Библиотеке требуются волонтёры

архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Беседа № 38

1. Тайная вечеря (Мк.14,12–25) (продолжение)

Понятно, что все четыре Евангелиста и Апостол Павел сообщают о Тайной Вечере, – настолько она важна: ведь на ней Иисус Христос произнес Своё завещание. И, тем не менее, мы не можем точно сказать, как именно происходило это событие. Во всех пяти сообщениях о Тайной Вечере рассказывается чуть-чуть по-разному. Это удивительно, но и понятно: ведь именно потому, что Тайная Вечеря Иисуса для первых христиан имела большое значение, о ней невозможно было рассказывать без внутреннего соучастия, что и отразилось на внешних расхождениях в свидетельствах. Это происходило естественным образом, потому что христиане о последней трапезе Иисуса Христа постоянно вспоминали на своих евхаристических собраниях. Но обычаи проведения этих праздничных богослужений были несколько различными в разных христианских общинах. И поэтому разные церковные общины – в том числе община Марка – со временем акцентировала свое внимание на разных моментах Тайной Вечери.

a) Слово о хлебе (Мк.14,22)

22И когда они ели, Иисус, взяв хлеб, благословил, преломил, дал им и сказал: приимите[, ядите]; сие есть Тело Мое.

Сначала, чтобы лучше понимать, что делали Иисус и Его ученики, разберемся в том, как происходило в то время пасхальное праздничное застолье. Все происходило в таком порядке:

1. Сначала пили чашу Киддуш. Киддуш значит освящение, посвящение. Это выделяло пасхальную трапезу из прочих обычных трапез. Глава семьи брал чашу, благословлял ее и все пили ее.

2. После этого следовало первое омовение рук.

3. После этого брали ветку петрушки или лист салата, опускали в чашу с соленой водой и ели. Салат символизировал иссоп, которым в Египте мазали кровью косяки дверей, а соленая вода, как мы уже упоминали прежде, символизировала слезы, пролитые в Египте, и воды Чермного моря, через которые безопасно прошел Израиль.

4. Далее шло преломление хлеба. При преломлении хлеба произносились два благословения: «Благословлен Ты, о Господи, Бог наш, Царь вселенной, рождающий производящий все из земли» и «Благословлен будь Ты, Отец наш небесный, дающий нам хлеб насущный днесь». На столе лежали три пресных хлеба. Брали средний, преломляли его и съедали лишь небольшую часть его. Это должно было напомнить иудеям о горьком хлебе, который они ели в Египте, а преломляли хлеб в память о том, что рабы никогда не могли съесть целый каравай хлеба, а лишь краюшку. После преломления хлеба отец семейства, то есть хозяин дома, говорил: «Это горький хлеб, который праотцы наши ели в земле египетской. Пусть каждый, кто голоден, приходит и ест. Пусть нуждающиеся приходят и проводят с нами Пасху» (Сегодня при праздновании в иных землях и странах добавляется знаменитая молитва: «Ныне мы проводим его здесь, а в будущем году – в земле Израиля. Ныне мы рабы, в будущем году – свободные»).

5. Затем следовал пересказ истории избавления, называемой Хаггада. Младший из присутствующих должен был спросить, почему этот день так отличается от других и для чего все это делается, после чего глава семьи и дома должен был рассказать всю историю Израиля вплоть до избавления из Египетского рабства, в память чего и праздновалась Пасха.

6. Затем пели так называемый Аллилуйные псалмы Пс.112 и Пс.113. Псалмы 112–117 всегда назывались Халлел – песни восхваления Бога. Эти псалмы в православном богослужении поются за праздничным Полиелеем:

«Аллилуия. Хвалите имя Господне, хвалите рабы Господа. Да будет имя Господне благословенно отныне и вовек. От восхода солнца до запада Славно имя Господне».

7. После этого выпивали вторую чашу вина. Она называлась чашей Хаггада, то есть чашей объяснения или провозглашения.

8. Все присутствующие второй раз омывали руки и готовились к трапезе.

