Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

профессор Иван Яковлевич Порфирьев

Сочинения И. Т. Посошкова

Биографические сведения О Посошкове. Иван Тихонович ​Посошков​ представляет собою тип русского человека в переходную эпоху от старой допетровской жизни к новому её строю во время реформы. Из его сочинений мы можем видеть, какое впечатление производили новое образование и новая жизнь на простых русских людей98. ​Посошков​ был крестьянин какого-то Покровского села подле Москвы, родился около 1670 г. Он называет себя «​простецом​», не получившим никакого училищного образования; но он был весьма начитан, особенно в старых книгах, несколько времени был раскольником, как сам объявляет о себе в своих сочинениях. О жизни ​Посошкова​ сохранилось мало сведений. Известно только, что он был человек если не богатый, то весьма состоятельный. Он занимался разными механическими делами: работал на денежном дворе, устанавливал ​денежные​ станы, делал огнестрельные рогатки; знал свойства серы, асфальта, нефти, ​вохры​ и проч.; но особенно он был искусен в винном производстве. В 1719 г. он подавал просьбу князю Д. М. ​Голицыну​ о позволении построить винокуренный завод и взять водку на откуп, 1724 г. у него был завод с приписанными к нему людьми и землею. Эти разнообразные дарования ​Посошкова​ и стремление его составлять разные планы и ​проекты​, естественно, приводили его в столкновение с разными высшими и влиятельными лицами. Он часто обращался в митр. ​Стефану​ ​Яворскому​, находился в сношениях с кн. Б. А. ​Голицыным​ и кн. Д. М. ​Голицыным​, Л. К. ​Нарышкиным​, боярином Ф. ​Головиным​; был известен Феофану ​Прокоповичу​ и самому Петру В. Отличительную черту в характере ​Посошкова​ составляли непобедимая любовь к правде и глубокий патриотизм. Его сильно возмущали равные злоупотребления и неправды в русской жизни, и он резко восставал против них в своих сочинениях. Как патриот, он горячо любил русских людей и не любил иностранцев за то, что они вносили в русскую жизнь свои воззрения, нравы и обычаи, и без всякого стеснения высказывал свое нерасположение к ним. Эти свойства его характера, вероятно, и были причиною его погибели. В просьбе своей, при которой он представил Петру В. свое сочинение «О скудости и богатстве», он говорил: «В российском народе ​присмотрех​ отчасти, яко во ​владущих​ ​судиях​, ​тако​ и в подвластных, многое множество ​содевающияся​ неправды и всяких неисправностей. Того ради ​возжелах​ пред очи твоего императорского величества о достоверных и слышанных и о мнимых ​делех​ ​предложити​, по мнению своему, изъявление». При этом он просил, чтобы его имя оставалось неизвестным «ненавистливым и завистливым людям, особенно же ябедникам и обидчикам и любителям неправды, ​понеже​, говорил он, не ​похлебуя​ ​им​, писах, и ​аще​ уведают о моей мизерности, то не попустят меня на свете ни мало времени ​жити​, но прекратят живот мой». Но видно, не укрылось имя ​Посошков​», и он погиб от тех, кого боялся. Он умер 1-го февраля 1726 г. в Петропавловской крепости, куда был заключен чрез год по окончании​ своего сочинения «0 скудости и богатстве» и, может быть, за это самое сочинение. Сочинения ​Посошкова​: 1) Книга о скудости и богатстве, 2) О ратном поведении донесение боярину Ф. А. ​Головину​, 3) Отеческое завещательное поучение посланному для обучения в ​дальния​ страны юному сыну, которое, впрочем, по исследованию г. ​Бриннера, оказывается не подлинным99; оно заключает в себе много противоречий «Завещанию отеческому», которое в 1873 г. издано А. Н. ​Поповым​ и которое несомненно принадлежит ​Посошкову​; 4) ​Доношение​ митр. ​Стефану​ ​Яворскому​ о разных непорядках в жизни, религиозных и нравственных; 5) Зерцало, сиречь изъявление очевидное и известное на суемудрия ​раскольнича; и 6) Два неизданные сочинения (Два ​доношения​ к ​Стефану​ ​Яворскому​: «проект​ о школах» и «О заведении метрических книг при церквах»100. Из них особенно замечательны: Завещание Отеческое, Книга о скудости и богатстве и Зерцало очевидное. В них всего полнее выразились замечательные взгляды и суждения ​Посошкова​.

