребностями для живущих тварей земля, начала населяться. Роды животных, пресмыкающихся, или плавающих в водах, и летающих в воздухе, произошли в определенной для каждого из них стихии. Как существам чувствующим себя, Творец, как бы в собственность дал им способность размножаться, и сие выражается у священного Писателя благословением; хотя впрочем и предшествующие творения получили свое благословение в самом об их бытии повелении.

Шестый

В шестой день получили бытие животные земные, в числе которых Бытописание различает скотов, гадов и зверей земли.

После сего Бог увенчал Свои творения созданием человека7, который после всех явился на земле как царь в своем владении.

Сотворение человека

Приступая к этому последнему творению, Бог, как изображает человеческий Богодухновенный Пророк, держит совет в тайне Своего Троичного Единства, так как бы теперь – то надлежало позаботиться о судьбе, не только будущей, но и произведенной доселе твари; и возбуждает Сам Себя к довершению начатого: сотворим человека. Для сего берет земную персть, которая должна освятиться и прославиться в составе столь высокого творения, и в которой, между тем, будущий владыка мира должен носить с собою вечный памятник своего пред Богом ничтожества. Сия персть образуется не через обыкновенное доселе повеление, но чрез некоторое преимущественно непосредственное действие Всемогущества; и конечно, уже возводится на высочайшую ступень земного совершенства. В лице устроенного таким образом состава телесного, Творец вдыхает, как читается в оригинальном тексте Бытописания, дыхание жизней; что дает понятие и о небесном происхождении души, и о различии человеческих способностей. Человек поставляется в саду Едемском, и когда, обозрев многочисленные роды животных, находит себя обособленным и единственным существом, тогда уже Бог приступает к созданию для него помощницы, внушая сею медленностью, что пол не составляет существенной принадлежности человеческого естества, и что Он как бы не охотно дает Адаму сию опасную помощницу. Но дабы в ее создании ненарушимо сохранить единство корня, от которого должны умножиться человеки, и оставить им вещественное побуждение к единодушию, Бог изъемлет у погруженного в неестественный сон Адама ребро, и из сего ребра созидает жену, ему подобную. Пробужденный Адам узнает ее происхождение; и оба приемлют от Творца благословение умножения рода своего по Его намерениям в чистоте побуждений и радости чадолюбия, и благословение беспрекословного владычества над всеми земными тварями.

Заключение творения

Таким образом в продолжении шести дней Бог совершил земные и небесные Свои творения. Он нашел их во всецелом составе таковыми же, каковыми прежде признал каждое порознь, то есть, совершенными в своем роде, и соответствующими намерениям Его премудрости и благости. В седьмой день Он почил от всех сих дел, и благословил сей день и осветил так, чтобы он, с течением времени возвращаясь, воззывал тварь благоговеть к Творению своему.

Происхождение Церкви

С первым человеком произошла на свет первобытная Церковь. Начало к её созиданию в человеке положено было в образе и подобии Божием, которым он облечен. Ибо чрез сие вознесен он над царcтвом природы так, что концом его деятельности мог быть один Бог, которого, преимущественно пред прочими тварями, он мог называть своим Богом. Образ непрестанно возбуждал бы его приближаться к первообразному познанием и любовью, и совесть уверяла бы, что, сохраняя сей образ в его чистоте, он пребудет праведным, то есть будет иметь право на теснейшее с Богом соединение и на новые от Него благодеяния.

Совершенство разума в первобытном состоянии человека

Человек мог в первобытном своем состоянии черпать знание вещей Божественных из непосредственного общения с Богом или Ангелами, как это с вероятностью можно заключить из упоминаемого в Св. Писании хождения Бога в раю. Знание же вещей естественных получил Адам вместе с бытием. Опыт глубокого сего знания показал он когда нарек имена всем животным. Имена сии, конечно, изображали их свойства: ибо итог, для которого Бог торжественно повелел дать оные, мог быть один тот, чтоб испытать и показать потомству Адама его мудрость. Памятник сей мудрости он оставил по себе в первоначальном языке, которого совершенству доселе удивляться можно в остатках его, находящихся в Св. книгах Еврейских8 .

Совершенство воли

Первобытное совершенство воли человеческой соответствовало совершенству разума. Правда, оно не исключало возможности греха; но тем не менее заключало, как бы в семени, все добродетели. Слово Божие изображает их в имени праваго, которое дает первосозданному человеку9.

Первобытная религия

Первобытную Религию представлять можно в виде Завета 10 между Богом и человеком. Условия сего Завета со стороны человека состояли в том, чтобы он искренно любил Бога и ближних и оказывал Творцу своему совершенное послушание во всех Его повелениях. Без сомнения человек безусловно был уже обязан к сему по праву творения: но он должен был снова, свободно к сему обязаться при новых обещаниях и благоволительных условиях со стороны Бога. Условия же со стороны Бога были сии: продолжение блаженного состояния человека, его безопасность от смерти, или болезненного разрушения тела, и, наконец, жизнь вечная.