9. Произносили благословение: «Благословлен Ты, о Господи, Бог наш, Царь вселенной, рождающий все из земли. Благословлен Ты, о Боже, освятивший нас заповедями и позволивший нам есть опресноки». После этого участникам давались маленькие кусочки опресноков.

10. Между кусками опресноков клали горькие травы, обмакивали все это в мастику харошеф и ели. Это называлось сои. Это было напоминание о рабстве и о кирпичах, которые когда-то заставляли делать иудеев.

11. Теперь начиналась собственно трапеза. Агнец должен был быть съеден весь. Все остатки нужно было уничтожить и не употреблять в обычной трапезе.

12. Руки омывали еще раз.

13. Съедали остатки опресноков.

14. Произносили благодарственную молитву с просьбой о пришествии Илии, вестника Мессии, после чего выпивали третью чашу вина, называвшуюся чашею благословения. Чашу эту благословляли следующими словами: «Благословен Ты, Бог наш, Царь вселенной, создавший плод вина».

15. Пели вторую часть Псалмов Халлел – Псалмы 113–117.

16. Выпивали четвертую чашу вина и пели Пс 135, известный как великий Халлел.

17. Возносились две короткие молитвы.

Так заканчивался праздник Пасхи. А теперь посмотрим, что же делал Иисус и что Он хотел запечатлеть в памяти Своих учеников.

Сначала протекало все, как это было обычно принято за трапезой. Сам Иисус, выступая в роли «хозяина дома», произнес благословение над хлебом. На это благословение присутствовавшие апостолы должны были ответить «Аминь!». Это знак того, что благословение произнесено также от их имени и при их полном согласии. После этого Иисус взял в руки хлеб – и тут произошло нечто из ряда вон выходящее:

В то время как по обычаю при преломлении и раздаче хлеба хозяин дома не произносил ничего кроме благословения, – так было и при обычной трапезе и при пасхальной, – в этот раз Иисус произнес: «Приимите, сие есть Тело Мое». И поскольку апостолы хорошо знали из Священного Писания, что под словом «тело» понимается весь человек в его цельности64, они поняли, что Иисус, их Господь, дарует им с этим хлебом Самого Себя. После этих удививших апостолов слов трапеза пошла своим обычным чередом, безразлично, будничным или празднично-пасхальным. – Обычным чередом до некоторого момента, о котором речь далее.

b) Слово над чашей (Мк.14,23–25)

23И, взяв чашу, благодарив, подал им: и пили из нее все. 24И сказал им: сие есть Кровь Моя [Нового]Завета, за многих изливаемая. 25Истинно говорю вам: Я уже не буду пить от плода виноградного до того дня, когда буду пить новое вино в Царствии Божием.

Из всего, что мы знаем об Иисусе Христе, можно заключить, что Его чувства и мысли в отношении Двенадцати учеников были не только дружеского личного характера. Он избрал их для того, чтобы вместе с ними вести Свой народ в приблизившееся Царствие Божие. Однако, ни народ, ни его вожди этого не желали. Упустил ли Израиль свой благоприятный и уникальный шанс? – Нет, так не должно было произойти! Уже пророк Исаия называл возможный исход из подобной ситуации: «Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет» (Ис 53,11).

Из Слова Божия Иисус знал, что мы, люди, можем брать на себя беды и наказания, которые (по справедливости!) грозят другим, и таким образом можем оградить других, защитить их, заступиться за них. И для Него, Сына Божия, это означало: «Хотя Мой народ в настоящий момент отвергает предложенное ему Царствие Божие, это заблуждение не должно быть окончательным. И сейчас, в это трагическое время настоящее и будущее Царствия Божия решительным образом зависит от Меня!».

