митрополит Макарий (Булгаков)

Православно-догматическое Богословие. Том 2

Раздел 24 Раздел 25 Раздел 26

III. О ТАИНСТВЕ ЕВХАРИСТИИ ИЛИ ПРИЧАЩЕНИЯ

§ 212. Связь с предыдущим, понятие о таинстве Евхаристии, его превосходство и разные названия

Чрез таинство Крещения мы вступаем в благодатное царство Христово чистыми, оправданными, возрожденными для жизни духовной. В таинстве Миропомазания приемлем в себя благодатные силы, необходимые для нашего укрепления и возрастания в жизни духовной. Наконец, в таинстве Евхаристии мы удостаиваемся для той же высокой цели вкушать спасительную пищу и питие – пречистую плоть и кровь нашего Господа Иисуса, и приискренне соединяемся с самимисточником живота (Пс. 35, 10). Потому Церковь православная издревле имеет обычай, вслед за Крещением и Миропомазанием, преподавать новым чадам своим и таинство Евхаристии 1105, чтобы таким образом при самом вступлении их в благодатное царство сообщить им всю полноту благодатных даров, необходимых для новой жизни, не преставая, впрочем, и во все последующее время призывать верующих к сему спасительному таинству.

Евхаристия есть такое таинство, в котором Христианин, под видом хлеба и вина, причащается истинного тела и истинной крови своего Спасителя. Это таинство превосходит все другия, как говорится в православном Исповедании (ч. 1, отв. на вопр, 106). Превосходит:

1) Преизбытком таинственности и непостижимости. В прочих таинствах непостижимо собственно то, что под известным видимым образом невидимо действует на человека благодать Божия, а самое вещество таинств, например, в Крещении – вода, в Миропомазании – св. миро, остается неизменным. Здесь, напротив, изменяется самое вещество таинства: хлеб и вино, сохраняя один вид свой, чудесно претворяются в истинное тело и кровь нашего Господа, и потом уже, будучи приняты верующими, невидимо производят в них свои благодатные действия.

2) Преизбытком любви к нам Господа и чрезвычайным величием дара, преподаваемого в этом таинстве. В других таинствах Господь Иисус сообщает верующим в Него те или другие частные дары спасительной благодати, сообразно с существом каждого таинства, – дары, которые Он приобрел для людей своею крестною смертию. Здесь же Он предлагает в снедь верным самого Себя – собственное тело и собственную кровь, и верующие, соединяясь здесь непосредственно с своим Господом и Спасителем, соединяются, таким образом, с самим источником спасительной благодати.

3) Наконец – тем, что все другие таинства суть только таинства, спасительно-действующие на человека; а Евхаристия есть не только непостижимейшее и спасительнейшее из таинств, но вместе и жертва Богу, – жертва, которая приносится Ему за всех, живущих и умерших, и умилостивляет Его (Прав. Испов. ч. I, отв. на вопр. 107; Посл. восточн. Патр. о правосл. вере чл. 17).

Таинство Евхаристии издревле называлось и называется разными именами, и – а) Евхаристиею (εύχαριστία), т. е. благодарением: потому что, при установлении этого таинства, Господь, прием хлеб и благодарив (εύχαριςτήσας), преломи (1 Кор. 11, 24), и потом прием чашу, также благодарив или хвалу воздав (εύχαριστήσας), даде ученикам (Матф. 26, 27); б) вечерею Господнею (1 Кор. 10, 17. 21), таинственною и божественною1106: потому что установлено за тайною вечерею Господа с учениками; в) трапезою Господнею (1 Кор. 11, 20), Христовою, священною, таинственною1107: потому что предлагает в спасительную пищу тело и кровь Господа Иисуса; г) таинством алтаря1108: потому что совершается в алтаре на св. престоле; д) хлебом Господним, Божиим, небесным, насущным1109, также чашею страшною, таинством чаши1110: по веществу, употребляемому в этом таинстве; е) чашею благословения (1 Кор. 10, 16): по образу освящения св. даров1111; ж) телом Христовым, Господним, спасительным, святым1112, и кровию Христовою, честною1113: потому что, под видом хлеба и вина, преподает истинное тело и кровь Христову; з) причащением, общением1114: потому что, приобщаясь этого таинства, все мы делаемся едино с Господом Иисусом и между собою; и) чашею жизни, спасения 1115: по благодатным действиям в нас; и) тайнами, тайнами святыми, божественными, страшными, пренебесными1116: по самому существу и преизбытку непостижимости для нас; к) жертвою святою, таинственною1117: потому что действительно служит умилостивительною жертвою Богу, и под…

§ 213. Божественное обетование о таинстве Евхаристии и самое его установление

Желая приготовить людей к принятию столь великого и страшного таинства, какова Евхаристия, Христос Спаситель еще задолго до установления ее благоволил изречь торжественно обетование о ней, показать ее сущность, силу, необходимость; а потом-то уже, когда пришло время, действительно установил это спасительное таинство. Историю обетования о нем подробно излагает св. Иоанн Богослов; историю самого установления передают три остальные Евангелиста и св. Апостол Павел.

1) Св. Иоанн прежде всего рассказывает случай, по которому Господь благоволил изречь обетование о таинстве своего тела и крови. Однажды у моря Тивериадского Он сотворил великое чудо: пятью хлебами и двумя рыбами напитал около пяти тысяч человек (Иоан. 6, 1–13). Видевшие это чудо до того были поражены им, что невольно стали восклицать: сей есть воистину Пророк, грядый в мiр (- 14), и, увлекаясь своими ложными понятиями о земном царстве Мессии, хотели приити, да восхитят его и сотворят его царя (- 15). Богочеловек, пришедший на землю, не да послужат ему, но послужити (Матф. 20, 28), немедленно удалился в гору один, а потом ночью, соединившись с учениками своими, плывшими на корабле в Капернаум, чудесно перешел с ними на другую сторону Тивериадского моря (- 16–23). Но народ, чудесно напитанный Иисусом, неотступно искал Чудотворца, и также на кораблях последовал за Ним в Капернаум (23–25). Тогда-то Господь, разумея, что иудеи следуют за Ним не потому, что видели знамение, а потому, что яли хлебы и насытились, и ясно высказав об этом иудеям (- 26), восхотел возвести внимание их от пищи тленной к другой, высшей, нетленной пище, и изрек обетование о таинстве Евхаристии1118.

Делайте не брашно гиблющее, но брашно пребывающее в живот вечный, еже Сын человеческий вам даст: сего бо Отец знамена Бог (- 27), – так начал Христос это обетование пред сонмищем иудеев.

Когда же они сказали: кое убо ты твориши знамение, да видим и веру имем тебе, и напомнили о том, что Моисей в доказательство своего Божественного посольства дал им в пустыне хлеб с небесе или манну (- 30. 31)1119: тогда Иисус отвечал: аминь, аминь глаголю вам, не Моисей даде вам хлеб с небесе; но Отец мой даст вам хлеб истинный с небесе (- 32), и на воззвание их: Господи, всегда даждь нам хлеб сей (- 34), еще с большею ясностию выразил обетование об Евхаристии, говоря: аз есмь хлеб животный: грядый по мне, не имать взалкатися: и веруяй в мя, не имать вжаждатися никогдаже (- 35).

Когда, наконец, пораженные этими словами, иудеи начали роптать: яко рече: аз есмь хлеб, сшедый с небесе, и глаголаху. не сей ли есть Иисус сын Иосифов, егоже мы знаем отца и матерь·, како убо глаголет сей, яко с небесе снидох (- 41. 42), – Иисус уже со всею ясностию засвидетельствовал: аминь, аминь глаголю вам: веруяй в мя, имать живот вечный. Аз есмь хлеб животный. Отцы ваши ядоша манну в пустыни, и умроша. Сей есть хлеб, сходяй с небесе, да, аще кто от него яст, не умрет. Аз есмь хлеб животный, иже сшедый с небесе: аще кто снесть от хлеба сего, жив будет во век. И хлеб, егоже аз дам, плоть моя есть, юже аз дам за живот мiра (47–51). Иудеи снова стали спорить между собою и говорили: како может сей нам дати плоть свою ясти (- 59)? – и Иисус снова повторил им с совершенною ясностию: аминь, аминь глаголю вам, аще не снесте плоти Сына человеческаго, ни пиете крови его, живота не имате в себе. Ядый мою плоть, и пияй мою кровь, имать живот вечный, и аз воскрешу его в последний день. Плоть бо моя истинно есть брашно, и кровь моя истинно есть пиво. Ядый мою плоть, и пияй мою кровь, во мне пребывает, и аз в нам. Якоже посла мя живый Отец, и аз живу Отца ради: и ядый мя, и той жив будет мене ради. Сей есть хлеб сшедый с небесе: не якоже ядоша отцы ваши манну, и умроша: ядый хлеб сей, жить будет во веки (53–58).

Многие из учеников, следовавших за Иисусом, услышав это чудное обетование о страшном таинстве, сказали: жестоко есть слово сие: кто может его послушати (- 60)? – и тогда же удалились от Него навсегда (- 66). Но истинные Его ученики, обанадесять, приняли с верою слово сие, и устами Петра исповедали: Господи, к кому идем; глаголы живота вечнаго имаши. И мы веровахом, и познахом, яко ты еси Христос, Сын Бога живаго (- 68. 69). И опыт показал, что, когда впоследствии Господь установлял таинство Евхаристии, никто из них не выразил недоумения, никто не обращался с вопросом к Иисусу, – что они действительно были приготовлены к принятию столь великого таинства.

2) Установить таинство Евхаристии Господу угодно было посреди самых важных обстоятельств. Приближалась иудейская Пасха – величайший из ветхозаветных праздников, прообразовавший собою искупительного Агнца, заколенногов предопределении Божием от сложения мира (Ап. 13, 8). Вместе с тем приближался, наконец, и час, когда Ему, Агнцу Божию, вземлющему грехи мира (Иоан. 1, 29), надлежало действительно быть заклану на жертвеннике крестном. В это-то время, днем ранее того, как собирались праздновать Пасху иудеи, Господь посылает двух учеников своих в Иерусалим приготовить место и все нужное для празднования Пасхи. А в самую ночь, в нюже предан бываше (1 Кор. 11, 23), со всеми обанадесятью приходит в иерусалимскую горницу, приготовленную сообразно с Его волею. Здесь, возлегши с учениками своими, Он прежде всего совершает ветхозаветную пасху (Лук. 22, 15); затем умывает ноги ученикам, научая их смирению и взаимной любви (Иоан. 13, 3–15), снова предсказывает им о своих приближающихся страданиях, указывает самого предателя (Матф. 26, 21–25; Лук. 22, 16–27), и, наконец, установляет таинство Евхаристии.

Ядущим же им, повествует св. евангелист Матфей, прием Иисус хлеб, и благословив, преломи, и даяше учеником, и рече: приимите, ядите: сие есть тело мое. И прием чашу, и хвалу воздав, даде им глаголя: пийте от нея вси: сия бо есть кровь моя, новаго завета, яже за многия изливаема, во оставление грехов (26, 26–28; снес. Марк. 14, 22–24). Или, как пишет св. апостол Павел к Коринфянам: аз бо приях от Господа, еже и предах вам, яко Господь Иисус в нощь, в нюже предан бываше, прием хлеб и благодарив, преломи, и рече: приимите, ядите: сие есть тело мое, еже за вы ломимое: сие творите в мое воспоминание. Такожде и чашу, по вечери, глаголя: сия чаша, новый завет есть в моей крови: сие творите, елижды аще пиете, в мое воспоминание (1 Кор. 11, 23–25; снес. Лук. 22, 19. 20).

Таким образом в одно и тоже время Господь и заключил ветхозаветную прообразовательную пасху, и учредил новозаветное бескровное жертвоприношение, истинную пасху, которая должна совершаться, в воспоминание Его, до скончания мiра. И все это совершил в ту самую ночь, когда был предан на крестные страдания и смерть!

§ 214. Видимая сторона таинства Евхаристии

Обращая внимание на видимую или чувствам подлежащую сторону таинства Евхаристии, различаем: 1) вещество, употребляемое для таинства: хлеб и вино; 2) священнодействие, во время которого совершается таинство, и 3) в особенности ту важнейшую часть священнодействия, те слова, при которых бывает самое преложение хлеба и вина в тело и кровь Христову.

I. Веществом для таинства Евхаристии служат хлеб и вино. Хлеб должен быть пшеничный, чистый, квасной; а вино – виноградное, чистое, во время приношения растворяемое водою (Прав. Испов. ч. 1, отв. на вопр. 107).

1) Хлеб должен быть пшеничный, какой обыкновенно употреблялся иудеями во дни Иисуса Христа, установившего таинство Евхаристии, и какой Церковь употребляла всегда для этого таинства1120. Должен быть чистый как по веществу, из которого приготовляется, так и по способу приготовления: того требует самое величие и святость таинства. Должен, наконец, быть квасной, а не опресночный, какой обыкновенно употребляют латиняне для таинства Евхаристии1121. Ибо –

а) На квасном хлебе, а не на опресночном совершил первоначально таинство Причащения сам Христос Спаситель1122. Неоспоримо, что Он установил это таинство прежде праздника иудейской пасхи (Иоан. 13, 1): потому что на другой день был судим (Иоан. 18, 28), предан на смерть (19, 14) и даже снят со креста (Иоан. 19, 31), когда иудеи только что готовились к празднованию пасхи. След., установил в такое время, когда в домах иудейских употреблялся еще хлеб квасной, а не опресночный. Именно Христос установил таинство Причащения в 13-й день месяца Нисана к вечеру, – с чем соглашаются и лучшие из римских писателей1123, а иудеям закон предписывал начинать празднование пасхи и затем употребление опресноков только с вечера 14-го Нисана1124, так что первый из седми дней опресночных1125, начинавшийся по пасхе, с которого иудеи должны были изъять всякий квас из домов своих и употреблять одни опресноки, был уже 15-й день Нисана1126. Из того, что Христос пред установлением Евхаристии, хотя и прежде иудеев, однакож совершил пасху с учениками своими (Матф, 26, 17–20; Марк. 14, 12–16; Лук. 22, 7. 8), строго не следует, будто Он вкушал тогда же и опресноки. Ибо, во-первых, по закону, сначала снедаем был агнец пасхальный или пасха, а за тем уже следовало вкушение опресноков, продолжавшееся семь дней (Исх. 12, 8; Лев. 23, 5. 6), – и очень могло быть, что Спаситель, вкусивши только с учениками своими ветхозаветной пасхи или агнца пасхального, который собственно и был прообразом Его искупительной жертвы, след., и таинства Евхаристии, непосредственно затем установил новозаветное таинство своего тела и крови. А во-вторых, так как Христос, будучи Господином субботы и всех ветхозаветных праздников, совершил пасху днем раньше того1127, когда предписано было совершать ее Евреям, и когда начиналось между ними употребление опресноков: то Он мог совершить ее и не на опресноках, а на хлебе квасном. Впрочем, если даже допустить, что Христос вместе с агнцем пасхальным вкушал опресноки: отсюда еще несправедливо выводить заключение, будто на опресноках Он совершил и Евхаристию, когда в домах употреблялся еще хлеб квасной; напротив, естественно думать, что, совершивши ветхозаветную пасху, которая теперь оканчивалась, на опресноках, Господь тогда же установил таинство нового завета (Марк. 14, 24) на новом веществе, на хлебе квасном1128. В этом убеждают нас Евангелисты, когда свидетельствуют, что Христос, приемименно хлебάρτος, и благословив, преломи, и даяше учеником, и рече: приимите ядите: сие есть тело мое (Матф 26, 26; Марк. 14, 22; Лук. 22, 19), т. е. хлеб поднявшийся, вскисший (άρτος ОТ αίρω, поднимаю), как поянимали это слово, согласно с общим употреблением1129, сами Апостолы и Спаситель1130, а не хлеб бесквасный, который, в отличие от квасного, обыкновенно назывался только опресноком, άζυμον – ИЛИ если иногда и хлебом, άρτος, то непременно – опресночным – άζυμος (Числ. 6, 19; Суд. 6, 20)1131.

б) На квасном хлебе совершаема была Евхаристия в дни Апостолов. Ибо – аа) хлеб этот постоянно называется άρτος-ом, а не опресноком (Деян. 2, 42. 46; 20, 7; 1 Кор. 10, 16; 11, 20); бб) в Евхаристии участвовали тогда и все новообратившиеся к Христу иудеи (Деян. 2, 22. 41. 42. 46), – а иудеи, которым закон предписывал употреблять опресноки только семь дней в году и больше никогда, не согласились бы принимать таинство на опресноках по вся дни (Деян. 42, 46), пока Апостолами не было решено, как смотреть христианам на обрядовый закон Моисеев (Деян. гл. 15); вв) употребление опресноков предписано было Богом в законе Моисеевом; но Апостолы, определивши на иерусалимском Соборе, что именно из того закона должно остаться обязательным для Христиан, и что потерять силу, не заповедали Христианам употребления опресноков (Деян. 15, 23–30); след., употребление их не было принято для Церкви Христовой, и должно прейти, как тень законная.

в) На квасном хлебе постоянно совершаема была в Церкви Христовой Евхаристия и во все последующее время. Ибо – аа) вещество для таинства, как известно, обыкновенно заимствовалось из приношений народа, который, без сомнения, приносил во храмы из домов своих хлеб обыкновенный, квасной: так как он предназначался вместе и для вечерей любви и для вспомоществования бедным (1 Кор. 11, 21. 22); бб) никто из древних не называет хлеба, на котором совершалась Евхаристия, прямо опресноком; напротив, писатели называют его хлебом, обыкновенно употреблявшимся1132, или иногда прямо квасным1133; вв) св. Епифаний упоминает даже, как об особенности еретиков-евионитов, придерживавшихся закона Моисеева, что они совершали Евхаристию на опресноках и на одной воде1134, и тем ясно показывает, что Церковь поступала иначе; гг) некоторые из самих западных беспристрастных писателей, римских и протестантских, охотно сознаются и доказывают, что до десятого или даже до одиннадцатого века не было вовсе употребления опресноков в Церкви1135, хотя другие и силятся доказать противное1136.

2) Другим веществом для таинства Евхаристии, вместе с хлебом пшеничным и квасным, должно быть вино, вопреки мнению некоторых лжеучителей1137, и вино виноградное. Ибо, на виноградном вине совершил таинство Евхаристии сам Христос Спаситель. Преподав ученикам своим чашу и сказав им: пийте от нея вси: сия бо есть кровь моя новаго завета, Он непосредственно присовокупил: глаголю же вам, яко не имем пити отныне от сего плода лознаго, до дне того, егда е пию с вами ново во царствии Отца моего (Матф. 26, 27–29). На виноградном же вине, по примеру Спасителя, всегда совершала это таинство св. Церковь, – что видно из свидетельств Иринея1138, Киприана1139; Златоуста1140, Собора карфагенского и других1141. И так как в Палестине употреблялось обыкновенно красное виноградное вино (Быт. 49, 11; Втор. 32, 14), и на таком, конечно, вине совершил таинство Господь Иисус: то и Церковь издревле употребляет для Евхаристии красное виноградное вино, тем более, что оно самим видом своим изображает для чувственных очей кровь Христову.

