Михаил Михайлович Тареев

1. Ветхозаветная основа Евангелия

Изначала евреи веруют в единого Бога: это именно Бог еврейского народа, Бог евреев2 , Которого они называют наш Бог. Они сами составляют удел своего Бога, Его наследие, а земля, которую они занимают, образует место Его жительства. У них своя земля и свой Бог, как у других народов свои земли и свои боги. Иеффай говорил царю аммонитскому: «не владеешь ли ты тем, что дал тебе Хамос, бог твой? И мы владеем всем тем, что дал нам в наследие Иегова, Бог наш»3. Во времена судей идея национального Бога была единственною силою, которая объединяла все колена Израиля и отделяла их от соседей, с которыми они жили: когда эта сила ослабевала, они распадались и смешивались с язычниками. Давид, преследуемый Саулом и находясь в изгнании, считал себя вне наследия своего Бога на земле чужих богов. Он говорил Саулу о «сынах человеческих», возбудивших царя против него: «они изгнали меня, чтобы я не мог участвовать в наследии Иеговы, говоря: поди, служи богам чужим»4. Об одной из снох-моавитянок, не пошедшей за своею свекровью в землю иудейскую, Ноеминь говорила, что она «возвратилась к народу своему и к своим богам»5, а Руфь, «пришедшая к народу иудейскому», по словам Вооза, «пришла к Богу Израилеву»6. Иеффай, Давид, Ноеминь и Вооз мыслили так же, как Нееман сириец, захвативший с собою «земли» израильской, «сколько снесут два лошака», чтобы на ней в стране своей «приносить всесожжения и жертвы Иегове»7, как царица Савская8, как слуги Венадада сирийского9.

Бог еврейского народа и еврейской земли имел собственное имя Иегова, или Ягве, как Он открылся Моисею, – это было Его имя для «памятования о Нем» в еврейском народе «из рода в род»10.

В основе религии еврейского народа лежали факты его исторического опыта, факты живого общения его с «единым» Богом. Как всякая действительная религия есть религия отцов, имеет основу в естественной жизни человека и по этой основе уходит в глубь истории; так и религиозный опыт евреев простирался за пределы народной шири, обнимая жизнь их отцов – Авраама, Исаака, Иакова. Авраам веровал в своего Бога, ради Которого оставил «землю свою, родство свое и дом отца своего», – выделился, как носитель своей религиозной идеи. Эта вера определяла всю его жизнь. Его сын, Исаак, «молился Иегове – Богу Авраама», отца своего; ему являлся Бог, как Бог Авраамов; благословением Бога Авраамова благословил он сына своего, Иакова. Бога Авраама и Исаака Иаков признал в Вефиле своим Богом11. Этот именно Бог Авраама и Исаака, которого Иаков признал своим в Вефиле12, являлся Ему и был ему Богом; он молился Богу отца своего Авраама и отца своего Исаака13. Бог Авраама, Исаака и Иакова явился Моисею и наименовался Иеговой, Богом евреев14. Он один затем управлял судьбами еврейского народа. Вот эта непрерывность религиозного опыта, непрерывность общения с одним Богом, и составляла для евреев первоначальную истину единства Божия. «Иегова нашел народ Свой в пустыне, в степи печальной и дикой; ограждал его, смотрел за ним, хранил его, как зеницу ока Своего. Как орел стережет гнездо свое, носится над птенцами своими, распростирает крылья свои, берет их и носит на перьях своих так Иегова один водил его, и не было с Ним чужого бога»15.