И тогда Иисус во второй раз удивил Своих апостолов, предложив им после вечери разделить с Ним Его чашу вина65. Это ведь тоже было совсем необычно, ибо ни в будничных случаях, ни за праздничной пасхальной трапезой – никогда участники вечери не пили из одной чаши. Правда, глава застолья, хозяин, мог свою чашу, над которой было произнесено благословение, предложить какому-нибудь одному участнику вечери, тому, которого он хотел особенно почтить, или предложить эту чашу хозяйке, позвав ее из соседней комнаты. Но не было такого, чтобы все пили из одной чаши. Именно к этому призвал Иисус Христос. – Почему так?

Сегодня для нас уже не представляется возможным уверенно говорить, какими точно словами сопроводил Иисус предложение Своим ученикам пить из Его чаши. Ведь Его слова дошли до нас в двух разных преданиях.

Одно предание объединяет Апостола Павла и Евангелиста Луку:

«Сия чаша есть Новый Завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание» (1Кор 11,25)

«Сия чаша – Новый Завет в Моей Крови, которая за вас проливается» (Лк 22,20).

Несколько иное предание изложено в Евангелиях от Марка и Матфея:

«Сие есть Кровь Моя Завета, за многих изливаемая» (Мк 14,24).

«Пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф 26,27–28).

Здесь следует заметить, что в привычном нам Синодальном переводе, равно как и в литургическом церковнославянском тексте небольшие различия в преданиях сглажены, всё приведено как бы к общему знаменателю, то есть произведено то, что на научном языке называется словом «гармонизация». Однако в любом случае очевидно, что различия в преданиях несущественны и никак не влияют на смысл сказанного Иисусом Христом.

Чтобы понять слова над чашей, мы должны знать, что они – намек на знаменитое пророчество Иеремии о Новом Завете, связанном с прощением грехов:

«Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь. Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом. И уже не будут учить друг друга, брат брата, и говорить: “познайте Господа”, ибо все сами будут знать Меня, от малого до большого, говорит Господь, потому что Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более» (Иер 31,31–34).

«Вот наступают дни...», – так начинается пророчество о Новом Завете. «Именно сейчас, – говорит Иисус Христос, – наступают эти дни. И Своей чашей вина Иисус Своим ученикам и последователям предложил участие в Новом Завете, о котором пророчествовал Иеремия, том Завете, который будет основан на Его собственной Крови, то есть ценою Его собственной жизни, которую Он отдаст «за многих». Почему «за многих», а не «за всех»? Неужели предполагается, что кто-то останется за пределами Божественного искупления? Нет, конечно. Дело в том, что еврейский и арамейский языки (а ведь Иисус произносил Свои слова не на русском и не на греческом языке), эти языки не знают отдельного слова для обозначения «все». И в данном контексте слово «многие» как раз имело смысл «все»: неисчислимое, огромное множество, все!

И еще одно место из Священного Писания мысленно имел в виду Иисус Христос, когда произносил Свои слова о Крови Завета:

Когда на горе Синай Моисей заключил с Богом Завет, то есть договор о 12-ти коленах Израиля, он «послал юношей из сынов Израилевых, и принесли они всесожжения, и заклали тельцов в мирную жертву Господу. Моисей, взяв половину крови, влил в чаши, а другою половиною окропил жертвенник; и взял книгу завета и прочитал вслух народу, и сказали они: всё, что сказал Господь, сделаем и будем послушны. И взял Моисей крови и окропил народ, говоря: вот кровь завета, который Господь заключил с вами о всех словах сих» (Исх 24,5–8).

Как некогда Моисей заключил первый Завет Бога пролитием крови тельцов за Израиль, так ныне Иисус заключает Новый Завет Бога пролитием Своей Крови за многих, то есть за всех. В момент Тайной Вечери начало Нового Завета было, конечно, неприметным для мира, как малое горчичное зерно. Но Иисус в тот час был абсолютно уверен в том, что этот Новый Завет будет иметь великое завершение: «Я уже не буду пить от плода виноградного до того дня, когда буду пить новое вино в Царствии Божием» (Мк.14,25).

Так Иисус Христос на Тайной Вечери засвидетельствовал не только Свою глубокую любовь к Своим последователям, но и Свою неколебимую уверенность в свершении Царствия Божия. И этой любовью, и этой надеждой отныне должны были жить Его ученики. И это они должны были постоянно «вспоминать», как пишет Апостол Павел в своем Первом послании к Коринфянам.