Это вино, предназначаемое для Евхаристии, как и хлеб, должно быть чистым, сколько возможно: того требует величие и святость таинства. Должно быть растворяемо водою: потому что – а) и Христос, как свидетельствует предание1142, при учреждения Евхаристии употребил вино, растворенное водою, какое обыкновенно и употреблялось в Иудее1143; б) и св. Церковь, последуя примеру Спасителя, всегда употребляла такое же вино, воспоминая вместе, что, во время крестных страданий Господа, из прободенного ребра Его изыде кровь и вода (Иоан. 19, 34). Древние учители Церкви – Иустин1144, Ириней1145, Киприан1146, Григорий нисский, Амвросий и другие1147, древние Соборы – карфагенский1148, трульский, и древние чины литургии1149 единогласно свидетельствуют об этом.

II. Священнодействие, во время которого совершается таинство Евхаристии, и без которого не может быть совершено, есть Литургия. В ней три части: первая – проскомидия или приношение, когда приготовляется вещество для таинства, так названная от обычая древних Христиан приносить во храм хлеб и вино для Евхаристии; вторая – литургия оглашенных, во время которой приготовляются к таинству Христиане и позволялось присутствовать даже оглашенным; третья – литургия верных, во время которой происходит совершение таинства и могут присутствовать одни только верные. Место и образ совершения Литургии, во всех ее частях, подробно определены в правилах и чинопоследованиях Церкви.

III. Самое важное действие в последней части Литургии составляют: а) произнесение слов, сказанных Спасителем при установлении таинства: приимите, ядите: сие есть тело мое…; пийте от нее вси: сия бо есть кровь моя нового завета… (Матф. 26, 26–28), и потом – б) призывание Св. Духа, или молитва к Богу Отцу о ниспослании Св. Духа на св. дары, и благословение их (Простр. Христ. Катих. об Евхар.). По чину литургии св. Иоанна Златоустого это действие происходит так:

Когда лик начинает петь Серафимскую песнь, священнодействующий молится;

(Тайно) «С сими и мы блаженными силами, Владыко человеколюбче, вопием и глаголем: свят еси и пресвят, Ты, и единородный Твой Сын, и Дух Твой Святый. Свят еси и пресвят, и великолепна слава Твоя, иже мiр Твой тако возлюбил еси, якоже Сына Твоего единороднаго дати, да всяк веруяй в Него не погибнет, но имать живот вечный. Иже пришед, и все еже о нас смотрение исполнив, в нощь, в нюже предаяшеся, паче же Сам себе предаяше за мiрский живот, прием хлеб во святые своя, и пречистыя, и непорочные руки, благодарив, и благословив, освятив, преломив, даде святым своим учеником и Апостолом, рек:»

(Возглашая и указывая десною рукою на дискос) «приимите, ядите, сие есть тело мое, еже за вы ломимое во оставление грехов».

(Тайно, когда лик поет: аминь) «Подобне и чашу по вечери, глаголя»:

(Возглашая и указывая рукою на потир) «пийте от нее вси, сия есть кровь моя новаго завета, яже за вы и за многие изливаемая, во оставление грехов».

(Тайно, когда лик поет: аминь) «Поминающе убо спасительную сию заповедь, и вся, яже о нас бывшая: крест, гроб, тридневное воскресение, на небеса восхождение, одесную седение, второе и славное паки пришествие»,

(Возглашая) «твоя от твоих Тебе приносяще, о всех и за вся».

(Тайно, когда лик поет: Тебе поем) «Еще приносим ти словесную сию и бескровную службу, и просим, и молим, и милися деем, ниспосли Духа твоего Святаго на ны, и на предлежащия дары сия».

(Возвышая глас и произнося троекратно): «Господи, иже пресвятаго Твоего Духа в третий час Апостолом Твоим ниспославый, Того, Благий, не отъими от нас: но обнови нас молящихтися» (между тем, как диакон читает стихи: сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей. Не отвержи мене от лица твоего, и Духа твоего Святаго не отъими от мене).

(Продолжая там же гласом, когда диакон указывает на св. хлеб и говорит: благослови, Владыко, святый хлеб): «И сотвори убо хлеб сей честное тело Христа Твоего». (Когда диакон, сказав – аминь, произносит: благослови, Владыко, святую чашу): «А еже в чаши сей честную кровь Христа Твоего». (И наконец, когда диакон, сказав – аминь, и указывая на обоя святая, произносит: благослови, Владыко, обоя): «Преложив Духом Твоим Святым» (диакон: аминь, аминь, аминь).

Отсюда видно – а) что слова Спасителя: приимите, ядите…, пийте от нея вси…, произносимые священнодействующим, с указанием на св. дары, потом призывание на св. дары Духа Святого и самое благословение их составляют одно непрерывное и нераздельное действие; б) что означенные слова Христовы воспоминаются собственно в молитве, обращенной к Богу, и воспоминаются, как заповедь Спасителя последователям Его (1 Кор. 11, 23–25), и – в) что на основании сей-то заповеди (воспоминающе убо сию спасительную заповедь) священнослужитель дерзает, от лица всех верующих, обращаться с молитвою к Богу Отцу о ниспослании на св. дары Духа Святого и о преложении Им хлеба и вина в тело и кровь Христову. Таким образом, приписывая словам Господа, произнесенным Им при установлении таинства Евхаристии, всю важность, как спасительной заповеди, по которой служители алтаря дерзают и без которой никогда не осмелились бы приступать к священнодействию столь великого и страшного таинства, православно-кафолическая Церковь вместе с тем «верует и мудрствует1150 совершатися в божественной Литургии пресуществлению тела и крове Христовы наитием и действием Св. Духа чрез призывание архиерейское или иерейское в словесех Богу Отцу молительных: сотвори убо хлеб сей честное тело Христа твоего, а еже в чаши сей честную кровь Христа твоего, преложив Духом твоим Святым»1151. Так и всегда веровала Церковь Христова, по преданию самих св. Апостолов. Это видно:

1) Из еe древних литургий, каковы: литургия св. апостола Иакова, брата Господня; литургия, изложенная в Постановлениях апостольских, и литургия св. Василия великого. Во всех их, как и в литургии Златоустовой, слова Спасителя, сказанные при установлении Евхаристии, воспоминаются в молитве, обращенной к Богу, и притом с ясным прибавлением заповеди Христовой: сие творите в мое воспоминание (Лук. 22, 19), а непосредственно за тем следует призывание Духа Святого на предлежащие дары для освящения их и преложения. В литургии св. апостола Иакова это изложено следующим образом: «Посему (т. е. по заповеди Христовой: сие творите в мое воспоминание) и мы грешные, поминая Его (Спасителя) животворящие страдания, спасительный крест…, приносим Тебе, Владыко, сию страшную и бескровную жертву, моляся… Помилуй нас, Боже, по великой Твоей милости, и ниспосли на нас и на предлежащии дары сии Св. Твоего Духа, Господа животворящаго, сопрестольнаго Тебе Богу Отцу и единородному Твоему Сыну, соцарствующаго, единоcущнаго, совечнаго…, – сего всесвятаго Твоего Духа, Владыко, ниспосли на нас и предлежащие дары сии, дабы, пришед, святым, и благим, и славным своим наитием, освятил хлеб сей и сотворил святым телом Христа Твоего, и чашу сию – честною кровию Христа Твсего»1152. В Постановлениях апостольских; «Посему (т. е. по той же заповеди Спасителя) воспоминая страдание Его, и смерть, и воскресение из мертвых…, приносим Тебе, Царю и Богу, по заповеди Его (κατά τήν αύτού διάταξιν), хлеб сей и чашу сию, благодаря Тебя чрез Него за то, что Ты удостоил нас предстоять пред Тобою и служить Тебе, и молим Тебя, Боже вседовольный, воззри милостиво на предлежащие пред Тобою дары сии, благоволи о них в честь Христа Твоего, и ниспошли на жертву сию Св. Духа Твоего, свидетеля страданий Господа Иисуса, да сотворит хлеб сей телом Христа Твоего, и чашу сию – кровию Христа Твоего…»1153. В литургии же св. Василия великого хлеб и вино, даже после того, как над ними произнесены слова Спасителя: приимите, ядите…, и – пийте от нея вси…, ясно называются только вместообразными(αντίτυπα) тела и крови Христовой, т. е. представляющими один образ их, а еще не преложившимися в тело и кровь Господа: «предложше вместообразная святаго тела и крове Христа твоего, Тебе молимся, и Тебе призываем: Святе святых, благоволением Твоея благости, приити Духу Твоему Святому на ны и на предлежащия дары сия, и благословити я, и освятити, и показати1154». Затем следует молитва: «Господи, иже пресвятаго Твоего Духа… » и самое благословение св. даров с произнесением известных слов.

2) Из свидетельств еe древних учителей, восточных и западных. Например:

Св. Иринея: «Как земной хлеб, чрез призывание на него Бога, уже не есть обыкновенный хлеб, но Евхаристия, состоящая из земного и небесного: так и тела наши, приобщаясь Евхаристии, уже не суть тленны, но имеют надежду воскресения»1155.

Оригена: «Благоугождая Творцу всяческих, мы с благодарением за полученные благодеяния и с молитвою вкушаем принесенные хлебы, соделавшиеся чрез молитву телом святым и освящающим тех, кои пользуются им с добрым расположением»1156.

Св. Кирилла иерусалимского: «Хлеб и вино Евхаристии, прежде святого призывания поклоняемой Троицы, были простым хлебом и вином; по совершении же призывания хлеб соделывается телом Христовым, а вино бывает кровиюХристовою»1157. «Хлеб в Евхаристии, по призывании Святого Духа, не есть более простой хлеб, но тело Христово»1158. «После сего (т. е. после Серафимской песни) освятив себя духовными сими песнями, молим человеколюбца Бога, да ниспошлет Святого Духа на предлежащие дары, да сотворят хлеб убо тело Христово, а вино кровь Христову. Ибо всеконечно то, чего коснется Дух Святый, освящается и прелагается» 1159.

Св. Василия великого: «Слова призывания, при преложении хлеба Евхаристии и чаши благословения, кто из святых оставил нам письменно? Ибо мы не довольствуемся теми словами, о коих упомянул Апостол или Евангелие, но и прежде и после оных произносим и другие, как имеющие великую силу в таинстве, приняв их от неписанного учения»1160.

Блаж. Августина: «Телом и кровию Христа мы называем собственно то, что, будучи заимствовано от плодов земли иосвящено таинственною молитвою, благочестно приемлем ко спасению душ в память Господня за нас страдания, что, будучи делом рук человеческих по своему видимому образу, не иначе освящается в великое таинство, как только невидимым действием Духа Святаго»1161. «В этих словах (1 Тим. 2, 1) предпочитаю разуметь то, что вся, или почти вся, Церковь повторяет: прошения (precationes) мы возносим при совершении таин, прежде нежели находящееся на трапезе Господней начнет быть благословляемо; а моления (orationes), когда благословляется, и освящается, и отделяется для разделения»1162.

Св. Прокла константинопольского: «После вознесения на небеса Спасителя нашего, Апостолы, прежде нежели рассеялись по всей вселенной, единодушно собираясь, пребывали в ежедневных молитвах и, обретая утешение в таинственном священнодействии тела Господня, совершали Литургию с продолжительнейшими песнопениями… Таковыми-то молитвами они испрашивали нашествия Святого Духа, дабы божественным Его явлением явить и показать предложенные в священнодействии хлеб и вино, с водою соединенное, самым телом и кровию Спасителя нашего Иисуса Христа, что таким же образом совершается и поныне, и будет совершаться до скончания века»1163.

Cв. Иоанна Дамаскина: «Как хлеб чрез ядение, а вино и вода чрез питие естественным образом прелагаются (μεταβάλλονταί) в тело и кровь ядущего и пиющего, и делаются не другим телом, отличным от прежнего его тела: так и хлеб предложения, вино и вода, чрез призывание и наитие Св. Духа, сверхъестественно претворяются (ϋπερφυώς μεταποιούνται) в тело и кровь Христову, и составляют не два тела, но одно и тоже»1164. То же учение находим: у св. Григория нисского1165, Иеронима1166, Амвросия, Феодора гераклийского, Феофилакта болгарского1167 и у всех последующих православных писателей Востока1168.

§ 215. Невидимое существо таинства Евхаристии: а) действительность присутствия И. Христа в сам таинстве

Мы веруем, что в то самое время, когда священнослужитель, совершающий, по заповеди Спасителя, таинство Евхаристии, призывая Духа Святого на предложенные дары, благословляет их с молитвою к Богу Отцу: сотвори убо хлеб сей честное тело Христа твоего, а еже в чаши сей честную кровь Христа твоего, преложив Духом твоим Святым, хлеб и вино действительно прелагаются в тело и кровь Христовы наитием Духа Святаго, – так что, хотя и после сего мы видим хлеб и вино на св. трапезе, но в самом существе, невидимо для чувственных очей, это суть истинное тело и истинная кровь Господа Иисуса, только под видами хлеба и вина. «Веруем, говорят первосвятители Востока, что в сам священнодействии присутствует Господь наш Иисус Христос, не символически, не образно (τυπικώς, είκονικώς), не преизбытком благодати, как в прочих таинствах, не одним наитием, как это некоторые Отцы говорили о крещении, и не чрез проникание хлеба (κατ έναρτισμόν, per impanationem), так, чтобы божество Слова входило В предложенный для Евхаристии Хлеб существенно (ύποστατικώς), как последователи Лютера довольно неискусно и недостойно изъясняют: но истинно и действительно, так что, по освящении хлеба и вина, хлеб прелагается, пресуществляется, претворяется, преобразуется в самое истинное тело Господа, которое родилось в Вифлееме от Приснодевы, крестилось во Иордане, пострадало, погребено, воскресло, вознеслось, седит одесную Бога Отца, имеет явиться на облаках небесных; а вино претворяется и пресуществляется в самую истинную кровь Господа, которая, во время страдания Его на кресте, излилась за жизнь мiра. Еще веруем, что по освящении хлеба и вина остаются уже не самый хлеб и вино, но самое тело и кровь Господня, под видом и образом хлеба и вина» (Посл. чл. 17). В этих словах православная Церковь ясно исповедует: а) действительность присутствия И. Христа в таинстве Евхаристии, и – б) самый образ присутствия. Действительность присутствия – вопреки заблуждениям вольнодумцев, древних1169 и новых1170, в особенности реформатов, которые учат, что Христос вовсе не присутствует в таинстве Евхаристии, что хлеб и вино, и по освящении, остаются простым хлебом и вином, а служат только символами и образами или знаками тела и крови Христовой потолику, поколику во время вкушения нами этих хлеба и вина мы внутренно, духовным образом, приобщаемся чрез веру телу и крови Христовым, как пище духовной1171. Образ присутствия, именно чрез преложение или пресуществление хлеба и вина в тело и кровь Господа: – это вопреки разноглагольствиям лютеран, будто Христос, хотя действительно присутствует в таинстве Евхаристии, но только чрез проницание хлеба и вина (рег impanationem), остающихся во всей своей неизменности, и чрез невидимое сопребывание с ними своим телом и кровию (рег consubstantiationem)1172, а не чрез преложение хлеба и вина в тело и кровь Его.

Учение православной Церкви о действительности присутствия И. Христа в таинстве Евхариcтии имеет непоколебимые основания как в св. Писании, так и в св. Предании. – Сюда относятся:

I. Слова обетования Христова о таинстве Евхаристии (Иоан. 6, 27–68), которые необходимо должно понимать в буквальном, а не в каком-либо переносном смысле1173. Ибо –

1) В буквальном смысле поняли их сами иудеи, к которым обращена была беседа Спасителя. Когда они услышали от Него: аз есмь хлеб животный, иже сшедый с небесе: аще кто снесть от хлеба сего, жив будет во веки, – и хлеб, егоже аз дам, плоть моя есть, юже аз дам за живот мира (- 51), то начали спорить между собою, недоумевая о возможности такого чуда: пряхуся же между собою жидове, глаголюще: како может сей нам дати плоть свою ясти (- 52)? Чтож бы значила эта пря иудеев, если бы они поняли слова Спасителя не буквально?

2) Христос Спаситель не только ничем не показал иудеям, что они понимают Его изречение неправильно, как поступал Он в других случаях (Иоан. 3, 3–5; 4, 32; 5, 13; 8, 21, 32. 40; 11, 11; 16, 18. 22; Матф. 16, 6; 19, 24); напротив, еще с большею силою и раздельностию продолжал свою речь в том же самом смысле: аминь, аминь глаголю вам, аще не снесте плоти Сына человеческаго, ни пиете крови его, живота не имате в себе. Ядый мою плоть, и пияй мою кровь, имать живот вечный, и аз воскрешу его в последний день. Плоть бо моя истинно есть брашно, и кровь моя истинно есть пиво (- 53–55)1174. Замечательно здесь в частности: а) то, что ответ свой иудеям Господь начинает словами: аминь, аминь, которые обыкновенно употреблял для показания самого сильного, твердого и непререкаемого уверения в истине; б) то, что вкушение плоти и крови своей Он предлагает людям, как положительную заповедь, безусловно необходимую для получения ими жизни вечной: аще не снесте плоти Сына человеческаго, ни пиете крови его, живота не имате в себе. Ядый мою плоть и пияй мою кровь, имать живот вечный (- 53. 54); но свойство такой великой и важнейшей заповеди требовало, чтобы она была выражена просто и удобопонятно для всех людей, и след., в смысле буквальном; в) наконец, изречение: плоть бо моя истинно есть брашно, и кровь моя истинно есть пиво (- 55). Прибавление слова: истинно (αληθώς), с одной стороны свидетельствует о совершенном тожестве между предметами, о которых здесь говорится, а с другой ясно показывает, что иудеи, соблазнявшиеся обетованием Спасителя дать им плоть свою ясти, не ошибались в разумении слов Его, и что Он истинно обетовал им вкушение своей плоти и крови.

3) Точно так поняли эти слова и находившиеся между иудеями ученики Иисуса, вследствие чего многие из них, поражаясь мыслию – вкушать плоть и кровь своего Учителя, с ропотом говорили: жестоко есть слово сие: кто может его послушати (- 60)? И Господь, чтобы убедить их в возможности такого чудесного вкушения, указал на другое чудо, на свое будущее вознесение, на которое Он указывал только в редких случаях, как на самое сильное доказательство своей божественной власти в деле учения и истинности своей проповеди (Иоан. 1, 50. 51; Матф. 26, 13. 64). Ведый же Иисус в себе, яко ропщут о сам ученицы его, рече им: сие ли вы блазнит? Аще убо узрите Сына человеческаго восходяща, идеже бе прежде (Иоан 6, 61. 62)?

