митрополит Никанор (Клементьевский)

Слово в неделю ваий76

И призвав Иисус отроча, постави е посреди Учеников, и рече: аминь, глаголю вам, аще не обратитеся, и будете яко дети, не внидете в Царствие небесное (Мф. 18, 2–3).

Может быть, удивитесь вы, братие, что начинаю беседу мою такими словами, каких нет ни в Евангелии, ни в Апостоле нынешнего дня. Не удивляйтесь! В настоящем торжестве Церкви есть достопримечательная особенность, которая принадлежит собственно детям.

Многие толпы народа встретили Иисуса, когда Он шествовал в Иерусалим, седя на жребяти осли. Одни резали ветви и, потрясая ими в воздухе, бросали на пути Его; другие снимали с себя платье и постилали там же. Те и другие восклицали: Осанна Сыну Давидову! Благословен грядыий во имя Господне! Осанна в вышних. Но кто из народной толпы был приятен Иисусу, по мысли и по сердцу Его? Дети. Чье усердие и приветствие одобрил Он и похвалил? Детей. Несте ли чли николиже, яко из уст младенец совершили еси хвалу, сказал Он священникам и книжникам, которые злостно и с укоризною указывали Ему на восклицания детей? И кому подражаем мы, стоя среди утреннего Богослужения с древесными ветвями? Детям. Тем же и мы, яко отроцы победы знамение носяще, Тебе Победителю смерти вопием: Осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне.

Видите, братие, что наше стояние с ваиями, по примеру еврейских детей, есть некоторым образом исполнение заповеди Христовой о подражании детям. Ныне, как бы по преимуществу праздник детей; ныне особенно прилично вникнуть в смысл слов Христовых: аще не обратитеся, и не будете яко дети, не внидете в Царство небесное.

Отцы и матери! Предмет беседы моей о любезных вам и Богу качествах детей ваших не может не быть утешителен для вашего сердца, тем не менее назидателен и поучителен. Внемлите.

Аще не обратиться и не будете яко дети: что значат эти слова? Неужели надобно всем нам обратиться в прежнее состояние детства, на нем остановиться и жить, как живут едва вышедшие из пелен младенцы? Нет; закон благодати не уничтожает закона природы. Обратиться в детство – значит обратиться к тем невинным качествам, которые украшают его, обратиться от бурных страстей, которые развиваем мы в летах юношества и мужества, увлекаясь соблазнами мира, – обратиться от дурных привычек, которые приобретаем тогда, порабощаясь владычеству страстей. Не дети бывайте умы, но злобою младенствуйте, говорит Апостол Павел. Продолжайте свое усовершенствование в науках, умножайте свои познания, усугубляйте свои успехи в своем просвещении и образованности, приобретайте опытность; но не мыслите духом времени, не действуйте по внушению своих страстей, не живите по правилам и обычаям мира: злобою младенствуйте. Приступим к обозрению свойств, отличающих детство.

Первое качество в детях есть любознательность. Дети, вступая в мир, совершенно для них новый, не могут оставаться на долгое время праздными зрителями находящихся в нем существ. Скоро обнаруживают они нужду в сближении с окружающими их предметами. Все, что они видят, слышат, осязают, все это возбуждает в них любопытные вопросы. И как приятно видеть, что даваемые им объяснения принимают они с восхищением, радуются каждому новому открытию и стараются употребить в свое удовольствие и наслаждение.

Такое свойство – любознательность – не чуждо и взрослым людям. Самые старцы, стоя у гроба, все еще хотят новыми сведениями дополнить более или менее богатый запас опытов жизни. Но припомним, что дети по необходимости обращают свой любознательный взор на видимый мир, – ибо живут в чувствах и могут видеть только одно вещество; а мы, в которых развились силы и кроме жизни тела образовалась жизнь по духу, мы необходимо должны действовать умом, созерцать мир невидимый, жить в размышлении о своем спасении и приобретать спасительные познания о вечном блаженстве на небесах. Но на деле происходит противное: мир чувственный со всеми изменяющимися в нем существами часто составляет единственный предмет всей деятельности ума нашего, всех исследований и познаний. И какая же цель всей умственной деятельности? Хотим распространять свое земное просвещение, дабы умножить выгоды и удобства в житейском быту, или улучшить и возвысить наслаждения и удовольствия всякого рода, – и только? Не справедливо ли было бы сказать и нам, видя любознательность нашу, непростирающуюся за пределы настоящей жизни и мира, – сказать: аще не обратитеся и не будете так любознательны в отношении к миру духовному, как любознательны дети в отношении к миру вещественному, не внидете в Царство небесное?