Испытание послушания

Чтобы открыть человеку случай свидетельствовать Богу свое послушание и укреплять свою в Него веру испытанием, Бог употребил древо познания добра и зла, от плода коего запретил человеку вкушать под опасением близкой, неизбежной, сугубой смерти по душе и телу.

Установления Первобытной Церкви

К состоянию первобытной Церкви принадлежат также два особенные установления любви к Богу и ближнему: во первых суббота, или покой седьмого дня, дабы человек преимущественно посвящал день сей благодарному воспоминанию Божиих благодеяний, ибо сие есть ближайшее знаменование освящения седьмаго дня; во вторых брак, коего закон, конечно, не без Духа Божия, произнес Адам тотчас по сотворении жены; ибо на сей самый закон, как на коренное учреждение брака, указует Сам Спаситель11.

Видимый залог Завета со стороны Бога

В соответствие видимых опытов верности, которых Бог требовал от человека, Он дал сему последнему со Своей стороны столь же видимый залог непреложности Своих обетований. То было славное и единственное в своем роде древо жизни. В нем созывалась такая сила, что правильное употребление плодов его составляло предохранительное врачевство против старости и смерти, и было не менее нужным, но несравненно более верным пособием для бессмертия тела, нежели как обыкновенная пища просто для жизни. Вместе с сим, оно служило Символом жизни небесной и самого Источника её, которого человек не должен был искать в себе, но в единосущном Слове Божием12. В сем разуме блаженный Августин называет древо жизни таинством.

Местопребывание первобытной церкви

Блаженное местопребывание первых человеков было Рай. Он находился на Востоке в отношении к Палестине, или к тому месту, где писана книга Бытия, в стране, которая от приятности получила имя Едема13. Чтобы объяснить положение сея страны, Бытописатель говорит о потоке вод, выходящем из Едема, орошающем Рай и разделяющемся на четыре начала, или столько же рек, коих имена суть: Фисон, Геон, Тигр и Евфрат. Из сих менее известные означает он землями Евилатскою, Ефиопскою и Ассирийскою, по которым они протекают. Но время, которое много изменило названия мест, а может быть, и течение рек, затмило большую часть сих признаков; почему и мнения о точном положении Рая весьма разрознились. Те, которые давали более свободы своим догадкам, то возносили его на третье небо, как Ориген, или, по крайней мере, в вышние страны воздуха, как Дамаскин; то, сошед на землю, искали его на острове Цейлоне, или возвращались в самую Палестину. То утверждали, что потоп, давший всей земле совсем новый вид, совершенно изгладил его следы, на которые однакоже так надежно указывает Бытописатель. Сюда принадлежит мнение Иосифа Флавия, которое принимает Геон за Нил, и которое могло родиться только в те времена, когда верили, что источник Нила находится на Востоке. Но и те, которые ближе держались топографии Моисеевой, приблизились только к вероятности, а не пришли в согласие. Из сих некоторые протягивают Едем вместе с цепью гор, почти непрерывно идущих вдоль Азии, далеко на Восток , а самый Рай от Евфрата до Гангеса, находя в именах Гангеса и Гифазиса имена Геопа и Фисон14. Другие полагают Рай в пределах Сирии, заменяя Фисон Хрисорроем, а Геон Оронтом15. Иные, наконец, относят оный к Месопотамии и Халдее, находя здесь и Едем, и землю Ефиопскую в Медиаламской, и дополняя нужное число рек рукавами Тигра, или Евфрата, или другими реками ближайшими16. По сличении сих мнений между собою, остается верным только то, что Рай должен был находиться в странах, лежащих близ Евфрата и Тигра.

Враг первобытной Церкви

Юная Церковь Едемская имела уже своего врага. Он представляется в виде змия, в котором сокрылся для удобнейшего исполнения своих против человека злоумышлений. Но приписанные сему змию действия, равно как и откровения Иоанново17, не позволяют не узнать в сем символическом образе духа злобы, который, сам потеряв небо, из зависти хотел заградить его и для человека.

Продолжение первобытной Церкви

Св. Писание не показывает, сколь долго первобытная Церковь сохраняла свой мир и благоденствие от козней сего врага18. Но, что сие блаженное состояние было непродолжительное, то заключать можно из слов Спасителя, который называет диавола человекоубийцею от начала19.

История падения человеческого

Сей хитрый человекоубийца избирает своим орудием хитрое животное, что бы тем лучше прикрыть свой обман. Он приступает не к мужу, а к жене, которая заповедь Божию знала не от Самого Бога, но посредством мужа. Сперва он притворяется, и как будто по неведению клевещет на Бога. Потом, когда усматривает, что жена обнаруживает в себе более страх наказания, нежели любовь к Богу – Законодателю, он уже с большей дерзостью приписывает Богу свое собственное свойство, восхваляет запрещенный плод, обещает человеку знание Божественное. Жена, которая не взяла предосторожности удалиться при первом сомнении, допустила этой первой ошибкой возбудить в себе недоверчивость к Богу, и вскоре была побеждена чувственностью, любопытством и самолюбием. А муж ослепился пристрастием к жене, и оба пали во грех, который сопровождался смятенным ощущением наготы, и слепым, конечно, желанием скрыться от Бога. Таким образом первоначальный союз человека с Богом расторгся, и первобытная церковь разорилась.