Завещание отеческое. По своему характеру, «Завещание отеческое» однородно с завещанием священника Сильвестра и его Домостроем и в некотором смысле может быть названо также Домостроем XVII в. В нем рисуется идеал жизни, в противоположность современному состоянию русской жизни, которое ​Посошкову​ положительно не нравилось. Современная жизнь представляла два крайние пути, на которые тогда уклонялись русские люди и которые, по мнению ​Посошкова​, одинаково были далеки от истины. На одном пути стояли раскольники, которые совершенно отвергали ​всякие​ реформы и самого Петра В. называли антихристом. На другом пути стояли новые люди, ревностные, но часто неразумные приверженцы реформы, которые с европейским образованием ​усваивали​ и все слабости и пороки иностранцев, и, бросив все благочестивые обычаи старины, пустились в веселую жизнь, по немецкому образцу. Эта распущенность страшно возмущала ​Посошкова​. Но он хорошо также знал и глубоко ненавидел грубое невежество раскольников и их лицемерное благочестие. Поэтому, он советует своему сыну одинаково удаляться от того и другого пути-"не склоняться ни на ​шуйюю​ сторону, ниже на мнимое ​десной. Он хочет представить ему образец жизни, занимающий, но его представлению, средину между этими двумя крайностями. «И сего ради, говорит он, буди неподвижен, но стой яко мраморный столп, на не ​движном​ ​камени​ утвержденный, не склоняйся ни на ​шуйюю​ сторону, ниже на мнимое ​десно​, понеже от мнимые ​десности​ многое множество народа ​древле​ от истинного благочестия ​совратилося​, в вечную погибель ​снидоша​... ​овые​ во лжехристовщину, ​овые​ же во лжемоисеевщину, ​инии​ же во ​олазли​​вую​ (пронырливую) поповщину, а ​инии​ во ​всеконечную​ ​беспоповщину​ и во иные многоразличные веры названия разыдошася... И ты, сыне мой, крепко сему внимай и храпи себя от их прелестей опасно, дабы тебе не поползнутися в ​люторское​ и их ​раскольниче​ проклятое мудрование. Ныне ​бо​ ​мнози​ из русского народа, ​научившиеся​ от ​ипоземцов​, от правые ​своея​ ​древния​ веры в ​люторское​ ​зловерие​ начинают ​склонятися​ и от ​Мартина​ ​Лютора​ установленные, слабые и роскошные и весьма развращенные, законы начинают ​принимати​, свои же древние от самого Бога и от учеников его и от их преемников святых отец уставленные ​законы​... ​отмещут​... А то забыли, ​колико​ в древней вере Господь Бог, угодивших ему явными и дивными ​чудесы​ прославил, а ​Мартин​ ​Лютор​ ​восстал​, тому уже слишком двести лет минуло, а ни видеть, ни слышать, кто бы в их в ​нововымышленной​ вере, живой или мертвый чудотворец явился; только таких ​чудотворцев​ видим много, что могут до ​полунощи​, ​ино​ есть и до самого света, в скакании и ​танцовании​ без сна ​проводити​, умеют же и ​пити​ с ​музыками​, и карты ​играти​, и таковая их чудотворения известно мы ​вемы​. ​Обаче​ всех нас, во благочестии сущих, да сохранит Господь от такова их чудотворения»101.