4) В буквальном смысле разумели слова обетования Христова о таинстве Евхаристии и все древние учители Церкви: Климент александрийский, Тертуллиан, Киприан, Евсевий кесарийский1175, Григорий нисский, Василий великий, Иоанн Златоуст, Епифаний, Макарий1176, Амвросий, Кирилл александрийский, Августин, Феодорит, Леонтий иерусалимский, Иоанн Дамаскин и другие1177, также – целые вселенские Соборы: ефесский и константинопольский II1178.

5) Выражение: «есть плоть», когда оно употребляется в переносном смысле, на языке св. Писания всегда и везде означает: «причинять другому большое зло, наносить жестокую обиду, особенно же злословить и клеветать» (Пс. 26, 2; Иов. 19, 22; Мих. 3, 3; Гал. 5, 15), и другого значения не имеет. След., если слова обетования Христова о таинстве Евхаристии принимать в переносном смысле, – то oни будут означать следующее: ядый мою плоть, т. е. причиняющий мне величайшее зло, имать живот вечный! И наоборот: аще не снесте плоти Сына человеческаго, т. е. если не будете наносить Eму жестоких обид, злословить и поносить Его, живота не имате в себе!… Кто не отвратится от подобного сочетания мыслей?

6) Принимать эти слова Христовы в переносном смысле и утверждать, как утверждают реформаты, будто Господь беседовал тогда с иудеями собственно «о духовном вкушении Его и соединении с Ним чрез веру», несправедливо, наконец, и потому, что Христос говорит здесь своим слушателям о пище совершенно новой, какой они еще не вкушали, и обещает дать ее им еще в будущем: хлеб, егоже аз дам, плоть моя есть, юже аз дам за живот мiра (- 51). А в числе слушателей Господа находились тогда и ученики Его, не только дванадесять, но и многие другие (- 60. 67), которые, следовательно, уже веровали в Него и чрез веру уже приобщались духовного с Ним единения.

I. Повествование трех Евангелистов, Матфея, Марка и Луки об установлении таинства Евхаристии. Все они свидетельствуют, что Господь Иисус на последней вечери, взяв хлеб, благословил, преломил и, раздавая его ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть тело мое, еже за вы ломимое: сие творите в мое воспомининие, – и взяв чашу с вином, и воздав над нею хвалу Богу, подал ее ученикам, говоря: пийте от нея вси: сия бо есть кровь моя новаго завета, яже за многие изливаема во оставление грехов (Матф. 26, 26; Марк. 14, 22; Лук. 22, 19). Отступать и здесь от буквального смысла слов Спасителя, – в которых Он с такою ясностию свидетельствует, что под видами хлеба и вина в таинстве Евхаристии преподаются Его истинное тело и Его истинная кровь, – нет ни малейшего основания; напротив, все заставляет принимать их в смысле буквальном. И –

1) Достоинство самого Спасителя. Допустить с вольнодумцами, что Господь, говоря ученикам своим: сие есть тело мое…, и сия есть кровь моя…, хотел собственно выразить мысль: «это есть символ или знак моего тела, и это есть символ моей крови», не значит ли допустить вместе, что Он неточностию своего выражения ввел в заблуждение и Апостолов, и чрез них всю Церковь, которая, как увидим, всегда принимала означенные слова в смысле прямом, буквальном, и потому всегда видела в Евхаристии истинное тело и истинную кровь своего Господа, а отнюдь не символы Его тела и крови?

2) Обстоятельства, посреди которых Христос произнес эти слова. Он произнес их пред одними избранными учениками своими, Которые удостоились от Него слышать: вы друзи мои есте (Иоан. 15, 14. 15); произнес в то время, когда, по сознанию самих учеников, Он уже ни о чем не беседовал с ними в притчах, а глаголал прямо, не обинуяся (Иоан. 16, 29); произнес в последние часы пред своими страданиями и смертию. Но если когда естественно всякому открывать друзьям душу свою и говорить пред ними прямо и ясно, – то по преимуществу пред своею кончиною.

3) Значение Евхаристии. Установляя ее, Господь установлял величайшее таинство нового завета, которое заповедал совершать во все времена (Лук. 22, 19. 20). Но и важность таинства, необходимого для нашего спасения, и свойство завета или завещания, и свойство заповеди равно требовали, чтобы при этом речь была употреблена самая ясная и определенная, которая бы не повела ни к каким недоразумениям или обману в столь важном деле.

4) Отношение этих слов Спасителя к тем, какие произнес Моисей при утверждении ветхого завета. Установляя великое таинство в знамение и утверждение нового завета между Богом и новым Израилем, Господь Иисус, преподавая ученикам своим чашу, сказал: сия есть кровь моя новаго завета, – подобно тому, как и Моисей в утверждение ветхого завета между Богом и народом израильским, взяв кровь и окропляя ею народ, говорил: сия есть кровь завета, егоже завеща к вам Бог(Евр. 9, 20; Исх. 24, 8). Но Моисей несомненно проливал тогда действительную кровь тельчую (Исх. 24, 5), которая прообразовала искупительную кровь Агнца, закланного за грехи мiра на жертвеннике крестном. След., и Иисус Христос преподал ученикам в чаше завета истинную, действительную кровь свою.

III. Учение св. апостола Павла об Евхаристии, которое он выражает преимущественно в двух местах послания к Коринфянам.

В первом месте, предостерегая коринфских христиан от общения с язычниками в их идоложертвенных трапезах, он говорит: братия моя возлюбленная, бегайте от идолослужения. Яко мудрым глаголю: судите вы, еже глаголю. Чаша благословения, юже благословляем, не общение ли крове Христовы есть? Хлеб, егоже ломим, не общение ли тела Христова есть? Яко един хлеб, едино тело есмы мнози: вси бо от единаго хлеба причащаемся… Яже жрут языцы, бесом жрут, а не Богови: не хощу же вас общников быти бесом. Нe можете чашу Господню питu и чашу бесовскую: не можете трапезе Господней причащатися и трапезе бесовстей (1 Кор. 10, 14–17. 20. 21). Здесь, очевидно, Апостол представляет Христианам за несомненное и общеизвестное, что, приобщаясь чаши Господней, они приобщаются крове Христовы, и приобщаясь хлебу или трапезе Господней, приобщаются телу Христову, и при этом призывает их самих во свидетели: яко мудрым глаголю: судите вы, еже глаголю (- 15).

Во втором месте Апостол сначала передает сказание об установлении таинства Евхаристии, и передает теми же самыми словами, и, след., в таком же буквальном смысле, как передают Евангелисты. Аз приях от Господа, еже и предах вам, яко Господь Иисус в нощь, в нюже предан бываше, прием хлеб, и благодарив, преломи, и рече: приимите, ядите: сие есть тело мое, еже за вы ломимое: сие творите в мое воспоминание. Такожде и чашу, по вечери, глаголя: сия чаша, новый завет есть в моей крови: сие творите, елижды аще пиете, в мое воспоминание (1 Кор. 11, 23–26). А потом присовокупляет: темже, иже аще яст хлеб сей, или пиет чашу Господню недостойне, повинен будет телу и крови Господни. Да искушает же человек себе, и тако от хлеба да яст и от чаши да пиет. Ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет, не разсуждая тела Господня (27–29). Можно ли прямее и яснее сказать, что под видами хлеба и вина в Евхаристии Христиане приобщаются телу и крови Господней?

IV. Учение о таинстве Евхаристии св. Отцев и учителей Церкви, начиная со времен апостольских. Например:

Св. Игнатия Богоносца: «Они (докеты) удаляются от Евхаристии и молитвы, не исповедуя, что Евхаристия есть плоть нашего Спасителя Иисуса Христа, пострадавшая за грехи наши, которую Отец воскресил по благости»1179.

Св. Иустина мученика: «Мы приемлем сие (Евхаристию) не как простой хлеб, и не как простое питие: но, каким образом Иисус Христос-Спаситель наш, воплотившись Словом Божиим, имел для спасения нашего и плоть и кровь, таким же образом, научены мы, и пища сия, над которою произнесено благодарение молитвою Слова Его, по преложении питающая нашу кровь и плоть, есть плоть и кровь того же воплотившегося Иисуса Христа»1180.

Св. Иринея: «Как они (еретики) могут признавать, что хлеб, над которым совершено благодарение, есть тело Господа, и сия чаша есть чаша крови Его, если не признают, что Он Сын Творца мiра»1181? «Если и растворенная чаша и приготовленный хлеб приемлют Слово Божие и бывает Евхаристия тела и крови Христовой, которыми питается и поддерживается существо плоти нашей: то как говорят, что та плоть, которая питается телом и кровию Господа и есть член Его, не участвует в даровании Божием, которое есть жизнь вечная»1182?

Макария Магниса, иерусалимского пресвитера († 266): «(В Евхаристии) не образ тела и не образ крови, как некоторые ослепленные возглашали, но воистину тело и кровь Христова»1183.

Св. Кирилла иерусалимского: «Когда сам Христос объявил и сказал о хлебе: сие есть тело мое; после сего кто уже осмелится не веровать? И когда сам уверил и сказал о чаше: сия есть кровь моя; кто когда усумнится и скажет, что сие не кровь Его? Он в Кане галилейской некогда воду претворил в вино (Иоан. 2, 1, 10), сходное с кровию: и не достоин ли веры, когда вино в кровь претворяет? Если зван быв на брак телесный, совершил Он сие преславное чудо: не паче ли сынем брачным (Матф. 9, 15) даровав свое тело и кровь свою в наслаждение, требует исповедания нашего? Почему со всякою уверенностию приимем сие, как тело и кровь Христову. Ибо во образе хлеба дается тебе тело, а во образе вина дается тебе кровь, дабы, приобщився тела и крови Христа, соделался ты Ему стелесным и скровным. Ибо таким образом бываем и Христоносцеми, когда тело и кровь Его сообщится нашим членам. Так, по словам блаженного Петра, бываем Божественнаго естества причастницы (2 Петр. 1, 4)… Итак хлеб и вино (в Евхаристии) не разумей простыми: ибо овые тело суть и кровь Христова, по изречению Владыки. Ибо, хотя чувство тебе и представляет сие, но вера да утверждает тебя, Не по вкусу рассуждай о вещи, но от веры будь известен без сомнения, что ты сподобился тела и крови Христовы»1184.

Св. Иоанна Златоустого: «Сколь многие ныне говорят: желал бы я видеть лице Христа, образ, одежду, сапоги! Вот ты видишь Его (в Евхаристии), прикасаешься к Нему, вкушаешь Его. Ты желаешь видеть одежды Его; а Он дает тебе не только видеть Себя, но и касаться, и вкушать. и принимать внутрь. Итак никто не должен приступать с небрежением, никто с малодушием, но все с племенною любовию, все с горячим усердием и бодростию Почему должно всегда бодрствовать. Ибо не малое предлежит наказание тем, которые недостойно приобщаются. Подумай, сколько много ты негодуешь на предателя и на тех, кои распяли Христа. Итак, берегись, чтоб и тебе не сделаться виновным против тела и крови Христовой. Они умертвили всесвятое тело; а ты принимаешь оное нечистою душою после толиких благодеяний. Ибо недовольно было для Него того, что Он соделался человеком, был заушен и умерщвлен; но Он еще сообщает Себя нам, и не только верою, но и самым делом соделывает нас своим телом. Сколь же чист должен быть тот, кто наслаждается сею жертвою! Сколь чище всех лучей солнечных должны быть – рука, раздробляющая сию плоть, уста, наполняемые духовным огнем, язык, обагряемый страшною кровию! Помысли, какой чести ты удостоен? какою наслаждаешься трапезою? На что с трепетом взирают Ангелы и не смеют воззреть без страха, по причине сияния, отсюда исходящего, тем мы питаемся, с тем сообщаемся и делаемся одним телом и одною плотию со Христом. Кто возглаголет силы Господни, слышаны сотворит вся хвалы Его (Пс. 105, 2)? Какой пастырь питает овец собственными членами? Но что я говорю, пастырь? Часто бывают такие матери, которые новорожденных младенцев отдают другим кормилицем. Но Христос не потерпел сего. Он питает нас собственною кровию и чрез сие соединяет нас с Собою»1185.

Св. Амвросия: «И это тело, которое мы совершаем, есть от Девы: зачем спрашиваешь здесь о порядке естества в теле Христовом, когда свыше естества сам Господь родился от Девы? Истинная была плоть Христа, которая распята, которая погребена; след., воистину сие есть таинство той самой плоти»1186.

Св. Софрония иерусалимского: «Итак. пусть никто не думает, будто святая сия суть образы (αντίτυπα) тела и крови Христовой, но да верует, что предлагаемые хлеб и вино прелагаются в тело и кровь Христа»1187.

Св. Иоанна Дамаскина: «Ужели Он (Бог-Слово) не может хлеб соделать своим телом, а вино и воду своею кровию? Онт, сказал в начале: да прорастит земля былие травное (Быт. 1, 11), и земля, возбуждаемая и укрепляемая Божиим повелением, будучи даже доныне орошаема дождем, производит свои прозябения. Так и здесь Бог сказал: сие есть тело мое; сия есть кровь моя; сие творите в мое воспоминание; – и по Его всесильному повелению так бывает, и будет до того времени, когда придет; ибо так сказано: дондеже приидет (1 Кор. 11, 26). И для сего нового делания, чрез призывание, делается дождем осеняющая сила Святого Духа. Ибо как Бог все, что ни сотворил, сотворил действием Св. Духа; так и ныне действием Св. Духа совершается то, что превышает естество, и чего нельзя постигнуть, разве одною только верою. Како будет сие, говорит св. Дева, идеже мужа не знаю? Дух Святый найдет на тя, и сила Всевышняго осенит тя (Лук. 1, 34. 35), отвечает ей архангел Гавриил. И ныне, если ты спрашиваешь: каким образом хлеб делается телом Христовым, а вода и вино – кровию Христовою? отвечаю тебе и я: Дух Святый нисходит и совершает то, что превыше слова и разумения. Хлеб же и вино употребляются потому, что Бог знает человеческую немощь, которая многого с неудовольствием отвращается, когда оно не утверждено обыкновенным употреблением. Итак Бог, по обычному своему снисхождению, чрез обыкновенное по естеству совершает вышеестественное… Поелику люди обыкновенно в пищу употребляют хлеб, в питие воду и вино, Бог с сими веществами соединил свое Божество и сделал их своим телом и кровию, чтобы чрез обыкновенное и естественное мы участвовали в вышеестественном». И далее: «хлеб и вино суть не образы тела и крови Христовой, – да не будет! – но самое обоженное тело Господа (τεθεωμένον). Ибо сам Господь сказал: сие есть тело мое, а не образ тела; сия есть кровь моя, а не образ крови… Если же некоторые и называли хлеб и вино вместообразными (образами – άντίτυπο) тела и крови Господней, как, например, Богоносный Василий в литургии: то называли так сие приношение (προσφοράν) не по освящении, но до освящения»1188.

Так же учили: св. Ипполит, Климент александрийский, Тертуллиан, Киприан, Дионисий александрийский, Иларий, Григорий нисский1189, Василий великий, Епифаний, Исидор Пелусиот, Иероним, Августин1190, Феодорит, Кирилл александрийский, Лев великий1191, Феофилакт1192 и другие1193.

V. Учение о таинстве Евхаристии целых вселенских Соборов. Так –

На первом вселенском Соборе присутствовавшие отцы исповедали: «на божественной трапезе мы не должны просто видеть предложенный хлеб и чашу, но возвышаясь умом, должны верою разуметь, что на свящ. трапезе лежит Агнец Божий, вземляй грехи мира (Иоан. 1, 29), приносимый в жертву священниками, и, истинно приемля честное тело и кровь Его, должны веровать, что это знамения нашего воскресения»1194.

На третьем вселенском Соборе единодушно принято и одобрено послание св. Кирилла александрийского к Несторию, писанное от целого поместного Собора александрийского, где между прочим говорится: «возвещая смерть по плоти единородного Сына Божия, т. е. Иисуса Христа, и исповедуя воскресение Его и вознесение на небеса, мы совершаем в церквах бескровное жертвоприношение, и таким образом приступаем к благословенным тайнам и освящаемся, причащаясь святого тела и честной крови Спасителя всех нас – Христа, и принимая не как обыкновенную плоть, – да не будет, – и не как плоть человека, освященного и соединившегося со Словом по единству достоинства, но как воистину животворящее и собственное тело самого Слова. Ибо Он (И. Христос), как Бог, будучи жизнию по естеству. когда стал едино с собственною плотию, то соделал ее животворящею. И потому, хотя Он говорит нам: аминь, аминь глаголю вам: аще не снесте плоти Сына человеческаго, ни пиете крови его, однако мы должны почитать ее не за плоть человека, во всем подобного нам (каким бы образом плоть человека по природе своей могла быть животворящею?), но воистину за собственную плоть Того, который ради нас соделался и назван, сыном человеческим»1195.

Отцы седьмого вселенского Собора в обличение еретиков свидетельствовали: «никто из труб Духа, т. е. св. Апостолов и достославных отцов наших, бескровную жертву нашу, совершающуюся в воспоминание страдания Бога нашего и всего домостроительства Его, не, называл образом (είκονα) тела Его. Ибо они не принимали от Господа так говорить и возвещать, а слышали Его благовествующего: аще не снесте плоти Сына человеческаго, ни пиете крови его, живота не имате в себе;также: ядый мою плоть и пияй мою кровь во мне пребывает и аз в нам, и еще: приимите, ядите, сие есть тело мое…, а не сказал: приимите, ядите образ тела моего… Итак ясно, что ни Господь, ни Апостолы, ни Отцы бескровную жертву, приносимую священниками, никогда не называли образом, но самим телом и самою кровию (άλλά αΰτό σώμα και αΰτό αίμα). И хотя прежде, нежели совершится освящение, некоторым из св. Отцов казалось благочестивым называть сии вместообразными (άντίτυπα); но по оcвящении они суть тело и кровь Христовы, и так веруются»1196.