Второе качество в детях есть вера. Дети, принимая наставления от родителей, верят словам их, так что едва ли можно переуверить их в том, что слышали. Посылают ли их куда? Идут. Назначают ли им что сделать? Делают. Наказывают ли их? Принимают наказание, хотя с плачем, но с доверием, зная, что родители больше их ведают, что им нужно и полезно.

Как дети веруют в слова родителей, так мы, Христиане, должны веровать в слово Божие. Как они доверяют всем распоряжениям своих родителей, так мы должны быть преданы воле промысла Божия, распоряжающего нашею судьбою. Заповедует ли нам слово Божие какие добрые дела? Сделаем. Запрещает ли что? Будем избегать. Посылает ли нам Промысл скорби или радости? Будем принимать то и другое с полным доверием к Его Святой и благой воле. Но мы, напротив, часто уважаем более слово человеческое, нежели слово Божие, внимаем более уму человеческому, нежели уму Христову, более доверяем случаю и обстоятельствам, нежели верховному Распорядителю судеб человеческих. Не справедливо ли было бы сказать и нам, видя наше маловерие к слову Божию: аще не обратитеся и не будете веровать в Господа Бога и в слово Его, как дети веруют словам родителей, не внидете в Царство небесное?

Третье качество в детях есть подражательность. Дети, не имея собственного рассуждения, обыкновенно подражают другим, особенно своим родителям; например, молятся ли родители? Молятся с ними и дети. Читают ли какие молитвенные слова? Читают их и дети. Употребляют ли пищу? Просят оной и дети. Словом, дети стараются все перенять у родителей – и взор, и речь, и поступь, и действия.

Слово Божие заповедует и нам: бывайте подражатели Богу, якоже чада возлюбленныя. Будите милосерды, якоже Отец ваш небесный милосерд есть; будите совершении, якоже Отец ваш небесный совершен есть. Мало сего, Господь Сам призывает всех нас, да последуем стопам Его. Что же? Подражательность есть в нас, но устремлена к другим предметам. Мы подражаем сынам века сего, исполняем правила и обычаи мира и следуем туда, куда ведет нас дух времени. Не справедливо ли было бы внушить нам, видя нас сообразующихся с веком сим: аще не обратитеся и не будете подражать Господу, как подражают дети своим родителям, не внидете в Царство небесное?

Четвертое свойство в детях есть любовь. Она раскрывается, прежде нежели дети начнут понимать, в стремлении дитяти к груди матери и на лоно отца. Когда же дети станут понимать, что всем, что ни имеют, они одолжены родителям, своим бытием, пропитанием, своими наслаждениями и надеждами: то естественное стремление к родителям усиливается, облагораживается и возвышается, так что в своей любви к родителям и в любви родителей к себе поставляют все свое счастие, все наслаждение в жизни. Безпокоят ли младенца какие воздушные перемены? В объятиях родителей он находит себе успокоение и облегчение. Поражает ли его какая болезнь? У груди матери забывает все и сладко засыпает. Без родителей детям скучно и грустно; с родителями весело и радостно. Где их отец и мать, там их жизнь.

И в нашем сердце, Христиане, есть любовь, коею оно живет и движется; и у нас есть Отец небесный, который любит нас безконечною любовию. Но спросим наше сердце: кого оно любит более: Творца, или тварь? Подателя благ, или блага? Жизнь по духу, или жизнь по телу? Но сердце собьется и смешается в ответе. Скажем за него, что сердце наше бывает там, где его сокровище, – там, где предметы его любви, или в почестях, или в богатстве, или в наслаждениях и удовольствиях жизни; тут наше сердце, тут наша любовь. Не справедливо ли было бы сказать нам, видя в нас любовь к суетным благам мира сего: аще не обратитеся и не будете любить Господа, как дети любят своих родителей, не внидете в Царство небесное?

