Библиотеке требуются волонтёры

праведный Иоанн Кронштадтский (Сергиев)

Сентябрь

1 сентября.

Я видел сегодня смиренного раба Божия – странника, который есть как бы живые мощи, который весь благоухает благодатью Духа Святого; он говорит – и своею речью разливает сладость в душе. Глаза у него светло-голубые, добрые, ясные, незлобивые, лицо чистое, щеки несколько впалые. Он говорит так, что в его словах ясно видно было прозрение в душу. Он говорил мне о смирении и незлобии; еще говорил, как в Иерусалиме патриарх исповедовал его. Еще говорил, что надо вразумлять и утверждать прихожан, что это прямо долг наш.

Христос – един про́стый18, вечный, бесконечный живот наш, Себя Самого даровавший нам в живот наш и все вещественные блага. Жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам (1Ин. 1, 2). Пища, питье, вина, сласти, деньги, одежда, дома, гулянья, театры, клубы – это не жизнь, а тля, смерть нашего сердца, от Бога отчуждают они сердце, прилепляющееся к ним. Всё это вместе с телом надо считать за сор и прах, попираемый ногами, ни за что считать, презирать. Ипостасный Живот мой, Господи, обитай в моем сердце, отъемля от него всякое пристрастие к земным вещам и утешая меня будущими благами, ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша и ихже уготовал еси любящим Тя, Господи, Творче и Владыка наш (1Кор. 2, 9).

Оказываемые пред ближним кротость и смирение и воздаваемые ему честь к кому восходят, как не к Богу, по образу и подобию Которого человек сотворен, к кому, как не к Самому Господу Иисусу Христу, Коего ближний наш есть член, хотя и немощный, носящий на себе язвы прегрешений? Ибо Он взял на Себя наши немощи и понес болезни [Мф. 8, 17]. Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились [Ис. 53, 5]. Итак, будь кроток и смирен пред всеми, почитай всех и каждого, как Самого Христа. Всех почитайте, братство любите (1Пет. 2, 17).

Изливай свой гнев на диавола и на свою злобу, а не на ближнего, ибо у сердца нашего в обычае ни с того ни с сего, без всякой причины или, лучше, с мечтательной причиной, ненавидеть ближнего. Себя одного ненавидь.

Был у меня раб Божий Андрей Матвеевич Подосенов и говорил мне, между прочим, провидя мою немощь, что не должно иметь ни к чему пристрастия. Тогда как этого достигнем, какое будет в нас спокойствие, ничем не возмущаемое! А я пристрастен ко всем вещам ­- и к пище, и питью, и к деньгам, и к отличиям, и к красоте телесной, и к породе, и к образованию, или образованным людям.

Зачем я сегодня обедал, когда мне не надо было обедать? Как мне было хорошо до обеда и как неловко после обеда!

Доколе я буду в постыдном плену у чрева! Доколе буду порабощаться пищею и питьем? Боже, помилуй мя: всё возможно Тебе. Доколе эта старая прелесть будет владеть мною? Доколе буду ветхим человеком? Доколе не изменюсь? Пристрастный к земным благам забывает, что есть небо с вечным блаженством, есть Господь на небесах, живущий в неприступном свете, что он в Сыне Божием усыновлен Богу и получил в обещании наследство будущего мира истинно, непреложно, если пребудет в вере во Христа. Взгляд пристрастного человека чрезвычайно суживается и видит только то, что под носом.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь, – должно просить хлеба, достаточного для поддержания жизни и на нынешний день, потому что Отец Небесный печется о каждом дне. Должно употреблять пищи не больше, как сколько нужно для поддержания, для крепости сил, не больше, – если больше, пойдет не в пользу, во вред. Нужно изучить каждому свою природу и знать, сколько нужно для поддержания ее сил – столько и есть-пить. Холостым людям это особенно нужно помнить, то есть употреблять пищу-питье крайне умеренно, потому что они не истощают жизненных соков (на образование которых идет, между прочим, пища), и семена жизни ­- сила их находится в них: им очень мало нужно пищи; хорошо, если иной день они и вовсе не будут есть. Но если они каждый день обедают и ужинают, то: 1) надо крайне умеренно обедать и ужинать, 2) пищу употреблять малопитательную, больше жидкую, 3) соответственно количеству принимаемой пищи трудиться или ходить на свежем воздухе, изживать ее; если же они не будут соблюдать крайней умеренности и иметь движения на свежем воздухе, то они будут чувствовать крайнюю тяжесть и вялость в душе и в теле, расположение ко сну, неспособность к молитве и занятию словом Божиим и писаниями святых отцов (даже светскими писателями, как они ни легки для плоти), вообще к серьезным занятиям; будут ощущать неприятным образом тягость и избыток принятой пищи в теле и усилие природы извергнуть лишние, ненужные питательные начала вон чрез сильный пот или зуд, чрез детородный член или чрез верхний проход; будут страдать бессонницей, не будут способны ни к какому серьезному делу или важному, требующему размышления труду и свяжут, омрачат свой разум, свое сердце и свободную волю: масса тела возьмет над ними совершенно верх и задавит дух, – вот что будет от неумеренности. Надо быть внимательным к голосу своей природы и не есть, когда нет позыва на пищу, когда чувствуется избыток сил телесных или питательности. Чтобы устранять всё вредное для души и тела, для того дан человеку разум, и всякий должен разуметь, размышлять, что и сколько ему нужно, например, пищи и питья в известное время, и жить по разуму, а не по слепому влечению своей природы или, еще хуже, по заведенной привычке: например, каждый день непременно обедать или ужинать в известное время, – потому что иногда можно и отказать себе в обеде или ужине для поддержания равновесия сил души и тела или для крепости и согласия их. Что сказать о чревоугодниках объедающихся и пьяницах? Они хуже скотов несмысленных. О, в какие нелепости ввергает нас грех!

Многие, согрешая, складывают вину свою на плоть, как Адам на Еву, и говорят: плоть моя, которую Бог же мне дал, она меня прельстила, и я согрешил, она меня ввела в лакомство, пресыщение, пьянство, блуд, сребролюбие, воровство – и я согрешил. Ах, как много людей, которые, предаваясь невоздержанию и распутству, извиняются тем, что их влечет к этому неудержимо плоть их: а ведь, говорят, Бог же дал человеку эти стремления, Бог же создал с ними, и складывают таким образом вину свою на Бога. Неразумные, вразумитесь! Не от Бога страсти наши, а от греха, в нас живущего, и от диавола, нас прельщающего, – и мы должны бороться со грехом; Бог не виновник греха нашего, как не был Он виновником и греха Адама и Евы, а наш мерзкий произвол – виновник греха. Отчего многие живут воздержно и целомудренно? Не от своей ли доброй воли? Не от страха ли Божия, не от страха ли заповедей Его и Страшного Суда Его, о котором они непрестанно помнят?

Кто женат, тот обрати внимание на то, чтобы не во всем вверяться жене своей, как в начале Адам Еве, а следуй голосу разума своего, опыта своего и особенно евангельскому гласу Господа Бога, а то в противном случае жена как раз подсунет тебе что-либо вроде запрещенного плода, например предложит что-либо сладкое съесть-спить, когда не нужно, и это отяготит наше сердце и тело и запнет нас в деле нашем. Как многие мужья, согрешив, например, в излишестве пищи и питья, говорят себе: жена дала мне съесть, и я поел, – если бы не дала, то и не поел бы. Благодарю Тебя, Отче Святый, да благодать Твою, юже19 мне в Сыне Твоем и ради Сына Твоего даровал еси и изменил мя еси изменением дивным во время утренней трапезы моей. Ты от злой мнительности и скупости и жадности избавил меня и развязал связанное прежде мрежами20 вражиими сердце мое. Прочее время живота моего соблюди мя в Сыне Твоем, Отче Святый!

О, как велико растление моего сердца древним змием, как велико лукавство и гордость моя! Читая письмо Преосвященного митрополита Филарета к государю императору, я помыслил, что старец святой льстит, притворяется, и внутренно презрел его! Согрешил, Господи, помилуй мя! Отыми, Господи, лукавство от руки моей, даждь мне простоту сердечную, даждь мне смирение неизменное. Даждь мне благодать не мыслить зла.

О, как своенравен, зол и капризен я, когда служит со мною дьячок, особенно когда Орлов бывает дьячок! На минуту забылся он – беда; скоро поет, читает – беда; медленно – беда; забываю я свою немощь, общую немощь нашу. Сам хочу, чтоб мне угождали совершенно, а другим людям сам не умею сердечно угождать, наипаче Господу Богу. А угождать Богу и ближнему во благое – первая моя обязанность. Умудри меня, Господи!

Из-за мечты ли диавольской, то есть из-за греха ближнего, я буду озлобляться и презирать брата, этот образ Божий, этот член Христов, и сам служить злому Велиару? Нет, я должен презирать прегрешения брата против меня, хотя была бы и тьма их, как мечту диавола и подобно Отцу Небесному являть над ближним благость, милость и щедроты свои. Ибо Бог, как всеблагой и прещедрый, прощает нам бесчисленные согрешения во Христе, тьму талантов семьдесят крат седмерицею, да уничтожаем чрез прощение согрешений ближнего злобу диавола и предоставим суд Господу над обидчиками нашими. Мне отмщение, Аз воздам, глаголет Господь [Рим. 12, 19]. Впрочем, буду молить Господа, чтоб Он помиловал их, вразумил и исправил их.

Плоть говорит: себя жалей, других не жалей; дух говорит: себя не жалей, других жалей, себе откажи – ближнему подай, себе сделай огорчение – ближнему удовольствие, себя обойди – ближнего найди. Дух говорит: эти блага любовь Отца Небесного приготовила для ближних моих, как и для меня; плоть же говорит: эти блага должны существовать только для меня, – и готова всем одна завладеть. Благодарю Тебя, Отче Святый, яко услышал еси молитву мою в греховной тесноте моей и о имени Господа нашего Иисуса Христа прощение грехов и победу над страстьми, мучившими меня, даровал еси. Даждь мне благодать прибегать всегда в простоте сердца под покров Твой, Отче всеблагий, премилосердный и прещедрый, и о спасении Твоем радоваться зело. Что за труд прибегать к Отцу, исполненному любви, с молитвою о помощи и заступлении? Если Сына Своего за нас грешных не пощадил, но за всех нас предал Его, то как с Ним не даст нам всего? [Рим. 8, 32]. Итак, все насилуемые многоразличными страстями да прибегаем под покров Отца своего Небесного и о имени Господа нашего Иисуса Христа, да испрашиваем у Него вся благая.

Кто, скажи мне, злой человек, дал тебе право судить помышления сердечные других и думать, что такой-то человек, говорящий благо, говорит неискренно, не от души, лицемерно? Скажи, как ты смеешь это думать о человеке, всем известном по своей добродетели, о человеке, преосвященном Божественной благодатью и преклонном старце? Как ты думаешь это, лукавый, о святом отце? Есть ли после этого для тебя что-либо святое? Отыми лукавство от души своей, отыми гордость твою, злобу твою. Боже, очисти мя, грешного!

Отнюдь духом не упадать ни после какого греха, намеренного или ненамеренного, ибо упадок духа, или уныние, малодушие, есть новый грех, убивающий дух человека и составляющий радость диавола. Христианину надо всегда уповать и быть мужественным и великодушным, надеясь на Христа – Агнца Божия, вземлющего грех мира и подающего нам мир и велию милость. Упадок духа всё дело портит.

Преткнулся, пал – и сейчас вставай, ни на мгновение не унывай, ибо такова злоба диавола, что павшего по немощи или неосторожности, неосмотрительности, неподготовке к делу или по страсти, по насилию во грех, тотчас же устрашает содеянным грехом и усиливается ввергнуть его в уныние, малодушие, отчаяние. Злоба неописанная! Но и благость Господа бесконечна для уповающих на Него!

Господь Иисус Христос Своими страданиями и смертью и вообще воплощением и земною, всесмиренною жизнью Своею заслужил нам всем, всему роду человеческому, прощение бесчисленных согрешений под условием веры в Него и покаяния во грехах и бесчисленную благодать для победы над грехом и смертью, воскресение из мертвых и вечное блаженство на небесах; щедроты Господа нашего Иисуса Христа со Отцем и Духом Святым бесконечны. Теперь – как мы пользуемся этими щедротами, как стараемся сделать других, братий наших, христиан православных, из коих есть много невежд и беззаконников или погруженных в язычество, магометанство, иудейство, наследниками этих щедрот Господа? И сами мало пользуемся, мало мудрствуем горняя, и других не стараемся привлекать к горнему Царству вечному, исходатайствованному кровию Сына Божия. А диавол внушает нам часто отчаяние в милосердии Божием, клевещет, что Бог скуп на милость (тогда как щедроты Его к грешникам бесконечны), и мучит сердце грешника безнадежностью и отчаянием. Бедные грешники! Считайте эти помыслы лукавого, мучащие ваше сердце, за мечту лукавого, и не упадайте никогда духом своим, но прилагайте к упованию упование!

Плоды воскресения Христова: воскресение Богоматери, принятие в вечный покой апостолов, святителей, мучеников, преподобных, бессребреников и праведных, потрудившихся здесь ради Царствия Небесного, паче же ради Господа, над очищением души своей – этого образа Божия. Все они чрез непрестанную деятельность, молитву, воздержание, бдение, созерцание взошли к своему Первообразу и соединились с Ним, как солнце соединяет весь свет, видимый днем в тварях, как воздух соединяется с воздухом, огнь с огнем, дым с дымом.

Ключ к безмерным заслугам Христовым, к неистощимой сокровищнице Его Божественных даров и милосердия – вера в Него; веру начадить и в людях.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу... И ныне и присно и во веки веков. Славу делом и словом воссылай, помни, что Бог вечен и что ты сам вечен по душе как образ Божий и вечно будешь блажен, если жизнь твоя будет во славу Божию, – и вечно мучиться, если в бесчестие Богу.

Если кто имеет пристрастие к сластям и жалеет их для ближнего и из-за них враждует на человека, тот раб диавола и противник Духа Божия, подобно Иуде, – ведь и ныне можно предавать Господа из-за сребролюбия и сластолюбия, как некогда предал Иуда, ибо во всех христианах и ныне Христос: Христиане – живые и личные члены Его, братия Его: всяческая и во всех Христос [Кол. 3, 11]. Потому крепко надо стараться жить в любви, кротости и смирении и отсекать похоть злую, любостяжание и чревоугодие и стараться угождать Богу и ближнему во благое. Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать... Ибо Христос не Себе угождал [Рим. 15, 1–3], и в простоте и незлобии сердца со всеми обращаться. Буди!

Иногда нужна и строгость с дерзновением, ибо малодушное молчание – грех.

Иной хлопочет, что ход в дом его не хорош или одну из двух дверей затворили по причине потери замка и рукояти, а у самого дом сердечный не хорош, двери у сердца заперты самолюбием, злобою, скупостью, жестокосердием. О чем надо заботиться больше? Да будет сердце твое утверждено во едином Господе и ни в каком случае да не двоится между миром и Богом, между Духом и веществом, между земным и небесным. Утверди сердце свое в кротости, беспристрастии, незлобии, чистоте, простоте. Имея богодарованное нетленное брашно Тела и Крови Господа, презирай все земные брашна, ни во что цени их сердцем, [именно] не привязывайся к ним, ибо чрез чувственную ядь, чрез любовь и пристрастие к ней мы пали во грех и диаволу сочетались и потому, что земная пища – тленная, а мы вечны и к вечной жизни позваны; чрез пристрастие к земным сластям и ныне диавол сочетовает с собою, жадных, и от Христа, истинного живота, отчуждает и мучит нас. Взор Божий – не свой, не мирской имей на всех и на всё.

Дикий, греховный разлад слова с делом, разума с сердцем вследствие повреждения первобытного. Воспитателям обратить на это внимание, проповедникам, пастырям. Как соединить, примирить, в гармонию привести душевные силы? Начинай каждый наставник с себя. Диавол – разделитель, тлитель душевных сил как людей – особей, так и целых обществ. Да вси едино будут [Ин. 17, 21] – как душевные силы (душа и тело у каждого), так и все люди между собою! Великие слова! Еще больше осуществление их!

Незлобие нищего мальчика: я выдрал его по жестокосердию за волосы, но он снес этот дерзкий поступок мой с незлобием и все-таки не отставал от меня, ласкался ко мне. Предлог выдрать за волосы был тот, что он подстрекал другого мальчика купить вина и пить. Научи меня, Господи, детскому незлобию.

Не упадать духом ни от какого греховного падения и ко греху не прилагать другого греха. Пал – и тотчас встань немедленно. Помогай, Господи!

Отчего я преткнулся сильно во время литургии 5-го августа? Оттого, что с вечера накануне воскресения поел неумеренно: выпил два стакана чаю с булочками овальными да тарелку щей с мясом съел, тогда как мне довольно было двух стаканов.

Береги сосуд тела своего если не для чего другого, то для того, что он есть вместилище Божественного брашна – Тела и Крови Господа; кроме того, тело есть дом бессмертной души, сотворенной по образу и подобию Божию, и обитель и храм Святой Троицы. Помоги, Господи! Напоминай, Господи! Сохраняй, Господи!

Я постоянно делаю промахи в принятии пищи и питья: вместо того чтобы есть и пить для поддержания сил и здоровья, я ем-пью для наслаждения и оттого всегда почти пресыщаюсь и отягчаю себя. О, неразумие! Больше двух стаканов пить поутру никогда не нужно.

Отче Святый! Благодарю Тебя, яко и вчера меня, призывающего Тебя, услышал еси и от насилия страстей моих несколько раз избавил еси ради возлюбленного Твоего Сына, Господа нашего Иисуса Христа, исходатайствовавшего мне у Тебя безмерную благодать. Отче Святый! Ради Сына Твоего Единородного не даждь мне погибнуть! Се, Ты видишь, как враг ищет моей погибели! Видишь его наветы, козни, пакости, смущения, страхования, омрачения, утеснения!

В Ветхом Завете человек заповедь Господню растлил и оттого себя со всем человечеством растлил и ввергнул в болезни, скорби и смерть и всю землю, – в Новом Завете человек обновлен пречистою Кровью Самого Сына Божия, Иисуса Христа. Сия есть Кровь Моя Нового Завета [Мф. 26, 28]. Иисусом Христом просвещено наше невежество, Его страданиями уплачено за наши временные и вечные страдания, Его смертью побеждена наша смерть, Его воскресением мы воскрешены и возведены к нетленной жизни. Его вознесением мы вознесены и спосажены с Ним на небесах. Какая цель изучения Ветхозаветной истории и Новозаветной? – Показать в одном, как растлил себя человек и с собою все; в Новом Завете – как обновлен человек: об Обновителе сказать, о Его жизни, проповеди, чудесах, пророчествах, Тайной Вечере, страданиях, крестной смерти, воскресении и вознесении на небо, о обновлении человека. Святые... мощи... о будущем обновлении всего мира. Се, творю все новое [Откр. 21, 5]. Как достигнуть обновления? – Исполнением заповедей Христовых, участием в Таинствах церковных, особенно в приобщении Тела и Крови Христовой (ядый Мою плоть... [Ин. 6, 56]), воздержанием и постом, молитвою, как указал Господь в жизни Своей. Помоги, Господи!

С древа – запрещенный плод, убивший меня; с древа же и хлеб жизни, оживотворивший меня и дающий мне жизнь вечную, – Иисус Христос. На древе – змей-прельститель, обольстивший суетными и ложными словами Еву и Адама; на древе же и Истина наша, Просветитель наш, просветивший нас всех словом истины и оживотворивший нас, обаянных21 лестью вражией.

Я весь, вся жизнь моя от чрева матернего до ныне есть проявление милости Божией, великой и безмерной: Бог создал, соткал меня во утробе матери моей, возродил меня банею пакибытия22 в Крещении; подымал, взрастил меня, питал меня, одевал меня, хранил меня, просветил и просвещает меня; очищал и очищает грехи мои, прощал и прощает меня без числа; приблизил меня к престолу благодати, облек благодатью священства, питает меня бесценным, небесным брашном плоти и крови Своей и ими очищает, просвещает, умиротворяет, распространяет меня, дерзновение дарует пред Собою и пред людьми и отроками учащимися. Что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми? [Пс. 115, 3]. – Я должен сам быть милостив к [соработнику], я должен быть весь любовь к Богу и образу Его – человеку, весь долготерпение, кротость, святыня, послушание, воздержание, дух, а не плоть. Нет меня, должен я говорить, – есть во мне Христос; нет воли моей – есть Христова воля; нет ничего своего у меня – всё Божие.

Не только не надо ничего жалеть человеку своего, но надо быть готовым и радостно положить за него и душу свою. Так обращайся со всеми. Во всяком ближнем – Христос. Никогда не предавай ближнего за сласть, за деньги, за вещество. Ибо человек безмерно дороже вещества. Не щади для него жертв любви.

Помни, что тебе, вкушающему Тело и Кровь Агнца Божия непорочного, надобно быть самому агнцем кротости и незлобия, и агнцем непорочным, и всеусильно старайся быть таким. Господи, помоги!

Не питай плоти своей лакомыми яствами и не давай ей много есть и пить: в блуд обратит она эти яства-сласти и в охлаждение сердца к Богу и ближнему, в хулу на Бога, в гордыню, злобу, зависть. Когда она хлопочет о лакомом столе, знай, что она блудить хочет: блудная она – противься ей всю жизнь, соблюдая простоту и умеренность в пище. Когда она жадничает до сластей и жалеет их другим, знай, что она о себе хлопочет, о грехе и об удалении твоей души от Бога. Презирай ее: унывать хочет, нудит тебя – не унывай, а будь мужествен и благонадежен; сердиться, завидовать хочет и нудит тебя – не сердись и не завидуй, диаволу не служи, рад будь, что братья твои, сестры твои во Христе едят-пьют у тебя, твоим пользуются. Все напротив плоти и мирским растленным обычаям надо делать. Если говорит: своим надо, свои родственники бедны, говори: во Христе все мы родные, плоть и кровь не считаю за родство ради Христа, но всех считаю за одно духовное тело.

6 сентября 1865.

