cвятитель Иоанн Тобольский (Максимович)

Часть 2. О том, как проходить путь Креста

Глава 1. Крест должно подъять без отлагательства

Приближалось назначенное время, в которое Ставрофила должна была воспринять на себя легкое бремя креста, и начать путь спасения. Но вот непостоянство человеческое: она уже устрашилась тягости креста и продолжительности пути крестного, так что едва не решилась нарушить свое обещание, и не приходить в назначенное ей место. Так то удобопреклонна воля людей: сначала усердно дают обещания, а потом едва с неохотою и нерадением исполняют то, что обещали, или вовсе не исполняют.

«Дух бодр, плоть же немощна» (Мф.26, 41), и сколько первый жаждет спасения, столько последняя противится ему. Разительный пример того мы видим в Апостоле Петре. От сердца, исполненного любовью к Господу, он мужественно говорил: «Господи! с Тобою я готов и в темницу и на смерть идти» (Лук. 22, 33); и: «если и все соблазнятся, но не я» (Мк. 14, 29). Но прошло немного часов и он на слова рабыни начал божиться и клясться что не знает «человека сего» (Мк. 14, 71). Так и Ставрофила когда пресладостно беседовала с Ангелом Господним, и внимала из уст глаголам жизни вечной, то с горячим усердием жаждала креста, и ничего отраднее не находила, как чрез терпение скорбей быть общницею страданий Христовых. А когда, пребывая опять с дщерями мира, вкусила сладкого яда мирских утех, то уже уныло и неусердно думала о пути креста, и едва не раскаялась в своем обещании. Между тем, возбуждаясь святостью обета, она не надеялась иметь покоя от мучительницы совести, если не устоит в своем намерении. И так она пошла, плача и сетуя, с одной стороны о разлуке с подругами юности, с другой от страха тесного и тяжкого пути. Идя в назначенное место, она часто воздыхала из глубины своего сердца, и, наконец, вручила себя Господу. Не удалился же от нее некий светлый луч благодати, день ото дня более и более озарявший душу ее небесным светом. Когда приблизилась она к известному месту, и стала обращать взор свой туда и сюда, явился ей Ангел Божий, и так начал вещать ей: «Хорошо ты сделала, Ставрофила, что оставила граждан Вавилона, исполнила обещание свое, и расторгнув обольстительные преграды мира, не ужаснулась прибегнуть под спасительное знамение креста. Я видел сети, которые распростерты были пред тобою; но благодать Божия сделала то, что ты избежала их; «се ныне время благоприятно, се ныне день спасения» (2Кор.6:2). Ныне, говорю, время воспринять крест и последовать Господу Иисусу Христу. Всякий желающий во царствии небесном последовать «за Агнцем, куда бы Он ни пошел» (Откр.14, 4), без отлагательства должен взять крест, и идти вслед предходящего Спасителя своего.

На Ставрофилу, подавленную страхом, немного подействовали сии слова Ангела. Сильно трепетало сердце ее при одном напоминания о кресте. Как вступающие в войну, если сознают свое бессилие, обыкновенно спешат заключить перемирие: так и она, не имея возможности совершенно уклониться от креста, желала, по крайней мере, отложить его на время.

«Позволь мне, умоляю тебя, – говорила она Ангелу, – хотя еще несколько времени насладиться миром и молодостью, а не сейчас вступить на тяжкий путь скорбей. Я еще так молода, не имею ни твердости душевной, ни крепости телесной. Возмужавши и укрепившись в силах, я с большею готовностью приму на себя бремя крестное. Я не отрицаюсь от него, но умоляю только, благоволи отложить его на некоторое время».

Ангел как бы с гневом сказал: «Зачем так говоришь, Ставрофила? Удивляюсь, как ты скоро оставила добрый путь, путь спасения, тебе показанный. О несмысленная, «кто тебя прельстил … не покоряться слову истины» (Гал.3, 1), слышанному из уст моих? Зачем с пагубным замедлением откладываешь дело твоего спасения на будущее время? Разве ты не слышала Писаная: «не медли обратиться к Господу и не откладывай со дня на день: ибо внезапно найдет гнев Господа, и ты погибнешь во время отмщения» (Сир.5, 8, 9). Справедливо ли миру отдавать юные лета, а Богу немощную старость, миру всю жизнь и крепость сил, а Богу посвятить плоть дряхлую и изнуренную страстями (Св. Григорий Богослов. Слово на Крещение). Какая тебе будет похвала, если тело, приученное к неизнеженной жизни и утружденное старостью, посвятишь молитве, трудам и подвигам? Где борьба и многотрудный подвиг, там только и венец, который немногие обретают, и не все получают, вступившие на поприще брани (Св. Амвросий Медиоланский. на Пс.118). Не стыдно ли тебе лучшую пору жизни оставлять для себя, а для доброго намеренья и для крестоношения назначить такое время, которое ни на что употребить нельзя? Поздно тогда начинать жизнь, когда нужно ее кончить».

СТАВРОФИЛА. Прости меня, и не осуждай за прошение мое. Я желала отложить подвиг крестный не на последние дни старости моей, но на некоторые только годы.

АНГЕЛ. Но кто их обещал тебе? Не кратки ли дни человека? «Человек, рожденный женою, краткодневен» (Иов. 14, 1); «человек не знает своего времени. Как рыбы попадаются в пагубную сеть, и как птицы запутываются в силках, так сыны человеческие уловляются в бедственное время, когда оно неожиданно находит на них» (Еккл. 9,12). Если бы кто заранее знал о времени своего отшествия из мира, то мог бы часть жизни отдать миру и наслаждениям его, а другую определил бы кресту и покаянию; но Бог, обещавший крестоносцу небо и кающемуся прощенье, ленивому и непостоянному не обещал и завтрашнего дня. Неизвестно, на каком месте тебя ожидает смерть, и потому ты во всяком месте ее ожидай.

СТАВРОФИЛА. Но я еще молода, и желала бы дождаться более зрелого возраста.

АНГЕЛ. Всякий возраст угоден Богу, но наиболее отрочество и юность. «Благо человеку, когда он несет иго в юности своей» (Плач. 3, 27). Не только должно воспринять иго Господне, но и должно воспринять его с юности; а если поздно воспримешь, то вместо того, чтобы стяжавать благодать, должна будешь более приносить покаяние в прошедшей жизни (Св. Амвросий Медиоланский. Сл. 2 на Пс.118). Не лучше ли в благодарности взывать к Богу, нежели воспоминать грехопадения и говорить: «Грехов юности моей и преступлений моих не вспоминай» (Пс.24, 7)? Это врачевание немощи, а то крепость спасения. Кто воспринимает крест по прошествии лет юношеских, тот сначала не имеет совершенного добра. Грехи сокрушают его, привычка грешить возмущает совесть, и вследствие бывших падений он бывает непостоянным. Такие должны долго подвизаться, дабы искоренить долговременные и закоснелые навыки. Ибо для них более имеет силы худшее да обычное, нежели лучшее да необычное (Блаж. Август. Исповедь. Кн. 8, гл. 11). Но Ты уже и не так молода; ты старшая из сестер и уже достигла совершеннолетия. Ты называешь себя слишком молодою; но пусть будет это и так. О если бы при этом ты еще была одною из тех, о коих сказано: «девицы любят тебя», Боже! (Песн. 1, 2). Если бы ты не словом только, но делом и истиною возлюбила Бога, то не отказывалась бы от крестоношения, а желала бы по возможности подражать своему возлюбленному Искупителю, о котором Псалмопевец говорил от лица Его: «Я несчастен и истаеваю с юности» (Пс.87, 16). Что может быть для тебя приличнее, как не уподобляться тому образу, который Он воспринял ради тебя? Сколько отроков и отроковиц, юношей и дев доброхотно восприняли, едва не от младенчества, прискорбнейший путь жизни, и крест, и умерщвление плоти! Сколько из них, не рассуждая о летах своих, решались венчаться венцами мученичества! Ты не можешь; отчего же они возмогли?

Устыдилась сих слов Ставрофила, и в ней возгорелось некоторое желание подражать Господу.

«О если бы благодать Божия, – говорила она, – и меня также коснулась; и помогла мне соделаться достойною содружества сих «девы с тимпанами» (Пс.67, 26), которые «распяли плоть со страстями и похотями» (Гал.5, 24), и умертвили «земные члены» (Кол. 3, 5)».

АНГЕЛ. Благое это желание; но требуется дело, а не одни слова. Чтобы более утвердилось произвеление твое, да будет тебе известно, что гораздо полезнее для тебя воспринять крест в этих летах, нежели откладывать его на будущее и неизвестное время, и легче переносить то, к чему привыкнешь с юности. Это было объяснено некогда небесным видением, которое в утешение твое я расскажу тебе. Некоторый инок, по преставлении своем, однажды явился ночью брату и сподвижнику своему в великой светлости. Изведши его из келлии, он показал ему многочисленный сонм людей, озаренных неизреченным светом, облеченных в белые одежды. Все они шествовали, неся на плечах дивно украшенные кресты, и путь всех их был на небо. Немного времени спустя, последовал другой сонм мужей благолепнейший и осиянный большим светом, и каждый из них не на плечах, но в руках, держал пред собою крест, украшенный более прежних. Наконец шествовал третей светлейший лик юношей красоты неизреченной; кресты их и видом и красотою превосходили кресты прочих, и несены были не ими самими, а пред каждым из них Ангелом; юноши же в радости и веселии следовали за ними. Когда, удивляясь этому видению, брат недоумевал, явившийся инок сказал ему: «первые, коих ты видел, в старости восприняли крест иноческой жизни, вторые – в мужеских летах, а последние, которых ты видел столь радостными и светлыми, восприняли крест в юности своей». Что ты теперь думаешь, Ставрофила?

СТАВРОФИЛА. Желала бы я быть хотя последнею между сими последними (т. е. в третьем лике). Совершено отвергаю отлагательство, о котором прежде просила, и всякая медленность мне теперь ненавистна. Ныне же начну с Божиею помощью. «Сия измена десницы Вышняго» (Пс.76, 11).

Глава 2. Каждому должно нести свой крест, какой ниспосылается, а не по выбору. («И возьми крест свой» (Лук. 9, 23))

Утвержденную в сем благом намерении, Ставрофилу Ангел Господень привел на такое место, где было сложено множество различных, крестов. Желая показать свое мужество, она поспешила взять крест, но малый, и как бы сделавши доброе дело, весело говорила: «больший да понесут сильнейшие меня, а для меня достаточно будет и этого».

Тогда Ангел сказал ей: «Ставрофила! Ты при самом вступлении на путь уже претыкаешься. Так ли скоро забываешь, что недавно слышала?»

СТАВРОФИЛА. А что же? Разве это не значит взять крест?

АНГЕЛ. Значит; но не в том смысле, в каком поучал Господь Иисус Христос. Он не просто сказал: «и возьми крест», но прибавил к этому ясно «свой».

СТАВРОФИЛА. А какой же мой крест? Разве не тот, который я выбрала из многих?

АНГЕЛ. Нет. Здесь не дозволено всякому выбирать крест по своему произволу, но всякий должен ожидать креста от руки Господней.

СТАВРОФИЛА. Согрешила! А я думала, что если уж необходимо избрать какое-либо зло, то лучше избирать меньшее. Если надобно нести крест, то и малого для меня довольно.

АНГЕЛ. Великое зло считать крест злом. Это заблуждение плотоугодников и миролюбцев, которые достоинство каждой вещи измеряют, руководствуясь плотским мудрованием. Но ты укрепи себя верою и духовным разумом, и тогда креста никак не назовешь злом. Сними с очей своих покров мнений мира, и открытым взором воззри на начало и конец скорбей, тогда ясно увидишь, что крест и начало и конец имеет в добре. Начало креста и всякой скорби поистине от Бога, не только единого всесовершеннейшего Добра, но и Виновника, Главы и Источника всякого блага; а от Него не исходит никакое зло, поелику и Сам Он есть всеблагий. Его сила благотворящая и спасительная. Он никому не вредит; и Его высшее могущество в том, чтобы лишь благотворить. Конец креста, как я сказал, также есть добро, так как он всегда ведет к добру и к спасению, и есть прямой и верный путь к оному. И потому, каким же образом крест может быть злом, когда от него для человека высшее добро? Но да рассеется всякая тьма от очей твоих, возжем светильник веры. Веруешь ли, Ставрофила, что Господь Иисус Христос, истинный Сын Божий, истинно и пресущественно присутствует в Пресвятейшем Таинстве Евхаристии? Знаю, что веруешь; но скажи мне, почему ты непоколебимо в этом убеждена?

СТАВРОФИЛА. Потому что Он, вечная истина, Сам благоволил это открыть, и пречистыми устами Своими изрек нам: «сие есть Тело Мое», «сия есть Кровь Моя» (Мф.26:26, 28).

АНГЕЛ. Почему же скорби и кресты не считаешь ты благом, когда Он же сказал: «блаженны нищие духом»; «блаженны плачущие»; «блаженны изгнанные за правду» (Мф.5:3–4, 10)?

Ставрофила молчала, или потому что соглашалась, или потому что не знала, что возразить.

Ангел продолжал: а что же из сего следует? То, что если кресты и скорби составляют благо, то должно не отвергать их, а напротив желать, и из благ избирать не меньшее, а большее.

СТАВРОФИЛА. Вижу, что истина; но кто же может поступить так?

АНГЕЛ. Дабы люди могли идти вслед Господа; Иисуса Христа, Он предложил им образ в Самом себе. Когда благоволил родиться, Он имел ту же премудрость и силу, что и ныне, ибо Он есть Божия сила и Божия премудрость. В Его власти было избрать время для рождения какое угодно; и Он избрал прискорбнейшее, особенно для младенца и сына бедной матери, время зимнее. Его есть «вселенная и все, что наполняет ее» (Пс.49, 12); а Он избрал вертеп. «Небо – престол» Его, «земля – подножие ног» Его (Ис.66, 1); а Он вместо царского престола избрал тесные ясли. Но не было ли о Нем предсказано, что Он разумеет отвергнуть «худое и избирать доброе» (Ис.7, 15)? И так угождение плоти есть зло, а угнетение ее есть благо; ибо Господь избрал последнее, а первое Он еще во младенчестве заведомо отверг.

СТАВРОФИЛА. Благой этот пример; но кто же этим путем может следовать за Господом? Кто, возненавидев все приятное в жизни, изберет одно сему противное?

АНГЕЛ. Не знаешь ты, сколько Господь имел и имеет истинных любителей креста, мучеников и мучениц, преподобных мужей и жен, которые весьма были далеки от того, чтобы бояться креста или выбирать для себя наименьший крест, и в это жизни усердно желали быть причастниками страданий Господних и вместо утешений нести скорби.

СТАВРОФИЛА. Но то были люди святые и совершенные, а я грешница и немощна.

АНГЕЛ. Что же препятствует и тебе быть совершенною и святою? Разве они имели медную плоть и не были во всем тебе подобострастны? Однако я говорю не для того, чтобы подвигнуть тебя к высоте совершенства, а только чтобы ты не выбирала себе креста по своему произволу и не говорила с несовершенными: «то или другое я сделаю беспрекословно, но ныне налагаемый крест очень тяжел, и я не могу его понести». Верь, что тот чужд терпения, кто желает сностить только то, что ему угодно, и от того от кого желает. Истинно терпеливый не рассуждает что и от кого терпит он, а всякую приходящую ему скорбь и напасть благодарно принимает как от десницы Всевышнего и считает это великим приобретением. Если ты, как я наставил тебя, готова отвегнуться себя, если разум и волю свою совершенно предаешь Господу, то зачем же, как бы забывая сказанное тебе, опять рассуждаешь по-прежнему? Не Он ли Сам, предвечная Премудрость, управляет всем, так что все случающееся будет во благо и на пользу для тебя?

СТАВРОФИЛА. Чувствую, что я безрассудно поступила, положившись на свое разумение. Признаюсь, что это избрание креста произошло от плотского моего мудрования и подлежит осуждению.

АНГЕЛ. Да! Великий грех – нетерпение, когда человек безрассудно и высокоумно выбирает, какой крест нести, и считает неудобным ко спасению и невозможным претерпеть испытания, посылаемые от Бога. Горе хотящим нести крест не свой, а чужой. Крест чужой тот, который выбирается человеком по своему произволу; а свой крест тот, который избирается и возлагается на рамены человека Отцом небесным. Итак, наставленная теперь в том, как опасно выбирать для себя крест, тщательно блюдись сего.

Глава 3. Должно благодушно нести крест и не стыдиться поношений за него («Итак выйдем к Нему (Христу) за стан, нося Его поругание» (Евр.13, 13))

Слыша это, Ставрофила понимала, что нельзя отказываться от назначенного ей крестного бремени, и потому, уже не противореча, приготовилась к несению креста, показанного ей Ангелом Божиим. Но как греховное естество наше всегда уклоняется от неприятного и трудного, то она с неохотою и великою скорбью понесла крест свой, так отягощаясь им, как будто влачила тяжкое бремя. Вместе с тем ее смущала мысль, что за крестоношение она подвергнется посмеянию людей, и, внутренне стыдясь поношения креста, она как бы желала укрыться от взоров человеческих.

Видя это, Ангел так стал обличать ее: «Ставрофила, от чего ты так неохотно несешь крест, как бы вещь, всеми презираемую? Вспомни, убеждаю тебя, что сказал Господь Иисус Христос: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною» (Лк. 9,23). Это значит, что где бы ни представился тебе случай понести крест, ты должна с радостью взять его, как многоценнейший дар, а понести, как носит мать свое любимое дитя».

Ставрофила не знала, что отвечать на это; потом нерешительным и боязливым голосом едва проговорила: «я устрашилась креста, и сильно смутилась от одного представленья его, и боюсь, что не в силах буду понести такое тяжелое бремя».

АНГЕЛ. Этот излишний страх произошел не от тяжести креста, но от ложного мнения о крестоношении. Терпеть зло не есть зло; зло истинное есть не иметь терпения. Чем более будешь понуждать и приуготовлять себя к терпению, тем благоразумнее будешь поступать, и большее восприимешь воздаяние.

СТАВРОФИЛА. Но кто же возможет так поступать?

АНГЕЛ. Всякий возлагающий упование не на себя, а на Бога. Знаю, что носить крест, любить его, умерщвлять плоть, презирать почести, уничижать самого себя и любить уничижения и не искать благополучия в сем мире, это выше сил человеческих; и ты от себя ничего такого не возможешь исполнить, если будешь полагаться на саму себя; но если будешь надеяться на Господа, то Он и ниспошлет тебе свыше силу и крепость.

СТАВРОФИЛА. Надеяться могу, так как велика благость милосердого Господа; но сознаюсь, что все таки меня устрашает тяжесть креста.

АНГЕЛ. Некогда жезл Моисеев, брошенный на землю и обратившиеся в змия (Исх. 4), так устрашил Моисея, что он отбежал от него; но когда, по повелению Божиему, он простер руку и взял змия за хвост, то змий обратился опять в жезл, который он и стал носить по прежнему, и которым, разделив Чермное море, извел Израильтян из работы Египетской. Крест и терпение есть жезл; если их повергнешь на землю, то не за что другое сочтешь их, как за змия, от которого убежишь, боясь уязвления и смерти; но когда десницею правого разумения возьмешь их за конец (т.е. будешь смотреть на вожделенный конец скорбей и напастей), то в кресте радостно узришь жезл Моисеев, изводящий тебя из работы греховной и вводящий в небесный Иерусалим. И так взирай на небо, куда ведет крест, взирай на блаженную вечность, обещанную крестоносцу. Переплывающим быстрину вод, велят смотреть или на небо, или на берег, чтобы им не смутиться быстротою течения, и не упасть в воду. Море искушений должно переплывать всем; но чтобы волнения морские не помрачали ума, должно вам горе иметь сердца и обращать взор на небо, «мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно» (2Кор. 4, 18). Вспомни и то, что Господь Иисус Христос ради вашего спасения воспринял всего человека, всего Себя предал за избавление ваше и устроил спасение для всецелого человека; всему ему благоволил уготовать вечную славу, в которой «сердце... и плоть» возрадуются «о Боге живом» (Пс.83, 3); посему Христианин должен от всего сердца и от всей души служить Господу, и всего себя всецело подклонить под иго креста. Неохотное же и нерадивое несение креста Господь не потерпит; ибо не так вам должно воздавать своему Искупителю за Его любовь к вам, за Его страдания.

Ставрофила слушала его молча, не дерзая отверзать уст своих. Ангел же, вразумляя ее о другом великом ее согрешении, продолжал: зачем ты смущаешься боязнью человеческих поношений? Ты думаешь, что поношение казаться крестоносицей?

СТАВРОФИЛА. Истинно так! «Бесчестием покрывают лице мое» (Пс.68 8); я сделалась «посмешищем у соседей наших, поруганием и посрамлением у окружающих нас» (Пс.78, 4). Не буду много говорить. «Ты знаешь поношение мое, стыд мой и посрамление мое» (Пс.68, 20).

АНГЕЛ. Обрати очи свои на Господа. Не Он ли славою и честью венчанный, «вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление» (Евр.12, 2)? Не для тебя ли Он претерпел поругания, не для тебя ли был как бы «червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе» (Пс.21, 7)? Не сбылись ли на Нем, когда Он шел под тяжестью креста, слова Псалмопевца: «Все, видящие меня, ругаются надо мною» (Пс.21,8), «поносили и не переставали; с лицемерными насмешниками скрежетали на меня зубами своими» (Пс.34, 15–16)? А ты ныне устрашаешься малейшего бесчестия креста, как будто бесчестно и постыдно участие в кресте Господнем; тогда как истинные ученики Христовы крест Его почитали для себя великою славою (Деян.5, 41). И потому-то Апостол Павел не усомнился поучать: «Итак выйдем к Нему за стан, нося Его поругание» (Евр.13, 13).