Единство Божие для евреев первоначально означало – признание своим Богом (Элогим), Владыкой, Молохом, Ваалом, одного только Иеговы и отвращение от чужих богов. «Слушай, Израиль, Иегова, Бог наш, Иегова един есть. И люби Иегову, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею и всею силою твоею. Не последуйте иным богам, богам тех народов, которые вокруг вас»16. Евреи должны признавать своим богом только Иегову, Который вывел их из Египта, из дома рабства, и не иметь у себя других богов17; они не должны приносить жертвы иным богам, кроме одного Иеговы18, не поклоняться им, не служить им19, – не знать других богов20. Преданность Богу всем сердцем, всею душою, всеми силами для евреев и означала поклонение одному только своему Богу21. Так Самуил говорил дому Израилеву: «если вы всем сердцем своим обращаетесь к Иегове; то удалите из среды своей богов чужих и астарт, и направьте сердце свое к Иегове, и служите Ему одному»22. В основе этой преданности лежит свобода избрания, свобода принадлежности тому или другому Богу. Иисус Навин предлагал народу еврейскому: «бойтесь Иеговы, и служите Ему искренно и истинно; отвергните богов, которым служили отцы ваши за рекою и в Египте, а служите Иегове. Если же не угодно вам служить Иегове; то изберите себе ныне, кому служить, богам ли, которым служили отцы ваши, бывшие за рекою, или богам аморрейским, в земле которых живете»23. Здесь еще нет той мысли, что Бог еврейский есть единый Бог для всех народов; здесь та мысль, что каждый народ должен поклоняться своему Богу с полною преданностью. «Ибо все, народы, говорит пророк Михей, – ходят каждый во имя своего бога; а мы будем ходить во имя Иеговы, Бога нашего»24. Даже пророк Иеремия, признающий языческих богов не богами, хвалит язычников за их преданность своим богам: «переменил ли какой-нибудь народ своих богов, хотя они и не боги»?25 Первою мерзостью в религиозном представлении евреев, первою нечистотой, был недостаток этой решительности в служении избранному Богу. Так Илия говорил народу израильскому: «долго ли вам хромать на оба колена? Если Иегова есть Бог (ваш), то последуйте Ему; а если Ваал, то ему последуйте»26. Мерзость идолопоклонства для евреев представлялась расслаблением сердца, недостатком духовной сосредоточенности: идолопоклонство мерзко, как неполная преданность своему Богу. Таков был грех Соломона: во время старости Соломона, жены его склонили сердце его к иным богам, и сердце его не было вполне предано Иегове, Богу своему. И стал Соломон служить Астарте, божеству сидонскому, и Милхому, мерзости аммонитской, – и не вполне последовал Иегове27. В это же расслабление часто впадал и весь народ еврейский и прежде Соломона, и после него. Искушением идолопоклонства для евреев было могущество и благосостояние соседей или врагов – мотив, общий всему языческому миру. «Ахаз приносил, жертвы богам дамасским, говоря: боги царей сирийских помогают им; принесу я жертву им, и они помогут мне»28. Со стороны евреев, при высшей интенсивности их религиозного чувства, это был особенно тяжелый грех, потому что Иегова был ревнивый Бог. Заповедуя Израилю единое поклонение Себе, Иегова говорил ему: «не покланяйся другим богам и не служи им; ибо Я Иегова, Бог твой, Бог ревнитель»29. Когда Израиль обещал Иисусу Навину служить единому своему Богу, то вождь израильский сказал народу: «не возможете служить Иегове, ибо Он Бог святый, Бог ревнитель, не потерпит беззакония вашего и грехов ваших. Если вы оставите Иегову и будете служить чужим богам; то Он наведет на вас зло и истребит вас, после того, как благотворил вам»30. Эта ревность Иеговы, служащая показателем высокой религиозности евреев, глубины их религиозного чувства, нашла себе трогательное и поэтическое выражение в образе брачного союза Иеговы с Израилем, а идолослужение евреев в этом смысле оказывалось блудодейством и даже прелюбодеянием со всеми его обольщениями и во всей его мерзости31. Ревность Иеговы, отражающая религиозную интенсивность евреев, религиозную гениальность этого народа, заставила его совершить полный круг религиозного развития, раскрыть всю логику религиозной веры от ее низших ступеней до высших, – это и делает историю еврейской религии высоко-поучительной.