Наказания

Мщение Божие излилось, так сказать, на все, что только прикасалось этому смертоносному преступлению. Беды ожидали человека на пути смерти. Труд, который в Раю составлял удовольствие Адама, теперь должен был сопровождаться изнурительным потом; благословение чадородия сделалось для Евы источником страданий; земля, проклятая в делах человека, долженствовала уменьшить для него свои дары. Вся тварь в своем владыке теряла часть совершенства своего и благословения. Змий, орудие искушения, осужден пресмыкаться и питаться перстью; самому искусителю, хотя он был уже под наказанием, новое возвещено мучение в будущем блаженстве человека.

Восстановление Церкви

Среди самых угроз, которыми правосудный Бог поражал преступление, благость Его изрекла определение о восстановлении Своей Церкви. Он дал обетование о Семени жены, которое долженствовало стереть самую главу её врага, и до основания разрушить царство смерти.

Религия после падения

Тогда на место первого Завета был поставлен Завет благодати. Установление и сущность сего завета содержится в самом благовестии о победоносном семени жены. По силе сего завета, Бог обещает падшему в прародителях человеческому роду, по чистой благости и милосердию восстановление и спасение силою и заслугою Искупителя. Человек со своей стороны обязывается не противоборствовать действию благодати, и сколь можно теснее соединяться с победоносным и Божественным семенем обетования через Веру, Надежду и Любовь. Для утверждения же сего союза Бог полагает, до полного совершения сей великой тайны, сперва представлять ее человеку в образах и знамениях, потом в определенное время, после явлении Мессии, открыть ее со всеми обстоятельствами; от чего и происходят различные виды Божественного домостроительства.

Установление жертвоприношений

В тоже время, к установлению Субботы, в Богослужении присовокуплены жертвоприношения. Они прообразовали великую жертву, которую Мессия имел принести правосудию Божию собственною жизнью; и потому служили вместо таинств. Не можно почитать их произведением естественного стремления служить Богу, ни произвольным изобретением разума, который сам собою не имел причины искать средства угодить Богу погублением некоторых тварей.

Установления относящиеся к самим людям

Что касается до установлений относящихся к самим людям, закон брака оставался после падения в своей силе, тем более, что подлежало положить границы усилившейся чувственности. Он еще получил прибавление об особенной покорности жены мужу. За этим вскоре должны были произойти состояния: родителя, господина20 , гражданина21, и право собственности22. Все сие, как полезное и необходимое для рода человеческого в теперешнем его состоянии, без сомнения, утверждено Самим Богом.

Жилище падшего человека

Отпадением от Бога к его врагу и от духовного к чувственному Адам выпал и из первого своего жилища. Изгнанник поселился в ближайшей стране, которая должна быть Сирия, или Месопотамия, или одна из сопредельных с сими.

Остальная жизнь Адама

Хотя вместе с дарами благодати Адам должен был отчасти утратить и совершенства природы, однако, без сомнения и в плачевном состоянии своем он сохранил еще великие остатки прежнего величия. Посему можно почитать его изобретателем многих полезных в жизни наук и знаний, куда во первых относится 3емледелие. Почитать ли его также, как некоторые думают, изобретателем письменности, молчание Св. книг решить не позволяет. Но то не сомнительно, что он понял и принял Евангелие о Семени жены. Утешался им в горестях раскаяния, и соделал себя достойным участвовать в торжестве его великой победы. Печать этой веры положил он в именах своей жены, и своих детей. Прочие обстоятельства девятьсот тридцатилетней его жизни, так как и смерти, составляют предмет несогласных и неосновательных преданий23.

Первое распространение церкви

При первом распространении Церкви от Адама, тотчас открылось разделение между царством света и царством тьмы, между семенем жены и семенем змия. Первый сын Адамов Каин, коего имя означает приобретение, и который, может быть, почтен был за самое обетованное семя, первый был потерян дли Церкви. Другой, которого Ева, или по сознанию погрешности в первом наименовании, или по некоторому предчувствию нечаянной кончины его, назвала суетою или плачем24 . Авель был истинный сын Церкви, и он же первый её мученик.

