преподобный Иустин (Попович), Челийский

ОглавлениеЧасть 1, Глава 2

Часть пятая. Церковь — непрестанная Пятидесятница. Пневматология

Учение о Святом Духе в Церкви

Что есть Богочеловек Христос: что в Нем Бог, а что человек? Как распознаётся Бог в Богочеловеке, а как человек? Что нам, людям, даровал Бог в Богочеловеке и с Богочеловеком? Все это сказует нам Дух Святой – Дух Истины; Он возвещает нам всю истину о Нем: о Боге в Нем, и о человеке, и о том, что нам даровано Им. А это? – Это безмерно превосходит всё, что человеческие глаза когда-либо видели и человеческие уши когда-либо слышали и что когда-либо приходило человеку на сердце (см. Ин.15:26, 16:13; 1Кор.2:4–16; Еф.3:5).

Своей жизнью во плоти на земле Богочеловек основал Свое Богочеловеческое Тело – Церковь, и тем самым подготовил земной мир к пришествию, и обитанию, и действию Духа Святого в Теле Церкви как души этого Тела. В день Святой Пятидесятницы Дух Святой сошел с неба в Богочеловеческое Тело Церкви и навсегда остался в нем как его всеживотворящая душа (Деян.2:1–47). Это видимое Богочеловеческое Тело Церкви составляют святые Апостолы своей святой верой в Богочеловека Господа Иисуса как Спасителя мира, как совершенного Бога и совершенного человека. И сошествие, и вся деятельность Святого Духа в Богочеловеческом Теле Церкви происходит благодаря Богочеловеку и ради Богочеловека (см. Ин.16:7–13, 15:26, 14:26), «Егоже ради и Дух Святый в мир прииде». Всё в Богочеловеческом домостроительстве спасения обусловлено Богочеловеческой Личностью Господа Иисуса Христа, всё бытийствует и всё совершается в категории Богочеловечности. Таково и действие Святого Духа. Всё Его действие в мире не отделимо от Богочеловеческого подвига спасения мира Владыкой Христом. Пятидесятница всеми бессмертными дарами Троичного Божества, и Самого Духа Святого, ограничена Церковью святых Апостолов = святой апостольской верой = святым апостольским Преданием = святой апостольской иерархией = всем Апостольским = всем Богочеловеческим.

День Святого Духа, начавшийся в день Святой Пятидесятницы, непрестанно продолжается в Церкви с неизреченной полнотой всех Божественных даров и животворящих сил (см. Деян.10:44–48, 11:15–16, 15:8–9, 19:6). Всё в Церкви совершается Духом Святым: и малейшее, и величайшее. Когда священник перед каждением благословляет кадило, то молит Господа Иисуса Христа «ниспослать благодать Пресвятаго Духа». Когда несказанное Божие чудо – Святая Пятидесятница – при хиротонии епископа повторяется и последнему подается вся полнота благодати, это служит самым ясным свидетельством того, что вся жизнь Церкви бытийствует в Духе Святом. Без сомнения, Господь Иисус Христос Духом Святым – в Церкви и Церковь Духом Святым – в Господе Иисусе Христе. Владыка Христос – Глава и Тело Церкви; Дух Святой – душа Церкви (см. 1Кор.12:1–28). С самого начала Богочеловеческого домостроительства спасения Дух Святой вложил Себя в основание Церкви = в основание Тела Христова, совершив воплощение: «в Деве Слова создавый воплощение – τοῦ Λόγου κτίσας τὴν σάρκωσιν».

Вообще говоря, каждое святое таинство и каждая святая добродетель – это малый День Святого Духа: Дух Святой через них сходит на нас и в нас. И причем сходит существенно (= οὐσιωδῶς, то есть истинно и действительно: всеми Своими Божественными, существенными энергиями; Он – «богатство Божества», Он – «благодати пучина» (ср. Еф.2:7), Он – «благодать и живот всякой твари».

Вечное новозаветное благовестие гласит: Господь Иисус Христос Духом Святым обитает в нас и мы в Нем. Об этом свидетельствует нам самоё в нас присутствие Духа Святого. Духом Святым мы живем в Господе Иисусе Христе и Он в нас. Это мы знаем – по Духу, Который Он дал нам (1Ин.3:24). Наш человеческий дух Духом Святым становится способным к верному, к правильному познанию Христа. Что в Боге и в Богочеловеке, мы ведаем по Духу, Который дан нам (ср. 1Ин.4:13; 1Кор.2:4–16).

Для познания Богочеловека Христа, единого от Святой Божественной Троицы, нам нужна помощь Бога Отца и Бога Духа Святого (см. Мф.11:27; 1Кор.2:12). Дух Святой – это Дух премудрости (Еф.1:17); если человек получит Его, то исполнится Божественной премудростью. Дух Святой – это и Дух откровения (Еф.1:17). Божественной премудростью Он в сердце верующего открывает и сказует тайну Иисуса Богочеловека; так духоносец приходит к истинному познанию Христа. Никакой человеческий дух никакими собственными усилиями не в состоянии познать Христову тайну в ее Божественном и спасительном совершенстве и полноте. Духу человеческому открывает это только Дух Святой, посему и именуется Он Духом откровения (Еф.1:17, 3:6; 1Кор.2:10). Памятуя об этом, духозарный Апостол благовествует: Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым (1Кор.12:3). Дух Святой как Дух Истины и как Дух откровения вводит во всякую истину Христовой, Богочеловеческой Личности и Его Богочеловеческого домостроительства спасения и научает нас всему Христову (Ин.16:13, 14:26; 1Кор.2:6–16). В этом причина того, что и всё Христово Евангелие, со всеми его Богочеловеческими истинами, называется Откровением. В этом причина и того, что в Церкви каждое церковное священнодействие, чин, богослужение, таинство, то есть любое дело, – совершается призыванием, эпиклезой силы и благодати Святого Духа.

Одним словом, вся жизнь Церкви, во всех своих бесчисленных Богочеловеческих формах и проявлениях, наставляется и руководствуется Духом Святым, Который присно есть Дух Богочеловека Иисуса Христа (Гал.4:6). Посему святой Апостол и говорит: Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его (Рим.8:9). По-херувимски погруженный в Богочеловеческую тайну Церкви как в самую умилительную Божию все-тайну святой Василий Великий изрекает всеистинное благовестие: «Дух Святой созидает Церковь Божию».

Святой Пятидесятницей Боговоплощение доведено до полноты: при первом сошествии Дух Святой совершает в Святой Деве воплощение Бога Слова, и Бог Слово делается Богочеловеком и навсегда Им остается в Своем Теле; при втором Своем сошествии, в день Пятидесятницы, Дух Святой сходит на Богочеловеческое Тело и навсегда остается в этом Теле, которое есть Церковь. Налицо единое и неделимое домостроительство спасения. Дух Святой сходит на всецелое Тело Церкви и весь присутствует во всем Богочеловеческом существе и жизни Церкви. Как в человеческом теле ничего не бывает без пребывающей в нем души, так и в теле Церкви ничего не бывает без Духа Святого, ибо Он – душа Церкви. Это так через все века и через всю вечность. Церковь есть, собственно, непрестанная Пятидесятница. Дух Святой постоянно пребывает в ней как бессмертная животворящая сила. И непрестанно сходит на христиан: сходит через каждое святое таинство и через каждую святую добродетель; сходит через каждое богослужение, через каждое «Господи, помилуй!», через каждое обращенное ко Христу воздыхание.

Святая Пятидесятница – это день рождения Церкви, а тем самым и день рождения каждого христианина. Кто такой христианин? – Тот, кто имеет Духа Христова. Кто Духа Христова не имеет – тот и не Его (Рим.8:9). Христос подается и познаётся Духом Святым. А так как Богочеловек Христос – это Церковь, то христианства и нет вне Церкви и без Церкви; следовательно, нет его и вне Духа Святого, и без Духа Святого. Тайна всех тайн, тайна Пресвятой Троицы – вся в Церкви. В ней всё от Отца через Сына в Духе Святом; Царство Отца и Сына и Святого Духа; царствование Отца Сыном в Духе Святом.

В День Вознесения Божественно и совершенно открыта вся тайна, весь смысл и вся цель человеческого тела: жительствовать Богочеловеком одесную Троичного Божества. В день же Святой Пятидесятницы явлена вся тайна, весь смысл и вся цель человеческого духа: освятиться, соделаться совершенным, достигнуть полноты, обогочеловечиться, стяжать ум Христов. Мы имеем ум Христов (1Кор.2:16). Бессмертно благовестие Святой Пятидесятницы: в Богочеловеческом Теле Церкви дух человеческий преображается в богодух, ум – в богоум, душа – в богодушу, совесть – в богосовесть, воля – в боговолю. Без Святого Духа человеческий ум – это болезнь, смерть, ад; таковы и душа, и совесть, и воля. Одним словом, если человек не совершит и не восполнит себя Богом – Духом Святым, то весь становится адом.

В богослужении Дня Святого Духа Святая Пятидесятница называется конечным праздником. Почему? Потому что Святой Пятидесятницей завершено Откровение: окончено Богочеловеческое домостроительство спасения, приведена к завершению Вечная Истина, Вечная Правда, Вечная Жизнь. И явлено Богочеловеческое всеблаговестие: Святая Троица – всё и вся, ибо преображение, облечение во Христа, обогочеловечение, обожение, отроичение – совершается от Отца через Сына в Духе Святом. А началось оно? – Рождеством: яслями, убегающим в Египет младенцем. Пройден весь путь: от Вифлеема до Вознесения, до дня Святой Пятидесятницы. Маленький Иисус даровал нам всю Святую Троицу; и Ею – всё и вся. По Своему несказанному человеколюбию Он вверил нам Себя как Церковь, как Свое Богочеловеческое Тело, а через него и в нем – всю Святую Троицу. Оттого-то после восьми членов Символа веры, в которых выражена Божественная истина о Господе Иисусе Христе и о Святой Троице, девятый член Символа веры благовествует нам бессмертную истину о Церкви. «Конечный (завершающий) праздник»? Да, ибо он разъяснил нам все праздники, все события из жизни Спасителя: Рождество, Богоявление, Благовещение, Преображение, Страдания, Воскресение, Вознесение. Для чего всё это? – Для основания Церкви и для спасения мира в ней через усвоение Христу (букв. «охристовление». – Примеч. пер.), обогочеловечение, одуховление, обожение, отроичение.

Богочеловек, Владыка Христос Собою как Церковью открыл нам через вечную истину путь в вечную жизнь: в жизнь во Святой Троице. А жизнь в Святой Троице есть не что иное, как благодатно-добродетельный подвиг отроичения: при содействии святых таинств и святых добродетелей христиане живут Богочеловеком, Господом Иисусом Христом, и Им – в Отце и Духе Святом, и через это – со всеми членами Богочеловеческого Тела Церкви.

Спаситель говорит: Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас (Ин.14:20). При этом Богочеловеческая любовь – главная творческая сила отроичения. Вселяет она в членов Церкви, прежде всего, Господа Иисуса Христа (Ин.14, 21), а благодаря Ему и с Ним – Бога Отца и Бога Духа Святого (Ин.14, 23), так что вся жизнь происходит от Отца через Сына в Духе Святом.

Наряду с подвигом отроичения одновременно совершается подвиг облечения во Христа (охристовления) и подвиг усвоения себя Духу (одуховления). Этим триединым подвигом человек, теснейшим образом сочетаваясь со всеми добродетелями, творит заповеди Спасителя. А Его заповедями как раз и являются добродетели: вера, надежда, молитва, пост, смирение, благость, доброта... (Ин.14:23; Гал.5:22–23). Главный наш Учитель в этом – Дух Святой; Он, благодаря Господу Иисусу Христу и ради Господа Иисуса Христа, научает нас всему (Ин.14Примеч. ред.): что есть Церковь, что в ней Бог, а что человек. Ибо в Церкви всё сводится к Богочеловеку; всё в ней от Него, от Его беспримерного человеколюбия. В ней Он – Альфа и Омега.

Своей Богочеловеческой жизнью и деятельностью на земле Господь Иисус Христос совершил спасение человеческого рода от греха, смерти и диавола. Но, дабы соделаться человеку причастником этого спасения, он должен соединиться с Самим Спасителем. Духовное же сочетание человека со Спасителем требует от человека борьбы против всего того, что удаляет его от Спасителя. А от безгрешного Спасителя удаляют человека грех, смерть и диавол. Поэтому, дабы приблизиться к безгрешному Спасителю и сочетаться с Ним, человек должен победить в себе всё греховное, смертное и диавольское. Но этой победы человек не может добиться лишь собственными, людскими силами без Божией помощи. Божия помощь как Божественная сила, подаваемая человеку Богом Духом Святым за его веру в Богочеловека, именуется благодатью. Человека, всем сердцем верующего в Господа Иисуса Христа как единого истинного Бога и Спасителя, Дух Святой наполняет Своей благодатью и делает его способным препобеждать любой грех, смерть и диавола.

Такое действие Духа Святого в спасении человека и мира Спаситель предрек и обетовал Своим ученикам на Тайной Вечере. Тогда Он возвестил, что Дух Святой наставит и научит Его последователей всему спасительному (Ин.14:26), что Он пребудет в них во всех (Ин.14:17) и что Он будет свидетельствовать о Господе Иисусе Христе как единственном Спасителе рода человеческого (Ин.15:26, 16:13). Перед Своим Вознесением на небо воскресший Спаситель дал также понять Своим ученикам, что им нет спасения, пока не исполнятся они силою Святого Духа (Лк.24:49; ср. Деян.1:8).

Свое обетование ниспослать Своим последователям Духа Святого Спаситель исполнил. В День Святой Пятидесятницы Он Своим ученикам, Своей Церкви, ниспослал Святого Духа со всеми Богочеловеческими дарами. С тех пор Святой Дух присно обитает в Церкви, освящая и спасая Своей благодатной силой всех ее истинных членов. Ибо, по словам святого Иринея, «где Церковь, там и Дух Святой, и где Дух Святой, там Церковь и всякая благодать; а Дух есть истина». Апостол Павел благовествует Богочеловеческую истину; Бог Духа Святого излил на нас обильно через Иисуса Христа, Спасителя нашего, чтобы, оправдавшись Его благодатью, мы по упованию соделались наследниками вечной жизни (Тит.3:5–7).

Благодатью Святого Духа, присно пребывающего в Церкви, Церковь освящает и спасает каждого верующего. Освящает его и спасает через всё ей присущее: через каждую молитву, обряд, богослужение, а особенно через святые таинства. Потому как освящение человека, в первую очередь, принадлежит Духу Святому, то Дух Святой и именуется Освящающим. Разумеется, в освящении человека участвуют и Бог Отец, и Бог Сын, ибо всё в Церкви бывает от Отца через Сына в Духе Святом. Святой Афанасий Великий об этом пишет: «Благодать, подаваемая Святой Троицей, дается от Отца через Сына в Духе Святом».

Всё Христово носит Богочеловеческий характер. Потому и Церковь, учрежденная Богочеловеком, обладает Богочеловеческой всеполнотой и Богочеловеческими свойствами. Потому как Церковь – от Богочеловека, то она, прежде всего, – Богочеловеческая общность: общность Бога и людей. Бог в ней всегда на первом месте, а человек на втором: Бог наставляет, человек наставляется; Бог спасает, человек спасается; Бог освящает, человек освящается; Бог просвещает, человек просвещается; Бог действует, человек со-действует. Одна и та же жизнь, приходящая от Бога, в Церкви подается всем верным, равно как и истина, и правда, и любовь, и благость, и все Божественные силы – источаются от Бога и Богом даруются всем в Церкви. Это так, ибо Церковь, по богодухновенным словам святого апостола Павла, есть тело Христово (Еф.1:23; Кол.1:24). Отсюда следует, что Церковь – это Богочеловеческий организм; Сам Богочеловек, Владыка Христос дает ему бытие, оживляет его и поддерживает в существовании. Это возвестил Он, наименовав Себя лозой, а Своих последователей ветвями (Ин.15:5). Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе, так и Христовы ученики, если не будут они в Нем. Ведь без Него не способны они творить ничего собственно доброго, праведного, святого, божественного, бессмертного, вечного (Ин.15:1–8).

Это показывает, что жизнь Церкви – это органическое общение Бога и человека, Божиего и человеческого. Лишь утверждаясь всем существом на Богочеловеке (а утверждается человек верой, любовью, молитвой и прочими евангельскими добродетелями), человек приемлет от Богочеловека животворящие силы и, таким образом, делается способным к евангельским и божественным делам, мыслям, чувствам, желаниям.

Богочеловеческие добродетели: вера, любовь, надежда и прочие, – Духом Святым соединяют Христовых последователей с Самим Господом Иисусом Христом и с Самим Троичным Божеством; сочетавают и вводят в [со]дружество, преисполняя их всеми силами (букв. «делая их всемогущими». – Примеч. пер.) (Ин.15:14–16). Христо-подобная любовь и прочие Христо-подобные добродетели, совершаемые в пристрастившемся ко греху мире, возмущают грешников (букв. «грехо-любцев». – Примеч. пер.) против христоносцев, так что гонят они их, и мучают, и убивают. Поэтому человеколюбивый Господь дает Своим последователям Утешителя, Духа Святого, дабы утешал Он их в их скорбях и страданиях за Христа (Ин.15:26, 14:16, 26). Страдания способны некоторых соблазнять, так что кто-то может подумать: Христос слаб, немощен, беспощаден; нас мучают, убивают, а что же Он (Ин.16:1–2)? Потому всезаботливый Спаситель и говорит Своим ученикам на Тайной Вечере: Лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам (Ин.16:7).

Дух Святой – весь Христов по Божеству, не потому что Он от Него будто бы исходит (ибо Дух Святой по Божеству исходит только от Отца), а потому что Он Ему единосущен. Христос – Истина, а Дух Святой – это Дух Истины; когда придет Он – то наставит вас на всякую истину обо Мне, потому что от Моего возьмет и возвестит вам (Ин.16:13, 14). Троичное Божество полнее всего сказует нам Свою тайну через воплощенного Бога Слова, через Богочеловеческое Тело Церкви (1Тим.3:15–16; Еф.4:21; Мф.11:27). Поэтому и явление, и действие, и обитание Духа Святого в Церкви присно совершается в категории Богочеловеческого: присно Богочеловеком, благодаря Богочеловеку, в Богочеловеке. Радость, единственная истинная и единственная вечная радость для человеческого существа на земле и на небе – это и есть Господь Иисус Христос, Бог Слово, Который соделался человеком, стал Церковью и в ней вверил нам Вечную Истину, Вечную Правду, Вечную Любовь, Вечное Благо, Вечную Радость – и через всё это даровал нам единение с Собой, обогочеловечение, одуховление, отроичение, обожение, оцерковление, спасение (Ин.15:11, 16:22, 17:13).

Владыка Христос стал Церковью, чтобы всему воцерковившемуся даровать вечную жизнь Духом Святым, а через Него – всей Святой Троицей. Ибо вечная жизнь – это и есть познание Святой Троицы, обладание Святой Троицей, жительство во Святой Троице (Ин.17:1–7). Церковью = Богочеловеком всё Божие стало человеческим и всё человеческое – Божиим. Это благовестие раскрывает нам Господь Иисус в Своих словах к Небесному Отцу: Все Мое Твое, и Твое Мое (Ин.17:10). Так всё человеческое освящается в Богочеловеческом Теле Божией Церкви, становится святым, «приемля Духа Святаго», Который – весь в Церкви благодаря Богочеловеку.

Пребывая весь в Церкви как душа Богочеловеческого Тела Церкви, Дух Святой действует в ней непрестанно: свидетельствует о Господе Иисусе Христе как Спасителе и спасении (Ин.15:26), наставляет на всякую истину (Ин.16:13–14), научает всему, что Христово (Ин.14:26, 16:13), существенно объединяет всех членов Церкви в Богочеловеческое единство (Ин.17:11, 21, 22–23), глаголет через всех Апостолов и истинных верующих (Мф.10:20; Мк.13:11; Лк.12:12), творит все чудеса (Мф.12:28–32; Мк.3:29; Лк.12:10), совершает святые таинства и святые добродетели. Доказательство? – Всё Евангелие Господа Иисуса Христа = весь Новый Завет и всё апостольское, православное Предание.

Если Дух Святой и имеет Свое земное жизнеописание, Свою земную историю, то это – Деяния Святых Апостолов. Ведь Деяния Святых Апостолов и являются первой историей Церкви, основанной, осуществляемой, наставляемой и руководимой Духом Святым. В них показано, как дух человеческий сочетавается, сживается и соработничает с Духом Святым и как Духом Святым через святые таинства и святые добродетели возрастает он во все Богочеловеческие высоты. При этом главным Богочеловеческим правилом жизни служит: Изволися Духу Святому и нам (Деян.5:28). Мы, люди, всегда на втором месте, а Бог на первом. Это – всеобязательное мерило всего Богочеловеческого, а прежде всего – Его Богочеловеческого Тела, Церкви: Бог, затем человек. Присно так, никогда не наоборот. Никогда: я, а затем Бог. Ибо сие последнее – лозунг любого демонизма и любого легкомысленного гуманизма.

Деяния Святых Апостолов во всех отношениях суть дела Богочеловеческие, которые в человеке и из человека творит Господь Иисус Христос Духом Святым. Всё здесь и по-Божественному возвышенно, и по-человечески реально. В день Святой Пятидесятницы совершено крещение Церкви Духом Святым: во имя Отца и Сына и Святого Духа, крещение Церкви Так в Церкви каждому человеческому существу открыт путь к отроичению; и всё в ней совершается от Отца через Сына в Духе Святом. Путь отроичения есть, собственно, путь обожения, путь обогочеловечения. Сбывается благовестие богоносного апостола Петра: нам в Церкви «от Божественной силы Его даровано все потребное для жизни и благочестия... дабы через них мы соделались причастниками Божеского естества» (2Пет.1:3, 4).

Деяния Святых Апостолов показывают и удостоверяют сию евангельскую истину: жизнь Церкви – это жизнь в Духе Святом и Духом Святым: жизнь во всех евангельских догматах, а прежде всего – в догмате Христова Воскресения. Христианин и вправду таков, если на собственном опыте от начала до конца переживает он догмат Воскресения; совершается же это благодатью Духа Святого и ревностью в подвигах. Евангельская жизнь, апостольская жизнь, христианская жизнь – всё это не что иное, как восприятие и опытное переживание святых догматов, святых евангельских истин. Образец такой жизни и дают нам Деяния Святых Апостолов. На наших глазах в Церкви Духом Святым совершается преображение, богочеловеческое преображение людских существ. В первую очередь – Апостолов. По свидетельству святого Златоуста, Апостолы, приняв в день Святой Пятидесятницы Святого Духа, стали людьми совсем другими: «в них воцарилось всякая совершенная добродетель».

В день Пятидесятницы Апостолы исполнились Духа Святого (Деян.2:4, 8:18, 9:17, 10:44, 47, 11:15, 19:6) навсегда, на всю вечность, и соделались неиссякаемым источником благодати Святого Духа для Церкви через все века и через всю вечность. «Отсюда исключительно (έξαίρετον) Апостолам принадлежало право: сообщать, подавать Духа Святого другим». В День Святой Пятидесятницы Церковь исполнилась всеми Божественными силами Свыше (Лк.24:49; Деян.1:8): силами творить самые разнообразные чудеса, побеждать разного рода грехи, истреблять любые проявления смерти, обезоруживать бесов, творить всё, что служит людям ко спасению, к освящению, к преображению, к соединению со Христом, к обогочеловечению, к обожению, к отроичению. А о том, что Апостолы Церковью станут благовестниками Христова Евангелия, свидетельствует явление им разделенных языков, как бы огненных, почивших на каждом из них (Деян.2:3). «Сказано как бы огненных, дабы не помыслили, что Дух есть нечто вещественное». «Благодать, данная Церкви в день Пятидесятницы, – одна и та же как в день Пятидесятницы, так и ныне». Церковь есть, собственно, непрерывная Пятидесятница, непрестанный День Святого Духа (Деян.10:44–48, 11:15–16, 15:8–9, 19:6). Все Божественные силы непрестанно действуют Духом Святым в Богочеловеческом Теле Церкви, осуществляя во времени и пространстве новую, Богочеловеческую, жизнь на земле. Да, Духом Святым всё и вправду становится возможным верующему в воскресшего Господа Иисуса Христа. Всё Небо на земле – Церковью, и вся земля на Небе – Церковью. Воистину «с нами Бог» = Еммануил: это Церковь, ибо это – Богочеловек, Владыка Христос: Духом Святым через святые таинства и святые добродетели.

Два закона властвуют над человеческим существом: закон греха и закон Святого Духа. Грех, войдя в человека, стал – при посредстве свободной человеческой воли – своим в человеческом естестве, особенно в его земной части, в теле. Грех легче поработил себе бренное тело, чем богообразную человеческую душу. Через наследственную поврежденность человеческого естества к нему привился закон греха (Рим.7:23), и сугубая смерть – духовная и телесная – овладела естеством человека.

По неизреченному человеколюбию Своего вочеловечения, Господь Иисус Христос ввел Святого Духа в Богочеловеческое Тело Церкви – и закон Духа, действующий от Отца через Сына в Духе Святом, освободил нас от закона греха (Рим.8:1–4). И совершается непрерывный процесс, подвиг отроичения людских существ в Теле Церкви через их обогочеловечение, усвоение Христу, обожение Духом Святым, путем святых таинств и святых добродетелей. Святой «златоустый евангелист» благовествует: «Имеющий в себе Духа Святого имеет в себе Самого Христа. Невозможно Христу не пребывать там, где обитает Дух Святой. Где находится одно из Лиц Пресвятой Троицы, там присутствует и вся Святая Троица: ибо Она Сама в Себе неразделима и теснейшим образом соединена».

«Закон Духа – это Сам Святой Дух, – благовествует святой Златоуст. – Ибо подобно тому как Апостол наименовал грех законом греха, так и Святого Духа называет законом Духа... Закон Духа освободил нас от закона греха и смерти... (Рим.8Примеч. ред.) Благодать Духа, умертвив грех, сделала легкой борьбу с грехом. Всё устрояется, всё совершается от Отца через Сына в Духе Святом». «Благодать Святого Духа, через веру во Христа, даровала нам двойную свободу: упразднила мучительное владычество греха и свергла тиранию смерти». «Те, кто всецело подчинил себя Духу Святому, – и мыслят, и творят всё духовное».

Церковь – это Тело Христово, и в ней – всё Богочеловеческое домостроительство спасения; весь Богочеловек, Господь Иисус Христос совершает спасение людей и мира Духом Святым, Который сошел на нее и навсегда остался в ней как ее душа. Духом Святым освящает она всех своих членов, спасая их тем самым от греха, от смерти, от диавола, обогочеловечивая их и отроичивая. О чем она этим свидетельствует? – О том, что Церковь = Богочеловек Христос: единственный Спаситель человека, людей, мира; Спаситель, Который Духом Святым через святые таинства и святые добродетели продолжает и всесторонне совершает спасение человеческого рода и его в Себе единение. Завершив Богочеловеческое домостроительство спасения мира Своим Воскресением и Вознесением и тем самым учредив Церковь на Себе и в Себе, досточудный Спаситель всё это «сильно засвидетельствовал» и довел до совершенства, ниспослав ей Духа Своего Святого. Так Духом святыни Бог Отец изрядно засвидетельствовал Господа Иисуса Христа Сыном Божиим (Рим.1:4–7). Вообще говоря, Дух Святой через Церковь и в Церкви непрестанно совершает одно: всеми Своими животворящими и чудодействующими силами свидетельствует о Господе Иисусе Христе и Его всесторонней победе над грехом, смертью и диаволом, уготовляет спасение всем членам Церкви и подает Вечную Истину, Вечную Правду, Вечную Любовь, Вечную Жизнь. По-евангельски свята и бессмертна истина, высказанная святым Златоустом: «Владыка разрушил державу смерти. Духом Святым даровал освящение, спасение». «По Воскресении и Вознесении Христовом на Небо, по сошествии Всесвятого Духа и после разнообразных чудес, учиненных призыванием всечестного Христова имени, все верные познали, что Христос – это Бог и Единородный Сын Божий».

Животворящий Дух Святой умерщвляет в членах Церкви Христовой всё смертное, греховное, злое, демоническое, всё тяготеющее к диаволу, всё диаволо-центричное. И они живут по Духу (Рим.8:1): Дух Святой пронизывает всё их существо, всю их богоподобную данность и бесконечность, всю их ежедневную жизнь. Дух жизни во Христе Иисусе, в Теле Его Церкви, освобождает нас от греха и смерти, от закона греха и смерти – и они больше не имеют над нами власти (Рим.8:2).

В Богочеловеческом Теле Церкви человек Духом Святым облекается во Христа, Духом Святым живет Христом и во Христе. Только Духом Святым. Кто Духа Христова не имеет, тот и не Его (Рим.8:9). Что мы пребываем в Нем (во Христе) и Он в нас, узнаём из того, что Он дал нам от Духа Своего (1Ин.4:13). И об этом мы свидетельствуем своей безгрешной жизнью. Ибо если Христос в нас, то тело мертво для греха, но дух жив для праведности (Рим.8:10). Всё Христово, всё Богочеловеческое в Теле Церкви Духом Святым становится нашим: и Вечная Жизнь, и Вечная Истина, и Вечная Правда, и Вечная Любовь, и вся жизнь Спасителя, и всё Его Евангелие, и Крещение, и Воскресение, и Вознесение, и небо, и земля, и весь людской род. Когда мы со Христом в Церкви, в Его Богочеловеческом Теле, тогда всё Его – наше, наше на всю вечность (Рим.8:11–13).

Святой Златоуст благовествует: «Без Святого Духа мы не можем принадлежать Христу как должно, носить Его в себе. Если же имеем мы Духа Святого, то принадлежим Христу, носим в себе Самого Христа, соревнуемся с Ангелами, обладаем всеми благами. Это и значит – умертвить плоть, то есть жить вечной жизнью, еще здесь на земле иметь залог воскресения и легко шествовать по пути добродетели... Жизнь Духом Святым не покоряется смерти, но погубляет и истребляет смерть и сохраняет бессмертным то, что получила... Живущий Духом выше всех страстей, опасностей и бед».

Неизреченное человеколюбие Господа Иисуса Христа достигает вершины в том, что Своей Церкви дал Он Духа Святого, Который в то же время есть Дух усыновления (Рим.8:15). Дух Святой через Единородного Сына Божия, Господа нашего Иисуса Христа, усыновляет нас Богу Отцу, и мы делаемся детьми Божиими (Рим.8:16), Божиими сынами, а тем самым – и наследниками Божиими и со-наследниками Христу (Рим.8:17). А это значит, что нашими становятся все Божественные и все Богочеловеческие богатства Спасителя: и Вечная Жизнь, и Вечная Истина, и Вечная Правда, и Вечная Любовь, и Вечная Радость, и Вечное Блаженство, и всё, чего ни ум человеческий не может себе представить, ни сердце предощутить (см. 1Кор.2:9). Великое достоинство – быть Божиим творением; но несравнимо величайшее и, несомненно, самое превосходное – быть Божиим сыном. Троичный Господь – не только наш Творец, но и нечто неизреченно более высокое: наш Отец.

Церковь, прежде всего и во всем, – это Царство Божие: ибо всё в ней есть, бытийствует и совершается от Отца через Сына в Духе Святом (Мф.28:18–20). В этом ее безначальное начало и незавершимое завершение. Она – Царство Царя и Бога, Владыки Христа, а через Него, в Нем и Им – Царство Бога Отца и Бога Духа Святого, то есть Царство Святой Троицы. Но так как это Царство в нашем человеческом мире реализуется в Богочеловеческом Теле Господа Иисуса Христа Духом Святым по благоволению Бога Отца, то оно – праведность и мир и радость во Святом Духе (Рим.14:17). Праведность, ибо все Божии совершенства бытийствуют в ней по-человечески; мир, ибо Своим Богочеловеческим подвигом Владыка Христос устранил грех, которым человеческий род ратовал с безгрешным Богом; радость, ибо в Церкви Господом Иисусом Христом и Духом Святым человеческому роду даровано спасение от греха, от смерти, от ада, от диавола – и тем самым уготовано его обожение во Христе, его обогочеловечение, одуховление, отроичение, обожение. Ибо чем Дух Святой радует нас – рабов смерти, нас – узников преисподней? Богочеловеческим домостроительством спасения, которое совершает Он в человеческом роде через Церковь, подвигом свободной веры человека в Богочеловека, в единое имя под небом, которым люди могут спастись (см. Деян.4:12; Флп.2:9). Этот вечный мир между человеком и Богом есть плод действия Святого Духа в душах Христовых верных в Церкви, при соработничестве святых таинств и святых добродетелей (Гал.5:22; Еф.5:9).

На вопрос: «Что вводит в Царство Божие?» – святой Златоуст отвечает: «Праведность, мир, радость, добродетельная жизнь (ὁ ἑνάρετος βίος) – в Духе Святом». Блаженный Феофилакт говорит: «В Царство Божие вводит праведность, то есть добродетель вообще, безукоризненная жизнь».

Церковь Христова – это свидетельство Божие, свидетельство Богочеловека о Боге, о человеке и обо всем, что касается человеческого существа и его жизни в мире временном и вечном (1Кор.2:1; ср. 1Кор.1:6). Это свидетельство Божие свидетельствует о себе силами вышечеловеческими: Божественными делами, Божественными чудесами, Божественными словами. Свидетельством Божиим святой Апостол называет всецелое Богочеловеческое домостроительство спасения мира. Ибо в нем – всё от Бога Отца через Сына в Духе Святом (Ин.15:26–27, 17:2–3).

Духоносцы – вот свидетели Богочеловека, Господа Иисуса Христа. Сила их свидетельства – от Духа Святого. Без Него их свидетельство оказалось бы лишь пустым человеческим словом и болезненным людским мудрованием – немощными и беспомощными спасти человека даже от малейшего греха, не говоря уже об избавлении человека от всех грехов, от всякой смерти и от всех бесов. В Евангелии спасения – всё от Спасителя, от Богочеловека Христа. И Сам Дух Святой ради Него и Им сошел в мир, дабы в Богочеловеческом Теле Церкви продолжить Его Богочеловеческое дело спасения мира от греха, смерти и диавола. Поэтому проповедь Евангелия – не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении Духа и силы (1Кор.2:4; ср. 1Кор.4:20; 1Фес.1:5). Апостольский, Богочеловеческий путь проповеди Евангелия – это явление Святого Духа и Божественной силы. В чем же проявляется Дух Святой? В святой жизни, в святых мыслях, в святых чувствах, в святых делах, в святых чудесах, в святой душе, в святом сердце, в святом уме, в святой совести, в святом теле. От святого корня – свят и плод. От Святого Духа в человеческом существе – святые плоды Духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание, праведность, истина (Гал.5:22; Еф.5:9). Через них человеческое существо наполняется Божественной силой, дающей человеку способность всё Христово постепенно преобразовывать в свое собственное: Его жизнь – в свою жизнь, Его истину – в свою истину, Его праведность – в свою праведность, Его любовь – в свою любовь; одним словом, Его Евангелие – в свое Евангелие. Святой Апостол выражает общий христианский опыт, утверждая: Благовествование наше – в силе и во Святом Духе (1Фес.1:5). Святой Дух и святая сила, святая Божественная энергия – неразрывны. Сам Спаситель сошествие Святого Духа называет облечением силою Свыше (Лк.24:49). И действительно, лишь когда они облеклись в эту силу Свыше, святые Апостолы соделались всемудрыми и всемогущими свидетелями и проповедниками Христова Евангелия. Как это было тогда, так это и всегда: христианство есть жизнь в Духе Святом, а посему и непрестанное явление Святого Духа и Его Божественной силы. В этом – спасение, и освящение, и обожение, и усвоение Христу, ибо Святой Дух Своей Божественной силой препобеждает всякий грех, и всякую смерть, и всякого беса, наполняя человека Богочеловеком, всею полнотою Божиею (Еф.3:19; см. Кол.2:9–10). Поэтому святые суть самые убедительные свидетели и самые совершенные проповедники Христова Евангелия: будучи святыми духоносцами, они непрестанно являют силы Святого Духа во всей своей святой жизни, и святых делах, и святых словах. Святое Божие Евангелие успешнее всего проповедуется праведной жизнью. Именно в этом сила евангельской проповеди, а не в убедительных словах человеческой мудрости (1Кор.2Примеч. ред.) или в «логических доказательствах» людской философии. Ведь людская философия, преимущественно греческая, от Фалеса до Сократа и Платона, до стоиков и Плотина, до Аристотеля и Канта, – вся в убедительных словах человеческой мудрости, вся – по преданию человеческому, по стихиям мира (Кол.2:8). Посему и оставляет она людей и их мысли в безысходной тьме и тени смерти. Посему и не несет она в себе истинного Благовестия, истинного Евангелия для людей, ибо не решает основных проблем человека и мира, которые решает Евангелие. А без этого человек остается бессмертным самоистязателем и самомучеником в собственном демоническом, антропоцентричном солипсизме и замкнутости.

Христианская философия жизни, и мира, и всех существ и тварей – вся в Духе Святом и в силе Божией, ибо вся она – в Богочеловеке, Господе Иисусе Христе. Приобретается она верой. «А вера – это принимать то, что никоим образом и никакими рассуждениями постигнуть невозможно». – По своему содержанию христианская вера несравнимо шире и глубже любой человеческой мудрости и любого человеческого знания. И по силе и крепости она Божественно сильнее и могущественнее любой человеческой крепости и силы, ибо вся она – в силе Божией. Ею люди становятся Божественно сильными и могущественными: Всё возможно верующему (Мк.9:23); О Бозе сотворим силу (Пс.59:14). Бог для того и стал человеком, чтобы как Богочеловек даровать человеку всю Божественную силу и крепость, необходимые ему для жизни на земле и на небе (2Пет.1:3–4). Эту истину благовествует нам христоносный Апостол, восклицая: Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе (Флп.4:13; ср. Флп.2:13; Кол.1:29). Поэтому нет такого греха, такой смерти и такого зла, которые бы могли одолеть Христова человека, ибо во всем этом он побеждает силой Божией (ср. Рим.8:31–39). Эта всепобедная Божия сила предельно явственна у святых Апостолов и прочих Божиих святых. Явственна она и у всех истинных христиан – по мере их веры. Лишь как всемогущее Богочеловеческое Тело Христово, преисполненное Духа Святого, Церковь могла в течение двух тысячелетий подъять толикие гонения, страдания и муки и достигнуть до нас, дабы и нас всепобедно спасать от греха, смерти и диавола, освещая нас, обоживая нас во Христе и отроичивая.

Но наша вера не только в этом, в Божией премудрости, которой наполняет она нас через святые евангельские подвиги. Это – мудрость между совершенными (1Кор.2:6). Именно верою она и вселяется в душу, и возрастает в душе. Чем крепче вера, тем изобильнее от нее Божественная премудрость в душе. В совершенных верою она присутствует всецело. Поэтому люди совершенной веры, люди святой жизни по вере – и вправду суть божественные мудрецы. Это, как нарицает их святой Макарий Великий, – «философы Святого Духа»1. Обитающая в них Божественная премудрость созидает из них таких философов. Что составляет их философию? – Воспринятое и опытно пережитое Евангелие. Ибо Святое Евангелие – это и есть философия Святого Духа. Жительствуя по Святому Евангелию в подвиге святых таинств и святых добродетелей, человек последовательно наполняется Божественной премудростью. Когда же он всецело начнет по нему жить – делается философом Святого Духа.

В чем разница между мудростью мира сего и премудростью Божией? В следующем: мудрость мира сего – людская, тленная, смертная; в мире сем она и зарождается, и умирает, и исчезает; а Божия премудрость – вся от Бога, вся нетленна, бессмертна, вечна; ею живет Сам Бог и все святые Божии Ангелы (см. Иак.3:15, 17). До вочеловечения Бога Слова сия премудрость была сокровенна в тайне Трисолнечного Божества; с вочеловечением же Бога Слова она нисходит в наш земной мир и открывает себя святым. Поэтому святой Апостол благовествует: Мудрость же мы проповедуем... но мудрость не века сего... но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей (1Кор.2:6, 7). Господь Иисус Христос – это и есть Божия премудрость и наша слава (1Кор.1:24, 30; Кол.3:4). В Троичном Божестве Он прежде [бытия] мира сего, прежде вековых времен предназначен быть вечным смыслом человеческого существа и его славой. И поистине этой славой прославил Он человека, когда вочеловечился, сделался человеком, воспринял на Себя Тело Церкви. Всю полноту Своего Божества внес Он в человека (Кол.2:9) и тем самым неизреченно прославил человека. Как Богочеловек, как Церковь ввел Он человека во всю Божественную жизнь, во всё Божественное бессмертие, во всю Божественную вечность, во всю Божественную славу: ибо как человек восседает Он одесную Бога Отца, то есть в вечной Божественной славе. А до того провел Он человеческое естество через Свое Божественное Крещение, через Свое Божественное Преображение, через Свое Божественное распятие, через Свое Божественное Воскресение, через Свое Божественное Вознесение. Таким образом, всё Божие Богочеловек, Владыка Христос соделал человеческим, так как через вочеловечение всё человеческое, кроме греха, соделал Он Божиим.

Богочеловек – это предвечный смысл и слава человека и всего людского рода. Человек и создан с Богочеловеческими задатками и возможностями. Они – в богообразии его существа. Главное же отличие богообразия – это устремленность к Богу, то есть жажда всё свое: и душу, и тело, и сердце, и жизнь, и совесть, и волю, и ум, – совершить и завершить Богом. Поэтому явление Бога Слова как Богочеловека соответствует вечным чаяниям человеческого существа. Пресвятую и превеликую тайну Богочеловека Дух Святой открыл, прежде всего, святым Апостолам и пророкам, ибо они паче всего жаждали Его и веровали в Него (см. Еф.3:5; Ин.6:63–69). А вслед за ними открывает Он ее всем стремящимся ко Христу душам, верою вочленяющимся в Богочеловеческое Христово Тело – в Церковь (см. Еф.3:6). Тайна же предивной Христовой Личности, со всеми Ее Богочеловеческими бесконечностями, – вся в Церкви: многоразличная премудрость Божия, сокровенная в тайне Троичного Божества, явила себя через Церковь не только людям на земле, но и святым Ангелам на небе (ср. Еф.3:9–10). Поэтому знать ее могут лишь те, кто в Церкви, но никак не те, кто вне ее, кто погружен в тленные вещи мира сего (1Кор.2:8); а по Икумению таковы суть философы, риторы, чиновники.

Досточудный, человеколюбивый Господь не навязывает Себя никому; Свою тайну и Свою премудрость открывает Он и сказует любящим святое, то есть святым. Таковы суть люди веры. Вера есть признак того, что человек возненавидел грех и скверну и возлюбил святость и чистоту, олицетворенные во Всесвятом и Всечистом Боге и Господе Иисусе Христе. Посему святой Апостол и изрекает сие благовестие: Не видел того глаз, не слышало ухо и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1Кор.2:9). Да, именно любящим Его, а не тем, которые Его ненавидят, или отвергают, или хулят, ибо ни Себя Самого, ни чего-либо Своего не навязывает Он тем, которые Его не хотят. Но, как только человек верою явит любовь к Богу, Бог открывает ему и дарует всё Божие, от малейшего до величайшего, от наименее приметного до наиболее зримого, а именно: Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, в Котором обитает вся полнота Божества телесно. (Кол.2Примеч. ред.)

Да, Богочеловек Христос и всё, что Он Собой принес нашему человеческому миру, – это и есть то, чего не видел глаз, не слышало ухо и что не приходило на сердце человеку. Прежде Христа человеческий глаз не видел ни Бога во плоти, ни дел Бога во плоти. Не усматривал он ни вечной Божественной Истины в человеческом теле, ни вечной Божественной Правды, ни вечной Божественной Любви, ни прочих вечных Божественных совершенств. Не созерцал он всю эту премудрость Божию, в тайне сокровенную. Поэтому Божественный Спаситель и говорил Своим святым ученикам: Блаженны очи, видящие то, что вы видите! Ибо истинно говорю вам, что многие пророки и праведники желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали (Лк.10:23; Мф.13:17).

Подтверждая это благовестие Спасителя, святой христоносец и христовидец, апостол Павел, из сердца Богочеловеческой жизни Церкви свидетельствует: Нам Бог открыл это Духом Своим; ибо Дух все проницает, и глубины Божии – τὰ βάθη τοῦ Θεοῦ (1Кор.2:10). За веру во Христа и за любовь ко Христу Бог подает Своего Святого Духа, вводящего христолюбивую душу во всю истину о Богочеловеке Христе и открывающего ей все глубины Божии, которые в Нем. Дух Святой отверзает человеку зрение, и тот видит, чего не видел глаз, и слух – и тот слышит, чего не слышало ухо, и сердце – и тот чувствует и познаёт то, что не приходило на сердце человеку. В день Святой Пятидесятницы Дух Святой раскрыл святым Апостолам всю Христову тайну, и с тех пор последовали они за Ним во все смерти, во все опасности, на все мучения. Оставшись навсегда в Церкви, Дух Святой и впредь открывает Христову тайну каждой христолюбивой душе (ср. Ин.14:16–17, 26, 16:13; Еф.1:17; Деян.4:31, 10:47, 11:15). Он – главный Христов Апостол: Все-Апостол. Боголюбивым душам преподает Он самое совершенное ведение о Господе Иисусе Христе, которое только способно вместить человеческое существо. Поэтому духоносный благовестник пишет христианам: Вы имеете помазание от Святаго и знаете всё – οἴδατε πάντα (1Ин.2:20): знаете всё, что может человек знать о Боге, о мире, о человеке, о жизни, о вечности. Лишь духоносцы ведают тайну Богочеловека. Таковы суть, в первую очередь, святые. Без сомнения, каждый христианин через святые таинства становится духоприимцем и духоносцем. Но только святые удерживают в себе Духа Святого святыми евангельскими подвигами, святой евангельской жизнью. И потому как имеют они в себе Духа Святого, открывающего им глубины Божии, которые во Владыке Христе, то святые Отцы и являются единственными истинными и достоверными, богомудрыми истолкователями Священного Писания, а прежде всего – Самой Личности Богочеловека, Господа Иисуса Христа.

С Богочеловеческим правом богомудрый Апостол благовествует: Кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия (1Кор.2:11). Человек – это замкнутый мир, заключенная в себе вселенная. Таким делает его свойственное ему самоощущение и самосознание. Без его на то позволения, в них не может проникнуть никто, кроме всеведущего и вездесущего Господа. Это его исключительная и неотъемлемая собственность. Вообще говоря, только этим он и обладает. Ведь осознаёт он себя и знает посредством самоощущения и самосознания. Но что такое, в сущности, самоощущение и самосознание – этого не ведает и он сам. Тайна их сокрыта в Боге Слове. Как и вся тайна человеческого существа. Лишь воплощенный, вочеловечившийся Бог Слово, Богочеловек Христос, открыл не только тайну Бога, но и тайну человека. Поэтому Богочеловеком лучше всего и совершеннее всего познаётся человек. Если человек верою принадлежит Богочеловеку, то будет знать о себе всё бессмертное и вечное, то есть что и надлежит ему знать на этом и на том свете. Если человек живет Богочеловеком, то его знание и о Боге, и о человеке преуспевает в Богочеловеческом совершенстве. Дух человеческий – это источник всего человеческого самопознания и ведения, самоощущения и чувства. Он один только знает, что в человеке – τὰ τοῦ ἀνθρώπου, и от него зависит, обнаружится ли то или нет. Так и что в Боге никто не знает, кроме Духа Божиего. Он единственный знает, что в Богочеловеке Христе. Человек же лишь своим личным освящением, облекаясь в Духа Святого, входит в эти тайны Духа. Прививаясь святой жизнью к Духу Святому, человек по мере своего освящения приобретает и знание о том, что в Боге, равно как и знание о том, что в человеке. Поэтому лишь святые духоносцы ведают как Бога и что в Боге, так и человека и что в человеке.

В Богочеловеческом Теле Церкви Духом Святым христианам дарованы все Богочеловеческие миры и все их богатства. Святой Апостол благовествует: Мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога (1Кор.2:12). – Вот тайна христианского богопознания, познания Христа. Дух Святой подает силы нашему духу, дабы мы могли познать дарованное нам от Бога. Божие познаётся Божиим. Бог познаётся Богом – вот апостольское и святоотеческое правило христианской теории познания, гносеологии. Чем обильнее имеет человек в себе Духа Божия, тем лучше ведает он Бога и Божие. Лишь духоносцы ведают в полноте, что во Христе Богочеловеке даровано нам от Бога: какие богатства, какие совершенства, какие святыни. Как святые Апостолы лишь Духом Святым познали это совершенно и ясно, так и каждый христианин. Это закон, действующий для всех человеческих существ. Поэтому духоносные Отцы суть наилучшие Христо-ведцы и богодухновенные истолкователи Святого Евангелия, ибо изъясняют они его Духом Святым, открывающим им и глубины Божии (1Кор.2– Примеч. ред.).

Что такое дух мира сего? Это такое миропонимание: сей мир – всё и вся; в нем живут, в нем и умирают; в нем зарождаются, в нем и исчезают; кроме мира сего, не существует мира иного; кроме человека, не существует Бога; сущее в мире сем – это всё, а выше его и вокруг его – ничто, ничто, ничто; человек всем существом возник и вырос из этого мира, в него он весь опять возвращается, в нем разлагается и растворяется. Поэтому дух мира сего не может ведать ни Христа Бога, ни дарованного нам в Нем от Бога. Дух мира сего – в самозваных властителях мира сего, не знающих и не признающих Богочеловека и Спасителя во Христе Иисусе, Господе нашем. Он и в материалистах, и в рационалистах, и в гуманистах, и в папистах, и во всех пытающихся свести Богочеловека Христа к человеку, а христианство представить феноменом и произведением человеческим, плодом людской философии и гуманистических учений. «Дух мира сего, – говорит Икумений, – это людское мудрование и школярство». И добавляет: «Мы приняли Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога, то есть всё, что составляет Христово домостроительство спасения – τὰ κατ᾽ οἰκονομίαν γεγονότα τοῦ Χριστοῦ».

Бесчисленные евангельские, Богочеловеческие факты неоспоримо свидетельствуют о том, что христианство – это христианство Богочеловеком и что в нем ничего нельзя объяснить человеком, но только Богочеловеком и Его Святым Духом. Лишь когда человеческий дух обогочеловечится, сроднится с Духом Святым, только тогда может он познать Богочеловека и все дары, принесенные Им человеческому роду. Первоверховный апостол Павел – весь в этом благовестии: дабы был сохранен Богочеловеческий дух Евангелия, дабы не был он утрачен сведением к человеку, к людской мудрости, к людскому разуму, к людскому знанию. Так как в нем – всё от Богочеловека в Духе Святом, то он и благовествует: что – ἃ – и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святого, сообразуя духовное с духовным – πνευματικοῖς πνευματικὰ συγκρίνοντες (1Кор.2:13). Евангелие имеет свои евангельские методы познания, Божие – свои Божии пути, Божественное – свои Божественные средства. Дарованное нам от Бога, то есть Богочеловек и Его Евангелие – не могут быть проповеданы от человеческой мудрости изученными словами, то есть словами, придуманными человеческой мудростью, которыми она и учительствует. Это проповедуется только словами, преподанными нам Духом Святом: духовное сообразуется с духовным, Богочеловеческое – с Богочеловеческим. Дух Святой научает нас не только содержанию, но и формам. Божия Истина имеет свой Божественный язык, свое Божественное выражение. Поэтому и новозаветные книги написаны по вдохновению Святого Духа: написали их люди, наученные Духом Святым (в синод. тексте: будучи движимы Духом Святым. – Примеч. пер.) (2Пет.1:21). В проповеди Евангелия дословно исполняется обетование Спасителя Своим ученикам: Дух Святый научит вас всему, Дух Истины наставит вас на всякую истину, Дух Святой будет говорить в вас (Ин.14:26, 16:13; Мф.10:20). Это апостольское, Богочеловеческое средство познания навсегда сохранено в Святой Православной Церкви святыми духоносными Отцами. Присно сообразуя духовное с духовным (букв. «над духовным трудясь духовно». – Примеч. пер.), святые и проповедуют Евангелие словами, изученными от Святого Духа. Таким образом, Церковь и пребывает в Богочеловеческой непогрешимости и всеистинности. Дух Святой наполняет истиной тех, в которых обитает; а обитает Он в душах духоносцев через святые таинства и святые добродетели. Молитвой, постом, любовью, кротостью и прочими евангельскими подвигами нисходит Он в душу и пребывает в ней вкупе со всеми добродетелями. Люди удостаиваются Его стяжать, сообразуя духовное с духовным, Божественное с Божественным, Богочеловеческое с Богочеловеческим.

