блаженный Иероним Стридонский

Глава III.

Ион.3:1–2. И было слово Господне к Ионе во второй раз, говорящее: встань и иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в ней, как ты прежде проповедовал, то, что Я говорю тебе.

LХХ: И было слово Господне к Ионе во второй раз, говорящее: встань и иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в ней, как ты прежде проповедовал то, что Я сказал тебе.

Пророку не говорится: почему ты не исполнил того, что тебе было повелено? но для него достаточно одного только вразумления чрез бурю и поглощение китом, чтобы тот, кто не внял Господу повелевающему, уразумел Его при своем избавлении чрез Него. Также излишне было бы согрешившему рабу вменять в вину, после испытанных им бедствий, то, что он соделал, потому что подобного рода вразумление служите не столько средством исправления, сколько укором. Господь наш после воскресения вторично посылается в Ниневию, так что тот, кто прежде как бы убегал, говоря: «Отче..., аще возможно есть, да мимо идет от Мене чаша сия» (Матф. 26, 39), и не хотел хлеб детей отдавать псам (Матф. 15, 26), теперь, после того, как те сказали: «распни, распни Его; ... не имамы царя, токмо кесаря» (Ин. 19, 15), добровольно отправляется в Ниневию, чтобы проповедовать после воскресения то, что и прежде страдания было повелено Ему проповедовать. Все же то, что Ему повелевается, что Он повинуется, что не желает, что снова вынуждается желать и что во второй раз исполняет волю Отца, относи к природе человеческой и к образу раба, к которым применимы эти слова.

Ион.3:3–4. И встал Иона, и пошел в Ниневию по слову Господню; Ниневия же была город великий у Бога, на три дня пути. И начал Иона входить в город по пути одного дня.

LХХ: И встал Иона, и пошел в Ниневию, как сказал ему Господь; Ниневия же была город великий у Бога, на протяжении как бы трех дней пути. И начал Иона входит в город как бы на протяжении одного дня пути.

Иона немедленно исполнил то, что ему было повелено. Ниневия же, в которую отправился пророк, была большим городом и столь обширным, что ее едва можно было обойти в три дня пути. Но он, помня повеление и прежнюю бурю, поспешно совершил трехдневный путь в продолжение одного дня, хотя некоторые это просто объясняют таким образом, что он проповедовал только в третьей части города, и слова его проповеди тотчас достигли до прочих жителей. О Господе же нашем в собственном смысле говорится, что Он востал из мертвых и проповедовал слово Божие, когда послал апостолов крестить тех, которые были в Ниневии, во имя Отца и Сына и Святого Духа, то есть путем трех дней. Это таинство спасения человеческого составляет также путь одного дня, то есть совершается чрез исповедание единого Бога, при проповеди Ионы не столько апостолам, сколько чрез апостолов. Ибо Он сам говорит: «се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века» (Матф. 28, 20). Никто не может сомневаться в том, что Ниневия есть город великий у Бога, потому что мир и все чрез Него произошло, и без Него ничто не произошло (Ин. 1, 3). Должно заметить также, что не сказал «трех дней и ночей», или «одного дня и ночи», но вообще, «дней» и «дня», чтобы показать, что в таинстве Троицы и в исповедании единого Бога нет ничего темного.

Ион.3:4. И возглашал он и говорил: еще сорок дней, и Ниневия будет разрушена.

LХХ: И проповедовал он и говорил: еще три дня, и Ниневия будет разрушена.