§ 216. б) Образ и следствия присутствия И. Христа в таинстве Евхаристии

На основании доселе изложенного учения о действительности присутствия Иисуса Христа в таинстве Евхаристии определяются самый образ и следствия Его присутствия. И –

I) Если это присутствие, как мы видели, состоит в том, что по освящении св. даров в Евхаристии находятся и преподаются верующим уже не хлеб и вино, а истинное тело и истинная кровь Господа: то значит, Он присутствует в сам таинстве не так, будто только проницает (по лжеучению лютеран) хлеб и вино, остающиеся в целости, и только сопребывает с ними, в них, под ними (in, cum, sub pane) своим телом и кровию, но так, что хлеб и вино прелагаются, пресуществляются, претворяются в самое тело и самую кровь Его (Прав. Исп. ч. 1, отв. на вопр. 56; Посл. восточн. патр. о прав. вере чл. 17). Ибо иначе хлеб и вино не могут соделаться истинным телом и истинною кровию Христовыми, как чрез преложение или претворение самого существа хлеба и вина в существо тела и крови Христовой, т. е. чрез пресуществление.

1. К подтверждению этой истины служат те же самые места св. Писания, которые мы только что рассмотрели. Изрекая обетование об Евхаристии, Господь между прочим сказал: Аз есмь хлеб животный, иже сшедый с небесе: аще кто снесть от хлеба сего, жив будет во веки. И хлеб, егоже аз дам, плоть моя есть, юже аз дам за живот мiра (Иоан. 6, 51). При установлении Евхаристии, прияв хлеб, сказал: сие есть тело мое, и, прияв чашу с вином, сказал: сия есть кровь моя. Св. Павел писал к коринфским Христианам: чаша благословения, юже благословляем, не общение ли крове Христовы есть? хлеб, егоже ломим, не общение ли тела Христова есть (1 Кор, 10, 16)? Темже, иже аще яст хлеб сей, или пиет чашу Господню недостойне, повинен будет телу и крови Господни (11, 27).

Во всех этих местах ясно и прямо называются самый хлеб – телом Христовым и самое вино – кровию Христовою, а нимало не выражается, будто вместе с хлебом, или в хлебе, или под хлебом сопребывает тело Господне. Не, сказал Христос: в хлебе, егоже аз дам, плоть моя есть, а сказал: хлеб, егоже аз дам, плоть моя есть; не сказал: в сам, или вместе с сим, или под сим, есть тело мое; в сам есть кровь моя, – а сказал: сие есть тело мое, сия есть кровь моя. Но хлеб и вино, повторяем, не иначе могут соделаться телом и кровию Господа, как только чрез преложение, претворение, пресуществление.

2. Во всех древних литургиях, начиная с литургии св. апостола Иакова, и употребляющихся не только в Церкви православной, но и в обществах неправославных, как то: у несториан, евтихиан, армян, сирийцев-яковитов и в Церкви римской, находится молитва к Богу Отцу пред освящением св. даров, чтобы Он преложил, пременил, претворил Духом Святым хлеб в честное тело И. Христа, а вино в честную кровь Его1197. Такое полное согласие всех древних литургий и в столько важном предмете учения о таинстве Евхаристии неоспоримо свидетельствует, что таково именно было предание Апостольское о сам предмете, и так всегда веровала о сам св. кафолическая Церковь.

3. Св. Отцы и учители Церкви также выражались, что в таинстве Евхаристии хлеб и вино прелагаются, изменяются, преобразуются, претворяются в тело и кровь Христовы1198, или соделываются, становятся, бывают телом и кровию Христовою. Вот, в доказательство, слова:

Св. Кирилла иерусалимского: «Он (Христос) в Кане галилейской некогда воду претворил в вино (Иоан. 2, 1. 10), сходное с кровию: и не достоин ли веры, когда вино прелагает (μεταβαλός) в кровь»1199? «По совершении призывания хлеб соделывается или бывает (γίνεται) телом Христовым, а вино кровию Христовою»1200.

Св. Григория нисского: «по истиние думаю и верую, что и ныне хлеб, освящаемый словом Божиим, претворяется (μεταποιείσθαι) в тело Бога Слова»1201.

Св. Амвросия: «Мы всякий раз, когда принимаем тайны, которые чрез таинство священной молитвы преобразуются (transfigurantur) в плоть и кровь, возвещаем смерть Господню»1202. «Покажем, что сие не то, что природа образовала, но то, что благословение освятило, и что сила благословения более, нежели сила природы: ибо благословением и сама природа изменяется (mutatur)»1203.

Феодора гераклийского. «Сие есть, сказал Христос, тело мое, и сия – кровь, дабы ты не подумал, что они суть только образ, но что хлеб есть самое тело Господне, а вино – кровь, претворяемые (μεταποιούμενοι) в плоть и кровь нашего Господа неизреченным действием Св. Духа»1204.

Св. Иоанна Дамаскина: «Самый хлеб и вино претворяются в тело и кровь Божию. Если же ты спросишь, каким образом сие бывает: то довольно тебе услышать, что сие совершается Св. Духом так же, как Господь и от святой Богородицы составил Себе и в Себе плоть Духом Святым. И мы ничего не знаем более: знаем только, что слово Божие истинно, действенно и всесильно, но образ (претворения) неисследим. При сам можно еще сказать и то, что как хлеб чрез ядение, а вино и вода чрез питие естественным образом прелагаются (μεταβάλλονται) в тело и кровь ядущего и пиющего, и делаются не другим телом, отличным от прежнего его тела: так и хлеб предложения, вино и вода, чрез призывание и наитие Св. Духа, сверхъестественно претворяются (ύπερφυώς μεταποιούνται) в тело и кровь Христову, и составляют не два тела, но одно и тоже»1205.

Блаж. Феофилакта: «Помни, что хлеб, который мы вкушаем в таинстве, не есть образ (αντίτυπον) тела Господня, но есть самая плоть Господа… Ибо хлеб, таинственными словами, чрез таинственное благословение и наитие Св. Духа, претворяется (μεταποιείται) в плоть Господа»1206. «Хлеб не есть образ тела Господня, но прелагается (μεταβάλλεται) в самое тело Христово»1207.

Евфимия Зигабена: «Не сказал Господь; это суть символы (σύμβολα) тела моего и крови моей, но – это суть тело мое и кровь моя… Ибо как сверхъестественно обожил Он воспринятую плоть, так неизреченно претворяет (μεταποει) и сия (хлеб и вино) в самое животворящее тело Его и в самую честную кровь Его»1208.

Для доказательства же и объяснения возможности такого претворения хлеба и вина силою Божиею в тело и кровь Христову древние пастыри указывали на всемогущество Творца1209 и на особенные дела Его всемогущества: на сотворение мiра из ничего1210, на таинство воплощения1211, на чудеса, упоминаемые в св. книгах, в частности – на претворение воды в вино1212 и на то, как в нас самих хлеб и вино или вода, принимаемые нами в пищу, неведомо для нас, пресуществляются в наше тело и кровь1213.

Впрочем, надобно помнить, что «словом пресуществление не объясняется образ, которым хлеб и вино претворяются в тело и кровь Господню: ибо сего нельзя постичь никому, кроме самого Бога, и усилия желающих постичь сие могут быть следствием только безумия и нечестия; но показывается только то, что хлеб и вино, по освящении, прелагаются в тело и кровь Господню не образно, не символически, не преизбытком благодати, не сообщением или наитием единой божественности Единородного, и не случайная какая-либо принадлежность хлеба и вина прелагается в случайную принадлежность тела и крови Христовой, каким-либо изменением или смешением, но, как выше сказано, истинно, действительно и существенно, хлеб бывает самым истинным телом Господним, а вино самою кровию Господнею» (Посл. восточн. патр. о прав. вере чл. 17).

II) Хотя хлеб и вино в таинстве Евхаристии претворяются собственно в тело и кровь Господа; но Он присутствует в сам таинстве не одним телом своим и кровию, но всем существом, т. е. и душею своею, которая нераздельно соединена с Его телом, и самым божеством своим, которое ипостасно и нераздельно соединено с Его человечеством: посему-то и выразился Спаситель: ядый мою плоть и пияй мою кровь, во мне пребывает, и аз в нем. Якоже посла мя живый Отец, и аз живу Отца ради: и ядый мя, и той жив будет мене ради (Иоан. 6, 56. 57). Равным образом и св. Отцы учили, что «мы всецело вкушаем самого Агнца»1214, что «Он весь вселяется во всех нас по благости своей»1215, и замечали: «сие таинство называется Причащением, потому что чрез оное мы делаемся причастниками божества Иисусова. Оно называется еще общением, и действительно есть общение, потому что чрез оное сообщаемся со Христом, делаемся причастниками Его плоти и божества»1216.

III) Хотя тело и кровь Господа раздробляются в таинстве Причащения и разделяются; но собственно это бывает только с видами хлеба и вина, в которых тело и кровь Христовы и видимы и осязаемы быть могут, а сами в себе они совершенно суть целы и нераздельны. Ибо Христос всегда один и неразделим: нераздельно соединены в Нем божество с человечеством; нераздельно соединены в Нем человеческая душа с телом; нераздельным и всегда целым остается и Его тело вместе с кровию, как тело живое, которое, востав от мертвых, ктому уже не умирает (Рим. 6. 9), тело прославленное (1 Кор. 15, 43), духовное (- 44), бессмертное. А потому мы веруем, что в каждой части – до малейшей частицы – предложенного хлеба и вина находится не какая-либо отдельная часть тела и крови Господней, но тело Христово всегда целое и во всех частях единое, и в каждой части – до малейшей частицы – присутствует весь Христос по существу своему, т. е. с душою и божеством, или совершенный Бог и совершенный человек (Посл. вост. патр. о прав. вере чл. 17). Эту веру свою Церковь вселенская издревле выражала и выражает в чинопоследованиях литургии, когда говорит: «раздробляется и разделяется Агнец Божий, раздробляемый и неразделяемый, всегда ядомый и николиже иждиваемый, но причащающиеся освящаяй».

IV) Равным образом, хотя таинство Евхаристии совершалось и совершается в бесчисленных местах вселенной; но тело Христово всегда и везде одно, и кровь Христова всегда и везде одна, и повсюду в сам таинстве всецело присутствует один и тот же Христос, совершенный Бог и совершенный человек. Ясно исповедуют эту истину первосвятители православного Востока в следующих словах: «хотя в одно и тоже время бывает много священнодействий по вселенной, но не много тел Христовых, а один и тот же Христос присутствует истинно и действительно, одно тело Его и одна кровь во всех отдельных церквах верных. И это не потому, что тело Господа, находящееся на небесах, нисходит на жертвенники, но потому, что хлеб предложения, приготовляемый порознь во всех церквах, и по освящении, претворяемый и пресуществляемый, делается одно и тоже с телом, сущим на небесах. Ибо всегда у Господа одно тело, а не многие во многих местах: посему-то таинство сие, по общему мнению, есть самое чудесное, постигаемое одною верою, а не умствованиями человеческой мудрости» (Посл. о прав. вере чл. 17).

V) Если хлеб и вино чрез таинственное освящение пресуществляются в истинное тело и кровь Христа Спасителя: то значит, со времени освящения св. даров Он присутствует в этом таинстве постоянно, т. е. присутствует не только при самом употреблении и принятии таинства верующими, как утверждают лютеране, но и до употребления, и после употребления: ибо хлеб и вино, пресуществившись в тело и кровь Христову, уже не прелагаются в прежнее свое естество, а остаются телом и кровию Господа навсегда, независимо от того, будут ли, или не будут они употреблены верующими (Посл. восточн. патр. о прав. вере чл. 17). Посему-то сам Спаситель, при установлении таинства Евхаристии, подавая ученикам таинственный хлеб, сказал: сие есть тело мое – прежде нежели ученики от него вкусили, и подавая таинственную чашу, изрек: сия есть кровь моя – прежде нежели ученики от нее пили. Посему же, с другой стороны, православная Церковь – а) издревле имеет обычай совершать в известные дни Литургию на преждеосвященных дарах в той непоколебимой уверенности, что дары сии, и по употреблении тех, какие освящены были вместе с ними на прежней Литургии, остаются истинным телом и кровию Христовою1217; б) издревле также имеет обычай хранить освященные дары в священных сосудах для напутствования этими дарами умирающих, как истинным телом и кровию Христовою1218. Известно еще, что в древней Церкви существовал обычай отсылать освященные дары чрез диаконов Христианам, не бывшим во храме при освящении и употреблении таинства Евхаристии1219, исповедникем, заключенным в темницах1220, и кающимся1221, – что верующие нередко приносили св. дары из храмов в домы свои, брали с собою в путешествия1222, а подвижники несли эти дары с собою в пустыни, для приобщения, в случаях нужды, телу и крови Господней1223.

VI) Если хлеб и вино в св. и животворящих тайнах суть истинное тело и истинная кровь Господа Иисуса: то сим тайнам надлежит воздавать ту же честь и Боголепное поклонение, какими мы обязаны самому Господу Иисусу (Прав. исп. ч. 1, отв. на вопр. 56. 107). Ибо человеческое естество всецело воспринято Им в единство Его Божеской ипостаси, нераздельно соединено с Его Божеским естеством, и есть собственное человечество Бога Слова, – так что в лице Богочеловека обоим естествам Его, и человечеству и божеству, подобает единое, нераздельное Божеское поклонение. Эту истину, непосредственно вытекающую из догмата о ипостасном соединении двух естеств во И. Христе, всегда содержала и исповедывала св. Церковь, как видно из свидетельств еe учителей. Например:

Св. Иоанна Златоуста: «Сие тело волхвы почтили, когда оно еще лежало в яслях; мужи, не знающие благочестия и иноплеменные, оставив отечество и дом, предприняли долгий путь и, пришед, поклонились с великим страхом и трепетом. Итак, будем подражать хотя иноплеменникам, мы – граждане небесные! Они увидели (Христа) в яслях и в вертепе, и ничего такого не видели, что ты теперь видишь, и однакож подошли с великим трепетом, – а ты видишь Его не в яслях, но на жертвеннике…, не просто видишь сие самое тело, как они, но и знаешь его силу и все домостроительство спасения, знаешь все, что совершено чрез него, быв тщательно научен всем тайнам»1224.

Св. Амвросия, который при изъяснении слов Псалмопевца: поклоняйтеся подножию ногу его, яко свято есть (Пс. 98, 5), замечает: «под именем подножия разумеется земля, а под именем земли – плоть Христова, которой и ныне мы Боголепно поклоняемся (adoramus) в тайнах, и которой поклонялись Апостолы в Господе Иисусе»1225.

Блаж. Августина: «Никто не вкушает сей плоти(Христовой), если прежде не воздаст ей Божеского поклонения»1226.

Св. Иоанна Дамаскина: «Не отвергаем поклонения плоти, ибо ей воздается поклонение в единой Ипостаси Слова, которое соделалось Ипостасию для плоти; но не служим твари, – ибо поклоняемся плоти, не как простой плоти, но как плоти соединенной с божеством; потому что два естества соединились в одно лицо и одну Ипостась Бога Слова. Я боюсь касаться горящего угля, потому что с деревом соединен огонь. Покланяюсь обоим естествам Христовым вкупе; потому что с плотию соединено божество»1227.

§ 217. Кто может совершать таинство Евхаристии; кто – причащаться сему таинству и в чем должно состоять приготовление к нему?

1. Власть совершать таинство Евхаристии, по учению православной Церкви, принадлежит только епископам, как преемникам Апостолов, а чрез епископов сообщается и пресвитерам (Прав. исп. ч. 1, отв. на вопр 107; Посл. восточн. патр. о прав. вере чл. 17). Ибо – а) только Апостолам, и следовательно, в лице их, только преемникам их Христос преподал эту власть, когда, установив святейшее таинство, заповедал им: сие творите в мое воспоминание (Лук. 22, 19; 1 Кор. 11, 24. 25), и – б) только епископы и пресвитеры от дней самих Апостолов постоянно пользовались этою властию в Церкви. Свидетели тому не только частные учители: св. Дионисий Ареопагит1228, св. Иустин1229, Тертуллиан1230, св. Василий великий, св. Златоуст, Иларий, Епифаний, Иероним и другие1231, – но и целые Соборы: никейский 1-й1232, анкирский (прав. 1), неокесарийский (прав. 9), гангрский (прав. 4) и лаодикийский1233.

Диаконам эта власть никогда не предоставлялась1234. Они должны были только присутствовать и служить епископам или пресвитерам при совершении ими таинства Евхаристии1235, а по совершении могли разделять верующим тело Христово1236 и подносить им чашу для приобщения1237. Мирянам же не только совершать, но и преподавать себе таинство Евхаристии в присутствии епископа, пресвитера и диакона запрещено1238.

2. Приступать к трапезе Господней и причащаться телу и крови Христовой могут все православные христиане, и только они одни, как лица, которые вступили уже чрез дверь Крещения в Церковь, соделались и остаются еe чадами, и след., наследниками всех благ, предлагаемых Господом в Церкви. Един хлеб, едино тело есмы мнози, писал св. Апостол коринфским Христианам, вси бо от единого хлеба причащаемся (1 Кор. 10, 17; снес. 11, 20. 33). «Пища сия, свидетельствовал также св. мученик Иустин, называется у нас Евхаристиею (благодарением); и никому другому не позволяется принимать ее, как только тому, кто верует, что учение наше истинно и омылся омовением в оставление грехов и в возрождение, и живет так, как предал Христос»1239. А потому никогда не допускались и не допускаются к таинству Евхаристии: а) все те лица, которые еще не вступили чрез дверь Крещения в Церковь, не соделались еe чадами, именно: язычники, иудеи, магометане и оглашенные; б) лица, которые хотя вступили в Церковь чрез Крещение, но отпали от нее чрез отречение от веры, чрез ересь и раскол, или за какие-либо другие тяжкие грехи подверглись церковному запрещению. Кроме многочисленных правил соборных и отеческих1240, доказательством этой мысли служит самый состав литургий, во время которых совершается таинство Евхаристии. Известно, что все древние литургии, после проскомидии, состоят из двух частей: из литургии оглашенных, на которой позволялось присутствовать для слушания церковных чтений и поучений не только оглашенным и кающимся, находившимся под запрещением или епитимиею, но и раскольникам, и еретикам, и даже неверным1241; и из литургия верных, на которой могли присутствовать только одни православные Христиане, и на которой собственно и совершается и преподается таинство Евхаристии.

Что же касается до самих верных: то, по правилу Церкви, не только одних взрослых, но «и малых младенцев веры ради тех, кои приносят их, подобает сподобляти святых таин, в освящение душ и телес их, и в восприятие благодати Господни»1242. И это правило, доныне соблюдаемое православною Церковию, и отвергаемое римскою1243, – а) издревле было соблюдаемо во всей Церкви кафолической, по свидетельству книги апостольских Постановлений1244, и учителей Церкви: Дионисия Ареопагита, Киприана1245, Августина1246, папы Иннокентия И-го1247, Василия киликийского, Евагрия1248 и других1249; б) было соблюдаемо в самой Церкви римской не только в девятом1250, но и в двенадцатом веке1251.

