архиепископ Иоанн (Шаховской)

Тайна Церкви

Содержание

Созерцание первое Созерцание второе Созерцание третье Созерцание четвертое Созерцание пятое Созерцание шестое Созерцание седьмое Созерцание восьмое Созерцание девятое Созерцание десятое Созерцание одиннадцатое Созерцание двенадцатое  

 

«И воспевши пошли на гору Елеонскую» (Mф.26:30).

Из моего далека я слышу, Господи, как поешь Ты с учениками Твоими лучшую песнь земли и – единую песнь неба.

Ты вышел с Тайной вечери и идешь в Свой Гефсиманский сад, молясь Отцу о роде человеческом, восходящем в Твою Церковь.

«Не о всем Mиpe молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои... Соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты мне дал, чтобы они были едино, как и Мы».

С Тобою – Церковь Твоя, Невеста Твоя, причастившаяся Телу и Крови. Она будет изнемогать, и Ангелы будут Ее укреплять. Она станет склоняться ко сну, отяжелевшими веками своими, а Ты будешь Ее пробуждать...

Ты поешь, Господи, а я прислушиваюсь к этой Песне, которую Ты поешь с учениками Твоими.

Созерцание первое

«Он держал в деснице Своей седм звезд; и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч и лице Его, как солнце, сияющее в сил своей. И когда я увидел Его, то пал к ногам Его, как мертвый. И Он положил на меня десницу Свою, и сказал мне: не бойся; Я есмь первый и последний. И живый; и был мертв, н се, жив во веки веков, аминь» (Откр.1).

Надо человеку отрешиться от всякого чувственного восприятия, материалистического сознания и эгоистического разумения, чтобы познать Тайну Церкви, лицом к Лицу, в пречудном единстве Пресвятой Троицы, чтобы увидеть явление Ее в совершенном Божием вочеловечении... В этих тайнах сокрыта жизнь Церкви.

Премудрость Божия, Господи Иисусе Христе, Ты созидаешь храмы человеческие, освящая их святыней Своего Божества! Тело Божественное, Ты созидаешь тела человеческая, освящая их Неизреченным Твоим Телом: «Полнотою наполняющаго все во всем» (Еф.1).

Единый от Святой Троицы, Бога Единого, в творении, в искуплении и освящении мира, Ты основал Свою Церковь («созижду Церковь Мою»), и в этой Церкви явил Самого Себя, заключив в Ней всю Свою Жизнь с человечеством.

Ты – Глава, Разум, Дух Своей Церкви; Ты – Ее Истина, Слово, Путь и Жизнь... Церковь же есть Твоя Плоть и Кровь.

Нельзя Церковь мыслить, ни созерцать, ни постигать вне Тебя; и Ты не благоволишь Себя являть вне Своей Церкви. Всюду, где Ты говоришь о Своем Царстве, Ты говоришь этим о Своей Церкви. И Церковь Твоя есть царствование Твое в мире, человеке и ангеле. Церковь есть жизнь Твоего Духа, любовь Твоего Отца.

Как увидеть Твою Церковь? Как войти в Нее? Увидеть Ее, это – увидеть Тебя; и войти в Нее, это – прийти к Тебе.

Тебя же увидеть можно лишь возлюбив Тебя... Церковь открывается возлюбившим Ее...

Много в мире людей; и не все они знают Тебя. Много в мире «христиан»; и не все они любят Тебя.

И несовершенно всякий человек исполняет свое назначение человеческое, тем разделяя и раздробляя Святое Тело Твоей Церкви.

«Раздробляется и разделяется Агнец Божий, вземлющий грехи мира» – так совершалось первое евхаристическое раздробление Агнца, и так совершается оно в нынешнем приношении. Не отчуждаясь от Единства Своего, Ты раздробляешься и разделяешься в мире, чтобы, раздробившись на части всего разделенного человечества, спасти его. Ибо спасти мир, но не судить Ты пришел.

Царствие Твое – Церковь Святая, Единая, Непорочная, православящая Тебя – подобно закваске, которую «женщина положила в три меры муки, доколе не вскисло все». «Закваска» – вечная жизнь – положена Тобою не скупо и без всякого лицеприятия в мир, идущий к своему концу. Она кладется во всякого человека, рожденного в мир и ее принимающего в тонких движениях своего сердца. Ко всем другим людям она, эта закваска, только приближается, дабы смог ее человек увидать очами жизни и – принять. «Приблизилось» Царствие Божие к человеку.

«И прах, прилипший к нам от вашего города, – противники Истины! – отрясаем вам, однако же знайте, что приблизилось к вам Царствие Божие» (Лк.10:11). Какая удивительная сила утверждения Церкви Твоей в миpе!

Церковь есть и семя, которое в истории «меньше всех семян земных». Когда же вырастет – и свершится исполнение времен – все покроет, и в ветвях дерева Церкви «будут укрываться птицы» – люди, пришедшее к блаженству.

Много есть образов Церкви в Откровении... Bсе они понимаются как образы Царствия Божия в миpе и в душе человеческой.

Нам, людям, трудно отрешиться от привычного тяжелого мышления, даже в приближении к Тайнам Твоей, Господи, Церкви. Материализм интеллектуальный слишком глубоко проник в нашу культуру и вкоренился в падшей и лишь внешне цивилизованной природе нашего человеческого ума. Он в ней содержится, как некое семя смерти. Лишь крестным усилием непрестанного самоотречения, стояния в Тебе и пред Тобой, мысль человеческая освобождается от привычных ей в этом веке форм и привычек мышления, преодолевает свою сердечную и интеллектуальную самость, восполняет свою скудость Полнотой Твоей и восходит к созерцательным постижениям истинной реальности.

Совершенное отрешение от ограниченности для нас, еще живущих на сей земле, невозможно. Невозможно постичь и тайну Твоей Церкви «лицом к Лицу». Лишь апостол Твой, восхищенный «до третьего неба» (как и некоторые другие тайновидцы) мог видеть неизреченную Истину и слышать неизъяснимые глаголы ее. Мы живем в Mиpe падшем; и грубые наши понятия не могут выразить света. Они лишь могут говорить о свете... Через грубую вещественность, мы, люди, судим о себе и о всем. А непрозрачная, косная вещественность нашего сердца и нашего разума, не имея сил до конца проводить через себя и воплощать в себе Божественный Логос, Разум и Дух Церкви – «Ум» Твой – рассеивает нас, людей, в миpe, как пшеницу, разделяя не только народы земли, но и самые церкви христианские, которые по своей ветхой психологии и по законам своей, закованной в историю, жизни, уподобляются отдельным народам и обществам, продолжая и усугубляя разделение мира... Но Церковь Твою невозможно разделить! Никакие «врата адовы» не могут этого. Можно лишь раздробить Тело Твое, кроткую Церковь... Она Сама, идя навстречу слабому и грешному человечеству, «раздробляется и разделяется» – нашего ради спасения, истощается пред каждым человеком, как Ты Сам, Господи, в Своем удивительном и непостижимом самоумалении; но она никогда не разделяется, нераздельно и неразсеянно пребывая Единою, как Ты. Разделяется – не Церковь! разделяются люди падшие и духи. Кость же Церкви Твоей не сокрушается. «Кость Его да не сокрушится» (Ин.19:36).

Сатана просил Тебя – дать «сеять» ему людей (и мысли и чувства человеческие) «как пшеницу», не допуская ветхое самосознание человечества до единства. Судя по ответу Твоему и наблюдая историю мира, можно утверждать, что позволение это было Тобою дано. Сатане Ты позволил рассеивать и разделять сущее в мире бытие; не только народы, общества и партии мира сего, но и всех людей, кроме соединенных Церковью – Кровью Твоею – с Тобой. Сатана, действующей в мире, не имеет лишь в Тебе «ничего» (Ин.14:30); и в тех, кто в Тебе, тоже «ничего не имеет».

Имея власть «рассеивать» в мире даже учеников Твоих, но не как учеников Истины, а как подданных различных государств и сторонников разных земных идей, связанных теми шли другими еще плотскими узами и несовершенствами, сатана – невольно – способствует этим рассеянием проникновению пшеницы Божией в отдаленнейшие углы и сферы земной жизни.

Так, силою любви Твоей и премудростью Твоею, истинно верующие в Тебя всегда и всюду соединены, в Духе, как бы ни были они рассеяны и разбросаны в мире, по своим странам, обществам, домам и храмам. Пшеницу сатанинского рассеяния (Лк.22:31) Ты Благодатью Своею претворяешь в благословенную пшеницу Своего сева, приносящую плод, «иное тридцать, иное шестьдесят и иное сто» (Мк.4:8), во всех сферах жизни, во всех углах земли, где только может прозябнуть зерно Истины.

Пусть не тревожатся верные Твоей Истине, вида это великое и удивляющее ангелов рассеяние Божьего зерна в мире. Рассеяние претворяет Христос в сеяние. Придет час и соберет Хозяин Жатвы пшеницу Свою в житницы Небесные... И убежит старая земля от Лица Господня... и «не найдется ей места» (Откр.20:11).

А пока Ты, Блаженный Промыслитель, позволяешь сеять людей, как пшеницу, не только диаволу, в злобе и гордости своей слепому, – и не только попускаешь злым и гордым людям действовать так же, как их духовный отец – диавол, – но – о Тайна Святой Церкви! – Ты Сам, Господи, рассеиваешь в мире Своих учеников, «как пшеницу», – завещая им, как Петру, утверждаться в Тебе и утверждать братьев.

Созерцание второе

«И явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ея луна, и на главе ея венец из двенадцати звезд» (Откр.12).

Ты – вся Истина Церкви. Человек – образ Твой и подобие, есть образ и подобие Церкви. Члены, силы и действия человека должны быть едины в Тебе. «Дом же его – мы» (Евр.3:6). Но созданный свободным и не принужденным к добру, человек пал; и с человеком пала церковь человеческая. Разодралось Божиe и человеческое. Остался образ Божьей Церкви в человеке, но человек утерял подобие Божие и, расколовшись во внутреннем единстве своей жизни, низринулся в самостную жизнь, где ныне служит сам себе, а не Тебе, Богу Живому и Истинному. Либо служит идолам – и «идеалам» – как богам, по своему образу. Или же Тебе, Единому Богу, но – по своей греховной воле, а не по Твоей воле святейшей. Распались чувства, человека, утерялось его целомудрие. Действия и силы его лишились единства. Посмертное разложение «душевного» (1Кор.15:44) тела человеческого – лишь внешне выявляет внутренний распад человеческих сил, отошедших от единства Твоего и единства в Тебе.

От первого дня творения пребывающий Церковью Своею Святой в Mиpe, Ты, вочеловечением Своим воспринял душу человека, – грешную, лукавствующую «церковь человеческую» («церковь лукавнующих»... Пс.25:5) и понес ее, как овцу, найденную в небесное стадо. Пришедший «обновить образ истлевший страстьми» (Догм.4 гл.), Ты сделал даже еще более – принял душу человеческую в Свое Божественное лоно и исшел Сам в мир с душою человеческой, чистой и безгрешной, как новое Твое творение. Ты стал человеком и встал рядом с человеком, указывая, «в чем состоит надежда призвания Его» (Еф.1:18).

Ты, Господи, Слово Божие, исшел к нам в мир в подобии «Церкви человеческой», в подобии падшего человека, соединил Божие и человеческое... И оттого все в миpe носит отсвет Твоей Церкви... Мир создан, как церковь, и должен быть Церковью.

Что мы видим ныне?

Мы видим в мире, вместо Единой Твоей Церкви, падшие «церкви человеческие», грешных людей, их бесчисленные в миpe круги, единения, союзы...

Даже союз воинствующих безбожников, – людей одной темной веры и одной злой воли, – есть подобие церкви: единство в вере без света и истины. Это – «Вавилон», апокалиптическая Блудница, «пристанище всякому нечистому духу и пристанище всякой нечистой и отвратительной птице» (Откр.18:2).