Слава Тебе, Господи Иисусе, даровавшему мне благодать непреткновенно совершить, хотя и в немощи духа и тела, Божественную Твою литургию и приобщиться неосужденно, в мир душевных моих сил Божественных Твоих Таин – Тела и Крови Твоей. Благодарю Тебя, яко миром и радостью возвеселил еси мя с лицем Твоим. Господи, благодарю Тебя, яко грех сердечного озлобления на нищих детей Твоих по молитве моей отъял еси и паки23 мир Твой, оставлявший было меня, мне даровал еси. Господи! Соделай меня агнцем, яко Агнец Божий, вземляй грехи мира всего.

Сам беру сколько хочу сластей – и другому предоставить должен брать сколько хочет, ибо как мне, так и ближнему покорена вся земля; не унижать достоинства человека, благоговеть пред ним как пред образом и подобием Божиим, быть готовым с радостью приносить ему жертвы любви, давая ему охотно из своего имения, перенося для него труды, заботы, беспокойства, лишения.

Поели, отдохнули – потом что? Надо пойти себя показать да людей посмотреть – а потом? – Пить, затем поиграть на инструменте или почитать журнал, роман, газету, потом покурить. А пойти посмотреть, нет ли бедных, голодающих, нагих, оборванных, убогих, чтоб помочь им? На это нас нет. Да как можно до этого унизиться душою и телом? – Это скоты, тунеядцы. Между тем как эти скоты в самом деле кто? – Христос алчущий, наготующий, убогий. Вот как делают христиане. А ведь преисполнены даров Божиих, пресыщены, одеты до роскошества, не жалеют денег на вина, на карты, на табак, на лучший чай и кофе.

Господь Иисус воистину сердца моего мир и веселие и тела моего здравие, Им я мирен и здоров стал после причащения неосужденного. 6 сентября 1865. И за сестру мою Анну, за немощи ее пострадал мой Спаситель, и в ней Христос. Сон 7 сентября 1865 г. Снисходи к ее немощам.

Занимаешься ли делом? Каким, спрашиваешь? Восстановлением в себе образа Божия, а если ты истинно мудр, то по силам и в других, ибо это важнейшее наше дело на земле – изгнать из себя грех и диавола и чрез повиновение воле Божией сделаться рабом Божиим. Применить это к истории Ветхого и Нового Завета, к Катехизису, к богослужение и к истории Церкви Православной. Объединить все эти науки единством мысли, идеи и цели.

Всяческая и во всех Христос [Кол. 3, 11]: во святых навеки вселился Христос, а в нас Он иногда и не бывает, тогда то есть, когда царствует в нас грех. Вселитися Христу верою в сердца ваша [Еф. 3, 17].

Бесчисленные, мечтательные предлоги лукавого к злобе, гордости, тщеславию и презорству ближнего, к смущению, боязни, унынию и малодушию, и все эти предлоги – мечта. Надо все их обращать в предлоги, в случаи к любви, кротости и смирению и услужливости к ближнему, к мужеству и дерзновению и упованию на Бога. Умудри, Господи! Есть еще множество предлогов к скупости – надо обращать их в случаи, предлоги к щедрости.

Ни к чему не надо иметь пристрастия – то говорит странник Андрей Подосенов: когда как спокойны-то мы были бы, когда не имели бы ни к чему пристрастия-то! Говорил еще, как патриарх исповедует умно, Духом Святым исповедует, свободно, не рабски относится к исповеди, с свободою Духа Святого. Злобу надо всячески исторгать из сердца. На Бога надеяться надо – всё приложится.

Право благословения священника и законоучителя есть неотъемлемое его право, и в школе особенно он не должен оставлять его, но благословлять детей и заставлять их целовать свою руку. Это должное почтение. Чти отца твоего [Исх. 20, 12]... Иереи Его чти [Сир. 7, 31]. В нехотении детей брать благословение у священника-законоучителя скрывается: 1) неуважение к его лицу, 2) неверие в благодать благословения, в благодать Христову, в благодать священства (Христова): чрез священство Христос Бог всех освящает, и освящение наше есть цель Его воплощения, учения, Таинств Его, страданий, воскресения и вознесения на небо. Великое лицо на земле – священник Христов. У иудеев, магометан, язычников не может быть священников, у лютеран и протестантов или англичан тоже, собственно, нет священства, ибо другдругоприимательная апостольская благодать24, сообщаемая у нас чрез рукоположение, у них давно пресеклась. Оттого нет у них и очевидных знаков святыни: святых мощей и святых чудотворных икон, нет сияющих христианскою жизнью, нет прозорливцев, нет людей, исполненных Духа Святого или чудесных Его дарований.

Отче Святый!.. Освяти их истиною Твоею; слово Твое есть истина... И за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною [Ин. 17, 17–19]. Видишь, Кем и как заслужено нам священство.

Дети духовные, например воспитанники, выше плотских детей, дороже. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух [Ин. 3, 6].

Мы здесь странники: сколько ни жить, но надо непременно собираться туда, в отечество. Хорошо на чужбине, а на родине лучше.

Если будешь стараться жить по Богу, по Его заповедям, то все немощи твои диавол постарается обратить в зло для тебя и к отвращению от Бога и ближнего: любишь ты сласти, деньги, нарядную одежду или другое что – для других это не беда, для тех, кои еще в детском или отроческом возрасте, или в мужеском, но не стараются жить по Боге (они все позволяют себе и находят в этом удовольствие и радость), – для тебя это даром, без скорби не обойдется: нет-нет, да и уязвит тебя лукавый теми же сластями, деньгами, одеждами чрез лукавое к ним пристрастие, чрез один помысл, одно движение сердца. Покаешься от души, сочтешь их за сор – и отстанут от тебя, и помилует тебя Господь, любящий тебя до ревности, ревности святой и праведной, ибо Господу не угодно, чтобы ты к чему-либо кроме Его прилеплялся. Он – живот твой, Он – сокровище твое.

С какой любовью жена бережет меня везде! Но как Господь меня бережет – вообразить нельзя: с несказанною любовью и премудростью, правдою и милостью, бережет для вечности, очищая меня от греха, как яд проникнувшего всего меня и усиливающегося навеки отринуть меня от Бога и погубить меня. Господь, любя меня, наказует, огорчает временно, да вечно усладит, биет, да наградит. Слава Тебе, Господи!

Все из мирских вещей и обычаев, к коим человек имеет страсть и из-за коих оставляет сердцем Бога своего, суть идолы; потому и у христиан много идолов: у образованных свои, у необразованных – свои: у образованных светские журналы, романы, газеты (из-за них оставляется слово Божие, молитва, храм Божий), театры, клубы, визиты, модные платья, вина, сласти, танцы, карты, сигары, папиросы; у необразованных свои: обжорство, пьянство, мошенничество и пр. О, Божий человек! К Богу прилепись: Он живот твой и всех благ Податель. Пред лицом Господним всегда ходи как сын пред отцом и бойся прогневать Его благость безмерную.

8 сентября.

Благодарю Тя, Господи, яко ныне за обедней и вечерней весь царский дом изглаголать свободно и небоязненно даровал еси. Благодарю Тебя, яко многократно ныне меня спасл еси от страсти моей к сластям, и в призрак вменить мне их даровал еси, и с охотою и расположением сердца ближнего, емуже всю землю отдал еси во власть, принять и угостить сподобил еси... Господи, чему в Ветхозаветной и Новозаветной истории учил, что я пристрастен к сластям и благам земным и скуп? – Евреи в пустыне, Илия пророк. Сотворение из ничего.

Благодарю Тебя, Владычица Пречистая и Преблагая, яко умудрила еси меня с благоговением призвать Тебя и яко укрепила еси сердце мое спокойно, непреткновенно, громогласно изглаголать царский дом на великой ектении во время вечерни. Слава сладчайшему имени Твоему, Иисусе, во время вечерней молитвы от тесноты вражией меня спасшему! 8 сентября.

Хлеб истинный есть Тело Христово и Кровь Его, потому что Он есть сама истина – Христос и потому что истинная жизнь водворяется в сердце достойно принимающих его; хлеб обыкновенный – неистинный, потому что он ложно, в излишестве употребляется и не истину, а ложь водворяет в сердце (и во всяком [излишестве] пищи гнездится диавол, отец лжи) и потому что диавол обольщает людей пищею и питьем и внушает им ложное ее употребление.

При озлоблении на ближнего всегда себя вини, а не его и кайся немедленно в своей злобе: враг непрестанно подставляет пустейшие предлоги к злобе на ближнего. – Ты всё обращай в предлог к любви.

На пути к небу, нашему истинному Отечеству, первой противницей и всегдашней, коварной, непримиримой, стоит собственная плоть наша. Необходимо распинать ее, воевать против нее, не доверять ей, презирать ее. Какие дела плоти? Гордыня, злоба, чревоугодие, жадность, зависть, скупость, сребролюбие, угождение себе, скверные, лукавые и хульные помышления, леность, праздность и рассеянность, отчуждение от Бога, нерадение о спасении души, охлаждение к ближнему, презрение, непослушание, – или это от окаянного нашего сердца и от помраченного ума нашего? Не эти ли призраки: сласти, деньги, одежды, отличия и пр. – разлучают меня от Бога и ближнего? Чего же я еще гоняюсь за ними, за великое славлю их? Не они ли меня охлаждают к Богу и ближнему, делают угрюмым, печальным, унылым, мрачным? Отчего я не ставлю их хуже всякого помету (калу)? Отчего не презираю их (не прехожу зрением, не обращаю внимания)? Кто ты, указывающий отцу своему в делах его? Как ты видишь сучец во оце брата своего, бревна же у себя не видишь? Кто ты, столько нетерпеливый, что не хочешь перенести от него табачного дыму, не лишенного некоторой приятности, укоряющий его? Опомнись. – Опомнился, раскаялся: Отец Небесный в Сыне Своем помиловал меня, грешника. 9 сентября 1865.

Плоть моя ужасно придирчива, всем недовольна и пресудлива: все неладно другие делают будто бы, а сама будто все ладно, или хоть неладно, да ничего, а другие – беда: надо выговорить, взыскать.

Благодарю Тебя, Отче праведный, яко соблюл мя еси в мире во время стола по молитве моей. Отче Святый, не оставь меня ради Единородного Сына Твоего, егоже пречистое Тело и Кровь во мне и в Немже аз есмь. Присно мя послушай и спасай.

Просто существо мое – святыня, истина, любовь, мир. Если приражается к тебе грех, говори: существо мое – святыня, как сотворю противное ей? Если злоба – говори: существо мое – благодать, не могу быть злобным, подобно диаволу; если смущение – говори: существо мое – мир, чего мне беспокоиться? Господь живот мой, Он всё для меня.

Как чревоугодничают в мире? Иногда едят-пьют целый день: сначала поутру пьют чай, потом кофе, потом завтракают, там обедают, там опять кофе, курение, вечером – чай, закуски, сласти. Согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, Господи!25 Помилуй нас!

Не имей пристрастия ни к чему земному, потому что где пристрастие к земному, там и ненависть к ближнему, и гордыня, и зависть, и скупость, и жадность, и чревоугодие, и пьянство, и блуд, охлаждение к Богу и ближнему, неверие и прочие грехи. Молись чаще словами молитвы повечерия: Владыко Господи! Укроти стремление страстей, угаси разжженныя стрелы лукаваго, яже на ны льстивно движимыя, плоти нашея восстания утоли и всякое земное и вещественное наше мудрование успи и даруй нам, Боже, бодр ум, целомудр помысл, сердце трезвящееся... возстави же нас во время молитвы утверждены в заповедях Твоих и память судеб Твоих всегда тверду имущих26.

Должно быть, ты большой грешник, что диавол находит в сердце твоем каждый день и час место для своей злобы, гордости, зависти, скупости, своенравия, упрямства, непослушания; должно быть, ты не лучше зверя, если не хуже. – Будь агнцем по примеру Христа. Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим [Мф. 11, 29], то есть когда будете кротки и смиренны. А как кроток был Христос? Будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному (1Пет. 2, 23). И какие ничтожные в сравнении с Христовыми обиды приходится нам переносить! Берут наши сласти, деньги и пр., но у нас ничего нет своего – всё Божие: Бог дал и Бог взял, но верно, Он никогда не оставит нас по неложному Своему обещанию: не оставлю тебя и не покину тебя [Евр. 13, 5]. Неправедно злословят тебя – радуйся, памятуя, что и Христа твоего злословили; бьют тебя неправедно – били и Христа и замучили поносной смертью.

10 сентября.

Благодарю Тебя, Господи Иисусе, яко сподобил еси мя совершити Божественную литургию и грехи моя вся покрыл еси и умиротворил еси мя. Благодарю Тебя, яко сподобил мя еси причаститися Святых Твоих Таин во оставление грехов и в мир душевных моих сил, и в легкость, и сладость, и в свободу. Се мир Божий, который превыше всякого ума [Флп. 4, 7]!

10 сентября.

Господи! Благодарю Тебя за всесильную, велелепную и величественную помощь Твою мне во время классов и вообще за могущественное смотрение Твое о мне доныне во время богослужения, и в школе, и в дому моем.

Крест возлагается на крещаемого для того еще (сверх, что сказано в Катехизисе), чтобы означить этим, что рождение его водою и Духом и обновление есть плод заслуг Спасителя, пострадавшего, умершего и воскресшего, и что они вменяются ему как члену Его; также что он отселе находится под особым покровом Распятого. Это же означает и крестное знамение на молитве.

Нищие духом – те, которые непрестанно видят себя преисполненными грехов и твердо сознают, что они без Бога не только не могут ничего доброго сделать, даже помыслить доброго и, как нищие, непрестанно всего доброго просят у Бога и, получив какое бы только ни было благо, за всё благодарят Бога.

Предлогов-то сколько у плоти нашей вселукавой, или у самого лукавого, в нас действующего, к вражде против ближнего, – а все вещественные или плотские предлоги: то, что должно бы служить побуждением к взаимной любви, мы (или и он) обращаем по ядовитому его нашептыванию в повод к озлоблению на ближнего, например вещественные дары Господа.

Христиане охотнее обращаются в магазинах и с купцами, покупая разные предметы роскоши (редко только насущной одежды), но не в домах или не в пристанищах бедности и не с бедными, на коих они смотрят свысока и с презрением как на бродяг, тунеядцев, лукавцев, как на псов нечистых, к коим боятся прикоснуться. О, гордость мира сего! О, лесть богатства! О, пренебрежение образа Божия обоюдное – и в нищих, и в себе! О, как ругается диавол чрез сынов века сего (от нихже и аз, многогрешный) образам Божиим и чрез них Самому Богу! О, как он удалил нас от заповеди Божией: люби ближнего твоего, как самого себя [Мф. 19, 19].

Во исполнение заповеди Спасителя: покайтеся... мы просим за каждой службой: прочее время... в покаянии скончати... На молитве надо помнить о сердечном внимании и о силе молитвы, о силе каждого слова: эту-то силу надо усвоять сердцу.

Вы презираете и Церковь, а она все остается вашею матерью, породив вас в водах крещения Духом Святым, неусыпно пекущаяся о вашем спасении и день и ночь о вас молящаяся; вы презираете ее, а она немолчно проповедует, что человек обожен чрез воплощение Сына Божия и Таинство Причащения и призывает всех к этому обожению, к вечной славе и зрению Бога на небесах и наслаждению вечными радостями Небесного Царствия. Вы оставили ее, а она вас не оставляет.

Грешная плоть хочет, чтоб наш кусок был больше, лучше и слаще, а ближнего – меньше и хуже; плоть радуется, когда нам достается хороший кусок, и досадует, что ближнему достался такой же или больше и лучше. Вот какая уродливая! А ведь всё Божьи дары, дары Его любви, и по грехам своим мы заслуживаем ни чистой струйки воздуха, ни хорошего куска хлеба, ни глотка чистой воды.

Плоть пресыщается – дух хочет поститься; плоть злится ни с того ни с сего на человека – дух ко всякому человеку, даже животному, благостен.

Плоть радуется и доброй, полной мере чего-либо, когда эта мера идет вся в ее пользу, и скорбит, когда добрая и полная мера отмеривается ближнему, особенно когда она выделяется из ее собственности. Плоть всё хорошее, приятное употребляет для себя, хотя это и вредно для ней, только бы это приятное не досталось, [или досталось в самом малом количестве, ближнему], а дух всё приятное хочет тем более разделять с другими, чем более известные вещи приятны, вкусны, и сам не любит один наслаждаться дарами Божиими, любя ближнего, как себя, считая себя недостойным в одиночку пользоваться дарами любви Божией, сотворенными обще для всех, считая себя заслуживающим самого малого количества даров Божиих, только насущного, чтоб жить и не умереть.

Плоть радуется о доброй, полной мере чего-либо, когда эта мера идет вся в ее пользу, и скорбит, когда добрая и полная мера отмеривается ближнему, особенно когда она выделяется из ее собственности. Плоть всё хорошее, приятное употребляет для себя, хотя это и вредно для ней, только бы это приятное не досталось, [или досталось в самом малом количестве, ближнему], а дух всё приятное хочет тем более разделять с другими, чем более известные вещи приятны, вкусны, и сам не любит один наслаждаться дарами Божиими, любя ближнего, как себя, считая себя недостойным в одиночку пользоваться дарами любви Божией, сотворенными обще для всех, считая себя заслуживающим самого малого количества даров Божиих, только насущного, чтоб жить и не умереть. Господи! Отыми от меня жадное и несытное сердце и даждь мне в простоте, благости и щедрости сердца сидеть всегда за трапезою Твоею, за пажитию Твоею, ибо все мы – овцы пажити Твоей. Даждь мне, Господи, единого небесного брашна Твоего алкати, пребывающего в живот вечный [Ин. 6, 27].

Господи! Даждь мне благодать с радостью служить Тебе, моему Спасу и Благодетелю, в лице нищих Твоих и тех христиан, коим Ты так или иначе повелишь служить мне от имений своих или словом и примером моим.

Даждь мне еще благодать свободно держаться на преподавательском стуле, как отцу среди детей, спокойно и со смиренной важностью; даждь мне дар слова, даждь мне силу многую в слове, даждь мне благопотребное всё преподать людям Твоим и отрокам Твоим.

По закону Христову надо презирать плоть свою со страстями и похотями и любить ближнего, а мы делаем напротив – презираем ближнего из-за плоти и любим свою плоть со страстями и похотями, гордимся, скупимся, сердимся, любостяжанию предаемся.

Пережуй сам, пережеванное давай прихожанам. А то сегодня по чужой книге ересь сгородил. Не спеши, подумай и осуди сам то, что говоришь, чтобы не нагородить нелепости. Благодарю Тебя, Господи Боже Отче Вседержителю, яко помиловал еси мя и молитву мою слезную услышал еси! Тяжек был грех мой, но несть грех, побеждающ человеколюбие Твое27. 12 сентября 1865 года. Господи Иисусе Христе, Боже мой, благодарю Тебя, яко вчера вечером за вечерним столом по молитве веры и упования избавил Ты меня от моего малодушия, уныния и печали о ненамеренно допущенном грехе моем против Твоея святыни бесконечныя о вменении Тебя со беззаконными. Да не помянется, Господи мой, вовеки грех мой! Да не вспоминает его сердце мое! Да буду я впредь осмотрителен, когда говорю чужие слова.

Вследствие страданий и смерти Своей за род человеческий Иисус Христос сделался для нас неисчерпаемой сокровищницей духовных и даже телесных благ, из которой всякий верующий может почерпать сколько ему нужно по мере его веры, усердия и любви к Спасителю: Иисусе, сокровище неистощимое, говорит Святая Церковь в акафисте Иисусу Сладчайшему28; в имени Иисуса Христа верующий может обрести избавление от всех зол, от всех греховных страстей, обуревающих и гнетущих его душу, снабдение всех благ – духовного просвещения, мира, дерзновения или мужества, радости, долготерпения, кротости, любви нелицемерной, силы для делания добра. Итак, скуден ли ты любовию к Богу и ближнему, чувствуешь ли часто в себе бурю злобы, зависти, скупости, жадности, любостяжания – припади с верою к спасителю твоему, на всяком месте сущему, открой Ему со всей искренностью и истиной свою немощь, свою злобу, свою страсть, в тебе гнездящуюся, познай свое безумие, свое заблуждение нелицемерно, всей глубиной сердца – затем смиренно и усердно, с упованием и любовью проси у богатого любовию к падшему человечеству Спасителя победы над своими страстями, над своим самолюбием, своею гордостью, злобою и пр., скажи Ему, что я сам бессилен против них, ничего не могу сделать в искоренение их: Ты мне Сам помоги искоренить их, с Тобою я всё могу. Ты речешь – и они исчезнут. Только явится, только воссияет одно имя Твое в сердце моем, и оно вдруг очистит душу мою от тлетворных страстей, как испытали это все истинно верующие в Тебя и во истине призывающие Тебя, как испытал это тысячекратно я, пишущий эти слова. Итак, брат мой, я указал тебе духовную сокровищницу бесчисленных благ – сладчайшее имя Господа Иисуса, но к этой сокровищнице нужен духовный ключ веры: только вера в Господа Иисуса Христа, в Его бесконечные заслуги пред бесконечною правдою Отца Небесного [способна] подавать верующим, кающимся и просящим все блага души и, не усумнюсь сказать, и тела по мере нужды, например здравие, довольство, благопоспешество в делах, ибо Сам Он сказал: Ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся (внешние блага) приложатся вам [Мф. 6, 33]. Итак, брат мой, веруешь ли ты от всего сердца твоего в Единородного Сына Божия, Господа нашего Иисуса Христа, нас ради человек и нашего ради спасения сшедшего с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы и вочеловечшася, распятаго за нас на кресте при Понтийстем Пилате и страдавша, и погребенна, и во ад сошедшаго, и воскресшаго в третий день по Писанием, и восшедшаго на небеса29, и ниспославшего от Отца верующим в Него Духа Святаго, Утешителя, Господа Животворящаго, и в Нем излиявшего на них всё сокровище Божественной благодати и очищение грехов, живую веру и живое упование на Бога, и пламенную любовь, как подобает, ко Господу, Который есть огнь невещественный, и любовь друг к другу, просвещение душ, мир, превосходящий всякий ум, свободу от греха, мужество, неустрашимость духа и Божественную мудрость, при свете которой они презрели мир сей как сор, как ничто и всем сердцем возлюбили небесные, духовные, вечные блага, уготованные от сложения мира любящим Бога? Если веруешь так в Господа, то ты все имеешь со своею верою, а если не имеешь, то скорее приобрети веру. Как, спрашиваешь? – Усердною молитвою, терпением искушений. Впрочем, только проси усердно у Господа веры – Он Сам знает, как подать ее тебе.