Общее правило поведения, предписываемого ​Посошковым​, выражено словами Евангелия: вся, ​елика​ ​хощете​, да творят вам ​человецы​, и вы творите им ​такожде​ (Лк. 6:31). «Так, сыне мой, говорит он, опасно живи, дабы ты не токмо человеком, но и скотам мил бы ты был, и всякое дело ​первее​ к себе приложи, и помысли о нем, угодно ль оно будет тебе, и ​аще​ тебе оно угодно, то и иным твори без ​сумнения​; и ​аще​ же оно тебе самому не угодно явится, то ты такова дела ​лю​дем​ ​отнюд​ ​творити​ не замышляй»102. Во всех случаях жизни он советует соблюдать смиренномудрие и удаляться от высокоумия: «Св. апостол, ​римлянам​ уча, глаголет, яко кии ​человецы​ ​возмнят​ себя ​быти​ мудрых, ​тии​ уже обезумишася (Рим. 1:22)». Потом следуют советы о воспитании детей, начинающиеся указанием, ​какия​ имена нужно давать детям и ​какия​ слова прежде всего нужно заставлять их произносить. Нужно давать детям имена тех святых, во дни которых они родятся, и не избегать, как это делают, имен тяжелых, или трудно произносимых, каковы напр. ​Созонт​, Доримедонт, ​Фалалей​ и т. п. Учить детей говорить нужно начинать не словами «тятя и ​мама», но словом «Бог»103. С особенною силою он старается внушить родителям воспитывать детей в учении и не баловать их: «Аз ​бо​ много таковых ​видех​, кии в потворстве возросли, ​овии​ повешены, ​овии​ же в пьянство ​уклонилися​ и пожитков своих ​лишишася​ и ​смертми​ нечаянными ​изомроша​, ​инии​ же безвестно погибоша»104. Учить детей ​Посошков​ советует славянской грамматике, письму и выкладке ​цыфирной​, языкам латинскому, греческому и польскому и потом какому-нибудь художеству. Особенно он настаивает на рисовании, «чтобы всякое дело прежде начинания человек мог его ​нарисовати​ по размеру. И ​аще​ в размере будет силу знати, то ко всякому мастерству будет ему способно»105. Подобно Домострою, ​Посошков​ повелевает уважать и почитать отца духовного, советоваться с ним, а также с другими опытными людьми и наконец с женою. На жену ​Посошков​ смотрит уже гораздо выше, чем Домострой. «А без совета, наипаче без ​женнего​, говорит он, ​отнюд​ ничего не твори, понеже она (жена) от самого Бога дана тебе не ради порабощения, или токмо ​послужения​, но ради самые помощи.... И посему, ​аще​ кто будет жену ​ничтожить​ и претворять ее в рабий образ, и той будет Богу противно ​чинити​. Бог ее нарек помощницею, а не работницею, и не простою помощницею, но подобною»106.

Наставления ​Посошкова​ во многом сходны с Домостроем и часто также излишне подробны и мелочны. Предписывая, ​напр​., правила, как нужно христианину держать себя в церкви, во время литургии, он подробно определяет каждое движение ​молящегося​, что нужно в то или другое время делать, думать и чувствовать. Таковы же наставления относительно ​почитания​ икон: «А и образов святых не почитай всех за едино равенство, но ​Божиему​ образу отменную и честь отдавай и ​свещу​ большую, нежели рабов его образам поставляй. И образу пресвятые Богородицы ​постави​ ​свещу​ таковую же, или мало ​чим​ и ​поменее​. А ​образам​ святых угодников ​Божиих​ ​свещи​ подавай меньше ​Спасителевых​ и Богородичных ​свещь​... А и в поклонах имей ​разньство​ же: каков поклон ​сотворити​ образу ​Спасителеву​, или ​Богородичну​, то такова поклона ​никоего​ Святого образу отнюдь не твори.... Никогда ​убо​ в равенство с Богом святых не равняй. Сам ​бо​ Господь о сем рев, яко несть раб ​божий​ Господа своего (​Ин​. 13:16)... Есть ​бо​ в простом народе много того, иже образу Божию поклон творят в пояс, Николая же чудотворца образу, ​такожде​ и иных святых образам поклоны творят до ​эемли​, и всякое почитание паче Божия образа отдают и свечи ​большия​ и ​множае​ их поставляют: и то бывает, еже перед образом раба Божия ​свещь​ полна лампада наставлена, а пред ​Спасителевым​ образом и ​единные​ несть. И то они творят от самого своего ​несмыслия​»107. Особенно интересна ​IV-я глава Завещания «О мирском молении и молитве». Имея в виду то, что многие, увлекаясь примером немцев, стали небрежно относиться к богослужению и к богослужебным обрядам, ​Посошков​ подвергает резкой и по местам даже грубой и неприличной критике немецкое богослужение, указывая на то, что немцы во время богослужения сидят и не снимают париков: «И в кирки свои ​вшед​ в шапках и в шляпах и в ​паруках​, ​седши​ в кресла, слушают ​своея​ обедни; ​нарицают​ тую свою кирку домом ​Божиим​, а ​вшед​ в ню сидят, яко на торжище, или яко в ​корчемнице​, а не в ​Божием​ дому.... И нам от таковые их ​превеликия​ гордости надлежит ​бежати​, яко от лютого какова яда. Есть ​бо​ ​нецыи​ и из нашего правого христианства, ​научившеся​ от них, во время божественные литургии, в церкви стоят в ​паруках​ и в явление пресвятого тела Христова не снимают их с глав своих. И ты, сыне мой, такового безумия отнюдь себе не ​приемли​, и не мни того, яко бы в ​паруке​ во церкви ​стояти​ ​безгрешно​ было. То себе вежд, яко ​аще​ в ​паруке​ ​стояти​ безгрешно, то и в шапке уже безгрешно: вся ​бо​ сия ​едино​ есть покрывало »108. ​Посошков​ порицает немцев за то, что они во время службы не кладут поклонов, не становятся на колени, не делают крестного знамения, не хотят двинуть ни одним членом, ни одного часа постоять на ногах, а между тем «на вечеринках, в ​богомерз​ких​ танцах ​тако​ себя удручают, что едва с душею собираются, и ​тако​ ​утрудившися​ спят даже до обеда. И то их житие, стало быть, не христианское, но самое языческое»109... «И ты, сыне мой, не весьма с ними водись, дабы каковому их ​лютор​​скому​ учению не ​прилепитися​; всегда ​бо​ при воде обмочишься, а при огне обожжешься; подобно, при добром человеке добру научишься, а при злом злу и навыкнеши»110.