Исчезнут, истребятся эти нечистые силы и единения миpa сего, «вином блудодеяний своих напоявающия все народы» (Откр.18:2). «Цари земные любодействуют с ними»; многие правители земли опираются на них, получая от них полное оправдание своим беззакониям... «Многие купцы земные богатеют» – через них.

«И услышал я – говорит тайновидец – иный голос с неба, говорящий: выйди от нея народ мой, чтобы не участвовать вам в грехах ея и не подвергнуться язвам ея». Не участвуйте, верующие Христу люди, ни в каких проявлениях лже-церкви на земле. Испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в миpe (1Ин.4:1). Но – «в один день придут на нее», эту Блудницу, распространительницу духа и идей безбожного человечества и сверхчеловечества, – «все казни, смерть и плачь и голод, и будет сожжена огнем, потому что силен Господь, судящий ее». Рассеются, ниспровергнутся, потерпят молниеносное уничтожение и предадятся полному забвению все союзы и единения не во Христе.

«И восплачут и возрыдают» все, духом не соединенные с Церковью Бога Живого. «Дым от пожара» многих дел и слов человеческих, и разрушение всех своих неверных оград увидит человечество.

«И тел и душ человеческих и плодов угодных для души» уже не будет больше у «купцов земных», продававших и покупавших тела и души, торговавших неверными истинами и ценностями. «Торговавшие всем сим станут вдали» – «плача и рыдая» (ст. 15). Ибо нет жизни вне Церкви.

Множество есть в Mиpe смертных подобий Твоей Церкви, – неблагодатных союзов, атеистических обществ и семей, внутри единящихся и вне соединенных не Твоей правдой и не Твоей любовью, а лишь плотью и кровью, эгоизмом и преступлением. Но «плоть и кровь Царства Божия не наследуют», а преступление не допускает в него… Многие темные союзы и семьи в Mиpe не восстают на Тебя так открыто, как воинствующие безбожники; но все они, в тайном духе своем, –смертные союзы, Духа Жизни в себе не имеющие.

Этим ложным оградам-церквам человеческим, незримо и видимо противостоят благодатные церкви – оживленные Тобою души, благословленные семьи, чистые союзы, светлые братства, плодоносные церковные приходы, служащие Твоей истине, послушные Твоей любви; они востекают в дух Церкви, входят в Ее разум и единство.

Мир создан по образу Церкви. Тело, душа и дух человека тоже – образ Церкви. Человек есть церковь Духа Божия (1Кор. 3:16; 6:19). Все органы в человеке знаменуют церковные силы и действия. Силы же души и духа – знамения даров Церкви и в Церкви.

Но греховные страсти человеческие, но злая воля, воплощаемая в помыслах, словах и делах человека, не принадлежит Церкви Христовой. Не от Тебя они, Господи, изошли и не к Тебе идут.

Единения человеческие в мире, как моря, полны разнообразных струй – душ человеческих; и отдельные человеческие души – полны различных струй – мысли, воли, намерений, чувств... Струи темные, течения хладные не принадлежат Тебе. Но они могут втекать в светлые течения и в теплые струи Церкви. Плевелы могут расти рядом с пшеницею на полях мира в этой жизни человеческой. Они растут вместе и среди поля которое называется «истоpией Церкви»... Пусть не соблазняются этим живущие в миpe.

Ты, Господи, нелицеприятен! Никакое название церковное, себя не оправдывающее в жизни, не может обмануть Духа Твоего и спасти человека.

Множественность, раздробленность и разделенность не принадлежат Церкви. Человек же раздроблен и разделен в Mиpe. И не только он в личности своей раздроблен, но и все в этом миpе раздроблено, разделено через него, через его отпадение от Твоей Истины. И в каждом, даже искреннем христианине, верном члене Твоей земной Церкви, есть нечто, еще не принадлежащее Тебе, еще не могущее войти в Небесную Церковь.

К Церкви не может принадлежать никакая нечистота... Всякий же человек в мире сем, рядом с великой Тайной чистоты Твоей, в нем обитающей, или могущей обитать, имеет и свою великую нечистоту... Пусть не соблазняются видящие ее на хитоне Твоей Церкви. Хитон, одевший Богочеловечество, принял на себя всю пыль Mиpa.

В День жатвы отделят ангелы «пшеницу от плевел»: все, что восходило, простиралось – хотя бы в одном вздохе – к Тебе, Богу, от всего невосходившего к Тебе. И все «нисходившее» будет низведено до конца, если не покается и не обратится к Лицу Истины... Обратившееся же, поднявшее взор свой, поверившее Тебе увидит чудную Твою Истину.

И произойдет исполнение Твоей Церкви... Ныне же свершается наполнение Ее, в нисхождении Твоем и в восхождении человека.

Уже сейчас, блаженный и страшный Суд Слова Твоего «проникает до разделения души и духа, составов и мозгов» (Евр.4:12). Он сжигает плевелы огнем невыразимой и неугасимой Твоей Благодати – блаженства покаяния и очищения. В тепле и свете этого огня всходить и растет Твоя пшеница...

После жатвы будет ссыпан хлеб в житницы, смолот и в небесном огне испечен. Все зерна потеряют свою отдаленность друг от друга, все церкви, восходящие в Твою Церковь, всецело – «нераздельно, неслиянно, неразлучно и неизменно» соединятся, во всех частях своих и между собою, в Боге Отце, через Сына Единородного, силою Духа Святого. И это будет исполнение Царства Твоего, описуемое и выражаемое ныне лишь в очень слабых словах; по существу же, никак не выражаемое, кроме как символически. Истребится из всех людей огненной силою Духа Святого, всякая самость, гордыня, ограниченность и нечистота… Все между собою соединится, спаяется, срастется, так что нельзя будет увидеть былых земных границ, прежних ограниченностей. Как рука срастается с плечом, кисть с рукой, палец с кистью, и сливаются органически все члены тела между собою, так соединятся все члены Единого Твоего Тела, Церкви Богочеловеческой, в один новый гармонически Союз «Новой Земли и Нового Неба», на которых будет жить одна только правда и одна только любовь, во всей чистоте, нескончаемом действии и все возрастающей силе... Это будет начало полноты царствования Твоего, Господи Иисусе! Лики наши человеческие проявятся в истинной их глубине, красоте и силе; они составить бесконечно богатое разнообразие образов и характеров, несравненную гармонию духовных красок и звуков... «Мы многие» будем «одно Тело» (Рим.12:5). Новая тварь, новый бессмертный мир духовной природы восстанет вместе с новым человечеством; и церкви преобразятся в Церковь.

Созерцание третье

«И я видел седмь Ангелов, которые стояли пред Богом; и дано им седмь труб. И пришел иной Ангел, и стал пред жертвенником держа золотую кадильницу; и дано было ему множество фимиама, чтобы он с молитвами всех святых возложил на золотой жертвенник который пред престолом. И вознесся дым фимиaмa с молитвами святых от руки Ангела пред Бога» (Откр.8).

Мир, называемый «видимым», есть не только мир несовершенный, но и мир неполный. Мириады ангелов и прежде живших на земле людей составляют область «невидимую» для человека, но невыразимо-близкую к нему и очень легко доступную для него.

Эта область «невидимого мира» – небесной и преисподней Церкви – доступна двояко для человека: человек в нее вступает сейчас же после своей земной смерти. И уже до этой смерти человек может легко повсюду и всегда вступать в молитвенно-созерцательное общение с бессмертными духами, определенными на служение человеку.

Служение ангелов и святых духов человеческих совершается в духе богочеловеческом. Это служение человеку – в Боге и Богу – через человека. Ибо Ты – Богочеловек – благоволишь быть во всяком человеке, нуждающемся в Боге и человеке.

Напрасно некоторые нечуткие к духовному миру и к своей собственной сердечной глубине, отрицают эту реальность, в которой они всегда, незримо для себя, живут.

Мир небесный вмешан в земной. Мир земной ныне, после Твоего воплощение, срастворен с небесным. О невидимых спутниках, защитниках, вразумителях и охранителях человека апостол Павел (знавший опытно всю великую помощь их ему) пишет: «Не все ли они суть служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение» (Евр.1).

А Та, через Которую пришло в мир спасение и Твое Слово! Как могущественна и матерински-милосердна Она, особой властью, духом и силой, данной Ей в мире Тобою, Сыном Ее и Богом...

Молитва за грешных, молитва святым и молитва святых есть явление глубочайшей и наитончайшей общительности Великой Семьи: Церкви... «Не забывайте также благотворение и общительности» (Евр.13:16). Этот совет нельзя относить лишь к земле, как и вообще ничего нельзя относить только к земле, что возносит нас к Богу, делает причастниками Его жизни.

Всегда и всюду мы можем к Тебе обращаться, Господи, и говорить с Тобою, как с Отцом и «Братом» (по Твоему слову). И Ты нам даровал многих братьев. Очень многих братьев. Мы не «должны» молиться им, – мы, знающие Тебя и стремящиеся к Тебе, не можем не молиться им. Ибо наша молитва к Тебе есть наше общение не с Отъединенным Тобою, но с Тобою в Царствии Твоем, со всею полнотою Mиpa Твоего, укорененного в Тебе и исполненного ликующими Твоими творениями... Мы и на земле своей просим наших братьев, таких как мы людей, «молимся» им, облеченным в смертную плоть и кровь. Со всеми же близкими – телесно и духовно – мы общаемся, по слову апостола: «не забывайте благотворения и общительности» ... Ибо общительность и благотворение есть именно живая жизнь Церкви, если эта общительность безсоблазнственна, исходит из чистой любви, ведет к этой чистой любви и умножает эту чистую любовь – вечную жизнь. Если бы кровь наша не общалась со всем телом, тело бы умирало. Если бы глаз не общался с рукой, а сердце с головою, то человек не мог бы жить в теле. Такие же, но высшие законы общения жизни, взаимного питания и служения членов Тела Церкви утверждают Ее небесную жизнь. Можно не знать этих законов Тела (многие люди не знают их), но нельзя вне их жить.

Мы не почитаем твари больше Творца. Мы не забываемы из-за твари Творца. Но в твари Твоей мы чтим Тебя; и через все – в мире видимом и невидимом – восходим к Тебе.

Небесный Mиp – чудная иepapхия власти и силы в Боге, горения и смирения пред Ним, созерцания Его, служения Ему... Все там не как здесь, на грешной земле, среди больных «церквей человеческих», полно всецелого и гармоничного служения Тебе, Царь ангелов и царей! Все там истекает из слушания Тебя и послушания Тебе; из радостного, молниеносного исполнения Твоей воли.

Мы входим в Небесный мир чудной Твоей Церкви, умно-сердечной молитвой и неразвлекаемым трезвением, постом и покаянием, и самоотвержением, – послушанием евангельскому духу и разуму. Через это мы входим в святые Тайны жизни и окружаемся, отгораживаемся от зла непроницаемой стеной.

Одно только умно-сердечное призывание Твоего имени Сладчайшего пронзает небеса небес и низводит ангелов.

Святые духи живших на земле людей – как ангелы, камни Церкви, совершенные члены Тела Твоего Воскресшего. Ты в них, и они всецело в Тебе. Призывая их, мы зовем Твое Духоносное Тело; мы не отделяемся от призывания Твоего Духа, но совершенным единением единимся с Ним.

Ты, Господи, не благоволил остаться в мире Одиноким... И мы не можем делать Тебя Одиноким, но должны славить Тебя в Твоем Царстве. Ты пришел в мир «к Своим»... (Ин.1:11). Основал Свое Царство. Принял Тело. Тело Твое во всех частях своих – Ты Сам. Святые Твои – «братья, и сестры, и матери» (Мф.12:50) Твои. Они, в Духе, это и Ты, – хотя Ты и не нарушаешь их неповторимого бытия человеческого и личной жизни... Лишь в тайне Церкви можно уразуметь это.