Евреи не остановились на этой обще-языческой основе. Они возвысились до представления единственного величия своего Бога среди всех богов, Его превосходства над ними, Его господства над всею природою. Эти религиозные верования были также плодом их религиозного опыта, стояли в связи с их победами над врагами и соседями, с достигнутым ими политическим влиянием, общественным благоустройством и экономическим благосостоянием. По религиозному представлению семитических народов, судьба каждого народа была делом его бога, слава и победа народа – славою и победою бога, величие и благосостояние народа – свидетельством о силе бога, поражение и бедствие народа – поражением его бога, столкновение народов рассматривалось, как взаимоотношение их богов. Так, в частности, и евреям их славная история свидетельствовала о величии Иеговы и Его превосходстве над всеми чужими богами. Это свидетельство их истории было особенно красноречиво и убедительно. Культ еврейского Бога начался еще раньше нарождения еврейского народа – со времени их отцов Авраама, Исаака, Иакова: самое появление народа евреев на арене истории было уже делом попечения Бога о судьбе этих отцов, исполнением данного им божественного обетования. Затем, на заре своей народной истории, евреи были в тяжелом египетском рабстве, из которого были освобождены великою рукою и несокрушимою державою Иеговы. Воспоминание об этом событии имело для евреев глубокое религиозное значение: Иегова остался для них навеки Спасителем их из египетского рабства. «Я Иегова, Бог твой, Который вывел тебя из земли египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других богов»32. Этот народ, когда Иегова избрал его собственным Своим народом, был малочисленнее всех народов33. На нем, на его судьбе, Иегова показал Свою силу: вывел его из рабства, дал ему землю, в которой текло молоко и мед, покорил ему его врагов, сделал его свободным, сильным и славным, народом. В судьбе Своего народа Иегова открылся более могущественным, чем другие боги. «Кто, как Ты, Иегова, между богами? Кто, как Ты, величествен святостью, досточтим хвалами, творец чудес? Ты повел милостию Твоею этот народ, который Ты избавил; Ты провождал силою Твоею в жилище святыни Твоей. Услышали народы, трепещут; ужас объял жителей филиетимских… Тогда смутились старейшины едомовы, вождей моавитских объял трепет, уныли все жители Ханаана»34. «Увы! Шум от множества народов: они шумят, подобно морскому шуму. Рев племен: они ревут, подобно реву сильных вод. Народы ревут, подобно реву сильных вод, но Он погрозил им, и они далеко побежали, и были гонимы, как прах по горам от ветра и как пыль от вихра»35. Устраивая судьбу Своего народа и распоряжаясь для этой цели другими народами, с которыми сталкивался Израиль, Бог Израилев является высоким над всеми народами36, превознесенным над всеми богами37; Он производит суд над богами других народов38, а для Израиля Он единственный Спаситель39. Что такое величие Иеговы познавалось еврейским народом не вне отношения к его собственной судьбе, это подтверждается многими свидетельствами. Так Давид говорит Богу своему: «Велик Ты, Иегова, Боже, ибо нет подобного Тебе и нет бога, кроме Тебя, по всему, что слышали мы своими ушами. И кто подобен народу Твоему, Израилю, единственному народу на земле, который Ты приобрел Себе от Египта, народов и богов его»40. Вместе с тем Израиль в своей судьбе испытывал также могущество Иеговы над природою, над всем миром. Уже выход евреев из Египта, сопровождавшийся казнями и знамениями, показал им, что Иегова владеет речною водою, жабами, мошками, саранчой, болезнями и здоровьем, светом и тьмой, молнией и громом, жизнью и смертью, ветрами и морем. Этот опыт Израиля продолжался и во время их странствования к земле обетованной, при ее завоевании и в жизни их на этой земле, где Иуда и Израиль обитали спокойно, каждый под виноградником своим и под смоковницею своею. Иегова образует свет и творит тьму, делает мир и производит бедствия41; Он творит все, что хочет на небесах и на земле, на морях и во всех безднах, – возводит облака от края земли, творит молнии при дожде, изводит ветер из хранилищ его42; горы таят от лица Иеговы, а земля поднимается и опускается как река43. Солнце остановилось над Гаваоном и луна над долиною Аиалонскою, когда Иисус Навин поражал врагов, – и большие камни (града) сыпались на них с неба44. «С неба сражались, звезды с путей своих сражались с Сисарою» за Израиля, как воспела Девора-пророчица45. По молитве Исаии, в знамение царю Езекии, солнечная тень воротилась на десять ступеней46. Иегова есть царь неба и земли, распорядитель явлениями вселенной, виновник мира Небеса дело Его перстов, луну и звезды Он поставил47; Он поставил жилище солнцу, и оно выходит, как жених из брачного чертога своего, радуется, как исполин, пробегая путь48. Словом Его созданы небеса, и духом уст Его – все воинство их, ибо Он сказал, и сделалось, – Он повелел, и явилось49. Он все благоустроил – Его день и Его ночь, Он установил все пределы земли, учредил лето и зиму50. Все великолепие небес свидетельствует о Его славе51. Он – владыка всего небесного воинства, Господь сил, Господь Саваоф. Все это небесное стройное воинство – Его ангелы, все явления природы – Его слуги52. Итак, для иудейского религиозного сознания было непосредственно очевидно всемогущество Иеговы, как в природе, так и в истории. Натурализм языческих религий делал то, что в сознании евреев природная сила Иеговы дополняла и объясняла Его историческую победу над богами народов. Что делают язычники, поклоняясь солнцу, луне, звездам? Они поклоняются тому, что находится во власти Иеговы. По примечательным словам Второзакония, Иегова, Бог Израилев, уделил солнце, луну и звезды – все это воинство небесное всем народам под всем небом, а Израиля взял Себе в удел53. Когда Всевышний давал уделы народам, когда расселял сынов человеческих, Он поставил пределы народов по числу сынов Божиих54 – ангелов Божиих55. Побежденные в славе израильской истории и во всемогуществе природного величия Иеговы, боги-элогим окружают Его, как Его ангелы, как сыны Божии, святые Его, и призываются поклониться Ему. «Кто на небесах сравнится с Иеговой? кто между сынами Божиими уподобится Иегове? Достопокланяем Бог в великом сонме святых, страшен Он для всех окружающих Его. Иегова, Боже сил! кто силен, как Ты, Боже?»56 «Воздайте Иегове, сыны Божии, воздайте Иегове славу и честь»57. Иегова есть поистине Бог богов и Господь господов58, потому что Он творец мира и владыка истории59. В силу этой же связи природного могущества и исторической силы Иеговы, борьба Его с богами народов в истории и победа над ними переносилась с земли на небо и становилась борьбой и победою над небесными силами. Боги язычников не только суть слуги и ангелы Иеговы, – они могут погрешать и иметь недостатки60, они могут народы свои вооружать против народа Божия, они могут идти против планов Божиих, восставать против Его величия. И Иегова судит их и побеждает не только в судьбе народов61: Он посещает воинство выспреннее на высоте и царей земных на земле62; Он предает заклятию народы, пред Ним истлевает и все воинство небесное, и небеса свертываются как свиток книжный, ибо упивается меч Его на небесах63; гордые цари земные падают пред Ним с своих престолов, Им свергнут с неба и возгордившийся сын зари, Денница64 Эта торжествующая победа Иеговы на небесах и на земле углубляется в даль космологической эволюции, как Его постепенная победа над первобытным хаосом, над его бурными стихиями, над буйствовавшими в нем чудовищами: Он сокрушил головы змиев в воде, сокрушил голову левиафана, рефаимы трепещут пред Ним под водами65. Его победа в истории оказывается отражением первобытной стихийной победы66. Что мы называем творением мира, евреям представлялось победою Иеговы над стихиями и чудовищами, благоустроением хаоса. Как бы то ни было, это был торжествующий монотеизм, – это была действительная победа религиозного сознания над натурализмом и язычеством. Еврейский монотеизм не просто исключал или отвергал божественную силу стихий и силу языческих богов, – он вбирал ее в себя, наполнялся ею, побеждал ее. Отсюда именование Элогим может своею множественною формою указывать на внутреннюю полноту божества Иеговы. Монотеизм древней еврейской религии был самый решительный: евреи не знали области, изъятой из сферы божественного промышления Иеговы. Иегова образует свет и творит тьму, делает мир и производит бедствия, Он умерщвляет и оживляет, поражает и исцеляет67; не бывает бедствия, которое не Иегова попустил бы68; сам сатана – Его слуга69. Вместе с тем, как победа Иеговы над стихийными силами углублялась в космогоническую даль, и избрание Израиля Иеговой отодвигалось в глубь человеческой истории: вера народа не только сводилась к вере отцов, Иакова, Исаака, Авраама, но и к религии Сима, Ноя, Сифа и Адама, завет Иеговы с народом еврейским оказывался исполнением и развитием завета Сима, Ноя, Сифа и Адама с Иеговой – устроителем мира.