Советуя соблюдать умеренность во всем и бережливость, ​Посошков​ восстает против роскоши и моды в одежде, вообще в нарядах и особенно нападает на обычай носить парики. «Нам ​иноземцов​, говорит он, деньгами не наполнить: они тому ​вельми​ рады, еже бы мы во ​уборстве​ великом и в ​поруках​ ходили, только бы их деньгами осыпали. ​Вместное​ ли то дело, еже накладные волосы ​рублев​ по пятидесяти и больше продают, а что в них есть, понося токмо да бросить. Нам ни золотом, ни серебром, ниже накладными волосами, подобает себя ​украшати​, но паче подобает нам себя украшати в воинском деле ​храбростию​, в судейском деле правосудием, в купечестве праведным и неподвижным словом и товаром не лестным, мастеровым же ​людем​ во тщательном художестве, в духовном же деле, паче всех ​воспомянутых​ украшений, ​украшатися​ книжным учением грамматическим, и риторским, и философским разумом. И ​аще​ сия вся в нас будут, то на весь свет будем мы славны, а и на том свете не без похвалы будем»111.

В V-й главе Завещания «О гражданском житии* излагаются обязанности человека в разных званиях и состояниях, обязанности судьи, купца, офицера, приказного подьячего, солдата и крестьянина. При этом ​Посошков​ дает очень много полезных наставлений, показывающих в нем знание жизни, хотя часто также вдается в крайнюю мелочность. Так, излагая обязанности «нищенского звания», которое он признает необходимым, и потому законным, он входит в ​такие​ подробности, что указывает, за какую милостыню сколько поклонов нужно положить нищему. «3а каждую милостыню, укрушец хлеба ​приятый​, пред образом ​Божиим​ положи по три поклоны, а за полушку по ​шти​ (шести) поклонов, за деньгу по ​дванадесяти​, а у кого ​болыши​ ​примеши​, то большие и труды надлежит ​положити​, ​дабы​ на тебе на оном свете не взыскалось. Излагая обязанности ​приказного​ подьячего, он означает даже, сколько строк нужно писать на каждом листе бумаги, что приличнее писать при пробе пера и проч»112.