Всецелую тайну человека знает только Богочеловек. И в Своем Богочеловеческом Теле Церкви Он как Глава Церкви подразделяет людей на два вида: на людей душевных и людей духовных. И душевный человек, и духовный – это существа безмерно сложные: в них присутствуют и в их жизни участвуют все видимые и невидимые Божии миры.

Преисполненный Пресвятого Божия Духа святой Апостол благовествует: Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно (1Кор.2:14). Кто такой душевный человек? Это человек, который упорно остается при своей человеческой природе, не желая добавить к ней природу Божественную, обогатить ее Богом, распространить, соделать бессмертной, обожить, совершить, возвести к полноте. Это человек, остающийся лишь при своем человеческом духе и не желающий облагодатствовать его Духом Божиим, Духом Святым, Которым только и может человеческий дух возродиться, обновиться, преобразиться, освятиться и, таким образом, спастись из своего солипсистского ада. Другими словами, душевный человек – это человек гуманистический, чающий «чистого человека», без примеси чего-либо Божиего, Божественного, бессмертного, вечного. Это человек, «верный земле», весь зарывшийся в перстное, наподобие сверхчеловека Ницше и натуралистического, «естественного человека» Руссо и Толстого. Это человек, утверждающий: я – тело и только тело, или: я – чувство и только чувство, или: я – разум и только разум, или: я – воля и только воля, или же: я – труд и только труд. Одним словом, это человек без Бога, безбожник, язычник. Такой человек, разумеется, не принимает того, что от Духа Божия для него всё это – глупость, вздор, бессмыслица, безумие – μωρία. Поэтому он не принимает Господа Иисуса Христа, Его Евангелие и всё, что Он Собою приносит и открывает. Не принимает он и Его Богочеловеческого Тела – Церкви, в которой человеколюбивый Господь продолжает Себя в земном мире через все века. Для душевного человека всё это μωρία, из всего этого он ничего не может разуметь. Ведь Богочеловека и Богочеловеческое он измеряет человеком и человеческим. А Богочеловек и Богочеловеческое несравнимо шире, глубже и бесконечнее всего человеческого: и разума, и духа, и сердца, и силы, и естества; настолько шире, глубже и бесконечнее, насколько Бог шире, глубже и бесконечнее человека.

Естественно, и Богочеловеческое, в силу самого присутствия Богочеловека – через Церковь – в нашем земном мире, имеет свое Богочеловеческое мерило и свой Богочеловеческий орган постижения и разумения. А таковым является? – Дух человеческий, только возрожденный, преображенный, усвоившийся Христу, обогочеловеченный Духом Богочеловека Христа. Подобное познаётся подобным: человеческое человеческим, Богочеловеческое Богочеловеческим, духовное Духом Святым. Дарованное нам от Бога мы можем разуметь лишь когда примем Духа от Бога (1Кор.2:12), ибо обо всем этом надобно судить духовно, духовно это исследовать, взвешивать и оценивать. И никак иначе. Не каким бы то ни было рационалистическим, сенсуалистическим, диалектическим образом. Всё здесь – Дух Святой. Дух Святой в духе человеческом. Когда человеческий разум посредством святых таинств и святых добродетелей соединится со святым и соборным Богочеловеческим разумом Церкви, тогда он приобретает способность к постижению Богочеловека Христа и всего Ему присущего. Обогочеловечение, обожение человеческого разума во Христе – это единственный путь к уразумению всего Христова. Владыка Христос может познаваться лишь жизнью в Нем Самом, в Его Богочеловеческом Теле – в Церкви. А для всех внешних Он неизменно остается непроницаемой тайной. Для них – всё бывает в притчах (Мк.4Примеч. ред.). Им не дано знать тайны Царствия Небесного, ибо они вне этого Царствия, за его пределами, и не хотят в него войти. А тем, которые верою во Христа вошли в него, открываются тайны и дается уразумение всего Христова (см. Мф.13:10–16).

Классический пример «душевного человека» – ленивый раб из притчи о талантах (Мф.25:14–29Примеч. ред.). Не хочет он ничего Божиего ни в самом себе, ни в окружающем его мире: всё в себе божественное, богоподобное он скрывает и от себя самого, закапывает в землю, в брение своей плоти, умерщвляет, чтобы оно не жило и не давало себя ощущать. Всю свою жизнь он проводит без Бога и Божиего, вне Бога и Божиего. Таким и отходит он из мира сего в мир оный. С ропотом и бунтом против Бога и всего Божиего. – Ленивый и мятежный раб служит прототипом всех безбожников, материалистов, позитивистов, гуманистов, человекопоклонников, вещепоклонников, идолослужителей. Это люди душевные (ψυχικοί), не имеющие Святого Духа (Иуд.19): они остались при голом духе человеческом, потому они и перстные, потому и смердят земным.

В противовес человеку душевному стоит человек духовный (ὁ πνευματικός). Это человек, принявший Духа Божия, Духа Святого; преобразивший себя Им, так что Им он и мыслит, и чувствует, и всё исследует и обо всем судит. Он – и духоносец, и носимый Духом. Духом Святым исследует он иглубины Божии, которые во Христе Богочеловеке (1Кор.2:4–16), и знает, что есть ширина и глубина и высота Христа и всего Христова (см. Еф.3:17–19). Духом Святым приобретает он то, чего не видел человеческий глаз и не слышало ухо и что не приходило человеку на сердце: обогащается Христом во всем, во всякой премудрости и разумении, всяким словом и всяким познанием (Еф.1:8; 1Кор.1:5). Весь Духом Святым совоплощенный Владыке Христу, вочлененный в Его Богочеловеческое Тело, погруженный в Его тайну, он и сам делается тайной для внешних, для людей душевных, и они его не понимают, как не уразумевают и его Господа, ибо не могут проникнуть в тайну его существа и жизни. Поэтому христоносный Апостол и говорит: Духовный судит о всем, а о нем судить никто не может. Ясно одно: [именно] Духом Святым человек становится духовным. Дух же Святой приобретается святыми таинствами, а удерживается в душе святыми подвигами. Ибо святая жизнь – это жительство в святых евангельских добродетелях: в вере, любви, надежде, молитве, посте, праведности, кротости, терпении, смиренномудрии, истине и прочих. Дух Святой соединяет духовного человека со Владыкой Христом, так что делается он один дух с Господом, а тело его становится храмом, в котором обитает Дух Святой. Духоносный Апостол богомудро говорит: Соединяющийся с Господом есть один дух с Господом... Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого вы имеете от Бога, и вы не свои (1Кор.6:17, 19; ср. Гал.4:6)?

Богочеловеческой естественностью естественно то, что кто одного духа с Господом, тот с Ним и одного ума, и одной мысли, и одной души, и одной жизни. Всё это устрояет в нас Святой Дух: Христово преображает в наше, вверяя нам Христовы дары (см. 1Кор.12:3–11). Он – Всезиждительная Сила в Богочеловеческом Теле Церкви; Своею благодатью соединяет Он нашу мысль со святой и соборной мыслью Церкви, наше сердце – со святым и соборным сердцем Церкви, наш ум – со святым и соборным умом Церкви. Таким образом, Дух Святой созидает в нас всеобъемлющее чувство и вечное убеждение в том, что Владыка Христос – и вправду единственный истинный Бог и Господь, и вправду единственный истинный Спаситель и Искупитель людского рода, и вправду наша единственная истинная жизнь на земле и на небе (см. 1Кор.12:3; Деян.4:11–12; Кол.3:3–4). Духом Святым мы познаём, что во Христе Боге: τὰ τοῦ Θεοῦ; Им всецелого Господа Иисуса Христа мы и приемлем, и носим в себе. Всё наше, человеческое, Он постепенно освящает, обоживает в Себе, обогочеловечивает; и всё Свое, Христово, как и Себя Самого, – преображает в наше. Так, Духом Святым мы делаемся Христовыми, а Он нашим: с Его воплощением от Духа Святого и Святой Девы наше тело стало Его телом, наша душа – Его душой, наше сердце – Его сердцем, наш ум – Его умом, наша жизнь – его жизнью, – дабы в Церкви Духом Святым Его душа стала нашей душой, Его сердце – нашим сердцем, Его воля – нашей волей, Его жизнь – нашей жизнью, Его ум – нашим умом. Святой Апостол и завершает свое благовестие о духовном человеке словами: Ибо кто познал ум Господень, чтобы мог судить его? А мы имеем ум Христов (1Кор.2Примеч. ред.). Ибо мы – в Его Богочеловеческом Теле, которому Он – Глава, а Его ум – это соборный, святой, Богочеловеческий ум Церкви. Этим умом мы и мыслим; он – наше непогрешимое мерило. Но всегда лишь настолько, насколько мы Христовы, насколько живем мы в Его Богочеловеческом Теле, насыщаясь Его святыми силами и Божественными святынями. Чем мы это доказываем? Тем, что наши мысли – Христо-мысли, наши чувства – Христо-чувства, наша жизнь – Христо-жизнь.

Трисолнечный Господь по Своему неизреченному человеколюбию создал человека быть храмом Божиим, храмом Святой Троицы. В этом – всё Богочеловеческое домостроительство спасения, совершаемое Владыкой Христом, и весь смысл Его Церкви в мире. Поэтому всезаботливый Апостол благовествует христианам: Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас (1Кор.3:16)? В том Божественное предназначение человеческого существа, чтобы Бог его наполнял, был его содержанием, обитал в нем как в Своем храме, как в Своем теле. Этого предназначения человеческое существо вполне достигло в Богочеловеке Христе: в Нем человек весь исполнен Богом, в Нем человек – поистине храм Божий, в котором обитает вся полнота Божества телесно (Кол.2:9). Таков Господь Иисус Христос. А христиане – тем христиане, что они, как и Он: и они суть храм Божий, в котором живет Дух Божий, Дух Святой. Как подобает жить в Божием храме? Богослужением, молитвой. А молитва всегда приводит за собой все евангельские добродетели и живет через них: в вере и любви, в надежде и терпении, в кротости и смирении, в милосердии и сострадании, во бдении и посте и во всех прочих, сколько их ни есть. Ведь каждая добродетель преуспевает молитвой и только с ее помощью поддерживается и достигает своего совершенства. В своей сущности и любовь – от молитвы, и надежда, и пост, и кротость, и сострадание, и каждая добродетель, делающая христианина самим собой. Так как христианин – храм Божий, в котором живет Дух Божий, то и жизнь его есть не что иное, как постоянное богослужение. Каждая мысль христианина, каждое его чувство и действие участвует в богослужении, непрестанно совершаемом им на престоле собственного сердца. Храм Божий преисполнен Божиими Ангелами, Божиими святыми и их святыми иконами. Разве можно среди них жить иначе, а не свято, не по-евангельски, не молитвенно? Христианин – храм Божий, если его душа – живой иконостас: святитель – в ряду святителей, преподобный – в ряду преподобных, праведник – в ряду праведников. А его мысли, его чувства, его дела суть бесчисленные лампады, неугасимо перед ними горящие. А его евангельские добродетели – это золотые кадильницы, из которых постоянно источается дивное благоухание его миродохновенных евангельских благоволений.

Храм Божий до тех пор храм, пока он – дом молитвы, пока в нем совершается служба Богу, богослужение. Как только этого не станет, он тотчас обращается в вертеп разбойников (см. Мф.21:13; Мк.11:17; Лк.19:46). Тогда в нем свирепствуют злые помыслы, скверные чувства, худые дела, разные грехи, душепагубные страсти. Опустошают они и истребляют всё в человеке божественное и святое. И наконец весь человек делается вертепом разбойников. Разрушен храм Божий, уничтожен иконостас, разбиты лампады, сокрушены кадильницы. А ведь человек был сотворен Богом именно как Божий храм: в тело вдохнул Бог богоподобную душу, чтобы вся жизнь человека стала боголюбивым, молитвенным служением Богу. Сверх того, человек был поселен в раю, в том мире, который сам по себе – величественный Божий храм. Но стоило лишь человеку с охотой согласиться на грех и внести его в себя и в окружающий мир, как тут же прервалось дивное богослужение и началось служение диаволу. И человек, этот чудный храм Божий, превратил себя в вертеп разбойников. А равно и окружающий человека мир. Ведь диавол начал их опустошать и неистовствовать в них через грехи, страсти и смерть. Но человеколюбивый Господь стал человеком, чтобы преобразить человека и вновь сделать его храмом Божиим. И действительно, человек в Богочеловеке явился совершенным и всесвятым Божиим храмом. Ведь тело Богочеловека было поистине храмом Бога (Ин.2:21), в котором обитает Бог и непрестанно совершается богослужение. И мы, люди, лишь в Богочеловеке Христе впервые ясно увидели, что такое, в действительности, настоящий человек, человек как храм Божий, и что такое подлинная человеческая жизнь, жизнь как непрестанное богослужение. Посему и Христова Церковь есть не что иное, как Его Богочеловеческое Тело, живой Божий храм, в котором всё человеческое живет тем, что непрестанно служит Богу. А Дух Божий, Дух Святой обитает как душа в Богочеловеческом Теле Церкви со дня Святой Пятидесятницы. С тех пор каждый человек может при содействии Божией благодати соделаться храмом Божиим, если станет членом Богочеловеческого Тела Христовой Церкви (см. Еф.2:19–22, 3:5–6). Если же он и вправду им станет, то в нем будет обитать Дух Святой. А с Духом Святым – Отец и Сын: Троица Святая и нераздельная. Так христианин делается храмом Пресвятой Троицы, в котором неусыпно совершается богослужение Трисолнечному Богу и Господу. Начинается это со Святого Крещения: Дух Святой вселяется в крещаемого и обитает в нем купно с Отцом и Сыном. Поэтому жизнь истинного христианина – это непрестанное богослужение: служение Духом Святым единому Богу в Троице. Духоносный Апостол и пишет христианам: Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога...? Вы храм Бога живаго (1Кор.6:19; 2Кор.6:16).

Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог: ибо храм Божий свят; а этот храм – вы (1Кор.3:17). Христианин разоряет храм своего существа, если вносит в него что-то несвятое и нечистое. А таков любой грех, любая страсть, любой порок. Разоряет свой храм христианин, если не служит Богу всем своим сердцем, всей своей душой, всей своем помышлением, всем своим телом, то есть если его жизнь не есть постоянное богослужение. Разоряет храм Божий человек, соблазняющий христианина, вводящий его в грех, подстрекающий к противоевангельским поступкам, помыслам, желаниям. Жизнь в грехах разоряет Божий храм, и человек превращается в храм диавола. Ведь любой грех – это служение диаволу, диаволо-служение. Поэтому разорителям Божия храма грозит наказание от Самого Бога. О каждом таком разорителе святой Апостол говорит: его покарает Бог, то есть Бог попустит, чтобы разорителя разорили грехи, чтобы они увлекли его в погибель, в тление, в духовную смерть. Ибо непростительный грех, ибо хула на Духа Святого – сознательно повреждать и разрушать человека, то есть храм Божий, в котором обитает Дух Святой. В мире сем христиане суть живые Божии храмы, и они святы, святы Духом Святым, живущим в них: ибо храм Божий свят, а таковы суть христиане. Святость, святая жизнь – вот чем христиане храм Божий; вот благодаря чему в них обитает и живет Бог. Христиане дотоле остаются храмом Божиим, пока взращивают в себе святые мысли, святые чувства, святые настроения; пока живут святой жизнью. Если же они это оставят, то их храм Божий будет исподволь разрушаться, место добра начнет занимать зло, место добродетели – порок, место Бога – диавол. И храм Божий станет храмом диавольским, в котором будет совершаться служение диаволу, диаволослужение. Богочеловеческая истина гласит: грехами всегда служат только диаволу, подобно тому как святостью всегда служат Богу. Живя сознательно и добровольно в грехах, человек разоряет себя, губит себя навеки и низводит себя в вечное царство того, кому служат грехами, – в преисподнюю.

Если человек мыслит иначе, то обольщает себя. Главное людское заблуждение – полагать, что человек сотворен для чего-то другого, а не для того, чтобы быть Божиим храмом, в котором живет Дух Божий. Такое мудрование есть, в сущности, безумие, ибо оно увлекает человека в пропасть, в погибель, отстраняя его от назначения и цели, поставленных ему всемудрым и всемогущим Богом. Всё, что люди в мире сем считают мудростью, но что не от Богочеловека и не ведет к Богочеловеку, – всё это безрассудство. Люди, живущие по человеку, считают вздором, глупостью и Богочеловека, и Его Святое Евангелие. В их понимании, глуп любой верующий во Христа, в Его Евангелие. Но именно эта вера, представляющая человека безумным в глазах мира и человекопоклонников, – и есть истинная мудрость, мудрость Божественная, бессмертная и вечная, которая только и делает человека божественно мудрым, мудрым и перед Богом, и перед Ангелами. Здесь попросту можно установить правило: будь безумен, чтобы быть мудрым! Поэтому христомудрый Апостол и благовествует: Никто не обольщай самого себя. Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым (1Кор.3:18). Людская логика настолько извращена грехом, этой логикой сатаны, что для нее безумно и глупо то, что на самом деле единственно мудро: Богочеловек и всё Ему присущее; а мудро – всё противное Богочеловеку и Его Евангелию. У христиан же всё возвращается к своему Божественному порядку: логика исцеляется, возвращается к логосности; и таким образом обретается здравое и надежное мерило добра и зла, истины и лжи, Бога и диавола. Даже сам сатана не может их прельстить, ибо нам не безызвестны его умыслы (2Кор.2:11).

Воплощение Бога Слова от Святой Девы совершено Духом Святым. Так Бог Слово стал человеком, соделался Богочеловеком, стал Церковью. И так Он на всю вечность сочетался с человеком, а человек – при Его посредстве – со Святой Троицей (Ин.17:21–23). Совоплощение человека Владыке Христу в Богочеловеческом Теле Церкви совершается опять-таки Духом Святым. Это – самое совершенное соединение человека и Бога, которое к тому же осуществляется Духом Святым через святые таинства и святые подвиги. Отсюда – благовестие духоносного Апостола: А соединяющийся с Господом есть один дух с Господом (1Кор.6:17). Как же соединяется человек с Господом? – Святыми таинствами и святыми добродетелями. Прежде всего, святым таинством Крещения. Ему предшествует вера. Вера и есть первая обращенная к Богу сила, которая всего человека привлекает ко Господу, приводит к Нему, прилепляет к Нему, отлучив его предварительно от всех ложных богов и обманчивых ценностей мира сего. Верою человек отторгается от всего тленного, несвятого, греховного, смертного, диавольского – и прививается ко Господу, Всечистому, Всесвятому, безгрешному, бессмертному, вечному. Совершается же это при содействии святых таинств и евангельских подвигов молитвы, любви, поста, надежды, смирения, кротости, терпения и прочих. Разве молитва не возносит дух человека ко Господу и не сочетавает с Ним? А любовь? Разве любовью христианин не приникает ко Господу всем своим сердцем, всей своей душой, всей своей мыслью, всей своей силой? А надеждой разве не возлетает он весь к Нему и не пребывает с Ним неразлучно? А терпением разве не прилепляется к Нему настолько, что чувствует себя с Ним сораспятым? А Святое Причащение, разве не сплачивает оно всего человека с Ним, соединив его с Ним во всей полноте, так что он – поистине один дух с Господом? Да, всё это, несомненно, приводит нас ко Господу, прививает нас к Нему, совоплощает Ему, сочетавает с Ним. Другими словами, всё это нас воцерковляет и оцерковляет, делает составными частями Богочеловеческого Тела Господня, Церкви. Мы – один дух с Господом, если мы – члены Христовы и как таковые живем в Его Богочеловеческом Теле, в Церкви: ее жизнью, ее благодатью, ее Духом, ее душой, ее всеобъемлющим существом, ее Богочеловечностью.

Грех – единственная сила, отделяющая человека от Господа; обособляющая настолько, что сопрягает (она] человека с диаволом и превращает его в его духовное чадо (см. Ин.8:44; 1Ин.3:8–12; Мф.13:38–39). А Божественное Евангелие Спасителя – это опять-таки единственная сила, направляющая и приводящая ко Господу и с Господом соединяющая и сплачивающая. Из всего евангельского источается сила, возводящая к своему Источнику – ко Господу Иисусу Христу. Потому и изрек Он бессмертное благовестие: Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь (Ин.6:63). Исполняя евангельские заповеди Господа, человек наполняется Его Духом и действительно становится одним духом с Господом. Так живет он в Господе и Господь в нем. Бог Слово стал человеком, всецело, неразлучно и вечно сочетался с человеческим естеством, дабы показать нам, что это единственный истинный путь, единственная истинная цель, единственный естественный образ бытия человеческой природы вообще, природы, разветвленной во все человеческие существа всех времен. Отторгнуться от сатаны, отречься от сатаны и от всех дел его и пойти за Господом Иисусом Христом, соединиться с Ним и иметь в себе Святого Духа и Его святость – вот смысл и цель пришествия Богочеловека в мир и Его совокупного домостроительства спасения, то есть Церкви. Это опытно переживается, прежде всего, в святом таинстве Крещения, а затем возделывается и реализуется через всю жизнь посредством прочих святых таинств и всех святых евангельских добродетелей. Любая страсть, любой грех нарушает это единство с Господом. Если христианин предаст себя страстям, то он уже отринул себя от Господа и возвратился к сатане, творя дела сего последнего. А каковы дела сатаны? – Грехи. Каждый грех есть дело сатаны. Все грехи имеют одну и ту же цель: отделить человека от Господа и вернуть его сатане. И все грехи неустанно над этим трудятся, как самые тяжкие, так и самые малые, и все прочие среди них. Грехом, отлучающим человека от Господа и ввергающим его прямо в объятия сатаны, является, прежде других, блуд.

Посему наставляемый Богом Апостол повелевает: Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела; а блудник грешит против собственного тела (1Кор.6:18). – Обычно любой грех зачинается в душе и, если мы его вскармливаем, развивается в ней так, что либо перетекает в тело, либо весь остается в душе. Например, гордость, самолюбие, зависть, злопамятство, ненависть – могут полностью обитать в душе и не проявляться в теле. А блуд оскверняет всё тело и душу. Главным образом – тело, ибо он, по преимуществу, грех тела. Человек-блудник грешит против собственного тела. Как? Так, что и тело по естеству своему – богозданно, свято, носитель богообразной души, ее святой храм. Грешит против собственного тела, ибо и тело для Господа (1Кор.6:13), а не для блуда, не для греха, не для зла. Оно дано человеку, чтобы в нем воплотился и обитал Господь, а не чтобы грех лишал его святости, осквернял, поражал смертью, срастворял с диаволом. Внося грех в свое тело, человек грешит против собственного тела, равно как и против собственной души. Ведь всяким своим грехом согрешает он как против души, так и против тела. В силу единства своей личности человек всяким своим грехом грешит и против собственного тела, и против собственной души, и против собственной совести, и против собственного ума, и против всего собственного существа, против всей своей природы. Это нарочито бывает через грех блуда. Ибо ничто, сущее в человеке и составляющее человека, – не для греха; и тело тоже не для греха. Всё это сотворено Богом и дано человеку, чтобы хранил он всё это в Божественной святости и чистоте и возводил к совершенству. Так, тело создано, чтобы быть храмом богоподобной души, ее верным соработником и бессмертным спутником, дабы и то, и другое вобрало в себя Бога и жило Им вечно. Об этом свидетельствует нам и Сам Господь Иисус Христос, соделавшись как Бог Слово плотью, телом: Его пресвятое Тело не есть ли совершенный храм Божества? Ведь всё Его Богочеловеческое домостроительство спасения мира сводится к тому, чтобы весь человек: и душа его, и тело – исполнились Богом, обожились; облеклись в Господа Иисуса Христа – усвоили себя Христу, обогочеловечились; соделались Божиим храмом – отроичились; [стали] храмом, в котором через святые таинства и святые добродетели живет Трисвятое Божество: Отец, Сын и Святой Дух, Троица единосущная и нераздельная.

Эту истину раскрывает богодухновенный Апостол, назидая христиан: Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои (1Кор.6:19)? Отличие христиан от нехристиан состоит в том, что тела христиан суть храм Святого Духа. Дух Святой благодатью соединился с их душой. И стал как бы душой их души. Следовательно, вся жизнь христиан есть не что иное, как жизнь в Духе Святом и Духом Святым: непрестанное служение, непрестанное богослужение Духу Святому всем сердцем, всей душой, всем умом, всем существом. Дух Святой живет в них так, что участвует во всей их жизни: Им они чувствуют и самих себя, и Бога, и мир; Им они мыслят и о Боге, и о мире, и о себе самих; всё, что делают – Им делают: Им молятся, Им любят, Им веруют, Им действуют, Им спасаются, Им освящаются, Им пребывают в бессмертии. Сердце их – Им их, и душа их – Им их, и жизнь их – Им их. От Него к ним снисходит всё: и жизнь, и бессмертие, и вечность, и все ценности, и все благовестия, и все радости. Ибо всецелый подвиг спасения совершается Духом Святым. Он – Тот, Кто в Иисусе открывает нам Господа; Он – Тот, Кто верой вселяет Господа Иисуса Христа в нашу душу; Он – Тот, Кто благодатными подвигами сочетавает нас с Ним; Он – Тот, Кто наш дух настолько с Ним соединяет, что мы становимся один дух с Господом (1Кор.6:17); Он – Тот, Кто по Своему всемудрому Божественному Промыслу разделяет и преподает нам Божественные дары; Он – Тот, Кто утверждает нас и совершенствует в этих дарах; Он – Тот, Кто в святом таинстве Крещения возрождает нас, обновляет и освящает; Он – Тот, Кто через все святые таинства и святые добродетели облекает нас во Христа и усваивает нас Ему; Он – Тот, Кто очищает нас, освящает, спасает, обоживает, делает бессмертными и, таким образом, и душу нашу, и тело претворяет в Божий храм, в обитель Пресвятой Троицы. И еще: Он – Тот, Кем в человеческом мире осуществляется всё евангельское, всё Христово, всё Богочеловеческое домостроительство спасения, ибо Он – [как] душа в Богочеловеческом Теле Церкви. Поэтому Владыка Христос и возвестил, что хула на Святого Духа не простится людям ни в сем мире, ни в будущем (Мф.12:32; Мк.3:29). Поэтому и жизнь Церкви как Богочеловеческого, Христова Тела началась с сошествия на нее Святого Духа и продолжается из века в век Его пребыванием в ней, ибо Церковь – Им Церковь. Он наставляет на всякую истину спасения; Он научает спасению, Он совершает спасение каждого. Всё здесь принадлежит Ему, а через Него – Богу Отцу и Богу Сыну. Всем своим христиане обязаны Ему, поэтому святой Апостол и говорит им: Вы не свои (1Кор.6Примеч. ред.). Рассмотрите в себе доброе: всё, что есть в вас святого, возвышенного, благого, божественного, бессмертного, вечного, евангельского, – не от Него ли это, не от Духа ли Святого? Ваше очищенное и освященное тело – не Им ли очищено и освящено, не Им ли обращено в Божий храм? И ваша очищенная и освященная душа и ваша очищенная и освященная совесть – не Им ли очищены и освящены? А ваше очищенное и освященное сердце и ваш очищенный и освященный ум – и они не Им ли очищены и освящены? Всё это так, потому что Дух Святой живет в вас (1Кор.6:19).

Но при всем этом никогда нельзя забывать: всё это имеют христиане от Духа Святого, да и Самого Духа Святого, благодаря нашему досточудному Спасителю, Господу Иисусу Христу. Ибо «Егоже ради и Дух Святый в мир прииде» (Акафист Иисусу Сладчайшему), егоже ради и продолжает Он в Церкви Его спасительное, Богочеловеческое дело. Ведь если бы Владыка Христос не пришел в наш мир и не совершил всечеловеколюбивого подвига спасения мира, то и Дух Святой не пришел бы в наш мир. Без сомнения, всё, что Единый Человеколюбец, Господь Иисус Христос, сделал ради нас, людей, и ради нашего спасения, – всё это столь бесконечно драгоценно и безгранично человеколюбиво, что никакой человеческой мерой не может быть измерено и никакими людскими критериями объято. Венец же всего этого – то, что Себя предал Он в жертву за спасение мира. Себя! А кто Он? Единородный Сын Божий, Сам Бог Слово, Который стоит больше, чем все видимые и невидимые миры вкупе, да еще помноженные на бесконечное число. И Он Таковой, воистину единственная Всеценность во всех мирах, снизошел в наш смердящий мир, стал человеком, жил в нашем злосмрадном зверинце, добровольно подъял невыразимые муки за спасение мира, да и самую позорную смерть на кресте, – для чего? Только для того чтобы людей, этих сластолюбивых и грехолюбивых земных клещей, спасти от греха, смерти и диавола и даровать им вечную жизнь и нетленное блаженство. Есть ли что более человеколюбивое и драгоценное, чем это? Сколь дорогой ценой мы куплены! Нам, людям, не довлеет ни ума, ни сердца, чтобы в должной мере представить себе и прочувствовать всю бесконечность и всё превосходство неизреченного подвига Спасителя.

Святой христоносный Апостол божественно прав, обращаясь к христианам со следующими словами: Вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших, и в душах ваших, которые суть Божии (1Кор.6:20). Мы и в самом деле куплены дорогою ценою. Благий Господь Своей Божественной жертвой искупил нас для рая, для вечности, для божественной жизни, для божественного блаженства, для богочеловеческих совершенств. Каким тогда надлежит быть нашим телам и нашим душам? Разве не святыми храмами, в которых непрестанно воспевался бы и прославлялся предивный Господь и Спаситель наш Иисус Христос? Как же Его, Всеславного, можем мы прославлять в наших телах и душах? Только святостью и чистотой. Ведь только этим прославляется Всесвятой и Всечистый. И тела, и души должны быть святыми и чистыми, дабы быть им достойным Божиим храмом, в котором неусыпно совершалось бы богослужение единому истинному Богу и Господу Иисусу Христу. Только так и души наши, и наши тела исполнят свое Божественное предназначение, ибо и то, и другое от Господа и для Господа. Божие должно принадлежать Богу, служить Богу, славить Бога. Если и кто-нибудь, то именно Владыка Христос, став плотью и восприняв на себя человеческую душу, ясно показал, что и человеческое тело, и человеческая душа – Божии. Поэтому наша первая обязанность – отдать Божие Богу, служить Ему тем и тем Его прославлять. Так нам становится ясным благовестие святого Апостола: Вы не свои; ибо всё, что имеем, – душа и тело – не наше: всё это от Бога, ради Бога, для Бога. Ни в коем случае ни душа наша, ни тело – не для греха, не для смерти, не для диавола, не для ада. Ведь и грехом, и смертью, и диаволом, и адом мы позорим не только наши души и наши тела, но и Самого Творца и Спасителя наших душ и телес – Господа нашего Иисуса Христа. А прославляем мы Его достойно и в телах наших, и в душах наших тогда, когда Его благодатной силой очищаем их от всякого греха, смерти и диавола и наполняем только тем, что свято, бессмертно, вечно, богочеловечно.

Святой Златоуст благовествует: «Всё в нас – Господне: и тело, и душа, и дух. И всё это Апостол называет Божиим (1Кор.6:20) не только потому, что сотворил их Бог, но и потому, что, когда стали они Ему чуждыми, Он их вновь соделал Своими дорогой ценой Крови Сына Своего. Всё наше Апостол приписывает Христу, возводя нас на небо. Он говорит: вы члены Христа, вы храм Духа; оскверняя тело, вы не свое тело скверните (ибо сие тело не ваше), а Христово. Владыка Христос по человеколюбию соделал наше тело Своим, тотчас устранив нашу злую над ним власть. Итак, если тело ваше – не ваше, то вы не имеете права осквернять тело другого, особенно когда принадлежит оно Господу, или бесчестить храм Духа».

Воплощенный Бог Слово дал христианству тело, а Дух Святой ниспослал ему Свою благодать как душу. Церковь – это Тело Христово, которому Дух Святой преподал Свою благодать как душу. Воплощенный Бог Слово воплотил всё Божественное, что только могло быть воплощено: В Нем обитает вся полнота Божества телесно – σωματικῶς (Кол.2:9). Всё духовное и небесное Он овеществил, материализовал. Тело соделал храмом Божества. И прогремело по миру воистину новое благовестие: Тело... для Господа, и Господь для тела (1Кор.6:13): материя для Господа, вещество для Господа, ибо и оно от Господа и ради Господа: Все Им и для Него создано (Кол.1:16). Но как человеческое тело неполно и необъяснимо без души, так и тело Церкви неполно и необъяснимо без Святого Духа. Святой Дух – это Дух Истины; потому и наставляет Он на всякую истину воплощенного Бога Слова и Его Богочеловеческого Тела, Церкви. Он открывает и являет Бога в Иисусе. Всё, что мы знаем об Иисусе как о Боге и Господе, как о Спасителе и Промыслителе – всё это знаем мы Им (см. 1Кор.2:6–16). Поэтому и все новозаветные книги написаны Духом Святым через духоносных, святых людей (см. 2Пет.1:11–12; 2Пет.1:21; 2Тим.3:16). После того как вознесся на небо, Владыка Христос ниспослал в наш мир Святого Духа и оставил Его в теле Церкви как душу Церкви, как разум, и совесть, и жизнь Церкви. Он – главный Свидетель об Иисусе, воплощенном Боге и Господе (см. Ин.15:26), Среди людей Он – главный Устроитель и Зиждитель Богочеловеческого подвига спасения, совершаемого Спасителем. Вообще говоря, Церковь – Им Церковь: Им она живет и действует; Им стоит и существует. Им – «всяка душа живится», Им – «чистотою возвышается». Им – «светлеется Троическим единством священнотайне». Дух Святой в-отроичивает и отроичивает каждого члена Церкви: спасает, делает словесным (логосным), освящает, обоживает, обогочеловечивает. Только Им каждый исполняет свое Божественное предназначение в Богочеловеческом Теле Церкви. На всех ступенях спасения, от начала до конца, Он наставляет и руководствует каждого, подавая каждому члену Церкви надлежащую меру благодати. Поэтому все христиане – и духоносцы, и Духом носимые. Не может быть христианин без Духа Христова, без Духа Святого. Своим бытием христианин – от Духа Святого и в Духе Святом. От Духа Святого начинается первое восприятие и первое узнавание Христа как Бога и Спасителя.

Без сомнения, в человеческой душе первое ощущение и первое осмысление Христа – от Духа Святого. Но и всё последующее восприятие и познание Христа источаются из Него и в Нем восходят из силы в силу. Всё, что Богочеловек Христос принес человеческому роду, становится нашим, людским, лишь при посредстве Духа Святого, Который как Созидатель Церкви Своей благодатью устрояет спасение каждого в отдельности члена Церкви. Минуя Духа Святого и без Духа Святого ничто Христово не может стать нашим, человеческим. Как Владыка Христос воплотился в Святой Деве от Духа Святого, так посредством Духа Святого – при содействии Его святых, благодатных, зиждительных, обогочеловечивающих даров – духовно воплощается Он и в нас. Другими словами, лишь Духом Святым человек сочетавается со Христом и усвояется Христу, то есть спасается, освящается, обоживается, водуховляется, одуховляется, вотроичивается и отроичивается. В христианстве все духовные дары – от Духа Святого. Именно Им люди становятся духовными, ибо, принимая Его, христиане делаются духоносцами, всё духовное опытно переживая как жизнь своей жизни, как душу своей души, как совесть своей совести (см. 1Кор.2:12–15). Христианин – тот, кто имеет в себе Христа. А вселяет Христа и уготовляет Ему в душе человека обитель только Дух Святой. Христианин, на самом деле, – христоносец. Но таким он становится и остается только Духом Святым. Поэтому Спаситель всё Свое домостроительство спасения мира утвердил на Духе Святом (см. Ин.14:12–17, 26).

Вся в совокупности тайна Христа и христианства – в Духе Святом. Всё Христово реализуется в нашем человеческом мире лишь через посредство Святого Духа. Каждое Христово дело, и чудо, и мысль – своей реальностью, и осуществленностью, и осуществимостью свидетельствуют о Духе Святом и Его все-зиждительной Божественной деятельности в земном мире. Лишь Духом Святым Божественное становится человеческим. Лишь Духом Святым небесное стало земным. Когда Бог Слово вошел в наш мир, то вошел, воплотившись от Духа Святого; когда явил Свое Божество, то явил Его Духом Святым (см. Ин.1:32–34); когда открыл тайну Своих чудотворений и Божественного всемогущества, то указал на Духа Святого (см. Мф.12:28), когда основал Церковь, то основал ее Духом Святым и Его оставил в Теле Церкви как Устроителя спасения людей через все века (см. Деян.2:1–12, 8:15–17, 10:44–47, 11:15, 19:6, 15:28; Ин.20:22–23). Самая очевидная евангельская реальность: Дух Святой – всё и вся в Церкви. Поэтому Спаситель ясно и решительно изрек благовестие, что хула на Духа Святого не простится ни в этом мире, ни в будущем (Мф.12:22–32; Лк.12:10). Памятуя обо всем этом, духоносный Апостол и пишет коринфянам: Не хочу оставить вас, братия, в неведении и о дарах духовных. Знаете, что, когда вы были язычниками, то ходили к безгласным идолам, так, как бы вели вас. Потому сказываю вам, что никто, говорящий Духом Божиим, не произнесет анафемы на Иисуса, и никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым (1Кор.12:1–3).

Все евангельские истины – от Духа Святого; Дух Святой созидает всё духовное. Хотя и незрим Он по существу, Дух Святой видим в Своих делах. Вот, к примеру, Деяния Святых Апостолов – все от Духа Святого. Христианство отличается от язычества Духом Святым, Его непрестанным действием в Церкви, проявляющимся во всем духовном. Язычество – это отсутствие Духа Святого в духе человеческом. Присутствуя в человеке, Дух Святой производит всё духовное. И тем самым расширяет и углубляет в душе и Бого-ощущение, и Бого-познание, и Бого-почитание. Духом Святым человек все явственнее и отчетливее воспринимает истинного Бога и Господа Иисуса Христа как свою жизнь и как бессмертную Богочеловеческую силу своего человеческого существа. Поистине лишь духоносец ведает Бога; не имеющий Духа Святого – язычник. А язычник носит в себе мертвую душу и служит мертвым: безгласным идолам, ибо без Духа Святого человеческая душа мертва для всего Божественного, бессмертного, вечного, всеценного. Что такое язычество? – Безмерное падение человеческой души. Вместо того чтобы служить всеживому и всеистинному Богу и Господу, человек как божествам служит безгласным изваяниям, мертвым вещам. И это неудивительно, ведь без Духа Святого в себе человеческий дух, на самом деле, вне себя: он неуёмно блуждает по пустыням небытия и скитается по ущельям ничтожности. Приходит же он в себя лишь тогда, когда крестится Духом Святым, когда родится Им и возродится, ибо тогда переходит он из смерти в жизнь. Крещение – вот мост из небытия в бытие, из смерти в бессмертие, от ложных богов к Богу истинному, из язычества в христианство.

Когда человек духовно прозреет? Когда во Иисусе узрит, почувствует, усмотрит, познает Бога. А этого он достигает, когда освятится Духом Святым и начнет свято жить, свято мыслить, свято чувствовать, свято поступать. Тогда и жизнь, и мысль, и чувство направят его ко Христу и откроют ему в Нем Бога и Господа. Ибо никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым (1Кор.12:3). Дух Святой все проницает, и глубины Божии, которые во Христе Богочеловеке (см. 1Кор.2:10). Если бы не Дух Святой, мы не знали бы, что Иисус – Сын Божий и Бог и что Он принес нам толикие дары и Божественные совершенства, каких глаз человеческий не видел и ухо не слышало и какие на сердце человеку не приходили (см. 1Кор.2:9–12). Лишь святым людям Духом Святым открывается пресвятая тайна Богочеловека Иисуса (ср. Еф.3:3–5). Во всем, что касается Господа Иисуса, всегда действует то таинственное благовестие и Божественное обетование о Духе Святом: Дух Святый... научит вас всему (Ин.14:26). Сам дух человеческий не может сориентироваться перед безграничной тайной Иисуса, ибо она настолько превосходит всё человеческое, насколько Богочеловек превосходит человека. И лишь когда с помощью святых таинств и святых добродетелей дух человеческий усвоит себя Духу Святому и сроднится с Ним, лишь тогда постигает он тайну Иисусову.

Дух человеческий по отношению к Духу Святому – это тварь по отношению к Творцу. Тварь – ограниченна и несовершенна, Творец же – безграничен и всесовершенен. Человеческому духу как творению свойственно быть ограниченным; Дух же Святой безграничен во всем, ибо Он – Бог. Все Его дары безграничны, бесконечны, вечны. Но в Нем они при всем своем разнообразии суть одно: во множестве единство, в единстве множество. В людях же эти дары различны. Дух Святой сопрягает различные дары в одно Божественное единство, сочетавая тем самым и обладателей этих даров в такое же единство. Ниспосылая Свои многообразные дарования, приводит Он объединяет дух разных людей в одном соборном, святом, церковном единении. Да, дары Духа Святого различны, но все они в одном теле – в Церкви, от одного Духа (ср. 1Кор.12:4). Все они служат одной цели и все проистекают из одного Источника. Поэтому люди духовные (οἱ πνευματικοὶ) чувствуют себя органически соединенными между собой. Дух Святой как благодатная душа Церкви сплачивает всех членов Церкви в единое сердце, в единую волю, в единую жизнь, в единое существо. Благодаря Духу Святому и в Духе Святом духовные (οἰ πνευματικοὶ) люди ощущают себя взаимно скрепленными вечным благодатным единением, хотя они и бесконечно различаются между собой как отдельные личности. Святая соборность единства и единство святой соборности – от Духа Святого.

И служения различны, а Господь один и Тот же (1Кор.12:5). Все служения в Церкви стекаются в единое служение – в богослужение. В Теле Церкви за самыми различными служениями стоит один и Тот же Господь, так что всё направляется к одной и той же цели. Все служения в Церкви объединяет Сам Господь Иисус, Который и пришел, чтобы послужить. Чему? Спасению мира. Все Его многочисленные служения сплавляются в единое служение – в спасение мира. Этому Спаситель служил всей Своей жизнью на земле: всеми делами, мыслями, чувствами, словами, страданиями. Все служения [на благо] спасения в Спасителе суть одно. В Церкви они распределены, но основа и цель у них одна и та же. Все служители в Церкви, сколько их ни есть, служат, собственно, одной цели и совершают единое служение – спасение мира. Господь Иисус и вчера, и сегодня, и во веки Тот же (ср. Евр13:8), посему и служения в Его Богочеловеческом Теле, в Церкви, при всем своем разнообразии, суть одни и те же.

И действия различны, а Бог один и Тот же, производящий все во всех – ὁ ἐνεργῶν τὰ πάντα ἐν πᾶσιν (1Кор.12:6). Без Бога ничего Божиего нельзя ни сделать, ни получить. То, что в нас, людях, божественно, богоподобно, – всё это получили мы от Бога при сотворении. В Богочеловеке же Христе человеческое естество приобрело всего Бога, всё Божество. – С той целью, чтобы нам исполниться всею полнотою Божиею (Еф.3:19; ср. Кол.2:9–10). Как это совершается? Утверждаясь на присущем нам богообразии, мы усваиваем Богочеловека Христа и всё Богочеловеческое и Божественное. Бог во Христе привлекает к Себе то, что в нас подобно Богу. Мы люди; таковы мы в силу богообразия. В нем – тяготеющие к Богу силы нашего человеческого существа, единящие нас с Богом во Христе; с помощью этих сил мы восходим к совершенству во всем божественном, богочеловеческом, христианском. На всех ступенях своего спасения, своего обогочеловечения человек зависит от свойственного ему богообразия, от его обращенности к Богу, а также и от Бога, Который в Богочеловеке. Поэтому Бог производит все во всех. Без Бога ничто Божественное не может в человеке ни зачаться, ни развиться, ни преуспеть. Всё во всех Бог производит свято и таинственно. Это нисколько не ущемляет ни нашей личности, ни нашей личной свободы. Ведь и личность у нас, и свобода – от Бога. В нашем богообразии – сердцевина как нашей личности, так и нашей свободы. Поэтому присутствие в нас Бога укрепляет, развивает, совершенствует и нашу личность, и нашу свободу. Чем больше Бога в человеке, тем личность человека сильнее, совершеннее, тем более присуще ей бессмертие; тем превосходнее, безграничнее и свобода человека и тем более причастна она святости. Ибо Бог подает человеку Свои творческие Божественные силы, назидающие человека во всем Божием, Вечном и Богочеловечном. В нас, кроме греха, – всё от Бога: и душа, и тело, и все свойства души и тела (см. Ин.1:3–4; Кол.1:16). Поэтому для всего нашего Бог нужнее всего, нам Он необходимее нас самих. Очевидна истина: в Боге мы живем и движемся и существуем (Деян.17:28; ср. 1Кор.8:6). И наше самоощущение, и наше самосознание ведут свое происхождение от Бога. Только греховное в нас не от Бога, а от диавола и от нас самих. И самая воля наша – вся в богообразии нашей души и поэтому – вся от Бога. Равно как и наша способность действовать. Поэтому святой Апостол вполне справедливо благовествует: Бог производит в вас и хотение, и действие по Своему благоволению (Флп.2:13).

Безгранична тайна и нашей свободы, и нашей личности, ибо безграничен Бог, даровавший нам и личность, и свободу. И в них – жизнь и сознание. Поэтому и жизнь у нас, и сознание безмерно таинственны. Это самая большая тайна и для нас самих. Ибо что для меня, человека, неведомее и загадочнее моего сознания, моего самоощущения, моего я, моей души, моего тела? Поистине таинственным и в то же время благовестным образом Бог в нас – всё и вся; посему святой Апостол и утверждает, что Бог – Производящий все во всех. Особенно когда люди исполняют волю Божию, когда делают то, что божественно, бессмертно и вечно. Бог не участвует только в людском грехе и зле. Но когда речь идет о дарах Христовых, о дарах Духа Святого, тогда, несомненно, Бог – производящий все во всех. Все получаемые нами дарования проводит Он через наше существо от самого зачатка и вплоть до самого полного, божественного завершения. И причем делает это так, что не только ни в самой малой мере не сковывает, не спутывает, не умаляет, не уничтожает нашей свободы, но напротив – окрыляет ее, взращивает, совершенствует, доводит до бесконечности, обогочеловечивает, обоживает во Христе. И человек действительно растет возрастом Божиим (Кол.2:19), простираясь ко всему Божиему, Совершенному, Вечному, Богочеловечному. Несомненно, человек тогда больше всего свой, когда он больше всего Божий. Без Бога не может он сделать ничего Божиего. По собственному произволению человек всегда творит без Бога и вопреки Богу только одно: грех. А творя грех, человек менее всего свой, ибо грех отлучает его от того, что составляет сущность его существа, – от богоподобия, от Христо-подобия, от Троице-подобия. И он становится чуждым и себе, и Богу, ибо грехом рабствует воле чужой: диавольской. Пристрастившийся ко греху человек постепенно забывает себя, себя настоящего: стирает из памяти Божественное происхождение своего существа, своей жизни, своего сознания, своего существования, провозглашая себя существом каким-то иным: небожественным, земным, животным, диавольским. Так порывает он все связи с Богом, Творцом и Вседержителем. И не ведает ни себя, ни Бога. Грех низвергает его в мир иной, противоположный миру Божиему, – в мир тьмы, зла, богоборчества. В том мире человек всецело чужд и себе, и Богу.

Что полезно для человека? Только то, что нужно ему на земле и на небе. Ведь только это приносит ему вечную пользу. Всё прочее для человека вредно. Вечную пользу человеку приносит только Божественное и бессмертное, вечное и Богочеловечное. Святой Златоуст благовествует: «Нам полезно только то, что от добродетели (τὰ τῆς ἀρετῆς), а всё прочее – совершенно не полезно. Полезное для нас – это добродетель и жизнь в добродетелях». Вообще говоря, лишь от Христа мы знаем потребное, единое на потребу (см. Лк.10Примеч. ред.) человеческому существу на земле и на небе. Что это? – Богочеловек Христос и Его Святое Евангелие. Ибо это то, чего у нас ни смерть, ни диавол не могут отнять ни в сем, ни в оном мире (см. Лк.12:33–34; Мф.6, 19–21). На сей помраченной планете Богочеловек Христос – единственное непогрешимое мерило, необходимое и полезное для людей. Необходимо, полезно – лишь Богочеловеческое, евангельское. Ибо только это дает человеку вечное благовестие, вечную радость, вечную жизнь, вечное блаженство. Всё, что не от Христа, – для человека ущербно. А таковы суть? Грех, смерть, зло, ад. Собственно – грех. Ибо во грехе – и смерть, и зло, и ад. В большей или меньшей мере эти трое всегда от греха и всегда во грехе. В любом грехе всегда присутствует и смерть, и зло, и ад. Никогда ничто греховное не полезно для человека, но всегда вредоносно и убийственно. Есть ли регистр полезного и нужного? Есть: Христово Евангелие... Ибо в Евангелии – только то, что служит к вечной пользе человеку на земле и на небе. Не признающий Святого Евангелия не делает ничего истинно полезного ни для себя самого, ни для людей вообще. Человек, если только живет он по Евангелию, не согрешит ни против себя, ни против ближнего, ибо не повредит ни себе, ни ближнему. В Евангелии всё свято и всё Божественно, поэтому и всё полезно для человека. Ведь и в самом деле для человека полезно только святое. Святое – всегда от Святого. Прежде всего – от Святого Духа. Поэтому святой Апостол благовествует: Каждому дается проявление Духа на пользу (1Кор.12:7). Всё, что от Святого Духа, – [всё это] и приносит пользу людям и в сем, и в оном мире. Ибо всё, что от Него, связывает человека с вечной жизнью и с вечным Евангелием, простирающимся на все миры. Если говорить о мудрости, то Дух Святой вселяет в человека мудрость, приносящую ему вечную пользу на земле и на небе; если рассуждать об истине, то Дух Святой вверяет человеку истину, приносящую ему вечную пользу на земле и на небе; если взять знание – точно так же; если благовествовать о вере, о любви, о молитве, о чудотворении, о пророчестве, о праведности, о чем бы то ни было евангельском – всё это подает Дух Святой и потому приносит Он вечную пользу человеку на земле и на небе.

Одному дается Духом слово мудрости (1Кор.12:8), потому что Дух Святой есть Дух Премудрости. Имеющий Его божественно мудр. Пример тому – святой архидиакон Стефан, исполненный Духа Святого и мудрости, поэтому не могли противостоять мудрости и Духу, Которым он говорил (Деян.6:3, 10). Богомудрый Апостол называет Духа Святого Духом премудрости и откровения, потому что Дух сказует и открывает самую великую тайну всех миров – Богочеловека Христа и Его Церковь (см. Еф.1:17–23). В Церкви как Богочеловеческом Теле Христовом сокрыты все сокровища премудрости и ведения (Кол.2:3). И через Церковь многоразличная премудрость Божия делается известной не только людям на земле, но и святым Ангелам на небе (ср. Еф.3:10). Только эта премудрость ведает смысл неба и земли, жизни и мироздания. Наполняющая сей мир как логосная сила эта премудрость во всей своей полноте явилась в Лице Богочеловека Христа, так что Он – Премудрость от Бога и Премудрость Божия (ср. 1Кор.1:30, 24). Эту Божию премудрость, ведающую Бога и Божии глубины, ниспосылает Дух Святой, Дух Премудрости. И мы приняли Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога во Христе Иисусе, дарованное и в этом, видимом, и в оном, невидимом, мире (ср. 1Кор.2:6, 10, 12). И знание, истинное знание, – это дар Святого Духа; оно и подается тем же Духом (1Кор.12:8). Вообще человеческий дух – это духоподобное отражение Духа Святого. Кроме греха, всё в человеческом духе от Духа Святого. Включая и самое сознание. Поэтому человеческий дух на всех ступенях своего простирающегося к Богу роста и совершенствования устремлен к Духу Святому как идеальному Совершенству духовного и святого. По своей сути знание – от Духа Святого. Поэтому оно Им и подается, от начатков до завершения. Но подается за святость и для святости. Самые святые люди паче других исполнены Духом Святым, потому и обладают они истинным, Божественным, вечным знанием. В подвиге святой жизни дух человеческий соединяется с Духом Святым, Который и вверяет ему слово знания (1Кор.12:8) и самоё знание. Истинное знание приобретается и приумножается святостью, святыми добродетелями. Ими оно зачинается и с их помощью возрастает в несказанные Божественные бесконечности. Без святых добродетелей знание неполезно. Если... имею всякое познание, но не имею святой добродетели, – то я ничто (1Кор.13:2). Святому, духовному знанию присуще, как пишет святой Апостол, Божественное благоухание. Благоухание познания – во Христе Иисусе, ибо в Нем знание получило свою Божественную ценность и притягательность, приводящую человека в состояние умиления (2Кор.2:14). Поэтому в Его Богочеловеческом Теле, в Церкви, сокрыты все сокровища премудрости и ведения (Кол.2:3). Отверзаются же они и даруются за святую жизнь в Церкви. Жительствуя в Церкви, люди живут в Господе Иисусе Христе, обогащаясь всяким словом и всяким познанием (1Кор.1:5; ср. Еф.1:8).