Люди не наши – Божии; как же мы над ними хотим быть и господами и судьями и вертеть ими по-своему, когда и Господь не стесняет их свободы? Неразумно. Каждый за себя ответ Богу даст, каждому в его недро грех возвратится, если не исправится, а мы должны знать сами себя больше всего, да молиться за ближних, чтоб Сам Бог их исправил, помиловал и спас, как нас исправляет, милует и спасает; бездну своих грехов надо помнить.

Братья-шурины – свои, родные члены, своя плоть и кровь, – тем более надо их любить и беречь, ничего для них не жалеть насущного.

Всё земное ненавидеть и презирать, чтоб ближнего любить, чтоб нищих или частых гостей, ядущих и пиющих у нас, любить неизменно и не огорчаться на них, их и себя не тревожить.

Когда гости идут за стол твой, старайся сам не сидеть, а стоять пред ними подобно Аврааму, чтоб этим оказать им бо́льшую честь как живым образам и чадам Божиим и чтоб показать этим свое служение им, свое смирение пред ними, ибо всё Божие, не наше, и гости делают нам же одолжение, что едят и пьют у нас.

Если надо любить и врагов, то чего я заслуживаю, какого наказания, когда ненавижу тех, которые не враги мне и никакого зла мне не сделали? А всё от пресыщения, – возгордился, окаянный, между тем как ничего своего нет. Боже праведный! Помилуй мя!

Платья весьма часто меняем, отлагая старые и надевая новые, а душа всё одета старым, нечистым греховным рубищем. Чтобы обновлять душу свою, одевай ее одеждою добродетелей! Или это не наше дело? Во обновлении жизни ходити начнем [Рим. 6, 4]. Аще и внешний наш человек тлеет, обаче внутренний обновляется по вся дни... Аще кто во Христе, нова тварь (2Кор. 4, 16; 5, 17). Нова вся творю [Откр. 21, 5].

Берегись ненависти к брату, то есть ко всякому ближнему, и если видишь идущего к тебе человека, к которому ты почему-либо был и теперь не расположен, тотчас скажи ему душевное приветствие, встань, если сидишь, и поклонись ему, да не искушает тебя сатана нерасположением твоим к брату. Не стыдись кланяться брату, как бы ты к нему ни присмотрелся, ни привык: он образ Божий, член Христов и чадо Божие. В почтительности друг друга предупреждайте [Рим. 12, 10]. Любовь и единодушие да царствует всегда между наследием Божиим. Все у вас да будет с любовью (1Кор. 16, 14). Прости нам, Господи, грехи самолюбия, гордости, озлобления, зависти, скупости относительно ближних наших, эти часто повторяющиеся между нами грехи, воздвигающие праведный гнев Твой на нас. Даждь нам, как чадам Твоим, жить в незлобии и простоте сердца.

Меньше ешь, кофе и чаю как можно меньше пей. Это имеет связь с любовью или нерасположением к ближнему. В сытом удобно гнездятся страсти, а умеренный или несколько голодный смирен. Не будь самоистуканом30.

Для гордеца все высокие власти нипочем, а для смиренного почтен всякий человек, и последний нищий. Но как эта гордость нелепа! При отсутствии лица или лиц, которых она не почитает, она гордится пред ними на словах и в сердце, а в присутствии их малодушествует и пугается; или своих знакомых, родственников пренебрегает, а чужих, незнакомых, уважает, разумеется, до тех пор, пока и к ним не привыкнет, а потом и им то же будет. Ужас как изменчива, непостоянна душа грешная! Как она нетверда в добре. Как она не умеет уважать и любить ближнего, как себя. Все христиане ежедневно чают чаю напиться да деньгами нажиться, а воскресения мертвых и будущей жизни не чают: сладкий горячий чай потопил их надежду на будущую жизнь. К этому еще вино присоединилось да табак. Вот четыре сильных деятеля против будущей жизни! Вот жизнь наша христианская, то есть противухристианская, языческая! Многие только и чае, да и вине и табаке и думают, ими только и наслаждаются.

Раскрывать в проповедях противоположность жизни мирской с жизнью христианской, обычаев мира с обычаями церковными. Конец тех и других показывать.

Никто не говорит дома со свояченицею – вот она и болтает для своего удовольствия или от скуки, как попугай. Отчего я не радуюсь благополучию ближнего, как своему собственному, например когда я сделаю хорошее вознаграждение доктору за визиты? Ведь он ближний мой, сердце мое, друг мой, сокровище мое! Сколько в нем, может быть, скрывается чувств любви, благодарности! Как он может в случае пригодиться, по устроению всеблагого Бога, Который праведно возмеривает нам в ту меру, которою меряем! [...].

Будь как странник и пришлец в дому своем, а не как хозяин, один господствуя над всеми и над имением своим, ибо один хозяин и Господь всех и всего – Господь Иисус Христос, от несущих вся приведый в бытие. Отче Святый! Благодарю Тя, яко вчера по молитве моей великое блага прощения греха сомнения моего во благодати Твоей даровал еси и тесноту мою прогнал еси и паки мир, пространство и веселие сердца даровал еси о имени Господа нашего Иисуса Христа. 16 сентября 1865 г.

Все в этой жизни временной слагается и потом разлагается, вся [видимая и невидимая], все виды и роды существ, – ясно, что и самый мир должен будет разложиться в свое время, потому что и он – сложное существо. Видимое временно, а невидимое вечно (2Кор. 4, 18). Душа наша – существо вечное, богоподобное – должна презирать всё временное, вещественное, тем паче что оно сильно удаляет нелюбомудрую, пристрастную к земному душу от Бога и от вечной жизни и поставляет во вражду с Богом и ближними.

Лишний кусок лучше отдать ближнему, а себе оставить похуже, чтобы смирить плоть свою и оказать любовь и уважение к бесценному на земле образу Божию – человеку, для которого вся земля, которому отдал в пищу и питие Себя Самого воплотившийся Сын Божий Иисус Христос. Плоть наша чем слаще и пространнее питается, тем более делается самолюбивою, гордою, злою, раздражительною, противницею Бога и ближнего, тем более жалеет для ближнего и для Самого Бога того, что ей самой приятно, чем сама услаждается и пресыщается. Поминай чаще, что человек есть живой образ Живого Бога на земле, наместник Божий на земле. С любовью терпи его немощи, его прегрешения и молись за него щедрому Богу. С любовью и радостью давай ему всё потребное по силам своим. Сентября 16 дня 1865 года.

Не как Я хочу, но как Ты [Мф. 26, 39]. Люди хотели бы всё делать по своей воле или чтоб другие делали по их воле. Это заблуждение ума и сердца.

Надо подчинять волю свою воле старших, родителей, духовных отцов, начальников, если она согласна с волей Божией, а не следовать своей воле, греховной, растленной. Надо отказаться от своей плотской, грешной свободы и стеснить себя для исполнения воли Божией. Тесный путь, вводяй в живот. Отсюда – рабство Богу: надо поработить себя Богу, распять плоть свою со страстями и похотями – и свободу плотскую, и чревоугодие, и гордость, и злобу, и зависть, и скупость, и любостяжание, и непослушание с упрямством, и лукавство, и хулу, и блуд, и пьянство, и татьбу, и разгульную жизнь.

Жадный человек, каков я, подозревает и других в жадности. Между тем кто меня жаднее? Никто воистину. Брата Константина благодарю. Всегда ему и прочим шуринам надо доставлять родственное угощение и утешение охотно. Ведь они братья и члены Христа и образы Божии. Всё общее, не мое – я сам не стою ничего. Для них Бог посылает.

Подручные тебе люди, не имея образования, будучи люди грубые, не могут иметь тех духовных наслаждений, которые ты можешь иметь при своем образовании, и естественно наслаждение свое поставляют в вещах, в пище-питье, одежде красивой и пр. Потому давай им средства хорошо поесть и попить и одевай их прилично, чтобы они получали удовольствие хотя в этом и прославили милость и щедроты Божии и твои; ты же, как человек духовный и образованный, на чувственные удовольствия не обращай внимания, за ничто считай их и полагай свое наслаждение в предметах духовных – в прилеплении ко Господу Иисусу Христу и в созерцании Его чудного домостроительства спасения нашего. О прелесть, прелесть, прелесть сластей земных, сколь ты горька и убийственна для духа нашего! Употребляй их как простую траву, как ничто.

Жалея сластей земных слугам, ты не ценишь их трудов и их личности и тем оскорбляешь Самого Иисуса Христа, Коего они члены, за коих Он пострадал, коих искупил Своей кровью, Своей смертью, коим подает в снедь и питие пречистое Тело и Кровь Свою. Чем более простой пищей и в малом количестве мы их кормим-поим, чем более жалеем для них пищи приятной, какую сами употребляем, тем меньше мы их ценим и любим, ибо любимому нам ничего не жаль, ему мы готовы с радостью отдать все свои сладости и драгоценности, как любовь Божия отдала человеку не только все сокровища неба и земли, но и Самого Единородного Сына Божия. Итак, ничего никому не жалей: всё, говори, для тебя, человек, всё тебе Бог отдал. Я ничего своего не имею.

Жадный и скупой хуже пьяного, ибо пьяный беснуется день, два, несколько – а скупой ежедневно. Скупым [...] сердцем он постоянно жалеет ближнему то денег, то яств и питья; он постоянно сумасшествует и служит врагу человеческому. О, как прогневляем мы, человеки, своей скупостью прещедрого Бога, уготовавшего нам в вечности бесконечную сладость лицезрения Своего и землю обогатившему всякими плодами сладости ради человека, Своего любимейшего создания, Своего чада, Своего образа и подобия, коего удостоил и причастия Своего Божественного естества! Господь един да будет единым Богом сердца твоего, к единому Ему прилепляйся, а всё земное презирай, да всё приложится тебе, да ближнего люби, как себя, в простоте сердца и ничего ему не жалей – ему, для коего Бог Отец Сына Своего не пожалел, не пощадил.

Чрез пристрастие к земному лукавый любодействует с нашей душой, а чрез презрение земного и любовь к небесному попирается нами, и Христос Бог наш, источник жизни нашей, водворяется в сердце. Помни, христианин, что́ для тебя уготовано на небе, и ни во что вменяй всё земное. Все почитаю за сор на земле, говорит апостол Павел, восхищенный до третьего небесе, места жительства праведных [Флп. 3, 8].

Делай всё в свое время: время быстро идет, между тем оно очень дорого, и много, много пользы можно сделать из времени.

Клади всё на свое место, чтобы знать, где что лежит, и чтобы не тратить по-пустому времени на приискание вещи, положенной не на ее место и затерявшейся на время, и чтоб в торопливости поисков не терять спокойствия духа.

Иконы Спасителя, Божией Матери, Ангелов Хранителей, святых Божиих человеков в наших домах – это значит, что точно они в наших домах или, лучше, в доме Божием, и с нами живут, и на нас непрестанно взирают, и знают нас до внутренностей сердечных лучше всех наших домашних, лучше отца-матери, лучше нас самих, и слышат наши молитвы, и помогают нам в наших делах, особенно в деле угождения Богу и спасения души. Именно так и надо смотреть на иконы, что изображенные на них лица находятся всегда с нами и ближе они к нам, чем наши домашние, отец и мать, братья и сестры, и видят и слышат нас. Ведь все мы в одном Божием дому живем: этот дом – Церковь Божия; у всех нас одна духовная Глава – Господь Иисус Христос, и во всех один Дух – Дух Божий, Дух Христов, исходатайствованный нам самопожертвованием ради нас Сына Божия, Его воплощением, Его крещением, Его житием и Его хождением по земле, Его страданиями и смертью; ведь все – и Божия Матерь, и Ангелы святые, и святые человеки, и мы – одна семья Божия в Господе Иисусе Христе. Тя, неизреченно совокупившаго небесным, Христе, земная, и едину Церковь совершивша Ангелом и человеков, непрестанно величаем31, говорит святая матерь наша Церковь. Итак, познайте, братия мои, свою честь, свое достоинство, коим возвеличил нас Господь наш Иисус Христос, и живите достойно своего звания, сообразно с своим достоинством членов Церкви Христовой и членов тела Христова. Умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны [Еф. 4, 1]. Бегайте пьянства, блудодеяния, зависти, гнева, вражды и ненависти, любостяжания, скупости, татьбы, лицемерия и лукавства, лжи, клеветы, обмана, ибо всё это противно Господу нашему Иисусу Христу и Пречистой Его Матери, святым Ангелам Его и святым Божиим человекам. Будьте с небесными нравами на земле, будьте воздержны во всем, целомудренны, честны, доброжелательны, кротки, любезны, ревнители добрых дел, щедры по мере щедрот к вам Божиих, охотнее свое давая, чем у других отнимая, простосердечны, правдивы, как подобает членам Христовым. О братия, высоко наше звание христианское (как-то мы сдержим себя на земле сей, полной соблазнов и беззаконий?) – залог этот дан нам от Бога, нам [надо] сохранить его в чистоте и умножить добрыми делами; мы созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять [Еф. 2, 10]. А мы живем беспечно, нередко хуже язычников: едим, пьем, веселимся и даже часто пьянствуем! Кто имеет в себе Духа Божия, тот не сидит гордо за столом, с несытым сердцем, тот не жадничает, не жалеет никому сладостей мира сего, потому что в нем Дух Божий, а Он есть сладость, любовь, мир, неистощимое богатство, бесконечная жизнь и жизни Податель. Отсюда явно, что кто жадничает и жалеет брату хлеба, сластей, денег, одежды при достатке своем, в том нет Духа Божия, ибо Дух Божий есть Дух любви, соболезнования, сочувствия.

Ты выпил стакан сладкого чаю, и хорошо тебе – пусть же так хорошо будет и подручным твоим, слугам твоим. Они и слуги и вместе господа наши: господа, потому что в них – Господь, и Господь не стыдится называть их братиями, говоря: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне [Мф. 25, 40].

С такими щедротами любви Господь Бог прощает ежедневно, многократно по молитве твоей, молитве покаяния (окаять, охуждать себя), беззакония твои, – покажи же ты благодарность свою Ему за Его неизреченную благость и долготерпение в прощении ближним их согрешений, обид, взиманий твоей собственности (хотя у нас всё Божие), частых к тебе хождений ради твоего хлеба-соли, прости, ни во что это всё вмени, как Господь ни во что вменяет после твоего покаяния твою гордыню, твою злобу, твою зависть, твою скупость, твое любостяжание, твой блуд, твое чревоугодие и пьянство, твои скверные, лукавые и хульные помыслы, твою раздражительность, твое упрямство и непослушание, твою леность, праздность, рассеянность и прочее. И что значат твои прощения ближним их согрешений, обид в сравнении с тем, что́ Господь тебе прощает, ибо могут ли когда равняться твои обиды Богу с обидами тебе от ближних? Никогда. Ибо ближние часто поделом нас обижают, за наши грехи, а Господа мы оскорбляем за Его бесконечные к нам милости, тогда как нам надо было бы Ему совершенным образом угождать, Его любить, благодарить, непрестанно славить.

Все мы – одно тело, и все дары обще всем от Бога даны нам; все имеем одинаковые на них права или, лучше, никто никакого права не имеет, ибо все дары – одна милость Божия нам, грешным: капли воздуха, воды, крохи хлеба черствого за грехи свои, мерзости свои мы не стоим, за злонравие, неблагодарность свою.

Если бесстужи32 нищие, как говоришь ты, просящие у тебя часто милостыни, то, значит, бесстуж и ты, просящий так часто в продолжение одного дня милости у Господа, чтобы Он подавал тебе величайший дар прощения грехов, мир, свободу, свет и радость духа и дерзновение души пред Богом. Если же ты хочешь, чтобы ежедневно и непрестанно миловал тебя Господь, то милуй непрестанно по мере сил и возможности и ты сорабов, сочленов своих в едином теле, ибо едино тело есмы мнози (1Кор. 10, 17). Люби всех как плоть и кровь свою, как сердце свое; долготерпи ко всем, как Господь к тебе; не завидуй, не превозносись, не гордись, не чревоугодничай, ибо от чревоугодия бывает охлаждение к Богу.

Церковь – земное небо, тут Сам Господь присутствует особенно Своею благодатью. Тут Его престол. Тут все сокровища Его; тут купель крещения, тут святое миро, тут стройный чин богослужения, тут ангельское пение Ему возносится непрестанно; тут глас апостолов и евангелистов, глас Самого Господа Иисуса Христа непрестанно слышится; тут гласы пророческие, тут духовные сокровища святых святителей, великих иерархов, отцов и учителей вселенныя; тут сладкие духовные творения богоносных, богомудрых отцов Иоанна Дамаскина, Ефрема Сирина и других творцов служб и канонов церковных слышатся ежедневно; тут христианское училище веры, благочестия и страха Божия; тут духовное воспитание наше для неба, для которого мы предназначены от создания мира Господом Богом и созданы в определенное от Него время; тут общее научение, общее назидание, общее совершение, общая молитва, общая хвала, общее благодарение, общее наслаждение духовное, и тут же познание общих немощей, общего Врача и Спаса всех нас, тожества и единства природы нашей падшей и восстановляемой Спасителем нашим Богом, – тут наш истинный дом.

А дома что? Непрестанная суета, непрестанный грех, непрестанное страстование, или озлобление, или зависть, или чревоугодие, или любостяжание; там мы непрестанно почти в плену вражием, в покорении ему, в работе33 ему, тогда как в церкви, если мы пришли в нее с верою, с истинным сердцем и с усердием, мы на воле, в просторе у Отца. Вот что такое церковь и что такое дом! Как же многие говорят: зачем в церковь идти? Мне и дома хорошо, и дома помолюсь, в церкви один соблазн. Как? В церкви соблазн? Если соблазняет кто, не соблазняйся, отойди от него. Но церковь не для соблазна, а для молитвы: соблазнители изгоняются вон, если их заметят. Если приходят в голову скверные, лукавые и хульные мысли, не обращай на них внимания. Это мечты злых духов, мерзких, скверных, завистливых, – не малодушествуй и не принимай их за твои собственные, не соглашайся с ними, и Бог их не вменит тебе. Всем сердцем внимай богослужению, размышляй о Божиих Благодеяниях, о том, как Бог привел тебя из небытия в бытие, как сохранил доселе, как воспитал, как чрез все беды и опасности житейские провел; как без числа грехи твои очищал, миловал, спасал, успокаивал, дерзновение, радость спасения подавал; как возвышал рог твой после уничижения греховного, страстного, бесовского, как в умиление многократно тебя приводил во храме, или дома, или вне его; как доселе тебя берег, ласкал, воспитывал и не престает воспитывать тебя для неба, чтобы сделать тебя вечным его гражданином, соцарствующим с Собою, сожителем Ангелов светоносных и святых Своих избранных человеков. Вот о чем и подобном помышляй в храме, и все лукавые помыслы отбегут от тебя.

Что составляет приобретение для души, то плоть считает потерею и озлобляется на причиняющих ей эту мнимую потерю. Например, угождение, или угощение (гость34 – от слова угодить), ближнему пищею и питьем, ласковым, приветливым словом есть служение ближнему и в лице ближнего – Самому Богу, если оно не простирается за пределы благоразумия, умеренности, честности и правоты, если, например, не стараются накормить до пресыщения и напоить до опьянения, если при угощении не позволяют нескромных разговоров, песен, бесчинных криков, телодвижений, если не позволяют себе азартной игры. Но что же делает плоть наша? Она вообще не терпит гостей и угождения им, считая для себя потерей вещественный изъян, причиняемый гостями; она не хочет видеть в лице ближнего своего сочлена, своего собрата, образа Божия, члена Христова, чтобы почесть за счастье принять и угостить его и находить в этом угождении приобретение свое, ибо ищущему Царствия Божия в себе и в других и правды его, то есть любви взаимной, по неложному обещанию всё приложится, что нужно в этой временной жизни [Мф. 6, 33]. Нет, плоть не обращает внимания на то, что бесконечно важно, и обращает внимание на то, что ничтожно и не имеет никакой цены в очах истинствующего сердцем христианина как сор и прах: на пищу, питье, сласти, на то, что она сама попирает, от чего сама отворачивает потом и зрение и особенно свое уха́нье35, или обоняние. Какова же наша плоть? Есть ли у нее разум, рассуждение? Нет: плоть, как плоть, безумна, тупа, дика, уродлива, потому что она – грех. Потому преподобные отцы наши и словом и наипаче делом учили презирать плоть, прилежати же о душе, вещи бессмертней36.

Впрочем, что наше угощение и кто наши гости? Наши угощения – грех, и наши гости больше сходятся на грех. Потому Господь наш Иисус Христос говорит: когда делаешь обед или ужин, не зови друзей твоих, ни братьев твоих, ни родственников твоих, ни соседей богатых, чтобы и они тебя когда не позвали, и не получил ты воздаяния. Но, когда делаешь пир, зови нищих, увечных, хромых, слепых [Лк. 14, 12–13], ибо за них будет тебе воздаяние от Бога, а за богатых нет, ибо они воздадут тебе сами.

О самолюбивая, злая, завистливая и скупая плоть моя! Другим сладких больших кусков жаль, а себе не жаль, от других бы отобрала, да сама все бы и пожрала – хоть бы во вред себе. Но отчего лучше другим не уступить большего, а себе взять поменьше, принося жертву ближнему, или отчего, если я хочу больше, и другим не дать большего наравне с собою по правилу: люби ближнего, как себя? О плоть грешная, богопротивная, доколе я не буду тебе во всем противиться решительно? Пристрастие к каким бы то ни было вещам от Бога и от ближнего сердце разлучает, с диаволом сочетает, – чего же мы еще липнем к ним сердцами своими, которые суть дух? Где разум? Всё вожделенное, сладостное презирай: не бойся, не иссякнет твое имущество, всё приложится, если будешь презирать земное. Благодарю Тебя, Отче Святый, за многократное Твое спасение ради возлюбленного Твоего Сына Духом Твоим Святым. 18 сентября 1865 г. Прием митрополита. Благодарю Тя, Отче Святый, яко ради Сына Твоего Духом Твоим Святым спас еси мя от греха презрения нищего малютки по молитве покаяния моего и даровал еси мне мир Твой и радость спасения Твоего воздал еси мне. Сентября 18 дня 1865 года. Благодарю Тебя, Господи Боже Вседержителю, яко удовлил37 еси мя ныне совершити непреткновенно единого совершити всенощную службу Тебе.