Число три, которое стоит в переводе LХХ, ее соответствует покаянию, и я не мало удивляюсь тому, почему так переведено, когда в еврейском языке нет ничего общего между этими словами12 ни в буквах, ни в слогах, ни в звуках; потому что три называется salos, а сорок – аrbaim13. Сверх того, и пророк, посланный в столь далекий путь из Иудеи в Ассирию, требовал покаяния, достойного его проповеди, чтобы старые и гнойные раны были врачуемы чрез долговременное прикладывание пластыря. Далее, число сорок применимо к грешникам, посту, молитве, вретищу, слезам и продолжительным молениям. Поэтому и Моисей сорок дней постился на горе Синае (Исх. 34), и Илия, когда убегал от Иезавели, по возвещении голода земле израильской и при угрожающем ей свыше гневе Божием, постился, как написано (3Цар. 19), сорок дней. Также сам Господь, истинный Иона, посланный для проповеди миру, постился сорок дней и, оставляя нам наследие поста, чрез это число приготовляет души наши к вкушению тела Своего. Что же касается выражения «возглашал», то чрез это исполняются евангельские слова: "стояше" и возглашал в храме, «глаголя: аще кто жаждет, да приидет ко Мне и пиет» (Ин. 7, 37). Ибо все слова Спасителя, как соcтавлявшие проповедь о великих предметах, называются возглашением (сlamor).

Ион.3:5. И уверовали мужи ниневийские в Бога, и объявили пост, и оделись во вретища от большего до меньшего.

LХХ перевели подобным же образом. Уверовала Ниневия, а Израиль упорствует в неверии. Уверовали необрезанные, а обрезанные остаются неверующими. И сперва веруют мужи ниневийские, достигшие возраста Христова, и объявляют пост и одеваются во вретища от большего до меньшего. Сообразны с поканиием и пища и одежда, так что, оскорбив Бога чрез роскошь и великолепие, они благоугождают Ему чрез осуждение того, чем прежде оскорбляли Его. Вретище и пост составляют оружие покаяния, это – помощники грешников; прежде пост и потом вретище; прежде то, что сокрыто, а после того то, что явно; первое всегда совершается для Бога, а второе иногда и для людей, и если бы из двух предметов один необходимо было устранить, то а скорее избрал бы пост без вретища, чем вретище без поста. Начинается покаяние с бо́льшего возраста и доходит до меньшего; потому что никого нет без греха, «аще и един день житие его на земли, и изочтени» годы жизни его (Иов 14, 5). Ибо «аще... звезды нечисты суть пред очами Бога, кольми паче червь и гной» (Иов. 25, 5–6) и те, которые виновны в грехе, совершенном Адамом. Прекрасен также и порядок мыслей: Бог дает повеление пророку; пророк проповедует городу; сначала веруют мужи, и когда они объявляют пост, то все возрасты облекаются во вретище. Мужи не объявляют о вретище, а только о посте; но те, которым внушается покаяние, естественно с постом соединяют и вретище, чтобы при пустом желудке и при одежде, свойственной печали, ревностнее молиться Богу.

Ион.3:6–9. И достигло слово... до царя Ниневии, и он встал с престола своего, и снял с себя одеяние свое, и оделся во вретище и сел на пепле. И провозгласил и сказал в Ниневии от лица царя и вельмож его, говоря: люди и скот, и волы и овцы пусть ничего не едят, и не пасутся, и не пьют воды, и пусть люди и скот покроются вретищами и крепко взывают к Господу, и пусть каждый обратится от злого пути своего и от беззакония рук своих. Кто знает, может быть... Бог обратится к нам, и простит нас, и прекратит ярость гнева Своего, и мы не погибнем.

LХХ: И дошло слово до царя Ниневии, и он встал с престола своего, и снял с себя одеяние свое, и оделся во вретище, и сел на пепле, и было объявлено в Линевии царем и всеми вельможами его, говорившими: люди и скот, и волы и овцы пусть ничего не едят, и не пасутся, и не пьют воды; и оделись во вретища люди и скот, и воззвали сильно к Господу, и каждый возвратился с злого пути своего и от беззакония рук своих, говоря: кто знает, может быть Бог обратится, чтобы внять мольбам, и отвратит ярость гнева Своего, и мы не погибнем.