Неразумны молящиеся Тебе, но боящиеся обнять своею любовью и духом своей молитвы тех, в ком Ты благоволишь всецело обитать и навеки царствовать.

Право славят Тебя православные во святых Твоих. «Дивен Бог во святых Его».

Господи, я верю: нет в мире одиночества! Это радость… Нет в мире одиноких, ибо есть Церковь.

Восстановляемое Духом наше человечество, входит в общение с Твоими светлыми ангельскими и человеческими ликами. Это – друзья наши. Наш дух имеет дар и власть, от Тебя, Господи, соприкасаться с ними, слушать их, понимать их, духовно говорить с ними! Иметь их дружеское ободрение, утешение, поучение, вразумление...

Различающие, в тонком дыхании и движении своего сердца, глас духов небесных, легко отличают его и всякое пpикосновение светлого мира от шепота демонского. Трепетно слушаюсь Твоих служителей незримых и хочу сопричислиться к их служению, Ангелы хранители, из тварных радостей – первая радость человеческая.

В силу своей существенной духовности, внепространственности и вневременности, человек, живущий в пространстве и времени может подавать милость мира, милостыню духа, еще на земле живущим и уже ушедшим с земли людям-братъям, не исполнившим о себе предназначения.

«Блаженны мертвые, умирающие о Господе» (Откр.14:13). Этого нельзя сказать про всех «ушедших». Но про многих из них можно сказать: «Достойны великой жалости умирающие не в Господе», – не исполнившие своего человеческого предназначения, не осуществившие в миpe Божьего о себе замысла... Это люди «такие же, как мы», но – уже лишенные своего краткого земного испытания и великого драгоценного дара своей духовной свободы. Они жили неразумно, провели свою жизнь бессмысленно и беспечно; они мало думали, или совсем не думали о Тебе, о своем духе, умиравшем без Твоей правды. Они заботились только о своем теле, «сеяли в плоть» и «от плоти пожали тление» (Гал.6:8). Они не сеяли в дух и от духа – в страшную минуту своего разлучения с телом – землею – не пожали- жизни вечной, вхождения в светлый и блаженный мир Твоего неба.

И за этих, «во тьме и в сени смертной» пребывающих людей, сохранивших образ Твой – возможность блаженства, но не нашедших подобия Твоего – блаженства праведности, – идет наша молитва и совершается, в Духе, великое евхаристическое приношение.

Голос жертвы Твоей Великой вопиет за них, через нас, через нашу любовь, перешедшую уже в вечность.

Дух милости нашей, который выше всякой нашей жертвы, и кровь Жертвы Твоей, которая выше всякой нашей милости, идет по небесным и земным жилам Тела Твоей Церкви. Разумное Твое творение трудится над Царствием Твоим, с Тобою вне счисления времени. Свободные облегчают и освобождают рабов. Рабы умоляют свободных... Царствиe Божие «берется усилием». Человек – по великому Твоему замыслу о нем – работает с Тобою, как друг и сын... Церковь тайнодействуется.

Видят ангелы Твои тонкими очами духа своего, токи покаянных слез, льющихся в миpe грешном; видят они страдальческие крестные усилия в бесчисленных сердцах и домах, – материнские бессонные ночи, полунощные молитвы иноков; мудрые поучения земных наставников и наставления воспитателей. Видят ангелы в миpe все мужественные отвержения искушений дьявольских, во прахе подползающих к неопытному сердцу человеческому. Слышат они благоговейное пение и служение церковное в городах, селах, лесах и пустынях. Видят милосердие милующих и великодушие прощающих; слышат мольбу просящих о прощении... Взирают они на нелицеприятие судей человеческих и на ревность начальников, носящих меч «в наказание делающему злое» (Рим.13); наблюдают великодушное служение начальников подчиненным, и послушание подчиненных своим властям. Видят ангелы все мужественные борения, падения и восстания человеческие; лицезрят все воодушевление веры, все терпение любви, – всю надежду людей Твоих, на кресте правды Твоей распятых... И поют Тебе песнь, со всеми воскресающими духом сердца своего – устремленными к Твоему Духу.

Если ангелы Твои созерцают это, – как же Ты, Господи, Творец? Какими очами Ты взираешь на миp? Как Ты зришь все это наше «человеческое», наш Искупитель, в каждой душе желающий сотворить Себе «обитель» (Ин.14:23), и посещающий «двух или трех», собранных во Имя Твое (Mф.18:20)?... О чудной тайне я хотел спросить Тебя: как сопричисляешь Ты души бесчисленные, как песок морской, обещанные Аврааму, – к Своей Церкви?... Но умолкают здесь мои уста, ибо это грани неоткровенного Тобою... Да не опалюсь я огнем Твоей Истины, но да согреюсь ею в миpe хладном.

Созерцание четвертое

«И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне, для освещения своего; ибо слава Божия осветила его, и светильник его Агнец. Спасенные народы будут ходить в свете его, и цари земные принесут в него славу и честь свою» (Откр.21).

Вне Церкви нет не только спасения в вечности, но нет и жизни во времени. Все, что истинно живет – причастно Церкви, ибо Церковь есть Жизнь истинная.

Вне Церкви – призрак бытия... В свете этой истины созерцается жизнь людей и их единений человеческих.

Всякое единение в Mиpe церковно, если не в истине духа своего, то по природе самого единения своего. Наибольшее единение Mиpa сего, – государственное – носит на себе тоже отсвет Церкви. Даже самое враждебное Церкви государство в чем-то и как-то совершает на земле работу, порученную ему Небесною Церковью.

Церковь можно уподобить солнцу (поистине, Лицо Ее – Лицо Твое, Господи Иисусе Христе, – Солнце!). Государственное же единение – лунное тело, хотя и имеющее «форму солнца», но, само по себе, темное и берущее весь свой свет, который в нем есть, от солнца; и озаряемое солнцем лишь с одной стороны... Это – рассмотрение отношений «Церкви и государства», не в плане истории, социологии и права, но в плане той метафизической реальности, в которой живет все человечество после грехопадения.

Одна сторона государственного единения озарена огнем Церкви. Другая же сторона его, во мраке, отлучена от Лица Божия, лишена духа вечности.

«Солнечная», «церковная» сторона государственного, правового и этического бытия это – проявление единения людей, сознание их общей жизни, общего их служения, общей ответственности, общей жертвенности; осознание ими глубины ответственности соразмерно высоте социального положения; внедрение в их души понятия н чувства наказуемости – за вину, награды – за подвиг... Всякое государство единит и оформляет личности внедрением в них первичных возвышающих чувств необходимости отречения от своей воли, от своей эгоистической обособленности ради общей пользы; возвышением общего над личным; привлечением и понуждением всех к общему, всемирному «несению немощей друг друга и не себе угождения» (Рим.15:1).

Это – «солнечная сторона» государства и его установлений: правительства, войска, судов, законов, налогов, общественных и социальных учреждений, школ, университетов, где и через что первично оформляется душа человека, вступившего в миp для своего всежизненного испытания. Государство – место «первичной закалки» души... Оттого «кесарю» надо всегда «воздавать кесарево»... И всякий начальник в государстве, покровитель добрых и устрашитель злых, есть «Божий слуга» (Рим.13), каковы бы ни были его религиозные убеждения. Всякий начальник есть «Божий слуга», в силу одного своего доброго государственного начальствования, и – только в час его.

Темная же, «неозаренная» Церковью сторона государства, это – проникающий его «дух миpa сего»; дух жизни только для земли. Вот отчего всякий обоготворитель государства и всякий пытающейся заменить Церковь – государством, есть слуга антихристов, будь он древний язычник, бросающий ладан на жертвенник Кесарю, или – современный идеолог, повергающий под ноги государству все верования души человеческой и все ее надежды в жизни вечной.

Оттого государство не может (и не сможет – никогда) служить последнему спасению человечества... Государство исходит из плоти и крови, из культа предков, из теллургических верований. Все государства до конца истории этой земли будут неизменно пожирать друг друга, и возвышение одного будет падением другого.

Для спасения миpa надо было сойти в мир Полноте Церкви. Она сошла в мир ветхий, как Новый Mиp творения. Свет новых отношений к временному вошел в мир. Временное и непостоянное озарилось вечным и неизменным... Нет спасения человеку вне Святой Церкви. Только в Ней спасается бессмертная душа человеческая и только в Ней питается и оживляется своей пищей, пищей духа и вечности.

Все государства болеют, стареют, умирают и разлагаются, как физические организмы... Лишь Церковь – бессмертная Юная Старица (какою ее видел в видении Св. Ерма) живет во всех народах и государствах земли, взращивая Новое Человечество.

Люди спрашивают себя и Тебя, Господи, как можно жить кротостью, смирением и правдой в этом мире?... Не слабость ли это? Не постоянное ли поражение это? Но оглянись, человек, на всю историю земли, и она тебе даст ответ. Гордые и сильные обращаются в ничто. Самые могущественные цари и царства исчезают, как сон. Победители мира едят скотскую траву, как Навуходоносор, или познают свое убожество в изгнании, свое ничтожество на смертном одре. Нет величия в их только земном величии... После Тебя, Распятого и Воскресшего, осталось истинное величие только в Твоей Истине.

С Креста оно сияет и в этом несовершенном, и стремящемся к несовершенному величию мире, Как же будет оно сиять в мире ином, не исчезающем, как утренняя роса!...

Все великое и гордое мира падает в пропасть и исчезает. Камень «Нерукосечный» – Христос – Агнец Кроткий, победивший мир, – ударяет всякого бездушного истукана с золотой головой, серебряной грудью, медным чревом и глиняными ногами... И истукан рассыпается в прах.

Кто вспомнит душу Чингис-Хана? Кто помолится Тиверию, или Кесарю Августу? Кто молитвенно Богу предаст хотя бы одного фараона из сотен, обладавших всеми драгоценными камнями Египта, всеми его победными колесницами и всеми его познаниями?

Как мертва вся эта земная слава! И память мира о самых великих людях его, – лишь мумия раскрашенная и безобразная, ни в какой мере не являющая драгоценного живого лика человеческого пред Богом, в живой вечности, в той вечной памяти, которую может иметь только один Бог, и которую Церковь желает всякому человеку.

Только смиренные, Тебе преданные дети, сыны Церкви Твоей сияют истинной славой в вечности, где нет мертвых, но «все живы», ибо – у Бога Живого. И мы видим этих рабов Твоих, духом знаем этих сынов Твоих; прославляем в них Тебя и этим любим их высшей любовью и славим их высшей славой. Любим их как братьев – навеки. Радуем вечной радостью. И – откликаемся, открываемся на их живую любовь, преходящую грань мира невидимого; и через эту любовь, славим Тебя еще большей славой... Все они к Тебе пришедшие и духом своим в Тебе воскресшие, – дорогие, живые, ясные, светлые, бессмертные и блаженные.

Какое сравнение может быть этого Истинного Света и вечной славы живых людей в Боге, со славою музейных мумий, засыпаемых песком пирамид, запыленных исторических страниц и холодных памятников на равнодушных улицах?!

Все единения и все единства мира сего, и все его государства предопределенно болеют, неизбежно разлагаются и гибнут. Бессмертна лишь Церковь Бога Живого, «столп и утверждение Истины» (1Тим.3:15); «врата адовы не одолеют Ея». Она же одолеет их... Конечно, этого нельзя сказать ни про какой церковный приход на земле, ни про какую епархию, и даже не про ту или иную поместную Церковь.. Церкви могут болеть, разлагаться и умирать в мире, как организмы, но Церковь не может ни болеть, ни разлагаться, ни умирать.

Как апостолы отрясали прах, прилипший к ногам их от города или от дома, который не принял их благовествования, так Церковь Твоя покидает иногда то или другое место этой земли... От многих древних Церквей не осталось на земле ничего, – лишь на небе они все во святых своих, и оттуда живут одной жизнью с церквами, еще пребывающими на земле.

