священномученик Михаил Чельцов

Христианство и культура h3 Понятие о культуре

Слово «культура» происходит от латинского глагола «cultuга» – обрабатывание, возделывание. Прежде всего оно прилагается к земледелию: что из земли растет само, без приложения человеческого усилия, есть продукт природы, а что благодаря человеческой работе принимает вид и форму, – это продукт культуры. Обработкой камня и дерева человек создает орудия, так называемую техническую культуру. В широком смысле слова под культурой мыслится все, что есть результат целесообразной и планомерной деятельности человека: обычаи, права, общественный строй, художественные произведения, наука и т.п. Все это создается человеком для улучшения его жизни, для более наилучшего устроения своего положения на земле, для победы над стихиями мира, а поэтому на всем этом лежит печать человеческого почина и человеческих интересов. Культура как искусственное таким образом противополагается природному, естественному. Это противоположение не есть результат условной, эмпирической классификации явлений; оно проистекает из глубочайших трансцендентных оснований: из метафизической противоположности между субъектом и объектом. Часть жизни предстоит сознанию объективно, как данное, как существующее само по себе, независимо от воли и активности познающего субъекта. Это есть природа. Другая же часть дана как продукт автономного творчества сознающего духа; она неразрывно связана с «я», как с последней и изначальной точкой (см. статью С. Франка «Природа и культура»).

Такое обычно принятое растолкование понятия культуры в полной степени находит для себя оправдание в Библии.

Отношение к культуре в Ветхом Завете, принятие её Иисусом Христом и апостолом Павлом

Господь Бог, создавши первых людей, благословляя их, сказал им: «плодитесь, и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всяким скотом, и над всей землей» (Быт. 1, 28). Итак, обладать землею или, как сказано в другом месте Библии, «возделывать» её – это поставлено человеку в задачу его жизни, как одно из средств не только питания его, но и нравственного совершенствования. И для осуществления им его задачи ему предоставлен был полный простор, в пределах, конечно, нравственной возможности. И люди скоро, как свидетельствует Библия, для наилучшего обладания землей изобретают разные медные и железные инструменты, потребные для устройства жилищ, для земледелия, скотоводства, охоты, войны и музыки. И Библия, укоряя этих и им подобных изобретателей за дурную их жизнь, за обращение этих культурных новшеств на услаждение сластолюбия и на служение греху, эти самые инструменты оставляет человеку как необходимые и полезные ему, сами по себе нравственно безгрешные. Культура, искусство родились у человека хотя после уже греха его, но не как проявление последнего. И без него бы человек призывался к культурной деятельности, хотя, быть может, и в другой форме и в других видах её осуществления. Важно в данном случае не одновременное её появление со грехом, а ее естественная неизбежность. Человек лишь злоупотребил: орудия искусства, назначенные для обладания землей и вообще всей природой, человек обратил на служение своим греховным пожеланиям.

И во многих других местах Слово Божие, говоря об отношении человека к обладанию его природой и о пользовании им её явлениями, никогда не укоряло его за изобретения и усовершенствования чисто культурного характера. Зодчество обращено было на устроение Дома Божия, храма молитвы; поэзия и музыка – на прославление Господа; литература и художество   на воплощение учения о Боге и человеке. И кто видывал красоту строений иерусалимских и, в частности, храмовых, хотя бы в картинных воспроизведениях, тот не может не восторгаться высотой и чистотой их стиля и отделки. Поэзия псалмов и хотя бы «Песни песней» ценится по достоинству теми, кто знаком с древнееврейским языком. А музыка древних евреев занимает весьма почетное место в истории музыки вообще.

Правда, о Спасителе ничего нельзя сказать как о благословившем как-либо продукты культуры. Но Он их и не отрицал нисколько, никогда и ни одним словом или намеками. Самым же фактом Своей жизни в условиях еврейской культуры, как пользовавшийся ею и для своей личной человеческой жизни, и для своей проповеди (лодки на озерах, мережи для ловли рыбы, платье и т.п.), Христос Спаситель принял се и чрез это самое освятил и признал её служебное значение для человека. Если же обратим внимание на-то обстоятельство, что Спаситель Сам носил красивое, прекрасно приготовленное одеяние, любил выбирать для проповеди красивые места, пользовался сравнениями и уподоблениями из красот природы – полей и лугов, то и вовсе должны будем признать полную приемлемость Им всего прекрасного, и не только как оно существует в природе, но и как оно отображается в искусстве.