Благодарю Тебя, Владычице, яко сподобила мя еси по молитве моей проглаголати непреткновенно великую ектенью раз и другой. Владычице, вседейственными, всемощными Твоими молитвами отыми от мене растление сердца моего. Потому часто воссылаем мы молитвы и славословия Святой Троице, Отцу и Сыну и Святому Духу, чтобы чаще насыщать, оживотворять и услаждать Божественным именем души свои, ибо одно произношение с верою имени Божия есть жизнь и сладость для души и отреяние грехов. Имя Божественной Троицы есть дыхание наше, жизнь наша, свет наш. Потому часто и слышится имя Божие при богослужении.

Будешь жалеть деньги или сласти – не будешь жалеть человека, а жалеть его есть обязанность наша священнейшая.

На кроткую и смиренную бедную старушку Евфимию сегодня я озлобился, окаянный, и за что же? За то, что она всегда подходит к благословению и, вишь, будто бы беспокоит меня. А если человек хорошо одетый, богатый, красивый, видный подойдет к благословению, то тотчас с полной готовностью преподает благословение и с усердием. Не лицезрение ли это, не гордость ли, не лицемерие ли это? Как мы нищих, братий Христовых по кротости, незлобию и бедности, презираем, когда их-то и надо почитать, ласкать, любить, как более всех других людей сообразных образу Господа нашего Иисуса Христа, а богатых и знатных мира сего, которые сами из себя сделали кумиров или из которых люди делают кумиров, почитаем, ласкательствуем им, тогда как их надо бы нередко обличать со строгостью! О, как лукава плоть и как лукавство ее всюду вкрадывается, во все наши житейские отношения к людям! Но не образ ли Божий, не члены ли Христовы ближние наши, и особенно нищие, и не за достоинство ли человека как образа Божия и члена Христова должны мы уважать человека, несмотря на его состояние, звание, одежду, красоту или безобразие лица? И не более ли мы должны уважать тех, которые хранят в себе черты образа Божия и членов Христова тела, чем тех, которые забывают свое звание христианина и живут в роскоши, предаются невоздержанию, лихоимству и другим грехам, уничижающим звание христианское? Господи! Научи меня не взирать на лица, но любить всякого человека нелицемерно, паче же нищих, и им сострадать, им подражать в простоте, незлобии, смирении, воздержании. Даждь мне, Господи, помнить, что я должен быть слугою всех ради Тебя, как Ты служил всем, и что я с радостью должен служить всем всячески, как исполняющий на земле сей дело Твое, урок Твой, что я вместе с саном священства Твоего взял на себя труд сей служения ближним и не должен себе угождать, как и Ты не угождал Себе. Господи! Даждь мне помнить, что я недостойный служка всех. Господи! Даждь мне кротость и смирение! Господи! Научи меня презирать плоть, ее спокойствие, ее прелести, сладости, сытость, красоту одежд и прочее. Отче Святый! Даруй мне помнить, что мне нужен только кусок черного хлеба да стакан простой воды в день, ибо тело мое и душа моя растленны грехами, и я должен поститься и носить знаки печали по своем грехопадении, по своем растлении, яко дело рук Твоих растлил, образ Твой осквернил, Тебя, всеблагого Творца моего, бесконечно облагодетельствовавшего меня, прогневал, опечалил. Не попусти мне жить в беспечности и нерадении касательно исправления своего сердца и воли. Сласти растлевают мою душу и тело, особенно пресыщение, а где сласти, там и многоядение, ибо приятное больше ешь и пьешь. Пища и питье, чуть-чуть неумеренно употребленные, составляют тяжесть для души и тела, омрачение, тесноту, уничижение духа, робость, малодушие.

Это надо помнить: делайте не брашно гиблющее, но брашно пребывающее в живот вечный, еже Сын Человеческий вам даст [Ин. 6, 27], то есть ревнуй о Теле и Крови Христовых, а не о тленных брашнах, да о слове Божием, да о созерцании духовном, да о сочинениях духовных.

Тленная пища и питие и пристрастие к ним заглушают небесные стремления и потребности.

Внешность мирская, светская, или эта светская выправка – прическа, наряды, выезды на вечера, в театры, в клубы, привычка жить вообще во вне, внешней материальной жизнью, а не внутренней, сильно вредит душе человеческой, существенным ее потребностям, подавляя и убивая их. Оттого мы видим светских дев и женщин, совершенно не имеющих веры, понятия о своем назначении, с которым Бог их создал и с коим они живут на свете, которые не умеют молиться Богу в 17, 20, 25 лет и далее и сделать на себе крестное знамение и даже стыдящихся обрядов своей спасительной веры. Обличать нещадно и заставлять учиться вере. Не венчать таких, пока не научатся.

Когда мы видим священнослужителя, совершающего священную службу спокойно, ровно и твердо, то все бываем довольны этим и говорим про себя и другим: как он хорошо, спокойно и твердо служит. Значит, всякий внутренне требует от священнослужителя спокойствия и твердости, столь свойственных служителю Бога мира. Помни это, смущающийся священник, или диакон, или чтец, и делай свое дело прилично, с должными спокойствием и твердостью. Псалмы вычитывать.

Отец, его дети – и отравители его детей. Бог, люди, или христиане в особенности, – развратители или соблазнители их. А кто соблазнит одного из малых сих... [Мф. 18, 6]. Государь православный, его дети, православные христиане, – и винные сидельцы, или правительство, попускающее пьянство.

В делах и вещах, касающихся пищи и питья, одежды и разной домашней утвари если и случится что неладно, не обращай на то внимания, а всё, хоть и неисправно, пусть будет как будто исправно; всю вещественность считай за ничто, если из-за ней тебе приходится терять свое душевное спокойствие. Притом если мы привыкнем на вещественные беспорядки обращать свое внимание, то со временем сделаемся так придирчивы, что всякая безделица, всякая малейшая неисправность в домашних вещах будет нас тревожить и сердить, и мы повредим себе в делах своего звания, лишив себя душевного света и спокойствия и потеряв свою душевную целость и энергию, ибо страсти и пристрастия помрачают душевное око и нарушают целость38 души, о которой сказал Господь: будите... цели яко голубие [Мф. 10, 16].

Когда ты молишься и произносишь слова молитв или тайно в душе говоришь их, то не довольствуйся одним холодным, на память прочтением их, но вспомни, что у тебя есть разум и ты должен разуметь всё, что говорится в молитвах; далее, есть чувство, или сердце, и ты должен чувствовать, что говорится в них, истину и силу слов молитвенных; далее – есть у тебя свободная воля, и у тебя должно быть стремление исполнить на деле то, что говоришь. Ищи того, чего просишь у Бога, например богоугодной жизни, или что обещаешь Богу сделать, или чего Бог от тебя требует. В человеке три силы, составляющие единое и нераздельное существо души: разум, сердце и воля, – и они должны в духовной жизни человека, также и при воспитании юношества, действовать и развиваться дружно, да все три едино будут, да и люди Божии, так воспитанные и образованные, едино будут во славу Триединого Бога. Да не будет же того, чтоб мы устами только приближались к Богу и устами чтили Его, а сердце наше далеко отстояло от Бога, или чтоб мы говорили и не делали, или чувствовали свои грехи, а в исправлении сердца и воли не подвигались бы вперед.

Когда видишь у себя частых гостей или около себя нищих, не огорчайся на них и не жалей им ничего из съестного, из денег как чадам Божиим, как овцам пажити Господней, для коих сотворены все плоды земные, все блага мира, и скажи своему чреву: ты будешь всегда сыто, а если и поголодаешь немного, то к твоему же благополучию – легче, здоровее будешь, а главное – к благополучию душевному.

Брата своего и вообще всякого ближнего, к тебе в квартиру приходящего, с любовью всегда принимай, хотя бы и часто ходил, и если хочет есть-пить – напой-накорми, ибо как ты даром всё получаешь от Бога, так и он пусть даром ест-пьет у тебя, ибо как он, по твоему мнению, не заслуживает даром есть-пить как часто приходящий к тебе, так и ты недостоин есть-пить так хорошо даром, ибо ежедневно согрешаешь разными страстями и пристрастиями. Всё Божье, не наше, и всё да будет общее.

Все туне39, не по заслугам пользуемся щедрыми дарами всеблагого Бога, да все живем во взаимной любви, да все в простоте любящего сердца вкушаем от общей трапезы общего Отца нашего Небесного, не гордясь друг пред другом, что вот ты-де ешь-пьешь мое, ты мне обязан, – ибо Богу мы все обязаны; также не жадничая во время трапезы, так чтобы хорошее да приятное забрать всё себе, а другим что похуже, ибо это греховное самолюбие: надо другому угождать больше, а себе меньше, тогда и дух наш будет насыщен исполнением заповеди Божией (чтоб мы любили ближнего, как себя, и честию друг друга больше себя творили [Рим. 12, 10]), и тело будет сыто. Меньше ревнуй о насыщении своего тела, больше всего – о насыщении души, как важнейшей и вечной части твоего существа, а пресыщение телесное повергает душу в глад духовный и препятствует ее насыщению.

Странное дело: как мы оказываем пренебрежение к ближним нашим, имеющим одинаковые с нами потребности ежедневно есть-пить, чем [одеваться], к пище, питью, сластям, деньгам, одеждам, которые, как сор, покорены под ноги человеку для потреб его тела и духа и которые так отягощают дух и тело наше – душу заботами и пристрастием, а тело естественной своей тяжестью! Какое странное извращение природы! Сами хотим есть-пить, собирать запасы, одеваться прилично и даже изысканно, а на других негодуем – за что же? – за то, что они хотят так же и столько же как всегда есть-пить, одеваться, собирать деньги. Я говорю о нищих и живущих с нами и пользующихся общею трапезою: зачем мы отделяем других от себя в жизни? Ведь мы – одно духовное тело, одна у нас пребогатая и прещедрая и всемогущая Глава – Иисус Христос, и один неистощимый источник жизни, силы и святыни – Дух Животворящий со Отцем и Сыном. О чем же мы хлопочем? О чем печалимся? Скорбим? Радуйся, когда у тебя кушают ближние, когда нищие получают твою милостыню, как сам радуешься, кушая у других или принимая дар от других. Помни ежедневно следующую истину: Бог смотрит на сердце каждого человека, как человек на лицо, и строго смотри за своим сердцем: смотри, нет ли в нем гордости, злобы, зависти, жадности, скупости, любостяжания, лицемерия, непослушания, нечистоты и пр.

Сыт человек телом, да голоден душою – это сплошь и рядом бывает, вот хоть со мной, например. А как хорошо, если душа сыта благодатью Божией, святыней, миром и свободой, и как неловко, если нет в ней этих даров Духа! Хорошо одет человек – и с ног блестит, и с головы, и с плеч, и с груди, и со всех сторон блестит, а на душе мрачно и невесело. И это суета, и это худо: надо чтоб душа всегда была ясна, чтоб ее не омрачали черные облака мрачных страстей. Много у человека разной богатой утвари домашней, много богатого убранства в жилище временном, а душа бедна-беднехонька добрыми делами, этими духовными украшениями и одеяниями, бедна кротостью, смирением, незлобием, чистотою, верою и упованием на Бога, любовью к Богу и Его образу, Его чаду – человеку бедному и нищему. Но если нет этого последнего у человека, то всё равно что у него нет ничего и сам он как ничто: если не имею любви, – то я ничто (1Кор. 13, 2). А вот этот человек просидел в школе несколько лет, прошел и, может быть, изучил курс наук, пресытился многоразличными знаниями и вообразил себе, что он теперь судия всему, может судить обо всем как хочет и как придет ему в голову – и о Священном Писании, и о Церкви, и о вере вообще и в частности, о всех ее догматах и правилах веры, например о сотворении мира, человека, падении человека и судьбе его по падении, о Искупителе мира, о воскресении мертвых, будущем Суде, будущем блаженстве и мучении, – и судит, как хочет, не на основании Священного Писания, а на слабом, гнилом основании своего растленного ума и сердца, дерзая в гордости своей противоречить ясному учению Священного Писания, Церкви, святых отцов и учителей ее, как бы не желая знать, что вера наша есть бесценное откровение Божие со всем ее Писанием и преданием, со всем богослужением, Таинствами и обрядами веры, и считая ненужными ни богослужение, ни Таинства, ни обряды. И это худо и может причинить вечную смерть душе, ибо пренебрегать делами Божиими весьма опасно. Посему мы должны быть особенно внимательны к слышанному, чтобы не отпасть [Евр. 2, 1]. Господи Иисусе Христе, что я Тебе принесу или что Тебе воздам за Твое столь быстрое, столь благосердое, столь всемощное спасение Твое именем Твоим, силою Твоего святого имени? Ты перед классом спас меня, во время классов спасал меня от мерзостей бесовских и после класса, идущего домой, спас меня неоднократно по молитве моей! Слава Тебе, великоимените Господи Иисусе Христе, Боже наш! Слава Тебе, отъемлющему грехи мои; слава Тебе, дарующему мне святыню Свою, мир Свой, свободу Духа Святого, дерзновение, слово, силу Свою! Слава Тебе, воздух мой, животе мой, дыхание мое, свете мой, сила моя!

Всякому избытку сладостей, денег, одежд и прочих вещей, если этот избыток у нас есть, радуемся, – отчего не радуемся этому избытку в руках ближнего? – От греховного самолюбия, ищущего любви только к самому себе, к своей плоти многострастной, вместо того чтобы человеку искать любви не к себе, не единичной любви, а любви ко всему телу человечества, как научает нас Церковь; также от зависти благополучию ближнего, вместо того чтобы радоваться его благополучию. Потому всеконечно, решительно, не задумываясь надо презирать плоть или и распинать ее со страстями и похотями – со страстями жадности, скупости, сребролюбия, зависти, зложелательства и злорадства и прочими.

Чрез многоядение и многопитие, особенно чрез пристрастие к пище и питию, сами налагаем на свою душу железные оковы, тогда как легко было бы от них избавиться чрез пост; сами охлаждаем чрез то свое сердце к Богу и ближнему, тогда как легко было бы быть горячим к Нему и к ближнему чрез воздержание. Презирать надо материальность как прах, вместе с телом. О, кто даст мне сию простоту, сию мудрость, сию силу!

Надо научиться такой вере в Господа Иисуса Христа, чтобы видеть Его непрестанно пред очами своими, чтобы Он был по вере нашей всем, всяким благом, каким только захотим: и очищением грехов, и миром вместо смущения греховного, и свободою вместо уз греха, и светом вместо мрака страстей, и пространством вместо тесноты греха, и дерзновением вместо малодушия и уныния, и исцелением и здравием вместо болезни, – чтоб Он не только для нас был всяким благом, но и для ближних наших по молитве нашей, ибо все возможно верующему [Мк. 9, 23].

Научить людей и отроков вере в Бога и Господа Иисуса Христа и собеседованию с Богом, или молитве: когда этому научатся, тогда всё прочее, всякое благо будет им легко стяжать от Бога, ибо верующему можно всё получить. И все, чего ни попросите в молитве с верою, получите, говорит Господь [Мф. 21, 22]. Внушай чаще христианам, почему они и для чего называются этим именем, что для них сделал Христос, Сын Божий, для чего сошел с небес, дал Свое спасительное учение, Таинства, для чего пострадал, умер, воскрес, вознесся, какой оставил завет христианам, и требуй от них знания Евангельского учения, заповедей Христовых, исполнения их или завета Его, жития христианского, покаяния во грехах, чтоб оставили пустые занятия и готовились к вечности, не пренебрегали Таинством искупления, не жили бы беспечно и нерадиво.

О святых Божиих человеках. Видишь, куда возлетели они, – и тебе туда же надо возлететь.

Почти тридцатилетними трудами своими отец по жене (тесть) заслужил это место, на котором ты теперь живешь, и сдал его тебе: не должен ли ты быть всю жизнь свою после Господа благодарным ему 1) за дочь, им воспитанную и сбереженную для меня, любящую и берегущую тебя, 2) за место, которое он занимал и отдал тебе и 3) за то, что он ввел тебя в обширное и доброе родство свое, Так поистине. Не печалься же, что тебе надо покоить его старость и быть ему благодарным за всё. С радостью и исполняй всегда этот долг свой.

При виде всякого человека первая мысль твоя да будет то, что он есть образ Божий и член Христов, а не то, что он имеет такие и такие слабости, или он ест-пьет твое, или пользуется твоими деньгами, или что он подчиненный твой, или очень знакомый и примелькавшийся тебе человек, – ибо все эти и подобные мысли – обольщение бесовское, склоняющееся к уничижению образа Божия в человеке и Самого Господа Бога и к разрушению заповеди Божией о любви к ближнему. Со всяким беседуй ласково, с открытым лицом и сердцем, глядя прямо в лицо.

Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, Боже мой, яко от греха жаления сластей ближнему и лести сластныя избавил еси и огнь страсти в росу благодати Твоея претворил еси. Благодарю Тебя, Господи, яко от лести фарисейского самохвальства и от слов: я не таков, как прочие люди [Лк. 18, 11], огнем адским разлившихся в душе моей, от огня, тесноты и уничижения избавил еси мя и с видом и сердцем спокойным даровал еси мне просидеть класс. Враг запнул меня при чтении в четвертом классе книжицы «Указание пути в Царствие Небесное»40. Благодарю Тебя, яко от всех грехов и всячески меня спасаеши. Спасай меня до конца, Боже мой! Да не одолеют грехи и прегрешения мои Твоей неизглаголанной благости и милосердия!

С радостью принимай к себе всякого человека и с веселым лицом. За сор все сласти, всё земное считай, ни во что вменяй, как научил тебя Господь.

1) Ешь-пей во славу Божию вместе с ближними, никому ничего не жалея, если ты хозяин, 2) потом искренно благодари и отца и мать свою, если их имеешь, или отца или матерь жены своей, 3) ешь-пей умеренно – тогда пища и питье будут тебе всегда в пользу; в противном случае – во вред. Паки благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, Боже мой, за милостивое спасение Твое моего окаянства. Господи! Даждь мне простое41 душевное око!

Исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу [Еф. 5, 18–10]. Видишь, как удобно исполняться независтным, всеблагим Духом Божиим? Но пой псалмы и песни духовные сердечно, и ты исполнишься Духом. Как бы хорошо учить юношество церковному пению! Христианин должен жить так, чтобы его радовали уповаемые, обещанные Богом в будущем житии вечные блага, а не настоящие, временные, как тень преходящие.

Не завидуй брату, успевающему во всем благом и обогащающемуся чрез дела рук своих: это Бог его благословляет, – а ты будь доволен своим жребием, своим состоянием, своими жизненными средствами. Благословляй Бога, благопоспешающего брату твоему в общеполезных делах его и радуйся его благополучию, как своему. Не говори в сердце: ах, если бы мне это сделать, или: это и я легко сделал бы. Мы только желаем большею частью, а не делаем и никогда, пожалуй, не сделаем, а тут Дух Божий, действуяй вся во всех, подвиг брата к совершению дела, которое приносит пользу наследию Божию. Радуйся этому, и сам пользуйся трудами брата, ибо они дар Божий и общее достояние. (Мы ничего своего не имеем.) Или труды брата да поощрят тебя к подобным трудам. Делай неленостно в винограднике Божием, не ленись, не расслабевай. Ветхий наш, растленный человек, всё бы себе в руки забрал: и славу авторскую, и славу благочестивого человека, и богатство мира сего, и отличия мира сего, – а сам ленив к славе имени Божия, к составлению душеполезных сочинений, или неопытен, или времени не имеет или света ума и чистоты сердца и силы воли к написанию общеполезных сочинений. Зависть одна руководит движениями его сердца.

Тестя надо больше почитать, чем родного отца, ибо тот по природе родил, воспитал и всё делал тебе, а этот, быв чужой, полюбил тебя, отдал тебе дочь свою – бесценное сокровище, и место свое, и бережет тебя, как родного сына; а дочь его почитай как настоящую сестру свою, береги и люби ее от души.

Чудное и всестороннее душевное и телесное богатство мое – Господь Иисус Христос; по вере моей Он бывает для меня всем, чем я захочу, всяким благом – и это всё туне, за одну веру мою в Него, за то, что я познал имя Его сладчайшее. Избавлю и́, яко позна имя Мое... с ним есмь в скорби, изму его и прославлю его: долготою дний исполню его и явлю ему спасение Мое [Пс. 90, 14–16].

Благодушествуй, а не злодушествуй, видя неисправности или беспорядки, погрешности других, чтобы к их беспорядку не присоединить еще свой душевный беспорядок (от которого не может быть никакой пользы, а разве вред) и не увеличить беспорядка. Наипаче благодушествуй, крепись и мужайся при беспорядках, чтобы по крайней мере в тебе-то был порядок внутренний, чтобы чрез него сколько возможно восстановить допущенный уже другими или тобою беспорядок. В великом бедствии мы находимся в этой жизни: кратка наша жизнь (служит она преддверием вечности блаженной или мучительной), и мы большую часть ее находимся в каком-то забвении, расслаблении, лености, в греховном сне, бессмыслии духовном касательно будущей своей судьбы, проводим время в суетных забавах, хлопотах и заботах. Сочеловеки! Воспряните от вашего греховного усыпления и помяните, что смерть неизбежно постигнет вас, что по смерти тотчас вас встретит суд нелицеприятный, а в свое время вы явитесь на Суд Страшный, после которого решится навеки ваша судьба. Кто искренно нам доброжелательствует и нас благословляет? Нищие. Кто холоден и двусмыслен относительно нас? Богатый и ученый по-нынешнему.

А что, братия, узнает ли нас Господь по втором и страшном Своем пришествии по нашим нравам, обычаям, привычкам, что мы христиане? – Не узнает многих, многих из нас. Не вем вас, скажет [Мф. 25, 12]. Верно так. Христиане! Братия! Ужаснитесь: и между вами есть многие таковые. Поправьтесь и дайте себя узнать Господу по делам вашим. Мужи гордые, пиянствующие, любостяжательные, скупые, завистливые, мстительные, лукавые, прелюбодеи, неверные, дайте себя узнать Господу – вы ведомы только диаволу как рабы его усердные.