Бывает, что от тех или иных церквей–или церковных людей – отходит Дух Церкви. От отступников Она отступает. Но также бывает, что эти отступнические церкви и люди еще держатся на стволе церковном по видимости; но это уже сухая ветвь; она близка к отсечению, если не наполнится соком, идущим от Лозы – Христа.

Закваска Истины брошена в тесто истории… И никакое государство не лишено ее. Даже самое безбожное в своей государственной идеологи, ее не лишено, и помимо своей, Тебе противной воли, человек всегда в чем-то подчиняется Твоей воле, как в жизни своего физического организма, так и в жизни государственного. Но дух людей, составляющих государство, отражающейся в жизни форм государственных и в деятельности государственных установлений, определяет степень оцерковленности данного государства... Есть различные степени благословенности и неблагословенности людей и их государств.

Церковный дух, входя в государственный и его побеждая, не уничтожает самого государства, но просвещает его. Государственный же дух, побеждая церковный, обессоливает церковную жизнь.

Так если душу и плоть человека побеждает дух, человек от этого телесно не умирает, но живет и духовно, и телесно. Если же душевность и плотяность побеждает в человеке дух, то человек обращается в животное, – в самое кровожадное и ядовитое животное, менее подчиняющееся Тебе, чем все твари мира.. Так и государства, теряющие дух и веянье Церкви, в своих гражданах, обращаются в самые несовершенные термитники.

Церковь вмешана в падший мир и таинственно сочетается с его историей. Церковь «в мире», но Она «не от мира» (Ин.15:19).

Истинная «неотмирность» никогда не теряла и не потеряет своего направления в плавание по миру, – подвига веры, непрестанной надежды на Спасителя.

Христиане осоляют мир и несут благословение государству... Но бывает, что мир их обессоливает, и государство их растворяет в своей жизни, в своей земной психологии. И диавол, их, не защищающихся Крестом и Евангелием, покаянием и Причастием, отводит пленными в свой адский круг греха

Церкви «болеют христианами» и могут умирать, как и государства.

Общая греховность мира влияет на снижение церковной культуры в церквах. Они заражаются «государственностью» и, «оставляя первую любовь свою» (Откр.2:4), живут лишь отраженным, бледным духом Церкви... Это одна из обычных и опасных болезней их земной истории.

Церковь ищет на земле единения со всяким единением человеческим. Она хочет служить бессмертию человеческому и через дух государственных служителей.

Если не совершается этой осоляющей жизнь симфонии, тогда пусть будет явное гонение государства на Церковь и открытая помеха Церкви для психологии государственной метафизической исключительности. Это Крест Церкви.

Крест Церкви – рассечение ложного и суетного духа мира сего словом Твоим. Слуги Твои и сыны да не отвращаются от этого своего Креста. Они должны все сделать, чтобы дух их земного отечества – государства – не посягал на дух их небесного отечества – Церкви.

Но если по их государству не сможет проходить русло чистых вод Церкви, орошая берега земли и живя ее моря, если государство по неразумию и неверию своих правителей и идеологов, хочет смешать всю кристальную воду Церкви с землею государства, то церковные люди (а если они и государственные, в то же время, то – особенно) должны все сделать, чтобы не допустить этого смешения, ибо оно есть – грязь.

Только идя по чистому руслу своему, меж берегов государства, воды Церкви, напояют землю и орошают ее жизнь духом вечных ценностей.

Государственности, как и всему в мире, предлежит востекание в Церковь... Этому востеканию учил еще Иоанн Креститель воинов, чиновников-мытарей и правителей народных, шедших к нему для покаяния, то есть оцерковления своего государственного служения, и спасения своего в этом служении. Такому оцерковлению жизни Ты учил, повелев подавать подать Кесарю, в это же время отдавая Тебе все.

Не в том воцерковление государства, чтобы оно возглавлялось иерархией Церкви. И не в том его воцерковление, чтобы государственные правители делались законодателями Церкви.

Твое воцерковление, – пришествие Твое – Господи, не всегда приходит «приметным», осязательным, для грубых наших чувств, образом... Не всегда скажут об оцерковлении как о Тебе: «вот оно здесь, или вот оно там» (Мф.24:23). «Дух дышет, где хочет» (Ин.3:8)... Сейчас оцерковление – дыхание Твое – проявилось здесь, а через мгновение, как свеча церковная, оно может погаснуть здесь и зажечься в другом месте...

Закон, правда и сила государства не противоречат Церкви, Ее любви и свободе, но могут гармонировать с ними. Для этого надо, чтобы закон прилагался к жизни свободой в Боге, а сила внешняя была выражением и следствием внутренней силы покорности Божьей воле, – орудием Божественная Промысла.

Церковь, обнимая жизнь государства, не соперничает с ним на его путях, но восполняет и просвещает его. Это бывает, когда представители и слуги государства приносят Богу Живому «славу и честь свою» (Откр.21:24).

Все оцерковляется в снискании Духа Твоего... Не в отвлеченных установлениях законов и параграфов, но в таинственном освящении и осолении человеческих сердец, на всех правительственных местах, на всех научных кафедрах, около всех столов, станков и машин миpa, среди всех его полей, лесов и городов, у всех смертных одров и младенческих колыбелей, – в пременении, преложении, преображении верою, словом и научением – низшего духа человеческого в высший, нечистого в чистый, духа «миpa сего» в дух «не от миpa сего».

Любовь истинная ко всякому человеку и ко всякому отечеству в миpe востекает в любовь к Твоей, Господи, Церкви.

Mиp нуждается не только в пременении своего зла на добро, но миp нуждается и в освящении своего добра; в сотворении своего неистинного добра – Твоим истинным.

На земле, где ложь лукаво сочетается с истиной и зло так заманчиво смешивает себя с добром, даже Евангелие может благовествоваться не по-евангельски, и защищать веру Твою, люди могут безбожно... Одним законничеством и фарисейством убивается дух Твоей кроткой Истины, и остается в миpe тогда одна ее безжизненная оболочка.

Как целительное впрыскивание в кровь, совершается в миpe впрыскивание в сердце человеческое Твоей Истины и Твоей Любви... Этим спасается вечная жизнь человека! Отблеск диавола – антихрист – все затемняете своим призрачным блеском, все извращает своим духом и умерщвляет своею ложью... Но Ты, Господи, даешь змииную мудрость и огненную волю христианам, к непрестанной борьбе, в Духе Твоем, за Твою Истину, без нарушения временных, Тобою данных форм миpa.

Ты зовешь всех христиан, как пророка Елисея, бросить соль в зараженный ручей миpa и – исцелить воду жизни «Духом уст Твоих» (2Фес.2:8). Христиане убивают верой, как микроб, всякое ложное учение, всякую нечистую свою мысль и неверное свое чувство. Ученики Твои вынимают из всякого входящего в их слух ложного слова его жало... Это – борьба Церкви; борьба за Церковь... И когда в первый день Нового Mиpa возгласят ангелы: «Царствие миpa сделалось Царствием Господа Иисуса Христа», – этой вестью лишь до конца и до совершенства выявится дивная истина, столь близко знакомая всем христианам в мире.

В Небесный город Иерусалим, в Вечную Жизнь все войдет и все уже входит, – кроме греха; уже сейчас на земле в Нее входит все, что приносится Богу Сил блаженными царями Апокалипсиса. «... И цари земные принесут туда славу и честь свою» (Откр.21).

Это – самое трудное в жизни, не только для царей, но и для слуг церковных в мире: приносить всю славу и честь свою Богу. Но нет выше этого приношения!

На путях достижения симфонии Церкви и государственного служения, трудности бывают не только в царях, не желающих ни в чем уступать Церкви своего властвования в мире, но не меньшая трудность лежит и в неверных пастырях Церкви, домогающихся духовного и материального властвования над «наследием Божиим», именующихся «князьями» ее и не подающих того примера, какой заповедал апостол Петр (1Петр.5:2–3).

Все войдет и все уже сейчас входит в Небесный Иерусалим, что освящено и осолено Твоей Церковью, хотя бы и протекало в форме, силе, законе и власти государства... Вся «материя» мира, через человека освящаемая и одухотворяемая, оцерковляется... Справедливость Церкви входит в Ее Любовь. Воинствование Ее несет мир. Власть Церкви вводит свободу. Правда Ее озарена Милостью...

В Церкви престает противоречие земных противоположностей, и все они выявляют скрытую в них со-органичность и со-гармоничность. Ибо в гармонии Твоего Царства, Господи, нет противоречивой сложности и несогласованной множественности, но все обретает и все носит первичную красоту Твоего мира, возведенного к последнему совершенству Твоей простоты.

«Все добро зело» (Быт.1:12) в Тебе, Господи!.. Но «добро» все – только в Тебе, и – когда в Тебе.

Духом архангелов Твоих просвети царей! Духом ангелов – начальников и судей. Духом апостолов осоли священников Твоих; духом пророков – певцов и ученых. Духом целителей исцели врачей. Духом преподобных утешь уединенных и убогих. Духом милостивцев освяти всех имеющих избыток… И дух исповедников Твоих да сойдет на всех обитающих в городах и селениях, пред лицом грешных дел и слов... Дух уст Твоих в слове Твоей Церкви.

Созерцание пятое

«Знаю дела твои, и труд твой, и терпение твое, и то, что ты не можешь сносить развратных, и испытал тех, которые называют себя апостолами, а они не таковы, и нашел, что они лжецы. Ты много переносил и имеешь терпение и для имени Моего трудился, и не изнемогал. Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою. Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежния дела; а если не так, скоро приду к тебе и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься» (Откр.2).

Именуемые и именующие себя православными христианами не все и не до конца знают, как драгоценно это их наименование в его совершенном значении и завершенном смысле. Соответственно правде Твоей, Господи, православное исповедание веры: «Верую... во Святую Соборную и Апостольскую Церковь...» – как это чудно! И это догматическое определение не влагает в так легко гордящиеся уста человеческие горделивого уверения: «я принадлежу к Святой, соборной и апостольской Церкви»... Никто из живущих на земле не может сказать про себя, что он уже целиком, – во всем и навсегда – принадлежит к Твоей Церкви. Й по существу, конечно, он к Ней еще «абсолютно принадлежать» не может – на земле. Он лишь спасается в Ней – верою и надеждою. «Надежда же, когда видит, не есть надежда» (Рим.8:24)... «Верою ходим, а не видением» (2Кор. 5:7)...

Вера Церкви есть вернейшее знание о Тебе, Господи, о том, что Ты Есть...

И вера Церкви есть знание Тебя, созерцание жизни Твоей, радование о истине Твоей и исполнение воли Твоей...

И вера Церкви есть доверие к Тебе Богу, неистощающаяся надежда на все Твои слова и обетования.

И вера Церкви есть уразумение всей жизни земной, ее смысла, цели, путей и драгоценности в вечности. «Верою разумеваем» (Евр.11:3).

И вера есть «взятие креста своего» и следование путем Твоими, до конца.

Только такою верою спасается человек. Эту веру «умножить в них» просили апостолы; ее благовествуют ученики, ею горят, светить в мире пророки; духу ее учат святые отцы.

«Православие» веры – мое знамя, моя надежда... Но еще не полная действительность моя!

Я хочу быть православным, Господи, – причастником и участником Твоего Царствия... «Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем!» Верую, что есть Святая, Соборная й Апостольская Церковь; верую, что я крещен в Твою смерть и в Твое Воскресение, чтобы войти в Нее; верую и хочу, Господи, – быть в Ней. Касаюсь Ее надеждой своей и Благодатью Твоей. Но я не знаю Твоего Страшного и Блаженного Суда... И не могу знать, сколь я православен пред очами Твоими, сколь принадлежу уже, и в чем еще не принадлежу к Твоей Святой Церкви... В Нее ведь не может войти ничто нечистое. А в жизни моей есть еще много нечистого, неистинного, не Твоего, не православного...