Весьма примечательные слова встречаем мы у апостола Павла: "всё мне", – говорит он в первом послании к коринфянам, – «позволительно» (1Кор. 10:23). И эту фразу повторяет дважды. С большим содержанием эти слова. Широкую свободу предоставляют они человеку. Все существующее, всю природу и, следовательно, всю культуру они принимают и предают ее человеку. Человек поставляется полным хозяином, неограниченным владельцем и обладателем всего. Апостол здесь в полной мере воспроизводит слова Господни, сказанные Им при введении человека в обладание, пользование землей после его сотворения. Все, что ведет человек к осуществлению им этих его прав, приемлется апостолом. И конечно, чем легче человеку будет подходить к этому осуществлению, т.е. чем более он будет изобретать усовершенствованные орудия и инструменты, чем более он будет владеть и повелевать стихиями природы, чем более красивой и радостно-приятной он будет делать свою жизнь, тем ближе он будет к цели своего земного бытия – нравственному совершенствованию, а чрез него и богоуподоблению.

Принятие её Церковью

И Церковь христианская, верная указаниям Библии и примеру Христа, приняла и освятила все, что мыслится под словом «культура». Все явления, продукты культуры она обратила между прочим на служение своим возвышенным целям, воспользовалась ими для проповеди христианского учения, для наилучшего обращения сердца человеческого к Богу, для излияния его скорбей и радостей, для призыва к человеку идти ближе к Богу, уподобляться и служить Ему. Какие в христианстве величественные храмы, то и готике кверху – к Богу мысль и сердце устремляющие, то в византийско-русском стиле самым небом как бы покрывающие землю, небо низводящие на землю. Художественно-изобразительное искусство населило не только храмы, но и дома, и деревни, и даже поля и дороги христианских поселений целым сонмом святых и ангелов, присутствием Богоматери и самого Христа Спасителя. Слух христианский с самых древних времен услаждается прекрасным, гармоническим пением и музыкой. Целые сложные мистерии были к услугам христианского зрения, картинами воспроизведенных древнейших событий призывая христианина в красоте красок и звуков находить свой образ и свое назначение. Наука христианская, воспользовавшись языческими философскими их учениями и системами, создала свою возвышенную литературу, дала Василия Великого с его шестодневном (научным объяснением творения мира), Иоанна Златоуста, с его ораторским красноречием непревзойденного проповедника, блаж. Августина, с его «градом Божиим» целой системой христианского государства, Иоанна Дамаскина, с его замечательным богословием. Романа Сладкопевца творца церковных песнопений, красота и привлекательность которых ясна всякому, знающему греческий язык (В нашем Институте гражданских инженеров церковь построена в честь свщ.мч. Симеона, Сродника Господня. Святой этот был «древоделателем», т.е. своего рода зодчим и служителем культуре. В посвящении нашего Института этому святому зодчему лежит глубокая мысль: специальная отрасль культуры – зодчество – приемлется в единение храмовое и церковное и благословляется.)...

Культура как обнаружение жизни души человека и как служительница религиозно-нравственному совершенствованию его

Иначе отнестись к культуре, как принять и благословить ее, христианство и не могло как по самому существу своему, так и по идее, заложенной в основе всего культурного.

Культура ведь есть выявление, обнаружение жизни человеческого духа; она обусловлена в своем бытии не только стремлением победить природу, но и потребностью внутренней жизни души. Жизнь души не может замыкаться сама в себе; она невольно родит факты и явления из себя и вокруг себя; она творит внешнюю, так сказать, обстановку для себя. Душа же как отображение Божества, будучи по природе своей христианкой, по свидетельству одного древнего церковного писателя, не может выявлять, производить ничего противного себе, и даже не согласного с её содержанием. Она, следовательно, и культуру может творить по образу и подобию своему, т.е. религиозную, христианскую. И культура, как результат целеполагающей деятельности разумного духа человеческого, не есть и не может быть излишней, ненужной и тем более вредной для жизни христианина: она есть внутренняя, существенная, неизбежно естественная сторона бытия его. Культура нужна как одно из важнейших звеньев на пути совершенствования души человека; она и большой важности помощница ему здесь.