СТАВРОФИЛА. «Охотно бы и я несла ради Господа моего крест и разного рода бесчестия, как сделали многие мученики; но меня смущает то, что все сочтут меня за явную грешницу, подумают, что за многие беззакония возложен на меня сей крест поношений». Сказав это, она воззвала к Господу: «умоляю, умоляю Тебя, «Суди меня, Боже, и вступись в тяжбу мою с народом недобрым» (Пс.42, 1); и «не предай меня гонителям моим» (Пс.118, 121)».

АНГЕЛ. Почему же это тебя смущает? Единородный Сын Божий, Который «не сделал никакого греха» (1Петр. 2, 22), не был ли послан в мир Отцем небесным «в подобии плоти греховной» (Римл.8, 3)? Не «к злодеям» ли «причтен» (Мк. 15, 28), не с двумя ли разбойниками был изведен и посреди их распят? Не о Нем ли говорил Пророк: «Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом» (Ис.53, 4)? А ты, как будто праведная, ужасаешься быть причтенною к грешникам. Или не сознаешь, что ты ходила по воле сердца своего, и пила «неправды, якоже питие» (Иов.15, 16)? А теперь, как невинная, боишься понести некоторое поругание, тогда как уже научена последовать своему Спасителю «в чести и бесчестии, при порицаниях и похвалах» (2Кор.6, 8). Если внимаешь учению Господню, то истинно увидишь там величие, где смирение; там силу, где немощь; там жизнь, где смерть; и если желаешь наследовать жизнь истинную, не презирай, не стыдись скорбей (Блаж. Августин. Слово 20 о слове Апостольском).

Ставрофила не могла успокоиться и сими словами Ангела.

«Пред Господом, – говорила она, – я повинна во многих согрешениях, но не в тех однако, которые для всех так соблазнительны, и в которых укоряют меня люди».

АНГЕЛ. Зачем ты все внимаешь людским толкам? «Похвала наша, – говорит Апостол Павел, – сия есть свидетельство совести нашей» (2Кор.1, 12). Имея чистую совесть, не должно и смущаться от людских толков, не должно поношения других считать важнее доброго свидетельства собственной совести (Св. Амвросий о должност.).

СТАВРОФИЛА. Совесть моя не обличает меня, и я не знаю за собою никакого тяжкого греха; однако мне прискорбно причисляться явно к нечестивым.

АНГЕЛ. Знаю, что прискорбно, но не невыносимо. Притом сходство праведника и грешника в несении креста не доказывает того, что они одинаково заслужили крест. Все, и добрые и злые, равно подвержены скорбям; но из того, что они терпят одинаковые скорби, не следует, чтобы и между ними не было никакого различия. Как в одном и том же огне золото получает более блеска, а солома испускает дым; как при молотьбе и веянии пшеница очищается, а плевелы отлетают в сторону; так точно одна и та же сила скорбей благие души испытывает, очищает и украшает; а злые разрушает, погубляет и искореняет. И потому-то при одних и тех же испытаниях добрые молят и славословят Бога, а злые ожесточаются, порицают и хулят Его. Так всколыханная грязь издает зловоние, а благовонная масть-приятное благоухание.

СТАВРОФИЛА. Не знаю, что сказать. И крест нести, и быть от всех поруганной за крест, это двойное зло.

АНГЕЛ. Нет это не зло, тем более не двойное; ибо под крестом и с крестом терпеть бесчестие, – это неотъемлемая принадлежность креста. «Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2Тим.3, 12). Пусть мир судит и мудрствует по своему, ты последуй стопам Христовым. «Если бы» была бы ты «от мира, то мир любил бы свое»; но теперь «ненавидит» тебя «мир»; потому что Сам Господь избрал тебя «от мира» (Ин.15, 19), да последуешь Ему, неся крест. Да будет тебе известно и то, что мир прежде возненавидел Спасителя мира, поругался и посмеялся Ему. По сей то причине иудеи и придумали умертвить Его смертью крестною, чтобы чрез это подвергнуть Его бесчестию. Они рассуждали так, что если кто и не оставит Господа Иисуса Христа, потому что Он уже умерщвлен, то до крайней мере оставит Его за то, что Он умерщвлен такою позорною казнью (Св. Иоанн. Златоуст. бесед. 7 на послание к Филипп.). Но это самое и привлекает более к Спасителю любящих Его, что Он ради их избрал смерть, исполненную бесчестия. Сие и составляет им утешение при перенесении собственных их бесчестий, что они в этом бывают подобны Ему.

СТАВРОФИЛА. Это великое совершенство, и думается мне, оно не может быть общим для всех: я немощная не смею и помыслить о такой высоте.

АНГЕЛ. Конечно, это дело совершенных, но Господь говорил ко всем: «будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф.5,48). Некто, весьма искусный в училище терпения, так говорит: «Кто стремится к вожделенному душе покою и к Богу, тот думает, что много теряет во всякий день, в который его никто не укорял. Как деревья, колеблемые ветрами, глубоко пускают в землю корни: так и пребывающие в послушании приобретают крепость и непоколебимость души» (Св. Иоанн Лествичник. Ст. 4; отд. 124).

СТАВРОФИЛА. Желала бы я также шествовать по пути креста, и получить такую же крепость души.

АНГЕЛ. Дерзай! Первое знамение благоразумия души есть желание добродетели, а с усиливающимся желанием возрастает и попечение о ней. Если желаешь быть наставленною в этом более, внимай, что говорит тот же благочестия учитель: «начало блаженного терпения есть то, чтобы сносить бесчестия, хотя с горестью и болезнью души; средина – чтобы пребывать в оных беспечально; конец же и совершенство-чтобы принимать поношения, как похвалы. Я видел однажды трех иноков, которые все вместе потерпели бесчестие: один из них был угрызаем скорбью, но смолчал; другой порадовался за себя, но опечалился за укорившего его; третий же, воображая единственно вред ближнего, пролил теплые слезы. Таким образом здесь были видимы делатели страха, воздаяния и любви!» (Св. Иоанн Лествичник. Ст. 8, отд. 23 и 27).

Глава 4. Должно искоренять в себе тщеславие при несении креста («Смотрите, праведных дел ваших «не творите … пред людьми с тем, чтобы они видели вас» (Мф.6, 1))

Ставрофила с усердием воспринимала в сердце свое слова Ангела, и решилась приступить к делу крестоношения; но такова немощь людей, что, избегая одного греха, они впадают в другой. И на ней сбылось это. Она поняла, что действительно не следует нести крест с неохотою и нерадением, и что не должно устрашаться поношения креста, так как он ведет к славе, а потому ничего уже кроме чести и славы и не ожидала. Решившись твердо нести крест, она стала заботиться только о том, чтобы все это видели и знали, и помышляла о себе, что она великая из жен, потому что крестоносица. Бедная прежде боялась обратить на себя внимание людей, а теперь сама тщеславно домогалась сего.

Взирая на это, Ангел Господень стал обличать ее в новом согрешении. «Ставрофила! Ты хочешь поправить одно зло равным или еще большим злом. Должно крест носить, а не себя превозносить. Посмотри, как мало принесет тебе пользы тщеславное несение креста: в таком случае ты всегда будешь падать, и самый крест послужит тебе препятствием к тому, чтобы войти в тесные врата царства небесного. Разве ты не читала, что некогда было открыто Святому Арсению? Однажды он сидел в келлии своей, и услышал голос говоривший ему: «иди, я покажу тебе дела человеческие». Он вышел из келлии и видит храм, а пред вратами его двух мужей, сидящих на конях; оба они держали пред собою за противоположные концы одно бревно, и хотели въехать вместе во врата, но бревно препятствовало им; а чтобы одному подождать, и управив бревно вдоль, дать другому въехать вперед, на это никак не соглашались, почему оба и оставались вне церковных дверей. Когда Арсений вопросил, что это значит, голос отвечал: «это люди, которые как будто несут иго правды, но с гордостью, не смиряются друг перед другом, и не хотят в смирении ходить по пути Христову, а потому и остаются вне царствия Божия» (Достоп. Сказан. о подв. Св. Отцев. Об Авве Арсении). Видишь ли, как этим обличается твое неразумие, и каким неудобствам подвергаешь ты себя. Нести крест, и этим самым возноситься и искать славы людской есть труд напрасный, недостойный никакой награды.

СТАВРОФИЛА. Поступая таким образом, я думала, избегнуть тех ошибок, в коих ты прежде обличал меня, а при том и не думала, чтобы такое зло заключалось в том, что я не много дозволяла себе искать славы. Ибо мне случалось нередко слышать, что слава много придает силы душе и служит для человека большим поощрением. Так рассуждая, я думала этим возбуждать себя к благодушному перенесение всех трудностей, которых так много на пути крестном.

АНГЕЛ. Если увеселяет тебя слава, то воззри на вечную и истинную славу, а временную и пустую славу далеко отвергни от себя. «Не продавай трудов твоих за славу человеческую, и не отдавай будущей славы за похвалу, ничего не стоящую. Слава человеческая пребывает в персти, и хвала ее угасает на земле; а слава добродетели пребывает во веки» (Препод. Нил Синайский. О восьми лукавых духах. О тщеславии). Сколь неправедно любить славу человеческую паче славы Божией! Крайнее безумие в делах духовных искать только суетной славы: это значит сокрушаться трудами, и погублять всякое воздаяние. Раб обращает взор на господина, и наемник на хозяина своего, ученик на учителя; а ты совсем напротив делаешь: оставив мздовоздателя Господа и Бога твоего, смотришь на подобных тебе людей; тогда как хорошо знаешь, что о благих делах твоих Господь воспомянет и в веке грядущем, а люди только в сей жизни, и то ненадолго и кое как. На тебя взирают небесные жители, а ты желаешь иметь зрителей на земле. Борец, пред кем борется, от тех ждет и похвалы; а ты, подвизаясь для неба, на земле желаешь быть увенчана (Св. Иоанна Златоуст, беседа 17 на Посл. к Римл.).

СТАВРОФИЛА. Я никогда бы не поверила, что столь великое зло – снискивать себе малое прославление не худыми делами.

АНГЕЛ. Это от того, что ты мало еще научилась истинному благочестию. Не слышала ли ты, как убедительно поучал всех Господь Иисус Христос: «Смотрите, праведных дел ваших не творите… пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного» (Мф.6, 1)? Не обличал ли Он этим лицемерие тех, которые, творя милостыню, трубили пред собою, и молились на стогнах и распутиях, чтобы прославиться от людей? Господу благоугодно, чтобы дела благочестия были творимы в тайне, дабы «Отец твой, видящий тайное», воздал вам »явно" (Мф.6,4).

СТАВРОФИЛА. Много раз я это слышала; но слова эти не касались моего сердца, и я до сих пор мало была к ним внимательна.

АНГЕЛ. Так то мало плода приносит в вас слово Божие живое и действенное. Один из верных рабов Господних сказал, что тщеславие есть матерь геенны (Св. Иоанна Златоуст. бесед. 17 на Посл. к Римл.). И царственный Пророк некогда возгласил: «рассыплет Бог кости ополчающихся против тебя. Ты постыдишь их, потому что Бог отверг их» (Пс.52, 6). Горе, горе носящим крест и не хотящим последовать Спасителю своему! Они приобщаются страданиям Его, но небрегут о подражании смирению Его, и потому будут сокрушены сугубым сокрушением: страдая здесь для снискания временной славы, там в жизни грядущей, за тщеславие и гордыню сердца своего отосланы будут на вечное мучение.

СТАВРОФИЛА. Умоляю тебя научи меня, как избавиться от этой погибели.

АНГЕЛ. «Светильник тела есть око; итак, если око твое будет чисто, то и все тело твое будет светло» (Лук. 11, 34). Око души есть намерение сердечное; если оно будет право, все тело действий твоих будет право, чисто и светло; а если оно будет лукаво и развращенно, то все, что от него ни произойдет, будет отвергнуто Богом (Блаж. Августин, на Пс.118). Должно размышлять не только о том, доброе ли ты дело делаешь, но и о том, с добрым ли намерением совершаешь оное. Потому-то Псалмопевец и молился: «Отврати очи мои, чтобы не видеть суеты» (Пс.118, 37), т. е. чтобы не внимать суетной похвале, и не ради ее совершать добрые дела. Бог не столько смотрит на то, что творит человек, сколько на то, как и с каким намерением он творит. (Блаж. Августин, на Пс.31). И потому Св. Апостол научал: «Итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию» (1Кор.10, 31). На пути крестном более всего должно тебе это помнить, т. е. чтобы во всех действиях намерение твое было правое, и направлялось к Богу. О животных, виденных некогда Иезекиилем, написано, что лица и крылья их были простерты горе (Иез.1, 11). Что означает лице, как не намерение, и крылья, как не полет Богомыслия? Всякое добро, творимое с благим намерением, должно возноситься к Богу (Св.Григорий Вел. Кн.1, беседа 4 на пр.Иезек.). и всякое дело, хотя оно кажется добрым, но если не утверждено благим намерением, будет осуждено, как мертвое. Ничего не делай для снискания суетной славы, и чему положишь благое начало, то с одинаковым тщанием старайся соблюсти (Пр. Кассиан. Кн.11, гл.18).

СТАВРОФИЛА. Но как мне избежать страсти человекоугодия и искания людской славы?

АНГЕЛ. Имей несомненную уверенность в присутствии Божием, неразвлекаемую заботливость о благоугождении Богу и пламенное вожделение блаженств, обетованных Господом. Ибо никто пред очами владыки не старается об угождении подобному себе рабу, к бесчестию владыки (Василий Великий. Прав. кратко излож. Вопр.34). Не видишь ли, как на конских ристалищах наездники не обращают внимания на похвалы толпы народной, и не чувствуют удовольствия от этих похвал, но взирают на одного царя, сидящего посреди, и внимая лишь его мановению, не смотрят на толпу. Подражай и ты им. Не дорожи людскою славою, но ожидай приговора праведного Судьи и твори все по Его изволению (Св. Иоанн Златоуст, бес. на Кн. Бытия).

СТАВРОФИЛА. Что ж теперь мне еще делать?

АНГЕЛ. Нести крест с сердцем смиренным и кротким, чуждым всякого возношения. Когда царь Ираклий, одеянный в благоукрашенную багряницу с праздничною торжественностью, пожелал вознести на своих раменах крест Господень на ту самую гору, на которую вознес его некогда Богочеловек, то невидимою силою принужден был остановиться во вратах града, и, как не усиливался, не мог далее идти. Когда сам царь и все окружавшие его удивлялись этому, Иерусалимский Епископ Захария сказал: смотри, государь, в этом великолепном убранстве тебе невозможно принести на место древо креста, которое нес Христос в убогом виде; а потому, если желаешь нести древо креста, то подражай Христовым смирению и нищете. Тогда Ираклий, сняв с себя драгоценный одежды, облекся в простые и худые, и босыми ногами беспрепятственно совершил остальной путь, и внес крест на место, где он всегда стоял. Господь желает, чтобы и ты несла крест, подражая Его смирению, и всячески уклоняясь от того, чтобы делать это на показ людям.

Глава 5. Под крестом не должно рваться вперед, а должно идти во след Христа («И торопливый ногами оступится» (Притч. 19, 2))

Как сбившиеся с прямого пути обыкновенно долго блуждают по окольным тропинкам: так и тот, кто поверхностно только и как бы раздвоенною волею взыскует Бога, никак не может удержаться на правом пути, но впадает из одной погрешности в другую. Так было и с Ставрофилой. Уклоняясь, по наставлению Ангела, от одной неправильности, она впала в другую. Вразумленная столькими наставлениями, она решилась мужественно вступить на крестный путь, не устрашаясь никаких трудностей, почему с ревностью возложивши крест на рамена свои, поспешно пошла вперед, не дожидаясь наставления Ангела Божия. Невинная голубица, она ничего не ужасалась, и утверждаясь на своем только разумении, без вождя хотела идти этим трудным путем.

Удерживая ее, Ангел сказал ей: «заблуждаешься опять, Ставрофила, и согрешаешь безрассудною ревностью. Ты забыла наставления, которые я недавно тебе предал. «Снова нужно учить первым началам слова Божия» (Евр.5, 12).

СТАВРОФИЛА. Какие же это наставления?

АНГЕЛ. Разве ты не знаешь? Не сказал ли Господь Иисус Христос в Евангелии: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лук.9, 23). Я не раз припоминал тебе эти слова, а ты все таки не вразумилась ими вполне.

Ставрофила все еще не познавала своей погрешности и, желая оправдаться, ответствовала: «но я всегда слышала, что ленивые и нерадивые неугодны Богу, и что Он более благоволит к тем, которые «духом пламенейте; Господу служите» (Римл.12, 11). И Св. Апостол учит не ступать шаг за шагом, но быстро проходить поприще жития христианского: «так бегите, – говорит он, – чтобы получить» (1Кор.9, 24). Чем же я согрешила, если, собравшись в путь, усердно начала его? Не кратко ли время жизни моей? И потому я ревностью хочу восполнить его.

АНГЕЛ. Ты погрешила тем, что пошла не во след Господа, как Он повелел, т.е. пошла без вождя и наставника, указанного Господом, надеясь на свой собственный разум. Воин, выходя на брань, не сам избирает для себя путь: он совершаете его не по своему произволу, чтобы не удалиться от своего знамени, но имеет вождя, назначенного от царя. Соблюдая все повеленное им, он в предписанном ему порядке идете с оружием в руках, и таким образом совершает путь свой, как должно. Кто повинуется царю своему и поставленному от него вождю, тот без сомнения не уклоняется от надлежащего пути. Таков должен быть порядок и на пути духовной жизни, на котором Господь есть наставник и вождь, а Святые Ему последуют (Св. Амвросий Медиол. Беседа 5 на Пс.118). Думаешь ли ты, что не было таинственного знаменования в том, что Симон Киринейский нес крест Христов «за Иисусом» (Лук. 23, 26), а не впереди Его? Что же этим изображалось? То, что добрый чин духовного преуспеяния требовал, дабы Господь сперва Сам понес крест Свой, а потом уже дал нести оный мученикам и прочим последователям Своим (Св. Амвросий Медиол. Кн.10 на Еванг. от Луки). Закхей «забежав вперед, взлез на смоковницу» (Лук. 19:4, 5) прежде, нежели Сын Божий восшел на дерево креста, и потому что ему сказано? «Сойди скорее», т. е. сойди пред Господом с древа, дабы взойти на оное после страданий Господних на древе крестном (Хрисолог. Сл.54). Этими таинственными словами Господь чрез пример Закхея научает, чтобы и в добрых побуждениях и благих стремлениях действовать по указанию наставника, а не по своему разумению и желанию.

СТАВРОФИЛА. Какое же в этом зло, если кто на пути спасения идет вперед по своему разумению? Если носить крест есть благо, то для чего еще нужен учитель и руководитель?

АНГЕЛ. Для того чтобы благое дело и совершалось, как должно. «Страшное кичение, если кто думает, что ни в ком не имеет нужды, а надеется только на самого себя, как единственно способного присоветовать себе лучшее» (Св. Василий Великий. на 1 гл. Исаии). Поистине смешно и срамно в низком ремесле переходить непрестанно от учителя к учителю, а Божественное любомудрие о крестоношении, как что-нибудь маловажное, предоставлять себе самим (Св. Исидор Пелусиот. кн.1, п.260). Потому особенно убеждаю тебя, не следуй своему разумению, и без руководителя не вступай на такой путь, по которому ты никогда еще не ходила; иначе можешь скоро совратиться с правого пути, и подвергнуться падения или идти скорее, чем следует и утрудиться поспешным шествием, или замедляя на пути предаться усыплению (Блаж. Иероним. Послан. 1-е к Рустику).

СТАВРОФИЛА. Никогда я не думала, чтобы такой беде подвергались те, кои с горящим духом ревнуют преуспевать на пути спасения, и собственное рассуждение никогда не казалось мне столь опасными

АНГЕЛ. Это происходило от твоей неопытности! Но сколь великое зло, хотя бы и в добром деле утверждаться на своем разумении, и не желать покориться Господу или служителям Его, это ясно показано было первоверховному Апостолу Петру. Услышав из уст Господа Иисуса Христа беседу о кресте и страданиях Его, он сказал: «будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!» (Мф.16:22, 23). Какой получил ответ? «Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое». Что же это? Тот, который прежде слышал: «ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах» (Мф.16, 17), внезапно слышит: «Отойди от Меня, сатана!» Что значит: «отойди от Меня»? … Ты желаешь указывать Мне путь? Желаешь давать Мне совет? Но лучше тебе следовать Моему изволению. Вот что значит: «отойди от Меня». Так Господь смирил прекословившего Ему Апостола, и назвал сатаной, потому что он хотел вести вождя, учить наставника и повелевать Господу своему (Блаж. Август., на Псал.89 и 55). Верь, Ставрофила, кто себя самого поставляет учителем для себя, тот отдает себя в ученики малосмысленному. Посему древние наставники иноков повторяли мудрое изречение: «если видишь, что юный по своей воле восходит на небо, то удержи его; потому что не полезно ему» (Ефрем Сирин, ч.2, поуч.33). Видишь ли, как вредна безрассудная поспешность.

СТАВРОФИЛА. Почему же такое зло – восходить на небо по своей воле?