Утверждение человеком своей несомненной, всецелой и окончательной принадлежности к Святой, Соборной и Апостольской Церкви было бы знаком очевидной его непринадлежности к Ней или неполной принадлежности.

А осознание им своей еще очень малой принадлежности к Церкви, было бы одним из знаков истинной единенности с Нею.

Все, в чем мы еще не принадлeжим к Церкви, побуждает нас к великому смирению... То, чем мы уже принадлежим к Ней, побуждает нас к – еще большему.

Мы принадлежим к Церкви, как воины, своею волею, отдавшие Тебе свою жизнь и принявшие Твою веру, и взявшие свое служение... Ты не принуждал нас, Господи, но Ты ожидал вас; Ты не неволил нас, но открывался нам... Блаженны привлекшиеся к Тебе, отозвавшиеся на Твой зов, одевшие одежду Твою и, сочетавшиеся Тебе, «отъятием чувственных власов» (молитва на пострижение волос, после крещения) – всецелым отречением от своей воли, полным погружением в мир воли Твоей. «Да будет воля Твоя на земле, как на небе», – в Церкви земной, как в Небесной...

Достойно удивления, что Святая Церковь, желающая взять всего человека и все его сердце, не влагает в его уста свидетельства «принадлежности» его к Ней, но – лишь свидетельство веры в Нее. Большего пред Тобою, Господи, человек на сей земле сказать не может. Здесь глубина великого и таинственного Православия! Даже апостол вселенной, чистый голос Церкви Твоей, говорил про себя, что он лишь «стремится к почести горняго звания и, забывая заднее, простирается вперед» и хочет достичь Тебя так, как Ты достиг его (Фил.3:13)... Закон великого ученика Твоего стал законом всего Твоего ученичества: забывая свои достижения, простираться к Тебе, к Твоей Церкви. «Алкать и жаждать правды», т. е. Церкви; видеть несовершенство свое и – созерцать совершенство Церкви; – достигать Ее, как она достигла человека.

Православие знаменует и содержит, выражает и открывает всю полноту Истины. Конечно, «не всякий израильтянин, который от Израиля»; и не всякий «православный» – от Православной Церкви. Но Православная, небесная и земная, историческая Церковь – во все века и мгновения сохраняла и сохраняет полноту и чистоту Твоего Благовестия в своих догматах, в своей свободе, в своем духе, в своих бесчисленных ликах и характерах святых.

Напрасно пытаются мнимо-православные или слабо-православные отяжелить веру Церкви косностью своего сердца и разума, своими системами, квалификациями и кодификациями. Православная Церковь – как бы ни были грешны и слабы Ея чада, – остается не вовлеченной в орбиту рационализма и прочих стихий миpa сего, хотя и обуревалась в истории и обуревается до настоящего времени различными ненужными и неверными истолкованиями своей апостольской веры, и попытками приспособить для Нее дух стихий мира сего, – Ее дух вовлечь в эти стихии.

В Православной Церкви, в Ее догматах и Ея духе, в полноте и чистоте сияет истина Твоя. И никакое нерадение «православных христиан» в истории не может выжечь лика Твоего, Господи, из распятой – как Ты – Церкви, которую они так неполно, нечисто и нерадиво представляют в мире.

Церковь остается и останется – в полноте сияния Православия... И, сколь церкви и веры приближаются к духу и догмату Православия, столь они приближаются к Тебе. И, сколь кто приближается к Твоему Духу, – приближается к Православию.

Созерцание шестое

«...И дам ему белый камень и на камне написанное новое имя, которое никто не знает, кроме того, кто получает» (Откр.2:17).

Без истинной веры и истинных деяний и состояний этой веры никто не пребывает в Церкви. Непрестанно, каждое мгновение, происходит отпадение от Церкви и вход в Нее многих... «В чем кого застану, в том того и буду судить», говоришь Ты, Грядущий к нам, и Церковь Твоя особенное значение уделяет последним минутам человеческим на земле. В эти минуты и отпадение от Церкви и вход в Нее имеют вечное значение.

Знаменательна и таинственна молитва таинства покаяния, читаемая священником перед отпущением грехов каждому кающемуся православному человеку. Накрыв его епитрахилью, священник читает – может быть, который раз! – над православным человеком: «... примири и соедини его Святей Твоей Церкви, о Христе Иисусе, Господе нашем» (тайносовершительная молитва). Итак, в каждой исповеди происходит воссоединение павшей, в каком-то смысле отпавшей от Церкви, через грех, души православной – с Церковью.

Всех «православных» Церковь Твоя принимает все время к себе, как неких инославных – как бесславных в православии – по «четвертому чину», через Таинство покаяния.

Нераскаянный же грешник пребывает вне Твоей Церкви, хотя бы он именовался «православным христианином» или даже был – православным патриархом.

Нераскаянный грешник, это – сухая ветвь Церкви. Сухая ветвь еще может держаться на стволе по видимости; но лишь подует ветер (Суд Твой), и ветвь отломится. Только через покаяние и божественное прощение в ней опять начинают течь соки жизни Твоей Лозы, дары и силы Духа Святого.

А кто взвесит меру греха, отпадания от Церкви человека? ... Иной раз и малый грех отлучает – до раскаянья – от Светлого Твоего Лица. А значит, и от Церкви. Это свидетельствуют святые, переживавшие глубоко свое отпаденье от Тебя в тонком опыте своего духа.

Оттого невозможно нам, людям, и никогда не будет возможно определить – до Суда – сколько на земле у Церкви Твоей чад. И кто будет на Страшном Твоем Суде поименован Тобою православным христианином, усыновленным Тобою навеки человеком... Легче сосчитать песок морской, чем сосчитать православных. Оттого, что православие есть некая построяемость, некая созидаемость в мире. Это явил Ты в видениях Св.Ерму... Православие – и в православных – есть некий песок зыблющийся и часто оползающий.

Православие Твое в душе человеческой, как солнце светлое в мире; но оно может затмеваться. И «закваска» Твоя не всквашивает, если нет «муки» – души верной.

Если бы не было возвышения, возрождения и восстановления Православия в душах верных, если бы не было тайн покаяния, причастия Евхаристии-благодарения, уже давно осыпалась бы и оползла, в мире вся истина. Но убывающим водам Православия, в душах и различных явлениях исторической Церкви, противостоит прилив благодатных, обновляющих сил – даров крещения и покаяния, – рождения, восстановления, освящения и помазания душ в Царствие Твое... И этим процессом дышит Церковь на земле. Это – дыхание уст Твоих в восстанавливаемой твари. Как божественный ответ на драгоценный вздох кающегося, сокрушенного и верующего творенья, сходят в мир великие силы с неба, Божественные «энергии» Твоей жизни, о которых писал Палама... Это те благодатные воды, который Ты обещал самарянке у колодца Иакова, орошающие человеческую Церковь и Церковь в человечестве. Из символа она прорастает в реальность...

Символ веры становится верной действительностью Ее.

Многие в миpe удивляются, как христиане изменяют христианству, как православные затмевают православие... Я тоже много удивлялся в жизни своей этому. Но вникание в сущность явлений приучило меня к осторожным оценкам и к непрестанному видению Славы Твоей в Mиpe. Видя немощь священнослужителей, недостоинство православных и нeвepиe христиан, я еще глубже возлюблял святыню Твоего священства и еще горячее веровал в силу и совершенство Твоей Церкви. Путь Церкви Православной в мире мне всегда казался путем Твоим, и Церковь Православная – Самим Тобою, Христом Господом, в Твоей Славе и в Твоем бесславии. В славе Истины Твоей и в бесславии заплевания Твоей святыни человеческим грехом. Все в истории мне доказывало и все укрепляло эту мою веру.

Распятие Церкви Твоей так мучительно совершается и теперь; прежде всего – учениками Твоими, «не щадящими стада» (Деян.20:29).

Никто из «внешних (1Кор.5:12) не может так Тебя облобызать, как Твой апостол Иуда; и никто из язычников не может так затворить слова Твоего, как первосвященник Каиафа.

Распятие Церкви Твоей в миpe, это – желание и попытки людей являть Ее и продолжать в истории без Духа Твоего.

Распятие Церкви, это – культ листьев смоковницы... Служение красоте гробов, наполненных нечистотой. Торжество условности над духовной реальностью, и победа сакрализированной отвлеченности над святыней Духа.

Горе нам, когда сияющая церковность Твоя обращается в суетное и шумливое церковничество! Когда дух законничества и беззакония, побеждает Евангелие Твое на учительных верхах Церкви... Когда служители Твои поливают проклятую Тобою смоковницу, чтоб пышнее росли ее листья.

О, Господи, Милостивый, и ныне Ты зришь, среди наших алтарей и святынь, ту же «мерзость запустения, реченную через Пророка Даниила, стоящую на святом месте, – читающий да разумеет» (Mф.24), которую Ты видел на месте Своего распятия.

Не столько безбожники сквернят Твои алтари, сколько – мы, ученики Твои, чтущие Тебя устами, но сердцем далеко стоящие от Тебя.

Вместо Церкви Твоей, «Жены, облеченной в Солнце» – великого сияния правды и любви, просвещающего и освящающего мир, – что часто видят в истории мира души ревностные и чуткие? – Жалкую дипломатическую, канцелярскую или театральную церемонию; служение не Богу, а людям; даже не им, а князьям их, суете их...

Они видят, как в служителях Твоих исчезает ревность и искренность служения Тебе. В пастырях Твоих губится простота любви Твоей. В поющих и предстоящих Тебе не тайнодействует молитва... Все – обессоливается... и тень антихриста поднимается над миром. И нет убежища для души верной, в церквах смесившихся с духом мира сего.

Кому нужно такое безблагодатное действование? Неверующие над ним смеются; верующие над ним плачут.

А демоны расхищают овец Твоих...

Видя это распятие Церкви Твоей и наблюдая одоление хищным церковничеством голубиной церковности Твоей, – я устремлялся к Тебе, взывая: «Воскреси, Господи, Церковь Твою Святую, во гробе каменном человеками положенную!»...

Уже надо кончить горькое слово это о временном, но сколь невыносимом для людей и ангелов, торжестве беззакония над кротким и пречистым Телом Твоей Церкви... Ведь Ты, Господи, иссушишь все бесплодные смоковницы мира и сожжешь их; Ты искоренишь смоковницы, «не насажденныя Отцом Твоим» (Мф.15:13)... Но нельзя умолчать пред Тобою о том, сколько храмов строилось в мире – не во славу Твою, Троица Пресвятая и Единосущная, а – для украшения шумных столиц мира и городов людских, тщеславного возвеличения событий человеческих и прославления твари, вместо Тебя, ее Творца и Бога... Сколько «храмов-памятников», посвященных Тебе или святым Твоим, Телу Твоему, – было не Тебе памятниками, и не о Тебе памятниками... И как строились они, так и разрушались руками беззаконных; или делались музеями, в духе коих строились... Руками воюющих против Тебя, Ты Сам разрушал в мире многие храмы, где не совершалось истинного Тебе служения, – храмы, построенные на нечистую жертву удерживавших плату от работника своего, лицеприятных судей, нераскаявшихся блудников и содомлян, торговцев, сотворявших неверные весы и меры, правителей, алкавших суетных наград, и богачей, искавших только человеческой славы.

Ты, Господи, видишь не только доброе, но и злое. И слово Твое – слово последнее. «... И идет дождь, и разливаются реки, и дуют ветры, и налетают на дом тот; и он падает, и бывает падение его великим» (Мф.7).

Не всякий, говорящий Тебе «Господи! Господи!», входит в Твою Церковь, но – творящий волю Отца.

Разрушающий многие и великие «советы человеческие», не укорененные в Твоей воле и не исходящее из чистых замыслов человеческих, Ты оставляешь в мире пустыми и холодными памятники не-Твоей славы... И – тайнодействуешь чудесами Своими, огнем Духа Своего в церквах, в которых совершается истинное и искреннее Тебе служение.