История Каина и Авеля

Сии два брата, различные свойствами, разделили между собою два различные рода жизни, земледелие и скотоводство. Хотя и то и другое упражнение равно невинно и близко к природе, но как земледельческая жизнь более привязывает к земле, то пастушеская по большой части была предпочитаема в древности теми, которые почитали себя странниками и пришельцами на земле25. Каин избрал первую, а последнюю Авель. Несравненно более открылись различные их расположения по случаю жертвы, которую, вероятно, по собрании плодов, принесли они Богу, каждый от своих трудов26, י но не с равным успехом. Величайшая разность сих жертвоприношений находилась не в роде приносимых вещей, которые как равно были дарами Бога, так равно же не могли быть дарами Богу ни в качестве и количестве оных, чего также не видно в Св. Писании, но в сердцах приносивших Верою, как говорит Апостол, множайшую жертву Авель паче Каина принесе27. Посему Бог дал Авелю ясное знамение того, что жертва его благоприятна. Зависть и гнев овладели Каином. Тщетно Бог внушал ему, что он сам причина своего пред братом унижения; что его неправедное огорчение может иметь пагубные для него следствия; и что от него зависит удержать за собою желаемое им преимущество. Завистник ожесточился; и некогда, воспользовавшись уединением, в которое умышленно привел с собою Авеля, пролив кровь его, показал миру первую человеческую смерть и страшный пример человекоубийства. Тяжесть сего преступления увеличил он нераскаянностью, когда Бог воззвал его к покаянию, и отчаянием, когда Бог положил ему наказание. Наказание, возвещенное Каину, было временное: но он не хотел примечать, что Бог еще оставляет ему способ избежать вечной погибели. Не заботясь о возвращении себе благодати Божией, он беспокоился о жизни временной, и боялся человеческого мщения28. Бог явил ему последнюю милость, возвестив семикратное мщение тому, кто восхотел бы убить его, и положив на нем знамение, которое способствовало бы каждому его узнать и напоминало бы оное определение. Неизвестно, какое было сие знамение, если это не был самый вид Каина, обезображенный сперва завистью и скорбью, потом отчаянием и ужасом, и сделанный ясною для каждого печатью отвержения его. Отверженный удалился от лица Божия, то есть, от общества прочих людей и Церкви, в которой Бог присутствует. В земле Наид или Нод, которой имя означает землю странствия, он основал пребывание своего семейства и создал город, или для сокрытия в нем своей робости, или для распространения из него своего стремления к преобладанию.

Последование церкви по смерти Авеля

Вместо Авеля, Бог, для сохранения Церкви Своей, даровал Адаму Сифа. Он был столпом и утверждением благочестиваго племени. За ним следовали в непрерывной родовой линии: Енос, Каинан, Малелеил, Иаред, Енох, Мафусаил, Ламех и Hoй. Все сии были хранителями и защитниками небесной истины и наследниками благочестия.

Знаменитейшие из патриархов до потопа

Преимущественно знамениты – Енос, Енох и Ной, Во времена Еноса произошло нечто новое в устройстве Церкви. Кажется, тогда поколение Сифово особенно явным образом отделилось от потомства Каинова под известным в Св. Писании наименованием Сынов Божиих. Енох ходил с Богом, в духе веры, в непрестанном чувствовании Его присутствия, и в деятельном стремлении подражать Ему; он также пророчествовал, хотя впрочем дошедший до нас под его именем отрывок не может быть приписан ему с достоверностью29. Наконец, он удостоился, за свою святость, не испытав смерти, совлечься смертности и перейти в селения блаженных и через то сделался высоким свидетелем искупления и воскресения. Ной, хотя родился в худшие времена, впрочем, принят Отцом своим в надежде обетованного семени; и в самом деле явился мужем совершенным в роде своем и проповедником правды в дни нечестия.

Каиниты и нравы их

Напротив потомство Каина шло путем своего родоначальника. Оно увлекалось то поучениями и выгодами житейскими, то удовольствиями чувственными; и от не справедливости в рассуждении людей переходило к презрению закона Божия. Моисей в одном доме Ламеха представил многочисленные примеры, и так сказать сокращение склонностей и пороков сего народа. Его многоженство служит ясным доказательством его невоздержания. Сказанные им слова: мужа убих в язву мне, и юношу в струп мне – принять ли их за гордое признание в совершенном уже убийстве, или за тщеславное угрожение мщением тому, кто бы осмелился оскорбить его, показывают зверскую и нечестивую душу. Иовиль, один из сынов его, называется отцом живущих в селениях скотопитателей; но как скотоводство известно уже было прежде его, то изобретением его должно почитать жизнь кочующую, которая бы позволяла иметь многочисленнейшие стада, и тем благоприятствовала любостяжанию. Другой, именем Иувал, стараясь об удовольствиях чувств, изобрел некоторые музыкальные орудия. Третий, по имени Фовел или Тубалкаин , был ковач меди и железа, и без сомнения, подобно прочим, простер свое искусство далее пределов необходимости.

Религия в потомстве Каина

Среди развращения нравов, которому предавались потомки Каина, не удивительно, что свет веры между ними затмился; Евангелие о Семени жены забыто. Богослужение обратилось в пустые обряды, или и совсем отвержено. Было ли у них употребительно идолопоклонство, неизвестно: гораздо вероятнее то, что между ними господствовало безбожие30; поскольку оно только могло составить ту глубину зол, в которую они вскоре низпали.

Смешение племен и понятие о Исполинах

С течением времени два настолько различные поколения начали смешиваться. Сыны Божии прельстились красотою дщерей человеческих, и вступили с ними в непозволенные супружества. Умножение Исполинов, которых первое начало, в племени Каиновом, относить можно ко временам Еноса, было плодом сих супружеств. Они превосходство сил своих употребляли для порабощения слабейших. Гордясь мнимым преимуществом, что соединяли в своем рождении два великих поколения, они превозносились над обоими, и несчастиями других приобрели славу своему имени.