И вера – дар Святого Духа, потому и она подается Духом Святым (1Кор.12:9). Почему и вера – дар? Потому что объемлет она Богочеловека Христа и Его вечное Евангелие. А их нельзя ни познать, ни усвоить без непосредственного благодатного действия Духа Святого. Почему? Потому что в них – всё Божественное, и наднебесное, и вечное, и Богочеловеческое, и святое, и безграничное. К ним приводит и в них вводит лишь Дух Святой – Дух Истины; и потому сказует Он нам всю истину о Владыке Христе и Его вечном Евангелии (см. Ин.16:13–14). Вера – плод Духа Святого (Гал.5:22). Поэтому именно верою вселяется Христос в людские сердца (Еф.3:17). Начальник и Совершитель веры – Сам Господь Иисус Христос (Евр.12:2). Отсюда проистекает евангельское и непогрешимое мерило всего сущего: Все, что не по вере – грех (Рим.14:23). А к тому же и сие благовестие засвидетельствовано как истина: Сия есть победа, победившая мир, вера наша (1Ин.5:4).

Дар исцелений (1Кор.12:9, 28, 30Примеч. ред.) от всех недугов – и духовных, и телесных – [это тоже] дар Духа Святого. Духовные и телесные недуги – следствие греха. Войдя в человеческое естество, грех всецело поразил его болезнью: и душу, и тело. Болезни духовные, вогнездившись в душе, вызывают ее смерть, а телесные – произвели смерть тела. Вочеловечившись, Владыка Христос исцелил человеческое естество от тех и других болезней и от сугубой смерти. Тот, кто Ему совоплощается, – исцеляется от всех недугов и избавляется от всякой смерти. Это совоплощение совершается Духом Святым. Наполняя Своими благодатными силами человеческое естество, Дух Святой исцеляет его от всех духовных и телесных немощей. Дар исцелений – составная часть Евангелия спасения. В этом, собственно, и состоит спасение. Поэтому Спаситель, посылая Своих Апостолов на первую проповедь Евангелия, наделяет их этим даром, дабы врачевали они всякую болезнь и всякую немощь (Мф.10:1). Подает Он им то, что Сам имеет в изобилии и вкупе с Отцом и Духом Святым совершает ради спасения мира. Исцеление – это выздоровление души от пристрастия ко греху, от сластолюбия. Что такое здоровье души? – Отсутствие греха и наличие в душе божественного, бессмертного, вечного: жизнь богоподобием и ради богоподобия. А болезнь души, что это такое? – Присутствие греха, страсти, всего злого, всего диавольского. Исцеляется же душа через освобождение от греха, через освящение, через обогочеловечение. Здоровая душа живет Богом и трудится для Бога. Больная душа живет грехом, в похотях и для похотей. То же самое действует и в отношении к здоровью и болезни тела. Ведь и человеческое тело создано для бессмертия и вечной жизни. И оно – от Господа и для Господа, ибо и оно сотворено Богом Словом и для Бога Слова (ср. Кол.1:16; Ин.1:3–4; 1Кор.6:13–17).

Чудотворения – [тоже] дар Святого Духа (1Кор.12:10). Что такое чудотворения? Это исполнение воли Божией в царстве нужды, необходимости, творение ее с помощью всемудрых и всемогущих Божественных сил. При их содействии – властвовать Богом в мире человеческом и вещественном. Грех настолько удалил и обособил нас от Бога, что непосредственное действие Бога и Божественных сил в нашем мире стало для нас чем-то необычным, чуждым, сверхъестественным и даже неестественным. Однако на самом деле сверхъестественна сущность самой видимой природы; сверхъестественность – душа естественного, душа природы. Что такое норма и норматив естественного? – Богочеловек Христос. Чем Он был и что творил – было, вообще говоря, естественным, хотя всё это, в сущности, – сверхъестественно. Естественное сверхъестественно и сверхъестественное естественно для безгрешного. А именно таким и был сотворен человек. До грехопадения для Адама не было чудом непрестанное общение с Богом, власть над природой и ее законами, обладание землей и находящимися на ней творениями и вещами. Но когда грех вошел в его существо, и помрачил его, и отлучил от Бога, и далеко отторгнул от человека всё божественное, тогда постепенно Бог начал становиться для человека чужим и экстраординарным, сверхъестественным и неестественным, пока, наконец, непосредственное Божие действие в нашем мире не стало для нашего почерневшего, зараженного грехом и подпавшего под власть диавола сознания – чудом. Евангельскими чудесами мы возвращаемся к истинной естественности нашей природы, к ее богозданной сущности. Творить чудеса для Богочеловека Христа – вполне естественно, для нас – сверхъестественно, а для неверующих – неестественно. Поэтому они и отвергают чудеса. Рассуждают они и мыслят оскверненным умом (Тит.1:15) по законам срастворенной с грехом логики. Потому и не постигают тайну естества и естественного. И лишь люди, имеющие ум Христов (1Кор.2:16), правильно понимают и естественное, и сверхъестественное, осознавая все Христовы чудотворения как естественные и логичные. Эти евангельские чудеса – дар Христов человеческому роду, дар Христов, подаваемый через Христова Духа, через Духа Святого. Им наш земной мир уравнивается с миром небесным, где в полноте царствует Божия воля: Да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли (Мф.6:10; Лк.11Примеч. ред.). Это царство – царство истинной свободы, ибо оно – царство благодати, царство Духа Святого. А где Дух Господень – там свобода (2Кор.3:17), а не узы необходимости. Свобода – для всего Божиего и Божественного. Поэтому для Божиих святых, исполнивших себя в евангельских подвигах Духом Святым, творить чудеса – вполне естественно. Вообще говоря, непрестанно жить и действовать Богом – в этом только и состоит естественное. А это и есть непрестанное творение чудес. Так и живет в этом мире Христов человек: весь в Боге, весь Богом и по Богу. Поэтому всё Божественное для него – естественно и необходимо. Неестественно же для него всё противобожественное, неевангельское, греховное, диавольское. Когда дух человеческий «срастворится» с Духом Святым, [лишь] тогда он правильно уразумеет и природу, и Божие действие в природе. И лишь тогда ощутит он и узрит, что Бог не только Творец природы, но и Вседержитель, и Промыслитель, непрестанно действующий в природе и во всем мире. По слову Всеистинного Бога и Спасителя нашего, Владыки Христа, Отец Мой доныне делает, и Я делаю (Ин.5:17).

Пророчество – это [тоже] дар Святого Духа (1Кор.12:10). Что такое пророчество? Божественное предведение, предвидение, предсказание о грядущих событиях и предметах. По всемудрому Божию Промыслу этот дар подается святым людям. Святая жизнь делает душу и сознание способными к созерцанию Божественной деятельности в настоящем и будущем. Так, пророчество не произносится само собою, то есть по человеческому уму и слову или по людскому произволению, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым (2Пет.1:20, 21). Чистое, святое сердце зрит Бога и всё Божие во всех мирах в настоящем и будущем. Хотя пророчество – и дар Духа Святого, оно подается за святость, за праведную жизнь в вере, поэтому и бывает по мере веры (Рим.12:6).

Различение духов – [тоже] дар Святого Духа (1Кор.12:10). Что это такое? Это способность, которой человек распознаёт и в большом, и в малом то, что от Бога, и то, что от диавола, равно как и всё между ними. Другими словами, это различение добра и зла во всем: в каждом человеке, в каждом предмете и в мире как едином целом. Лишь обладая этим даром, человек достоверно и до тонкостей знает и распознаёт и добро, и зло. Дар же этот подается за большие подвиги, за неустанное жительство в евангельских добродетелях (см. Евр.5:14). Этот дар очень нужен, ибо в нашем человеческом мире диавол так искусно прикрывается и маскируется, что его иногда трудно, а порой и невозможно распознать. Особенно когда он принимает вид Ангела света (2Кор.11:14). Отсюда и зло искусно выдает себя за добро. Тайна зла необычайно загадочна и очень лукава (см. 2Фес.2:7, 9). Поэтому дар различения духов необходим в Церкви. Без него Церковь не могла бы ориентироваться среди великого множества искусных богоборцев, лжеучителей и лукавых еретиков, ополчающихся против нее.

Разные языки – это [тоже] дар Святого Духа (1Кор.12:10), первый Его дар Церкви в день Святой Пятидесятницы. Этим даром Дух Святой, прежде всего, возвестил и засвидетельствовал Свое присутствие в Церкви. Разные языки появились на земле со времени вавилонского богоборчества. Дух Святой – Объединитель и Истолкователь этих языков: единое благовестие спасения возвещает Он на разных языках, соединяя тем самым всех людей и все народы в Господе Иисусе Христе и Его Евангелии. Молитвенная мысль Церкви богомудро свидетельствует нам об этом в кондаке Святой Пятидесятницы. Дар разных языков отображает всю безграничную любовь Трисолнечного Господа ко всем людям из всех народов – дабы никто не остался во тьме невежества, неведения Бога, язычества.

Истолкование языков – и это дар Святого Духа (1Кор.12:10). Вообще говоря, тайна речи и языка имеет Божественное происхождение. Поэтому без Бога нельзя ее достойно объяснить. Это и делает Бог Дух Святой, подавая силу и крепость для истолкования языков. На каждом языке Дух Святой изъясняет Господа Иисуса Христа, Его Евангелие спасения, чтобы никто не остался вне той силы, которая спасает от греха, смерти и диавола. «Огненные языки» Духа – единственное логичное объяснение всех существующих в мире языков. На каждом из них Бог сказует Свои «величия». Ни один язык не отвергнут, не презрен, не недостоин быть языком, которым глаголет Бог.

Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно (1Кор.12:11). Все духовные дары – от Духа Святого. Как бы мы их ни рассматривали, все они имеют один и тот же корень. Каждый из них, взятый в отдельности, превосходит человеческие силы и указывает на Божество Духа Святого как на свой Источник. Хотя все они и различны, однако составляют дивное Богочеловеческое, созвучное целое. Разделяя их, Святой Дух делает это по Своей всемудрой промыслительной воле. Здесь всё Божественно премудро, и праведно, и целесообразно.

Богоподобная свобода человеческого существа – это тоже дар Святого Духа. И она возрастает Духом Божиим, наставляемая Им через святые таинства и святые добродетели. Эту Богочеловеческую истину благовествует мудрый во Христе Апостол: Господь есть Дух; а где Дух Господень, там свобода. Мы же все, открытым лицем... взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ (τὴν αὐτὴν εἰκόνα μεταμορφούμεθα) от славы в славу, как от Господня Духа (2Кор.3:17–18). Но покрывало на сердце человеческом заслоняет всё Божие и скрывает Бога от человека. Снимается же оно с сердца, если человек уверует в воплощенного Бога и Владыку Христа и обратится к Нему. Что такое покрывало на сердце? – Это мелкий, стесненный, ограниченный, душный мирок; мир узкого и тесного человеческого Я, мир самолюбия, самозамкнутости. В нем человек задыхается в себе самом, не имея окна к вечному, к безграничному, к бесконечному, к Божественному. Если же уверует он в Господа Иисуса Христа, то покрывало с сердца снимается и он входит в мир новый, в мир Божественный, безграничный, бесконечный – истиной, любовью, праведностью, жизнью и всеми совершенствами. А через всё это – в мир, бесконечный Богочеловеческой свободой. Ведь только здесь наступает свобода для нашего человеческого сердца, для нашего человеческого ума, для нашего человеческого существа; и наши мысли имеют перед собой Божественную безграничность, и бесконечность, и вечность, равно как и наши чувства, и наша душа, и наша совесть, и наша свобода. Здесь нет тех темниц греха и страстей, содержащих человека, и ум его, и сердце, и совесть – во тьме, в рабстве смерти, изменчивости, конечности, затхлости. Что же здесь? Здесь – та единственная истинная, единственная подлинная свобода: свобода от греха. Ибо лишь свобода от греха есть свобода истинная. А это – та свобода, которую дарует только Единый Безгрешный, Господь Иисус Христос (Ин.8:32–36), и в которой соблюдает всё наше существо: и наш ум, и наше сердце, и всю нашу жизнь, – Он и Дух Его Святой, совершающий в нас дело спасения. Отсюда – новозаветное, исключительно новозаветное благовестие: Где Дух Господень, там свобода (2Кор.3:17), единственная истинная свобода. А все другие так называемые «свободы» суть не что иное, как различные формы рабства. Грех и всё происходящее от греха – вот единственное осязаемое рабство для человека; а Христос и всё, что от Христа, – в этом единственная реальная его, то есть человека, свобода. Поэтому святой Апостол советует христианам: Стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства (Гал.5:1). Евангелием мы, люди, призваны к свободе (Гал.5:13). Только бы эта наша свобода не была поводом к угождению плоти (Гал.5:13). Рабы греха (Рим.6:20) никогда не могут быть действительно свободными и не знают, что такое настоящая свобода.

Наша свобода – в бесконечном богоуподоблении, в уподоблении Христу. Перед нами вечно как идеал и пример – Образ Владыки Христа; и мы преображаемся в тот же образ (2Кор.3:18). Ибо наша конечная, заключительная цель: во-образовать в себе образ Христов – сообразоваться Христу, войти в подобие Христова образа, уподобиться Христу (см. Гал.4:19). Еще прежде сотворения мира, в Своей предвечности, Бог предопределил людям быть подобными образу Сына Своего – συμμόρφους τῆς εἰκόνος τοῦ Yἱοῦ αὐτοῦ (Рим.8:29). Для этого им преподано Евангелие. А прежде всего, для этого Сам Бог Слово, Который есть образ Бога невидимого (ὅς ἐστιν εἰκὼν τοῦ Θεοῦ τοῦ ἀοράτου, Кол.1:15), стал видимым человеком: дабы мы Ему сообразовались, уподобились, вобрали в себя Его, то есть Христа, образ. Как это происходит? Каким образом мы преображаемся в тот же образ? – В подвиге святых таинств и святых добродетелей. Каждое святое таинство и каждая святая добродетель написует в нас живой Христов образ, отталкиваясь от исконного Христо-образия человеческого естества. В этом первозданном Христо-образии нашего естества и таится Христово первоевангелие. Соделавшись человеком, Владыка Христос раскрыл это наше первоевангелие во всей его полноте и совершенстве; так явилось Евангелие Христово – Вечное Евангелие (Откр.14:6). Цель человеческого бытия – преобразить свое первоевангелие в Евангелие Христово и, таким образом, придать ему необходимую Божественную полноту, совершенство и вечность2. Это наше преображение – подвиг долгий и непрестанный, ибо в Богочеловеке Христе – все Божественные совершенства, которых нам необходимо достигнуть. Ведь мы призваны возрастать в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф.4:13). И на этом пути мы постоянно преображаемся... от славы в славу, как от Господня Духа (2Кор.3:18). Ведь Дух Господень, Дух Святой, и наставляет нас, и вводит во все Христовы совершенства. Им, только Им, люди становятся подобными Христу и достигают Божественной цели своего бытия и на земле, и на небе.

Среди всех существ, о которых ведает человеческая мысль, человек, после Бога, – существо самое сложное, самое загадочное, самое таинственное: оно соткано из небесного и земного, из духовного и вещественного, из тленного и нетленного, из смертного и бессмертного, из временного и вечного. А средоточие всех центров в человеческом существе – это богоподобие его души. И причем облеченной в тленное, земное тело. – С целью, поставленной человеку Богом: всего себя преобразить в бессмертное богочеловечное существо, развивая свои силы и потенции от богообразия до богочеловечности, соделавшись составной благодатно-органической частью Богочеловеческого Тела Христова, Церкви. И так возрастать в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф.4:13). Всё это в Богочеловеческом теле Церкви направляет и руководствует Дух Святой, Богочеловеком исполняя определение Трисолнечного Божества о человеке. Христосветлый Апостол благовествует:

Знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный (2Кор.5:1). Мы, христиане, четко осознаём: живя в теле, мы обитаем в земной, земляной, бренной хижине, снедаемой смертью; но из нее, разрушенной, по мосту веры, простершемуся над пропастью смерти от земли до неба, мы душой переходим в наш бессмертный дом, в дом нерукотворенный, вечный на небесах. Ведь во время жизни на земле мы строим свое вечное пристанище на небесах, свою вечную обитель. Живем мы здесь, а созидаем там; ходим здесь, но всё время проводим там. Как, каким образом? Господь в Нагорной проповеди возвестил нам, что, упражняясь в каждой евангельской добродетели, которой живем на земле, мы созидаем свой вечный дом на небесах. Действуя в нас здесь, святые добродетели обустраивают наше вечное обиталище на небе, воссылая все наши блага и все наши драгоценности туда, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут (см. Мф.6:19–20). Наше призвание в мире сем: живя в тленном – стремиться к нетленному, живя в смертном – тяготеть к бессмертному, живя во временном – тянуться к вечному, обитая в земном – простираться к небесному. Всё, что в нас от Христа, от Евангелия, от евангельских подвигов, – всё это вечно и [всё это] встраивается в наш нетленный дом на небесах. Пока мы на земле, мы созидаем себе в Небесном Царствии вечное место пребывания, вечную обитель. Неустанно живущие на земле Христом Богом, Его святынями, Его святыми таинствами и святыми добродетелями – именно они и воздвигают для себя вечные чертоги в мире небесном. Таковы, в первую очередь, святые. Они и нас могут принять в свои вечные обители, когда мы обнищаем (ср. Лк.16:9, 4). Из этих наших вечных обителей никакая злая сила не может нас изгнать, как не способна она и разорить эти вечные кровы, ибо не достигает до них ничто злое, ничто сатанинское, ничто смертное, ничто разрушительное. Нам возвещается всеистинное слово Самой Истины: Продавайте имения ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себе вместилища неветшающие, сокровище неоскудевающее на небесах, куда вор не приближается и где моль не съедает (Лк.12:33).

Наше тело – это наш шатер, наша скиния. И на земле мы – странники, пришельцы, прохожие, нигде не задерживающиеся надолго. Придя богоподобной душой с неба, мы проходим через тело и уходим на небо, в свое вечное отечество (см. Еккл.12:7. – Примеч. пер.). Потому, и обитая в скинии собственного тела, мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо... невидимое вечно (2Кор.4:18); и именно к вечному мы стремимся, вечному служим, к вечному спешим: к небесному через земное, к невидимому через видимое, к Божественному через человеческое, к бессмертному через смертное. Телом мы – от земли, богоподобной бессмертной душой живем в храминах из брения (Иов.4:19). Но эти бренные храмины наших телес безмерно важны для нас, людей, ибо от них начинаем мы существовать, осознаём себя как людей, учимся жить, навыкая сначала пребывать в кровах земных и бренных, а затем в небесных и вечных.

Это чувство и это сознание внушает нам, христианам, не бояться ни смерти, ни убивающих наше тело, а души нашей не могущих убить (Мф.10:28). Но боимся мы того, кто может лишить нас нашего вечного пристанища на небесах. Кто же это такой? – Грех. Ибо он забирает у человека всё небесное и в душе, и в теле, а тем самым – и на земле, и на небе. Парализует он и истребляет чувство и сознание нашего небесного происхождения и нашей принадлежности к небесному отечеству. Помрачает он нашу душу, так что не прозревает она в самую себя, не знает, из чего она, откуда и для чего, а тем более не видит своего небесного обиталища. Пристрастившийся ко греху человек обычно думает, что он – весь от земли, из плоти, весь тленен, весь смертен. Его самая любимая мысль, и причем мысль слепая, – это: нет бессмертия, нет Бога, нет ни рая, ни ада; есть только тело, только материя, только этот мир и эта жизнь. Собственно говоря, грех прямо или косвенно хочет от человека лишь одного: чтобы тот поверил, что якобы не существует ни Бога, ни бессмертия. Как только навяжет он это человеку, то для такого человека [грех] перестает быть грешным и даже становится вполне естественным, а иногда – и «естественной необходимостью». А ведь Владыка Христос и сошел с неба, и явился на земле как небесный Человек (см. 1Кор.15:47–49), дабы нам, людям, показать, что и мы – с неба. И после того как жил на земле, Он опять вознесся на небо с телом, чтобы засвидетельствовать нам, что это – и наш путь, то есть путь людей. Мы, люди, и сотворены с душой христоподобной, чтобы сознавали, что Христов путь – это наш путь, Христова жизнь – наша жизнь, Христово Воскресение – наше воскресение, Христово Вознесение – наше вознесение, Христова вечность – наша вечность, Христово, Небесное Царство – наше царство. Посему досточудный Спаситель ясно и решительно изглаголал благовестие, сказав о Своих последователях: Они не от мира, как и Я не от мира (Ин.17:17, 14). – Вот наше родословие, вот наше происхождение: оно такое же, как и Христово. Он – Бог, мы подобны Богу; Он – Христос, мы подобны Христу; Он – Богочеловек ради нас: дабы всецело нас Себе усвоить, уподобить, обогочеловечить, обожить. Поэтому Он, воистину Единый Человеколюбец, и молится о Своих последователях Небесному Отцу: Отче! которых Ты Мне дал, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою. которую Ты дал Мне (Ин.17:24). Посему и конечная цель верующих во Христа – это их единство во Христе Боге и вечная жизнь в Троичном Божестве. Да будут все едино: как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино... Да будут едино, как Мы едино. Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино (Ин.17:21–23). – Вот и наш вечный дом, и наша вечная жизнь: обитание во Святой Троице. Сколь удивительная вечность, сколь несказанное блаженство, сколь поразительная красота этого нашего нерукотворенного дома на небесах! Но это становится нашим лишь при одном условии: если мы во время жизни на земле – в подвиге святых евангельских таинств и святых евангельских добродетелей – соделаемся обителью Святой Троицы (см. Гал.3:27, 2:20; Ин.14:23, 20, 21, 17). Поэтому о святых, в самой полной мере исполнивших святые Христовы заповеди, обычно в церковных молитвах говорится, что они стали обителью Святой Троицы.

Мы, люди, существа земнородные, распростерты между двумя мирами, между небом и землей: земляное тело влечет к земле, небесная душа увлекает к небу. Эта растянутость особенно страшна с той поры, как грех всесторонне заразил собою тело и всё телесное, пригвоздив всё это к земле, и [с той поры,] как в человеческом мире воцарилась смерть. Христиане чувствуют это весьма отчетливо. Искушения со всех сторон, как извне, так и изнутри: извне – от мира и демонов, изнутри – от наших страстей и похотей, от злых навыков и порочных воспоминаний, от нечистых помыслов и греховных вожделений. Тяжко и тесно небесной и стремящейся к небу душе в малом и угнетенном грехом теле, так что, воздыхая, порывается она к миру горнему, небесному, к Христову Царству, к своему вечному крову, к дому от Бога, нерукотворенному на небесах. Поэтому христолюбивый Апостол преисполнен покаянного благовестия: Оттого мы и воздыхаем, желая облечься в небесное наше жилище (2Кор.5:2). Воздыхаем в этом нашем земном жилище – в теле, в этой бренной хижине. Воздыхаем и в этом земном мире, который тоже весь бренен, перстен, тесен, узок.

Тело – бремя для души, особенно когда наполнено оно неподъемным, свинцовым грузом греха и смерти. А через грех и привязанность к пороку в нас царствует смерть. Впрочем, как бы ни любили мы грех, богообразная и устремленная к небу сущность души все-таки чувствует его тяжесть, воздыхает и скорбит, желая как можно скорее от него избавиться. Проницательно усматривая все свои грехи, а равно и грехи мира и тварей, христиане – как чувствуют они себя в этом мире? Живут они в скорбях и воздыханиях, потому что все страдания и вся боль мира сего стекаются в их чуткие и сострадательные души, так что стенают они стенаниями всех тварей, наказуемых болезнями и смертью за беззакония людей. Поэтому святой Апостол, все-сострадалец, стяжавший обильную благодать, и восклицает от имени всех христиан: Мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего (Рим.8:23). Своим грехопадением люди вовлекли сей мир в такие мучения, в такой ад, что в нас, христианах, Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными (Рим.8:26). В таком мире христиане естественно воздыхают, желая облечься в свое небесное жилище, которое от Бога и от наших стенаний и молитв, постов и милостыни, любви и терпения и прочих евангельских подвигов. Это небесное жилище – истинное отечество порывающейся к небу человеческой души, которая по происхождению – вся с неба. Всё, что в христианине Христово, – всё это влечет его ко Владыке Христу на небесах, всё небесное притягивает его к небу, всё Божественное – увлекает к Богу. Во всем этом непрестанно тоскует он по своему вечному обиталищу, по своему нетленному и нерукотворенному дому, по дому от Бога, уготованному на небесах. Тело его – келья воздыханий, в которой его душа непрестанно воздыхает по горнему, Христову, небесному миру, где ее истинное вечное отечество.

Без этого небесного жилища христианин ощущает себя нагим, не облеченным в свои вечные одежды, которые никакая смерть и никакой грех не могут ни порвать, ни износить, ни привести в ветхость. Тело, в которое облечена его душа на земле, разорвано, точно завеса, изъедено молью грехов и червями страстей. И чувствует христианин, что это не та одежда, которая достойна небесной и вперенной в Бога души. Поистине это – обноски, в которые облечена небесная царица. Разве не будет она страдать от этих лохмотьев? Ведь ей приличествует лишь боготканное одеяние, сотканное Богом в наших трудах – в небесных, евангельских добродетелях. В это одеяние мы, христиане, облекаемся своими евангельскими подвигами. Душа, если облекла она себя в непрестанную молитву – то вот, она оделась в свое небесное жилище: она не нага, чтобы попирать ее, и растлевать, и издеваться над ней демонам через искушения и страсти. Точно так же, если облечется она в евангельскую любовь, в кротость, в терпение, в смирение, в пост, в благость, в милосердие, – то, делая всё это, наденет на себя блистающие, бессмертные и вечные небесные ризы, не рвущиеся и не ветшающие, ибо они из такой материи, которую ни моль, ни черви не могут повредить, ни воры украсть. Лишь облеченный в свое небесное жилище человек не чувствует себя на земле нагим, то есть не стыдится того, что он – человек: он поборол свои страсти и грехи и подчинил и душу, и тело евангельским законам жизни, так что знает, куда идет, для чего живет и ради чего подвизается. Поэтому святой Апостол и говорит: Только бы нам и одетым не оказаться нагими (2Кор.5:3). Если же не облечет он свою душу в небесное жилище, то разве христианин, да и вообще человек, не чувствует себя нагим, то есть разве его душа, эта небесная царица, не ощущает своей наготы и не подвержена она напастям всех смердящих страстей, грехов и всякого рода смерти? Если не облечем мы себя – и тело, и душу, и совесть – в небесные, евангельские добродетели, в их святые, Божественные силы, то и наше тело, и наша душа, и наша совесть легко станут добычей нечистых помыслов, порочных вожделений, убийственных искушений, да и вообще всех видимых и невидимых врагов человеческого рода. Без евангельских подвигов, без щита и брони, без всеоружия Божия любая стрела лукавства и искушений способна нас поразить, ранить и даже убить (см. Еф.6:11–18). А человек? Человек весь и телом, и душой – создан для бессмертия и вечной жизни (см. Прем.2:23). И Господь Иисус Христос пришел спасти всего человека – как его душу, так и тело, потому и воспринял Он на Себя не только человеческую душу, но и тело, чтобы и душе, и телу даровать бессмертие; и вечную жизнь. Будучи Спасителем всего человека, Он спасает и душу, и тело от смерти и греха, посему и воскрес Он телом, и вознесся с телом; и тем самым отверз двери спасения и бессмертия как человеческому телу, так и человеческой душе. Поэтому наша христианская цель: и тело, и душу облечь в Христово бессмертие. Всё это совершается, когда станем мы членами Христова Тела, Церкви. Тогда облекаемся мы во Христа Крещением, святым Причащением и прочими святыми таинствами и святыми подвигами: одеваем тело в тело и душу в душу, смертное в бессмертное. Поэтому святой Апостол благовествует:

Ибо мы, находясь в этой хижине, воздыхаем под бременем; потому что не хотим совлечься, но облечься (= дабы земное облекли мы в небесное), чтобы смертное поглощено было жизнью (2Кор.5:4). Когда смертное в нас поглощается жизнью? – Когда мы во Христа крещаемся, когда Владыкой Христом причащаемся, тогда всё в нас смертное облекается в бессмертное: и тело одевается своим бессмертием, и душа, и совесть. Мы, собственно, тогда переоблачаемся: совлекаем с себя всё греховное, смертное, тленное и надеваем одежду нетления, ризу бессмертия и вечности. Если на нас такое одеяние, то мы никогда не окажемся нагими, то есть никогда наше человеческое не лишится Божественного, наше земное – небесного. Ибо человек без Бога, человеческое естество без естества Божиего – это и есть нагота. При такой наготе мы не защищены и подвержены любому поруганию и стыду: вражеские силы могут легко нас и опозорить, и уязвить, и связать, и поработить, и сокрушить.

Наше призвание – «облечь земное в небесное», то есть всё наше людское, человеческое облечь в Христово, в Богочеловеческое, в Божественное. Делаем же мы это в подвиге святых евангельских таинств и добродетелей: каждая из них одевает и нашу душу, и совесть, и тело в что-то Божественное, бессмертное, небесное, вечное. Так, евангельское смирение, если вселяется оно в человеческую душу через его личное усилие, постепенно вытесняет из души гордость, то есть такой грех, который умерщвляет в душе многие чувства: выталкивая же гордость, оно постепенно изгоняет смерть и смертное и облекает душу в смиренные евангельские чувства: переоблачает ее в небесную одежду, в небесное жилище. Тогда душа не чувствует себя ни нагой, ни отягощенной. То же самое бывает, когда в человеческой душе найдут пристанище и прочие евангельские добродетели: покаяние, молитва, пост, любовь, милосердие и другие. Через их посредство мы на земное надеваем небесное, постепенно вбираем в себя бессмертие, соединяемся со Христом, обогочеловечиваемся. Ибо что такое христианство? Это жительство в Богочеловеческом Христовом Теле – в Церкви, преодоление в себе всякой смерти и последовательное введение всего себя – и души, и совести, и тела – в бессмертие. Это всегда тройной подвиг и трехсторонняя борьба: борьба со смертью, с грехами, с бесами. И всегда тройная победа: над смертью, над грехом, над диаволом. Потому в этом и состоял спасительный подвиг Спасителя, то есть в победе над грехом, смертью и диаволом. Что бы ни делал христианин, он, на самом деле, неустанно борется с этими тремя своими врагами. И нет ни более высокой, ни вообще иной для него цели, кроме сей: победить грех, смерть и диавола. Это – цель христианства, это – цель человечества, ибо человек сотворен для безгрешности, для бессмертия, для Бога. А достижение этой цели возможно лишь через победу над грехом, смертью и диаволом. Это тождество и единство цели христианства и человечества и подчеркивает богомудрый Апостол. Ведь христианство в своем Богочеловечестве – это и есть единственная истинная человечность, истинное человечество: оно подает людям Богочеловеческие всепобеждающие силы к осуществлению того, для чего человечество и создано. Поэтому святой Апостол и благовествует:

На сие самое и создал нас Бог и дал нам залог Духа – τὸν ἀῤῥαβῶνα τοῦ Πνεύματος (2Кор.5:5). Бог сотворил нас для безгрешности, для бессмертия, для вечной жизни в Боге. То, что это так, показывает и Сам Спаситель, Владыка Христос, Который пришел спасти нас от греха, смерти и диавола, лишающих нас безгрешности, бессмертия и Бога, и преподать нам Свои Богочеловеческие силы, дабы, стяжав их в себе, мы таким образом достигли той цели, ради которой нас Бог и сотворил. Доказательством истинности сего служит то, что Богдал нам залог Духа. Как, где? – В святых таинствах и святых добродетелях: залог безгрешной, бессмертной, божественной, богочеловеческой жизни, которой непрестанно побеждается всё греховное и смертное и уготовляется безгрешность и бессмертие. Спасение здесь для того, чтобы объяснить нам, для чего мы созданы. Лишь в свете Богочеловеческого домостроительства спасения мы ясно осознаём, зачем мы сотворены. Спасение есть, собственно, не что иное, как осуществление цели сотворения. Спасение – это второе сотворение, сотворение новое, воссоздание безгрешного и бессмертного Адама, Адама до падения, Адама райского, богоподобного. Лишь в свете Богочеловеческого подвига спасения мира мы зрим истинную цель и смысл мира. Сотворение мира получило свое объяснение в спасении мира.

Будучи сотворенными Богом богообразными, мы еще тогда приняли залог Духа, залог Троичного Божества. Если бы мы жили этим залогом, то не впали бы в грех, не обесценили бы этого залога и не обратили бы его в ничто. Своим пришествием Спаситель низводит Духа Святого в наш падший мир и через святые таинства и святые добродетели дает нам залог Духа. А в самой полной мере залог Духа вселяет Он в сердца наши (2Кор.1:22) через святые таинства Крещения и миропомазания. Ибо человеческий дух не может жить, восходить к совершенству и пребывать в божественном бессмертии, пока благодать Духа Святого его не проницает, не осияет, не просветит, не возродит, не освятит, не обожит, не одухотворит. Ведь это лишь залог, который нужно возделать, пустить в оборот, преобразовать в наше всё и вся. Не подается нам сразу благодать Святого Духа во всей полноте, чтобы Дух Святой не был нам навязываем. Но вручается, прежде всего, залог Духа, дабы мы, вкусив, сколь благ Господь, сами своею волею и любовью взыскивали Его, отверзая Ему душу евангельскими подвигами и привлекая Его своей чистотой. По мере нашей ревности нам и вверяются духовные дарования, чтобы мы мало-помалу привыкали к тому, что от Духа Святого, постепенно этим насыщаясь и преобразуя это в свое естество и жизнь.

Пока не получит человек залог Духа, он и не знает, для чего в нем его собственный дух его, ради чего он ему дан. Отсюда, естественно, возникают вопросы: зачем вообще человеку дух? для чего он создан? чем живет? к чему стремится? чем питается? Всего этого человек не знает, пока не получит залога Духа Святого в свое сердце. Но как только он его примет, всё это становится ему ясным. И тогда ни дух, ни мир – уже не томление духа (Еккл.1:14, 17, 2:11, 17, 26, 4:4, 6, 16, 6Примеч. ред.), ибо всё получает свое Божественное озарение и осмысление в Духе Святом. Ведь Святой Дух, исподволь наполняя наш собственный дух, сеет в нашем естестве всё святое и бессмертное, вытесняя всё греховное и смертное. И Им, по сути дела, облекаемся мы в бессмертие, потому что только Им побеждаем в себе всё смертное и жаждущее греха. Дух Святой, обитающий в нас, – это залог нашего спасения, освящения, обожения, а тем самым – и залог наследия вечного Божественного Царства, и блаженства, и жизни (см. Еф.1:14). Без Духа Святого человеческий дух увядает, блекнет, хиреет, влачится по земле, не будучи способен ни к чему великому, возвышенному, бессмертному, вечному, божественному. Точно клещ, впивается он в земное, весь зарываясь в этот мир, во временное и тленное: и через всё это непрерывно чахнет и мертвеет, но никогда не умрет, ибо создан бессмертным. Быть без Духа Святого – в этом и состоит смерть для человеческого духа. Это смерть духовная. Без Духа Святого людская жизнь – это последовательное умирание без возможности умереть, постоянное самоубивание без способности когда-либо совершить полное самоубийство. Его действительное самоубийство – это когда изгонит он из себя Духа Святого, Духа Божия, оставаясь лишь при собственном естестве, по-человечески нагим, оторванным от всего Божиего, заключенным в себя, сатанински замкнутым в своей самости. Это тот сатанинский солипсизм, в котором человек провозгласил себя своим единственным кумиром, самоистуканом. Но именно в этом и состоит ад и вечные муки для человеческого духа.

Несомненно, христиане – тем христиане, что чувствуют и знают следующую Богочеловеческую истину: Дух Святой, Дух Божий – это и Творец, и Отец, и Жизнь, и Бессмертие, и Рай, и Блаженство для нашего духа, для духа человеческого. Они и живут этой истиной. Потому и не боятся ни человеческого духа как такового, ни его вопросов, ни его требований, ни его угроз. Знают – и поступают так: человеческий дух погружают в Дух Святой и Им его оплодотворяют, взращивают, совершенствуют, освящают, прививают к бесконечному, обоживают. Поэтому и восходят из радости в радость. Вся их жизнь становится и действительно есть радость во Святом Духе (Рим.14:17): радость от того, что мы Христовы, Божии, бессмертные, призванные в Божие Царство, от того, что мы – Божии наследники, сонаследники Христовы, дети Божии; радость от того, что предивный Человеколюбец, Иисус Христос – наш Бог и Господь, Спаситель и Судия; радость, радость и еще раз радость, потому что имеем мы Его и в себе, и вокруг себя, и над собою, – везде и всюду, ибо Он – «везде Сый и вся исполняяй»... Обо всем этом памятует святой Апостол, благовествуя: Итак, мы всегда благодушествуем; и... знаем, что, водворяясь в теле, мы устранены от Господа (в сербск. букв. «мы далеко от Господа». – Примеч. пер.) (2Кор.5:6). Какие бы виды зла нас ни обступали и против нас ни ополчались, мы неизменно благодушествуем, ибо знаем, что Господь незримо с нами. Впрочем, знаем и то, что, пока мы в теле, мы все-таки удалены от Восседающего одесную Бога Отца на небесах. Но радость наша – в том, что имеем мы залог Духа, присно рождающий в нашем духе христолюбивые чувства. И Дух Святой через все мучения и скорби управляет нас к достижению цели, для которой мы и сотворены; руководствует нами, пока не возведет нас к Цели всех целей, к нашему конечному Чаянию – к Сладчайшему Господу Иисусу. Разделяемые всеми ночами и полуночами, тьмами и безднами, зияющими между нами, доколе мы в теле, и Господом Иисусом, сущим на небесах, мы знаем, что удалены от Господа, однако всегда благодушествуем, потому что ведаем и всем сердцем чувствуем, что за всем этим все-таки пребывает Он – конечная Цель всех наших стремлений (ср. Флп.3:14). Да, пока мы в теле, мы знаем, что шествуем ко Господу, ожидающему нас за всеми видимыми мирами и вселенными, дабы ввести нас в Свои миры и вселенные невидимые, которые кто весть как удивительны, и грандиозны, и неисчислимы!

В чем тайна Христовой Церкви и ее членов, этих истинных Божиих служителей? – В Духе Святом (2Кор.6:4–10). Вот всецелая тайна Божиих служителей: они служат Богу в Духе Святом. Это мы ясно замечаем в первых и самых совершенных Божиих служителях – в святых Апостолах. Ведь лишь когда сошел на них и пребыл в них Дух Святой, посланный им Владыкой Христом от Отца, они соделались и навсегда остались служителями Божиими. Как они, так и святые пророки прежде них, и все святые мученики, и исповедники, и праведники после них. Ибо служение Богу – это служение в Духе Святом и Духом Святым. Без сомнения, духоносцы суть все святые вообще, духоносцы – и все христиане в большей или меньшей степени: Духом Святым они говорят (Мф.10:20; Лк.12:12), Духом Святым рождаются в христиан (Ин.3:5), Духом Святым молятся Богу (Ин.4:24; Рим.8:26; Еф.6:18). Пребывают в Духе Святом, и Дух Святой пребывает в них (Ин.14:17; 1Ин.3:24, 4:13); Духом Святым наставляются на всякую истину (Ин.16:13), через излияние на них Святого Духа они становятся Божиими служителями (Деян.2:4, 17, 18, 10:44–45); действуют Духом Святым (Деян.8:29, 39, 10:19, 11:12, 16:7, 20:22, 23, 21:4); живут по Духу Святому (Рим.8:4); помышляют духовно по Духу Святому (Рим.8:5); они – в Духе, и Дух Божий живет в них (Рим.8:9), они имеют начаток Духа (Рим.8:23); чудодействуют Духом Святым (Рим.15:19); любят Духом Святым (Рим.5:5); Духом Святым свидетельствуют свою веру (1Кор.2:4); Духом Святым получают откровение Божиих тайн (1Кор.2:10; Еф.3:5); Духом Святым ведают Бога и Божии дары (1Кор.2:12); они – храм Божий, в котором живет Дух Божий (1Кор.3:16, 6:19); от Духа Святого воспринимают они все духовные дары (1Кор.12:4, 7–11, 13); Духом Святым преображаются в образ Господень (2Кор.3:18); принимают Духа Святого через веру (Гал.3:14); запечатлеваются Духом Святым (Еф.1:13); исполняются Духом Святым (Еф.5:18); Духом Святым созидают свое спасение (2Фес.2:13); Духом Святым удостаиваются оправдания и освящаются (1Кор.6:11); Духом Святым очищают свои души (1Пет.1:22); Духа Святого имеют мерилом истины и лжи (1Ин.4:2). Одним словом – в Богочеловеческом Теле Христовой Церкви вся полнота Богочеловеческой жизни совершается и бывает в Духе Святом и Духом Святым, и причем через святые таинства и святые добродетели. Всегда по правилу Богооткровенной истины: от Бога Отца через Бога Сына в Боге Духе Святом.

Памятуя обо всем этом, богоносный Апостол завершает свое благовестие мятущимся коринфянам своим молитвенным, литургическим благословением: Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любы Бога и Отца, и общение Святаго Духа со всеми вами. Аминь (2Кор.13:13). Ибо в Пресвятом Троичном Божестве – всё и вся для человеческого существа во всех мирах, начиная с мира земного. Всё бывает, и есть, и движется от Отца через Сына в Духе Святом – всё, кроме греха и зла. Поэтому второе Святое Лицо Пресвятой Троицы и сошло в наш земной мир, и стало человеком, чтобы нас – по благоволению Отца и при содействии Святого Духа – отроичить, так как главное отличие своего человеческого естества – богоподобную троичность – мы, творя грех и зло, исказили, помрачили, изуродовали, повредили. Предивный Владыка Христос возвращает нас к этой первоначальной святой троичности нашего естества: Им и через Него нам в Церкви преподаны все Божественные силы Пресвятой Троицы, с помощью которых, по мере своей веры и своих подвигов, каждый христианин отроичивается. В каждом христианине Своими Божественными силами действуют и Бог Отец, и Бог Сын, и Бог Дух Святой. Другими словами, Святая Троица действует в Церкви благодатью Богочеловека Христа. А что такое благодать Господа нашего Иисуса Христа? – Это всё то, что Владыка Христос принес миру, став человеком. Что же это такое? – Весь Бог со всеми Божественными силами, созидающими человеку спасение, побеждающими все грехи, всякую смерть, всех бесов и отроичивающими человеческое существо на всю вечность, начало которой – еще здесь, на земле. Эта благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любы Бога и Отца, и общение Святаго Духа присно действуют в Богочеловеческом Теле Церкви, преображая каждого христианина, подвизающегося смиренной верой, в существо святое, бессмертное, богоподобное, троицеподобное.

Быть настоящим христианином – значит непрестанно жить Святой Троицей: от Отца через Сына в Духе Святом. И душа, и совесть, и ум христианина постоянно движутся и действуют от Отца через Сына в Духе Святом; так восстанавливается [его] троичное богоподобие, и из христианина всегда излучается троичный свет, который никакая тьма объять не может. А всё это значит – сиять, светить, лучиться троичным светом. Это, по преимуществу, – действие Святого Духа, подаваемого христианам за их веру в Господа Иисуса, Богочеловека. Вся истина неба о человеке собрана и богодухновенно выражена в следующих изумительных словах святого антифона на утрени: «Святым Духом всяка душа живится и чистотою возвышается, светлеется Троическим единством священнотайне». Да, каждая душа светлеется Троическим единством священнотайне. Здесь всё священно, свято и таинственно. Благодатными подвигами Святого Духа человеческая душа постепенно оживает, воскресает из всех духовных смертей, которые суть не что иное, как грехи, и чистотой всё более и более восходит из греховной раздробленности и разобщенности к пресвятому единству Божественной Троицы, дабы в Ней и Ею вечно жить и блаженствовать, воссозидая собственное троичное единство и богоподобие. Если христианин обновит свою душу непрестанным благодатным жительством в святых таинствах и святых подвигах от Отца через Сына в Духе Святом, то поистине его душа и в этом, и в грядущем мире будет светиться богоподобным Троическим единством; и так достигнет он совершенной полноты своего богоподобного бытия и соответствующей полноты блаженства в вечном царстве единого истинного Бога и Господа во всех видимых и невидимых мирах: Отца и Сына и Святого Духа.

С тех пор как Господь Иисус Христос совершил Свое Богочеловеческое домостроительство спасения, главным делом сатаны и его ангелов является отвращение людей от веры в распятого Христа. Почему? Потому что распятый Господь за такую веру дарует человеку, каждому человеку, все Свои Божественные силы, с помощью которых человек побеждает всякий грех, всякую смерть, всякого беса. Если имеет человек веру в распятого Господа, то располагает всем необходимым для человеческого существа, чтобы проводить святую, божественную жизнь во всех мирах и во всех вечностях, начиная с нашего земного мира и с нашей земной вечности. Да, с нашей земной вечности, ибо время на земле дано нам для того, чтобы мы стяжали им вечную жизнь. И от нашей жизни во времени и пространстве на земле зависит вся наша вечность на небе. По своей сути время так же важно, как и вечность, потому что оно – преддверие вечности. Наше призвание – преобразить время нашей жизни на земле в вечность: [это происходит] через богочеловечность. Это мы можем сделать только верой в Богочеловека Христа, единого истинного Бога, и Господа, и Спасителя. Эта Богочеловеческая вера подает нам все богатства неба и все Божественные дары и силы. И причем подает – Духом Святым, Который благодаря человеколюбивому крестному Христову подвигу сошел в мир и навсегда остался на земле как душа в Богочеловеческом, Христовом Теле – в Церкви. И люди познают и принимают Духа Святого через веру в Господа Иисуса (Гал.3:2–14).

Верой во Христа мы принимаем Духа Святого (Гал.3:2, 14). А Духом Святым приобретается всё Христово: и вечная Истина, и вечная Правда, и вечная Любовь, и вечная Жизнь, и вечная Радость, и вечное Блаженство, и вечное Царство Пресвятой Троицы. Все Божественные силы, все Божественные дары подаются только Духом Святым (см. 1Кор.12:3–4; Гал.3:5). В Церкви все производит Дух Святой: через все святые таинства, через все святые добродетели, через все святые чудеса (см. 1Кор.12:11). Своей благодатью Он совершает спасение в наших душах, всё наше существо наполняя Спасителем; и Спаситель, Который Духом Святым – в нас, избавляет нас от всякого греха, от всякой смерти, от всякого беса. Духом Святым совершается и наше очищение, и наше освящение, и наше усвоение Христу, и наше обожение, и наше обогочеловечение, и наше отроичение: [совершается] всё и вся, что приводит нас ко Христу, что подает нам Христа, что удерживает в нас Христа, что нас делает Христовыми и в этом мире, и на всю вечность. Поэтому для христиан самое важное – непрестанно исполняться Духом Святым через святые таинства и святые добродетели, потому что только так можно быть Христовым и в этой, и в грядущей жизни.

Почему все Богочеловеческое домостроительство Христова спасения называется верой (см. Рим.3:21–31; Гал.3:7–25, Еф.1:3–14, 3:2–21, 4 и др.), а не знанием и не законом? Потому что Господь и Бог Иисус Христос, соделавшись человеком, став Церковью, принес людям такие Божественные блага и такие Богочеловеческие совершенства, каких свыкшиеся с грехом человеческий ум, и совесть, и сердце даже представить себе не могли, а тем более познать их и стяжать собственными силами. Победить смерть и даровать человеку бессмертие и вечную жизнь, – какой человеческий ум мог полагать это возможным, и нормальным, и логичным? Никакой. Вера в это – это вера в невозможное. Но именно это Богочеловек, Владыка Христос свершил для человеческого рода: только Он сделал то, что по всем законам человеческой греховной логики, заключенной под грехом (см. Гал.3:23), проданной греху (Рим.7:14), – абсолютно невозможно. Сделав невозможное возможным, Он наделил людей верой, объемлющей все Его Богочеловеческие подвиги на земле: победу над грехом, победу над смертью, победу над диаволом; и все Его Богочеловеческие дары: вечную Жизнь, вечную Истину, вечную Правду, вечную Любовь и всё прочее, что необходимо человеку для его бесконечного преуспеяния в Боге и к Богу, для его обожения, для его обогочеловечения, для достижения им той единственной цели, достойной человеческого бытия в этом мире и во всех мирах: Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный – Бог (Мф.5:48; ср. Лк.6:36; Еф.4:13). Имея все это в виду, Спаситель и ответил изумленным от этого Своим ученикам: Человекам это невозможно, Богу же всё возможно (Мф.19:26). Сущность и новизна новозаветного Богочеловеческого благовестия и состоит в том, что Бог, став человеком, делает в нашем человеческом мире возможным и осуществимым всё Божественное (см. Лк.1:37; 18:27). Человеческая немощь и Божественное всемогущество («все-мощь») – вот дилемма; и это вера во Христа. Богочеловек Своей Личностью устраняет эту дилемму, эту антиномию, и как Бог делает, чтобы невозможное в человеческом мире стало возможным, и подает эту силу людям, дабы и они делали то же самое (ср. Ин.14:12). Посему святой апостол Павел и возвещает слово и истину, которую никто из людей без Богочеловека Христа не мог ни стяжать, ни высказать: Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе (Флп.4:13).

Ветхозаветный закон и всё, что в нем, – это лишь тень того, что свершил Господь Иисус Христос, став человеком, сойдя в наш земной мир и принеся в Себе все истины неба (см. Кол.2:17). Какие же это истины? Истины действительные, Божественные. Ибо принеся Себя, Бога, на землю, Он принес и всесовершенную Все-реальность: все-реальность вечной Истины, вечной Правды, вечной Любви, вечного Блага, вечной Жизни. И всё это воплотил в человеческое тело, в собственное тело, и сделал по-человечески наглядным и осязаемым для каждого людского существа. И основал на Себе и Собою – Церковь, Тело Свое, в котором – вся полнота Божества (Кол.2:9; Еф.1:23); и Бог Отец поставил Его Главою Тела Церкви (Еф.1:22). Так Тело Христово стало вместилищем и обителью всех небесных, Божественных истин. А когда Тело этих истин здесь, на земле, тогда тень их уже не нужна; мы уже не под законом; закон, исполнив свое служение, с радостным смирением себя упраздняет. Закон привел нас ко Христу, а Христос Своей верой вводит нас во все Божественные дары и совершенства (Гал.3:25). Вера во Христа дает каждому человеческому существу всё ему потребное для благочестивой, вечной жизни и в этом, и в оном мире (см. 2Пет.1:2–4). Ибо во Христе спасается, оправдывается каждый в Него верующий (см. Деян.13:39). Так как пришла Христова вера и в ней и с ней – весь истинный Бог и Господь со всеми Своими Божественными совершенствами; так как Спаситель, Богочеловек Христос – уже здесь, с нами, навсегда среди нас в Своей Церкви, то нам уже не нужен детоводитель ко Христу – закон Моисеев. С сего времени мы – непосредственно под Богом и Владыкой Христом, под Его верой, но уже не под детоводителем, не под Моисеевым законом. Бог Спаситель и Мессия – уже не обетование, а наша земная реальность; Он – не только на небе, но весь и на земле, в Своем Богочеловеческом Теле – в Церкви.