По мере того, как в религиозном сознании иудейского народа крепло понятие превозмогающей силы Иеговы в природе и истории, росло убеждение в бессилии и ничтожестве языческих богов. Только Иегова может быть единым Спасителем, потому что только Он владычествует над природою и над судьбами народов, только Он истинный Бог – живый, вечный, всемогущий, вездесущий, всеведущий70. Языческие боги не могут оказать помощи и прибегать к ним бесполезно. Пророк Илия издевался над жрецами Ваала, говоря: «кричите громким голосом, ибо он бог; может быть, он задумался, или занят чем-либо, или в дороге, а может быть и заснул, так он проснется»71. Пророк Иеремия говорит: «Есть ли между суетными (богами) языческими посылающие дождь? или может ли небо (само собою) подавать ливень? не Ты ли это, Иегова, Боже наш? На Тебя надеемся мы, ибо Ты производишь все это»72. Языческие боги не могут предвозвестить будущее и сделать что-либо доброе или худое, они ничто, и дело их ничтожество73, они ложь и пустота, в которой нет никакой пользы74, суетные и ложные боги75, не боги76 и пр. Итак, что же от религии языческой остается реального? Идолы, истуканы. В них нет духа77, нет жизни, – они не видят и не слышат, не едят и не обоняют78, это гнусные трупы и мерзости79. Пророки с огненным воодушевлением осмеивают идолопоклонников, которые сами себе делают богов из золота или дерева, поклоняются истуканам, совершенно бесполезным и даже беспомощным80. Здесь противоположность между религией Иеговы и язычеством достигает наивысшей степени, как противоположность истинной религии и ложных религий. Все боги народов – идолы, а Иегова небеса создал81. Боги народов – истуканы, которые не могут причинить зла, но и добра делать не в силах, а Иегова Бог есть истина: Он есть Бог живый и царь вечный. Боги, которые не создали неба и земли, исчезнут с земли и из-под небес. Он создал землю силою Своею, утвердил вселенную мудростью Своею и разумом Своим распростер небеса82. С такой высоты религиозных представлений еврею, чтителю Иеговы, обратиться к ваалам и астартам, спуститься до языческого идолопоклонства, значило осуетиться83, от жизни обратиться к трупу, гоняться за тенью, безумно хватать пустой воздух. «Подивитесь, небеса, ужаснитесь, говорит Иегова. Ибо народ Мой – Меня, источник воды живой, оставили, и истесали себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды... Как вор, когда поймают его, бывает осрамлен; так осрамил себя дом Израилев, говоря дереву: ты мой отец, – и камню: ты родил меня»84.