Необычные и многозначительные действия и слова Иисуса Христа на Тайной Вечере имели колоссальные следствия в жизни христианской Церкви. Собственно, Иисус возвестил, что отныне Его земное общение за трапезой с Его учениками заканчивается. Его ожидают страдания и смерть. Видимое общение с Ним будет возобновлено только при наступлении Царствия Божия. Это должно было вызвать вопрос: Что же должно происходить в промежутке между расставанием сегодня и спасительным свершением в будущем? На этот вопрос и дали ответ слова о хлебе и о чаше. Они возвестили не только смысл того, что вскоре произойдет с Иисусом Христом, но и совершенно новую и небывалую форму общения с Ним Его учеников.

В слове о хлебе Иисус предлагает ученикам в дар Свое Тело, то есть Самого Себя, как Он будет присутствовать среди них после Его только что возвещенной смерти. В слове о чаше сама смерть Иисуса названа в ее спасительном воздействии, как Его самопожертвование. В традиционном ветхозаветном словоупотреблении «изливаемая кровь» означает жизнь, которая отдается во искупление «многих», то есть всех людей. Эта универсальная искупительная смерть тождественна установлению Нового эсхатологического Завета.

Собственно, и слово о хлебе и слово о чаше в принципе предлагают один и тот же дар, а именно, Самого Иисуса Христа. Слово о хлебе больше подчеркивает Его исторический, реальный образ, Того Иисуса, который до сих пор общался с учениками. Слово о чаше больше подчеркивает Его смерть, в которой приходит к цели Его земное служение. Иисус Сам предлагает Себя, – и Своими земными делами, и Своей смертью.

Важно правильно, в библейском духе понять распоряжение Иисуса Христа о повторении действий и слов Тайной Вечери «в воспоминание». «Воспоминание» на языке Писания – не просто память о том, что было в истории. «Воспоминание» – в оригинале «анамнесис» – это не просто мысленная оглядка назад и не просто воспоминание, но прежде всего действие, актуализация прошедшего в слове и в деле. Например, когда Писание нам говорит «помни день субботний», это вовсе не означает, что мы просто должны помнить о существовании такого дня недели, но распоряжение действовать в согласии с заповедью о субботнем дне, посвящая его Богу. Кроме того, слово «воспоминание» употреблялось в Библии как синоним «возвещения» и «исповедания», а часто и культовых действий. Например, Пс 11,4: «Памятными Он соделал чудеса Свои». Буквально: «Он установил память о чудесах Своих», то есть установил культовые действия, которыми актуализируются Его спасительные действия в истории, например, праздник Пасхи, который считался «памятным днем» (Исх 12,14).

Слова Иисуса Христа, произнесенные Им на Тайной Вечере, принято в богословии называть «установительными словами». Эти установительные слова произвели очень большое действие в истории Церкви и вызвали к жизни огромное количество толкований. Однако значительная часть обсуждавшихся позднее вопросов философского, метафизического или даже физического характера, вопросов, которые вызывали ожесточенные богословские споры как в Средние века, так и в Новое время, – тогда, на самой Тайной Вечере ни для Самого Иисуса Христа, ни для Его двенадцати апостолов не имели никакого смысла и значения.

* * *

64

Например, Пс 62,2: «Боже! Ты Бог мой, Тебя от ранней зари ищу я; Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной». Или Пс 83,3: «Истомилась душа моя, желая во дворы Господни; сердце мое и плоть моя восторгаются к Богу живому». Здесь надо сделать примечание, что оригинальное еврейское слово basar переводится двояким образом: как «плоть» и как «тело». Поэтому в Евангелиях эти два слова означают одно и то же, а именно человека как такового: «мое тело» – это Я, «моя плоть» – тоже Я.

65

См. 1Кор 11,24: «Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание».

Комментарии для сайта Cackle