Бог – уже не далекий, небесный Властитель и Законодатель, а наш земной сожитель; Бог воплощенный, среди нас, людей, – и Сам человек, то есть Богочеловек: и дорогой, и близкий, и жалостливый Отец. Христовой верой мы становимся Божиими сынами, а до нее и без нее мы, люди, – лишь Божии творения. Ведь Христова вера рождает нас духовно как сынов Божиих. Исключительная Божия милость и сострадание к человеческому роду проявляются именно в том, что во Христе Бог подает нам силу и крепость сделаться Божиими сынами, рождаясь от Бога (см. Ин.1:12–13). Верующий в то, что Иисус – воистину Мессия, воистину Спаситель, – рожден от Бога (см. 1Ин.5:1). Венец Божия человеколюбия – в том, что Христом дал Он нам стать детьми Божиими и наречься таковыми (см. 1Ин.3:1–2). А родиться от Бога, стать Божиим сыном – что это значит? Значит – в мире сем жить Божией жизнью, жить Господом Иисусом Христом, жить Духом Святым, жить Святой Троицей: от Отца через Сына в Духе Святом; жить вечной Божественной Истиной, и Правдой, и Любовью, и Жизнью – всем тем, что Божие, и Божественное, и совершенное, и вечное, и Богочеловечное; быть наставляемым Духом Святым, ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии (Рим.8:14); ведь Дух Божий и есть Тот, Кто усыновляет нас Богу (Рим.8:15); Он свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии (Рим.8:16). А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу (Рим.8:17).

Всё это дарует нам вера в Господа Иисуса Христа (Гал.3:26). Поэтому нет более грандиозной, и щедрой, и могущественной, и бессмертной силы в нашем человеческом мире. Ибо что может быть больше, и крепче, и сильнее, и достойнее для человека, нежели стать братом Богочеловека Христа и Его сонаследником и, таким образом, всё Ему присущее – навсегда, на всю вечность сделать своим? По этой вере и подается Дух Святой, так что Им управляется вся жизнь в Богочеловеческом, Христовом Теле – в Церкви и совершается наше единение со Христом, наше обогочеловечение, ибо все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись (Гал.3:27), то есть облеклись во единого Христа. И таким образом теперь все вы одно во Христе Иисусе (Гал.3:28).

Весь Богочеловеческий подвиг Владыки Христа имеет одну цель – дабы нам. получить усыновление (Гал.4:4–5). А с усыновлением Богу мы как Божии сыны приемлем от Бога как от своего Отца все дарования, все богатства, все Божии блага. Да и несравнимо большее того: приемлем самое великое, что можно принять во всех мирах и что вообще можно себе представить и возжелать, – приемлем Саму Пресвятую Троицу. Ибо Христом мы полностью становимся Ее, а Она – полностью нашей. Мы – Ее дети, мы – Ее сыны. Вся наша душа отверста для всех Божественных совершенств, для всех Божественных тайн, для всех Божественных святых сил, для всей Божественной Святой Троицы3. Мы уже не под грехом, не под смертью, не под проклятием; ведь когда мы были под ними, то мы не могли принять в себя, в свое сердце, Трисолнечного Бога и Господа. Очищенное верой в Господа Иисуса Христа наше сердце становится храмом Духа Святого; согретые любовью ко Владыке Христу и к Небесному Отцу, мы открываем наши сыновние сердца Богу, дабы Им исполниться. Поэтому богоносный и богоносимый Апостол благовествует всем христианам как Божиим сынам: А как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!» (Гал.4:6; ср. Рим.8:9). – Ради Сына Дух Святой подается всем, кто верой в Сына через Крещение входит в Божие сыновство. Своим вочеловечением Владыка Христос всё человеческое естество, которое у всех людей – в основе одно и то же, обожил в принципе, то есть как Новый Адам Своей Богочеловеческой Личностью Он повел наше человеческое естество по пути обожения, отроичения и тем самым освятил его и даровал ему способность принять Святого Духа и соделаться Его обителью. А Дух Святой, вселившись в наши сердца верой, и любовью, и Крещением, и прочими святыми таинствами и святыми добродетелями, наполняет всё наше существо чувством, сознанием и убеждением в том, что мы – сыны Божии, и всё это стекается в единое восклицание нашего духа, исполненного Духом Святым: Авва, Отче!

Все наши представления о Боге, все наши мысли о Боге, все наши ощущения Бога – сплавляются в радостное, умилительное, восхищенное чувство – во все-чувство, и в мысль – во все-мысль, о том, что Бог – наш Отец, а мы – Его дети, Его сыны. За всем этим и поверх всего этого остается единое всеобъемлющее ощущение и сознание: Бог – твой Отец, а ты – Его сын. Дух Святой, Который благодаря Сыну Божию, Владыке Христу, обитает в нас, в наших сердцах, изливает в наши сердца Божественную любовь и все прочие святые добродетели и святые силы (см. Рим.5:5). Христиане Духом Святым – духовно мыслят (см. Рим.8:5); Духом Святым и чувствуют, и любят, и действуют, и живут. Ведь человеческий дух: что он такое без Духа Божия? – Призрак, наваждение, испуганная слепая мышь, добыча демонов, игрушка страшилищ. А с Духом Божиим, с Духом Святым, с Духом Единородного Сына Божия, Господа нашего Иисуса Христа: что такое дух человеческий? – Радость всех радостей, восхищение превыше всех восторгов, совершенство совершенств: ибо Дух Святой возводит его из совершенства в совершенство, наставляя из одного святого таинства в другое, из одной святой добродетели в другую, пока полностью его не обожит, не обогочеловечит, не отроичит, не исполнит святыми и светлыми богомыслями, богочувствами, богоблаговестиями, богонастроениями, непрестанно преображающимися из силы в силу, из совершенства в совершенство – и так через всю сию земную жизнь, а после нее – и через всю жизнь грядущую во всех Божественных вечностях всех Божиих миров.

Всё это – истина превыше всех истин, завершающаяся новой Богочеловеческой истиной. А именно: войдя в Божие сыновство, ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа (Гал.4:7). Наследник Божий! – Есть ли что-то большее, высшее, превосходнейшее, достойнейшее, драгоценнейшее этого для человека, бывшего некогда беспомощным рабом греха, смерти и диавола? Чего бы лучшего, высочайшего и драгоценнейшего люди могли бы пожелать, нежели то, что подает им Владыка Христос, вочеловечившись и верою вручив им всецелого Бога со всеми Божественными совершенствами и Богочеловеческими богатствами? С Богочеловеком Христом человек становится наследником всего Божиего. Есть ли нечто большее этого, нечто славнейшее и достойнейшее, более бессмертное и вечное? Кто другой может нам это дать? Никто, потому что никто не есть Тот, Кто есть Господь Иисус Христос, а потому никто и не имеет того, что имеет Он и подает. Без сомнения, это – единственный Бог неба и земли, по неизреченному человеколюбию как единый истинный Человеколюбец дарующий человеку и всему человеческому роду всё Свое: всю полноту Своего Божественного бытия (см. Кол.2:9–10; Еф.3:19). Без Христа и до Христа человек был неотчуждаемым рабом не только стихий мира сего, но и, что еще хуже, что хуже всего: не выкупаемым и неотъемлемым рабом страстей, грехов, зол, смерти, диавола, а потому – и самой преисподней.

Человек без Христа? Рабство его невыразимо и во всех отношениях ужасно, он безнадежно порабощен со всех сторон. Ибо кто из людей мог и может избавить человека из сего рабства: кто из мудрецов, кто из ученых, кто из полководцев, кто из царей, кто из тиранов? Никто, никто и еще раз никто! Да и не только они, но и все люди вкупе, весь человеческий род, от Адама и вплоть до последнего человека на земле, – как мог бы он решиться освободить человеческое существо от смерти, да и мог ли вообще? Разумеется, нет, потому для всех очевидна непререкаемая и ужасная земная реальность: смерть сильнее, безмерно сильнее всех людей всех времен и рас. Но в противовес всему этому во всей полноте стоит всеочевидная реальность Богочеловеческая: в человеческом роде есть один сильнейший смерти, и только один: это – Богочеловек, Господь Иисус Христос. А с Ним, в Нем и через Него – и все в Него верующие и верой в Него вступающие в наследие всех Его Богочеловеческих сил и могущества, включая и Его Богочеловеческое возобладание над смертью, то есть победу над смертью, над грехом, над диаволом, над адом. Недостанет нам, а вкупе с нами и всем христианам, собственных душевных сил к тому, чтобы, просветившись мыслью, узреть и объять те Богочеловеческие богатства и блага, которые Владыка Христос уготовал и дарует людям и в этом, и в оном мире, то есть не сможем мы даже приблизительно представить себе их сияние, и безмерность, и сладость, и радость (см. 1Кор.2:9). Сколь велик человек со Христом! Его величие – поистине божественное! Ведь он становится божественным престолонаследником! Вот, Господь Иисус Христос – истинный человек с истинным человеческим телом вознесен на небо, вечно сидит одесную Бога Отца на престоле Всебожественной славы! И Он совознес, да и непрестанно совозносит с Собой и упокоева́ет у Себя, всех в Него верующих – род избранный, царственное священство, народ святый, людей, взятых в удел... народ Божий (1Пет.2:9–10; Еф.2:1–10).

Без сомнения, именно Духом Святым люди и делаются, и навсегда остаются Христовыми. Отсюда – благовестие и заповедь христоносного Апостола: Поступайте по Духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти (Гал.5:16). Все пути Духа Святого ведут через вечную истину в вечную жизнь, через вечную правду в вечную жизнь, через вечную любовь в вечную жизнь; а все вожделения плоти всеми своими распутьями увлекают в вечную смерть, порабощая нас грехам, похотям и страстям. Христиане суть христиане Духом Святым: Его они принимают в святом Крещении, Им запечатлеваются (см. Еф.1:13), Им они суть Христовы (Рим.8:9–10), Им живут, ибо те, которые Христовы, живут не по плоти, но по Духу (Рим.8:1); а ведь именно христиане живут не по плоти, но по Духу (Рим.8:4), ибо плоть желает противного Духу, а Дух – противного плоти. Они друг другу противятся (Гал.5:17).

Что, разве Дух Святой как третье Лицо Пресвятой Троицы не есть и Сам Творец человеческой плоти, чтобы ей Ему противиться? Если в человеке лишь душа от Бога, от Духа Святого, от кого тогда плоть, если противна она Духу Святому; не от диавола ли? Но это – бессмыслица. Здесь речь не о плоти, составляющей вещественную сторону человеческого существа, а о худых и скверных помыслах, вожделениях, намерениях и чувствах, через посредство которых совершается служение злу и диаволу. Ведь что в человеке противно Духу Святому? Не тело, которое Бог сотворил добрым и безгрешным, то есть созданное Господом и для Господа (1Кор.6:13), но противно всё лишенное святости, нечистое, греховное, смертное, демоническое. Именно это в человеке и противится Духу Святому, а не тело само по себе как вещественная природа. Вообще говоря, что такое тело? Тело – лишь орган души; без души оно неподвижно: не чувствует, не действует и не мыслит; оно мертво. Ведь именно душа смотрит и видит телесным глазом, слушает и слышит телесным ухом, движет телом и действует через тело, трудится, хочет, мыслит, чувствует. Душа составляет духовную сторону человеческого существа, а тело – вещественную. И то, и другое – от Бога, сотворившего их как одно целое, именуемое человеком. Лишь в душе – источник человеческой жизни; тело же – орудие жизни. В душе – источник и всего устремленного в человеке к Богу, но также и всего греховного. Всё дело – в ее свободе: она выбирает между добром и злом, между добродетелью и пороком, между Богом и диаволом. Она – та, которая, прежде всего, глазами Евы согласилась на грех, возлюбила запрещенный плод и лишь после того употребила телесные руки, чтобы его сорвать, и уста, чтобы вкусить. Таков вообще путь греха: из души через тело в дело. Таков первый человеческий грех, таков и любой грех вообще. Хотение, намерение принадлежит душе: в этом ее воля, ее свобода, которую можно употребить как на пользу, так и во зло. Зло, которого желает душа, – это и есть то, что противится Богу и всему Божиему, Духу Святому и всему святому. Злая воля – источник всего людского противления Духу Святому как Носителю всех Божиих благ. Дух Святой – Носитель, Податель и Вдохновитель каждой добродетели, всего святого, всего Божественного, всего благого; поэтому грех, и любой порок, и всякое зло – против Духа Святого. В природе зла – противление добру, как и в природе добра – противление злу. Когда человек хочет творить зло, тогда против него восстает обитающее в нем Божественное добро; а когда хочет творить добро, тогда против него ополчается зло, живущее в его грехолюбивой воле. Человеку надлежит выбирать: либо добро, которое от Бога Духа Святого и потому всегда Божественно, чудодейственно, всепобедно; либо зло, которое от диавола и потому неизменно худо, скверно и человекоубийственно и всегда немощнее Божиего добра. Если человек добровольно через святые подвиги подчинит свою душу Духу Святому, то станет непобедимым, и никакое зло не сможет ему повредить. Но если душу свою отдаст он греховным пристрастиям, то беззакония и пороки настолько в нем возрастут, придут к согласию, сроднятся, сочетаются в одно органическое целое, что попросту сформируют целое тело, единое и неделимое; именно это тело и желает противного Духу, то есть противится всему, что от Духа Святого. За этим телом греха и порока всегда скрывается творец греха и порока – диавол. Если, проанализировав тот или иной грех, мы исследуем его до конца, то на дне его всегда отыщем диавола как его главную творческую силу. Равно как если углубимся в любое добро, то в его сердце всегда обрящем силу Божественную как его главный созидательный фактор.

В Церкви Дух Святой наставляет и вводит нас в такие Божественные таинства, в такие Божественные бесконечности, истины, благовестия, в такие Божественные богатства, что по сравнению с ними весь ветхозаветный закон – лишь тень, тонкая, излишняя и даже вовсе ненужная после того, как Христос, Солнце правды, взошел на небосводе нашего человеческого мира и жизни. Для спасения нам нужен Спаситель Христос, в Котором – всё и вся; Святой Дух вселяет Его в наши сердца святыми таинствами и святыми добродетелями (ср. Еф.3:16); христиане – не под законом, а под благодатью (Рим.6:14); их наставляет Дух Божий (Рим.8:14, 9–10), ибо кто не имеет Духа Христова – тот и не Христов, тот и не христианин. Отсюда благовестие: Если же вы Духом водитесь, то вы не под законом (Гал.5:18).

Жительствуя святыми таинствами и святыми, евангельскими подвигами, христиане исполняют законы Святого Духа, законы божественной жизни, жизни ангельской, безмерно превосходящей всё бывшее в законе ветхозаветном. Исполняя евангельскую заповедь о безгневии, христиане не имеют нужды в том, чтобы кто-то повторял им ветхозаветную заповедь Не убий! (Исх.20Примеч. ред.), ибо кто не гневается, тот в корне отсекает всё то, что могло бы побудить и повлечь его к убийству (ср. Мф.5:21–22). Исполняющего евангельскую заповедь Духа Святого о целомудрии не нужно предостерегать ветхозаветной заповедью Не прелюбодействуй! (Исх.20Примеч. ред.), ведь целомудрие – это святое и бесстрастное настроение души и сердца, которому чуждо самоё дело прелюбодеяния (см. Мф.5:27–32).

Так, следовательно, если наставляет нас Дух Святой, то да бежим от плотских вожделений и неукоснительно употребим нашу свободу во Христе на жизнь по Духу, а не по плоти. Ведь жительство по плоти – это творение плотских дел. А дела плоти (τὰ ἔργα τῆς σαρκὸς) известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство (букв. в сербск. «бесстыдство». – Примеч. пер.), идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, (соблазны,) ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное (Гал.5:19–21). Все эти дела плоти, на самом деле, суть дела нашей злой, нашей пристрастившейся ко греху и похотливой воли, а не дела самого естества плоти. Поэтому от них легко освободиться: ибо мы грешим, потому что хотим, а не потому что должны. Ведь если бы мы согрешали по долженствованию, то не были бы ответственными и не осудил бы нас никакой суд, а менее всего – суд Божий. Точно так же если бы и святые добродетели творили мы потому, что должны были бы их творить, то есть если бы сама природа навязывала нам это как нечто необходимое, то не заслуживали бы мы никакой награды. Однако в нашей власти – то, преобразим ли мы свою волю благодатью Святого Духа, благодатью, которая всегда безмерно сильнее любого греха и зла. Нужно лишь свою волю с помощью веры и любови предать Христовой благодати, дабы она ее преобразила и переработала из грехолюбивой в христолюбивую, из тяготеющей ко греху в обращенную к добру, из худой в добрую, из несвятой в святую.

Все перечисленные дела плоти сплетены между собой в одно органическое целое самой сутью зла, которая – та же во всех них, ибо вся она – от самого творца зла, от диавола. Все эти дела в силу самой своей природы затягивают человека в свое бессмертное царство зла – в царство диавола, в ад. Поэтому творящие такие дела не наследуют Царствия Божия (Гал.5:21). Ведь сама природа диавола и его лукавства, которая – вся в злоупотреблении свободной волей, не желает вечных благ Божия Царствия: как диавол не хочет Бога, так и зло не терпит Божия блага.

В противовес делам плоти стоят дела духовные. Дела Духа Святого противоположны делам плоти. Когда Дух Святой благодатью святых таинств вселяется в наши сердца, тогда Он нашим облагодатствованным духом и нашей волей рождает плоды духовные, оплодотворяя наше человеческое естество Божественным благом, святостью, истиной. Что же такое плод Духа? Плод же Духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание и все прочие святые, евангельские добродетели (Гал.5:22–23). Да, святые добродетели – от Духа Святого, живущего в нас через святые таинства Крещения, Причащения, покаяния и другие. А Дух Святой живет в нас, если мы добровольно вверяем Ему и свою душу, и совесть, и волю, и ум, и всё свое – через свои добровольные подвиги, через подвиги веры, молитвы, поста, кротости, смирения, любви, терпения... И если наполняем мы себя Духом Святым и Его благодатью и своими святыми добродетелями рождаем духовные, бессмертные плоды, то нам не нужно никакое руководство ветхозаветного закона (Гал.5:23). Рождая вечные плоды Духа, мы свидетельствуем, что Дух Святой – животворящая и действенная сила нашего духа, который в Духе Святом имеет и свою вечную истину, и свою вечную правду, и свою вечную любовь, и свою вечную жизнь, и свое вечное царство, и все свои вечные ценности и силы. Зачем тогда ему предписания ветхозаветного закона? Они ему не нужны ни для того, чтобы по ним жить, ни для того, чтобы по ним быть оцениваемым и судимым.

Дух человеческий вообще далек от своей полноты и от своего совершенства и не способен их достигнуть и осуществить, пока не соединится с Духом Божиим, с Духом Святым. Лишь когда начнет он вбирать Его в себя через святые таинства и святые подвиги, лишь тогда вступает на путь своего естественного, Богом предназначенного восхождения; шествует же он по этому пути постепенно, по мере своих трудов в святой, евангельской жизни по Духу. Последовательно наполняя себя Духом Святым, человеческий дух мало-помалу достигает полноты своего бытия, ибо обогащается не гибнущими богатствами Святого Духа. Всегда чувствуя себя нищим духом (см. Мф.5:3), христианин с постоянством трудится в святых подвигах, дабы обогатить себя Духом Святым, единственным богатым и воистину всебогатым Духом. Вообще говоря, христианин неустанно приносит свой дух в жертву Духу Святому, непрерывно совершая самопожертвенный подвиг через святые добродетели веры, любви, поста, молитвы, воздержания, кротости, благости, доброты, радости; а Утешитель Благий воздает ему за это во сто и в тысячу крат, ибо за эти его несовершенные подвиги и благие поступки дарует ему добродетели святые, божественные, вечные: божественную любовь, божественную благость, божественную доброту, божественную радость, божественный мир. Ибо совершенная вера, совершенная любовь, совершенная молитва, совершенный пост, совершенное смирение и любая совершенная, святая добродетель есть дар Духа Святого (см. 1Кор.12:1–13), плод Духа Святого, плод Божественный, Божественное произрастание на земной ниве духа человеческого.

Зная всё это, Христовы люди непрерывно жертвуют собою ради даров Святого Духа, не переставая распинать плоть со страстями и похотями. Ведь страсти и плотские похоти – это и есть в нас те злые силы, которые вовлекают нас во всякое зло и продают в рабство любому греху, любой смерти, любому бесу. Истинный христианин – постоянно на кресте, от крещения и через всю жизнь. Ибо распинает он себя всякому греху и злу, умерщвляя в себе всякий порок и лукавство. Как? Святыми подвигами: распинает себя верою, умерщвляя плотское мудрование и борясь против ложных богов, стремящихся отнять у него единого истинного Бога и Господа – Иисуса Христа; распинает себя любовью, умерщвляя в себе всякое плотское, сладострастное пожелание, и любовь, и пристрастие; распинает себя молитвой всему тому, что пригвождает его к земле и не дает ему возлететь в мир небесный, где обитают вечные радости; распинает себя постом, умерщвляя себя всякому сластолюбию и пристрастию к плоти; распинает себя смирением, умерщвляя себя всякой гордости, высокомерию и надменности; распинает себя воздержанием, умерщвляя свой ум скверным и порочным помыслам, свое сердце – худым пожеланиям, свою волю – пагубным намерениям и делам, свои глаза – нечистым и неподобным взорам, свои уши – слушанию клеветы, лжи, пустых разговоров, свое тело – страстям, вожделениям и наслаждению в пище. И так по порядку каждым святым подвигом распинает он и умерщвляет себя всякому греху, всякому злу, всякой страсти. Истина нашего спасения – в следующем бессмертном благовестии: Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями (Гал.5:24).

Эту истину христиане переживают, если живут Духом Святым с помощью святых таинств и святых добродетелей. Тогда в их теле и духе нет места ни греху, ни злу, ни диаволу, ни смерти. Да, если мы живем Духом Святым, то в нас нет смерти; всё в нас живо для любой Божией истины, и правды, и добра. Но жить Духом Святым мы можем, если по Духу Святому и поступаем. А поступаем мы по Духу, если соблюдаем Его святые заповеди, если творим Его святые добродетели, если всё у нас бывает по святой вере, по святой любви, по святой кротости, по святому смирению, по святому посту, по святому воздержанию, по святому терпению, по святому покаянию и вообще по каждой святой добродетели. Через этот мир шествуем мы Духом Святым, если ходим в Его святых таинствах и святых добродетелях (ср. Гал.5:25). Тогда наш ум Им мыслит, наше сердце Им чувствует, наша совесть Им рассуждает, наша воля Им хочет, наши чувства Им действуют; одним словом – Им совершается вся жизнь как нашего духа, так и плоти. И в самом деле, мы, христиане, – не свои, а Божии. А своими становимся мы для себя – лишь Духом Святым. Ибо Он святыми таинствами и святыми добродетелями возвращает нас к самим себе, подавая нашему богообразному существу божественную праведность, божественную святость, божественное бессмертие, божественную вечность. И лишь тогда наш дух ощущает себя и вправду своим, вечно своим, божественно своим, свято своим, радостно своим. Не надо строить иллюзий: доколе мы принадлежим греху – не принадлежим себе. Если принадлежим мы греху – то принадлежим чужаку; а через него – еще более жестокому пришельцу: смерти; а через смерть – самому свирепому чужеземцу для человеческого существа: диаволу, всемогущему царю и господину в царстве греха и смерти – в преисподней.

Владыка Христос – не только Истина, но и Слово: Он – и Слово Истины, Которым Истина возвещает Себя, и Истина Слова, Которой Слово есть Бог. А это и составляет Его святое и животворящее Евангелие. Поэтому Евангелие и можно слышать и познавать [только] от Него и в Нем. Да, только от Него и в Нем. Ибо – от Спасителя Евангелие спасения, через благовестие спасения. Ведь нет другого действительного и истинного благовестия для человеческого рода, кроме как спасти его от греха, смерти и диавола. Поэтому только Христово учение и Христово дело и именуются «Евангелием спасения» (см. Еф.1:13). Именно в силу того, что наш Спаситель есть совершенный Бог и совершенный человек, ни одно людское существо своим умом не способно Его всецело постигнуть и охватить. Каждый человек – лишь богоподобное существо, потому и не может он в свое ограниченное знание вместить Богочеловека и во всей полноте рационально осознать Его и уразуметь. Поэтому вера в Богочеловека – это единственный правильный подход человека к Богочеловеку. Верой в Богочеловека возрастает и человеческое знание о Богочеловеке, восходя до необозримых высот. Ибо за эту веру Богочеловек подает человеку Духа Истины, Который и наставляет человека на всякую истину об Иисусе, Богочеловеке и Спасителе (см. Ин.16:13, 14:26). Вся жизнь такого человека веры – в Духе Святом; всё у него: и ум, и душа, и сердце, и мысли, и чувства, и воля – носит на себе отпечаток Святого Духа. Это – сила, хранящая его от всего несвятого, и признак, по которому он распознаётся. Духоносцы, христиане – всегда духоподобны и духоносны. Потому святой Апостол и говорит: во Христе вы запечатлены Святым Духом обетования (Еф.1:13) (в синод. тексте: обетованным Святым Духом. – Примеч. пер.). Какого обетования? – Данного Богом через святого пророка Иоиля (Иоил.2:28; Деян.2:16–21), а также и Самим Владыкой Христом (Лк.24:49; Деян.1:4).

Печатью скрепляется истинность того, на чем стоит эта печать; в данном случае – истинность веры во Христа, всего ее содержания и всех ее обетований. Ибо присутствие Духа Святого в душе верующего, Его печать на существе последнего – это и есть залог наследия нашего (ἀῤῥαβὼν τῆς κληρονομίας ἡμῶν) (Еф.1:14), залог того, что мы полностью вступим во владение тем, что Спаситель Своим Евангелием спасения предлагает нам в качестве обетования. Дух Святой возвращает нам все те блаженства, которые мы утратили грехом, по причине греха. Они составляют наше во Христе наследство, наше стяжание, наш удел. Залог Духа и подается намдля искупления удела (Еф.1:14). Какой драгоценный залог! – Сам Дух Святой, подаваемый нам Владыкой Христом от Отца. Вся Пресвятая Троица созидает наше спасение. Это чувствует каждый, кто верою в досточудного Господа Иисуса Христа пошел по пути спасения. Святой Апостол благовествует: Утверждающий же нас с вами во Христе и помазавший нас есть Бог, Который и запечатлел нас, и дал залог Духа в сердца наши (2Кор.1:21–22). А залог Святого Духа разрастается в нас во все дары Святого Духа, во все святые добродетели (ср. 1Кор.12:4–11).

«Почему нам Господь не дал сразу всего, но вверяет нам, прежде всего, залог? – спрашивает святой Златоуст. – Потому что мы, со своей стороны, не исполнили всего. Мы уверовали; но это лишь начало, и Он дал залог. Когда же веру мы проявим в делах, тогда Он вручит нам всё (τό πᾶν)», Залог Духа «есть часть обетованной нам Богом славы», А полнота всех обетований столь безмерно огромна и невыразимо сладостна, что святой Апостол говорит о ней, что это – то, чего глаз человеческий никогда не видел и ухо человеческое не слышало и что на сердце человеческое не приходило (см. 1Кор.2:9).

Имея в себе залог Святого Духа, христиане наполняются неизреченной радостью от этого всеединства во Христе: ощущают всю Его славу, то есть славу Богочеловека и Спасителя, Который Церковью объединяет всё и вся с Трисолнечным Божеством. С невыразимым умилением чувствуют они свое единство с Ангелами, со всецелым Божиим творением: и с птицами, и с растениями, и с животными, и со звездами, и со вселенными, и со всеми вообще созданиями, ибо полнота Наполняющего все во всем (Еф.1:23) преисполняет им и душу, и сердце, и ум: всецелый Он – в них, всецелые они – в Нем. Но точно так же и по той же самой причине ощущают они свое единство с каждой птичкой, скорбящей в своем гнезде или умирающей в болезнях; с каждым цветочком, невинно и невольно увядающим и погибающим в тлении, наведенным на него и на всю тварь людским грехом; и вообще – с каждым страдальцем. Печалятся они обо всяком грешнике, молятся за всякого преступника, и воздыхают, и вопиют, и рыдают ради него и ради себя, ибо чувствуют свое единство со всеми и каждым: всё человеческое мучит их, угнетает, беспокоит и причиняет им боль. Но в то же время залог Духа возносит их выше всех человеческих скорбей и злостраданий, вселяя в них несказанное утешение: Утешитель Благий проводит их через человеческие мучения, грехи и падения, чтобы они еще усерднее, с воплем и воздыханием, молились за них, за людей, за всех людей без исключения.

Духом Святым усовершаемые во всем своем существе, они чувствуют, как из-за наших грехов сетуют и воздыхают звезды, как из-за наших преступлений рыдают и распадаются камни, как из-за наших зол плачут и роняют слезы цветы и былинки, как причитают над грехолюбивым человеческим родом птицы, и животные, и все Божии творения, – как вся тварь совокупно стенает и мучится (Рим.8:22) в болезнях, бедствиях и страданиях, которыми люди ее наполнили, введя в этот мир грех, смерть и диавола. Но при всем том они общаются с небесными мирами, со всем, что на небе: ведь пребывают они в предивном Господе Иисусе Христе, в этом всечудном Всесвятилище, в Котором с нами, людьми, сочеталось всё небесное. И они, с Ним сплоченные, Им чувствуют, и созерцают, и переживают жизнь всех обитающих на небе существ, всех небесных тварей, слыша их херувимские и серафимские славословия Единому Человеколюбцу, Трисолнечному Богу и Господу, – и радуются радостью неизреченной. Из Церкви, которая одновременно – вся на земле и вся на небе, воспринимают они и соощущают как свое всё, что на небе, и всё, что на земле, ибо Владыкой Христом всё это стало для нас своим, нашим, человеческим: нашим наследием, нашей собственностью, нашим уделом, нашим благом, нашим царством. Благодатью Богочеловека их бытие расширено до все-бытия, и они Духом Святым, Его чудотворными силами, постоянно ощущают себя в единстве со всеми людьми и со всеми тварями: со всеми человеческими печалями, муками и терзаниями на земле и со всеми радостями, и восторгами, и ангельскими блаженствами на небе. Всё сущее воспринимают и ощущают они, уподобляясь Христу: сердце у них – все-сердце: как свои собственные чувствует оно и все радости всех существ, и все печали, и всякую смерть, и все грехи, и все мучения; душа у них – все-душа: проникает она через все существа и твари, и в каждом существе и в каждой твари чувствует себя своей, и из всех них молится она за всех и за вся; око у них – все-око, совесть – все-совесть, ум – все-ум, жизнь – все-жизнь: ибо всё это подает им и всё это в них совершает самая великая чудотворица всех миров – Христова Церковь: благодатью Святого Духа и любовью Господа Иисуса Христа преображает она их ум в соборный ум Церкви, их душу – в соборную душу Церкви, их око – в соборное око Церкви; и они, вбирая в себя бесконечность от всех Богочеловеческих бесконечностей Церкви Спасителя, живут соборной все-жизнью Церкви, мыслят соборным все-умом Церкви, чувствуют соборным все-сердцем Церкви, пребывают в бессмертии и вечности соборной все-душой Церкви. А через всё это и во всем этом они, собственно, и живут, и чувствуют, и зрят, и мыслят, и действуют благодатью Трисолнечного Бога и Господа: от Отца через Сына в Духе Святом.

Отчего все это? Оттого, что досточудный и чудотворящий Человеколюбец, Владыка Христос сплотил в Себе всё им присущее: благодатью сочетал их сердца со всеми, кто на небе, и со всеми, кто на земле; а до того соединил их с Собой, всеблагим, всемилостивым, всеведущим, всечувствующим, всесострадательным Богом и Господом: облек их в Себя через святое Крещение – и они облеклись в Него; исполнил их Собою всей полнотой Божества через святое Причащение и прочие святые таинства и святые добродетели – так что неустанно растут они возрастом Божиим (Кол.2:19) во все Его Богочеловеческие бесконечности и безграничности. Поэтому никогда не будет конца их преуспеянию: то, что позади, они забывают, а к тому, что впереди, простираются: ибо подобает им прийти в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф.4:13), в меру Христовой полноты, присно имея перед всеми очами своей души и перед всеми чувствами своего существа конечную цель всех христианских подвигов: Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный – Бог (Мф.5:48; ср. Кол.2:9–10; Еф.3:19). «Ибо преспеянию во веки не будет конца, – благовествует святой Симеон Новый Богослов, – так как остановка (или замедление) в возрастании положит конец Бесконечному... Текущие за Бесконечным не достигают конца... Как, скажи мне, они достигнут конца Бесконечного? – Невозможно (это) и совершенно неосуществимо. Такая мысль совершенно не может и в [ум] прийти святым, ни здесь во плоти сущим, ни туда в Боге преставившимся. Ибо, покрываясь светом Божественной славы, осияваясь и сияя, и наслаждаясь этим, они с полной и всецелой уверенностью поистине знают, что совершенствование их будет бесконечным и преспеяние в славе – вечным».

Все несказанные богатства, которые в Господе Иисусе Христе, мы, люди, можем познать и стяжать только Духом Божиим, Духом Святым: если наш человеческий дух мы Им исполним, Им осияем, Им просветим, Им будем наставлять и руководствовать (Еф.1:17–23). И лишь приняв Духа Святого, Который от Бога, мы можем знать дарованное нам во Христе от Бога (ср. 1Кор.2:10–12).

Поэтому духоносный Апостол и молится за ефесских христиан, а через них – и за всех нас: чтобы Бог Господа нашего Иисуса Христа, Отец славы, дал вам Духа премудрости и откровения в познание Его (Еф.1:17). – Святой Апостол говорит: Бог Господа нашего Иисуса Христа. Разве Владыка Христос – не Бог, но имеет над Собою Бога? Несомненно, Он – Бог, во всем равный Богу Отцу по Божеству. Но Он – Бог – стал человеком, и для Него как человека Бог Отец – Бог. Для познания Его, единого от Святой Божественной Троицы, нам нужна помощь остальных двух Святых Лиц: Бога Отца и Бога Духа Святого. Бог Дух Святой – это Дух премудрости; если человек получит Его, то исполнится Божественной премудростью. Дух Святой – еще и Дух откровения. Божественной премудростью открывает Он в сердце верующего и сказует тайну Иисуса Богочеловека, – так духоносец приходит к истинному познанию Христа. Да, лишь духоносец знает Христа. Дух Святой свидетельствует духу нашему обо всем Христовом и подкрепляет нас в немощах наших, так что мы получаем истинное и совершенное знание о Спасителе и спасении (Рим.8:16–26). Никакой человеческий дух не в состоянии какими-либо собственными усилиями познать Христову тайну в ее Божественном и спасительном совершенстве и полноте. Человеческому духу это открывает лишь Дух Святой, посему и именуется Он Духом откровения (Еф.1:17). По сей причине духозарный Апостол и благовествует: Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым (1Кор.12:3). Дух Святой как Дух откровения вводит нас во всякую истину Христовой, Богочеловеческой Истины и Его Богочеловеческого подвига спасения, научая нас всему Христову (ср. Ин.16:13, 14:26). В этом причина того, что и всё Христово Евангелие, весь Новый Завет называется Откровением.

Разумеется, при этом человеческий дух – не автомат, не мертвое орудие, которым Дух Святой пользуется и действует, а живой и добровольный со-работник Святого Духа. Под влиянием Святого Духа он весь претворяется в действие, ибо святыми подвигами преобразует благодатные силы Святого Духа в свои собственные: вносит их во все составы своего существа, наполняет ими всего себя, и они участвуют во всех его мыслях, и чувствах, и хотениях, и делах, и словах. Одним словом – во всей его жизни. При этом благодатью Святого Духа человек очищается от греха, обновляется, освящается, преображается, совершенствует все органы своего духа, органы познания и чувств: сердце, ум, душу, волю, – так что они, рассеяв тьму греха и освободившись от паралича страстей, могут узреть все Божественные богатства, которые человеколюбивый Владыка Христос предлагает нам и вручает. Эту тайну открывает нам многозаботливый Апостол, испрашивая в молитве у Бога для христиан чистое сердце, то есть сердце очищенное, освященное и просвещенное благодатью Духа Святого, то есть чтобы Дух просветил очи сердца вашего – πεφωτισμένους τοὺς ὀφθαλμοὺς τῆς καρδίας ὑμῶν, дабы вы познали, в чем состоит надежда призвания Его, и какое богатство славного наследия Его для святых, и как безмерно величие могущества Его в нас, верующих по действию державной силы Его (Еф.1:18–19).

Очи сердца? – Это вера. Ибо вера делается зрением нашей души, зрением, видящим Невидимого и невидимое (2Кор.4:18): видящим невидимого Бога в видимом человеке Иисусе, а также Его бесчисленные невидимые благодатные силы, созидающие через Церковь спасение людей, мира, твари: спасение и мое, и твое, и всех грешников, и всех праведников. Оттого-то и по этому земному миру, и по всем мирам вообще мы ходим верою, а не ви́дением (2Кор.5:7), верою, которая есть зрение нашей души, облагодатствованной, освященной, преображенной. У нас, христиан, вера – это одно бессмертное и всевидящее око нашей облагодатствованной души, любовь – второе, молитва – третье, надежда – четвертое, пост – пятое, смирение – шестое, кротость – седьмое, терпение – восьмое, Святое Причащение – девятое, святое покаяние – десятое, и так по порядку: все святые таинства и все святые добродетели суть бесчисленные наши очи, причем очи всевидящие, лицезрящие Бога, и небо, и истину. И эти наши святые очи видят – в чем состоит надежда Христова призвания, то есть наша надежда: усыновление Богу через Владыку Христа и наследование Небесного Царствия, вечная жизнь в вечном блаженстве Трисолнечного Бога и Господа. И еще наши святые очи видят, каково богатство славного наследия Христова, нашего наследия во Христе: вечная Божественная жизнь и вечная слава через [саму] вечную Истину, вечную Правду, вечную Любовь, вечную Радость, вечное Блаженство. Сверх всего того, наши святые очи видят, как безмерно величие могущества Его в нас, верующих по действию державной силы Его: Его Божественная сила нашей верой побеждает в нас все грехи, всякую смерть и всякий ад – и дарует нам спасение, освящение, облагодатствование, обожение, усвоение Христу, отроичение, рай – рай, не имеющий предела...

От нас – вера, от Господа – сила веры. Через святые таинства и святые подвиги наша вера восходит из силы в силу, из бессмертия в бессмертие, из радости в радость, из истины в истину, из праведности в праведность, из добра в добро, из мудрости в мудрость, из рая в рай, – возрастая ко всем богатствам Христова Царства, взирая на них светлыми очами сердца. На этом пути веры бесчисленны препятствия, и злоключения, и бедствия, и муки. Но чем тяжелее скорби верующих во Христа, тем обильнее прилив Божественной силы в их сердцах. Только так и можно объяснить терпение и радость святых мучеников и исповедников веры в страшных мучениях и страданиях за Христа. Только так можно уразуметь и постигнуть все сверхчеловеческие подвиги святых Апостолов, и все тяжелейшие бремена святых пустынников, и все добровольные и невольные беды и лишения всех истинных христиан, всех христолюбивых тружеников, всех добровольных самомучеников, всех неустанных благовестников, всех кающихся грешников, кающихся разбойников, кающихся блудников, кающихся сребролюбцев, кающихся сладострастников, кающихся гордецов, кающихся самолюбцев, кающихся самоугодников, кающихся скупцов, кающихся убийц, кающихся воров, кающихся развратников, кающихся пьяниц, кающихся самых отчаянных грешников.

Всё это показывает, что вера наша, вера всех нас – величайших и малейших, ученейших и самых простых, царей и нищих, мудрецов и пастухов – бывает по действию державной Божией силы, по действию этой силы в наших душах, в наших совестях, в наших мирах. Она способствует тому, что всё в нас ветхое, точно при землетрясении, разрушается, и она же одновременно, как искусный архитектон, всемудро всё в нас выстраивает в мир новый, божественный и вечный. И мы еще здесь, на земле, начинаем жить жизнью вечной, так что земля под нашими ногами преобразуется в нетленное небо, и где ступит наша вера, тут уже и наш Господь и в Нем – наш рай, наша радость, наша вечность. Да, вера – в силе Божией, в явлении Духа и силы (1Кор.2:5, 4).

Единство христиан созидает и подает Дух Святой: все их души Он благодатью соединяет в одну душу, все сердца – в одно сердце (см. Деян.4:32). Дабы соблюсти себя в этом спасительном единстве, христианам нужны личные усилия, единство христиан личные подвиги: прилежание к жизни в святых таинствах и святых добродетелях. Ведь христианин отсекает себя от этого единства в Духе Святом, если живет несвято, порочно, греховно. Только то, что соединяет христиан с Духом Святым, – только то и держит их во взаимном единстве. А таковы суть плоды Духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал.5:22). Попечением о них соблюдается единство Духа в союзе мира (Еф.4:3). Значит, единство зависит от нашего труда, от наших усилий. В первую очередь – от нашей евангельской любви (Еф.4:2). Ибо евангельская любовь – сила сплачивающая; сначала она сочетавает человека с Богом, а затем и с обитающими в Боге людьми. В ней – и союз мира (Еф.4:3); миром связывает она всех людей в Боге. Мир же этот – мир Божий, а его зиждущая сила – Божественная любовь. Божественная же любовь – это совокупность (союз) совершенства (Кол.3:14), объединяющая всё совершенное в христианах, сочетавая их, таким образом, в одну душу, в одно тело – в Тело Церкви (см. Кол.3:14–15). Эта Божественная любовь Святого Духа и прочие совершаемые в ней добродетели суть то, что поддерживает и сохраняет единство Церкви, Тела Церкви, духа Церкви, жизни Церкви (см. Еф.4:15–16).

Христианину следует быть по-херувимски проницательным, чтобы увидеть себя и своих собратьев во всех грехах, во всякой смерти, во всяком аду – и после этого с любовью спасать во Христе от всякого греха, от всякой смерти, из всякого ада – сначала себя, а затем и своих ближних. Когда он на это способен? – Когда дух свой содержит в единстве с Духом Христовым, с Духом Святым. Как? – С помощью святых таинств и святых добродетелей. Тогда его дух избавляется от грехов и их оков, от смерти и ее уз, и Божественный мир – мир Божий, который превыше всякого ума (Флп.4:7) – проникает во всё его существо. Для этого нужно стараться сохранять единство своего духа в союзе мира; это единство Господь подает за святую жизнь в святых подвигах через святые таинства. Что это такое, что объединяет человеческий дух в человеке? Троичное богоподобное единство, совершенствуемое благодатью святых таинств и святых добродетелей в Христовой Церкви. Без этого человеческий дух разрушен грехами, растерзан и изорван всякой смертью, рассеян и развеян бесами. Но если человеческий дух живет Духом Святым и очищает себя, то таинственно светится и сияет Троичным единством – «светлеется Троическим единством священнотайне». Только здесь, только в этом – святое, и божественное, и блаженное единство человеческого духа. А вне Святой Троицы, вне Божественной Единицы – весь человек рассыпан, разбит, расчленен, разложен на атомы и молекулы, лишен всякого единства и никак не может собрать самого себя; и в каждой частичке его разрушенной грехом и растерзанной души – несметное множество мук. Тогда человек – всегда и только легион. Каково ему имя, такому человеку? Увы – легион. А из Святого Евангелия мы знаем, что лишь у ног Иисусовых может он исцелиться от живущего в нем легиона, от разобщенности своей души, вследствие греха и зла, на мириады частиц4. Ибо грех и зло носят в своей природе силу, разбивающую, разъединяющую, размалывающую, раздробляющую душу на бесконечное число крупинок и осколков, и каждый осколок болит, болит весьма сильно. И имя человеческой боли – легион.

Святой Златоуст благовествует: «Что такое единство духа? Как в теле душа всё охватывает и содержит в единстве пребывающее в разных частях тела, так и здесь. Но душа дана еще и для того, чтобы объединить людей, разных по происхождению и образу жизни. Ибо старый и малый, нищий и богатый, дитя и юноша, мужчина и женщина и всякое одаренное душой существо – образуют известное единство; и сие единство превосходнее единства тела. Духовное родство выше плотского; духовное единство совершеннее. Как огонь, упав на сухие дрова, превратит их в единое пламя, а если упадет на влажные, то не зажжет и не соединит, так бывает и здесь: душевная хладность не способствует единению, а душевная теплота, по большей части, каждого привлекает к себе. Отсюда рождается и теплота любви. Апостол хочет всех нас сплотить узами любви. Он желает, чтобы мы были связаны между собой не только миром, не только любовью, но чтобы у всех была одна душа. Так мы соединяемся и между собой, и с Богом. Этого единства не может нарушить ни расстояние, ни небо, ни земля, ни смерть, ни что-либо иное; оно лучше и сильнее всего. Проистекая из единства души, оно может в одно и то же время объять многих».

Святая мысль блаженного Феофилакта так богомудрствует: «Как в теле дух – тот, кто всё связывает и объединяет, хотя члены и различны; так и в верующих Дух Святой – Тот, Кто всех объединяет, хотя и отличаемся мы один от другого и происхождением, и характером, и родом занятий; и [этим] Святым Духом мы делаемся одним телом. Посему будем стараться блюсти сие единство взаимным миром. Если же мы не будем иметь союза любви и взаимного мира, то потеряем и единство, дарованное нам Святым Духом. Тогда с нами произойдет то же, что и с рукой или ногой, если бы отделились они от остального тела и прервали связи с прочими членами, – и тогда мы не будем содержимы одним Духом. Нужно нам, значит, много стараний и трудов, чтобы иметь мир, который бы нас взаимно связывал». «Как в наших телах дух наш – тот, кто действует во всех членах и связывает всё, так дан нам и Дух Святой, объединяющий нас и делающий одним телом». Бессмертно апостольское благовестие: Одно тело и один дух... один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас (Еф.4:4, 5–6). Всё делает, всему содействует, всё возводит к отроичению через святота́инственное и святоподвижническое обогочеловечение и одуховление.

Драгоценны для нашего спасения благовестие и заповедь христоносного Апостола: Не оскорбляйте Святого Духа Божия, Которым вы запечатлены в день избавления (ἀπολυτρώσεως = искупления, выкупа, Еф.4:30). – Чем люди оскорбляют Святого Духа Божия? – Творя что-то нечистое, несвятое, скверное, демоническое. Одним словом – своими грехами = своим злом. Христиане в святом таинстве Крещениязапечатлены Духом Святым. Запечатлены Духом Святым, дабы ничто от духа несвятого в них не входило. Печать Святого Духа – на их душе, на их сердце, на их чувствах как знамение спасения и искупления. Эта печать должна стоять на душе каждого христианина вплоть до Страшного Суда, до дня окончательного искупления. А до того времени – надобно ее хранить, ограждая Божественными силами святых добродетелей, чтобы грехи и страсти не разрушили ее, не обломили и не повредили (ср. Ис.63:10; 1Фес.5:19; Рим.8:23).

Святой Апостол подробно поясняет свое благовестие заповедью: Всякое раздражение, и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас (Еф.4:31). – Вот, святой Апостол перечисляет нам грехи, которыми христиане оскорбляют Святого Духа Божия. Каждый из них – разрушительная сила, вызывающая в душе разлад, разлом, хаос, подлинное безумие. Ведь что такое гнев, что такое злоба, если не мимолетное безрассудство души? Если же они останутся в душе на долгое время, сделаются ее настроением, станут ее страстью, то это выльется в непрерывное беснование души, в постоянное безумие сердца. Все перечисленные виды зла как раз и представляют собой те обманчивые пожелания, в которых растлевается ветхий человек (см. Еф.4:22). Им нет места в душе христианина, если он искренне держится за Церковь – за ее дух, за ее любовь, за ее жизнь. Да будут удалены от вас все виды злобы, потому что злоба тем злоба, что ратует с Богом Духом Святым, с этой Всеполнотой всякого Божественного блага. И нет более несчастного и более безумного человека, чем тот, который воюет с Богом. Поэтому всякое людское зло, которое всегда, прямо или косвенно, является порождением злобы, оскорбляет Духа Святого. Любое же человеческое добро радует Его. Жизнь истинных христиан – это и есть не что иное, как праведность и мир и радость во Святом Духе (Рим.14:17; ср. Кол.3:8; Тит.3:2–3; 1Пет.2:1).

Всеспасительна евангельская заповедь: Исполняйтесь Духом (Еф.5:18). Как? Рождая плоды Духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, веру, кротость, воздержание (Гал.5:22–23). Упражняясь в подвигах Духа, человек исполняется Духом, Богом. Первый дар Духа, залог Духа, подается в святых таинствах Крещения и Миропомазания. Ибо Крещение есть не что иное, как рождение Духом Святым (Ин.3:5). Родившийся Духом должен затем и расти Духом, то есть всё более Им наполняться. Этому вбиранию в себя Духа, этому подвигу одуховления себя нет меры, ибо не мерою дает Бог Духа (Ин.3:34). Жительствуя так, христианин становится Божиим храмом, в котором обитает Дух Божий. Святой Апостол пишет христианам: Вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас (1Кор.3:16; ср. Рим.8:9). Христианство есть не что иное, как жизнь в Духе Святом. По учению святых Отцов, стяжание Святого Духа через посредство святых таинств и святых подвигов – это и есть цель христианской жизни. Где пребывает и где стяживается Дух Святой? – В Церкви, только в Церкви. Доказательство? – Святая Пятидесятница: весь Дух Святой, со всеми святыми дарами, сошел на Церковь и навсегда пребыл в ней как ее душа – душа в ее Богочеловеческом Теле. Тогда исполнилось слово Спасителя: реки воды живой потекли по человеческой жизни и существу (см. Ин.7:38–39). Поэтому лишь в Церкви человек и может исполняться Духом Святым и жить Им: дабы обитать ему в Духе и Духу в нем. Человеколюбивый Спаситель благовествует Своим святым ученикам: Он (Дух Святой) с вами пребывает (μένει) и в вас будет (Ин.14:17). Полнотой Своего Божества Дух Святой живет в Церкви; поэтому в ней – все дары Духа (ср. 1Кор.12:3–13). И вся удивительная и чудодейственная жизнь Церкви обращается, совершается, бывает и есть в Духе Святом. Здесь все производит (πάντα ἐνεργεῖ) Дух Святой по Своей всемудрой Божественной власти и воле (1Кор.12:11).

Златоустый Духоносец благовествует: «Апостол говорит:Исполняйтесь Духом (Еф.5Примеч. ред.). Разве это в нашей власти? Да, в нашей. Ибо когда ложь, когда злобу, когда блуд, когда нечистоту, когда алчность изгоним мы из своей души, когда станем добрыми, сострадательными, душепопечительными; когда не будет у нас смехотворства; когда сделаем себя достойными – то что тогда помешает Духу Святому приступить к нам и приходить? И Он к нам не просто приступит, но и наполнит наше сердце. А когда внутри в нас будет такой свет, тогда никакой подвиг не будет для нас трудным, а напротив – легким и естественным».