Чтобы уразуметь высоту монотеистического богопоклонения евреев, нужно иметь в виду их представления о славе, святости и духовности Божией. Эти понятия ветхозаветной Библии, на ступени своего наивысшего развития, выражают величие Божие, Его превосходство над миром, Его несоизмеримость с мирскою ограниченностью, Его самодовлеющее блаженство и безусловное внутреннее достоинство. «Кто, как Ты, Иегова, величествен святостью, досточтим хвалами, творец чудес»85? Он превыше небес и над всею землею слава Его86. Вот народы – как капля из ведра, и считаются как пылинка на весах; острова как порошинку поднимает Он87 и пр. В частности из названных понятий слава имеет более объективное значение. Именем славы еврей обозначал то, что имеет собственную ценность и непреходящее значение, что есть действительное благо. Говоря о славе Божией, или имени Божием88, он выражал ту мысль, что только в Боге действительное благо и действительная жизнь: Иегова – царь славы89. Евреи были глубоко убеждены в тленности и ничтожности мира, предоставленного самому себе; источник его жизненности и его относительного значения они видели исключительно в Боге, все его действительное великолепие они относили к единому Богу. Посему в проявленной славе Божией они полагали начало мирового бытия: небеса проповедуют славу Божию90; в прославлении Бога они усматривали призвание человека и всех разумных существ, и в полноте обнаружения божественной славы – цель мира и спасение человека. «Воздайте Иегове, сыны Божии, воздайте Иегове славу и честь, воздайте Иегове славу имени Его»91. «Хвалите Иегову, все народы, прославляйте Его, все племена»92. «Не нам, Иегова, не нам, но имени Твоему дай славу»93, восклицает псалмопевец. Блаженные грядущие времена спасения мира пророк называет временами, когда люди увидят славу Иеговы и величие Божие94. Именем святости Божией обозначается та же слава Божия95, но более со стороны субъективной, со стороны отношения ее к человеку. Бог свят и в Своем величии Он страшен для человека96. Кто может стоять пред Иеговой, сим святым Богом97? Только по Своему человеколюбивому снисхождению Иегова становится сносным для человеческого уничижения: «ибо так говорит Высокий и Превознесенный, вечно живущий, – Святый имя Его: Я живу на высоте (небес) и во святилище, и также у смиренного и покорного духом, чтобы оживлять дух покорных и оживлять сердце смиренных»98. Единому Богу свойственны честь и слава, – и все, что принадлежит Ему, что выделено на служение Ему, участвует в Его славе и становится святым, как на небе, так и на земле99. Так Израиль свят Иегове, как Его удел из всех народов100, равно и Иегова, избравший Себе Израиля, есть Святый Израилев101. Люди призваны воздать славу Иегове, – в исполнение этой задачи они должны стать субъективно святыми, т.е. принадлежащими Богу, религиозными: «освящайтесь и будьте святы, ибо Я, Иегова, Бог ваш, свят»102. Однородно с понятиями славы и святости и понятие духовности Божией. Под именем духовности евреи разумели нечто иное, чем мы; они не знали духовности в смысле бесплотности103. Духовностью они называли живую силу, жизнь и силу, бодрость, крепость. Поэтому Бог, живый, крепкий, всемогущий, противополагается миру как дух плоти104. И в человеке, как и во всем живущем, жизнь зависит от дыхания, от духа, который есть «дух жизни» и который делает «душу живою»; в смерти дух оставляет человека105. В человеке различаются дух и душа: душа это то же, что личность, личное сознание, дух это то, что оживляет человеческую душу, как и всякое животное. У человека душа своя, а дух Божий106, от Бога: Бог, создавший человека из праха земного, вдунул в лицо его дыхание жизни, и стал человек душою живою107. Дух может быть только от Бога. И не только вообще жизнь, но и всякое напряженное проявление жизни, как-то воодушевление, или вдохновение, бранное, пророческое, производится от Духа Божия108. Священный бытописатель изображает Духа Божия носившимся над первобытным хаосом, благоустроившим мир109. Псалмопевец воспевает силу Духа Божия в противоположность ничтожному миру: «скрываешь лицо Твое, мятутся; отнимешь от них дух, умирают и в персть свою возвращаются; пошлешь дух Твой, созидаются, и Ты обновляешь лицо земли»110. Для пророка грядущие времена спасения людей и явления славы Божией представляются временами излияния Духа Божия на всякую плоть111.