АНГЕЛ. Потому что своя воля есть нога гордыни, а ею никто не восходил на небо. Повторяю, кто идет самочинно и без рассуждения и наставления Евангельского, тот много претыкается. Многие подъяли немалые труды и подвиги, претерпели много лишений и страданий ради Бога; но так как они действовали самочинно, без рассуждения, и думали, что они не нуждаются в помощи и наставлениях ближнего, то все труды их оказались бесплодными и суетными (Пр. Марк Подвижник. К Николаю). Беги от сей пропасти, и если имеешь благоразумие, последуй Господу. Возьми в пример для себя пророка Моисея. Когда ему повелено было выйти из земли, в которой он жил, и идти в землю обетованную, то он дерзновенно сказал Господу: «если не пойдешь Ты Сам [с нами], то и не выводи нас отсюда, ибо по чему узнать, что я и народ Твой обрели благоволение в очах Твоих? не по тому ли, когда Ты пойдешь с нами?» (Исх. 33, 15–16). Так и ты на пути спасения ни одного шага не делай без руководителя, Если желаешь идти скоро, то и это не худо; только иди не без наставника, и не утверждайся в своем разумении. Если желаешь достигнуть Господа, то должна следовать Ему, не надеясь на собственную силу, но молясь Ему, чтобы благодать Его влекла тебя и содействовала тебе, как молилась Суламитина: «влецы мя, в след Тебе в воню мира Твоего течем» (Песн. 1, 3).

Глава 6. Крест должно нести по образу Господа Иисуса Христа («Великая слава – следовать Господу» (Сир.23, 37))

Едва и столькими наставлениями убежденная, Ставрофила наконец решилась нести крест подобающим образом, и шествовать по стопам Господа Иисуса Христа.

Ангел же продолжал: «вот ты теперь уразумела истину. Ибо для спасения твоего Сын Божий снисшел с небес, взял на Себя болезни твои, по любви, а не по нужде, чтобы ты научилась терпению, и временные скорби понесла без роптания».

СТАВРОФИЛА. Да! Господь много претерпел страдание во время земной Своей жизни, исполняя сим заповедь Отца небесного. Посему праведно, чтобы и я, окаянная грешница, по воле Его терпеливо все сносила, и, пока будет Ему благоугодно, понесла трудности бедственной жизни сей ради спасения моего. Ибо хотя и кажется тягостным нынешний крест, но по благодати Божией он весьма полезен; а пример Искупителя нашего соделывает его удобоносимым и любезным. Какое благодарение должна я воссылать Господу Иисусу Христу, что Он мне и всем верным Своим благоволил явить путь благой и правый к царствию небесному! Жизнь Его путь для нас; заповеданным от Него терпением мы идем к Нему, венцу нашему. Если бы Он не подавал нам Собою примера и не научал нас, кто бы захотел последовать Ему? О, как бы далеко назади оставались мы, если бы не имели пред очами пресветлого образа жизни Господней!

АНГЕЛ. Да, это так! Сам Господь сказал: «Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам» (Ин.13, 15). Мореплаватели, чтобы не сбиться с пути, должны направлять плавание свое по какой либо звезде; живописцы смотрят на подлинник, желая изобразить его подобие. Желаешь ли и ты, как должно нести крест? Кого, кроме Господа, носящего крест, можешь предложить себе для подражания? Так сказал и Апостол: «с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса» (Евр.12:1, 2).

СТАВРОФИЛА. Господь Спаситель для меня и образ терпения и вместе мздовоздаятель мой. Тем и другим Он воззывает и сильно влечет меня, и потому я всегда буду иметь Его пред очами моими, – «предзрю Господа моего предо мною выну». Взирая на Его страдания, я легче понесу мои.

АНГЕЛ. Поступай так! «Великая слава – следовать Господу, а быть тебе принятым от Него – долгоденствие» (Сирах 23, 37). Итак последуй Богу. Это исполняют рабы Христовы последующее Ему царским путем креста. Они будут иметь не только награду, но и великое достоинство у Бога.

Ставрофила исполнилась радости от этих слове. «А в чем, – сказала она, – будет состоять это достоинство?»

АНГЕЛ. В том, что они будут признаны достойными Бога. Разве ты не читала, что в писании говорится о Святых? «В глазах неразумных они казались умершими, и исход их считался погибелью» (Прем. 3, 2). Пред лицом человеческим они и муки прияли; но что же у Бога? "Бог, – сказано, – испытал их и нашел их достойными Его» (Прем. 3, 5). Как благословен крест, как блаженны скорби, кои соделывают людей достойными Бога! Тот только достоин сожаления, кто, находясь в скорбях, слишком печалится, и чрез это сам соделывает себя недостойным Бога. Потому-то Господь Иисус Христос и сказал ясно: «кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мф.10, 38).

Удивленная Ставрофила воззвала: «кто есть человек, что он достоин идти в след Царя и Создателя своего? «Мне же прилеплятися» Господу моему Иисусу «благо есть»; Ему желаю последовать, с Ним соединиться стремлюсь сердцем. Ибо если мирская мудрость так превозносится в своих заблуждениях, что каждый следует мнениям, нравам и всем правилам того, кого изберет для себя образцом и наставником; то могу ли я достойно носить имя Христово, если не соединюсь с Ним неразлучно Он «есть путь, истина и жизнь» (Ин.14, 6) путь святого жительства, истина учения, и жизнь вечного блаженства» (Св. Льва, Сл. 3 на Пасху).

АНГЕЛ. Да! Он есть путь: Им человек приходит к Нему. Ибо чрез Христа достигает Христа всякий, кто идет стезею терпения и смирения. На сем пути – зной трудов, облака печали, бури страхований, козни притеснителей, угрозы сильных и укоризны горделивых. Но для того-то Господь, Царь славы, Сам первый и прошел все это, чтобы последователи Его в нынешнем веке не столько желали уклоняться от бед и избегать их, сколько побеждать оные терпением (Св. Льва слово 16 о страстях Господних).

СТАВРОФИЛА. Веселится сердце мое о глаголах твоих. Но я удивляюсь, что так много людей, которые отрицаются последовать Господу Иисусу Христу.

АНГЕЛ. И еще более удивишься, если обратишь внимание на то, какому лишению подвергаются не хотящие Ему последовать. Сын Божий – Глава человеков, они же члены Его. И тот отрицается принадлежать телу, кто не хочет с Главою переносить ненависти от мира и креста скорбей (Блаженный Августин. Слово 47 о Святых). Тот недостоин и сорадоваться с Ним в отечестве небесном, кто не хочет пострадать с Ним на пути.

СТАВРОФИЛА. Но как членам и не последовать за Главою своею? «Аще благая прияхом от Главы сея, злых убо не стерпим ли?» (Иов.2:10). Не великое дело, если член состраждет Главе своей, с которою имеет прославиться. Благословен тот член, который всецело соединяется с Главою своею и следует за Нею, «куда бы Он ни пошел» (Откр.14, 4). Ради того Божественная Глава и страдала, чтобы телу подать образ для последования. Но Господь страдал добровольно, а мы по необходимости должны страдать; Его побудило к этому милосердие Его и человеколюбие, а мы страдаем за грехи наши. Посему Его вольные страдания составляют для нас благопотребное утешение. Если когда либо испытываем скорби, то да взираем на Него, Главу нашу, и вразумляемые Его Божественным примером, да взываем: если Он так страдал, что же мы? (Блаженный Августин, на Пс.34) Если Тот, который «не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его» (1Петр. 2, 22), претерпел столько поруганий, столько ударений по лицу и главе, столько язв от тернового венца; если Он на изъявленных и обагренных кровью раменах нес крест, что же мы? О если бы Господь распятый за меня на кресте, помог мне всем сердцем прилепиться к Нему! (Блаженный Августин. Кн. о Св. девстве). О если бы не удалялся никогда от очей моих образ Господа моего, носящего крест, дабы я научилась усердно нести свой крест! Так добрый воин забывает о своих ранах, смотря на тяжкие язвы доблестного военачальника своего.

Глава 7. Не должно скорбеть о том, что крест будто бы очень велик или тяжел («Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу» (2Кор. 4,17))

Предавшиеся от всего сердца на служение Господу Иисусу Христу вначале увеселяются иногда некоторыми утешениями. Ибо человеколюбивый Господь взирает на новообращающихся к Нему, как на детей, требующих млека, и в первое время утешает их. Но когда они несколько возмужают и укрепятся, тогда посещаются посильными испытаниями. Враг наш чем более усматривает в нас сопротивления, тем более старается нападать на нас, оставляя в покое тех, коими может обладать без труда. И Сам Бог как бы удаляется иногда от Своих подвижников, чтобы испытать их; и потому во время такого оставления для человека бывает как бы неудобоносимо то, что при духовном утешении было для него легко. Такую перемену испытал на себе царственный Пророк. В благополучии он воспевал: «И я говорил в благоденствии моем: «не поколеблюсь вовек», а во время скорбного испытания говорил: «Ты сокрыл лице Твое, и я смутился» (Пс.29, 7–8). Такую же перемену скоро увидим и на Ставрофиле.

Мы видели, как она охотно преклонила выю свою под иго Господне, как усердно понесла крест свой; видели, какую великую радость она изъявила. А теперь, при восставшей буре, увидим ее скорбящею, воздыхающею, и в изнеможении едва не падающею под тяжестью креста. Радостно она приняла крест, но чем далее несла его, тем более тяготилась им, то жаловалась, что он для нее очень велик, то скорбела, что слишком тяжел; и наконец стала помышлять о том, нельзя ли как-нибудь уменьшить крест.

Видя ее малодушие Ангел начал обличать ее: «что это ты помышляешь, Ставрофила? Уменьшать сколько-нибудь крест, значит наносить поруганье кресту. Так ли ты должна нести иго Христово, которое прежде было так вожделенно тебе?»

СТАВРОФИЛА. Не прогневайся на меня, прошу тебя. Крест этот мне кажется слишком велик, и я не могу его носить, а потому и думала, нельзя ли несколько уменьшить его.

АНГЕЛ. Ты справедливо сказала, что он кажется тебе слишком велик; ибо он на самом деле не таков, но только представляется таким для тех, кто неправо смотрит на него, или обольщен своим мнением. Не велик крест, и легка бывает скорбь, если только мнение самого человека не преувеличивает их. Потому если ты сама начнешь ободрять себя, говоря: «это ничего, это не велико, потерплю; ведь это скоро пройдет»; то соделается крест для тебя удобоносимым. Люди страдают от своих мнений, и настолько всякий несчастен, на сколько думает так.

СТАВРОФИЛА. Но я чувствую чрезвычайную тяжесть.

АНГЕЛ. Как же этого и не чувствовать, когда несешь крест с малодушием? Совсем не чувствовать тяжести креста – это неестественно для человека. Но с малодушием нести крест, это неприлично подвижнику Христову, или мужественной деве, которая для Царствия Небесного считает необходимым христианским делом мужественно подвизаться и страдать.

СТАВРОФИЛА. Удивляюсь, что крест называется не великим и не тяжелым, между тем, как мы видим, и как бы осязательно испытываем, что он таков.

АНГЕЛ. Ты твердишь все одно и тоже. И я повторю тебе, что прежде говорил: люди смущаются и страдают не от самого свойства вещей, но от того, какое имеют понятие о них. Случается, что на двух человеков налагается подобный, или один и тот же крест, но для одного из них и более ревностного он кажется легким, как хартия, а для другого малодушного и унылого он кажется тяжелым, как свинец: вещь одна и та же, а различье только в мнении. Я объясню тебе это примером. В некоторой обители был новоначальный брат, который сперва был усерден и во всем тщателен, но потом мало-помалу начал ослабевать, и тяготился уже тем, что прежде казалось ему не трудным. Особенно же смущало его то, что ему, как новоначальному, нужно было носить черную послушническую шапку. Смотря на нее унылым взором, он считал это для себя тяжелым крестом, тогда как из других братий никто этим не тяготился. Кому не покажется странным, что он считал для себя тяжестью шапку, которая хотя и черна, но легка и по чину обителей носится всеми послушниками? От раба Христова должно быть далеко подобное малодушие, чтобы терпение, снискиваемое великими скорбями, от малых не уничтожилось.

Ставрофила хотела противоречить этому, но не могла. «Согласна, я, – сказала она, – что люди склонны к ропоту; все мы всегда недовольны своим жребием, и смущаемся сердцем. Что делать! Каждый из нас более сокрушается о своем горе, нежели о чужом: каждый думает, что он терпит несравненно более других. Так страждущие болезнью глаз или другою какою-либо, думают, что нет болезни несноснее их. Кто чем страдает, считает свое страдание тягостнее всего на свете (Иоанн Златоуст, беседа 67. к Антиох.) Не отвергаю, что это и со мною случилось теперь, т. е. я по малодушию своему сочла крест свой слишком великим, и потому пожелала уменьшить его. Но если этого уже не следует делать, то умоляю тебя, нельзя ли по крайней мере каким либо образом облегчить его тяжесть: а то я боюсь, что он сокрушит мне все кости.

АНГЕЛ. Оставь это, перестань скорбеть. Лучше болезнями и трудами сокрушаться ради спасения, нежели сохранять здравие тела на погибель души. Сколько понудишь себя, столько и приобретешь, и насколько предашься расслаблению, на столько лишишься будущих воздаяний. И так избирай сама, что хочешь или то, что трудно, но полезно, или что доставляет отраду, но вредно. То увеличивает мздовоздаяние, это уменьшает, и даже лишаете оного.

СТАВРОФИЛА. Но эта тяжесть мне не по силам.

АНГЕЛ. Итак, по-твоему, превечная премудрость Божия не знает, что могут и чего не могут понести силы человеческие? Или опять должно повторять тебе то, в чем ты уже довольно наставлена? «Верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» (1Кор.10, 13). Врач знает, почему одному больному дает более горьких лекарств, нежели другому: сего требует свойство болезни или организме больного. От острых мазей чувствуется боль, но они заживляют раны. И опытный врач не перестает пользовать ими, доколе не уврачует болезни, хотя бы больной и просил его переменить лекарство. Господь знает, кого и как врачует, и потому больной не советы должен подавать Ему, а покориться, если желает исцеления (Блаж. Августина на Пс.88).

«Увы, – говорила воздыхая Ставрофила: отяготела на мне десница Господня, и я изнемогаю под столь великим, столь тяжким, и столь скорбным крестом».

АНГЕЛ. Ты противишься Духу Божию, рекшему устами Св. Апостола: «не стужаем си», т. е. мы не должны унывать, «если внешний наш человек и тлеет». Почему же? Потому что тогда «внутренний со дня на день обновляется. Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу» (2Кор. 4, 16, 17). И так перестань роптать и говорить: «велик мой крест, тяжел мой крест, не могу переносить столь тяжких и продолжительных страданий». Что ты терпишь, то Апостол считаете маловременным и легким. А ты еще не принимала таких тягчайших и многочисленных ударов, какие переносил от иудеев Апостол, не проводила дня и ночи во глубинах морских, не трудилась паче всех, «не у до крове стала». Видишь ли, что все временные страдания недостойны славы грядущей! Все, что есть в них печального, кратковременно и легко; а что есть славного-вечно; и велика выше всякой меры слава на небесах.

Глава 8. Никогда не должно отлагать креста, но должно нести его каждодневно. («Сын мой! не пренебрегай наказания Господня, и не унывай, когда Он обличает тебя» (Евр.12, 5))

Видела Ставрофила, что нисколько не должно уменьшать крестного бремени, и потому, хотя и неохотно, опять восприняла крест свой.

«Но сколь долго, – вопросила она Ангела, – носить мне этот крест, и скоро ли будет конец сему? Кажется путь этот очень продолжителен и много потребно времени, чтобы совершить его?»

АНГЕЛ. «Хранитесь от бесполезного ропота» (Прем.1,11). Ты скорбишь и негодуешь, что крест велик, что иго его тяжко, что время ношения продолжительно. Подумай, кто ты и на кого ропщешь и негодуешь. Человек, прах и пепел, негодует, (страшно сказать), на Бога, на Отца, на бесконечное Благо, бесконечную Премудрость. Если крест ниспосылается не только попущением, но и благоволением Божиим: то пререкая против него, что ты делаешь? Ты пререкаешь против царственной власти Божьей и Его промысла о тебе, Бог есть бесконечное Благо, а ты хочешь научить благость Его, как Он должен с тобою поступать. Художник знает, сколько времени золото должно быть в огне, и не прежде вынимает его, как оно совершенно уже очистится. "Не (твое) дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти» (Деян.1, 7). Ты освободишься от креста, когда это угодно будет Возложившему на тебя оный. Что скорбишь о продолжительности крестоношения? Немощь твоя заставляет тебя считать долгим то, что недолго. Что тебе кажется долгим, то мгновение у Бога. Повинись Богу, и все скоро пройдет (Блаженный Августин. Толков, на Пс.36).

СТАВРОФИЛА. Пусть это и действительно так; но силы мои истощились, и от изнеможения я и ступить уже не могу. Как продолжителен труд этот и тяжка болезнь от него!

АНГЕЛ. Оставь эти бесполезные речи. Лучше сказала бы: не хочу, а не не могу нести этот крест. Возмогла бы, если бы захотела. Ибо, «Все могу в укрепляющем Иисусе Христе» (Фил.4, 13), Который в лице Апостола Своего и к тебе говорит: «довольно для тебя благодати Моей» (2Кор.12, 9). В том нет чрезмерной тяжести, что повелевает Бог; ибо Он, повелевая, и подает помощь совершить повеленное (Блаженный Августин. Слово 4 о разл. предметах). Конечно, свойственно больному не желать продолжительности страдания, и искать себе отрады и утешения. Но мужайся, Ставрофила, стой непоколебимо, не устрашайся продолжительности крестоношения. Если мал труд, неси; требуется и мало терпения. Если велик труд, мужайся; велико и воздаяние и слава. Продолжителен крест, не покидай его; воздаяние будет вечное. Постоянство усладит и самый труд. В чем упражняются ежедневно, то легче переносится, и самая привычка обращается в природу, так что человек, огражденный постоянным навыком терпения, как облеченный в твердую броню, бывает неодолим и как бы не уязвляем скорбями. В первый раз плавающие по морю по непривычке смущаются, и от страха себя не помнят; а совершившие уже многие плаванья, и испытавшие уже многие бури, непогоды, различные напасти и крушения, и тому подобное, спокойнее бывают на корабле, нежели иные на земле, и не страшатся уже стоять на самом краю корабля; и кои вначале, при одном взгляде на море, приходили в страх, те самые, испытавшие ужас морских волнений, небоязненно и во время бури собирают канаты, распускают паруса, и спокойно ходят по всем частям корабля. Тоже самое, не сомневайся, будет и с тобою. Ежедневным подвигом и терпением облегчится для тебя тяжесть скорбей!

СТАВРОФИЛА. Боюсь, что этот подвиг так сокрушит меня, что я наконец совершенно изнемогу силами. Я не вижу даже и вдали, когда и какой этому пути будет конец, и потому у меня недостанет сил достигнуть его с этим крестом.

АНГЕЛ. И так ты хочешь отказаться от предпринятого пути, и оставить крест свой? Не делай это! иначе все понесенные тобою доселе труды останутся совершенно бесполезны. Истинная похвала Христиан состоит в том, чтобы с Апостолом Христовым сказать наконец пред Отцом небесным: «течение совершил, веру сохранил» (2Тим. 4, 7).

Ставрофила не переставала скорбеть. «Нужно слишком много терпения, – сказала она, – что бы столько недель, месяцев, столько лет пребывать под бременем креста».

АНГЕЛ. Никакой крест не покажется тебе долговременным если ты придашь ему широту, долготу и высоту. Широта есть любовь: она единая творит добро и соделывает то, чтобы не погибло сотворенное добро. Долгота состоит в мужестве и долготерпении. «Претерпевший же до конца спасется» (Мф.10, 22). Измерять же высоту креста значит устремлять мысль свою горе ко Господу Богу (Бл. Августин, Слово 7 о словах Апост.). Взирай, Ставрофила, например «на начальника и совершителя веры Иисуса» (Евр.12, 2), Который, из любви в роду человеческому, имея пламенное желание исполнить волю Отца Своего небесного, «смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Фил.2, 8).

Эти слова Ангела мало подействовали на Ставрофилу. Соскучившись трудиться, она свергла с себя крест и готовилась бежать.

Ангел же удерживая ее, сказал: «Горе вам, потерявшим терпение!» (Сир. 2, 14). Почему Ставрофила, ты замышляешь бежать от креста, который недавно восприняла с ревностью и любовью? «Благое бывает без плода, если оставляется прежде конца жизни; и бесполезно бывает скорое шествие для того, кто, не достигнув цели пути, останавливается (Св. Григорий, кн.1 прав.)».

Стеная, говорила Ставрофила: «если бы я прежде знала, что так долго и без всякого отдыха должна нести крест; то никогда бы не взяла его на себя».

АНГЕЛ. А разве не ясно сказал Господь Иисус Христос: «если кто хочет идти за Мною, и возьми крест свой», на всяк день, «и следуй за Мною». Порожденным от Духа Святаго, сколько бы не продолжалась их жизнь, никогда не должно проводить время без креста. Но рассмотри, прошу тебя, что ты делаешь? Ты, отвергая один крест, непременно найдешь другой, и может быть еще тягчайший. Ты думаешь избегнуть того, чего не мог миновать никто из смертных. Кто из святых в мире был без креста и скорби? Сам Господь во все продолжение жизни Своей ни одного часа не проводи ль без страдания. Для чего же ты ищешь иного пути, кроме этого царственного пути – пути святого креста? Крест всегда готов и повсюду тебя ожидает: не избежишь его, куда бы ни бежала; ибо куда бы ты ни пошла, всюду понесет себя с собою, и везде себя самую найдешь. Вознесись го́ре, снизойди долу, обратись к тому, что вне тебя; углубись внутрь, везде найдешь крест. Везде должно иметь терпение, если хочешь получить вечный венец.