Что было бы с нами, если бы Господь не спасал нас от грехов наших ежедневно? Изныли бы сердца наши, упали бы лица наши, иссохли бы, сгорели бы от огня страстей тела наши. Слава Тебе, милосерднейший наш Спасителю, спасающий нас с толиким42 милосердием, с такими щедротами. Слава Твоему человеколюбию, не препобеждаемому нашей злобой, гордостью, презорством, завистью, скупостью, любостяжанием, нечистотою, лукавством, хулами и пр. и любоблагоутробно преклоняющемуся на милость к нам в молитве покаяния нашего пред Тобою.

Господь Иисус Христос, Богочеловек, Спаситель наш, Ходатай наш, сидит одесную Бога Отца. Это внушает нам великие надежды, великое дерзновение пред Богом. Сидит одесную Отца – значит, Он равен Богу в могуществе и славе, значит, Он может победить всех врагов наших, значит, Он может удобно соделать наше спасение, если мы захотим сами спастись и предадим Ему свою волю и свой живот; значит, Он всё может нам исходатайствовать от Бога Отца: и благополучную временную жизнь, вечное блаженство. Итак, с верою и упованием обращайтесь, христиане, ко Господу Иисусу Христу, сидящему одесную Бога Отца Своего: Сын умолит Отца о всех наших грехах и прощение Его нам подаст (только сами будем прощать) и небесное блаженство нам исходатайствует. Сентября 26 дня 1865.

Кто это на этой иконе такой величественный, светолепный, красный добротою паче всех человек [Пс. 44, 3]? Это вочеловечитися благоволивый Бог. А кто эта, избранная в женах, эта чистая голубица, эта нескверная Агница, лицо Которой сияет всеми добротами, всяческою душевною красотою? Это Матерь вочеловечитися благоволившего Бога. Поклоняюся Тебе, вочеловечивыйся Боже мой! Поклоняюся Тебе, Пречистая, Величественная Мати Царя всех и Бога.

Господь, Сын Божий, для нашего спасения сошел с небес. Помогай же Ему всю жизнь спасать тебя, ибо Он без тебя спасти тебя не может, как свободного, и не живи в праздности; помни, что ты в бездне греховной валяешься: нельзя [без понуждения себя] выйти из этой бездны. Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие [Деян. 14, 22].

Если бы разбойник наш диавол знал наперед, что Сын Божий вочеловечившийся пострадает за нас, то он всеми мерами постарался бы воспрепятствовать Его страданиям и смерти за нас, – но прельстился, окаянный, Его смирением и уничижением крайним, не мог понять таинства в злобе и гордыне своей и излил над Спасом мира всю злобу свою и до смерти довел, но потом – увы! узнал, Кого убил. – Того, Кто, во ад сойдя, ад разорил, духов злобы попрал и всех уверовавших в Него в рай ввел вместе с разбойником. Побеждай его и ты смирением. Отчего же в Ветхом Завете были прообразовательные, а не ясные указания на Спасителя? Чтобы диавол не узнал таинства. Отчего пророчества прикровенны? – Оттого же. Слепые мы, близорукие: наслаждаясь земными благами, мы думаем, что все блага тут и есть, и не воображаем, что блага небесные тьмами тем крат лучше земных, а главное – что они вечны.

Сами получаем помногу – и ладно, так быть должно, думаем, и хоть бы еще больше, так не мешало бы, говорим, – нищие просят у нас – жаль и самого малого, и сердимся, зачем просят каждый день, хотя сами каждый день получаем значительную прибыль. Себе не жалеем на роскошь, на излишества десятков копеек и рублей, нередко сотен рублей. Ближнему, в нужде находящемуся, жалеем нескольких копеек, не говоря рубля, нескольких рублей. Что это, братия, значит? Так ли Христос Бог указал нам жить? Чьи у нас блага? Не Христовы ли? Не обще ли всем Он даровал щедрые дары Свои? Для чего же сами мы пресыщаемся, роскошествуем, ходим в дорогих одеждах, ездим в великолепных экипажах, живем в богато убранных комнатах, а бедным и нищим жалеем уделять немного на нужды от избытков своих? Зачем жалеем давать им на пищу, покупать им дешевую одежду, платить за их постой, дешевый, тесный, нечистый? Отчего не дадим им нескольких копеек и на дрова для согревания их дома, для варения их пищи? Или мы, как высокие какие и достойнейшие особы, должны всем изобиловать, а они всем нуждаться? Нет, сохрани Бог так думать: богатые душевно часто бывают хуже нищих – горды, напыщенны, суетны и пр., а нищие предоставлены состраданию и милосердию богатых, чтобы богатые имели средства к очищению грехов своих в нищих, чтоб могли делать дела любви и милосердия, которыми благоугождается Бог.

Отчего это священник после обедни неохотно крестит в церкви младенца? Оттого, что нет тут стола с яствами и напитками, оттого, что его еще до обедни звали на отпевание покойника и на обед (где, правда, без него обошлись бы легко), и крещение в церкви стало вразрез с его желаниями, с его волей. Но надо сказать: да будет, Господи, воля Твоя – не моя, и делать свое прямое дело всегда без размышления, то есть без сомнения, с готовностью, не думать о насыщении тела, а предпочесть этому служение Богу; также благо общественное предпочитать всегда своему частному, духовное – телесному. Как хорошенько присмотришься к возмущениям и к ярости плоти, так увидишь, что она всегда бесится из-за пищи и питья да из-за денег. И предлогов-то сколько является к тому, чтобы не делать прямого своего дела: и не вовремя, и недосуг, и нездоров и пр. А как позовут к богатому человеку, либо к знатному, либо туда, где можно предполагать угощение, тогда охотно идем – и досуг, и время, и здоровы. О, лукавая плоть!

Под очень теплым одеялом не спать, чтобы не расслабить излишним теплом тела и вместе души, потому что душа тесно связана с телом, и слабость, нега в теле отзывается слабостью и негою, расслаблением в душе. Ясно, что не надо и внутрь употреблять много теплого питья, например чаю, кофе, которые также не укрепляют, а только расслабляют тело и дух: стакан-два – не больше, больше – во вред; впрочем, полный человек может и три стакана пить без вреда. В России вошло в обычай много и часто пить чай, как бы для забавы, – худая это забава, она положительно вредна не только для телесной, но и для духовной жизни, расслабляет духовную жизнь, нежит плоть, повергает незаметно в чувственность. И что питательного, укрепляющего в чае? Ничего. Итак, предпочитать пищу прохлаждающую или умеренно теплую, не горячую и одеяла умеренно теплые, полупрохладные; постель и подушки не очень мягкие, ни в каком случае пуховые. Не должно ничем нежить плоть, а давать ей только потребное, служащее к укреплению и бодрости ее и живущего в ней духа.

Как вести себя в гимназии: 1) во время класса; 2) вне класса: а) в занятных комнатах, б) в сборной, в) на улице, около здания, г) в столовой, д) в спальне; 3) как вести себя в церкви; 4) как вести себя вне гимназии – дома, в гостях, на улице, при встрече с начальниками и наставниками, с знакомыми; 5) как вести себя на домашней молитве. Как обращаться с науками, как приготовлять уроки, когда приготовлять, своевременность. Охота, любовь к предмету, совокупное действие всех сил души при изучении урока; самопринуждение.

Василий Иванович говорил: главное дело – не падай духом, когда споткнешься; воин на войне если падет духом – беда: его действия делаются боязливы, нерешительны, нетверды, и других нередко приводит в замешательство; а если он бодр и мужествен – всё ладно: что и неладно, да как будто ладно, и в других бодрость вселяет. Итак, мужество, а не поддача духу уныния есть немалая добродетель в жизни христианина.

Еще Василий Иванович говорил: Бог не требует многого, а требует от каждого по силам. Не задавайся многим, что тебе не по силам. И лошадь, если на нее много положить, скоро ослабеет и совсем, пожалуй, не повезет.

Церковь ежедневно проповедует своим богослужением бессмертие души человеческой, жизнь людей по смерти, единство в Боге всех святых Ангелов и святых человеков. В церкви мы непрестанно слышим: Пресвятая Богородица, спаси нас; святые апостолы и пр., молите Бога о нас; мы прославляем их как живых, как слышащих наши похвалы; они с нами как одна семья Божия, вечно живая. А чудотворные иконы святых Божиих человеков и их чудотворные мощи доказывают необоримо жизнь святых по смерти, их угождение Богу и содружество с Ним, единство с Ним.

А годичные празднества церковные прославляют высочайшую тайну и высочайшее благодеяние Божие людям – искупление их от вечного проклятия и вечной смерти, спасение и обожение человеков в лице Господа Иисуса Христа и соединение Его с ними. Ежедневные службы также напоминают нам постоянно об этом чудном, благостном смотрении Божием о людях, ибо они изображают сотворение и искупление.

Благодарю Тебя, Господи, за дар Твой, благодарю раба Твоего, давшего его мне Тебе ради; благодарю Тебя и за сослуживца моего, принявшего такожде щедрый дар по своему званию и должности. Дела рук раба Твоего, давшего нам щедро за малый и малейший труд наш, исправи и спасение со здравием ему, и жене его, и чадам его, и матери его подаждь. Господи! Даждь мне радоваться благополучию ближнего как своему, а не завидовать ему. Господи! Даждь, чтобы мне не казался дар Твой в руках ближнего очень большим, а в своих руках малым, хотя свой больше, чем у ближнего; отыми от мне лукавое око.

Надо каждому понять свое высокое звание христианина и узнать обязанности, требуемые христианскою верою; надо давать себе истинную цену: а) ветхому человеку и презирать его, б) новому – и всеми силами дорожить его высокими преимуществами и стараться со дня на день обновляться и совершенствоваться в добродетели, а ветхую жизнь отвергать. А то мы даем цену тому, чему не должно давать никакой цены, – плоти греховной, греховным страстям, и не ценим того, что имеет бесконечно великую цену – душевного спасения, христианскую веру, богослужение, Таинства, посты и пр.

Троица Святая – живот, святыня и сила святых Божиих человеков, Пресвятой Девы Богородицы, Херувимов, Серафимов, Престолов, Властей, Господств, Сил, Начал, Архангелов и Ангелов, святых апостолов, пророков, иерархов, мучеников, преподобных, бессребреников и всех святых: Бог всяческая во всех (1Кор. 15, 28).

27 сентября.

Понедельник. Владыко Человеколюбче, в Триех Ипостасях Сый и славимый! Благодарю Тебя от всего сердца моего, яко Ты отъял все грехи мои чрез причащение Божественных Тайн Господа нашего Иисуса Христа и глубоким, пресладким миром исполнил еси душу мою и возвеселил меня радостью с лицем Твоим. 28 сентября. Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, яко и в сей день сподобил еси мя причаститися Божественных Твоих Тайн во очищение грехов моих и в мир душевных моих сил, и в величественную осанку и дерзновение пред людьми Твоими и ученики моими, и в слово живое и действенное.

Благодарю Тебя, Господи, Отче, Слове и Душе Святый, за благую перемену, произведенную Тобою в сердцах отроков Твоих, вверенных моему немощному руководству. Господи! Сам руководи их, Сам воспитай их. Господи! Да не развратятся они по немощи моей, ради грехов моих. Покрый, Преблаже и Премудре, грехи мои и умудри мя, во еже43 наставити их.

Благодарю Тебя, Триипостасный Владыко и Помошниче наш, яко помогл ми еси изглаголати весь царственный дом по именам на великом входе. Даруй всегда.

Нищих мальчиков и девушек надо жалеть, а не озлобляться на них за то, что они ходят за нами и заглядывают в окна того дома, в который мы вошли, потому что они по требованию своей природы, которую им дал Бог, ежедневно хотят есть и пить, а может быть, многие из них и трясутся от холода, не имея теплой одежды и обуви. Как очи наши постоянно устремлены ко Господу Богу нашему в ожидании от Него даров Его благости и мы получаем ежедневно от щедрот Его всё нужное для жизни, так очи нищих устремлены на нас, и мы должны, как приставники даров Божиих, раздавать их с любовью, кротостью и незлобием нищим и бедным, ибо за это служение Самому Спасителю в лице меньшей Его братии Он во всю жизнь не оставит нас Своим благоволением и щедротами. Помяни и вспоминай чаще, до чего простерлась к нам любовь и снисхождение Сына Божия: чрез вочеловечение Он благоволил соделаться нашим братом, Бог сый, и не стыдится братию нарицати нас, а мы, грешные, бренные человеки, гордимся пред сочеловеками нищими и стыдимся их назвать своими братьями и сестрами; Сын Божий жизни Своей не пощадил для нас и всю жизнь на земле для нас трудился, путешествовал, поучал, больных исцелял, воскрешал мертвых, претерпел поругания, заушения, оплевания, биения, крест и смерть – а мы для своей братии не хотим жертвовать частью своего достояния, несколькими копейками, не хотим трудиться для них безмездно, не хотим даже видеть их. Где же наша любовь христианская? Где наше братство, по речению Христову: вси же вы братия есте [Мф. 23, 8]?

Опять бывает так, что на нищих мы озлобляемся за то, что они стоят впереди всех в церкви, хотя это бывает редко. Как? Они достойнее, быть может, нас в сто раз пред Богом и могли бы стоять пред самым престолом, если бы имели сан священства, а мы не терпим, чтобы они стояли впереди народа? Разве храм-то наш, а не Божий? Разве Бог смотрит, как мы, на лицо, на одежду, на богатство, на знатность мирскую человека? Разве мы не все пред Ним раны? Разве не все по образу и подобию Его? Разве не на сердце Бог зрит? Ибо человек зрит на лице, Бог же зрит на сердце (1Цар. 16, 7). Зачем мы бываем судиями помышлений злых? Еще надо помнить и то, что сказал Господь о детях и обо всех, истинно верующих в Него: Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного [Мф. 18, 10]. Не должны мы забывать, что живем все в великом дому Отца Небесного, что все мы дети Его (или, что я говорю? – многие из нас сами сделались из чад прелюбодейчищами, а не детьми), что у Отца Небесного есть великое множество верных, светоносных, сильных крепостью детей Его, каковы Ангелы, коих Он приставил хранителями земных Его детей, возлюбленных Ему несказанно в Сыне Его Единородном, искупившем их кровию Своею, и что Ангелы их всегда видят лице Отца Небесного и могут сказать всегда об обидимых чадах Его и об обидчиках их слово правды и испросить отмщение за них.

Ходи в присутствии Божием, Пресвятой Владычицы Богородицы, Небесных сил, апостолов, пророков, иерархов, мучеников и всех святых. Почитай человеческое естество во всяком человеке, ставь высоко почтенным боговоплощением и вочеловечением Сына Божия от Девы Марии и Духа Святого. Чти высоко всякое лицо мужского полу и всякое лицо женского полу; снисходи много всякому человеку, особенно нищему, терпящему скудость во всем, брошенному и презираемому всеми. Если есть слабости в нищих, то их есть более в тебе, только в другом виде, чем у него. Помни единство своей природы с нищими, единство искупления, едину купель крещения, единое Отчество, ибо у них и у тебя один Отец Небесный. Не презирай их из-за праха, из-за того, что ты должен часто давать им милостыню, [да не хулится твое благое [Рим. 14, 16]]; помни, что вся земля покорена Богом под ноги человеку и всякий из нас имеет право и должен пользоваться всем невозбранно для своих потребностей как своею собственностью или как даром Божиим ему. Не считай только себя имеющим право на дары Божии, а других нет, напротив, говори: я ничего не стою, не заслуживаю и что брат твой или сестра твоя, которые достойнее, лучше тебя, они заслуживают эти дары Божией благости. А я, говори, зол, горд, завистлив, жаден, скуп, блуден, своенравен, нетерпелив и ничего не заслуживаю от Бога, напротив, стою всякого наказания, всякого осуждения и муки. Так рассуждай и действуй, и будешь правильно рассуждать и действовать, и за такое мудрование и смирение будешь иметь мир в сердце и дерзновение пред Богом. Презирай многострастную, многовозмущающуюся плоть свою и распинай ее со страстьми и похотьми, да общник распятому нас ради Господу во славе Его явишься. Помни Его вольное ради нас страдание, да нас свободит от страстей. Подвизайся всеми силами в очищении сердца от страстей и в обновлении с помощью благодати Божией своего растленного естества. Помни свою великую задачу жизни – ты должен очиститься и соединиться с Богом, исправить разум в ведении, сердце и волю в добродетели.

Что гнуснее на свете чрева человеческого, не по природе, а по злоупотреблению? – Ничто. Из-за чрева человек Бога прогневал и непрестанно прогневляет, с ближними враждует непрестанно, на самых близких нередко дышит негодованием и злобою. Что гнуснее на свете плоти человеческой? – Ничто. Плоть блудна, скверна, хульна, скупа, жадна, прожорлива, завистлива, зла, дерзка, упряма, своенравна, хищница. Потому презирать и распинать ее надо всячески. Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями [Гал. 5, 24].

Детские души – невинные, непорочные души, они достойны любви и сострадания, но они просты и недальновидны и достойны снисхождения; они игривы, резвы, как беззаботные, и достойны снисхождения, хотя им и надо делать внушения; если и в них высказываются страсти – злость, упрямство, то надо вспомнить растление наше и не сердиться на них, а с кротостью исправлять их.

Веруй, что Господь одинаково может спасать тебя во всех трудных и нетрудных обстоятельствах, и призывай Господа во спасение с тою верою и силою, с какою призываешь Его на Святые Дары.

Пришли гости в постный или скоромный день – и рад случаю поесть да попить. А истинный христианин должен быть всегда воздержен, если хочет иметь в себе Духа Божия.

Помни, что сестра твоя Анна – немощный сосуд; подвержена ли она действию страсти или телесной немощи – снисходи к ее немощам и молись за нее. Помни, как ты сам немощен при воздействии на тебя страстей, в каком нуждаешься снисхождении. Страсти – насильницы: надо жалеть насилуемых и молиться о них.

Цель жизни твоей, христианин, есть очищение ума и сердца и соединение чрез веру со Христом, или достижение рая, из которого мы выгнаны в начале. Благодарю Тебя, Отче Святый, о имени Господа нашего Иисуса Христа, яко старца-отца в сожитие мне даровал еси и чрез него от грубого проявления растленной воли и страстей избавил и избавляешь мя. Если чувствуешь в сердце сильное, беспокойное сопротивление распоряжению или действию начальника или равного или подчиненного тебе лица, тогда как это действие или распоряжение делается в виде прямой пользы, то знай, что в тебе действует дух противления и дух самолюбия, гордыни и своенравия. Помолись тогда скорее Богу и раскайся в своей гордости и в своем своенравии и добровольно и охотно покорись распоряжению брата, считая общую пользу или пользу брата выше своей и ради пользы ближнего перенося нечто и неприятное. Друг друга тяготы́ носите [Гал. 6, 2].

Дома враг томит и смущает меня жадностью, скупостью, неискренностью и холодностью обращения с домашними; в храме раздражением на неисправность служащих, нелепым смущением и боязнью, хулой, лицемерием, немощью, [...], самомнением; в классе – лицезрением и уязвлением добротою телесною. Но о имени Господа моего Иисуса Христа побеждаю я козни его, и тогда особенно, когда я крепко и ясно убежден, что эти страсти – коварство врага.

Какое безумие грех! Слабость, немощь, грех, страсть, дурную привычку, бедность, незнатность и низость, подчиненность, зависимость в жизненных потребностях, неблагообразие лица ближнего, самую старость обращаем почти непрестанно в повод к собственным грехам, к осуждению, озлоблению, раздражительности, гордости, презорству и к собственному мучению! О, какое уродище – грех! Какое безумие! Какое страшное зло, несчастие, беда для нас, человеков! Человек! Покрывай любовью немощи ближнего, да и твои покроет Господь. Не взирай на грехи ближнего, взирай на свои и виждь, что ты превзошел всех прегрешеньми, и смиряйся пред Богом и людьми, считай себя хуже всех и слугою всех, а не других хуже себя и слугами своими. В самом деле, заметь, что в тебе есть такие недостатки, слабости, страсти, дикие, нелепые, которых в других нет и составляют твою собственность, характеризуя твою именно индивидуальность, красоту: хотя все мы сыны падшего Адама, но в ином из нас преобладает такой грех, в другом – другие, так что все мы повинны пред Богом и все имеем добро от Его благодати туне; одно тело мы – греховное, все нуждаемся в снисхождении, помиловании и во взаимных услугах, во взаимной молитве. Взрослые из нас всякий за себя ответ даст Богу. Потому не озлобляться надо на согрешающих, а молиться за них, жалеть, что погибают.

Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, яко миром, превосходящим всякий ум, и чистотою сердечною наградил мя еси ныне по причащении, отъяв вся прегрешения моя, якоже остны44 бодущие. Благодарю Тебя, животе мой, за здравие телесное и за легкость души и тела. 30 сентября 1865 г.

Пия кровь Господню из Святой Чаши, говори в себе: существо Христово пью, а вкушая тело Его, говори: существо Христово ям. Господи! Благодарю Тебя, Господи, слава Тебе!

Христианин! Какого истощания Божественного, каких поношений, каких страстей и какой лютой смерти вочеловечившегося Сына Божия стоило твое спасение! А ты и не дорожишь им вовсе, предаешься сластям земным, страстям различным, живешь в суете, вдали от Бога. Горе тебе, неблагодарному и злонравному. Мудрствуй горняя, где Христос сидит одесную Бога [Кол. 3, 1]. Христианин! Ради тебя Христос на кресте пречистыя Свои руки простер и Свои пречистыя персты окровавил, хотя избавить тебя, дело рук Своих, из пасти адского змия. Не простирай же рук своих в беззаконие.

Сын Божий сошел до зрака рабия, чтобы помочь бедствующему и погибающему человечеству, чтобы спасти его, – мы ли не снизойдем к братии своей: к нищим, бедным, сирым, вдовицам, больным, заключенным в темнице, увечным, и не поможем им чем можем? Ведь и нищие, и больные, и прочие несчастные суть члены Христовы; ведь они по образу Божию и по подобию сотворены, – как же мы презираем их, озлобляемся на них? Богатых так вот уважаем или не смеем презирать их, озлобляться на них, потому что они богаты, имеют силу в обществе. Вот у этой женщины или девицы салоп рублей в двести-триста, платье рублей в сорок-пятьдесят и более, шляпка в десять-пятнадцать, двадцать рублей, а попроси у ней бедный на сапоги, на кафтан, даже на плату за квартиру, скажет: нет у меня. Юродивые девы! Что вы не догадаетесь запастись елеем добрых дел на день пришествия Жениха? Теперь еще есть продающие елей и его можно купить, – придет время, и может быть уже скоро, что нельзя будет его купить, и двери чертога брачного затворятся – а вы будете извержены вон, рыдающие, но бесполезно.