3. Впрочем, призывая всех верных чад своих к трапезе Христовой, св. Церковь не иначе допускает их к святейшему таинству, как после предварительного их приготовления, последуя заповеди Апостола: да искушает человек себе, и тако от хлеба да яст, и от чаши да пиет. Ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет, не разсуждая тела Господня (1 Кор. 11, 28. 29). Приготовление это состоит в искреннем испытании верующими и очищении своей совести от грехов посредством таинства покаяния, и вместе – в посте и молитвах, сообразно чинопоследованиям Церкви1252.

§ 218. Необходимость причащения Евхаристии, и именно под обоими видами, и плоды таинства

I. Причащаться телу и крови Господней есть существенная и необходимая обязанность каждого Христианина. Это видно:

1) Из слов Спасителя, которые изрек Он еще при обетовании о таинстве Евхаристии: аминь, аминь глаголю вам: аще не снесте плоти Сына человеческого, ни пиете крови его, живота не имате в себе. Ядый мою плоть и пияй мою кровь, имать живот вечный (Иоан. 6, 53. 54). Т. е. как для того, чтобы вступить в царство благодати Христовой, необходимо человеку возродиться водою и Духом в таинстве Крещения (Иоан. 3, 5): так точно для укрепления и возрастания в благодатной жизни, за которою должен последовать живот вечный. необходимо Христианину питаться животворною пищею в таинстве Евхаристии. И хотя каждый, будет ли младенец, или взрослый, возродившийся водою и Духом, но не успевший, за скорою и внезапною кончиною, причаститься телу и крови Господней, может, по чистоте своей и невинности, удостоиться царства небесного (Матф. 11, 14)1253, – однакож тот, кто, после крещения своего, остается в живых между членами земной Церкви Христовой, и по нерадению ли, или упорству, пренебрегает питаться сею спасительною пищею, без сомнения, не наследует живота вечного (Иоан. 6, 53).

2) Из ясной заповеди Спасителя при установлении Евхаристии. Св. Апостол Павел повествует об этом так: Господь Иисус в нощь, в нюже предан бываше, прием хлеб, и благодарив, преломи, и рече: приимите, ядите: сие есть тело мое, еже за вы ломимое: сие творите в мое воспоминание. Такожде и чашу по вечери, глаголя: сия чаша, новый завет есть в моей крови: сие творите, елижды аще пиете, в мое воспоминание (1 Кор. 11, 23–25). И затем непосредственно присовокупляет: елижды бо аще ясте хлеб сей, и чашу сию пиете, смерть Господню возвещаете, дондеже приидет (- 26). А таким образом свидетельствует, что повеление Господа приобщаться телу и крови Его относится не к одним Апостолам, но относится и ко всем верующим.

3) Из примера св. Апостолов и первенствующих Христиан, которые, свято соблюдая эту заповедь Спасителя, по вся дни терпяху единодушно в церкви…, во общении и преломлении хлеба (Деян. 2, 42. 46; снес. 1 Кор. 10, 17; 11. 20).

4) Из учения и действий православной Церкви, которая внушает чадам своим приступать к трапезе Господней, как можно чаще, и повелевает всем четыре раза, в известные четыре поста года, или, по крайней мере, однажды в год непременно очистить исповедию свою совесть и приобщиться св. тайнам (Прав. испов. ч. 1. отв. на вопр. 90).

II. «Причащаться же сему таинству как духовные, так и мирские люди должны под обоими видами хлеба и вина» (Прав. исп. ч. 1, отв. на вопр. 107), вопреки лжеучению римской Церкви, возбранившей мирянам вкушать от чаши Господней1254. Ибо –

1) Христос Спаситель установил таинство Евхаристии под обоими видами нераздельно: под видом хлеба и под видом вина, и как, преподавая ученикам своим хлеб, повелел: приимите, ядите: сие есть тело мое; так же точно, и преподавая чашу, заповедал: пийте от нея вси: сия бо есть кровь моя (Матф. 26, 27. 28). След., если все Христиане, духовные и миряне, должны причащаться таинству Евхаристии (чему учит и Церковь римская), а к существу Евхаристии, по установлению Господа, равно относятся оба евхаристические вида, и если сам Христос повелел приобщаться сему таинству под обоими видами вместе: то лишать мирян чаши Господней значит удостаивать их не вполне величайшего таинства и нарушать заповедь Божию. Напрасно – а) утверждают латиняне, что и под одним видом мирянам преподается вполне таинство Евхаристии: ибо где тело Христово, тем и кровь1255. Такое умствование неуместно, когда положительно знаем, что Господу угодно было установить Евхаристию не под одним видом хлеба, чтобы под этим видом вместе с телом своим преподавать верующим и кровь, но под двумя видами так, чтобы под видом хлеба преподавалось именно тело Его, а под видом вина кровь Его. Притом, если для мирян достаточно причащаться Евхаристии под одним видом: почему же это недостаточным считается для пастырей? Напрасно – б) говорят, что если бы Христос имел намерение установить в Евхаристии только таинство, для преподавания верующим своей плоти и крови, то Он установил бы его под одним видом хлеба; но Господь восхотел установить вместе Евхаристию, и как жертву, и потому установил ее под двумя видами отдельными, под видом хлеба и под видом вина, соответственно своему телу, страдавшему на кресте, и крови, истекшей тогда вместе с водою из прободенных ребр Его.1256. Нет, из евангельской истории известно, что Господь установил Евхаристию и как таинство под двумя видами: потому что как вид хлеба употребил именно для преподания верующим своего тела, так же точно и вид вина употребил именно для преподания им своей крови, сказав: пийте от нея вси: сия бо есть кровь моя… Наконец, напрасно – в) защищают себя тем, что повеление Господа о чаше: пийте от нея вси – относилось собственно к одним Апостолам, и след., к их преемникам – пастырям, а не ко всем верующим1257. Действительно, это повеление, на тайной вечери, как и повеление вкушать тело Господне, относилось непосредственно к одним Апостолам; но одни Апостолы и составляли тогда общество верующих, и не все то, что говорил Христос одним Апостолам, относилось всегда к ним одним, напротив многое относилось и относится ко всем Христианам (см. Иоан. гл. 14–17). След., и здесь надобно еще решить, в каком смысле заповедь Господа о вкушении Его тела под видом хлеба и за тем Его крови под видом вина относилась к Апостолам, – собственно ли только как к Апостолам, или вообще как к верующим. Сами Апостолы и решили это со всею очевидностию, приняв заповедь в смысле последнем. Ибо –

2) Апостолы, руководимые Духом Святым, к себе самим и к преемникам своим относили только повеление Господа совершать таинство Евхаристии в Его воспоминание; а заповедь причащаться Евхаристии под обоими видами относили ко всем верующим. почему и преподавали это таинство всем под обоими видами, и повелевали приобщаться всем под обоими видами. Да искушает себе человек, – говорит св. апостол Павел, который предал нам об Евхаристии именно то, что приял от Господа, – да искушает себе человек, и тако от хлеба да яст и от чаши да пиет. Ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет, не рассуждая тела Господня (1 Кор. 11, 28. 29. 24–27). И еще прежде, убеждая тех же Христиан удаляться от вкушения идоложертвенных, писал: судите вы, еже глаголю: чаша благословения, юже благословляем, не общение ли крове Христовы есть? Хлеб, егоже ломим, не общение ли тела Христова есть?… Не можете чашу Господню пити и чашу бесовскую: не можете трапезе Господней причащатися и трапезе бесовстей (1 Кор. 10, 15. 16. 21). Новым доказательством мысли. что Апостолы относили заповедь Господа причащаться Евхаристии под обоими видами ко всем Христианам, духовным и мирским, и всем преподавали и заповедали преподавать св. Тайны под обоими видами служит –

3) Пример древней Христовой Церкви, которая, без сомнения, как во всем, так и в преподавании столь великого таинства, могла неуклонно последовать только наставлению, принятому непосредственно от св. Апостолов. Достоверные свидетели: Иустин1258, Ириней1259, Тертуллиан1260, Киприан1261, Кирилл иерусалимский, Иоанн Златоуст и другие1262, единогласно показывают, что от начала во всем христианском мире Евхаристия была преподаваема всем верующим не под одним, но под двумя видами. Мало того: есть свидетельства, и свидетельства самих пап, что приобщение некоторых Христиан одному телу Спасителя и неприобщение крови Его считалось великим поруганием святыни, разделением единого таинства, и было строго запрещаемо. Например, папа Лев великий (V в.) в одном из слов на св. четыредесятницу говорил своим слушателям о таких Христианах: «недостойными устами они приемлют тело Христово, но совершенно уклоняются крови нашего искупления. Для того мы сообщаем об этом к сведению вашей святости, чтобы такие люди были открыты нам по указанным признакам, и по обличении их святотатственного притворства, как обнаруженные и известные, были отлучены церковною властию от общества святых»1263. Равным образом папа Геласий в том же веке писал: «мы открыли, что некоторые, довольствуясь только святою частию св. тела, воздерживаются от чаши св. крови. Не знаю, каким суеверием научаются они так ограничивать себя; но без всякого сомнения, они или должны всецело принимать тайны, или вовсе не быть допускаемы к ним: потому что разделение одного и того же таинства не может быть без великого поругания святыни»1264.

4) Сами римские писатели сознаются, что в продолжение первых двенадцати веков, как Церковь восточная, так и западная преподавала Евхаристию всем Христианам под обоими видами1265. Только в оправдание свое замечают, что тогда не существовало причин, какие впоследствии побудили западную Церковь воспретить чашу Господню мирянам1266. А между тем, при рассмотрении этих причин, оказывается, что они существовали и в прежние века Христианства1267. Еще присовокупляют, что сама Церковь западная «никогда не запрещала употребления чаши никаким положительным декретом, пока в 15-м веке неспокойные и возмутительные люди не стали укорять ее за это в величайшем заблуждении и нарушении Божественной заповеди»1268. Но такое оправдание скорее служит новым укором в заблуждении.

5) Как на главные опоры, в защиту своего нововведения, латиняне указывают –

а) На то, что Церковь, и западная и восточная, издревле совершает в известные дни года литургию преждеосвященных даров, когда будто бы преподается Евхаристия под видом одного хлеба1269. Но известно, что и на этой литургии Евхаристия преподается под обоими видами вместе: ибо в преждеосвященных дарах, на которых литургия совершается, по чину Церкви православной-восточной, тело Господа бывает напоено Его кровию.

б) На то, будто больным умирающим, для напутствования их, Церковь всегда преподавала Евхаристию под одним видом хлеба; будто в первые века Христианства нередко верующие приносили св. дары с собою в домы, другие брали их с собою в путешествия, а пустынники – в пустыни, и приобщались также под одним только видом хлеба1270. Но Церковь православная употребляла и употребляет для напутствования больных дары, так называемые, запасные, в которых тело Христово бывает напоенное кровию. В таком же виде могли получать тело Христово из рук пастырей Церкви и другие Христиане, и брать его с собою для приобщения в домы, в путешествия, в пустыни. И след., если где-либо упоминается, что этим Христианам и больным преподаваемо было тело Христово, – отсюда еще не следует, будто они приобщались Евхаристии под одним видом хлеба, а не под обоими вместе. С другой стороны, есть ясные свидетельства, что и больные пред смертию были приобщаемы в домах своих под обоими евхаристическими видами1271, и Христиане, бравшие с собою св. дары в путешествия, в пустыни, имели эти дары также под обоими видами1272. Если даже и допустить, что иногда больные, или другие Христиане, приобщались Евхаристии, по чему-либо, только под одним видом хлеба или вина: то это должно признать за случаи частные, чрезвычайные, за исключения из правила, а отнюдь не за правило.

в) Наконец, на обычай Церкви преподавать св. тайны младенцем только под видом вина1273. Но известно, что православная Церковь приобщает младенцев под видом вина из чаши, в которой виды хлеба и вина, или что тоже, тело и кровь Христовы бывают уже соединены и как бы срастворены между собою. Притом такое приобщение младенцев допускается вследствие совершенной необходимости, пока они не соделаются способными к принятию и тела Христова под видом хлеба.

III. Спасительные плоды или действия таинства Евхаристии, если только мы приобщаемся ему достойно, суть следующие:

1) Оно приискренне соединяет нас с Господом: ядый мою плоть, засвидетельствовал Он сам, и пияй мою кровь, во мне пребывает, и аз в нам (Иоан. 6, 56), так что, причастившись тела и крови Христа, мы делаемся, по выражению св. Отцев, стелесниками Его, скровными ему, Христоносцами, причастниками Божественного естества1274.

2)Оно питает наше тело и душу, и способствует укреплению, возвышению, преспеянию нашему в жизни духовной: плоть бо моя, сказал Спаситель, истинно есть брашно, и кровь моя истинно есть пиво; далее: якоже посла мя живый Отец, и аз живу Отца ради: и ядый мя, и той жив будет мене ради (Иоан. 6, 55. 57). Если и обыкновенная здоровая пища, принимаемая телом, питая его, естественно подкрепляет и врачует его ослабевшие силы, сообщает ему новые соки и содействует дальнейшему возрастанию или продолжению его жизни: тем более должно ожидать подобных спасительных плодов не только для тела, но преимущественно для души, от пищи божественной, приемлемой нами достойно в таинстве Евхаристии. Питаясь этою чудесною пищею, мы непосредственно соединяемся со Христом, источником всякого живота и благодати, и раздаятелем всех духовных дарований, яже к животу и благочестию (2 Петр. 1, 3). Св. Отцы и учители Церкви, в частности, учили, что Евхаристия, как спасительная пища: а) питает и подкрепляет наше тело1275, а вместе – б) питает1276, подкрепляет1277, оживляет нашу душу1278; в) способствует к уврачеванию наших духовных болезней и очищению грехов1279; г) освящает нас1280; д) соделывает нас твердыми в подвигах благочестия, страшными и неодолимыми для врагов нашего спасения1281.

3) Наконец, это таинство, принимаемое нами достойно, служит в нас залогом нашего будущего воскресения и вечноблаженной жизни. Ядый мою плоть, сказал Спаситель, и пияй мою кровь, имать живот вечный, и аз воскрешу его в последний день…, ядый хлеб сей, жив будет во веки (Иоан. 4, 54. 58). И св. Отцы говорили: «(Евхаристия) есть врачество для бессмертия, предохранительное средство, чтобы не умереть, но чтобы всегда жить в Иисусе Христе»1282. «Тела наши, приемлющие Евхаристию, уже не суть тленны, но имеют надежду воскресения в жизнь вечную»1283. Мы вкушаем тело Христово, чтобы могли соделаться причастниками жизни вечной»1284.

Должно однакож помнить, что все означенные спасительные плоды святейшая Евхаристия приносит только для тех Христиан, которые приступают к ней с надлежащим приготовлением и приобщаются ей достойно. А дерзающим приступать без надлежащего приготовления и приобщаться недостойно, это недостойное вкушение тела и крови Господней послужит только к большему осуждению. Так учит св. Апостол, свидетельствуя: иже аще, яст хлеб сей, или пиет чашу Господню недостойне, повинен будет телу и крови Господни… Ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет, не разсуждая тела Господня (1 Кор. 11, 27. 29). Так же учит и св. православная Церковь, и потому всегда заботится предварительно приготовить чад своих к достойному причащению тела и крови Христовой, а недостойных, известных ей, не допускает к сему таинству (Посл. восточ. Патр. о прав. вере, чл. 17).

§ 219. Евхаристия, как жертва: а) истинность или действительность сей жертвы

Веруя и исповедуя, что святейшая Евхаристия есть истинное таинство, православная Церковь верует также и исповедует, вопреки заблуждениям протестантов1285, что Евхаристия есть вместе истинная, действительная жертва, – т. е. что в Евхаристии тело и кровь нашего Спасителя как, с одной стороны, предлагаются в снедь людям, так, с другой, приносятся за людей в жертву Богу (Прав. Исп. ч. 1, отв. на вопр. 107).

1) Эту истину преподал сам Христос Спаситель. Еще в пророчественной беседе своей об установлении Евхаристии, сказав о ней, как о таинстве и спасительной для людей пище: аще кто снесть от хлеба сего, жив будет во веки, Господь непосредственно присовокупил: и хлеб, егоже аз дам, плоть моя есть, юже аз дам за живот мiра (Иоан. 6, 51), и тем ясно выразил, что таинство это будет вместе иметь значение умилостивительной жертвы Богу. Точно так же, при действительном установлении Евхаристии, сказав ученикам своим, когда предлагал им благословенный хлеб: приимите, ядите: сие есть тело мое, присовокупил: еже за вы ломимое, и сказав, когда предлагал благословенную чашу: пийте от нее вси: сия бо есть кровь моя новаго завета, присовокупил: яже за вы и за многие изливаемая во оставление грехов. Кроме того, самым отделением крови от плоти своей в таинстве Евхаристии указывая на свои крестные страдания по плоти и пролияние крови, истекшей из ребр Его, дал ясно разуметь, что это таинство, совершающееся в воспоминание искупительного жертвоприношения на Голгофе, и само есть жертвоприношение.

2) Эта истина видна и из учения св. Апостолов. Св. Павел, в предостережение коринфских Христиан от участия в языческих идоложертвенных, писал; видите Израиля по плоти: не ядущии ли жертвы общницы олтареви суть? Что убо глаголю? яко идол, что есть? или идоложертвенное, что есть? Но зане, яже жрут языцы, бесом жрут, а не Богови: не хощу же вас общников быти бесом. Не можете чашу Господню пити и чашу бесовскую: не можете трапезе Господней причащатися и трапезе бесовстей (1 Кор. 10, 18–21). Противополагая здесь трапезу или олтарь христианский трапезе или олтарю языческому, на котором действительно приносились язычниками жертвы, хотя нечистые и богопротивныя, учитель языков, очевидно, предполагает, что и на христианской трапезе в таинстве тела и крови Господней совершается истинное, действительное жертвоприношение Богу. В другом послании своем, отклоняя верующих во Христа от жертвоприношений иудейских, потерявших свое значение и силу с пришествием Мессии, тот же Апостол писал: имамы олтарь (θυσιαστήριον – жертвенник), от негоже не имуть власти ясти служащии сени (Евр. 13, 10; снес. 1 Кор. 10, 18), и таким названием и противоположением олтаря или жертвенника новозаветного ветхозаветному, на котором действительно иудеи приносили свои жертвы и от которого потом вкушали, снова засвидетельствовал, что и на христианском жертвеннике приносится Богу истинная жертва, преподаваемая в снедь одним только верным.