Постыженная Ставрофила молчала, не зная, что отвечать.

Ангел же, повелевая ей опять взять отвергнутый ею крест, сказал: «прими его опять, Ставрофила, и продолжай начатый тобою путь; неси, и не ищи предлогов изменять то, что не может быть изменено».

Со слезами воззвала Ставрофила: «теперь я не знаю, что мне и делать?»

АНГЕЛ. «Забывая заднее и простираясь вперед» (Фил.3, 13), стремись к предположенной цели; «держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего» (Откр. 3, 11). Будь верною рабою Христовою; мужественно неси крест, возложенный на тебя Господом твоим, из любви к тебе за тебя распявшимся, готовься переносить в сей многотрудной жизни разные бедствия и неудачи. Ибо они будут случаться с тобою, где бы ты ни была.

СТАВРОФИЛА. Не знаю, как я понесу все это: силы мои слишком сокрушены, и я едва ли могу устоять.

АНГЕЛ. Размысли! Хочешь или не хочешь, а крест и скорби ты должна претерпеть. Если будете терпеть их с благодарением, то получите величайшее воздаяние; если же понесете их нетерпеливо и с роптанием, то нисколько этим не облегчите своего бремени, а соделаете его тягчайшим для себя. Итак, размыслив о том, что для тебя неизбежно, сделай, чтобы это было добровольно (Св. Иоанн Златоуст, беседа 44 к Антиох.). Одно из высочайших достоинств в человеке – переносить все неблагоприятное с радостным сердцем, переносить так, как будто бы ты желала, чтобы это случилось. И ты удобнее понесешь это, если будешь помнить, что все бывает по изволению Божию. А плакать, скорбеть, воздыхать, это значит удаляться от правого пути. Пусть крест будет тяжелый, и несение его продолжительное, пусть многие находят скорби, все это должно терпеть. Так угодно Богу! Так и Пророк Давид говорил: «Я стал нем, не открываю уст моих»; а почему? «потому что, Господи, Ты соделал это» (Пс.38, 10), т. е. попустил. Вот истинная причина, почему он не возроптал и не пререкал. Он знал, что все случающееся с людьми бывает по воле Божией. Так помышляй и ты в сердце твоем, Ставрофила.

СТАВРОФИЛА. Но эта неизбежность наносит великую печаль сердцу моему.

АНГЕЛ. Взирай на небо, помышляй о вечном воздаянии. Что нетерпеливому кажется мучением, то для смиреннотерпящего обращается в утешение. Когда он внимательно рассматривает плод своего терпения, то облегчается тяжесть скорбей, услаждается его печаль, и в самых страданиях он как бы предвкушает уже начатки будущих утешений. Если немоществующая плоть отвращается от креста, как это ей свойственно: взирай на будущее мздовоздаяние за труд, чтобы по крайней мере желание оного возбуждало тебя к несению креста. Итак размысли: если бы нужно было на всякий день терпеть великие мучения, дабы удостоиться тебе видеть Сына Божия, грядущего во славе, и быть причисленной к сонму святых: то не следовало ли бы тебе перенести все скорбное, для получения столь великого блаженства, и такой славы? Посему терпи то, чего не желаешь, чтобы получить то, чего желаешь (Бл. Августин. Беседа 2 в праздн. Всех Святых и Псал. 71). Будь верна даже «до смерти», и даст тебе Господь «венец жизни» (Откр.2, 10).

Возбудилась в Ставрофиле прежняя ревность, и укрепившись в духе, она воззвала к Господу: «Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое» (Пс.107, 2) «по слову уст Твоих сохранить от путей притеснителя» (Пс.16, 4). Как Ты сказал, Господи, в Божественном Своем Писании, и как обещал, так и будет, и да соделаюсь того достойною. Я приняла крест, приняла его от Твоей десницы, и буду нести его до конца моей жизни, как Ты возложил его на меня. Начало положено, возвращаться вспять уже нельзя, не должно оставлять начатое».

АНГЕЛ. Твори так, Ставрофила, претерпевай неся крест, и пока не возглашено будет: «совершишася», креста не оставляй. «Если Он Царь Израилев», вопияли страждущему на кресте Господу, иудеи, «пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын» (Мф.27:42, 43); и конечно Ему не было неудобно снити со креста, так как Он возмог воскреснуть от гроба; но поелику Он поучал долготерпению, то и отложил в это время Свое всемогущество (Бл. Августин. С тракт. 37 на Иоанна). И так по примеру Спасителя своего поучайся долговременному терпению: ибо «Претерпевший же до конца спасется».

Глава 9. Крестоносцу не должно возноситься и услаждаться похвалою людскою («Не умничай много, чтобы делать дело твое» (Сир. 10, 29))

Беседы Ангела Божия соделали Ставрофилу более мужественною, и она с большим усердием шествовала, неся крест. Но вот новая восстала буря, новое встретилось искушение. Случилось ей однажды проходить чрез большое селение, где на улицах толпилось множество людей, которые, заметив ее, начали громко прославлять ее мужество и благочестие. Ставрофила теперь хотя и не с тем намерением, как прежде, несла крест, однако ж не могла не увеселяться громкими воззваниями и всенародной славой, а потому более и более склоняла слух свой к похвалам и стала сама себя ублажать. Но ангел не оставил ее без вразумления.

«Остерегайся, – сказал он, – остерегайся поползновения этого, Ставрофила. От любви к славе угрожаете тебе опаснейшее искушение. И зачем ты так радуешься одобрению других, когда чрез это самое ты соделываешься неблагоугодною Богу. Враг истинного блаженства везде расставляет сети, нашептывая: «хорошо! хорошо!»; и если увлечешься предлагаемою славою неожиданно будешь уловлена вражией сетью (Блаженный Августин. Кн. 1 Испов. гл. 86). Древо тем более поднимается вверх, тем более подвергается влиянию ветров и бурь; так чем более кто возносится похвалами людскими, тем сугубейшим сокрушается ветром от уст похваляющих (Св. Григорий, кн.22 прав. Гл.5). Итак старайся отвергать похвалы людские и не внимать им, ибо принимать похвалу за добрые дела, не увеселяясь собственным прославлением, а все относить к славе Творца, это дело одних совершенных».

СТАВРОФИЛА. Удивляюсь и недоумеваю, каким путем опять проникла в сердце мое пагуба сия, ибо ныне «не ищу славы моей» (Ин.8, 50), и готова сказать с Пророком: «Да смятутся от посрамления своего говорящие мне: `хорошо! хорошо!"» (Пс.39, 16). Однако сознаюсь, что я несколько увеселяюсь похвалами, и радость о совершенном мною добре растет от людской похвалы. Добро, которое мне так приятно, делается еще приятнейшим для меня когда вижу, что оно приятно для других. Так язык человеческий для нас повседневная пещь.

Сказавши это, Ставрофила обратилась с молитвою к Богу: «Ты знаешь это, Господи, – воззвала она, – к Тебе воздыхания сердца моего и источники слез моих, а я с трудом разумею, насколько я свободна или не свободна от пагубного тщеславия и ужасаюсь о тайнах моих, которые открыты перед очами Твоими, и для меня сокрыты (Блаженный Августин. Исповедь, кн.10, гл. 37).

АНГЕЛ. Бывает, что, по милосердому промыслу Создателя, самонадеянную душу посещает попустительное искушение, пока она, изнемогши, не познает своей немощи и не оставит своей гордыни и превозношения, отчасти же это и остатки в тебе прежнего недуга. Ты прежде сама искала суетной славы, а потому теперь и нехотя увлекаешься оною. Кто привык скорбеть и воздыхать о славе, когда ее нет, тот не может удаляться от нее, когда она приходит (Св. Григор. Кн. 2 нрав. гл. 26. Его же о Пастырства кн. 2 гл. 9). Ибо часто похвала человеческая, последуя благому делу, изменяет ум делателя, и хотя он не искал ее, но когда услышит похвалу, по немощи увеселяется ею, а когда этою тщеславною радостью ум делающего добро расслабляется, то он уже теряет всю внутреннюю силу благого намерения своего.

СТАВРОФИЛА. Ты открыл язву мою, и я познаю козни кроющегося вблизи врага; ибо когда я стараюсь истинным намерением благоугождать Богу, то к этому намерению неприметно, и сама не знаю как, примешивается и желание славы человеческой. Замечаю, же я это не вовремя, и поздно усматриваю, что я совсем не так совершаю дело, как его начинала. И потому часто случается, что намерение наше, как и Бог это видит, сначала бывает доброе, а потом неприметно само в себе изменяется, и как бы нечаянно встретив на пути славу, уловляется исканием оной. Так и пищу принимают для необходимого поддержанья жизни, но часто при употреблении пищи мы услаждаемся ею, так как незаметно примешивается тут страсть чревоугодия, и таким образом, то, что должно служить для подкрепления тела и для поддержания здоровья, мы обращаем в повод к сластолюбию (Св. Григор. Кн. 85 нрав. гл. 16).

АНГЕЛ. Теперь ты сама уже понимаешь хорошо немощь свою, и потому надобно подумать о врачевании оной. Внимай, что сказал Господь, истинный врач душ человеческих: «пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (Мф.6, 3). Здесь говорится не о членах тела, но о том, что творимое тобою добро не должно быть известно и близкому брату твоему, дабы, ища здесь мзды похвал, там не погубить плода воздаяния (Св. Амврос. Кн. 1 о должност. гл. 30). Даже всегда старайся, чтобы, если возможно и самой тебе не замечать, что доброго ни делаешь (Св. Иоанн Златоуст, бесед. 19 на Еванг. от Матф.).

СТАВРОФИЛА. Для чего же нужно так тщательно скрывать добрые дела, когда Сам Господь сказал: «чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф.5, 16).

АНГЕЛ. Справедливо. Добрые дела могут быть видимы, чтобы прославлялся Отец небесный, Которому Единому подобает всякая честь и слава, а вовсе не для того, чтобы прославлялся оными прах и пепел, – человек, которому прилично только стыдение лица. Не безумие ли, присвоить себе добродетели украшающие жизнь, когда ты благом самой жизни одолжена Богу? И когда не твое-ты сама, то каким образом может быть твоим то, что ты имеешь?

СТАВРОФИЛА. Вижу теперь, что это так. И я сама и все – Божие; «и все дела наши Ты устрояешь для нас» (Ис.26,12). И без Него не можем делать ничего. «Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода» (Ин.15, 4, 5). Но продолжай изображать мне всю суету тщеславия, дабы мне более уклоняться от него.

АНГЕЛ. Самое название обличает его ничтожество. Почему называется грех сей тщеславием? Не потому ли, что существенного, истинного в нем ничего нет, а только один пустой призрак? Кто из благоразумных будет рад драгоценной вещи, нарисованной на бумаге, и сочтет начертание ее за самую вещь? Кто сочтет за многоценное сокровище украшенный гроб, исполненный мертвых костей и тления? Тщетная слава есть тень, сон; а «как обнимающий тень или гонящийся за ветром, так верящий сновидениям» (Сир. 34, 2), говорит премудрый. Какого бы цвета ни была вещь, но тень ее всегда темна. Как бы славны ни были дела, следующая за ними слава человеческая ничтожна и пуста. Тень временем велика, а временем бывает мала; но это не от изменения объема вещи, а от удаления или приближения внешнего света. Так и те, которые всю важность полагают в мнении людском, иногда бывают велики и славны, а иногда ничтожны и презренны, смотря потому, как об них судят другие, «безумный изменяется, как луна» (Сир. 27, 11), которая сияет, но не греет, иногда полна, иногда в ущербе, а потом и совсем не видна. Заимствованный свет никогда не пребывает в одной силе, но, то растет, то умаляется, то наконец совсем исчезает. Так те, которые вместо свидетельства своей совести полагаются на мнение других, временем бывают велики, временем малы, а иногда и совсем ничтожны, смотря потому, как благоволят уста льстецов, – хвалить или понижать их. И что еще сказать тебе? «Блажащии тебя льстят тебе, и стези ног твоих возмущают» (Ис.3, 12). Как дети в играх возлагают друг на друга венцы из травы, и часто, увенчав кого-нибудь, сзади тайком над ними смеются: так те, которые тебя в лицо хвалят, втайне нередко смеются над тобою. Таким образом все прославление человеческое есть ничто иное, как только травяные венцы, которые люди взаимно возлагают друг на друга. Но пусть бы это была одна трава; а то венец этот сопряжешь с великим вредом, ибо он губит все добрые дела (Иоанн Златоуст, бесед.17 на посл. Римл.). Желанье славы человеческой, как некий разбойник под видом спутника, подходит к шествующим по правому пути, и, втайне извлекая нож, лишает странника жизни. Если предположенное благое намерение обращается в заботу о собственной славе, то самым жалким образом оканчивается грехом то самое дело, которое начато было добродетельно.

СТАВРОФИЛА. Познаю, познаю, сколько вреда приносит тщеславие. Истинно, оно есть расточение трудов, погубление подвигов, похититель душевного сокровища, исчадие неверия, предтеча гордости, кораблекрушение в пристани, муравей в житницах, который хотя и мал, но расхищает всякий труд и плод (Иоанн Лествичник. Ст.22). Но кто же может избежать тихого шипения сего лукавого змия, так незаметно и скрытно подползающего ко всякому нашему делу, и наипаче к делам благим? Да прострет Господь криле Свои да прибегну под кров их. Да будет Он моя слава! Пусть меня любят и почитают только ради Его. Кто ищет славы человеческой, когда Бог порицает, того не защитят люди, когда Он будет судить, и не избавят, когда Он произнесет приговор. Нередко «нечестивый хвалится похотью души своей; корыстолюбец ублажает себя» (Пс.9, 24). Но пусть будет и не так; пусть человек получает похвалу за добро, Богом ему дарованное; однако, если он утешается сею похвалою более, нежели даром Божиим, привлекающим хвалу, то он, когда хвалят его люди, от Господа уничижается. В сем случае тот, кто хвалит, нежели кто принимает похвалу; ибо тот уважает дар Божий в человеке, а этот, дар человека предпочитает дару Божию (Блаженный Августин, Исповедь, кн.10, гл.36).

Глава 10. С каким намерением должно нести крест? Во-первых, должно нести крест, как наказание за грехи, и ради избавления от вечных мучений («Наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром» (1Кор.11, 32))

Теперь Ставрофила уже вразумилась, что не с тщеславием должно нести крест: ибо видела, что искание суетной славы лишает человека всякого мздовоздаяния, и что даже случайно приходящая слава, будучи приемлема и не отвергаема, если совершенно не уничтожает, то все-таки умаляет силу добрых дел, и лишает их чистоты и непорочности. Посему видя всю необходимость благого намерения, она начала вопрошать Ангела: «о чем еще должна я заботится, чтобы намерение мое было благое, и чтобы к нему не примешивалось никакое зло».

АНГЕЛ. Благое намерение имеет различные степени, одну другой превосходнее; и для человека очень важно то, куда направляется его желание. Ибо и те, которые с добрым намерением несут крест, не одну имеют пред собою цель. Сперва я представлю тебе это в примере. Во время страдания Господа Иисуса Христа были четыре крестоносца, но все они несли это бремя по различным побуждениям. Два разбойника, изведенные с Ним, несли кресты свои, чтобы воспринять на них достойное по делам своим, т. е. дабы по приговору судии принять наказание за свои беззакония. Симон Киринейский нес крест Господа, как наемник, за воздаяние и плату. Сам же Господь в ношении креста ничего другого не имел в виду, как только благоугодить небесному Отцу и исполнить Его волю. Здесь ты видишь троякое побуждение: первое рабское, принять и нести крест, как наказание за грехи свои, и чтобы получить избавление от вечной муки; второе наемническое – преклонять выю свою под иго в надежде воздаяний; третье сыновнее, – нести крест не из страха казни и не ожидая мздовоздаяния, но из чистой любви, ради угождения Богу. Здесь ты видишь три степени: страх, надежду и любовь. Вот в кратких словах различие их: водимый страхом несет крест терпеливо; преуспевающий в надежде несет его охотно; а достигший совершенства любви объемлет его с горячею ревностью и только сей последний может сказать с Апостолом: «мы оставили все и последовали за Тобою» (Лук.18, 28). От такого устроения далеко отстоят те, которые, если и приемлют крест, но всячески желали бы, если бы возможно, избежать его. Понуждаемый страхом терпелив, привлекаемый надеждой усерден; но если они не будут духом гореть, то легко могут пасть. А любовь, горя духом, и долготерпелива, и усердна, и что еще более, «никогда не перестает» (1Кор. 13, 8). «Ибо крепка, как смерть, любовь» (Песн. 8, 6). Утесняемое страхом терпение говорит: так сему должно быть. Благое произволение, питаемое надеждой, говорит: так полезно, так следует делать. Любовь же, возгораясь духом, не говорит уже так должно, или это полезно, а взывает: так желаю, так жажду!

СТАВРОФИЛА. Итак, три пути открыл ты мне: но я не знаю, какой из них приличнейший для меня.

АНГЕЛ. Советую тебе, идти в порядке постепенном, начиная со страха, ибо «начало премудрости страх Господень» (Пс.110,10), и потом уже восходить далее на высшие степени.

СТАВРОФИЛА. Но как же мне это сделать?

АНГЕЛ. Сначала без всякого сомнения убедись в том, что по совершенной справедливости возложен на тебя крест, который ты не раз заслужила беззакониями твоими. Ибо какой жизни не заслуживает человек, ежеминутно прогневляющий Бога? И потому всякому должно благодушно переносить заслуженное им за грехи наказание. Когда сыны Иакова предстали пред Иосифа и были в великом страхе, то хотя и не скоро, а познали истину сию. «Точно мы наказываемся за грех против брата нашего, – говорили они, – мы видели страдание души его, когда он умолял нас, но не послушали; за то и постигло нас горе сие» (Быт.42, 21). Итак, при всяком кресте и во всякой скорби твоей имей в устах, а наиболее в сердце твоем сие: праведно страдаю я, потому что согрешила; и памятуй, что говорит Пророк: «Пути твои и деяния твои причинили тебе это» (Иерем. 4, 18).

СТАВРОФИЛА. Истинно так! «Гнев Господень я буду нести, потому что согрешил пред Ним» (Мих. 7, 9). И праведно страдаю под крестом, «достойно бо по делам» моим восприемлю. Помню, что сказала некогда славная Иудифь: «За все возблагодарим Господа нашего, Который испытует нас, как и отцов наших... так и нам не мстит, а только для вразумления наказует Господь приближающихся к Нему» (Иудиф. 8:25, 27). И потому напрасно скорбят сыны Адамовы, и возносят ропот свой на небеса, приписывают Богу немилосердие, когда Он наказывает их за неправды. Познаю, какая ложь и безумие обвинять Всевышнего. Мы сами бываем виною всех наших зол: каждого мучат его собственные грехи. Зачем же в бедствиях роптать на милосердного Бога?

АНГЕЛ. Справедливо рассуждаешь. Но сверх сего, да будет тебе известно и то, что в страданиях ниспосылаемых на человека не только нет никакой ему обиды, напротив является величайшее благодеяние и милосердие небесного Отца, Который не терпит, чтобы сыны Его коснели во грехах, но ударами и ранами исправляет их. Из того, что Бог гневается за грехи их, да уразумеют люди, что Он имеет о них отеческое попечение, исправляя их во времени, чтобы избавить от вечной погибели. Избирай теперь одно из двух, скорбь временную, или вечную (Блаженный Августин, на 93 Пс.). Должно плакать о тех, которые много грешат, и в этой жизни остаются без наказания; они «на работе человеческой нет их, – говорит Псалмопевец, – и с прочими людьми не подвергаются ударам» (Пс.72, 5); с кем же примут, если не с бесами? Ты же, Ставрофила, наставленная теперь, помни свои вины, чтобы тебе легче было нести наказание. Ибо тогда терпеливо принимаются биения, когда человек в глубине сердца воспоминает злые свои дела; и тем самым, что сознается тяжесть вины, облегчается тяжесть наказания. Но что сказать о тех, которые много согрешают, а наказание за свои грехи или скорбей в этой жизни не хотят понести? Эти люди поистине показывают свою нерассудительность. Если человек в сей жизни понесет малые скорби, приемля их, как наказание за тяжкие свои прегрешения, то он, по милосердию Божию, приобретет чрез это большую пользу. Ибо за малые страдания здесь – на земле, благодать Божья прощает множество грехов, и дарует воздаяние вечное и неизреченное. Но таково безумие себялюбцев, которые ни о чем не думают кроме настоящего, а о будущем не заботятся. Если же немного найдется людей, неповинных смертным грехам, то скажи мне, как же отвергаются нести скорби креста те, кои хоть одним таковым грехом были осквернены? Если ты рассудишь, Ставрофила, в душе своей о том, что законопреступная душа неизбежно должна подвергнуться адским мучениям и огню геенны, и что, по крещении, нет для нее другого врачевства, кроме трудов покаяния, то с охотой будешь готова на все скорби и труды, чтобы только избавиться вечных мучений (Св. Амврос. к деве падшей гл. 8).

СТАВРОФИЛА. Ты посылаешь меня в геенну, чтобы там научиться терпению.