Наконец, пятое свойство в детях есть невинность. Зная это свойство в детях, мы обыкновенно называем их невинными. Но в чем же состоит эта невинность? В том, что ум их безхитростен, душа – чиста, совесть – спокойна, язык прост и искренен. Дети не знают ни коварства, ни лести, не помышляют на зло, и если что делают дурно, то не по злости человеческой, но по незнанию. И вот почему Ангелы их выну видят лице Отца небесного, то есть, взирают прямо на Него с благоговейным дерзновением, не имея причины стыдиться за них, потуплять взоры и, так сказать, избегать Его укоризненного взора за несохранение их в невинности.

Признаемся, что этого свойства нет в нас. И можно ли иметь при обуревающих нас страстях? Виновность во грехе – вот наше свойство! Впрочем, мы можем и должны приобретать невинность: нам даны средства, возрождающие нас и обновляющие, освящающие и просвещающие; святые таинства Церкви. В сем, по крайней мере, смысле не справедливо ли было бы требовать от нас, чтобы и мы, подобно детям, старались быть невинными?

Таковы качества детей! Подлинно, они не могут не быть любезны вам, отцы и матери, – приятны Богу и человекам. Они почти все выразились в действиях Иерусалимских детей. Выразилась любознательность; ибо побежали навстречу Иисусу с той целью, чтобы посмотреть и узнать, что это за Царь шествует? Кто этот воскреситель умершего Лазаря? Выразилась подражательность; ибо взяли пальмовые ветви и стали восклицать: Осанна Сыну Давидову, без сомнения, из подражания старшим. Выразилась любовь; ибо встречали и приветствовали с сердечною нежностию. Выразилась невинность; ибо все, что ни делали, они делали без лукавства и лицемерия, в простоте души и сердца. Посему, возможно ли было не похвалить и не одобрить детей?

Прошла весна жизни нашей, юноши, мужи и старцы, но не прошло время обращения к тем добрым качествам, которые украшают детский возраст. Дети всегда и везде пред нами. Смотря на них, да помышляем о себе! О детях сказано: таковых есть Царствие Божие. Аминь.

* * *

76

Произнесено апреля 8, 1845 года.



Источник: Никанор, митрополит Санкт-Петербургский, Новгородский, Эстландский и Финляндский. Избранные слова и речи. Т.I. СПб, 1857. – 405 с.

Вам может быть интересно:

1. Простые и краткие поучения. Том 8 протоиерей Василий Бандаков

2. Игумения Антония настоятельница Московских монастырей Страстного (1861-1871 гг.) и Алексеевского (1871-1897 гг.) священник Георгий Орлов

3. Слова и речи. Том II – Слово в день Рождества Христова митрополит Никанор (Клементьевский)

4. Церковная проповедь на двунадесятые праздники. Часть 2 протоиерей Пётр Смирнов

5. О покаянии: беседы пред великим постом и в пост, по воскресным дням архиепископ Игнатий (Семенов)

6. Слова и речи – 287. Речь при вручении жезла новопосвященному Епископу Дмитровскому Алексию святитель Филарет Московский (Дроздов)

7. Мои дневники. Выпуск 6 архиепископ Никон (Рождественский)

8. Еще пятнадцать лет служения церкви борьбой с расколом – 1882-й год профессор Николай Иванович Субботин

9. Словарь о бывших в России писателях духовного чина Греко-российской церкви – Отрывок из лекционного курса, читанного в Воронежской семинарии, по истории Христианской Церкви, где дается краткое и обстоятельное... митрополит Евгений (Болховитинов)

10. Лампада Глинская. Старчество в современном мире профессор Константин Ефимович Скурат

Комментарии для сайта Cackle