Основным тоном в ветхозаветном представлении о святости, славе и духовности Бога является созерцание Его премирного величия, Его несоизмеримости с мирскою ограниченностью и человеческою немощью. Это созерцание влекло важные последствия для характера еврейского монотеистического богопоклонения. Если Господь-Иегова неизмеримо превосходит мир, если Он один свят, в мире же святость принадлежит лишь тому, что Ему служит, то, конечно, поклонение прилично только единому Богу, только Его одного должно святить, только Ему одному и непосредственно должна быть воздана слава. В этом чистота монотеистического богопоклонения. Чистота еврейского монотеизма не только в том, что все святые не являются предметом поклонения, и сами призываются поклоняться единому Богу, но и в том, что никакой образ не служит средством богопоклонения. Евреям было запрещено делать священные изваяния, изображения какого-либо кумира, изображения мужчины или женщины, изображения какого-либо скота, который на земле, изображения какой-либо птицы крылатой, которая летает под небом, изображения какого-либо (гада), ползающего по земле, изображения какой-либо рыбы, которая в водах ниже земли112 . «Всякая плоть трава, пишет пророк, и вся красота ее, как цвет полевой... Вот, Владыка Иегова грядет с силою, и мышца Его державная... Итак, кому уподобите вы Бога? и какое подобие сопоставите с Ним? Идола выливает художник, а плавильщик покрывает его золотом, и приделывает серебряные цепочки. А кто беден для такого приношения, выбирает негниющее дерево, приискивает себе искусного художника, чтобы сделать идола, который стоял бы твердо. (Но) разве не знаете?.. Он есть Тот, Который восседает над кругом земли, и живущие на ней – как саранча (пред Ним); Он распростер небеса, как тонкую ткань, и раскинул их, как шатер для жилья... Кому же вы уподобите Меня, и кому Я был бы равен? говорит Святый»113. Эта чистота монотеистического богопоклонения составляет вековечную истину Ветхого Завета, лежащую в основе Евангелия. В данном отношении ветхозаветная религия стоит на такой высоте, пред которою всякое суеверие идолопоклонства, хотя бы и позднейшего, оказывается лишь формою лицемерия.