АНГЕЛ. Да! Памятованье геенны не допускает впасть в геенну (Св. Иоанн Златоуст. Бесед. 31 на Посл. к Римл.). О если бы люди, пока еще живы, чаще умом своим нисходили в ад и имели пред очами муки осужденных, чтобы не сойти им туда по смерти! Если вообразишь страшные мучения, огнь вечный, нерешимые узы, свирепеющий пламень, воздыхания, стоны и вопли осужденных, то в сравнении с этим никакая скорбь не покажется тебе тягостною в сей жизни.

Стеная, возопила Ставрофила к Богу: «здесь опаляй, здесь поражай и наказуй меня, Господи, только в вечности пощади!»

Глава 11. Должно нести крест, во вторых, в надежде на мздовоздаяние («Нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Рим. 8, 18))

С таким размышлением Ставрофила неленостно шествовала стезею страха, сокрушаясь сердцем и часто воздыхая о том, что она чрез свои согрешения соделала себя достойною огня геенны, но утешая себя тою мыслью, что легчайшими скорбями можно освободиться от тягчайших мук. Когда же Ангел усмотрел, что она довольно потрудилась и обучилась страху Божию, то, желая возвести ее на высшую степень духовного преуспеяния, сказал: довольно, Ставрофила, ты шествовала сим путем, исполненным страха и боязни. Отныне предлежит тебе более благоприятный путь с отрадою и веселием. Отложи страх, и взирай теперь на воздаяние. Ибо душа, озаренная благою надеждою воздаяний, все терпит охотно, и из того, что терпит, ничего не считает достойным в сравнении с будущими благами; с радостью готова она на все, чтобы только получить, чего надеется; ибо ожидание награды возбуждает в терпении, и никто не может достигнуть совершенства, если не видит пред собою воздаяния за дела одобряемые свидетельством совести. Посему-то Господь Иисус Христос, чтобы возбудить присных учеников Своих к понесению страданий, некогда преобразился пред очами их, дабы, воспоминая виденную славу Его, они благодушнее понесли скорби креста. И как Он благоволил, чтобы все видели Его страдания при распятии, так и по воскресении в прославлении плоти и при вознесении Своем, Он соизволил быть и зримым и осязаемым от учеников, дабы они, не сомневаясь в обетованиях Его, более имели ревности к терпению. Тем охотнее воин переносит труды, чем с большею уверенностью ожидает обещанную за них мзду. Всякое дело кажется легче, когда предвидится награда за него, и надежда воздаяния бывает утешением в труде. Настолько душа преуспевает в добродетели терпения, насколько бывает уверена в венцах за победу.

СТАВРОФИЛА. Слова твои ободряют сердце мое. Да будет мне по слову твоему. Укрепи веселием душу мою и направи ноги мои на путь мирен.

АНГЕЛ. Радуйся и возвеселись упованием славы Божией: ибо «нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется» в вас (Римл. 8, 18). Если ради дневного пропитания и за самую ничтожную плату люди иногда подъемлют столько трудов, как видишь это на ремесленниках, земледельцах и прочих, то каких трудов не должно понести за воздаяние жизни вечной? Если так ценят и простой хрусталь, то чего стоит бисер многоценный? И кто не пожелает ради истинного сокровища потрудиться столько, сколько другой трудится ради мнимого? А верь мне, Ставрофила, что несравненно легчайшим трудом можно купить бисер Царствия Небесного, нежели каким многие стараются приобрести тленные блага (Посл. Бл. Иеронима к Непоциану). Если для мореходцев страшные бури морские, для земледельцев зной и хлад, для воинов сражения и раны, для бойцов тяжелые удары кажутся легкими и удобоносимыми ради надежды временных и суетных выгод, то не более ли легкими должно считать все труды в этой жизни, когда в воздаяние за них представляется небо и неизреченные вечные блага (Св. Иоанн. Златоуст. бесед. 24 на Мф.)?

СТАВРОФИЛА. Поистине это сладкое и действительное побуждение к благодушному и охотному несению креста.

АНГЕЛ. Все Святые Божии сим размышлением укрепляли себя к терпению скорбей. «Верою Моисей, придя в возраст, отказался называться сыном дочери фараоновой, и лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение и поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища; ибо он взирал на воздаяние» (Евр.11,24–26). А почему? «Ибо он взирал на воздаяние». Почему, скажи мне, Святому первомученику Стефану, побиваемому камнями, удары их казались как бы приятною росою? Потому что он, «воззрев на небо, увидел славу Божию» (Деян.7, 55). Почему христиане первенствующей церкви «сами среди поношений и скорбей служа зрелищем для других, ...и расхищение имения своих приняли с радостью»? Потому что ведали, что «есть у вас на небесах имущество лучшее и непреходящее» (Евр.10, 33–34). И кто, видя перед собою радость жизни вечной, не презрит наслаждений мира сего (Блаж. Август., на Пс.68)?

Слова Ангела укрепляли желание и надежду Ставрофилы, и сердце ее, объятое пламенною ревностью, стремилось к обителям небесного отечества. «Желаю – говорила она, – Иерусалима небесного. И чем нетерпеливее желаю, тем мужественнее готова претерпеть все ради оного (Блаженный Августин, посл.32 к Павлин). Надежда великих воздаяний отирает всякий пот трудов, все слезы скорбей с лица моего. Воздаяние вечное, как магнит, благодатно влечет меня к себе. Пламенно желает сердце мое насладиться оным воздаянием, и уже стремится предстать туда, где уповает получить вечное веселие» (Блаженный Августин. На Пс. 68).

АНГЕЛ. Благо, благо, Ставрофила; вкушай начатки славы небесной, похваляйся надеждою славы великого Бога. Яснее же скажу: похваляйся в скорби, ибо в ней упование славы. Крест и Царство Небесное сопряжены между собою: не понесши первого, нельзя достигнуть и второго. Познал это возлюбленный ученик Христов, который написал так: «Я, Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби и в царствии и в терпении Иисуса Христа, был на острове, называемом Патмос, за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа» (Откр.1,9). Это значит, что кто желает вместе с Господом пребывать в царствии, должен быть общником Его скорбей и терпения: одно от другого отделено быть не может. И самому Христу, «Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?» (Лук. 24, 26). Итак, что ты окажешь, Ставрофила? Ты призвана к Царству, к Царству Сына Божия, и, если бы за это надлежало ежедневно подвергаться тысяче смертей, то не следовало ли бы претерпеть все это? Для получения временного господства чего бы ты не сделала? А когда тебе предстоит быть участницею царства Единородного Сына Божия, ужели не бросишься на тысячу мечей, не ввергнешь себя в огнь? И в этом не было бы еще ничего великого (Св. Иоанн Златоуст, беседа 2 на гл.1 к Колос.). Поэтому, если хочешь наследовать блаженную жизнь, пренебреги настоящею. Если хочешь быть превознесенною на небе, смири себя в мире. Если хочешь с Господом царствовать, неси с Ним крест. Одни только рабы креста обретают путь блаженства и истинного света.

СТАВРОФИЛА. Отныне будет сладостен для меня крест, приятен труд, любима скорбь. Сими малыми пенязями продается Небесное Царство. И какую цену мы даем? Одну медницу за получение сокровищ вечных, медницу труда за невыразимое успокоение (Бл. Августин. На Пс.93). Тут Ставрофила устремила взор свой к небу. О Боже, Боже мой, воззвала она, когда же, когда придет веселье, которого я так желаю! Когда "напоиши меня потоком сладости Твоея» (Пс.35, 9), которой столько жажду я! Да будут «слезы мои мне хлеб день и нощь» (Пс.41, 4), пока скажут: се Бог твой! пока услышит душа моя: се Жених твой! А до того времени насыти меня воздыханьями, прохлади меня болезнями (Размышл. Блаж. Августина). «Отказывается от утешения в сей жизни душа моя" (Пс.76, 3), да явится достойною утешений вечных. Праведно, чтобы лишился Тебя ищущий иных утешений, кроме Тебя. Умоляю Тебя Тобою Самим, всесовершенная Истина, Сладосте неоценимая, услаждающая всякое горе, Ты Единый, услади душу мою! «Как много у Тебя благ, которые Ты хранишь для боящихся Тебя» (Пс.30, 20). Ты, Единый – блаженство ожидаемое нами! Тебе, Господи, воинствуем мы непрестанно; и «за Тебя умерщвляют нас всякий день» (Пс.43, 23), да в жизни вечной поживем с Тобою (Блаженный Августин, Беседа с самим собою, гл.22).

Глава 12. Должно, в-третьих, нести крест из любви ко Христу.

Радуясь и веселясь, шла таким образом Ставрофила, и с великою сладостью в сердце, проходя стезею надежды, приближалась уже к пути любви. И потому Ангел Господень начал ей говорить так:

«Теперь я покажу тебе, Ставрофила, превосходнейший путь. Хорошо из страха или ради воздаяния притекать к воспринятию креста; но лучше того и другого, если кого приводит к сему любовь, как это свойственно сынам, которых все желание состоит в том, чтобы благоугождать во всем Отцу своему по одной любви к Нему; а первые уподобляются рабам или наемникам. Прежде всего да царствует в уме твоем мысль, что, возложившей на тебя крест, есть Отец, и потому шествуй с благою надеждою и будь уверена, что чего Он не захочет, чтобы ты терпела, того и не потерпишь; а что попустит тебе терпеть, то принимай, как жезл наказующего, а не как казнь погубляющего (Блаженный Августин. Поуч. 7 на Еванг. от Иоанна).

СТАВРОФИЛА. "Губы твои лилии, источают текучую мирру» (Песн. 5, 13). Ты проповедуешь мне Отца, но наказующего, биющего, мучащего; в этом любви мало, строгости же много. А я веровала, что Господь есть «Отец милосердия и Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей» (2Кор.1:3, 4).

АНГЕЛ. Ты очень заблуждаешься, Ставрофила, если думаешь, что нет утешения в кресте и скорби. Разве ты еще не научилась «терпением и утешением из Писаний... сохранять надежду» (Римл.15, 4)? Разве ты не читала, что Апостол пишет к Евреям: «забыли утешение, которое предлагается вам, как сынам: сын мой! не пренебрегай наказания Господня, и не унывай, когда Он обличает тебя. Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает» (Евр.12:5, 6)?

СТАВРОФИЛА. Неужели всякого?

АНГЕЛ. Непременно всякого, которого приемлет. Никто из сего не исключен, никого нет без наказания. Хочешь ли в этом убедиться? Сын Божий – Единый без греха, однако не без наказания. Итак, если Единого, не сотворшего греха, «не пощадил» Отец, «но предал Его за всех нас» (Римл.8, 32), то какое же наказание заслуживают соделавшие зло, за которое наказываются? Итак, отныне да будет на тебе рука отеческая; и если ты дщерь добрая, то не отвергай наказания Отца твоего небесного. Пусть наказывает, если не удаляет от тебя Своего милосердия, пусть бьет сопротивляющуюся лишь бы только не лишал наследия. Если ты хорошо познала обещания Отца, то не страшись быть наказанной, а страшись лишиться наследия. Дщерь согрешившая откажется ли понести наказание, когда видит наказуемым и Единого безгрешного (Бл. Августин на Пс. 31:122, 88)? Не сказал ли о Нем Отец небесный на горе Фаворе: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мф.17, 5)? Заметь, Ставрофила, возлюбленный Сын, однако биен, однако распят. Итак разумей, что и самым возлюбленным ниспосылается крест от Бога; а поэтому суди и о достоинстве креста. Крест, т. е. наказание, болезни и скорби, есть истинное начертание и знамение Сынов Божиих; а непричастные кресту будут отвергнуты, как сыны прелюбодеяния. Внимай опять, что Апостол Павел говорит: «Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец? Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны» (Евр.12:7, 8). Детей виновных отцы наказывают, а рабов виновных изгоняют из дома. Жезл наказующий есть знамение сына.

СТАВРОФИЛА. О если бы и мне сподобиться быть участницей креста Господня, чтобы удостоиться быть сопричтенною к сонму дщерей Его! О если бы не быть мне чуждой скорбей, а вместе с тем и вечного наследия! Да сподобит меня Господь быть в числе тех, кои волны морские суть, аки млеко (Втор. 33, 19). Волны морские означают изобилие скорбей: их тогда пьют, как млеко, когда они с радостью приемлются.

АНГЕЛ. Благое желание твое, Ставрофила! Отныне неси крест ради единой любви к Господу; ибо истинная любовь не ощущает горечи, но сладость, которая так же неразлучно соединена с любовью, как горечь с ненавистью. Кто любит, тот не утрудится, потому что любящим всякий труд приятен. Кто работает Богу с такою любовью, которая изгоняет страх, тот не чувствует трудов, не ощущает скорби, не ищет воздаяний; однако совершает более всех. Ничего нет столь чудного и столь поразительного, как то, что сокрушаемые скорбями и бедствиями не изнемогают, будучи распаляемы любовью Божественною; ибо стяжавшим любовь к Богу ни огнь, ни меч, ни скудость, ни болезнь, ни смерть, ни иное что-либо подобное не покажется тяжелым (Св. Иоанн Златоуст беседа о терпении). Потому-то Апостол Павел сказал: «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Римл. 8:35, 38, 39).

СТАВРОФИЛА. Но чем могу я возбудиться к таковой любви?

АНГЕЛ. Примером Господа Иисуса Христа. Одна любовь низвела Его с небес на землю; любовь положила Его в яслях; любовь влекла Его ко всем страданиям: «по Своей великой любви, которою возлюбил» вас (Еф.2, 4). Он «смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Фил.2, 8). Мог бы Господь спасти вас, и не претерпевши крестной смерти, но не восхотел, чтобы таким образом явить любовь Свою к вам, и излить на всех богатство Своей благости. И теперь что требуется от тебя? Только, чтобы Возлюбившего тебя такою любовью, и ты возлюбила.

СТАВРОФИЛА. Как сильно я этого желаю! Но вразуми, умоляю тебя, каким образом я могу сделать это?

АНГЕЛ. Принимай крест скорбей от всякого, кто бы ни возложил его на тебя, праведный или нечестивый, добрый или злой, чужой или близкий тебе. Принимай его, говорю, радостною душою, как от отеческой десницы Божьей, и помышляй только об одном, что нести тебе крест, на это есть воля Господа, Которому по любви твоей ты добровольно желаешь повиноваться.

СТАВРОФИЛА. Это будет великое совершенство, но трудно достигнуть его. Видя людей меня обижающих и досаждающих мне по своей злой воле, трудно убедиться, что они делают это по воле Божьей, что Вышний благоволит, чтобы они меня так оскорбляли.

АНГЕЛ. Взирай на Спасителя своего. Когда Он был предан в руки грешников, Апостол Петр, как мужественный воин, извлек меч, чтобы защитить Господа своего, но Господь сказал ему: «вложи меч в ножны; неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» (Ин.18, 11) Спаситель не взирал на то, что горчайшая чаша эта была растворена предательством Искариота, клеветами иудеев и безмысленными воплями народа. Знал Он, сколько полыни и желчи влили в эту чашу злые губители: Анна, Каиафа, Пилат, Ирод, книжники, фарисеи; но взирал только на то, что чаша эта была подаваема Ему от Отца, кто бы и каким бы смертоносным питьем ее ни растворил. Не могло быть для Него неприятно то, что предлагалось Ему от Отца, хотя и руками других. И потому Сын Божий с радостью пил сию чашу, «как заповедал Мне Отец» (Ин.14,31). Для него было пресладкое брашно творить волю Отца Своего. Вот что, Ставрофила, свойственно сынам: не из страха наказания, не из надежды воздаяния, но по одной чистой любви нести крест, пить чашу скорбей потому только, что так благоволил Отец.

СТАВРОФИЛА. Спаситель наш до дна испил чашу страдания; и я, недостойная раба Его, «чашу спасения прииму и имя Господне призову» (Пс.115, 4). Отныне хочу, жажду, всеми силами души моей желаю одного только, дабы во мне, надо мною и через меня не моя, но Господня совершалась воля! Не хочу разбирать, что горько, что сладостно, что тяжело или легко, что неприятно, или приятно, но с готовностью и пламенным желанием буду стараться тщательно совершать то, что будет благоугодно Его Святой воле. И это только для меня будет радостно и приятно, легко, утешительно и вожделенно.

АНГЕЛ. Пребудь на сем пути, и иди по нему ревностно, ибо многих путь сей привел к крайнему совершенству. Все неприятное в жизни своей всегда принимай благодушно, как от руки Божьей, и когда кто нанесет тебе какое-либо огорчение или обиду, то старайся тому оказать благодеяние. Никого не вини в скорбях своих, но все относи к промыслу Божию, и тогда вскоре сподобишься от Него утешения. Какие бы скорби не посещали тебя, из любви к Богу желай претерпевать еще большие, считая их за великие Божии благодеяния.

СТАВРОФИЛА. Поистине так и должно принимать скорби. Ибо кто любит Господа, и познает Его благодеяния, того ничто не может так возвеселить, как исполнение над ним Святой воли Господней и превечного Божественного предопределения. Покорность воле Божией и желание, чтобы прославлялось имя Его, должны превосходить все, и утешать человека более, нежели все благодеяния, которые Бог даровал ему и который еще будут ему дарованы.

Глава 13. Должно под крестом молиться («Злостраждет ли кто из вас, пусть молится» (Иак.5,13))

Ставрофила видела, что относительно правильности намерений в крестоношении она уже достаточно наставлена. Но желая всю себя посвятить любомудрию креста, сказала Ангелу: «чему еще потребно мне научиться на сем пути?»

АНГЕЛ. Есть еще много важных правил, которые должны быть соблюдаемы совершенными учениками креста. Прежде всего, имей крест как бы лук, с коего пуская стрелы, взыскуй небо и Господа небес.

СТАВРОФИЛА. Что означает это? Я не довольно разумею притчу сию, чему она учит.

АНГЕЛ. Она учит молиться в кресте, т. е. во время скорби. Что иное молитвы сокрушенного и смиренного сердца, как не стрелы избранные, летящие от сердца на небо? И Писание говорит: «Молитва смиренного проникнет сквозь облака, и он не утешится, доколе она не приблизится к Богу» (Сир. 35, 17–18). Эти стрелы достигают Господа, уязвляют сердце Его, и уготовляют молящемуся удобный доступ к Нему. «Сердце мое, – взывает Жених небесный, – сестра моя, невеста! пленила ты сердце мое одним взглядом очей твоих» (Песн. 4, 9). Видишь ли, в сих словах представляется тебе ясное подобие стреляния. Обыкновенно стрелки, чтобы вернее попасть в цель, закрывают один глаз, дабы, смотря обоими, не развлечься зрением на разные предметы. И ты поступай так во время молитвы: закрой единое твое око, обращенное к земным предметам, чтобы зрением их ум не развлекался, и блуждая туда и сюда не упустил из виду предложенной цели. А другое око, которым созерцается небесное, да будет отверсто, и им единым направляемая молитва достигает своей цели и уязвляет Жениха небесного.

СТАВРОФИЛА. Но почему же ты повелеваешь молиться особенно носящим крест? Это общий долг всех верных.

АНГЕЛ. Молитва есть величайшее облегчение креста и благовременная помощь во всякой скорби. Разве ты не читала заповеданного Богом: «призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня» (Пс.49, 15). И еще: «Воззовет ко Мне, и услышу его; с ним Я в скорби; избавлю его и прославлю его» (Пс.90:15, 16). К помощи молитвы всегда прибегал царственный пророк Давид, как сам говорит о себе: «К Господу воззвал я в скорби моей, и Он услышал меня» (Пс.119, 1). «В день скорби моей ищу Господа» (Пс.76, 3). И о других он говорит: «Но воззвали к Господу в скорби своей, и Он спас их от бедствий их» (Пс.106, 13). И множество примеров найдешь ты в св. Писании, что скорбящие с упованием воссылали молитвы свои ко Господу. Молился Самсон, посмеянный от Филистимлян, молилась Сусанна в смертной напасти, молились три отрока в пещи огненной, Даниил в рове львином, Иона во чреве китове, Петр на море, Апостолы на корабле, Павел и Сила в темнице. Наконец и Сам Господь Иисус Христос не только в вертограде Гефсиманском, но и на кресте «с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления» Богу Отцу (Евр.5, 7). А потому и ты, «имея вокруг себя такое облако свидетелей» (Евр.12, 1), во время скорби всегда прибегай к пособию молитвы: ибо молитва в скорби умилостивляет Бога, и самая скорбь весьма много способствует молитве.

СТАВРОФИЛА. Желала бы я яснее понять, каким образом скорбь может споспешествовать молитве, когда страдание едва допускает и помыслить о чем-либо; и часто люди скорбные и страдающие жалуются, что у них отнимается всякая возможность молиться.

АНГЕЛ. Чем более кто обращается к Богу, тем менее он помнит о скорби. У кого мысль постоянно устремлена к Богу, тот уже не может очень обращать внимания на скорби креста. И какую силу подает скорбь молитве! Как стрела, вонзенная в сердце, заставляет и понуждает искать врачевания: так и скорбь, поражая печалью сердце, побуждает его искать утешения в ином, т.е. в размышлении о вечных благах. Вода, протекая по широким и ровным местам, не поднимается вверх, но широко разливается во все стороны; когда же рукою искусства бывает собрана в узкое вместилище и стеснена, то оттуда с силою поднимается и быстро стремится в высоту. Так и ум человеческий, когда бывает в праздности и чрезмерном спокойствии, расслабевает и рассеивается. Когда же печальные случаи в жизни, и внезапные напасти и неудачи сокрушают его, тогда он внимательнее и ревностнее возбуждаете себя, и воссылает ко Всевышнему усердные и горячие молитвы (Св. Иоанн. Златоуст. бесед. 5 о непостиж. Бож.). В день посещения твоего взыщи Бога; ничего другого не ищи от Бога, а только Единого Бога ищи в скорби твоей; тогда Бог удалит от тебя и скорбь, и ты уже дерзновенно прилепишься к Богу (Блаж. Август, на ПБЮс.76).