Книга о скудости и богатстве. Полное заглавие этого сочинения такое: «О скудости и богатстве сие есть изъявление, от чего приключается напрасная (внезапная) скудость и от чего гобзовитое (обильное) богатство умножается ». Оно принадлежит к области политической экономии и юриспруденции. Оно обнимает все части государственного управления, и разделяется на девять глав: 1) О духовенстве, 2) О военных делах, 3) О правосудии, 4) О купечестве, 5) О художествах (о ремеслах, о мануфактурной промышленности), 6) О разбойниках (об уголовных делах), 7) О крестьянстве, 8) О дворянстве и земле и 9) О царском интересе. Главная идея, которая проходит по всему этому сочинению, заключается в той мысли, что основание богатства и благосостояния государства заключается во внутреннем богатстве народа – в правде и нравственности народной. «Не то царственное богатство, еже в царской казне ​лежащия​ казны много, ниже то царственное богатство, еже синклит царского величества в ​златотканных​ одеждах ходит, но то самое царственное богатство, ежели бы весь народ по ​мерностям​ своим богат был самыми домовыми внутренними своими богатствами, а не внешними одеждами, или ​позументным​ украшением; ибо украшением одежд не мы ​богатимся​, но те государства ​богатят​ся​, из коих те украшения привозят к нам, а нас в имении теми украшениями ​истончевают​. Паче же вещественного богатства надлежит всем нам ​обще​​пещися​ о невещественном богатстве, то есть о истинной правде. Правде отец Бог, и правда ​вельми​ богатство и славу умножает и от смерти избавляет, а неправде отец диавол, и неправда не токмо вновь не ​богатит​, но и древнее богатство оттончевает и в нищету ​приво​дит​ и смерть наводит.... Сам ​бо​ Господь Бог рек: ищите​ прежде царства Божия и правды ею, и ​прирече​, ​глаголя​, яко ​вся​ приложатся вам (​Мф​. 6:33) т. е. богатство и слава. И по тому ​словеси​ ​Господню​ подобает нам паче всего ​пещись​ о ​снискании​ правды, а ​егда​ правда в нас утвердится, то не можно царству нашему российскому не ​богатитися​ и славою не ​воз​выситися​... Понеже правда никого обидит не пускает, а любовь принудит друг другу в нуждах ​помогати​... По моему мнению, сие дело невеликое и весьма нетрудное, еже царская сокровища ​наполнити​ богатством, но то великое и многотрудное есть дело, еже бы народ весь обогатить; понеже без насаждения правды и без истребления обидчиков и воров и разбойников и всяких разных, явных и потаенных, грабителей ​никоими​ мерами народу ​всесовершенно​ ​обогатитися​ невозможно»113.