Следствия смешения племен

Столь несчастное соединение племен сопровождалось пагубнейшими следствиями, нежели первое их разделение. Оно отворило врата всеобщему развращению рода человеческого. Каиниты, будучи успешнее в мирских делах, которые были единственным их предметом, сделались учителями Сифян сперва в приятностях жизни, а потом и в пороках. Вся земля растлилась. Её скверны умножались до того, как, наконец, всемирный потоп омыл лицо её.

Промысел о церкви в сии времена

Когда яд от угрызения змии в пяту с такою страшною силою заражал все тело, тогда Врач душ и телес без сомнения употреблял самые действенные средства, чтобы сохранить в человеке жизнь по вере. От времени до времени Он просвещал, сынов Своих откровениями Своими; укреплял веру и надежду их чудесами Своими. Пример одного Еноха доказывает и то и другие. Обыкновенным же и более естественным средством, которое Бог употребил к непрерывному сохранению благочестия, были долгоденствие, которым Он благословил Патриархов Их жизнь продолжалась по девяти столетий, и более. Каждый не только в юности, но и в зрелом возрасте, лично мог принимать наставления, и видел пример отца, деда, прадеда и далее, в одно и тоже время.

Истина долголетия патриархов

Чтобы понять сие долгоденствие, не нужно сокращать годы Патриархов, или превращать их в месяцы, по подобию древнего Египетского летосчисления31. Повествование Моисея не только ничего не имеет к подтверждению сего предположения, но и превратилось бы от него в хаос. Из него следовало бы, что некоторые Патриархи рождали детей, и умирали очень рано; и что жалоба сто – тридцатилетняго Иакова на краткость жизни весьма нелепа. Из истории Ноя можно видеть ясно, что повествователь употребляет такой же год прежде, какой после потопа, и что год сей довольно сходен с обыкновенным. Можно догадываться, что течение луны служило тогда основанием счисления месяцев, а осень постоянным пределом года; так что не только с нее начинали счет месяцев, но по ней же могли узнавать и то, когда к двенадцати месяцам надлежало присовокупить тринадцатый, если лунный год оканчивался рано32. Посему летосчисление и долгоденствие Патриархов не иначе должно принимать, как в прямом и точном знаменовании.

Причины долголетия

Причины долголетия, не исключая особенного промысла Божия, многие могли быть естественные, и в числе сих некоторые общие людям, жившим, до потопа. Сложение тела их не так еще удалялось от точного первообразного устройства; имея немногих еще предков, они не успели обогатиться различными родами наследственной порчи столько, сколько мы, которым сотни и тысячи предков оставляли каждый свою новую долю сего несчастного наследства; образ их жизни был проще и ближе к природе. Пища без излишних приготовлений, состоящая по большой части из растений и воды; труд по силе, покой во время, удовольствия без забот, огорчения, не превосходящие сил душевных; наконец, земля, избыточествующая плодотворною силою, и воздух, соответственно её состоянию благорастворенный – суть преимущества, которыми вообще более могли, а частью лучше умели пользоваться прежде потопа, нежели в последующие веки.

Различные летиосчисления сего периода

Летоисчисление Патриархов есть единственный способ, которым определяется продолжение времени от сотворения мира до потопа. Оно составляет по Еврейскому тексту 1656, а по Греческому тексту семидесяти Толковников, поверенному с древним Самаританским и Иосифом Флавием, 2256 лет33..

Рассмотрение сей разности

Нет сомнения, что один из двух текстов поврежден в сих местах или с намерением, или от небрежения; но обличить сие повреждение трудно. Некоторые особенным провидением Божиим и попечением Церкви стараются утвердить целость Еврейского текста. Другие думают, что Иудеи коварно сократили свое летоисчисление, будучи не в состоянии ответствовать Христианам, которые собственным их преданием доказывали пришествие Мессии в течение шестой тысячи лет мира.


Еврейскому Самаританскому Греческому
Адам до Сифа 130 130 230
Сиф 105 105 205
Енос 90 90 190
Каинан 70 70 170
Малелеил 63 63 165
Иаред 162 62 162
Енох 65 65 165
По Флавию
Мафусал 187 67 167 187
Лемех 182 53 188 182
Ной до потоп. 600 600 600
Сим по потоп. 2 2 2 12
Арфаксад 35 135 135
Каинан 130
Сала 30 130 130
Евер 34 134 134
Фалек 30 130 130
Рагав 32 132 132
Серуг 30 130 130
Нахор 29 79 79 129
Фара до начала деторождения 29 79 79
До Авраама 130

Меньшие числа в летах Мафусала и Ламеха в греческом, без сомнения должно исправить по Еврейскому и Флавиеву счислению; ибо иначе Мифусал должен бы был жить далее потопа.