СТАВРОФИЛА. Теперь вижу, что крест не только помогает молитве, но как бы заставляете по необходимости притекать к Богу.

АНГЕЛ. Ты правильно поняла это. Ради этой цели часто и попускаются скорби. Слышала ли ты, чем некогда Авессалом заставил прийти к себе Иоава? Два раза он призывал его к себе чрез рабов своих, а тот не хотел прийти, и потому Авессалом приказал зажечь его нивы (2Цар. 14, 30). Тогда Иоав пришел к Авессалому. Так и Сын Божий, если видит, что вразумляемые Им противятся Ему, и будучи однажды или дважды призываемы не приходят, то ниспосланными скорбями принуждает их прибегнуть к Нему. Таковы были и те, о коих говорит Псалмопевец: «Пусть умножаются скорби у тех, которые текут к богу чужому" (Пс.15, 4). И: «исполни лица их бесчестием, чтобы они взыскали имя Твое, Господи!» (Пс.82, 17). Многие никогда бы не вспомнили о Боге если бы не понуждал их к этому какой-либо крест скорбей. И так это есть милосердие Божие, что Он благоволит людям ниспосылать страдания, дабы они притекали к Нему. Так поступают и чадолюбивые отцы и матери. Видя, что дети перестают ласкаться к ним, и оставляют их, дабы играть с своими сверстниками, они часто приказывают слугам своим пугать их, дабы страхом принудить их бежать к материнским объятьям (Св. Иоанн Златоуст, бесед. 10 на Мф.).

СТАВРОФИЛА. Поэтому, сколько могу я понимать, очень худой знак, когда человек, претерпевая скорби, не обращается к Богу а живет, как прежде жил, без исправления.

АНГЕЛ. Никакого нет сомненья в этом. Из того, какое действие производит скорбь на человека, удобно познается расположение души его. Зерно полное и при легком ударе тотчас отделяется от своего колоса и выпадает, а тощее отделяется с трудом, пустое же вовсе не отделяется, но смешивается с плевелами и выбрасывается вон. Так все люди прилепляются к земным наслаждениям, как зерна к колосьям. Но кто имеет веру и благое расположение сердца, тот, лишь только постигнет его малая скорбь, пренебрегает всем земным и притекает к Богу. А кто маловерен, тот и в великой скорби едва исправляется и обращается к Богу. Кто же вовсе не имеет веры, тот хотя бы и сокрушен был скорбями подобно пустому зерну, неотделяющемуся от колоса; никогда не отрешается от земных предметов и от мирских пристрастий, и не обращается к Богу, но прибывая во зле, непрестанно поражается и наконец с неверными, как с плевелами, вметается в огне вечный (Св. Иоанн Златоуст, бесед. 3 на Мф.).

СТАВРОФИЛА. Это прекрасное сравнение! Но умоляю тебя, вразуми меня: если так необходима молитва крестоносцу, то о чем особенно должно мне молиться?

АНГЕЛ. Будешь ли молиться об избавлении от креста, или облегчения его, молись не иным каким-либо образом, а так, как молился в вертограде Гефсиманском Сам Господь, поучая вас и словом и делом. Взывай: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф.26, 39). И еще: «Только в Боге успокаивается душа моя: от Него спасение мое» (Пс.61, 2). "А какая, Господи, будет воля на небе, так да сотворит!» (1Мак. 3, 60). Те, кои желают собирать изобильные плоды креста, должны иметь сердце мужественное и на все готовое, и за все благодарить и прославлять Господа, как заповедует Апостол: «о всем благодарите» (1Сол.5,18); и опять «нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Римл. 8, 18).

Глава 14. Должно радоваться о кресте («Но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь» (1Петр. 4, 13)).

Ставрофила, думая, что слышала от Ангела уже последнее поучение, ничего более не опрашивала. Но он сказал ей: «ты еще не достигла конца, Ставрофила, прежде я говорил тебе, чтобы ты имела крест как бы лук; а теперь буду поучать тебя, чтобы ты имела крест, как бы гусли или псалтирь, да научишься «петь имени Господа Вышнего на десятиструнном и псалтири, с песнью на гуслях» (Пс.91, 2, 4)».

СТАВРОФИЛА. И здесь опять принуждена я сознаться в своем неведении. Не разумею сказанного тобою.

АНГЕЛ. Слушай! Петь, значит быть в благодушии и радоваться. Когда ты страдаешь от скорбей, искушений и соблазнов на земле, то страдаешь от того, что ты грешная и смертная, и поэтому самому в жизни своей должна понести назначенную тебе долю скорбей. Если ты их терпеливо и благодушно переносишь, то как бы поешь, бряцая на гуслях. Звук этот пресладкий; ибо всякое терпение приятно Богу. А если в скорбях изнемогаешь, то ты сокрушаешь гусли. Опять, когда ты испытываешь недоуменения, душевную тугу и мрачность, видя себя как бы оставленною от Бога, и однако стараешься с благодушием переносить это, и в этом кресте хвалишь и благословляешь Бога: то ты поешь Господу в Псалтири десятоструннем, движешь струнами в сердце твоем и доброгласным звуком их услаждаешь слух Божий. А если истязуешь дела Божии, говоря: зачем то, зачем другое; не следовало так быть, это не хорошо сделано; где же промысл Божий; то ты нарушаешь свое «аллилуиа», и сокрушаешь свою Псалтирь.

Эти слова Ангела возвеселили сердце Ставрофилы; но она была в великом удивлении, слыша, что о кресте должно веселиться и радоваться. «Дозволь мне вопросить тебя, – сказала она Ангелу: что общего между крестом и радостью? Какая связь страданий с веселием? Ибо крест означает страдание; и что он сокрушает тело и душу, никому так не известно как крестоносцу. Я думала, что всю эту жизнь должна проводить в печали и сетовании, в скорбях и страданиях; а радости, веселия и упокоения ожидать в будущей жизни: здесь время скорби, а там утешения. «Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью» (Евр.12, 11).

АНГЕЛ. Переполненную и проливающуюся меру веселия воспримут все крестоносцы в день праведного воздаяния, когда внидут в радость Господа своего, когда «отрет Бог всякую слезу с очей их» (Откр.21, 4). Но крест и теперь в самом себе имеет много радости и веселия, если носят его, как должно. Ибо крест есть основание всякого духовного радования (Св. Иоанн Златоуст, Беседа 2 о кресте и разб.). Не сказал ли Господь в Евангелия: «Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас, и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого. Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах» (Лук. 6, 22, 23)? И Св. Апостол не говорил ли: «но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь» (1Петр.4,13)? И другой: «С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения» (Иак. 1, 2). И избранный сосуд Христов, Апостол Павел, которого ты вспомнила, не говорит, что наказание в настоящее время не есть радость, но только, что оно «не мнится» радость быти. На самом же деле наказание есть причина и источник всякого веселия и радости, и самой жизни вечной, хотя, когда оно приходит, мнится быти печаль, а не радость. Ибо чувство страдания так стесняет человека, что он не обращаете внимания на благой плод, происходящей от страдания. Когда же минете труд скорби, тогда и плод лучше познается и делается явным. И что еще скажу? Верный признак блаженства-в великих скорбях веселиться, и среди окружающих отовсюду бед возносить к небу радостное сердце, хотя бы по ланитам лились обильные слезы.

СТАВРОФИЛА. Охотно верю, что в самом кресте есть причина для радости, если кто внимательно размышляет о будущих воздаяниях; но радоваться в минуты самых испытаний Божиих это очень трудно; и я думаю, что немного таких, которые бы в страданиях веселились.

АНГЕЛ. Напротив, я многих представлю тебе. Апостолы «пошли из синедриона, радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие» (Деян.5, 41). Какой радости быль исполнен Апостол Павел, сказавший: «исполнен утешением, преизобилую радостью, при всей скорби нашей» (2Кор.7, 4). «Если я и соделываюсь жертвою за жертву и служение веры вашей, то радуюсь и сорадуюсь всем вам. О сем самом и вы радуйтесь и сорадуйтесь мне» (Фил.2, 17–18). Также и прочие Святые «другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления» (Евр.11, 36–37). И что иное были они, как не Псалмопевцы, бряцавшие на гуслях своих, и воспевавшие свидетельство Божьей Истины? Каким весельем исполнялись никогда эти мученики среди мучений! Много подобных примеров есть и в немощнейшем женском поле. Св. мученица Агафия в великой радости, как бы на пире и веселие, шла в темницу, вручая себя Господу своему (Память ее 5 февр.). Агния, тринадцатилетняя девица, еще слишком юная для страданий, созрела для победы, и превосходя свой возраст ревностью к добродетели, спешила на место казни с большею радостью, нежели шла бы в чертог брачный (Св. Амврос., кн.1 о деве. Память ее 21 янв.). Св. Фекла, восторжествовавши над зверями, огнем и узами говорила так: „если бы мне и всякий день должно было страдать в огне, от зверей, в узах и темнице, все страдания, и самая смерть ради веры во Христа казались бы мне приятнее самых изысканных наслаждений в жизни, лишь бы мне сподобиться ради Тебя за святое имя Твое, Господи, достойно понести мучения (Василия Селевк. Житие св. Феклы). Видишь ли Ставрофила, с какою радостью, с каким веселием сердца Святые претерпели страдания свои!

СТАВРОФИЛА. Вижу и удивляюсь их терпению; скажу откровенно, что это приводит меня в стыд. Они не только терпеливо, но и усердно и ревностно шли на мучения, как на пир; а я малодушная много тружусь, чтобы хотя терпеливо понести мой легчайший крест. Да укрепит Господь немощь мою!

АНГЕЛ. Дерзай! Мало-помалу и ты при помощи Божьей возрастешь, и достигнешь мужественного и совершенного во всех видах терпения. Ты теперь отягощаешься и легкими здешними страданьями, а после в воздаяние за труд твой получишь дарования, драгоценнейшие всех сокровищ земных. Если же ты вдруг не можешь вознестись до совершенства, не ропщи, не унывай, но мужественно потерпи, и в страданиях своих не изнемогай.

СТАВРОФИЛА. Желала бы я еще более научиться воспевать Господа в Псалтири креста, дабы от сердца моего возносилось сладкое пение и непрестающая хвала к престолу Божию.

АНГЕЛ. Благое желание твое! И ты несомненно научишься сему искусству, если, испытывая скорбь и страдание, с смирением и терпением покоришься Богу; ибо такая покорность перед Богом-как бы сладкозвучные гусли, на струнах коих Святой Дух издает стройное пение, и таинственным некиим внутренним сладкогласьем чудесно услаждает слух Отца небесного, На сих гуслях нижние струны, т. е. силы внешнего человека, отовсюду одержимые скорбями, издают звук грубее и плачевнее; а струны тончайшие, т. е. силы внутреннего человека, пребывая в покорности, добровольном терпении и полном самоотвержении, издают сладостные и приятные звуки. Чувственное естество к страданиям воздыхает, а естество высшее, разумное при добровольном терпении пребывает спокойно.

СТАВРОФИЛА. Не удивляюсь я тому, что в мирной душе совершается духовное песнопенье, ибо и Апостол научает: «Весел ли кто, пусть поет псалмы» (Иак.5, 13); но смущенный ум расстраивает всякое пение, и сердцу «при сердечной скорби дух унывает» (Притч. 15, 13). Прошу тебя, научи меня, как могу я обрести этот мир душевный.

АНГЕЛ. Ты обретешь его, если во всем будешь согласоваться с Божиею волею, и не пожелаешь иного кроме того, чего хочет Бог. Кто так поступает, тот покоен, блажен, и воистину благословен; ибо чего он хочет, то и исполняется, так как он желает того, чему Бог благоволил быть. Нет никого блаженнее тех, которые всегда довольны своим жребием. В уничижении люди Богобоязненные, – они этого и желают; нищи они, – и утешаются нищетою; люди не оказывают им почестей, они и сами отвергают оные; плачут и желают плакать; немощны, и радуются в немощах. «Когда я немощен, – говорит Апостол, – тогда силен» (2Кор.12,10). Итак, чтобы ни случилось с людьми поистине Богобоязненными, они всегда блаженны. Ибо никого нет счастливее тех, которые, какие бы ни испытывали скорби, находятся в таком положении, в каком хотят быть.

Утешенная сими сладкими беседами Ангела Божия, Ставрофила исполнилась радости и веселья духовного, и стала прославлять и восхвалять крест.

Глава 15. Должно за крест воссылать благодарение («О всем благодарите» (1Сол. 5, 18))

Ангел продолжал: «постепенно восходи, Ставрофила, к совершенству. Ты наставлена радоваться о кресте. Теперь, чтобы преуспеть, научись еще приносить благодарение Богу не только в благополучии, но и особенно в скорбях и страданиях. Ибо тот нелицемерно благодарен, кто среди бед от всего сердца приносит благодарение Господу (Св. Антиоха беседа 117). Что тут великого, если ты в благополучии, в богатстве, не терпя никакой обиды, благодаришь Бога? Но то преславно, когда, претерпевая обиды и поношения, прославляешь правосудие Божье (Св. Амвросий, на Пс.118).

СТАВРОФИЛА. Поистине это дело великое! Но и в благополучии быть благодарным я также не считаю за ничто.

АНГЕЛ. Конечно и это хорошо, однако менее совершенно, ибо величие благодарного сердца познается во время напастей. Смотри! когда ты в благополучии благодаришь Господа, то наветник диавол умаляет твое дело, как некогда и о праведном Иов говорил: «разве даром богобоязнен Иов» (Иов.1,9) (Св. Иоанн. Златоуст, сл. о Иове в Аврааме), так как он в благополучии приносил благодарение Господу. Но когда, поражаемый великими бедствиями Иов воззвал: «буди имя Господне благословенно» (Иов.1,21), то совершенно низложил диавола, и нанес ему большее поражение, нежели когда, обладая богатством, оказывал милосердие нищим. В благоденствии воссылать благодарение Богу не очень удивительно; но когда человек, обуреваемый напастями и скорбями на море житейском, благодарит Бога это-истинное знамение великого терпения и благого произволения. Благодарить за благодеяния умеют и идолопоклонники, и язычники, но за крест, скорби и испытания благодарят одни христиане. Ибо совершенство благочестия христианского особенно обнаруживается тем, чтобы во время бедствий воссылать благодарение Богу. И поверь, Ставрофила, что одно «слава Богу», произнесенное в несчастии, более значит, нежели тысячи благодарений, приносимых в счастье.

СТАВРОФИЛА. Для меня непонятно, как воссылать благодарение за бедствия и страдания; потому что это противно человеческой природе.

АНГЕЛ. Многое неприятно плотским чувствам, а благопотребно ко спасению. К сему должно отнести и благодарение в скорбях, так как в нем заключается потаенное сокровище, о котором не имеют понятия сыны века сего. Объясню тебе это иносказательно из следующего повествования. Царь Артаксеркс однажды постановил законом, что, если кто не призванный войдет во внутреннее покои дворца его, то тому не будет спасения, разве к кому царь в знак помилования прострет златой свой жезл тот и останется живым. Эсфирь же, вопреки этому повелению, вошла в чертоги, и когда царь простер златой жезл, она облобызала конец жезла. Понимаешь ли, какое значение этого иносказания? То, что входить в селения Господни возбраняется человекам законопреступным, разве к кому Господь прикоснется златым жезлом, и кто сподобится облобызать его. А какой это жезл? Крест неблагополучия, скорби. Почему он златой? Потому что позлащен Господними страданиями. Почему должно облобызать его? Потому что он, как драгоценнейший дар, простирается от царской десницы, от отеческой любви, от благоволения милосердого Бога. Ибо терпеть ради Бога есть дарование, достойное большого удивления, нежели воскрешать мертвых и творить великие знамения. В последнем случае человек, приемля дар от Бога, есть Его должник, а в первом он как бы соделывает Самого Бога своим должником. Итак должно лобызать и с благодарением нести крест; ибо он есть знамение милосердия, оставления грехов и того, что Бог не забывает тебя. У древних персов был обычай, что если царь приказывал бить кого-либо и неповинного, то наказанные имели обычай приносить благодарение царю за то, что он помнит о них. Что же должен делать христианин, когда по повелению не земного царя, а небесного, Царя царей и Господа господей, предается наказание, биению и страданиям? Не должен ли такой несравненно более со смирением благодарить, что Бог помнит о нем, и посылает такие наказания, за которые наказуемый получит в воздаяние небесные блага? Не читала ли ты, что царственный Пророк воспевает: «Твой жезл и Твой посох – они успокаивают меня» (Псал.22, 4). Как бы так говорил: наказания Твои, Господи, как жезл, коим собираешь овец твоих, и как палица, коею бьешь сынов более мужественных, от жизни плотской возрастающих в жизнь духовную, не огорчают меня, но более утешают, потому что Ты помнишь обо мне. Итак, что же ниспосылаемое от Бога может для людей казаться жестоким, когда и скорбь от Него есть благодеяние? Все Его дар: благополучие – дар утешающего; напасти – дар наказующего Бога (Бл. Августин, на Пс.22)

СТАВРОФИЛА. Немало можно найти таких, которые исповедаются Господу, «когда благосотворит» им (Пс.48, 19); но кто отягощенный крестом, посещенный скорбями, от сердца благодарит Бога? «Кто он? и мы прославим его; ибо он сделал чудо в народе своем» (Сир. 31:9).

АНГЕЛ. Разве тебе неизвестны примеры мужественных Христовых воинов, прославляемых в Святой Церкви? Праведный Иов не взывал ли в столь многочисленных и ужасных страданиях: «Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!» (Иов.1,21) Св. Лаврентий, лежа на огненном одре, говорил сожигаемый: благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе! (память 10 авг.) Сатурнин и Сисиний, испытывая множество тяжких мук, взывали: слава Тебе, Господи Иисусе Христе, яко сподобихомся друзи быти рабом Твоим пострадавшим за Тебя (память 7 июля). Святой Киприан, услышав себе от мучителя смертный приговор: «Киприан да усечен будет мечем», сказал: Богу благодарение! (память 31 авг.) Иаков Персианин был весь изрезан по суставам, и при отсечении каждого перста или другого какого-либо члена тела, произносил молитву и благодарение Богу (память 17 нояб.). Что ты думаешь о всех сих страдальцах, Ставрофила?

СТАВРОФИЛА. Думаю, что это – преимущества мучеников, которых, для утверждения веры и посрамления мучителей, Бог особенно украсил сею благодатью.

АНГЕЛ. Не одни мученики, но и больные на одрах своих изъявляли чувства благодарности Богу. Некто Сервул от самой юности своей до конца жизни расслабленный лежал на одре. Он не мог ни стоять, ни сидеть, ни сам повернуться на другую сторону, ни даже руки своей поднести к устам. Испытывая тяжкие страдания, он всегда благодарил Бога, день и ночь упражняясь в пении псалмов и в славословии; за то пред смертью и сам удостоился слышать небесное пение (Св. Григор. бесед 15 на Еванг.). Что ты теперь думаешь? Или еще кажется тебе, что немного таких, которые в скорбях благословляют и благодарят Бога?

СТАВРОФИЛА. Исповедую неразумие мое. И я с сей поры желала бы непрестанно приносить жертву хвалы и благодарение Господу, Подателю благодати, что вразумил меня милостиво, обратил гнев Свой на милость, благоволил мне скорбеть, дабы избавиться от более тяжких скорбей, посетил испытанием, дабы простить, низложил, дабы воздвигнуть меня. И «Кто знает силу гнева» Его (Пс.89,11)? Исполнена милосердия ярость Его, и не исследованы судьбы наказаний Его, коими Он временно посещает Своих рабов: это благоприятное знамение Его благоволения к ним. Так как «души праведных в руке Божией» (Премудр. 3, 1), то и в отраде и в страданиях благоискусные познают гнев Господень, и милосердие. «Да радуются дщери Иудейские ради судов» Господних (Псал.47, 12).

АНГЕЛ. Правильно ты говоришь; это речь истинного христианина. Нет ничего священнее того языка, который в несчастиях благодарит Бога. Такой человек поистине ничем не хуже мучеников, и получает равный с ними венец. Ибо пред ними стоит мучитель, принуждающий отречься Бога богохульством, стоит диавол, терзающий мучительными помыслами; помрачающий сердце скорбью. Итак, кто переносит скорбь и благодарит Бога, тот получает венец мученический (Св. Иоанна Златоуст. бесед. 8 на Посл. к Колосс.).

СТАВРОФИЛА. Ничего нет лучше, как носить в сердце, исповедовать устами, и всячески выражать одно благодарение Богу. Ничто не может быть радостнее сего для слуха, приятнее для размышления, полезнее в делах (Блаж. Август, на Псал.). Теперь яснее понимаю я, почему один старец, как повествуется в патериках, так говорил страдавшему ученику своему: не унывай, чадо, от болезней и страданий телесных, ибо приносить благодарение Богу в страданиях, есть совершенство благочестия. Если ты железо, то огнем очистишься от ржавчины; если же золото, то искушенный огнем возблистаешь светлее. Не печалься же, брат! Если Господь благоволил посетить тебя страданием телесным, то кто ты, сетующий о сем? Итак, терпи и молись Богу, да будет то, что Ему угодно (Руфин. Жития Отцев Кн. 8).