Знаю, что многие под царем Ниневийским (который последним услышал проповедь, и сошел с престола своего, и снял прежнее убранство и, одевшись во вретище, сидел на пепле, и, не довольствуясь собственным обращением, проповедует также покаяние прочим своим соправителям, говоря: «люди и скот, волы и овцы» пусть томятся голодом, пусть оденутся во вретища и, осудив прежние пороки, всецело предадутся покаянию) разумеют диавола, который при конце мира оставит свое высокомерие, покается и возвратится в прежнее состояние (потому что никакое разумное и созданное Богом творение не должно погибнуть). В подтверждение этого мнения приводит также тот пример из книги Даниила, что Навуходоносор, после семилетнего покаяния, снова получил царскую власть (Дан. 4). Но так как Священное Писание не говорит этого и так как чрез это вполне уничтожается страх Божий в людях, которые легко склоняются к порокам, думая, что даже диавол, виновник зла и источник всех грехов, может чрез покаяние спастись; то мы должны удалить это мнение из наших мыслей. Мы должны также знать, что грешники, но Евангелию, посылаются «в огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его» (Мф, 25, 41), и что о них говорится: «червь их не скончается и огнь их не угаснет» (Ис. 66, 24). Мы знаем, что Бог милосерд и, будучи сами грешниками, не можем находить удовольствия в преувеличении строгости Его; но мы также читаем: «милостив Господь и праведен, и Бог наш милует» (Псал. 114, 4). Правосудие Божие соединяется с милосердием, и с ними Он приступает к суду; Он милует, не переставая быть правосудным, и судит по правде, не переставая быть милосердным. «Милость и истина сретостеся, правда и мир облобызастася» (Псал. 84, 11). Также, если все разумные творения равны, возвышаются ли они по собственной воле чрез добродетели или низко опускаются чрез пороки, если, после продолжительного периода и бесчисленных веков, все возвратится в прежнее состояние и если достоинство всех воинствующих одинаково; то какое будет различие между девственницею и публичною женщиною? Какое будет различие между Матерью Господа и (что и сказать преступно) жертвами публичных похотей? Не одним ли и тем же будут Гавриил и диавол? Не одно ли и тоже апостолы И демоны? Не одно ли и тоже пророки и лжепророки? Не одно ли и тоже мученики и гонители? Представь себе что угодно, удвой число лет и времен и определи бесконечные века для мучений, но если конец всех одинаков, то все прошедшее не имеет никакого значения, потому что мы стремимся не к тому, чем мы когда-то были, а к тому, чем мы всегда будем. Мне не безызвестно также то, что обыкновенно возражают против этого и на чем основывают свои надежды на спасение вместе с диаволом. Но теперь не время писать подробно против превратного учения и диавольских козней (σύμφαγμα) Тех, которые тайно учат, а публично отрицают. Для нас достаточно высказать свое мнение относительно рассматриваемого свидетельства и, соответственно характеру толкований, вкратце объяснить, кто тот царь Ниневийский, до которого последнего дошло слово Божие. Какое значение у людей имеет светское красноречие и светская мудрость, свидетелями этому служат Демосфен, Туллий, Платон, Ксенофонт, Феофраст, Аристотель и прочие ораторы и философы, которые считаются как бы царями людей, и правила их принимаются не как правила смертных, а как изречения богов. Поэтому Платон говорит: «счастливы будут государства, если философы будут царями или если цари будут философами». Но как трудно подобного рода людям верить в Бога, относительно этого я опущу примеры из ежедневной жизни и обойду молчанием то, что сообщает древняя история язычников, – для нас достаточно свидетельства апостола, который в послании к Коринфянам пишет, говоря: «видите звание ваше, братие, яко не мнози премудры по плоти, не мнози сильни, не мнози благородни; но буяя мира избра Бог, да премудрые посрамит, и немощная мира избра Бог, да посрамит крепкая, и худородная мира уничиженная избра Бог» (1Кор. 1, 26–28) и прочее. Поэтому он еще говорит: «погублю премудрость премудрых и разум разумных отвергу» (1Кор. 1, 19), и: «блюдитеся, да никтоже вас будет прельщая философиею и тщетною лестию» (Колос. 2, 8). Отсюда ясно, что цари мира последними слышат проповедь Христову и, оставив блеск красноречия и красоту и изящество речи, всецело предаются простоте и безыскусственности, и облекшись подобно простому народу, сидят на пепле и разрушают то, что прежде провозглашали. Мы можем иметь пример в блаженном Киприене, который прежде был защитником идолослужения, и достиг такой славы за красноречие, что даже преподавал ораторское искусство в Карфагене; но он услышал наконец слово Ионы и, обратившись в покаянию, достиг такой степени добродетели, что публично проповедовал Христа и за Него склонил выю под меч. Так мы понимаем то, что царь Ниневии сошел с престола своего и переменил порфиру на вретище, благовония на грязь, чистоту на нечистоту, – на нечистоту не мыслей, а словесного изложения. Поэтому и о Вавилоне у Иеремии говорится: «чаша златая Вавилон,... напаяющи всю землю» (Иерем. 51, 7). Кого не упояло светское красноречие? Чьи души оно не ослепляло стройностию речи и блеском своего изложения? С трудом люди сильные, знатные и богатые, и с гораздо большим трудом красноречивые веруют в Бога, потому что мысль их ослепляется богатством, силою и роскошью и, будучи окружены пороками, они не могут видеть достоинства и простоты Священного Писания и судят о нем не по высоте мыслей, а по низкому способу словесного выражения. Но когда те самые, которые прежде учили злу, обратятся к покаянию и будут учить добру, тогда мы увидим, что народ Ниневийский обращается вследствие одной проповеди и что исполняется написанное у Исаии: «аще... родися язык» в один раз (Ис. 66, 8). Также людей и скот, покрывшихся вретищами и взывающих к Господу, понимай в том же смысле, что и разумные, и неразумные, и мудрые и простодушные приносят, вследствие проповеди Ионы, покаяние согласно с темь, что в другом месте говорится: «человеки и скоты спасеши, Господи» (Псал. 35, 7), Мы можем также и иначе понимать скот, покрытый вретищами, главным образом на основании следующих свидетельств, в которых говорится: «солнце и луна покроются вретищем» (Иезек. 32, 7), и в другом месте: «покрою небо вретищем» (Ис. 50, 3), то есть в смысле печальной одежды, скорби и сетования, что метафорически (μεταφορχῶς) называется вретищем. В словах же: «кто знает, может быть Бог обратится и простит» для того выражается сомнение и неопределенность, чтобы люди, сомневаясь в своем спасении, усерднее приносили покаяние и более склоняли Бога к милосердию.