Полагая благосостояние государства в народной нравственности, ​Посошков​ прежде всего обращает внимание на русское духовенство, которое должно воспитывать народ в истинной вере и благочестии, но которое само в то время было не воспитанно и необразованно. «Пресвитеры, говорит он не токмо от ​люторския​ или от ​римския​ ереси, но от самого дурацкого раскола не знают чем ​оправити​ себя... Видел я в Москве пресвитера ив знатного дома боярина Льва Кирилловича ​Нарыш​кина​, что и татарке против её задания ответу здравого дать не умел, что же может ​рещи​ сельской поп, иже и веры ​христианския​, на чем основана, не ведает»114. Поэтому, он еще прежде в одном из «​Доношений​» ​Стефану​ ​Яворскому​ указывал на необходимость завести во всех ​епархиях​ училища для приготовления достойных пресвитеров и составить для руководства их популярное изложение начатков христианской веры и благочестия, «изъявление о том, как Бога знати и как Его чтить и молить»... и «книги о различиях ​вер​ и о различиях ​ересей​... как и от чего лютеранская, и ​кальвинская​, и католическая, и ​унеят​​ская​ веры начались, и на чем те ​еретическия​ веры утверждены, что по сие время они стоят в своих ​бытностях​ непоколебимо, ​такожде​ и наша благочестивая вера что при тех ​верах​ ​правости​ содержит, и чем ​коя​ вера от нас разнствует»115. В настоящем сочинении он предлагает 1) не принимать в духовный сан людей неученых и 2) обеспечить духовенство в содержании, чтобы оно свободно могло и само учиться и учить народ. «О сем я неизвестен, говорит он, как ​деется​ в прочих землях, чем питаются сельские попы, а о сем весьма известен, что у нас в России сельские попы питаются своею работою и ни чем они от ​пахатных​ мужиков не отменны; мужик ​за​ соху, и поп ​за​ соху, мужик ​за​ косу, и поп за косу, а церковь святая и духовная паства остается в стороне... И в праздничный день, где было идти в церковь на славословие Божие, а поп с мужиками пойдет ​овины​ сушить, и где было обедню служить, а поп с причетники хлеб молотит, и в таковых ​суетах​ ​живуще​, не токмо стадо Христово пасти, но и себя не упасти»116. Эти рассуждения составляют содержание первой главы книги. Начиная со 2-й главы ​Посошков​ излагает свои мнения об улучшении, или, как он выражается, «о ​не​​исправь​ и ​поправь» военных дел, правосудия, купечества, крестьянства. Эти мнения, ​проекты​ и планы показывают в ​Посошкове​ замечательный ум, большую опытность и знание жизни; некоторыми ​проектами​ он даже далеко опередил свое время. Так, во 2-й главе о воинских делах он требует, чтобы для всех сословий был устроен одинаковый суд близкий, ​прямой​ и правый, чтобы «всякому и ​низкочинному​ человеку легко было его ​доступать​». В 3-й главе, указав на страшные злоупотребления в судах, ​Посошков​ требует нового судоустройства и нового судебного устава или уложения. «В немецких землях, говорит он, ​вельми​ людей берегут, а наипаче ​купецких​ людей; и того ради у них купеческие люди и богаты зело. А наши судьи ни мало людей не берегут и тем небрежением все царство в скудость приводят; ибо в коем царстве люди богаты, то и царство богато, в коем царстве люди будут убоги, то и царству тому не можно слыть богатому.... Нам сие ​вельми​ зазорно: не ​точию​ у иноземцев, свойственных христианству, но и ​бусурманы​ суд чинят правилен; а у нас вера святая благочестивая и на весь свет славная, а судная расправа никуда негодная, какие указы его императорского величества ни состоятся, все они ни во что образуются, но всяк по своему обычаю делает»... «И ​донеле​ же прямое правосудие у нас в России не устроится и ​всесовершенно​ не укоренится оно, то никакими мерами от обид богатым нам быть, яко и в прочих землях, невозможно, ​такожде​ и славы нам добрые не нажить, понеже все пакости и непостоянство в нас чинятся от неправого суда и от ​нездравого​ рассуждения и от нерассмотрительного поведения и разбоев».... «Видим мы ​вси​, как великий наш монарх ​трудит​ себя, да ничего не успеет, потому что пособников по его желанию не много: он на гору ​аще​ и сам​десят​ тянет, а под гору миллионы тянут, то как его дело споро будет. И ​аще​ кого он и жестоко накажет, ​ажно​ на то место сто готово. И того ради, не изменяя древних порядков, сколько ни ​бившись​, покинуть будет.... Не токмо суда весьма застарелого, не рассыпав его и ​подробну​ не рассмотри, не исправить, но и ​хоромины​ ​ветхия​, не рассыпав ​всея​ и не рассмотри всякого бревна, ​всея​ гнилости из неё не ​очистити​. А судебное дело не токмо одному человеку, но и множество умных голов надобно созвать, дабы всякая древняя гнилость и малейшая ​кривость​ ​исправити​, тяжкая ​бо​ есть судебная статья»117. ​Посошков​ предлагает составить Уложение, в котором должно собрать все, ​прежние​ и новые, ​гражданские​ и военные, печатные и письменные,постановления, сделав выписки из приговоров и дел, хранящихся в приказах, и при этом, к русским постановлениям приложит из иноземных, немецких и даже турецких судебников, те статьи, «кои сличны нам и пригодны к нашему правлению»118. К участию в составлении такого Уложения должно призвать все сословия, выборных «от духовенства, и от прикаэных людей, и от купечества, из людей боярских и из крестьянства... Я видел, замечает он, что и в Мордве разумные люди есть; то како во крестьянех не быть людям разумным?» Потом «новосоставленные пункты должно освидетельствовать всем народом, самым вольным голосом, а не под принуждением». «Я знаю, говорит он, что на это вознепщуют, якобы аз самодержавную власть народосоветием снижаю; аз не снижаю самодержавия... но ради самые истинные правды.... без многосоветия и без вольного голоса ​никоими​ ​делы​ невозможно, понеже Бог никому во всяком деле одному совершенного ​разумия​ не дал»119. В 5-й главе «о художестве» он обращает особенное внимание на иконописное мастерство и требует, чтобы иконописание было подчинено правильному надзору и определенным правилам120. В 7-й главе «О крестьянстве» он советует сделать обязательным для всех крестьян обучение детей грамоте. «Не малая пакость, говорит он, чинится крестьянам и от того, что грамотных людей у них нет... Какой к ним ни приедет с указом или без указа, да скажет, что указ у него есть, то тому и верят и от того приемлют себе излишние убытки, потому что все они слепые, ничего не видят, не разумеют​».... «Не худо было бы, говорит он, так учинить, чтобы не было и в малой деревне без грамотного человека, и положить им крепкое определение, чтобы ​безотложно​ детей своих отдавали учить грамоте и положить им срок года на три или на четыре.... А буде в четыре года детей своих не научат, ​такожде​ кои ​робята​ и впредь ​подростут​, а учить их не будут, то какое ни есть положить на них и страхование»121.Изображая жизнь крестьян, находящихся во власти помещиков, ​Посошков​ говорит: «помещики на крестьян своих-налагают ​бремена​ не ​удобь​ носимая; есть такие бесчеловечные дворяне, что в работную пору не дают крестьянам единого дня, еже бы что на себя сработать и тем крестьянство в нищету пригоняют. Который крестьянин станет посытнее, на него и подати прибавят. Многие говорят: крестьянину – де не давай ​обрости​, но стриги яко овцу, догола. И ​тако​ творя, царство ​пустошат​, понеже так их обирают, что у иного и козы не оставят ». Но такое бедственное положение помещичьих крестьян привело ​Посошкова​ совсем не к той мысли, как следовало бы ожидать, что крепостное право немедленно должно быть ​уничтоже​-но, а к мысли, совершенно противоположной, что положение крепостных крестьян плохо от того, что они не составляют полной собственности помещиков: «крестьянам помещики не вековые владельцы, того ради они их не берегут; прямой их владелец самодержец, а они владеют временно». ​Однакож​, чтобы хоть сколько-нибудь защитить крестьян от произвола помещиков, ​Посошков​ советует «​указным​ расположением предотвратить насилия, чтобы крестьянам сносно было государеву подать и помещику заплатить и себя прокормить»122.–Излагая разные способы к улучшению народного богатства и благосостояния, ​Посошков​ требует верного и точного распределения повинностей и оброков; предлагает подушную подать заменить поземельным сбором со всех землевладельцев; ​черезполосные​ владения советует уничтожить новым генеральным межеванием. Но чаще всего он указывает на бережливость, как на самое лучшее и необходимое средство: «Пчела, говорит он, муха весьма невелика и собирает она мед не ​корчагами​, но самыми малыми крупицами, ​обаче​ множество их собирают ​многия​ тысячи пуд. ​Тако​ и собирание богатства царственного: ​аще​ ​вси​ люди будут жить бережно, и ничего напрасно тратить не будут, но ​всякия​ вещи будут от погибели хранить, то ​тое​ царство может весьма ​обогатитися​»123. – В сочинении ​Посошкова​, как показывает его содержание, много таких глубоких мыслей, которыми он решительно опередил свое время; предлагаемые в нем меры, планы и ​проекты​ весьма замечательны; но в тоже время, рядом с этими замечательными ​проектами​ высказываются иногда и ​такие​ странные требования, которые показывают, что умный по натуре ​Посошков​ был самоучка, не получивший настоящего правильного образования, которое научило бы его отличать в всем правду от неправды.