АНГЕЛ. Мудрый был совет старца. И я тебе опять и опять советую тоже. Благодарение среди скорбей отличает добрых от злых и ясно показывает, кто каков. Колокола, прежде нежели поднимают их на высоту, испытываются ударами молота, и когда они издают нехороший звук, их оставляют. Так и Бог делает: не возносит на высоту избранных Своих не испытавши их наперед многократными крестами и скорбями, чтобы видно было, совершенно ли их терпение, и какой и сколь приятный они издают звук. Испытал Бог никогда великий оный колокол-Иова, рука Господа коснулась его. Хочешь ли знать, каким орудием? Молотом всея земли, т. е. диаволом. Какой же издал звук этот колокол? «Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!» (Иов. 1:21) Какой приятный звук! Но и еще подвергается биению Иов, он предан власти диавола, и вся плоть его поражена; с головы до ног покрытый гноем и червями, он сидел на гноище своем. Слышишь ли, какие удары наносимы были ему? Слушай же теперь, какой и глас издает он: «неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?» (Иов.2, 10). О глас крепкий! О глас сладкий! Кого спящего не возбудит он (Блаж. Августин, толк. на Пс.97). Благословен сей колокол, издающий такой благословенный глас! Вот признак мужа доброго, мужа благодарного Богу. А вот напротив признак человека неблагодарного: если он сокрушается какою-либо скорбью, то жалуется, ропщет, противится, чрезмерно скорбит, восхваляет дела свои и доказывает свою невинность (Св. Антиох., на бесед.117). Что сказать еще? Добрый и злой, как два сосуда наполнение, один – дорогими ароматами, а другой – зловонным веществом; узнать же, чем наполнены эти сосуды, не иначе можно, как только раскрыв или всколебав их. Тот сосуд, в котором находятся ароматы, издает приятное благоухание, а другой отвратительное зловоние (Бл. Августин, т.10, сл.111). Так добрые и злые без различия посещаются скорбями, но чрез самое это посещение одни от других отделяются премудрым промыслом Божиим. Добрые, когда постигает их какая-либо скорбь, как сосуды святые, возносят благодарение Богу, Который благоволит их наказывать; а горделивые, сластолюбивые и сребролюбивые хулят и ропщут на Бога, говоря: о Боже! Какое зло сделали мы, что так страдаем?

Глава 16. В несчастии более, нежели в благополучии, должно приносить благодарение не только Богу, но и наносящему нам скорби.

Словами Ангела Ставрофила убеждалась в необходимости благодарения; однако в душе ее все еще возбуждались некоторые сомнения, которые она пожелала предложить своему наставнику. «Умоляю тебя, сказала она, изъясни мне, когда большее благодарение должно приносить, в благополучии или в несчастии?»

АНГЕЛ. Зачем ты сомневаешься? Рассуди сама, за какое благодеяние, за большее или меньшее должно воздавать большее благодарение?

СТАВРОФИЛА. Конечно за большее.

АНГЕЛ. Итак, сама сравни несчастье с благополучием, и внимательно рассмотри, что превосходнее. Крест отводит от грехов, а благополучие подает повод и влечет к ним. «То самое, что нечестивцам не дается много времени, но скоро подвергаются они карам, есть знамение великого благодеяния» (2Мак.6,13). Скорби побуждают притекать к Богу, а благополучие приводит к забвению о Нем. Страдания возбуждают душу к страху Божию и умилению, а при благополучии ослабевают в человеке бдительность над собою и добронравие; особенно в людях беспечных, они истребляются, как воск тает от огня, или снег и лед от солнечного луча. Был благочестив Давид, был премудр Соломон, но в отраде и в великом благополучии один отчасти, а другой совершенно обезумились. Велик, кто, впадая в несчастия, нисколько не теряет благоразумия; а больший его тот, которому благополучие не наносит душевного вреда. Крест или скорбь есть залог вечного блаженства; а временное благополучие часто бывает предвозвестником вечного осуждения. Кто постоянно пользуется земным благополучием и изобилием во всем по своему желанию, тот тем более достоин сожаления, чем более сердцем прилепляется вместо блаженства к этому мнимому благополучию и погружается в нем. Что теперь думаешь ты о: благополучии и несчастии? Что из них считаешь большим даром Божиим? Крест скорбей редко кому не приносит пользы, а благополучие редко кому не причиняет вреда.

СТАВРОФИЛА. Поистине, если, как должно, размыслим о вечности, то убедимся, что скорби несравненно драгоценнейший дар и достойны большего благодарения.

АНГЕЛ. Справедливо отвечаешь. Ибо если бы ты знала всю мудрость всех астрономов в мире, если бы ты одна вмещала в себя все познания всех мудрецов земли, если бы даже ты могла так возвышенно говорить о Боге, и исповедовать Его, как исповедуют Его уста всех Ангелов и святых человеков: то все это не столько способствовало бы тебе к преуспеянию в добродетели и святости, сколько покорность и преданность воле Божией во всех скорбях. Человеческая или земная мудрость есть общее достояние и добрых и злых, а преданность промыслу Божию свойственна одним только избранным. О если бы кто мог правильно рассудить о временном и вечном, тот с готовностью скорее согласился бы сто лет пребыть в пламени огненном, нежели лишиться воздаяния, уготованного на небе за кратковременную скорбь; ибо здесь всякому страданию будет конец, а там для страдальцев блаженство бесконечное. Неисповедимы будущие блага, которые избранники Божии получат за весьма кратковременные свои труды!

СТАВРОФИЛА. Кому и когда в мире придет на мысль, что столько благ содержится в кресте, и что за малую горечь уготовано столько радостей на небесах! Но меня беспокоит еще недоумение; достаточно ли приносить благодарение за ниспосылаемые скорби одной благости Божией, или должно питать благодарное чувство и к тем людям, которые наносят их нам не потому, что желают нам добра, а по ненависти и злобе своей?

АНГЕЛ. Удивляюсь, что ты недоумеваешь о сем. Разве не помнишь, что сказано в Евангелии: «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Матф.5, 44)? Если должно любить врагов, то без сомнения должно являть им и доказательства любви, а доказывается любовь благотворением. Если же ты творишь добро врагам твоим и молишься за них, то ты оказываешь им благодарность не только на словах, но и на деле. Господь Иисус Христос так молился на кресте за Своих распинателей: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лук. 23, 34). И в этом Ему подражали Первомученик Стефан и Апостол Иаков. Какое может быть большее благодарение, как при самой смерти молиться за наносящих смерть?

СТАВРОФИЛА. Поистине это высочайшая степень добродетели, когда человек не только не делает и не желает зла тому, кто причиняет ему зло, но и когда самая обида бывает для него побуждением к благотворению. Но я не знаю, когда возмогу и помыслить о сем.

АНГЕЛ. Да научат тебя примеры других. Если; узнаешь, что сделали другие, подобные тебе: то легче будет и подражать тому. Читала ли ты, что повествуется об ученике некоего философа? Согрешив однажды, он просил у своего наставника прощения; но философ тогда только обещал простить его, если он три года с осужденными будет трудиться в рудокопнях; потом потребовал, чтобы он еще три года давал плату тем, которые наносили ему какую-либо обиду или оскорбление. Когда ученик все это исполнил, философ сказал ему: «иди теперь во град Афины, чтобы научиться там премудрости». При вратах этого города сидел старец, долгим опытом стяжавший великую мудрость, который ради испытания поносил всех входящих во град. Когда он сделал тоже и входящему юноше, то сей громко засмеялся. «Что ты делаешь?» спросил старец, «я тебя оскорбляю, а ты смеешься?» – «Как же мне не смеяться, – ответствовал юноша, – я три года платил людям за наносимые мне от них обиды, а ты меня поносишь даром». Тогда старец сказал: «войди в город, ты этого достоин». Это имел обыкновение рассказывать Авва Иоанн, и к сему присовокуплял: «сии врата Божии, которыми отцы наши чрез много скорбей и поношений, радуясь, вошли во град Божий (Руфин. Жития отцов, кн.3). Приведу тебе и другие примеры подвижников сей добродетели, чтобы ты не отреклась от сего подвига тяжестью его и малочисленностью труждающихся в сем подвиге. Когда священномученик Киприан был осужден на смерть, то он велел дать палачу в награду двадцать пять златниц. У Александра Патриарха Антиохийского был нотарий (писец), который похитил у него золото, и после попал в руки разбойников. Чудный Александр, узнав об этом, выкупил его из плена за восемьдесят монет, и, когда похититель пришел к нему, Патриарх принял его так милостиво и благосклонно, что некто из жителей города сказал: ничего нет выгоднее, как обидеть Патриарха Александра. Авва Стефан такое имел терпение, что считал своим другом того, кто причинял ему какую-либо обиду: за поношение он воздавал благодарностью; если в самом своем убожестве терпел чрез кого-либо лишение, он почитал это за величайшую прибыль; всех врагов своих признавал за споспешников спасения. Прекрасен и поступок Иоанна Милостивого, о котором повествуется в его житии. Один простолюдин нанес много обид и тяжких оскорблений юноше, родственнику Святого, который со слезами жаловался Патриарху. Святой Иоанн, желая утешить огорченного, сказал: „как он осмелился так огорчить тебя? Погоди, я с ним сделаю то, чему вся Александрия удивится». Вскоре Патриарх призвал к себе эконома, и приказал ему не требовать с обидчика подати и освободить его от всех платежей, как в пользу Патриарха, так и в пользу Церкви. Вся Александрия действительно удивилась этому поступку. Вот примеры великодушия в святых мужах. Но и из жен многие по благодати Божией подражали им в сей великой добродетели.

СТАВРОФИЛА. А я, слыша в Евангелии заповедь Божию о любви к врагам, считала ее неудобоисполнимою, и думала, что очень немногие, и то едва могли исполнить ее.

АНГЕЛ. Так! Исполнение сей заповеди есть великое совершенство; впрочем она дана была еще и в Ветхом Завете. Что другое значит сие повеление: «Если найдешь вола врага твоего, или осла его заблудившегося, приведи его к нему; если увидишь осла врага твоего упавшим под ношею своею, то не оставляй его; развьючь вместе с ним» (Исх. 23:4, 5)? Что значит оказанное Соломоном: «Если голоден враг твой, накорми его хлебом; и если он жаждет, напой его водою: ибо, [делая сие], ты собираешь горящие угли на голову его, и Господь воздаст тебе» (Притч. 25,21–22)?

СТАВРОФИЛА. Удивительно, что и в закон, которым ничего не приведено в совершенство, содержится и предлагается такое совершенство.

АНГЕЛ. Правда, что наверх добродетелей с великим трудом восходит немощная душа, ослепленная прежде тьмою страстей; но ты, несмотря на это старайся простираться выше, и не тогда считай себя совершенно исцелевшею от памятозлобия, когда помолишься об оскорбившем, или за зло воздашь ему дарами, или пригласишь его на трапезу, но когда, услышав, что он подвергся какому либо бедствие, душевному пли телесному, поскорбишь о нем, как о себе, и прослезишься (Св. Иоанн Лествичник. Ст. 9, Отд. 12).

СТАВРОФИЛА. Увы! Как далеко отстою я от этого совершенства! И когда достигну я туда, куда проложили путь своею жизнью столько святых мужей и жен?

АНГЕЛ. Не отчаивайся, и не думай, что своими силами ты можешь это исполнить; но усердно молись, чтобы совершил это Сам Тот, Кто заповедует. Ибо Он охотно внемлет молящимся, когда они просят Его о помощи в том, что Он заповедует им (Св. Григорий Двоеслов. бесед. 35 на Еванг.) Примеры высоких добродетелей святых мужей не должны приводить тебя в отчаяние или малодушие; напротив они лучше всего другого могут научить тебя одному из двух: или возбудить в тебе ревность к подражанию их святой жизни, или чрез блаженное смирение привести тебя к глубокому познанию своей немощи и зазиранию себя (Св. Иоанн Лествичник. ст. 26; отд. 125). Верь мне, Ставрофила, великое несовершенство – не понести своего несовершенства, и изъявлять нетерпение по поводу того, что ты нетерпелива. Должно и это благодушно терпеть, пока помощью Св. Духа не будешь возведена на высшую степень совершенства, а дотоле должно прилагать старание и труд.

Глава 17. Должно хвалиться о кресте («А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа» (Гал.6, 14))

Желая преподать Ставрофиле высшее спасительное наставление, Ангел сказал ей: «Теперь, Ставрофила, еще следует тебе несомненно убедиться, что высшее достоинство, высшая слава и высшая честь состоят в том, чтобы по примеру Господа и ради Господа нести крест. Не честь ли рабу, если он пьет из одной чаши с Царем и Господом? А это сбывается тогда, когда чашу скорбей, которую Господь испил до дна, Он подает испивать и другим. Потому и Апостолам Своим, желавшим сидеть одесную и ошуюю Его, Он сказал: «чашу Мою будете пить» (Матф.20, 23), научая их, что знамение великой Его любви к ним и залог вечного наследия-соделать их здесь участниками чаши страданий Его. Это достоинство чаши страданий совершенно познали Апостолы Петр и Павел, из коих один говорит так: «вам дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него» (Фил.1, 29); в другой: «но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете. Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны, ибо Дух Славы, Дух Божий почивает на вас» (1Пет. 4:13, 14). Вот величайшая честь, какую только можно иметь в сей жизни; и о сем тебе, Ставрофила, должно хвалиться».

СТАВРОФИЛА. Ты вразумлял меня, что ничего не должно делать из тщеславия и ради похвал человеческих, и что даже без нашего искательства прилучающуюся славу, которая примешивается ко всякому доброму делу, всячески должно отвергать. Как же мне хвалиться о кресте?

АНГЕЛ. Искать славы, или радоваться о предлагаемой славе возбраняется; ибо то и другое – зло. Однако не всякая слава отвергается; «Хвалящийся хвались о Господе» (2Кор.10, 17).

СТАВРОФИЛА. Что значит хвалиться о Господе?

АНГЕЛ. Это значит не самого себя прославлять, но ожидать хвалы и прославления от Господа, а все терпеть во имя Того, Чей дар есть самое терпение, чтобы Ему воздаваема была всякая честь, и чтобы все направлялось к Его хвале и славе. «Вся слава дщери Царя внутри» (Псал.44, 14), а не вне, не в «цвете травном» (1Петр. 1, 24), не в устах народа, но в Господе; ибо Бог есть Единый Судия совести, Ему Единому благоугождать должно; и благоутождать Ему есть единственная истинная и высшая слава. Так благоугождающий Ему всегда с Псалмопевцем будет говорить: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу» (Псал.113, 9).

СТАВРОФИЛА. Слава Богу, что Он чрез Тебя наставил меня не в себе, а в Нем искать славы. Но так как крест был знамением бесчестия и позорной казни, то мог ли и Сам Господь похвалиться тем, что нес крест?

АНГЕЛ. Славы Своей Он не искал, и не желал угождать человекам; но всегда искал славы, которая от Единого Бога. Однако знай, что крест Он нес, как знамение державы Своей, по проречению Пророка: «владычество на раменах Его» (Ис.9, 6). Знамением начальства или владычества Христова был крест, ради которого Бог Отец и превознес Сына Своего; и как в знак достоинства иные носит воинское препоясание, а иные-венцы, так и Господь нес крест. И поистине, если ты внимательно рассмотришь, то увидишь, что Он в нас царствует не иначе, как чрез ношение креста и терпение скорбей; потому-то сластолюбцы и бывают врагами креста (Блаж. Феофилакт на 23 гл. Луки). Думаешь ли ты, что не было таинственного значения в том, что Господь Сам нес орудие мучения Своего? Это было для того, чтобы древо креста, которое Спаситель нес, как бы победное знамение Своего торжества, обратить в Скипетр Своего владычества, и на раменах непобедимого Своего терпения внести в мир древо спасения для поклонения всем народам, и чрез это самым примером Своим укрепить всех последователей Своих, к коим Он взывал: «кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Матф.10,38). И потому как не принимать с благодарностью бесчестия креста тому, кто Распятому на кресте воздает благодарение? нет ничего славнее, как нести поношение Христово; и потому слова Павловы: «А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа», суть поистине глас радости и спасения (Св. Льва беседа 8 о страстях Господних).

СТАВРОФИЛА. Подлинно великая слава носить крест. Как цари земные доказывают свою милость к приблаженным дарами и другими отличиями, так и Господь крестами, посылаемыми рабам Своим, являет, насколько они Ему благоугодили.

АНГЕЛ. О если бы это разумевали, и познавали все сыны человеческие, ищущие с такою ревностью земных достоинств и почестей, любящие «суеты и неистовления ложная» (Пс.39,5)! Нести крест ради Господа поистине славнее, нежели быть Апостолом, Учителем и Евангелистом. Это великое достоинство выше всякого царства и владычества. Кто любит Бога, и всем сердцем стремится к Нему, тот скорее изберет ради Его носить узы и крест, нежели пребывать на самом небе. Не так украшаете главу возложенный на нее венец с драгоценными камнями, как оковы и крест, понесенные ради Бога. На земле лучше страдать Бога ради, нежели быть прославлену от Бога (Св. Иоанна Златоуст. бесед. 8 на посл. Ефес.).

СТАВРОФИЛА. «Не все вмещают слово сие, но кому дано» от Бога (Матф.19. 11). Эту непостижимую для людей истину открывает не «плоть и кровь», но «Отец, Который на небесах» (Матф.16, 17).

АНГЕЛ. Так, Бог «утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам» (Лук. 10, 21), т. е. младенствующим злобою. Понимал это Апостол Павел, который был мал в собственных своих очах, а велик в очах Божиих. «я гораздо охотнее, – говорил он, – буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова. Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен» (2Кор.12, 9, 10). Сравнивая же себя с прочими, он говорит: «Христовы служители? (в безумии говорю я больше». А это преимущество чем он приобрел? Послушай внимательно: «Я гораздо более [был] в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти. От Иудеев пять раз дано мне было по сорока [ударов] без одного; три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл во глубине [морской]» (2Кор.11, 23–25). Вот чем хвалится избранный сосуд Христов.

СТАВРОФИЛА. Когда я это слышу или читаю, всегда прихожу в великое удивление. И кто не подивится этому непобедимому терпению сердца Св. Апостола, и крепости его души, крепчайшей всякого адаманта? Будучи человеком смертным, он как на знамение Апостольства своего и отличительное свое преимущество указывает на беды, на страдания, тесноту, глад, жажду, мраз, наготу, от чего все люди отвращаются. Кто премудр и уразумеет сие?

АНГЕЛ. Это не совсем сокрыто и небезызвестно миру. Не говорили ли даже и язычники: „творить великие дела и переносить великие страдания свойственно Римлянам?» Огнь искушает злато, а скорби людей мужественных. Доблесть никогда не обнаруживается в отраде. Воины прославляются за свои раны, которые они получили, показывая свое мужество в опасностях. Полководец для защищения опаснейших мест посылает избраннейших воинов. Наставники требуют больших трудов от тех, кто подает более надежды. Равным образом и великие кресты посылаются избраннейшим и достойнейшим воинам Христовым. И кто причисляемый к такому сонму не похвалится о Господе?

СТАВРОФИЛА. И так если должно чем-либо хвалиться, то истинная слава-терпеть все для славы Божией, и искать о Господе и желать только этой, а не иной славы. Кто даст мне силу достигнуть славы Святых, и не хвалиться ничем, «разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа»? Господь мой – слава моя. Он веселие сердца моего. О Нем похвалюся и возрадуюсь весь день: «о себе же не похвалюся, только о немощах моих»? Пусть миролюбцы ищут и принимают славу друг от друга; а я буду искать славы от Единого Бога. О Боже мой! Ты Един истинный, Един милосердый, Ты слава моя, Ты для меня все! Тебе Единому слава, честь и хвала! Тебе Единому благословение, держава и благодарение да будет во веки веков. Аминь.

Глава 18. О распятии плоти («Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (Гал.5, 24))

Теперь Ставрофила полагала, что беседа ее с Ангелом кончилась, и путь совершен. Но Ангел сказал ей: «Счастливо и благополучно совершен доселе тобою путь: но предлежит тебе еще подвиг труднейший первого».

СТАВРОФИЛА. Какой же? Не все ли я прошла учение о кресте, не скончала ли течение?

АНГЕЛ. Течение ты по силе своей совершила, но цели еще не достигла.

СТАВРОФИЛА. Что же еще потребно?

АНГЕЛ. Потребно распятие плоти. Конец Христова крестоношения был тот, что он пригвожден был к понесенному Им кресту. А все, что совершал Он на кресте, совершал для того, чтобы последователям Своим подать образ, с которым должна согласоваться земная их жизнь (Блаж. Август. Ручная книга, гл. 51). Не всем христианам предлежит распятие на древе крестном. Сего сподобились немногие избранники Божии; другие же приняли смерть за Христа иного рода мученичеством; остальные же верующие в Господа подражали Ему распятием плоти со страстями и похотями, пребывая в подвигах благочестия до смерти. И ты, Ставрофила, если позовут обстоятельства, не должна отрекаться приять смерть за Христа Господа. Если же сего не потребуется, то неослабно подвизайся умерщвлять плотские страсти и пожелания, не щадя себя и не боясь смерти от сих подвигов. Если же такой решимости иметь не будешь, то не можешь получить никакого венца. Стремись к сему, если желаешь принадлежать Христу.

СТАВРОФИЛА. Я ли не желаю быть Христовою? Ему всю жизнь я посвятила. Не быть Христовою да не попустит мне Господь! Кто желает принадлежать Ему, да не принадлежит более никому. Лучше мне лишиться бытия, нежели быть без Христа Спасителя. Что я без Него? Ветвь оторванная от своей лозы, древо без корня, плоть без души. О нет! я Христова. «Мне благо приближаться к Богу» и вожделенно (Псал.72, 28).