Так как жизнь христиан есть, собственно, жизнь в Духе Святом, ибо кто Духа Христова не имеет, тот и не Его (Рим.8:9), – то всё бытие христианина должно быть стремлением к стяжанию Святого Духа. Поэтому жизнь христиан – это непрестанный подвиг во-духовления и о-духовления при содействии святых божественных добродетелей, молитвой возводимых ко всякому совершенству. Христиане и исполняются Духом Святым, живя и воспитывая себя и друг друга молитвой, назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах своих Господу (Еф.5:19). Непрестанное молитвенное настроение – лучший признак того, что человек живет в Духе Святом. Такой человек уразумевает всё и вся, сопровождая молитвой как все переживания в самом себе, так и все события в окружающем его мире. Ибо он всем существом чувствует и знает, что все нити всех событий находятся в руках всемогущего и всемилостивого Господа. Поэтому христиане и благодарят Господа всегда за все (Еф.5:20): благодарят Его за то, что Он создал такой изумительный мир; за то, что и человека сотворил Он богообразным и наделил его способностями и средствами к богоподобному восхождению; благодарят Его всегда за то, что имеют Ангелов и Архангелов своими святыми братьями, а Святую Троицу – своим Богом; благодарят Его всегда за то, что этот видимый мир подобен храму, а люди в нем – как бы священнослужители (см. Кол.1:16–20); благодарят Его всегда за то, что человеческий род спас Он Владыкой Христом от греха, смерти и диавола; благодарят Его всегда нарочито и прилежно за столь незаменимого, и всеблагого, и всемилостивого Спасителя, Каков [есть] Господь Иисус Христос, за Его удивительное домостроительство спасения, за Церковь, за Духа Святого, Который Церковью и в Церкви непрестанно совершает спасение мира, людей, осуществляя Богочеловеческое домостроительство спасения через все века, и причем – через святые таинства и святые добродетели, необычайно легкие и доступные для всех людей всех времен; так что нет нигде конца их благодарению – всегда за все, всегда за все, всегда за все. Сверх всего этого, мы, христиане, не перестаем всем существом благодарить Бога и Отца за то, что Он даровал нам столь всесовершенного и всечудного Спасителя – Господа и Богочеловека Христа, Какого земной мир не мог себе и представить. Всё, что человеческий род мог себе представить в качестве совершенного идеала Бога и Спасителя, всё это дано нам в Лице Владыки Христа, и причем гораздо совершеннее, умилительнее, любезнее. Взираешь на Него – и никогда не можешь насмотреться! Поистине – чего не видел человеческий глаз, то Бог [Отец] даровал нам в досточудном Господе Иисусе Христе. Слушаешь Его – и никогда не можешь наслушаться! Поистине – чего не слышало человеческое ухо, то Бог Отец даровал нам в Сладчайшем Господе Иисусе. Чувствуешь Его, любишь Его – и никогда нет конца этим чувствам, этой любви! Поистине – что не приходило на сердце человеку, то Бог Отец даровал нам во всемилостивом и всесострадательном Господе Иисусе (см. 1Кор.2:9). Но особая черта христиан – та, что они благодарят всегда: и за всякое мучение, и за всякую скорбь, и за всякую напасть, ведь именно скорби наш чудотворящий Спаситель сделал средствами нашего спасения, нашего очищения, нашего освящения, нашего обожения, нашего усвоения Себе. А их так много в этом мире, и поэтому каждому из нас так легко спастись при их посредстве. Ведь если Единый Человеколюбец вверил нам Свой Крест как всемогущую силу, благословив его как высшее средство освящения и всепобеждающее оружие спасения, то пусть постигнут нас любые бедствия и мучения. – Крестом Спасителя они для нас и легки, и умилительны, и спасительны (см. Деян.5:41; 2Кор.6:10, 12:10; Кол.1:24; Евр.10:34; Ин.16:33). Христиане с радостью принимают и всякую смерть, претерпеваемую ими за Владыку Христа, за Его правду, за Его Евангелие, за Его Церковь, за свое спасение, за спасение своих братьев – благодаря всегда всечудного Господа за то, что Своей Богочеловеческой смертью обратил Он нашего самого грозного врага, то есть смерть, в нашего величайшего друга: ибо смертью Он спасает нас от смерти!

Растроганная удивительным благовестием Спасителя христолюбивая душа святого Златоуста благовествует: «Святой Апостол говорит: Благодаря всегда за все (Еф.5:20). Что – разве надо благодарить за всё приключающееся? Да, именно так! Хотя бы то была болезнь или нищета. Благодари, даже если ты и не понял причины чего-то; ведь в этом как раз и состоит благодарение. Нет ничего великого и ничего особенного в том, если благодаришь ты, пользуясь благом, будучи здоровым, преуспевающим и счастливым. Но от тебя требуется, чтобы благодарил ты в скорбях и напастях. Не говори ничего, кроме слов: “Благодарю Тебя, Господи!”. Но что я говорю о скорбях, постигающих здесь, на земле! За самый ад нужно благодарить Бога, за наказания в аду, за мучения в аду. Ведь если мы будем внимательно размышлять – то, несомненно, много пользы будет приносить нам и это: страх перед мучениями в аду обуздает наше сердце... Да, когда постигают нас болезни, несчастья, беды, именно тогда и нужно усиленно благодарить Бога. И причем благодарить не словами, не языком, но поступками, делами, мыслями, сердцем. От всей души надобно Его возблагодарить. Ибо Он любит нас больше, чем наши родители; и любовь Божия так отличается от любви наших родителей, как добро от зла».

Против христиан бесы ополчаются разными грехами, страстями, пороками. Но Церковь вручает христианам Божие всеоружие, и они всегда одерживают им победу над всяким бесом, да и над всеми бесами вкупе, если только это всеоружие ревностно и мудро употребляют. В этом главный у них Военачальник и верховная Сила – Дух Святой. Отсюда и святая заповедь, данная христианам для ведения брани: Возьмите... и меч Духа (в синод. тексте: меч духовный. – Примеч. пер.), который есть слово Божие (Еф.6:17). Слово Божие – вот меч, которым ратует Святой Дух, а с Ним и вслед за Ним – и все духоносцы, все христиане. В нашей духовной брани и меч у нас духовный. Для чего же нам духовный меч? – Дабы посекли мы им всякую неправду, всякую ложь, всякое искушение, всякий грех, всякую страсть, всякое зло, всякого духа зла. Слово Твое есть истина (Ин.17:17), – говорит Спаситель Своему Небесному Отцу. Поэтому каждое Божие слово – это меч духовный, силою Божественной истины низлагающий всякую ложь. Таково каждое слово Спасителя. Ибо о Своих словах Он свидетельствует: Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь (Ин.6:63). Никакая смерть не может их умертвить и никакая злая сила уничтожить. Слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные (Евр.4:12). Это значит, слово Божие своей силой отторгает, отлучает от души, от духа, от сердца, от мысли, от помышления – всякое зло, даже самое утонченное и незаметное, истребляя его до конца, полностью, безвозвратно. И христолюбивый тайновидец, святой Воанергес, лицезрит Владыку Христа на небесном Божественном престоле – и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч (Откр.1:16; ср. Откр.2:12). Этим мечом Господь посечет и самого антихриста, ибо святой Апостол благовествует, что антихриста Господь Иисус убьет духом уст Своих (2Фес.2:8).

Будучи одного Духа со святым апостолом Павлом, святой Златоуст благовествует: «Надлежит нам взять не только щит и шлем, но и меч Духа, чтобы не только защитили мы себя от стрел, пущенных в нас диаволом, но и самого диавола погубили. Ибо душа, имея свой меч, и к тому же защищенная от распаленных стрел, может с великой смелостью противостать врагу, рассечь этим мечом его броню, убить змия и отрубить ему голову. И сам апостол Павел этим мечом разрушил и пленил умыслы диавола. – Который есть слово Божие. Словом Божиим Апостол называет здесь заповедь или учение, завещанное Иисусом Христом Апостолам, которое они всюду проповедали, творя чудеса во имя Его. Так и мы да соблюдаем во всем Божии заповеди; ибо, исполняя заповеди, мы ниспровергнем и умертвим диавола – этого лукавого змия».

«Мечом Духа Апостол называет действие Духа (τὴν τοῦ Πνεύματος ἐνεργείαν), а действием Духа именует слово Божие. Это значит, что Всесвятой Дух совершает наше спасением словом. Ибо духовный человек поносит диавола – и сей убегает от него».

Всеоружие Божие христианин богомудро употребит и одержит победу над всеми духами зла, если только будет непрестанно молиться Богу и бодрствовать. – Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время Духом; и старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением о всех святых (Еф.6:18). В духовной брани боевой и победный дух поддерживается непрестанной молитвой, непрерывным призыванием Божией помощи. Ибо брань эту от начала до конца ведет Бог. Молитва держит в состоянии бодрствования все добродетельные силы души, не давая им ослабеть, обессилеть, задремать. Она – и страж, и поощритель, и хранитель всякой добродетели. Она их предводит и руководит ими в брани со всеми грехами, пороками, искушениями. Святые Отцы учат, что молитва – это начальник хора добродетелей. Она их подразделяет, распределяет, сообразует; она ими и управляет. Если христианин имеет непрестанную молитву в сердце, то никогда не проиграет в борьбе с грехами и искушениями, никогда не погибнет. А для этого надобно ему быть решительным и понуждать себя к молитве. Ибо тому, кто нудит себя к молитве, Бог и подаёт молитву. Подаёт вплоть до тех пор, пока молитва не станет непрерывной. А наша непрерывная молитва – это единственный Божественный, евангельский залог того, что мы будем непрестанно побеждать в нашей брани с духами зла и греха. Молитва христианина неизменно выливается и в моления за всех святых, то есть за всех христиан, ибо и они ведут постоянную войну с духами злобы поднебесными. И как таковые – они с нами в одном союзе, в едином соборе. Если человек – христианин, то с ним неустанно воюет всякий бес; всякий демон выводит против него всю свою силу: демон гнева – гнев, демон блуда – блуд, демон гордости – гордость, демон ненависти – ненависть, демон зависти – зависть, демон отчаяния – отчаяние; и так по порядку, имя им – легион, а их соблазнам и страстям – нет и числа.

Но, сколько бы их ни было, наше всеоружие Божие всегда сильнее их, оно способно их рассеять и одолеть на всех полях сражений и во всех битвах. Особенно когда в этой брани руководят нами предводители святых благодатных подвигов: молитва и пост. Ведь перед ними не может устоять ни один злой дух; от их огня бесы обращаются в бегство без оглядки. Сколько бы духи злобы ни ополчались на христианина из мира внешнего, даже если они и прорвутся в него, и окопаются в его душе, и вселятся в нее, и обратят его сердце в собственный дом – то и тогда нет места страху: надо вывести против них молитву и пост, а в резерве держать любовь, милосердие, кротость, смирение, веру, истину, праведность, терпение, – и вступить в борьбу, и воинствовать упорно, бесстрашно и с безмерным упованием, – и христианин, несомненно, победит всех духов злобы и в себе самом, и вокруг себя. Ибо уста Всеистинного и Всепобеждающего изрекли сие благовестие: Сей же род изгоняется только молитвою и постом (Мф.17:21), то есть род всех нечистых духов, не исключая и самых коварных, и самых опасных (Мф.17:15–17). Молитва и пост – вот Божественное всесовершенное средство и против всякого зла, и против всякого беса. Молясь и постясь, христианин делается непобедимым победителем: не одолеваемым не только людьми, но и самой смертью, и грехами, и бесами. Ведь и грехи, и бесы составляют единый род. А всемилостивый Господь для того и пришел в наш мир, соделавшись Богочеловеком, чтобы даровать нам победу над ними и врачевание против них. Да, именно средство от греха, от смерти и от диавола.

Эта всепобедная молитва – присно в Духе Святом (Еф.6:18): Дух Святой подает ей силы не ослабевать, то есть непрестанно жить, и гореть, и пламенеть в нашем сердце. Под вопросом стоит всё наше: вся наша вечность, – ибо бесы только и делают, что похищают у нас грехами и страстями вечность, рай, небо, Небесное Царство; да и Самого Бога и Господа у нас крадут. Оттого-то надобно всегда молиться Богу и никогда не унывать (Лк.18:1). Разумеется, молитва проистекает из нашей веры во всеблагого Господа, Который посему, наряду с благовестием о молитве и посте, изрек и благовестие о вере: Всё, что ни попросите в молитве с верою, получите (Мф.21:22; ср. Мк.11:24).

Христову человеку, всё, что бы с ним ни случалось, служит ко спасению. Никто не спасается в одиночку. Каждый спасается с помощью ближних – таково учение святых Отцов. Спасение никогда не подается человеку без содействия ближних. Это первая половина благовестия спасения. Но это не всё, этого недостаточно. Это – лишь помощь человеческая, которая отсюда, с земли. Необходима еще помощь свыше, с неба, то есть помощь Духа Святого, помощь Троичного Божества (Флп.1:19). Ведь человеческая душа так велика и столь важна, что в ее спасении участвуют и небо, и земля, и люди, и Ангелы, и вся Пресвятая Троица.

Благодаря Богочеловеку, Владыке Христу и Его Богочеловеческому домостроительству спасения люди спасаются в Богочеловеческом Теле Христовой Церкви, пребывая в служении Трисвятому Богу Духом Святым (Флп.3:3). Духом Святым служат они Богу, если свято и безукоризненно живут во святых Божиих заповедях, очищая тем самым и душу, и сердце от всякого греха и зла. Пример тому – святые Апостолы и все истинные христиане с первых веков и до наших дней. Вся их жизнь, от начала до конца, протекает в Духе Святом. Ибо без Святого Духа человек не может ни признать Христа Богом и Спасителем, ни познать Его, а тем более не сможет жить в Нем как в Боге и Спасителе (см. 1Кор.12:3–11; Рим.8:9; Ин.16:13). Ведь именно Дух Святой спасает нас Спасителем Христом Иисусом и Его Богочеловеческим домостроительством спасения = Церковью. Потому и хвалимся мы Христом Иисусом (Флп.3:3), ибо от Него и благодаря Ему нам вверено всё: и Дух Святой, и спасение, и все дары, которыми всебогатый Бог благости и человеколюбия мог наделить людской род (Рим.8:32). Мы хвалимся Им, ибо Он не только спас нас от греха, смерти и диавола, но и даровал нам вечную жизнь и все вечные Божественные блага. Мы хвалимся Им, ибо Он как Бог совершенно и по-человечески доступно решил для нас все вопросы жизни и мира, испокон веков терзавшие дух человека.

В Богочеловеческом, Христовом Теле – в Церкви, а потому и у христиан, – всё Богочеловеческое, нет ничего чисто человеческого, ибо всё человеческое нераздельно сопряжено с Божественным. Это нарочито касается христианской любви. Она – от Духа Святого и вся в Духе Святом; и это благодаря Владыке Христу и по причине Владыки Христа. Мы даем сердце, а любовь подает нам Дух Святой. Любовь Божия изливается в сердца наши Духом Святым, данным нам (Рим.5:5), данным через святые таинства и святые добродетели. Поэтому христианская любовь – уникальная во всех отношениях в нашем людском мире: вся святая, вся бесстрастная, вся бессмертная, вся богочеловеческая (ср. Кол.1:8; Рим.15:30). Как таковая «она превыше всякой иной любви; как некая царица, властвует она над своими присными; не рождает ее ничто земное: ни навык, ни добродетель, ни природа, ни время, но нисходит она свыше, с небес. И что здесь тебя удивляет, если для ее бытия не нужно благодеяние, – ведь не погибает она и в злостраданиях? Любовь духовная ничем не истребляется, ибо таков ее состав. Ни время, ни долгая жизнь, ни бедствия, ни невзгоды, ни гнев, ни оскорбление, ни что бы то ни было еще – не проникает в эту любовь; и ничто не может ее уничтожить».

Христово Евангелие как книга не способно было бы совершить спасение мира, а потому и не могло бы и не смело быть названо Евангелием = Благовестием. Благовестие оно – лишь Богочеловеком Христом, Спасителем мира, ибо лишь Спаситель спасает Своей Богочеловеческой Личностью и Своей Божественной силой. Благовестие оно – лишь постольку, поскольку каждое его слово содержит в себе Богочеловеческую, спасительную силу Спасителя. Но никакое людское слово не может вместить в себя и выразить Богочеловека, Владыку Христа с Его бесчисленными Божественными совершенствами и бесконечностями. Поэтому всю истину об этом возвестил первый святой Богослов – евангелист Иоанн, завершив свое дивное и богодухновенное Евангелие о Господе Иисусе Христе такими словами: Многое и другое сотворил Иисус; но, если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг (Ин.21:25).

Что такое Христово Евангелие? – Это Сам Богочеловек Христос со всецелым Богочеловеческим подвигом спасения. Проповедуемое словами, оно спасает лишь тогда, когда эти слова исполнены и сопровождаемы Богочеловеческой, Христовой силой, которая и совершает спасение в верующих. Когда же эти слова лишены сей Богочеловеческой силы, тогда они не спасают. Поэтому Евангелие – не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении... силы Божией (ср. 1Кор.2:4–5). Но и это не всё, потому что для спасения человеческого духа от всего греховного, от всего смертного, от всего сатанинского нужен Дух Святой: дабы весь Он соединился с духом человеческим. Ибо только Всесвятой Дух Своей святостью освящает человека, вытесняя из него всё несвятое, всё нечистое, скверное, худое, греховное, злое, демоническое – и освящая всю его душу, всё сердце, всю совесть, всю волю, всё тело. Ничто в человеке не чуждо Духу Святому, кроме греха. Ведь человек и сотворен духообразным, дабы быть ему обителью Святого Духа. И ею он становится верой в Господа Иисуса Христа, за которую Спаситель и подает ему Духа Своего Святого со всеми Его святыми и всеосвящающими силами, спасающими от всякого греха и от всего греховного. Своим Евангелием досточудный Господь одного только и желает, чтобы за нашу веру наделить нас и Божественными силами Святого Духа, которые и созидают в нас существо новое, подобное Владыке Христу и Святому Духу своей чистотой, святостью и праведностью. Как во грехе стали мы чужими Богу, так в спасении делаемся Ему своими. Как вследствие нашей греховности всё Божие стало нам чуждым, да и мы стали для Бога посторонними, так через вочеловечение Господа Иисуса Христа всё Божие: и вечная Истина, и вечная Правда, и вечная Любовь, и вечная жизнь, и вечное блаженство, – стали нашими. Потому и Евангелие, которое во всем и по всему – Богочеловеческое, становится нашим благодаря Его человеколюбию, если любим мы Христа. Посему святой христоносный апостол Павел и благовествует солунянам: Наше Евангелие (в синод. тексте: благовествование. – Примеч. пер.) у вас было не в слове только, но и в силе, и во Святом Духе (1Фес.1:5; ср. 1Кор.2:4; 2Фес.1:11; 2Тим.1:7; Евр.6:4–5).

Богочеловек – это совершенный образец человека, в Котором доступным для человека образом совершенно осуществлено Божественное благо, и тем самым людям дан совершенный пример святого человека, идеал совершенной святости. Всем Своим существом, всем Своим учением, всей Своей жизнью, и Своим Крестом, и Своим Воскресением, и Своим Вознесением – призывает Он нас к этой святости. И христиане, если они и в самом деле Христовы, должны жить по Христу и быть святыми во всей своей жизни; ибо всем заповедано от Бога: Будьте святы, потому что Я свят (ср. 1Пет.1:15–16). Для святой жизни даруются нам блага Божественные, которых глаз человеческий не видел и ухо не слышало и которые на сердце человеку не приходили (ср. 1Кор.2:9). Более того: даруется нам Всесладчайший Господь-Иисус, единый истинный Бог, и с Ним – всё, что Он как Бог имеет, но чего мы, люди, не можем даже предугадать, а тем более себе представить. Доказательство сему – всё Его Евангелие и Его Церковь.

Отвергающий это отталкивает не человека, а Бога: ибо только Он как единый истинный Бог мог преподать это людям. Только Он, Богочеловек; но никогда не человек, никакой человек вообще, кем бы ни был и где бы и когда бы ни жил. Свидетели этому – солунские христиане, ибо и им дал Он Духа Своего Святаго (1Фес.4:8), прежде всего – через святое Крещение, а затем постоянно подает Его через прочие святые таинства и святые добродетели (ср. 1Фес.4:2–3, 7–8).

Человек становится и остается христианином, когда его дух исполнится Духом Святым через святое таинство Крещения, а затем взращивает в себе присутствие Святого Духа через прочие святые таинства и святые добродетели. Здесь всё зависит от ревности самого человека. Дух Святой вселяется в человеческую душу через святые дары: они подобны огню, зажигаемому верой, а воспламеняемому и поддерживаемому неугасимым прочими святыми подвигами и святыми таинствами. Если святая Божественная любовь Духом Святым изольется в сердце человека (см. Рим.5:5), то возжигается и пламенеет молитвой, смирением, кротостью и прочими святыми добродетелями; святым Причащением, святой исповедью и прочими святыми таинствами. Равно как и вера разгорается святыми таинствами и святыми подвигами; и смирение, и кротость, и молитва, и терпение, и вообще любая евангельская добродетель. Все они сродни огню, огню святому: пылают в душе, согревают ее, осиявают, наполняют ее светом, просвещают. Светильник души непрестанно горит, если в него постоянно подливается елей святых евангельских добродетелей и святых таинств. Без этого елея светильник угасает, как у неразумных дев (см. Мф.25:3–12), и душа делается безумной, пребывая во тьме греха и нераскаянности.

Если в душе христианина угаснут огни даров Святого Духа, то человек остается при своем обезбоженном духе, который безумеет, лишаясь разумения в своем беспомощном самолюбии, и самоугодии, и самодовольстве. Как человеческое тело поддерживает в себе жизнь, внося в себя пищу из внешнего вещественного мира, так и человеческий дух возгревает в себе жизнь, приемля в себя пищу из внешнего духовного мира: прежде всего – пищу Духа Святого. Пища эта – дары Святого Духа: вечная Божественная Истина, вечная Божественная Правда, Любовь, Премудрость, Благость, вечная Жизнь. Насыщаясь всем этим, человеческий дух возгорается в неугасимый огонь вечной Истины, и Правды, и Премудрости, и вечной Жизни. Но если человеческий дух своим пристрастием ко лжи, к неправде, ко греху, к лукавству вытеснит и изгонит из себя вечную Божию Истину, и Правду, и Премудрость, и Благость, то ложь, и неправда, и грех, и лукавство угасят в нем все светильники, навлекут на него несметное множество духовных смертей, которые наполнят его непроглядной тьмой и бесчисленными помрачениями.

Все, что в человеке от Святого Духа, угашается жизнью нечистой: самолюбием, самоугодием, ненавистью, зложелательством, злобой, похотью, сребролюбием, гордостью, леностью и любым другим грехом. Леностью и грехолюбивой жизнью угашая в себе веру, и любовь, и праведность, и истину, и благость, и смирение, и молитву – мы, на самом деле, угашаем дары Святого Духа, а тем самым и изгоняем Его из себя. Отсюда евангельская заповедь – Духа не угашайте (1Фес.5:19), ибо, угашая Его, вы тушите единственный истинный Свет собственного духа, единственную истинную Правду, и Истину, и Любовь, и Премудрость, и вечную Жизнь. И что тогда? – Тогда человеческое тело становится сумасшедшим домом для его обезбоженного и обездуховленного духа: и дух сам себя угрызает и поядает, уподобляясь диаволу; ведь сей последний в своем полном отторжении от Бога, самозамкнутости и самодовольстве проводит жизнь страшную, которая есть не что иное, как ад, вечный ад. Ведь что такое ад? Ад – это сознательная и добровольная жизнь без Бога и против Бога, без Божией Истины и наперекор Божией Истине, без Божией Правды и в противовес Божией Правде, без Божией Премудрости и вопреки Божией Премудрости, без Божией Любви и против Божией Любви. А что такое для духа человеческого рай? Рай – это исполнить себя Духом Святым, исполнить себя всецелым Богом и Господом Иисусом Христом и жить постоянно, бессмертно и вечно всей Божественной Истиной, всей Божественной Правдой, всей Божественной Любовью, всей Божественной Премудростью, всей Божественной полнотой (см. Кол.2:9–10, 1:19; Еф.1:23, 3:19, 2:22; Ин.14:23). Только так человеческий дух достигает своего божественного совершенства, которое есть не что иное, как непрестанная, бесконечная и вечная жизнь во всех Богочеловеческих совершенствах, жизнь любовью и благодатью Единого Человеколюбца неба и земли – Господа нашего Иисуса Христа, Который, наполняя всеми блаженствами всякую христолюбивую душу, обитает в ней всеми Своими досточудными совершенствами через все бесконечные веки веков.

Трисолнечный Бог любви даровал нам спасение в Спасителе, в Богочеловеке Иисусе Христе. Как же становится оно нашим, моим, твоим? – Святостью Духа и верою истины (= через освящение Духа и в вере истины, ἐν ἁγιασμῷ Πνεύματος καὶ πίστει ἀληθείας, 2Фес.2:13). Освящение подается нам благодатью Святого Духа через святые таинства и святые добродетели; а мы вносим в это подвиг веры, в котором в зачатке содержатся все прочие евангельские подвиги спасения. Грехом человеческое естество лишилось святости – грехом, который весь происходит от духа, чуждого святости, от духа зла, от диавола. Духом Святым совершается освящение человеческого естества, ибо Святой Дух Своей благодатью изгоняет и истребляет грех в человеке. Всецелым Своим Евангелием спасения Господь призывает нас к святости (1Фес.4:3–4). Явившись Спасителем человеческого рода, Владыка Христос соделался для нас освящением от Бога (1Кор.1:30). Видя, какую славу Владыка Христос предлагает человеческому естеству, мы должны представить наши члены в рабы праведности на дела святые, для освящения, как прежде предавали мы их в рабы нечистоте и беззаконию (Рим.6:19).

В Богочеловеческом подвиге спасения освящение – от Духа Святого, а вера от нас. И причем это вера истины, истины, которая – вся от Вечной Истины = от Богочеловека Христа. В ней нет ничего тленного, преходящего, человеческого, ложного, вымышленного. В ней всё – Богочеловеческая истина: то, что в ней человеческое, всегда подкреплено и осуществлено Божественным, освящено, неразрывно связано с бессмертием и вечностью. Эта вера истины – подвиг всей жизни: этой верой вводятся в истину и делаются истинными и наш ум, и наше сердце, и наша совесть, и наше тело, и всё наше существо. Только Христос = Истина – Всеистина – подает человеческому роду веру истины, только благодаря Ему мы и ведаем единого истинного Бога и распознаём всех богов ложных и самозваных. Всё, что не от этой веры, – ложь, грех, смерть (см. Рим.14:23). Верой человек-христианин несомненно освящается; и по мере освящения его вера всё более и более возрастает. Это – двуединый подвиг: в вере – освящение, в освящении – вера. Одно другим возрастает, и живет, и движется, и существует. Здесь всегда имеет место соработничество Божией благодати и нашей свободы: наша свобода освящается благодатью, благодатью она и обоживается, и становится бесконечной и вечной; но точно так же и благодать делается нашей через нашу свободную веру, которая на всех ступенях и благодатна, и свободна: благодатно-свободна, свободно-благодатна. Нашей свободной верой в Истину мы облагодатствуемся, освящаемся; а благодать, облагодатствуя природу нашего ума, и сердца, и воли, и совести, взращивает нашу веру, возводя ее ко всем ее богочеловеческим бесконечностям.

Вера истины – от Господа истины и от Духа Истины. Она единосущна с любовью Истины (2Фес.2:10). Что такое Евангелие Владыки Христа? – Призыв ко спасению от диавола Богом, от греха – Единым Безгрешным, от смерти – Единым Бессмертным. Каждое слово Евангелия Спасителя – это призыв к бунту, к мятежу, к восстанию против живущих в нас греха и смерти, а также и против диавола, скрывающегося в нас за нашими грехами. Если человек, пристрастившись ко греху, уснул в смерть, то Евангелие пробуждает его покаянием, зажигает его душу огнем веры, который, пламенея, стремится сжечь в нем всё смертное, всё греховное, всё диавольское. Это тот огонь, который Господь пришел низвести на землю (см. Лк.12:49); и Он возжег его Духом Святым в День Святой Пятидесятницы, и вот – он вечно пылает в Христовой Церкви, воспламеняя всякое сердце, всякую душу, всякую совесть, как только приступят они к Церкви как к дому спасения. Нет смерти, нет греха и нет страсти, из которых человека не может пробудить и воскресить Евангелие Спасителя, ибо оно – сила Божия ко спасению всякому желающему себе спасения от греха, смерти и диавола (см. Рим.1:16; 1Кор.1:18). Евангелие Спасителя – это и есть тот зов, с которым Господь Бог обращается лично к каждому человеку, призывая нас ко спасению Богочеловеком, Его Святой Церковью, святыми таинствами и святыми добродетелями, непрестанно подаваемыми в Церкви Духом Святым всякому (именно – всякому!) хотящему себе спасения (см. 2Фес.2:14).

В чем слава человека? В спасении от греха, ибо грех – это для человека стыд и позор; в спасении от смерти, ибо смерть – это стыд и позор для бессмертной и богоподобной человеческой души; в спасении от диавола, ибо дьявол – это стыд и позор пред Богом и пред богоподобной человеческой природой. Спаситель спасает человека святостью Своей Божественной Истины, Своей Божественной Правды, Своей Божественной Любви, Своей Божественной Жизни, поэтому слава, вечная слава человека – в вечной Божественной Христовой Истине, в вечной Божественной Христовой Правде, в вечной Божественной Христовой Любви, в вечной Божественной Христовой Жизни. Одним словом, слава человека – это Богочеловек, Владыка Христос и всё, что имеет Он и навсегда вверяет человеку. Слава человека – в спасении Богочеловеком, потому что это спасение дарует ему и всё присущее Спасителю, и Самого Спасителя, наполняя его Им – так что христианин живет Им, в Нем и ради Него; поэтому весь он – в вечной славе, начинающейся для христианина еще здесь, на земле (см. 2Фес.2:14).

Вера приводит человека ко Христу, поэтому начало славы человека – в его вере; от веры рождается молитва, от молитвы любовь, от любви смирение, от смирения кротость, от кротости пост, от поста терпение, от терпения умиление, от умиления сострадание, поэтому во всех этих святых подвигах – слава человека. В них она возрастает, простираясь в свои Богочеловеческие бесконечности. Спасая себя богочеловеческими подвигами спасения, человек вкупе со спасением получает во Христе и вечную славу (см. 2Тим.2:10), ибо вместе со Христом приемлет и вечную Жизнь, и вечную Истину, и вечную Любовь, и вечную Радость, и вечное Блаженство, вечное Царство Пресвятой Троицы. А в этом и состоит божественное величие человека и Божественная слава Владыки Христа, которую обещает Он всем Своим последователям, приобретающим спасение через освящение Духом Святым в подвиге святых таинств и святых добродетелей. Так они духовно и благодатно сочетаваются со Своим Спасителем и Владыкой Христом и так в единении с Ним будут они вечно там, где и Он, общаясь в Его славе (см. Ин.17:17–24).

Посему святой Апостол заповедует солунским христианам: Стойте и держите предания (τὰς παραδόσεις), которым вы научены или словом, или посланием нашим (2Фес.2:15). – Что такое наши предания? – Всё, что Владыка Христос Сам и через Святого Своего Духа заповедал нам соблюдать и по тому правилу жить; всё, что оставил Он в Своей Церкви, в которой [Он] постоянно обитает со Святым Своим Духом (см. Мф.28:19–20). Предания наши – это вся наша благодатная жизнь во Христе Боге и в Духе Святом, жизнь нас, христиан, начавшаяся в Христовой Церкви через Апостолов: с сошествия Святого Духа. Вся эта наша жизнь – не от нас, а от Господа Иисуса благодатью Святого Духа. Или точнее: вся эта наша жизнь – от Отца через Сына в Духе Святом. Поэтому вся она соткана из святости, бессмертия и вечности. Наступила же она во всей своей полноте в Церкви Спасителя (которая есть Тело воплощенного Бога и Владыки Христа) с сошествия Святого Духа, Который через все Свои Божественные святые дары и силы, через святые таинства и святые добродетели вечно пребывает и живет в Христовой Церкви. Следовательно, предания наши – это новая, благодатная, жизнь в Духе Святом: жизнь в вечной Божией Истине, в вечной Божией Правде, в вечной Божией Любви. Здесь человек ничего не создает, да и не может он создавать вечной Истины, вечной Правды, вечной Любви, вечной Жизни; всё это может он лишь усваивать, принимать, преобразовывать в свое. Всё это в Господе Иисусе Христе и в Его Церкви подается ему благодатью Святого Духа – подается и вручается. От человека же здесь требуется только одно: принять предания и жить по ним. Как же он их принимает? Верой, вводящей его в Церковь и святыми таинствами и святыми добродетелями наставляющей его в новой, благодатной, жизни в Духе Святом.

Всё переданное святым Апостолам Владыкой Христом и Духом Святым, составляет Предание, Священное Предание: в него входит всё учение Спасителя и все животворящие силы для воплощения этого учения в человеческую жизнь. Всё это и передают святые Апостолы: или своим словом, или в своих посланиях. Одна часть записана, а большая часть передается изустно; но всё это вкупе образует Божественное Откровение: благовестие Владыки Христа, благовестие спасения, переданное Церкви Владыкой Христом в Духе Святом. Потому и есть оно Божие Предание во всей своей широте. Записанное благовестие восполняется неписаным благовестием Церкви; им оно и изъясняется – по действию благодати обитающего в ней Святого Духа. Вообще говоря, всё это в Церкви – единое целое, одно живое духовное тело: записанное и устное предание. Поэтому если существует Предание Церкви – то «более ничего не исследуй»: ибо в нем – всё потребное для спасения людей и для их жизни на этом и на том свете.

Святой Пятидесятницей, после того как Святой Дух сошел в Богочеловеческое Тело Церкви и навсегда в ней пребыл, стала возможной самая совершенная христодицея: она наглядно представлена и осуществлена. А тем самым впервые в истории человеческого рода дана и самая совершенная теодицея, и самая совершенная антроподицея, и в них – самая совершенная космодицея. Всё это от начала до конца – в Богочеловеческом домостроительстве спасения: и совершенный Бог, и совершенный человек = Богочеловек, Господь Иисус Христос. А в Богочеловеке – и сама устроительница спасения: Церковь, Христово Тело, Тело всеблагодатное, всеживотворящее, всемогущее, бессмертное, Богочеловеческое.

В Богочеловеке = Церкви – все тайны неба и земли: и тайна Бога, и тайна человека, и тайна всего творения. Человек оправдан Богом, Бог оправдан человеком. И тот, и другой оправданы Духом Святым: изъяснены, благовествуемы; и Бог, и человек исключительного благовестия. А всеблаговестие – это Богочеловек = Церковь: и в Нем, и через Него, и благодаря Ему преподанный нам Святой Дух (см. 1Тим.3:15–16). Совершенный человек, подлинный человек – это Богочеловек Христос. Поэтому в Нем – единственная логичная и действительная антроподицея: ибо в Нем осуществлен и дан совершенный человек, человек без греха, весь – вечная Правда, весь – вечная Любовь, весь – вечная Жизнь (см. Еф.4:12–13). И этого совершенного Человека мы, Христовы сопричастники (Еф.3:6), как себя самих, опытно воспринимаем в Богочеловеческом Теле Церкви, возрастая Им через святые таинства и святые добродетели (см. Еф.4:13–16). Всё это совершается в Духе Святом и Духом Святым, Которым Церковь живет и действует (см. 1Кор.12:3–28).

Во всем этом и содержится благовестие духоносного и христоносного Апостола: Великая благочестия тайна: Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе – ἐδικαιώθη ἐν Πνεύματι (1Тим.3:16). Всё Богочеловеческое домостроительство спасения имеет свою христодицею в Духе Святом, во всецелой Его Божественной деятельности в Церкви. Духом Святым оправдано всё Богочеловеческое домостроительство спасения, преподанное, и исполненное, и исполняемое Богочеловеком Христом.

Святая Пятидесятница: в ней – всё благовестие о Церкви. Духом Святым рождается Церковь = Тело Христово в день Святой Пятидесятницы, подобно тому как Тело Христовой Церкви рождается на Рождество Христово от Духа Святого и Святой Девы Марии. Налицо двуединое благовестие о Церкви как Христовом Теле. Духом Святым твердо засвидетельствовано и непрестанно свидетельствуется Христово Воскресение, а вкупе с ним и вслед за ним – и всё присущее Богочеловеку, до Воскресения и по Воскресении: весь Христос, вся Его Церковь (см. Рим.1:4). Духом Святым Богочеловек возвещает всего Себя, созидая Богочеловеческое Тело Своей Церкви и направляя по ней течение Своих Богочеловеческих сил. Своим обитанием в Богочеловеческом Теле Церкви Святой Дух как Бог всеистинно и вседостоверно свидетельствует о том, что Богочеловек Своим Богочеловеческим домостроительством спасения оправдал и Бога перед человеком, и человека перед Богом.

Что есть самое большое достояние – Вседостояние; и что самое драгоценное благо, Всеблаго – в нашем земном мире, да и повсюду, где обращается людская мысль и человеческое существо? Без сомнения, Богочеловек, Владыка Христос = Его Богочеловеческое Тело: Церковь. И в ней: все Богочеловеческие истины, все Богочеловеческие святыни, все Богочеловеческие дары, Богочеловеческое Евангелие, Богочеловеческая вера, Богочеловеческая любовь, все Богочеловеческие святые таинства, все Богочеловеческие святые добродетели, святая Богочеловеческая жизнь, святое Богочеловеческое бессмертие, святая Богочеловеческая вечность, святая Богочеловеческая Богочеловечность. И через всё это, и во всем этом – Трисолнечный Бог и Господь = Пресвятая Троица: Отец, Сын и Дух Святой. Стяжать это, носить это в себе, сохранить это, жить этим, пребывая [благодаря этому] в бессмертии и вечности – в этом и состоит многогранный подвиг человеческого спасения, облечения во Христа, обогочеловечения, обожения, отроичения.

Отсюда благовестие и заповедь святого апостола Павла святому апостолу Тимофею, а через него – и всем христианам: Храни добрый залог (τὴν παραθήκην = доверенное благо = предание) Духом Святым, живущим в нас (2Тим.1:14).

Что такое залог, переданное благо, предание, верховное Вседостояние? Прежде всего и превыше всего – Сам Господь Иисус Христос, Богочеловек и Спаситель. И с Ним, в Нем и от Него – всё Его Евангелие, преисполненное вечной Истины, вечной Правды, вечной Любви, вечной Жизни и всех Богочеловеческих вечных ценностей. Одним словом, Предание, верховное Вседостояние – это Церковь: Богочеловеческое, Христово Тело и Он, ее Глава.

Что есть залог? Залог = спасение людей и Богочеловеческие средства спасения и обожения: благодать святых таинств и святых добродетелей во главе со святой верой и святым Крещением (см. 2Тим.1:9). А спасение, а обожение? – Это победа над смертью, и всяким грехом, и всяким бесом и бессмертное жительствование воскресшим Господом в Богочеловеческом Теле Его Церкви. Богочеловеческий залог бессмертен и вечен: он сопровождает каждого христианина во всем его бытии: начиная с земной жизни во времени – и через всю вечность (см. 2Тим.1:12).

Духом Святым, Который есть Дух Богочеловека Христа (см. Гал.4:6; Рим.8:9), хранится всё Богочеловеческое, а прежде всего – Сам Богочеловек, Который есть Церковь. Дух же Святой становится нашим, сочетавается с нашим духом через святые таинства и святые добродетели и воскрешает нас из всякой смерти, если ревнуем мы о христианской жизни.

Святой Златоуст благовествует: «Что такое Предание? Вера, проповедь. И святой Апостол делает всё, чтобы это Предание, это вседрагоценное благо было сохранено в целости, неизменным, то есть чтобы оно не погибло...». «Храни добрый залог. Как? Духом Святым, живущим в нас. Человеческая душа и человеческие силы сами по себе не в состоянии сохранить вверенные нам такие блага. Почему? Потому что вокруг нас много разбойников, густая тьма, диавол стоит и сплетает сети, и мы не знаем, в какой час, в какое время он на нас нападет. Как можем мы сохранить эти блага? Духом Святым, то есть если будем иметь в себе Духа Святого. А Он будет в нас пребывать, если мы не отвергнем Его благодать. Он – наша крепость, Он нам прибежище. Если же живет Он в нас и Сам нас блюдет, то для чего тогда нам поучения? Для того, чтобы мы удерживали Его в себе, чтобы берегли Его и не отгоняли от себя худыми делами».

Блаженный Феофилакт богомудрствует: «Храни залог Духом Святым – значит: храни заповеданное тебе относительно веры и жизни по вере. Как это сохранить? Не человеческой силой, а Духом Святым, обитающим в нас через Крещение. Если удерживаем мы Его в себе и не отгоняем своей небрежностью и порочностью, то и Он сохранит в нас всё, что имеем мы от Бога. Значит, потрудись сохранить Духа Святого, и Он сохранит в тебе то, что тебе передано, что оставлено в залог – τὴν παρακαταθήκην».

Грех – это безумие души, безрассудство души; своими соблазнительными вожделениями и притягательными похотями он лишает человека всякого разумения, так что тот спешит из порока в порок, согрешая против неба и против земли, против себя самого и против своих ближних и, таким образом, убивая и себя, и ближних (см. Тит.3:3). А ведь человек сотворен по образу Божию, чтобы богоподобной мудростью жить ему божественно мудро и разумно. А что же грех? Всякий грех по своей природе диаволоподобен, ведь во всяком грехе сатана прикровенно отображает себя, так что любой грех всегда носит в себе образ сатаны. Да и человек, чающий греха, неминуемо делается убийственно диаволоподобным. И всякий грех, обращая в безумие богоподобный ум человека, заставляет последнего проводить жизнь диавольскую, ниспровергая его из одного греха в другой. В своем греховном умопомешательстве человек придумывает себе многочисленных божков и делается язычником, многобожником, провозглашая богами людей, животных, стихии, демонов, страсти, похоти, идеи, науку, культуру, цивилизацию...

Как только речь зайдет о человеческой душе – нашим глазам предстает безбрежный океан устрашающей и божественной бесконечности. Когда же речь [идет] о грехе, то здесь ничтожные людские знания корчатся в судорогах при виде необозримости греха и его тайны и силы. Человеческая душа самим своим бытием постоянно переливается через все границы нашего видимого мира, утопая в потусторонних бесконечностях. Но точно так же и грех. И то, и другое как бы не от сего мира, а от оного. Впрочем, это и в самом деле так: душа – от Бога, а грех – от диавола. Если душа вверит себя Богу и начнет жить по Его законам, то ее жизнь постепенно преображается в рай. Но если предаст она себя греху, то жизнь ее мало-помалу делается адом. Об этом нам ясно свидетельствуют как Христоносные святые, так и нераскаянные грешники.

Грех – это единственная неестественность в природе как и человека, так и космоса. Чужеземец, иностранец, пришелец, мучитель, убийца – вот каков грех в каждом из нас. Но по своей разрушительности грех в сущности есть диавол. По непревзойденному определению непревзойденного благовестника, святого Иоанна Златоуста, «грех – это диавол»5. Вот – в этом вся тайна греха, и вся сила греха, и весь ужас греха, и весь ад греха. Нет ни диавола без греха, ни греха без диавола. Даже в малейшем грехе кроется бес. Разумеется, малый, но всё же бес. А у беса нет пощады для человека. Когда грех созреет, то рождает смерть. Вот конечный ужас греха: смерть. Опыт человеческого рода подтверждает: грех и смерть суть личные силы диавола. С их помощью диавол держит пристрастившихся ко греху людей в своих гнусных объятьях. Доколе? Пока не покаются.

В нашем земном мире наличествует грандиозная тайна беззакония (2Фес.2Примеч. ред.), тайна греха, тайна зла – наперекор тайне добра, твердо вложенного в совесть человека и своим жизненным нервом присно связанного с Источником всякого добра, с Богом. И причем – с Богом и Господом Иисусом Христом. Ведь добро Им насыщается и Им поддерживает себя в бытии и в своем бессмертии. Как Бог всяческих благ Христос и пришел в наш земной мир, чтобы вручить нам средство от всякого греха, от всякого зла, ибо вне греха нет зла. Как Единый Человеколюбец Он вверил нам всемогущее средство, безошибочно исцеляющее всякий грех в человеческом естестве. Таким всемогущим средством является покаяние. Но если человек отвергнет это единственное всемогущее врачевание, то человеческое существо неминуемо низвергается в демонизм, в сатанизм, в самоё бессмертное царство зла – в преисподнюю.

Грехом человек препирается с Богом, воюет с Ним, враждует против Него. Будучи главной силой диавола, грех не терпит ни Бога; ни чего-либо Божиего. Поэтому если вселится он в человеческую душу, то исподволь умерщвляет в ней всякое добро: прежде всего – веру, затем молитву, любовь, пост, милосердие. Своей привязанностью ко греху человек последовательно совершает самоубийство. Ведь нет более страшного убийцы, чем грех. Он, собственно, убивает в человеке всё. Поэтому главная забота пробужденного человека – убить в себе грех, а через него – и самого диавола, умерщвляющего нас именно грехом. Но как убить грех, как умертвить диавола? Это может сделать только Богочеловек, Владыка Христос, Который для того и стал человеком. Делает же Он это нашей в Него верой, нашей к Нему любовью, нашим перед Ним покаянием, нашей обращенной к Нему молитвой. Жизненный путь человека еще на земле простирается от преисподней до рая, от диавола до Бога. В этом – человеческое бессмертие и вечность. Нераскаянный грех еще здесь, на земле, выливается для человека в невыносимое мучение, в ад с великим множеством его проявлений. Гнев – один ад, гордость – второй, зависть – третий, сребролюбие, алчность, злоба – ад, ад, ад. Ибо в каждом грехе таится бес, и в нем – ад. Так бывает всегда, когда над человеческой душой возобладает грех, каким бы он ни был. Спасение души от этих адских мук – одно, только одно: своей верой и покаянием ввести в свою душу досточудного и всемилостивого Владыку Христа, Который и наполнит ее вечным райским миром и бессмертной радостью. Только так человек и обретает себя истинного, себя богоподобного, себя бессмертного, себя вечного.

Лишь Евангелие Богочеловека Христа ведает во всей полноте тайну греха, природу греха и всё, что грех в себе скрывает. Совершенным примером покаявшегося грешника является евангельский блудный сын. Через его свободную волю в его жизни участвуют земля и небо, диавол и Бог, рай и ад. Грех постепенно лишает человека всего в нем Божиего, парализуя в нем всё божественное и жаждущее Бога, пока, наконец, не ввергнет его в смердящие объятья сатаны. И он тогда стережет свиней своего господина, то есть диавола. А свиньи – это страсти, всегда голодные и ненасытные. Такая жизнь есть не что иное, как умопомешательство, пребывание вне себя, сумасшествие. Ведь в потрясающей притче Господь говорит о блудном сыне: Придя же в себя. Как? Покаянием. Да, грехом человек безумствует. Всякий грех, не исключая и малейшего, – это всегда безумие души, выход души из себя. В покаянии же человек, обретая разум, приходит в себя. И, придя в себя, сразу же вопиет к Богу, бежит к Нему, взывает к небу: Отче! я согрешил против неба и пред Тобою. А что же Небесный Отец? Всегда безмерно человеколюбивый, увидев сына, спешащего к Нему с покаянием, – Он сжалился, побежал, обнял его и облобызал. И повелел Своим небесным служителям, святым Ангелам: Принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги. И приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! Ибо этот сын Мой был мертв, и ожил; пропадал и нашелся. И начали веселиться (Лк.15:11–24). Так бывает с каждым и для каждого покаявшегося грешника: радость всечеловеколюбивого Господа Бога на небесах и всех вкупе с Ним святых Ангелов. Покаяние приводит покаявшегося грешника в объятья Богу и в вечное Царство любви нашего Небесного Отца. Нераскаянный же грех рождает в душе человека ад, чтобы затем ниспровергнуть такого человека в ад вечный, уготованный диаволу.

И всё это так до Христа Спасителя. Видя все это, богомудрый Апостол как бы исповедуется от лица человеческого рода, языческого и многобожного: И мы были некогда несмысленны – ἀνόητοι, непокорны, заблудшие, были рабы похотей и различных удовольствий, жили в злобе и зависти, были гнусны, ненавидели друг друга (Тит.3:3).

С Господом и Богом Спасителем нашим всё меняется: по Своему бесконечному человеколюбию и по Своей безмерной милости Он спас нас банею возрождения и обновления Святым Духом, Которого излил на нас обильно через Иисуса Христа, Спасителя нашего, чтобы, оправдавшись Его благодатью, мы... соделались наследниками вечной жизни (Тит.3:4–7).

Богочеловеческое домостроительство спасения спасает нас благодатью святых таинств и святых добродетелей, начиная со святого таинства крещения – и через все прочие таинства; и начиная со святой перво-добродетели – с веры – и через все остальные святые добродетели. Так совершается всецелое возрождение человеческого существа и полное воссоздание человеческой личности. Дух Святой – это сердце каждого святого таинства и каждой святой добродетели. Именно Им через Церковь в человеческом роде осуществляется Богочеловеческое домостроительство спасения. А Он богато излился на Церковь, на Богочеловеческое Тело Христово, благодаря нашему Спасителю, Господу Иисусу Христу. Дух Святой и Его всеобъемлющее – посредством перихоресиса6 (περιχώρησις) – участие в спасении каждого члена Церкви опосредованы Господом Иисусом Христом, нашим Спасителем, и Его Богочеловеческим домостроительством спасения (см. Ин.16:7, 13–14; Тит.3:6). Без этого – нет у нас Духа Святого; без этого нет у нас и Святой Троицы, ибо участие Святой Троицы в Богочеловеческом домостроительстве спасения = в Церкви опосредовано воплощенным Богом Словом. Без сомнения, наше спасение совершается от Отца через Сына в Духе Святом, – и причем [совершается оно] Спасителем нашим, Владыкой Христом, благодаря Ему и по Его благости. Поэтому Он, Всечеловеколюбивый – это единственное имя и единственное Существо под небом, Которым мы, люди, спасаясь от сих троих, нас поглощающих, то есть от греха, смерти и диавола, сподобляемся вечной жизни через вечную Истину, Которая есть Богочеловек, Господь Иисус Христос (Деян.4:11–12; Флп.2:9; Лк.2:30–32; Тит.3:3–7). Всеистинно святоотеческое благовестие: «Господь Христос – наш ходатай и виновник всех благ».

Святой Златоуст благовествует: «Увы, мы так глубоко погрязли во зле, что были не в состоянии очистить себя, но нам нужно было возрождение, то есть подлинно новое бытие. Как развалившийся дом никто не подпирает, но сносит его до основания и после этого строит и воздвигает новый дом, так поступил и Спаситель: не отчасти Он нас исправил, но сызнова пересоздал. Это означают слова: обновлением Духом Святым. Сделал Он нас полностью новыми. Как? – Духом Святым».

Богочеловек, Владыка Христос вверил человеческому роду самое совершенное и самое человеколюбивое домостроительство спасения и обожения: Церковь. Всё человеческое спасается и обоживается, облекается во Христа, обогочеловечивается, отроичивается, совершенствуется, приходит в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (ср. Еф.4:13) – через благодатно-добродетельное сочетание человека с Богом. В этом Богочеловеческом домостроительстве спасения = обожения через Богочеловека и благодаря Богочеловеку участвует вся Святая Троица. Участвует и действует через все Божественные силы, необходимые людям для их благочестия и вечной жизни на земле и на небе (см. 2Пет.1:3). Богочеловек, Господь Иисус Христос творит это, в частности – раздаянием Духа Святого по Своей воле (Евр.2:3–4; ср. 1Кор.12:7). Без сомнения, для нас, земнородных, самое главное Существо на небе и на земле – это Богочеловек, Владыка Христос, а через Него – Святая Троица, при посредстве Церкви совершающая всё Богочеловеческое домостроительство спасения. При этом Церковь Им и ради Него дается нам на всю вечность.

Блаженный Феодорит благовествует: «В Новом Завете творил чудеса не только Господь, но и Его Божественные ученики, и их преемники. Новый Завет сияет и духовными дарованиями. Ибо в Ветхом Завете лишь пророки имели духовные дары, а теперь все верные удостаиваются сей благодати. Это и означают слова раздаянием Духа Святаго по Своей воле».

В Церкви через святые таинства и святые добродетели мы становимся не только сопричастниками (сотелесниками) Богочеловека, Владыки Христа, но и общниками Святого Духа (Евр.6:4–5; Еф.3:6) и тем самым – общниками Божеского естества (участниками в Божией природе, θείας κοινωνοί φύσεως), то есть мы обоживаемся, обогочеловечиваемся, одуховляемся, отроичиваемся. Ведь в конечном итоге в нашем Богочеловеческом подвиге спасения всё и принадлежит Святой Троице через Богочеловека Христа в Духе Святом.