3) Об этой новозаветной жертве предвозвещено было иудеям еще в ветхом завете чрез пророка Малахию. – Несть воля моя в вас, глаголет Господь Вседержитель, и жертвы не прииму от рук ваших. Зане от восток солнца и до запад имя мое прославися (прославится) во языцех, и на всяком месте фимиам приносится (будет приноситься) имени моему, и жертва чиста: зане велие имя мое (будет) во языцех, глаголет Господь Вседержитель (Малах. 1, 10. 11). Здесь, очевидно, речь о жертве новой, чистой, Богоугодной, повсеместной. Какая же это жертва? Нельзя, без сомнения, разуметь под нею жертв иудейских, к которым ясно выражается здесь же неблаговоление Божие, и которые приносились только в определенном месте; ни тем более – жертв языческих, которые ни в каком смысле, по духу всего Писания, не могут быть названы чистыми и Богоугодными. Нельзя разуметь и жертвы духовной, о какой говорит Псалмопевец (Пс. 60, 19): потому что такого рода жертву и прежде всегда приносили Богу люди добрые, благочестивые, – между тем в пророчестве предрекается о жертве новой, какой след., прежде не было, о жертве видимой или внешней, которая противополагается иудейским жертвам и имеет заменить их собою. Нельзя даже разуметь ту чистейшую Богоугодную жертву, которую принес на кресте Господь Спаситель за грехи всего мiра: потому что жертва сия принесена в одном месте, на Голгофе, – а Пророк предрекает о жертве чистой, которая будет приноситься на всяком месте. Остается, вслед за св. Отцами1286, разуметь под этою жертвою собственно святейшую Евхаристию, как жертву, поистине, новую (1 Кор. 11, 25. 26), жертву чистую и Богоугодную, которая приносится на всяком месте.

4) Так всегда смотрела на таинство тела и крови Господней св. кафолическая Церковь, по преданию от самовидцев и служителей Слова. Это видно, во-первых, из всех еe литургий, где она, совершая Евхаристию, торжественно исповедует пред Богом, что приносит Eму на св. жертвеннике словесную и бескровную жертву о всех и за вся1287. Во-вторых, из свидетельств вселенских Соборов, как то: а) никейского Ï «на свящ. трапезе лежит Агнец Божий, вземляй грехи мира (Иоан. 1, 29), приносимый священниками в жертву бескровную»1288; б) ефесского: «мы совершаем в церквах бескровное жертвоприношение, и таким образом приступаем к таинственным благословенным тайнам, и освящаемся, причащаясь святого тела и честной крови Христа, искупившего всех»1289; в) трулльского: «понеже уведали мы, что в различных церквах, по некоему усилившемуся обычаю, виноград к алтарю приносится, и священнослужители, соединяя оный с бескровною жертвою приношения, сим образом обоя купно разделяют народу: того ради необходимым признаем, да никто из священнослужителей впредь сего не творит, но да преподают народу едино приношение, во оживотворение и грехов отпущение»1290; г) никейского IÏ «ни Господь, ни Апостолы, ни Отцы бескровную жертву, приносимую священниками, никогда не называли образом, но самым телом и самою кровию»1291. Наконец, видно из бесчисленных свидетельств св. Отцев и учителей Церкви, например:

Св. Игнатия Богоносца: «Старайтесь пользоваться, одною Евхаристиею: ибо одна плоть Господа нашего И. Христа и одна чаша по единству крови Его, один жертвенник (ίν θυσιαστήριον), как и один епископ»1292.

Св. Иустина мученика: «Мы приносим во имя Его все жертвы, которые заповедал приносить Иисус Христос, т. е. в Евхаристии хлеба и чаши. Сии-то. жертвы, приносимые Христианами на всяком месте, Бог, приемля, свидетельствует, что они благоугодны Eму… (Малах. 1, 101293.

Св. Иринея: «(Иисус Христос) научил новому приношению нового завета, которое Церковь, приняв от Апостолов, по всему мiру приносит Богу…, что так предызобразил Малахия, один из двенадцати Пророков: несть воля моя в вас и проч. (Малах. 1, 10. 11), ясно показывая чрез это, что хотя первый (т. е. иудейский) народ перестанет приносить жертвы Богу, но будет приноситься Eму жертва на всяком месте, и притом чистая, и имя Его будет прославляться между язычниками»1294.

Св. Ипполита: «После вознесения Его (И. Христа) мы, принося, по установлению Его, чистую и бескровную жертву, рукоположили епископов, пресвитеров и диаконов, числом семь»1295.

Св. Киприана: «Кровь Христова не приносится, если нет в чаше вина, и освящение жертвы Господней совершается неправильно, если наше приношение и жертва не будут соответствовать страданию… Ибо если И. Христос, Господь и Бог наш, сам есть верховный Священник Бога и Отца, и первый принес самого Себя в жертву Отцу, и заповедал творити сие в воспоминание о Нем: то значит тот священник истинно совершает дело Христа (via Christi fungitur), который подражает тому, что совершил Христос, и тогда приносит в Церкви истинную и полную жертву Богу Отцу, когда приносит так, как приносил сам Христос»1296.

Св. Григория нисского: «Располагающий все своею властию… не ожидал определения Пилата, но неизреченным образом священнодействия, невидимым для людей, принес самого Себя в приношение и жертву за нас, сам священник и вместе агнец Божий, вземляй грех мiра. Когда это? Когда только Он дал тело свое в пищу (ученикам): тогда ясно показал, что жертвоприношение агнца уже совершилось»1297.

Св. Иоанна Златоустого: «Итак, что же? Не приносим ли мы жертвы каждый день? Приносим, совершая воспоминание смерти Его. И эта жертва одна, а не многие. Как одна, а не многие? Так,… мы всегда Того же приносим: не ныне одно овча, а завтра другое, но всегда тоже, – следственно одна и жертва. Ужели потому, что она приносится во многих местах, многие и Христы? Никак. Но один Христос, и здесь всецелый, и там всецелый, – одно тело. Как приносимый во многих местах, Он есть единое тело, а не многие тела; так одна и жертва»1298.

Таковы же свидетельства: Тертуллиана1299, Евсевия кесарийского1300, Василия великого1301, Дидима александрийского1302, Амвросия1303, Иеронима1304, Августина1305, Феодорита1306, Кирилла александрийского1307 и других1308.

§ 220. б) Отношение сей жертвы к жертве крестной и свойства

I. Жертва, приносимая Богу в таинстве Евхаристии, по существу своему, совершенно одна и та же с жертвою крестною. Ибо и ныне на жертвенниках Церкви приносится тот же самый Агнец Божий, который принесен был за грехи мiра на кресте, – та же самая пречистая плоть, которая страдала на кресте, та же самая пречистая кровь, которая излиялась тогда. И ныне невидимо совершает это таинственное жертвоприношение тот же самый вечный Первосвященник, который совершил и жертвоприношение крестное. Как тогда, так и теперь, один и тот же и приносяй, и приносимый1309, и жертва и Архиерей1310, один и тот же Искупитель мiра – Христос. «Первосвященник наш, говорит св. Иоанн Златоуст, принес жертву, очищающую нас; ту же жертву, которая тогда принесена, приносим и мы ныне: она не истощается. Сие бывает в воспоминание тогда бывшего: сие творите, заповедал, в мое воспоминание. Не иную жертву, но ту же, какую тогда принес Первосвященник, всегда приносим мы, или более совершаем воспоминание той жертвы»1311. Так же учили св. Григорий нисский, блаж. Феодорит и другие1312.

Но, по образу и обстоятельствам жертвоприношения, евхаристическая жертва отличается от жертвы крестной. На кресте Господь Иисус видимо принес свое пречистое тело и свою пречистую кровь в жертву Богу: в Евхаристии Он приносит их под видами хлеба и вина. Тем Он непосредственно – Сам, как Первосвященник, совершил искупительное жертвоприношение: здесь, хотя невидимо совершает его также Сам, но видимо посредством пастырей Церкви. Там жертва принесена чрез действительное заколение Агнца, жертва кровавая, – ибо Господь Иисус действительно пострадал, пролиял кровь свою и вкусил смерть по плоти: теперь, когда Он, востав от мертвых, ктому уже не умирает, и смерть им ктому не обладает (Рим. 6, 9), теперь жертва приносится в Евхаристии чрез таинственное преложение или пресуществление Духом Святым хлеба и вина в тело и кровь Христову (Лук. 22, 19. 20), – без страданий, без пролиянии крови, без смерти, и потому называется жертвою безкровною и безстрастною1313, хотя и приносится в воспоминание страданий и смерти божественного Агнца. Крестною жертвою совершено искупление всего человечества и удовлетворена правда Божия за грехи всего мiра: а жертва бескровная умилостивляет Бога только за грехи тех людей, за которых приносится и собственно усвояет плоды жертвы голгофской людям, которые способны принять их и усвоить. Наконец, жертва крестная принесена за род человеческий только однажды на Голгофе: а бескровное жертвоприношение, со времени установления его, совершалось, совершается и будет совершаться во спасение людей до второго пришествия Господа (1 Кор. 11, 25. 26), по всем странам мiра, на бесчисленных жертвенниках. Вообще, сравнивая крестную жертву с жертвою бескровною, можем выразиться, что первая служит как бы семенем или корнем, а последняя древом, которое произросло от этого семени, всецело утверждается на этом корени, питается из него живительными соками, и таким образом произращает спасительные плоды жизни, – так что обе жертвы и нераздельны между собою, составляют собственно одну жертву, и вместе различаются между собою. Это одно и то же благодатное древо жизни, насажденное Богом на Голгофе, но наполняющее таинственными ветвями своими всю Церковь Божию и питающее своими спасительными плодами всех, ищущих жизни вечной.

II. Будучи, по существу своему, истинною жертвою Богу, святейшая Евхаристия по своим свойствам есть жертва не только хвалебная и благодарственная, но и умилостивительная, приносимая за всех, живущих и умерших (Посл. восточ. Патр. о прав. вере чл. 17).

Она есть жертва хвалебная и благодарственная. Эти свойства бескровной жертвы ясно указал сам Спаситель при установлении ее, когда, прияв хлеб, прежде всего хвалу воздав и благодарив, преломи и затем преподал ученикам своим, говоря: сие есть тело мое… (Лук. 22, 19. 20; 1 Кор. 11, 23. 24). Так точно и доныне в православной Церкви священнодействующий бескровную жертву, по чину литургии св. Василия великого и св. Иоанна Златоустого, прежде освящения Даров на жертвеннике воспоминая в тайной молитве своей великие дела Божии – создание человека из небытия, многоразличное попечение о нам после падения и домостроительство спасения его чрез Иисуса Христа, прославляет и благодарит Бога Отца, единородного Сына Его, Спасителя мiра, и Всесвятого Духа1314. Равным образом и все Христиане, присутствующие во храме, когда на св. трапезе возносится Богу бескровная жертва, взывают к Нему: Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи… С такими же хвалениями и благодарениями совершалось приношение бескровной жертвы и всегда от дней самих св. Апостолов, как показывают древнейшие литургии – св. апостола Иакова и помещенная в Постановлениях апостольских1315, и свидетельствует св. мученик Иустин: «По окончании молитв, говорит он, мы приветствуем друг друга лобзанием. Потом к предстоятелю братии приносятся хлеб и чаша воды и растворенного вина: он, взяв сие, воссылает именем Сына и Духа Святого хвалу и славу Отцу всех, и особенное приносит Eму благодарение за то, что Он удостоил нас сего. Когда он совершит молитвы и благодарения, весь присутствующий народ возглашает: аминь»1316.

Евхаристия есть вместе жертва умилостивительная за живых и умерших. Ибо она, как мы видели, по существу своему, совершенно тождественна и нераздельна с жертвою крестною; а крестная жертва, без всякого сомнения, принесена в умилостивление Бога за грехи всех людей. Кроме того, и это свойство бескровной жертвы ясно указал сам Спаситель при установлении ее. Преподавая ученикам тело свое, Он именно сказал: еже за вы ломимое, и преподавая свою кровь, присовокупил: яже за вы и за многия изливаемая во оставление грехов. Посемуто от начала Христианства бескровная жертва была приносима Церковию за спасение всех, живущих и умерших. Это видно из чинопоследований всех литургий, начиная с литургии св. апостола Иакова1317, в которых нередко жертва сия и прямо называется жертвою умилостивления, или умилостивительным жертвоприношением1318. Видно также из свидетельств древних учителей христианских, например: а) Тертуллиана, который говорит о приношении еe за живых1319 и умерших1320; б) св. Киприана, который упоминает о приношении еe за умерших1321; в) св. Кирилла иерусалимского, который, кроме того, что ясно называет ее жертвою умилостивительною1322, столько же ясно исповедует: «мы приносим Христа, закланного за наши прегрешения, умилостивляя за них (умерших) и за нас человеколюбца Бога»1323; г) св. Иоанна Златоустого, у которого, между прочим, читаем: «не напрасно делаем мы поминовения об отшедших пред божественными Тайнами и, приступая, уколяем за них предлежащего Агнца, вземшего грех мiра, но чтобы отселе было им какое либо утешение, не напрасно предстоящий пред жертвенником, на котором совершаются страшные Тайны, взывает о всех, во Христе почивших и о совершающих поминовение о них. Если бы не было за них поминовений издревле, от времен апостольских; то и сего не говорили бы. Наше служение не забава, – да не будет! – но совершается по устроению Духа… Да не обленимся помогать отшедшим и приносить за них молитвы: ибо предлежит общая для всего мiра очистительная жертва. Посему с дерзновением молим мы тогда о вселенной и произносим имена почивших наряду с мучениками, исповедниками и священниками»1324.

Нужно при этом сделать два замечания.

Первое: если православная Церковь, принося бескровную жертву, воспоминает, и притом прежде всего, и о Святых Божиих прославленных, о праотцах, пророках, апостолах, мучениках, исповедниках, и даже о самой преблагословенной Богородице, – то воспоминает не с тою целию, чтобы умилостивлять к ним Бога, а с тою, чтобы их молитвами и предстательством усилить свои моления пред Ним о живых и умерших. Потому священнодействующий, оканчивая воспоминание Святых, присовокупляет: «ихже молитвами посети нас, Боже, и помяни всех усопших о надежде воскресения живота вечнаго»1325. И св. Кирилл иерусалимский говорит: «поминаем и прежде почивших, сперва патриархов, пророков, апостолов. мучеников, чтобы по их молитвам и предстательствам Бог принял наше моление»1326.

Второе: так как бескровная жертва имеет силу умилостивлять и приклонять к нам Бога, – то, естественно, она сильна испрашивать нам у Бога и разные блага, и следовательно, будучи умилостивительною, есть вместе просительная или ходатайственная. Посему св. Церковь, совершая бескровное жертвоприношение, не только молит Бога о помиловании за грехи и о спасении живых и умерших, но испрашивает у Него разнообразных даров, духовных и телесных, благопотребных для человека в жизни: «По совершении духовной жертвы бескровного служения, свидетельствует св. Кирилл иерусалимский, мы, при той же самой жертве умилостивительной, молим Бога о всеобщем мире церквей, о благосостоянии мiра, о царях, о воинах и сподвижниках, о находящихся в немощах, об утомляемых трудами, и вообще о всех, требующих помощи, молимся мы все и сию приносим жертву»1327. Известно также, что св. Церковь в особенных обстоятельствах, общественных или частных, соединяет с священнодействием бескровной жертвы и особенные моления, например, по случаю бездождия, губительной болезни, нашествия неприятелей и под.

* * *

1105

Const. Apost. VIII, c. 12; Дионис. Apeon. o церк. иерарх. гл. VII, § XI; Геннадий, De dogmat. eccles. cap. 52; si parvuli sunt vel hebetes, qui doctrinam non capiant, respondeant pro illis, qui eos offerunt, juxta morem baptizandi, et sic manus impositione et chrismate communiti, eucharistia mysteriis admittantur.

1106

Δείπνον κυριακόν, Златоуст. in 1 Corinth. homil. XXVII; Μυστικόν και θεΐον, Ипполит. in Prov. IX, I.

1107

Τράπεζα δεσποτική, Феодорит. in 1 Corinth. XI, 20; – τού Χριστού – Eвcев. Demonstr. Evang. 1, 10; – μυστική, Ипполит. in Prov. IX, 1; – ιερά, Златоуст. de David. et Saul. homil. III, n. 1.

1108

Sacramentum altaris, Aвгycmuн. de civ. Dei, X, 6.

1109

ρτος κυριακός, Феофил. Epist. Paschal. 1; – του Θεοΰ, Игнат. Epist. n. 5;– έπουράνιος, Кирил. Иерус. поуч. тайновод. IV, 5; – επιούσιος, Кирил. Иерус. поуч. тайновод. V, 15.

1110

Sacramentum calicis, Kunpиaн. Epist. LXIII ad Caecil. de lapsis; Златоуст. in Joann. LXXXV, n. 3.

1111

Ποτήριον τής ευλογίας, Bac. вел. o Св. Духе гл. 27.

1112

Σώμα Χριστοΰ, Кирил. Иерус. поуч. оглас. V, 22; – κυριακον, Const. Apost.

1113

Αιμα Χριστοΰ, Const. Apost. VIII, 13; – τίμιον, Иппол. in Prov. IX, 1. 57; – σωτήριον, Евсев. in Is. XXV, 7; – sanctum, Kunpиan. Epist. X.

1114

Κοινωνία, Исид. Пелус. lib. 1, epist. 228; Иоан. Дамаск. Точн. изл. прав. веры IV, 13.

1115

Ποτήριον ζωής, Const. Apost. VIII, 13; – σωτηρίου, Кирилл. Иepyc. поуч. тайн. IV, 5.

1116

Μυστήρια, Иппол. de charism. XIX; Златоуст. de Virg. c. XXIV; – άγιο, Const. Agost. VIII, 14. 15; – θεία, Феодорит. in 1 Corinth. XI, 27. 30; – φρικτά, Златоуст. in Prod. Jud. homil. 1, n. 1.

1117

Θυσία άγια, μυστική, λργική. Eвсев. Demonst, Evang. 1, c. 10; Фeoдoрит. in Hebr. cap. VIII и др.

1118

«Иудеи смущаются здесь и говорят: како может сей нам дати плоть свою ясти? (6, 52). Но ежели ты здесь спрашиваешь о способе, то почему о том же не спрашивал и по отношению к хлебам, почему не спрашивал, каким образом Он сделал пять хлебов достаточными для толикого множества людей? Потому, скажешь, что тогда было не до того, чтобы исследовать чудо, а только бы насытиться; притом, тогда самый опыт достаточно вразумлял их. – Но по сему-то именно опыту они долженствовали верить и настоящему учению. Иисус Христос для того и сделал прежде оное необыкновенное чудо, чтобы иудеи, вразумленные посредством сего чуда, не показывали неверия к последующим делам Его» (Златоуст. бесед. XLV, на Иоан. 6, 41. 42, в Хр. Чт. 1842, 11, 189).

1119

Это указание иудеев объясняется существовавшим между ними и доселе существующим преданием, что как первый их избавитель, т. е. Моисей, низвел с неба манну, так низведет и второй, т. е. Мессия. Shoetgenius. Horae hebr. et talmud. T. 1, p. 359. Lips. 1733.