А вот этот кузнец или мастер известного ремесла получает большие доходы, барыши, считая их несколькими сотнями, а иногда тысячами в месяц; труды его малые вознаграждаются с избытком, и он большие суммы получает даром, но попроси у него нищий – он подаст ему не больше гроша и копейки или вовсе не подаст и скажет: ступай с Богом к другому, кто побогаче меня; а если станут просить у него нищие каждый день, он запретит им беспокоить себя и назначит один день в неделю, например субботу, чтобы в этот только день приходили к нему за грошами и копейками, а в другой день не смели, тогда как сам, будучи богат, получает и при богатстве ежедневно хорошие барыши. Вот правда наша, вот христианская жизнь наша! Изволь давать таким людям Царство Небесное туне Иисус Христос, купивший его Своим истощанием, Своими страданиями и смертью.

А вот об этом человеке известно, что он сидит за картами вечера и ночи, часто на праздник или с праздника на будень, и проигрывает десятки рублей или выигрывает десятки и, значит, получает их даром. А дает ли он даром или ради Христа нищему? – Нет, дает ему разве нотацию, что ты-де, тунеядец, побирашка, пьяница, хотя сам прежде всего принадлежит к числу их, а денег бедному не даст. Да и как дать? С таким трудом и потом они заработаны – возможно ли не ценить труд такой? Труды нескольких часов отдавать бедному. Впрочем, Бог с ними, с такими трудовыми копейками, держи их на что знаешь, а ради Христа их грех и подавать. Давай от праведных своих трудов. Наверное же как денежки твои пришли, так они и уйдут у тебя. А только ты знай, картежник, что Господь времен взыщет с тебя очень строго за злоупотребление этим драгоценным даром, то есть временем, которое дано тебе для покаяния, делания добрых дел и приготовления к вечной жизни.

Часто тут же в доме решается от Господа суд известного человека: если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? [Лк. 6, 32], – ибо в том же доме и в одной квартире живут и лица любимые им и любящие его, и не любимые им и не любящие его. Он не любит известного человека, потому что он глядит на него неприязненно, неласков и суров с ним или не делает ему подарков и пр. – а других любит за ласковость, за приветливый взгляд.

Кто ведет себя беспорядочнее всех и дома, и в церкви, и в обществе? – Ученые люди. Кто безверы, вольнодумцы? – Ученые люди. Кто надменен, величав? – Ученый. Кто самолюбив больше всех? – Ученый.

В день рождения и тезоименитства моего. Радуйся, что Господь создал тебя не зверем, не скотом, не собакой, не кошкой, не рыбой, не птицей, не змеей, не насекомым, не червем, а человеком, и благодари Господа, Творца своего, да живи как человек, как созданный по образу и подобию Божию, как чадо Божие, предназначенное к вечному единению с Богом, как житель горнего, духовного, светоносного мира, а не как зверь, с зверскими свойствами, или как скот, с скотскими свойствами, или как змей – с змииными.

Пьешь сладкий чай – дай и бедному на чай; куришь табак – не откажи бедному в куске хлеба; живешь в великолепных покоях – дай нищему на квартиру; роскошно одеваешься – дай нищему на одежду или купи ему дешевую одежду рубля в три-четыре, пять... Ездишь в экипаже – дай нищему хоть на обувь, чтобы он мог ходить безопасно пешком. Посмотри на себя и около себя: что на тебе и около тебя есть, – и посмотри на нищего и около него, что на нем и около него, – какая огромная разница между вами.

Уже не я живу, но живет во мне Христос [Гал. 2, 20]. Так в Божией Матери, так в Ангелах и святых.

Люби притчи и анекдоты, в которых порок и порочные люди представляются смешными, жалкими и презренными; люби и тех людей, которые причинили или прямо даже с духом вражды высказывают тебе твои худые стороны или страсти, нрав твой недобрый, люби как друзей, как врачей, но презирай ласкателей: они растлевают наши души неуместными своими похвалами. Люби тех, кои с одной трапезы едят с тобою хлеб твой, хотя они и не родные твои; не требуй всегда хорошего расположения духа и ласковости от сожителей своих, товарищей по службе и друзей. Это невозможно. Суди по себе – как ты бываешь часто нерасположен, угрюм, тяжел.

Старайся сохранять ежедневно верность свою Господу Богу твоему и ближнему своему, держись твердо любви к Богу и ближнему и не внимая наветам врага человеков; предлоги эти относительно ближнего следующие: не любит меня, не ласков со мной, не почтителен ко мне, не благодарен мне, враждует против меня; ест-пьет мое даром, обижает меня, смеется надо мною; а относительно Господа Бога: Бог оставил тебя, не слушает тебя, не занимается тобою, не по силам искушения посылает тебе, не хочет спасти тебя, предоставил тебя влечению твоих страстей; Бог любит больше других, чем тебя и пр.; что Господь больше любит богатых и знатных, потому что, по-твоему, у них все хорошо, к ним богатство течет, их все уважают, все им кланяются; они спокойны, они сыты и пресыты, прекрасно одеты, ездят на своих экипажах и проч., – но заметь, что это всё внешность, а внутренность в них ты не видишь и не знаешь, и, говоря таким образом, ты показываешь незнание и о том, что Бог иначе смотрит на человека, чем мы, что на бедного и скорбящего о своих грехах Господь смотрит с благоговением, а на богатого и неблагодарного и не чувствующего своих грехов – с гневом и только долготерпит ему, ожидая его покаяния, да не погибнет он во грехах своих и не сделается добычею ада.

Братия! Неприятна правда, которую я вам говорю. Что делать? Книжникам и фарисеям также неприятны были слова Иисуса Христа. Правду надобно высказывать всегда, приятно или нет. Не хочу быть другом вашим, чтобы сделаться врагом Божиим: нет сомнения, что я буду другом вашим, если не буду в проповеди обличать ваших неправд, ваших беспорядков и буду говорить только угодное вам, – но тогда горе мне. Апостол говорит: Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым [Гал. 1, 10]. И я не буду раб Христов, если буду молчать о ваших делах нехристианских. Итак, отложите роскошь в одежде, в столе и подавайте нищим милостыню. Бросьте картежные игры, бросьте обман, лихоимство в торговле, бросьте жадность к деньгам. Держитесь любви христианской, промышляйте о ближних.

Как превратна временная жизнь: в одном и том же доме встречаешь и радость и горе, и довольство и бедность, и дикий разгул и слезы. Что не встретишь во множестве других домов? – В одном ярусе дома живет богатый и пресыщенный, внизу – бедный и голодный; вверху – разгул праздничный, внизу или рядом в смежной комнате оплакивают мертвого; или здесь радостной улыбкой приветствуют новорожденного младенца, а здесь плачут над больным, собирающимся в путь всея земли; здесь торжественный брак – тут муж и жена живут во вражде и хотят оставить друг друга; или здесь мир и любовь, а здесь вражда и ссора, здесь ласковый привет, а тут – отреяние, нежелание и видеть тебя. Но где же истинная жизнь наша? Там, в Царстве правды, мира и любви – на небесах! Туда будем стремиться из этой юдоли плача.

Сам живешь в пространной и чистой квартире, а у ближнего твоего, у сочлена твоего нет и никакой: дай ему денег на плату за угол. Ты одеваешься в роскошные одежды, стоящие несколько десятков, а иногда и сотен рублей – уделяй же ближнему, сочлену твоему хотя по одному рублю на одежду, способную защитить его от холода. Ты сидишь за столом, состоящим из множества вкусных блюд – дай бедному хотя бы на кусок хлеба и на похлебку из круп и кореньев. Ну скажите, пожалуйста, что разумного, человеческого, не говорю христианского, представляет наша жизнь, когда мы сами предаемся роскоши в пище и питье, в одежде и жилище, а братьев своих, ближних своих, да еще, пожалуй, родственников своих, или даже иногда родителей своих оставляем жить в нищете, в недостатках всякого рода? Что это за жизнь, если я пресыщаюсь, а ближнего оставляю жить голодом? Сам одеваюсь в шелк и бархат, ад в лучшее сукно и разные материи, а ближнего оставляю ходить в наготе или в одном грязном и дырявом рубище; если сам живу в обширных, чистых, прекрасно меблированных комнатах, а ближнего оставляю без крова и не хочу дать ему платы за грязный угол нескольких копеек; если сам позволяю себе все удовольствия – и театр, и веселые вечера с гостями, и клубы, и курение благовонного, а может быть и зловонного табаку, и картежную игру, если позволяю себе и выпить до веселия, положим что и не больше, не до забвения (но потому, что ведь осудят, если выпью больше, и будут [...] чуждаться как пьяницы и в порядочное общество не примут – значит, не для Бога, а для людей сделаю это), и не имею себя ни в чем упрекать, – а нищего, который такой же человек как я, я теми же немощами, умею тотчас укорять в пьянстве, дармоедстве, праздности и лености? Что разумного, справедливого, человеческого в такой жизни? – Ничего. Это жизнь несмысленная, дикая, плотская.

А какое высокое, бесценное существо у Бога человек – всё для него Господь создал: и землю и солнце, и месяц и звезды, и животных и рыб и птиц, и плоды и злаки, из коих многие сотворены и для подручных ему животных, и злато и сребро, и сталь и железо, и медь и камни многоценные, – только бы мы жили в любви и взаимном почтении! А мы, столько почтенные от Бога, как чтим Его, как благодарим, какой любовью воздаем, как любим друг друга? Сознательно, спокойно и свободно относись к молитве, к чтению слова Божия, к богослужению, к урокам, к совершению Таинств. Вдумываться в говоримое и совершаемое.

Мы читаем после молитв Господу Богу молитву Ангелу Хранителю и Божией Матери, 1) потому что составляем Церковь Божию, к которой принадлежат Ангелы и человеки, и Отец Небесный по любви Своей к нам даровал нам из общества Ангелов Ангела мирна, верна наставника, хранителя душ и телес наших, которого мы должны призывать, должны благодарить; 2) потому что Пресвятая Богородица есть Начальница мысленного наздания45, или духовного, святого тела Церкви, как Матерь Божия; призываем и святых на молитве, как членов великого тела Церкви, которой и мы члены. Оттого во всех службах мы призываем и Божию Матерь, и Ангелов, и святых или прославляем их, благодарим их, как всегдашних деятелей и споспешников для верующих. Самому же Господу Богу молимся – как дети беседуем с Отцом.

Как Божественная Кровь в чаше проникает все Тело Христово и все частицы, изъятые в память живых и умерших, так Господь Бог Духом Своим проникает непрестанно всех верующих в Него и благочестно живущих. Как воздух проникает нас, так Дух Святой проникает нас, живет в нас, просвещает, освящает, оживляет, умиротворяет, укрепляет нас.

Едина про́стая и бесконечная жизнь наша, попечитель и кормилец наш – Господь. Не наше попечение – Его попечение непрестанное кормит всех, живит. Наше дело – делать Его заповеди да дела житейские.

Молись святым в мире и святыне, с верою, упованием и любовию, коими они сами угодили Богу: без этого они не услышат твоей молитвы, потому что и сам ты не знаешь, кого и чего и о чем просить.

Имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся (2Тим. 3, 5). Кто это? – Мы, молящиеся всегда и показывающие жизнь неисправную, слова молитв произносящие, а силы их чуждые, устами молящиеся, а сердцем далече отстоящие от Бога.

Говорю в молитве Богу: Господи, Владыко, – а у самого господин и владыка диавол, господствующий во мне или жадностью и чревоугодием, или сребролюбием и любостяжанием, или гордостью и злобою, или завистью, или непослушанием и угрюмством, или пьянством и блудом и прочими страстями. Перестань покоряться врагу и тогда говори: Господи, Владыко, а то ты лжешь на молитве, на первом слове лжешь. Конечно, Бог есть Господь наш, служим ли мы Ему или нет, – да в тебе-то Он не господствует, в сердце-то твоем. Что вы зовете Меня: Господи! Господи! – и не делаете того, что Я говорю? [Лк. 6, 46]. Видишь, если Бог есть Господь наш, так нам надо исполнять Его волю, как раб исполняет волю господина, исполнять для нашего же блаженства.

Отче Святый! Благодарю Тебя, яко ради Сына Твоего, Агнца Твоего, трижды меня ныне спасл еси 1) от прелести блудныя, 2) от прелести злобы и презрения и 3) от прелести жаления сластей или пристрастия к сластям. Даждь мне, Владыко Господи, непрестанно памятовать, что я – небесный на земле и мудрствовать горняя, а не земная и всё земное вменять в ничто. Благодарю Тебя, Господи, яко литургию в Успенской церкви благополучно совершити даровал еси, и молитву о людях Твоих нелицемерно вознести даровал еси, и достойно причаститися сподобил еси меня, недостойного, и умиротворил мя еси, и вся грехи мои отъял еси. 3 октября 1865. Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, Боже мой, яко день сей (4 октября), егоже мне даровал еси по велицей Твоей милости, начал еси спасением моим: воззвал я к Тебе внутренно, когда страсть сластолюбия и зависти увлекала меня, и Ты избавил меня и скорбь в мир, тесноту в пространство души претворил еси. Благодарю Тебя, бесценный мой Спаситель! Но даждь мне благодать горняя мудрствовать, а не земная, быть на земле небесным, ибо к тому Ты нас создал, к тому предназначил, для того мы преискренне соединяемся с Тобою в Божественных Твоих Тайнах.

Так-то в покаянии проводят христиане время, данное им Богом, так-то они ожидают с небес Сына Божия Иисуса Христа – за картами, за табаком, за театрами, за танцами, за пьянством, за нарядами!

Не перестает злодей подстрекать нас к гордыне, злобе и скупости во время стола на сидящих вместе с нами, но надо помнить всегда его козни и противиться ему. Не перестает подстрекать нас к жадности, чревоугодию и лакомству и пресыщению. – Надо противиться и знать меру, довольствоваться необходимым и насущным. О, самолюбие и жадность несказанные! О, слепота и безумие и злоба плоти (плотского сердца) чудовищные! Жалеет человек ближнему, который одинаковые с ним права имеет на блага земные, чтобы самому одному пользоваться ими. Зверь! Вместишь ли ты это всё в свою утробу? Один ли ты на свете и для одного ли тебя существует земля Божия? Достойнее ли ты других пользоваться дарами Творца? Стоишь ли ты по грехам своим хоть гнилого куска хлеба? Не общая ли трапеза – земля – для всех овец пажити Господней? Итак, отвергнись себя, презирай себя, не обращай внимания на безумие своего сердца и не смущайся его безумием, ибо и смущаться от его безумия тоже грех: за мечту, за пустяки вменяй все страсти сердечные, любви к Богу и ближнему держись паче всего.

При столкновении с людьми подстрекает враг к злобе, гордости, непослушанию, блуду, смущает и марает представлением содомского греха. Знать это надо и противиться неослабно, – а в храме унынием, скукою, хулою, сомнением, суетным попечением, леностью и расслаблением, холодностью к Богу и святым или окамененным нечувствием, забвением милостей Божиих, неблагодарностью к Богу.

Замечательно безумие нашей плоти: чем больше Господь нас ущедряет, чем более туне подает нам, тем ты делаешься жаднее и скупее к ближнему, тем гордее, злее, завистливее и холоднее к Богу и ближнему, вместо того чтобы, наоборот, быть пламеннее к Богу, столько нас любящему и ущедряющему, и к ближнему, предмету Его величайшей любви, даже щедрее, смиреннее, доброжелательнее. Кто не видит отсюда крайней необходимости отвергнуться себя, взять собственный крест и следовать за Спасителем нашим? И как жалки те христиане, кои проводят время в духовной дремоте, не стараются познать себя, всё свое растление душевное и телесное, не проводят время в покаянии, слезах, в самоисправлении, в делах добродетели, в воздержании и посте, в молитве и милостыне, а предаются развлечениям, чтению пустых книг мира сего и убивают время ни за что?

На плоть нашу, то есть на страстное сердце наше, как на умопомешанного человека или как на лютого бестолкового пса, лающего на всякого проходящего и даже на самого хозяина, не должно обращать ни малейшего внимания. Пусть себе лает, а самим молитву непрестанную надо иметь в сердце. Презирать плоть и всё, что для плоти, как навозную кучу, и только необходимое давать ей, чтоб была годным и сильным орудием души. О, какая хитрая задача – жизнь человека на земле! Изволь идти против себя самого, против плоти своей: сам себе и враг и друг! И отвергнись себя, ненавидь себя – и заботься о себе, люби себя для Бога и ближнего. Люби себя как образ Божий, как дело рук Божиих, как член Христов, как наследника будущего Царствия – и ненавидь себя как жилище и орудие греха и диавола, как врага Бога и человеков; люби себя в Боге и для Бога и в ближних, а не сам в себе и для себя.

Чем больше и чем лакомее ешь-пьешь, тем страсти плотские сильнее воюют и пленяют дух наш. Отсюда необходимость воздержания и поста. Светские люди, восстающие против постов, не понимают дела, не понимают растления человеческой природы и того, как восстановлять ее от падения, как возводить ее к нетлению. На Церковь надо смотреть как на богомудрое общество, наставляемой Духом Святым, и на учреждения ее – как на учреждения божественные, а не мудрствовать по-своему. А кто наставляемый преслушает46, тот как язычник и мытарь [Мф. 18, 17]. Хорошо об этом сказать проповедь: у нас многие не следуют Церкви в соблюдении постов, многие не ходят к богослужению, не слушают проповедей. Лакомствами распаляется плоть. Хлеба вожделеннаго (лакомого) говорит Даниил, не ядох [Дан. 10, 3]. Вот пост! Зернами питались Анания, Азария и Мисаил в стране Вавилонской. Вот пост! Питающая пространно душа жива умерла, говорит Апостол (1Тим. 5, 6). Учим Ветхозаветную и Новозаветную историю и историю Церкви и богослужения, а лучше всё не делаемся. Раб же тот, который знал волю господина своего... [Лк. 12, 47]. Смирях постом душу мою, и молитва моя в недро мое возвратится [Пс. 34, 13]. Душа пресыщенная горда; в сытом не может быть внутренней молитвы.

Чем дольше человек плотской живет, тем привязанность и страсть его к плотскому, например к деньгам, к сластям, одеждам, почестям, больше и больше увеличивается, а любовь к Богу и ближнему больше и больше охладевает, ибо враг действует день и ночь неусыпно, неустанно, сверля душу, как древодел дерево, сверлом своим и проникая ее, как частый дождь проникает одежду. Отсюда надо немедленно научиться пренебрегать всем земным, всякими сластями, красотами, драгоценностями как временным, скоропреходящим, и как убийственным для души при ее привязанности к тленному, и как удаляющим душу от Бога и ближнего: все земное презреть, единое небесное возлюбить – Бога и Владычицу, и святых Ангелов и святых, и тамошний свет, тамошнее блаженство, тамошнюю всеблаженную и бесконечную жизнь. О, если бы непрестанно помнили, что эта жизнь минутна, а будущая бесконечная, о, если бы вспоминали мы о тамошних вечных радостях!

Заповедь Божия – граница Божия: не смей за нее переходить, а оставайся в ее пределах. Выйдешь – волк схватит и сильно искусает, а пожалуй, и съест. Заповеди в Десятисловии.

Иной и правду говорит, но сомневается, колеблется в том, за правду ли он стоит, и увлекается своею страстью, например пристрастием к сластям, деньгам, одежде, и этим согрешает, потому что не с уверенностью в справедливости своих слов говорит. Например, я правду говорю, зачем жена дает каждый день слугам много сахару к чаю, с большим избытком, но если я при этом увлекаюсь своим пристрастием к сластям и жалею их, то я согрешаю. Я не должен жалеть ничего потребного для человека, трудящегося в мою пользу, гостя или родственника, или странника, или нищего, – но если сверх потребности и излишне дается что, я должен спокойно заметить, что это – излишнее, ненужное и что это неблагоразумно, и прекратить роскошь неуместную. Не верь себе, своему сердцу плотскому, ты – ложь. Всяк человек ложь, говорит Духом Святым святой пророк и царь Давид [Пс. 115, 2].

Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания; один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех [Еф. 4, 4–6]. Единство Церкви небесной и земной – все обожены о Господе Иисусе Христе Духом Святым. Все одно в Господе Иисусе.

Молитва есть беседа с Богом, с Владычицей, со святыми; молящийся усты к устам беседует с Господом, с Богоматерью, с Ангелами святыми. Близко к тебе... слово веры, например Господь, Ангел, святой Божий человек, в устах твоих и в сердце твоем [Рим. 10, 8]. А враг омрачает, не дает этого познать, почувствовать, ощутить, что Господь, Владычица, Ангел или святые Божии человеки, коих мы призываем внутренно или наружно, во устах наших и в сердцах наших, далече отревает нас от них, а сам хищнически, разбойнически, насилием захватывает сердце. Кто опишет злобу его, козни его? Однако же и он ловко иногда попадается, как птица в сеть, как кура во щи, по пословице, но Господня благодать дает нам это видеть и победить врага, связать его памятью имени Господня.

Пресвятая Владычица Богородица – хозяйка, паче же госпожа дома Божия, то есть как всей вселенной, так особенно Церкви Божией, и Она милостиво навещает всех, чтущих Ее по достоянию47 и прибегающих в державный Ее покров, и везде во всех концах земли Она является, спасая и покрывая стадо Свое от бед.

Весь я свят в Боге и Господе Иисусе Христе. Все члены мои святы, все члены христиан святы, как дело премудрости Божией и святых рук Божиих. Человеческое тело – глина, земля, как Господь сказал: земля еси, и в землю отыдеши [Быт. 3, 19].