На самом деле, что бы мы ни взяли из проявлений культуры, всюду с самою наглядною ясностью видим эту служебно-христианскую сторону в ней. Вот литература. По-видимому, она служит временным, случайным и слишком уже человеческим интересам и пожеланиям. А ведь фактически-то она является большой путеводительницею ко Христу. Чему другому она служит, особенно наша русская художественная литература, как не призыву к человеку – быть человеком, оставить зло и грязь жизни, просветиться подлинным светом истины, добра и правды. Имена не только Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого, но и гораздо меньших из писателей, даже иногда богоборчески настроенных, как Л. Андреев или М. Горький, утверждают не только нас, русских, но и заграничных ценителей литературы в глубоко моральном содержании и влиянии её на читающее общество. А произведения художественного творчества – пластика, живопись, музыка разве не великие учители наши, отрывающие нас от суеты и пошлости жизни и устремляющие наши ум и сердце горе, к высшему, прекрасному, идеальному, божественному! Едва ли найдется такой зачерствелый в сердце своем человеке, настолько погрязший в тине и пошлости жизни, который бы остался холодным и бесчувственным, смотря на прекрасное произведение кисти художника, слушая гармонию звуков в музыке, даже слушая артистическую декламацию!.. Как в такие минуты слушания и рассматривания человек как бы умирает для всего земного, обыденного, страстного, грешного! Как у него мало-помалу рождаются сначала какие-то неопределенные, смутно ощущаемые новые чудные душевные состояния, которые потом, все более и более проясняясь, творят новое в душе его, в настроениях, мыслях и желаниях. В такие минуты человек поистине как бы беседует с Богом и молится Ему... Все истинно культурное, все высоко художественное есть просвет куда-то в иную чистую, светлую область бытия, касание иных миров. Оно есть призыв к прекрасному и истинному, т.е. к Божественному. Воплощать и выражать прекрасное это значит служить красоте, а красота в подлинном своем лике всегда божественна, ибо и Бог есть непременно красота. Недаром древние любители и ценители красоты греки говаривали, что эстетика и этика, т.е. красота и нравственность, суть родные сестры, дочери одной матери – религии. Поэтому – жить в области красоты значит жить уже религиозно. Отсюда станет понятным и то, что великие художники слова, нередко отдаваясь стихиям своей плоти и страстям, нутром своим, душой своей тяготели к Богу и Ему слагали песни (Пушкин, Лермонтов); великие художники и музыканты, композиторы и певцы, творя образы и звуки, лучшее из своего творчества, проявили в религиозных произведениях (Айвазовский, Чайковский и др.); одаренные искрой Божией писатели, устремляясь к богоборчеству, зовут, хотя и невольно, но повелительно и громко к Господу Богу (Л. Андреев, М. Горький и др.).

Разрыв у культуры с христианством от изменения содержания и характера у современной культуры

К сожалению, за последнее столетие произошел разрыв у культуры с христианством и с религией вообще. И произошел этот разрыв не по вине христианства. Последнее остается и теперь таким же, каким оно было и в далекие древние времена; оно так же и теперь приветливо и благосклонно относится к культуре и принимает ее, как и в древние времена; всеми плодами её оно и теперь не менее, если не более, пользуется, рост и процветание их поощряет, как и прежде, всегда. Но в культуре произошло очень заметное изменение; изменился дух, характер и направление ее. Или, вернее сказать, изменился взгляд на культуру и отношение к ней со стороны интеллигентного общества. Культура из средства обратилась в цель, из служебного орудия в самодовлеющее начало.

Под влиянием многих разнообразных условий повелось у нас, даже нередко у людей религиозных, эту земную жизнь считать за единственную, всецело бытие человеческое исчерпывающую. Все полагается здесь на земле; за ней если что и видится в минуты религиозных размышлений, то в деятельности жизненной все это забывается, не приемлется в расчет. Сведя смысл своего бытия к этой земной жизни, человек, естественно, захотел её сделать как можно более красивой, привлекательной, радостной, усладить её всеми прелестями, какие только можно взять от земли и на земле. Для этого прежде всего было обращено внимание на культуру; она призванной оказалась выполнить эту задачу – усладить, разукрасить, обеспечалить землю. И культура невольно, но естественно, сошла со своего высокого пьедестала отобразительницы высшего мира в быте и обстановке человека, и стала в положение успокоительницы и усладительницы человека. Она очень нередко перестает звучать ему гармонией из надзвездного мира и будить в нем божественное, святое; она стала прилаживаться к его низменным вкусам и стремиться удовлетворять их. В результате, вместо того, чтобы преображать мир в образ высшей истины и красоты, культура стала утверждать мир в его настоящем виде и состоянии. Земля, мир стали овладевать человеком, и он из положения господина, обладателя земли стал обращаться в слугу его.

В мире же этом самое близкое и родное человеку – это его плоть, частица этой земли. Она всегда привлекает к себе внимание человека, зовет на служение себе, и нет ничего сладостнее для человека, как угождать своей плоти, доставляя ей приятности и удовольствия. Естественно с сосредоточием исключительного внимания человеком на земле, он стал, прежде всего, заботиться об угождении в себе всему плотскому, чувственному и, конечно, культуру также обратил в эту сторону, сделав её угодницею в себе греховному, низменному. Литература стала восторгаться Саниными и проповедовать культ тела; художество породило из себя порнографию; музыка стала возбудителем страстей, и театр из школы жизни стал школой дурных нравов и местом дурных увеселений...