1120

Ириней. adv. haeres. V, 2. 3; Карфаг. собор. прав. 46, в Книге правил...

1121

Должно, однакож, заметить, что в учении своем латиняне признают как хлеб опресночный, так и хлеб квасной, равно приличным веществом для таинства Евхаристии (Perrone, Praelect. Theol. Tract. de Eucharistia, par. II, c. 3, propos. 1); но на самом деле обыкновенно употребляют только хлеб опресночный.

1122

Разные мнения греческих писателей, которыми они старались доказать и объяснить эту истину, кратко излагает и рассматривает Богословие преосвящ. Феофана Прокоповича (иоl. III, раg. 603–610, Lips. 1793).

1123

Maldonatus, in Matth. cap. XXIV, v. 2; Petavius, de doctrina temp. XII, c. 15 et squ.; Natalis Alex., Diss. XI, in Saec. XI et XII.

1124

И будет вам (овча) соблюдено даже до четвертагонадесять дне месяца сего: и заколют то все множество собора сынов Израилевых к вечеру. И приимут от крове, и помажут на обою подвою, и на прагах в домех, в нихже снедят тое. И снедят мяса в нощи той печена огнем, и опресноки с горьким зелием снедят (Исх. 12, 6–8). Начинающе в четвертыйнадесять день перваго месяца, с вечера да снесте опресноки, до двадесять первого дне месяца, до вечера. Седмь дней квас да не явится в домех ваших (- 18. 19)

1125

Если же один из Евангелистов выражается: прииде день опресночный, в оньже подобаше жрети пасху (Лук. 22, 7), и два другие говорят: в первый день опресночный npиcmynuшa ученицы к Иисусу, глаголюще ему: где хощеши уготоваем ти ясти пасху (Матф. 26, 17; Марк. 14, 12): то означенные выражения, вместе со св. Иоанном Златоустом, можно и даже необходимо понимать так; «прииде (первый день опресночный), т. е. приближался, был при дверях» (на Ев. Матф. бесед. LXXXI, в T. III, стр. 389). Это – а) само собою следует из того, что ученики только еще приступали к Спасителю с вопросом, где приготовить пасху, а первый день опресночный начинался уже по совершении пасхи (см. следующее примечан.); и – б) необходимо для того, чтобы примерить показание трех Евангелистов со свидетельством четвертого: прежде праздника Пасхи… (Иоан. 13, 1).

1126

В первом месяце, в четвертыйнадесять день месяца, между вечерними, пасха Господу, и в пятыйнадесять день месяца перваго, праздник опресноков Господу: седмь дней опресноки да ясте. И день первый наречен свят будет вам: всякаго дела работна не сотворите (Лев. 23, 5–7). Седмь дней опресноки ядume, от перваго же дне измите квас из домов ваших: всяк, иже снесть кисло, погибнет душа та от Израиля, от дне перваго даже до дне седмаго. И первый день наречется свят, и седмый день нарочит свят да будет вам (Исх. 12, 15. 16).

1127

В Евангелии указана и причина, почему Господу угодно было совершить Пасху раньше дня назначенного. Прежде праздника Пасхи, говорит св. Иоанн, ведый Иисус, яко прииде ему час, да прейдет от мiра сего ко Отцу… (Иоан. 13, 1). И сам Спаситель, посылая учеников в Иерусалим к одному домохозяину, велел сказать ему: время мое близ есть, у тебе сотворю пасху со ученики моими (Матф. 26, 18). На другой день, когда надлежало праздновать Пасху иудеям, Спаситель имел уже вкусить смерть, и след., не мог бы совершить Пасхи.

1128

«Что было с пасхою, тоже происходит и с крещением. Ибо как тем Иисус Христос, совершив ту и другую пасху, одну отменил, а другой дал начало; так и здесь, исполнив крещение иудейское, отверз двери и крещению Церкви новозаветной» (Златоуст. на Матф. бесед. XII, п. 3, в т. 1, стр. 225). «Христос не прежде установил таинство, как когда надлежало уже упраздниться предписанному законом. Таким образом, упраздняет самый главный праздник иудеев, призывая их к другой вечери и говорит: приимите, ядите, сие есть тело мое, еже за вы ломимое… И присовокупляет: сие творите в мое воспоминание. Видишь ли, как Христос отклоняет и отвращает от иудейских обычаев? Как пасху вы совершали, говорит Он, в воспоминание чудес, бывших во Египте; так и сие таинство совершайте в мое воспоминание… Что же? не должно ли, ты скажешь, совершать и древнее и новое таинство? Не должно. Ибо Христос для того сказал, сие mворите, чтобы отклонить от древнего» (- бесед. LXXXII, в т. III, стр. 409–411).

1129

Михаил. Керулл. Epist. in Ваsпagии Thesauro T. III, p. 1, p. 277.

1130

Приведем замечание на этот случай одного из древних наших святителей, митрополита Леонтия: «Господь говорит в Евангелии: блюдитеся от кваса фарисейска и саддукейска: а ученики помышляли в себе: это значит, что мы хлебов не взяли. Уразумев же Иисус помышления их, сказал им: как же вы не разумеете, что я не о закваске хлебной сказал вам (Матф. 16, 6–11)? Итак, вот и ученики, услышавши о закваске, тотчас вообразили, что речь о хлебе (άρτος), и Учитель их дает разуметь, что с понятием хлеба (άρτος) естественно соединяется понятие закваски: тогда разумеша, яко не рече хранитися от кваса хлебнаго. но от учения фарисейска и саддукейска (- 12)» (об опреснок., в Хр. Чт. 1850, I, 128).

1131

Подробнее и в опровержение возражений см. у Митрофана Критопула; Confess. Ecclesiae Oriental. сар. IX, p. 90 et squ., Helmst. 1671.

1132

Иустин, Аполог. 1, гл. 66, в Хр. Чт. 1825, XVII; Ириней adv. haer. IV, n. 4, 6; Кирилл. иepyc. поуч. тайнов. IV, 1–6; Амврос. de Sacram. IV, c. 4: tu forte dicis: meus panis est usitatus...

1133

Так – 1) папа Иннокентий I писал: presbyteri fermentum a nobis confec­tam, per acolythos accipiunt, ut se a nostra communione, maximo illo die, non indicent separatos, – quod per parochias fieri debere non puto, quia non longe por­tanda sunt Sacramenta (Epist. XXV, ad Decent, c. IV, n. 8); 2) o папе Мелхиаде в жизнеописании его замечено: hic fecit, ut oblationes consecratae per ecclesiae ex consecrata episcopi dirigerentur, quod declaratur fermentum (Vita Melchiad. in Libr. pontificiali); 3) o папе Сирицие также замечено: hic constituit, ut nullus presbyter missas celebraret..., quod nominatur fermentum (Ibid. Vita Siriс.).

1134

Μυστήρια τελουσι... διά άζυμων καί τό άλλο μέρος τοϋ μυστηρίου δι᾿υδατος μόνευ, Haeres. XXX, n. 16.

1135

Каковы: Sirmondus, Disquisitio de azymo an. 1651; Cotelerius, Monum. eccles. Graecae II, p. 108. 138; Pagitis, Critic. in Baron. an. CCCXIII, n. 15; Binghamus, Orig. eccles. XV, c. 2, § 5; Klein., Hist. eccles. t. I, p. 430 и др.

1136

Эти последние подразделяются еще на два класса: одни говорят, будто Церковь римская от дней апостольских постоянно употребляла только опресноки (Сiатрiап. de perp. azym. usu. Rom. 1688; Маbillоп. diss. de pane eucharist., Par. 1674); другие, – будто она издревле употребляла безразлично и опресноки и хлеб квасной (Bona, Rer. liturg. 1, 23).

1137

Каковы были евиониты и энкратиты, которые, вместо вина, употребляли одну воду (Иpuн. adv. haer. V, 1, n. 3; Епифан. haer. XXX, n. 16; Клим. Алекс. Paedag. 11, 2).

1138

Adv. haeres. V, c. 2. 3.

1139

Epist. LXIII ad Caecilium.

1140

«Поелику некоторые в тайнах употребляют воду: то дабы показать, что Он и при установлении таинства употреблял вино, и по воскресении, когда без таинства предлагал обыкновенную трапезу, также употреблял вино, для сего говорит: от плода лознаго; но виноградная лоза производит вино, а не воду. (на Матф. бесед. LXXXII, п. 2, в T. III, стр. 413).

1141

Соб. Карф. прав. 46; Трулл. прав. 32.

1142

Το ποτήριον κέρασας έξ οίνου και υδατος, και άγιάσας έπεδέδωκεν αΰτοΐς, λεγων πίετε… Const. Apost. VIII, 12.

1143

На основании Притч. 9, 5. Ligtfoot de minist. templi c. XIII.

1144

Apolog. 1, 66.

1145

Όπότε και то κεκραμένον ποτήριον και ό γεγονώς άρτος επιδέχεται τον λόγον του Θεού, και γίνεται ή ευχαριστία σώμα Χρίστου (Adv. haer. V, 2, n. 3). Temperamen­tum calicis (lib. IV, 33, n. 2).

1146

Quando in calice vino aqua miscetur, Christo populus adunatur (Epist. LXIII, ad Caecil.).

1147

Григ. Нисск. Cathech. c. 37; Амврос. de sacram. V, 1, n. 4; Геннад. de dogm. eeclcs, c. 78.

1148

«В святилище да не приносится ничто, кроме тела и крови Господни, якоже и сам Господь предал, то есть, кроме хлеба в вина водою растворенного» (прав. 46).

1149

Соб. Трулл. прав. 32: «и он (св. Златоуст) своей Церкви, над коею вверено было ему пастырское правление, предал, присоединяти к вину воду, когда надлежит совершать бескровную жертву, указуя на соединение крови и воды, из пречистого ребра Искупителя нашего и Спасителя Христа Бога истекшее, к оживотворению всего мiра и ко искуплению от грехов. И во всех церквах, где сияли духовные светила, сей Богопреданный чин сохраняется. Понеже и Иаков, Христа Бога нашего по плоти брат, коему первому вверен престол иерусалимской Церкви, и Василий, кесарийской Церкви архиепископ, коего слава протекла по всей вселенной, письменно предав нам таинственное священнодействие, положили в божественной Литургии из воды и вина составлять святую чашу».

1150

Вопреки ложному мнению о ней латинян (Perrone, Prael. Theolog. tract. de Euchar. P. 11, c. 3), которые сами, как известно, всю силу освящать св. дары приписывают только словам Спасителя: приимите, ядите… и проч.

1151

См. чин присяги архиерейской, и снес. Прав. Испов. ч. 1, отв. за вопр. 107; Посл. восточ. патриарх. о прав. вере чл. 17.

1152

См. эту Литургию in Biblioth. Part. Gr. Latin. T. II, p. 12.

1153

Lib. VIII, c. 12, p. 407, in Coteler. Patr. Apost. vol. 1, Amst. 1724.

1154

См. молитв. священн. пред освящ. св. даров, во время пения песни: Тебе поем...

1155

Adv. haer. IV, c. 34.

1156

... Σώμα γενομένους διά τήν ευχήν άγιον τι καί άγιάζον... (Contr. Cels. lib. p. 399). В другом месте он говорит: sanctificatur per verbum Dei perque obsecrationem (in Matth. XV, T. II, p. 17, Paris. 1604).

1157

Поуч. тайновод. 1, n. 7, стр. 440 в русск. перев.

1158

Поуч. тайнов. III, п. 3, стр. 451.

1159

Поуч. тайновод. V, п. 7, стр. 462.

1160

О св. Духе к Амфилохию гл. 27, в Книге правил стр. 328.

1161

De Trinit. III, 4, n. 10, in Patrol. curs. compl. T. XLII, p. 874.

1162

Epist. CXLIX ad Paulinum cap. 2, n. 16, in cit. Patrol. T. XXXIII, p. 636.

1163

О предании божеств. Литургии, в Хр. Чт. 1839, т. VI, стр. 37, 38.

1164

Точн. Излож. прав. веры, кн. IV, гл. 13, стр. 252.

1165

Ό άρτος αγιάζεται διά λόγου Θεοΰ και έντεύξεως. Cathech. c. 37.

1166

Ad quorum (presbyter.) preces Christi,corpus sanguisque conficitur (Epist. LXXXV ad Evagrium).

1167

Свидетельства их см. далее в статье: образ и следcтвия присутствия И. Христа в Евхаристии.

1168

Например, у Симеона солунского (в его тракт. о таинств.), патриарха Иеремии (в его посл. в Виртемб. богослов., Хр. Чт. 1845, 1, 346), Митрофана Критопула (в его испов. восточ. Церкви, тракт. об Евхар.). У нас об этом предмете нарочито писали против папистов братья Лихуды, св. Димитрий Ростовский и Стефаи Яворский (см. об них в словаре м. Евгения), и рассуждал целый собор пастырей, созванный патриархом Иоакимом в 1690 г. (см. тем же в статье: Иоанникий Лихуд).

1169

Каковы были: докеты (Игнат. Богон. Epist. ad Smirn. n. 7), кафары (Moneta, adv. Cath. et Wald. IV, 3, § 1), павликиане и богомилы (Фотий, contr. Manich. 1, 7).

1170

Каковы: Виклеф, Цвинглий и Калвин со своими последователями, также все социниане и рационалисты.

1171

Calvin. Inst. IV, 17, n. 10; Confess. Helvet. 1, art. XXI; Confess. Gallic. art. XXXVI; Confess. Belgic. art. XXXV.

1172

Или, как лютеране выражаются: corpus Christi est in pane, cum pane, sub pane.

1173

Как хотят этого протестанты.

1174

Вообще и из других случаев о Спасителе известно, что, когда иудеи правильно понимали слова Его в буквальном смысле, то Он, несмотря на ропот и возражения слушателей, выражал свою мысль еще с большею силою и ясностию. Иоанн. 8, 56–58; 10, 24–39; Матф. 9, 2–6 и др.

1175

Клим. Алекс. Paedag. VI, 12; Strom. VI, 52; Тертулл. de resurr. carn. 37; Кипр. de Orat. Dominic. p. 421, ed. Baluz.; Eвceв. in Jes. 11 Ps. LXXX, 12.

1176

Григ. нисск. Contr. Eunom, Orat. XI, T. II, p. 704, ed. Morel.; Васил. велик. на Пc. 44, n. 2; Златоуст. о священстве III, 5; Епиф. haeres. LX; Maкap. in Luс. XXIV, 7 (in caten. Mai IX, p. 707).

1177

Aмвр. de fide IV, 6; de sacram. IV, 5; V, 1; Кup. Алекс, in Abac. n, 48; Aвгуст. in Eph. I, 7; Феодорит. Η. E. IV, 11; Леонт. advers. Nestorian. VII, 3 (in Mai IX); Дамаск. Точн. Изл. прав. веры IV, 14.

1178

Собор. Ефесс. Epist. ad Nestor., in Harduin. Art. Concil. T. 1, col. 1290; Константиноп. II, Actio IV, col. 370.

1179

Epist. ad Smyrn. n. 7.

1180

Apolog. 1, n. 61, в Хр. Чт. 1825, XVII, 99.

1181

Adv. haeres. IV, 18, n. 4; cfr. п. 5.

1182

Ibid. V, 2, n. 2; cfr. IV, 17, n. 5; 33, n. 2.

1183

τύπος σώματος, ούδέ τόπος αίματος, ώς τίνες έρραψώδησαν πεπηρωμένοι, άλλα καταλήθειαν αίμα και σώμα Χριστού. Apolog. adv. Theostenem. ethnic. lib. III fragm. (in Galland. III, 541).

1184

Поуч. тайновод. ΙV, n. 1, 2. 3–6, стр. 434–456.

1185

На Матф. бесед. LXXXII, п. 4. 5, в т. III, стр. 421.

1186

De myst. IX, n. 53; cfr. VIII, n. 47. 48; in Ps. XLIII, n. 36.

1187

In Mai Specileg. roman. T. IV, p. 33… άλλα τόν άρτον καϊ τό οίνον πιστευέτω προσφερόμενον μεταβάλλεσθας είς σώμα καί αιμα Χριστού.

1188

Точн. изл. прав. веры кн. IV, гл. 13, стр. 250. 251. 252. 255.

1189

Иппол. in Galland. T, II, р. 488; Клим. Алекс. Paedag. 1, 6; 11, 2; Тертулл. adv. Marcion. V, 8; de idol. c. 7; Кипр. Epist. LIX ad Cornei.; LXIII ad Caecil; Дионис. Алекс. посл. канонич. прав. 2 (в Книге правил стр. 254); Илар. de Trinit, VIII, 16; Григ. нисск. Cathech. c. 37.

1190

Васил. велик. письм. к Кесарии 93 (в Тв. св. Отц. X, 219); Епиф. Ancorat. n. 57; Исид. пел. lib. III, Epist. 364; Иерон. in Malach. 1, 7, in Ezech. XLI; Aвгycm. de trinit. III, 10; contr. Faust. XII, 10.

1191

Феодор. in Cantic. III, II; in Epist. V, 29; Kup. Алекс. in Joann. XX, 27; adv. Nestor. IV, 5. 6; Лев вел. Epist. LIX ad Cler. et popul. Constantinop. c. 11.

1192

«Сказав: cиe есть тело мое, показывает, что освящаемый в таинстве хлеб есть самое тело Господа, а не образ (ουχΐ άντίτυπον). Ибо не сказал: сие есть образ, но – сие есть тело мое; таинственным действием претворяется, хотя нам и кажется хлебом» (на Матф. XXVI).

1193

Дидим. Алекс. in Ps. XXXIX, 7; Фeoдop. геракл. in Ps. ХXII, 5; Феофил. Алекс. Lit. Paschal. an. 401, n. XI; Петр. Хрисолог. Serm. XXXIV; Леонт. Иеpyc. adv. Nestor. VII, 3 (in Mai. T. IX) и др.

1194

Gelas, Cyzicen. Comment. in Acta Concil. Nic. c. XXXI, Diatyp. 5.

1195

Сопсиl. Ephes. P. II, Act. 1 (р. 121 ар. Binium). Cfr. Кир. Алекc. Орр. T. V, Р. 11, р. 72, Lutet. 1638.

1196

Concil. Nic. II, Act. VI, Lect. Epiphan Diac.

1197

Bona, Rer. liturg. 1, c. 8 et squ.; Renaudot. liturg. oriental. collectio, Paris. 1685; Asseman. cod. liturg. eccl. universae, Rom. 1749; Murator. liturgia Romana vetus, Wenet. 1748: Diss. de orig. liturg. c. 1.