Если злой, чуждый дух со мною разглагольствует часто, и во мне находится, и меня проникает, как воздух, и со мною срастворяется, хотя я этого не хочу, то Господь ли мой, Творец мой, Отец, Промыслитель и Спаситель мой не со мною или Он ли далече от меня, когда я каюсь во грехах моих и ищу соединения с Ним? Владычица ли не со мною? Ангелы ли небесные? Святые ли Божии? Если я раскаюсь во грехах моих, ибо одна даль, одна преграда, стена разлучает меня с Богом и со святыми Его – грех, то я опять соединяюсь с Богом, то есть делаюсь один дух с Ним, а в Нем и со всеми святыми. О, какое бесконечно высокое преимущество святыни – быть едино с Богом, источником жизни и блаженства.

Как осторожно нам нужно жить на сей земле, братия мои, как разумно, мудро: разумно есть, пить, говорить, обращаться с ближними, молиться Богу и пр. Говорю: разумно есть-пить. Да, надо разумно всегда есть-пить, сообразно с потребностью, не больше, не для наслаждения, не для лакомства (к чему плоть наша очень склонна), без жадности, спокойно, размышляя, например, о Боге, Питателе всякой твари. Если будешь есть с жадностью, непременно вдашься в излишество, а где излишество, там лукавый: что сверх этого, то от лукавого [Мф. 5, 37]. Он ищет этого излишества и сам подстрекает к нему, чтобы завладеть сердцем человека; от излишества в пище и питье бывают нечистые ночные грезы, семяизвержения, осквернение ночное. Враг видит все внутренности наши, и, если замечает, что в нас избыток семян жизни, он ищет употребить этот избыток в свою адскую пользу, ищет осквернить человека ночною грезою, – потому надо быть умеренным при употреблении сластей, сладкого чаю, масла коровьего, сливок, пирогов сладких и пр. Если в нас избыток семян от сладких веществ, принятых в пищу, он щекочет и разжигает нас к сластям плотским, к сладострастию; если много в нас горячего, например чаю, вина, – он разгорячает нашу плоть опять к тому же и пользуется всяким случаем ввергнуть нас в нечистоту; но если ели много холодного, охлаждает наше сердце к Богу и ближнему, – таким образом, всё, в излишестве принятое – и горячее, и холодное, и сладкое, употребляет к нашему вреду.

Изображая на себе крестное знамение, чрез это напоминаем себе, что мы члены Христовы, достояние Его, купленное кровью Его, что во всех нас Христос, по реченному: всяческая и во всех Христос [Кол. 3, 11], и еще напоминаем себе обязанность христиан распинать плоть свою со страстями и похотями и жить во взаимной любви, в готовности жертвовать для блага и спасения других своим спокойствием, своей жизнью, ибо распятый за нас Господь пред страданиями Своими, как и всегда, учил нас взаимной любви. Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас [Ин. 15, 12], и любовь Его к нам, грешным и хладным и окамененным, неблагодарным и злонравным, вознесла Его на крест. Любовь моя распялася, говорит святой Игнатий Богоносец48. Хотя и согрешил я, но не твой, а Божий есмь, враже мой, – тебя же со всеми плотскими нечистотами презираю. Ступай прочь о имени Господа нашего Иисуса Христа! Аминь. Борешься ли со грехом, побеждаешь ли грех? Противишься ли страстям, их влечению? Вот какие вопросы ежедневно нужно задавать себе христианину.

Не забывают христиане, что они богаты, знатны, образованны, состоятельны, умны, в связях с именитыми людьми, – забывают, что они христиане, что они бедные верой, упованием, христианской добродетелью, что они по нерадению своему вовсе не образовали по-христиански души своей, то есть еще не кротки, не воздержны, не целомудренны, не научились терпению, преданию в волю Божию, что они призваны к почести небесного звания, что они в связях святейших со Спасителем, Божией Матерью, святыми Ангелами и святыми Божиими человеками, чистыми, как чистейшее злато, убеленными, как снег, кровью Агнца, мудрыми, как змия, целыми, яко голубие, превыспренними, как орлы.

Бог есть про́стое, всевидящее око, про́стый, всеслышащий слух; Бог тот же или таков же и во святых: в Пречистой Матери Божией, в Ангелах и святых и в богобоязненных, на земле подвизающихся людях. Он препростое и всесовершеннейшее существо. Всяческая и во всех [Кол. 3, 11]. Все святые в Нем сходятся и покоятся и содержатся, как радиусы в центре, как лучи в солнце, как все фотографические портреты и виды в камер-обскуре или в съемочном стекле, как все сокровища земные в земле. Церковь – малое земное небо. Дивен Бог во святых Своих: Бог Израилев [Пм. 67, 36]. Слава Тебе, Господи, слава Тебе!

Поработаешь головою – зубы заболят, да и голова; покуришь побольше – то же; походишь побольше – к ногам кровь прильет, ноги зарежет, заломит.

Сила моя, спокойствие мое, власть моя, величие мое в храме и в классе, слава Тебе, Господи!

Благопослушество мое, очищение мое, прогнание врагов моих сильных внутренних, слава Тебе, Господи! Октября 6 дня 1865 г. Искренно и выразительно надо приветствовать других.

Согрешил ко Господу – раздражился и озлобился на слугу за неумение топить печь и за надымление комнаты. Любовь к ближнему всегда выше и ни из-за чего земного, житейского не должно отпадать от ней; заповедь Божию, исполнение ее ставить выше всего на свете, всех житейских выгод, своего спокойствия, всех вещей.

Грех непочтения и надмения пред отцом повергает меня в тесноту, скорбь, расслабление, уничижение, немоту. Я должен почитать отца, несмотря на его немощи или недостатки, коих у меня не в пример больше, – да и не мне судить отца, а Богу, Судии всех. И как не почтить отца! После Бога чрез него всё пришло ко мне, всё я получил: и место его, и дочь его, и удобную квартиру, и посторонние должности, и имя. Благодарю Тебя, Господи.

Страсти, как порывистые ветры, увлекают особенно людей невоздержных в пище и питии: чем больше невоздержание, тем сильнее действуют и увлекают страсти. Потому будь всегда воздержен, особенно не нарушай постов, установленных апостолами – среды и пятка и завещанных Самим Господом, и других постов, кроме случаев крайней немощи. А против увлечения и насилия страстей – гордости, злобы, зависти, блуда и прочих читай молитву: Отче Святый, ради Сына Твоего Единородного Духом Твоим Святым отыми от мене действующий во мне и борющий меня грех мой и не попусти мне согрешить пред Тобою. Или: Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей [Пс. 50] – до конца. Благодарю Тебя, Господи, яко волны страстей укротил еси, грехи мои очистил еси и мир Твой даровал еси мне. Октября 8-го. Благодарю Тебя, яко святое Таинство Крещения совершити мирно, величественно, сильно и плодотворно даровал еси. Октября 7-го у Богданова в доме Григория Сидорова.

Благодарю Тебя, Господи, – сила моя, очищение мое, святыня моя, дерзновение мое, мудрость моя, слово мое, яко ныне с великим дерзновением даровал еси мне провести два класса (четвертый и третий) в простоте и силе слова. Октября 8-го. 1865 года.

Помни, что ты сын дьячка, сын бедных родителей, не отличавшийся особенным благочестием, и вот Господь возвысил тебя во священника градского. Смиряйся пред Богом и людьми; смиряйся пред отцом жены своей, протоиереем, и радуйся, что можешь угодить ему, послужить ему любимыми брашнами и питием, как Иаков или Исав, но не будь подобен Исаву по жадности своей к земным сластям и по небрежению о небесном первородстве.

Для жадного человека искушение и мука, когда другие, особенно всегдашние сожители его, за одним столом едят сладко, пьют сладкое; выйдут из-за стола – кончится его пытка, он рад, что кончилось ядение-питие, а сам между тем готов есть-пить сладкого и приятного как можно больше – и это нипочем. О, окаянный человек жадный! Дары Господни общие всем, а он жалеет их другим, себе не жалея. А как прогневляем мы благость и щедроты великодаровитого Бога!

Раб Христов, видя неумеренное употребление своих сластей другими, радуется этому, а не скорбит, памятуя слова Апостола: расхищение имения вашего приняли с радостью [Евр. 10, 34]; или: Царствие Божие не пища и питие [Рим. 14, 17], или: все почитаю тщетою [Флп. 3, 8].

Иному вприкуску чай и кофе надо делать, а иному, хотя и часто он ходит, – в накладку, потому что он при других условиях воспитывался и рос и привык к сладкому! Не надо жалеть ничего ближнему, ибо нам Господь ничего не жалеет, Себя не пожалел для нас. В нюже меру мерим, возмерится нам [Мф. 7, 2]. Для человека все сладости земные. Чем драгоценнейшую жертву оказываем ближнему, тем большую любовь к нему оказываем и тем большей награды за нее сподобимся. За чашу простой воды обещана награда христианину. Что же мы, маловеры, жалеем ближнему чашки чаю, кофе сладкого? Где наша христианская вера? О чем надо радоваться, то есть что приводится нам угощать ближнего, о том мы скорбим. А с радостью ли мы милостыню подаем? Часто со скорбью. [Как] Самому Христу? Когда ешь белый хлеб или пирог, вспомни, что многие едят хлеб черный и черствый, а многие и того не имеют. Когда ешь вкусную похлебку и пьешь чай и кофе, вспомни, что многие братья твои едят хлеб с водою, и умерь свою трапезу да отложи нечто на бедных.

Живя в широких, чистых покоях, вспомни, что многие живут в подвалах грязных, сырых, тесных, по нескольку человек, что многих едят блохи, клопы и вши, – и утешь их подаянием милостыни или введением в дом свой и угощением. Одеваясь в красивую, дорогую, чистую, теплую, аккуратную одежду, помяни, что многие из братий твоих ходят в рубищах разодранных, грязных, и подай им на одежду или купи для них покрепче и почище, да Господь прикроет одеждою правды Своей твою греховную наготу.

Всё Божье, не мое. Человек всякий, как образ Божий, есть царь земли, царь всех ее произведений, которые отданы ему Творцом; своя рука владыка, берет сколько хочет, по мере своей потребности. Пусть же мои гости берут у меня сами сколько чего хотят. Кто я, противящийся Богу в Его распоряжениях? Кто я, самолюбиво присвояющий себе дары Его?

Целую голову сахарную разом даром получаю, а ближнему жалею за раз на десять копеек. Такая привычка глупая составилась!

Помни, что, жалея ближнему того или другого, хлопочешь о себе, о своих греховных, бесовских, богопротивных выгодах, чтобы самому в себя богатеть, самому наслаждаться, пресыщаться, украшаться, толстеть, жиреть, а не о том, чтобы в Бога веровать, на Него уповать, Его любить и образ Его – человека, за которого Господь душу Свою положил, коего принял в причастие Своего Божественного естества, коего спосадил на престоле Своем. Жалея ближнему благ земных, плоть хочет презирать ближнего, ни за что вменять его, тогда как всё земное ничто, а человек – бесконечно выше всего и всё для него и под его ноги покорено, как сор. О, злодейка плоть! О, диавольское вместилище! Дьявольская подруга!

Не жалей никому ничего, как себе не жалеешь (а себе ты не жалеешь никаких сластей, когда хочешь угодить своему вкусу, и всё ни во что вменяешь): Бог попечитель устроит так, что всем достанет, – Он испытывает только твою христианскую надежду, имеешь ли ты на Него надежду, не полагаешь ли ты надежду [...] на тленные вещи: на деньги, пищу, питье, одежды, дома или на известное ремесло, должность или на людей. Не жалей никому ничего и драгоценного мира и душевной целости не теряй из-за праха, наипаче же любви христианской не теряй из-за него: ищущему Царствия Божия и правды его вся приложится [Мф. 6, 33].

Многогрешная, скверная, богопротивная плоть моя! Презирать тебя надо и прилежать о души, вещи бессмертней, бьют ли тебя, лишают ли тебя сластей (до которых ты особенно склонна и коими питаешь свое сладострастие), или денег, или чести и отличия, коими ты услаждаешься и от коих надмеваешься; презирать тебя надо, радоваться надо о том, что тебя – змею, убийцу мою, нечистую, скверную, – лишают этого и к Богу меня приближают чрез умерщвление тебя. Враг берет над нами власть чрез сластолюбие, многоядение, многопитие, сон, не говоря уже о других случаях, имже несть числа, чрез которые он ловит нас в свою ловушку. Чтобы сохраниться от его козней, надо мало есть, мало спать и быть почти непрестанно настороже своего сердца.

Я растленный и мерзкий, ничего не стоящий, никакого почтения, никаких благ вещественных, а единого презрения и наказания и разве гнилого куска хлеба. Жизнь моя должна проходить в покаянии и слезах.

Забвение христиан о дне второго пришествия и Страшного Суда Господа: ядение, питие, театры, чтение книг светских, журналов, газет, игры, недостаток, веры и мысли о втором пришествии. Поглощение душ житейским. На дела людей смотри: ждут ли они второго пришествия? А оно будет. Се, грядет со облаки... [Откр. 1, 7]. Исчез страх этого дня. Никто не готов, тогда как святые отцы всю жизнь трепетали его и слезы проливали, проводили время в воздержании, бдении, молитве, трудах. Но верен Господь во всех словесах Своих. Ветхий Завет, Новый Завет.

Не так надо молиться, как мы привыкли говорить, например, слова: «здравствуйте, милостивый государь», «брат» или «ей, Богу» и прочие – без мысли, без чувства, без истины, без силы, – нет, а с разумением, с чувством, истиной, с силой. Отче Святый! Благодарю Тебя недостойными моими устами и нечистым сердцем, яко помиловал еси мя, призвавшего Тя о имени Господа нашего Иисуса Христа Духом Святым, и нечистоту сердца моего отъял еси, и мир Твой даровал еси мне.

Чьими телами наполнены недра земли? – Человеческими. Чьи это смердящие развалины? – Человека. Какого разрушившегося здания эти развалины? Тела человеческого, может быть пресыщенного, пропитанного вином, табачным дымом, оскверненного мерзостями. Чем же мы прельщаемся, о человеки! Отчего нерадим о заповедях Господа? Прост Дух Божий, прост Ангел, проста и душа человеческая, живущая Духом Божиим. Ты сказал с верою, в простоте сердца: святый великомучиниче Георгие, моли Бога о мне, и он тебя услышит и помолится о тебе, – только молись искренно, выговаривай каждое слово от души, в простоте сердца, истинно.

Цари земные, военачальники, поэты, художники, коих слава гремела по всему свету, – где они? Не утучнили ли они своими телами, уже согнившими, недр земных, не стали ли вровень с землею, не прахом ли стали тела их? То же будет и с нами.

Нам бы надо теснее и теснее всем сближаться, соединяться в один дух, в одно сердце, ибо все мы дети одного Отца, все произошли от одной крови, все пользуемся неистощимыми дарами общего Отца и Владыки, а мы враждуем, особенно против тех, коим приходится волею или неволею давать дары Божии, данные нам не для нас одних, а и для братий наших – ближних, чтобы мы раздавали по востребованию их в простоте сердца и со смирением. Да что еще бывает? Мы презираем самое выражение любви и благодарности к нам ближних наших, коим по привычке и по сознанию долга мы привыкли подавать милостыню, а те, которые почтены саном иерейства от Бога, чтобы быть пастырями добрыми и слугами всех и жить не себе, а Христу и ближним, часто не хотят и благословлять именем Христовым меньшую, возлюбленную Его братию, за которую Он умер, – и замечательно, что чем сытнее человек, чем пространнее и роскошнее питается, чем он богаче, тем он бывает презорливее относительно нищих, тогда как, напротив, следовало бы быть жалостливее к ним при мысли, что он сыт, а те голодны, он хорошо одет, а те худо, он живет в хороших покоях, а те в грязных, сырых, удушливых, он обеспечен, а те каждый день должны думать, что они будут сегодня есть-пить, к кому обратиться с просьбою о пище, как на них посмотрят богатые.

Благодарю Тебя, Преблагая Владычице Богородице, яко меня, воззвавшего к Тебе с верою в простоте о спасении моем, спасла еси от озлобления моего на нищих и от презорства моего к ним.

Страсть и обычай плоти – меру ближнего уменьшать, а свою увеличивать, доброй мере ближнего завидовать, своей – радоваться и, пожалуй, прыгать, скакать от радости оттого, что она и велика, и хороша, и сладка. А любовь христианская этого не делает: она радуется доброй мере ближнего, как своей собственной, она говорит в себе: мне это хорошо, пусть и ближним будет так же; или: пусть и от них это не отнимается; или: я больше их должен жить духовною жизнью и презирать сласти плотские, а они плотяны, не развили вкуса к духовным наслаждениям и живут больше низшей, чувственной природой. Пусть им будет получше, послаще – лучше Бога вспомнят да поблагодарят и меня помянут от души и возлюбят; пусть не говорят: мало и скупо – а лучше: довольно и щедро, и прославят щедроты Божии и хозяина своего или отца своего, – словом, чего себе от других желаем да делаем, то и сами ближним, особенно подручным нашим, ибо и они во всем подобные нам люди: они – мы. Мы всё рано что они, они – что мы. Мало в людях самодеятельной мысли, размышления о сущности христианства, о житии христианском, о надежде христианина, мало дел христианских. Все погружены в чтение книг, и книг светских, суетных, пустых.

Мы беседуем с Богом, с Богородицей, с небесными силами, со святыми пророками, апостолами, иерархами, мучениками пресветлыми, преподобными. Какая честь, какое дружество, какая близость, какое единство! И мы еще не дорожим этой беседой животворной, пренебесной! Бегаем от нее! О, злонравие! Воспринимаем скоро всё худое сердцем – нескоро и неудобно всё благое! Горе наше!

Едино духовное тело – Ангельский собор и человеческий род: оттого Ангелы знают всё, что происходит между людьми, знают, видят внутреннюю жизнь каждого человека, и радость бывает на небеси о едином грешнице кающимся; знают нашу жизнь и святые, и это потому, что все они, как все земнородные христиане, – одно духовное тело, во всех один Дух Божий Животворящий, всеведущий, одна Глава тела – Христос и один Отец всех. Так воздух стихийный – одно тело и всех нас соединяет в одно тело, ибо все дышим одним воздухом, как стихией; так и земля, как стихия, одно тело и относительно ее все мы – одно, ибо все из земли и все в землю пойдем; так же и вода, и солнце, и огонь. При таком единстве Церкви небесной и земной как надобно жить христианам, в какой простоте, праведности, святыне, как удаляться лукавства, греха! В какой взаимной любви, николиже отпадающей, должны жить! Как носить тяготы друг друга, друг за друга молиться, друг друга наставлять, вразумлять, поощрять к добру, один другого отвращать от зла, прощать взаимные обиды, голодного питать, нагого одевать, больного посещать и утешать, печального ободрять, в темнице находящегося посещать, усовещевать, утешать и пр.

Премилосердый, преблагопослушливый Господи, благодарю Тебя, яко молитву мою недостойную у чиновника гимназии Александра Васильевича услышал еси и исцеление младенцу даровал еси вскоре. Владыко Небесный! Славы ради имени Твоего пресущественного, препетого и превозносимого вовеки, – простирай руку Твою на соделание исцелений в людях Твоих. Не меня, но имя Твое, но священство Твое прославляй непрестанно и Церковь Твою Святую, Православную, Апостольскую. Буди! Октября 12-го дня 1865 г.

Чем больше и приятнее и чем жаднее ешь-пьешь, тем более укрепляешь ветхого, греховного человека, который есть один дух с диаволом, и тем в большую немощь повергаешь дух, или человека нового, христианина, который есть един дух с Господом. Надо знать тайну жизни, что плоть и дух находятся в непрестанной борьбе и что́ особенно приятно плоти, то особенно вредно для души, что плоть, как она ни близка к нам, как ни дороги ее интересы нам, есть враг наш опаснейший, и нежить ее, покоить без меры и необходимости пищею-питьем, одеждою, ездою в экипажах, сном не вовремя, чтением веселых светских книг – грешно и опасно; надо хранить пути же́стоки [Пс. 16, 4]: воздержание, пост бдение, принуждать себя ко всему, что противно плоти и что нужно, однако же, для благосостояния души и крепости и здравия ее самой. Надо заботиться главное о том, чтобы был дух здравый в теле, или сердце чистое, горящее любовью к Богу и ближнему. Слава Тебе, Иисусе, – сладкое, спасительное, животворное, очищающее сердце имя! Слава Тебе, Иисусе, – бальзам и пластырь всецелительный для ран греховных сердца моего! Слава Тебе, молние моя, по быстроте освещения храмины души моей. Слава Тебе, Иисусе, – нож обоюдострый, быстро отсекающий гнилости сердца моего, страстей моих! Слава тебе, Господи Иисусе, слава Тебе! Благодарю Тебя, яко даровал еси мне сердечно познать всесвятое имя Твое!

Грешный я человек, безумный умник! Пишу, и говорю, и молю Бога, чтоб мне любить ближнего, как себя, носить его тяготы, прощать ему до́лги его, неисправности относительно меня, или его обиды, про́торы49, подавать ему охотно необходимое для его жизни, не быть скупым для него, не завидовать ему, не презирать его, если он беден или нравственно нехорош, зол, капризен, упрям, непослушен, непочтителен, – а на деле выходит напротив: в случае неисправности ближнего, и особенно бедного, коему даром должен служить (даром получили, даром давайте [Мф. 10, 8]), раздражаюсь на него, озлобляюсь на него, презираю, ни во что вменяю, как будто только и ждал его неисправности, чтоб излить на него гнев свой. А ведь своя храмина духовная всегда пред Богом неисправна, и сильно неисправна, и Господь долготерпит ежедневно мне грешному, оставляет мне долги мои великие и тьмочисленные. Как же я охотно не снисхожу к брату и сестре? Любы долготерпит, милосердствует, не раздражается (1Кор. 13, 4 – 5). Или вот нищие просят милостыни: чего легче, кажется, как подать несколько копеек, – и то нет: досадно на них, зачем каждый день просят, хотя сам Господа Бога ежедневно прошу о помиловании меня, и Он ежедневно, не тяготясь мною, милует меня.

Болезнь нынешнего времени – многословие в школах, в журналах, газетах; надо ей противодействовать. Это чума, холера. Много слова – мало дела или вовсе нет дела, то есть дела христианского, которое одно есть истинное дело – делание заповедей Христовых. Исправи стопы наша к деланию заповедей Твоих50, Господи! Учащие и учащиеся! Помните, что прежде всего вы христиане, граждане небесные на земле, и потом уже, что вы члены общества земного, гражданского. Научитесь быть истинными христианами, и вы будете истинными гражданами и истинными учеными. Чье помазание святыни в святых? Духа Божия.