Зерцало суемудрия раскольнича написано Посошковым в 1709 г. В церковном отношении это сочинение, по замечанию ​Погодина​, имело для своего времени такое же значение, как в ​правительственно​ – гражданском книга о скудости и богатстве. В Зерцале ​Посошков​ ратует против главной болезни в русском народе – против раскола. Изложив причины его происхождения и развития, он указывает на средства для борьбы с ним. Так как главная причина происхождения и распространения раскола заключалась в народном невежестве, в отсутствии надлежащего религиозно-нравственного воспитания в народе, то и главным и самым лучшим средством против него он считает распространение в народе просвещения124. Мы видели, что в книге о скудости и богатстве ​Посошков​, как горячий патриот, глубоко сочувствовал всем реформам Петра в области гражданской; но в церковной области, в делах духовных, он во многих отношениях стоял еще на старой почве ​Стоглава​ и Домостроя. В этих делах он не допускал никаких реформ, и полагал, что для исправления религиозно-нравственной жизни народа, достаточно распространения истинного просвещения. И в Зерцале, как и в других сочинениях, он порицает тех, которые оставили прежние благочестивые обычаи, и жестоко нападает на немцев, которые, по его мнению, своими ​умствованиями​, своими вольными нравами и распущенною ​жизнию​ развращали русских людей. Выходки его против немцев чрезвычайно резки и грубы и часто выходят из границ приличия. Если Камень веры, в котором ученым образом разбиралось протестантское учение, на основании свящ. Писания, соборов, ​отцев​ и учителей церкви, навлек на ​Стефана​ ​Яворского​ опалу и множество неприятностей, то какое же сильное раздражение против ​Посошкова​ должны были произвести его сочинения!? Очень вероятно, что, благодаря им, он и подвергся разным преследованиям и умер в темнице.