1198

Cлово: пресуществление, μετουσίωσις, transsubstantiatio, выражающее совершенно ту же самую мысль, начало входить в употребление на западе с половины XI века, а на востоке с XV, когда встречается оно у Геннадия, константинопольского патриарха (Досифея, патриарха иерусал. Κατά καλβίνων, стр. 74. 75). С того времени слово это, как правильно и весьма сильно выражающее мысль догмата, стало постоянно употребляться православною Церковию наравне со словом: преложение (см. Прав. исп. веры ч. 1, отв. на вопр. 56; Посл. восточ. патр. о прав. вере чл. 17; чин архиер. присяги, и др.).

1199

Поуч. тайнов. IV, п. 2, стр. 454.

1200

Поуч. тайнов. 1, п. 7, стр. 440.

1201

Catech. cap. XXXVII.

1202

De fide IV, 10, n. 124.

1203

De myst. IV, n. 50; cfr. n. 54.

1204

In Matth. XXVI, 26 (ap. Possin. Caten.).

1205

Точн. изл. прав. веры IV, гл. 13, стр. 252.

1206

In Iohan. VI.

1207

In Marс. XIV.

1208

In Matth. XXVI, 28. Cfr. Panopl. P. 11, Titl. 20.

1209

Златоуст. de coen. et cruc. n. 3; Амвр. de sacram. IV, n. 16. 17.

1210

Амвр. de Sacram. IV, 4, n. 15; Дамаскин. Точн. изл. пр. веры IV, 13.

1211

Амвр. de Myst. IX, n. 53; Дамаск. – тем же.

1212

Кирил. иерус. поуч. тайнов. IV, п. 2; Амвр. de myst. IX, n. 50.

1213

Иоанн. Дамаск. Точн. изл. пр. веры IV, 13, стр. 252.

1214

«Причащайся пречистого владычного тела с полною верою, несомненно зная, что ты всецело вкушаешь самого Агнца» (св. Ефрем. Сирин. Opp. Graec. Т. III, р. 424, ed. Assemani Rom. 1746).

1215

«Тело Господа новым способом соединяется с нашими телами, и чистейшая кровь Его вливается в наши жилы: весь он вселяется во всех нас, по благости своей» (св. Ефрем. Сир. loc. cit.).

1216

Иоанн Дамаск. Точн. изл. прав. веры кн. IV, гл. 13, стр. 255.

1217

Собор. Трулл. прав. 52; Лаодикийск. прав. 49.

1218

Const. Apost. VIII, 13; Евсев. Церк. истор. VII, гл. 44; Златоуст. Epist. ad Innocent. n. 3; Собор. Никейск. 1, прав. 13.

1219

Иустин. Apolog. 1, n. 67; Евсев. церков. ист. V, 44.

1220

Киприап. Epist. ad Cornelium LIV.

1221

Златоуст. о священстве VI, 4.

1222

Тертулл. de orat. c. 14; ad uxor. 11, 5; Киприан. de laps. 381; Амврос. orat, funebr. in Statyrum; Августин. contr. Julian. op. imperf. III, 154.

1223

Bac. велик. письм. 93 в Кесарии.

1224

Ha 1 Коринф. бесед. XXV, 5.

1225

De Spir. Sancto XII, 11, n. 78. 79.

1226

In Ps. ХСVIII.

1227

Точн. Излож. прав. веры III, гл. 8, стр. 159; снес. IV, гл. 3, стр. 225.

1228

Ίεραρχοςιερουργεί τα θειότατα. О церк. иерарх. гл. III, л. 3, § 10.

1229

Ἐυχαριστήσαντος δέ του προεστώτος… Apolog. 1, 65.

1230

Nec de aliorum manu, quam de praesidentium sumimus. De coron. milit. c. 3.

1231

Вас. вел. письм. 93; Иоан. Злат. о священстве III, 4. 5; VI, 4; Илар. in Matth. comm, c. XIV, n. 10; Епиф. Haeres. LXXIX; Иepon. Epist. ad Evangelum; Сириций, Epist. X ad Episc. Gall. c. 11, n. 5; Кирилл. Алекс. in Abac. n. 47; in Soph. n. 11.

1232

«Дошло до святаго и великаго Собора, что в некоторых местах и градах диаконы преподают пресвитерам Евхаристию, тогда как ни правилом, ни обычаем не предано, чтобы не имеющие власти приносити, преподавали приносящим тело Христово. Также и то соделалось известиым, что даже некоторые из диаконов, и прежде епископов, Евхаристии прикасаются. Сие убо все да пресечется: и диаконы да пребывают в своей мере, зная, что они суть служители епископа, и низшие пресвитеров. Да приемлют же Евхаристию по порядку после пресвитеров, преподаваемую им епископом, или пресвитером» (прав. 18).

1233

«Не подобает епископам или пресвитерам совершати приношение в домах» (прав. 58).

1234

Соб. Никейск. I, прав 18; Иероним. Epist. ad Evangelum.

1235

Амврос. de Offic. ministr. 1, 41, n. 214.

1236

Иycmин. Apolog. 1, 65; Афанас. вел. in Matth. VII, 6 (in Galland. V).

1237

Const. Apost. VIII, 13; Киприан. de laps. p. 381 Августин. Serm. CCCIV in Laur. III, n. 1.

1238

Собор. Трулл. прав. 58.

1239

Apolog. 1, n. 86, в Христ. Чт. 1825, ХVII, 99.

1240

См. в указателе к кн. ИХ правил слово: отречение от веры, еретик, раскольник, епитимия, язычник и под.

1241

Const. Apost. VII, c. 7.

1242

Известие учительн. o под. и прият. бож. таин, в конце Служебника.

1243

Concil. Trident. Sess. XXI, can. IV.

1244

Const. Apost. VIII, c. 13.

1245

Дионис. Ареоп. о церк. иерарх. гл. VII, § 11; Киприан. de laps. p. 381 (Bal.); testim. III, 25.

1246

An vero quisquam audebit etiam hoc dicere, quod ad parvulos haec sententia (nisi manducaveritis…) non pertineat, possintque sine participatione corporis hujus et sanguinis in se habere vitam (De peccat, merit. 1, c. 20).

1247

Parvulos aeternae vitae praemiis etiam sine baptismatis gratia donari posse porfatuum est: nisi enim manducaverint sanguinem Ejus, non habebunt vitam in semetipsis (Epist. XCIII ad Augustin. et Concil. Milevitan.).

1248

Васил. Кил. ap, Phot. Biblioth. cod. CVII, p. 281; Евагр. Η. E. IV, c. 36.

1249

Геннад. de dogm. eccles. c. 52; Concil. Toled. II, c. XI.

1250

Так в книге: Ordo Romanus, составленной в IX веке, дается наставление: de parvulis providendum, ne postquam baptisati fuerint, ullum cibum accipiaut, neque lactentur sine summa necessitate, antequam communicent sacramento corporis Christi (in Biblioth. PP. T. X, p. 84. Paris. 1654).

1251

Bona, Rer. liturg. II, c. 19, § 2.

1252

Прав. исп. ч. 1, otb. на вопр. 107; снес. cв. Дионис. алекс. прав. 2. 4; св. Тимоф. алекс. прав. 5. 7. 12.

1253

См. «чин погребен. младенческ. в Требнике.

1254

Concil. Trident. Sess. XXI, can. 1. 2.

1255

Perrone, Praelect. Theolog. Tract. de Eucharistia, P. 1, c. III, propos. IV.

1256

Ibid. n. 224.

1257

Ibid. n. 197. 199.

1258

«После того, как предстоятель совершит благодарение и весь народ возгласит: аминь, так называемые у нас диаконы каждому из присутствующих дают приобщаться хлеба, над которым совершено благодарение, и вина и воды да и к небывшим относят» (Apolog. 1, 85, в Хр. Чт. 1825, ΧVII, 98–99).

1259

Contra haeres. XV, 18, n. 4. 5; V, 2.

1260

De resurrect. carn. c. 8,

1261

Quos excitamus et hortamur ad proelium, non inermes et nudos relinquamus, sed protectione соrроris et sanguinis Christi muniamus… Nam quomodo docemus aut provocamus eos in confessione nominis sanguinem suum fundere, si eis militaturis Christi sanguinem denegamus? (Epist. LIV).

1262

Кирилл. иepyc. поуч. тайновод. IV, n. 3. 6; Златоуст. на Матф. бесед. LXXXII, п. 5; Амврос. de myster. c. VIII, n. 48.

1263

Serm. IV de Quadrages., in Bibl. P. P. max. t. VII, p. 1015, Lugd. 1677.

1264

Apud Gratianum. Decr. III de consecr. dist. 11, c. 12.

1265

Bona, Rer. liturg. IX, c. 18, § 1; c. 19, § 3; cfr. Buttenstock., Hist. eccles. N. T. III, p. 252.

1266

Concil. Trident. Sess. XXI, can. II; cfr. Perrone, Praelect. Theolog. Tract. de Euchar. P. 1, c. III, prop. V.

1267

Вот главнейшие из этих причин: а) опасность пролития крови; б) трудность сохранять вид вина для больных, особенно в странах жарких и холодных; в) недостаток такого вина во многих местах отдаленных; г) естественное отвращение от вина многих и под. (Pernone, loc. citat. n. 214).

1268

Perrone, Ibid. n. 215.

1269

Perrone, Praelect. Theolog. Tract. de Euchar. P. 1, c. III, prop. IV, n. 192.

1270

Ibid. n. 189. 191.

1271

Иycmин. Apolog. 1, n. 85 (см. выше примеч. 1258). Cfr. Baronii Annal. eccles. T. V, ad an. CCСCIV.

1272

Бароний пишет: habes id quoque probatum auctoritate S. Gregorii, Rom. pontificis, quum ait (Dialog. III, c. 36), in navi portasse navigantes Christi corpus et sanguinem (Annal. eccl. loc. cit.). Кардинал Бона то же самое подтверждает касательно пустынников (Rer. liturg. II, c. 18, n. 11), где, в частности, указывает на пример препод. Марии египетской, удостаившейся приобщиться в пустыне и тела и крови Господней из рук препод. Зосимы (см. Чет. Мин.).

1273

Perrone, loc. cit. n. 190.

1274

Кир. иерус. поуч. тайнов. IV, n. 3; Дамаск. Точн. изл. прав. веры кн. IV, гл. 13; Максим. исповед. Mystag. c. XXI.

1275

Златоуст. на Матф. бесед. IV, п. 9; Дамаск. Точн. изл. прав. веры, кн. IV, 13.

1276

Иустин. Apolog. 1, 65; Златоуст. in Johann. homil. XLVI, n. 3; Кирил. алекс. in Genes. Glaphir. lib. 11.

1277

Kunpиaн. Epist. LIV ad Cornel.; Златоуст. in Johan. homil. XLVI, n. 3; Амврос. in Luc. lib. VIII, n. 51.

1278

Амврос. in Ps. XLIII Enarr. n. 36; Kup. алекс. in Johan. IV, 36.

1279

Собор. Трулл. прав. 28; Амврос. de Sacram. IV, 6. n. 28; V, 3, n. 17.

1280

Киприан. Epist. LXIII ad Caecil.; Кирил. Иерус. поуч. тайнов. IV, n. 6; Собор. Трулл. прав. 23. 101: «ядущий и пиющий Христа непрестанно преобразуется к вечной жизни, и душу и тело освящая приобщением Божественной благодати».

1281

Киприан. Epist. LIV; Златоуст. in 1 Corinth. homil. XXIV.

1282

Игнат. Богонос. посл. к Ефес. п. 20, в Хр. Чт. 1821, 1, 42.

1283

Ирин. adv. haer. IV, 18, n. 4. 5; снес. Иустин. Apolog. 1, 66; Клим. Алекс. Paedag. 11, 2; Григор. нисск. Catech. с. 37.

1284

Амвр. in Luc. lib. X, n. 49.

1285

Luther. Captiv. Babyl. t. II, fol. 283; Calvin. Inst. IV, 18, n. 1 squ.; Zwingl. de canon, missae epichr. vol. III, p. 100, ed. Schul. et Schutt.

1286

Ириней adv. haer. IV, 17, n. 5; Иустин. Dialog. cum Tryph. d. XLI; Ипполит. de charism. c. XXVI; Евсев. Demonstr. Evang. 1, 10; Златоуст. adv. Jud. orat. V, n. 12; Феодорит. in Mulach. 1, 11.

1287

См. литургии св. Василия великого и св. Иоанна Златоустого, также – Renaudot. Liturg. Orient. T. I, II; Asseman. Cod. Liturg. eccles. univ. T. V.

1288

См. выше примеч. 1194 и снес. прав. 18 этого Собора.

1289

См. выше примеч 1195.

1290

Прав. 28. Снес. прав. 3 и 32.

1291

См. выше примеч. 1196.

1292

Epist. ad Philadelph. c. IV; cfr. ad Magnes, c. VIII; ad Epbes. c. V.

1293

Dialog. cum Tryph. n. CXVII; cfr. n. XLI.

1294

Adv. haer. IV, 17, n. 5; cfr. 18, n. 4.

1295

De charism. c. XXVI, in Galland. T. II, p. 512.

1296

Epist. LXIII ad Caecil.

1297

In Chr. resurr. orat. 1, Opp. T. III, p. 389, ed. Morel.

1298

In Hebr. homil. XVII, п. 3; cfr. in 1 Corinth. homil. ХХИV, n. 4; in Eph. homil. III, n. 5; de sacerd. III, 4; VI, 4.

1299

Accepto corpore Domini et reservato utrumque salvum est, et participatio sacrificii·, et executio officii (De or. n. XIV).

1300

Demonstr. Evang. 1, 10; V, 3; Hist. eccles. X, 8.

1301

«Когда иepeй единожды совершил и преподал жертву; принявший ее, как всецелую, причащаясь ежедневно, справедливо должен веровать, что принимает и причащается от самого преподавшего» (Письм. 93 к Кесар., в Тв. св. Отц. X, 220).

1302

Ευσεβώς και υσίως προσφερομένην δέχεται άναίμακτον θυσίαν (ό θεός) (De Trin. 11, 7, n. 8). A­πεισάγει δέ τήν άναίμακτον θυσίαν και λογικήν τού κυριακοΰ σώματος καί αίματος (in Ps. XXXIX, 7, ар. Corder. Caten.).

1303

De offic. ministr. 1, 48, n. 248.

1304

Vitulus saginatus, qui ad poenitentiae immolatur salutem, ipse salvator est, cujus quotidie carne pascimur, cruore potamur (Epist. ad Damas. XIV).

1305

Obtulit ibi presbyter sacrificium corporis Christi (De civ. Dei XXII, 8, n. 6. cfr. XVI, 22; ХVIII, 20, n. 2).

1306

Μόνος δέ άμώμως αγνός ίερεύεται ό άίρων τήν αμαρτίαν του κόσμου. In Malach. I, 11. Cfr. in Ps. CIX, 4.

1307

Διά δέ γε του οίνου τήν μυστικήν ευλογίαν υποδηλουν τής αναίμακτου θυσίας τον τρόπον, ήν έν ταις άγίαις έκκλησίαις άποπληροΰν είθίσμεθα. In Jes. (XXV, 6) lib. III, T. 1.

1308

Клим. Алекс, Strom. IV, 25; Ориген. in Lev. homil. XIII, n. 3; Корнел. nana, Epist. ad Fab. Antioch, n. 7; Афанас. вел. Apol, contr. Arian. n. 11.

1309

слова молитвы священнической во время херувимской песни. См. также Амврос. de benedic. Patriarch. c. IX; in Ps. XXVIII, n. 25; Aвгycm, de civ. Dei X, 20: et sacerdos est, ipse offerrens, ipse et oblatio, cujus rei sacramentum quoti­dianum esse voluit ecclesiae sacrificium...

1310

«Чтобы счисляющихся в клире... представити... достойными мысленной жертвы великого Бога, который есть и жертва и Архиерей... (Собор. Трулл. прав. 3). Снес. Златоуст. in prod. Jud. homil. 1, n. 6; in 2 Timoth. homil. 11, n. 4.

1311

In Hebr. homil. ХVII. n. 3. Снес. примеч. 1307.

1312

Григор. нисск. de resurr. Cliristi orat. 1; Феодорит. in Hebr. VIII, n. 5: ούκ άλλην τινά θυσίαν προσφέρομεν αλλά τής μιας εκείνης και σωτηρίου τήν μνήμην έπιτελούμεν...; Августин. Epist. ХСVIIИ ad Bonif. n. 9: nonne semel immolatus est Christus in semetipso, et tamen in sacramento non solum per omnes Paschae solemnitates, sed omni die populis immolatur, nec utique mentitur, qui interrogatus eum respon­derit immolari.

1313

См. выше примеч. 1287–1291. 1295.

1314

См. чинопослед. означен. литургий.

1315

Biblioth. РР. Gr. – Latin. T. II, p. 12; Const. Apost. VIII, c. 12.

1316

Apolog. 1, n. 85, в Xp. Чт. 1825, ХVII, 98. Снес. Dialog. cum Tryph. n. 4; Златоуст. in 1 Corinth. homil. XXIV.

1317

Здесь по освящении св. даров, священнослужащий молится: «приносим Тебе, Господи, сию страшную и бескровную жертву, да не по беззакониям нашим сотвориша нам, ниже по грехом нашим воздаси нам; но по твоей милости и великой и неизреченной любви твоей к людям, очисти беззакония нас, рабов твоих, к Тебе припадающих» (ар. Renaudot, Lit. orient. T. II, p. 51).

1318

Hostia placationis, sacrificium placationis (Asseman. cod. Lit. eccles. univ. T. IV, praef. 26).

1319

Ad uxor, 11, 8; ad Scapul. c. XI.

1320

Oblationes pro defunctis, pro natalitiis annua die facimus (De coron. milit. c. III; cfr. de monogam. c. IX).

1321

Non est, quod pro dormitione ejus (некоего Виктора, дерзко нарушившего каноны Церкви) apud vos fiat oblatio, aut deprecatio aliqua nomine ejus in ecclesia frequentetur (Epist. LXVI).

1322

θυσία του ίλασμού, Поуч. оглас. V, n. 8, стр. 462.

1323

Там же п. 10.

1324

In 1 Corinth. homil. XLI, n. 5. В другом месте св. Златоуст ясно называет обычай поминать усопших при бескровном жертвоприношении узаконением апостольским: ούκ είκή ταυτα ένομοθετήθη υπό των Αποστόλων, то έπι των φρικτών μυστηρίων μνήμην γίνεσθαι των άπελθόντων ίσασιν αυτοϊς πολυ κέρδος γινόμενον, πολλην τήν ωφέλειαν (in Philipp. hom. III, T. XI, 217, E).

1325

См. в литург. св. Иоанна Златоустого и Василия великого.

1326

Поуч. тайновод. V, п. 9, стр. 462. Так же выражается и блаж. Августин: ut orent ipsi pro nobis… (in Johan. Tract. LXXXIV, n. 1).

1327

Поуч. тайновод. V, n. 8, стр. 642.


Раздел 24 Раздел 25 Раздел 26