Ион.3:10. И увидел Бог дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о зле, о котором сказал, что сделает им, и не сделал.

LХХ: И увидел Бог дела их, что они обратились от злых путей своих, и раскаялся Бог в зле, о котором сказал, что сделает им, и не сделал.

В том и в другом смысле Бог или в то время городу ассирийскому или ежедневно народам всего мира угрожает для того, чтобы они покаялись, и если они обратится, то также Он отменит Свое определение и изменится вследствие обращения народа. Это Иеремия и Иезекииль яснее выражают, говоря, что (Бог не исполнит ни Своих обещаний о благодеяниях, если добрые обратятся к порокам, ни Своих угроз о ниспослании зол людям злым, если те обратятся к спасению. Таким образом и теперь Бог увидел дела их, что они обратились от злого пути своего: Он не слова их услышал, в которых обыкновенно Израиль часто делал обещания: «вся..., яже глагола Господь, сотворим» (Исх. 24, 3), но увидел дела, и так как Он более желает покаяния грешника, нежели смерти (Иезек. 18), то охотно изменил решение, когда увидел изменение дел их; или, скорее. – Бог остался при Своем решении, желая с самого начала помиловать их, потому что никто, желающий наказать, не угрожает тем, что он исполнит. Зло же следует понимать, как выше мы сказали14, в смысле наказаний и бедствий, а не в том смысле, что Бог может совершить какое либо зло.

* * *

12

Между словами: три и сорок.

13

Число три (вм. 40) попало в списки перевода LХХ, как полагают блаж. Феодорит, Феофилакт и многие другие, вследствие ошибки переписчиков. В некоторых списках встречается также число 40 или 43. См. Script. sacrae curs. compl. tom. XX Paris. 1841, соl. 840–841.

14

В толковании на гл. 1 ст. 7 (в русском переводе стран. 214).


Комментарии для сайта Cackle