Однако ветхозаветное богопоклонение не имеет характера той духовности служения Богу, которой требует Евангелие: при всей чистоте монотеизма, ветхозаветное богослужение имеет резкие черты ограниченности, которая объясняется самым путем развития еврейского монотеизма и которая воплощалась в основном понятии ветхозаветной религии – в понятии завета.

* * *

4

1 Ц. XXVI, 19.

7

4 Ц. V, 17.

8

3 Ц. X, 9.

9

3 Ц. XX, 23.

11

Быт. XXVIII, 21 ср. XXVII, 20.

19

Исх. XXIII, 24; Втор. V, 6 7; VII, 16; XI, 16; XII, 30; XX, 18.

22

1 Ц. VII, 3.

26

3 Ц XVIII, 21.

27

3 Ц. XI, 4. 5.

31

Oc. I – III; Иез. XVI.

34

Исх. ХУ, 11. 13 – 15; Пс. LXXVI, 14 – 16 и мн. др.

36

Пс. ХCVIII, 2.

37

Пс. ХСVI, 9.

39

1 Цар. И, 2, Ос. XIII, 4.

42

Пс. СXXХIV, 6. 7.

52

Псал. СIII, 4.

54

Втор. XXXII, 8. В русском переводе «сынов Ираилевых»; но предлагают читать אִל בִּנִיвместо בּני.

55

Как у LXX κατὰ άριθμον άγγέλων θεοῦ.

58

Втор. X, 17; Пс. ХLIХ, 1; ХСVI, 9; СXXХIV, 5.

59

Пс. СXXХV.

62

Ис. ХХIV, 21.

73

Ис. ХLI, 23. 24. 29: 1Цар. XII, 21

80

Ис. XLIV, XLVI; Oc. VIII, 6: XIII, 2; XIV, 4; Пс. CXIII и др.

81

Пс ХСV, 5.

92

Пс. СХVI, 1.

93

Пс. СXIII, V.

98

Ис LVII, 15; Oc. XI, 8. 9; Пс. СII.

101

Ис. I, 4 и мн. др.

102

Лев. XI, 45 и мн. др.

108

См. ниже.

113

Ис. XL. Нужно, однако, помнить, что в действительности еврейский народ часто стоял ниже этих требований, но мы не пишем alttestamentliche Religionsgeschichte.



Источник: Основы христианства : [Система религиоз. мысли] / Проф. М.М. Тареев : в 5 т. - 2-е изд. - Сергиев Посад : тип. Св.-Тр. Сергиевой лавры, 1908-1910. / Т. 2. Евангелие. - 1908. - 366 с.

Вам может быть интересно:

1. О евангелиях и евангельской истории – Заключение епископ Михаил (Лузин)

2. Третья Пасха – 8-я ГЛ. ЕВАНГЕЛИЯ ОТ ИОАННА Матвей Васильевич Барсов

3. Лекции по Священному Писанию Нового завета. Том 1 – Именной указатель профессор Николай Никанорович Глубоковский

4. Об отличительном характере Евангелия св. апостола Иоанна Богослова профессор Михаил Измайлович Богословский

5. Вопрос о древности канонических Евангелий профессор Борис Михайлович Мелиоранский

6. О происхождении первых трех канонических евангелий: Опыт разбора гипотез – 1. Задача исследования и два рода теорий, её решающих Николай Иванович Троицкий

7. Толкование Воскресных Евангелий с нравоучительными беседами. Часть 1 – Толкование на Евангелие от Матфея во вторую неделю (Мф.4:18–23) архиепископ Никифор (Феотокис)

8. Священная история Нового Завета протоиерей Пётр Смирнов

9. Евангельские притчи и внебиблейские языковые данные протоиерей Леонид Грилихес

10. Беседы на Евангелие от Марка, прочитанные на радио "Град Петров" – Беседа № 1 архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Комментарии для сайта Cackle