Созерцание седьмое

«Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших кровью Своею, и соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков, аминь» (Откр.1:5–6).

Церковь лишь там, где Ты, Господи… Ты же всюду и – не всюду. Всюду Ты вездесущием Твоим и Промыслом любви Твоей; но не всюду Богоявлением и экклезиофанией Твоей.

Высшее Богоявление Твое и высочайшая экклезиофания – церковно-явление Твое, после Вознесения, есть Евхаристический хлеб, принесенный Тебе от Твоих, о всех и за все, ставший Телом Твоим; и вино Благодарения, ставшее Твоею Кровью. Это высшее явление Твоего Небесного Царствия в земном Царстве Твоем, – Церкви в человечестве.

Ты открыл нам Церковь в агапической любви к Тебе и ко всем в Тебе; в благодарении и во вкушении мира Твоего и Милости Твоей. Где это есть, там есть Церковь, мир света и правды божественной.

«Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся», – такова самая высокая наша человеческая молитва, – самые прекрасные в мире человеческие слова.

Это – сердце Православия, и дух всякого церковного отношения в мире и к миру.

Всего человека и всю тварь, каждую душу, в каждом ее дыхании, всякое чувство и мысль, все ценности свои и всю волю мы приносим Тебе.

Все лучшее наше мы делаем не нашим, а Твоим.

Принося все лучшее, доброе и истинное, чем мы живем и движемся, мы радуемся, вменяя его – Тебе; мы посвящаем и эту радость Тебе, Господи, и все освящаем этим посвящением. Принося же Тебе и отдавая Тебе все грехи, всю скудость, все мучения, ошибки и несовершенства свои, мы все это смертное делаем, в Тебе, не бывшим, несуществующим.

И принося Тебе все, в этом духе и в этой истине, мы – не только себя самих и за себя самих это приносим. Но, расширяя скудную любовь свою до последних пределов жизни и смерти, мы приносим это Тебе и за всю жизнь мира. Мы этим теснейшим единением единимся со всею жизнью, со всем миром творения; соединяемся с каждым человеком в духе Твоего о нем замысла и в истине совершенного Тобою его искупления.

И – свидетельствуем пред всем миром, что это самое глубокое и истинное, – евхаристическое соединение людей и всего творения в гармонии Твоей жертвы, проходит не через наши ничтожные чувства, и неутвержденные мысли человеческие, но – милостью Твоею к нам.

Исповедуя пред Тобой совершеннейшую нищету свою со всеми нищими, и свою последнюю грешность со всеми грешниками, мы свидетельствуем Тебе, Творцу и Богу, и наше великое богатство в Тебе, в Твоей милости и Твоем богатстве, данном Тобою другим... И, славословя, мы благодарим Тебя за эту нищету свою, входящую в великое и совершенное обладание всем... И все растворяется, все покрывается гимническим благодарением Тебя за все.

Но это лишь начало церковной симфонии.

В божественном вихре молитвенного благодарения, во время преложения евхаристических даров в Тело и Кровь Твои, совершается в Истине и Жизни Твое Богоявление – явление Тебя, Кроткого Закланного Предвечного Агнца – Слова Божия – на «соломе вифлеемской», в малых яслях дискоса.

«И пришедше звезда ста верху идеже бе Отроча», говорит священник Твой, останавливая звезду над Жертвой мира.

Слово, сотворившее миры, входит в Плоть, имеющую вид кроткого, раздающего Себя хлеба. Она стала вином будущего веселия, Кровью новой Жизни земли.

Уже нет ни молитвы, ни благодарения... Все умолкает. Здесь Сам Бог и Весь Бог. Непостижимо, но истинно. Ты здесь. Здесь вся Полнота Твоего Божества телесно. И – здесь онемение человечества пред этой Полнотой, сошедшей в скудость; пред Миром Любви, сошедшим в мир, не знающей любви.

Искупление свершилось... Принята молитва человеческая и вознесена к Престолу Божию.

Принят человек.

Уже не мы приносим Тебе дары... Наши дары, соделавшись Твоими, сами нас приносят Богу. Мы их принесли; теперь они нас несут. Сила Безгрешного Агнца тайнодействуется, сила Твоей безмерной любви и служения.

Ты несешь, в дарах наших Тебе, Себя как Дар от Своей земли Отцу. Никто не мог Тебя принести. Лишь кусочек хлеба насущного, от Отца данного нам, мы имеем власть и силу принести на Твой алтарь. И в этом хлебе – себя, всю рассеянную в мире свою и Твою пшеницу человеческую... Но Ты, Господи, претворяешь все немощное и несовершенное в сильное, крепкое и вечное.

Принесенные к порогу Твоему дары, влекут нас и вводят в Твой Дом...

Созерцание восьмое

«И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали» (Откр.21).

Жизнь человеческая есть мучительное и блаженное искание все более полного и совершенного бытия и общения, жажда Церкви, неразлучно-неслиянного соединения всех в одну жизнь. «Тайна сия велика» (Еф.5:32)... Никакие общины, братства и семейные родственности мира сего, никакие единения земли не могут насытить этого беспредельного алкания человеческого духа. Bcе века и каждое мгновение он устремлен к непрестанному исканию полноты своего бытия, где в освобожденной и преображенной своей личности, человек мог бы навеки соединиться с другим человеком, и найти в нем свою истинную, непреходящую жизнь, и его жизнь увидеть в себе; и так вступая в единство со всеми «друзьями своими» (Ин.15:13), восходит к наисовершеннейшей божественной жизни и полноте блаженства.

Только Церковь дает это... Только она имеет это. Все другие собрания и единения людей – лишь тень облака, проходящая по земле, лишь «пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий» (Иак.4:14).

Лишь в Церкви человек становится человеком.

Вот отчего всякому, алчущему истинной жизни, надо войти в колыбель Церкви, уколыбелиться в Истина Ее, и из колыбели церковной возрасти «в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова» (Еф.4:13).

Но смертные отталкивают Церковь. Они не видят ни сладости Ее правды, ни истины Ее жизни. Они боятся ей отдать себя и что-либо свое. Они не видят, что если Церковь и берет что смертное у человека, то чтобы сейчас же вернуть это бессмертным.

«Истинно говорю вам, нет никого, кто оставили бы дом, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли ради Меня и Евангелия и не получил бы ныне, во время cиe, среди гонений во сто крат более домов, и братьев, и сестер, и отцов, и матерей, и детей, и земель, а в веке грядущем жизни вечной» (Мк.10).

Но смертные держатся за свою «жизнь по плоти», по единению и родству плотскому; за чечевицу, сваренную на огне мира сего; и пренебрегают своим светлейшим «первородством» образа Божия, могущего вознести их к Божьему подобию. Люди, страдающее и обезображенные грехом, отвращаются от истинного обожения своего, которое Ты, Господи, для них приготовил в Церкви, и сотворяют сами себе (как дети малые, который «сами» хотят сделать невозможное для них) обожествление своей личности, находя, вместо вечного радования, неизбывный скрежет своего обманувшегося, ибо возжелавшего обмана, не поверившего Твоему Слову, сознания…

Все связи, все радости и родства миpa сего, не востекающие в радость вечную, – обман и недолговечность. Все это «течет» и протекает, оставляя лишь горький осадок, безжизненность сердца, неудовлетворенность, стыд, раскаяние, сожаление, боль, муку... и снова – сияние неистинных радостей самозабвения, и – опять новую жатву скорби и безысходности.

Все плотское представляет собою «порочный круг» радостей и страданий, если через него не востекает человек к Тебе, к жизни Твоей в человечестве – Церкви.

Все единения, приятельства, дружества, личные и семейные, и между народами, никакой не имеют ценности и никакого истинного единения не представляют – вне Тебя. Все это исчезает и развевается в мгновение. Высыхает, как роса. Все мировые исторические катастрофы имеют свое начало в бесчисленных превратностях душ человеческих!

Но острее всего и больнее всего чувствует человек все несовершенство востекания к полноте своей, в природных общениях плоти...

Лже-церковь действует и увлекает человечество через атмосферу ложного общения, неистинной близости. «Всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственнаго тела» (1Кор.6:18). Безцерковное и лже-супружеское общение и влечение, во всех его видах и формах, начиная с мимолетного взгляда – и кончая тем, что апостол даже именовать стыдился, – все это есть проявление одной и той же замкнутости человека в самого себя, в смертный непреображенный мир своих чувств и переживаний; мир чувственности и ее оправданий.

Почти все в этом мире захвачено в вихре лже-церкви, пены страстей, игры чувств, велений тела, рабского покорствования духа человеческого этой пене, этой игре... Чувственность, желающая соединить людей не истинным, а своим единением, есть самое яркое звучание «миpa сего», самое широковлекущее проявление лже-церкви в человечестве.

Несупружеское и лже-супружеское общение противостоит святому супружескому общению. Смертные думают смертным восполнить пустоту и бездну меж своими душами, и найти полноту слияния своих жизней человеческих вне Полноты Твоей. Но – тщетно... Высшее не достигается через низшее. Через погружение в грешную плоть и подчинение всей ее «душевности», нельзя достичь ценностей духа. И воскресающий Дионис, даже Елевзинских мистерий, непрестанно умирает и исчезает во аде, чтобы воскреснуть на земле только для своей смерти.

Лишь Единый Истинный Мессия мира, Христос, воскрес однажды, явив новый мир – Церковь – и открыв истинно бессмертные ценности человеческого духа.

Блаженны верующие, находящие подлинное выражение своей человечности, в настоящем познании другого человека; познание другого человека – в раскрытии своего светлого бессмертия.

Доверившиеся же греховной плоти, лукавству «душевности» ее,

будут всежизненно оскорблены и обмануты ею.

Лишь в благословенном Тобою браке люди имеют благодать идти по плоти, не утопая в ней, как шел апостол к Тебе по водам Галилейского озера. На это Церковь дает Свое благословение. В этом смысл и сила Таинства Ее.

Безсупружеская же, не освященная Тобою, Господи, любовь разрушает личность, семьи, страны и города...      ’

Ты назвал мир «прелюбодейным и грешным»... Прелюбодеяние, это преложение, пременение истинной любви на неистинную. Это

не только грех, это – вся жизненная философия греха, круг антихристовых проявлений и подмен.

Твоя чистота и целомудрие не могут быть постигнуты «естественным» (как называют его люди) разумом. Этот «естественный», а на самом деле омраченный и неестественный, в очах Твоих, разум находится всегда в плену у «душевности» и близких к ней духов, вдохновляющих человека более на слушание превратно им толкуемых «законов природы» и на оправдание себя этими вымышленными законами, чем на послушание Тебе и оправдание себя Тобою Единым.

Кто не умрет для всей мнимой «естественности» греха, тот не воскреснет для вечной Твоей Жизни.

Благослови, Господи, дев и юношей, посвящающих себя Тебе, не стыдящихся чистоты Твоей в мире прелюбодейном и грешном.

Благослови чистоту семей, сладкое крестоношение деторождения, матерей, носящих под своим сердцем новую бессмертную жизнь и в ней Твой Крест.

На всех путях земли непреображенной, Крест предлежит человеку; дано ему постижение сладкой Тайны – распятия, ограничения, умудрения, уцеломудривания и преображения своего «естественного» в преестественное... Тут – все дыхание Церкви.

Тайна супружества, Тобою благословенного, велика... «я говорю по отношению ко Христу и к Церкви» (Еф.5:32). Любовь – высшая и совершенная – агапическая, возводящая к Твоему Царству – есть первая тайна брака и главный обет супругов. Все в супружестве истинном лишь вытекает из этого обета и ему сопутствует. Лишь через дела этой агапической, божественной любви освящается вся жизнь сочетавшихся. И освящение остается на их потомстве.