Как множество пищи, принятой в желудок, производит пресыщение и отвращение к ней, так и множество знаний, которые волею и неволею хотят вложить в нас, производят пресыщение ими и отвращение к ним. Вот почему по окончании ученого курса или по исключении из училища, ученики и даже студенты бросают совершенно свои книги и занятия и даже питают к ним полное отвращение; вот почему не прививается к ним наибольшая часть знаний, которые хотели бы привить к ним в школе. Вот почему они являются в свет жалкими невеждами жизни, потому то есть, что их пичкали разными древностями да отвлеченностями бесполезными, а дела, а понятия жизни как она есть и должна быть не сообщили им. Многословие и отсутствие серьезного христианского дела есть болезнь нынешнего времени, страшная болезнь. Ум образуют или маневрируют, учат его умственной [шагистике], формалистике, а дельной сущности ему не дают, о чем бы ему серьезно пораздумать; сердца не образуют, воли; привычек, навыков дурных не истребляют.

Кто дело делает между христианами? Ходил я вечером в разные места посмотреть, что делают христиане, и только одного нашел, занимающимся делом, а все прочие преданы суете: одни играют в карты, другие едят да пьют, третьи ведут пустые разговоры, эти читают пустые книги, эти занимаются нарядами – во что красивее одеться, эти учат или отдали учить суете детей своих. Чем же занимался делатель истинного дела? Он читал акафист Божией Матери.

О, сердце наше! – какая нежная, тончайшая вещь, как нужно хранить ее, чтобы она не загрубела, не оплотянела и от чистейшего Духа Божия не отчуждилась, не отпала! А сердце-то сопредельно с желудком: надо потому умеренно есть-пить, поститься и молиться, да исполнимся Духом, а не пищею и питием.

Иной чувствует, что он сыт, и ему не надо бы ни есть, ни пить, да привычку оставить, заведенного порядка изменить не хочется: подан самовар, чай готов, налит, хлеб на столе – как не поесть, не попить, и вот ест и пьет, как невольник заведенного обычая. Или опять: не надо бы иному ни есть, ни пить – да добра, как он выражается, жаль: останется, также пропадет, ни во что пойдет, вон выльют или достанется другим, – и давай есть или пить чай там или кофе, или вино, или пиво и мед, хотя, быть может, по горло сыт! Вот как мы безумно при разуме поступаем! Вот как мы губим душу и тело, душу – образ Божий, тело – дело рук Божиих, прекрасное и величественное! О, что нам за это будет, если не образумимся!

Не Дух Святый живет в нас, а сласти живут и воюют в членах наших, – оставим сластолюбие и пресыщение, да Духа Святого сподобимся получить постом и молитвою!

Как Церковь одно духовное тело, и не только земная, но и небесная, и не только святые человеки, но и Ангелы? А видал ли ты когда-нибудь хорошего проповедника, стоящего на церковной кафедре и проповедующего просто и сильно истину Божию народу, стоящему в церкви? Весь народ бывает тогда как одно тело: одно зрение, один слух, и, чудное дело, – ушей много, а слышат все одно, и глаз много, а сливаются все как бы в один, и думают все одно, и чувствуют одно, и иногда слезы текут из очей, как у одного человека, – тогда видно, что все точно один человек, все – одно духовное тело, потому что во всех один Дух. Так вот составляет одно духовное тело и Церковь небесная и земная. Когда мы искренно молимся, например, Божией Матери, Ангелам или святым, они видят и слышат нас в Духе Святом, бывают как бы одно зрение с нами, один слух, одна мысль, одно чувство, потому что тогда один Дух Святой исполняет как их, так и нас, – и Он-то всех объединяет, приводит в единство. Случай с блудницами. Слезы их во время молебствия и увещания.

Говорят: скучно стоять в церкви и простоять всю службу, – а отчего не скучно дома или в гостях болтать пустые речи, отчего не скучно проводить время в беседе с людьми, а с Господом Богом беседовать скучно? Во-первых, оттого, что ты грешен и не хочешь сознать, почувствовать своих грехов искренно, и они стоят преградой между Богом и тобою; 2) оттого, что ты не умеешь молиться, не научился внутренней сердечной молитве да не знаешь языка матери своей Церкви. Чтобы ты хотя знал покаянную молитву или песнь царя и пророка Давида: Помилуй мя, Боже... [Пс. 50] да твердил бы ее почаще в сердце, молился бы его боговдохновенными словами. И тогда не было бы тебе скучно в церкви, или свою бы молитву какую говорил: нужда научит, как говорить с Богом. Видно, ты еще в большой нужде, беде, скорби не бывал или бывал, да не умел, как с ними обращаться. Ах, если бы ты знал, как сладко беседовать с Богом живота, с Богом спасения нашего! Какой мир, какая легота, сладость на душе от этой беседы, [разумной, искренней].

Неправильно, против природы поступают, когда много едят и пьют; неправильно, когда работают много одной головой без участия сердца, как это бывает в школах. И это и другое вредит человеку. Нужна во всем мера, гармония, соразмерность. Отчего либералы, изуверы51, эгоисты, не сочувствующие ближнему, выходят из учебных заведений людьми, коих цель – жить для себя, для удовольствия, не для дела? Оттого, что они работали одной головой, без сердца; их сердце оставлено в небрежении, не согрето любовью к Богу и ближнему, потому что их пичкали одними отвлеченностями, одними словами, а сердце их, или плоть их (ведь в них есть плотской и ветхий человек), – [ветхое] сердце растленное (на новое они и внимания не обращали) жаждет наслаждений, удовольствий, а ветхий ум их ветхого человека, как орудие диавола, отрицает бытие Божие, основные начала общественной жизни, правила нравственности. Вот вам и воспитание, [...]. Это за ваше глупое воспитание, господа педагоги.

Яснее сознавайте и глубже, глубже чувствуйте во время молитвы свои грехи, какие в вас есть, коим вы подвержены, свое растление греховное, свою немощь, свою бедность, нищету духовную, слепоту и наготу.

Отчего мы хладны и неискренни на молитве? От чревоугодия, пресыщения, а может быть, лихоимства – и еще оттого, что живущий в чревоугодливых сердцах диавол-лжец охлаждает собою сердце наше, ибо он, как пиявка, всасывается в наши внутренности, прилипает к ребрам нашим.

Конек плоти грешной: худо от пресыщения, чревоугодия, пьянства – так давай поправлять или, лучше, раздражать себя, опять тем же лакомством, пьянством, вместо того чтобы уже отказать себе в приятной пище и вине, – то есть мы большие мастера к злу зло прибавлять. И это так во всем. Гордится кто пред нами, и мы пред ним, вместо того чтобы сейчас же смириться, видя язву гордыни в другом, чтобы и ему подать пример смирения как врачевство, и себя не уязвить. О, греховное растление! Кто клянущие нас? Дерзко нам говорящие, злословящие или ругающие нас, укоряющие нас? Им (языком) благословляем Бога и Отца, и им проклинаем (браним, злословим) человеков, сотворенных по подобию Божию [Иак. 3, 9]. Не будь злопамятен, капризен, упрям, своенравен. Господи Иисусе! Пречистое, пресладкое, спасительное, могучее имя! Благодарю Тебя, Спасителю мой, что ты спас меня державно во время двух классов от нечистот сатанинских и спокойствие и дерзновение и силу мне даровал еси пред лицом учеников моих. Но не посрами мене до конца, Владыка, имени Твоего ради, яко Твой иерей есмь, Господи, аще и недостойный.

Благодарю Тебя, Отче Святый, благопослушливый, любителю наш, правосуде и милостиве, яко несколько раз во един вечер спас еси мя от грехов моих, от тесноты и муки их по молитве моей, ради пресладкого и всеспасительного имени Сына Твоего возлюбленного, Агнца Твоего, грехи мира вземшего и на кресте пригвоздившего, Господа нашего Иисуса Христа, Сокровища нашего предражайшего, неистощимого, сладчайшего. Благодарю Тебя, Отче Святый, яко познался еси мне в Сыне Твоем Единородном чрез Духа Твоего Святого, единосущного Тебе и Сыну и от Тебя исходящего. Октября 19 дня 1865 г.

Отче Святый! Ради Сына Твоего возлюбленного, о имени Его, Тебе предрагом, Духом Твоим Святым имиже веси судьбами соедини разномыслящие христианские общества во Едину Церковь Твою Святую, да вси тожде глаголют, да не будет в них распри, да имут един дух любви. Отче! Вся возможна Тебе! Милосте моя, Отче Всесвятый, паки благодарю Тебя, яко ради Сына Твоего Духом Твоим паки ныне спас еси мя от греха моего! Исповедую и не престану исповедовати Твою великую милость. Вот покой и отрада на сердце моем.

И гордые, и злые, и укорительные люди должны жить с нами или иметь с нами столкновения, чтобы они научили нас смирению, благости, незлобию и терпению и дали нам возможность заслужить нашим смирением и терпением венцы от Бога. Что если бы не было с нами искушений? Зло, страсти так бы и остались в нас, как они есть, и растлили бы нас, и жизни вечной лишили бы нас; искушения же открывают нам самим внутреннее, кроющееся в сердце нашем зло и дают нам возможность покаяться, очищаться и исправляться. Потому надо быть благодарными к злым и укорительным людям, что они обнаруживают гнездящееся в нас зло, наши душевные болезни, и молиться за них Богу, чтобы Он сделал и их самих благими, кроткими и смиренными. Если тебя укорили в твоем мелком своенравии и злонравии, то, находя в себе эти грехи, постарайся исправиться от них и будь благодарен за указание на них; а если нет в тебе этих грехов, покажи делом, что в тебе их нет, и делами обличи укоряющего. (Но сердиться на укоряющего безрассудно. Это значит делом доказывать справедливость слов укорителя.) Так, если укоряют тебя и в других каких-либо грехах, поступай так же. Будь благодарен ругателю как врачу своему и прибавляй от себя себе: так тебе и нужно, грешник окаянный, того ты и стоишь по справедливости, между тем как ты ищешь себе ласковости и одобрения других; ты – изверг человечества, нравственный урод, дикарь, зверь, ехидна, а хочешь, чтоб тебя называли человеком добрым, прекрасным, общительным, любезным, – видишь, как ты сам лицемеришь и хочешь, чтоб и другие лицемерили с тобою, видишь, как ты ревнуешь о диавольской лжи и хочешь служить исконному человекоубийце, который не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи [Ин. 8, 44].

Смиренномудрия не стяжах, Господи, помилуй мя и даждь ми стяжати его; благодати сердечной не стяжах – даждь ми от Тебе, источниче благостыни, стяжати ю. Благодарность отцу за хлеб-соль – доброе дело, и надо со смирением всегда благодарить его, хотя и сам ты по милости Божией трудами достаешь хлеб-соль, чай-сахар и хотя он теперь не трудится для пропитания себя и живет на всем твоем содержании, ибо он трудился много прежде и трудами достал себе место сие, на котором ты теперь, и трудами рук своих да своим хлебом-солью, чаем-сахаром воспитал для тебя дочь свою – жену твою, подругу твою, любовь твою, помощницу твою, которой что дороже?! Имей мудрость и не поддавайся безумию сердца своего злого, презорливого, завистливого, скупого. Седины, морщины, сан, имя отца уважь в старце своем. Почти лице старчо, и да убоишися Господа Бога твоего [Лев. 19, 32]. Не опечаль его чем-нибудь, да не опечалит тебя Господь.

Плоть моя – ретивый, необузданный конь: надо непрестанно сдерживать его. В том трудность и мудрость любви состоит, чтобы устранять все благовидные, пре́лестные предлоги ко вражде с ближним и на ближнего и предлоги пристрастия к земным вещам, из-за привязанности которых оставили сердцами своими Бога, чтобы все переносить ради любви Божией и ближнего.

Твердость в убеждениях религиозных и в последовании церковным уставам называют ханжеством, самостоятельность и твердость нрава в делах домашних и семейных – капризом, упрямством.

Я человек, растленный грехом и растлевающий себя грехами, а ем-пью у Господа Бога моего всё свежее, хорошее, воздухом дышу свежим, благовонным. Сам я горек для Господа по грехам своим, по злобе своей, гордыне своей, недоброжелательству, зложелательству, сластолюбию и пр., а сам у Господа ем-пью всё вкусное, сладкое, приятнейшее. Господи! Очисти, обнови мя, облагоухай мя благодатью Духа Твоего Святого ради заслуг Сыны Твоего Единородного, хлебом сладким сделай меня Тебе.

Все насмешки над нами других, все злобы, презорства, досады, ругательства, клеветы – всё от диавола, и всё пройдет как ветер, как мечта. Стой и мужайся в вере, уповании и любви и не озлобляйся на врагов, недоброжелателей, лукавцев, гордецов высоковыйных, досадителей, ругателей, клеветников, но жалей их, что они слепы, и молись за них, да на себя смотри: не болит ли, не слепо ли твое сердечное око? Помни, что все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы (2Тим. 3, 12), и не удивляйся, если это гонение последует тебе от чужих или от домашних твоих, от отца твоего или матери, или жены или сестры, или свояченицы или шурина, или дяди, или сына или дочери твоей: отныне, сказано, пятеро в одном доме станут разделяться [Лк. 12, 52]; и враги человеку – домашнии его [Мф. 10, 36]. Не противься злому... Не будь побежден злом, но побеждай зло добром [Мф. 5, 39; Рим. 12, 21]. То самое, что зло другого смущает и уязвляет нас, есть доказательство, что зло есть болезнь духовная, смерть духовная, – зачем тебе добровольно принимать от другого эту смерть, когда ты и должен и можешь ее не принимать от другого, не заражаться ею, не поддаваться ее влиянию? Что тебя смущает и беспокоит горделивая походка ближнего, надутое лицо, дерзкие, злые и наглые глаза, злые и дерзкие слова? – Не обращай на всё это внимания как на мечту. Так да не смущает тебя и всякий другой грех ближнего, ибо себе вредит грешник и Богу согрешает, а ты молись за него, как за больной член свой, паче же Христов, и живи в кротости и смирении. Вся роги грешных сломлю, говорит Господь, и вознесется рог праведнаго [Пс. 74, 11]. Господь гордым противится, смиренным же дает благодать [Притч. 3, 34].

Непрестанно уничижай себя пред всеми, да Господь возвысит тебя за смирение твое, по Писанию: яко призре на смирение рабы Своея и сотвори Ей величие Сильный [Лк. 1, 48–49]. Если чего не хочешь сделать для домашних, считая это неприличным, скажи им кротко: простите мне, я не могу этого сделать.

Господи, Спасителю мой! Благодарю Тебя за дивное спасение Твое, благосердое, скорое, сильное. Я сказал с верою в сердце моем, когда грех теснил меня, следующие слова: Господь очищение мое, святыня моя, мир мой, свобода моя, пространство мое, свет мой, сила моя, милость моя, – и тотчас же сердце мое очистилось, успокоилось, распространилось, просветилось, укрепилось! И это в два раза – скоро один после другого. Благодарю Тебя, Милосте моя! Согрешил я пожалением сластей ближнему, достойному уважения, – вот какая мечта бесовская была в сердце моем с зложелательством, злорадством о сроднике-старце, когда он болезненно кашлял. Это, впрочем, было на мгновение, как прилог, как вспышка растленного сердца моего. Я тотчас же противился этому злому чувству.

Сущность разумных тварей, Ангелов и человеков, есть образ Божий – разум, слово, святыня, или святая воля, Святой Дух; они – храм Святого Духа, обитель Святой Троицы, Божественная скиния, по слову Писания: вселюсь в них (2Кор. 6, 16). Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем [Ин. 6, 56].

Я есмь лоза, а ты ветви [Ин. 15, 5]: видишь единство Церкви, единство святых и единство нас, земнородных, подвизающихся.

Буря страстей находит на нас – на меня и ближнего моего, и мы смущаемся, и страстуем друг против друга, и заблуждаемся, и омрачаемся; пройдет буря – опять спокойно смотрим друг на друга. Господи! Спаси! Надо усердно любить друг друга, якоже себе, и эту заповедь Божию непрестанно носить в сердце. 17 октября 1865. Воскресение. Благодарю Тебя, Отче Святый, яко в Сыне Твоем и ради Сына Твоего ущедрил еси мя, простив мне согрешения мои, обуревавшие меня, ибо я молил Тебя о том во глубине души моей. Вот, Владыко мой, Ты везде являешь Свое присутствие, везде приклоняешь к нам милостиво слух Твой и милуешь нас в Сыне Твоем и ради Сына Твоего Духом Твоим Святым.

Не унывай, человек, в борьбе с дурными природными наклонностями, например жадностью, скупостью, злобою, гордостью, завистью, упрямством или упорством, грубостью и пр., но надейся на Бога, на Его всемогущую силу и неисчетные Его щедроты, ибо нет грехов, коих не мог бы очистить Господь, от коих не мог бы нас спасти по молитве нашей, и нет греха, побеждающего Божие человеколюбие. Скуп и жаден ты и не можешь быть покоен, когда свои или посторонние потребляют сласти твои, чувствуешь к ним неприязнь – помолись тут же немедленно во глубине души человеколюбцу Богу, общему Отцу всех: Отче Святый! Ущедри меня в Сыне Твоем и ради Сына Твоего возлюбленного, Агнца Твоего, взявшего на Себя грехи мира, прости мои тяжкие согрешения и даждь мне благодать никому ничего не жалеть, ибо всё Твое и всё для человека Тобою создано и назначено, для человека, образа Твоего, возлюбленного создания Твоего, для которого и Царство Небесное уготовал Ты от создания мира. Когда ты искренно и с верою в вездеприсутствие Божие, во всегдашнюю благопослушливость Божию скажешь в сердце эти слова, ты сейчас получишь небесную помощь, и сердце твое успокоится, и ты прославишь Божие милосердие к тебе, грешному, и Его силу, столь явно на тебе являющуюся. Так же борись с гордостью, злобою, завистью, непослушанием, своеволием и упрямством, с чревоугодием, пьянством.

Ни из-за каких материальных выгод не отпадай от любви к Богу и ближнему, но твердо держись этой любви, вменяя все материальные блага в сор, – и всё приложится тебе. Когда служишь Богу, например совершаешь Таинство, молебствие, когда служишь ближнему, не думай о выгоде, не двоись сердцем, служи ради Бога и ради ближнего, и Бог наградит тебя, и твоя честность, твое благородство будет самому тебе наградою. Помни, что нельзя работать Богу и богатству, нельзя служить искренно Богу и в то же время думать о деньгах, о прибыли или жалеть об изъяне. Это две противоположности, которые никогда не могут сойтись. Точно так же нельзя служить искренно Богу и в то же время думать об угождении чреву, о приятных яствах и напитках, страстно желать прибыли их или жалеть об утрате сладкого куска. Не можете служить Богу и маммоне [Мф. 6, 24], или чреву. Служи усердно Богу, служи искренно ближнему, о награде за труд не беспокойся – Бог об этом позаботится без сомнения и всё даст тебе: ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам [Мф. 6, 33].

* * *

18

Про́стый (церк.-слав.) – в значении: цельный, неделимый на части.

19

Юже (церк.-слав.) – которую.

20

Мрежа (церк.-слав.) – сеть.

21

Обаянных (церк.-слав.) – обольщенных, зачарованных ложью.

22

Пакибытие (церк.-слав.) – новое бытие, возрождение, обновленная жизнь.

23

Паки (церк.-слав.) – вновь, опять.

24

То есть передаваемая преемственно от одного другому.

25

Ирмос 7-й песни Великого покаянного канона преподобного Андрея Критского.

26

Молитва И даждь нам, Владыко, на сон грядущим покой тела и души... из последования великого повечерия.

27

Молитва Яко на страшнем Твоем и нелицеприемнем предстояй судилище... из последования молитв ко святому причащению.

28

Икос 10-й: Иисусе, сокровище нетленное; Иисусе, богатство неистощимое.

30

То есть сам себя не делай идолом. Ср.: Самоистукан бых страстьми, душу мою вредя, Щедре... Великий покаянный канон преподобного Андрея Критского, читаемый в четверг Первой недели Великого поста, песнь 4-я.

31

Канон Бесплотным Силам, песнь 9-я.

32

Бесстудный (церк.-слав.) – бесстыдный, дерзкий, поступающий без смущения и замешательства.

33

Работа (церк.-слав.) – рабство (работать – быть рабом).

34

В древнерусском, а также в других славянских языках – болгарском, сербо-хорватском, словенском, гостити значит угощать (отсюда гостинец ­- подарок).

35

Ухать (стар.-церк.) – нюхать, обонять; уха́нье – благоухание; обоняние.

36

Тропарь преподобному общий.

37

Удовлил (церк.-слав.) – сподобил, дал силы, сделал способным.

38

Целый (церк.-слав.) – простой, чистый, непорочный.

39

Туне (церк.-слав.) – даром.

40

Книга написана выдающимся русским миссионером, святителем Московским Иннокентием (Вениаминовым).

41

Про́стый (церк.-слав.) – в значении открытый, прямой, чистый.

42

Толикий (церк.-слав.) – столький, столь великий.

43

Во еже (церк.-слав.) – чтобы.

44

Остен (церк.-слав.) – жало, бодец; игла, гвоздь.

45

Наздание (церк.-слав.) – воссоздание, возобновление. Радуйся, Начальнице мысленнаго наздания [рус.: Радуйся, Виновница духовного возрождения] (Акафист ко Пресвятой Богородице, икос 10-й).

46

Преслушание (церк.-слав.) – непослушание, неповиновение.

47

По достоянию (церк.-слав.) – по достоинству.

48

См. Послание к римлянам, глава 7-я: «Моя Любовь распялась, и нет во мне огня, любящего вещество, но вода живая...»

49

Про́тори – изъяны, расходы, убытки.

50

Молитва Христе, свете истинный... из последования первого часа.

51

Изувер – в значении человек, исповедующий ложное верование.


Источник: Дневник / cв. праведный Иоанн Кронштадтский. - Москва : Булат, 2005-. - (Духовное наследие Русской православной церкви). Т. 9 : 1865-1866 / [ над изд. работали : игум. Дамаскин (Орловский), протоиер. Максим Максимов, Геворкян Кристина Вартановна]. - 2012. - 266 с. ISBN 978-5-902112-83-9

Комментарии для сайта Cackle