Посему великим мукам повинен нераскаянный грешник, который своей упрямой привязанностью ко греху попирает столь досточудного Спасителя и оскорбляет Духа благодати (Евр.10:29). Настойчивая же и чуждая всякого покаяния тяга ко греху есть, собственно, любовь к диаволу. Ибо, живя во грехах и вожделевая грехи и греховные похоти, человек пребывает в объятьях первого изобретателя греха и зла – диавола. А его царство – это царство греха, царство зла, царство ужаса, то есть ад, начинающийся на земле с упорного и нераскаянного пристрастия человека ко греху и продолжающийся через всю диавольскую вечность. А диавольская вечность – в добровольном непрестанном богоборчестве и противлении всему Божиему в мире видимом и невидимом.

Одна и та же Истина действует и для Ангелов на небе, и для людей на земле, равно как и одна и та же Правда, и одна и та же Любовь, и одно и то же Благо, и один и Тот же Бог и Господь, и одно и то же Евангелие. Это закон неба и земли. На земле мы имеем его от Богочеловека, Владыки Христа и от Духа Святого; имеем и знаем. От Владыки Христа имеем, а от Духа Святого знаем. Собственно от Духа Святого знаем его в полноте и Его силой исполняем. Об этом свидетельствует нам Святая Пятидесятница. Она возвещает и осуществляет благовестие: Духом Святым проповедуется Евангелие (1Пет.1:12). И Дух Святой подает нам силы жить на земле небом, небесной Истиной, и быть для Ангелов небоземными братьями в Богочеловеческом Теле Христовой Церкви. Такое родство дарует нам Богочеловек, Владыка Христос: уравнивает Ангелов с людьми. В Церкви мы, люди, удостоены несказанной славы: мы «тайно образуем херувимов», а херувимы – людей небесных (ср. 1Кор.15:47–49; 2Кор.3:18).

Жительствуя небесной, Божественной Истиной, мы очищаем свои души от всякой нечистоты и скверны. А нечистота и скверна – в наших грехах и страстях. Только полным преданием себя Богочеловеческой Истине – Господу Иисусу Христу, Который есть Истина, и Духу Святому, Который есть Дух Истины, и послушанием Им – мы представляем наши души для очищения и освящения (1Пет.1:22). Святой Никодим Святогорец благовествует: «Христиане, предающие себя в послушание Истине Евангелия, должны хранить себя чистыми и неоскверненными от всех нечистых дел, и слов, и помыслов – споспешествующим им Святым Духом».

Каждая святая добродетель – небесное око души, которым человек лицезрит Истину неба и земли, созерцая невидимое, вечное (ср. 2Кор.4:18). Ведь Истина – это и есть Богочеловек: невидимый Бог в видимом человеке, делающий Себя видимым через Богочеловеческие дела, слова, жизнь, добродетели, чудеса. Бог есть любовь (1Ин.4:16). Будучи добродетелью Богочеловеческой, любовь низводит в душу Бога, так что Бог обитает в человеке и человек в Боге (ср. 1Ин.3:24, 4:12–13). Равно как и вообще через каждую святую добродетель Господь обитает в человеке и человек в Господе. Ибо Господь Своей благодатной силой присутствует в каждой евангельской добродетели, в каждой евангельской заповеди. При этом всегда соблюдается евангельский принцип Богочеловеческого соработничества: Богочеловек содействует человеку, а человек остается самостоятельной свободной личностью, хотя всем существом он – в Господе Иисусе Христе, пребывая в Нем. Точно так же и Господь обитает в человеке, не теряя ничего от полноты Своей Богочеловеческой Личности. Но это жительство человека во Христе Боге и Христа Бога в человеке (см. 1Ин.4:9), это Богочеловеческое сопребывание бывает Духом Святым и в Духе Святом. Ведь Дух Святой и подает человеку благодатные силы для такой богочеловеческой жизни. Владыка Христос Духом Святым присутствует в человеке через святые таинства и святые добродетели. Поэтому святой Богослов благовествует: Что мы пребываем в Нем и Он в нас, узнаём из того, что Он дал нам от Духа Своего (1Ин.3:24, 4:13; ср. 1Кор.2:12). Это значит, христианин никогда не одинок: он – всегда обитель действующего в нем Трисвятого Божества. В этом – Богочеловеческое домостроительство спасения. Соблюдение евангельских заповедей, творение евангельских добродетелей делает человека единым со Святой Троицей, ибо вводит его в единение с Господом Иисусом Христом и со Святым Духом. Без сомнения, вся жизнь христианина – это непрестанный и неделимый подвиг усвоения себя Христу, подвиг одуховления, обожения; одним словом – подвиг отроичения.

Святой Никодим Святогорец благовествует: «Божество обитает в нас Духом Святым, то есть благодать Божества и сила (ἐνέργεια = сила, действие, деятельность), вечно соединенная с Божеством, то есть с Божественной природой, и никогда от нее не отделяющаяся. Божеством же святые Отцы именуют не только Божественное естество, но и нетварную энергию (ἡ ἄκτιστος ἐνέργεια) и благодать Божественной природы, обоживающую и делающую Божиими сынами ее приемлющих».

В нашем земном мире люди живут, главным образом, двояко: либо по человеку, либо по Богочеловеку, то есть либо по плотским, греховным похотям, либо по Христу. Святой Никодим Святогорец богомудрствует: «Живущий по человеку не имеет Духа Христова. Не имеющий же Духа Христова, то есть не живущий по Христу, не есть Христов, как говорит святой Апостол: Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его.

Вся история человеческого рода свидетельствует о том, что Богочеловек, Владыка Христос – единственное непогрешимое мерило всего Божиего и человеческого, а через Него и благодаря Ему – и вся Святая Троица. Богочеловек – мерило всех людских существ и всех существ духовных. Признающий это, принимающий, верующий в это – от Бога есть; не признающий же, не принимающий, не верующий в это – от диавола, от антихриста (см.:1Ин.4:1–3). Лишь от Богочеловека, Владыки Христа мы, люди, знаем, что есть Бог и Кто есть Бог, а также что есть человек и кто есть человек. Эту тайну открывает нам и сказует Богочеловек, Господь Иисус Христос Духом Своим Святым.

Начиная, собственно, с сошествия в день Святой Пятидесятницы и через Свое непрестанное и церкво-зиждительное действие в Богочеловеческом Теле Церкви во [всем] времени и во всей вечности Дух Божий, Каков Он есть, явился людям самым ясным образом. В силу этого даны им возможность и мерило правильно ориентироваться в мире духовном. Со времени Святой Пятидесятницы мы знаем, Кто такой Дух Божий. Сверх того, известно нам и то, какой дух не есть Дух Божий: дух не такой, как Он, не подобный Ему, имеющий противоположные свойства, – не есть от Бога. Ибо Дух Божий, Дух Святой – весь в свидетельствовании о том, что Иисус есть Сын Божий, Бог и Господь, Спаситель мира. Вся Его спасительная деятельность в мире сводится ко всеистинному свидетельству: Иисус – это Богочеловек. Дух Святой убедительно это удостоверяет всеми Своими проявлениями, делами, чудесами, знамениями, благодатными силами, и причем – в Церкви, через духоносных людей. Особенно через святость их жизни.

Наш земной мир – место пребывания многих и разнообразных духов. Для христианского сознания он – попросту обиталище, искусилище духов. Сориентироваться в нем очень трудно. Ведь различение духов – это одновременно и дар Святого Духа, и человеческий подвиг. Это целая отдельная наука. Дар различения духов подает человеку Дух Святой (1Кор.12:10). И причем подает за веру и прочие святые добродетели, составляющие единый и неделимый евангельский подвиг. Этот подвиг есть одновременно дело и Божией благодати, и свободного человеческого труда. Длится он долго, постепенно совершенствуясь. И лишь совершенные подвижники имеют дар различения духов, ясного ведения и зрения добра и зла в их сущности и бесконечно сложных проявлениях. Потому духоносный Апостол и благовествует: Твердая же пища свойственна совершенным, у которых чувства (αἰσθητήρια) навыком приучены (γεγυμνασμένα) к различению добра и зла (Евр.5:14).

Значит, способность к различению добра и зла, добрых и злых духов приобретается духовным подвигом. Подвигом постигается благодатная Богочеловеческая премудрость, которая только и может правильно ориентироваться в человеческом мире духов и точно различать, от Бога ли они или нет. Поэтому святой Богослов, движимый великой любовью и заботой о христианах, назидает их: Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов (δοκιμάζετε τὰ πνεύματα), от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире (1Ин.4:1). – Как внутренние, так и внешние чувства, обученные в благодатно-добродетельных подвигах, могут с точностью определить, от Бога ли некий дух или нет. Такое обучение чувства приемлют от всех благодатных, евангельских добродетелей: от молитвы, поста, смирения, любви и других. Не облагодатствованные же чувства, не приобретшие навык к добродетелям, могут легко быть соблазнены и увлечены в погибель ложными пророками и учителями.

Вообще все духи подразделяются на два вида: на тех, которые от Бога, и на тех, которые от диавола. От Бога – те, которые веруют, признают, исповедуют, что Иисус есть воплощенный Бог Слово, Господь и Спаситель; от диавола же – те, которые в это не веруют, этого не признают и не исповедуют. Философия диавола вся заключается в следующем: не признавать ни вообще Бога в мире, ни Его присутствия в мире, ни Его воплощения в мире; утверждать и проповедовать, что нет Бога ни в мире, ни в человеке; что нет Бога и в Богочеловеке; что бессмыслица – веровать в то, что Бог воспринял на Себя человека и что Он может жить в мире; что человек – это существо, в котором нет ни Бога, ни чего-то Божиего, бессмертного, вечного; что человек весь тленен, весь смертен; что во всем принадлежит он к миру животному и почти ничем от животных не отличается. Потому-де и естественно ему жить, как животные, которые для него – единственные законные предки, и прародители, и собратья по природе.

Такова, по сути дела, философия антихриста, любой ценой пытающегося заменить собою Христа, занять Его место в мире и в человеке. Святой Богослов ясно высказывает эту истину: Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога. А всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире (1Ин.4:2–3). – Всякий дух: а духом может быть личность, или учение, или идея, или мысль. Всякое учение, всякая личность, всякая идея, всякая мысль, всякая философия, всякая культура, всякая наука, не признающая, что Иисус есть Бог и Спаситель, воплощенный Бог, Богочеловек, – ведет происхождение от антихриста. Такие личности, учения и идеи бытовали в мире с самого времени явления Христа. Поэтому святой Тайновидец и говорит об антихристе: И теперь есть уже в мире. Равно как и всякий человек, и всякая в мире идея, отрицающая Христову Церковь, то есть Христово Тело, – от антихриста есть. Творцом всякой антихристианской идеологии прямо или косвенно выступает антихрист. Вообще говоря, все идеологии можно свести к двум типам: к тем, которые за Христа, и к тем, которые за антихриста. И человеку в этом мире предстоит решить одну проблему = проблему самую важную: за Христа ли он или же против Христа? Каждый человек, хочет ли он того или нет, только и делает, что решает эту проблему. В конечном итоге он оказывается либо христолюбцем, либо христоборцем; либо почитателем Христа, либо Его хулителем. Эта истина делается нарочито ясной, если человек рассмотрит себя с кромки могилы.

Лишь от Богочеловека и Богочеловеком мы истинно ведаем, Кто такой Бог и кто такой человек, что такое мир дольний и что такое мир горний, что истина и что ложь, что добро и что зло, что добродетель и что грех, что жизнь и что смерть, что рай и что ад, Кто есть Бог и кто есть диавол. И всё это мы знаем, возрождаясь, освящаясь, делаясь едино со Христом в Церкви Богочеловека, Духом Святым, через святые таинства и святые добродетели. Возлюбленный Христом благовестник благовествует: Всякий, рожденный от Бога, побеждает мир; и сия есть победа, победившая мир, вера наша. Кто побеждает мир, как не тот, кто верует, что Иисус есть Сын Божий (1Ин.5:4–5)? – мир как раб греха, смерти и диавола, как держава диавола, как держава смерти (Евр.2:14) – именно и есть нечто противобожественное, неустанно воюющее против Бога. Несомненно, союз греха, смерти и диавола – это страшная сила, могущественнейшая всего человеческого, то есть и каждого человека в отдельности, и всех людей вкупе. В нашем человеческом мире лишь Богочеловек Христос явил Себя сильнейшим сего долговременного союза, ибо лишь Он разрушил державу смерти, низложил диавола, истребил грех. Эту всепобедную Богочеловеческую силу подает Он и каждому верующему в Него как в Бога и Спасителя, так что и тот побеждает державу смерти (см. Евр.2:14) – Примеч. ред.), греха и диавола, то есть мир. Так, на самом деле, лишь христианин – единственный истинный в мире победитель. Ибо одолевает он самого большого врага рода человеческого, врага трехголового: грех, смерть и диавола. Без Господа Иисуса Христа и Его последователей этот мир был бы и навсегда остался – державой смерти, в которой властвовала бы пожирающая людей тирания греха, смерти и диавола. Впрочем, именно таков мир сей для неверующих во Христа как единого истинного Бога и единого истинного Спасителя человеческого рода.

Всеистинно благовестие возлюбленного Христом благовестника: Сей есть Иисус Христос, пришедший водою и кровию и Духом, не водою только, но водою и кровию, и Дух свидетельствует о Нем, потому что Дух есть истина (1Ин.5:6). Да, хотя и стал Он человеком, Господь Иисус свидетельствует водою, кровью и Духом о том, что Он – Сын Божий. Одновременно и человек, и Сын Божий. Объединил Он в Себе самое главное на небе с самым главным на земле: Духа Истины с водой и кровью. И так стал Спасителем: небесным освятил земное, Божиим – человеческое; и тем самым спас человеческий род от греха, смерти и диавола. Вода – самая распространенная в мире стихия; освятив ее, Спаситель освятил главную стихию человеческого тела: явив ее непортящейся, если освятится она Духом Святым во имя Его, Он этим засвидетельствовал, что то же самое относится и к человеческому телу. Кровь – символ жизни и сама сила жизни; считается, что в крови находится и сама душа. Став человеком, то есть кровью и плотью, Спаситель освятил эту главную стихию жизни, соделав ее Кровию Божией, Кровию Господней, особенно в святом таинстве Евхаристии, удостоверив тем самым, что и тело для Господа (1Кор.6:13), для бессмертия, для жизни вечной. Когда же вознесся Он со Своим святым воскресшим телом на небо, дабы вечно пребывать одесную Отца Славы, то окончательно засвидетельствовал это и исполнил. Всё это Владыка Христос совершил Своим Духом, то есть Духом Святым, Духом Истины. Им Он в Церкви непрестанно об этом свидетельствует, потому что Дух Святой – душа Церкви.

Истина всех истин: Дух Святой – Носитель главного свидетельства об Иисусе как Сыне Божием и Спасителе, ибо Он непрестанно, через все века, спасает в Церкви всех верующих в Господа Иисуса Христа. Он, Дух Истины, открывает нам, подтверждает нам всю истину об Иисусе – Богочеловеке и Спасителе. То, что Дух Святой – Дух Истины, и Сама Истина, и Сам Бог и Господь Животворящий, удостоверяет Он Сам Своей освящающей силой: освящает Он мертвую стихию воды и делает ее не повреждаемой; и в святой Евхаристии пресуществляет вино в Кровь Господа Иисуса Христа. Тем более хочет Он и может освятить человека – душу живую, творение богоподобное.

Об Иисусе = Истине свидетельствует Сама Истина: Дух Святой. Ибо и второе, и третье Лицо Пресвятой Троицы – одинаково Истина, одна и Та же вечная Истина; вся Святая Троица – Истина, Истина = Господь и Бог в трех Лицах. Эта Истина и делает истинными все свидетельства Иисусовых свидетелей на земле, ибо все они и состоят в явлении Духа и силы – ἐν ἀποδείξει Πνεύματος καὶ δυνάμεως (1Кор.2:4). Поэтому духоносные Апостолы исповедуют: Свидетели Ему (то есть Иисусу) в сем мы и Дух Святый, Которого Бог дал повинующимся Ему (Деян.5:32); и: Сей самый Дух свидетельствует духу нашему (Рим.8:16).

В Богочеловеческом домостроительстве спасения всё сводится к Пресвятой Троице: к Отцу, Сыну и Святому Духу. Богомудрый Апостол благовествует: Три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино (1Ин.5:7). – Вот вся истина о Троичном Божестве, хотя разумом и непостижимая, но данная эмпирически. Божественная реальность безгранично глубже, шире и выше всех людских способностей мышления, познания и ощущения. Это и естественно, потому что даже сама вещественная действительность сего земного, материального мира непостижимо шире, глубже и пространнее человеческого познания. Да и сама жизнь, хотя она и самая непосредственная данность, которую мы, живые человеческие существа, воспринимаем, гораздо шире, глубже и выше людской логики и разума. Из безбрежного, всеобъемлющего океана жизни лишь нечто – нечто малое вмещается в крохотные ячейки человеческого познания. А сам океан выходит из берегов, простираясь в необозримые бесконечности. Это в наибольшей мере относится и к Пресвятому Троичному Божеству. О Нем мы знаем столько, сколько нам конкретно дано. А дано нам очень много через воплощение Бога Слова и непрестанное обитание Святого Духа в Богочеловеческом Теле Церкви. Дано нам Трисолнечным Божеством всё, что подобает нам о Нем знать и от Него иметь, дабы Его силой спасли мы свое человеческое существо от греха, смерти и диавола и возвели его к Богочеловеческому совершенству: к облечению во Христа, к одуховлению, к обожению; одним словом – к отроичению. То, что Бог есть Существо Триипостасное, – это истина, которую верные постоянно переживают в Церкви, ибо непрестанно живут они от Отца через Сына в Духе Святом. Эта истина всесторонне раскрыта в Богочеловеке, а в Церкви полностью осуществлена. Об этом свидетельствует вся благодатная, но и всегда реальная, жизнь Церкви. И причем свидетельствует вещественными, осязаемыми, очевидными фактами, которые по-земному осязаемы и логически неопровержимы. О них благовествует святой благовестник: И три свидетельствуют на земле: дух, вода и кровь; и сии три об одном (1Ин.5:8). Эти три стали совершенно одно, прежде всего, в Богочеловеке: Бог, вечный Дух, соделался человеком, соединился с плотью и кровью и показал, что подлинный человек, совершенный человек – лишь в полном сочетании с Богом. Таким Владыка Христос был не только Сам по Себе, но и для всего человеческого рода: претворив Себя в Церковь, Он всех людей наделил всеми необходимыми силами, с помощью которых они могут, если захотят, мало-помалу преображать самих себя в совершенные человеческие существа, жительствуя Богочеловеком и в Богочеловеке – особенно в святом таинстве Причащения. Ведь святое Причащение есть не что иное, как святое таинство, в котором Бог действительно, реально воплощается в человека. Благодаря этому человек получает самое достоверное и убедительное свидетельство того, что он – истинный человек лишь через соединение с Богом, через жительство в Боге, через постоянное воплощение в себе святых, Божественных, благодатных Божиих сил.

В Богочеловеческом домостроительстве спасения всё совершается и происходит Духом Святым: каждое святое таинство и каждый подвиг, да и вся Богочеловеческая жизнь в Богочеловеческом Теле Церкви. В первую очередь – молитва, драгоценнейший подвиг и самое умилительнейшее искусство любящей Христа души. Словно Богочеловеческий иконописец, написует она в душе живые иконы всех святых евангельских добродетелей. Несомненно, все святые добродетели живут, возрастают, совершенствуются и становятся бессмертными и вечными – молитвой. Поэтому ей для ее богочеловеческого восхождения всегда нужен Дух Святой, Его благодатные силы. А они подаются ей за веру.

Вера и молитва – подвиг единосущный и нераздельный: первый признак богочеловеческой веры – это богочеловеческая молитва (см. Деян.9:11). Вера живет молитвой; молитва есть бессмертное чадо веры. В Церкви человек богочеловеческой верой созидается в человека Христоподобного; вера молитвой рождает в человеке все Богочеловеческие силы спасения: святые добродетели, от первой до последней. И христолюбивый человек при их содействии созидает себя в существо вечное, в существо богочеловечное. А святые добродетели – все в святых таинствах и все от них рождаются: от веры и Крещения рождаются святые таинства и святые добродетели. А через всех их и во всех их главный Архитектон, верховный Зодчий нашего спасения = нашего обогочеловечения = нашего отроичения – это Утешитель Благий = Дух Святый.

В благодатно-добродетельном подвиге созидания себя с помощью святых таинств и святых добродетелей главная добродетель – это молитва. Ей учит нас Сам Дух Святой. Святой Апостол говорит об этом: Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших, ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными (Рим.8:26). А Дух Святой обитает в нас и научает нас всему Богочеловеческому и спасительному, если мы подвизаемся в святых добродетелях. Не имеют Духа Святого живущие по своим похотям и в безбожии; теряют Духа Святого не живущие в святых таинствах и святых добродетелях, то есть отпадающие от Богочеловеческой веры (см. Иуд.18–19). Поэтому ко всем христианам обращено благовестие и заповедь святого Апостола: А вы, возлюбленные, назидайте себя на святейшей вере вашей, молясь Духом Святым (Иуд.20).

Созидая себя святыми таинствами и святыми добродетелями, христианин воздвигает в своей душе бессмертный иконостас: икона в нем – и каждое святое таинство, и каждая святая добродетель. А через всех их и во всех их – наше бессмертие, наша богочеловечность, наша христоблаженная вечность. В них же и над ними – Утешитель Благий, наполняющий нашу душу радостью и блаженством предивного Царства Троичного Божества. И мы тихо произносим слова молитвы: «Боже и Отче Господа нашего Иисуса Христа... научи ны оправданием Твоим: зане помолитися, якоже подобает, не вемы, аще не Ты, Господи, Святым Твоим Духом наставиши ны».

Дух Святой подается взыскующим Его Богочеловеческой верой, молитвой, любовью, смирением и вообще любой Богочеловеческой добродетелью и подвигом. Вся история Церкви свидетельствует о том, что Дух Святой приобретается подвижничеством. Каждый Богочеловеческий подвиг обогащает человеческую душу Духом Святым. Поэтому стяжание Духа Святого святыми добродетелями – это целая наука, жизненно преподанная святыми Отцами, особенно преподобным Серафимом Саровским. Святым добродетелям сопутствуют и все святые таинства. И если взыскуем мы Духа Святого святыми таинствами и святыми добродетелями, то Он в изобилии нам и подается (см. Лк.11:13). Нет здесь ни меры, ни границы: логосные, богочеловеческие бесконечности человеческого существа столь неизреченно велики, что практически мы никогда не можем наполнить их благодатью Святого Духа. Поэтому надо взыскивать Его неустанно. Отсюда и благовестие досточудного благовестника: Не мерою дает Бог Духа (Ин.3:34). Мера Его – безмерность. Ибо человеческая душа, человеческий дух присно алчет Духа Святого. В человеческом мире совершенная полнота Святого Духа и Его благодати – это Богочеловек, Владыка Христос, а также Его Богочеловеческое Тело, Церковь, и в ней святые таинства и святые добродетели (см. Ин.1:16; Еф.1:6–8). Поэтому из существа, принявшего Духа Святого и носящего Его в себе, истекают реки воды живой, то есть благодать Святого Духа и все Его бесчисленные дары, необходимые человеческому существу для вечной жизни на земле и на небе. Разумеется, Дух Святой принимается верой в Богочеловека и за веру в Богочеловека = верой в Церковь и за веру в Церковь (Ин.7:38–39).

Весь весьма сложный подвиг во-духовления и одуховления, во-троичения и отроичения подается в Богочеловеческом домостроительстве спасения, совершаемом Богочеловеческой Личностью и жизнью Господа Иисуса на земле, то есть Им как Церковью. Это благовестие, это все-благовестие, воскресший Господь сказует Своим ученикам и преемникам перед Своим Вознесением: Дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь (Мф.28:18–20).

Богочеловек, Владыка Христос Собою как Церковью собирает и небо, и землю в единое Тело, в Тело Богочеловеческое; объемлет и все народы, спасая их Своим Евангелием: первым святым таинством – Крещением и остальными святыми таинствами и первой святой добродетелью – верой и прочими святыми добродетелями и подвигами. А дабы Апостолы не устрашились столь грандиозного подвига, Он изрекает им и сие радостное благовестие: И се, Я с вами во все дни до скончания века. Святой Златоуст говорит: «Воскресший Господь повелевает Своим ученикам проповедовать по всему миру Его учение, которое Он сокращенно вручил им вместе с заповедью о крещении. Но так как заповедал им дело великое, то, ободряя их сердца, сказал: Се, Я с вами во все дни до скончания века. Это признак как Его силы, так и Его снисхождения. Он возвещает им, что пребудет не только с ними, но и со всеми теми, кто будет веровать после них. Апостолы не могли пребыть до скончания, но Господь говорит это всем верным как единому телу. Не говорите Мне, – обращается Он к ним, – о препятствиях и трудностях: с вами Я, Который делаю всё легким».

Своей заповедью о святом таинстве Крещения во имя Отца и Сына и Святого Духа человеколюбивый Спаситель показывает, что вся Святая Троица – в Церкви: живет в ней и действует, отроичивая всех ее членов = спасая их, облекая их во Христа и Духа. Крещение = отроичение, обогочеловечение, обожение = спасение. Все силы Пресвятой Троицы подаются крещением, и причем для того, чтобы люди с помощью святых таинств и святых добродетелей добровольно их приумножали и жили ими через все века и через всю вечность (см. Ин.3:3–5). Богочеловек крещается во Иордане, а тем самым крещается и Церковь, и ей вверяется вся Богочеловеческая сила святого таинства Крещения (см. Мф.3:13–17). Богочеловек = Церковь: Он крестит Духом Святым и огнем – и так спасает, ибо в Своем Духе и огне сжигает все грехи, всякую смерть, всех бесов (Мф.3:11–12; Мк.1:8; Лк.3:21–22; Ин.1:33–34).

В Богочеловеческом Теле Церкви Христовой всё – Богочеловеческо, всё Троично, всё присно от Отца через Сына в Духе Святом. Таково и великое таинство, святое таинство прощения грехов. Оно – всецело от Господа Иисуса Христа и Его Святого Духа, Которого и посылает Он от Отца во спасение мира. Прежде Пятидесятницы Господь вручает Своим ученикам этот залог: залог Духа Святого – отпускать грехи. Грех – источник всякого зла в человеческом мире, поэтому прощает его и отпускает Дух Святой, вся Святая Троица. Да и все прочие же дары подает Владыка Христос Своим ученикам и Церкви в день Святой Пятидесятницы, непосредственно посылая им всего Святого Духа. Итак, против этой страшной, смертоносной и демонизирующей силы греха Владыка Христос подает Самого Духа Святого – Бога, Который только и обладает силой, превосходящей силу этого всеконечного зла и способной его попалить, сжечь, истребить, лишить бытия. И тем самым проложить [людям] путь к спасению от греха, от зла, от смерти, от диавола – путь к обожению и к единению со Христом, к отроичению. Поэтому воскресший Спаситель, явившись по Воскресении Своим ученикам, дунул на них и сказал: Примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся (Ин.20:22–23). Святой Златоуст благовествует: «В этот раз Апостолы приняли известную духовную власть и благодать, только не – воскрешать мертвых и творить чудеса, но отпускать грехи, ибо дары Духа различны. Поэтому Владыка Христос и добавил: Кому простите грехи, тому простятся. А впоследствии, спустя сорок дней, они приняли силу чудотворения. Посему Господь и говорит им: Вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли (Деян.1:8). Свидетелями же стали они посредством чудес. Воистину неизреченна благодать Духа и разнообразны Его дары. Дары же Духа дает Господь Иисус Христос, чтобы ты знал, что у Отца и Сына и Святого Духа един дар и едина власть. И в самом деле, то, что, на первый взгляд, принадлежит Отцу, [то же самое,] явно принадлежит и Сыну, и Святому Духу. Сказано: никто не приходит к Сыну, если не привлечет его Отец (Ин.6:44, 65). Но то же самое, очевидно, принадлежит и Сыну: Я есмь, – говорит Господь Иисус, – путь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня (Ин.14:6). И это же самое усваивается и Духу: Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым (1Кор.12:3). Равно как и об Апостолах говорится, что дарованы они Церкви или от Отца, или от Сына, или от Духа Святого. И разделение даров, как видим, приписывается и Отцу, и Сыну, и Святому Духу».

Первое описание действия Святого Духа в человеческом роде дано в книге Деяний Святых Апостолов. Совершается оно в Богочеловеческом Теле Христовой Церкви. Во всей полноте начинаясь в день Святой Пятидесятницы, оно с тех пор непрестанно продолжается и будет продолжаться через все времена и через всю вечность. Всю Богочеловеческую жизнь Церкви, во всех ее небоземных измерениях, направляет и руководствует Дух Святой. В Евангелии Владыки Христа всё сводится к [чему]? – К Обетованию Отчему (Деян.1:4). А обетование это что? – Сошествие Святого Духа на Церковь, на Богочеловеческое Тело Христово, и всё Его все-чудотворящее действие, начиная со святого Крещения – и через все святые таинства и святые добродетели: крещения = обожения, усвоения Христу, обогочеловечения, отроичения, спасения (см. Деян.1:5; Ин.14:16, 26, 15:26, 16:7). В крещении человеку как существу бессмертному и богоподобному Духом Святым подается всё потребное для вечной жизни в земном и небесном мире: вверяется ему и вечная истина о вечной жизни, и все силы, необходимые человеку для его бесконечного богочеловеческого преуспеяния во времени и в вечности (см. Деян.1:8; Лк.24:49; 2Пет.1:3). Дух Святой и есть та всемогущая, всеудостоверяющая, всесовершенствующая и всепобеждающая Сила Богочеловека Христа, Которая, сойдя в Тело Церкви как душа, оживотворяет всё Тело Церкви Богочеловеческой вечностью (см. Деян.1:4, 5, 8, 22, 2:22, 3:15, 4:33, 9:31, 13:31, 52, 22:15, 26:16). Святой Златоуст благовествует: «Евангелия повествуют нам о том, что Господь Иисус Христос сделал и сказал, а Деяния Апостольские – о том, что сказал и сделал Дух Святой».

Проповеданное Спасителем Евангелие спасения Дух Святой исполняет в каждом члене Церкви через святые таинства и святые подвиги. Действие Святого Духа в Теле Церкви – это естественное продолжение действия Богочеловека. Ибо, по словам блаженного Феофилакта, «Дух Святой как единоестественный с Владыкой Христом и действует, и соприсутствует в Теле Церкви». «Поэтому действие Духа Святого разнообразно и многогранно». «Духом Святым мы научились совершенному богопознанию, для чего и было сошествие Святого Духа». «Дух Святой наполнил весь дом (Деян.2:2); по святым Отцам, это значит: Дух Святой наполнил всё Тело Церкви, был дан всему Телу Церкви».

Сошествие Святого Духа как бы от несущегося сильного ветра и в виде огненных языков (Деян.2:2–4) показывает, что Дух Святой неудержим и необъемлем: наполняет Он всё человеческое существо, одновременно пребывая – весь во всем и весь вне всего. Никто не может Его ни распять, ни убить. Святой Златоуст благовествует: «Слова как бы от несущегося сильного ветра показывают, что ничто не будет в состоянии противиться Апостолам, но что своих противников они развеют, как прах».

В Богочеловеческом Теле Церкви Дух Святой, при посредстве святых таинств и святых добродетелей, совершает в каждом члене Церкви облечение во Христа, одуховление, обогочеловечение, обожение, отроичение = спасение по мере личной ревности, возводя каждого в соразмерное совершенство, от силы в силу, из добродетели в добродетель – дабы человек пришел в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф.4:13). Святой Златоуст свидетельствует: «После сошествия Святого Духа Апостолы изменились и стали выше всего телесного, ибо где является Дух Святой, там и брение претворяется в золото». И еще свидетельствует святой Златоуст: «После сошествия Святого Духа на Апостолов – те сразу же стали другими людьми: начали презирать богатство, сделались равнодушными к славе, не доступными ни гневу, ни похоти и оказались выше всего; стяжали они великое единомыслие, и между ними уже никогда не было того, что имело место раньше: ни зависти, ни споров вокруг первенства, а, напротив, воцарилось в них всякая совершенная добродетель».

То, что в день Святой Пятидесятницы произошло с Апостолами, происходит, в большей или меньшей мере, со всеми членами Церкви. Преображаются они из силы в силу, из благодати в благодать, из добродетели в добродетель, ибо «благодать и в Пятидесятницу, и сейчас – одна и та же».

Апостолы после сошествия на них Святого Духа стали первыми благодатными богочеловеками, всецело осознавшими, Кто есть Иисус Христос, и начали бесстрашно проповедовать Его всему миру как единственного под небом Спасителя человеческого рода, как единственного Искупителя, как единственного Победителя смерти, как Богочеловека, дарующего человеку воскресение, вознесение, обожение, обогочеловечение, отроичение, – как Единого воистину Человеколюбца. Их бессмертное и всячески явленное и удостоверенное благовестие и истина как раз и состоит в том, что нет ни в ком ином, кроме Владыки Христа, спасения. Ибо нет иного имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы им спастись (Деян.4:7–12). Всё Божественное, всё Богочеловеческое, всё сверхъестественное – с воскресшим Господом Иисусом Христом становится естественным: и причем – Церковью, Духом Святым, Пресвятой Троицей. Всё небо на земле – Церковью, и вся земля на небе – Церковью. Весь Бог на земле – Церковью, и весь человек на небе – Церковью, Бессмертна истина неба и земли: Церковь – это Еммануил = с нами Бог, с нами Богочеловек (Мф.1:23). Новая, Богочеловеческая, действительность – Церковью на земле. Невозможное – Церковью становится возможным благодаря досточудному Господу Иисусу Христу, Богочеловеку, и Его Святому Духу. – Всё возможно верующему (Мк.9Примеч. ред.). В этой Богочеловеческой истине, в этой Богочеловеческой реальности – величайший и совершеннейший переворот и преображение людского рода на сей демонизированной Божией планете. Новая жизнь, новые силы: Бог на земле среди людей и с людьми, Бог в человеке и во всех людях. Это и есть Богочеловек, Владыка Христос, это и Его Церковь Духом Святым. В Церкви всё Божие становится человеческим – через Богочеловека и Его Богочеловеческие святые таинства и Богочеловеческие святые добродетели, которые насаждает Он и возделывает, руководствуя и управляя ими, взращивая их Духом Своим Святым. Да, все вечные истины проистекают из одной Всеистины и вновь в одну Всеистину возвращаются. Всеистина же эта – Пресвятая Троица: Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святой.

Исполненные Святого Духа Апостолы верой в Богочеловека, Господа Иисуса творят несказанные чудеса: властвуют над смертью, воскрешают мертвых, непрестанно чудодействуют – так что одна только тень Петра и опоясания с тела Павла исцеляют больных (Деян.9:37–41, 4:32–33, 5:15–16, 19:12). Такими чудотворными силами воскрешают они из мертвых все души, приводимые ими к вере в воскресшего Господа Иисуса. Все они проводят жизнь небоземную, богочеловеческую: Бог у них всегда на первом месте, а человек на втором, всегда на втором. Даже для служения трапезам поставляют они людей, исполненных Святаго Духа (Деян.6:3). На Соборе в Иерусалиме возвещен, предписан Богочеловеческий принцип, Богочеловеческое мерило соборности Церкви – угодно Святому Духу и нам (Деян.15:28). Дух Святой и делает соборными сердца всех верных, сочетавая их в одно сердце – в соборное сердце Церкви, и в одну душу – в соборную душу Церкви (Деян.4:32). И епископов поставляет Дух Святой в Христовой Церкви пасти Церковь Божию, которую Господь Иисус Христос приобретает Себе Своею Кровию (Деян.20:28). Без сомнения, в Деяниях Святых Апостолов ясно выражена следующая Божественная истина: везде и во всем в Богочеловеческом Теле Христовой Церкви царит Богочеловеческий порядок, устрояемый и руководимый Духом Святым, Духом Богочеловека, Господа Иисуса. А это значит, что всё в Церкви бывает от Отца через Сына в Духе Святом.

Каково благовестие святых Отцов о Духе Святом в Теле Церкви? Дух Святой переводит Евангелие Спасителя в ежедневную жизнь каждого члена Церкви по мере его веры, оживотворяет святые евангельские подвиги святыми таинствами, осуществляет Богочеловеческую жизнь в душах верных. Только Духом Святым весь Богочеловек воплотим в Теле Церкви и в каждой его клеточке. Он – Тот, Кто облекает во Христа и усваивает Христу каждого члена Церкви, совершая тем самым и отроичение, и обожение; словом – всё Богочеловеческое спасение и в нем – Богочеловеческое преображение, Богочеловеческое воскресение, Богочеловеческое вознесение = вечное жительство во Христе.

Святые Отцы суть Духоносцы, а тем самым – и Христоносцы, и Богоносцы: ибо имеют они, хранят и передают всё апостольское, Богочеловеческое Предание. А что такое Предание? – Сам Богочеловек, Господь Иисус Христос и вся Его Богочеловеческая жизнь, осуществляемая в каждом члене Церкви Духом Святым посредством святых таинств и святых добродетелей. В этом – Православие, Богочеловеческое Православие Святой Православной Церкви; в этом – «Православие святых Апостолов», в этом – «Православие Святой Троицы».

Всё это и есть одно и то же Благовестие, одно и то же Евангелие, одна и та же Истина, одна и та же Правда, один и Тот же Бог и Господь = всё это – то же с Апостолами и от Апостолов, то есть то же от основания до вершины Предание: Тот же Богочеловек, Господь Иисус Христос, та же жизнь во всех Богочеловеческих бесконечностях, та же любовь, та же вера, та же надежда, те же святые таинства, те же святые добродетели, Та же Святая Троица – и вечная жизнь от Нее и в Ней.

Всё Богочеловеческое – Духом Святым – стало апостольским; всё апостольское Духом Святым стало святоотеческим; все святоотеческое Духом Святым стало церковным; и всё церковное Духом Святым – через святые таинства и святые добродетели – становится нашим, моим, твоим, каждого члена Церкви, по мере нашей веры и ревности в вере.

В Церкви – вечное благовестие и вечная действительность: Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же (Евр.13:8). И в Нем и Им – вечно те же все Его Богочеловеческие блага, вся Его Богочеловеческая благодать, все Его Богочеловеческие истины, которых не видел человеческий глаз и не слышало человеческое ухо и которые не приходили человеку на сердце (1Кор.2:9).

Поэтому и у всех святых Отцов – Тот же Богочеловек, Господь Иисус Христос, та же Богочеловеческая Истина, та же Правда, та же Любовь, та же вера, Тот же Дух Святой, Та же Святая Троица, то же Благовестие – только воспринимаемые и опытно переживаемые ими по-своему, лично. И всё это органически сопряжено в Богочеловеческом Теле Христовой Церкви, соединено и соединяемо Духом Святым в одно сердце – в соборное сердце Церкви, и в одну душу – в соборную душу Церкви (см. Деян.4:32). Поэтому святые Апостолы, святые Отцы – каждый во всех и все в каждом; совершается же это Духом Святым. Их Священное Предание – Богочеловечески едино и Богочеловечески неделимо; и Дух Святой через всех и каждого благовествует одну и ту же истину о Спасителе. Каждый из них приводит ко всем, и все к каждому. И это [совершается] Духом Святым, Духом Богочеловека Христа, ибо Дух есть Сила обогочеловечивающая и сочетавающая в единый собор. Молитвенное общение со святыми свидетельствует нам и показывает, что Дух Святой живет и действует одной и той же всеобъемлющей истиной – истиной Богочеловеческой, и одной и той же всеобъемлющей жизнью – жизнью Богочеловеческой. Предивный Спаситель – всегда Тот же и всегда один, со всеми Своими Богочеловеческими истинами и бессмертными бесконечностями. Об этом свидетельствуют нам все Божие святые, от первого до последнего.

Об этом богодухновенно свидетельствует и бесстрашный исповедник Богочеловеческой Всеистины, святой священномученик Ириней Лионский, благовествуя из сердца Церкви: «Все боящиеся Бога, и верующие в пришествие Сына Божия, и верою насаждающие в своих сердцах Духа Божия, – такие по праву называются чистыми, духовными и живущими для Бога, ибо имеют Духа Отца, очищающего человека и воздвизающего его в жизнь Божию». «Без Духа Божия мы не можем спастись. Поэтому Апостол увещевает нас верой и чистой жизнью содержать в себе Духа Божия, дабы, лишившись Святого Духа, не потеряли мы Небесного Царства». Человек верой вводит в себя и принимает Духа Святого, ощущая на себе Его излияние. «Человек спасается, общаясь со Святым Духом». «Человека веры Дух Святой объемлет внутри и снаружи, присно в нем пребывая и никогда его не оставляя». «Выше всего Бог Отец, и Он есть Глава Христа; через всё – Слово, Христос, и Он есть Глава Церкви, а во всех нас – Дух Святой, и Он есть вода живая (см. Ин.4:11, 7:38; Откр.21Примеч. ред.), которую доставляет Господь верующим в Него право, и любящим Его, и знающим, что один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас» (Еф.4Примеч. ред.).

«Спасение наше – в нашей вере, – говорит святой Ириней. – Приняв ее от Церкви, мы ее храним, и она всегда Духом Святым, как драгоценное сокровище в прекрасном сосуде, сохраняет свою свежесть и делает свежим самый сосуд (то есть человека), в котором содержится. Этот дар Божий вверен Церкви... Духом Святым мы оживотворяемся; Духом Святым мы общаемся со Христом». «Дух Святой – залог бессмертия и лестница восхождения к Богу. Ибо в Церкви Бог поставил Апостолов, пророков, учителей и все прочие средства действования Духа Святого (1Кор.12:28), Которого не имеют не согласные с Церковью, но лишающие себя жизни худым учением и скверным образом жизни. Ибо где Церковь, там и Дух Божий; и где Дух Божий, там и Церковь (Ubi enim Ecclesia, ibi et Spiritus Dei; et ubi Spiritus Dei, ibi et Ecclesia), и всякая благодать, а Дух есть истина». В Церкви Божией «Дух Святой – Тот, Кто проницает всё». «Совершенные – те, в которых пребывает Дух Святой и которые сохраняют беспорочными и души, и тела свои, содержа веру в Бога, и справедливо относятся к ближнему».

Без сомнения, Богочеловек, Владыка Христос – это Альфа и Омега, Начало и Конец во всем Богочеловеческом домостроительстве спасения мира. Да и само сошествие Святого Духа на Богочеловеческое Тело Церкви обусловлено воплощением Бога Слова. Благодаря Богочеловеку и ради Богочеловека Дух Святой сходит в Богочеловеческое Тело Церкви, дабы члены Церкви могли совершать Им свое спасение через обожение и действительно бы его совершили. Это – Богочеловеческое условие сошествия Святого Духа и всей Его деятельности в Теле Церкви, условие, присно со-бессмертное и со-вечное Церкви. Эту истину свидетельствует нам богоносный и Богом носимый «отец Православия», святой Афанасий Великий, воистину «тринадцатый Апостол» Христовой Церкви, подлинно равный Апостолам в этом, как и во всем прочем. Он богодухновенно благовествует:

«Слово стало плотию (Ин.1:14), чтобы и плоть была принесена за всех и чтобы мы, соделавшись общниками Его Духа, могли быть обожены, чего не достигли бы иначе, если бы не облекся Он в наше тварное тело. Ибо таким образом мы уже стали именоваться людьми Божиими и человеками во Христе. Но как мы, приняв Духа, не утрачиваем своей собственной сущности, так и Господь, став ради нас человеком и понеся на Себе тело, и впредь пребыл Богом; ибо не умалил Он Себя облечением в тело, а, напротив – и тело обожил и сделал бессмертным».

Где Господь Иисус Христос, там неминуемо и Дух Святой. А Господь Иисус Христос – присно весь в теле Своем, в Церкви. Поэтому в ней и Дух Святой. Главное же Его действование и благовестие – всюду свидетельствовать о Богочеловеке, Владыке Христе и о Его домостроительстве спасения. Свидетельства Его Божественно-истинны и реальны; они неизменно пребывают в категории Богочеловечности. Святой Афанасий по-апостольски свидетельствует: «Когда Господь как человек крестится во Иордане, мы в Нем и Им омываемся, и когда приемлет Он Духа, мы через Него делаемся духоприимцами». «Слово... подает Духа Святого другим, а на Иордане освящается Его тело, потому как стало Оно человеком... Освящение, совершенное над Господом как над человеком, совершилось Им над всеми людьми... Слово дает Духа Святого достойным». Несомненно, Бог Слово в Ветхом Завете, «до Своего вочеловечения, подавал святым Духа Святого; а соделавшись человеком, Он освящает всех Духом Святым и говорит ученикам: Примите Духа Святаго (Ин.20:22)... И подает Он, и приемлет Духа Святого: подает как Бог Слово, приемлет же как человек».

Для нас, людей, все тайны и все благовестия жизни и мира, Бога и человека олицетворены, даны и объяснены в небоземной Всетайне – в досточудном Богочеловеке Господе Иисусе. Включая и тайну Духа Святого (1Тим.3:16). Святой Афанасий благовествует: «Кем и через кого должен подаваться Дух Святой, если не через Сына, ведь Он – Дух Сына? Разве могли бы мы когда-либо принять Духа, если бы Слово не стало человеком? Благодаря Сыну и Сыном мы не во плоти, а в Духе; ибо Дух Божий живет в нас (Рим.8:9). Существа сотворенные освящаются Духом через общение с Сыном». Через облечение во Христа совершается и облечение в Духа; все добродетели и все святые таинства органически связаны и единосущны7.

Апостольское благовестие гласит: Духом Святым мы обитаем в Боге и Бог в нас (1Ин.4:13). «Да, по данной нам благодати Духа мы обитаем в Боге и Бог в нас. И так как Дух, обитающий в нас, есть Божий, то и мы, имея в себе Духа, справедливо считаемся пребывающими в Боге, а (тем самым и] Бог пребывает в нас... Однако без Духа Святого мы чужды Богу и далеки от Него. Через общение же с Духом Святым мы сочетаваемся с Божеством. Поэтому быть нам во Отце есть не наше, но сущего и обитающего в нас Духа Святого, доколе храним Его в себе исповеданием веры... А отпадают от Духа Святаго по причине пороков». «Неправо (κακῶς – «худо», «неверно») мудрствующие о Духе Святом не рассуждают правильно (καλῶς – «здраво», «как подобает») и о Сыне. А если бы они правильно (ὀρθῶς – «православно», «истинно») рассуждали о Слове, то здраво (ὑγιῶς) рассуждали бы и о Духе, Иже от Отца исходит, и собствен Сыну, и от Сына подается ученикам и всем в Него верующим. Заблуждаясь в учении о Духе Святом, еретики не имеют здравой веры и в Отца. Ибо противящиеся Духу Святому... отрицают и Сына (Деян.7:51), а всякий, отвергающий Сына, не имеет и Отца (1Ин.2:23)».

В Богочеловеческом домостроительстве спасения всё, в конце концов, сводится к подвигу отроичения, ибо всё совершается от Отца через Сына в Духе Святом. Вот основная мысль, богомысль святого Афанасия Великого: «Духом Святым Отец через Сына всё приводит к совершенству и обновлению». «Апостольская вера гласит: Пресвятая Троица нераздельна и [есть] едина Сама с Собой. Если именуется Отец, Ему сосуществуют Его Слово (= Сын) и в Сыне Дух. И если именуется Сын, то в Сыне – Отец, и Дух не вне Слова. Ибо одна благодать восполняется от Отца через Сына в Духе Святом. И едино Божество: Один Бог, Который над всеми, и через всех, и во всех (Еф.4:6)».

Святой Афанасий благовествует: «Когда мы просвещаемся Духом, тогда просвещает нас Им Христос. Ибо сказано: Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир (Ин.1:9)... Освящение – едино: оно совершается от Отца через Сына в Духе Святом». Мы постепенно облекаемся во Христа – доколе не изобразится в нас Христос (Гал.4:19). Через святые таинства и святые добродетели мы делаемся причастниками Божеского естества (2Пет.1:4). «Собственно, вся тварь становится общником Бога Слова в Духе Святом. И благодаря Духу Святому все мы нарицаемся общниками Божиими (μέτοχοι τοῦ Θεοῦ) (1Кор.3:16–17)... Владыка Христос, Сын Божий Духом Святым, сущим в Нем, сочетавает нас с Отцом (1Ин.4:13)... Те, в которых обитает Дух Святой, Духом Святым достигают обожения. И Дух Святой делает нас богами (θεοποιεῖ)... Отец всё творит и обновляет Словом в Духе Святом... Слово в Духе Святом удостаивает славы тварь, обоживая ее и усыновляя, и приводит ее к Отцу».

Без сомнения, по апостольскому благовестию святого Афанасия Великого, вся Богочеловеческая жизнь членов Церкви есть не что иное, как триединый подвиг: облечения во Христа, обожения, отроичения, – через святые таинства и святые добродетели, всегда преисполненные Пресвятой Троицей, присно ведомые и руководствуемые Отцом через Сына в Духе Святом. Своим отроиченным умом святой Афанасий благовествует: «Святая Троица всегда подобна Самой Себе, нераздельна по естеству, и едино Ее действо. Ибо Отец творит всё Словом в Духе Святом. Так соблюдается единство Святой Троицы. Так проповедуется в Церкви: Один Бог, Который над всеми, и через всех, и во всех (Еф.4:6), – над всеми как Отец, начало и источник; через всех – Словом; во всех же – в Духе Святом... Блаженный Павел, научая [вас] единству Святой Троицы, пишет коринфянам о духовных дарах и все [дары] возглавляет (ἀνακεφαλαιοῖ) Богом Отцом, говоря: Дары различны, но Дух один и Тот же; и служения различны, а Господь один и Тот же; и действия различны, а Бог один и Тот же, производящий все во всех (1Кор.12:4–6). Ибо то, что каждому разделяет Дух, то подается от Отца Словом, потому что всё принадлежащее Отцу принадлежит и Сыну. Потому и подаваемое Сыном в Духе есть Отчее дарование. И когда в нас Дух, тогда в нас и Слово, подающее Духа, а в Слове и Отец. Так исполняется сказанное: придем Я и Отец и обитель у него сотворим (Ин.14:23)... Подаваемая от Святой Троицы благодать и дар подается от Отца через Сына в Духе Святом, ибо как благодать, даруемая Сыном, есть от Отца, так уделение нам даров бывает в Духе Святом... Так и этим являет себя единое действо Святой Троицы... Ибо ничто не приходит в бытие и не совершается иначе, как только чрез Сына в Духе Святом... Когда в ком-либо обитает Дух Святой, то это показывает, что в нем и Слово, подающее Духа Святого... Так, когда на Святую Деву Марию снизошло Слово, тогда снизошел и Дух Святой, и Слово в Духе Святом образовало и учинило Себе тело, желая сочетать с Собою и принести к Отцу тварь, и примирить с Собою всё небесное и земное».

«Отец всё творит Словом в Духе; ибо где Слово, там и Дух. И творимое Словом – через Слово от Духа имеет силу бытия... Ибо Дух не вне Слова, но, пребывая в Слове, через Него пребывает в Боге, так что дарования подаются в Святой Троице. Бог есть производящий все во всех (1Кор.12:4–6). Ибо Сам Отец действует и раздает всё через Слово в Духе».

Святой духоносец, Василий Великий, богодухновенно описывает нам обитание и всеспасительную деятельность Святого Духа в таинственном Теле Церкви. Он благовествует; «Дух Святый пребывает во всех, но собственно силу Свою обнаруживает в тех, которые чисты от страстей, а не в тех, у кого владычественное (преп. Иустин перевел слово «владычественное» как «боголикость», то есть «богообразие»8. – Примеч. пер.) души омрачено греховными нечистотами». Дух Святой – наш страж. Когда душа приносит плоды, достойные вечных житниц, Дух пребывает с ней, охраняет ее и отражает козни нечестивого. Но когда произращает она плоды ядовитые, тогда Дух ее оставляет, и она попирается греховными помыслами и скотскими пожеланиями. Вступающему в борьбу с искушениями для озарения Духом необходимо подвижничество, упражнение в святых добродетелях. «Обитание Духа есть обитание Христа». «Тварь, причащающаяся Духа, опять нова, тогда как лишенная Духа – она обветшала». «Божеский Дух всегда окончательно совершает всё происходящее от [Бога] Отца чрез Сына». «Все, что ни глаголет Отец, глаголет чрез Сына в Духе». Дух Святой «даровал Себя всему множеству небесных Сил и всему множеству праведников... Все живет всецелою Его силою... И каждый из святых чрез сие есть бог; ибо сказано им от Бога: Аз рех: бози есте, и сынове Вышняго еси (Пс.81:6); и: Бог богов, очевидно, святых, Господь глагола (Пс.49:1); и: явится Бог богов, то есть святых, в Сионе (Пс.83:8)».