Жизнь супружеская, семейная есть жизнь пророческая, в отношении к раскрытию воли Божией супругов, друг о друге и – о детях; и жизнь мученическая, в отношении терпения друг друга, «ношения немощей друг друга»... Оттого среди церковного таинства брака поются тропари о пророке Исаии и о святых мучениках, «страдальчествовавших и венчавшихся». От этого и само венчание брачующихся венцами. Это – не «обряд», но символ реальный Церкви, который должен стать реальной действительностью Ее.

Благословение Церкви есть закваска, которую Церковь кладет в мир, в человека, в супружество, в пищу, во всякое земное дело верующей души... Церковный брак – жизнь «малой церкви» Твоей – только там совершается в Истине, где супругами, – хотя бы одним, – принята божественная закваска Твоего, Господи, нетленного Брака с Церковью. И причастниками Тела и Крови Твоих бывают не те, которые лишь плотски вкусили Таинство, но которые всем существом своим воистине восприняли божественное семя Жизни.

Благословенный брак и всякое истинное единение, на сей земле, тяготеет к своей Тайне: к жизни не по плоти… Ибо понимают верные Богу, что время коротко, «так что имеющие жен должны быть как не имеющие» (1Кор.7:29), «и пользующиеся миром сим, как не пользующиеся, ибо проходит образ мира сего».

Созерцание девятое

«И Дух и Невеста говорят: прииди! И слышавший да скажет: прииди! Жаждущий пусть приходит и желающий пусть берет воду жизни даром» (Откр.22).

«И Дух и Невеста говорят: прииди»... «И слышавший да скажет: прииди» (Откр. 22). Я слышу, Господи, как сердце мое – и помимо грешной воли моей – взывает и поет к Тебе: «прииди!» Если кто тоже слышит этот тонкий и мирный глас и тоже ждет пришествия Твоего, когда бы ни свершилось оно, ему будут понятны мои слова, и он не осудит меня за их немощь; за то, что в возможной простоте я хочу наметить путь неумопостигаемого познания.

Ничтожно слово мое... Твое же глубоко, как вечная жизнь.

Соль Слова Твоего – логика будущего. Истинная философия земли, оголенная Словом, убирает камни с пути госпожи своей, – Твоей, Господи, славы.

Ныне в мире великое оскудение любви. И оттого оскудение богословия. Возрастание слов и книг религиозно осведомляющих и исчезновение духовно питающих. Богословские вопросы «преходят небо и землю» (Мф.24:36), но не питают человеческого духа... Это безвластное ныне слово. Его не ищут люди и не боятся демоны.

Богословие Церкви бывает харизматическим и систематическим. Эти два образа речи могут сочетаться. Научность, академичность и систематичность – не непременный признак богословия; но харизматичность – истинный знак богословского слова и действия. И систематики могут быть верны харизме. Почти все в «школьном» и очень многое в «научном» богословии – систематика не-харизматическая. И без дара богословской харизмы человеческая мысль, имеющая лишь христианское «помазание» (1Ин.2:27), может богословствовать, – постигать, созерцать и благовествовать Истину, питаясь Откровением. Если мысль человека будет послушна Духу Истины, – она не уклонится в лжемудрость, но, движимая харизматическим веянием, пройдет свой путь с пользою для не привыкших вкушать пищу огненных и последних Твоих откровений… «Научное» богословие много пыли земной, в веках, привлекло к сердцам и мыслям людей; однако, многих оградило от зла, многих наставило, вразумило и утвердило на правильном, хотя подчас и несовершенно понимаемом пути.

Богословие Твое, Господи, не есть лишь разумевание Слова. Оно есть и действие Слова в мире. Слово Твое сотворило мир и человека; и Богословие Церкви творит новый мир и нового человека – через Единое Вечное Слово.

Богословие Церкви есть в веках продолжающаяся проповедь апостолов и пророков. Оно есть дыхание Слова Твоего в творении; сияние Церкви Твоей среда века сего и его мудрости… Невозможно установить границ богословия в мире. Оно течет и подземной рекой, и сокрытым ручьем. Слышать можно лишь являемое богословие Церкви. Слово Бога воплощенного, принимающее человеческую плоть слова…

Вся жизнь Церкви есть богословие. Всякое слово Церкви (даже слово ее земных канцелярий) есть богословие. Систематическое богословие мертво, если не орошается харизматическим, не является плодотворение харизматического богословия. Так мертво и слово церковных канцелярий, не согретое любовью служения людям и истиною ревности Твоей.

Ересь есть откровение чуждого Тебе, Господи, духа, чуждой Тебе жизни. Это – жизнь не по воле Небесного Отца, а по воле другого отца, который назван в Евангелии «отцом лжи». Он вдохновитель всякой неправды, и богословской тоже. Он ищет в миpe себе проводников, как Ты, Свет Mиpa, ищешь себе апостолов и пророков.

Желание пророчества, без наличия пророческого дара, приводило многих к искусственному вдохновению. Духовное заменялось «душевным», – рассудочным и эмоциональным. Мысль горячилась, впадала в заблуждение, наслаждаясь незаконной радостью неистинного познания.

Харизма же Твоя источается из великой и чистой любви к Тебе.

Харизма Твоя есть Дух, дышащий «где хочет», и Невеста Твоя – Церковь, говорящая: «прииди!»... И нельзя удержать (Иерем.20:9).

Созерцание десятое

«… И листья дерева для исцеления народов» (Откр.22:2).

Все установления, откровения и священнодействия Церкви – продолжение той таинственной действительности, которой все люди живут в этом миpe... Церковь не предлагает и не являет ничего искусственного. Она раскрывает действительность, обнаруживает Истину, заложенную в мироздании, но скрывшуюся от греха; Она подчеркивает ее и благословляет в явлениях, свойственных миру и человеку.

Церковь говорит, поет и живописует словами, красками, звуками, образами, символами и реальностями, стоящими на грани настоящего и будущего... Нельзя Церковь увидеть только из настоящего, нельзя Ее увидеть только из будущего, или из одного прошедшего. Ибо Церковь есть настоящий, прошедший и будущий мир.

Без этого земного миpa, без его форм, символов, образов и явлений, человеку не дано востекать в мир будущий. Ты, Господи, Премудростью Твоею дал нам именно этот мир, куда мы рождаемся нашим земным рождением. При всем его отпадении от первичной райской гармонии, этот мир есть Твой мир, укорененный в Тебе и исшедший от Тебя. Благоухание и неизследимая красота Твоих перст – Божественной Твоей Премудрости – лежит на этом Mиpe, делая в нем значительным все, и все способным к востечению в истинное, к преображению в совершенное… Оттого все благословенно в церковности: вся пластика, все звуки, все краски и образы этого миpa.

Кроме Церкви, есть в мир церковность… То, что отождествляют обычно с Церковью, но что не есть Церковь, но – лишь церковность, светящие лучи Церкви. Любовь делает их – согревающими.

Да, эти лучи иногда отражаются в нашей действительности несовершенно, холодно! Дивная православная церковность иногда скрывает под своими формами душу, не отданную Богу, ум, не плененный Господом. Это преступная подмена. Возможность такой подмены есть скорбь и стенание христиан всех веков. Сколько людей из-за этой подмены не видят светлого лика Твоего, Господи, – не только в мире, но и в Церкви. Не видят Церкви.

Но зато через эту церковность – дар Твоей Церкви людям – сколько наших человеческих несовершенств и слабостей благодатно омывается на путях Церкви! Если бы только безгрешные люди могли священствовать на грешной земле, иди петь Тебе, Богу, славословие, творить Тебе молитву, делать добрые дела, учить о святости, – разве спасся бы миръ? Разве поверил бы род человеческий в любовь Твою? Нет! Все несовершенство наше есть все величие Твое и знамение нашего в Тебе спасения. Так оно должно быть «обращено»... Оно остается в земной Церкви, это горькое несовершенство человеческое, но в церковности «нейтрализуется» и благодатью скрывается. И надо со страхом обнаруживать то, что скрывается Благодатью.

Общее, и несомненное в церковности выходит, выступает, возвышается перед сомнительно-личным. Церковность – это те божественные лучи Церкви, где может утонуть все самостное в нашем служении Тебе, Господи... Не умалит церковности тот, кто любит Церковь.

Церковный поклон – это символ и реальность приятия в сердце истины... С каждым поклоном на молитве, истина входит все глубже и глубже в сердце человека: истина бесконечного вознесения Бога в человеке, и – смирения человека в Боге.

Это есть как раз та истина, которую тщетно искали все века философы. Она есть не найденный ими «философский камень», – любовь к мудрости, любовь самой Мудрости к человеку.

Мы начинаем свое причастие Твоей освященной Плоти – в звуках и в образах, освященных Благодатью. Через образы, мы входим в совершенную без-образность Истины Твоей. Через подобия и символы восходим к Незримому. Через звуки идем к тишине духа. Словом и мыслью говорим о Тебе, Неизреченном и Недомыслимом.

Свет мерцающей в храме, или в человеческом жилище лампады не только разгоняет ночной мрак, но и отрешает нас от солнечного света. Невечерний Свет освобождает от всякого вечереющего, гаснущего, земного света; отводит от явлений вечернего уходящего миpa.

Начинающаяся у внешнего – или внутреннего – образа, молитва отходит от всякого созерцательного воображения и идет в светлую ночь блаженного невидения, погребения чувств, смерти разумения.

Огонь Церкви, святая вода, хлеб, вино и елей, воск и ладан, смирна и золото, принесенные в храм, освящают стихии... То – «листья дерева для исцеления народов» (Откр.22:2).

В церковности поет вся плоть миpa, одухотворенная, освященная, истонченная. Слава Тела Твоего воскресшего проступает и живописуется в каждом образе Церкви, в каждом предмете Ее богослужения, в каждом слове и каждой ризе священнослужителя.

И у христиан, которые не ведают иконности (и даже борются с ней), – она поет в звуках и священных песнопениях... Без воплощений духа своего, человек не мог бы на земле жить.

Церковь земная уже видит и слышит Ангела, «стоящаго на море и на земле» (Откр.10), поднимающего руку к небу, – возвещающего, что времени уже «не будет».

Икона – образ прошедшего, настоящего и будущего; образ вечности человека. Иконописный лик физичен и метафизичен. Он историчен и метаисторичен. В иконописном лике прошлого открывается настоящее и будущее. В образе настоящего открывается прошлое и сбывается будущее человека.

Повторение все тех же литургических слов и действий, отказ от их постоянного разнообразия, это – вывод Церковью человеческого духа из времени, отречение Ее от дурной множественности несовершенного бытия и стремление ввести человека во глубину безмерности, неограниченности и единства... Это собирание Церковью человека внутрь... «Вся слава дщери цареви внутрь» (Пс.44).

Уход от слов, но не отказ от самого слова, наиболее совершается человеком в молитве Иисусовой.

Священник, своей ограниченной и многим слабостям подверженной человеческой природой, умирает в сияющей церковности. От него, как от человека, остается одна только искренность каждого его слова и возгласа, и только одно осознание Твоей тайнодействующей благодати. Он говорит данные ему Духом слова и поет песнопения, простираясь к Твоей жизни; а Ты совершаешь, Ты действуешь, Ты говоришь через него Сам, – как бы он ни был слаб и не ведал еще всей полноты своего служения.

Глубиною Своего понимали духа Церковь уводит человека от всякой неистинной духовности. Полнотой и свободой своего выражения и воплощения духа Она освобождает мир от всякой плотской ограниченности и зависимости.

Церковность есть понимание и принятие Твоего человечества... Церковь есть постижение и достижение Твоего Божества.

Человеком Ты сделался не для того, чтобы оставить нас в наших жизнях, но чтобы приобщить к Своей.

Ты видел многое и великое в мире своими человеческими глазами. Ты чувствовал совершенно всеми Своими человеческими чувствами... Дай нам облечься в них! все свое заменить Твоим. Ибо Ты для того сделался Человеком, во всем нам подобным, кроме греха, кроме слепоты очей наших и тления.