В сем именно обвиняют Раввина Акибу, который удобно мог распространить сие заблуждение чрез свою славу, и чрез двоякий перевод священных книг, сделанный под его руководством учеником его Аквилою. Преимущество летосчисления греческого состоит в том, что им сохраняется в летах Патриархов такое отношение времени девства к продолжению целой жизни, которое кажется естественным. Что счисление Иосифа, который беспрекословно должен был следовать еврейскому тексту своего времени, соответствует сему счислению. Что с сим, наконец, удобно приводятся в согласие достопримечательнейшие из древних повествований языческих, которых, конечно, без причины отвергать не должно34 . Несмотря на то, большая часть исследователей священного летоисчисления, приписывая происхождение исчисления греческого или желанию семидесяти толковников предохранить Священную Историю от нарекания у надменных древностью Египтян, или чьему – либо сомнению долголетия Патриархов и намерению изъяснить оное превращением годов в месяцы, на каковой конец нужно было время девства Патриархов увеличить35, предпочтительно держатся летоисчисления еврейского. Разрешение сего спора главнейшим образом должно зависеть от разрешения вопроса: остается ли нынешний еврейский текст Библии не поврежденным ни во одной букве? Строгое исследование заставляет ответствовать: нет. Ибо текст семидесяти толковников, но особенному устроению Провидения предуготовленный для Христианской Церкви, в некоторых частях бесспорно представляется в большей целости, нежели еврейский, как, например, в алфавитном псалме 144, из которого вторая половина 13 стиха в еврейском утрачена. Сим образом рушится единственное твердое доказательство в пользу еврейского летоисчисления. Таким образом, Восточная Церковь держится доныне летоисчисления семидесяти толковников сколько по преданию, столько же по исследованию и убеждению.

История первого мира у язычников

История первого мира не дошла в целости до писателей языческих: однако следы ее остаются доселе в некоторых преданиях ими сохраненных и в баснях, так что по сему в самых баснях языческих можно находить достойные внимания свидетельства достоверности бытописания Библейского. Санхониатон в начале вещей полагает хаос, то есть, небо и землю неустроенные, мрак и дух дышащий над своими началами36 . С сим согласуются Индейцы у Страбона37, и Египтяне у Лаэрция38; Исиод в своей Феогонии, и Овидий в своих превращениях. Фалес говорит, что мрак прежде света, а Бог прежде всего; и что мир прекрасен потому, что он дело Божие. Животных у Санхониатона производит колпиа (κολπια), то есть, глас уст Божиих קהדל־מיא. Исиод воспевает сотворение человека из смешения персти и воды; другие прибавляют, что он создан по образу Божию для обладания тварью, и что душа его есть частица дыхания Божественного39. Самое имя Адама читается у Санхониатона; имя Евы слышимо было в древнейших греческих таинствах; имена Сатурна и Реи также прилагают к первым человекам. Сад Алкиноев орошаемый потоком у Гомера40 , и Юпитеров у Платона41, представляют Едемский золотой век, состояние невинности, изображенное по понятию языческому. История человеческого падения сокрывается в басне Пандоры, как заметил Ориген против Цельса42. – Ферекид ученик Пифагоров, предводителя отверженных духов и начальника зла называет Офионеем43, где ясно видимо греческое имя змия; Еноха, под именем Аниака и Атланта44, греки почитают изобретателем астрологии. Полагают, что он жил более трехсот лет, и о смерти его рассказывают предсказание, что за нею должна была последовать общая гибель: здесь конечно смешивают его с Мафусалом, умершим, в последний год пред потопом. Некоторые45 догадываются, что из Иовиля язычники сделали Палеса, из Иувала Аполлона, из Тубалкаина Вулкана. Впрочем, не без разбора должно принимать такие догадки: потому что хитрость духа злобы, не имея силы совершенно истребить истину, всячески старалась смешать ее с ложью и суеверием, так что в смешении сем трудно находить оную, а отделять еще труднее.

* * *

3

На этих основаниях самый Лукреций утвердил следующее заключение: Habet novitatem summa, recensque natura est mundi, neque pridem exordia coepit. “De rerum natura“ Lib. Y. Макровий, будучи противнаго мнения, чувствует силу сего доказательства против вечности мира. ,,Quis facile mundum sem- per fuisse consentiat, cum et ipsa historiarum fides, multarum rerum cultum emendationemque, vel ipsam iuuenlionem recentem esse fateatur?“ Somn. Scip. I, 11. Чтобы ответствовать на это, он прибегает к великим превращениям мира, но чем более эти превращения, тем труднее согласить их с вечностью Его, и изъяснить иначе, чем через влияние высшего Существа. Некоторые старались еще доказывать существованием гор и морских утесов, что мир не стар, поскольку они приметно уменьшаются, а растут ли, не приметно. Не смотря на то, Аристотель почитал мир вечным, и почти все язычники допускали, по крайней мере, вечную материю.