«Сего-то Духа Святаго изобильно излиял на нас Бог чрез Иисуса Христа... Сей Божий Дух обильно пребывает в разумной душе, если она не хочет по нерадению отступить от самой себя. А душа, приближающаяся к Нему и делающаяся с Ним как бы единым, слышит: Прилепляяйся же Господеви един дух есть (1Кор.6:17)». Дух Святой «неприступен по естеству и удобовместим по благости; хотя все исполняет Своею силою, однако же сообщается одним достойным, и не в одной мере приемлется ими, но разделяет действование по мере веры. Он прост по сущности, многообразен в силах, весь присутствует в каждом, и весь повсюду... Чрез Духа – восхождение сердец, руководство немощных, усовершение преуспевающих. Дух, воссиявая очищенным от всякой скверны, чрез общение с Собою делает их духовными. И как блестящие и прозрачные тела, когда упадет на них луч света, сами делаются светящимися и отбрасывают от себя новый луч, так духоносные души, будучи озарены Духом, сами делаются духовными и на других изливают благодать. Отсюда – предведение будущего, разумение таинств, постижение сокровенного, раздаяния дарований, небесное жительство, ликостояние с Ангелами, нескончаемое веселие, пребывание в Боге, уподобление Богу и крайний предел желаемого – обожение».

Святой Василий благовествует о том, что всё Богочеловеческое домостроительство спасения, совершенное великим Богом и Спасителем нашим Иисусом Христом, преисполнено Духа Святого – «все сие чрез Духа». Дух Святой соприсущ и соделателен всему тому, что присуще Спасителю. Равно как и управление Церковью ясно и несомненно совершается Духом Святым. «Ибо сказано: Той даде Церкви первее Апостолов, второе пророков, третие учителей, потом же силы, таже дарования исцелений, заступления, правления, роди языков (1Кор.12:28). Ибо сей чин установлен с разделением даров Духа... Силы Небесные утвердились Духом... Ибо от Духа даровано Силам и общение с Богом, и неуклонность ко греху, и пребывание в блаженстве. Пришествие Христово! и Дух предшествует. Явление во плоти! – и Дух неотлучен. Действия сил, дарования исцелений – от Духа Святого. Бесы были изгоняемы Духом Божиим». И все так по порядку в Богочеловеческом домостроительстве спасения. «Вообще нет дара, который бы без Святого Духа нисходил к твари, так что, как научены мы в Евангелии Господом и Спасителем нашим, и простого слова в защищение веры Христовой невозможно сказать без содействия Духа (Мф.10:20)».

По апостольскому благовестию святого Василия Великого, «кто живет уже не по плоти, но водится Духом Божиим и сыном Божиим именуется, и делается сообразным образу Сына Божия, тот называется духовным. И как сила зрения в здоровом глазе, так и действование Духа в очищенной душе... Дух, хотя всегда пребывает в достойных, однако же в случае только, нужды действует, или в пророчествах, или в исцелениях, или в других действиях сил... Дух – воистину место святых. И святой есть собственное место Духа, представляет себя в жилище Духа с Богом и именуется храмом Его». Мы получаем помощь от Духа Святого «по мере нашей чистоты от греха».

«И жизнь подается нам от Бога чрез Христа во Святом Духе... Бог живет в нас чрез Духа... Усовершившихся в добродетели называем богами, и усовершение достигается чрез Духа... Обитание Духа Святого есть обитание Христа (Рим.8:9, 10)». Верховное начало святой церковной соборности на всю вечность дано через Богочеловечность, начиная от Первого Святого Апостольского Собора. Равный Апостолам святой Василий Великий благовествует: «Апостолы говорят: Изволися же Святому Духу и нам (Деян.15:28), говорят, не наряду себя ставя со властию Духа, но подчиняя себя Духу как Им тогда наставленные... они выражают сим, что как бы одно ведение, одна мысль и одна власть у них с Духом... Так и Духу изволися владычественно данное Церкви узаконение, Апостолам же изволися служебное провозглашенное ими постановление».

Об очевидном и чудотворном вездесущии и вседейственности Святого Духа святой Василий богодухновенно свидетельствует: «Дух Святой наполняет Ангелов, наполняет Архангелов, освящает Силы, оживляет всё и вся. Он, разделяемый каждой твари, приемлется каждой тварью по ее мере, не умаляясь от множества причастников. Дух Святой всем подает Свою благодать, но Сам остается неистощаемым и неделимым. Всех просвещает Он к познанию Бога, вдохновляет пророков, умудряет законодателей, посвящает священников, укрепляет царей, усовершает праведников, украшает целомудренных, сообщает дар исцелений, оживотворяет мертвых, освобождает узников, усыновляет чужих. Совершает же сие чрез рождение свыше. Если возьмет верующего мытаря, делает его Евангелистом (Мф.9:9). Если будет в рыбаре – делает его Богословом. Если найдет кающегося гонителя, соделывает его Апостолом языков, проповедником веры, сосудом избранным (Деян.9:15). Немощные становятся Им сильными, бедные богатеют. Невежды делаются Им премудрее мудрецов. Павел немощен, но присутствием Духа Святого главотяжы и убрусцы от пота тела его исцеляли от болезней (Деян.19:12). И сам Петр был обложен немощным телом, но обитающей в нем благодатью Духа тень его тела исцеляла осеняемых ею больных (Деян.5:15). Бедными были Петр и Иоанн, ибо не имели серебра и золота, но подавали здравие, драгоценнейшее многих золотых монет (Деян.3:6–8)... Иоанн не знал светской мудрости, но являл благовестия, в которые не может проникать никакая мудрость. Дух Святой и на небе обитает, и землю наполняет; везде присутствует и ничем не объемлется. Весь обитает в каждом, и весь – с Богом».

Чудотворный духоносец, святой Василий, благовествует: «Дух Святой подается каждому по мере его веры». «Пока не будем соблюдать все заповеди Господни, да не ожидаем того, что удостоимся Духа Святого». «Сын и Дух Святой – источник святыни, из которого освящается всякая разумная тварь по мере ее добродетели». «Освящает, животворит, просвещает, утешает и все подобное производит одинаково Отец и Сын и Дух Святой. И никто да не приписывает власть освящения исключительно действию Духа... Все прочее равно Отцом и Сыном и Духом Святым совершается в достойных: всякая благодать и сила, путеводство, жизнь, утешение, преложение в бессмертие, возведение в свободу и если есть другое какое благо, нисходящее на нас».

Богомудрый святой Григорий Богослов, весь пребывая в Боге, сказует нам святые Божии тайны. Благовествуя вечную истину Богочеловеческого домостроительства спасения, он говорит: «Дух Святой хотя и один, все-таки дары не равны, ибо неодинаковы приемлющие Духа... Дары подаются по мере веры (κατὰ τὴν ἀναλογίαν τῆς πίστεως)». В слове на праздник Пятидесятницы святой Богослов благовествует: «Мы празднуем сошествие Святого Духа – окончательное осуществление обетования, исполнение надежды, таинство столь великое и досточтимое. Оканчиваются телесные дела Христовы, или, лучше сказать, дела Его, относившиеся к Его пребыванию в теле на земле... а начинаются дела Святого Духа». «Дух Святой действовал, в первую очередь, в Ангельских и небесных Силах, – в тех, которые первые после Бога и окрест Бога: ибо их совершенство, и сияние, и непоползновенность, или неподвижность ко злу суть не от кого иного, как от Святого Духа. Затем Дух Святой действовал в отцах и пророках, из которых некоторые чрез видения зрели и познавали Бога, а другие и предсказали будущее, насколько Дух Святой напечатлевал это в уме их, так что имеющее быть видели они так, как бы это уже происходило на их глазах. Ибо такова сила Духа Святого. После сего Дух Святой действовал в Христовых учениках. И причем троекратно, насколько они были в состоянии принять, и в три различных периода: до прославления Христова страданием, по прославлении Воскресением и по Вознесении на небо... также и по совершении домостроительства спасения преподанием им Духа Святого чрез дуновение (Ин.20:22), и, наконец, нынешним разделением огненных языков, которое мы и празднуем. Но первое было неясным, второе более явственным, а нынешнее – совершеннее: ибо Дух Святой присутствует не только действием (οὒκ ἓτοι ἐνεργείᾳ παρὸν), как раньше, но существенно (οὐσιωδῶς) и, так сказать, сопребывает и сожительствует. Ибо как Сын беседовал с нами посредством тела (σωματικῶς), так и Духу Святому подобало явиться телесным образом (σωματικῶς): и когда Христос восшел в славу Свою, тогда Дух Святой сошел к нам». «Дух Святой является в виде -языков – по сродству со Словом = Логосом; в виде огненных языков.... Ибо Бог наш есть огнь, поядающий (Евр.12:29) безбожие». «Дух Святой изливается, по слову пророка, на всякую плоть, то есть на каждого верного... Дух Святой вечно сопребывает с достойными, и ныне – во временной жизни, и после – с удостоившимися небесных благ, если всецело сохраним Его в себе нашим добрым жительством и не будем удалять Его от себя в такой мере, в какой согрешаем».

Духозарный святой Григорий Нисский, пребывая в святых глубинах своих богочеловеческих мыслей о Духе Святом в Теле Христовой Церкви, благовествует: «Благодать Спасителя нашего дарует познание истины как спасительное средство для душ; и свет истины возводит к Богу и ко спасению. Сделавший благочестивую веру своим путевождем должен предать себя подвигам. В ком благочестивая вера и безукоризненная жизнь, в том присутствует и сила Христова; а в ком присутствует Христова сила, от того убегает зло. Крещением приобретается великая благодать. Для всех же искренне приемлющих благодать Дух Святой, по мере веры каждого из них, есть помощник и сожитель, споспешествующий душе в делах веры. Каждому надлежит подвигами возрастать в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф.4:13). При этом преуспеяние и красота души, подаваемые благодатью Святого Духа по мере нашего о том попечения, зависят от нашей воли; ибо доколе простираются подвиги благочестивой веры, дотоле восходит и величие души. И вечную жизнь, и несказанную радость на небесах подает благодать Святого Духа. Дух Святой вселяет в нас дерзновение к исполнению Божиих заповедей. Душе, желающей стать невестой Христовой, надобно по возможности уподобляться Христовой красоте – τῷ τοῦ Χριστοῦ ὁμοιωθῆναι κάλλει τό κατὰ δύναμιν. Должна она изгнать из себя всякий грех и весь таящийся рой пороков».

Святой Григорий благовествует: «То, что нас спасает, есть Сила, в Которую веруем под именем Отца и Сына и Святого Духа. Совершенная пища для нашего естества есть Дух Святой, в Котором – жизнь. В день Святой Пятидесятницы дарована неизреченная благодать. Вновь преподал Себя людям Дух Святой, удалившийся от нашего естества после того, как человек через пристрастие ко греху стал плотью (Быт.6:3). И когда шумом с неба были изгнаны из воздуха и развеяны духовные силы злобы и все гнусные демоны, тогда сошествием Святого Духа в виде огня исполнились Божественной силы все в горнице (Деян.1:13, 2:1–4) – вся Церковь того времени. Раздаяние даров Святого Духа бывает по мере веры: в малой мере – имеющим малую веру; во многой же – обладающим великой широтой веры». «Дух Святой – Податель всех благ и, прежде всего, самой жизни. Он повсюду существует, и в каждом присутствует (ἑκάστῳ παρὸν), и наполняет землю, и на небе пребывает, осеняя Вышние Силы (букв. в сербск. «разливаясь по Вышним Силам». – Примеч. пер.), и всех наполняет по заслуге каждого, Сам оставаясь совершенным (во всей полноте); Он – со всеми достойными и не отделяется от Святой Троицы. Всё, что добро и что красно, от Отца через Единородного – совершается в Духе Святом, производящем всё во всех».

Преображенным молитвой своим умом весь погруженный в глубины Божии (1Кор.2:10), святой Кирилл Иерусалимский сказует нам спасительные истины Богочеловеческого домостроительства спасения. В деле спасения каждого из нас участвует как Троичный Господь – Своим безмерным человеколюбием, так и сам человек – своим трудом. Святой Кирилл благовествует: «Общение Святого Духа даруется по мере веры каждого. Если мало трудишься, то мало получишь; а если трудишься много, то и награда велика». В день Святой Пятидесятницы «Спаситель Духом Святым и огнем крестил Апостолов». Если человек имеет нелицемерную веру, то на него и нисходит Дух Святой. «Дух Святой есть величайшая сила, существо Божественное и непостижимое. Ибо Он есть существо живое, умное и освящающее всё, что сотворено Богом чрез Христа. Он просвещает души праведных; Он и в пророках, Он и в Апостолах, в Новом Завете». «Воистину Святой и Благий Дух неоценимо драгоценен... В Нем от Бога имеем мы великого Защитника и Предстателя, великого Учителя Церкви, великого Покровителя. Поэтому крещеные не боятся ни бесов, ни самого диавола... Ибо Он (Дух), обходя повсюду, ищет достойных, чтобы сообщить им Свои дары».

Святой Кирилл благовествует: «Силою Святого Духа мученики совершают мученический подвиг... Ибо невозможно совершить мученический подвиг за Христа, если кто совершает его, не имея помощи от Святого Духа. Ведь если никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым (1Кор.12:3), то кто тогда может отдать свою жизнь за Иисуса без помощи Духа Святого?» «Все дарует Отец чрез Сына совместно со Святым Духом». «Не Дух Святой разделяется, а только благодать, ниспосылаемая чрез Него». В День Пятидесятницы Апостолы облеклись силою свыше (Лк.24:49; ср. Деян.1:8) и «крестились совершенно Духом Святым. При крещении вода омывает внешность, а Дух Святой крещает всё внутреннее души. Апостолы крестились всем существом, облеклись душой и телом в Божественное и спасительное одеяние. Приняли они не опаляющий, а спасительный огонь: огонь, попаляющий терние грехов, а душу просвещающий. Сей огонь принимают все крещаемые».

Сладкозвучная арфа Духа Святого, преподобный Ефрем Сирин, с бессмертной радостью свидетельствует о всеживотворящем действии Духа Святого в Богочеловеческом Теле Христовой Церкви. К каждому христианину обращается он с благовестием и увещанием о том, что надобно всей силой ревновать в добродетелях, дабы вселился в нас Дух Святой. Дух Святой обитает в смиренномудрии человека. Непростительный грех есть грех против Святого Духа. Таков грех всякого еретика, потому что еретики хулили и хулят Духа Святого. Нет им прощения ни в сем веке, ни в будущем (Мф.12:32); ибо воспротивились они Самому Богу, от Которого спасение... Всякий нераскаянный грех есть грех к смерти. Цель благочестия – одна: по вере и великой ревности ко всем добродетелям удостоиться исполнения Духом Святым и стяжать совершенное освобождение от страстей, то есть очищение сердца, которое в душах верных и благочестивых совершается освящающим Духом. В чистом сердце Дух Святой делается священником. Сердце твое – святой жертвенник. В тебе священнодействует Дух Святой. Не дай доступа смрадному греху, чтобы Дух Святой не удалился от тебя. Да не вселится в тебя грех, ведь грех удаляет от тебя Духа Святого. Ни один грешник не оставлен всемилостивым Господом. Святой Ефрем Сирин благовествует о том, что Дух Святой ожидает перед вратами сердца человеческого, чтобы войти, поселиться в нем и освятить его. Вот – обходит Он все двери, ища Себе входа.

Весь пребывая в Духе Святом: имея Духом Святым освященный ум, и сердце, и душу, и совесть, и волю, преподобный Макарий Великий, как редко кто из святых учителей Церкви, чувствует благодатное вседействие Духа Святого в Богочеловеческом Теле Церкви и изрекает нам об этом многие благовестия, бессмертные и вечные, исполненные Богочеловеческой силы и таинственности. Так, святой Макарий богомудрствует: «Душа, удостоенная Духа Святого и Его света, делается вся светом, вся лицем, вся оком... вся она преисполнена духовных очей, и нет в ней ничего помраченного, ибо сошла на нее и обитает в ней несказанная красота славы Света = Христа... Душа, совершенно осиянная неизреченной красотой славы света от Лица Христова и пребывающая в совершенном общении с Духом Святым, становится вся оком, вся светом, вся лицем, вся славой, вся духом». «Как мясо без соли зачервивеет и воссмердит, так и всякая душа, не осоленная Святым Духом, этой небесной солью, растлевается и наполняется великим смрадом худых помыслов. Поэтому лице Божие отвращается от страшного зловония суетных помыслов тьмы и живущих в такой душе страстей; в нее украдкой вползают злые и страшные черви, то есть лукавые духи и темные силы; они питаются ею, гнездятся в ней, ползают по ней, поядают ее и бесчестят... Но как только душа прибегнет к Богу, уверует и испросит себе соль жизни – благого и человеколюбивого Духа, то снисшедшая небесная соль истребляет страшных червей, уничтожает вредное зловоние и очищает душу действием своей силы. И когда истинная соль сделает душу здоровой и невредимой, душа вновь станет служить Небесному Владыке». «Бог, сотворив тело, определил ему всё потребное для жизни заимствовать из внешнего мира, и тело не может жить без того, что вне его, то есть без пищи, без пития, без одежды. Если же тело ограничится лишь тем, что – в его естестве, не заимствуя ничего отвне, то разрушается и погибает. Так и сотворенная по образу Божию душа, чтобы жить, приемлет духовную пищу, и духовное питие, и небесные одеяния не из собственного своего естества, а от Его Божества, от собственного Его Духа, от Его собственного света, что и составляет истинную жизнь души. В этом и состоит небесная жизнь души... Горе телу, когда ограничивается оно своей природой, ибо тогда оно и умирает. Горе и душе, если и она, заключив себя в собственную природу, уповает только на свои дела, не имея сочетания, общения с Божиим Духом, ибо умирает она, не сподобившись вечной Божественной жизни».

Духозарный святой Макарий возвещает нам сию бессмертную истину: «Мы, христиане, имеем нерукотворенное жилище на небесах (2Кор.5:1). А жилище это – сила Духа Святого, обитающая в нас. Поэтому каждый должен подвизаться, и стараться стяжать это жилище, творя все добродетели, и веровать, что это жилище приобретается здесь, на земле. Ибо верой и ревностью в добродетелях [люди] делаются причастниками Святого Духа». «Души, имеющие пламенную и ненасытную любовь ко Господу... удостаиваются избавления от страстей и в полноте благодати принимают озарение и причастие Святого Духа, [и] неизреченного, таинственного общения... Душа истинно боголюбивая и христолюбивая живет в подвигах... жаждет удостоиться общения с Владыкой Христом в святыне Духа... твердо верует, что Духом Святым примет совершенное избавление от греха и тьмы страстей, сделавшись еще здесь, на земле, чистой обителью Святого Духа; и так достигнет совершенной меры бесстрастия – τῆς ἀπαθείας».

Святой Макарий благовествует: «Божии люди – христиане – должны приготовить себя к борьбе и подвигу... Подобает им переносить скорби и внешнюю и внутреннюю брань, дабы, принимая удары, побеждать терпением. Таков путь христианства. Где Дух Святой, там, как тень, следуют гонение и брань. Так, пророки, хотя в них действовал Дух Святой, всегда были гонимы. Так и Господь, Который есть Путь, и Истина, и Жизнь, был гоним Своими единоплеменниками. Собственный Его народ – израильтяне – и гнали, и распяли Его. Подобное сему было и с Апостолами; потому что с Крестом Спасителя (со времени Креста) пришел Дух Утешитель и переселился в христиан: никто из иудеев не был уже гоним, но лишь христиане были мучениками. Но этому не следует удивляться: истина неизбежно должна быть гонима». «Душа, лишенная Духа Святого и живущая в страшной нищете греха, до приобщения к Духу Святому не может, хотя бы того и желала, действительно принести плод правды. Каждый должен понуждать себя к молитве Господу, чтобы сподобил Он его найти и принять небесное сокровище – Духа Святого, дабы без труда и легко исполнял он все Господни заповеди, которые раньше не мог исполнять и при всем усилии... Тогда как душа, которая исканием Духа Святого, верой и многим терпением обрела Господа – сие истинное небесное сокровище, – рождает плоды Духа Святого без труда и все заповеди исполняет Духом Святым чисто, совершенно и безукоризненно».

Святой Макарий богоглашает: «Сподобившиеся стать чадами Божиими и родиться свыше, от Духа Святого, имеют в себе просвещающего их Христа. Многообразными и различными способами руководствует их Дух Святой, и благодать невидимо действует в их сердце... Иногда плачут они и скорбят обо всем человеческом роде и, молясь за всех людей, проливают слезы и рыдают, объятые духовной любовью к человечеству. Иногда Дух Святой возжигает их такой радостью и любовью, что, если бы это было возможно, они вместили бы в свое сердце всякого человека, не отличая злого от доброго. Иногда же в смиренномудрии духа они столь уничижают себя перед всяким человеком, что считают себя самыми последними и меньшими из всех... Когда душа взойдет к совершенству Духа Святого, полностью очистив себя от всех страстей, то настолько сочетавается с Духом Святым, что делается с Ним едино. Тогда вся она становится светом, вся – оком, вся – духом, вся – радостью, вся – блаженством, вся – любовью, вся – милосердием, вся – благостью и добротой. Такие люди, со-проникаемые (срастворяемые) Духом Святым, уподобляются Христу; они исполнены добродетелей, и всегда и во всем сияют в них плоды Духа Святого».

Святой Макарий возвещает из своего богатого Богочеловеческого благовестия: «Хотящий приступить ко Господу, сподобиться вечной жизни, исполниться Духа Святого, приносить плоды Духа, безукоризненно исполнять заповеди Христовы – должен, по причине живущего в нем греха, понуждать себя на всякое доброе дело, к исполнению всех Господних заповедей... Тогда Господь, видя его такую ревность, милостиво избавляет его от живущего в нем греха, исполняя его Духом Святым. И тогда он без понуждения и тягот творит все заповеди Господни, или, лучше сказать: Сам Господь творит в нем Свои заповеди, и он чисто приносит плоды Духа Святого». «Посему хотящий истинно угождать Богу, принять от Него небесную благодать Святого Духа, возрастать и усовершаться в Духе Святом – должен принуждать себя к исполнению всех Божиих заповедей и покорять сердце даже и против воли его... Когда мы так исполним все Господни заповеди – Духом Божиим, Который один знает волю Господню, и когда Дух усовершит нас в Себе и совершен будет в нас, – тогда Дух Святой души наши, подобно прекрасным невестам, приведет ко Христу чистыми и беспорочными; и мы будем блаженствовать в Боге и в Царствии Его; и Бог будет радостно в нас обитать».

О Богочеловеческом домостроительстве спасения и о роли в нем Святого Духа святой Макарий благовествует: «Господь наш Иисус Христос совершил всё домостроительство спасения. И весь труд, и вся ревность Его имели одну цель: родить из Себя, из Своего естества, чад Духа Святого... Все Ангелы и святые Силы радуются душе, рожденной от Духа Святого. Тело человеческое – это подобие (ὁμοίωμα) [души], а душа – образ Духа (εἰκών τοῦ Πνεύματος). И как тело без души мертво и не может ничего делать, так без небесной души, без Духа Божия, и душа мертва для Царствия и без Духа Святого не может делать того, что Божие... Как в мире сем душа есть жизнь телу, так в вечном и небесном мире жизнь души – это Дух Божий. Поэтому тщащемуся уверовать и прийти ко Господу надобно молиться, чтобы еще здесь принять Духа Божия, ибо Он есть жизнь души. Ведь пришествие Владыки Христа для того и было, чтобы еще здесь, на земле, дать душе жизнь – Духа Святого».

Наставляемый Богом ум святого Макария Великого рассуждает так: «Как птица не может летать, если у нее одно крыло, так и человеческое естество, если бы оно осталось само по себе и в себе и не приобщилось к естеству небесному, не могло бы творить ничего хорошего. Ибо и сама душа наименована храмом, и жилищем Божиим, и невестой Царской. Бог явил человеку исключительную любовь: сошел со святых небес, воспринял на Себя человеческое разумное естество и земную плоть присоединил к Своему Божественному Духу, чтобы бренный человек принял в себя небесную душу. Когда же душа человека будет в общении с Духом Святым и небесная душа войдет в его душу, тогда такой человек совершенен в Боге (τέλειος ἄνθρωπος ἑν Θεῷ), и наследник, и сын».

Духоносный святой Макарий Великий сказует и сие небоземное благовестие: «Господь наш Иисус Христос для того и пришел, чтобы изменить, преобразить и обновить человеческое естество и пересоздать (ἀνακτίσαι) душу, подчиненную страстям по причине грехопадения, – соединив ее с собственным Своим Божественным Духом. Пришел Он верующих в Него соделать новым умом, новой душой, новыми очами, новым духовным языком, одним словом – новыми людьми, или новыми мехами, помазав их светом Своего ведения, чтобы влить в них вино новое, то есть Духа Своего. Ибо говорит Он, что новое вино должно вливать в новые мехи (Мф.9:17). Как враг, грехом подчинив себе человека, наполнил человека пагубными страстями, влил в него вино всякого беззакония и худых учений, так и Господь, избавив человека от врага, сделал его новым и, помазав Духом Святым, влил в него вино жизни, новое учение Святого Духа. Ибо может милостивый и всемогущий Господь душу, опустошенную и одичавшую от греха, претворить в Свою благость, кротость и мир – Святым и Благим Духом обетования».

Святой Макарий благовествует: «Все возможно Богу, как свидетельствует об этом случай с разбойником: во мгновение ока он изменился верою и был введен в рай. Для того пришел Господь, чтобы души наши изменить, воссоздать и сделать их причастницами Божественного естества (2Пет.1:4); и в душу нашу вложить душу небесную, то есть Божественного Духа, путеводствующего нас ко всякой добродетели, чтобы могли мы жить вечной жизнью. Посему всем сердцем должны мы веровать Его неисповедимым обетованиям. Надлежит нам возлюбить Господа, и всемерно преуспевать во всех добродетелях, и неутомимо и непрестанно молиться, чтобы всецело и совершенно принять нам обетование Духа Его, дабы оживотворились души наши, пока мы еще во плоти. Ведь если душа в этом еще мире не примет в себя святыню Духа за многую веру и за молитвы и не сделается причастницей Божественного естества, сочетаваясь с благодатью, при содействии которой может она непорочно и чисто исполнить каждую заповедь, – то она непригодна для Небесного Царства».

Своей неизведанной таинственностью чувство в человеческом существе как бы соревнуется с самыми загадочными тайнами в мирах Божиих. Руководствовать же своим чувством труднее, нежели управлять бесчисленными вселенными, громыхающими вокруг нашей крохотной планеты. Святой Макарий благовествует: «Дух Святой подкрепляет христиан, поддерживая и руководствуя душу в чувстве». Несомненно, среди всех существ человеческая душа – самое неизведанное существо после Бога. Поэтому богомудрый [Преподобный отец] благовествует: «Ни мудрые своей мудростью, ни разумные своим разумом не могли постичь тонкости души (ψυχῆς λεπτότητα) или сказать о душе, что она такое; лишь при содействии Духа Святого открывается и приобретается понятие и точное знание о душе».

Цель благочестия: чистота души и вселение в нее Духа Святого – упражнением в добрых делах. Усердная молитва обогащает нас многим и Самого Духа Святого вселяет в душу. «Когда человек придет в совершенство Духа, вполне очистив себя от всех страстей и всецело сочетавшись с Духом Утешителем, тогда душа удостаивается стать Духом, так что вся она – свет, вся – радость, вся – любовь, вся – милосердие, вся – благость, вся – доброта. Люди, совершенно соединенные с Духом Божиим, уподобляются Христу, имея в себе непреложные добродетели Духа. Дух Святой сделал их внутренне непорочными и чистыми... и в них всегда и во всем сияют плоды Духа».

Святой Макарий благовествует: «Лишь Духу Святому известна вся воля Божия. Сказано: Божьего никто не знает, кроме Духа Божия (1Кор.2:11). В день Святой Пятидесятницы, когда снисшел Утешитель и сила Благого Духа вселилась в души Апостолов, с них было снято покрывало греха, страсти приведены в бездействие и у них отверзлись очи сердца. Тогда они, исполнившись премудрости и возведенные Духом Святым в совершенство, научились исполнять волю Божию». «Со времени Христова пришествия отверзлись врата благодати истинно верующим и подается им Божия сила и действие Духа (ἐνέργεια, Πνεύματος). Христос, эта первая и естественная Благость, ниспослал Божественным ученикам дар Духа; и с того времени оная Божия сила, осеняя всех верных и обитая в их душах, стала исцелять их от греховных страстей, избавлять от тьмы и оцепенения, ибо до того времени души были изъязвлены, заключены в темницу и одержимы духовным мраком. Конечно и ныне пребывает во тьме душа, не сподобившаяся еще того, чтобы обитал в ней Господь и чтобы сила благого Духа ее осеняла действенно (ἑνεργετικῶς), со всею силою и несомненностью. В тех же, кого посетила благодать Божественного Духа, вселившись в самые глубины их ума, Господь делается как бы душой, ибо божественный Апостол говорит: Соединяющийся с Господом есть один дух с Господом (1Кор.6:17), Какая благость! Какое благоволение к человеческому естеству, столь униженному пороками! Ведь воля человека, освященного Духом, сопрягается с волей Божией. Ибо душа поистине становится тогда как бы душой Господа, потому что вся добровольно и всем существом предается силе благого Духа, чтобы та царствовала в ней и чтобы душа больше не поступала по собственному произволению. Ибо сказано: Кто отлучит нас от любви Божией? (Рим.8:35), то есть кто отлучит душу, пребывающую в единении с Духом Святым?».

Весь будучи в Духе Святом, святой Иоанн Златоуст является одним из самых богодухновенных и богоречивых свидетелей вездесущия и вседействия Святого Духа во всем Богочеловеческом Теле Церкви. Восприимчивый, подобно апостолу Павлу, ко всему, что Христово, он сильно ощущает присутствие и действие Святого Духа даже в тончайшем трепете и содрогании Тела Христова = Христовой Церкви. Вместе с ним и мы чувствуем, что Дух Святой – воистину как душа Церкви присутствует во всем церковном: и в малейшем, и в величайшем. Через святого Златоуста и ощущается, и познаётся, и зрится, и опытно переживается истина о том, что Христова Церковь есть поистине Благовестие благовестий для человеческого существа на небе и на земле и высшая для него необходимость (букв. «потребность потребностей». – Примеч. пер.). В ней, только в ней – и спасение, и усвоение Христу, и обогочеловечение, и отроичение, и обожение человеческого существа; и причем всегда и только в Троичном Божестве: от Отца через Сына в Духе Святом.

Святой Златоуст свидетельствует о благовестии9 в Церкви: «Мы говорим не свое, а то, что внушает нам благодать Духа Святого... Благодать же Духа никогда не бывает малой или скудной, но великой и удивительной и достойной милосердия Дародателя». «Евангелисты говорят от Духа Святого, а говорящий от Духа Святого ничего не говорит напрасно и без причины». «Если бы не было даров Святого Духа, то не было бы ни святого Крещения, ни прощения грехов, ни оправдания, ни освящения, ни усыновления; не были бы мы причастниками Святых Таин, ведь без благодати Святого Духа не могло бы быть святого таинства Тела и Крови Спасителя; не имели бы мы и священников, ибо без наития Святого Духа не может быть рукоположений».

В день Святой Пятидесятницы святой Златоуст благовествует: «Ныне Дух Святой сошел на наше естество; Господь вознес наше тело и низвел Духа Святого. Домостроительство спасения о нас разделили между собой Отец, Сын и Святой Дух. И десяти дней не прошло с того, как вознесся Владыка Христос, и уже ниспослал Он нам духовные дарования, дары примирения. Дабы никто не сомневался и не колебался мыслью в том, примирил ли Христос по Вознесении с нами Отца и умилостивил ли Его, и дабы показать, что Он и вправду примирил Отца с нашим естеством, – не замедлил Он ниспослать нам дары примирения. Так, враги, заключая мир, обмениваются между собой подарками. Вот и мы послали веру – и получили оттуда дарования; послали послушание – и получили оправдание».

Святой Златоуст благовествует: «Господь Своим Крестом примирил нас с Отцом. Почему же Дух Святой не был дарован прежде распятия? Потому что вселенная пребывала во грехах, в злобе, во вражде и бесчестии, ибо не был еще принесен в жертву Агнец, взявший на Себя грехи мира. Итак, доколе Владыка Христос еще не был распят, дотоле не было и примирения; а доколе не было примирения, дотоле, по справедливости, не был ниспослан и Дух. Ведь ниспослание Духа есть, без сомнения, знак примирения... Где же ныне Дух Святой? В то время Дух Святой являл Себя в знамениях и чудесах: мертвые воскресали, прокаженные очищались... А ныне чем докажем мы, что Дух Святой с нами? Дух Святой, несомненно, с нами и в нас. Вот, спасает Он нас банею возрождения и обновления (Тит.3:3–5). Очищает нас, освящает, просвещает, освобождает от всех пороков (1Кор.6:9–11). Если бы не Дух Святой, мы не могли бы назвать Иисуса Господом (1Кор.12:3). Если бы не Дух Святой, то не было бы в Церкви премудрости и разума (1Кор.12:8). Если бы не было Святого Духа, то в Церкви не было бы пастырей и учителей, ибо и они поставляются Духом Святым (Деян.20:28). Через епископов и священников благодать Святого Духа совершает таинственную жертву – Святую Евхаристию. Хотя присутствует человек, но действует через него Бог. На священном престоле не совершается ничего человеческого. Если бы не присутствовал Дух, то не существовала бы и Церковь. Но так как Церковь существует, то явно, что Дух присутствует».

Без сомнения, Святой Дух в Теле Церкви есть Совершитель Богочеловеческого спасения каждого человеческого существа, которое того возжелает. Он, несомненно, наш Спаситель. Без Него нет спасения. Святой Златоуст благовествует о святом празднике Пятидесятницы: «Сегодня нам от человеколюбивого Бога ниспосланы великие и не выразимые человеческим словом дары. Сегодня, наконец, достигли мы самой вершины благ, вступили в стольный град всех праздников, пришли к самому плоду обетования Господня. Владыка Христос, вознесшийся на небо и восседающий на царском престоле одесную Отца, ныне дарует нам пришествие Святого Духа и через Него ниспосылает нам с небес бесчисленные блага. Конечно, всё относящееся к нашему спасению устроено Духом Святым. Им мы освобождаемся от рабства, призываемся к свободе, вводимся в усыновление, вновь созидаемся, свергаем с себя тяжкое и смрадное бремя грехов; Духом Святым мы видим лики священников, имеем полки учителей; из этого же Источника – и дары Откровения, и дарования исцелений; да и всем прочим, что обычно украшает ее, Церковь снабдевается отсюда... Духом Святым мы получили отпущение грехов; Им омыли мы всякую нечистоту; по Его дару мы, притекшие к благодати, сделались из людей Ангелами, не изменив своего естества, но, что гораздо удивительнее, оставаясь при своем человеческом естестве, мы проводим жизнь ангельскую. Такова сила Святого Духа».

Мир Богочеловеческой веры – это Трисолнечное Божество и человек, Человека отделяют от Пресвятой Троицы бесчисленные бесконечности. Дабы овладеть ими, вере надобен Дух Святой. Святой Златоуст благовествует: «Вере нужна помощь и присутствие Духа Святого, дабы пребыла она непоколебимой. А помощь Духа обычно подается за чистую жизнь и доброе поведение. Поэтому если желаем мы иметь твердую веру, то должны вести жизнь чистую, которая и располагает Духа Святого обитать в нас и поддерживать силу веры. Невозможно, поистине невозможно проводящему жизнь нечистую не колебаться и в вере».

Святой Златоуст благовествует: «Сие достойно удивления. Спаситель пришел на землю и, придя, принес Духа Святого, а восходя на небо, вознес святое тело, чтобы дать миру залог спасения, силу Духа Святого. А другим залогом спасения мира христианин должен считать святое Тело Христово. Говоря так, я имею в виду и тебя, и каждое лицо христианское. Я – христианин и Божий. На каком основании? Я имею Святого Духа, сошедшего с неба. Хочешь ли другое доказательство? Я получил с неба Духа Божия, я имею верный залог спасения. Какой залог? Горе́ – тело Его, долу – Духа Святого в нас. Ты сомневаешься в том, что мы – Божии. Бог и люди соединились в один род... По воплощении Владыки Христа – через Его плоть – вся Церковь сделалась родной Христу: и Павел – родственник Христу, и Петр, и всякий верный, все мы, всякий благочестивый. Потому и говорит святой апостол Павел: Мы – род Божий. (Деян.17:28)... И в другом месте он говорит: Мы – Тело Христово и члены между собой; мы – члены Тела Его (1Кор.12:27; Еф.5:30). Другими словами: по плоти, которую Христос принял, мы – сродники Его. Итак, имеем Его залог: на небе – тело Его, от нас заимствованное, и на земле – Духа Святого, обитающего с нами... Небо получило святое тело, и земля приняла Святого Духа. Пришел Христос – и принес Святого Духа, взошел – и вознес наше тело».

Евангелие Пресвятой Троицы – едино. Поэтому каждое Ее Лицо благовествует Святое Евангелие Своим ипостасным образом. Об этом Златоустый святитель говорит: «Как Спаситель, придя на землю, сделался дополнением закона и пророков, так и Святой Дух – дополнение Евангелия. Христос, придя, дополнил Собою реченное Отцом в законе и устами пророков. Поэтому апостол Павел говорит: Христос – исполнение закона (см. Рим.10:4). Святой Дух, придя, дополнил евангельское. Что – в законе, то дополняет Христос, а что – в учении Христовом, то дополняет Святой Дух, не потому, что несовершенен Отец, но как явился Христос, подтверждая Отчее, так явился и Святой Дух, подтверждая Сыновнее».

Святой Златоуст благовествует: На теле и в теле воплотившегося Бога, Господа Иисуса Христа, «почивает всецелая благодать Святого Духа, а в людях – лишь частица, лишь капля этой благодати. На Пятидесятницу же вся вселенная получила дар от Святого Духа. Дар начался с Палестины и распространился на Египет, Финикию, Сирию... на все страны. По всякой земле, озаряемой солнцем, распространялась эта благодать, эта капля, эта частица Духа Святого – и наполнила богопознанием всю вселенную. Этой благодатью совершались знамения, разрешаемы были грехи всех... Эта капля, эта всеполнота благодати Духа Святого достаточна для всей вселенной на все века. И при этом она не уменьшается и не истощается, но всех наполняет благодатным богатством, а сама нисколько не оскудевает».

Как во всецелом Богочеловеческом домостроительстве спасения, так и в личном спасении каждого члена Церкви неминуемо участвует Своей Божественной деятельностью Сам Дух Святой через святые таинства и святые добродетели. Златоустый богомудрец благовествует: Владыка Христос «для нас... в духе и теле Своем принимает Духа премудрости и разума, ведения и благочестия, представляя нам пример в Себе Самом, что мы нуждаемся в таких дарах Духа Божия. Будучи Господом, Он не нуждается в этом приятии Духа, но Дух является в Нем, чтобы благодеяния Его открылись нам. Он воплотился и вочеловечился не по какой-либо Своей нужде, но только для того, чтобы людей сделать сынами Божиими. Точно так же Он принял Духа Святого не по какой-либо скудости, но только для того, чтобы даровать Духа в [из]обилии – нуждающимся... Было необходимо, чтобы Святой Дух явился над воплощением Бога (преп. Иустин перевел «над воплощенным Богом (ср. Ин.1:31–34)». – Примеч. пер.), чтобы благодать Духа чрез плоть Его, Христа, утвердилась в нас». «Господь принимает мое тело, чтобы я вместил Его – Бога Слова; и, приняв мое тело, Он подает мне Святого Духа, чтобы – и подавая, и принимая – даровать мне сокровищницу жизни. Принимает Он мое тело, чтобы освятить меня; подает мне Святого Духа, чтобы меня спасти».

Человек располагает силой, низводящей в душу Бога – Духа Святого. Сила эта – вера. Среди добродетелей она – вседобродетель; из нее обильно рождаются все добродетели, и живут ею, и пребывают ею в бессмертии. Святой Златоуст благовествует: «Верующий не тот, кто верует всему, а тот, кто верует Богу... Оставь исследования и прими веру. Вера просвещает всё, вера всё освящает, вера делает человека достойным Духа Святого. Вера исполнена святой силы. Где вера, там и сила; а где неверие, там и немощь. Вера – начало благ; вера – источник благ».

В Богочеловеческом домостроительстве спасения всеспасительная сила Духа Святого, нарицаемая благодатью, имеет различные наименования. Святой Златоуст благовествует: «Благодать Святого Духа в Священном Писании называется иногда огнем, иногда водою. И это показывает, что такие наименования выражают не Его существо, а только Его действие, деятельность, энергию, ведь Святой Дух как существо невидимое и однородное не состоит из различных сущностей... Именуется же Святой Дух огнем – для обозначения теплоты благодати, Им возбуждаемой, и истребления грехов; а водою – для выражения чистоты и обновления, сообщаемого от Него душам, Его приемлющим».

Дух Святой подается за деятельную, засвидетельствованную любовь и устремленность ко Христу. Святой Златоуст благовествует: «Апостолы сначала оставили всё, что имели. Поэтому тогда [на Пятидесятницу] получают они Святого Духа, когда уже обнаружили свою добродетель... С сошествием на них Святого Духа Апостолы изменились и стали выше всего плотского; ибо где является Дух Святой, там и брение претворяется в золото».

Соборность в Церкви – это закон, предписанный Духом Святым и Им же исполняемый. Доказательство? – Первый Апостольский Собор в Иерусалиме. В его решении говорится: Изволися бо Святому Духу и нам (Деян.15:28), Святой Златоуст благовествует: «Говорится: Святому Духу и нам – дабы не помыслили, что это учение человеческое. Нет, это закон Духа Святого».

Бог явил Свою исключительную к нам любовь, преподав нам Святого Духа. Святой Златоуст благовествует: «Бог даровал нам самое величайшее благо: не небо, не землю, не море, но то, что драгоценнее всего этого: людей соделал Он ангелами, сынами Божиими, братьями Христовыми, Какое же это благо? Дух Святой... При этом сила любви Божией открылась особенно в том, что даровал нам Бог это благо не исподволь и не мало-помалу, но сразу же излил весь источник благ, и причем прежде наших подвигов». «Упование есть причина всех благ. Подается же оно от Духа Святого. Но подается оно Им, если и мы сделаем нечто с нашей стороны. А это «нечто» и есть вера (см. Рим.15:13). Упованием и верой мы и привлечем Духа Святого. И придя – сохранит Он все блага. Как наша жизнь поддерживается пищей и пища созидает жизнь, так если есть у нас добрые дела, то будем иметь мы и Духа Святого; а если имеем Духа Святого, то будут у нас и добрые дела. И наоборот: если не имеем добрых дел, то Дух Святой улетает от нас; а если лишимся Духа Святого, то будем хромы и на добрые дела». «Нужна не только вера, но и духовная жизнь, чтобы мы могли удержать в себе Духа Святого, данного нам однажды. Дух Святой для нас – всё и вся (Πνεῦμα πάντα παρ᾽ ἡμῖν)... Силою Духа Святого Владыка Христос творит знамения и чудеса через святых Апостолов. Одним словом, всё, о чем Апостолы благовествуют, всё делаемое ими и все их чудеса – всё это производит Христос, всё это производит Дух Святой».

Одна из главных истин Святого Откровения гласит: Дух Святой – главная творческая и объединительная сила в Богочеловеческом Теле Христовой Церкви. Святой Златоуст богодухновенно благовествует: «Как тело и голова составляют одного человека, так и Церковь и Христос суть одно. Как наше тело есть нечто единое, так едины суть и Церковь, и Христос. Как наше тело есть нечто единое, хотя и состоит из многих членов, так и в Церкви все мы составляем нечто единое: хотя и состоит она из многих членов, но они многие суть одно тело. Каким образом? – Духом Святым. Ибо одним Духом все мы крестились в одно тело, будь то евреи или язычники, рабы или свободные (1Кор.12:13). Значит, один Дух составил из нас одно тело и возродил нас, ибо не одним Духом крещен один, а другим другой. Ведь не только крестивший нас Дух – один, но и то, во что Он нас, то есть для чего Он нас, крестил, – одно, ибо крестились мы не для того, чтобы образовать разные тела, но чтобы все мы вполне составляли между собой одно тело, то есть крестились мы для того, чтобы быть нам всем телом единым. И ты – тело, как я; и я – тело, как ты; и все мы имеем одну и Ту же Главу – Владыку Христа, и родились мы тем же крещением, поэтому и составляем одно и то же тело. По сей причине все мы и напоились одним и Тем же Духом и удостоились одной и той же благодати». Новый Завет не только даровал нам жизнь, но и Духа Святого, подающего жизнь, – что важнее и самой жизни. В сущности своей Новый Завет – это «служение Духа Святого (ἡ διακονία τοῦ Πνεύματος)».

Богочеловеческое домостроительство спасения совершает для нас Святая Троица: всё оно – от Нее и в Ней. Владыка Христос совершил его на земле. Дух Святой совершает его как в каждом верующем отдельно, так и во всех верующих соборно, и причем в Богочеловеческом Теле Христовом – в Церкви, по мере христолюбивой ревности каждого в богочеловеческом жительстве – в жизни во Христе и Христом. Святой Златоуст благовествует: «Богомудрый апостол Павел называет Духа Святого залогом нашего спасения (ср. Еф.1:14). Залог дается как ручательство в том, что всё будет выплачено. Владыка Христос приобрел для нас спасение, и пока дан нам лишь залог. Почему же не дал Он всего сразу? Потому что мы, со своей стороны, не исполнили всего. Мы уверовали, – это только начало, и Он даровал нам залог. Когда же мы покажем веру в делах, тогда Он даст нам всё. Бог даровал нам Сына Своего – залог мира и примирения, и из Него – Святого Духа. Если же не подтверждаем мы веру делами, то тем самым исключаем себя из слова обетования. Если бы приобщились мы к Святому Духу как должно, то [у]зрели бы и небо, и там свое – будущее спасение».

По сравнению с безграничным и всебогатым Духом Божиим, наш дух – нищ. Это абсолютно ясно, когда речь идет о познании Бога, Его тайн. Здесь нашему убогому духу всегда нужна помощь Духа Святого. Богомудрый духоносец, святой Златоуст, благовествует: «Тайны Божии могут постигать лишь вступившие в общение со Святым Духом и сподобившиеся великой благодати. Дух Святой открывает всё и изъясняет самые тайны Божии. Ведение Божиих тайн принадлежит только Духу Святому, испытующему глубины Божии (1Кор.2:10). И ни Ангел, ни Архангел, ни какая-либо сотворенная сила не даст нам этого дара. Это – плод Откровения, и здесь тщетны все мудрования. И мы, если бы познали Бога как подобает; если бы познали мы Его от Того, от Кого и должно Его познавать, то есть от Самого Духа Святого, то уже больше ни в чем бы не сомневались».

Всё, что в Церкви от Святой Троицы, – всё это Священное Предание, бессмертное и вечное, и всё это для нашего спасения, для нашего обогочеловечения, для нашего отроичения. Это бесценное благо оберегается всебодрственным Стражем и Совершителем нашего спасения – Святым Христовым Духом. И лишь Святым Духом Сам всеблагий Спаситель, Владыка Христос делается нашим, бессмертно и вечно нашим на земле и на небе. Святой Златоуст говорит: «Всё это соблюдается Духом Святым, живущим в нас (2Тим.1:14). Человеческая душа и людская сила не в состоянии сами по себе сохранить такие вверенные нам блага. Почему? Потому что вокруг нас много разбойников, глубокая тьма, диавол подстерегает и строит козни, и мы не знаем, в какой час и в какое время он на нас нападет. Как можем мы их сохранить? Духом Святым, то есть если будем иметь в себе Духа. А Он будет с нами, если не отвергнем мы Его благодати. Он – наша твердыня, Он – наша ограда, Он – наше прибежище. Но, дабы удержать Его в себе, мы не должны отгонять Его от себя худыми делами».

В лице Владыки Христа всё человеческое пришло к своему божественному, к своему богочеловеческому совершенству. И всё Божие творение, при содействии Богочеловека, направилось по евангельскому пути к богочеловеческому восхождению. Святой Златоуст благовествует: «По Ветхому Завету в день Пятидесятницы был преподан закон, по новой же благодати – было дано наитие Святого Духа; в этот день Моисей принял скрижали закона, в этот же день сонм Апостолов принял сошествие Святого Духа. На Синае Бог был зрим, как огонь; и Дух Святой, явившись Апостолам, – явился в виде огня, разделяющегося на огненные языки. Не делится Дух Святой по Своему естеству, но разделяет Свои действия, Свои энергии, Свои силы, Свои дары. Не делится Дух Святой, но разделяет дарования, как об этом свидетельствует святой Апостол (1Кор.12:11). Являет Себя же Дух Святой в виде огненных языков. Почему языков? Потому что Апостолам подобало всю вселенную наполнить проповедью, в которой должен был действовать Дух Святой. Почему огненных? Потому что терние язычества было по всей вселенной, и Спаситель посылает огненные языки, сжигающие это терние язычества». «Вознесение Господа на небо служит как бы залогом сошествия Святого Духа. Принявшим Иисуса надлежало принять и наитие Святого Духа, чтобы учение богопознания шествовало по самому совершенному пути. Восприняв человеческую природу и свойственный людям образ, Господь Иисус приготовил людей к принятию Святого Духа». «И Дух Святой сошел, когда наше естество вознеслось на небо, или, лучше сказать, на царский престол». «Дарование Святого Духа было величайшим всех чудес, и все прочие только для этого и были устроены».

Как святые сопричастники Богочеловеческого Тела Христовой Церкви святые Отцы имеют ум Христов (см. 1Кор.2:16). Они и мыслят Христовым умом; потому и мысли у них святы и исполнены Богочеловеческой истины, и бессмертия, и значимости. Такова и нижеследующая мысль преподобного Исидора Пелусиота: «Приняли мы Духа Святого и отгнали Его от себя дурными своими делами». «Но если смертью бессмертной души назовешь отшествие от нее Святого Духа... то разумей и так. Как тело живет, когда в нем душа, так и душа жива, когда в ней Божий Дух. И как по разлучении с душою тело остается мертвым, так и по отшествии Святого Духа душа утратит блаженную жизнь, не в ничто превратившись, но продолжая жить жизнью, которая хуже всякой смерти».

Преподобный Максим Исповедник богодухновенно ощущает все святое соборное действие Духа Святого в Теле Церкви, наблюдая за ней сознанием всякого члена Церкви и изъясняя Богочеловечески осмысленное соработничество свободных человеческих существ в Церкви, в этой благодатной устроительнице спасения и обожения людей. Святой Максим благовествует: «Как человек Христос – Глава Церкви, а как Бог, имея по естеству Духа Святого, дарует Церкви силы Духа Святого (= дары, энергии, действия – τὰς ἐνεργείας τοῦ Πνεύματος). Бог Слово, соделавшись человеком, совершает всецелое спасение; при посредстве человеческого дарует Он нам свойственное Ему по природе, ради чего и стал Он человеком». «Божественные дары Духа Святого каждый получает по мере своей веры». «Каждому по мере его веры дается проявление Духа Святого. Человек соразмерно своей вере приемлет силу Святого Духа (τοῦ Πνεύματος τὴν ἐνεργείαω). Мера этой силы соответствует исполнению Господних заповедей. Точно так же и любовь подается соразмерно вере (κατὰ τὴν ἀναλογίαν τῆς πίστεως). Равно как и всякий дар Духа Святого вручается за соблюдение заповедей». «Каждый из нас по мере своей веры являет силу Святого Духа. Божественные блага разделяются по мере веры каждого. Благодать подается каждому по мере его веры». «Очищение душ, которое достойные совершают добрыми делами, бывает Духом Святым. Через это достойным даруется обожение». «За ревностное подвизание в добродетелях Дух Святой дарует очищение ума от страстей». «Дух Святой ткет (выпрядает) хитон добродетелей». «Слова в молитве Отче наш...: Да приидет Царствие Твое (Мф.6:10; Лк.11Примеч. ред.) – означают: да приидет Дух Святой». «Хула на Святого Духа – это неверие и безбожие; и это именно то, что не прощается ни на этом, ни на том свете». «Кто не исполняет заповедей Господних, у того вера слепа».