За «невидимым» нашим лежит видимое Тобою.

Видимое же нами – иероглиф на камне мира, говорящей о видимом Тобою... Мы не умеем еще читать его... Мы отдаленно и отраженно постигаем жизнь Твоего мироздания, еле различая сокровенное в откровенном; почти не постигая откровенного в сокровенном.

Приблизь нас к Лицу Твоей Истины, Ты, явивший нам Лицо Свое!

Созерцание одиннадцатое

«Она имела во чреве и кричала от болей и мук рождения» (Откр.12).

В крещальных водах Церкви омывается первородный грех, и из них текут воды всежизненного покаяния, сжигания всей жизни человеческой, пременения ее на богочеловеческую («... вы боги»... (Ин.10:34)).

Ты помазуешь людей – миром радости о Тебе, и крестишь их огнем. Перед Тобою «идет огонь» (Пс 96)... Огонь пришел Ты «низвести на землю» (Лк.12)... Всякий человек «огнем осолится» (Мк.9). «Духом Святым и огнем» (Мф.3) идет Твое крещение мира... Это крещение – страданием; кротким, покорным, Тебя благословляющим; страданием терпеливым, очищающим слух мира, утончающим его зрение, увеселяющим его дух; страданием – не вызывающим восстания против Твоего блаженного мира, огненно входящего в мир грешный.

Никто не избегает страдания из рожденных женами. Даже, если бы жизнь его была – мгновение. В страданиях мы рождаемся, живем и уходим из этого мира, где страдал Ты, его Творец. Даже самый удовлетворенный человек на земле, самый радостный, – и он причастен страданию. Вся жизнь на «земле изгнания» есть страдание человека и стенание твари, «в ожидании освобождения», «в свободу славы детей Божиих» (Рим.8:21).

Огонь страдания Ты сотворяешь огнем спасения, огнем крещения, огнем очищения.

«Человек рождается на страдание, как искры, чтобы устремляться вверх», говорит Твой невозроптавший человек.

Крещение «огнем» есть и крещение Твоим словом... «Вы уже очистились через слово, которое Я проповедал вам» (Ин.15:3), услышали апостолы, не крещенные водою и еще не принявшее ни Духа Твоего, ни огня страдания за Твою правду.

Крещением словом – Евангелия Твоего и огнем ревности о нем крещаются многие во всяком роде и племени. И ангелы через нее единятся с землею теснейшим единением.

Крещенный огнем ревности о чистоте и истине Твоей, фарисей Савл узнал Тебя и увидел себя крещенным Тобою на пути в Дамаск… Многие узнают Тебя лишь в шеоле; но многие примут Твой свет и в свою последнюю минуту.

Незагоревшийся Твоим огнем, загорится огнем геенны.

Не сгоревший и не воскресший в Твоем пламени, сгорит в смертном.

Верно крещающиеся огнем Твоим (даже в пламени сем Тебя еще не узнающие) входят в Твой свет. Ты просвещаешь их, Логос мира. И многие из не знавших в мире Твоего Имени опередят христиан, не верных Твоему Слову, когда Ты сойдешь в преисподнюю Свою Церковь извести людей Твоих из шеола.

Не знавшие Тебя на земле дети Твои, крещенные Тобою огненным страданием земли, выйдут к Тебе, когда Ты сойдешь к ним в последнюю Великую Субботу мира, и встретят Тебя радостнее, чем многие легионы христиан, разделявших в мире с Тобою Трапезу, но не принявших Твой Крест.

Для многих верных Тебе, огненное крещение на земле завершается крещением крови.

С ризами, белыми, как снег, входят к Тебе все мученики Твои через это крещение. Многие, не принявшие водного крещения, омыли все грехи своего человечества струею своей крови. Ты соделываешь Своею кровью кровь исповедников Своих.

Исполнивший милость, Ты исполнил «всякую правду» (Мф.3). Ты соделался человеком и прошел все крещения земли... Все имея, Ты всему подчинился; Ты низошел до всего, и все принял, чтобы через все обожить человека.

Создавший воду, Ты крестился водою от Иоанна. Единый с Духом, Ты принял Его схождение на Себя... И вся жизнь Твоя человеческая – одно крещение огнем страдания за верность Отцу и Истину, до того часа, когда Отец Твой крестил Тебя на Голгофе Кровью, которую Ты Сам за нас отдал...

Оттого – «обителей много» у Твоего Отца, для сынов человеческих...

Созерцание двенадцатое

«Блаженны те, которые соблюдают заповеди Его, чтобы иметь им право на древо жизни и войти в город вратами» (Откр.22).

Ты, Сладчайший Господи Иисусе Христе, Церковь Единоспасающая и – оба древа Райских! Ты – Древо жизни, как совершенный Бог, и Древо познания добра и зла, как совершенный человек. Из этих двух древ совершился Крест Твой.      ’

Ты растешь, Сладкое Древо, посреди земли. «Спасение соделал еси посреди земли, Боже»; и даешь жизнь вкушающим от Тебя.

Ты – пища алчущих правды и – познание добра и зла для всех заблудившихся в раю Твоей воли... Ты – Древо благого познания добра и совершенного видения зла; премудрого различения добра и зла; отделения добра от зла; избрания добра и отвращения от зла. Ты – Древо освобождения от зла и укоренения в добре.

Ты – Новый Адам... Церковь Твоя – Новая Ева, «Мать всех живущих»; «плоть от плоти Твоей и кость от костей Твоих».

Жизнь в Церкви Твоей есть – Новый Рай.

Человеку Ты дал голос блаженного и страшного бессмертия: совесть. И в ней дал Самого Себя.

В совести разбойников и самарян, язычников, и христиан Ты звучишь, Истина! В сердцах к Тебе идущих и тяжко пред Тобою хромающих, к Тебе простирающихся, и отвергающих Твою любовь; в каждом, благодатно видящем Твой мир, и во всех закрывающихся от этого видения, – Ты звучишь, Церковь небесная, земная и преисподняя! Всех Ты любишь, всех призываешь и всех – распинаешь, чтобы еще крепче научить Твоей любви.

С каждым Ты говоришь его голосом... Иным поешь, иным шепчешь... Не откликнется ли человек? Не пойдет ли к Тебе?

«С эллинами» Ты – как «Эллин»...

Близко Твое слово каждому человеку, но горько оно для греховной воли. О, если бы мы, служители Твои, могли и умели говорить лишь Твоими словами.

Искупление, Тобою совершенное, неизследимо. Прощение, Тобою дарованное, безгранично. Чудна Тайна Креста Твоего. «Жаждущие! идите все к водам; даже и вы, у которых нет серебра, идите, покупайте и ешьте; идите, покупайте без серебра и без платы вино и молоко» (Ис.55).

Разбойник прикоснулся к Церкви одним словом: «Помяни меня»... – И Ты уже помянул его! Претворивший воду безотрадного человеческого страдания в вино страдания покаянного, Ты претворил это вино в Кровь Своей вечной жизни... И мой разбойнический крест соделываешь Ты Своим... «Естественное» сотворяешь благодатным. Церковь человеческую прелагаешь в Свою Церковь.

И мы распяты на том Kресте-Мече, который Ты принес на землю, вместо неистинного мира с грешниками.

В Сиянии неба и земли Ты зовешь всех. Говоришь в грозе и буре, и являешься в жизни человеческой, во всех ее радостных и страдальческих событиях. Ты сокрываешься в тонких голосах внутри человека и открываешься в тишине его сердца. И всяким творением, и всяким дуновением Ты живишь и умудряешь мир.

Во всех Ты сеешь Истину, доступную для каждого, но радостную лишь для верных.

Ты никем не гнушаешься; только злой упорной волей человеческой. «Во что вас бить еще, продолжающие свое упорство?» (Ис.1)... Благоухание Твоей Церкви в красоте неба и земли; и Слово Твое – еще до его благовествования – Ты рассеял в звездах и лилиях.

Через Твоего человека, вся тварь востекает к Тебе, ибо человек, пребывающей в любви Твоей, есть сердце всего творения. Через Твоего человека, вселенная призвана к жизни вечной, к преизбытку милующей любви и служения.

Через верного Тебе человека, Ты становишься в тайнах Своих и скоро станешь въяве, как Истина и Путь для всего творения... Этого нельзя вообразить, невозможно представить. Но это возвещено. «Не видел того глаз, не слышало ухо и не приходило того на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Кор.2:9).

Все плачет, жаждет и изнемогает в ожидании воцерковления, прихода Твоего Царствия, которое «приблизилось»... Оттого жизнь верных Тебе есть жизнь, никогда не насыщающаяся своей правдой; она есть любовь, устремленная к непрестанному совершенствованию.

Сотворитель всех любящих и нелюбящих Тебя, Ты всю тварь призываешь ко спасению. «Придите ко Мне все труждающиеся» – любовью своей «и обремененные» – своей нелюбовью!..

И нелюбящие – возлюбляют... Любящие любят еще крепче.

Ты зовешь всех близ Тебя идущих и скитающихся на дальних дорогах... И рабы Твои, сыновья Твои, «вышедши на дорогу» (Mф.22) собирают «злых и добрых»... И Ты собираешь всех приходящих на зов Твой, как птица, птенцов своих, под крылья (Лк.13:34).

Сотворенные под кровом неба Твоего, – уже «во дворах Твоих», на ближних и дальних дорогах Твоих.

О Церковь, любовь и милость! Правдив Суд Твой, и безгранична благость Твоя ко всем немощным и слабым сынам человеческим. Ты – всем мать. Не все Твои сыны, но Ты мать всех. Откройся не знающим Тебя, перевяжи всех раненых разбойниками детей Mиpa грешного. Пошли самарян Своих; и священникам Своим заповедай не проходить мимо лежащих на дорогах.

Не дай избранным Твоим, которые откликнулись на зов Твой, презирать не откликнувшихся; и вошедшим в чертог Твой презирать оставшихся за его стенами.

Ибо Ты, воскрешающая мертвых, силою Воскресителя жизни, многих последних сделаешь причастниками трапезы первой любви (Откр.2:4). И многим «верным в малом» – поручишь великое.

Я пришел к концу своего слова – песни о Церкви... Ты видишь, Господи, мое несовершенное стремление к явлению Твоего совершенного.

Я лишь у порога сияющей Церкви стою, как нищий, с протянутой рукою: Господи, дай мне познание Твоей Церкви!

Только за этим порогом свершается совершенное совершенствование. И человек востекает уже не от несовершенства к совершенству и не от слабости к силе, но от совершенного к совершеннейшему; «от силы в силу» (Пс.83).

Таково состояние восстановленного творения.

И уже сейчас – не я, а верные Тебе востекают не только от слабости к силе, от безблагодатности к благодати, но и «от силы в силу», «от славы в славу» (2Кор.3)... и дается им та благодать на благодать, о которой говорит Евангелие Светлой Ночи.


Источник: Тайна Церкви / Архиепископ Иоанн (Шаховской). М.: New York, 1947 г. 44 с.

Вам может быть интересно:

1. О собственном законодательстве в православной Церкви епископ Герасим (Добросердов)

2. Необходимость христианского поведения и послушания Православной Церкви протоиерей Григорий Дебольский

3. Основания поместного управления православных Церквей епископ Иоанн (Соколов)

4. О святых Таинствах в Православной Церкви и об отношении к ним православных протоиерей Василий Михайловский

5. Заветные думы служителя Церкви протоиерей Иоанн Соловьёв

6. Церковь в посткоммунистической Европе профессор Хри́стос Яннара́с

7. Нужна ли Церковь христианину священник Пётр Кремлевский

8. Церковь профессор Георгий Петрович Федотов

9. Существенные свойства истинной Церкви епископ Исидор (Богоявленский)

10. Церковь и Государство по законодательству РСФСР профессор Павел Васильевич Гидулянов

Комментарии для сайта Cackle