4

Но как самому Св. Писанию даны в этом случае различные изъяснения, то, чтобы удержаться в пределах Истории и не попасть на ложные пути, должно ближе держаться Моисея и его собственной цели, которая есть: 1) показать людям Бога Творца, 2) для этого представить Его действия наиболее в отношении к земле, и 3) изобразить не столько образ рождения, но как источник и начало вещей. Любопытным же испытателям часто напоминать должно, что говорит Бог Иов. ХХХVIII, 4., и что тайну миротворения уважали самые Иудеи, которые не позволяли даже читать первых глав Бытия до 30 ила 23 лет возраста.

5

См. Phil. 1.. de opificio mundi, Th. Burnet. in Theoria telluris sacra.

7

Языческие о начале человека суждения исполнены странностей. Только Сократ и Платон приближаются к истине. Первый у Ксенофонта in memor. Socr. L. I. из строения тела доказывает, что человек сотворен: последний in Menedemo Poitico Critia утверждает, что человек благостию и промыслом Божеским произведен от земли, во образ своего Создателя, от чего наименован Феоидом (Боговидом ). Напротив того Аристотель почитает род человеческий вечным. Мнения тех, которые дают ему начало вдруг, видеть можно у Цензорина, de die natali с. 4. Баснословие производит людей из глины Прометея, из камней Девкалиона, а иногда от Вулкана. Анаксимандр думает, что из влажной земли согретой произошел род рыб, чреватых людьми, которые притом родились совершеннолетними. Емпедокл полагает, что из земли родились члены человека порознь, а потом соединились. Демокрит Абдерский производит людей из ила и воды, подобно червям, как объясняет Лактаций. Епикур верит, что земля родила первых младенцев и млеко для их пищи. Зенон Киттийский и Стоики утверждают, что люди произошли из земли содействием огня, или Провидения Божественного. Некоторые удивляются сему мнению; но если провидение у Стоиков означает неизбежную судьбу, то смысл этого будет тот, что по окончании великих периодов мира человек, как часть его, рождается из огня и материи силою рока. Наконец многие думали, что некоторым областям, как например Аттике, Аркадии, Фессалии, собственная их земля дала родоначальников их жителей. Такие нелепости доказывают ту истину, что разум не может дать определительнаго сведения о начале рода человеческого, и что тем менее можно в рассуждении этого сомневаться о повествовании Моисея.

8

Сии остатки довольно еще показывают, что слова сего языка были натуральны. А в сем смысле и Пифагор утверждал, что тот, кто дал имена вещам, должен был иметь высокую мудрость, Т0же говорит Платон in Cratilo. Впрочем древние, не зная истиннаго происхождения человека, удобно заблуждали в изъяснении происхождения языков. Диодор приводил о сем мнение Египтян: sonus oris cum pri- mum contusus esset, paulatim discreuisse vocem, ajunt, et res omnes suo nomine appellasse homines. Verum cum diversis siti essent in orbis locis, non eisdem usos verbis Ierunt. L. I, c. 1. .Лукреций говорит подобное и опровергает Платона.

10

В сем предшествует нам Св. Писание, которое преступление Адама описывает под именем нарушения Завета. Осия VI, 7. Ибо что здесь собственное.

13

В Вулгате сие имя принято за нарицательное: но оно употребляется как собственное Быт. IV, 16, Езек XXVII, 23.

14

Так думает Целларий. Georg. anliqu. lib. На Востоке находит он Эфиопию и Гевнгат: и признаки сих стран: обилие золота, драгоценных камней и благовонной смолы (Bdolach, Анфракс). Но в сем мнении дается саду слишком великое пространство, и вместо потока вод, или реки Едемской, полагается исток вод из цепи гор весьма длинной.

15

См. Clerici paraphras. in Genes ad c. II. Из 1Цар. XV, он заключает, что Гевила находилась не далеко от Сирии и следы Ефиопии (Clius) находит в именах горы Кассия и Кассиотиды области Сирской. Но его Гевила не имеет дорогих камней; а мнимый Фисон не достоин считаться наряду с Евфратом.

16

Сие мнение снова разделяется па некоторые отрасли. Они имеют твердый общий корень, н0 все ослабевают в подробностях. Предполагают существование рек, которых не видно следа, упоминают о таких, которые произведены, или преобразованы руками человеческими, какова, например, река Царская. В разделении рек не приемлют во уважение их течения. См. Huelii de situ Paradisi, Van. lill. dissert, de eodem; Marskii hist. parad.

17

Aпoк. XII, 9.

18

Кажется, cиe молчание заключает в себе тайну, особенно если противоположить его столь точному счислению дней заключивших дела Божий. Оно дает разуметь, что мрачная эпоха падения должна изгладиться из книги бытия человеческого, между тем как память Творения и Суббота Божия будет сохраняться совершаться во времена определенные. Сие примечание вернее тех, по которым полагают падение Адама в шестой, седьмой, тринадцатый день, или тридцатый год. Впрочем, мнение, что искушение Адама в Раю было сорокадневное, так как сорокадневным же искушением в пустыне заплатил за сие Искупитель, достойно внимания.

19

Иоанн, VIII, 44, См. XIX, 4. 8.