АНГЕЛ. Ты говорила, как подобает истинным христианам; но если искренно желаешь того, о чем говоришь, то и должна делать, что соделает тебя истинно Христовою.

СТАВРОФИЛА. Что же это такое? «Спешил и не медлил соблюдать заповеди» Господни (Псал.118, 60).

АНГЕЛ. Тот Христов, кто не свой.

СТАВРОФИЛА. Что означают слова эти?

АНГЕЛ. Разве ты не слыхала, что говорит Апостол? «Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (Гал.5, 24). Значит, кто распял плоть свою, тот поистине Христов, а не свой. Ибо можно ли назвать своим того, кто как распятый, не может двигать членами своими, или обращать их по желанию своему (Св. Кассиан, кн.4, гл.15)? Крест же верных, чувствующих страдания Распятого, должен состоять в укрощении плотских похотей; и на сем кресте каждый христианин должен пребывать непрестанно во все течение земной жизни, провождаемой среди искушений. А кто так не распинает плоти своей, тот не Христов, и не имеет в себе Духа Его. В том, Ставрофила, состоят покойная жизнь христианина, чтобы все душевные движения его согласовались с истиною; и это называется веселием и любовью святою, чистою и благою. Но когда сии движения слабо управляются умом, то он терзают и возмущают душу, и делают жизнь самою жалкою, и называются смущениями, вожделениями и злыми похотями. Их то повелевается вам, сколько возможно, трудами и подвигами с помощью Божиею распинать в себе, пока наконец будет «поглощена смерть победою» (1Кор.15, 54) (Блаж. Август., кн. 1 против Маних).

СТАВРОФИЛА. О как справедливо осуждается на распятие душевредная плоть! Гибельная плоть – подруга дольнего скоротечного мира. Гибельная плоть противница небесной жизни. Плоть – мой враг и друг, льстивая наветница, неверное благо; плоть, непрестанно вкушающая запрещенный плод, – брение, бесчестные оковы, тяжелый свинец, неукротимый зверь, порождение воюющего со мною вещества (Св. Григорий Богослов. Стихотв. на плоть. Ч. 5). Не пререкаю тому, чтобы распята была плоть, похотствующая на дух, которая повседневно воздвигает против меня брань. «Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Итак тот же самый я умом моим служу закону Божию, а плотию закону греха. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?» (Римл.7, 22–25).

АНГЕЛ. Избавление это достигается распятием плоти, т. е. если ты навыкнешь умерщвлять «земные члены» твои, (Колос. 3, 5); ибо в них седалище похотей и страстей.

СТАВРОФИЛА. Если так необходимо это распятие; то желала бы я, чтобы ты объяснил мне это подробнее.

АНГЕЛ. Слушай! Есть два вида креста: внешний и внутренний. Внешний крест состоит в том, чтобы удерживаться от многоядения и многопития, и вообще мужественно воздерживаться и всячески удаляться от всего, что прельщает чувства: зрение, слух, вкус, осязание и обоняние. Другой вид креста драгоценнейший и высший; крест внутренний состоит в том, чтобы управлять движениями души, и смиренномудрием с благим произволением укрощать внутренние возмущения ее, обуздывать, как бы лютых зверей, порывы гнева и гордости, каждодневно противоборствовать страстям своим, и посредством строгого внутреннего самоиспытания обличать себя, и вести брань с внутренним человеком. Кто так подавляет греховные помыслы, во всем отвергается своей воли и все желания свои подчиняет власти браздодержца (ума), тот несет крест честнейший и славнейший пред очами Божиими (Бл. Августин, беседа 20 о Свят.).

СТАВРОФИЛА. Теперь я несколько яснее понимаю, в чем состоит это духовное распятие плоти. Но, думаю, оно не может быть без гвоздей, и потому прошу тебя вразумить меня и относительно их.

АНГЕЛ. Благоразумно желаешь узнать это. Есть и гвозди духовные, коими пригвождается плоть к кресту. Не говорит ли царственный Пророк: «пригвозди страху Твоему плоти моя: от судеб бо Твоих убояхся» (Псал.118, 120). И так да пригвоздится плоть страхом Господним, и да покорится судьбам Его. Если же люди отвергают гвозди страха Божия, то прилично сказать о них: «не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками; потому что они плоть» (Быт.6, 3). Итак, если плоть не будет пригвождена ко кресту и пронзена гвоздями страха Божия, то не пребудет в ней Дух Божий. А кто ими пригвождается, тот умерщвляется, дабы быть мертвым греху и живым Богу. Любовь также имеет свои гвозди. Блажен, кто сподобится быть прободен гвоздьми ее. «Крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность» (Песн. 8, 6). И да не страшит тебя жестокость: гвоздей! В ней то и выражается любовь, которая пронзает, как смертный удар. Сими гвоздями любви да пронзится душа, да пригвоздится плоть. Тогда скажешь: «я изнемогаю от любви» (Песн. 2, 5) (Св. Амвросий на 118 Пс.).

СТАВРОФИЛА. О чудные гвозди, чрез которые получаем вожделенную свободу! Сладкие гвозди, которые сокрушают плоть, но душу радуют. Приятнейшие гвозди, которые умерщвляют плоть, а дух оживляют. Но какой же млат (молот) вонзит их в меня?

АНГЕЛ. «Слово Мое не подобно ли огню, говорит Господь, и не подобно ли молоту» (Иерем. 23, 29)? Слово Господне без труда вонзит в тебя гвозди страха Божия и любви; и тогда не подвигнешься уже к тому, что не позволено. «Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов» (Евр. 4, 12).

СТАВРОФИЛА. О если бы Господь этим млатом вонзил гвозди сии в плоть мою, чтобы в ней изобразилось подобие смерти Его, чтобы уды мои уже не были оружьями неправды греху (Римл. 6, 13).

Глава 19. О распятии миру («Для меня мир распят, и я для мира» (Гал.6, 14))

АНГЕЛ. Благое твое желание, Ставрофила; но кроме плоти и еще нечто требуется распять.

СТАВРОФИЛА. Что же такое? скажи мне.

АНГЕЛ. Мир и что ему, свойственно. Как при вознесении Господа Иисуса Христа на кресте «ужас объял жителей Филистимских; тогда смутились князья Едомовы, трепет объял вождей Моавитских» (Исх. 15:14–15): так и тебя устрашатся диаволы, когда увидят, что ты распята миру, и поистине возможешь сказать: «Для меня мир распят, и я для мира». Таков должен быть христианин. Слова эти он всегда должен иметь в устах своих. Что может быть блаженнее такой мертвости? Она есть основание блаженной жизни (Св. Иоан. Златоуст. бесед. на гл. 6 Посл, к Галат.).

СТАВРОФИЛА. Что же это значит: «Для меня мир распят, и я для мира»? И как это может быть?

АНГЕЛ. Миру тогда ты распнешься, когда князь мира, пришед, ничего в тебе не найдет своего. А тебе мир тогда распнется, когда ты не будешь принимать никаких греховных пожеланий. Любовь креста Господня рождает жизнь, а любовь мира – смерть. Итак, потребно, чтобы взаимно друг для друга умерли, ты для мира, и мир для тебя (Св. Амвросия Медиол. на гл. 6 к Галат.). Под миром же при сем разумей не небо и землю, но дела житейские, славу человеческую, почести, похвалы, богатство и наслаждения. Это и все, что мир считает славным и сладостным, да будет для тебя мертво; равно и ты для всего этого, будь мертва, чтобы ни что не удивило тебя, не пленило и не увлекло к себе, и чтобы тобою не обладало никакое пожелание (Св. Иоанн Златоуст. бесед. на гл. 6 Посл. к Галат.).

СТАВРОФИЛА. О если бы мир со всеми прозябениями и вожделениями своими так увял в сердце моем, чтобы распялся, т. е. совершенно умер для меня; чтобы я ничего в нем не желала, ничто в нем меня не услаждало, и ничто мирское во мне не жило!

АНГЕЛ. Как бы для тебя мог быть распять мир, если бы не распялся за тебя Тот, чрез Кого мир приведен в бытие (Бл. Августин. О Сл. Апостол.)? Без Господа ничего не можешь совершить, а с Ним все возможно. Благонадежная для тебя помощь в Боге и чрез Бога. Довольно изъяснил это св. Апостол сказав: «я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, Которым для меня мир распят, и я для мира» (Гал.6, 14). Видишь ли, Ставрофила? Апостол говорит: «Которым для меня мир распят». Собою Павел не возмог сего совершить, а только чрез Господа Иисуса Христа.

СТАВРОФИЛА. С помощью благодати Божией и я теперь желала бы сказать: «для меня мир распят». Все, что мир любит, плотские наслаждения, почести, богатство, суетные человеческие похвалы,-все это для меня тягостно. Но когда мир распят для меня, тогда я признаю его мертвым. Не люблю его, ибо знаю, что преходит образ его. Не желаю его, ибо знаю, что он тлением испразднится: и потому бегу от мира, как от смрада, берегусь его, как тины, и страшусь его, как пагубы.

АНГЕЛ. Это хорошо, но еще не все; должно преуспевать тебе более, чтобы не только мир тебе распялся, но и ты миру. Что же это значит? Подвизайся соделать себя таковою, чтобы мир смотрел на тебя, как на мертвую; и как ты не ищешь славы мира, так чтобы и мир тебя не любил и не искал, и чтобы ты была презираема им, как ему не принадлежащая. Часто случается, что хотя человек в уме своем не содержит мира, но мир житейскими делами привязывает его к себе. Для такого мир отчасти уже мертв, но он еще не совсем мертв для мира; ибо хотя он стремится к небесному, однако как еще живой для мира, увлекается его делами. Таковых Апостол обличает, говоря: «если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений» (Колос. 2, 20)? Умерши миру, зачем прилепляться к делам мира? Если мир в сердце твоем мертв, то оставь его мирским мертвецам; напротив, что мир считает для себя крестом, к тому подвизайся пригвоздиться и прилепиться, и все это воспринять всем помышлением.

СТАВРОФИЛА. Это высокая и Апостольского достоинства степень, о коей, думаю, возвещал св. Апостол Павел, говоря, «как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне" (1Кор.4, 13). По мнению мирских Апостолы были таковы, что мир, избавившись от них, как будто избавился от непотребного сора, и они для него были столь излишни, и ни для какой человеческой пользы непотребны, как прах, всеми попираемый.

АНГЕЛ. Поистине так! И не одни Апостолы, но и все желающие служить Богу, бывают презираемы и ненавидимы миром. Издревле еще слышались воздыхания рабов Божиих: «помилуй нас, Господи, помилуй нас, – вопияли они, – ибо довольно мы насыщены презрением; довольно насыщена душа наша поношением от надменных и уничижением от гордых» (Псал.122, 3, 4). Но чтобы всех верных рабов Своих укрепить и возвеселить, Господь Иисус Христос, отходя от мира к Отцу Своему, сказал им: «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир» (Ин. 15, 18–19).

СТАВРОФИЛА. О какое благо, возненавидеть совершенною ненавистью этот мир немирный, ненавидящий избранников Божиих! Как сладостно распять себе мир, и распяться миру. Умоляю тебя, открой мне высшее побуждение к сему распятию, дабы, возбужденная им, я совершеннее возжелала и возмогла достигнуть сего.

АНГЕЛ. Насколько ты духовно будешь разуметь Премудрость Божию, которою все сотворено, настолько будешь удаляться от похотей плотских, чтобы почитая мир для себя мертвым, и сама ты умерла миру; тогда можешь сказать: «Для меня мир распят, и я для мира». Ибо никто, уразумевающий Премудрость Божию не может жить для мира. Она есть образ, восхищающий к вожделению своему всякую разумную душу, которая настолько исполняется Божественным желанием, насколько она чиста; настолько достигает совершенной чистоты, насколько восходит к духовному, и настолько возрастает в духовном, насколько умирает всему плотскому (Бл. Августин, Слово 2 о Святой Троице). Сказанного мною довольно для утверждения тебя, чтобы не сообразоваться миру сему, и ничего в нем не искать.

СТАВРОФИЛА. Поистине так! Ничего нет в мире для меня приятного. Он меня оставил, и я оставлю его. Все, что он может дать мне, если дает, не увеселит меня, и если отнимает что либо из земного, не смутит меня. Одно мое желание прилепляться к Богу и соединяться с Ним.

Глава 20. О сораспятии Христу («Я сораспялся Христу» (Гал.2, 19)).

Продолжая начатую беседу с Ангелом, Ставрофила сказала: «всем сердцем желаю я соединиться с Господом, и всегда воздыхаю к Нему: отчего же, скажи мне, доселе не могу обрести, чего желаю? «На ложе моем ночью искала я того, которого любит душа моя, искала его и не нашла его. Встану же я, пойду по городу, по улицам и площадям, и буду искать того, которого любит душа моя; искала я его и не нашла его» (Песн. 3, 1–2). От чего это так? Доколе же не сподоблюсь я прилепиться к Нему, соединиться с Ним?»

АНГЕЛ. От того, что ты не там ищешь Господа, где должно. Ты ищешь Его на покойном ложе, т.е. в настоящей жизни, с некоторым упокоением, но Он не пребывает на земле с живущими в наслаждениях. Ты ищешь Его на торжищах, и на стогнах града; но Он не обретается на торжищах и на стогнах града. Ты ищешь Его в мире; но Он «не от мира сего» (Ин. 8, 23). Если ты распяла плоть со страстями и похотями, если уже мир тебе распят и ты миру; то ничего более не ищи, как только того, что увеселяет Господа. Пойди «к горе Смирней», к горе Голгофе; там обрящешь одр Христов, на котором возлежат Он, «где почивает в полудне» любви Своей. Там ты найдешь одр Соломонов «из древес Ливанских» – крест Его, высочайшей всех кедров земли. Там найдешь «столбы сребряны», те гвозди, которые пригвоздили Его к крестному ложу Его. Там ты найдешь божественного естества Его «восклонение злато», и «восход его багрян» (Песн. 4:6, 1:6, 3:9–10). Ибо крест Господень был прекрасное и пресветлое древо, украшенное царским титлом и царскою багряницею. Там увидишь средину его, покровенную любовью ради дщерей Иерусалимских: ибо средину креста Он занял Сам, распаляемый сильнейшею любовью, принося в жертву Себя, сожженного огнем Божественной любви, дабы дщерей Иерусалимских привлечь к Себе, к любви и подражанию Себе. Итак, Ставрофила, взойди и ты на оную гору, если желаешь соединиться со Христом. Подражай Ему, вознесенному на кресте, чтобы тебе высотою ума вознестись не только выше самой себя, но и выше всего мира, и на все земное взирать, как на низшее, и презирать оное, по сказанному в Писании: «узрят землю издалеча» (Ис.33, 17).

СТАВРОФИЛА. Желаю всем сердцем этого; но прошу тебя, вразуми меня, как всякий может взойти на крест, не просто плотью, а духовным образом?

АНГЕЛ. Это бывает тогда, когда кто чрез скорби и страдания становится выше всех вещей земных; когда испытания, болезненно удручающие плоть, как бы некие гвозди, приемлют охотно, зная, что они приносят сладость блаженной жизни.

СТАВРОФИЛА. О, если бы и я возмогла сораспяться Господу, дабы мне насладиться блаженством спасения вечного!

АНГЕЛ. Если желаешь сего, внимай моим словам. Посмотри на распинаемых на кресте. Как осужденный на смерть и распинаемый разлучается от тех, с кем имел некогда содружество в жизни своей, соделавшись уже выше их, пресмыкающихся еще по земле: так и сораспинающиеся Господу Иисусу Христу отчуждены от всех, проводящих на земле мирскую жизнь и возвысившись умом, возносятся до небесной жизни, потому по истине могут с дерзновением говорить: «наше житие на небесех есть». Подлинно, пригвожденный к древу крестному не обращает уже внимание на настоящее, не помышляет о любимых предметах, не сокрушается печалью и заботою о завтрашнем дне, не уязвляется никаким желанием стяжаний; нисколько не увлекается ни гордостью, ни прительностью, ни завистью; не огорчается настоящими обидами, не воспоминает о прошедших, и хотя еще есть дыхание в теле его, но он считает себя умершим для всего видимого, туда предпосылая сердечный свои желания, куда вскоре надеется перейти. Так и ты, распятая страхом Божиим и любовбю, должна умереть не только плотским страстям, но и для всего видимого, всецело устремить душевные свои очи туда, куда ежеминутно должна иметь надежду переселиться (Пр. Кассиан кн. 4, гл. 35).

СТАВРОФИЛА. «Кто мне на небе?», и от Господа что «хочу на земле» (Пс.72, 25)? Люблю распятого Спасителя, люблю любовь Его, по которой Он благоволил пригвоздиться ко кресту, чтобы всякий любящий Его возмог насытиться и прилепиться к Нему любовью Его. О, если бы и я сего сподобилась! Но любовь моя не насытится, пока я не увижу всю себя гвоздями любви пригвожденною к Его любви, чтобы никакая сила, никакая превратность не могла разлучить меня с Ним.

АНГЕЛ. Вот теперь ты постигла истину. Блаженны сии твои желания! Сие «не плоть и кровь открыли тебе», но Дух Отца, «Сущий на небесах» (Матф. 16, 17). Исполненный сим Духом и Апостол Павел говорит: «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал.2, 19, 20). Внимай: Божественная любовь приводит в исступление, изменяя душевное расположение любителей своих, и не оставляет их быть самовластными, но совершенно претворяет в то, что они любят (Дионис. Ареопагит. о имен. Бож. Гл. 4). Таковая любовь Христа Господа к вам соделала то, что Он ради вас Сам «Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Фил.2, 7); а потом ради человека и распялся. Так и Св. Павел, возгоревшись Божественною любовью, в восторге соделавшись причастником ее, и как истинный любитель, быв восхищен умом, сказал; «уже не я живу, но живет во мне Христос». Смотри, какой высоты жизни он достиг, и удивляйся блаженной его душе. Всего себя предав кресту и Господу, и творя все по Его воле, не сказал: живу Христу, но что гораздо выше: «живет во мне Христос» (Иоанн Златоуст, на Посл. Галат. гл. 2).

СТАВРОФИЛА. Удивляюсь, как он говорит: живу, и живу не я, но живет во мне Христос. Это как будто одно другому противоречит: жив и не живу?

АНГЕЛ. Для тебя это непонятно. Подобие объяснит тебе сие. Ветвь, отрезанная от природного своего дерева и привитая к другому, для первобытного своего совершенно умирает, и живет только во втором, к которому привита, и от него получает жизнь и силу. Подобным образом, кто прививается к Господу и крестному древу, тот умирает для прежней мирской своей жизни, и от Него Единого принимая силу благодати и добродетели, живет в Нем новою жизнью. Такова была жизнь Св. Апостола Павла: он жил не в себе самом, но во Христе, и Христос жил в нем; ибо умершиий миру пребывает в любви; а «пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1Ин.4, 16). В святом Павле не жили уже ни естество, ни похоть, ни своя воля; в нем жил только Христос Господь, Который Своею благодатью укреплял, возбуждал и двигал его ко всякому благому делу.

СТАВРОФИЛА. Как это досточудно! И как бы я была блаженна, если бы удостоилась дарования Святой благодати Божией! Это верх моих желаний; это пламенное желание души моей.

«О древо жизни и лоза истинная, – воззвала Ставрофила к Господу, – привей меня к Себе, чтобы я умерла для себя и жила в Тебе. Пронзи меня гвоздями страха и любви твоей, и соедини меня с Тобою крестом Твоим, союзом неразрывным и никогда неразрушимым. В кресте мне сладко с Тобою жить, сладко и умереть. Только благоволи, Господи, даровать мне сие, ибо Ты благоволил воззвать меня убегавшую, убедить отвергавшуюся, привлечь нежелавшую. О Женише небесный, обручивший Себе души кровию Твоею! Прежде страшилась я страданий, а теперь страдать для меня пища, распинаться сладостно: «Ибо для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение» (Фил.1, 21); ибо, и умирая, я не умру, потому что имею Тебя-жизнь, в себе (Св. Иоанн Златоуст на Посл. к Филип.). Душа моя обрекла себя на крестную смерть не для того, чтобы умереть, но чтобы жить; ибо как мне умереть в союзе с Распятым за меня, Который есть жизнь моя? Какую власть может иметь надо мною смерть, которая была умерщвлена, когда Жизнь наша на кресте вкусила смерти? «Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?» (1Кор.15,55). Не ужасаюсь сего, ибо смерть умерщвлена. Но Ты, Жизнь души моей, Душа моей жизни! Если Ты вкусил смерти, готова и я с Тобою умереть. Если Ты благоволил распяться на кресте, то подай и мне силу сораспяться с Тобою. О единое благо мое, Истина вечная, Иисусе мой! Соедини меня с Собою во истине Твоей, да во веки пребуду неразлучна с Тобою. Благоволи мне умереть, воскреснуть и жить с Тобою в новой, блаженной жизни».

АНГЕЛ. Радуйся, голубица Христова, и имей твердую надежду, что достигнешь пристанища небесного, и получишь венец терпения. Кто со Христом страдает, тот с Ним и прославится; кто с Ним умрет, с Ним и воскреснет, и будет в числе наследников Божиих и сонаследников Ему в Царствии небесном. Ибо как за то, что Он «смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени» (Фил.2, 8–9): так и всех, страждущих с Господом, и подражающих образу страданий Его, Бог вознесет с Ним в славе.

Комментарии для сайта Cackle