* * *

98

Сочинения Посошкова изданы Погодиным. Часть I, Москва. 181–2. Часть II Москва 1863 г.; А. Н. Поповым: Завещание Отеческое Москва 1873 г. Исследования о Посошкове: Иван Посошков, как экономист А. Г. Бриннера. Журн. М. Н. Пр. 1875–1876 г. Ч. 183–186 Мнения Посошкова о религии и церкви А. Г. Бриннера, Русск. Вести. 1878, июнь Мнения Посошкова о нравственности и воспитании. А Г. Брикнера Русск. Вести. 1878. Август. Мнения Посошкова о судопроизводстве и законодательстве. А. Г. Брикнера. Русск. Вестн. 1879. Июнь. Известие о неизданных сочинениях Ивана Посошкова Академика А. Куника, Зап. Акад. наук, т. V. 1864. О двух неизданных сочинениях Посошкова. Е. М. Прилежаева. Христ, Чтен. 1878; ч. I; стр. 33–73. Посошков и его сочинения. А. Царскского. Москва 1882.

99

О некоторых сочинениях, приписываемых Посошкову. Русск. Вести. 1874 г. т. СХII.

100

Содержание этих сочинений Посошкова изложено в указанной выше статье Прилежаева.

101

Завещание отеческое к сыну своему, со нравоучением, за подтверждением божественных писаний. Открыто и издано А. Поповым. Москва 1873 г. стр. 1–5.

102

Завещ. отеч. стр. 18–18.

103

Там же, стр. 49.

104

Там же, стр. 62.

105

Завещ. отеч. стр. 55–56

106

Там же, стр. 70

107

Завещ. отеч. стр. 110, 116–118.

108

Там же, 149–150.

109

Завещ. отеч. стр. 96–97.

110

Там же, стр. 156–157.

111

Завещ. отеч. стр. 57.

112

Завещ. отеч. стр. 214–216.

113

Сочинения И. Посошкова ч. 1. Москва 1842, стр. 1–3.

114

Там же, стр. 10.

115

О двух неизданных сочинениях Посошкова. Христ. Чтен. 1878 г. Ч. 1, стр. 38–48.

116

Сочинение Посошкова Ч. I; стр. 28.

117

Там же, стр. 71. 87. 95. 96.

118

Там же стр. 75.

119

Там же, стр. 76–77.

120

Там же, стр. 146–147.

121

Там же стр. 176.

122

Там же, стр. 482–183.

123

Там же, стр. 85.

124

В одном списке «3ерцала», принадлежащем Каз. Дух. Академии, после обличения раскольнического учения, помещена еще обширная статья, или особое сочинение, под заглавием: «О иконоборцах», в котором опровергается протестантское учение о постах, о поклонении св. Кресту, о почитании св. икон и проч. Сочинение это до сих пор еще не издано, но содержание его изложено в сочинении г. Царевского: Посошков и его сочинения. Стр. 101–106; 143–190.


Источник: История русской словесности : Часть 2. Новый период. Отдел I. От Петра В. До Екатерины II. / составил И. Порфирьев. Казань. - Типография Императорского Университета, 1888. - 350 с.

Комментарии для сайта Cackle