Конечно, такая культура не может быть приветствуема и даже допускаема христианством. Она – совершеннейшее противоречие ему, противоречие потому, что она в этом своем положении теряет свою надлежащую сущность, перестает быть тем, что она есть и чем должна быть. Вместо высшего она утверждает низшее, вместо вечного – временное, тленное, вместо прекрасного и истинного – ложное, фальшивое, намалеванное. И человека приводит она от состояния его свободного пользования плодами культуры к рабскому служению, тлению, необходимости и даже ей самой – культуре.

Рабство наше пред культурой

Желая, в целях личного услаждения разукрасить свою жизнь плодами и цветами культуры, человек естественно стал усиленно заботиться о развитии и усовершенствовании ее. Эта забота увлекла его. Он стал отдавать ей все свое внимание, время и весь свой труд. И незаметно поставил себя в служебное положение к ней. В настоящее время не столько культура служит человеку, сколько человек оказался в рабстве у нее: все для неё и только немногое от нее, и то после усиленных трудов и домогательств, больших жертв и самопожертвований. Культура стала своего рода богом, идолом. У немалого количества поклонников её создался даже целый культ культуры, настоящая религия культуры. Даже самый человек стал оцениваться с точки зрения служения его этой культуре: диплом на звание человека стал выдаваться только деятелю в области этой культуры и культурность становится синонимом человечности. Не культура должна подниматься до подлинной человечности и божественности, а последняя низводится до уровня земной, плотяной, приятной культуры.

Такое перемещение центра тяжести с достоинства человека на задачи культуры, конечно, христианством принято и тем более одобрено не может быть. Принять его значило бы унизить человека до простой только персти земной, до животного. Принять его значило бы и религию низвести до тешащей человека культуры и убить в нем устремление к высокому, истинному, прекрасному. Принять его не может и сама культура, как выразительница высших устремлений человека, как касание иных миров, как средство преодоления тления и тины жизни и преображения земли. Принять не может и разум человеческий, всегда человеку и в нем самом, и в окружающей его природе открывающий мир идеальный, Божественный и побуждающий реализовать его...

Поэтому-то так сильно, звучно, настойчиво и громко раздается протест со стороны людей культуры, со стороны многих представителей нашего интеллигентного общества, протест против культуры в современном, неистинном понимании ее, протест во имя спасения достоинства культуры и истинного высокого значения её (Весьма характерны рассуждения по содержанию докладов В.В. Розанова и Н.А. Бердяева на бывших в 1907 году собраниях религиозно-философского общества (см.: Записки Санкт-Петербургского религиозно-философского общества, вып. II, 1908). И ещё весьма интересны книжки А. Мейера «Религия и культура» (Спб., 1909), С. Воинова «Христианство и культура» (М., 1911). Интересна в своем роде и книжка В.В. Розанова «Религия и культура»).


Вам может быть интересно:

1. Письма и статьи – РАДОСТЬ ХРИСТИАHИHА священномученик Онуфрий (Гагалюк)

2. Служба Богу и России (слова и речи) – Современная моральная беспринципность в приложении к вопросу о характере христианской жизни архиепископ Феодор (Поздеевский)

3. Небесный дар любви – ПОУЧЕНИЕ о христианской нравственности протоиерей Валентин Амфитеатров

4. Святоотеческое наследие и церковные древности. Том 1 – Христианство как философия или любомудрие по Христу по свидетельству греческих отцов Церкви и церковных писателей II-VIII веков профессор Алексей Иванович Сидоров

5. Основы православного воспитания – ВСТРЕЧА СОВРЕМЕННОГО ЗАПАДА С ВОСТОЧНЫМИ СОТЕРИОЛОГИЯМИ митрополит Амфилохий (Радович)

6. Об истинах православно-Христовой веры и Церкви – Ф святитель Тихон Задонский

7. Христианское миросозерцание. Основные религиозные истины – О человеке священномученик Михаил Чельцов

8. К монаху Агафию – О тех, которые во время кончиныне прилагают попечения о своем спасении,но пишут завещания и отдают приказы о том,над чем не имеют власти преподобный Нил Синайский

9. О физико-телеологическом доказательстве бытия Божия – Глава пятая протопресвитер Евгений Аквилонов

10. Письма – 152. Сама о себе больше молись Богу преподобный Иосиф Оптинский (Литовкин)

Комментарии для сайта Cackle