20

Блаженный Августин производит рабство от проклятия, которым Ной поразил Ханаана, de Сии. Dei. L. XIX, с. 15. Напротив того, Ной говорит о рабстве, как о чем-то уже известном. Бедность и невежество и до потопа имели уже время породить рабов, особенно во времена Исполинов.

21

Первый город создал Каин, Быт. IV, 17.-Были ли города и у потомства Сифова? По- видимому, сие нужно было для безопасности; но может быть власть Патриархов была достаточна сохранить в благоустройстве и рассеянные жительством племена.

22

В состоянии невинности владычество человека над прочими тварями было всеобщее. П0 падении труд и размножение людей долженствовали произвести собственность.

23

Сюда принадлежат сочинения: Книга откровения Адамова, Евангелие Евы, и проч. Гностики и Манихеи часто украшали свои вымыслы именами древних святых мужей. Не более удовлетворяют изыскателя и предания о том, что Адам погребен в Хевроне, который иначе назывался Кариаф-Арбе – град четырех, то есть, Адама, Авраама, Исаака и Иакова в нем погребенных, или по другим – на горе Голгофе. И что над гробом его от семян, брошенных Симом, выросло дерево, из которого одни делают жезл Моисеев, а другие Крест.

24

Двоякое знаменование того же имени происходит от двоякого чтения לכה и לבא.. Последнему следовали: Филон, Иосиф, Ориген, а первое есть общее.

26

В чем состояли сии жертвы, ясно говорится Быт. IV, 3, 4. Напрасно Гроций переменяет плоды в траву, изторгнутую с корнем, по обыкновению бывшему у язычников, а тук и агнцев в млеко и волны. Обычай языческий ничего не доказывает в рассуждении такой древности. Также ничтожно и то мнение против заклания животных, которое заимствуется от их малочисленности, особливо есть ли представим себе, что животные редко употреблялись в жертвоприношении, и в пищу и никогда до потопа.

27

Евр. XI, 4. Три вещи потребны для жертвы веры: 1) чтобы она приносилась по установлению от Бога; 2) чтобы почиталась символом жертвы Искупителя, и 3) чтобы приносящий жертву был сам живою жертвою. Жертва Каинова имела только первую из сих принадлежностей.

28

Из сего можно заключить, что род человеческий уже умножился до сего времени, и потому смерть Авеля, конечно, случилась довольно спустя по сотворении мира; хотя точно сего времена определить не можно.

29

Сей отрывок можно читать in Pseudoveteri testameuto Io. And. Schmidii. А опровержение eгo in Coelo orientis Thomae Bang. Что касается до указания, которое делает на пророчество Енохово Апостол Иуд. 14, оно могло иметь основанием предание, которым он мог воспользоваться, находя его согласным с Св. Писанием и cобственным духовным разумением.

30

Апостол, изображая лжеучителей, ходящих путем Каина, полагает сии черты: Кυριότητα αθετϖσι, δόξας βλασφημϖσι Что же сие, как не безбожие? Но что касается до суеверия, невероятно, чтобы оно одно могло истребить чувства честности без остатка, и без надежды исправления ; а сие самое случилось пред потопом во многих, См. Кирилла Александр, кн. 3. против Иулиан.

31

Лактацией Iib. II, ст. 12. приводит Варрона во свидетельство того, что у древних Египтян месяцы считались за годы.

32

Хотя у иудеев начало года полагается весною; но сие обыкновение началось не прежде Моисея. Исход. XII, 2. Но как время собирания плодов тогда же почиталось исходом года, Исход. ХХШ, 16; то должно заключить, что сие последнее установление гораздо древнее первого. Иосиф Древн, в кн. 1, гл. 3, пишет, что Моисей назначил Нисан первым месяцем только в отношении к праздникам, а для прочих дел оставил прежний в счислении времен порядок.

33

Для разбора сей Хронологии представляется здесь таблица ее по текстам.

34

Димитрий Фалерейский считает от начала мира до Филометора Царя Египетскаго 5494 года. Каллисфен нашел в Вавилоне Астрономические наблюдения, которые начинались за 1093 года до взятия сего города Александром. В хронологии еврейской сии наблюдения только 60 годами не достигли бы потопа, а счисление Димитрия взошло бы далеко выше сотворения мира.

35

См. Augustiu. de Сиv. Dei L. V, с. 31.

36

Euseb. Praep. Eu. L, I, с. 10.

37

Georg. L, XY.

38

Ип ргоёm.

39

Horat. Ovid. Virg. Juven.

40

См. Justin. cobor. ed Graec.

41

in Convivio.

42

Lib, IV.

43

Cм. August. de Ciu. Dei. XIV, 11.

44

Stephau. in iconio Euseb. Praeparat. Euang. lib. IX.

45

Heidegg. in Hist. Patriarch. Exer. VI.


Источник: Начертание церковной истории, от библейских времен до XVIII века, : в пользу юношества, обучающегося в духовных училищах / Филарет (В.М. Дроздов) – Изд. 10. Москва: Синодальная Типография, 1857. – 498 с.

Комментарии для сайта Cackle