Богочеловеческий духоносец в полном смысле этого слова, преподобный Симеон Новый Богослов, по-апостольски богомудро ведает пути человеческой души к тьме и свету, к смерти и бессмертию, к раю и аду, к добру и злу, к Богу и диаволу. Ему, как редко кому другому, открыты тайны времени и вечности, человека и ангела, души и тела, Бога и диавола. А через всё это сообщена ему и величайшая тайна Трисолнечного Божества и Его вседействие в Богочеловеческом Теле Церкви, совершающееся во времени и в вечности по благоволению Бога Отца через Богочеловека Сына в Боге Духе Святом, Утешителе. Святой Симеон Новый Богослов благовествует: «Как тело умирает, когда душа отделится от тела, так и душа умирает, когда Дух Святой отойдет от души. Жало смерти – грех, ибо смерть и тление суть порождения греха. Грехом душа умерла для вечной жизни, отринув себя от Духа Святого и от Его Царства. За душой по пути к смерти направилось и тело. Но как в мертвом теле плодятся черви, так и в душе, лишенной Божественной благодати, подобно червям, плодятся: зависть, злоба, ложь, ненависть, вражда, злопамятство, неправда, клевета, гнев, ярость, мщение, гордость, тщеславие, немилосердие, похоть, славолюбие, бесстыдство и всякое иное зло... И пока человек не станет причастником Владыки Христа в святом Крещении и Причащении и не примет благодати Святого Духа, он не может ни помыслить, ни сделать чего-то достойного Божия Царства; не способен он исполнить ни одной Христовой заповеди. Ведь Бог для того и стал человеком, чтобы в Него как в Бога сошел Бог Дух Святой и чтобы Он пребывал в Нем [то есть в Том, от Коего не отлучался], дабы затем Божество соединилось с каждым человеком. Это и есть воскресение души в этой жизни. Ибо через причастие, усвоение и общение с Богочеловеком Иисусом душа оживляется и восприемлет свое первоначальное нетление силой и благодатью Святого Духа, Коего принимаем мы, общаясь с Господом Иисусом... Как тело, когда оно живо, проявляет силы, то есть действия души, так и душа, если жива она, то явны в ней бывают силы (действия, энергии) Святого Духа, то есть: благость, вера, кротость, воздержание и прочие добродетели».

«Когда душа занеможет, – говорит святой Симеон, – то врачует ее лишь одно средство, а не многие. Что это за средство? – Дух Святой, благодать Господа нашего Иисуса Христа... Каждый христианин должен всеми силами потрудиться, дабы покаянием, милостыней и всякой другой добродетелью стяжать не иное что, как благодать Пресвятого Духа, вспомоществуемый Которым будет он проводить жизнь по Христу. Ибо нет иного пути, иного средства и способа для христианина жить по Христу, кроме как предварительно воспринять силу свыше (Лк.24Примеч. ред.), то есть благодать Иисуса Христа». «Без Святого Духа никто не может ни греха избегать, ни заповедей Божиих исполнять, ни отражать власть и силу, которую имеют над нами демоны».

Вбирая в себя силы Святого Духа посредством святых таинств и святых добродетелей, человек очищает себя от всякой скверны греха и страстей, обоживая все в себе творческие силы и возводя себя из совершенства в совершенство. Весь пребывая в Духе Святом, святой Симеон Новый Богослов благовествует: «Любящий Бога и соблюдающий Его заповеди облекается в снисходящую свыше силу Святого Духа, Который не является чувственно, приметным образом, в виде огня, и не приходит с великим шумом и дыханием бурным (это совершилось лишь с Апостолами – по причине неверующих), но зрится умно (νοερῶς) как умный свет и приходит со всякой тихостью и радостью. Свет сей – отблеск Первого, Вечного Света и отсвет непрестанного блаженства. Как только воссияет сей свет в душе, тотчас исчезает всякий нечистый помысел... и всякая телесная немощь получает свое уврачевание. Тогда очищаются очи сердца, то есть ум и мысль (разум) (ὁ νοῦς καὶ ἡ διάνοια), и зрят Бога, как написано в Евангелии о блаженствах. Тогда душа, как в зеркале, видит даже и малейшие свои прегрешения и приходит в величайшее смирение; размышляя же о величии оной Славы, исполняется всякой радостью и добродушием и, дивясь неожиданно увиденному оному чуду, проливает обильные слезы. Так, наконец, изменяется весь человек и познаёт Бога, сам будучи предварительно познан от Бога».

Святой Симеон Новый Богослов возвещает, что цель всего Богочеловеческого домостроительства спасения, совершенного на земле Владыкой Христом, состоит в том, чтобы верующие во Христа как Бога и человека, единого Христа в двух естествах, Божественном и человеческом, нераздельных и неслиянных, приняли в свои души Святого Духа; чтобы Дух Святой был как бы душой в душе верующих и чтобы они посему нарицались христианами. И еще – чтобы они некоторым образом, при содействии Духа Святого, переплавлялись, пересозидались, обновлялись и освящались «по уму (κατὰ τὸν νοῦν), по совести (κατὰ τὴν συνείδησιν) и по всем чувствам (κατὰ τὰς αἰσθήσεις ὅλας)».

Святой Симеон открывает зеницу святых тайн: «Образ Отца (εἰκὼν τοῦ Πατρός) есть Сын (см. Евр.1:3), образ Сына есть Дух Святой (εἰκὼν τοῦ Υἱοῦ εἰναι τὸ Πνεῦμα τὸ Ἅγιον); видевший Сына видел Отца, видевший Духа Святого видел Сына. Святой Апостол говорит: Господь есть Дух (2Кор.3:17). Дух взывает: Авва, Отче! (Рим.8:15, 26), не потому что Дух есть Сын – да будем чужды такой хулы! – но потому что Сын Божий видится и созерцается Духом Святым; и ни Сын никогда никому не открывается без Духа, ни Дух без Сына, но вместе с Духом открывается Сын». «Тайны Божии открываются лишь Духом Святым. И причем тем, которые очистили ум свой самой возвышенной философией и подвижничеством (ἂσκησιν) и имеют чувства души истинно обученными (см. Евр.5:14). Тайны Божии открываются посредством умного созерцания (διὰ τῆς νοερᾶς θεωρίας), производимого действием Божественного Духа в тех, которым дано и всегда дается познавать их Божественной благодатью. Знание сих тайн – достояние тех людей, ум которых каждодневно просвещается Духом Святым за чистоту их душ, – тех, которым Духом Святым дано слово знания и слово мудрости: людей, хранящих совесть и страх Божий – любовью, миром, благостью, милосердием, воздержанием и верою. Да, таким людям принадлежит познание Божиих тайн».

К небесному благовестию, без сомнения, относятся и следующие слова святого Симеона Нового Богослова: «Бог говорит: Блаженни чистии сердцем, яко тии Бога узрят (Мф.5:8). А сердце делают чистым не одна, не две, не десять добродетелей, но все вместе, слившись, так сказать, в единое доброделание, достигшее последних степеней совершенства. Однако и в этом случае добродетели не в состоянии сделать сердце чистым без воздействия и присутствия Духа Святого (χωρὶς τὴν ἐνέρεγειαν καὶ παρουσίαν τοῦ Ἁγίου Πνεύματος = без действования и помощи Духа Святого). Ибо как кузнец, как бы искусно ни умел он владеть инструментом, ничего не может сделать без помощи огня; так и человек, хотя бы и сделал он, со своей стороны, всё для очищения сердца, пользуясь для этой цели добродетелями как орудиями, однако без содействия огня Духа Святого вся его работа останется бесплодной и бесполезной, так как сам по себе его труд не имеет силы очистить душу от нечистоты и скверны».

Вечное здравие и богочеловеческое совершенство подается душе Духом Святым за соблюдение Господних заповедей. Из сердца этой истины благовествует святой Григорий Палама: «Владыка Христос – единственный врач душ человеческих; любовью к Нему и соблюдением Его заповедей достигается здоровье души и совершенство... Спасительное совершенство в области познания и учения состоит в согласном мышлении с пророками, Апостолами и со всеми вообще святыми Отцами, через которых Дух Святой говорит о Боге и Его творениях. А то, что Дух Святой опустил, но открыли другие, – бесполезно для спасения души».

Святой Палама, объясняя, как Дух Святой излился на Апостолов, ссылается на святого Василия Великого и на святого Златоуста и пишет: «Василий Великий говорит, что то, что Сын излил на нас, есть нетварное (ἄκτιστον)... И святой Златоуст, подобно святому Василию Великому, утверждает, что излился не Бог, а благодать».

«А прежде святого Златоуста пророк Иоиль, или, лучше сказать, Бог возвещает через пророка, и не говорит: “Излию Духа Моего”, но: “Излию от – ἀπό – Духа Моего” (Иоил.2:28–29Примеч. ред.). Значит, Дух Святой не дробится на мелкие частицы, но речь здесь идет о благодати и энергии = о действии, силе (χάρις τε καί ἐνέρεγεια), которая есть энергия (действование) сущности Духа (τῆς οὐσίας τοῦ Πνεύματος). Дух, изливаемый на нас от Бога, – нетварен. Благодать, следовательно, нетварна (ἄκτιστος ἡ χάρις); и она – то, что Сын дает, и посылает, и дарует ученикам, а не Сам Дух. И сей дар, сия энергия, сия сила – не только не сотворена, но и неотделима (ἀχώριστος) от Пресвятого Духа».

В Беседе на Святую Пятидесятницу святой Григорий Палама благовествует: «В день Святой Пятидесятницы Дух Святой сошел с неба и наполнил дом, где находились Апостолы, делая его духовной купелью и этим исполняя оное обетование Спасителя, которое, возносясь, Он им изрек: Яко Иоанн убо крестил есть водою, вы же имате креститися Духом Святым, не по мнозех сих днех (Деян.1:5). Но и то наименование, которое Он им дал, засвидетельствовал Он этим как справедливое: ибо силою сего шума с неба Апостолы, действительно, стали сынами громовыми (Мк.3Примеч. ред.) ...Явившись в виде огненных языков, Дух Святой показывает, что Он [вполне] сроден Слову Божию; ибо нет ничего родственнее слову, чем язык... Седе же на едином коемждо их, и исполнишася еси Духа Свята: ибо и разделившись согласно различным силам и энергиям Своим (δυνάμεις τε καὶ ἐνεργείας = действиям, действованиям), Дух Святой весь присутствует в каждой Своей энергии и через каждую [весь] действует (ὅλον παρέστι καὶ ἐνεργεῖ), будучи нераздельно разделяем (ἀμερίστος μεριζόμενον) и [весь] полностью даваем в участие (в общение) (ὁλοσχερῶς μετεχόμενον), по образу солнечного луча».

Размышляя так о тайне Святого Духа, откровенного и дарованного Церкви в день Пятидесятницы, святой Григорий благовествует, что Его дары, проникающие и созидающие всю жизнь Церкви, – несметны и безмерны. Своим богодухновенным прозрением в откровенную тайну Святого Духа Солунский святитель украшает древо святоотеческой мысли как бы венцом, выводя из этого увенчания мудрые заключения о присутствии в Церкви животворящей силы Святого Духа и в то же время о сокровенности и неприступности Его сущности, общей Отцу и Сыну. Так как, по его учению, тварь по своей природе не может вместить в себя и прикоснуться к сущности Троичного Бога, то ей даруется и изливается на нее то, что ей доступно и в нее вместимо: сила и действие Животворящей Троицы. Это дарование присно совершается Духом Святым и в Духе Святом. Святой Дух, Который есть «вечная радость Отца и Сына», становится – через это Свое дарование и откровение [того], что Он есть третье Лицо Святой Троицы, – и радостью неба и земли. Итак, Апостолы в день Пятидесятницы делаются причастниками не Ипостаси, или же непричастной (несообщаемой) природы Святого Духа, а лишь того, что способно принять их тварное естество, то есть Его (Святого Духа) нетварной силы и вечного действия (энергии). Так в Церкви и во всем мире совершилось и постоянно совершается умилительное Божие чудо: нераздельный Бог разделяется в виде огненных языков, сочетавая в нерушимое единство разобщенные существа и твари и все небоземные миры. И из этого приходит в бытие Церковь, Тело Богочеловека, обитель Пресвятой Троицы.

«Нераздельный Дух Святой, – богословствует далее святой Григорий, – уделяется в Церкви каждому по мере его роста и каждому творению по его достоинству. И однако же в каждом Своем деле, в каждой Своей силе и в каждой Своей энергии присутствует весь Он, один и Тот же Дух Отца и Сына, и в Нем и через Него – вся Святая Троица. Итак, вечен и нетварен Дух Святой по Своей природе, вечна и нетварна и та Его сила и благодать, которая, нераздельно разделяясь, даруется святым. Поэтому, – справедливо отмечает святитель, – называющий эту Святотроичную силу и энергию тварью уничижает и отвергает Духа Святого». «Когда размышляем, – добавляет он, – о собственном достоинстве Духа, тогда созерцаем Его с Отцом и Сыном; когда же вспомним о действующей благодати (τὴν ἐνεργουμένην χάριν) и ее присутствии в сподобившихся ее общения, тогда говорим, что Дух – в нас, что Он изливается на нас, а не творится; подается нам, а не в нас созидается; даруется нам как нетварная сила, а не как творение».

Этот частичный и беглый обзор учения святых Отцов о Духе Святом в жизни Богочеловеческого Тела Церкви Христовой мы завершим беспримерно драгоценным свидетельством о том современного святого Отца Церкви, преподобного Серафима Саровского (†1833). Его дивное благовестие о Духе Святом в наше время подтверждает всецелое об этом учение предшествовавших ему святых Отцов. Великий святой опытно показывает и удостоверяет, что цель христианской жизни – это стяжание Духа Святого и жизнь в Нем и Им во времени и в вечности. Это бессмертное, Богочеловеческое благовестие сообщил нам Николай Александрович Мотовилов, человек весьма образованный, стяжавший в себе и великую духовность. Мотовилова с ранней молодости мучил вопрос: в чем заключается цель христианской жизни? Ответы, получаемые им от своих профессоров в университете, а также от других духовных и интеллектуальных лиц, его не удовлетворяли. Чудесно исцеленный старцем Серафимом от неизлечимой болезни, Мотовилов стал весьма частым посетителем монастыря, где жил святой Серафим.

После своего чудесного исцеления, во время посещения святого старца в конце ноября 1831 года, Мотовилов, по молитвам преподобного Серафима, был удостоен удивительного Богочеловеческого благовестия: через святого Серафима он пережил явление Духа Святого в неизреченном Божественном величии и многообразии и в то же время по-человечески реально и по-земному ясно и осязательно. В своих записках об этом Мотовилов так описывает это свое Богочеловеческое событие:

«Это было в четверток. День был пасмурный. Снегу было на четверть на земле, а сверху порошила довольно густая снежная крупа, когда батюшка о. Серафим начал беседу со мной на ближней пажинке своей, возле той же его ближней пустыньки против речки Саровки, у горы, подходящей близко к берегам ее.

Поместил он меня на пне только что им срубленного дерева, а сам стал против меня на корточках.

– Господь открыл мне, – сказал великий старец, – что в ребячестве вашем вы усердно желали знать, в чем состоит цель жизни нашей христианской, и у многих великих духовных особ вы о том неоднократно спрашивали...

Я должен сказать тут, что с двенадцатилетнего возраста меня эта мысль неотступно тревожила, и я действительно ко многим из духовных лиц обращался с этим вопросом, но ответы их меня не удовлетворяли. Старцу это было неизвестно.

– Но никто, – продолжал отец Серафим, – не сказал вам о том определительно. Говорили вам: ходи в церковь, молись Богу, твори заповеди Божии, твори добро – вот тебе и цель жизни христианской. А некоторые даже негодовали на вас за то, что вы заняты небогоугодным любопытством, и говорили вам: “Высших себя не ищи”. Но они не так говорили, как бы следовало. Вот я, убогий Серафим, растолкую вам теперь, в чем действительно эта цель состоит.

Молитва, пост, бдение и всякие другие дела христианские, сколько ни хороши они сами по себе, однако не в делании только их состоит цель нашей христианской жизни, хотя они и служат необходимыми средствами для достижения ее. Истинная же цель жизни нашей христианской состоит в стяжании Духа Святого Божиего. Пост же и бдение, и молитва, и милостыня, и всякое Христа ради делаемое доброе дело суть средства для стяжания Святого Духа Божиего. Заметьте, батюшка, что лишь только ради Христа делаемое доброе дело приносит нам плоды Святого Духа. Всё же не ради Христа делаемое, хотя и доброе, мзды в жизни будущего века нам не представляет да и в здешней жизни благодати Божией тоже не дает. Вот почему Господь Иисус Христос сказал: Всяк, иже не собирает со Мною, тот расточает (Лк.11:23)... Так-то, ваше Боголюбие! Так в стяжании этого-то Духа Божия и состоит истинная цель нашей жизни христианской, а молитва, бдение, пост, милостыня и другие ради Христа делаемые добродетели суть только средства к стяжанию Духа Божиего.

– Как же стяжание? – спросил я батюшку Серафима. – Я что-то этого не понимаю.

– Стяжание все равно что приобретение, – отвечал мне он: – ведь вы разумеете, что значит стяжание денег. Так все равно и стяжание Духа Божия. Ведь вы, ваше Боголюбие, понимаете, что такое в мирском смысле стяжание? Цель жизни мирской обыкновенных людей есть стяжание, или наживание, денег, а у дворян сверх того – получение почестей, отличий и других наград за государственные заслуги. Стяжание Духа Божия есть тоже капитал, но только благодатный и вечный... и он, как и денежный, чиновный и временный, приобретается одними и теми же путями, очень сходственными друг с другом. Бог Слово, Господь наш Богочеловек Иисус Христос уподобляет жизнь нашу торжищу и дело жизни нашей на земле именует куплею, и говорит всем нам: купуйте, дóндеже прииду, искупующе время, яко дние лукави суть (Еф.5Примеч. ред.), то есть выгадывайте время для получения небесных благ через земные товары. Земные товары – это добродетели, делаемые Христа ради, доставляющие нам благодать Всесвятого Духа. В притче о мудрых и юродивых девах, когда у юродивых недоставало елея, сказано: Шедше купите на торжищи (Мф.25Примеч. ред.). Но когда они купили, двери в чертог брачный уже были затворены, и они не могли войти в него. Некоторые говорят, что недостаток елея у юродивых дев знаменует недостаток у них прижизненных добрых дел. Такое разумение не вполне правильно. Какой же это у них был недостаток в добрых делах, когда они хоть юродивыми, да все же девами называются? Ведь девство есть наивысочайшая добродетель, как состояние равноангельское, и могло бы служить заменой само по себе всех прочих добродетелей. Я, убогий, думаю, что у них именно благодати Всесвятого Духа Божиего не доставало. Творя добродетели, девы эти, по духовному своему неразумию, полагали, что в том-то и дело лишь христианское, чтобы одни добродетели делать. Сделали мы, де, добродетель и тем, де, и дело Божие сотворили, а до того, получена ли была ими благодать Духа Божия, достигли ли они ее, им и дела не было. Про такие-то образы жизни, опирающиеся лишь на одно творение добродетелей без тщательного испытания, приносят ли они и сколько именно приносят благодати Духа Божиего, и говорится в отеческих книгах: “ин есть путь, мняйся быти благим в Начале, но концы его – во дно адово”. Антоний Великий в письмах своих к монахам говорит про таких дев: многие монахи и девы не имеют никакого понятия о различиях в волях, действующих в человеке, и не ведают, что в нас действуют три воли: первая, Божия, всесовершенная и всеспасительная; вторая, собственная своя, человеческая, то есть если не пагубная, то и не спасительная; и третья, бесовская – вполне пагубная. И вот эта-то третья, вражеская, воля и научает человека или не делать никаких добродетелей, или делать их из тщеславия, или для одного добра, а не ради Христа. Вторая – собственная – воля наша научает нас делать все в услаждение нашим похотям, а то и, как враг научает, творить добро ради добра, не обращая внимания на благодать, им приобретаемую. Первая же – воля Божия и всеспасительная – в том только и состоит, чтобы делать добро единственно лишь для стяжания Духа Святого, как сокровища вечного, неоскудеваемого и ничем вполне и достойно оцениться не могущего. Оно-то, это стяжание Духа Святого, собственно и называется тем елеем, которого недоставало у юродивых дев. За то-то они и названы юродивыми, что забыли о необходимом плоде добродетели, о благодати Духа Святого, без которого и спасения никому нет и быть не может. Конечно, всякая добродетель, творимая ради Христа, дает благодать Духа Святого [без Которого и спасения никому нет и быть не может), но более всего дает молитва, потому что она всегда в руках наших как орудие для стяжания благодати Духа. Захотели бы вы, например, в церковь сходить, да либо церкви нет, либо служба отошла; захотели бы нищему подать, да нищего нет, либо нечего дать; захотели бы девство соблюсти, да сил нет этого исполнить по сложению вашему или по усилиям вражеских козней, которым вы по немощи человеческой противостоять не можете; захотели бы и другую какую-либо добродетель ради Христа сделать, да тоже сил нет или случая сыскать не можно. А до молитвы уже это никак не относится: на нее всякому и всегда есть возможность – и богатому, и бедному, и знатному, и простому, и сильному, и слабому, и здоровому, и больному, и праведнику, и грешнику... Так-то, ваше Боголюбие, велика сила молитвы, и она более всего приносит Духа Божиего, и ее удобнее всего всякому исправлять...

– Ну а как же, батюшка, быть с другими добродетелями, творимыми ради Христа, для стяжания благодати Духа Святого? Ведь вы мне о молитве только говорить изволите?

– Стяжевайте благодать Духа Святого и всеми другими Христа ради добродетелями, торгуйте ими духовно, торгуйте теми из них, которые вам больший прибыток дают... Примерно: дает вам более благодати Божией молитва и бдение, бдите и молитесь; много дает Духа Божиего пост, поститесь; более дает милостыня, милостыню творите, и таким образом о всякой добродетели, делаемой Христа ради, рассуждайте...

– Батюшка,– сказал я,– вот вы все изволите говорить о стяжании благодати Духа Святого как о цели христианской жизни, но как же и где я могу ее видеть? Добрые дела видны, а разве Дух Святой может быть виден? Как же я буду знать, со мной Он или нет?...

– Благодать Духа Святого, даруемая при крещении во имя Отца и Сына и Святого Духа, несмотря на грехопадения человеческие, несмотря на тьму вокруг души нашей, все-таки светится в сердце искони бывшим Божественным светом... Благодать Всесвятого Духа Божия является в неизреченном свете для всех, которым Бог являет действие ее... Когда же Он, Господь наш Иисус Христос, изволил совершить все дело спасения, то, по воскресении Своем, дунул на Апостолов, возобновив дыхание жизни, утраченное Адамом, и даровал им эту же самую Адамовскую благодать Всесвятого Духа Божиего. Но мало сего – ведь говорил же Он им: уне есть им, да Он идет ко Отцу; аще же бо не идет Он, то Дух Божий не приидет в мир; аще же идет Он, Христос, ко Отцу, то послет Его в мир, и Он, Утешитель, наставит их и всех последующих их учению на всякую истину и воспомянет им вся, яже Он глаголал им еще сущи в мире с ними (см. Ин.14:26, 16Примеч. ред.). Это уже обещана была Им благодать-возблагодать. И вот в день Пятидесятницы торжественно ниспослал Он им Духа Святого в дыхании бурне, в виде огненных языков, на коемждо из них седших, и вошедших в них, и наполнивших их силою огнеобразной Божественной благодати, росоносно дышащей и радостотворно действующей в душах, причащающихся ее силе и действиям. И вот эту-то самую огневдохновенную благодать Духа Святого, когда подается она нам всем верным Христовым в таинстве святого Крещения, священно запечатлевают миропомазанием в главнейших указанных Святою Церковью местах нашей плоти как вековечной хранительницы этой благодати. Говорится: “Печать Дара Духа Святого”.

– Каким же образом, – спросил я батюшку о. Серафима, – узнать мне, что я нахожусь в благодати Духа Святого?...

Тогда о. Серафим взял меня весьма крепко за плечи и сказал мне:

– Мы оба теперь, батюшка, в Духе Божием с тобою. Что же ты не смотришь на меня?

Я отвечал:

– Не могу, батюшка, смотреть, потому что из глаз ваших молнии сыпятся. Лицо ваше сделалось светлее солнца, и у меня глаза ломит от боли.

О. Серафим сказал:

– Не устрашайтесь, ваше Боголюбие, и вы теперь сами так же светлы стали, как и я сам. Вы сами теперь в полноте Духа Божиего, иначе вам нельзя было бы и меня таким видеть.

И, приклонив ко мне свою голову, он тихонько на ухо сказал мне:

– Благодарите же Господа Бога за неизреченную к вам милость Его. Вы видели, что я и не перекрестился даже, а только в сердце моем мысленно помолился Господу Богу и внутри себя сказал: “Господи! удостой его ясно и телесными глазами видеть то сошествие Духа Твоего, которым Ты удостаиваешь рабов Своих, когда благоволишь являться во свете великолепной славы Твоей!” И вот, батюшка, Господь и исполнил мгновенно смиренную просьбу убогого Серафима... – Что ж, батюшка, не смотрите мне в глаза? Смотрите просто, не убойтесь – Господь с нами!

Я взглянул после этих слов в лицо его, и напал на меня еще больший благоговейный ужас. Представьте себе, в середине солнца, в самой блистательной яркости его полуденных лучей, лицо человека, с вами разговаривающего. Вы видите движение уст его, меняющееся выражение его глаз, слышите его голос, чувствуете, что кто-то вас руками держит за плечи, но не только рук этих не видите, не видите ни самих себя, ни фигуры его, а только один свет ослепительный, простирающийся далеко, на несколько сажен кругом и озаряющий ярким блеском своим и снежную пелену, покрывающую поляну, и снежную крупу, осыпающую сверху и меня, и великого старца. Возможно ли представить себе то положение, в котором я находился тогда?

– Что же чувствуете вы теперь?! – спросил меня о. Серафим...

Я отвечал:

– Чувствую я такую тишину и мир в душе моей, что никакими словами выразить не могу.

– Это, ваше Боголюбие, – сказал батюшка о. Серафим, – тот мир, про который Господь сказал ученикам Своим: Мир Мой даю вам, не якоже мир дает, Аз даю вам. Аще бо от мира были бысте, мир убо любил бы свое, но якоже избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир. Обаче дерзайте, яко Аз победих мир (Ин.14:27, 15:19, 16:33). Вот этим-то людям, ненавидимым от мира сего, избранным же от Господа, и дает Господь тот мир, который вы теперь в себе чувствуете; мир, по слову апостольскому, всяк ум преимущий (Флп.4:7)...

– Что же еще чувствуете вы? – спросил меня о. Серафим.

– Необыкновенную сладость, – отвечал я.

И он продолжал:

– Это та сладость, про которую говорится в Священном Писании: От тука дому Твоего упиются и потоком сладости Твоея напоиши я (Пс.35:9). Вот эта-то теперь сладость преисполняет сердца наши и разливается по всем жилам нашим неизреченным услаждением. От этой-то сладости наши сердца как будто тают, и мы оба исполнены такого блаженства, какое никаким языком выражено быть не может... Что же вы еще чувствуете?

– Необыкновенную радость во всем моем сердце.

И батюшка о. Серафим продолжал:

– Когда Дух Божий снисходит к человеку и осеняет его полнотою Своего наития, тогда душа человеческая преисполняется неизреченною радостию, ибо Дух Божий радостотворит все, к чему бы Он ни прикоснулся. Это та самая радость, про которую Господь говорит в Евангелии Своем: Жена егда рождает, скорбь имать, яко прииде год ея; егда же родит отроча, к тому не помнит скорби за радость, яко человек родился в мир. В мире скорбни будете, но егда узрю вы, и возрадуется сердце ваше, и радости вашея никтоже возмет от вас (Ин.16:21, 33, 22; ср. Ин.17:13). Но как бы ни была утешительна радость эта, которую вы теперь чувствуете в сердце своем, все-таки она ничтожна в сравнении с тою, про которую Сам Господь устами Своего Апостола сказал, что радости той ни око не виде, ни ухо не слыша, ни на сердце человеку не взыдоша благая, яже уготова Бог любящим Его (1Кор.2:9). Предзадатки этой радости даются нам теперь, и если от них так сладко, хорошо и весело в душах наших, то что сказать о той радости, которая уготована там, на небесах, плачущим здесь на земле?... Что же еще вы чувствуете, ваше Боголюбие?

Я отвечал:

– Теплоту необыкновенную.

– Как, батюшка, теплоту? Да ведь мы в лесу сидим. Теперь зима на дворе и под ногами снег, и на нас более вершка снегу, и сверху крупа падает... Какая же может быть тут теплота?

Я отвечал:

– А такая, какая бывает в бане, когда поддадут на каменку и из нее столбом пар валит...

– И запах, – спросил он меня, – такой же, как из бани?

– Нет, – отвечал я, – на земле нет ничего подобного этому благоуханию...

И батюшка о. Серафим, приятно улыбнувшись, сказал:

– И сам я, батюшка, знаю это точно, как и вы, да нарочно спрашиваю у вас – так ли вы это чувствуете? Сущая правда, ваше Боголюбие! Никакая приятность земного благоухания не может быть сравнена с тем благоуханием, которое мы теперь ощущаем, потому что нас теперь окружает благоухание Святого Духа Божия. Что же земное может быть подобно ему!.. Заметьте же, ваше Боголюбие, ведь вы сказали мне, что кругом нас тепло, как в бане, а посмотрите-ка, ведь ни на вас, ни на мне снег не тает и под нами также. Стало быть, теплота эта не в воздухе, а в нас самих... Ею-то согреваемые пустынники и пустынницы не боялись зимнего мраза, будучи одеваемы, как в теплые шубы, в благодатную одежду, от Святого Духа истканную. Так ведь должно быть на самом деле, потому что благодать Божия должна обитать внутри нас, в сердце нашем, ибо Господь сказал: Царствие Божие внутрь вас есть (Лк.17:21). Под Царствием же Божиим Господь разумел благодать Духа Святого. Вот это Царствие Божие теперь внутрь нас и находится, и благодать Духа Святого и отвне осиявает и согревает нас и, преисполняя многоразличным благоуханием окружающий нас воздух, услаждает наши чувства пренебесным услаждением, напояя сердца наши радостью неизглаголанною... Вот в этом-то состоянии мы с вами теперь и находимся. Про это состояние именно и сказал Господь: Суть нецыи от зде стоящих, иже не имут вкусити смерти, дóндеже видят Царствие Божие, пришедшее в силе (Мк.9:1). Вот, батюшка, ваше Боголюбие, какой неизреченной радости сподобил нас теперь Господь Бог!.. Вот что значит быть в полноте Духа Святого... Будете ли вы помнить теперешнее явление неизреченной милости Божией, посетившей нас?

– Не знаю, батюшка, – сказал я, – удостоит ли меня Господь навсегда помнить так живо и явственно, как теперь я чувствую эту милость Божию.

– А я мню, – отвечал мне о. Серафим, – что Господь поможет вам навсегда удержать это в памяти вашей, ибо иначе благость Его не преклонилась бы так мгновенно к смиренному молению моему и не предварила бы так скоро послушать убогого Серафима тем более, что и не для вас одних дано вам разуметь это, а через вас для целого мира... Грядите же с миром. Господь и Божия Матерь с вами да будут всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь. Грядите же с миром!...

И во все время беседы этой с того самого времени, как лицо о. Серафима просветилось, видение это не переставало, и все с начала рассказа и доселе сказанное говорил он мне, находясь в одном и том же положении. Исходившее же от него неизреченное блистание света видел я сам своими собственными глазами, что готов подтвердить и присягою».

Этим богочеловеческим событием, участниками которого были преп. Серафим и Н. А. Мотовилов, показано, удостоверено, самым очевидным, самым реальным, самым земным, самым человеческим, самым убедительным образом засвидетельствовано богочеловеческое благовестие святого Апостола, благовестие, которое все евангельские, все апостольские, все святоотеческие благовестия о Духе Святом в Богочеловеческой жизни Христовой Церкви, равно как и все такие благовестия, содержащиеся в Священном Предании, – собирает в единое Все-Благовестие, гласящее: Вера наша – в явлении Духа [Святого] и силы (ἐν ἀποδείξει Πνεύματος καὶ δυνάμεως, 1Кор.2:4).

Всецелое молитвенное богословие Церкви есть, собственно, благовестие Святого Духа о Богочеловеке, Господе Иисусе Христе, и Его Богочеловеческом домостроительстве спасения – о Церкви. В Церкви, благодаря Богочеловеку, Владыке Христу, – всё от Духа, равно как это «всё» и от Бога Отца, благодаря Богочеловеку, Владыке Христу, и Святому Духу. Одним словом, всё в Церкви совершается от Отца через Сына в Духе Святом. «Лучше всего это отражается в молитвенном богословии Церкви, во всех его благовестиях, от малейших до величайших. Налицо новозаветная действительность: Церковь – это Святая Пятидесятница, продолженная через все века и через всю вечность.

Дух Святой в Святой Деве создал тело Бога Слова, положив Себя тем самым в основание Церкви, в Тело Церкви, в тело Богочеловека, Господа Иисуса Христа. В Церкви «Святым Духом точится всякая премудрость: отсюду благодать Апостолом, и страдальчествы венчаются мученицы, и пророцы зрят». «Святому Духу всякое благодарение, якоже Отцу и Сыну сооблистает, в Немже вся живут и движутся». «Святым Духом прозрится всякая святыня, премудрость: осуществует бо всякую тварь – οὐσιοῖ πᾶσαν γὰρ κτίσιν». «Святым Духом всякое богатство славы, от Негоже благодать и живот всякой твари». «Святым Духом всяка душа живится – ζωοῦται, и чистотою возвышается, светлеется Троическим единством священнотайне». «Святому Духу живоначальное достоинство, от Негоже всякое животно одушевляется, яко во Отце, купно же и Слове». «Святым Духом одержатся вся, видимая же с невидимыми».

Как в человеческом теле ничего не бывает без его души, так и в Теле Церкви ничего не совершается без ее животворящей души – без Святого Духа. Молитвенная мысль Церкви богомудро благовествует: «Святым Духом боговедения богатство, зрения и премудрости: вся бо в Сем Отеческая веления Слово открывает». Бог Слово перихоресисом – весь в Святом Духе и в Отце; Отец – весь в Сыне и в Святом Духе; Святой Дух – весь в Отце и в Боге Слове; поэтому молитвенная, богодухновенная мысль Церкви призывает нас: «Святому Духу благословяще рцем: Ты еси Бог, живот, рачение, свет, ум; Ты благостыня, Ты царствуеши во веки». Святой Дух как Дух Сына, Господа Иисуса Христа (Гал.4:6), для всех и вся в Церкви – «всеспасительная вина (πανσωστικὴ αἰτία)», то есть причина. Христиане в Церкви растут Духом Святым в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф.4Примеч. ред.): «Святым Духом обожение всем, благоволение, разум, мир, благословение, троичение: равнодетелен бо есть Отцу и Слову».

Святой Дух – сердце любого бытия. Эту истину неустанно благовествует молитвенная мысль Церкви «Святым Духом всяческая еже быти имут: прежде бо всех Бог, всех Господьство, Свет неприступен, Живот всех». «Святаго Духа держава на всех: Емуже вышняя воинства покланяются, со всяким дыханием дольним». «Святым Духом точатся благодатныя струи, напаяюща всяку тварь ко оживлению».

Святой Дух подается верным благодаря воскресшему Господу Иисусу Христу и Его безмерному человеколюбию, проявившемуся во всецелом Богочеловеческом домостроительстве спасения. Доказательство сему – вся жизнь Церкви на протяжении всех веков. Молитвенное благовестие возвещает Богочеловеческую истину: Владыка Христос «самовластно воскрес, всем верным подаде тайно осеняющее свыше Духа сияние». «Святым Духом всякая тварь обновляется (то есть очищается от греха, становится безгрешной), паки текуще на первое – εἰς τὸ πρῶτον». «Святому Духу живоначалие и честь: вся бо созданная, яко Бог сый, силою [Своею] соблюдает во Отце, Сыном же». Всё и вся имеют жизнь от Духа Святого. – «Святым Духом, еже жити всяческим». Всё ведение, [всё] совершенное и непогрешимое знание о Боге подается нам в Церкви Владыкой Христом через Святого Духа: «Святым Духом богословие, единица Трисвятая – Ἁγίῳ Πνεύματι θεολογία, Μονὰς Τρισαγία».

Совершив Богочеловеческое домостроительство спасения, Господь Иисус Христос обещает Своим ученикам послать силу Духа Святого, которой они и все их последователи на протяжении веков будут воспринимать и усваивать это спасение. Молитвенная мысль Церкви благовествует: «Красен из гроба востав, Божества славою украшен, Апостолом Твоим, Господи, явился еси, Духа обещаяся тем послати действо (силу, деятельность, энергию, действенность, действование – τὴν τοῦ Πνεύματος ἐνέργειαν)». Новая, Богочеловеческая, жизнь спасения совершается Духом Святым. Свидетели тому суть, прежде всего, святые Апостолы, а вслед за ними и все прочие верующие. Молитвенная мысль Церкви благовествует нам бессмертную истину об этом: «Новому и чистому жительству от Христа научившеся, сие даже до конца сохранити полезно вси потщимся, яко да Святаго Духа пришествие восприимем». «Апостольский лик Духом Святым просветил еси, Христе, и нашу скверну греховную теми отмый, Боже, и помилуй нас». «Ты же Сам яко Бог одесную сед величествия, послал еси нам Духа Святаго, да наставит и спасет души наша». «Вознеслся еси во славе на горе Масличней, Христе Боже, пред Твоими ученики, и сел еси одесную Отца, всяческая исполняяй Божеством, и послал еси им Духа Святаго, просвещающа, и утверждающа, и освящающа души наша». «Решительное очищение грехов, огнедохновенную приимите Духа росу, о чада светообразная церковная: ныне от Сиона бо изыде закон, языкоогнеобразная Духа благодать».

В святых Апостолах, в святых богоносных Отцах и во всецелом Священном Предании – одна Истина, одна и Та же Святая Троица, один и Тот же Богочеловек, Господь Иисус Христос, одно и то же Евангелие, одна и та же Церковь, одно и то же усвоение Христу, одно и то же обогочеловечение, одно и то же отроичение, одно и то же обожение, одно и то же спасение. Молитвенная мысль Церкви громоглашает: богоносные Отцы суть трубы Святого Духа – «Тайныя днесь Духа трубы, богоносныя Отцы восхвалим...». Они суть верные хранители Апостольских Преданий – ἀποστολικῶν παραδόσεων. «Пятидесятницу празднуем, и Духа пришествие... и надежды исполнение, и таинство елико, яко велико же и честно. Темже вопием Ти: Содетелю всех Господи, слава Тебе». «Вся подает Дух Святый: точит пророчествия, священники совершает, некнижныя мудрости научи, рыбари богословцы показа, весь собирает собор церковный». «Видехом Свет Истинный, прияхом Духа небеснаго, обретохом веру истинную, нераздельней Троице покланяемся: Та бо нас спасла есть». «Во пророцех возвестил еси нам путь спасения, и во Апостолех возсия, Спасе наш, благодать Духа Твоего». «Воспеваем Тя, Безначальнаго Отца, и Собезначальнаго Сына, и соприсносущнаго и Пресвятаго Духа, просвещающаго и освящающаго души наша». «Святый Безсмертный, Утешительный Душе, от Отца исходяй и в Сыне почиваяй».

Лишь с Церковью и в Церкви Святой Дух раскрывает Себя миру. Возвещает Он Себя как совершенное Третье Лицо Пресвятой Троицы. Им Церковь спасает верных, Им она сочетавает их Христу, Им обогочеловечивает, Им освящает, Им просвещает, Им отроичивает, Им обоживает. Молитвенная премудрость Церкви благовествует: «Царю Небесный, Утешителю, Душе Истины, Иже везде Сый и вся исполняяй, Сокровище благих и Жизни подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша». – «Благословен еси Христе Боже наш, Иже премудры ловцы явлей, низпослав им Духа Святаго, и теми уловлей вселенную». И тем самым исполнилось пророчество Спасителя (Мф.4:19): человеколюбивый Спаситель сделал их ловцами человеков, спасающих людей из пучины смерти = из пучины греха = из пучины демонизма (диаволизма).

Пятидесятница = День Святого Духа – это день рождения Церкви. Ибо Устроитель нашего спасения = нашего обожения, досточудный Владыка Христос, посылает Святого Духа в Богочеловеческое Тело Церкви, дабы Тот в Теле Церкви сочетавал всех верных Христу, делая их с Ним едино, то есть всех тех, кто верует в Богочеловека Христа – единственного Спасителя людей, где бы они ни находились. И усваивая верных Христу, Он их спасает, обогочеловечивает, отроичивает, даруя им все непреходящие Божественные блага и богатства, которых не видел глаз, не слышало ухо и которые не приходили на сердце человеку (1Кор.2:9). – Такими благовестиями изобилует всё молитвенное богословие Пятидесятницы, да и всё молитвенное богословие вообще. Так, в День Святого Духа молитвенная богословствующая мысль радостно благовествует: «Попразднственный, вернии, и конечный праздник празднуем светло, сей есть Пятдесятница, обещания исполнение и предложения: в сей бо огнь Утешителев сниде на землю, яко в виде язык, и ученики просвети, и сия неботаинники показа – καὶ τοὺτους οὐρανομύστας ἀνέδειξε. Свет прииде Утешителя и мир просвети». «Духа источник, пришед на землю, во огненныя реки разделялся мысленно – νοητῶς – Апостолы орошаше, просвещая; и бысть им облак орошаяй огнь, просвещаяй тех и одождяяй пламень, имиже мы прияхом благодать, огнем же и водою. Свет прииде Утешителя и мир просвети». «Законом древле проповеданное и пророки исполнися: Божественнаго бо Духа днесь всем верным благодать излияся». «Божественнаго Духа нашедшая сила – δύναμις, раздельшийся древле глас зле согласившихся, во едино приличие Божественне совокупи, ведением Троицы вразумляющи верныя, в нейже утвердихомся». «Паче естества бо совершает яко Благодетель, и огнесветит Христос во спасение, всю дая благодать Духа». «От Духа Твоего на плоть всякую, якоже рекл еси, богатно излиял еси, и исполнишася всяческая Твоего ведения, Господи». «Дух Святый – свет и живот, и живый Источник умный: Дух разума, благий, правый, умный (νοερόν); обладаяй, очищаяй прегрешения; Бог и боготворяй (Θεὸς καὶ θεοποιοῦν), Огнь от Огня происходяй; глаголяй, деяй, разделяяй дарования, Имже пророцы вси и божественнии Апостоли с мученики венчашася, странное слышание, странное видение, Огнь, разделяяйся в подаяние дарований».

Исключительно насыщены Божественным Духом и преисполнены Богочеловеческих благовестий коленопреклоненные молитвы, читаемые на вечерне в день Святой Пятидесятницы. В них мы обращаемся к Богу Отцу: «Многомилостиве и Человеколюбче, услыши ны, в онь же аще день призовем Тя, изряднее же в день сей Пятдесятный, в оньже по Вознесении Господа нашего Иисуса Христа на небеса и седении одесную Тебе, Бога и Отца, низпосла Святаго Духа на святыя Своя ученики и Апостолы, Иже и седе на едином коегождо их, и исполнишася вси неистощимыя благодати Его, и глаголаша языки иными величия Твоя, и прорекоша». – И далее богоречиво акцентируется действие Святого Духа и всё непрестанное действование Святой Троицы, присно совершающееся от Отца через Сына в Духе Святом. Разумеется, ипостасные свойства различны – и, в соответствии с ними, различен и ипостасный характер участия каждого Лица в едином и единственном естественном действовании: весь Сын в Отце и Духе, весь Дух Святой в Отце и Сыне, весь Отец в Сыне и Духе.

И мы, объятые чувством безмерного благодарения, коленопреклонно молимся Единому Человеколюбцу – Богочеловеку, Господу Иисусу Христу: «Господи Иисусе Христе, Боже наш, мир Твой подавый человеком, и Пресвятаго Духа дар, еще в житии и с нами сый, в наследие неотъемлемое верным присно подаваяй; явленнейше же сию благодать Твоим учеником и Апостолом днесь низпославый и сих устне огненными утвердивый языки: имиже весь род человеческий боговедение своим языком в слух уха приимше, светом Духа просветихомся, и прелести якоже тмы изменихомся, и чувственных и огненных язык раздаянием и преестественным действом, еже в Тя веры научихомся, и Тебе богословити со Отцем и Святым Духом во едином Божестве, и силе, и власти озарихомся».

В праздник, преисполненный чудес, в Святую Пятидесятницу, «утешительный Дух на всякую плоть (ἐπὶ πᾶσαν σάρκα) излияся: от апостольских бо ликов наченший, от тех по причастию верным благодать простре, и уверяет Свое державное наитие во огненном виде, учеником раздаяй языки в песнопение и славу Божию. Темже сердцы умно (νοερῶς) просвещаемы, в вере утвердившеся Святым Духом, молимся спастися душам нашим». «Ныне облачатся державою Христовою с высоты Апостоли: обновляет бо их Утешитель, в них обновляяся таинственным обновлением разума». Святой Дух освящает и очищает человеческий разум, – отсюда и молитва к Нему: «Утешителю, моего смысла яко Благ скверну исчистив, святости Твоея покажи исполнена». «Прииди к нам, Душе Святый, причастники (= общники) Твоея содевая святости, и света невечерняго, и Божественныя жизни, и благоуханнейшего раздаяния: Ты бо река Божества, из Отца Сыном происходящий».

Синаксарь в понедельник Святого Духа человеколюбиво рассыпает жемчужины небесной Истины, благовествуя: «В сий убо день Пятидесятницы Всесвятый Дух святым Апостолом существенно наиде, в виде огненных языков, сед на единаго коегождо их в горнице, в нейже бяху пребывающе... -И в виде огненных язык явися Дух Святый, единому их коемуждо, не токмо дванадесятим, но и седмидесятим. И глаголаху странными языки, сиречь, един кийждо от Апостолов всеми языки языков глаголаше... Излиявшуся убо на всякую плоть Духу Святому, мир всякими дарованьми исполнися; и Тем все язы́цы к боговедению руководствовашася, и всякий недуг, и всяка язя прогнана бысть. Трегубо же от Христа учеником дан бысть Дух Святый. Прежде страсти – не яве зело. По Воскресении – дуновением явственнее (Ин.20:21–22). Ныне же низпосла Сего существенно: паче же Сам сниде Совершенный, просвещаяй и освящаяй их, и теми паки концы вселенныя приводяй, пришествием Святаго Духа».

Человеческий ум, помраченный греховностью, озаряется и просвещается Божественным светом. Наставляемая Духом Святым молитвенная мысль Церкви благовествует: «Зарею Богоначальною ум просветивше, ученицы Твои, Слове, существенно (οὐσιωδῶς) Духа Святаго прияша». «Свыше к нам, Утешителю, пришед, яко прежде ко Апостолом, освяти и спаси, Тя Бога проповедающия». «Днесь найде Пресвятаго Твоего Духа действие (ἐνέργεια = сила, действо, энергия, действование, делание, действенность), Господи, на Апостолы Твоя, и премудры показав боговедением, и исполни я блаженнаго учения Твоего. Темже Твое спасительное смотрение славим, Иисусе всесильне, Спасе душ наших». «Внезапу с небесе, Апостолы вся, Божественнаго Утешителя сила, всемудры и богословцы показа». «Божества богатство раздавает, пребывающее и невзимаемое, яве Дух Святый Апостолом в языцех огненных». Святой Дух исходит от Отца и благодаря Сыну обильно подается всей твари – «Душе истины и разума... из Отца исходяй, Сына же ради, твари богатно даемый...». «Истиннаго обетования предузаконение (= срок) исполнися: светоносная благодать Пятдесятницею прииде». «Непостижимь есть Дух Всесвятый, преходит всяк ум и смысла скорость, яко веков всех древнейший, яко Отцу и Единородному Сыну счиняемь». Святой Дух – «благодати пучина и богатство неизглаголанное».

Вершина вездесущия и все-действия Святого Духа в Теле Церкви – это пресуществление евхаристических даров Духом Святым на святой Литургии в Тело и Кровь Господа Иисуса Христа. Тем самым Святой Дух уготовляет нам и преподает всецелого Господа Иисуса Христа, а с Ним – и все дары, которые Он как Богочеловек, как Церковь приносит [нам] и раздает. В таинстве Святого Причащения нам самым непререкаемым и самым реальным и осязаемым образом уготовляется спасение = усвоение Христу, сочетание со Христом («охристовление») = обогочеловечение = обожение = отроичение, по мере нашей веры и ревности в святых таинствах и святых добродетелях. Присно всежива и вседейственна святоотеческая, Богочеловеческая истина: «Дух Святой созидает Церковь». При посредстве святых таинств и святых добродетелей Он воцерковляет и оцерковляет верующих. Другими словами, Он освящает [их), Он [их] облагодатствует, Он делает их своими Христу, Он [их] обогочеловечивает, отроичивает, спасает. Без Него ничего в Церкви Спасителя не совершается: Он – всюду, и во всем, и через всё. Ибо где Господь Иисус Христос, там и Святой Дух. А в Богочеловеческом Теле Церкви – весь Господь Иисус Христос, а с Ним и благодаря Ему – и весь Святой Дух со Своей непостижимой, неописуемой и необъятной Ипостасью как третье Лицо Пресвятой Троицы.

* * *

1

И хотя у прп. Макария Великого такого буквального выражения не встречается, сама идея называть христианство «философией» довольно частая у св. Отцов. Однако речь у них идет не о той философии, которая, по словам апостола Павла, по преданию человеческому, по стихиям мира (Кол.2:8), а о «философии по Христу» или «нашей философии», то есть философии Бого-человеческой или философии Святого Духа, по словам самого прп. Иустина Поповича. – Примеч. ред.

2

Слова преп. Иустина о «двух образах» в человеке – данном и «заданном», выстраивающих динамическое соотношение в перспективе христианского совершенства – обожения через богоуподобление, стоит понимать как неотъемлемое от человеческой природы наличие в ней образа Божия – свойств разумности и свободы воли, который на пути христианской жизни и спасения, в «синергии» – соработничестве Бога и человека должен «возрасти» до степени богоподобия, то есть возвращения человеку благодатного подобия Божия, утерянного в грехопадении. – Примеч. ред.

3

В той мере насколько человек способен к этому как существо тварное и ограниченное по сравнению с нетварным и бесконечным Богом, а также в меру степени личной святости. – Примеч. ред.

4

Данное авторское истолкование преп. Иустином этого евангельского фрагмента конечно же не исключает и буквального его прочтения преп. Иустином, признающим факты демонической одержимости. – Примеч. ред.

5

Дословно такого выражения в сочинениях свт. Иоанна Златоуста не найдено. – Примеч. ред.

6

То есть взаимопроникновения. – Примеч. ред.

7

Здесь преп. Иустин следует тенденции к обобщающему синтезу в святоотеческой традиции (особенно – преп. Максим Исповедник, преп. Иоанн Дамаскин, свт. Григорий Палама), для которого характерно «взаимоперенесение» понятий одной области церковного богословия на другую. Так и в данном случае Иустин Попович использует традиционно триадологическое (а позже – с V в. – и Христологическое) понятие единосущия в экклезиологической сфере – в учении о таинствах Церкви (сакраментологии), подчеркивая этим ту духовную составляющую, «объединяющий фундамент» всякого таинства Церкви, их «единую сущность – спасительную и обоживающую благодать Святого Духа. – Примеч. ред.

8

В смысле Божиего образа в человеке – разумной и самовластной природы. – Примеч. ред.

9

То есть в Евангелии. – Примеч. ред.


Источник: Собрания творений преподобного Иустина (Поповича) Т. 4 Под общ. ред. проф. Моск. Духовн. Акад., д-ра церк. истор. А. И. Сидорова, пер. С. П. Фонова — М.: «Паломник», 2007.

Комментарии для сайта Cackle